Рассказ зеленая дверь: «Зелёная дверь», анализ новеллы О. Генри

Содержание

«Зелёная дверь», анализ новеллы О. Генри

История создания

Новелла «Зелёная дверь» была напечатана в 1904 г., вошла в сборник «Четыре миллиона» (1906), на русском языке впервые издана в сборнике рассказов 1923 г.

О. Генри задумывал сборник как рассказ о ньюйоркцах, которых, согласно переписи, было как раз четыре миллиона человек. О Генри назвал так сборник в противовес названию «Четыреста», которое дала пресса миллионерам Нью-Йорка.

Литературное направление и жанр

О.Генри – писатель-реалист. Его герои действительно выдающиеся люди, потому что писатель умеет видеть исключительное в каждом. Жанр новеллы позволяет «разоблачать» фантастические обстоятельства, оказывающиеся простыми совпадениями.

Юмор новеллы позволяет примириться с человеческими недостатками и слабостями. В глазах рассказчика всё геройство обывателя состоит в ежедневной борьбе с радиатором отопления.

Сюжет и композиция

Композиция новеллы состоит из истории героя и воображаемой истории, которую предлагает читателю представить рассказчик.

Эта история доказывает, что обыватель не готов принять участие в приключении, когда прекрасная незнакомка суёт в руку невероятно горячую булочку с маслом, а сама отрезает крохотными ножницами верхнюю пуговицу на пальто. А вот герой новеллы готов поверить и более случайны совпадениям.

Новелла начинается с философской экспозиции, в которой рассказчик рассуждает о разных типах людей. Обыватели-читатели относятся к типу, который не откликнется на призыв к приключениям. Другие герои, образы которых увековечены в искусстве, переживают приключения просто потому, что они ведут их к вожделенной цели. Этих крестоносцев, венценосцев, меченосцев рассказчик называет псевдоискателями приключений, ждущими своей награды.

Зато немногочисленные истинные искатели приключений, подвластные духам-близнецам Романтике и Приключениям, находят в большом городе тайные знаки. Обыватели, чья «спина, вечно подпираемая железным каркасом условностей, давно закостенела», проходят мимо, а в конце жизни жалеют об упущенных возможностях. Но не таков герой новеллы.

Рудольф Штейнер принимает вызов судьбы. Удивительный негр, раздающий рекламу кабинета дантиста, даёт ему лист, на котором чернилами написано: «Зеленая дверь». Рудольф походит мимо него ещё дважды, и ещё один раз получает такой же листок, а другой – презрительный взгляд.

В подвальном этаже дома располагался ресторан, на первом этаже – магазин мехов и шляпок, на втором – тот самый дантист. На третьем этаже Рудольф увидел зелёную дверь, за которой нашёл свою судьбу – голодную прекрасную девушку. Даже когда Рудольф убедился, что к счастью его привёл ряд случайностей, он не перестал верить в перст судьбы: «Всё равно я верю, что сам перст Судьбы указал мне дорогу к той, кто мне нужен».

Герои новеллы

В новелле всего 3 героя. Главный герой, Рудольф Штейнер, работающий продавцом в магазине роялей, – истинный искатель приключений. Это простодушный молодой человек, обладающий приятной внешностью, который в поисках приключений не раз влипал в криминальные истории: дважды повёл ночь в полицейском участке, был несколько раз ограблен.

О сентиментальности героя свидетельствует его любимый роман мисс Либби «Испытания любви Джуни». Рудольф поступает как ищущий свою любовь сентиментальный герой, но при этом не теряет трезвости рассуждений. Он верит судьбе, но и своему сердцу.

Раздающий листовки негр становится рукой судьбы. Его внешность Рудольф принимает за странность, на которую необходимо обратить внимание: огромный рост и фантастический наряд (красный, расшитый галунами фрак, жёлтые брюки и военное кепи). На самом деле странный наряд нужен негру, чтобы привлекать прохожих. Его странные выкрики, «громкие и невразумительные», похожие на возгласы кондукторов или оперное пение, были просто рекламными призывами, а для Рудольфа превратились в зов судьбы.

Девушка, живущая за зелёной дверью, была случайно спасена Рудольфом. Она показалась герою знакомой: «Честные серые глаза, задорный, вздёрнутый носик, каштановые волосы, вьющиеся, как усики душистого горошка». Личико было худое и бледное, она испытывала крайнюю нужду и не ела три дня. Девушка была продавщицей в магазине. Её скудные деньги и так урезались хозяйскими штрафами, а болезнь привела к потере работы. Приход спасителя она восприняла как нечто само собой разумеющееся. Она так же естественна и непосредственна, как и главный герой.

Рассказчик, как понимает читатель, тоже относится к тому самому многочисленному типу людей, предпочитающих закрывать глаза на знаки судьбы. Это может быть лицо близкого человека в пустом окне, крик боли и страха, доносящийся из пустого дома, падающий из высокого окна исписанный лист, взгляды ненависти, симпатии и страха в толпе. Рассказчик сожалеет о том, что «на склоне унылой, однообразной жизни» понимаешь, как мало было в ней романтики.

Проблематика

В новелле поднимаются философские и социальные проблемы случайностей в жизни человека, проблема сострадания незнакомым людям, мятежного, ищущего приключений героя.

Художественное своеобразие

Аллегорические образы Приключений и Романтики сопутствуют всему повествованию. Всё, что с ними связано, описано высоким стилем. Зато обывательская жизнь описана с иронией. Например, романтикой жизни называются одна-две женитьбы и вечная борьба с радиатором парового отопления. Главный герой иронически называется Адептом Великого Духа Приключений и продавцом роялей.

Внимание к деталям помогает О.Генри составить довольно точную картину происходящего. Рассказчик старательно перечисляет, какую еду приносит Рудольф девушке: «Хлеб, масло, холодное варёное мясо, пирожные, паштет, маслины, устрицы, жареного цыплёнка, одну бутылку с молоком и одну с чаем, горячим, как огонь». Девушка сравнивается с изголодавшимся диким зверьком.

Рудольф не позволяет девушке есть всё подряд, но заботится о том, чтобы она сначала выпила молока.

Юмористическая новелла иронична. Рассказчик верит в случайность, в любовь с первого взгляда, но ироничен относительно условностей, штампов, которые так распространены в сентиментальных произведениях и которым пытается следовать Рудольф. Например, когда Рудольф обмахивает девушку котелком, она приходит в себя просто потому, что юноша задел девушку полями по носу.

  • «Дары волхвов», художественный анализ рассказа О.Генри
  • «Последний лист», художественный анализ рассказа О.Генри
  • «Дары волхвов», краткое содержание рассказа О.Генри
  • «Последний лист», краткое содержание рассказа О.Генри
  • О. Генри, краткая биография
  • «Фараон и хорал», анализ рассказа О. Генри
  • «Дороги, которые мы выбираем», анализ рассказа О. Генри
  • «Девушка», анализ новеллы О. Генри
  • «Через двадцать лет», анализ новеллы О. Генри
  • «Пока ждет автомобиль», анализ рассказа О. Генри
  • «Пурпурное платье», анализ новеллы О. Генри
  • «Кактус», анализ рассказа О. Генри
  • «Комната на чердаке», анализ новеллы О. Генри
  • «Золото и любовь», анализ новеллы О. Генри
  • «Третий ингредиент», анализ новеллы О. Генри

По писателю: О. Генри


«Зелёная дверь», анализ новеллы О. Генри


Сюжет и композиция

Композиция новеллы состоит из истории героя и воображаемой истории, которую предлагает читателю представить рассказчик. Эта история доказывает, что обыватель не готов принять участие в приключении, когда прекрасная незнакомка суёт в руку невероятно горячую булочку с маслом, а сама отрезает крохотными ножницами верхнюю пуговицу на пальто. А вот герой новеллы готов поверить и более случайны совпадениям.

Новелла начинается с философской экспозиции, в которой рассказчик рассуждает о разных типах людей. Обыватели-читатели относятся к типу, который не откликнется на призыв к приключениям. Другие герои, образы которых увековечены в искусстве, переживают приключения просто потому, что они ведут их к вожделенной цели. Этих крестоносцев, венценосцев, меченосцев рассказчик называет псевдоискателями приключений, ждущими своей награды.

Зато немногочисленные истинные искатели приключений, подвластные духам-близнецам Романтике и Приключениям, находят в большом городе тайные знаки. Обыватели, чья «спина, вечно подпираемая железным каркасом условностей, давно закостенела», проходят мимо, а в конце жизни жалеют об упущенных возможностях. Но не таков герой новеллы.

Рудольф Штейнер принимает вызов судьбы. Удивительный негр, раздающий рекламу кабинета дантиста, даёт ему лист, на котором чернилами написано: «Зеленая дверь». Рудольф походит мимо него ещё дважды, и ещё один раз получает такой же листок, а другой – презрительный взгляд.

В подвальном этаже дома располагался ресторан, на первом этаже – магазин мехов и шляпок, на втором – тот самый дантист. На третьем этаже Рудольф увидел зелёную дверь, за которой нашёл свою судьбу – голодную прекрасную девушку. Даже когда Рудольф убедился, что к счастью его привёл ряд случайностей, он не перестал верить в перст судьбы: «Всё равно я верю, что сам перст Судьбы указал мне дорогу к той, кто мне нужен».

Онлайн чтение книги Дверь в стене The Door in the Wall 2

Уоллес посмотрел на меня – лицо его осветилось улыбкой.

– Ты когда-нибудь играл со мной в «северо-западный проход»?.. Нет, в то время мы не были в дружбе с тобой.

Это была такая игра, продолжал он, в которую каждый ребенок, наделенный живым воображением, готов играть целые дни напролет. Требовалось отыскать «северо-западный проход» в школу. Дорога туда была простая и хорошо знакомая, но игра состояла в том, чтобы найти какой-нибудь окольный путь. Нужно было выйти из дому на десять минут раньше, завернуть куда-нибудь в сторону и пробраться через незнакомые улицы к своей цели. И вот однажды, заблудившись в каких-то закоулках по другую сторону Кампден-хилла, я уже начал подумывать, что на этот раз проиграл и опоздаю в школу. Я направился наобум по какой-то уличке, казавшейся тупиком, и внезапно нашел проход. У меня блеснула надежда, и я пустился дальше. «Обязательно пройду», – сказал я себе. Я миновал ряд странно знакомых грязных лавчонок и вдруг очутился перед длинной белой стеной и зеленой дверью, ведущей в зачарованный сад.

Я просто оторопел. Так, значит, этот сад, этот чудесный сад был не только сном?

Он замолчал.

– Мне думается, что мое вторичное переживание, связанное с зеленой дверью, ясно показывает, какая огромная разница между деятельной жизнью школьника и безграничным досугом ребенка. Во всяком случае, на этот раз у меня и в помыслах не было сразу туда войти. Видишь ли… в голове вертелась лишь одна мысль: поспать вовремя в школу, – ведь я оберегал свою репутацию примерного ученика. У меня, вероятно, тогда явилось желание хотя бы приоткрыть эту дверь. Иначе и не могло быть… Но я так боялся опоздать в школу, что быстро одолел это искушение. Разумеется, я был ужасно заинтересован этим неожиданным открытием и продолжал свой путь, все время думая о нем. Но меня это не остановило. Я шел своей дорогой. Вынув из кармана часы и обнаружив, что в моем распоряжении еще десять минут, я прошмыгнул мимо стены и, спустившись быстро с холма, очутился в знакомых местах. Я добрался до школы, запыхавшись и весь в поту, но зато вовремя. Помню, как повесил пальто и шляпу… Подумай, я мог пройти мимо сада, даже не заглянув в калитку?! Странно, а?

Он задумчиво посмотрел на меня.

– Конечно, в то время я не подозревал, что этот сад не всегда можно было найти. Ведь у школьников довольно ограниченное воображение. Наверное, меня радовала мысль, что сад где-то неподалеку и я знаю дорогу к нему. Но на первым плане была школа, неудержимо влекущая меня. Мне думается, в то утро я был рассеян, крайне невнимателен и все время силился припомнить удивительных людей, которых мне вскоре предстояло встретить. Как это ни странно, я ничуть не сомневался, что и они будут рады видеть меня. Да, в то утро этот сад, должно быть, представлялся мне прелестным уголком, хорошим прибежищем для отдыха в промежутках между напряженными школьными занятиями.

Но в тот день я так и не пошел туда. На следующий день было что-то вроде праздника, и, вероятно, я оставался дома. Возможно также, что за проявленную мною небрежность мне была назначена какая-нибудь штрафная работа, и у меня не оказалось времени пойти окольным путем. Право, не знаю. Знаю только, что в ту пору чудесный сад так занимал меня, что я уже не в силах был хранить эту тайну про себя.

Я поведал о ней одному мальчугану. Ну как же его фамилия? Он был похож на хорька… Мы еще звали его Пройда…

– Гопкинс, – подсказал я.

– Бот, вот, Гопкинс. Мне не очень хотелось ему рассказывать. Я чувствовал, что этого не следует делать, но все-таки в конце концов рассказал. Возвращаясь из школы, мы часть дороги шли с ним вместе. Он был страшный болтун, и если бы мы не говорили о чудесном саде, то все равно тараторили бы о чем-нибудь другом, а мысль о саде так и вертелась у меня в голове. Вот я и выболтал ему. Ну а он взял да выдал мою тайну. На следующий день, во время перемены, меня обступило человек шесть мальчишек постарше меня. Они подтрунивали надо мной, и в то же время им не терпелось еще что-нибудь разузнать о заколдованном саде. Среди них был этот верзила Фоусет. Ты помнишь его? И Карнеби и Морли Рейнольдс. Ты случайно не был с ними? Впрочем, нет, я бы запомнил, будь ты в их числе…

Удивительное создание – ребенок! Я сознавал, что поступаю нехорошо, я был сам себе противен, и в то же время мне льстило внимание этих больших парней. Помню, мне было особенно приятно, когда меня похвалил Кроушоу. Ты помнишь сына композитора Кроушоу – Кроушоу-старшего? Он сказал, что ему еще не приходилось слышать такой увлекательной лжи. Но вместе с тем я испытывал мучительный стыд, рассказывая о том, что считал своей священной тайной. Это животное Фоусет даже позволил себе отпустить шутку по адресу девушки в зеленом.

Уоллес невольно понизил голос, рассказывая о пережитом им позоре.

– Я сделал вид, что не слышу, – продолжал он. – Неожиданно Карнеби обозвал меня лгунишкой и принялся спорить со мной, когда я заявил, что все это чистая правда. Я сказал, что знаю, где находится эта зеленая дверь, и могу провести их всех туда – какихнибудь десять минут ходу. Тут Карнеби, приняв вид оскорбленной добродетели, заявил, что я должен подтвердить свои слова на деле, а не то он меня хорошенько проучит. Скажи, тебе никогда не выкручивал руку Карнеби? Если да, ты тогда поймешь, что произошло со мной. Я поклялся, что мой рассказ – истинная правда.

В то время в школе некому было защитить меня от Карнеби. Правда, Кроушоу пропищал что-то в мою защиту, но Карнеби был хозяином положения. Я испугался, взволновался, уши у меня разгорелись. Я вел себя, как маленький глупый мальчишка, и под конец. вместо того чтобы пойти одному на поиски своего чудесного сада, я потащил за собой всю компанию. Я шел впереди, веки у меня пылали, глаза застилал туман, на душе было тяжело, я сгорал от стыда, а за мной шагали шесть насмешливых, любопытных и угрожавших мне школьников… Мы не увидели ни белой стены, ни зеленой двери…

– Ты хочешь сказать?..

– Я хочу сказать, что мне не удалось найти стены. я так хотел ее разыскать, но никак не мог. И позже, когда я ходил один, мне также не удавалось ее найти. В то время я так и не разыскал белой стены и зеленой двери. Теперь мне кажется, что все школьные годы я только и делал, что искал зеленую дверь в белой стене, но ни разу не увидел ее, веришь, ни единого разу.

– Ну, а как обошлись с тобой после этого товарищи?

– Зверски!.. Карнеби учинил надо мной лютую расправу за явную ложь.

Помню, как я пробрался домой и, стараясь, чтобы домашние не заметили, что у меня заплаканные глаза, тихонько поднялся к себе наверх. Я уснул весь в слезах. Но я плакал не от обиды, я плакал о потерянном саде, где мечтал провести чудесные вечера. Я плакал о нежных, ласковых женщинах и ожидавших меня товарищах, об игре, которой я снова надеялся выучиться, – об этой чудесной позабытой игре…

Я был уверен, что если бы тогда не рассказал… Трудное время наступило для меня, бывало, по ночам я лил слезы, а днем витал в облаках.

Добрых два семестра я нерадиво относился к своим занятиям и получал плохие отметки. Ты помнишь? Конечно, ты не мог забыть. Ты перегнал меня по математике, и это заставило меня снова взяться за зубрежку.

Герои новеллы

В новелле всего 3 героя. Главный герой, Рудольф Штейнер, работающий продавцом в магазине роялей, – истинный искатель приключений. Это простодушный молодой человек, обладающий приятной внешностью, который в поисках приключений не раз влипал в криминальные истории: дважды повёл ночь в полицейском участке, был несколько раз ограблен.

О сентиментальности героя свидетельствует его любимый роман мисс Либби «Испытания любви Джуни». Рудольф поступает как ищущий свою любовь сентиментальный герой, но при этом не теряет трезвости рассуждений. Он верит судьбе, но и своему сердцу.

Раздающий листовки негр становится рукой судьбы. Его внешность Рудольф принимает за странность, на которую необходимо обратить внимание: огромный рост и фантастический наряд (красный, расшитый галунами фрак, жёлтые брюки и военное кепи). На самом деле странный наряд нужен негру, чтобы привлекать прохожих. Его странные выкрики, «громкие и невразумительные», похожие на возгласы кондукторов или оперное пение, были просто рекламными призывами, а для Рудольфа превратились в зов судьбы.

Девушка, живущая за зелёной дверью, была случайно спасена Рудольфом. Она показалась герою знакомой: «Честные серые глаза, задорный, вздёрнутый носик, каштановые волосы, вьющиеся, как усики душистого горошка». Личико было худое и бледное, она испытывала крайнюю нужду и не ела три дня. Девушка была продавщицей в магазине. Её скудные деньги и так урезались хозяйскими штрафами, а болезнь привела к потере работы. Приход спасителя она восприняла как нечто само собой разумеющееся. Она так же естественна и непосредственна, как и главный герой.

Рассказчик, как понимает читатель, тоже относится к тому самому многочисленному типу людей, предпочитающих закрывать глаза на знаки судьбы. Это может быть лицо близкого человека в пустом окне, крик боли и страха, доносящийся из пустого дома, падающий из высокого окна исписанный лист, взгляды ненависти, симпатии и страха в толпе. Рассказчик сожалеет о том, что «на склоне унылой, однообразной жизни» понимаешь, как мало было в ней романтики.

Краткое содержание: Зеленая дверь

Приятный во всех отношениях молодой человек по имени Рудольф Штейнер, всю жизнь искал приключения. Прогуливаясь по вечернему городу, возле вывески дантиста, которая находилась в центре города, он обратил внимание на негра, который был необычайно высок, и на нем была надета одежда клоуна. Этот клоун раздавал прохожим листовки, проходившему мимо Рудольфу он тоже ее вручил. Рудольф стал рассматривать листовку, с одной стороны она была чистая, а на другой была напечатана надпись – Зеленая дверь. Прохожие выбрасывали листовки на тротуар, подняв один листок с тротуара, он увидел рекламу зубного врача. Молодой человек ради интереса, решил еще раз пройти мимо негра, тот снова дал ему листок с надписью – Зеленая дверь, а на тротуаре остался лежать лист с рекламой зубного кабинета. Парень решил, что он из всей толпы был выбран для свершения какого-то события. Он отправился по адресу, дом был пятиэтажным. Дойдя до третьего этажа, он увидел зеленую дверь и постучал в нее. Дверь открыла девушка, она была бледна и еле стояла и вдруг она начала медленно спускаться на пол. Девушка была в обморочном состоянии, Рудольф поднял ее и переложил на кровать. Осмотревшись он заметил, что обстановка в квартире бедная и ему стало понятно, что девушка нуждается в средствах. Прошло время, и девушка пришла в сознание, она рассказала молодому человеку о том, что не ела уже несколько дней. Долго не думая, молодой человек отправляется в ресторан и покупает в нем разную еду, приносит ее к девушке. Поевши, девушка рассказывает Рудольфу о своей жизни, о том, что она работала в магазине и получала мизерную оплату, хозяин придирался к ней и выставлял разнообразные штрафы, а потом она заболела, и ее уволили из магазина. Девушка жила одна и родственников у нее не было, и вдруг в дверь постучалось ее счастье в виде Рудольфа и они поняли, что должны быть вместе. Рудольфу необходимо было идти домой, и он пообещал навестить девушку на следующий день. Выйдя из квартиры, молодой человек поднялся этажом выше и увидел, что двери всех квартир были зеленого цвета. Подойдя к негру, он спросил, почему именно ему тот дал лист с надписью – Зеленая дверь, в ответ, указал ему на подъезд театра с рекламой нового спектакля под названием “Зеленая дверь”. Негр рассказал о том, что слышал от знакомых, что это отличная пьеса, а театральный агент дал ему несколько листовок с рекламой спектакля и он раздавал их вместе с рекламой зубоврачебного кабинета.

Краткое содержание романа «Зеленая дверь» пересказала Осипова А. С.

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Зеленая дверь». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Дверь, не знающая отдыха (О. Генри) — читать онлайн


Сюжет и композиция

Композиция новеллы состоит из истории героя и воображаемой истории, которую предлагает читателю представить рассказчик. Эта история доказывает, что обыватель не готов принять участие в приключении, когда прекрасная незнакомка суёт в руку невероятно горячую булочку с маслом, а сама отрезает крохотными ножницами верхнюю пуговицу на пальто. А вот герой новеллы готов поверить и более случайны совпадениям.

Новелла начинается с философской экспозиции, в которой рассказчик рассуждает о разных типах людей. Обыватели-читатели относятся к типу, который не откликнется на призыв к приключениям. Другие герои, образы которых увековечены в искусстве, переживают приключения просто потому, что они ведут их к вожделенной цели. Этих крестоносцев, венценосцев, меченосцев рассказчик называет псевдоискателями приключений, ждущими своей награды.

Зато немногочисленные истинные искатели приключений, подвластные духам-близнецам Романтике и Приключениям, находят в большом городе тайные знаки. Обыватели, чья «спина, вечно подпираемая железным каркасом условностей, давно закостенела», проходят мимо, а в конце жизни жалеют об упущенных возможностях. Но не таков герой новеллы.

Рудольф Штейнер принимает вызов судьбы. Удивительный негр, раздающий рекламу кабинета дантиста, даёт ему лист, на котором чернилами написано: «Зеленая дверь». Рудольф походит мимо него ещё дважды, и ещё один раз получает такой же листок, а другой – презрительный взгляд.

В подвальном этаже дома располагался ресторан, на первом этаже – магазин мехов и шляпок, на втором – тот самый дантист. На третьем этаже Рудольф увидел зелёную дверь, за которой нашёл свою судьбу – голодную прекрасную девушку. Даже когда Рудольф убедился, что к счастью его привёл ряд случайностей, он не перестал верить в перст судьбы: «Всё равно я верю, что сам перст Судьбы указал мне дорогу к той, кто мне нужен».

Краткое содержание Зеленая дверь О. Генри

Зеленая дверь

Рудольф Штейнер, молодой человек приятной наружности, был искателем приключений. Однажды вечером он прогуливался по центру города. Возле вывески дантиста, он увидел огромного роста негра в фантастическом клоунском наряде, который раздавал прохожим какие-то листки. Один из листков он вручил Рудольфу. Одно сторона листка была чистая, а на другой было написано: «Зеленая дверь». Один из прохожих, взяв у негра листок выбросил его на тротуар. Подняв его, Рудольф увидел, что там была реклама зубного врача. Дух приключений взял верх и Рудольф прошел еще раз мимо негра, который снова вручил ему листок с надписью «Зеленая дверь». На тротуаре лежала реклама зубоврачебного кабинета. Рудольф решил, что именно его избрали среди толпы. Здание, в котором находилась потайная зеленая дверь было пятиэтажным. На третьем этаже он увидел дверь зеленого цвета. На его стук вышла бледная девушка, которая едва держалась на ногах. Увидев Рудольфа, она упала в обморок.
Рудольф уложил девушку на кровать и оглядел комнату, обстановка которой говорила о крайней нужде. Придя в себя, девушка призналась, что не ела три дня. Поняв, что это самое удивительное из всех его приключений, Рудольф бросился в ближайший ресторан и принес всевозможную еду.

