Особенности развития цивилизации востока в средние века кратко: 1. Особенности развития стран Востока в Средние века

Содержание

1. Особенности развития стран Востока в Средние века

 

• Особенности развития стран Востока в Средние века

• Индия

• Китай

• Япония

• Арабский халифат

 

Особенности развития стран Востока в Средние века

 

Термин «Средние века» употребляется для обозначения периода истории стран Востока первых семнадцати веков новой эры. Естественным верхним рубежом периода принято считать XVI – начало XVII вв., когда Восток становится объектом европейской торговой и колониальной экспансии, прервавшей характерный для азиатских и североафриканских стран ход развития. Географически Средневековый Восток охватывает территорию Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока, Центральной и Средней Азии, Индии, Шри-Ланки, Юго-Восточной Азии и Дальнего Востока.

Переход к Средневековью на Востоке в одних случаях осуществлялся на основе уже существующих политических образований (например, Византия, Сасанидский Иран, Кушано-Гуптская Индия), в других – он сопровождался социальными потрясениями, как это было в Китае, и почти повсеместно процессы получали ускорение благодаря участию в них «варварских» кочевых племен. На исторической арене в этот период появились и возвысились такие безвестные дотоле народы, как арабы, тюрки-сельджуки, монголы. Рождались новые религии и на их основе возникали цивилизации.

Страны Востока в Средние века были связаны с Европой. Носительницей традиций греко-римской культуры оставалась Византия. Арабское завоевание Испании и походы крестоносцев на Восток способствовали взаимодействию культур. Однако для стран Южной Азии и Дальнего Востока знакомство с европейцами состоялось лишь в XV-XVI вв.

Становление средневековых обществ Востока характеризовалось ростом производительных сил – распространялись железные орудия, расширялось искусственное орошение и совершенствовалась ирригационная техника, ведущей тенденцией исторического процесса как на Востоке, так и в Европе – было утверждение феодальных отношений. Различные же итоги развития на Востоке и Западе к концу XX в. обусловливались меньшей степенью его динамизма.

Среди факторов, обусловливающих «запаздывание» восточных обществ, выделяются следующие: сохранение наряду с феодальным укладом крайне медленно распадавшихся первобытнообщинных и рабовладельческих отношений; устойчивость общинных форм общежития, сдерживавших дифференциацию крестьянства; преобладание государственной собственности и власти над частным землевладением и частной властью феодалов; безраздельная власть феодалов над городом, ослабляющая антифеодальные устремления горожан.

Переодизация истории средневекового Востока. С учетом этих особенностей и исходя из представления о степени зрелости феодальных отношений в истории Востока выделяют следующие этапы:

I-VI в. н.э. – переходный период зарождения феодализма;

VII-Х вв. – период раннефеодальных отношений с присущим ему процессом натурализации экономики и упадка древних городов;

XI-XII вв. – домонгольский период, начало расцвета феодализма, становление сословно-корпоративного строя жизни, культурный взлет;

XIII вв. – время монгольского завоевания, прервавшего развитие феодального общества и обратившее некоторые из них вспять;

XIV-XVI вв. – послемонгольский период, который характеризуется замедлением общественного развития, консервацией деспотической формы власти.

Восточные цивилизации. Пеструю картину представлял собой Средневековый Восток и в цивилизационном отношении, что также отличало его от Европы. Одни цивилизации на Востоке возникли еще в древности; буддийская и индусская – на полуострове Индостан, даосско-конфуцианская – в Китае. Другие родились в Средние века: мусульманская цивилизация на Ближнем и Среднем Востоке, индо-мусульманская – в Индии, индусская и мусульманская – в странах Юго-Восточной Азии, буддийская – в Японии и Юго-Восточной Азии, конфуцианская – в Японии и Корее.

 

Индия (VII – XVIII вв.)

 

Раджпутский период (VII-XII вв.) . Как было показано в гл.2, в IV-VI вв. н.э. на территории современной Индии сложилась мощная империя Гуптов. Эпоха Гуптов, воспринимая как золотой век Индии, сменилась в VII-XII вв. периодом феодальной раздробленности. На этом этапе, однако, обособления районов страны и упадка культуры не произошло в силу развития портовой торговли. Пришедшие из Центральной Азии племена завоевателей гуннов-эфталитов осели на северо-западе страны, а появившиеся вместе с ними гуджараты расселились в Пенджабе, Синде, Раджпутане и Мальве. В результате слияния пришлых народов с местным населением возникла компактная этническая общность раджпутов, которая в VIII в. начала из Раджпутаны экспансию в богатые области долины Ганга и Центральной Индии. Наибольшую известность имел клан Гурджара-Пратихаров, образовавший государство в Мальве. Здесь и сложился наиболее яркий тип феодальных отношений с развитой иерархией и вассальной психологией.

В VI-VII вв. в Индии складывается система устойчивых политических центров, борющихся друг с другом под знаменем разных династий – Северная Индия, Бенгалия, Декан и Крайний юг. Канвой политических событий VIII-Х вв. стала борьба за Доаб (междуречье Джамны и Ганга). В Х в. ведущие державы страны пришли в упадок, разделились на независимые княжества. Политическая раздробленность страны оказалась особенно трагичной для Северной Индии, подвергшейся в XI в. регулярным набегам войск Махмуда Газневида (998-1030), правителя обширной империи, включавшей территории современных государств Средней Азии, Ирана, Афганистана, а также Пенджаб и Синд.

Социально-экономическое развитие Индии в раджпутскую эпоху характеризовалось ростом феодальных владений. Наиболее богатыми среди феодалов наряду с правителями были индусские храмы и монастыри. Если первоначально им жаловались только необрабатываемые земли и при непременном согласии владевшей ими общины, то с VIII в. все чаще передаются не только земли, но и деревни, жители которых обязаны были нести натуральную повинность в пользу получателя. Однако в это время индийская община все еще оставалась относительно независимой, крупной по размерам и обладавшей автономным самоуправлением. Полноправный общинник наследственно владел своим полем, хотя торговые операции с землей непременно контролировались общинной администрацией.

Городская жизнь, замершая после VI в., начала возрождаться лишь к концу Раджпутского периода. Быстрее развивались старые портовые центры. Новые города возникали возле замков феодалов, где селились ремесленники, обслуживающие потребности двора и войска землевладельца. Развитию городской жизни способствовало усиление обмена между городами и возникновение группировок ремесленников по кастам. Так же, как и в Западной Европе, в индийском городе развитие ремесла и торговли сопровождалось борьбой граждан против феодалов, облагавших ремесленников и торговцев новыми налогами. Причем величина налога была тем выше, чем более низким было сословное положение каст, к которым принадлежали ремесленники и торговцы.

На этапе феодальной раздробленности индуизм окончательно взял верх на буддизмом, победив его силой своей аморфности, что как нельзя лучше соответствовало политическому строю эпохи.

Эпоха мусульманского завоевания Индии. Делийский султанат(XIII – нач. XVI вв.) В XIII в. на севере Индии утверждается крупное мусульманское государство-Делийский султанат, окончательно оформляется господство мусульманских военачальников из среднеазиатских тюрок. Государственной религией становится ислам суннитского направления, официальным языком – персидский. Сопровождавшиеся кровавыми распрями, последовательно сменялись в Дели династии Гулямов, Хилджи, Туглакидов. Войска султанов совершали завоевательные походы в Центральную и Южную Индию, а покоренные правители вынуждены были признавать себя вассалами Дели и платить султану ежегодную дань.

Переломным моментом в истории Делийского султаната стало нашествие на Северную Индию в 1398 г. войск среднеазиатского правителя Тимура (другое имя – Тамерлан, 1336-1405). Султан бежал в Гуджарат. В стране начались эпидемия и голод. Оставленный завоевателем в качестве наместника Пенджаба Хизр-хан Сайид в 1441 г. захватил Дели и основал новую династию Сайидов. Представители этой и последовавшей за ней династии Лоди правили уже как наместники тимуридов. Один из последних Лоди, Ибрахим, стремясь возвеличить свою власть, вступил в непримиримую борьбу с феодальной знатью и афганскими военачальниками. Противники Ибрахима обратились к правителю Кабула тимуриду Бабуру с просьбой избавить их от тирании султана. В 1526 г. Бабур разбил Ибрахима в битве при Панипате, положив этим начало Могольской империи,просуществовавшей почти 200 лет.

Система экономических отношений претерпевает в мусульманскую эпоху некоторые, хотя и не радикальные, изменения. Значительно возрастает государственный земельный фонд за счет владений покоренных индийских феодальных родов. Основная его часть раздавалась в условное служебное пожалование – икта (небольшие участки) и мукта (крупные «кормления»). Иктадары и муктадары собирали с пожалованных деревень налоги в пользу казны, часть которых шла на содержание семьи держателя, поставлявшего в государственную армию воина. Частными земельными собственниками, распоряжавшимися имением без государственного вмешательства, были мечети, владельцы имущества для благотворительных целей, хранители гробниц шейхов, поэты, чиновники и купцы. Сельская община сохранилась как удобная фискальная единица, правда, уплата подушного налога (джизии) легла на крестьян, в большинстве исповедовавших индуизм, тяжким бременем.

К XIV в. историки относят новую волну урбанизации в Индии. Города становились центрами ремесла и торговли. Внутренняя торговля преимущественно ориентировалась на нужды столичного двора. Ведущей статьей импорта был привоз коней (основа делийской армии – конница), которые в Индии за отсутствием пастбищ не разводились, Клады делийских монет археологи находят в Персии, Средней Азии и на Волге.

В годы правления Делийского султаната начинается проникновение в Индию европейцев. В 1498 г. под началом Васко да Гамы португальцы впервые достигли Каликата на Малабарском побережье западной Индии. В результате последующих военных экспедиций – Кабрала (1500), Васко де Гама (1502), д’Альбукерки (1510-1511) – португальцы захватывают биджапурский остров Гоа, ставший опорой их владений на Востоке. Монополия португальцев на морскую торговлю подорвала торговые связи Индии со странами Востока, изолировала глубинные районы страны и задержала их развитие. К этому же вели войны и уничтожение населения Малабара. Ослаблен был и Гуджарат. Лишь империя Виджаянагар оставалась в XIV-XVI вв. мощной и даже более централизованной, чем прежние государства юга. Ее главой считался махараджа, но вся полнота реальной власти принадлежала государственному совету, главному министру, которому непосредственно подчинялись наместники провинций. Государственные земли раздавались в условное военное пожалование – амарам. Значительная часть деревень находилась во владении брахманских коллективов – сабх. Крупные общины распались. Их владения сузились до земель одной деревни, а общинники все чаще стали превращаться в неполноправных арендаторов-издольщиков. В городах сбор пошлин власти начали отдавать на откуп феодалам, чем укрепили здесь их безраздельное господство.

С утверждением власти Делийского султаната, в котором ислам был насильно насаждаемой религией, Индия оказалась втянутой в культурную орбиту мусульманского мира. Однако несмотря на ожесточенную борьбу индусов и мусульман, длительное совместное проживание привело к взаимному проникновению идей и обычаев.

Индия в эпоху Могольскойи имеприи (XVI-XVIIIвв.)1 Заключительным этапом средневековой истории Индии стало возвышение на ее севере в начале XVI в. новой мощной мусульманской Могольской империи, которая в XVII в. сумела подчинить себе значительную часть Южной Индии. Основателем державы был тимурид Бабур (1483-1530). Власть моголов в Индии укрепилась в годы полувекового правления Акбара (1452-1605), перенесшего столицу в город Агру на реке Джамне, завоевавшего Гуджарат и Бенгалию, а вместе с ними и выход к морю. Правда, моголам пришлось примириться с владычеством здесь португальцев.

В могольскую эпоху Индия вступает в стадию развитых феодальных отношений, расцвет которых шел параллельно усилению центральной власти государства. Повысилось значение главного финансового ведомства империи (дивана), обязанного следить за использованием всех пригодных земель. Долей государства была объявлена треть урожая. В центральных областях страны при Акбаре крестьяне были переведены на денежный налог, что заставляло их заранее включаться в рыночные отношения. В государственный земельный фонд (халиса) поступали все завоеванные территории. Из него раздавались джагиры – условные военные пожалования, продолжавшие считаться государственной собственностью. Джагирдары обычно владели несколькими десятками тысяч гектар земли и обязаны были содержать на эти доходы воинские отряды – костяк имперской армии. Попытка Акбара ликвидировать в 1574 г. джагирную систему окончилась неудачей. Также в государстве существовала частная земельная собственность феодалов-заминдаров из числа покоренных князей, плативших дань, и небольшие частные владения суфийских шейхов и мусульманских богословов, передававшиеся по наследству, и свободные от налогов – суюргал или мульк.

Высокого расцвета достигло в этот период ремесло, особенно производство тканей, ценившихся на всем Востоке, а в районе южных морей индийский текстиль выступал своего рода всеобщим эквивалентом торговли. Начинается процесс сращивания высшей купеческой прослойки с господствующим классом. Денежные люди могли становиться джагирдарами, а последние – владельцами караван-сараев и торговых кораблей. Складываются купеческие касты, играющие роль компаний. Сурат, главный порт страны в XVI в., становится местом, где зарождается прослойка купцов-компрадоров (т.е. связанных с иностранцами).

В XVII в. значение экономического центра переходит к Бенгалии. Здесь развивается в Дакке и Патне производство тонких тканей, селитры и табака. Судостроение продолжает расцветать в Гуджарате. На юге возникает новый крупный текстильный центр Мадрас. Таким образом, в Индии XVI-XVII вв. уже наблюдается зарождение капиталистических отношений, но социально-экономический строй Могольской империи, основанный на государственном владении землей, не способствовал быстрому их росту.

В могольскую эпоху активизируются религиозные споры, на базе которых рождаются широкие народные движения, крупные повороты претерпевает религиозная политика государства. Так, в XV в. в Гуджарате в среде мусульманских городов торгово-ремесленных кругов зародилось махдистское движение. В XVI в. фанатическая приверженность правителя ортодоксальному суннитскому исламу обернулось бесправием для индусов и преследованием мусульман-шиитов. В XVII в. притеснение шиитов, разрушение всех индусских храмов и использование их камней для строительства мечетей Аурангзебом (1618-1707) вызвало народное восстание, антимогольское движение.

 

* * *

 

Итак, средневековая Индия олицетворяет собой синтез самых разнообразных социально-политических устоев, религиозных традиций. этнических культур. Переплавив внутри себя все это множество начал, она к исходу эпохи предстала перед изумленными европейцами страной сказочного великолепия, манившей к себе богатством, экзотикой, тайнами. Внутри нее, однако, начинались процессы, сходные с европейскими, присущими Новому времени. Формировался внутренний рынок, развивались международные связи, углублялись общественные противоречия. Но для Индии, типичной азиатской державы, сильным сдерживающим началом капитализации было деспотическое государство. С его ослаблением страна становится легкой добычей европейских колонизаторов, деятельность которых прервала на долгие годы естественный ход исторического развития страны.

Китай (III – XVII вв.)

 

Эпоха раздробленности (III-VI вв.). С падением империи Хань на рубеже II-IIIвв. в Китае происходит смена эпох: заканчивается древний период истории страны и начинается Средневековье. Первый этап раннего феодализма вошел в историю как время Троецарствия (220-280 гг.). На территории страны сложилось три государства (Вэй-на севере, Шу-в центральной части и У-на юге), власть в которых по типу приближалась к военной диктатуре.

Но уже в конце III в. политическая стабильность в Китае вновь утрачивается, и он становится легкой добычей хлынувших сюда кочевых племен, преимущественно оседавших в северо-западных районах страны. С этого момента в течение двух с половиной веков Китай был разделен на северную и южную части, что сказалось на последующем его развитии. Укрепление централизованной власти происходит в 20-х годах V в. на юге после основания здесь империи Южная Сун и в 30-х годах V в. – на севере, где усиливается империя Северная Вэй, в которой стремление к восстановлению единой китайской государственности было выражено сильнее. В 581 г. на севере произошел государственный переворот: полководец Ян Цзянь отстранил от власти императора и переменил название государства Суй. В 589 г. он подчинил своей власти южное государство и впервые после 400-летнего периода раздробленности восстановил политическое единство страны.

Политические изменения в Китае III-VI вв. тесно связаны с кардинальными сдвигами в этническом развитии. Хотя иноплеменники проникали и прежде, но именно IV в. становится временем массовых вторжений, сопоставляемых с Великим переселением народов в Европе. Пришедшие из центральных районов Азии племена сюнну, саньбийцев, цянов, цзе, ди оседали не только на северных и западных окраинах, но и на Центральной равнине, смешиваясь с коренным китайским населением. На юге процессы ассимиляции некитайского населения (юэ, мяо, ли, и, мань и яо) шли быстрее и менее драматично, оставляя значительные пространства не колонизированными. Это нашло отражение во взаимной обособленности сторон, а также в языке сложились два основных диалекта китайского языка. Северяне называли жителями срединного государства, то есть китайцами, лишь себя, а южан именовали людьми У.