Во время трапезы девушка рассказала свою нехитрую историю. Она работала продавщицей в магазине, получала жалкую оплату, еще и урезанную штрафами хозяина. Потом заболела и ее уволили с работы. Друзей и родственников у нее нет, и вот в ее дверь постучался искатель приключений. Молодые люди поняли, что нашли друг друга. Рудольф обещал завтра зайти проведать девушку.

Выйдя на лестничную клетку, он поднялся выше и увидел, что все двери в доме зеленые. Оказавшись на улице, он подошел к негру и спросил почему именно ему он дал листки с надписью «Зеленая дверь». В ответ ему показали театральный подъезд, над которым была реклама новой постановки «Зеленая дверь».

— Я слышал, что пьеса первый сорт. Их агент дал мне немного бумажек, чтоб я их раздавал вместе с рекламой доктора — сказал негр.

Вариант 2

Приятный молодой человек по имени Рудольф Штейнер все время искал приключений. Как-то одним тихим вечерком он решил прогуляться центром города. Неподалеку вывески дантиста стоял огромный чернокожий в пестром наряде клоуна и раздавал листки всем проходящим мимо людям. Рудольфу тоже досталась листовка. С одной стороны эта бумажка была чистой, а с другой имелась надпись: «Зеленая дверь».

Рудольф видел, как один прохожий после того, как ему в руки попала листовка, сразу же выбросил ее на пол. Рудольф поднял этот листок и обнаружил на нем рекламу зубного врача. Рудольф решил еще раз пройти мимо негра, чтобы и ему дали рекламу зубного. Но чернокожий великан опять вручил Рудольфу листовку с надписью «Зеленая дверь». В то время, как все остальные получали рекламу зубоврачебного кабинета.

Ощутив себя избранным из толпы, и ощущая, что его ожидает очередное приключение, Рудольф проследовал к пятиэтажному зданию, в котором располагалась эта самая зеленая дверь на 3 этаже. Когда он постучал, вышла бледная девушка, которая как только увидела Рудольфа, так сразу и потеряла сознание.

Сначала Рудольф уложил несчастную в кровать, а затем осмотрел помещение. Ничего, кроме крайней нужды хозяев помещения, он не заметил. Когда девушка пришла в чувства, то сообщила, что не ела уже несколько дней. Рудольф быстро вышел, чтобы накупить разнообразной еды в ближайшем ресторане, и принес девушке. Пока ела, девушка поведала о том, что работала в магазине за гроши. Ко всему прочему хозяин замучил штрафами. Когда заболела, ее уволили. Ни друзей, ни родственников она не имеет. Вот только Рудольф постучался в ее дверь. Молодые люди понравились друг дружке. Рудольф пообещал, что зайдет с визитом на следующий день. Когда он вышел и поднялся этажом выше, то заметил, что все двери в этом доме были зеленые.

На улице Рудольф решил спросить у чернокожего, почему именно ему он давал листки с текстом «Зеленая дверь». Негр ответил, что так называется новая первосортная постановка театра. Агент этого театра дал немного листовок и попросил негра вместе с рекламой дантиста распространять и рекламу пьесы.

Герои новеллы

В новелле всего 3 героя. Главный герой, Рудольф Штейнер, работающий продавцом в магазине роялей, – истинный искатель приключений. Это простодушный молодой человек, обладающий приятной внешностью, который в поисках приключений не раз влипал в криминальные истории: дважды повёл ночь в полицейском участке, был несколько раз ограблен.

О сентиментальности героя свидетельствует его любимый роман мисс Либби «Испытания любви Джуни». Рудольф поступает как ищущий свою любовь сентиментальный герой, но при этом не теряет трезвости рассуждений. Он верит судьбе, но и своему сердцу.

Раздающий листовки негр становится рукой судьбы. Его внешность Рудольф принимает за странность, на которую необходимо обратить внимание: огромный рост и фантастический наряд (красный, расшитый галунами фрак, жёлтые брюки и военное кепи). На самом деле странный наряд нужен негру, чтобы привлекать прохожих. Его странные выкрики, «громкие и невразумительные», похожие на возгласы кондукторов или оперное пение, были просто рекламными призывами, а для Рудольфа превратились в зов судьбы.

Девушка, живущая за зелёной дверью, была случайно спасена Рудольфом. Она показалась герою знакомой: «Честные серые глаза, задорный, вздёрнутый носик, каштановые волосы, вьющиеся, как усики душистого горошка». Личико было худое и бледное, она испытывала крайнюю нужду и не ела три дня. Девушка была продавщицей в магазине. Её скудные деньги и так урезались хозяйскими штрафами, а болезнь привела к потере работы. Приход спасителя она восприняла как нечто само собой разумеющееся. Она так же естественна и непосредственна, как и главный герой.

Рассказчик, как понимает читатель, тоже относится к тому самому многочисленному типу людей, предпочитающих закрывать глаза на знаки судьбы. Это может быть лицо близкого человека в пустом окне, крик боли и страха, доносящийся из пустого дома, падающий из высокого окна исписанный лист, взгляды ненависти, симпатии и страха в толпе. Рассказчик сожалеет о том, что «на склоне унылой, однообразной жизни» понимаешь, как мало было в ней романтики.

The Green Door/Зеленая дверь

One evening Rudolf Steiner was slowly walking along a crowded street in the central part of the city. Rudolf was young and he was true adventurer. Few were the evenings on which he did not go out in search of an adventure. He firmly believed that the most interesting thing might lie just around the next corner. Someties his love for adventures led him into trouble. Twice he had spent the night in a police station;more than once he had found himself the victim of clever swindlers.

The young adwenturer was pleasant in appearance. By daylight he was a salesman in piano-store.

Rudolf moved slowly and watchfully in the crowd. During his walk he passed a giant Negro,standing in front of a large building. The electric letters of a dentist`s sign were winking high above the next floor. The Negro,fantastically dressed in a red coat ,yellow trousers and a military cap,handed the dentist`s cards to the passers-by.

The young man often went along this street,and the Negro with the dentisn`s cards was a familiarsight to him. Usually,he passed the Negro without taking any of the dentist`s cards. But tonight the African managed to put one into Rudolf`s hand. When he had walked a few yards further,he glassed at the card indifferently. Surprised,he looked at it again with interest. One side of the card was blank,on the other were written in ink three words, «The Green Door». Rudolf saw a man in front of him throw down the card the Nero had given him. Rudolf picked it up. It was an ordinary dentist`s adventising card with the dentist`s name and adress on it.

The adventurous piano-salesman stopped at the corner and thouht. Then he passed the Negro again and took a second card from the black giant`s hand. He read the same mysterious words,written in exactly the same hand-writing as it was on the first card.

Rudolf picked up three on four cards,thrown down by people,both in front of and behind him;each one was a dentist`s card. He passed the Negro again,but this time he received no card. It even seemed to Rudolf that the black giant turned away from him in disappointment.

Yes,it was time to act. The Negro had twice selected him out of the crowd. It was the Hand of Fate.

The young man stood aside from the crowd and looked at the building in which,as he understood,his adventure must await him. It was five stories high. A small restaurant occupied the basement. The first floor was occupied by a shop. The second floor,as the winking letters showed,was the dentist`s. Above this floor were the signs of dressmakers,musicians and doctors. Still higgher up,curtains on the windows and milk bottles on the window_stills indicated flats.

After Rudolf had finished his inspection of the house,he ran up the stone sters into it and then up the stairs. He paused only at the top. The landing was dimly lighted by two pale gas-lamps,one far to his right,the other nearer to his left. He looked towards the nearer lamp and saw by its pale light a green door. For one moment he hesitated. Then the true adventurer walked straight to the green door and knocked at it. His heart was beating fast;what might not be behind this green door:danger,death,love,dissapointment…

A light sound was heard inside,and the door slowly opened. A girl not yet twenty stood there,very pale and thin. Suddenly the girl almost fell. Rudolf caught her and laid her on an old sofa that stood against the wall. Then he closed the door and looked around the room.

It was very clean,but door. The girls lay quite still,as if in a faint. He began to fan her with his hat. That was a clever idea because he struck her nose with it and she opened her eyes.Then the young man knew at once that it was this face he had been looking for. The frank grey eyes, the little nose,the brown curling hair — were the best reward of all his wonderful adventures. But the face was sadly thin and pale.

Однажды вечером Рудольф Штейнер шел по многолюдной улице в центре города. Рудольф был молодым искателем приключений.Немного было вечеров,когда он не выходил на поиски приключений.Он твердо верил,что самое интересное может быть найдено им в следующий раз.Иногда его любовь к приключениям приводила его к неприятностям.Дважды он провел ночь в полицейском участке,не раз становился жертвой более умных мошенников.

Юный искатель приключений обладал приятной внешностью.Днем он работал продавцом в магазине фортепиано.

Рудольф зорко и внимательно смотрел в толпу.Гуляя,он увидел огромного Негра,стоящего еред большим зданием.Электрические буквы,указывающие на услуги стоматологов,подмигивали высоко над следующим этажом. Негр,очень странно одетый в красное пальто,желтые брюки и военную фуражку,раздавал визитные карточки дантистов прохожим.

Молодой человек часто гулял по этой улице ,и Негр с карточками был для него привычным зрелищем.Обычно,он проходил мимо Негра,не принимая от него карточки.Но сегодня африанцу удалось положить одну в руки Рудольфа.

Отойдя от Негра на несколько шагов,он равнодушно посмотрел на карточку. Внезапно удивившись ,он более внимательно рассмотрел ее.Одна сторона карты была пустой,а на другой чернилами было написано два слова — «Зеленая дверь».Вдруг Рудольф заметил,как человек ,идущий перед ним,выбрасывает карточку,полученную от негра. Рудольф поднял ее. Это была обычная рекламная карточка с именем и адресом дантистов.Продавец фортепиано остановился на углу и задумался. Затем он вновь прошел мимо негра и взял еще одну карточку из рук черного великана.Он читал эти загадочные слова,написанные точно так же,как и на первой карточке. Рудолф поднял три или четыре карты,выброшенные прохожими. Все они были такими же карточками дантисов. Он вновь прошел мимо Негра,но уже не получил карточки.Рудольфу даже показалось,что черный великан отворачивается от него в разочарованием.

Да,пришло время действовать.Негр дважды выбрал его из толпы. Это была словно Рука Судьбы.

Молодой человек отошел от толпы и осмотрел на здание ,в котором,как он думал,его ждет приключение.Оно было пятиэтажным.Подвал занимал небольшой ресторан.Первый этаж был занят магазином. На втором этаже,как стало ясно из карточки,были дантисты. Над этим этажом были признаки проживания портных,музыкантов и врачей. Еще выше на окнах были занавески,а на подоконниках бутылочки с молоком,что указывало на жилые квартиры.

Закончив осмотр дома,он зашел в него,а затем поднялся по лестнице. Он остановился только на самом верху. Лестничная площадка была слабо освещена двумя газовыми лампами,одна справа,а другая слева .Он посмотрел на более близкую лампу и увидел в ее тусклом свете зеленую дверь. На мгновение он заколебался.Но затем истинный искатель приключений подошел прямо к зеленой двери и постучал в нее.Его сердце быстро колотилось.Что же могло быть за этой дверью?Опасность,смерть,любовь,разочарование?

Изнутри раздался тихий звук,и дверь медленно открылась. Перед ним стояла девушка лет двадцати,очень худая и бледная. Вдруг девушка чуть не упала. Рудольф подхватил ее и положил на старый выцветший диван,стоящий у стены. Затем он закрыл дверь и осмотрелся.Все было очень чистым,но старым.Девушка лежала совсем неподвижно, словно во сне.Он начал обмахивать ее шляпой. Это было хорошей идеей,потому что он нечаянно ударил ее,и она открыла глаза. В этот момент юноша понял,что это было то лицо,что он искал.Серые глаза,маленький носик,вьющиеся каштановые волосы — все это было лучшей наградой всех его замечательных приключений.

Зелёная дверь

Разумеется, он был пьян в стельку. Только очень пьяный человек станет рассказывать подобные вещи случайному собутыльнику в грязном темном баре, где играет отвратительная музыка, подают не первой свежести пиво по цене втрое выше, чем в магазине и вдесятеро выше цены, которой оно заслуживает, где тараканы спокойно беседуют, шевеля усами, на липкой стойке, за которой дремлет потасканного вида девица, которая обращает на окружающий ее мир внимания не больше, чем на следы чьего-то перепоя в углу.

Таких вещей не рассказывают порой даже самым близким людям — из боязни показаться сумасшедшим. Но на дне его глаз, красных от выпивки и слезящихся от табачного дыма, столь густого, что его можно было зачерпнуть стаканом, не светился — сиял желтым огнем столь неподдельный ужас, что понимание пришло сразу — он страстно желал бы, чтобы выслушавший его человек воскликнул: «Да ты совсем сумасшедший! Такого быть просто не может!». Тогда он, вздохнув облегченно, пошел бы к врачу, рассказал о кошмаре, который преследует его, и врач, человек с добрым и всепонимающим взором, сделал бы ему укол и отправил отдохнуть пару месяцев в тихое место, где в палате на четыре койки живут такие же, как он, сумасшедшие — каждый со своим кошмаром, который никогда не был явью.

Знать, что это была галлюцинация, бред, страшный сон — вот была бы награда для него. Но его придавливало к земле осознание одного факта — это было, было в реальности, и это не только его кошмар. Кто знает, сколько еще людей были там? Сколько вернулось? И сколько сейчас сидит всю ночь в грязных барах, лишь бы не заснуть, смотрят на мир сквозь красную пелену бессонницы, ходят на работу, как сонные мухи лишь потому, что не смогли побороть любопытство?

— Ты в детстве любила читать? — повернулся ко мне прилично одетый мужчина лет тридцати восьми, а может, сорока, только что залпом засосавший стакан водки и, судя по его виду, далеко не первый в этот вечер. Глаза его слезились, разило от него, как от старого алкаша, но щеки были гладко выбриты.

Я не люблю общаться с пьянчугами, особенно в таких местах, где следующим предложением будет «пошли ко мне, выпьем и все такое». Я вообще случайно забрела в этот бар в чужом городе, но до поезда оставалось еще три часа, и сидеть на вокзале с бомжами в обнимку мне не особенно хотелось. Я открыла рот, чтобы, как обычно в таких случаях, вежливо объяснить, что ценю тишину и покой, за чем обычно грубо посылаю, а если и это не помогает — то следует удар, но его лицо, а особенно — взгляд, остановили меня. Я поняла, что этот человек не намерен ни приставать ко мне, ни тем более нарываться. Он просто отчаянно хочет выговориться, а я, как незнакомый человек, который через три часа растворится в ночи, чтобы никогда больше в его жизни не появиться, являюсь идеальным объектом для этого.

— Да, любила, — ответила я, выжидающе глядя на него. Скорее всего, сейчас последует вопрос, любила ли я любовные романы и слезливая история о покинутом и одиноком печальном мужчине. Или нет?

— Я тоже. Особенно я любил Уэллса. Сначала меня очаровала и напугала «Война миров», больше у нас дома ничего не было, но после я взял в библиотеке сборник рассказов. Пожалуй, это единственная вещь, которую я за свою жизнь украл. Я не вернул ее, потому что не смог с ней расстаться, понимаешь?

Я кивнула. Сама-то я за свою жизнь зачитала в библиотеках огромное количество книг. Тем не менее, беседа начала меня занимать, я отчаянно надеялась, что его рассказ меня не разочарует. Судя по всему, этот человек интересен, и хотя он едва ворочал языком, мыслил он ясно и излагал не хуже.

— Знаешь, от какого рассказа я не мог оторваться и перечитал его раз пятьдесят? «Зеленая дверь». Господи, как я хотел когда-нибудь найти эту дверь! Чтобы там было ясное небо, красивые дома, доброжелательно настроенные дети, которые не прогонят меня, а сразу позовут играть. И та леди, которая накормила его вкусным обедом… Я говорил себе, что если бы нашел такую дверь, остался бы за ней навсегда. Ч-черт, если б я знал… Как же теперь я ненавижу этот рассказ! Эй, налей-ка мне еще! — крикнул он девице за стойкой. Та вздрогнула, подняв голову и разлепив веки. Затем она посмотрела на него так, словно он был собачьим экскрементом, прилипшим к туфле.

— У тебя деньги-то есть? Сидишь тут весь вечер, алкаш. Плати давай, с тебя восемьдесят три рубля сорок копеек. Он безропотно полез во внутренний карман пиджака, достал оттуда потертый бумажник, в котором нашлась единственная пятидесятирублевка.

— Слушай, я тебе в среду принесу, — моляще обратился он к девице. — У меня получка в среду.

— Не ври, не принесешь ты ничего. Давай деньги, или сейчас мента позову, — у разбуженной девицы в глазах вспыхнуло пламя непримиримой борьбы. А у моего собеседника был вид одновременно униженный и полный того странного достоинства, которое присуще некогда уважаемым, но теперь опустившимся людям.

— Да будь же ты человеком! — с отчаянием воскликнул он, но тут я достала из кошелька две сотни и протянула девице.

— Пожалуйста, наливайте, пока хватает, — попросила я. Девица взяла деньги, смерив меня уничтожающим взглядом, но налила два стакана водки. Придвинув свой к себе, я принялась крутить его по стойке. Собеседник же выпил свой залпом, поморщился, занюхал рукавом.

— Спасибо, — сказал он и протянул руку. — Сергей.

Я пожала его руку и представилась, но он замахал на меня руками.

— Не надо, не говори мне, как тебя зовут. Я хочу тебе рассказать одну историю, а если мы будем знакомы, то я ничего тебе не расскажу.

Я пожала плечами, отхлебнула из стакана, запила кока-колой.

— Так на чем я остановился? Ах, да, на мечте найти зеленую дверь в белой стене. Честно говоря, я удивлялся, как она могла оказаться в Лондоне. Потому что мне не нужно было ее искать, я точно знал, где она находится. Только у Уэллса она исчезала, а моя-то всегда на месте была. Но я мечтал ее найти, потому что у меня никогда не хватало духу просто открыть ее и заглянуть вовнутрь. Не то, чтобы я боялся. То есть я, конечно, боялся. Боялся увидеть за ней то, что там и должно быть — сырой грязный подвал, почуять вонь затхлой воды. А я хотел, чтобы все, как в рассказе.

— Ты так туда и не пошел? — спросила я, потому что он замолчал, обхватив стакан ладонями и глядя в него, как в колодец.

— Да нет, пошел. И не один раз. Но ты не торопи меня. Мне об этом трудно говорить.

— Почему?

— Потому что мне страшно.

Тут замолчала я. Страшно?

— Мне было лет пятнадцать тогда. Я даже ребенком в чудеса не верил. Ужасно хотел верить, заставлял себя, но даже в Деда Мороза не верил никогда, да и с аистом мне все было ясно. Бывало, сижу, мечтаю, зажмурю глаза, потому что ожидание чуда было очень сильно, думал — открою их, и увижу чудо. Но когда уже был готов, внутри говорил голос — да не будет там ничего, ерунда это все. И никаких чудес не происходило. А вот в тот вечер случилось поверить. Я был у друга на дне рождения, там впервые в жизни попробовал спиртного и напился в стельку. Сейчас я еще трезвый, а тогда «мама» сказать не мог. Я приполз домой на карачках, в дверь постучал, мать открыла да и говорит мне: «Иди-ка сперва протрезвей, свинья, потом домой иди». Я даже просить ее не стал, мамочка у меня была кремень-баба, покойница. И я вышел на улицу, была осень, конец октября. Ливень холоднющий, ветер жуткий, я промок до нитки, хоть выжимай. А тут смотрю — тот самый дом. Был у нас дом один, белый такой, никто в нем не жил. Он на снос шел, но все никак его не сносили. А рядом с подъездом, знаешь, такие двери, где мусоропровод? Вот в том доме был мусоропровод, хоть он и старый был. А тамошняя дверь была зеленая. Облупленная, грязная, но все же зеленая дверь в белой стене. И я как раз мимо того дома и шел. Дверь в подъезд заколочена была, да и та тоже, но тут смотрю — открыта. А у меня знаешь, какое настроение было! Мне плохо, я перепил, мне холодно, мать выгнала, да я еще на днях с девчонкой своей рассорился, ну, думаю, будь что будет! Зайду сейчас в зеленую дверь, а там солнце, тепло и все меня любят. Там и останусь. Ну и зашел.

— И что? — я подалась вперед. Рассказ захватил меня целиком. Может, он и врет, но до чего же складно врет, собака! Можно слушать весь вечер.

— Водки налей, красавица! — он снова потревожил девицу. Та налила, не открывая глаз. Сергей выдохнул, зажмурился и заглотнул водку, как жидкое пламя. Я забеспокоилась было, что он отрубится раньше, чем доскажет, что же увидел за дверью, но его, похоже, не брало. Он протянул руку и откусил от бутерброда, который растягивал на весь вечер, малюсенький кусочек и уставился на меня.

— А ты чего не пьешь? Ночь долгая, а я долго говорить буду. Ты лучше выпей, я-то уж малость поуспокоился, а тебе первый раз слушать. Я знаю, о чем говорю. Я посмотрела еще раз на его красные глаза, на его черные волосы, тут и там пронизанные сединой. Что же там было? Я послушно хлебнула еще водки и вновь обратилась в слух.

— Открыл я дверь. Смотрю — паутина, лопата старая в углу стоит, пустая пачка сигаретная смятая лежит. Только вот одно необычно — в таких каморках и повернуться-то негде, а эта здоровущая такая. Но я думаю — дом-то старый, там все помещения большие, почему бы и этому здоровенным не быть? Ничего-то здесь нет, думаю, но хоть дождь не каплет. Сижу на каком-то ящике, вдруг слышу — откуда-то из угла смех доносится, девичий смех, звонкий такой! И мне тут в голову приходит — Маринка! Башка-то пьяная, не соображаю, откуда Маринке взяться в пол-второго ночи в каморке мусорной! Я встаю, говорю: Марин, это ты? А сам вижу, Маринка в углу стоит. Голая совсем, волосы по плечам рассыпались, улыбается, смеется, рукой манит. Я как сумасшедший стал, мальчишка совсем, девки голой отродясь не видал. В глазах потемнело, бросился я к ней, бегу, а сам раздеваюсь на ходу. Пиджак сбросил, рубаху содрал вместе с пуговицами, из ботинок просто выпрыгнул. Вот только я шаги делаю, а она ближе не становится. Главное, бегу-то уже минуту, не меньше. Таких помещений быть не может, чтоб вот так за минуту не пробежать!

Вот бегу без ботинок, в носках да брюках, тут Маринка остановилась. Смотрю, а стою я на траве, как в рассказе. Только там день был ясный, а тут ночь, да какая! Луна полная, огромная, в полнеба, как на Марсе каком-нибудь, красная как кровь, но похоже, как будто на небе нарисованная, потому что вокруг кроме этой самой луны да Маринки не видно ничего. А вот Маринка светится, таким светом голубоватым, как привидение в фильме. Стоит она, смотрит на меня, а я остановился. У меня весь хмель из башки вылетел. И тут понимаю, что это не Маринка. Но повторяю, а голос-то дрожит: «Марин, это ты?». И тут она ко мне подходит, обняла меня, прижимается, у меня все торчком, но сам понимаю — не хочу я это, чем бы оно ни было. Но с собой ничего поделать не могу. Тут чувствую — боль дикая в спине, где ее руки. Я ее было от себя оторвал, отпихнул подальше, да только без толку. У меня руки через нее прошли. А она улыбается, по мне руками водит, спереди, по груди. Смотрю, а там, где она провела, кровища ручьем стекает. Тут я заорал во всю мочь и обратно бежать бросился. Бегу, а она за мной плывет, смеется этим своим смешком развратным и время от времени меня рукой — рраз, раз, я ору, а она за мной. Так вот, туда я с минуту бежал, а оттуда — полчаса. Никогда бегать не умел, а тут лечу, как птица. Я думаю, я в ту ночь олимпийский рекорд поставил. А все равно выбирался дольше, чем забирался.

Он без слов толкнул стакан через стойку. Стакан задержался на самом краю, покачался там, но падать не стал. Девица, очнувшись, вновь налила. Его била крупная дрожь, как всегда бывает, когда что-то рассказываешь, что давно мучает. Я поняла, что мы с девицей — первые слушатели этой истории. Возможно, что и последние.

— Я оттуда удрал тогда. Вылетел, как ошпаренный. Приполз домой. Матери сказал, что меня избили и ограбили — я ж в одних штанах да носках домой приполз. И вот, веришь или нет, с того вечера и до прошлой недели я не выпивал больше трех рюмок вина, и то по праздникам. Не, еще один раз был. На следующий день мне казалось все это просто кошмаром. Чего в бреду не привидится. Да и память мне подсунула каких-то четверых пьяных парней, которые меня отколошматили за то, что в чужой район спьяну влез. Смотри!