Период политической раздробленности сопровождался заметной натурализацией хозяйственной жизни, упадком городов и сокращением денежного обращения. Мерилом стоимости стали выступать зерно и шелк. Была введена надельная система землепользования (чжань тянь), которая сказалась на типе организации общества и способе управления им. Ее существо состояло в закреплении за каждым работником, отнесенным к сословию лично-свободных простолюдинов, прав на получение участка земли определенных размеров и установлении фиксированных налогов с него.

Надельной системе противостоял процесс роста частных земельных участков так называемых «сильных домов» («да цзя»), который сопровождался разорением и закабалением крестьянства. Введение государственной надельной системы, борьба власти против экспансии крупного частного землевладения длились на всем протяжении средневековой истории Китая и сказались на оформлении уникального аграрного и общественного строя страны.

Процесс официальной дифференциации шел на основе разложения и перерождения общины. Это нашло выражение в формальном объединении крестьянских хозяйств в пятидворки и двадцатипятидворки, которые поощрялись властями в целях налоговой выгоды. Все неполноправные слои в государстве обобщенно именовались «подлым людом» (цзяньжэнь) и противопоставлялись «доброму народу» (лянминь). Ярким проявлением социальных сдвигов стало повышение роли аристократии. Знатность определялась принадлежностью к старым кланам. Родовитость закреплялась в списках знатных фамилий, первый общий реестр которых был составлен в III в. Еще одной отличительной чертой общественной жизни III-VI вв. было усиление личностных отношений. Принцип личного долга младшего перед старшим занял ведущее место среди моральных ценностей.

Имперский период (конеч VI-XIII вв) В этот период в Китае возродился имперский порядок, произошло политическое объединение страны, изменился характер верховной власти, усилилась централизация управления, возросла роль чиновно-бюрократического аппарата. В годы владычества династии Тан (618-907) складывается классический китайский тип имперского управления. В стране происходили мятежи военных губернаторов, крестьянская война 874-883 гг., длительная борьба с тибетцами, уйгурами и тангутами на севере страны, военное противостояние южно-китайскому государству Наньчжао. Все это привело к агонии Танского режима.

В середине Х в. из хаоса родилось государство Позднее Чжоу, ставшее новым ядром политического объединения страны. Воссоединение земель было завершено в 960 г. основателем династии Сун Чжао Куаньинем со столицей Кайфэн. В этом же веке на политической карте северо-восточного Китая появляется государство Ляо. В 1038 г. на северо-западных рубежах империи Сун была провозглашена тангутская империя Западная Ся. С середины XI в. между Сун, Ляо и Ся сохраняется примерное равновесие сил, которое в начале XII в. было нарушено с появлением нового быстро растущего государства чжурчжэней (одна из ветвей тунгусских племен), сформировавшегося в Маньчжурии и провозгласившего себя в 1115 г. империей Цзинь. Оно вскоре завоевало государство Ляо, захватило столицу Сун вместе с императором. Однако брату захваченного императора удалось создать империю Южная Сун со столицей в Линьане (Ханьчжоу), распространявшую влияние на южные районы страны.

Таким образом накануне монгольского нашествия Китай вновь оказался расколотым на две части северную, включающую империю Цзинь, и южную территория империи Южная Сун.

Процесс этнической консолидации китайцев, начавшийся в VII в., уже в начале XIII в. приводит к формированию китайского народа. Этническое самосознание проявляет себя в выделении китайского государства, противостоящего иноземным странам, в распространении универсального самоназвания «хань жэнь» (люди хань). Численность населения страны в Х-XIII вв. составляла 80-100 млн. человек.

В империях Тан и Сун складываются совершенные для своего времени управленческие системы, которые копировались другими государствами Все военные соединения страны с 963 г. стали подчиняться непосредственно императору, а военные чины на местах назначались из числа гражданских служащих столицы. Это усилило власть императора. Вырос бюрократический аппарат до 25 тысяч. Высшим правительственным учреждением было Управление ведомств, возглавлявшее шесть ведущих органов исполнительной власти страны: Чинов, Налогов, Ритуалов, Военное, Судебное и Общественных работ. Наряду с ними учреждались Имперский секретариат, Имперская канцелярия. Власть главы государства, официально именовавшегося Сыном Неба и императором, была наследственной и юридически неограниченной.

Экономика Китая VII-XII вв. основывалась на аграрном производстве. Надельная система, достигшая апогея в VI-VIII вв., к концу Х в. исчезла. В сунском Китае система землепользования уже включала в себя государственный земельный фонд с императорскими поместьями, крупное и среднее частное землевладение, мелкокрестьянскую земельную собственность и поместья держателей государственных земель. Порядок налогообложения может быть назван тотальным. Главным был поземельный двухразовый натуральный налог, составляющий 20 % урожая, дополнявшийся промысловой податью и отработками. Для учета налогоплательщиков каждые три года составлялись подворные реестры.

Объединение страны привело к постепенному повышению роли городов. Если в VIII в. их насчитывалось 25 с населением около 500 тысяч человек, то в Х-XII вв., в период урбанизации, городское население стало составлять 10 % общей численности страны.

Урбанизация была тесно связана с ростом ремесленного производства. Особое развитие в городах получили такие направления казенного ремесла, как шелкоткачество, керамическое производство, деревообработка, выделка бумаги и крашение. Формой частного ремесла, подъем которого сдерживали мощная конкуренция казенного производства и всесторонний контроль имперской власти над городской экономикой, была семейная мастерская лавка. Торгово-ремесленные организации, а также лавки представляли собой основную часть городского ремесла. Постепенно совершенствовалась техника ремесла, менялась его организация появлялись крупные мастерские, оснащенные станками и применявшие наемный труд.

Развитию торговли способствовало введение в конце VI в. эталонов мер и весов и выпуск медной монеты установленного веса. Налоговые поступления с торговли стали ощутимой статьей государственных доходов. Увеличение добычи металлов позволило правительству Сун выпустить наибольшее за всю историю китайского средневековья количество звонкой монеты. Активизация внешней торговли приходилась на VII-VIII вв. Центром морской торговли был порт Гуанчжоу, связывавший Китай с Кореей, Японией и прибрежной Индией. Сухопутная торговля шла по Великому шелковому пути через территорию Центральной Азии, вдоль которого были устроены караван-сараи.

В китайском средневековом обществе домонгольской эпохи размежевание шло по линии аристократов и не аристократов, служилого сословия и простолюдинов, свободных и зависимых. Пик влияния аристократических кланов приходится на VII-VIII вв. Первым генеалогическим перечнем 637 г. было зафиксировано 293 фамилии и 1654 семьи. Но уже к началу XI в. власть аристократии слабеет и начинается процесс сращивания ее с чиновной бюрократией.

«Золотым веком» чиновничества было время Сун. Служебная пирамида насчитывала 9 рангов и 30 степеней, а принадлежность к ней открывала путь к обогащению. Основным каналом проникновения в среду чиновников были государственные экзамены, способствовавшие расширению социальной базы служилых людей.

Около 60 % населения составляли крестьяне, юридически сохранившие права на землю, но фактически не имевшие возможности ею свободно распоряжаться, оставлять необработанной или бросать. С IX в. шел процесс исчезновения лично-неполноправных сословий (цзяньжэней): государственных крепостных (гуаньху), казенных ремесленников (гун) и музыкантов (юэ), частных и зависимых безземельных работников (буцой). Особую прослойку общества составляли члены буддийских и даосских монастырей, насчитывавших в 20-е годы XI в. 400 тыс. человек.

Города, в которых появляется люмпенский слой, становятся центрами антиправительственных восстаний. Самым крупным движением, направленным против произвола властей, было восстание под руководством Фан Ла в юго-восточном районе Китая в 1120-1122 гг. На территории же империи Цзинь вплоть до ее падения в XIII в. действовали национально-освободительные отряды «красных курток» и «черного знамени».

В средневековом Китае существовали три религиозные доктрины: буддизм, даосизм и конфуцианство. В эпоху Тан правительство поощряло даосизм: в 666 г. была официально признана святость автора древнекитайского трактата – канонического сочинения даосизма Лаоцзы (IV-III вв. до н.э.), в первой половине VIII в. учреждена даосская академия. Одновременно усиливались гонения на буддизм и утверждалось неоконфуцианство, которое претендовало на роль единственной идеологии, обосновавшей общественную иерархию и соотносившей ее с понятием личного долга.

Итак, к началу XIII в. в китайском обществе приобретают законченную форму и закрепляются многие черты и институты, которые впоследствии будут претерпевать лишь частичные изменения. Приближаются к классическим образцам политическая, экономическая и социальная системы, изменения в идеологии приводят к выдвижению на первый план неоконфуцианства.

Китай в эпоху монгольского владычества. Империя Юань (1271-1367 гг.) Монгольское завоевание Китая растянулось почти на 70 лет. В 1215 г. был взят. Пекин, а в 1280 г. Китай полностью оказлся во власти монголов. С вступлением на престол хана Хубилая (1215-1294) великоханская ставка была перенесена в Пекин. Наряду с ним равноправными столицами считались Каракорум и Шандун. В 1271 г. все владения великого хана были объявлены империей Юань по китайскому образцу. Монгольское господство в основной части Китая продолжалось немногим более века и отмечено китайскими источниками как наиболее тяжелое для страны время.

Несмотря на военную мощь, империя Юань не отличалась внутренней прочностью, ее сотрясали междоусобицы, а также сопротивление местного китайского населения, восстание тайного буддийского общества «Белый лотос».

Характерной особенностью социальной структуры было разделение страны на четыре неравные по правам категории. Китайцы севера и жители юга страны считались соответственно людьми третьего и четвертого сорта после самих монголов и выходцев из исламских стран западной и центральной части Азии. Таким образом, этническая ситуация эпохи характеризовалась не только национальным угнетением со стороны монголов, но и узаконенным противопоставлением северных и южных китайцев.

Господство империи Юань держалось на мощи армии. Каждый город содержал гарнизон не менее 1000 человек, а в Пекине стояла ханская гвардия из 12 тыс. человек. В вассальной зависимости от юаньского дворца находились Тибет и Корё (Корея). Попытки вторжения в Японию, Бирму, Вьетнам и Яву, предпринятые в 70-80-е годы XIII в., не принесли монголам успеха. Впервые юаньский Китай посетили купцы и миссионеры из Европы, которые оставили о своих путешествиях записки: Марко Поло (около 1254-1324), Арнольд из Кельна и другие.

Монгольские властители, заинтересованные в получении доходов с покоренных земель, со второй половины XII в. все больше стали перенимать традиционные китайские методы эксплуатации населения. Первоначально была упорядочена и централизована система налогообложения. Сбор налогов был изъят из рук местных властей, была проведена всеобщая перепись населения, составлены налоговые реестры, введены подушный и поземельный зерновые налоги и подворный налог, взимавшийся шелком и серебром.

Действующими законами была определена система поземельных отношений, в рамках которой выделялись частные земли, казенные земли, земли общественного пользования и удельные наделы. Устойчивой тенденцией в сельском хозяйстве с начала XIV в. становится увеличение частных земельных владений и расширение арендных отношений. Избыток порабощенного населения и военнопленных позволял широко применять их труд на государственных землях и на землях воинов в военных поселениях. Наряду с рабами казенные земли обрабатывались государственными арендаторами. Широко, как никогда прежде, распространялось храмовое землевладение, пополняемое как за счет государственных дарений, так и за счет покупок и прямого захвата полей. Такие угодья считались вечным владением и обрабатывались братией и арендаторами.

Городская жизнь начала возрождаться лишь к концу XIII в. В реестровых списках 1279 г. числилось около 420 тыс. мастеров. По примеру китайцев монголы учредили монопольное право казны на распоряжение солью, железом, металлом чаем, вином и уксусом, установили торговый налог в размере одной тридцатой стоимости товара. В связи с инфляцией бумажных денег в конце XIII в. в торговле стал доминировать натуральный обмен, возросла роль драгоценных металлов, расцвело ростовщичество.

С середины XIII в. официальной религией монгольского двора становится ламаизм – тибетская разновидность буддизма. Характерной особенностью периода было появление тайных религиозных сект. Прежнее ведущее положение конфунцианства восстановлено не было, хотя открытие в 1287 г. Академии сынов отечества, кузницы высших конфуцианских кадров, свидетельствовало о принятии ханом Хубилаем имперской конфуцианской доктрины.

 Минский Китай(1368-1644). Минский Китай родился и погиб в горниле великих крестьянских войн, события которых невидимым образом режиссировались тайными религиозными обществами типа «Белого лотоса». В эту эпоху было окончательно ликвидировано монгольское господство и заложены основы хозяйственной и политической систем, отвечающих традиционным китайским представлениям об идеальной государственности. Пик могущества империи Мин приходился на первую треть XV в., к концу же столетия начинают нарастать отрицательные явления. Вся вторая половина династийного цикла (XVI – первая половина XVII вв.) характеризовалась затяжным кризисом, приобретшим к концу эпохи всеобщий и всесторонний характер. Начавшийся с изменений в экономике и социальной структуре кризис наиболее зримо проявлял себя в области внутренней политики.

Первый император династии Мин Чжу Юаньчжан (1328-1398) начал проводить дальновидную аграрную и финансовую политику. Он увеличил долю крестьянских дворов в земельном клине, усилил контроль за распределением казенных земель, стимулировал опекаемые казной военные поселения, переселял крестьян на пустующие земли, ввел фиксированное налогообложение, предоставлял льготы малоимущим дворам. Его сын Чжу Ди ужесточил полицейские функции власти: было учреждено специальное ведомство, подчинявшееся только императору – Парчовые халаты, поощрялось доносительство. В XV в. появилось еще два карательно-сыскных учреждения.

Центральной внешнеполитической задачей Минского государства в XIV-XV вв. было предотвращение возможности нового монгольского нападения. Не обходилось без военных столкновений. И хотя в 1488 г. с Монголией был заключен мир, однако набеги продолжались еще и в XVI в. От нашествия на страну войск Тамерлана, начавшегося в 1405 г., Китай спасла смерть завоевателя.

В XV в. активизируется южное направление внешней политики. Китай вмешивается во вьетнамские дела, захватывает ряд районов Бирмы. С 1405 по 1433 гг. в страны Юго-Восточной Азии, Индию, Аравию и Африку совершается семь грандиозных экспедиций китайского флота под руководствомЧжэн Хэ (1371 – около 1434). В разных походах он вел от 48 до 62 только крупных кораблей. Эти вояжи имели целью установление торговых и дипломатических связей с заморскими странами, хотя вся внешняя торговля была сведена к обмену данью и дарами с зарубежными посольствами, на частную же внешнеторговую деятельность накладывался строжайший запрет. Караванная торговля также приобрела характер посольских миссий.

Государственная политика в отношении внутренней торговли не была последовательной. Частная торговая деятельность признавалась легальной и доходной для казны, однако общественное мнение считало ее недостойной уважения и требовавшей систематического контроля со стороны властей. Само же государство вело активную внутреннюю торговую политику. Казна принудительно закупала товары по низким ценам и распределяла продукты казенных промыслов, продавала лицензии на торговую деятельность, сохраняла систему монопольных товаров, содержала императорские лавки и насаждала государственные «торговые поселения».

Основой денежной системы страны оставались в этот период ассигнация и мелкая медная монета. Запрет на использование золота и серебра в торговле хотя и ослаблялся, но, однако, довольно медленно. Четче, чем в предыдущую эпоху, обозначаются хозяйственная специализация районов и тенденция к расширению казенного ремесла и промыслов. Ремесленные объединения в этот период постепенно начинают приобретать характер цеховых организаций. Внутри них появляются письменные уставы, возникает зажиточная прослойка.

С XVI в. начинается проникновение в страну европейцев. Как и в Индии, первенство принадлежало португальцам. Их первым владением на одном из южнокитайских островов стало Макао (Аомэнь). Со второй половины XVII в. страну наводняют голландцы и англичане, которые оказывали маньчжурам помощь в покорении Китая. В конце XVII в. в пригороде Гуан-чжоу англичане основали одну из первых континентальных факторий, ставшую центром распространения английских товаров.

В эпоху Мин господствующее положение в религии занимает неоконфуцианство. С конца XIV в. прослеживается стремление властей поставить ограничения буддизму и даосизму, что вело к расширению религиозного сектантства. Другими яркими чертами религиозной жизни страны были китаизация местных мусульман и распространение локальных культов в народной среде.

Нарастание кризисных явлений в конце XV в. начинается исподволь, с постепенного ослабления императорской власти, концентрации земель в руках крупных частных владельцев, обострения финансового положения в стране. Императоры после Чжу Ди были слабыми правителями, а всеми делами при дворах заправляли временщики. Центром политической оппозиции стала палата цензоров-прокуроров, члены которой требовали реформ и обвиняли произвол временщиков. Деятельность такого рода встречала суровый отпор со стороны императоров. Типичной была картина, когда очередной влиятельный чиновник, подавая обличительный документ, одновременно готовился к смерти, ожидая от императора шелкового шнурка с приказом удавиться.