Он расстегнул рубаху. На его груди росла густая шерсть. Везде, кроме двух мест. Длинные полосы шрамов тянулись по его груди, начинаясь наверху как отпечатки ладоней. Семипалых ладоней. Меня как током ударило. Я смотрела на эти шрамы, не в силах поверить в то, что вижу. Я в шрамах толк знаю, и могу точно сказать — такие шрамы остаются, когда с какого-либо места срезается кожа. Не вся, но очень толстый верхний слой.

— Господи, как ты сознание тогда не потерял? — прошептала я, протягивая руку, чтобы дотронуться. Но он внезапно взволнованно воскликнул:

— Ты мне веришь? Ты веришь? Это было, я не псих, это было! Или не было? Скажи-ка мне, было или нет?

— Судя по шрамам, было, — сказала я.

— У меня еще на спине таких несколько. Ты ладони видишь, отпечатались? Могут такие ладони быть, ты мне скажи?

Я покачала головой. Ужас, пылающий в его глазах, казался мне теперь отражением моего собственного. Я отхлебнула добрых полстакана, чтобы унять дрожь.

— Хочешь слушать дальше? — спросил он, пристально глядя на меня. — Ты скажи, если не хочешь, я пойму. Я и сам бы не хотел такое слушать.

— Да, хочу, — ответила я, но не была уверена в этом. Но теперь, после того, что он уже рассказал, я не чувствовала себя вправе оставить человека наедине с его кошмаром.

— Марина умерла через три дня, — продолжал Сергей, уставившись на свои руки, сложенные на коленях. — Я был на ее похоронах, хотя меня трясло, когда я туда шел. Все вместе на меня обрушилось, я любил ее безумно, а тут мне звонит ее мать и говорит: «Мариночку током ударило, в ванной. Она умерла сегодня в три часа ночи». Она говорит сквозь рыдания, а я сам стою, как пришибленный. Потом чувствую — задыхаюсь. Я от горя онемел, что сказать, не знаю, и тут как молнией — смех ее в этой каморке, руки, которы с меня заживо кожу сдирали. И словно сон наяву — все вижу, вот стена, телефон, окно, но все вижу как будто через нее, она напротив меня стоит, улыбается, смеется. Ее мать слышу, а ее смех в ушах звенит. Потом все пропало. Когда ее хоронили, я сзади всех шел, плакать стеснялся, да и родственников впереди уж больно много было. Потом, когда прощаться стали, все прошли мимо, в лоб ее поцеловали по разу, я подошел. Не знаю, поцеловать мне ее или нет, а она в гробу, как живая лежит. Решил — поцелую. Наклонился к ней, хотел поцеловать в щеку, вот лицо опускаю, вдруг вижу — а она глаза открывает, на меня смотрит и улыбается. А во рту у нее полно зубов, острые, как пики, кровь сквозь них течет, а она меня взглядом сверлит. Я чуть было не заорал, но сморгнул — и все пропало. Она опять мертвая, и вовсе не улыбается, и никаких зубов. Но мне показалось тогда, что уголки губ у нее все же приподняты. Она как будто приготовилась улыбнуться, как будто говорила: «Подожди, дружок, сегодня ночью я к тебе приду, малыш». Но никто тогда не заметил ничего.

Он замолчал. Тут я подняла голову и заметила, что девица смотрит на нас во все глаза. Выражение ее лица не сулило ничего хорошего. Она решительным шагом направилась к нам, уперла руки в бока и заявила:

— Так, ну-ка, выметайся! Нечего тут пугать приличных людей! Вот сдача, мне не надо! Чтоб духу твоего здесь не было! Через минуту чтоб ушел! По ее лицу я поняла, что она напугана до полусмерти. Я ждала, что сейчас Сергей замкнется и я больше ни слова не услышу. Я почти надеялась на это. Но он встал, посмотрел на меня и сказал:

— Если хочешь дослушать, пойдем, тут недалеко детская площадка есть, там домики — грибочки, можно посидеть.

— Да, пожалуй, — согласилась я.

— Эй, девушка, можно вас! — окликнула меня девица. Я подошла к ней.

— Ну ты че, в своем уме, нет? Это же маньяк, точно тебе говорю! — театральным шепотом возвестила она, косясь на моего собеседника. — Зарежет тебя, и поминай, как звали. Сиди здесь, будет приставать, я милицию позову, тут милиция через дом. Не ходи с ним никуда!

— Спасибо вам, — сказала я, оценив заботу. — Но я не думаю, что он маньяк. Я позабочусь о себе, не волнуйтесь.

— Ну и иди, дурища! — неожиданно рассердилась девица. — Мне-то что, о тебе забочусь. Иди, пусть он тебе кишки выпустит!

Я пожала плечами и вышла вслед за Сергеем, который стоял, ссутулившись, и прикуривал, прикрывая слабый огонек зажигалки от порывистого ветра. Закурила и я. По дороге мы взяли еще бутылку, зашли в темный, пропахший кошками двор, немного помолчали.

— Я с тех пор плохо понимаю, сплю я или бодрствую. Мне сейчас тридцать четыре, а я уже весь седой. С тех пор девятнадцать лет прошло, но если бы все кончилось тогда, я бы, может, и забыл обо всем. Через четыре года дом наконец-то снесли, и я надеялся, что смогу про все это забыть. Четыре года я ходил в обход, делая полтора квартала крюка, лишь бы не проходить рядом с этим проклятым домом. Однажды мне приснилось, что я стою перед этой дверью, держу ее обеими руками, но она все равно открывается, медленно, неторопливо, но верно. Она открывается, и в щель между косяком и дверью высовывается рука, вся гнилая, с червяками. И смех, все тот же смех. Я тогда воплем весь дом перебудил, мать прибежала, а я лежу, смотрю на свои руки и ору. Она ничего не заметила, но я тебя скажу: у меня между пальцами застряли кусочки облупившейся зеленой краски. Я тогда кровать намочил, но ничуть этого не стесняюсь.

Любой бы на моем месте намочил. Скажи, могло это быть, а? Могла эта проклятущая краска, которая где-то далеко на свалке валяется вместе с дверью, попасть мне на руки из сна? Может, эту дверь кто-то на дрова взял, в печке ее сжег. Но я надеюсь, что никто к ней не притрагивался, никому я этого не желаю.

Сергей говорил, уже не глядя на меня. Я поняла, что если сейчас, например, уйду куда-нибудь, он будет продолжать говорить. И я не перебивала его. Мне было страшно даже просто смотреть на человека, с которым случилось такое.

— Я был там еще дважды, — неожиданно сообщил он. — Не веришь? Через шесть лет после того случая, через два года после того, как дом снесли. Я слонялся взад и вперед, не знал, чем бы заняться. Был день, вполне ясный и обыкновенный. Я шел куда глаза глядят. Куда-то сворачивал, не смотрел ни на кого. Потом подумал, а не зайти ли к другу в гости, как раз мимо его дома проходил. Панельный дом, плиткой белой отделанный. Маляры возятся с соседним подъездом, красят дверную коробку. Если б я посмотрел, что делаю, в жизни бы не пошел туда. Но как-то не подумал, идиот. Ну, ты представь себе, день ясный, солнышко светит, птички поют, люди кругом ходят. Какая разница, что дверь покрасили зеленой краской?

Я задохнулась в ожидании.

— Я зашел в подъезд, вызвал лифт, доехал до последнего этажа, где жил мой друг. Он мне открыл, но вид у него был какой-то обескураженный, словно у него, скажем, девушка и я в неподходящий момент пришел. Но он провел меня в кухню, поставил чайник. Мы с ним немного побеседовали, а потом он извинился, сказал, что ненадолго выйдет и пошел зачем-то в ванную. Через некоторое время, а друг все не шел, я прислушался и услышал, что из ванной доносятся какие-то странные удары. Как будто по матрасу чем-то лупят, плеск воды и чертыхание Витьки. Я зашел в ванную и остолбенел. Витька стоял, голый по пояс, вся ванная заляпана кровью, она была везде, на полу, на стенах, на потолке, в руке у него топор, а в ванной женский труп, без рук, без ног. А в раковине лежит голова. Я пригляделся, а это Витькина мать, я с трудом ее узнал. Витька повернулся ко мне, ухмыляется во весь рот да и говорит:

— Ну, раз ты видел, помог бы!

Я, как рыба на берегу, рот разеваю, а слова не проходят, воздух не идет. Наконец я справился и говорю:

— Ты что наделал, идиот!

А он мне:

— Будет знать, как не давать мне денег, старая сука!

Потом он повернулся к раковине и плюнул ей на лицо. А она открыла глаза и скрипит таким голосом, знаешь, как будто дверь несмазанная, такой пронзительный визг:

— И не дам, и не проси! Я не денежный мешок!

Потом посмотрела на меня, засмеялась и говорит:

— Что ж ты стоишь, Сереженька, помоги другу, раз пришел!

Я вылетел из квартиры, как пробка. Выбегаю на лестницу и вижу — это не Витькин подъезд. Старая такая лестница, с широким пролетом, и марши по обеим сторонам от него. Я бегу вниз, перепрыгиваю через ступеньки — смотрю, а прибежал-то наверх! Обратно прибежал! И обе лестницы ведут только вверх. А вниз нет маршей. То есть они есть, но этажом ниже, а туда прыгать — метра три, только ноги ломать. А тут хлопает дверь и Витька выходит, в одной руке топор, в другой — голова. И оба на меня смотрят и орут, орут так, что уши закладывает, визжат истошно, особенно башка старается. Я через перила ноги перебросил, а они орать перестали, Витька мне в глаза смотрит и говорит:

— Ты думаешь, что сможешь от нас убежать? Зеленые двери — они везде. С сегодняшнего дня даже твоя сортирная дверь — зеленая.

Тут-то я про высоту и позабыл, в пролет прыгнул. С тех пор хромаю слегка. И знаешь, что дальше было?

Я покачала головой.

— Я выбежал из подъезда. И это не был Витькин дом! Я стоял посреди стройки, на том месте, где был тот старый дом. Я выбежал на площадку, и возле меня вообще не было ни одной двери — ни зеленой, ни любой другой. Сергей хотел выпить, но, встряхнув бутылку и посмотрев на нее с отвращением, не стал. Зато я стала. Чуть-чуть полегчало, и я вновь уставилась на него.

— Я болел долго. Меня лечили, думали, это стрессы на работе. Ясное дело, я никому про дверь не рассказывал, боялся, с одной стороны, на всю жизнь загреметь в психушку, а с другой, боялся, что у меня не найдут никакого психического заболевания. Вот чего я боялся. Надо ли говорить, что через неделю ни Витьки, ни его матери не стало. Пожар среди ночи, выгорело все. Хоронили их в закрытых гробах, но на похороны я не пошел. Я вообще не выходил из дому.

Я снял все двери в квартире, даже в туалете снял, благо жил один. Моя боязнь дверей переросла в манию. Я уволился с работы, причем сделал это по телефону. Слава богу, что на свете есть друзья! Я не пошел бы даже в магазин. Я позвонил другу, объяснил, что сломал ногу, не могу ходить, и он привез мне мешок картошки и ящик тушенки. На этом я прожил месяц, но потом страх не то, чтобы ослабел, он отодвинулся куда-то на задний план. Я жил с ним, дышал им, но он уже не маячил у меня перед глазами. Я нашел в себе силы, нет, я заставил себя, открыть свою белую дверь и выйти на улицу. Если бы дверь в подъезде перекрасили в зеленый цвет, думаю, я спустился бы из окна по веревке, так сильно я хотел выйти на улицу. Спустя полгода я понял, что смогу избежать беды, если буду внимательно осматривать дверь, перед тем как войти. Мне даже пришло в голову, что нужно носить с собой бутылочку с краской, и если мне будет очень нужно зайти в зеленую дверь, я вымажу ее краской. и она уже будет не зеленая, а полосатая. Тогда-де она станет безопасна. Сергей посмотрел на небо. Луна в третьей четверти сияла очень ярко, фонари не светили, но света хватало. В этом свете я разглядела две мокрые дорожки, прочерченные на его лице. Отчаяние, ужас и тоска были в его глазах. Я протянула ему бутылку, он кивнул, и в один глоток прикончил ее содержимое.

— Я счастливо избегал проклятой двери тринадцать лет. Я переходил на другую строну улицы, даже если оттенок был чуть-чуть близок к зеленому. Я уяснил, что любой другой цвет не опасен. Я уходил от беды, ловчил и петлял, как заяц. Моя фирма потеряла солидную сумму денег, только потому, что я не смог заставить себя открыть дверь офиса одного возможного партнера, но я об этом не жалею. Я-то знаю, что за ней оказался бы не он и сделки все равно не случилось бы. Но теперь я проиграл, и проиграл по-крупному. Я именно поэтому все тебе и рассказываю.

— Ты опять вляпался? — спросила я.

— Вроде того. И вляпался по-глупому. Глупее не придумаешь. Ничего особенного в этот раз не было. Я съел что-то весьма несвежее и мчался к туалету очертя голову. Какой цвет, какая дверь! Я просто влетел туда и распахнул дверцу кабинки. На толчке кто-то сидел, я хотел извиниться и выйти, но тот, кто сидел на нем, поднял голову и посмотрел на меня. Я сперва не мог понять, где же я видел его. А он смотрел и начал смеяться, просто громко хохотать, держась за живот. Он смеялся до слез, но вместо слез текла кровь, у него отовсюду текла кровь, он ею сочился. Он поднял руку и показал на меня пальцем, перестав смеяться так же внезапно, как и начал.

— Ты! — громко крикнул он. — Теперь ты! Попался! Попался!

Я захлопнул дверь, прижав ее спиной. Из-за нее доносились гневные крики, звон бьющегося фаянса, смех и брань. Но мне не было до этого дела. Потому что там, внутри, был я! Это я сидел на том толчке и показывал на себя пальцем, и сочился кровью и бушевал там, внутри — я!

Подавленная, я смотрела на него. Он вцепился себе в волосы, тряся головой, словно силясь отогнать кошмар.

— Слушай, а почему бы тебе куда-нибудь не уехать? — сказала я, просто чтобы подать ему хоть какую-то надежду.

— Глупости! Куда мне уезжать? Куда можно уехать от этого проклятия? А кроме того, у поездов зеленые двери…

— Но должен же быть выход! Просто веди себя осторожно! Избегай всего!

— Я не смогу избежать ничего. Уверен, все случится просто и естественно. Я могу сидеть дома и умереть от инфаркта, когда дверь какого-нибудь шкафа окрасится зеленым и из нее вылезет рука. Нет! Я пропал, это уже свершившийся факт. Я просто хотел кому-нибудь рассказать свою грустную историю, вот тебе и рассказал. А теперь — прощай. Спасибо тебе, что дослушала до конца. Пойду-ка я домой. Ты хорошая девушка.

Он пожал мне руку и побрел в глубь двора. Я смотрела ему вслед до тех пор, пока он не перестал быть виден, а затем, терзаемая переживанием за этого человека, повернулась и пошла к вокзалу. Время поджимало, поезд уходил через полчаса. По пути я завернула в тот самый бар, чтобы купить себе чего-нибудь в дорогу, точно зная, что не смогу уснуть. Девицы в баре уже не было, там бойко суетилась другая, вероятно, ее сменщица. Купив бутылку пива и пяток бутербродов, я вышла.

Я уже направилась к вокзалу, когда сзади донесся скрежет и вой тормозов, удар, а следом — короткий крик. Я оглянулась. На асфальте кто-то лежал ничком. Возле головы растекалось темное пятно. Машина, сбившая его, умчалась в ночь, не оказав помощи. Поняв, кого именно сбило, я даже не попыталась оказать помощи. Я знала, что Сергей мертв. Вместо того, чтобы смотреть на тело, я посмотрела на бар. Вернее, на его вывеску. Не знаю, почему, но я ожидала того, что увидела.

Переливаясь блеклыми неоновыми трубками, часть из которых не горела, над входом в бар светилось его название. «Зеленая дверь».

Краткое содержание Уэллс Дверь в стене для читательского дневника

За три месяца до печальных событий Лионель Уоллес поведал автору о тайне всей своей жизни. Откровенный разговор между друзьями произошёл во время ужина, после того, как Лионель получил упрек от друга в небрежном отношении к какому-то вопросу. Лионель признался, что все его мысли поглощены другим, что он словно околдован и что над ним нависла нескончаемая тоска.

Все началось в пятилетнем возрасте. Иногда Лионель самостоятельно бродил по Лондону. Во время одной из таких прогулок перед ним совершенно внезапно оказалась белая стена с зеленой дверью. Поначалу Лионель прошел мимо, стараясь не поддаваться позыву войти в эту дверь, но через несколько минут, не справившись с необъяснимым волнением, вызванным этой дверью, он распахнул ее и оказался в дивном саду, воспоминания о котором будоражили его сознание всю жизнь.

В саду царила атмосфера счастья, нежности и чистоты, все вокруг радовало глаз и наполняло душу восторгом и умиротворением. Мальчика встретили две ласково мурчащие пантеры и улыбающаяся прекрасная девушка, которая расцеловала его и повела по красивой аллее. Вокруг бродили голуби, на плечо малышу села милая обезьянка. Все встречающиеся на пути люди были дружелюбны и приветливы.

Маленький Лионель резвился на площадке с детьми и ему казалось, что никакого другого мира, кроме этого, больше не существует, что он у себя дома. С площадки его увела серьезная черноволосая женщина с бледным лицом. У нее была чудесная книга, которая с первой страницы показывала в живых картинках жизнь Лионеля, начиная с самого его рождения и до того момента, как он оказался перед дверью. Следующие страницы женщина отказывалась показать, но Лионель настаивал, умолял, и женщина, поцеловав его, перевернула страницу. И мальчик снова оказался на серой лондонской улице, заплаканный, переполненный отчаянием оттого, что чудесный сад исчез.

Дома он все рассказал, но его наказали за ложь, запретили говорить о саде, убрали из дома все книги со сказками. малыш не пытался искать сад, но не переставая думал о нем, часто видел во сне и в каждой молитве просил дать возможность снова побывать там.

Когда Лионелю было 8-9 лет белая стена с зеленой дверью возникла перед ним по дороге в школу. Он был крайне взволнован тем, что история с садом все-таки была реальностью, но мальчик опаздывал в школу и потому, собрав волю в кулак, прошел мимо двери, чтобы успеть на урок.

Однажды Лионель поделился своим секретом с товарищем, но, когда попытался привести к двери любопытных школьников, он не смог ее найти. И мальчик провел много безутешных часов, укоряя себя в несдержанности, пребывая в панике оттого, что сад для него потерян.

В следующий раз дверь встретилась ему, когда Лионелю было 17 и он ехал в кэбе на вступительный экзамен. Позже юноша оправдывался, что если бы он остановился тогда, то не сдал бы экзамен и не поступил бы в университет. Да и воспоминания о саде казались уже чем-то далеким.

За время работы над блестящей карьерой Лионель видел дверь 4 раза. Но каждый раз это случалось, когда молодой человек торопился на званый ужин либо на свидание. И хотя мечты о дивном саде жили в его мечтах, но Лионель научился разделять мечты и реальность и отдавал предпочтение открывающимся перспективам.

Воспоминания о саде стали снова тревожить Лионеля незадолго до этого душевного разговора. И он видел ее целых три раза за последний год: в момент, когда он спешил решить серьезный вопрос по долгу службы и проехал мимо двери на машине, в тот день, когда спешил к умирающему отцу и еще тогда, когда прогуливался по улице с товарищами, обсуждая свое предстоящее назначение. Но возможность снова оказаться в заветном саду Лионель упустил, и от этого ему стало тошно.

Через некоторое время все обсуждали внезапную гибель Лионеля. Его обнаружили в одной из двух траншей, вырытых возле вокзала. Траншеи были обнесены забором, в котором для удобства рабочих была сделана дверь. Автор предполагал, что рабочие случайно забыли запереть дверь, и ночью, возвращавшемуся с работы Лионелю при свете вокзальных фонарей забор показался белой стеной с дверью, в которую он и вошел. Но все же надеялся, что именно для Лионеля дверь для рабочих оказалась той самой заветной дверью-проводником в сад, о котором он столько грезил.

Этот философский рассказ учит разделять главное и второстепенное, уметь различать знаки и подсказки, которая дает вселенная, осмелиться и решиться сделать выбор в пользу того, что будоражит душу, чтобы в конце жизни не пришлось сожалеть об упущенных возможностях.

Оцените произведение: Голосов: 15

Читать краткое содержание Дверь в стене. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Уэллс Герберт. Краткие содержания произведений

Картинка или рисунок Дверь в стене

Другие пересказы и отзывы для читательского дневника

  • Краткое содержание Тургенев Смерть

    Тема смерти звучит в большинстве прозаических произведений замечательного русского писателя Ивана Тургенева, в том числе и в рассказе «Смерть». В нем писатель выступает в роли наблюдателя и повествователя

  • Краткое содержание Киплинг Рикки Тикки Тави

    Рикки Тикки Тави – это мангуст, который попал к людям и начал с ними жить. Он стал для них не только домашним питомцем, но и настоящим другом. Познакомившись со всеми обитателями новой для него территории

  • Краткое содержание Дудинцев Белые одежды

    лавный герой романа Федор Иванович Дежкин. Он приезжает в город для того, чтобы с коллегой – Василием Степановичем Цвяхом, проверить работу сотрудников кафедры. Еще им обоим велено проверить информацию о незаконной и запрещенной деятельности студентов

  • Краткое содержание Сотник Как я был самостоятельным

    Первый день взрослой самостоятельной жизни на всю жизнь запал в память рассказчика. Накануне родители сидели на лавочке у дома, куда только недавно переехали, и спорили о возможности оставления автора

  • Краткое содержание Аристотель Политика

    Взаимоотношения людей в семье между мужьями и жёнами, детьми и родителями, слугами и господами, являются тем самым укладом государственности и задатков политики.

Краткое содержание «Зеленая дверь»🎈

Приятный во всех отношениях молодой человек по имени Рудольф Штейнер, всю жизнь искал приключения. Прогуливаясь по вечернему городу, возле вывески дантиста, которая находилась в центре города, он обратил внимание на негра, который был необычайно высок, и на нем была надета одежда клоуна. Этот клоун раздавал прохожим листовки, проходившему мимо Рудольфу он тоже ее вручил. Рудольф стал рассматривать листовку, с одной стороны она была чистая, а на другой была напечатана надпись — Зеленая дверь. Прохожие выбрасывали листовки на тротуар, подняв

один листок с тротуара, он увидел рекламу зубного врача. Молодой человек ради интереса, решил еще раз пройти мимо негра, тот снова дал ему листок с надписью — Зеленая дверь, а на тротуаре остался лежать лист с рекламой зубного кабинета. Парень решил, что он из всей толпы был выбран для свершения какого-то события. Он отправился по адресу, дом был пятиэтажным. Дойдя до третьего этажа, он увидел зеленую дверь и постучал в нее. Дверь открыла девушка, она была бледна и еле стояла и вдруг она начала медленно спускаться на пол. Девушка была в обморочном состоянии, Рудольф поднял ее и переложил на кровать. Осмотревшись он заметил, что обстановка в квартире бедная и ему стало понятно, что девушка нуждается в средствах. Прошло время, и девушка пришла в сознание, она рассказала молодому человеку о том, что не ела уже несколько дней. Долго не думая, молодой человек отправляется в ресторан и покупает в нем разную еду, приносит ее к девушке. Поевши, девушка рассказывает Рудольфу о своей жизни, о том, что она работала в магазине и получала мизерную оплату, хозяин придирался к ней и выставлял разнообразные штрафы, а потом она заболела, и ее уволили из магазина. Девушка жила одна и родственников у нее не было, и вдруг в дверь постучалось ее счастье в виде Рудольфа и они поняли, что должны быть вместе. Рудольфу необходимо было идти домой, и он пообещал навестить девушку на следующий день. Выйдя из квартиры, молодой человек поднялся этажом выше и увидел, что двери всех квартир были зеленого цвета. Подойдя к негру, он спросил, почему именно ему тот дал лист с надписью — Зеленая дверь, в ответ, указал ему на подъезд театра с рекламой нового спектакля под названием «Зеленая дверь». Негр рассказал о том, что слышал от знакомых, что это отличная пьеса, а театральный агент дал ему несколько листовок с рекламой спектакля и он раздавал их вместе с рекламой зубоврачебного кабинета.

макс фрай — тёмная сторона

« — Что я должен вспомнить?