Переломный момент в истории Минского Китая связан с мощным крестьянским восстанием 1628-1644 гг. во главе с Ли Цзычэнем. В 1644 г. войска Ли заняли Пекин, а сам он объявил себя императором.

 

* * *

 

История средневекового Китая представляет собой пестрый калейдоскоп событий: частую смену правящих династий, длительные периоды господства завоевателей, как правило, приходивших с севера и очень скоро растворявшихся среди местного населения, восприняв не только язык и образ жизни, но и классический китайский образец управления страной, оформившийся в танскую и сунскую эпохи. Ни одно государство средневекового Востока не смогло достичь такого уровня управляемости страной и обществом, какой был в Китае. Не последнюю роль в этом сыграла политическая замкнутость страны, а также господствовавшее в среде управленческой элиты идейное убеждение об избранности Срединной империи, естественными вассалами которой являются все прочие державы мира.

Однако и такое общество не было свободно от противоречий. И если побудительными мотивами крестьянских восстаний часто оказывались религиозно-мистические убеждения или национально-освободительные идеалы, они нисколько не отменяли, а наоборот, переплетались с требованиями социальной справедливости. Показательно, что китайское общество не было столь замкнутым и жестко организованным, как, например, индийское. Предводитель крестьянского восстания в Китае мог стать императором, а простолюдин, выдержавший государственные экзамены на чиновничью должность, мог начать головокружительную карьеру.

Япония (III – XIX вв.)

 

Эпоха царей Ямато. Рождение государства (III-сер.VII). ядро японского народа сложилось на базе племенной федерации Ямато (так называлась Япония в древности) в III-V вв. Представители этой федерации принадлежали к Курганной культуре раннего железного века.

На стадии оформления государства общество состояло из кровно-родственных кланов (удзи), существовавших независимо на своей земле. Типичный клан был представлен его главой, жрецом, низшей администрацией и рядовыми свободными лицами. К нему примыкали, не входя в него, группы полусвободных (беминов) и рабов (яцуко). Первым по значению в иерархии стоял царский клан (тэнно). Его выделение в III в. стало поворотным моментом в политической истории страны. Клан тэнно правил при помощи советников, владык округов (агата-нуси) и управляющих областями (кунино мияцуко), тех же вождей местных кланов, но уже уполномоченных царем. Назначение на пост правителя зависело от воли наиболее могущественного клана в царском окружении, поставлявшего также царской фамилии жен и наложниц из своих членов. С 563 по 645 гг. такую роль играл клан Сога. Этот период истории получил название периода Асука по наименованию резеденции царей в провинции Ямато.

Внутренняя политика царей Ямато была направлена на объединение страны и на оформление идеологической основы единовластия. Важную роль в этом сыграли созданные в 604 г. принцем Сетоку-тайси «Законоположения из 17 статей». В них был сформулирован главный политический принцип высшего суверенитета правителя и строгого подчинения младших старшему. Внешнеполитическими приоритетами были сношения со странами Корейского полуострова, доходившие иногда до вооруженных столкновений, и с Китаем, имевшие форму посольских миссий и цель заимствования любых подходящих новшеств.

Социально-экономический строй III-VII вв. вступает в стадию разложения патриархальных отношений. Общинные пахотные земли, находившиеся в распоряжении сельских дворов, начинают постепенно подпадать под контроль сильных кланов, противоборствующих друг с другом за исходные ресурсы; землю и людей. Таким образом, отличительная особенность Японии состояла в той значительной роли родоплеменной феодализирующейся знати и более явственной, чем где-либо еще на Дальнем Востоке, тенденции к приватизации земельных владений при относительной слабости власти центра.

В 552 г. в Японию пришел буддизм, который повлиял на унификацию религиозных и морально-эстетических идей.

Эпоха Фудзивара (645-1192 гг.). Следующий за эпохой царей Ямато исторический период охватывает время, начало которого приходится на «переворот Тайка» в 645 г., а конец – на 1192 г., когда во главе страны встали военные правители с титулом сёгун1.

Под девизом реформ Тайка прошла вся вторая половина VII в. Государственные реформы были призваны реорганизовать по китайской танской модели все сферы отношений в стране, перехватить инициативу частного присвоения исходных ресурсов страны, земли и людей, заменив ее государственной. Аппарат центральной власти состоял из Государственного совета (Дадзёкан), восьми правительственных ведомств, системы главных министерств. Страна была поделена на провинции и уезды во главе с губернаторами и уездными начальниками. Были установлены восьмистепенная система родов титулов с императором во главе и 48-ранговая лестница придворных званий. С 690 г. каждые шесть лет стали проводиться переписи населения и переделы земли. Была введена централизованная система комплектования армии, изъято оружие у частных лиц. В 694 г. был построен первый столичный город Фудзиваракё, постоянное место императорской ставки (до этого место ставки легко переносилось).

Завершение оформления средневекового японского централизованного государства в VIII в. было связано с ростом крупных городов. За одно столетие трижды был осуществлен перевод столицы: в 710 г. в Хайдзёкё (Нара), в 784 г. Нагаока и в 794 г. в Хэйанкё (Киото). Поскольку столицы были административными, а не торгово-ремесленными центрами, то после очередного перевода они приходили в запустение. Население провинциальных и уездных городов не превышало, как правило, 1000 человек.

Внешнеполитические проблемы в VIII в. отступают на второй план. Угасает сознание опасности вторжения с материка. В 792 г. отменяется всеобщая воинская повинность и ликвидируется береговая стража. Редкими становятся посольства в Китай, а в связях с корейскими государствами начинает все большую роль играть торговля. К середине IX в. Япония окончательно переходит к политике изоляции, запрещается выезд из страны, прекращается прием посольств и судов.

Становление развитого феодального общества в IX-XII вв. сопровождалось все более радикальным отходом от китайского классического образца государственного устройства. Бюрократическая машина насквозь оказалась пронизанной родственными аристократическими связями. Прослеживается тенденция к децентрализации власти. Божественный тэнно уже более царствовал, нежели реально управлял страной. Чиновничьей элиты вокруг него не сложилось, ибо не была создана система воспроизводства администраторов на базе конкурсных экзаменов. Со второй половины IX в. вакуум власти был заполнен представителями рода Фудзивара, которые фактически начинают править страной с 858 г. в качестве регентов при малолетних императорах, а с 888 г. – в качестве канцлеров при совершеннолетних. Период середины IX – первой половины XI в. имеет название «время правления регентов и канцлеров». Его расцвет приходится на вторую половину Х в. при представителях дома Фудзивара, Митинага и Ёримити.

В конце IX в. оформляется так называемый «государственно-правовой строй» (рицурё). Новыми высшими государственными органами стали личная канцелярия императора и полицейское ведомство, напрямую подчиненное императору. Широкие права губернаторов позволили им усилить свою власть в провинции настолько, что они могли противопоставлять ее императорской. С падением значения уездного управления провинция становится основным звеном общественной жизни и влечет за собой децентрализацию государства.

Население страны, преимущественно занимавшееся земледелием, насчитывало в VII в. около 6 млн. человек, в XII в. – 10 млн. Оно было поделено на плативших налоги полноправных (рёмин) и неполноправных (сэммин). В VI-VIII вв. господствовала надельная система землепользования. Особенности поливного рисоводства, чрезвычайно трудоемкого и требовавшего личной заинтересованности работника, обусловили преобладание в структуре производства мелкого трудового свободного хозяйства. Не получил поэтому широкого распространения труд рабов. Полноправные крестьяне обрабатывали подлежащие переделу раз в шесть лет государственные земельные участки, за которые платили налог зерном (в объеме 3 % от официально установленной урожайности), тканями и исполняли отработочные повинности.

Домениальные земли в этот период не представляли собой крупное господское хозяйство, а отдавались в обработку отдельными полями зависимым крестьянам.

Чиновники получали наделы на срок исполнения должности. Лишь некоторые влиятельные администраторы могли пользоваться наделом пожизненно, иногда с правом передачи его по наследству на протяжении одного-трех поколений.

В силу натурального характера экономики выход на немногочисленные городские рынки преимущественно имели государственные ведомства. Функционирование небольшого числа рынков за пределами столиц наталкивалось на отсутствие профессиональных рыночных торговцев и нехватку крестьянских промысловых продуктов, основная часть которых изымалась в виде податей.

Особенностью социально-экономического развития страны в IX-XII вв. было разрушение и полное исчезновение надельной системы хозяйствования. На смену приходят вотчинные владения, имевшие статус «пожалованных» частным лицам (сёэн) со стороны государства. Представители высшей аристократии, монастыри, знатные дома, господствовавшие в уездах, наследственные владения крестьянских семей обращались в государственные органы за признанием вновь обретенных владений в качестве сёэн.

В итоге социально-экономических изменений вся власть в стране с Х в. стала принадлежать знатным домам, владельцам сёэн разных размеров. Завершалась приватизация земель, доходов, должностей. Для урегулирования интересов противоборствующих феодальных групп в стране создается единый сословный порядок, для обозначения которого вводится новый термин «императорское государство» (отё кокка), заменивший собой прежний режим – «правовое государство» (рицурё кокка).

Еще одним характерным социальным явлением эпохи развитого Средневековья стало появление военного сословия. Выросшие из отрядов дружинников, использовавшихся владельцами сёэн в междоусобной борьбе, воины-профессионалы стали превращаться в замкнутое сословие воинов-самураев (буси). На исходе эпохи Фудзивара статус вооруженной силы поднялся из-за социальной нестабильности в государстве. В самурайской среде возник кодекс воинской этики, опиравшийся на главную идею личной верности господину, вплоть до безусловной готовности отдать за него жизнь, а в случае бесчестия покончить с собой по определенному ритуалу. Так самураи превращаются в грозное оружие крупных земледельцев в их борьбе друг с другом.

В VIII в. государственной религией становится буддизм, быстро распространившийся в верхушке общества, не находивший ещё популярности в среде простонародья, но поддерживаемый государством.

Япония в эпоху первого сёгуната Минамото (1192-1335 гг.) В 1192 г. происходит крутой поворот в исторической судьбе страны, верховным правителем Японии с титулом сёгун стал Минамото Еримото – глава влиятельного на северо-востоке страны аристократического дома. Ставкой его правительства (бакуфу) стал город Камакура. Сёгунат Минамото продолжался до 1335 г. Это было время расцвета городов, ремесла и торговли Японии. Как правило, города росли вокруг монастырей и ставок крупных аристократов. Расцвету портовых городов на первых порах содействовали японские пираты. Позже в их процветании начала играть роль регулярная торговля с Китаем, Кореей и странами Юго-Восточной Азии. В XI в. насчитывалось 40 городов, в XV в. – 85, в XVI в. – 269, в которых возникали корпоративные объединения ремесленников и торговцев (дза).

С приходом к власти сёгуна качественно изменился аграрный строй страны. Ведущей формой землевладения становится мелкое самурайское, хотя продолжали существовать крупные феодальные владения влиятельных домов, императора и всесильных вассалов Минамото. В 1274 и 1281 гг. японцы оказали успешное сопротивление вторжению монгольской армии.

У преемников первого сёгуна власть захватил дом родственников Ходзё, называвшихся Сиккенами (правителями), при которых появилось подобие совещательного органа из высших вассалов. Являясь опорой режима, вассалы несли наследственную охранную и военную службы, назначались на должность администраторов (дзито) в вотчины и государственные земли, военными губернаторами в провинции. Власть военного правительства бакуфу ограничивалась только военно-полицейскими функциями и не охватывала всей территории страны.

При сёгунах и правителях императорский двор и киотское правительство не были ликвидированы, ибо военная власть не могла управлять страной без авторитета императора. Военная власть правителей значительно укрепилась после 1232 г., когда императорским дворцом была предпринята попытка ликвидировать власть сиккэна. Она оказалась неудачной – верные двору отряды были разгромлены. За этим последовала конфискация принадлежащих сторонникам двора 3000 сёэн.

Второй сёгунат Асикага (1335-1573 гг.) Второй сёгунат в Японии возник в ходе длительных усобиц князей знатных домов. На протяжении двух с половиной столетий чередовались периоды междоусобий и укрепления централизованной власти в стране. В первой трети XV в. позиции центральной власти были наиболее сильными. Сёгуны препятствовали росту контроля военных губернаторов (сюго) над провинциями. С этой целью, в обход сюго, они устанавливали прямые вассальные связи с местными феодалами, обязывали сюго западных и центральных провинций проживать в Киото, а с юго-восточной части страны – в Камакура. Однако период централизованной власти сёгунов был недолгим. После убийства в 1441 г. сёгуна Асикага Ёсинори одним из феодалов в стране развертывается междоусобная борьба, переросшая в феодальную войну 1467-1477 гг., последствия которой сказывались целое столетие. В стране наступает период полной феодальной раздробленности.

В годы сёгуната Муромати происходит переход от мелкого и среднего феодального землевладения к крупному. Система вотчин (сёэн) и государственных земель (корё) приходит в упадок из-за развития торгово-экономических связей, разрушавших замкнутые границы феодальных владений. Начинается формирование компактных территориальных владений крупных феодалов – княжеств. Этот процесс на уровне провинции шел также по линии прироста владений военных губернаторов (сюго рёкоку).

В эпоху Асикага углубился процесс отделения ремесла от земледелия. Ремесленные цехи возникали теперь не только в столичном районе, но и на периферии, концентрируясь в ставках военных губернаторов и усадьбах феодалов. Производство, ориентированное исключительно на нужды патрона, сменилось производством на рынок, а покровительство сильных домов стало заключаться в предоставлении гарантии монопольных прав на занятие определенным видом производственной деятельности в обмен на выплату денежных сумм. Сельские ремесленники переходят от бродячего к оседлому образу жизни, возникает специализация сельских районов.

Развитие ремесла способствовало росту торговли. Возникают специализированные торговые гильдии, отделившиеся от ремесленных цехов. На перевозке продуктов налоговых поступлений вырос слой торговцев тоимару, который постепенно превратился в класс торговцев-посредников, транспортировавших самые различные товары и занимавшихся ростовщичеством. Местные рынки концентрировались в районах гаваней, переправ, почтовых станций, границ сёэн и могли обслуживать территорию радиусом от 2-3 до 4-6 км.

Центрами страны оставались столицы Киото, Нара и Камакура. По условиям возникновения города делились на три группы. Одни выросли из почтовых станций, портов, рынков, таможенных застав. Второй тип городов возникал при храмах, особенно интенсивно в XIV в., и имел, как и первый, определенный уровень самоуправления. Третьим видом были рыночные поселения при замках военных и ставках провинциальных губернаторов. Такие города, нередко создававшиеся по воле феодала, находились под полным его контролем и имели наименее зрелые городские черты. Пик их роста приходился на XV век.

После монгольских нашествий власти страны взяли курс на ликвидацию дипломатической и торговой изоляции страны. Приняв меры против нападавших на Китай и Корею японских пиратов, бакуфу восстановило дипломатические и торговые отношения с Китаем в 1401 г. До середины XV в. монополия торговли с Китаем находилась в руках сёгунов Асикага, а затем стала идти под эгидой крупных купцов и феодалов. Из Китая обычно привозили шелк, парчу, парфюмерию, сандаловое дерево, фарфор и медные монеты, а отправляли золото, серу, веера, ширмы, лакированную посуду, мечи и древесину. Торговля велась также с Кореей и странами Южных морей, а также с Рюкю, где в 1429 г. было создано объединенное государство.

Социальная структура в эпоху Асикага оставалась традиционной: господствующий класс состоял из придворной аристократии, военного дворянства и верхушки духовенства, простой народ – из крестьян, ремесленников и торговцев. До XVI в. четко установились классы-сословия феодалов и крестьян.

До XV в., когда в стране существовала сильная военная власть, основными формами борьбы крестьян были мирные: побеги, петиции. С ростом княжеств в XVI в. поднимается и вооруженная крестьянская борьба. Самый массовый вид сопротивления – антиналоговая борьба. 80 % крестьянских выступлений в XVI в. проходили в экономически развитых центральных районах страны. Подъему этой борьбы способствовало и наступление феодальной раздробленности. Массовые крестьянские восстания прошли в этом столетии под религиозными лозунгами и были организованы необуддистской сектой Дзёдо.