— Толстую книгу в темно-синем, почти черном переплете. Вернее, две книги, совершенно одинаковые с виду, хотя внутри написаны разные вещи… Они стояли рядом на книжной полке в доме твоих родителей, слишком высоко, чтобы ты мог до них дотянуться, но ты залез на стул и все-таки добрался до них, когда тебе было лет девять или даже чуть меньше — помнишь?

— Двухтомник Герберта Уэллса! — я рассмеялся от неожиданности. — Конечно, помню! А почему вы спрашиваете? Вы что, его призрак?

— Еще чего не хватало!

— Ладно, уже легче… Но зачем я должен вспоминать эти книжки? Что за страшная тайна с ними связана?

— Не страшная. Хорошая тайна, — поправил меня незнакомец. — Там был один странный рассказ, который, собственно, и послужил причиной того, что ты сейчас находишься здесь. Он изменил твою жизнь — полностью, кардинально. История про зеленую дверь в белой стене. Ты помнишь?

— Помню, — согласился я. — Еще бы я не помнил…

— И я тоже помню. Хочешь, расскажу тебе, о чем там говорилось? Это была история одинокого мечтателя, маленького мальчика, твоего ровесника, который гулял по городу, забрел на незнакомую улицу, увидел там белую стену, а в стене — зеленую дверь и вошел туда… Далее следовала пара страниц бессмысленной прекраснодушной ерунды: предполагалось, что мальчик попал в райский сад, а когда требуется описать подобное место, люди обычно начинают пороть чушь, поскольку никто никогда там не был… В общем, я до сих пор не слишком доволен этим отрывком, но это не имеет значения. Главное, что ты понял: мальчику было очень хорошо в этом чудесном саду. Вполне достаточно. Потом герой совершил глупость, нарушил некий запрет и снова оказался дома… Вернее, не дома, но в своем родном городе, на какой-то незнакомой, грязной улице. Он стоял там и горько плакал, поскольку ему казалось, что теперь все бессмысленно. Ужасный эпизод!

— Но самое ужасное началось потом, — подхватил я. — Этот счастливчик еще несколько раз натыкался на свою чудесную зеленую дверь, в самых неожиданных местах — совершенно фантастическое везение! — и всякий раз проходил мимо. Один раз потому, что опаздывал в школу, потом у него был экзамен в университете, потом еще что-то… Я был готов дать ему по морде, этому кретину, честное слово!

— Но однажды он все-таки открыл эту дверь, — мягко закончил мой невидимый собеседник. — Его нашли мертвым в какой-то канаве со строительным мусором, и друг, которому он накануне рассказал свою странную историю, никак не мог понять: нашел ли бедняга эту самую зеленую дверь, или она просто ему примерещилась… Но ты решил, что это хороший конец — в любом случае!

— Ваша правда, — улыбнулся я. — Именно так я и подумал, слово в слово, вы даже интонацию угадали! Подождите, а откуда вам все известно? И почему вы вообще заговорили о двери в стене?

— Потому что сэр Герберт Уэллс никогда в жизни не писал такого рассказа, — объяснил мой таинственный незнакомец. — Но этот рассказ действительно существует — теперь уже не только в твоем темно-синем двухтомнике. Со временем, насколько мне известно, он появился и в других изданиях этого автора… Но его написал я.

— Как это?! — я был сражен наповал.

— Как, как… Взял да и написал. По просьбе твоего хорошего приятеля, сэра Джуффина Халли. Он решил, что никто кроме меня не сможет это сделать. Оно так: когда-то меня называли Мастером Управляющим Случаем — пока я не стал Великим Магистром ордена Спящей Бабочки…

— Так вы — сэр Гленке Тавал? — вздохнул я.

<…>

— Неприятно? Да нет, не сказал бы, — вздохнул я. — Просто немного не по себе. Ничего, переживу… Так вы можете объяснить мне эту вашу детективную историю с рассказом Уэллса, который, оказывается, написали вы сами?.. А, собственно говоря, зачем?

— Потому что ты был нужен Джуффину. Но он не смог бы перетащить тебя из одного Мира в другой без твоего согласия… Даже не так: обыкновенного согласия было бы недостаточно. Ты должен был захотеть, чтобы так случилось. Очень сильно захотеть!.. Одних легко соблазнить обещанием могущества, других — обещанием любви. Джуффин был уверен, что ты из тех, кого можно соблазнить только мифом. Поэтому мы подсунули тебе миф о человеке, открывшем Дверь между Мирами. Самый древний миф во Вселенной, рассказанный понятным тебе языком. И его план сработал: прочитав этот рассказ, ты стал одержимым. Ты, наверное, не помнишь, но тогда ты дал себе слово, что…

— Что я буду искать эту грешную дверь! — закончил я. — И что, не раздумывая, открою ее, как только найду, какие бы дела ни ждали меня за углом… Черт, я же совершенно забыл об этом!

— Правильно, ты забыл. Но это ничего не меняет: твои слова имеют особую силу не только на Темной Стороне. Иногда, во всяком случае… С этого момента ты начал разрушать свою жизнь, сам не понимая, что и зачем делаешь. Ты больше никогда не шел в ту сторону, в которую идут все люди. Ты выскользнул из общего потока и свернул на дорогу, которая в конечном счете привела тебя на Зеленую улицу… Смотри-ка, опять «зеленая»! Забавное совпадение, да?

<…>

— …Идея Джуффина, собственно говоря, заключалась в том, что у тебя должно было появиться некое фундаментальное желание, почти невыполнимое и настолько сильное, чтобы на прочие глупости тебя уже не хватало. Мне удалось написать рассказ про дверь в стене, специально для тебя. Именно то, что могло потрясти твое воображение! А Джуффин подсунул исправленную книгу в дом твоих родителей. Не знаю уж как, но он выкрутился…»

Отрывок из книги восхитительной Светланы Мартынчик оказался длиннее, чем мне помнилось, сократил, как мог. Это я к тому, чтоб сказать, что сходную роль в моей жизни сыграла книга «Голубятня на жёлтой поляне» Крапивина, прочитанная лет в двенадцать.

Уже неделю смотрю фильм BBC «Что такое реальность?», пока осилил полчаса. Когда они сказали, что фотон в опыте Юнга не находится в двух местах одновременно, а создаёт параллельный мир, у меня в очередной раз произошло переполнение стека и я остановил воспроизведение. Так и смотрю небольшими порциями.

Под влиянием всего этого вспомнил свои любимые в школьные годы (и до сих пор) книги и заметил интересную закономерность: «Голубятня на жёлтой поляне», «Хроники Амбера» — всё про параллельные миры и лёгкость путешествия между ними. Хотел написать «легко, как страницы листать» и вспомнил ещё «Сварога» Бушкова, там это (в том числе) именно так называлось.

То есть у Крапивина — Кристалл, у которого одна грань — один мир.

У Желязны — бесчисленные Тени (у другого переводчика Отражения).

У Бушкова же… ну пусть будут Страницы, хотя были там и другие названия и методы путешествовать между мирами.

У Макса Фрая я прочитал всего две книги и пока не понял законов этого мира, но тоже что-то о том же.

Мне кажется, эта фантастика — не такая уж и фантастика.

Давайте… искать зелёную дверь? 🙂

Зелёная Дверь — Маскулист — просвещение мужчин

Новичок, начни здесь!

Я написал небольшой рассказ по мотивам одного автора. Называется

Зелёная Дверь

Жила-была девочка. Она была одной из троих детей небогатых, строгих родителей. Девочка жила в большом городе и любила гулять по его улицам. И вот однажды с девочкой случилось удивительное, незабываемое происшествие. Как-то она забрела в удалённый, незнакомый ей район города. Она шла вдоль белой, кирпичной стены. И вдруг девочка увидела в стене Зелёную Дверь.

Девочка сразу поняла, что эта дверь непростая. Она манила, притягивала, приглашала зайти. И девочка зашла в Зелёную Дверь. Там был простирающийся до горизонта чудесный сад. Воздух был напоён ароматом трав и цветов. Две красивые пантеры подошли к девочке. Она безбоязненно гладила их по мягкой, теплой шерсти. Пантеры повели девочку вглубь чудесного сада. Душу девочки переполняло чувство счастья, радости, покоя. У прозрачной, тихой реки играла группа детей. Они приветливо помахали девочке руками, приглашая присоединиться к ним. Но пантеры вели девочку дальше.

Дивные, пёстрые птицы, стрекозы и бабочки летали и порхали в воздухе. «Как это возможно? Ведь она зашла в Зелёную Дверь в большом, шумном и грязном городе» — подумала девочка. В беседке сидел седобородый старичок и читал толстый фолиант. Приподняв голову, он улыбнулся и пригласил следовать дальше.

Девочка пошла с пантерами по желтой дорожке, вьющейся среди цветов. Дорожка привела девочку на холм, с которого открывался удивительный вид. Слева зеленел лес, а впереди был морской залив с песчаной отмелью. Справа залив ограничивался скалами, на которых девочка увидела розово-голубой замок с тысячей башенок, шпилей и окошек. А девочку встречали три волшебные феи с волшебными палочками в руках! Девочка слышала о феях, но никогда не верила в их существование. Но вот настоящие феи парили перед девочкой. В нарядных, шёлковых платьицах, с прозрачными крылышками, как у стрекоз, ростом даже меньше, чем у девочки…

Что было дальше, девочка не помнила. Только в душе осталось ощущение счастья и щемящей радости. Она очутилась снова перед Зелёной Дверью. Сколько она пробыла в чудесном саду? Ей казалось, что несколько часов. Но родители сказали, что девочки не было целых три дня. Никто, ни родители, ни школьные подруги, ни друзья не поверили рассказу девочки про чудесный сад за волшебной Зелёной Дверью.

Через какое-то время девочка отправилась в тот район, где должна была быть белая кирпичная стена и Зелёная Дверь в ней. Но сколько не искала их девочка, ничего похожего она не смогла найти. Девочка уже сама сомневалась: в реальности ли было произошедшее с ней? Может это был сон? Видение?

Прошло несколько лет. Девочка уже училась в старших классах школы. Она уже стала забывать про произошедшее с ней в дивном, сказочном месте за Зелёной Дверью. И вот однажды, идя в школу, девочка решила пойти по другой дороге. Она иногда ходила по ней, но обычно предпочитала более короткий путь. Сразу девочка обратила внимание, что дорога как бы стала другой, она изменилась. Ведь этого дома раньше здесь не было! А откуда появилась здесь это маленькое кафе? Дальше девочка увидела знакомую белую кирпичную стену. А вот она – Зелёная дверь! Которая была то ли во сне, то ли в реальности.

Первым желанием девочки было вновь оказаться в волшебном саду. Но девочка решила по другому. Она запомнила дорогу, которая ведёт к Зелёной Двери и в школе пригласила всех подруг и друзей зайти в удивительный сад за Зелёной Дверью. Дело в том, что за свои рассказы в школе девочку звали «Врушей» и «Дурочкой» и девочке хотелось доказать, что она ни то и не другое. Каково же было разочарование девочки, когда придя с друзьями туда, где она только что видела Зелёную Дверь – девочка увидела, что всё исчезло! Ни белой кирпичной стены, ни волшебной двери!

Третий раз Зелёная дверь появилась, когда девочка была уже взрослой девушкой. После окончания университета ей предложили выгодную, престижную работу в администрации города. Всё решало собеседование с мэром. На которое никак нельзя было опоздать. И вот из окна такси наша теперь уже девушка увидела знакомую белую стену. И вот – она! Зелёная Дверь! Девушка могла остановить такси и выйти. Но там на собеседовании решалась судьба её будущей работы и карьеры! И девушка не остановилась. Решив вернуться к Зелёной Двери сразу же после собеседования в администрации. Хотя уже понимала, что Зелёная Дверь может исчезнуть. Так и случилось! Как не искала девушка белую кирпичную стену и волшебную дверь, но всё было безрезультатно.

Прошли годы. Девушка вышла замуж и у неё проявился ребёнок – мальчик. Каждый день наша теперь уже женщина ходила на службу. И всё вроде у неё было хорошо. Но призрак Зелёной Двери, как наваждение, не давал ей покоя. Не было такого дня, когда бы женщина не думала о Зелёной Двери. Теперь она уже твёрдо решила, что не будет такого препятствия, которое помешает ей зайти в чудесный сад через Зелёную Дверь. Зайти, чтобы остаться там навсегда!

Всё своё свободное время женщина тратила на прогулки по городу. Желая, чтобы вновь для неё открылась Зелёная Дверь. Но безуспешно!

Потом женщина решила бросить свою работу, а к тому времени женщина сделала блестящую карьеру, чтобы посвятить поиску Зелёной Двери вообще всё своё время. И в зной, и в стужу, и во время дождя ходила женщина по большому, шумному, серому городу в поисках Зелёной Двери. Вот-вот и появится знакомая белая кирпичная стена, а там и таинственная Зелёная Дверь. Женщина уже стала старушкой, но Зелёная Дверь так и не появилась. Много лет прошло. Потом старушка престала искать Зелёную Дверь: уже не было сил ходить каждый день по городу в бесполезных поисках чуда. Старушка уверила себя, что никакой Зелёной Двери не было. И старушка даже вполне успокоилась. Но только иногда во сне ей снилась Зелёная Дверь и удивительный, чудесный, волшебный сад за Зелёной Дверью.

Зеленая дверь

Зеленая дверь
Проект Гутенберг Электронная книга "Зеленая дверь" Мэри Э. Уилкинс Фриман

Эта электронная книга предназначена для использования кем угодно и где угодно бесплатно и с
практически никаких ограничений. Вы можете скопировать, отдать или
повторно использовать его в соответствии с условиями включенной лицензии Project Gutenberg.
в этой электронной книге или на сайте www.gutenberg.org


Название: Зеленая дверь

Автор: Мэри Э. Уилкинс Фриман

Дата выпуска: 1 марта 2006 г. [Электронная книга № 17887]

Английский язык

Кодировка набора символов: ASCII

*** НАЧАЛО ЭТОГО ПРОЕКТА GUTENBERG EBOOK THE GREEN DOOR ***




От продюсеров Джеффа Кейлина и Эндрю Слая





 

Зеленая дверь

по


Мэри Э.Уилкинс-Фриман

Проиллюстрировано
Мэри Р. Бассетт

Нью-Йорк
Додд, Мид и компания
1931

Летиция жила в том же доме, что и ее бабушка и ее бабушка. прабабушка жила и умерла. Ее собственные родители умерли, когда она была очень молода, и она приехала сюда, чтобы жить со своей двоюродной бабушкой. Пегги. Ее двоюродная бабушка Пегги была сестрой своего деда и очень старая женщина. Однако она была очень активной, яркой и доброй. компания для Летиции.Это было удачно, потому что не было девочки возраста Летиции ближе мили. Одна служанка, которая Тетя Пегги была старше ее и страдала хроническим ревматизмом в больнице. правая ступня и левая лопатка, что сказалось на ее темпераменте.

Дедушка Летиции Пегги играла с ней в обруч, и домино и шашки, и даже куклы. Иногда было тяжело Летиция осознала, что она не еще одна маленькая девочка. Ее тетя Пегги была очень добра к ней и любила ее и заботилась о ней как о хорошо, как могла бы сделать ее собственная мать.Летиция позаботилась обо всем и комфорт и приятное общество, в которых она действительно нуждалась, но она не была очень довольная маленькая девочка. Она, естественно, была довольно ленивой, и ее Тетя Пегги, мудрая старуха, твердо верившая в пословица о сатане и праздных руках всегда заставляла ее что-то.

Если она не играла, ей приходилось шить, учиться, стирать пыль или читать стент в сборнике рассказов. У Летиции были очень хорошие сборники рассказов, но она читать особо не любил.Больше всего ей нравилось сидеть без дела и планировать, что бы она хотела делать, если бы могла ее желание — и что ее тетя Пегги не позволила.

Летиция не была довольна своими куклами и маленькими сокровищами. Она захотелось новых. Она хотела красивую одежду, как одна маленькая девочка, и много конфет вроде другого. Когда Летиция ходила в школу, она всегда пришел домой более недовольным. Она хотела, чтобы ее комната была недавно обставлена, и думала, что мебель во всем доме очень ветхая.Она не любила встать так рано утром. Она не любила гулять каждый день, и помимо всего прочего, чтобы ее недовольство, было маленькая зеленая дверь, которую она никогда не должна открывать и проходить через.

Дом, в котором жила Летиция, был, конечно, очень старым. Это была крыша, обвисшая и замшелая, серая черепица на стенах, кусты сирени наполовину прикрыв большие окна, а во дворе хорошо подметать. Это было довольно большой дом, и к нему были пристроены сараи и большой сарай. к нему, но все они были на стороне.В задней части дома поля простирались на акры, а хозяйственных построек не было. В маленькая зеленая дверь была в самом конце дома, к поля, в комнате, выходящей из кухни. Это называлось сырную, потому что бабушка Летиции, которая делала сыры, держал их там. Ей показалось, что она чувствует запах сыра, хотя ни у кого не было здесь много лет, а теперь он использовался только как кладовая. Она всегда усердно нюхала сыр, а потом посмотрела на маленькую зеленую дверь с удивлением и тоской.Это была маленькая зеленая дверь, вряд ли выше ее головы. Взрослый человек не смог бы пройти не нагибаясь почти вдвое. Он тоже был очень узким, и никто кто не был стройным, мог протиснуться сквозь него. В этой двери там была маленькая черная замочная скважина, в которой не было ключа, но это было всегда заблокирован. Летиция знала, что ее тетя Пегги хранит ключ в каком-то очень безопасное место, но она никогда не покажет его ей и не откроет дверь.

«Это не лучший вариант для тебя, моя дорогая», — всегда отвечала она. когда Летиция дразнила ее; и когда Летиция умоляла только знать, почему она не могла выйти за дверь, она ответила тем же: «Это не лучший для тебя, моя дорогая.”

Иногда, когда тети Пегги не было рядом, Летиция дразнила старую служанка около зеленой дверцы, но она всегда казалась сердитый и глупый, и не доставил ей никакого удовлетворения. Она даже казалась думаю, там не было маленькой зеленой двери; но это была ерунда, потому что Летиция знала, что это было. Ее любопытство росло и больше; она использовала все возможности, чтобы украсть сырную и тихонько встряхните дверь, но она всегда была заперта.Она даже пыталась заглянуть в замочную скважину, но ничего не увидела. Одна вещь озадачила ее больше всех, а именно то, что маленькая зеленая дверь была только внутри дома, а не на вне. Когда Летиция вышла в поле за домом, там не было ничего, кроме глухой стены. Не было никаких признаков дверь в нем. Но сырная комната, безусловно, была последней комнатой в дом, а маленькая зеленая дверь была в задней стене. Когда Летиция попросила свою двоюродную бабушку Пегги объяснить это, она получила только то же самое ответ:

«Это не лучший вариант для тебя, моя дорогая.”

Летиция больше изучала зеленую дверь, чем ее учебников, но она так и не приблизилась к решению тайна, до одного воскресного утра в январе. Был очень холодный день, и она упорно умоляла не ходить в церковь дома. Ее тетя Пегги и служанки, хоть они и стары, шли, но Летиция дрожала и немного кашляла и умоляла, и, наконец, нашла свой собственный путь.

«Но вы должны сесть тихо», — заявила тетя Пегги, «И вы должны выучить свои тексты, чтобы повторить мне, когда я получу дом.”

После тети Пегги и старой служанки в больших плащах и чепчики и меховые палантины, вышли со двора и пошли по дороге, Летиция сидела тихо минут пятнадцать или около того, ища в Библии легкие тексты; потом внезапно она подумала о маленькой зеленой двери, и задавалась вопросом, как она это делала много раз прежде, может ли это быть открытыми. Она положила свою Библию и украла через кухню в сырную и попытался открыть дверь.Он был заперт, как обычно. «О, Боже!» вздохнула Летиция и была готова плакать. Это ей казалось, что эта маленькая зеленая дверца была худшим из всех ее испытания; что она предпочла бы открыть это и посмотреть, что за гранью чем иметь все хорошие вещи, которые она хотела и без которых ей приходилось обходиться.

Вдруг она подумала о маленькой коробке из атласного дерева с изображением на ней. крышка, которую тетя Пегги хранила в верхнем ящике комода. Летиция имела часто видел эту коробку, но никогда не позволял ее открыть.

«Интересно, может ли ключ находиться в той коробке», — сказал она.

Она не ждала ни минуты. Она была такая непослушная, что не смела ждать, боясь, что она вспомнит, что должна быть хорошей. Она бежала из сырной, через кухню и гостиную к ней в спальне тети, и открыл ящик комода, а затем атласную коробка. В нем были обрывки старого кружева, старая брошь, желтый письмо, некоторые другие вещи, которые она не исследовала, и, конечно, хватит, маленький черный ключик на зеленой ленте.

Летиция не сомневалась, что это ключ маленького зеленого дверь. Она вся дрожала, тяжело дышала, она была такой испугалась, но она не колебалась. Она взяла ключ и побежала обратно в сырную. Она не остановилась, чтобы закрыть сатиновую шкатулку или ящик бюро. Ей было так холодно, и руки у нее дрожали так, что она с трудом вставил ключ в замок маленького зеленая дверь; но в конце концов ей это удалось, и она довольно легко повернула его.Затем на секунду она заколебалась; она почти боялась открыть дверь; она положила руку на защелку и отдернула ее. Казалось ее тоже, что она слышала странные, тревожные звуки с другой стороны. Наконец, с большим усилием воли она расстегнула маленькую зеленая дверь, распахнула ее и выбежала.

Затем она вскрикнула от удивления и ужаса и остановилась. глядя. Она не смела пошевелиться и дышать. Она не была в открытую поля, которые она всегда видела за домом.Она была в посреди мрачного леса таких высоких деревьев, что она могла только видеть зимнее небо сквозь их вершины. Она тоже была зажата широким, заросли кустов и ежевики, окутанные снегом. Было что-то ужасное и жуткое в этом лесу, который зловонный запах подвала. И вдруг Летиция снова услышала те странные звуки, которые она слышала перед тем, как выйти, и она знала что это были дикие крики индейцев, как она читала о их в своей книге по истории, и она видела также темные тени, крадущиеся за деревьями, как она читала.

Тогда обезумевшая от страха Летиция повернулась и побежала обратно в дом. через маленькую зеленую дверь, но не было маленькой зеленой двери, и, более того, не было дома. Ничего не было видно, кроме лес и тропа, ведущая через него.

Летиция ахнула. Она не могла поверить своим глазам. Она выбежала в по тропинке и немного вниз по ней, но дома не было. В жуткие крики раздавались ближе. Она дико посмотрела на подлесок у тропинки, гадая, сможет ли она спрятаться под этим, когда Вдруг она услышала выстрел и топот лошадиных ног.Она отскочил в сторону, как большая лошадь, с женщиной и двумя маленькими девочками на спине, нырнул по уздечке и обогнал ее. потом раздался еще один выстрел, и человек в широкой накидке летел назад как черные крылья, устремились вниз по тропинке. Летиция дала немного плакать, и он услышал ее.

«Кто ты?» — закричал он, затаив дыхание. Тогда без ожидая ответа, он поймал ее и понес за собой. «Не говори», — выдохнул он ей на ухо.«Индейцы на нас, но мы почти дома! »

Тут вдруг у дороги появился бревенчатый дом, и кто-то держал дверь приоткрытой, и из нее выглядывало белое лицо. Дверь распахнул настежь, когда они подошли, человек ворвался, поставил Летицию вниз, закрыл дверь с грохотом и выстрелил тяжелыми болтами наверху и дно.

Летиция была так ошеломлена, что почти не знала, что случилось с следующие несколько минут. Она увидела там бледнолицую женщину и трех девушек, одна примерно ее возраста, двое чуть моложе.Она увидела, к ее великому изумление, лошадь привязана в углу. Она увидела, что дверь была из могучей толщины, и, кроме того, с железным шипом и усыпанным огромные железные гвозди, так что дребезжащие удары в настоящее время это не имело никакого эффекта. Она увидела три пушки, установленные в бойницах. стены, и мужчина, женщина и девушка ее возраста стреляют их, с большими отчетами, которые заставили дом трястись, в то время как более молодые девушки метались от одной к другой с порохом и пулями.Тем не менее, она не была уверена, что все правильно поняла, все это было так странно. Она стоял в углу, в стороне, и ждал, дрожа, и в последний раз яростные крики снаружи стихли, и стрельба прекратилась.


«Они сбежали», — сказала женщина с благодарным видом. вздох.

«Да, — сказал мужчина, — мы снова доставлены. из рук врага ».

«Мы не должны пока открывать двери или ставни», — сказал женщина с тревогой.«Я получу ужин к при свечах.