Объединение страны; сегунат Токугаева. Политическая раздробленность поставила на повестку дня задачу объединения страны. Эту миссию выполнили три выдающихся политических деятеля страны: Ода Нобунага (1534-1582), Тоётоми Хидзёси (1536-1598) и Токугава Иэясу (1542-1616). В 1573 г., победив наиболее влиятельных даймё и нейтрализовав ожесточенное сопротивление буддийских монастырей, Ода свергнул последнего сёгуна из дома Асикага. К концу своей недолгой политической карьеры (он был убит в 1582 г.) он овладел половиной провинций, включая столицу Киото, и провел реформы, способствовавшие ликвидации раздробленности и развитию городов. Покровительство христианам, появившимся в Японии в 40-х годах XVI в., обуславливалось непримиримым сопротивлением буддистских монастырей политическому курсу Ода. В 1580 г. в стране было около 150 тыс. христиан, 200 церквей и 5 семинарий. К концу XVII в. их количество возросло до 700 тыс. человек. Не в последнюю очередь росту численности христиан способствовала политика южных даймё, заинтересованных в обладании огнестрельным оружием, производство которого было налажено в Японии католиками-португальцами.

Внутренние реформы преемника Ода, выходца из крестьян Тоётоми Хидзёси, сумевшего завершить объединение страны, имели главной целью создание сословия исправных налогоплательщиков. Земля была закреплена за крестьянами, способными платить государственные налоги, усилен казенный контроль за городами и торговлей. В отличие от Ода он не оказывал покровительства христианам, проводил кампанию по изгнанию миссионеров из страны, преследовал японцев-христиан – уничтожал церкви и типографии. Успеха такая политика не имела, ибо преследуемые укрывались под защитой принявших христианство мятежных южных даймё.

После смерти Тоётоми Хидзёси в 1598 г. власть перешла к одному из его сподвижников Токугава Изясу, который в 1603 г. провозгласил себя сёгуном. Так начался последний, третий, самый продолжительный по времени (1603-1807 гг.) сёгунат Токугава.

Одна из первых реформ дома Токугава была направлена на ограничение всевластия даймё, которых насчитывалось около 200. С этой целью враждебные правящему дому даймё территориально рассредотачивались. Ремесло и торговля в городах, находившихся под юрисдикцией таких тодзама, передавались в подчинение центру вместе с городами.

Аграрная реформа Токугава еще раз закрепила крестьян за их землями. При нем были строго разграничены сословия: самураи, крестьяне, ремесленники и торговцы. Токугава начал проводить политику контролируемых контактов с европейцами, выделив среди них голландцев и закрыв порты для всех остальных и, прежде всего, миссионеров католической церкви. Пришедшие через голландских купцов европейские наука и культура получили в Японии название голландской науки (рангакуся) и имели большое влияние на процесс совершенствования экономического строя Японии.

XVII век принес Японии политическую стабильность и экономическое процветание, но уже в следующем столетии начался экономический кризис. В сложном положении оказались самураи, лишившиеся необходимого материального содержания; крестьяне, часть которых вынуждена была идти в города; даймё, богатство которых заметно сокращалось. Правда, власть сёгунов еще продолжала оставаться незыблемой. Немалую роль сыграло в этом возрождение конфуцианства, ставшего официальной идеологией и оказывавшего влияние на образ жизни и мыслей японцев (культ этической нормы, преданность старшим, крепость семьи).

Кризис третьего сёгуната стал явственным с 30-х гг. XIX в. Ослаблением могущества сёгунов воспользовались в первую очередь тодзама южных районов страны, Тёсю и Сацума, которые богатели за счет контрабандной торговли оружием и развития собственной, в том числе и военной промышленности. Другой удар по авторитету центральной власти нанесло насильственное «открытие Японии» США и европейскими странами в середине XIX в. Национально-патриотическим символом антииностранного и антисёгунского движения стал император, а центром притяжения всех мятежных сил страны – императорский дворец в Киото. После короткого сопротивления осенью 1866 г. сёгунат пал, а власть в стране передана 16-летнему императору Мицухито (Мейдзи) (1852-1912). Япония вступила в новую историческую эпоху.

 

* * *

 

Итак, исторический путь Японии в Средние века был не менее напряженным и драматическим, чем у соседнего Китая, с которыми островное государство периодически поддерживало этнический, культурный, экономический контакты, заимствуя у более опытного соседа образцы политического и социально-экономического устройства. Однако поиск своего национального пути развития привел к становлению самобытной культуры, режима власти, общественного строя. Отличительной чертой японского пути развития стали больший динамизм всех процессов, высокая социальная мобильность при менее глубоких формах общественного антагонизма, способность нации воспринимать и творчески перерабатывать достижения других культур.

Арабский халифат (V – XI вв. н.э.)

 

На территории Аравийского полуострова уже во II тыс. до н.э. жили арабские племена, входившие в семитскую группу народов. В V-VI вв. н.э. арабские племена преобладали на Аравийском полуострове. Часть населения этого полуострова жила в городах, оазисах, занималась ремеслом и торговлей. Другая часть кочевала в пустынях и степях, занималась скотоводством. Через Аравийский полуостров проходили торговые караванные пути между Месопотамией, Сирией, Египтом, Эфиопией, Иудеей. Пересечением этих путей был Мекканский оазис близ Красного моря. В этом оазисе жило арабское племя курейш, родоплеменная знать которого, используя географическое положение Мекки, получала доходы от транзита товаров через их территорию.

Кроме того Мекка стала религиозным центром Западной Аравии. Здесь был расположен древний доисламский храм Кааба. По легенде этот храм воздвиг библейский патриарх Авраам (Ибрахим) со своим сыном Исмаилом. Этот храм связан с упавшем на землю священным камнем, которому поклонялись с древнейших времен, и с культом бога племени курейш Аллаха (от араб. илах – хозяин).

В VI в. н, э. в Аравии в связи с перемещением торговых путей в Иран падает значение торговли. Население, потерявшее доходы от караванной торговли, вынуждено было искать источники существования в земледелии. Но пригодных для сельского хозяйства земель было мало. Их надо было завоевывать. Для этого необходимы были силы и, следовательно, объединение раздробленных племен, к тому же поклонявшихся разным богам. Все явственней определялась необходимость введения единобожия и сплочения на этой основе арабских племен.

Эту идею проповедовали приверженцы секты ханифов, одним из которых был Мухаммед (ок. 570-632 или 633), ставший основателем новой для арабов религии – ислама. В основе этой религии лежат догматы иудаизма и христианства: вера в единого бога и его пророка, страшный суд, загробное воздаяние, безусловная покорность воле бога (араб. Ислам-покорность). Об иудаистских и христианских корнях ислама свидетельствуют общие для этих религий имена пророков и других библейских персонажей: библейский Авраам (исламский Ибрахим), Аарон (Харун), Давид (Дауд), Исаак (Исхак), Соломон (Сулейман), Илья (Ильяс), Иаков (Йакуб), христианский Иисус (Иса), Мария (Марйам) и др. Ислам имеет с иудаизмом общие обычаи и запреты. Обе религии предписывают обрезание мальчиков, запрещают изображать бога и живых существ, есть свинину, пить вино и т.д.

На первом этапе развития новое религиозное мировоззрение ислам не было поддержано большинством соплеменников Мухаммеда, и в первую очередь знатью, так как они опасались, что новая религия приведет к прекращению культа Каабы как религиозного центра, и тем самым лишит их доходов. В 622 г. Мухаммеду с его приверженцами пришлось бежать от преследований из Мекки в город Ясриб (Медину). Этот год считается началом мусульманского летоисчисления. Земледельческое население Ясриба (Медины), соперничающее с торговцами из Мекки, поддержало Мухаммеда. Однако лишь в 630 г., набрав необходимое число сторонников, он получил возможность сформировать военные силы и захватить Мекку, местная знать которой вынуждена была подчиниться новой религии, тем более их устраивало, что Мухаммед провозгласил Каабу святыней всех мусульман.

Значительно позже (ок. 650) после смерти Мухаммеда его проповеди и изречения были собраны в единую книгу Коран (в переводе с арабского означает чтение), которая стала священной для мусульман. Книга включает 114 сур (глав), в которых изложены основные догматы ислама, предписания и запреты. Более поздняя исламская религиозная литература носит название сунна. В ней приведены предания о Мухаммеде. Мусульмане, признавшие Коран и сунну, стали называтьсясуннитами, а признавшие лишь один Коран, – шиитами. Шииты признают законными халифами(наместниками, заместителями) Мухаммеда, духовными и светскими главами мусульман только его родственников.

Экономический кризис Западной Аравии в VII в., вызванный перемещением торговых путей, отсутствием пригодной для сельского хозяйства земли, высоким приростом населения, подталкивал вождей арабских племен к поискам выхода из кризиса путем захвата чужих земель. Это нашло отражение и в Коране, где говорится, что ислам должен быть религией всех народов, но для этого надо бороться с неверными, истреблять их и забирать их имущество (Коран, 2:186-189; 4:76-78, 86).

Руководствуясь этой конкретной задачей и идеологией ислама, преемники Мухаммеда – халифы, начали серию завоевательных походов. Они завоевали Палестину, Сирию, Месопотамию, Персию. Уже в 638 г. они захватили Иерусалим. До конца VII в. под властью арабов оказались страны Ближнего Востока, Персия, Кавказ, Египет и Тунис. В VIII в. были захвачены Средняя Азия, Афганистан, Западная Индия, Северо-Западная Африка. В 711 г. арабские войска под руководством Тарика переплыли из Африки на Пиренейский полуостров (от имени Тарика произошло название Гибралтар – гора Тарика). Быстро завоевав Пиренейские земли, они устремились в Галлию. Однако в 732 г. в битве при Пуатье потерпели поражение от короля франков Карла Мартелла. К середине IX в. арабами были захвачены Сицилия, Сардиния, южные районы Италии, остров Крит. На этом арабские завоевания прекратились, но велась многолетняя война с Византийской империей. Арабы дважды осаждали Константинополь.

Основные арабские завоевания были произведены при халифах Абу Бекре (632-634), Омаре (634-644), Османе (644-656) и халифах из династии Омейядов (661-750). При Омейядах столица халифата была перенесена в Сирию в город Дамаск.

Победы арабов, захват ими огромных пространств были облегчены многолетней взаимоистощающей войной между Византией и Персией, разобщенностью и постоянной враждой между другими государствами, подвергшимися нападению арабов. Следует отметить также, что население захваченных арабами стран, страдая от гнета Византии и Персии, видело в арабах освободителей, которые снижали налоговое бремя в первую очередь тем, кто принимал ислам.

Объединение многих бывших разрозненных и враждовавших государств в единое государство способствовало развитию экономического и культурного общения народов Азии, Африки и Европы. Развивались ремесла, торговля, росли города. В пределах Арабского халифата быстро развивалась культура, вобравшая в себя греко-римское, иранское и индийское наследие. Через арабов Европа познакомилась с культурными достижениями восточных народов, в первую очередь с достижениями в области точных наук – математики, астрономии, географии и др.

В 750 г. династия Омейядов в восточной части халифата была свергнута. Халифами стали Аббассиды, потомки дяди пророка Мухаммеда – Аббаса. Они перенесли столицу государства в Багдад.

В западной части халифата, в Испании продолжали править Омейяды, которые не признали Аббассидов и основали Кордовский халифат со столицей в городе Кордова.

Разделение арабского халифата на две части было началом создания более мелких арабских государств, главами которых стали правители провинций – эмиры.

Халифат Аббассидов вел постоянные войны с Византией. В 1258 г. после разгрома монголами арабского войска и взятия ими Багдада государство Аббассидов перестало существовать.

Испанский халифат Омейядов также постепенно сужался. В XI в. Кордовский халифат в результате междоусобной борьбы распался на ряд государств. Этим воспользовались возникшие в северной части Испании христианские государства: Леоно-Кастильское, Арагонское, Португальское королевства, которые начали борьбу с арабами за освобождение полуострова – реконкисту. В 1085 г. они отвоевали г. Толедо, в 1147 г. – Лиссабон, в 1236 г. пала Кордова. Последнее арабское государство на Пиренейском полуострове – Гранадский эмират – просуществовал до 1492 г. С его падением закончилась история арабского халифата как государства.

Халифат как институт духовного руководства арабов всеми мусульманами продолжал существовать до 1517 г., когда эта функция перешла к турецкому султану, захватившему Египет, где жил последний халифат духовный глава всех мусульман.

 

* * *

 

История Арабского халифата, насчитывающая всего шесть веков, была сложной, неоднозначной и в то же время оставивший значительный след в эволюции человеческого общества планеты.

Трудное экономическое положение населения Аравийского полуострова в VI-VII вв. в связи с перемещением торговых путей в другую зону обусловило необходимость поиска источников существования. Для решения этой задачи проживавшие здесь племена встали на путь утверждения новой религии – ислама, который должен был стать не только религией всех народов, но и призывал к борьбе с неверными (иноверцами). Руководствуясь идеологией ислама, халифы осуществляли широкую завоевательную политику, превратив Арабский халифат в империю. Объединение бывших разрозненных племен в единое государство дало импульс к экономическому и культурному общению народов Азии, Африки и Европы. Будучи одной из самых молодых на востоке, занимая среди них наиболее наступательную позицию, вобрав в себя греко-римское, иранское и индийское культурное наследие, арабская (исламская) цивилизация оказала огромное влияние на духовную жизнь Западной Европы, представляя на протяжении средних веков значительную военную угрозу.

 

Возникновение и распространение ислама. В VII в. в Аравии зародилась третья по времени возникновения — пос­ле буддизма (V в. до н. э.) и христианства (I в.) — мировая религия. Ее название — «ислам»  значит «покорность Богу», а принятое в Европе наименование «мусульманство» проис­ходит от арабского «муслим» — «покорный богу». До приня­тия ислама арабы поклонялись разным богам, но главной святыней для всех арабов была Кааба — храм в городе Мек­ка, в углу которого был вмурован черный камень. Ежегодно в Мекку со всего полуострова стекались тысячи арабов, что­бы поклониться черному камню. Богатые купцы, обладав­шие властью в Мекке, извлекали из этих посещений нема­лую выгоду.

Основателем ислама был житель Мекки Мухаммед (570— 632 гг.). Он призвал всех арабов отказаться от поклонения многочисленным богам, верить в одного только Бога — Ал­лаха и в то, что Мухаммед его пророк. Эта проповедь вызва­ла недовольство мекканских купцов, опасавшихся, что про­поведь Мухаммеда скажется на посещении Каабы. Мухамме­ду и его последователям пришлось бежать в соперничавший с Меккой торговый город Ясриб (позднее названный Меди­ной, т. е. «Городом пророка»). Это событие, называемое по-арабски «хиджра», т. е. «переселение», стало точкой отсче­та мусульманского летоисчисления (622 г.). В последующие годы большинство арабских племен приняло ислам. Му­хаммед и его сторонники торжественно возвратились в Мек­ку. Кааба стала главным святилищем мусульман. Победа ислама над более древними верованиями привела к сплоче­нию арабских племен и созданию государства. Окончатель­ное объединение Аравии произошло вскоре после смерти Мухаммеда (632 г.). Тогда была составлена священная

книга ислама — Коран (по-арабски — «то, что читают»). Она содержит речи Мухаммеда, записанные его сподвижни­ками. Для мусульман Коран — прямая речь Аллаха, обра­щенная к Мухаммеду, а через него ко всем людям. Большая часть Корана написана стихами; эта книга является глав­ным источником вероучения, содержит наставления, прави­ла поведения, запреты и т. п. Пять главных обязанностей мусульман: вера в то, что Аллах — единственное божество, а Мухаммед — его посланник, молитва, пост в месяц рамадан, хадж — паломничество в Мекку и посещение Каабы, налог на имущество и доходы, который распределяется среди бед­ных. К обязанностям верующего причисляют джихад, под которым понимается отдача всех сил и возможностей ради торжества ислама, вплоть до «священной войны» против немусульман (называемой газават). Ислам возник под влия­нием иудаизма и христианства. Бог, согласно исламу, посы­лал людям своих посланников — Моисея, Иисуса, которые несли слово Божье. Однако люди забыли то, чему те учили. Поэтому Аллах и направил людям Мухаммеда, чтобы наста­вить их на праведный путь. Это было последнее предупреж­дение Бога людям, после которого наступит конец мира.

После смерти Мухаммеда государство возглавили халифы (по-арабски — «заместитель, преемник»), которых первона­чально избирала община верующих из сподвижников про­рока. За короткий срок первые халифы создали большое войско, главную силу которого составляла конница. Доволь­но быстро арабы завоевали Сирию, Палестину, Ирак, Еги­пет, Северную Африку, Иран, Армению, часть Грузии, Ис­панию. К 750 г. владения халифата (Арабского государства) раскинулись от берегов Атлантического океана до границ Индии и Китая. Столицей халифата первоначально была Мекка, затем Дамаск в Сирии. Причиной побед стал, с од­ной стороны, ислам, сплотивший арабов, а с другой сторо­ны, то, что главные противники арабов — Византия и Пер­сидское царство — были давними соперниками и истощили друг друга во взаимных войнах, население было разорено налогами и не оказывало арабам серьезного сопротивления. В ходе завоеваний ислам превратился в мировую религию.

Арабский халифат постепенно сформировался в огром­ную «мировую державу», объединившую силой оружия ряд

стран Азии, Африки и Европы. Эти страны были населе­ны народами, имевшими различное историческое прошлое, с несходным образом жизни и верованиями, языками и обычаями. Верховным собственником всех земель халифа­та являлось государство. Существовало несколько катего­рий землевладения, которые делились на облагаемые на­логами общинные земли и условные землевладения, получа­емые воинами за службу. Во второй половине УШ — IX вв. Арабский халифат переживал кризис, вызванный внутри­политической борьбой за власть среди потомков Мухамме­да, значительным социальным расслоением и неравноп­равным положением мусульман неарабского происхожде­ния. В результате, к концу IX века халифат распался на ряд независимых государств.

В результате арабских завоеваний возникла цивилиза­ция, которая впитала достижения византийской, иранской, среднеазиатской, индийской, закавказской и римской куль­турных традиций. Арабская астрономия, медицина, алгеб­ра, философия, бесспорно, были на порядок выше европей­ской науки того времени. Система орошения полей, некото­рые сельскохозяйственные культуры были заимствованы европейцами у арабов. Широкое распространение получил оформившийся классический литературный арабский язык и письменность на основе арабского алфавита. Многие го­рода халифата стали крупнейшими научными и культур­ными центрами Средневековья. Города Багдад, Басра, Да­маск, Иерусалим, Мекка, Медина, Бухара, Самарканд, Александрия, Кордова и др. восхищали своей архитекту­рой и на весь мир славились как крупнейшие центры ре­месленного производства и торговли.

Глава 6 Особенности развития стран Востока в Средние века. Арабы в VI–XI вв

Глава 6

Особенности развития стран Востока в Средние века. Арабы в VI–XI вв

1. Что представляла собой Индия в VI–XI вв.?

Индия принадлежала к числу тех стран древней цивилизации, где развитые феодальные отношения появились сравнительно рано. Племена и народности Индии находились на различных уровнях экономического развития, что накладывало свой отпечаток на характер и темпы развития феодального общества в различных районах страны.

Путь развития феодального землевладения в Индии: раздача земли правителями княжеств. Уже в VII в. в Индии существовали держания земли на условии несения службы. С прекращением службы или со смертью их держателей эти владения снова возвращались к князю.

Господствующим типом общин в это время повсюду была сельская община, состоящая из группы малых и больших патриархальных семей. По мере того как в общинах росло имущественное неравенство, семей становилось все больше, и они стремились закрепить свои хозяйственные преимущества; эти переделы становились более редкими.

Основной формой феодальной эксплуатации крестьян-общинников была продуктовая рента. Кроме нее, на общинников налагалась трудовая повинность, не связанная с сельскохозяйственными работами. В эту сферу входили работы на строительстве оросительных сооружений, крепостей, храмов, мостов, дорог, работа в усадьбе феодала и т. д.

Продуктовая рента, несмотря на жестокую эксплуатацию крестьян, создавала при наличии поливного земледелия условия, при которых часть крестьян получала возможность иметь некоторый избыток сверх необходимого продукта.

Переход от рабовладельческого строя к феодальному совершался в условиях вторжения и набегов из Непала и Тибета, восстания народов и племен, что повлекло за собой гибель многих древних городов. Но городская жизнь не прекращалась. Она сохранялась в тех пунктах, которые стали столицами феодальных княжеств, а также в приморских районах с их внешней торговлей. Феодалы поселяли в таких городах ремесленников, которые должны были удовлетворять их нужды. Особенно поощрялось производство предметов роскоши, которые шли на продажу. В дополнение к своему основному труду городские ремесленники занимались еще и земледелием. Аграрный характер индийского города сохранялся на протяжении всего Средневековья.

С VII в. постепенно начала расти внешняя торговля Индии с другими странами. Купцы бывали в Китае, Японии. В качестве посредников в торговле Индии большую роль играли арабские купцы.

После падения империи Гуптов Северная Индия распалась на множество мелких княжеств. В конце VI в. на севере долины реки Джамны начало усиливаться княжество Тханесар. Здешнему князю Харше после многих войн удалось объединить под своей властью почти всю территорию бывшей Гуптской державы. Около 620 г. он сделал попытку подчинить себе и деканские земли. Харша как верховный собственник дарил землю и раздавал ее за службу. С князей он собирал дань. В остальном каждое княжество вело самостоятельную жизнь.

Была установлена связь с Китаем, куда Харша отправил посольство.

В начале VII в. на западе Декана образовалась новая держава. Во главе стал род Чалукьев. Основатель этой державы отразил нашествие Харши на Декан.

В Индии существовала иерархия каст. Зародились касты в глубокой древности, но свои строгие формы приняли именно в Средние века. Ни один человек не мог быть вне касты. Переход из одной касты в другую не допускался. Постепенно каста стала оплотом рутины в области производства.

Основной религиозной системой Индии был индуизм. Он объединял самые разнообразные верования и культы, начиная от анимизма, тотемизма и кончая религиями со сложными богословскими учениями. В видении последователей индуизма над бесконечным множеством божеств стоят три великих бога – Брахма, Вишну и Шива. В своих обрядах жертвоприношения жрецы «кормили» и «поили» бога. Изображение бога натиралось благовонными маслами, храмовые танцовщицы под звуки музыки исполняли обрядовые танцы.

Люди, принадлежавшие к низшим кастам, считались «нечистыми» и должны были жить отдельно от тех, кто причислял себя к «чистым» кастам.

Существовали и еретические движения. Их проповедники говорили о том, что перед лицом бога нет «чистых» и «нечистых» каст. В XII в. образовалась секта лингаятов, которые стали выбирать жрецов из членов своей секты независимо от кастовой принадлежности. Основателем этой секты был Басава.

Характер новых общественных отношений наложил свой отпечаток и на культуру индийского народа. В древности почти единственным строительным материалом было дерево. Теперь при строительстве храмов его все больше вытесняют кирпич и камень. Из этих материалов создаются грандиозные здания. Так, высота центральной башни храма в Танджоре (XI в.), построенного в форме 14-этажной усеченной пирамиды, равняется 61 м.

Литература этого периода идет по пути подражания классическим образцам литературы V–VI вв. Можно отметить стандартизацию поэтических форм, вычурность стиля. Эпические, лирические и драматические произведения писались на санскритском языке.

Продолжает развиваться и индийская философия. Развитие ее идет в виде дальнейшей разработки старых идеалистических систем.

Толчок в развитии дается и юридической литературе.

В XII в. написаны первые медицинские трактаты. Автором известного трактата по терапии был Чакранандита (XI в.).

Средние века Древнего Востока. Цивилизации Древнего Востока

Средние века Древнего Востока

Около 1500 г. до н. э. – эта дата очень приблизительна – в истории древнего Ближнего Востока произошли глубокие структурные сдвиги. До этого момента историю этого региона двигали две великие силы – Египет и Месопотамия. Благодаря особым природным условиям в долинах больших рек цивилизация развивалась быстрее, а политические объединения возникли там значительно раньше, чем в других местах. Затем, достигнув внутреннего единства, каждая из двух держав в процессе расширения и завоеваний, естественно, обратилась против второй. Остальные регионы и народы вокруг, которым повезло меньше, оставались пассивными свидетелями событий, объектами, а не субъектами процессов, определявших, в частности, и их судьбу тоже. Теперь же картина начинает потихоньку меняться: среди людей гор, образующих изогнутую границу северо-восточной части Древнего Востока, а немного позже и среди племен пустыни, протянувшейся к югу от него, усиливается центростремительное движение. Формируются прочные государства, способные на равных конкурировать с державами великих речных долин. Пришельцы действуют как катализаторы истории: именно благодаря им встречаются и сливаются враждебные силы; в конце концов, именно с их появлением древний Ближний Восток занимает свое законное место на скрижалях истории – место более значительное и высокое, чем каждый из составляющих его элементов в отдельности.

Горцев, основавших около середины 2-го тысячелетия до н. э. несколько сильных государств на западе Азии, представляли три народа: касситы в Южной Месопотамии, хурриты в Северной Месопотамии и хетты в Анатолии. История всех трех народов началась задолго до описываемого времени. В наши дни их происхождение удалось проследить до 3-го тысячелетия до н. э., и это можно считать одним из серьезнейших научных достижений современности. Но если говорить об их появлении на политической арене, точкой отсчета нам может послужить все тот же 1500 г. до н. э. Примерно в это время касситы захватывают власть в Вавилоне, чтобы остаться там почти на четыреста лет; при этом они воспринимают язык и культуру местной цивилизации настолько полно, что сами становятся ее частью. Примерно в это же время хурриты дальше к северу основывают крупное государство Митанни, которое затем расширяется чуть ли не до Средиземного моря и неожиданно рушится, не просуществовав и 150 лет. Наконец, примерно в это же время хетты выходят из Анатолии и доходят походом почти до Вавилона, стремясь тоже сыграть свою роль на сцене международной политики. Они будут присутствовать на этой сцене около трех веков, и история их будет богата событиями; хетты сыграли значительную роль в истории Древнего Востока и оставили обширную документацию, поэтому мы достаточно подробно рассмотрим их историю. Пока же достаточно сказать, что период с 1500 по 1200 г. до н. э. – это те три века, характер и имя которым дали народы гор.

Необходимо задаться вопросом, законно ли – а если законно, то в какой степени – рассматривать эти народы как взаимосвязанные, оправдывая таким образом исторически их объединение в одну общую категорию. Несомненно, сходство среды первоначального обитания и примитивных условий – значительный фактор, но этого недостаточно. Их этническая связь важнее: хотя связь эта лишь частична, а характер ее менялся со временем, этот факт стоит отметить. Все горные племена включают в себя индоевропейский элемент, различный по чистоте и масштабности. У хеттов, к примеру, верхушка общества состояла из индоевропейских иммигрантов, принесших с собой свой язык; у хурритов знать тоже составляли индоевропейцы, что очевидно из их имен; у касситов в пантеоне присутствовало несколько божеств предположительно индоевропейского происхождения, что позволяет предположить наличие соответствующего этнического элемента. Так на Ближнем Востоке появляется новая семья народов, роль которой в истории Средиземноморского бассейна хорошо известна; вместе с семитским населением, пришедшим из Аравийской пустыни, эти народы становятся главными действующими лицами новой фазы исторического процесса.

Интересную параллель можно провести между ситуацией на Древнем Востоке времен «горных людей» и ситуацией в Европе в начале Средних веков; сходство основано на особенностях и социальной организации новых народов, а также общей ситуации, возникшей в результате их действий.

Народы гор – варвары – приходят как кочевники и приносят с собой социальную структуру, основанную на господстве небольшого класса знати, который держит в своих руках средства, обеспечивающие военный успех: коня и колесницу. Царь – выдающийся представитель знати, первый среди равных в дни войны и мира, очень отличается от тех владык, которых мы прежде видели на Древнем Востоке. После завоевания знать делит между собой землю феодальным порядком, принимая на себя соответствующие права и обязанности; их голоса имеют решающее значение, а царь должен подчиняться общему решению, – по крайней мере, на самой ранней стадии.

Ситуация, сложившаяся после возникновения новых царств, может служить прототипом для другой ситуации – той, которая сложилась в Европе при возникновении римско-варварских государств. В игру вступают новые активные силы; ее географическая арена расширяется, политические организмы множатся. Центры тяготения смещаются и уходят от древних империй, оставляя после себя относительное равновесие, в котором новые и старые факторы работают вместе. Так, благодаря дифференциации сил и одновременно вопреки ей древний Ближний Восток, подобно средневековой Европе, становится органичной исторической единицей с определенными границами; ее элементы в ходе общего движения взаимодействуют и перетекают один в другой.

Новое равновесие не основано, как прежде, просто на равенстве противодействующих сторон. Очень важно, что, благодаря в первую очередь действиям горцев, возникли международные законы, основанные на множестве заключенных договоров с четко определенной юридической структурой. Параллельно развивается и дипломатическая активность; организуются посольства, идет обмен дарами, заключаются династические браки между членами правящих династий; и, самое главное, дипломатия по всему региону, от края и до края, кристаллизуется в единую форму и единую процедуру. Новая система основана на единственном языке, выбранном в качестве языка дипломатии, – а именно аккадском, поразительное свидетельство этого – тот факт, что переписка фараонов с их вассалами на сирийско-палестинском побережье ведется именно на этом языке, чуждом обеим сторонам.

Можно сделать и еще одно наблюдение по поводу этой фазы истории Востока. Новые народы в стремлении утвердиться старательно впитывают уже существующие на тот момент великие культурные традиции. При этом влияние Месопотамии, похоже, одолевает египетское; в самом деле, благодаря новым путям общения Месопотамия распространяется до самого Египта и даже утверждается над ним, о чем свидетельствует хотя бы выбор дипломатического языка. Но, очевидно, горцы испытывают это влияние гораздо сильнее и к тому же непосредственно. В результате те из них, кто был наиболее подвержен этому влиянию, – касситы – полностью ассимилируются; и, хотя об остальных этого сказать нельзя, они тоже в значительной мере принимают формы и содержание месопотамской цивилизации. Так клинопись распространяется по всему Ближнему Востоку вместе с божествами, религиозными верованиями и религиозной практикой Месопотамии; великие литературные произведения расходятся в переводах, пересказах и адаптациях, а вдохновляющие их художественные мотивы и концепции воспринимаются другими народами и вызывают многочисленные подражания.

Таким образом, новая цивилизация не побеждает и никого не покоряет. Культура Месопотамии в век горных народов, подобно римской в Средние века, торжествует, несмотря на политический упадок.

Параллель между европейским Средневековьем и этим периодом ближневосточной истории настолько поразительна, что существует опасность упустить из виду глубокие различия между ними. К этим различиям также следует привлечь внимание – не для того, чтобы ослабить аналогию, а чтобы сделать ее более точной и полной. Да, кризис великих держав на Ближнем Востоке соответствует распаду Римской империи; но это лишь временный кризис, державы продолжают существовать и, в отличие от европейского варианта, со временем восстанавливают свое лидерство. Более того, на Ближнем Востоке не было религиозного явления, сравнимого с христианством. Конечно, месопотамская религия оказывала влияние на окружающие народы, но влияние это было ограниченным, шло в контексте общекультурной экспансии и не было направлено на вселенское объединение. Кроме того, на ближневосточной сцене не появилось ничего похожего на Священную Римскую империю, тяга к равновесию не сменилась тягой к единству, да и эффективной централизующей силы не возникло, ни в политике, ни в духовной жизни. Таким образом, если в Европе происходящее стало этапом последовательного развития, то на Ближнем Востоке это лишь короткая интерлюдия, временная остановка; древние движущие силы скоро восстановят свое влияние и сохранят его до самого конца древне-восточной истории.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

в чем состояли оссобености развитие востока в среднее века

Особенностей развития Востока в средние века достаточно много. Кроме общих особенностей существуют те, которые относятся к конкретным странам например кастовый строй и Индии, сегунат в Японии и т. д.

Важной особенностью востока является преемственное развитие от древности к средневековью, что позволило сохранить и преумножить достижения древности. Эта особенность объясняет опережающие темпы развития восточной цивилизации до 13-14 вв. (заимствование крестоносцев на востоке, одностороннее движение товаров по великому шелковому пути, выдающиеся инженерно-технические достижения, заимствованные Европой и т. д.).

Для Востока характерна многоукладность экономического развития. В течение всего средневековья сохранялся рабовладельческий уклад, рабы использовались в сфере основного производства: аграрного и ремесленного. В Китае существовали населенные рабами деревни, которые специализировались на выращивании определенных сортов риса, овощей, ловле рыбы и т. д. В 7-9 вв. численность рабов в Японии была настолько велика, что многие историки определяют этот период как рабовладельческую цивилизацию. В течение всего средневековья сохранялись мастерские с рабским трудом. Рабы составляли обслуживающий персонал резиденции глав государств, аристократии, бюрократии, рабами владели крестьяне.

В отличие от Запада, где крестьянская община не была прочной или вообще исчезла, общинный уклад на востоке не только сохранялся, но и значительно укрепился. Община выступала коллективным налогоплательщиком, связывала своих членов круговой порукой, была самостоятельным и финансово автономным экономическим организмом, особой прочностью отличалась индийская община, в которой российские индологи видят альтернативу слабой государственности (до 13 в.). Индийские общины окружали свои земли высокими каменными стенами, вели историю, имели собственные штаты учителей, врачей, астрологов. Рабство и община на востоке сохранились до 20 века.

Значительные особенности имел восточный город, который развивался преемственно и не прошел стадии системного экономического кризиса. Поэтому уровень развития восточных ремесел был очень высоким. Здесь производились уникальные товары: ткани (парча в Иране, шелк в Китае), фарфор, книгопечатные станки, педальный станок, насосы, ювелирные украшения и т. д. В мастерских, особенно в государственных использовался рабский труд. Государство предписывало объединение в цехи для организации сбора налогов. На Востоке в отличие от Запада не было регламентации производства, что объяснялось развитием внутренней торговли и емкими внешними рынками для сбыта товаров, поэтому цехи совмещали функции производства и продажи; численность цеха могла достигать 60-ти и более человек. В Китае цех назывался Хан, в Японии – цза. Восточные города были не только торгово-ремесленными центрами, но и императорскими и административным резиденциями, военными ставками. Численность населения городов значительно превосходила западный аналог.