Тогда Летиция осознала то, чего не делала раньше, что все дневной свет не попадал в дом; что у них был для света только один сальная свеча и слабый огонь очага. Это было очень холодно. Летиция начала дрожать от холода, а также от страха.

Вдруг женщина обратилась к ней с материнской добротой и любопытство. «Кто эта девица, которую ты спас, муж?» сказала она.

«Она должна говорить сама за себя», — ответил ее муж. улыбается.«Сначала я подумал, что она соседка Адамса. Феба, но я вижу, что это не так.

«Как тебя зовут, девочка?» спросила женщина, в то время как три маленькие девочки удивленно смотрели на новоприбывшего.

«Летиция Хопкинс», — ответила Летиция немного испуганно. голос.

«Летиция Хопкинс, вы сказали?» спросил женщину сомнительно.

«Да, мэм».

Все уставились на нее, затем друг на друга.

«Это очень странно», — наконец сказала женщина, озадаченный, наполовину встревоженный взгляд. «Летиция Хопкинс — моя имя.»

«И это тоже мое», — сказала старшая девочка.

Летиция совершила большой прыжок. Было что-то очень странное в это. Летиция Хопкинс была фамилией. Ее бабушка, ее матерью отца была Летиция Хопкинс, и она всегда слышала чтобы имя можно было проследить в одном и том же порядке из поколения в поколение, как Хопкинсы смешались.Она, дрожа, подняла глаза на человек, который спас ее от индейцев.

«Не могли бы вы назвать мне свое имя, сэр?» она сказал.

«Джон Хопкинс», — ответил мужчина, ласково улыбаясь ее.

«Капитан Джон Хопкинс», — поправила жена.

Летиция ахнула. Это решило дело. Капитан Джон Хопкинс был ее прапрапрадед. Двоюродная бабушка Пегги часто говорила ей о нем. В свое время он был заметным человеком, одним из первых поселенцев, и многие истории о нем дошли до его потомки.Его странная миниатюра в маленькой позолоченной рамке висела в лучшей гостиной, и Летиция часто смотрела на нее. У нее был с самого начала подумал, что есть что-то знакомое в лицо мужчины, и теперь она узнала сходство с миниатюрой.

Это казалось ужасным и невозможным, но маленькая зеленая дверь вела в прошлое, и Летиция Хопкинс навещала ее прапрапрадед и бабушка, прапрабабушка и ее прапрабабушка.

Летиция смотрела в лица, все смотрели на нее с удивлением, и у всех был тот знакомый вид, хотя у нее не было миниатюрных из других. Вдруг она поняла, что это похоже на ее собственное лицо, которое она узнала, и это было так, как если бы она видела себя в зеркало. Ей казалось, будто голова у нее кружится, и вскоре ее ноги начали следовать за движением ее головы, затем сильные руки схватили ее, иначе она упала бы.

Когда Летиция снова пришла в себя, она была в большом перышке. кровать, на чердаке бревенчатого дома без отделки. Ветер подул в нее лицо, большая звезда сияла в ее глазах. Сначала она думала, что она на улице. Затем она услышала добрый, но властный голос, повторивший: «Открой рот» и уставился в нее дико. лицо прапрапрабабушки, затем вокруг странного маленького чердак, освещенный клочком тряпки в оловянной посуде с жиром, и звезды сияют сквозь трещину в бревнах.Ни капли в комнате была мебель, кроме кровати и дубового сундука. Какие-то странные на вид одежды болтались на крючках и болтались в сквозняки на ветру. Должно быть, на улице шел снег, потому что тут и там по комнате были разбросаны груды снега.

«Где… я…?» — слабо спросила Летиция, но нет. раньше она открыла рот, чем ее прапрапрабабушка, доброжелательная жена Хопкинс, наблюдая за ее шансом, выскочила в оловянную ложку, полную ужасного черное и горькое лекарство.

Летиция чуть не подавилась.

«Проглоти», — сказала Гудвайф Хопкинс. «Ты упал в обморок, и это хорошее физическое состояние. Это скоро заставит тебя хорошо.»

У доброй жены Хопкинс был добрый и материнский путь, но путь от которого апелляции не было. Летиция проглотила горькую дозу.

«А теперь ложись спать», — приказала Гудвайф Хопкинс.

Летиция заснула. Возможно, было что-то успокаивающее нервы в хорошей физике.Чуть позже ее разбудила прапрабабушка и две ее прапрабабушка ложатся спать. Они должны были переспать с ней. В капитане Джоне было всего две кровати. Дом Хопкинса.

Летиция никогда раньше не спала вчетвером в постели. Не было много комната. Ей пришлось повернуться крест-накрест, а затем пальцы ног застряли в ледяном воздухе, если только она не держала их хорошо подтянутыми. Но скоро она снова заснула.

Около полуночи ее разбудили дикие крики в лесу. снаружи, и пролежала минуту, онемев от страха, прежде чем она вспомнила где она была.Затем она подтолкнула свою прапрабабушку Летицию, кто лежал рядом с ней.

«Что это?» — испуганно прошептала она.

«О, это не что иное, как катамона. Иди снова спать » — сонно сказала ее прапрабабушка. Ее двоюродная бабушка, Филлис, самая младшая из них, засмеялась с другой стороны.

«Она боится катамонта», — сказала она.

Летиция долго не могла заснуть от диких криков. продолжал, и она несколько раз думала, что катамаунта была царапает стены дома.Когда она заснула, это было ненадолго, из-за яростных криков, которые она услышала, когда впервые «Открытая зеленая дверца» снова раздался в ее ушах.

На этот раз ей не нужно было будить прапрабабушку, который сел прямо в постели при первом звуке.

«Что это?» прошептала Летиция.

«Тише!» ответил другой. «Индейцы!»

Обе пра-пра-тети не спали; они все слушали, едва дыхание.Крики послышались снова, но уже слабее; затем снова и слабее еще. Прабабушка Летиции вернулась в постель. опять таки.

«А теперь ложись спать», — сказала она. «Они ушли прочь.»

Но Летиция плакала от страха. «Я не могу пойти в спать, — всхлипнула она. «Боюсь, они придут опять таки.»

«Очень вероятно, что они будут», — ответила другая Летиция. хладнокровно. «Они приходят почти каждую ночь».

Маленькая пра-двоюродная бабушка Филлис снова засмеялась.»Она не может заснуть, потому что слышала индейцев, — хихикнула она.

«Тише, — сказала ее сестра Летиция, — она ​​получит привык к ним со временем ».

Но бедная Летиция не спала больше четырех часов. Тогда у нее было просто впала в сладкую дремоту, когда ее вытащили из постели.

«Пойдем, пошли, — сказала ее прапрабабушка, Госпожа Хопкинс, «у нас здесь не может быть ленивых девиц».

Летиция обнаружила, что ее сокурсники уже встали, одеты и вниз по лестнице.Она услышала внизу странный жужжащий звук, когда встала. босыми ногами на ледяном полу и огляделась вокруг, кружась от спать.

«Спешите и оденьтесь», — сказала доброжелательная жена Хопкинс. «Вот некоторые из вещей Летиции, которые я приготовил для вас. Те, что ты носил здесь, я положил в сундук. Они тоже веселая, и не подобает трезвой, богобоязненной деве ».

С этими словами госпожа Хопкинс спустилась в комнату внизу и Летиция оделась.Это не заняло у нее много времени. Не было много надеть на подъюбник из грубой шерсти и прямую шерстяную платье, чулки из грубой пряжи и туфли, каких она никогда не видела.

«Я не могла в этом убежать от индейцев», — подумала Летиция. жалко. Спустившись вниз, она обнаружила, что за гудение. шум был. Ее прапрабабушка пряла. Ее двоюродная бабушка Кэндис вязала, а маленькая Филлис чистка очага. Доброжелательная жена Хопкинс готовила завтрак.

«Перейди к другому колесу», — сказала она Летиции, «И вращайте, пока каша не будет готова. У нас не может быть праздных рук здесь.»

Летиция беспомощно посмотрела на огромную прялку в углу, потом у ее прапрабабушки.

«Я не знаю как», — запнулась она.

Тогда все прабабушки и тети закричали удивление.

«Она не умеет крутиться!» они сказали одному Другая.

Летиции стало ужасно стыдно.

«Вы, должно быть, странно воспитывались», — сказал Доброжелательная жена Хопкинс. «Ну, возьми этот чулок и закрой палец на ноге. Для этого будет достаточно времени, прежде чем завтрак.»

«Я не умею вязать», — запинаясь, проговорила Летиция.

Затем раздался еще один вопль изумления. Гудвайф Хопкинс в ролях о ней для другого задания для этого невежественного гостя.

«Объясни учение о предопределении», — сказала она. вдруг, внезапно.

Летиция вскочила и уставилась на нее испуганными глазами.

«Разве вы не знаете, что такое предопределение?» потребовал Доброжелательная жена Хопкинс.

— Нет, мэм, — почти всхлипнула Летиция.

Ее прапрабабушка и прапрабабушка потрясли восклицания, и ее прапрапрабабушка посмотрела на нее с ужасом. «Вас воспитывали как одного из язычница, — сказала она. Затем она достала небольшую книгу, и Летиция было велено сесть на табурет и изучить доктрину предопределение перед завтраком.

Кухня освещалась только одной сальной свечой и свет костра, потому что до рассвета было еще далеко. Летиция нарисовала свою маленькую стул у очага и с тревогой склонился над залитой огнем страницей. Она легко запоминала и повторяла текст как испуганный попугай, когда ее позвали.

«У ребенка хорошие стороны, хотя она очень невежественна, — сказала Гудвайф Хопкинс мужу в сторону. «Я должен научить ее.”

Летиция, выполнив задание, получила завтрак. Это была всего лишь порция кукурузной каши в оловянной тарелке. У нее был никогда в жизни не ела такого странного завтрака, и ей не нравилось кукурузная мука. Она сидела перед ней с нетронутой им.

«Почему ты не ешь?» спросил ее прапрапрабабушка строго.

«Мне — не — нравится — это», — запнулся. Летиция.

Если возможно, все они были шокированы этим больше, чем раньше. по ее невежеству.

«Ей не нравится хорошая каша», — маленький — говорили друг другу пра-пра-тети.

«Ешь кашу», — приказал капитан Джон Хопкинс. сурово, когда он преодолел свое удивление.

Летиция съела кашу, каждую крупицу. После завтрака Началась серьезная работа дня. Летиция никогда не знала ничего подобного Это. Она чувствовала себя младенцем, только что попавшим в новый мир. Она была не зная всего, что знали эти странные родственники.Это не сделало Разница в том, что она знала кое-что, чего не знали они, что-то продвинутые вещи. Она могла бы, например, вязать крючком, если бы не могла вязать. Она могла бы повторить таблицу умножения, если бы не знала учение о предопределении; у нее также были все штаты Союз наизусть. Но передовые знания не так важны в прошлое как прошлое знание в будущем. Она не умела вязать крючком, потому что не было спиц для вязания крючком; не было штатов Союза; а также казалось сомнительным, что существовала таблица умножения, немного умножить.

Итак, Летиция решила обрести мудрость своего предки. Она научилась карточной игре, хетчеллингу, прядению и ткачеству. Она научился красить ткань и шить грубую одежду даже для нее прапрапрадед, капитан Джон Хопкинс. Она вязала пряжей чулки, она мыла медь и олово, и, более всего, она выучил весь катехизис. Летиция никогда не знала, что работа была. Она трудилась с задолго до рассвета и до долгого времени после наступления темноты.Ей не разрешалось проводить ни одного праздного момента. У нее не было шанса красться и искать маленькую зеленую дверь, даже если бы она не была так боятся диких зверей и индейцев.

Она никогда не выходила из дома, кроме как в субботу. Потом, в ясную или ненастную погоду они все шли на встречу, через десять миль густой лес. Капитан Джон Хопкинс шагнул вперед, положив пистолет на плечо. Гудвайф Хопкинс ехала на сером коне, а девушки ехали мимо. поворачивается, по два за раз, цепляясь за заднюю часть сиденья.Летиция ей никогда не разрешалось носить ее собственное довольно простое платье с бархатной воротник, даже на встречу.

«Это вызвало бы скандал в святилище», — сказал Доброжелательная жена Хопкинс. Итак, Летиция всегда ходила в странную маленькую грубость. и скудное платье, которое казалось ей больше похоже на сумку, чем на что-либо еще; а для внешних одежд у нее было — всего — домотканое одеяло, заколотое ей на голову. Ее прапрабабушка и ее пра-пра-тети были одеты аналогичным образом.Однако у Гудвайф Хопкинс был отличный ватный капюшон и прекрасный красный плащ.

В молитвенном доме никогда не было пожаров, и службы длился весь день, с коротким перерывом в полдень, во время которого они пошли в соседний дом, посидели у костра, согрели свою половину ноги замерзли, а на обед ели холодные кукурузные лепешки и блины. В молитвенном доме не было скамеек, только жесткие скамейки. без спинки. Если Летиция ерзала или засыпала, люди, которые платили десятину, постучал по ней.Летиции никогда бы не позволили держаться подальше от встреча, если бы она умоляла об этом, но она так и не сделала. Она боялась остаться одному в доме из-за индейцев.

Довольно часто ходили слухи о враждебных индейцах в окрестности, и дважды были нападения. Летиция научилась загружать пистолеты и передать порох и пули.

С течением времени она все больше и больше тосковала по дому. Они все были добр к ней, и она полюбила их, особенно прапрабабушка ее ровесницы, а маленькая пра-пра-тети, но они редко вместе занимались каким-либо девичьим спортом.Доброжелательная жена Хопкинс заставляла их слишком много работать. Время от времени, как особое угощение, им разрешили поиграть в кашу горячей для пятнадцать минут. Им не разрешили говорить после того, как они пошли в кровать, и было мало возможностей для девичьих откровений.

Однако, наконец, настал день, когда капитан Хопкинс и его жену вызвали навестить больного соседа, примерно в двенадцати милях далекие, и четыре девочки остались отвечать за дом.В в семь часов двое младших легли спать, а Летиция и она прапрабабушка осталась ждать возвращения своих старейшины, как им было сказано. Тогда это было то, что маленький прапрабабушка показала Летиции свои сокровища. У нее было только два, и ей не часто разрешали смотреть на них, чтобы они не отлучили ее от груди. сердце подальше от более серьезных вещей. Они держались в секрете выдвижной ящик большого сундука для безопасности, и были всего лишь маленькими серебряная табакерка с рисунком наверху и плоский стаканчик бутылка длиной около полутора дюймов.

«Коробка принадлежала моему деду, а бутылка — его мать. У меня есть они, потому что я старший, но я не должен сердце на них неоправданно, — сказала Летиция Пра-пра-бабушка.

Летиция попыталась сосчитать, сколько «великих» принадлежит к предки, которые первыми владели этими сокровищами, но это сделало ее испытывающий головокружение. Она никогда никому не рассказывала историю о маленькой зеленой двери. из них. Она боялась, зная, как они будут шокированы. ее непослушание.Однако теперь, когда клад заменили, она была тронута и рассказала своей прапрабабушке история.

«Это очень странно», — сказала она. прапрабабушка, когда Летиция закончила. «У нас есть маленькая зеленая дверь тоже; только наш находится снаружи дома, в северная стена. Рядом с ним растет ель. это скрывает это, но оно есть. Наши родители запретили нам открывать это тоже, и мы никогда не ослушались.”

Последнее она произнесла с видом высшей добродетели. Летиции стало ужасно стыдно.

«Есть ли ключ от твоей маленькой зеленой двери?» она — смиренно спросил.

Для ответа ее прапрабабушка открыла потайной ящик снова сундук, и вытащил ключ с зеленой лентой в нем, очень похоже на коробку из сатинированного дерева.

Летиция задумчиво посмотрела на него.

«Мне никогда не следует думать о непослушании родителям и открывать маленькая зеленая дверь, — заметила ее прапрабабушка, когда она вернула ключ в ящик.»Я должен думать со мной случится что-то ужасное. Я слышал, как он прошептал, что дверь открылась в будущее. Было бы ужасно быть совсем одному в будущем, без родственников ».

«Там не может быть никаких индейцев или катамонтов», — рискнула Летиция.

«Может быть что-то намного хуже», сурово вернула ее прапрабабушка.

После этого между ними воцарилась тишина, и, возможно, немного холода.Летиция вязала и ее прабабушка трикотажные. Летиция тоже подумала проницательно. У нее было очень мало сомнений что ключ, который ей только что показали, может отпереть другой маленькая зеленая дверь, и впустите ее в ее прошлое, которое было ее предками ‘ будущее, но она понимала, что это было выше ее смелости, даже если она имела возможность взять его и использовать при условии, что она сможет найти вторая маленькая зеленая дверь. Она была так ужасно наказана за непослушание, что она не осмелилась рискнуть второй попыткой.Тогда тоже как она могла определить, пропускает ли вторая маленькая зеленая дверь ее в сырную к бабушке? Она чувствовала головокружение от того, что случилось так, что она даже не была уверена, что два плюс два составляют четыре, и b-o-y написала мальчик, хотя она уже давно усвоила такие простые факты. Летиция подошла к тому моменту, когда она не знала, что она знала, и поэтому она решила, что не будет использовать этот другой маленький ключик с зеленой ленточкой, если будет возможность.Она вздрогнула на возможности, которые это может включать. Предположим, она должна была открыть вторую маленькую зеленую дверь и пройдите сначала в Будущее далеко от того, что слилось с прошлым, и быть более в убытке, чем сейчас. Она могла бы найти условия жизни даже больше невозможно, чем в бревенчатой ​​хижине ее прапрапрадеда с враждебно настроенные индейцы о. Возможно, как ее прапрабабушка Летиция сказала: «Быть ​​намного хуже». Так что она вязала трезво, а другая Летиция вязала, и ни одна не говорила, и не было ни звука кроме потрескивания огня в очаге и пузырей воды в большой железный котелок, который качался с крана, пока внезапно не раздался неистовый стук в дверь и звук, как будто кого-то швырнули против этого.

Оба Летиция поднялись на ноги. Летиция побледнела, но ее прабабушка Летиция выглядела как обычно. Она подошла к дверь, и говорил довольно хладнокровно. «Кто может быть без?» сказал она.

Она взяла мушкет, когда пересекала комнату, и встала с ним. выровнен. Летиция тоже взяла мушкет и нацелила его, но он трясся. и казалось, что ее прапрабабушка была в значительной Опасность.

В дверь раздался еще один фунт, и раздался голос мальчика. отчаянно.«Это я, впусти меня».

«Кто я?» спросила прапрабабушка Летиция, но она опустила мушкет, и Летиция сделала то же самое, потому что это было Совершенно очевидно, что это была не индейка и не катамаунт.

«Это Джозефус Пибоди», — ответил голос мальчика. и Летиция ахнула, вспомнив, что видела это самое имя на генеалогическое древо, которое висело у входа в дом ее двоюродной бабушки Пегги, хотя она и не могла вспомнить, откуда это взялось, было ли это был на главной ветке или ветке.

«Индейцы преследуют вас?» спросил Прабабушка Летиция.

«Не знаю, но я слышал треск веток в дерева, — ответил испуганный мальчишечий голос, — и я видел твою свет через ставни ».

«Ты сгребаешь пепел над огнем, а я позволю ему в, — безапелляционно приказала прапрабабушка Летиция, и Летиция повиновалась.

Тщательно разгребала пепел над огнем, повесила одеяла. над ставнями, чтобы не было контрольного света, и другая Летиция затянула засовы и решетки, затем снова захлопнула дверь, и болты и стержни вернулись на место.

Когда Летиция обернулась, она увидела маленького мальчика примерно ее собственного возраст, который казался ей странно знакомым. Он был одет в домотканое ярко-медного цвета, и его волосы были рыжими, идеально остриженными. круглый ободок на лбу. У него были большие голубые глаза, которые выпучивались с ужасом. Он облегченно вздохнул, глядя на двух девушки.

«Если бы, — сказал он, — у меня был только мушкет, я бы не сбежали, но мистер Холбрук, Калеб и Бенджамин отправились на охоту. сегодня утром, и они несли все мушкеты, а у меня ничего не было кроме этого ножа.”

С этими словами мальчик размахивал ужасным на вид ножом.

«Вы могли что-то с этим сделать», — заметил Прабабушка Летиция, и голос ее был несколько презрительный.

«Да, что-то», — согласился мальчик. «Это хороший нож. Мой отец убил большого индейца и забрал его только на прошлой неделе. это нож для скальпирования.

«Вы хотите сказать?» — спросил прапрабабушка Летиция, «которую ты не знаешь достаточно, чтобы воспользуйся этим ножом, какой ты великий мальчик? »

Мальчик выпрямился.Он увидел другую Летицию и его голубые глаза были полны восхищения и храбрости. «Конечно я знаю как, — сказал он. «Разве я не убил десять волков и разве их головы не прибиты к внешней стороне дом встреч?»

Летиция была совершенно уверена, что мальчик солгал, но знала, что он лгал, чтобы доставить ей удовольствие, и он ей за это нравился.

Прабабушка Летиция принюхалась. «Ты — величайший хвастун в округе, — сказала она. «Нет волка ты убил, и ты убежал, потому что услышал дикую кошку или нести.Где индейцы, молитесь?

«Я знаю, что после меня были индейцы», — сказал мальчик. серьезно, «но, возможно, я их отпугнул. Я размахивал своим нож, пока я бежал ».

Прабабушка Летиция снова принюхалась, но посмотрела тревожный. «Я надеюсь, — сказала она, — что отец и мать не подвергнется насилию по дороге домой ».

«Дайте мне мушкет», — храбро заявил мальчик, «И я буду охранять путь».

«Ты!» вернулась прапрабабушка Летиция пренебрежительно.«Ты всего лишь ребенок».

«Я могу обращаться с мушкетом не хуже человека», — сказал Джозефус Пибоди с такой выпрямленной спиной, что он выглядело определенно настораживающим, и еще один взгляд на Летицию, которая вернул его. Она считала его очень красивым мальчиком и довольно храбрым, предлагая охранять путь в полном одиночестве, хотя он был так молод, не намного старше, чем она была.

Прабабушка Летиция решительно взялась за мушкет.«Хорошо, — сказала она, — если ты умеешь обращаться с мушкетом. как мужчина, вот шанс. Возьми этот мушкет, а я возьму один, и Летиция возьмет один, а мы оставим дверь приоткрытой, так что мы можем ворваться, если нас будут настаивать, и мы будем следить, чтобы отец и мать нападут врасплох на пороге ».

Летиция ужасно боялась, но на спартанском дом своих предков, бояться страха больше, чем что-нибудь еще, поэтому она накинула на голову одеяло и взвалила на плечи мушкет, и, после того, как Летиция старшая сняла с себя зазоры и дверь, они все вышли в ночь, вооруженные и готовые охранять дом.

«Кэндис может обращаться с мушкетом, как и маленькая Филлис в щепотка, — задумчиво сказала старшая Летиция, — но я за Я думаю, что ваши индейцы катамонны, Иосиф Флавий Пибоди.

«Они индейцы», — твердо сказал мальчик, выглядывая наружу. во мрак.

Они были в полной темноте, потому что была пасмурная ночь, и луч вышел из двери дома.

«По какой причине вы были сегодня за границей?» спросил старший в том, что Летиция считала неприятно покровительственным тоном как адресовано такому хорошенькому храброму мальчику.

«Я ходил в ловушки для кроликов», — ответил мальчик. но его голос был немного неуверенным.

«В этой темноте?»

«У меня был сосновый сучок, но я отбросил его, когда услышал шумы ».

«Сосновый сучок и индейцы вокруг, а у тебя ничего, кроме нож для скальпирования? «Это не храбрость, а дурачество», — сказал Старшая Летиция. «Я ручаюсь, что ты ускользнул без знание Гудмана Сифаса Холбрука и госпожи Холбрук, и они приняли вас, как они сделали, и дали вам пищу и кров, с девять из них, о которых нужно заботиться, и не зная наверняка, кто вы возможно.”

Летиция была уверена, что мальчик повесил голову в темноте. Он пробормотал что-то бессвязное.

«Это было из окна в навесе, которое ты получил, и побежал прочь, — строго заявила старшая Летиция. «Ты не мальчик, которому можно доверять. Ты можешь остаться здесь с Летицией, а я буду стоять на страже немного дальше по тропинке; и не говори выше шепотом, хотя я уверен, что нет никого, кроме катамортов, чтобы слышать.»

С этим, прапрабабушка Летиция, мушкет через плечо, двинулся по тропинке и остановился, совершенно скрытый, словно огромным плащом. ночи, бдительная бдительная молодая фигура с горячей кровью время в ее венах, и проницательный мозг ее времени жив, чтобы все, что могло бы взволновать эту тьму звуком или светом.