Еще одной особенностью востока было государственное землевладение, происхождение которого связанно с ирригационной системой. Такое аграрное производство требовало руководства из единого центра. Государственные земли предоставлялись в держание аристократам, чиновникам, городам и горожанам, крестьянам, что создавало систему отношений между властью и обществом. Поэтому государственное землевладение имело статус верховного, но не исключало крестьянского, городского и даже кратковременных период роста частного землевладения. Таким образом все общество зависело от главы государства, как верховного собственника земли (государственное налогообложение).

7. Государства Востока в Средние века кратко…

Сразу хочу сказать, что здесь никакой воды про государства востока в средние века, и только нужная информация. Для того чтобы лучше понимать что такое государства востока в средние века , настоятельно рекомендую прочитать все из категории Всемирная история

Особенности развития стран Востока в средние века

• Индия

• Китай

• Япония

• Арабский халифат

7.1. Особенности развития стран Востока в средние века

Термин «средневековье» используется для обозначения периода истории стран Востока первых семнадцати веков новой эры. Естественной верхней границей периода считается XVI — начало XVII вв., Когда Восток стал объектом европейской торговли и колониальной экспансии, прервав процесс развития, характерный для стран Азии и Северной Африки. Географически Средневековый Восток охватывает территорию Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока, Центральной и Центральной Азии, Индии, Шри-Ланки, Юго-Восточной Азии и Дальнего Востока.

Переход к средневековью на Востоке в одних случаях осуществлялся на базе уже существующих политических образований (например, Византия, Сасанидский Иран, Кушана-Гуптская Индия), в других он сопровождался социальными потрясениями, как это было раньше. в Китае и почти везде процессы ускорились за счет участия в них «варварских» кочевых племен. В это время на исторической арене появились и поднялись такие малоизвестные народы, как арабы, турки-сельджуки, монголы. Об этом говорит сайт https://intellect.icu. На их основе родились новые религии и возникли цивилизации.

Страны Востока в средние века ассоциировались с Европой . Об этом говорит сайт https://intellect.icu . Византия оставалась носителем традиций греко-римской культуры. Завоевание Испании арабами и походы крестоносцев на Восток способствовали взаимодействию культур. Однако для стран Южной Азии и Дальнего Востока знакомство с европейцами произошло только в XV-XVI веках.

Формирование средневековых обществ на Востоке характеризовалось ростом производительных сил — распространением железных орудий, расширением искусственного орошения и совершенствованием ирригационной техники, ведущей тенденцией исторического процесса как на Востоке, так и в Европе — было утверждение феодальные отношения. Различные результаты развития Востока и Запада к концу ХХ века. из-за более низкой степени динамизма.

Среди факторов, способствующих «отставанию» восточных обществ, выделяются следующие: сохранение, наряду с феодальным укладом, крайне медленно распадающихся первобытнообщинных и рабовладельческих отношений; устойчивость форм общинных общежитий, сдерживающая дифференциацию крестьянства; преобладание государственной собственности и власти над частной земельной собственностью и частной властью феодалов; безраздельная власть феодалов над городом, ослабляющая антифеодальные устремления горожан.

Периодизация истории средневекового Востока. Учитывая эти особенности и исходя из представлений о степени зрелости феодальных отношений в истории Востока, выделяют следующие этапы:

I-VI век. Н.э. — переходный период зарождения феодализма;

VII-X вв. — период раннефеодальных отношений с присущим ему процессом натурализации экономики и упадком древних городов;

XI-XII вв. — домонгольский период, начало расцвета феодализма, формирование сословно-корпоративного уклада жизни, культурный взлет;

XIII вв. — время монгольского завоевания, которое прервало развитие феодального общества и обратило вспять некоторые из них;

XIV-XVI вв. — послемонгольский период, который характеризуется замедлением общественного развития, сохранением деспотической формы власти.

Восточные цивилизации. Пестрая картина была представлена ​​Средневековым Востоком и в цивилизационном смысле, что также отличало его от Европы. Некоторые цивилизации на Востоке возникли в древности; Буддисты и индуисты — на Индийском субконтиненте, даосско-конфуцианские — в Китае. Другие родились в средние века: мусульманская цивилизация на Ближнем Востоке, индо-мусульманская в Индии, индуистская и мусульманская в Юго-Восточной Азии, буддисты в Японии и Юго-Восточной Азии, конфуцианцы в Японии и Корее.

См. также

Статью про государства востока в средние века я написал специально для тебя. Если ты хотел бы внести свой вклад в развии теории и практики, ты можешь написать коммент или статью отправив на мою почту в разделе контакты. Этим ты поможешь другим читателям, ведь ты хочешь это сделать? Надеюсь, что теперь ты понял что такое государства востока в средние века и для чего все это нужно, а если не понял, или есть замечания, то нестесняся пиши или спрашивай в комментариях, с удовольствием отвечу. Для того чтобы глубже понять настоятельно рекомендую изучить всю информацию из категории Всемирная история

Из статьи мы узнали кратко, но емко про государства востока в средние века

РСМД :: Евразийская сущность Российской цивилизации

Евразийство как мощное теоретическое течение помогает осознать сущность нашей российской цивилизации, располагающейся и имеющей культурные корни как на Западе, так и на Востоке. В статье анализируются идеи не только выдающихся русских историков и философов-евразийцев, но и их единомышленников других национальностей, стоявших на позициях евразийства. Теоретической базой оригинальной евразийской концепцией русской исто¬рии стало учение о России-Евразии как культурно-цивилизационной общности, геополитического целого, а в духовном плане — особого религиозно-культурного мира. Большое внимание уделено историческим основаниям того сложного комплекса, каким является евразийская цивилизация. Соединение мощных славянского и туранского элементов в единую цивилизацию обусловило гармоничное со¬существование носителей разных религий. На протяжении истории органическое ненасильственное слияние разных племен и народов приводило к взаимному культурному обогащению, появлению своеобразного, цельного национально-цивилизационного типа. Нынешний пестрый в религиозном и национальном планах евразийский мир продолжает демонстрировать свою цельность, подтверждением чему являются амбициозные экономико-политические евразий¬ские проекты, реализуемые на пространстве СНГ. Религия является стержневым элементом не только духовной, но и культурной составляющей евразийского единства, а в масштабах России это, безусловно, важнейший государство-образующий элемент.

Евразийство как мощное теоретическое течение помогает осознать сущность нашей российской цивилизации, располагающейся и имеющей культурные корни как на Западе, так и на Востоке. В статье анализируются идеи не только выдающихся русских историков и философов-евразийцев, но и их единомышленников других национальностей, стоявших на позициях евразийства. Теоретической базой оригинальной евразийской концепцией русской исто¬рии стало учение о России-Евразии как культурно-цивилизационной общности, геополитического целого, а в духовном плане — особого религиозно-культурного мира. Большое внимание уделено историческим основаниям того сложного комплекса, каким является евразийская цивилизация. Соединение мощных славянского и туранского элементов в единую цивилизацию обусловило гармоничное со¬существование носителей разных религий. На протяжении истории органическое ненасильственное слияние разных племен и народов приводило к взаимному культурному обогащению, появлению своеобразного, цельного национально-цивилизационного типа. Нынешний пестрый в религиозном и национальном планах евразийский мир продолжает демонстрировать свою цельность, подтверждением чему являются амбициозные экономико-политические евразий¬ские проекты, реализуемые на пространстве СНГ. Религия является стержневым элементом не только духовной, но и культурной составляющей евразийского единства, а в масштабах России это, безусловно, важнейший государство-образующий элемент.

В настоящее время все больше доминирует мнение, что мы живем в переломное время: меняется система меж­дународных отношений, которая складывалась на протя­жении нескольких десятилетий.

Главным показателем остроты переживаемого момен­та называют кризис западной цивилизации, при этом не­редко ссылаются на нашего великого ученого Л.Н. Гуми­лева и в частности его теорию пассионарности. Говорит­ся о том, что в настоящее время Запад подобно античному миру или Римской империи утрачивает свою былую пас­сионарность и уступает ее другим этносам, которые благо­даря вспышке пассионарной энергии смогут, по выраже­нию Гумилева, «влить новое вино в старые мехи и обеспе­чить пестроцетное развитие человеческой истории».

Мир ощущает эти процессы на примере развала так на­зываемого коллективного Запада. Кроме того, «револю­ционер» Трамп ломает привычные стереотипы и пытает­ся утвердить новые правила взаимоотношений не толь­ко с союзниками, но и с другими странами. В самих США разлад между элитами движется к своей кульминации, что дает основание некоторым политологам говорить о нарас­тающем конфликте, возможности столкновений или даже гражданской войны.

После Брекзита Европейский союз практически не мо­жет справится с растущими неурядицами: он не спосо­бен выработать единую позицию по вопросам миграции, а также целому ряду других проблем. В итоге, как считают наиболее дальновидные наблюдатели, процесс дезинте­грации ЕС будет набирать силу, и если союз не развалит­ся, то весьма глубоко трансформируется.

Западная цивилизация после распада СССР достигла пика своего влияния в мире: США стали в одностороннем порядке определять главные тенденции развития (то, что называется однополярный мир). На деле же богатые пу­стились «во все тяжкие» и перестали делиться с другими слоями населения, поскольку противовес в лице СССР ис­чез. Это вызвало возмущение, прежде всего людей средне­го класса, которые достаточно быстро почувствовали, что они живут хуже, чем их родители, и по существу это яви­лось основной причиной прихода к власти Трампа и тако­го явления, как Брекзит.

Западные лидеры, уверовав в собственную непогреши­мость, занимались только укреплением своего доминиро­вания на планете. Примечательно, что в нынешний период к власти приходят руководители озабоченные только сво­ими эгоистическими корыстными интересами и не имею­щие стратегического видения. Это совпадает с появлени­ем нового технологического уклада, который может при­вести к серьезным сдвигам не только функционирования общества, но и многих элементов жизнедеятельности.

Лучше всего это выразили авторы опубликованного в конце 2017 г. доклада Римского клуба, которые по суще­ству говорили о тупике нынешней западной модели раз­вития. В юбилейном (по случаю 50-летия) докладе руко­водители Клуба и его ведущие эксперты пришли к одно­значному выводу о неизбежности кореной смены пара­дигмы развития нашей цивилизации. Жесткая критика капитализма, неприятие финансовых спекуляций, отказ от материализма и упрощенного понимания мира, при­зыв к альтернативной экономике, «новому просвещению», духовно-нравственному мировоззрению, единой плане­тарной гармоничной цивилизации — такова повестка бу­дущего развития (якобы мир находится в опасности и спа­сение лежит в изменении мировоззрения, планета дегра­дирует, спекулятивный капитал торжествует).

В целом текущие негативные изменения можно свести, прежде всего, к усилению разрыва между богатыми и бед­ными как в планетарном масштабе так и в самих западных государствах. На данном этапе развития цивилизацион­ные особенности стали играть более заметную роль и чет­ко обозначился процесс растущего разделения мира по эт- ноконфессиональному признаку.

В создавшихся условиях на фоне углубляющегося кри­зиса Запада объективно возрастает роль других цивилиза­ций: речь прежде всего идет о китайской, индийской, му­сульманской, а так же об активизации обществ африкан­ских и латиноамериканских стран.

Авторы энциклопедического словаря «Российская ци­вилизация: этнокультурные и духовные аспекты» издан­ного в 2001 г. под редакцией видного российского ученого М.П. Мчедлова, определяли цивилизацию как «существу­ющую в определенное время и на определенной террито­рии систему, в рамках которой действует социокультур­ная историческая общность с присущей ей совокупностью политико-экономических, культурных, духовных, в том числе конфессиональных характеристик» [1, 3].

Цивилизационные образования британский исто­рик А. Тойнби определял как общности, «более широкие, чем отдельная масса, но меньше чем все человечество», в то время как американский социолог С. Хантигтон назы­вал цивилизацией «наивысшую культурную общность лю­дей и самый широкий уровень идентификации» [1, 486].

Россия представляет собой особый вид цивилизации с пространственной протяженностью в 9 тыс. км в широт­ном и до 4 тыс. км в меридиональном направлениях. Ее ха­рактеризуют историческая длительность — с IX века, по- лиэтничночть — около 150 национальностей, и многокон- фессиональность — свыше 60-ти вероисповеданий. В ста­новлении и развитии российской цивилизации особую роль сыграло государство. Неповторимый облик россий­ской культуры был предопределен глубоким синтезом за­падных и восточных влияний. Интегрирующим началом многонационального суперэтноса выступил русский на­род. Его интеграционными чертами стали «самоограниче­ние, подвижничество, терпимость, склонность к справед­ливости и совестливости, к взаимообогащению культур, оказанию помощи, служению человечеству» [1, 486].

Одну из главных составляющих российской цивилиза­ции — православную культуру, отличало глубинное собор­ное нравственное начало, противостоящее прагматическо­му индивидуализму.

Известный социолог, академик Г.В. Осипов, подчерки­вал: «Какие бы новые драматические испытания не выпа­ли на долю России, ее евразийский цивилизационный тип обладает жизнестойкостью и динамизмом» [2, 182].

Не случайно говорят, что новое — это хорошо забытое старое. Сегодня мы можем также утверждать, что история развивается по спирали: впервые четкий вывод о евразий­ской сущности российской цивилизации сделали так на­зываемые «евразийцы» — сторонники идейного учения, которое сформировалось в 20-х годах ХХ в.

Это учение возникло в среде русской эмиграции, и у основания его стояли философ, князь Н. С. Трубец­кой и политический мыслитель П.Н. Савицкий (их даже в шутку называли «евразийскими Марксом и Энгель­сом»). Оказавшиеся в эмиграции после революции 1917 г. яркие представители русской интеллигенции — а их чис­ло не превышало 100 человек — пережили разочарования в связи с революций, мировой войной, и большевистким переворотом. Исход из России, соединенившись с надло­мами, произошедшими за годы войны в культурной жиз­ни Европы, создали атмосферу катастрофического мироо­щущения кризиса.

Евразийство родилось не только из-за двойной, по их мнению, катастрофы в России — войны и революции, но и огромного эгоцентризма Европы после ее победы в Первой мировой войне. Европоцентризм рассматривал­ся евразийцами как бич человечества, главный источник кризиса ХХ века. Евразийцы, по сути дела, представили новое прочтение исторической судьбы России как особо­го евразийского континента со своей спецификой и соб­ственными законами развития.

Примечательно, что в свое время сходные идеи разви­вал выдающийся химик Д.И. Менделеев. В частности, он отмечал, что «Россия — это особая страна, стоящая между молотом Европы и наковальней Азии, долженствующая так или иначе их помирить» [3, 3].

Другой великий ученый, В.И. Вернадский, подчерки­вал, что сохранение единства государства-континента — важнейший долг России перед человечеством. «Мы не­достаточно оцениваем значение огромной непрерывно­сти нашей территории. То новое, что дает в быту живущих в нем людей большое по размеру государство приближа­ется по своему укладу к тому будущему, которому мы все стремимся, к мирному мировому сожительству народов. Огромная сплошная территория, добытая кровью и стра­даниями нашей истории, должна нами сохранятся, как об­щечеловеческое достижение, делающее более доступным, более исполнимым наступление единой мировой органи­зации человечества» [4, 66].

Евразийцы утверждали, что цивилизационная ино­природность России-Евразии и ее близость к культур­ным общностям Востока — это источник силы, а не слабо­сти. По их мнению, государственная самостоятельность без развития самобытной национальной культуры ничего не стоит. Евразийское же государство всегда позициони­ровало себя, по выражению П.Н. Савицкого, как собор на­циональностей и собор вер.

Религиозная близость российских народов стано­вится основой их культурной общности, хотя духовно­религиозное пространство Евразии включает в себя не только православное христианство, но также ислам, а в качестве значительных анклавов — буддизм и шама­низм. При этом особое внимание и акцент делался на ду­ховных общностях православных и мусульманских на­родов.

Евразийцы отстаивали идею о том, что объединение Евразии в пределах одного государства в монгольско­золотоордынский период российской истории осуществи­ли не славяне, а туранцы, тюрки и монголы — тогда как в дальнейшем продвижение русских на восток было тесно связано с обрусением целого ряда местных туранских на­родов. Вот почему, по мысли Н.С. Трубецкого, «сожитель­ство русских с туранцами проходит красной нитью через всю русскую историю» [5, 141].

Евразийцы рассматривали российскую историю че­рез призму прежде всего создания российского государ­ства, в котором на протяжении нескольких веков преоб­ладали туранские элементы. То, что у нас принято назы­вать татаро-монгольским игом, евразийцы рассматрива­ли как необходимый период русской истории, в котором основную роль играли ханы Золотой орды. По их мнению, собственно тюркский и славянорусский типы практиче­ски являются отдельными вариантами туранского харак­тера: прививка русской психике характерных туранских черт сделала русских, как считал Трубецкой, тем прочным материалом государственного строительства, который по­зволил московской Руси стать одной из обширнейших держав.

С другой стороны евразийцы полагали, что европей­ский Запад, ломая оригинальные устои жизни и культу­ры незападных народов, способен заменить их, лишь чи­сто внешними материально утилиатрными отношениями и формами быта. В результате европейская цивилизации «производит небывалое опустошение в душах европеизи­рованных народов, делая их в отношении духовного твор­чества бесплодными, в отношении нравственном — безраз­личными и одичавшими»; при этом верным спутником за­падной цивилизации выступает «непомерное пробужде­ние жадности к земным благам и греховной гордыни» [5, 331]. Трубецкой и его сподвижники исходили из того, что сама идея интернациональной цивилизации — это резуль­тат стремления Запада к мировому господству.

Евразийцы были уверены в том, что культура России не есть культура ни европейская, ни одна из азиатских, ни сумма или механическое сочетание их элементов. Она — совершенно особая, специфическая культура, обладающая не меньшей самоценностью и не меньшим историческим значением, чем европейская и азиатские. Ее надо противо­поставить культурам Европы и Азии, как срединную евра­зийскую культуру [6, 130-131].

Евразийцы рассматривали мир России-Евразии, как особую культурно-цивилизационную общность высокого уровня несводимую лишь к культуре русского православ­ного народа: в ее составе роль восточных (тюркских, фин­ских, монгольских) элементов не менее значительна, чем славянского и византийского.

По мнению английского географа Х. Дж. Маккиндера, который опубликовал в 1904 г. книгу «Географическая ось земли», центральную роль в мире играет обширный евра­зийский материк, «хард лэнд». Та держава, которая в дан­ный момент контролирует «хард лэнд» фактически име­ет реальную возможность контролировать весь мир, ста­новясь практически непобедимой.

По его мнению, раньше такой державой была мон­гольская империя, теперь ее сменила российская. «В этом мире, — писал Маккиндер, — она занимает центральное стратегическое положение… и никакая социальная ре­волюция не изменит ее отношение к великим географи­ческим границам ее существования» [7, 27]. Иными сло­вами, географической осью истории оставалась Россия. (Идеи англичанина продолжал немецкий геополитик К. Хаусхоффер, который отстаивал идею совместных ци­вилизационных усилий двух континетальных держав Рос­сии и Германии, по установлению своего рода «нового ев­разийского порядка»).

В духовном плане Евразия есть особый религиозно­культурный мир. В значительной своей части он находит­ся за пределами церковной ограды, однако, явно тяготеет к русскому православию как своей духовной сердцевине.

В отличие от западной Европы религия на Восто­ке была доминирующим элементом не только частной, но и всей социальной жизни. Вездесущность религиозной веры мусульман регулирует как их повседневную жизнь, так и все высшие проявления человеческой культуры, включая политическую мысль. Ислам, в глазах евразий­цев был особо ценен тем, что в нем наиболее полно прояв­ляется единство между образом жизни, религией, культу­рой и политикой.

Родство двух религий, т. е. ислама и православия про­являлось в общей склонности к мистицизму в глубоком уважении «к мирскому, озаренному светом верой». В пре­делах единого туранского психологического типа и пра­вославное христианство, и ислам, несмотря на их явную доктринально догматическую несовместимость, благода­ря общим чертам религиозной психологии евразийских народов и в результате исторического укоренения на про­странстве России-Евразии, приобрели сходные социо­культурные черты.

Оба региональных варианта мировых религий (рус­ское православие и тюрко-татарский ислам) сформиро­вавшихся на евразийском пространстве стоят гораздо бли­же друг к другу, нежели к своим единоверным общностям за пределами Евразии.

Учение России-Евразии, как особой культурно­цивилизационной общности и геополитического цело­го, стало теоретической базой оригинальной евразий­ской концепцией русской истории. В обобщенном виде она представлена в работах Н.С. Трубецкого — «О туран- ском элементе в русской культуре», «Наследие Чингиз- хана. Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Восто­ка», и П.Н. Савицкого — «Евразийская концепция русской истории», «Географический обзор России и Евразии», «Геополитические заметки по русской истории», «Степь и оседлость». Заметную роль в создании методологиче­ского каркаса этих выводов внес Г.В. Вернадский, кото­рый обосновал теоретические положения главных евра­зийских идеологов обширным конкретно-историческим материалом.

Эти работы стремились показать Россию как некое европейско-азиатское единство, как особый целостный мир, которому свойственно своеобразие исторических пу­тей: у России в географическом отношении более органи­ческая связь имеется с Азией, с Востоком, тогда как в ду­ховном плане она неразрывно связана с православием, ко­торое оказалось решающим фактором в развитии культу­ры. По мысли Вернадского, в основе небывалого геопо­литического и хозяйственного единства Евразии лежит единство его народов на базе широко понимаемого право­славия

В свою очередь, П.Н. Савицкий считал, что судьба Рос­сии была бы несравненно горше и трагичнее, достанься она зараженным «иранским фанатизмом и экзальтацией» туркам или же католическому Западу [8, 333-334]. Разви­вая эту мысль, Савицкий отмечал, что в областях вокруг впадения Камы в Волгу существовала и существует осо­бая культура, которая с течением веков все больше окра­шивалась в цвета ислама. Эту культуру можно назвать «средневолжской». Наряду с православно-русской, имен­но она представляла собой крупное явление в геополити­ческом круге Золотой орды [8, 310]. Период монгольско­го владычества, «способствовавший государственной ор­ганизации России был тем горнилом, в котором ковались русское духовное своеобразие и его стрежень — русское благочестие».

По словам Трубецкого, по мере упадка золото ордын­ской государственности московские князья стали претен­довать на роль объединителей Евразии в пределах ордын­ских владений, заняв место сарайских ханов. А Савицкий считал, что настоящими государственными правителями московские цари сделались лишь тогда, когда от «собира­ния русской земли» перешли к «собиранию земли татар­ской», то есть к покорению под свою центральную власть отдельных разрозненных и обособившихся частей северо­западного улуса монгольской империи (бывшего улуса Золотой орды). Благодаря этому, Россия, как он писал, стала «наследницей великих Ханов, продолжательницей Чингиза и Тимура, объединительницей Азии».

Ордынские правители, в конечном счете, свой религи­озный выбор сделали в пользу ислама, который в 1321 г. при хане Узбеке был провозглашен государственной рели­гией. На это решение повлияли такие факторы, как пре­обладание мусульман в числе ханских поданных, внешняя простота религиозной догматики и обряда, притягатель­ность исламской культуры и традиционные связи между Поволжьем и Ближним Востоком.

Однако, Золотая орда оставалась дальней перифери­ей исламской цивилизации, а сама монгольская государ­ственность никак не совпадала с освещенным религией идеалом исламского правления: в мусульманских частях империи Чингисхана никакой крепкой внутренней спай­ки между господствующей религией и монгольской госу­дарственностью не получилось.

С 1452 г. и до конца XVII века внутри русского госу­дарства существовал своеобразный островок исламской государственности в виде Касимовского царства, в кото­ром поселялись, получая поместные наделы, служилые татары-мусульмане со своей челядью.

Указ Екатерины II «О терпимости всех вероисповеда­ний» был во многом обусловлен необходимостью восста­новления традиций евразийской имперской веротерпи­мости. Тем самым были закреплены основы совместного проживания и конструктивного взаимодействия русско­православной и тюркско-мусульманской общностей в пре­делах единого пространства и развития евразийской циви­лизации. Начало же ему было положено, по мнению евра­зийцев, Золотой ордой, соединившей в одном государстве православный и мусульманский цивилизационные очаги Северо-восточной Руси и Волжско-камской Булгарии.

Евразийцы весьма неоднозначно оценивали деятель­ность Петра I, упрекая его «в издевательстве над свя­щенными для каждого русского традициями». По мне­нию Трубецкого, учреждением Синода и института Обер- прокурорства Петр нанес русской Церкви более тяжелый удар, чем советская власть — арестом Патриарха. В свою очередь деятельность Екатерины II, закрывшей 80% мона­стырей, реквизировавшей немалую часть церковного иму­щества и заточившую в Ревельскую крепость Митрополи­та ростовского Арсения, мало чем отличалась от антире­лигиозных гонений большевиков.

В русской Церкви изначально звучал голос нацио­нальной совести, являвшейся одним из проявлений наци­ональной личности. Так, Трубецкой считал пагубным по­следствием европеизации утрату понимания российски­ми правителями исторической сущности России. По его убеждению, во все послепетровские времена Россия вое­вала за чуждые собственным национальным задачам ин­тересы, в частности, за укрепление в Европе «легитимиз­ма и феодальной монархии».

Впоследствии вовлечение России в орбиту европей­ской политики, а также навязывание ей ложных внешне­политических целей вроде выполнения якобы завещан­ного киевскими князьями обладания Константинополем и Проливами или «освобождения братьев славян от ту­рецкого ига», на деле служило прикрытием интересов ев­ропейских держав, стремившихся укрепиться на Ближ­нем Востоке.

Г.В. Вернадский в труде «Начертание Истории» гово­рил об эволюции внешнеполитической доктрины госу­дарства — от успешного соединения «православной поли­тики с политикой дружественной мусульманскому миру» в XVI в. до возобладания чисто православной политики без соблюдения связей с системой мусульманского мира в середине XVII в. Последнее практически означало кру­шение внешнеполитической идеи «Москва — Третий Рим» [9, 83-84].

Н. С. Трубецкой подчеркивал, что органическое нена­сильственное слияние других племен и народов приводи­ло к взаимному культурному обогащению и появлению своеобразного, нового цельного национального русского типа.

Императорское правительство с конца XVIII в. отка­залось от активных действий по насильственной русифи­кации, однако эта линия не всегда проводилась последо­вательно, что сформировало в общественном мнении об­раз империи как «тюрьмы народов» и обусловило в нача­ле XX в. популярность известного большевистского ло­зунга о «праве наций на самоопределение».

Евразийцы считали, что, несмотря на европеизацию, Россия смогла сохранить евразийскую цивилизационную сущность. Она продолжала историческую задачу государ­ствообъединения Евразии, как бы завещанную Монголь­ской империей. Присоединение Крыма, Кавказа, Зака­спийского края, Туркестана, закрепление за Россией Вос­точной Сибири, — все это были этапы на том же пути со­бирания разрознившихся частей евразийского улуса чин- гисхановой империи, а колонизации и запашка степи, пре­вращение ее из кочевья в ниву было закреплением перехо­да евразийской государственности из рук туранцев в руки русских. Исходя из этого критерия, монголо-татарское иго для русского народа и государства мыслитель считал в це­лом позитивным. Н.С. Трубецкой в своей работе «О ту- ранском элементе в русской культуре» так писал об этом: «Монгольское иго длилось более двух веков. Россия попа­ла под него, еще будучи агломератом удельных княжеств, самостийнических, разрозненных, почти лишенных по­нятий о национальной солидарности и о государственно­сти. Пришли татары, стали Россию угнетать, а попутно и учить. А через двести с лишком лет Россия вышла из-под ига в виде может быть и “неладно скроенного”, но очень “крепко сшитого” православного государства, спаянного внутренней духовной дисциплиной и единством “бытово­го исповедничества”, проявляющего силу экспансии и во­вне» [5, 160].

А вот как тот же автор в работе «Взгляд на русскую исто­рию не с Запада, а с Востока» писал уже о недавнем пери­оде нашей истории: «При советской власти Россия впер­вые заговорила с азиатами как с равными, как с товарища­ми по несчастию, и отбросила ту совершенно ей не иду­щую роль высокомерного культуртрегера-эксплуататора, роль, которая прежде ставила Россию в глазах азиатов на одну доску с теми романо-германскими хищниками- поработителями, которых Азия всегда боялась, но также всегда и ненавидела» [5, 253].

Силой обстоятельств советская Россия обращалась к Азии, осуществляя во внутреннем развитии, то брата­ние племен Евразии, которое является следствием исто­рической миссии России — объединительницы Евразии. «Наследие Чингисхана, — писал Трубецкой, — неотделимо от России. Хочет Россия или не хочет, она останется всег­да хранительницей этого наследия и вся ее историческая судьба этим определяется».

Для народов Евразии религиозность была естествен­ной стихией, а народ в церкви и народ в государстве были не двумя разными существами, а единым народом. Как при Чингисхане, так и в Московской Руси не существова­ло казённой религии и не было подчинения государствен­ной власти религиозным институтам. Тем не менее, в обо­их случаях государственность была религиозной и причи­на этому лежала не в области политики и законодатель­ства, а в области психологии и быта1.

Будущая Россия, по мнению евразийцев, должна сде­латься своеобразным стержнем общепланетарного проти­востояния различных культурных цивилизационных и эт­норелигиозных общностей политической и идеологиче­ской гегемонии буржуазного колониального Запада.

Если утверждения евразийцев об иноприродности и враждебности Запада российской цивилизации, ее род­стве с Востоком было совершенно неприемлемо для апо­логетов западничества, ориентировавшихся на европей­ский путь развития, то евразийский тезис «о потенци­альном православии нехристианских народов» породил столь же безоговорочное неприятие ортодоксальных рев­нителей русского православия.

Одним из главных критиков был Н.А. Бердяев, кото­рый считал, что духовное влияние России должно утверж­даться путем раскрытия Западу своих религиозных бо­гатств, не путем географического размежевания на сто­роны добра и зла. Он подчеркивал, что нужно добиваться «мирового признания России как великого мира Востоко­Запада, соединяющего в себе два потока всемирной исто­рии» [10, 294].

Бердяев вообще считал евразийцев «духовными реак­ционерами»: якобы Чингисхана они «явно предпочитают Св. Владимиру, для них Московское царство есть креще­ное татарское царство, а московский царь — оправослав- ленный татарский хан. Любовь к исламу, склонность к магометанству слишком велики у евразийцев. Магоме­тане ближе евразийскому сердцу чем христиане Запада» [10, 297].

В свою очередь, И.А. Ильин считал, что евразийцы хо­тят сменить слепое подражание Западу на безрассудное копирование Востока. Для восстановления русской наци­ональной культурной самобытности евразийцы, как пола­гал мыслитель, избрали ложный путь: по их рецепту рус­ский человек, желая вернуть себе свою утраченную рус­скость, начал натаскивать себя на татарщину.

С точки зрения Ильина, петербургский период россий­ской истории — самый плодотворный: русский народ су­мел достичь наивысших вершин во всех областях свое­го культурно-исторического творчества. Россию погубил не Запад как таковой, ее привело к гибели неумное подра­жание всему «религиозно несостоятельному, ложному, по­шлому, больному, что есть на Западе: Добро и Зло не име­ет Востока и Запада, искать спасение в Азии можно только в духовной беспомощности и метериалистического склада души, опыта и мысли» [11, 281].

И.А. Ильин писал: «Мусульманский храм символи­зирует своим великим куполом единого Бога (Алла иль Алла) и своим минаретом — его пророка (Магометассул Алла)2; и обычно линии его просты, как его мораль, власт­ны, как его вера, изящно-повторны, как стиль Корана» [12, 274-275]. При этом Ильин подчеркивал, что Россия не за­хватывала колонии, русский народ учил понимать и вос­полнять друг друга, русские не практиковали денациона­лизацию других малых и некультурных племен.

Вместе с тем не трудно провести аналогию между сформулированными Ильиным идеями общенациональ­ного братства и евразийской доктриной российской «мно­гонародной» нации. Ильин подтверждал идею об органи­ческой враждебности Запада в отношении исторической России. Несмотря на это, его мысли, как и вообще идей­ное наследие евразийцев, важны для осознания историче­ской России как результата православно-мусульманского цивилизационного синтеза.

Идея единства славянских и тюркских народов на про­странстве Евразии легла в основу известной инициативы президента Казахстана Н.А. Назарбаева, выдвинутой им в марте 1994 г., о создании на безе СНГ нового межгосу­дарственного объединения — Евразийского союза. 10 октя­бря 2000 г. в Астане президентами Белоруссии, Казахста­на, Киргизии, России и Таджикистана было создано Евра­зийское экономическое сообщество. В ЕвразЭС со стату­сом наблюдателя вошли Молдавия, Украина и Армения.

В основе этих проектов лежала идея достижения ци­вилизационного культурного и по-возможности полити­ческого единства Евразии на базе синтеза национальной идентичности каждого из евразийских народов с общеев­разийской идентичностью содружества и «многонародной нации».

Такой критик евразийства, как В.А. Сендеров допу­скал, что ценой сохранения чистоты православной веры станет полная исламизация России и Евразии3.