«Кто ты?» прошептала Летиция мальчику.

«Я Джозефус Пибоди, но меня всегда звали Джо, пока я пришел сюда, — прошептал мальчик в ответ.

Летиция задумалась. Имя показалось ей очень знакомым, как и лицо мальчика выглядело. Вдруг она вспомнила. «Когда Я была маленькой девочкой, — прошептала она, — не больше, чем семь — мне сейчас десять — я знал маленького мальчика по имени Джо Пибоди, и он был в гостях у своей бабушки, миссис Дж.Джо Пибоди. Она живет примерно в полумиле от дома моей тети Пегги, за углом Дорога. Это большой белый дом рядом с кладбищем ».

«Это был я», — сказал мальчик. «По меньшей мере,» он добавил ошеломленным и безнадежным тоном: был, и, думаю, я вас тоже помню. У тебя были кудри, и мы пошли вместе спускаться по длинному холму возле бабушкиного дома.

«Мне кажется, мы сделали», — сказала Летиция своим тоном. был ошеломлен и безнадежен.

«С тех пор, как я здесь, — прошептал мальчик, — я не был точно уверен, кем я был, и это правда. Люди где я остановился, очень хороши. Они ходят на собрание весь день в воскресенье и они не работают субботними вечерами, но я не могу этого понять. Мы я должен сделать все, что я видел, уже сделано, например вещь.»

Летиция кивнула в темноте.

«Вот здесь путь», — сказала она.

«И г.У Сефаса Холбрука просто имя, которое мое пра-пра-пра-пра-дядя со стороны моей матери, — сказал мальчик, шепотом, настолько озадаченным, что это было довольно мучительно. «Бабушка рассказала мне о нем. У него была битва с шестью Индейцев и убил их всех сам, а этот мистер Сифас Холбрук сделал то же самое. И он убил десять волков и прибил их направляется в молитвенный дом. Скажи, — продолжил мальчик. конфиденциально, «это были головы, которые я имел в виду, вы знать.”

— Конечно, знаю, — прошептала Летиция. «Я не стал бы разговаривать с вами, если бы вы сделали такие ужасные вещи ».

«Честно говоря, я этого не делал, — сказал Джозефус Пибоди. «Откуда вы пришли сегодня вечером?» — спросила Летиция.

«Да ведь я пришел от мистера Сифаса Холбрука. Это около десяти за много миль с той стороны. Мальчик указал в темноте.

«Вы прошли весь этот путь?»

«Мне пришлось бы, если я вообще приехал.У меня нет времени, чтобы увидеть мои ловушки дневные. Мне надо работать. Я должен рубить дрова и делать деревянные колышки. Я никогда не видел деревянных колышков, пока… пока не пришел сюда. я должен работать весь день. Элифалет Холбрук, он мальчик примерно моего размера, вышел однажды ночью, когда был лунный свет, и мы расставили ловушки, и у нас ни у кого из нас не было возможности взглянуть на них и убедиться, что мы что-нибудь поймал; но сегодня ночью я простудился, и они отправили меня спать рано и я прошептал Элифалете, что я увижу эти ловушки; и я был сосновый узел, и я бегал и бегал, но не мог найти ловушки.”

«Ты не пробежал десять миль?»

«Нет, ловушки были установлены примерно в трех милях от того места, где мы живу, и мне кажется, я заблудился. Затем я услышал Индейцы — скажем, я называл их индейцами ».

«Я тоже», — сказала Летиция.

«Здесь говорят индейцы. Потом я их услышал, а остальные запустил пути, а потом я увидел твой свет. Вы один из капитана Джона Дети Хопкинса?

«Не знаю.Я так не думаю, — ответила Летиция. жалко.

«Как тебя зовут?»

«Летиция Хопкинс».

«Тогда ты должен быть».

«Не верю».

Вдруг Летиция почувствовала, как твердый маленький мальчик сжимает ее руку в темный. Голос мальчика с силой прошептал ей на ухо. «Скажи, — сказал голос, — ты … ты понял? здесь, интересно, каким-то странным образом, как и я? »

Летиция насильно прошептала: «Через маленькую зеленую дверь в Сыроварня моей двоюродной бабушки Пегги.”

«Неужели она сказала тебе никогда не открывать его?»

«Да, но они с Ханной оставили меня одного, когда пошли в встретившись, и я нашел ключ в маленькой коробке, и у ключа был зеленый ленты, и она отперла дверь, и я был здесь в лесу, и дома тети Пегги не было и все такое.

«Как долго ты здесь?»

«Не знаю. Должно быть, это было давно, потому что я сделал так много работы и научился делать так много, что начал с все сделано.”

«Со мной то же самое», — прошептал мальчик.

Летиция задрожала, наполовину от радости, наполовину от ужаса. «Ты пройти через маленькую зеленую дверь? »

«Нет, я прочитал книгу».

Летиция прыгнула. «Книга!» — слабо повторила она.

«Да, это была книга. Сначала я этого не знала. я думал, что это был просто деревянным ящиком на чердаке бабушки Пибоди, и это было всегда заперты, и бабушка Пибоди сказала, что я никогда не должна спрашивать вопросы по этому поводу, и никогда не пытаться его открыть.Я полагаю, она была боюсь, что могу попытаться взломать замок. Тогда я начал подозревать, что это была книга, а потом я нашел ключ. Я остался дома с собрания точно так же, как ты, и я простудился. Мой отец умер, и я пришел жить с бабушкой Пибоди.

«Теперь я помню, как тетя Пегги рассказала об этом Ханне», прошептала Летиция с внезапным воспоминанием.

«Я не знаю, как давно это было, потому что я сделал так много работа по изготовлению деревянных гвоздей, когда все гвозди, которые я когда-либо видел, были купленные в магазине и такие вещи, что это кажется ужасно давно; но я остался один таким, каким был ты, и я нашел ключ к та книга, которая выглядела как деревянный ящик.Это было в маленьком ящике Секретарша бабушки.

«На нем была зеленая лента?» прошептала Летиция затаив дыхание.

«Да, честно, зеленая ленточка, и я поднялся в Гаррет и я открыли эту книгу, и первое, что я понял, я попал в лес вокруг дома, где я сейчас живу, и волк гнался за мной, и мистер Сифас Холбрук застрелил его и отвез меня домой ».

Летиция вздохнула. «Вам здесь нравится?» она прошептал.

«Я думаю, это ужасно, не так ли?»

«Да, знаю, но не осмеливаюсь так говорить».

«Верю», — сказал Джозефус Пибоди. «Я не боюсь всего, что не больше и сильнее меня, честно, и я сам убил одного волка. Это правда, но я не убивал другие. Я сказал это, потому что та другая девушка задирала нос так у меня. Но я совсем не люблю здесь жить. Я жаловался когда я был Джо вместо Иосифа, и мне приходилось извлекать уроки, и делать поручения.Но это хуже всего, о чем я когда-либо мечтал, когда приснился кошмар «.

«Я так чувствую», — трезво сказала Летиция. «Раньше я жаловался, но теперь не стал бы. Я жил обратно жалоб слишком долго. »

«Я тоже», — сказал Иосиф Флавий. Затем он добавил: «Скажи, Я ужасно рад, что испугался, побежал сюда и нашел тебя.

«Я тоже»

«Я хочу сказать вам кое-что, что очень странно, — прошептал Иосиф.«Есть только деревянная книга. как в доме мистера Холбрука под карнизом навеса, и я знаю, где ключ. Он в сундуке на кухне, в касса, спрятанная под множеством льняных ночных чепчиков.

«На нем есть зеленая ленточка?» прошептала Летиция страшно.

«Да, есть. Скажи, ты никогда не думал, что хочешь сбежать прочь от сюда?»

«Да, но боюсь, что могу во что-то попасть. худший.”

«Вот как я себя чувствую. В противном случае мы оба могли бы смотреть наши шанс и пройти через эту деревянную книгу в нашем навесе, но мы могли бы оказались на чердаке бабушки Пибоди, откуда я родом, и мы можем оказаться в месте, полном диких животных похуже, чем есть здесь, и дела обстоят похуже индейцев. И нам, возможно, придется узнать больше, чем мы узнали здесь, и работать усерднее, и я не чувствую как если бы я мог это выдержать ».

«Я тоже.- прошептала Летиция очень яростно: «Здесь есть маленькая зеленая дверь, и я знаю, где ключ с зеленой лентой, но боюсь.

«Это очень забавно — прямо как я», — сказал Иосиф.

«Что ж, я все равно решу рискнуть, и если я сделаю, вам будет лучше. Скажи, если ты слышишь, что я ушел, ты просто уходи через свою маленькую зеленую дверцу, ладно?

«Может быть», — с сомнением прошептала Летиция, а затем Вернулась прабабушка Летиция.«Нет знака индейца здесь, — сказала она, — а я очень замерзла. я собираюсь разжечь огонь, и тебе, мальчик, тебе лучше пойти тоже. Ты может спать на полу у камина сегодня вечером и пойти домой в утро. Идут отец и мать. Я слышал их лошадей. Матери немного хромает и любит одну ногу, и я знаю. Они правы здесь, и они будут холодными, и я должен запустить Огонь.»

«Я помогу», — воскликнул Иосиф.

«Тебе лучше», — сказала старшая Летиция; «Если я был такой большой брат, как ты, ему пришлось бы работать, а не охотиться кролики.”

Иосиф Флавий летал по кухне, волоча тяжелые бревна и огонь, и Летиция восхищалась им, но ее прапрабабушка просто ругала. «Ты самый неудобный мальчик, — сказала она. «Вы могли немного тренироваться в разводить огонь в очаге ».

Однако пламя прыгнуло высоко в устье большой дымовой трубы, когда Вошли капитан Джон Хопкинс с женой.

«Как это приятно и как мы должны быть благодарны за то, что хорошая теплая комната, чтобы войти », — сказала прапрабабушка Летиция Хопкинс, хотя выглядела очень серьезно.Больной сосед была очень больна до смерти, ее боялись, и она была хорошей женщиной и хороший сосед.

Джозефус Пибоди остался всю ночь и спал, закутавшись в домотканое одеяло у камина, но на следующее утро рассветом до того, как за ним пришел Гудман Сифас Холбрук. Сифас Холбрук был очень суровым человеком и верил в розгу. До Иосифа Флавия осталось, что у него был только один шанс, и он его улучшил. Это было в то время, когда г. Холбрук пил стакан чего-то теплого и пряного, Прапрапрабабушка Летиция Хопкинс смешивала для него.Это был сладкий ее собственный рецепт и хорошо для желудка на Горькое утро, и это утро было очень горьким.

Иосиф шепнул Летиции: «Он даст мне ужасный лизать, когда мы вернемся домой, и я не боюсь, честно. Но если я могу достать этот ключ, я хочу войти в эту книгу прямо сейчас ночь.»

Летиция выглядела испуганной.

«Тебе лучше …» — начал Иосиф Флавий и кивнул. сознательно.

Летиция знала, что он имел в виду, но у нее не было возможности ответить, потому что Мистер Холбрук допил свой ликер и держал за руку Иосифа Флавия. и довольно сильно толкнул его за дверь.

— Боюсь, что это непослушный ребенок, — заметил капитан Джон. Хопкинса, когда они ушли.

«Да», — согласилась его жена.

«Он боится индейцев, когда их тоже нет», — сказала прапрабабушка Летиция.

«Это тоже зло, — сказал ее отец.«Не доверять Всевышнему — бояться там, где нечего страх. Хитрый ребенок, и я верю, что Гудман Холбрук не станет пощади жезл ».

Летиция была очень уверена, что он не пойдет, и жалела бедных Джозефус Пибоди от всего сердца. Еще она себя жалела еще больше чем обычно в тот день, потому что холод был жгучим, и ее положили тяжелые задачи, и она чувствовала себя одинокой при мысли, что ее маленький брат в невзгодах Прошлого мог бы в ту же ночь попытаться совершить побег.Постепенно ее собственная решимость росла. Она была ужасно боялась, но она также ужасно тосковала по дому, и тоска по дому будет побуждение к отчаянным поступкам.

Той же ночью капитан Джон Хопкинс и его жена отправились в гости. больной соседке, а после того, как младшие сестры улеглись спать, Летиция осталась одна со своей прабабушкой, которая была сонный. Летиция не разговаривала; она вязала, зорко следя за старшая Летиция, которая сейчас крепко заснула.Потом Летиция поднялась мягко и отложила вязание. Это может быть ее шанс на никто не знал, сколько времени, и Иосиф, возможно, уже сейчас входит в его книга. Она сняла туфли, на цыпочках в толстых чулках из пряжи поднялась на чердак, достала из сундука свою одежду и положила на. Маленькие пра-пра-тетки не шевелились. Летиция послала воздушный поцелуй их. Потом на цыпочках спустилась, достала ключ из секретного ящика, послала еще один прощальный поцелуй своей спящей прапрабабушке и был вне дома.

Снаружи был полный лунный свет. Она побежала на северную сторону дома, и там была маленькая зеленая дверь, спрятанная под низкие ветви ели. Летиция всхлипнула от страха и благодарность. Она вставила ключ в замок, повернула его, открыла дверь, и вот она снова оказалась в сырной комнате двоюродной бабушки.

Она сильно захлопнула дверь, заперла ее и отнесла ключ обратно в поместите в коробку из сатинированного дерева. Потом она выглянула в окно и там были ее двоюродная бабушка Пегги и старая служанка как раз подходили домой после встречи.

Летиция призналась в содеянном, а тетя выслушала серьезно. Летиция ничего не сказала о Джозефусе Пибоди.

Она не была уверена, что он сбежал, и получил ли он бабушка могла наказать его, и она считала, что он, вероятно, Достаточно пострадал от рук Гудмана Сифаса Холбрука.

Тетя Летиции серьезно слушала. «Вы были непослушный, — сказала она, когда Летиция закончила, — но я думаю, что ваше непослушание повлекло за собой наказание, и я надеюсь теперь, когда вы будете более довольны.”

«О, тетя Пегги, — рыдала Летиция, — все, У меня такая красивая, и я люблю учиться и вязать крючком и ходить в церковь.»

«Что ж, это был тяжелый урок, и я надеялся сэкономить — сказала она. двоюродная бабушка Пегги.

«Я была там всю зиму, — сказала Летиция, — но когда я вернулся, ты как раз возвращался из церкви ».

«Посетить прошлое не так долго, как жить. в нем, — ответила тетя.Затем она отправила Летицию в ее комнату, чтобы шкатулку из атласного дерева и, когда она принесла его, вынула из него сверток, аккуратно сложенный в белую бумагу, перевязанный зеленым Лента. «Открой», — сказала она.

Летиция развязала зеленую ленту и развернула бумагу, а там была маленькая серебряная табакерка, бывшая сокровищницей прапрабабушка Летиция Хопкинс. Она подняла крышку и была еще маленькая стеклянная бутылка.

В тот день они прекрасно пообедали, а потом поселились тихим днем, Летиция очень счастлива, когда звенели бубенцы, и тетя Пегги вскрикнула.»Почему я объявите, — сказала она, — если нет миссис Джо Пибоди с ее маленький внук едет в этот холодный день. Она очень умная пожилая женщина.»

Тогда тетя Пегги поспешила сказать служанке Ханне, чтобы выпить чаю, и горячее печенье, и варенье из айвы, и толкнуть торты подали перед отъездом гостей, а Ханна накинула на себя шаль. голову, вышел и загнал лошадь старушки в сарай, и Вошли миссис Джо Пибоди и ее внук.

Миссис Джо Пибоди была очень хорошенькой старушкой, когда ее развернули. от ее черного плаща и двух шалей, и палантина, и тыквы капюшон, и сидел в большом кресле у огня. Ее белые волосы свисали по обе стороны ее лица в ряды красивых кудрей, и ее глаза были голубой как бирюза. Ее внук стоял рядом с ней, и у нее был любящая рука вокруг него. «Ты помнишь моего внука Джо? ты, дорогой? » — сказала она Летиции. «Два года назад вы использовали вместе кататься по инерции.”

«Да, мэм», — сказала Летиция. Они с Джо взглянули на каждого другие, и их глаза были очень большими, а щеки очень красными.

Позже, когда чай, печенье, варенье и пирог были поданы, Джо и Летиция получили шанс сказать слово. «Ты получил — Хорошо, обратно через маленькую зеленую дверь, — прошептал Джо.

Летиция кивнула.

«И я прошел через ту книгу в бабушку. чердак, — прошептал Джо, — и я все рассказал бабушке, и она только засмеялась, обняла меня и сказала, что некоторые законы сломаны на благо прерывателей.Но я рад вернуться сюда, не так ли? »

«О», — задыхаясь, задыхалась Летиция, и она откусила фунтовый торт.

«Это была бы каша из кукурузной муки», — сказал она.

«И мне следовало получить еще одну порку после того, как я выйду из книга похожа на ту, что у меня была до того, как я вошел, — сказал Джо.

Они оба съели пирог и счастливо посмотрели друг на друга. «Я думаю, — сказал Джо, — что это будет Лучше не рассказывать обо всем этом другим мальчикам и девочкам.Бабушка так думает ».

«Тетя Пегги тоже», — сказала Летиция. «Они может подумать, что мы все это выдумали, это так странно. Нет мы никогда не расскажем кто угодно, пока мы живы «.





Конец проекта Гутенберга "Зеленая дверь" Мэри Э. Уилкинс Фриман

*** КОНЕЦ ЭТОГО ПРОЕКТА GUTENBERG EBOOK ЗЕЛЕНАЯ ДВЕРЬ ***

***** Этот файл должен называться 17887-h.htm или 17887-h.zip *****
Этот и все связанные с ним файлы различных форматов можно найти в:
        http://www.gutenberg.org/1/7/8/8/17887/

От продюсеров Джеффа Кейлина и Эндрю Слая

Обновленные редакции заменят предыдущую - старые редакции
будет переименован.

Создание произведений из общедоступных печатных изданий означает, что нет
one владеет авторским правом Соединенных Штатов на эти работы, поэтому Фонд
(и вы!) можете копировать и распространять его в США без
разрешение и без выплаты авторских гонораров.Особые правила,
изложенные в части «Общие условия использования» данной лицензии, применяются к
копирование и распространение электронных произведений Project Gutenberg-tm в
защищать концепцию и торговую марку PROJECT GUTENBERG-tm. Проект
Gutenberg является зарегистрированным товарным знаком и не может использоваться, если вы
взимать плату за электронные книги, если вы не получили специального разрешения. если ты
не взимать плату за копии этой электронной книги в соответствии с
правила очень просты. Вы можете использовать эту электронную книгу практически для любых целей.
такие как создание производных работ, отчетов, перформансов и
исследовать.Они могут быть изменены, напечатаны и отданы - вы можете сделать
практически НИЧЕГО с электронными книгами в общественном достоянии. Распространение
при условии лицензии на товарный знак, особенно коммерческий
перераспределение.



*** НАЧАЛО: ПОЛНАЯ ЛИЦЕНЗИЯ ***

ПОЛНАЯ ЛИЦЕНЗИЯ GUTENBERG НА ПРОЕКТ
ПОЖАЛУЙСТА, ПРОЧИТАЙТЕ ЭТО ПЕРЕД РАСПРОСТРАНЕНИЕМ ИЛИ ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЭТОЙ РАБОТЫ

Чтобы защитить миссию Project Gutenberg-tm по продвижению бесплатного
распространение электронных произведений путем использования или распространения этих произведений
(или любая другая работа, так или иначе связанная с фразой «Проект
Гутенберг "), вы соглашаетесь соблюдать все условия Полного проекта.
Лицензия Gutenberg-tm (доступна в этом файле или на сайте
http: // gutenberg.org / license).


Раздел 1. Общие условия использования и распространения Project Gutenberg-tm
электронные работы

1.А. Читая или используя любую часть этого проекта Gutenberg-tm
электронная работа, вы указываете, что прочитали, поняли, согласны с
и принимаете все условия этой лицензии и интеллектуальной собственности
(товарный знак / авторское право) соглашение. Если вы не согласны соблюдать все
согласно условиям этого соглашения, вы должны прекратить использование и вернуть или уничтожить
все копии электронных произведений Project Gutenberg-tm, имеющиеся в вашем распоряжении.Если вы заплатили комиссию за получение копии или доступ к проекту
Gutenberg-tm electronic работает, и вы не соглашаетесь соблюдать
условий этого соглашения, вы можете получить возмещение от лица или
юридическое лицо, которому вы заплатили комиссию, как указано в пункте 1.E.8.

1.B. «Project Gutenberg» - зарегистрированная торговая марка. Это может быть только
используется или каким-либо образом связано с электронным произведением людьми, которые
соглашаетесь соблюдать условия этого соглашения. Есть несколько
вещи, которые вы можете делать с большинством электронных произведений Project Gutenberg-tm
даже без соблюдения всех условий настоящего соглашения.Видеть
пункт 1.C ниже. С Project можно многое сделать.
Gutenberg-tm electronic работает при соблюдении условий данного соглашения
и помочь сохранить свободный доступ к электронному проекту Project Gutenberg-tm в будущем.
работает. См. Пункт 1.E ниже.

1.C. Фонд литературного архива проекта Гутенберга («Фонд»
или PGLAF), владеет авторскими правами на компиляцию в коллекции Project
Электронные работы Gutenberg-tm. Почти все люди работают в
коллекции находятся в общественном достоянии в США.Если
индивидуальная работа является общественным достоянием в Соединенных Штатах, и вы
находится в США, мы не претендуем на право препятствовать вам
копирование, распространение, исполнение, отображение или создание производной
работает на основе произведения до тех пор, пока все ссылки на Project Gutenberg
удалены. Конечно, мы надеемся, что вы поддержите проект.
Миссия Gutenberg-tm по продвижению свободного доступа к электронным произведениям
свободно делиться работами Project Gutenberg-tm в соответствии с условиями
это соглашение о сохранении названия Project Gutenberg-tm, связанного с
работа.Вы можете легко соблюдать условия этого соглашения,
сохраняя эту работу в том же формате с прилагаемым полным проектом
Лицензия Gutenberg-tm, когда вы бесплатно делитесь ею с другими.

1.D. Законы об авторских правах того места, где вы находитесь, также регулируют
что вы можете сделать с этой работой. Законы об авторском праве в большинстве стран находятся в
постоянное состояние изменений. Если вы находитесь за пределами США, отметьте
законы вашей страны в дополнение к условиям настоящего соглашения
перед загрузкой, копированием, отображением, исполнением, распространением или
создание производных работ на основе этой работы или любого другого Проекта
Гутенберг-тм работа.Фонд не делает никаких заявлений относительно
статус авторских прав на любую работу в любой стране за пределами США
Состояния.

1.E. Если вы не удалили все ссылки на Project Gutenberg:

1.E.1. Следующее предложение с активными ссылками на или другие немедленные
доступ, полная лицензия Project Gutenberg-tm должна быть видна
всякий раз, когда любая копия работы Project Gutenberg-tm (любая работа, над которой
фраза "Проект Гутенберг", или с которой фраза "Проект
Gutenberg "связан) доступен, отображается, выполняется, просматривается,
скопировано или распространено:

Эта электронная книга предназначена для использования кем угодно и где угодно бесплатно и с
практически никаких ограничений.Вы можете скопировать, отдать или
повторно использовать его в соответствии с условиями включенной лицензии Project Gutenberg.
в этой электронной книге или на сайте www.gutenberg.org

1.E.2. Если индивидуальная электронная работа Project Gutenberg-tm получена
из общественного достояния (не содержит уведомления о том, что это
размещено с разрешения правообладателя) работа может быть скопирована
и распространяется среди всех в Соединенных Штатах без уплаты каких-либо комиссий.
или обвинения. Если вы распространяете или предоставляете доступ к работе
с фразой "Проект Гутенберг", связанной с
работы, необходимо выполнить либо требования пунктов 1.E.1
через 1.E.7 или получить разрешение на использование произведения и
Товарный знак Project Gutenberg-tm, как указано в пунктах 1.E.8 или
1.E.9.

1.E.3. Если размещена отдельная электронная работа Project Gutenberg-tm
с разрешения правообладателя, ваше использование и распространение
должны соответствовать параграфам с 1.E.1 по 1.E.7 и любым дополнительным
сроки, установленные правообладателем. Дополнительные условия будут связаны
к Лицензии Project Gutenberg-tm на все работы, размещенные с
разрешение правообладателя найдено в начале данной работы.1.E.4. Не отключайте, не отсоединяйте и не удаляйте полную версию Project Gutenberg-tm.
Условия лицензии для этой работы или любых файлов, содержащих ее
работа или любая другая работа, связанная с Project Gutenberg-tm.

1.E.5. Не копируйте, не отображайте, не выполняйте, не распространяйте и не распространяйте это
электронное произведение или любая его часть без
выделить на видном месте предложение, изложенное в пункте 1.E.1, с
активные ссылки или немедленный доступ к полным условиям проекта
Лицензия Gutenberg-tm.1.E.6. Вы можете конвертировать и распространять эту работу в любом двоичном формате,
сжатая, размеченная, непатентованная или запатентованная форма, включая любые
текстовый редактор или гипертекстовая форма. Однако, если вы предоставите доступ или
распространять копии работ Project Gutenberg-tm в формате, отличном от
"Plain Vanilla ASCII" или другой формат, используемый в официальной версии.
размещены на официальном веб-сайте Project Gutenberg-tm (www.gutenberg.org),
вы должны без каких-либо дополнительных затрат, комиссий или расходов для пользователя предоставить
копия, средство экспорта копии или средство получения копии при
запрос произведения в его оригинальном "Обычном ванильном кодировке ASCII" или другом
форма.Любой альтернативный формат должен включать полную версию Project Gutenberg-tm.
Лицензия, указанная в пункте 1.E.1.

1.E.7. Не взимать плату за доступ, просмотр, отображение,
выполнение, копирование или распространение любых работ Project Gutenberg-tm
если вы не соблюдаете параграф 1.E.8 или 1.E.9.

1.E.8. Вы можете взимать разумную плату за копии или предоставление
предоставлен доступ к электронным произведениям Project Gutenberg-tm или их распространение
что

- Вы платите роялти в размере 20% от валовой прибыли, от которой вы получаете
     использование Project Gutenberg-tm произведений рассчитано по методике
     вы уже используете для расчета применимых налогов.Плата составляет
     задолжал владельцу торговой марки Project Gutenberg-tm, но он
     согласился пожертвовать роялти в соответствии с этим параграфом
     Проект «Фонд литературного архива Гутенберга». Выплаты роялти
     должны быть оплачены в течение 60 дней после каждой даты, когда вы
     подготовить (или по закону обязаны составлять) ваш периодический налог
     возвращается. Роялти должны быть четко обозначены как таковые и
     отправлено в Фонд литературного архива проекта Гутенберга в
     адрес, указанный в Разделе 4 «Информация о пожертвованиях в пользу
     Фонд литературного архива проекта Гутенберга."

- Вы обеспечиваете полный возврат любых денег, уплаченных пользователем, который уведомляет
     письменно (или по электронной почте) в течение 30 дней с момента получения, что он / она
     не согласен с условиями полной версии Project Gutenberg-tm
     Лицензия. Вы должны потребовать от такого пользователя вернуться или
     уничтожить все копии произведений, хранящиеся на физическом носителе
     и прекратить любое использование и любой доступ к другим копиям
     Проект Гутенберг-тм работает.

- Вы предоставляете, в соответствии с п.1.F.3, полный возврат любых
     деньги, уплаченные за работу или замену копии, если дефект в
     электронная работа обнаруживается и сообщается вам в течение 90 дней
     о получении работы.

- Вы бесплатно соблюдаете все остальные условия данного соглашения.
     распространение работ Project Gutenberg-tm.

1.E.9. Если вы хотите взимать плату или распространять Project Gutenberg-tm
электронная работа или группа произведений на условиях, отличных от установленных
в этом соглашении вы должны получить письменное разрешение от
как Фонд литературного архива проекта Гутенберга, так и Майкл
Харт, владелец торговой марки Project Gutenberg-tm.Свяжитесь с
Фонд, как указано в Разделе 3 ниже.

1.Ф.

1.F.1. Волонтеры и сотрудники проекта Gutenberg тратят значительные средства.
усилия по выявлению, исследованию авторских прав, расшифровке и корректуре
общественное достояние работает при создании Project Gutenberg-tm
коллекция. Несмотря на эти усилия, Project Gutenberg-tm electronic
произведения, и носитель, на котором они могут храниться, может содержать
«Дефекты», такие как, помимо прочего, неполные, неточные или
поврежденные данные, ошибки транскрипции, авторские права или другие интеллектуальные
нарушение собственности, дефектный или поврежденный диск или другой носитель,
компьютерный вирус или компьютерные коды, которые повреждают или не могут быть прочитаны
ваше оборудование.1.F.2. ОГРАНИЧЕННАЯ ГАРАНТИЯ, ОТКАЗ ОТ УБЫТКОВ - За исключением прав
Замены или Возврата », описанного в пункте 1.F.3 Проекта
Фонд литературного архива Гутенберга, владелец проекта
Торговая марка Gutenberg-tm и любая другая сторона, распространяющая Проект
Электронная работа Gutenberg-tm в соответствии с данным соглашением отказывается от всех
ответственность перед вами за ущерб, издержки и расходы, в том числе юридические
сборы. ВЫ СОГЛАШАЕТЕСЬ, ЧТО У ВАС НЕТ ЗАЩИТЫ ОТ НЕБРЕЖНОСТИ, СТРОГО
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, НАРУШЕНИЕ ГАРАНТИИ ИЛИ НАРУШЕНИЕ ДОГОВОРА, ИСКЛЮЧАЯ
ПРЕДОСТАВЛЯЕТСЯ В ПУНКТЕ F3.ВЫ СОГЛАСНЫ, ЧТО ФОНД,
ВЛАДЕЛЕЦ ТОВАРНОГО ЗНАКА И ЛЮБОЙ ДИСТРИБЬЮТОР ПО НАСТОЯЩЕМУ СОГЛАШЕНИЮ НЕ БУДУТ
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ФАКТИЧЕСКИЕ, ПРЯМЫЕ, КОСВЕННЫЕ, КОСВЕННЫЕ, НАКАЗАТЕЛЬНЫЕ ИЛИ
СЛУЧАЙНЫЕ УБЫТКИ ДАЖЕ В СЛУЧАЕ УВЕДОМЛЕНИЯ О ВОЗМОЖНОСТИ ТАКОГО
ПОВРЕЖДАТЬ.

1.F.3. ОГРАНИЧЕННОЕ ПРАВО НА ЗАМЕНУ ИЛИ ВОЗВРАТ - Если вы обнаружите
дефект в этой электронной работе в течение 90 дней с момента его получения, вы можете
получить возмещение денег (если таковые имеются), которые вы заплатили за это, отправив
письменное объяснение человеку, от которого вы получили работу.если ты
получил работу на физическом носителе, вы должны вернуть носитель с
ваше письменное объяснение. Физическое или юридическое лицо, предоставившее вам
дефектная работа может решить предоставить заменяющую копию вместо
возвращать деньги. Если вы получили работу в электронном виде, физическое или юридическое лицо
предоставляя это вам, вы можете дать вам вторую возможность
получить работу в электронном виде вместо возврата денег. Если вторая копия
также неисправен, вы можете потребовать возмещения в письменной форме без дальнейшего
возможности исправить проблему.1.F.4. За исключением ограниченного права на замену или возмещение, изложенного
в пункте 1.F.3 эта работа предоставляется вам «КАК ЕСТЬ» БЕЗ ДРУГОГО.
ГАРАНТИИ ЛЮБОГО РОДА, ЯВНЫХ ИЛИ ПОДРАЗУМЕВАЕМЫХ, ВКЛЮЧАЯ, НО НЕ ОГРАНИЧИВАЯСЬ
ГАРАНТИИ КОММЕРЧЕСКОЙ ЦЕННОСТИ ИЛИ ПРИГОДНОСТИ ДЛЯ ЛЮБОЙ ЦЕЛИ.

1.F.5. В некоторых штатах не допускается отказ от ответственности в отношении определенных подразумеваемых
гарантии или исключение или ограничение определенных видов повреждений.
Если какой-либо отказ от ответственности или ограничение, изложенные в этом соглашении, нарушают
закон государства, применимый к настоящему соглашению, соглашение должно быть
интерпретируется как максимальный отказ от ответственности или ограничение, разрешенное
применимое государственное право.Недействительность или неисполнимость любого
положение настоящего соглашения не отменяет остальные положения.

1.F.6. ВОЗМЕЩЕНИЕ - Вы соглашаетесь возмещать и удерживать Фонд,
владелец товарного знака, любой агент или сотрудник Фонда, кто-либо
предоставление копий электронных произведений Project Gutenberg-tm в соответствии с
с этим соглашением и любые добровольцы, связанные с производством,
продвижение и распространение электронных произведений Project Gutenberg-tm,
освобождаются от любой ответственности, издержек и расходов, включая судебные издержки,
которые прямо или косвенно возникают в результате любого из следующих действий, которые вы делаете
или причина возникновения: (а) распространение этого или любого проекта Gutenberg-tm
работы, (б) изменение, модификация, дополнения или удаления любых
Проект Gutenberg-tm работает, и (c) любой дефект, который вы вызываете.Раздел 2. Информация о миссии Project Gutenberg-tm.

Project Gutenberg-tm является синонимом бесплатного распространения
электронные произведения в форматах, читаемых на самых разных компьютерах
включая устаревшие, старые, средние и новые компьютеры. Это существует
благодаря усилиям сотен волонтеров и пожертвованиям
люди из всех слоев общества.

Волонтеры и финансовая поддержка для предоставления волонтерам
помощь, в которой они нуждаются, имеет решающее значение для достижения Project Gutenberg-tm
цели и обеспечение того, чтобы коллекция Project Gutenberg-tm
остаются в свободном доступе для будущих поколений.В 2001 году проект
Фонд литературного архива Гутенберга был создан для обеспечения безопасного
и постоянное будущее для Project Gutenberg-tm и будущих поколений.
Чтобы узнать больше о Фонде литературного архива проекта Гутенберга
и о том, как ваши усилия и пожертвования могут помочь, см. разделы 3 и 4.
и веб-страницу Фонда по адресу http://www.pglaf.org.


Раздел 3. Информация о литературном архиве проекта "Гутенберг".
Фонд

Фонд литературного архива проекта Гутенберга - некоммерческая организация.
501 (c) (3) образовательная корпорация, организованная по законам
штат Миссисипи и получил статус освобожденного от уплаты налогов внутренним
Налоговая служба.EIN фонда или идентификационный номер федерального налогоплательщика.
номер 64-6221541. Его письмо 501 (c) (3) размещено по адресу
http://pglaf.org/fundraising. Вклад в проект Gutenberg
Фонд Литературного архива полностью не облагается налогом.
разрешено федеральными законами США и законами вашего штата.

Главный офис Фонда находится по адресу: 4557 Melan Dr. S.
Фэрбенкс, AK, 99712., но его волонтеры и сотрудники разбросаны
во многих местах.Офис компании расположен по адресу:
809 North 1500 West, Солт-Лейк-Сити, UT 84116, (801) 596-1887, электронная почта
[email protected] Ссылки для контактов по электронной почте и актуальный контакт
информацию можно найти на сайте Фонда и официальных
страница на http://pglaf.org

Для дополнительной контактной информации:
     Д-р Грегори Б. Ньюби
     Главный исполнительный директор и директор
     [email protected]


Раздел 4. Информация о пожертвованиях проекту Гутенберг.
Фонд литературного архива

Проект Gutenberg-tm зависит и не может выжить без широкого
распространять общественную поддержку и пожертвования для выполнения своей миссии
увеличение количества произведений, находящихся в общественном достоянии, и лицензионных произведений, которые могут быть
свободно распространяется в машиночитаемой форме, доступной для самого широкого
массив оборудования, в том числе устаревшее.Множество небольших пожертвований
(От 1 до 5000 долларов) особенно важны для сохранения освобождения от налогов
статус в IRS.

Фонд обязуется соблюдать законы, регулирующие
благотворительные организации и благотворительные пожертвования во всех 50 штатах США
Состояния. Требования соответствия не единообразны, и требуется
значительные усилия, много документов и много сборов, чтобы удовлетворить и не отставать
с этими требованиями. Мы не собираем пожертвования в местах
если мы не получили письменного подтверждения соответствия.К
ОТПРАВИТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЯ или определить статус соответствия для любого
особый государственный визит http://pglaf.org

Хотя мы не можем и не требуем пожертвований от государств, в которых мы
не выполнили требования к представлению, мы не знаем запрета
против приема добровольных пожертвований от доноров в таких государствах, которые
обращайтесь к нам с предложениями сделать пожертвование.

Международные пожертвования с благодарностью принимаются, но мы не можем сделать
любые заявления о налогообложении пожертвований, полученных от
за пределами США.Только законы США затопляют наш небольшой штат.

Пожалуйста, проверьте веб-страницы Project Gutenberg на предмет текущего пожертвования
методы и адреса. Пожертвования принимаются и в ряде других
способы, включая чеки, онлайн-платежи и пожертвования по кредитным картам.
Чтобы сделать пожертвование, посетите: http://pglaf.org/donate


Раздел 5. Общая информация о проекте Gutenberg-tm electronic
работает.

Профессор Майкл С. Харт является создателем проекта Gutenberg-tm.
концепция библиотеки электронных произведений, которыми можно было бы свободно делиться
с кем.В течение тридцати лет он продюсировал и распространял Project
Электронные книги Gutenberg-tm только с разрозненной сетью волонтерской поддержки.


Электронные книги Project Gutenberg-tm часто создаются из нескольких печатных
редакции, все из которых подтверждены как общественное достояние в США.
если не включено уведомление об авторских правах. Таким образом, мы не обязательно
сохранять электронные книги в соответствии с тем или иным бумажным изданием.


Большинство людей начинают с нашего веб-сайта, на котором есть основная функция поиска PG:

     http: // www.gutenberg.org

Этот веб-сайт содержит информацию о Project Gutenberg-tm,
в том числе о том, как делать пожертвования литературному проекту Гутенберга.
Archive Foundation, как помочь в создании наших новых электронных книг и как
подпишитесь на нашу рассылку по электронной почте, чтобы узнавать о новых электронных книгах.


 

Зеленая дверь / (История) Маленького человека в китайском квартале

Кат. № Художник Название (формат) Наклейка Кат. № Страна Год
45-15486 Джим Лоу (2) с пятеркой (2) Джим Лоу (2) с пятью пятерками (2) — Зеленая дверь / (История) Маленького человека в китайском квартале (7 дюймов, одинарный) Продать эту версию
45-NZL.138 Джим Лоу (2) Зеленая дверь / (История) Маленького человека в китайском квартале (7 дюймов, одинарный) Продать эту версию
К8114 Джим Лоу (2) Зеленая дверь / (История) Маленького человека в китайском квартале (7 дюймов, одинарный) Продать эту версию
45-15486 Джим Лоу (2) с пятеркой (2) Джим Лоу (2) с пятью пятерками (2) — Зеленая дверь / (История) Маленького человека в китайском квартале (7 дюймов, одинарный) Продать эту версию
45-15486 Джим Лоу (2) Зеленая дверь / (История) Маленького человека в китайском квартале (7 дюймов, одинарный) Продать эту версию
45-15486 Джим Лоу (2) с The High Fives (2) Джим Лоу (2) с The High Fives (2) — Зеленая дверь / (История) Маленького человека в китайском квартале (7 дюймов, одинарный, инд.) Продать эту версию
45-15486 Джим Лоу (2) с пятеркой (2) Джим Лоу (2) с пятью пятерками (2) — Зеленая дверь / (История) Маленького человека в китайском квартале (7 дюймов, одинарный, инд.) Продать эту версию
45-15486 Джим Лоу (2) с The High Fives (2) Джим Лоу (2) с The High Fives (2) — Зеленая дверь / (История) Маленького человека в китайском квартале (7 дюймов, одинарный, инд.) Продать эту версию
45-15486 Джим Лоу (2) с пятеркой (2) Джим Лоу (2) с пятью пятерками (2) — Зеленая дверь / (История) Маленького человека в китайском квартале (7 дюймов, Single, март) Продать эту версию
NZL.138 Джим Лоу (2) Зеленая дверь / (История) Маленького человека в китайском квартале (Шеллак, 10 дюймов) Продать эту версию
15486 Джим Лоу (2) Зеленая дверь / (История) Маленького человека в китайском квартале (Шеллак, 10 дюймов) Продать эту версию
15486 Джим Лоу (2) Зеленая дверь / (История) Маленького человека в китайском квартале (Шеллак, 10 дюймов) Продать эту версию
45-HL-1115 Джим Лоу (2) с пятеркой (2) Джим Лоу (2) с пятью пятерками (2) — Зеленая дверь / Маленький человек в Китай-городе (7 дюймов, одинарный) Продать эту версию
45-HL-D 8317 Джим Лоу (2) с пятеркой (2) Джим Лоу (2) с пятью пятерками (2) — Зеленая дверь / Маленький человек в Китай-городе (7 дюймов, одинарный) Продать эту версию
HL-D 8317 Джим Лоу (2) с пятеркой (2) Джим Лоу (2) с пятью пятерками (2) — Зеленая дверь / Маленький человек в Китай-городе (Шеллак, 10 дюймов) Продать эту версию
DL 20 060 Джим Лоу (2) Зеленая дверь (7 дюймов, одинарный) Продать эту версию
DL 20 060 Джим Лоу (2) Зеленая дверь (7 дюймов, одинарный) Продать эту версию
HL-1115 Джим Лоу (2) Зеленая дверь / (История) Маленького человека в китайском квартале (Шеллак, 10 дюймов) Продать эту версию
8114 Джим Лоу (2) с пятеркой (2) Джим Лоу (2) с пятью пятерками (2) — Зеленая дверь / Маленький человек в Чайнатауне (Шеллак, 10 дюймов) Продать эту версию
J-NE.502 Джим Лоу (2) Зеленая дверь / (История) Маленького человека в китайском квартале (7 дюймов, одинарный) Продать эту версию
Д 45-1008 Джим Лоу (2) Зеленая дверь / Маленький человек в китайском квартале (7 дюймов, одинарный) Продать эту версию

Прочтите «Зеленую дверь» О.Генри (Уильям Сидней Портер) | 25 629 бесплатных классических рассказов и стихов

Предположим, вы должны идти после обеда по Бродвею, и у вас есть десять минут, чтобы выкурить сигару, пока вы выбираете между отвлекающей трагедией и чем-то серьезным в духе водевиля. Вдруг на вашу руку кладут руку. Вы поворачиваетесь, чтобы посмотреть в волнующие глаза красивой женщины, прекрасной в бриллиантах и ​​русских соболях. Она поспешно сует вам в руку очень горячий булочку с маслом, вспыхивает крошечными ножницами, отрывает вторую пуговицу вашего пальто и намеренно извергает одно слово: «параллелограмм!» и стремительно летит по перекрестку, со страхом оглядываясь через плечо.

Это было бы чистое приключение. Вы бы приняли это? Не вы. Вы бы покраснели от смущения; вы робко бросили булочку и продолжили путь по Бродвею, слабо выискивая недостающую пуговицу. Вы бы поступили так, если только вы не один из немногих благословенных людей, в которых не умер чистый дух приключений.

Истинных авантюристов никогда не было в изобилии. Те, кто указан в печати как таковые, в основном были бизнесменами с недавно изобретенными методами. Они гнались за тем, чего хотели: золотым руном, святым Граалем, любовью женщин, сокровищами, коронами и славой.Истинный искатель приключений бесцельно и без всяких расчетов отправляется навстречу неизвестной судьбе. Прекрасным примером был Блудный сын, когда он вернулся домой.

Наполовину авантюристов — храбрых и великолепных фигур — было много. > От крестовых походов до палисадов они обогатили искусство истории и художественной литературы, а также торговлю исторической фантастикой. Но у каждого из них был приз, который нужно выиграть, цель, которую нужно забить, топор, который нужно измельчить, гонка, чтобы пробежать, новый удар в уровне, который нужно доставить, имя, которое нужно вырезать, ворона, которую нужно выбрать, — так что они не были последователями истинного приключение.

В большом городе духи-близнецы Романтика и Приключения всегда ищут за границей достойных женихов. Пока мы бродим по улицам, они лукаво подглядывают и бросают нам вызов в двадцати разных обличьях. Не зная почему, мы внезапно смотрим вверх и видим в окне лицо, которое, кажется, принадлежит нашей галерее интимных портретов; на спящей улице мы слышим крик агонии и страха, исходящий из пустого дома с закрытыми ставнями; вместо привычного нам обочины таксист ставит нас перед чужой дверью, которая с улыбкой открывает нам и приглашает войти; клочок бумаги, на котором написано, падает к нашим ногам с высоких решеток Случайности; мы обмениваемся взглядами мгновенной ненависти, привязанности и страха с спешащими незнакомцами в проходящей толпе; внезапный дождь — и наш зонтик может укрывать дочь Полнолуния и двоюродную сестру Сидерической системы; повсюду падают носовые платки, манят пальцы, глаза осаждают, а заблудшие, одинокие, восторженные, таинственные, опасные, изменчивые ключи к приключениям скользят в наши пальцы.Но немногие из нас готовы придерживаться их и следовать им. Мы окоченели, когда по спине спускается шомпол условности. Мы переходим; и однажды, в конце очень унылой жизни, мы приходим к размышлениям о том, что наш роман был бледным браком или двумя, атласной розеткой, хранящейся в ящике сейфа, и пожизненной враждой с паровым радиатором .

Рудольф Штайнер был настоящим авантюристом. Немного было вечеров, когда он не выходил из своей спальни в холле в поисках неожиданного и вопиющего.Самым интересным в жизни ему казалось то, что может быть за следующим углом. Иногда его готовность искушать судьбу вела его на странные пути. Дважды он ночевал в полицейском участке; снова и снова он попадал в ловушку изобретательных и корыстных обманщиков; его часы и деньги были ценой одного лестного соблазна. Но с неослабевающим рвением он брал каждую брошенную перед ним перчатку в веселые списки приключений.

Зеленая дверь

Для получения информации о Project Gutenberg и его филиалах, а также советы по использованию этих файлов на вашем устройстве чтения, пожалуйста, обратитесь к моему информационному бюллетеню: Мой СЛЕДУЮЩИЙ шаг в технологиях.

Щелкните название своей бесплатной электронной книги!

Если вы являетесь родителем, бабушкой или дедушкой или опекуном маленьких детей, то эта книга для тебя! На самом деле это очень короткий рассказ, написанный Мэри Э. Уилкинс Фриман. в 1931 году. Если письмо является отражением личности, то миссис Фриман, должно быть, была милым и нежным человеком. Как Сара Орн Джуэтт, она казалось, испытывала особую нежность к пожилым людям, но в данном случае ее нежность выражается в очаровательной истории о маленькой девочке, которая не слушается ее двоюродная бабушка Пегги.
Родители Летиции оба умерли, и она живет в доме, где ее бабушка и прабабушка жила и умерла. Прадедушка Пегги — сестра деда Летиции, и они очень нежно ладят. Но иногда Летиция возмущается, что она вынуждена быть занята шитьем или чтением, когда предпочитает сидеть сложа руки и мечтать обо всем, чего у нее нет, чего она хотела бы иметь, хотя ей действительно достаточно. Она становится все более и более недовольной и не понимает, насколько хороша ее жизнь.
Рядом с кухней есть небольшая комната, называемая сырной, где ее бабушка сделал сыр, и в одной из стен есть маленькая зеленая дверца. но странно то, что, несмотря на то, что это внешняя стена, когда кто-то выходит наружу, там нет никаких признаков двери. Летиция умоляет тетю Пегги рассказать ей об этом, но она всегда отвечает: «Это не лучший вариант для тебя, моя дорогая».
В одно холодное зимнее воскресенье Летиция притворилась, что у нее кашель, поэтому ей не придется идти пешком. церковь.Тетя Пегги и пожилая горничная уходят, оставляя Летицию дома одну. Она не может отвлечься от двери. Она думает, что знает, где хранится ключ — в маленькая шкатулка из сатинированного дерева в верхнем ящике комода. Она крадется в комнату тети Пегги, а там в коробке маленький черный ключик на зеленой ленте. Дрожь, она полна решимости открыть зеленую дверь, и когда она наконец поднимает защелку, она оказывается в темном лесу, и, что еще хуже, она слышит «дикие возгласы» индейцев.»Когда она поворачивается, чтобы бежать обратно в дом, его, конечно же, нет. Вскоре после этого она слышит звук лошади и видит женщину, едущую на лошади. с двумя маленькими девочками. Бежит мужчина с ружьем. Он хватает ее, и все они бросаются в свою ближайшую хижину.
После того, как Летиция приходит в себя, она видит женщину, трех девочек, мужчину и лошадь. дом. Мужчина, женщина и одна из девушек стреляют в нападавших через дыры в стенах.Младшие девочки бегают с запасами порох и пули. Когда волнение утихает, мама спрашивает Летицию, как ее зовут. Когда она говорит Летиция Хопкинс, мать смотрит, потому что это ее имя также и имя старшей девочки. Когда Летиция узнает, что этого человека зовут капитан Джон Хопкинс, она знает, что вернулась во времени к своим предкам. В Капитан — ее прапрапрадедушка. Она узнает его, потому что есть его маленькая фотография в гостиной в доме тети Пегги.
Той ночью она делит кровать с тремя девушками в холодном чердаке, где она слышит звуки горных львов и «индейцев». Наконец она засыпает в четыре часа, но вскоре ее вытаскивают из постели, чтобы она оделась и приступила к работе. вращается, и ее смущает то, что она не знает как.
И так проходят дни, и Летиция медленно понимает, как хорошо ей было с тетей. Пегги. Она жаловалась на то, что вынуждена быть занята, но здесь, в прошлом, ей приходилось просто работать., и вскоре овладевает всеми навыками, которые девушка должна знать, кто живет в ранней Америке. Она ужасно тоскует по дому.
Однажды капитан Хопкинс и его жена оставляют девочек одних, чтобы они могли навестить больного. друг в двенадцати милях отсюда. После того, как младшие девочки ложатся спать, Летиция и старшая начинают разговаривать, и она наконец рассказывает историю о зеленой двери. В предок Летиция удивлен, потому что у них тоже есть зеленая дверь, но она снаружи хижины почти покрыта елью.И она тоже знает на зеленой ленте есть маленький ключик. Девочки заканчивают обсуждение и переходят к вязанию до тех пор, пока мальчик не кричит, чтобы они впустили их. их. Это Джозефус Пибоди утверждает, что «индейцы» преследуют его … Он выглядит знакомым. И он. Оказывается, он один из соседей Летиции по ней своего времени, и он оказался здесь почти так же, как Летиция. Им обоим кажется, что прошло много времени с тех пор, как они вернулись в свои дома.
Летиция и Джо, конечно, думают об использовании ключей, чтобы вернуться домой, но они боятся оказаться в еще худшей ситуации. Однако в конце концов они оба рискуют. и вы можете прочитать книгу, чтобы узнать, как все это получается !.
Эта история похожа на сказку, и она определенно превосходит кровавую историю Гримма. сказки. Единственное, что меня беспокоит, — это «индейцы», но мудрый взрослый непременно пояснит, что коренные американцы не были дикарями. и что многое из того, что записано о них в истории, является мифом.

cdcdcdcdc

Авторские права на все материалы на этом сайте принадлежат Laughing Crow, 2015.
Этот сайт разработан и написан Laughing Crow.