Ислам переживает небывалый подъем, связанный с ко­лоссальным ростом его демографического, финансово­экономического, а главное интеллектуального потенци­ала, который формирует собственные ответы на вызовы XXI века. Н.А. Нарочницкая пишет: «Ислам стал основой великой не западной цивилизации наряду с православ­ной она явилась мощной альтернативой религиозной не­терпимости и этноцентризма западного мира… Арабская цивилизация как одна из крупнейших явлений мировой культуры после самоутверждения дала пример арабско­го халифата, который для своего времени явил невидан­ную на Западе религиозную и национальную терпимость и взаимодействие культур. Арабский исламский мир всег­да имел некоторое количество христиан среди своих еди­ноплеменников» [14]. Нарочницкая также считала, что евразийство — шанс растворить русское национальное на­чало в космополитическом союзе, освобождающем поле и формирующем условия для главного противоборства будущего века — соперничество цивилизаций [15, 137].

Следует особо подчеркнуть мысль о том, что в утверж­дении евразийского цивилизационного вектора на базе конструктивного сотрудничества православной и мусуль­манской культурно-религиозной общности именно рус­скому народу, как мощному религиозному и этнополити­ческому целому должна принадлежать ведущая роль. Ста­новление России как Евразии может обеспечить истори­ческое существование русских. Этносоциолог И.М. Куз­нецов описывал российскую цивилизационную модель «как некий океан: это русский, в котором, как кристалли­ки, плавают другие культуры. Это такой веками сложив­шийся симбиоз, что ни русские без этих кристалликов не могут нормально существовать не умирая, не затухая, а постоянно поддерживая культуру в жизнеспособном со­стоянии, ни эти кристаллики уже не могут существовать вне данной среды» [16]. Тут можно вспомнить, что в свое время П.Я. Чаадаев называл татаро-монгольское владыче­ство величайшей важности событием, принесший России больше пользы, нежели вреда и способствовавшей разви­тию и созревания русской народности4.

К сторонникам классической евразийской школы от­носится и наш знаменитый ученый Лев Николаевич Гуми­лев, который сам себя называл последним евразийцем. Он подчеркивал: «Если Россия будет спасена, то только как евразийская держава и только через евразийство» [17, 89].

Особую актуальность сегодня приобретают его слова о том, что евразийская доктрина замышлялась как син­тез гуманитарной науки и естествознания, синтез истории и географии.

По убеждению Гумилева, его собственная теория этно­генеза не противоречила марксистскому учению о смене социально-экономических формаций.

В истории, считал Гумилев, нет ни одного этноса до­жившего в своей корневой родовой основе до наших дней: «Древние шумеры, хетты, филистимляне, дарданы, этру­ски и венеты уступили свое место парфянам, эллинам, ла- тинам и римлянам Но и этих сменили итальянцы, ис­панцы, французы, греки (этнос славяно-албанского про­исхождения), турки, таджики, узбеки и казахи» [18]. «Я, кажется, сделал открытие, разгадав, наконец, что лежит в основе этого могучего естественного процесса. Я нашел пусковой механизм его и дал ему отличное название — пас­сионарность — от латинского слова passio — страсть. Я по­нял, что рождению каждого нового этноса предшествует появление определенного количества людей нового пас­сионарного склада» [19, 10-11].

Для анализа проблем развития российской циви­лизации, как православно-мусульманской, «славяно­тюркского» симбиоза наибольшим эвристическим потен­циалом обладает гумилевское основание единства и уни­кальности евразийского суперэтноса. Ключевым элемен­том при этом выступает категория этноса. В отечествен­ной науке утвердился принцип рассматривания этноса, как группы людей объединенной общностью языка, про­исхождения, обычаев и жизненных укладов, осознава­емых членами этноса и освещенных традиций. Гумилев считал, что из смеси славян, угров, алан и тюрок разви­лась великорусская народность, а образование, включав­шее монгло-китайских и манчжуро-китайских метисов, часто возникавшие вдоль линии Великой китайской сте­ны последние две тысячи лет, оказались не стойкими и ис­чезли как самостоятельные этнические единицы [20, 52, 54]. Он писал: «Великороссы включают в свой состав: вос­точных славян из Киевской Руси, западных славян — вяти­чей, финнов — меря, мурома, весь, заволоцкая чудь, угров, смешавшихся сперва с перечисленными финскими племе­нами, балтов — голядь, тюрок — крещеных половцев и та­тар и в небольшом числе монголов» [21, 148].

Так называемый христианский мир, по мысли Гуми­лева, не был единым и подразумевал больше системную целостность, а не объединение по канонам религии. Рав­ным образом мир ислама противопоставлял себя и грекам, и французам, и языческим тюркам, но с точки зрения ре­лигии не был единым. Учение шиитов, карматов, суфиев весьма мало походили друг на друга и на ортодоксальную доктрину — суннизм. Но ведь и христиане-европейцы от­нюдь не дружили между собою. Однако, сталкиваясь с му­сульманами и язычниками, они сразу находили общий язык и пути для компромисса.

Именно две крупнейшие мировые религии, христи­анство и ислам, выступали доминантами на всех ступе­нях этнической иерархии для суперэтничеких общно­стей, ставших ведущими субъектами евразийской исто­рии православно-христианской и мусульманской цивили­заций.

Первые христианские общины, возникшие в I веке в объединенном римлянами средиземноморском регио­не, носили ярко выраженные черты консорций — перво­начальной зародышевый общности людей разного этни­ческого происхождения, связанных единой целью и об­щей судьбой. Исходя из своей цели и судьбы, а также бла­годаря определенным особенностям нового вероучения, они противопоставили себя остальным этносам — римско­эллинистической суперэтнической целостности.

Но уже во втором поколении консорция превратилась в монолитный субэтнос, ставший к IV веку самостоятель­ным этносом.

По словам Гумилева, «С V по Х в. в православие были обращены болгары, сербы, венгры, чехи, русские и ала­ны, и тогда создалась суперэтническая культурная целост­ность православного мира, сломленная в XIII в. «франка­ми», «турками» и монголами. В XIV в. православная тра­диция воскресла в связи с возникновением великорусско­го народа. Но считать Московскую Русь культурной пери­ферией Византии нельзя, ибо местные традиции сделали из Руси самостоятельную целостность» [21, 148].

Выводы Гумилева непосредственно перекликают­ся с известной концепцией «византизма», предложенной К.Н. Леонтьевым.

По идее Гумилева, доминирующим процессом в обра­зовании арабского этноса, — а в суперэтническом смысле и всей мусульманской культуры — явился, зачатый Му­хаммадом ислам.

Реальной причиной этногенеза, запускающей процесс развития новых этнических общностей, является не вли­яние на мир природно-географических или социально­культурных факторов, но его определяет некое внешнее воздействие, которое Л.Н. Гумилев называет пассионар­ным толчком.

Импульс пассионарности бывает столь силен, что его носители не могут заставить себя рассчитать послед­ствия своих поступков. Отсюда ключевая роль челове­ческого фактора, например, жажда славы. Так, честолю­бие и гордость были присущи Александру Македонско­му, однако только этими чертами не объясняется неодоли­мая тяга полководца к великим деяниям. По праву рож­дения Александр имел всё, составлявшее предел жела­ния человека его эпохи, тем не менее он начал кровопро­литную войну с персидской державой Ахеменидов, же­лая отомстить за разрушение, нанесенное персами во вре­мя греко-персидских войн, о которых сами греки успели позабыть. После победы над персами Александр предпри­нял не имевшие политического и военного смысла походы в Среднюю Азию и Индию (примерно те же наклонности можно видеть и у Наполеона).

В составе любого этноса присутствует и субпассона- рии — особи энергодефицитного типа. Последствия та­кого субпассионарного мировосприятия проявились в полной мере уже в V веке, когда казавшийся несокру­шимым «Вечный город» был дважды взят и разграблен варварами-германцами — вестготами в 410 г. и вандала­ми в 455 г. Вождь африканских вандалов Вензерих объ­явил себя мстителем за разрушенный Карфаген и устро­ил в Риме настоящую резню. При этом никто из жителей города, численностью во много превосходившей завоева­телей, даже не подумал о сопротивлении. Спасать же их было некому, поскольку всех носителей пассионарного импульса римская чернь уже уничтожила.

Подобный же пример деструктивного доминирова­ния субпассионариев в этнической системе, в итоге при­водящего ее к краху, демонстрировали Византийская им­перия при династии Ангелов и поздний Багдадский хали­фат. В этом государстве начиная с середины IX века гуля­мы (тюркская гвардия, состоявшая из рабов) меняли ха­лифов по своему усмотрению. Периодически они устраи­вали в Багдаде резню, тогда как население огромного го­рода плакало, ругалось и острило, но предпочитало жить не работая и умирать, стоя на коленях, только бы не защи­щаться.

Любой процесс этногенеза, считал Гумилев, зачинается героическими, подчас жертвенными, поступками неболь­ших групп людей (консорций), к которым присоединяют­ся окружающие их массы. Пассионарии способны абсор­бировать больше энергии для простого поддержания жиз­ни, формируют социальные связи, позволяющие приме­нить эту энергию в любом направлении. Это и есть пас­сионарный толчок, выражающийся во внезапном появле­нии критической массы пассонариев в человеческой по­пуляции и выступающий причиной рождения этносов (это внешнее воздействие может соответствовать пучкам энергии, исходящей от солнца). Гумилев утверждал, что с XVIII в. до н.э до XIII в. н. э. на Земле произошло 9 пассо- нарных толчков, породивших около 40 этнических систем.

По Гумилеву, православное христианство и суннит­ский ислам в своем динамичном взаимодействии соста­вили духовную основу российской цивилизации, вырос­шей на базе многообразной суперэтнической целостности. Россия является суперэтносом, ибо Москва объединила вокруг себя много этносов, не прибегая к завоеваниям.

По расчетам ученого, инерции пассионарного толч­ка в среднем хватает на 1200 лет, что совпадает с вывода­ми о возрасте великих государств, сделанными К.Н. Леон­тьевым.

Гумилев рассказывает о том, что ставший в 899 г. има­мом исмаилитов Али (Саид) Абдалла аль-Махди, перешед­ший в ислам еврей, который выдавал себя за потомка ха­лифа Али и дочери пророка Мухаммада Фатимы, при под­держке шиитских сторонников Северной Африки в 909 г. был объявлен имамом-халифом, и тем самым было поло­жено начало исмаилитской династии Фатимы. В 969 г. его преемники овладели Египтом, но их союз с берберами ока­зался непрочным. Единственной надежной опорой новой династии стала значительно разросшаяся невольничья гвардия гулямов, которые стали именоваться мамлюка­ми. По словам Гумилева, «Фатимидим удалось создать го­сударство не на основе того или иного этноса, пусть даже завоевателя, а на основе консорции, пополняемой новооб­ращенными из всех этносов Ближнего Востока и Европы. Исмаилитская община умело использовала феллахов как трудящихся, христиан-коптов как чиновников, евреев как купцов-посредников , тюрок и суданских негров как гвардию, берберов и хиджазских арабов как ополчение, а сами члены исмаилитского ордена правили захваченны­ми землями и проникали в мусульманские страны, подго­товляя их к присоединению к Египту»5. В 1250 г. мамлюк- ский предводитель Кыпчак Бейбарс утвердил новую ди­настию мамлюкских султанов, а в конце следующего века их сменили султаны-черкесы.

В свою очередь, хазары, то Гумилеву, были могучим на­родом, жившим в низовьях Волги и исповедовавшим иу­дейскую веру. В 965 г. их победил князь Святослав Игоре­вич. Позднее хазары, получив пассионарный заряд от тю­рок, стали, по сути, новым этносом и перенесли военные действия на территорию арабского халифата (так, в 718 г. хазары заняли Дербент).

Последующие века потомки хазар нашли прибежище в столице полумира Сарае и растворились в огромной Зо­лотой орде. Мусульманская вера позволила им слиться с татарами.

Общность России и русских, как и всего восточносла­вянского с тюрко-монгольскими кочевниками евразий­ских степей, уже в Средние века отчетливо осознавалась и на Западе, и на Востоке. Объективным историческим фактом считает ученый неявное отождествление в гла­зах не только средневековых западноевропейцев, но и ки­тайцев — России и народов Монголии, слившихся для них в нечто целое, хотя и раздробленное и неосязаемое.

По словам Гумилева, первая евразийская империя основывалась на гунно-славянском союзе, но уже через 20 лет после смерти в 453 г. вождя гуннов Аттилы его дер­жава распалась, а гунны, как самостоятельный этнос, ис­чезли из истории.

Второй великой евразийской державой был тюрк­ский каганат. Третьей же евразийской империей стали монголы, и это было связано с ролью Чингисхана. О нем Дж. Неру говорил, что он «встряхнул» Азию и Европу, что он одержал свои победы благодаря дисциплине и органи­зации. Известный русско-американский евразиец Георгий Вернадский соглашался, что искусство печати, морской компас, огнестрельное оружие и многие другие изобре­тения, перевернувшие мир Западной Европы, были им­портированы с Востока при посредничестве монгольско­го влияния6 (в XIII веке монголы считались в собиратель­ном смысле частью татар; это наименование обозначало название группы племен, а впоследствии название татар в Азии исчезло и перешло на поволжских тюрок, поддан­ных Золотой орды, где с течением времени превратилось в этноним).

Четвертой евразийской империей Гумилев считал Рос­сию: она прошла путь от Руси к России, причем, истори­ческая Россия XV-XX веков не является прямым продол­жением Киевской Руси.

По мнению Гумилева, для понимания русской исто­рии ключевыми являются три века — XIII, XIV и XV, когда значительная часть русских земель утратила свою поли­тическую независимость в результате монгольского наше­ствия, однако вскоре, став частью улуса Джучи, Русь ста­ла обретать черты самостоятельной цивилизации, в рам­ках которой, собственно, и сложился евразийский супе­рэтнос, ставший теперь российским.

В течение этих трех веков произошла не просто сме­на столиц с Киева на Москву, но и затухание всей древ­нерусской этнополитической общности, на смену которой пришла принципиально новая общность и новая истори­ческая сила — Московское государство великороссов. Мо­сковскому периоду суждено было стать золотым веком русской истории и мерилом расцвета цивилизационной самоидентичности русского народа и других народов ев­разийского пространства.

Князь Александр Невский рассматривается Гумиле­вым, как ключевая фигура российской истории, ознамено­вавшая собой новый этногенетический процесс. Благода­ря таланту Александра Ярославича русским землям уда­лось не только пережить «темное столетие» обскурации между двумя веками этногенеза, но и сохранить преем­ственность византийской культурной традиции.

Подводя итог, можно сказать, что представленная Гу­милевым концепция русско-ордынского симбиоза при всех ее натяжках содержит определенное рациональное зерно и должна быть осмыслена, как одна из плодотвор­ных гипотез. Симбиоз Руси и Великой степи, возникнув в древнерусский период, повторился на новом витке эт­ногенеза в русском Улусе Золотой орды, обеспечив бла­гоприятные условия обновленного великорусского этно­са в условиях нарастания угрозы подчинения и ассимили­рования католическим Западом.

Решающую роль в начальной фазе великорусского эт­ногенеза ученые отводят Церкви. Церковь как социальная организация с ее системой монастырей дала новым пасси­онариям доминанту — защиту православия, которой мож­но было служить только искренне, а не ради выгоды. И та­кое было возможно только в фазе пассионарного подъема.

Степной улус наследников Чингисхана в результа­те реформы Золотой орды превратился в мусульманский султанат, где доминировало население торговых городов, ставшее основной опорой хана Узбека. Это вызвало рез­кую оппозицию среди старой степной знати, еще сохра­нявшей запас пассионарности. В ответ обрушились жесто­кие репрессии: «великая степь, никогда не знавшая рели­гиозных преследований столкнулась с этим омерзитель­ным проявлением цивилизации» [21, 482].

Единственным местом, где ордынские татары, не же­лавшие исповедовать ислам, могли найти прибежище, были русские княжества. Принимая православие, они вливались в состав великорусского этноса, значительно увеличивая его пассионарный военный потенциал: татары в то время были лучшими в мире специалистами по кон­ному строю и маневренной войне. Крещеные ордынские воины, расселявшиеся московскими князьями на юго­восточной окраине Руси, составили впоследствии сослов­ную группу однодворцев: «ареал однодворцев стал рубе­жом между двумя новообразовавшимися этносами — ве­ликорусским и татарским и более того, между двумя су­перэтносами — православным и мусульманским» [21, 482].

«Непривычная для Запада система отношений власти и подчиненных была столь привлекательной, что на Русь стекались и татары, не желавшие принимать ислам под угрозой казни, и литовцы, не симпатизировавшие католи­цизму, и крещеные половцы, и меряне, и мурома, и морд­ва. Но для того, чтобы это скопище людей, живу­щих в мире и согласии, стало единым этносом, не хватало одной детали — общей исторической судьбы, которая во­площается в коллективном подвиге, в свершении, требу