Green Door Tavern в Чикаго, штат Иллинойс,

100 лет проблем!

В 1872 году, сразу после Великого пожара в Чикаго 1871 года, Джеймс МакКоул построил это двухэтажное деревянное сооружение на основе воздушного шара с отдельным коттеджем в задней части. Инженер МакКол арендовал фасад здания мистеру Ф.Лоуренс П. Эк, который управлял им как продуктовым магазином с жилыми помещениями в задней части коттеджа.

После пожара Чикаго принял постановление о пожарной безопасности, запрещающее строительство деревянных коммерческих зданий в Центральном деловом районе. 678 Северный Орлеан — одна из немногих оставшихся каркасных структур, построенных до этого постановления о пожаре.

Стеллаж (наклон) здания произошел вскоре после того, как здание осело, и так продолжается уже более 100 лет. В 1921 году Вито Джакомо открыл ресторан на 2 этаже, и многие из барных принадлежностей, установленных в 20-х годах, все еще существуют в нынешнем баре и ресторане.

С годами ресторан был продан и переименован в таверну «Зеленая дверь» — если дверь ресторана была выкрашена в зеленый цвет во время запрета, это указывало на наличие в этом заведении закусочной.

Сегодня Green Door остается верным своим историческим корням в Чикаго.

СЕГОДНЯ …

С первых дней своего существования таверна Green Door была фаворитом района. Его теплый деревянный интерьер, декоративный фартук с памятными вещами давно минувших дней и практичный персонал помогали многим постоянным клиентам оставаться довольными от суровых зим Чикаго до жарких летних ночей.

С годами меню изменилось, но тема осталась прежней — «ешь, пей, веселишься»… и иногда болеем за победивших в Чикаго звезд спорта — медведей, быков, ястребов, сокс и детенышей.

Персонал Green Door стремится сделать каждое посещение незабываемым и удовлетворить каждый голодный рот, который забредает на Орлеан-стрит. Мы надеемся, что вы согласитесь с тем, что наш паб — это ваш дом вдали от дома — будь то за пределами штата, за пределами страны или просто на улице.

Давайте вместе займемся зеленым.

Мы знаем, что в наши дни все стараются быть более «зелеными». Что ж, это ваш шанс показать им, что вы так же привержены этому, как и они — приходите праздновать с нами в День Святого Пэдди.

Зеленая дверь — Загадочный рассказ Сухи Рохина — Ридси подсказывает

«Вал… Эй, Вал »,

«Что, Ro » Я тупо посмотрел на своего младшего брата, который прервал мой сон.

«Мы здесь!» он усмехается мне, полностью осознавая, как сильно я презирал притворное возбуждение.Я нахмурился, глядя на него, затем на дом, нависающий над семейным седаном. Он казался достаточно большим и достаточно квадратным, чтобы быть совершенно претенциозным. Претенциозный — хорошее слово для этого события сегодня вечером. Новый начальник отца пригласил всю семью на ужин всего через несколько недель после прихода в компанию .

Пробираясь за папой и Ро к входной двери, я не мог не заметить, как идеально подстрижены кусты, идеально украшено переднее крыльцо и идеально изящно смотрятся двойные двери из матового стекла.Противно было бы преуменьшением. Если бы я не знал ничего лучше, я ожидал бы, что дверь откроет жена мистера Босса, одетая до девятки домохозяйки пятидесятилетнего возраста до детализированной жемчужной нити на шее. Было бы неожиданно ошибиться. Очевидно, что подростку на грани выпуска в пятницу вечером ничего не нужно делать, кроме как сопровождать своих родителей и младшего брата на жестко устроенный «званый обед», куда была приглашена только наша семья. «Мама, мне правда нужно быть здесь?» — проворчал я.

«Тише, да. Начальник твоего папы настоял на том, чтобы мы все пришли. И, кроме того, ты самый симпатичный в своем платье и на плоской подошве », — ответила она, когда я заставил себя сопротивляться знаменитой завязке глаз Валлори. Папа подошел к двери и нажал кнопку звонка. Ночь вокруг нас, казалось, становилась все тише и еще тише. Из-за неловкости мне захотелось быть в своей комнате в пушистом комбинезоне и смотреть бессмысленные серии за серией на Netflix.

«Здравствуйте! Добро пожаловать!» Миссис Босс ворвалась в дверь.Ансамбль домохозяек № 50, но, может быть, эта ночь еще может быть интересной. «О, заходите, — она ​​проводила нас в гостиную, — скоро к нам присоединится мой муж, у него всего было , чтобы получить этот соус…» Она бормотала что-то вроде часов, а мои родители очаровательно усмехнулся, что уместно в социальных ситуациях, требующих максимальной вежливости.

Ро был занят новым игровым приложением на своем телефоне. Он и его школьные друзья постоянно бросали вызов друг другу на . Однако мне было любопытно, как такой дом так внезапно появился на рынке. Он выглядел почти новым, но ничего нового в этом районе не было. Люди, которые здесь проживали, были известны своей огромной гордостью за свое наследие, что выражалось в ремонте своих домов в различных старинных стилях архитектуры. Я повернула кольцо на левой руке, и мое смутное внимание растворилось в вопиющей скуке. «Простите, могу я воспользоваться вашей ванной?» — перебиваю я.

«Конечно, прямо по коридору слева от вас», — сказала миссис.Босс ярко улыбнулся мне — целым фасадом. Эта женщина не хотела проводить эту «вечеринку» так же сильно, как и я. Я кивнул ей в знак благодарности и пошел «заблудиться» в ее доме.

Я повернул за угол и обнаружил, что смотрю на коробки за коробками, переполненные плакатами, трофеями и фотографиями в рамках. Похоже, весь коридор был переброшен из восьмидесятых, от того, что выглядело как набор устаревших футболок рок-групп и Walkman, до, казалось бы, обширной коллекции кассет и пластинок… но без проигрывателя.Я не удивлюсь, если миссис Босс или сам мистер Босс не смогут не вспоминать время от времени свои подростковые годы. Из гостиной раздался грохочущий голос: «Посмотри, кто это! Семья Мендель! » Любезности возобновились, звук ушел. Все начали двигаться в сторону столовой.

Я осторожно шагнул через людное место и прокрался вверх по лестнице. Быстрый осмотр места показал, что, хотя мистер Босс взял на себя эту роль пару месяцев назад, вся семья не переезжала сюда до недавнего времени.Ни одна из комнат не казалась наполненной каким-либо подобием жизни. Не было хаотичного взрыва наполовину распакованных предметов первой необходимости. На полу не было разложенных предметов первой необходимости, вроде обещания построить дом. Гостиная и столовая выглядели как единственные незапакованные части дома, особенно к нашему приезду.

Задумавшись, я чуть не пропустил последнюю дверь справа, напротив лестничной площадки. Во всех комнатах этого гордого дома были идеально блестящие граненые дверные ручки из прозрачного стекла.Они тематически вписываются в кусты, веранду, парадные двери и элегантную гостиную. Эта дверь, однако, была явной противоположностью всем живописным качествам, которые к ней вели. Сама дверь была на удивление непривлекательной. Рукоять представляла собой рудиментарную резьбу символа бесконечности из большого кристалла, мутного до такой степени, что он был почти грязным. Было что-то в том, как оно требовало существования в несовершенстве, само по себе соблазнительная энергия. Эта странная бесконечность имела неглубокие углубления в камне, заполненные люминесценцией там, где должны были быть пустоты, создавая глаза, которые исключают обманчивую внешность, которую большинство людей хотят изобразить другим. Какая ирония.

Я моргнул, и ощущение исчезло, как только оно появилось. Смех снизу нарушил задумчивость. Я неохотно отвернулся от таинственной двери и выглянул за перила с любопытством при звуке, но встретил внимательный взгляд миссис Босс. У нее была улыбка, которая не вполне соответствовала предупреждению в ее незаметно расширившихся глазах. Она была единственной, кто мог видеть меня здесь из положения за столом. Она слегка покачала головой, не трогай, я серьезно. Прошло незаметно для остальных. Конечно, это меня только заинтриговало. Я намеренно задержал ее взгляд еще на мгновение, резко повернулся к таинственной двери и распахнул ее в бесконечности. Я шагнул вперед, не оглядываясь. Освещения не было, кроме тусклого свечения вторых перил, которые, казалось, вели вниз в противоположном направлении от того, по которому я поднялся, чтобы подняться сюда. На мгновение я заколебался… но забыл об этом званом обеде; Меня больше интересуют приключения.

Нежный гул раздался от хрустальных перил, как только я провел пальцем по верху. Один шаг, два шага, три шага … Справа от меня появилась дверь, а на верхнем выступе стояла табличка, освещенная тем же светом, что и ручка бесконечности. Он гласил: «27 февраля 2020 года». Сегодняшняя дата. Внизу было слово « перепутано». Поистине сбитый с толку и совершенно очарованный, я толкнул ничем не примечательную дверь и увидел безбрежную тьму. Это было совершенно пустое видение; это было не место, а разрыв в пространстве и времени, в котором зародилось чувство предвкушения.Это было медленное и удовлетворяющее чувство удовлетворения, от которого дыхание казалось полной свободой, как будто все в мире возможно. Вдали показался тихий белый дым, его завитки поднимались из невидимого источника, как будто гигантская свеча погасла. Свернувшись вверх, эта единственная видимая сущность достигла чего-то за пределами моего понимания, прежде чем неизбежно снова раствориться в небытии. Я не мог видеть ни земли, ни этажей, и не осмеливался шагнуть вперед, чтобы рассмотреть их поближе.В конце концов дым превратился в расплывчатую фигуру, которая с течением времени стала более четкой. Она стала молодой женщиной среднего роста в темных джинсах и простой темно-бордовой футболке с длинными рукавами. Кончики ее распущенных волнистых волос время от времени развевались на непонятном ветру, когда перед ней появлялась дверь, столь же ничем не примечательная, как та, за которую я цеплялась, полностью очарованная. Ее рука потянулась, чтобы повернуть ручку — подождите, на ее руке было то же кольцо, что и у меня. Возможного пути не было.Это был я? Привидение толкнуло ее и заглянуло внутрь, цепляясь за дверь точно так же… Холод пробежал по моей спине, и я обернулся, снова чувствуя притяжение этих светящихся глаз на своей спине. Беспокойство, поднимавшееся в моем животе, было переплетено с лентами возбуждения, пронизывающими мою грудь с каждым ударом сердца. Я резко резко повернул голову и встретился взглядом с никем иным, как с самим собой. Мы стояли, пристально глядя друг на друга, остановившись во времени.Никто из нас не двинулся с места, опасаясь разорвать эту потустороннюю связь. Внезапно в ее глазах промелькнуло что-то неузнаваемое, мои глаза , и она сознательно кивнула в мою сторону; молчаливое признание. Уголок ее рта приподнялся, и она исчезла в том же клубе дыма, из которого она появилась. Стук в моей груди, наконец, утих, и я осторожно закрыл дверь, трепет перед тем, что увидел.

Шаги мимо этого портала спускались все дальше и дальше, и я мог сказать, что он проникал глубже, чем я мог вообразить.Когда я прижал руку к перилам, теперь достаточно теплым, чтобы излучать тепло, я миновал ряд идентичных дверей, помеченных разными датами и эмоциями. Свидания не располагались в определенном порядке, а эмоции всегда просты и необычны. Наугад я распахнул дверь, датированную прошлым годом, с надписью « счастливых», и перешел в копию кухни моей семьи. Такие знакомые теплые тона цвета принесли мне покой, которого я не чувствовал в последнее время. Смех стихал и становился громче со стороны круглого стола для завтрака в углу у окна.Я сидел за столом, одетый в мою любимую потрепанную пижаму, залитый солнечным светом, льющимся на дом. Ро сидел справа от меня, посмеиваясь, его неуклюжие плечи дрожали от веселья, в то время как мой папа растрепал свои темные волосы, уже сбившиеся со сна. Обычно для внешнего мира он был стойким мистером Менделлем, но в такие ленивые утренние часы на выходных, как этот, мой отец становился невероятно расслабленным человеком. По субботам он всегда улыбался своей самой теплой улыбкой. Это были моменты счастливой уязвимости, когда он дразнил мою маму, дергая ее за кончики каштановых волос, когда она пыталась перевернуть завтрак на плите, или когда он жонглировал фруктами, прежде чем разрезать их для всех нас .Мама шлепала его с притворным раздражением, но любой мог сказать, что она все равно счастлива. У нее была привычка прищуривать глаза, пытаясь сдержать искреннюю улыбку, но затем теряла контроль над собой в порыве смеха, подобного маленьким колокольчикам. Мое изображение беспрепятственно рассмеялось над игривостью, а затем случайно обратило на меня свой взгляд с мягкой улыбкой, которая все еще украшала ее выражение. И снова мы были заперты и приостановлены во времени. В конце концов она кивнула мне так же, как и раньше. Когда она и образы моей семьи превратились в лучи солнечного света, я тихо вернулся к таинственной лестнице и продолжил путь, закрыв за собой дверь.

Спустя несколько шагов меня попросили открыть третий портал. На этом не было ни таблички, ни даты, ни эмоций. Это было странно, и что-то в этом меня невероятно нервировало. Тем не менее, любопытство превысило опасения, и я осторожно открыл дверь и обнаружил вторую более короткую лестницу. В конце туннеля я мог ясно видеть дверь, выкрашенную в зеленый цвет, со сколами краски и слабыми петлями. Здесь я заколебался. Это выглядело безобидным, но, судя по тому, что я видел до сих пор, было бы глупо ожидать, что все будет так, как кажется.Я заставил себя сделать один шаг, и в конце концов я добрался до дна и распахнул старую дверь.

Я обнаружил, что это лес за моей средней школой, посреди осени, яркого солнца и ясного неба, за исключением горстки облаков. Это был такой мирный день; Не могу поверить, что боялся и . Что-то все еще дергало меня в животе, говоря мне развернуться и вернуться к своей семье, но не было никаких доказательств того, что что-то не так. В таком месте прогулка была бы намного спокойнее, чем возвращение к тому душному обеду.Я заметил большой камень сбоку от тропы и втиснул его в проем зеленой двери на случай, если пронесется порыв ветра. Я следил за ориентирами, пока я бродил, чтобы знать, как вернуться к двери, я знал, что это был не мой мир, к которому я должен принадлежать.

«Yoooowwwwwwwl!» Ужасный шум напугал меня, нарушив тишину. Я быстро и уверенно шагаю к животному, которое издавало такой ужасный крик от боли, и дошел до небольшой поляны, усеянной золотыми, коричневыми, желтыми и красными цветами.Там, перед большим деревом, стоял мальчик моего возраста. Я почти окликнул его, но потом понял, где я. Это было другое. Я думал, что это должны быть отражения моих собственных воспоминаний … Но я понятия не имел, кто этот мальчик-подросток, с простыми каштановыми волосами, довольно широкими, но длинными плечами. Он встал с корявых корней, где, казалось, возился с длинными прядями бечевки. Еще один вопль разорвал воздух, более мелкие птицы в страхе взлетели. Оглядываясь вокруг, я с ужасом понял, что вой исходит от кошки невероятно белого меха, испещренной ярко-малиновыми пятнами, привязанной к толстому диаметру дерева.Среди корней была искалеченная синяя птица, очевидно, источник крови; Кот понял это, это был не мальчик. Погодите, была осень, и эта поляна была намного дальше от школы, чем я помнил. Я невольно ахнул и, осознав свою ошибку, метнулся за большой дуб, прижав руки к лицу, чтобы заглушить звук своего ужаса. Черт , он меня слышал. Осенью эти леса были закрыты местными правоохранительными органами на комендантский час, потому что в течение многих лет они считались местом ночной охоты мигрирующей волчьей стаи.Некоторое время года людям даже не разрешали разбивать лагерь здесь. Этот мальчик оставил эту кошку здесь, чтобы ее съели: жертвоприношение.

Несмотря на то, что у меня в груди бурлило беспокойство, я попытался украдкой осмотреть ствол дерева. Мой коричневый взгляд встретился с резким голубым взглядом. Он меня видел . Я слишком боялся двигаться; У меня не было возможности узнать, как это привидение отреагирует. Это был не я. Он ухмыльнулся и переместился ко мне, вытирая окровавленные руки футболкой Motorhead. Бля, это. Я помчался обратно тем же путем, что и пришел, проносясь мимо деревьев и достопримечательностей, цвета расплывались. Я понятия не имел, был ли он позади меня, я не мог слышать рев ветра, но я не осмеливался остановиться. Задыхаясь, я потянулся к зеленой двери, вылез через нее, отбросил камень в сторону и захлопнул ее. Я взбежал по бесшумной лестнице, отказываясь поддаваться протестам моих ног из-за прыжка по ступенькам. Я вернулся к хрустальным перилам и захлопнул за собой дверь без надписи.Снова стало тихо. Кристалл был единственным, что издавало звук, нежное жужжание не способствовало обострению всепоглощающей паники, угрожающей поглотить меня, когда я, спотыкаясь, снова поднимался по лестнице. Достигнув двери бесконечности, я осторожно закрыл ее и, не двигаясь, заставил свое сердцебиение опуститься до менее тревожного состояния. Я посмотрел через перила, всем должно быть интересно, куда я пошел, но я надеялся, что мероприятие закончилось. Миссис Босс была занята подачей чего-то из украшенного керамического блюда.Я спустился вниз и прошел вокруг беспорядочных коробок в столовую. Садясь рядом с мамой, я оптимистично прошептала: «Мама, мы можем пойти домой?»

«Дом? Вэл, мы только что приехали, дорогая, мы не можем уйти … милый, ты в порядке, у тебя руки мерзнут …? пробормотала она себе под нос. Время не шло. Все, что происходило за дверью бесконечности, оставалось не связанным с течением существования на этой стороне. Миссис Босс вопросительно посмотрела на меня.«Ну, ты знаешь, что они говорят, дорогой, любопытство убило кошку», — ответила она на то, что сказал ее муж, не нарушая своей хватки. Я глубоко вздохнул, она никак не могла знать, что там произошло. Я, , даже не был уверен, что знаю, что там произошло. Что это за место? Кто были эти люди?

«Мама, я вернулся!» — раздался скучающий голос из входной двери. Заклинание разрушилось.

«Сынок!» его отец прогудел: «Вы как раз вовремя, мы едим с Менделями!» После серии громких ударов , когда он бросил свои вещи впереди, вошел мальчик-подросток с товарным знаком Мне скучно, и меня не волнует то отношение, которое я видел миллион раз.Что привлекло мое внимание, так это футболка Motorhead. Нет, не могло быть. Я смотрю вверх и меня улавливают проницательные голубые глаза. «Добрый вечер, мистер Менделль, миссис Менделль».

«Милая, ты сегодня видела Штаны?» Миссис Босс прервалась, а затем повернулась к маме: «Штаны — наша семейная кошка, и мы не можем найти его половину времени с тех пор, как переехали сюда. Мы его совсем не видели пару дней назад! Боюсь, эти волки съели его. Каким бы крошечным он ни был, он достаточно глуп, чтобы сразиться с ним »,

« Нет, мама, я его не видел », — небрежно заявил он, отрывая взгляд.Как это было возможно?

Он увидел меня. Он знал. Он был настоящим. Это было реально.

Зеленая дверь, Мэри Э. Уилкинс Фриман

Насколько мне известно, «Зеленая дверь» Мэри Э. Уилкинс Фриман (1910) является первым американским рассказом о путешествиях во времени для детей. К этому моменту Несбит опубликовала свои дикие и чудесные книги о путешествиях во времени (например, «История амулета»), но этот жанр все еще находился в зачаточном состоянии. «Зеленая дверь» далеко не так фантастична, как книги Несбит; это американская книга начала 20-го века, написанная в то время, когда «колониальные времена» романтизировались и уважались, и как таковая она является продуктом своего времени (есть дикие «инсуны»), но это солидная история, не лишенная очарования.

Летиция Хопкинс живет в старом семейном доме со своей двоюродной бабушкой. Она не очень привлекательный ребенок; довольно авторитетный и ленивый; Например, у нее много книг, но она предпочитает мечтать о богатстве и имуществе чтению. В доме ее тети есть маленькая зеленая дверь, которая всегда запирается. Это странная дверь, установленная в стене снаружи, но снаружи ее нет. Ее тетя отказалась отвечать на какие-либо вопросы по этому поводу: «Тебе не лучше знать», — говорит она, что, естественно, делает Летицию еще более любопытной.Однажды, когда Летиция осталась одна, она роется в вещах тети и находит ключ.

Дверь открывается, и Летиция оказывается в холодном ночном лесу. «И внезапно Летиция снова услышала те странные звуки, которые она слышала перед выходом, и она знала, что это были дикие крики индейцев, как она читала о них в своей книге по истории, и она увидела также темные фигуры, крадущиеся позади деревья, как она читала «. Ее спасла одна из первых колониальных семей, которые забрали ее в свой бревенчатый дом.

К ее изумлению, она не единственная Летиция Хопкинс; так же зовут мать и старшую девочку, и она понимает, что это ее предки. Сначала нет никаких признаков двери, и она смиряется с колониальной, пуританской жизнью, ест еду, которую не любит, изучает домашние дела, на которые у нее никогда не было терпения дома, и ходит в скучную пуританскую церковь. Когда она действительно находит зеленую дверь в прошлом, она боится пройти через нее снова, чтобы не оказаться в худшем месте.Затем она знакомится с мальчиком, история которого похожа на ее собственную, которого она помнит, как встречалась в свое время. Он вошел в прошлое через книгу, и, как и она, он боится пройти через это снова …

Но Летиция наконец набралась храбрости, чтобы пройти через нее, и снова оказывается дома, без промедления. Посещение прошлого улучшило ее, и теперь она стала намного лучше. Мальчик тоже благополучно возвращается.

Он очень короткий, и я действительно не люблю клише диких индейцев, но он полон прекрасных подробностей прошлого, которые ярко воплощены в жизнь.Сама дверь — прекрасный портал, красиво описанный. Мне он понравился настолько, что я буду помнить имя Фримена для будущих продаж библиотечных книг; Я прочитал это в Интернете через книги Google, и совсем не против иметь свой экземпляр для моей коллекции путешествий во времени. Она была очень хорошо известна при жизни и была первой обладательницей медали Уильяма Дина Хауэлса за отличие в художественной литературе Американской академии искусств и литературы в 1926 году.

.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *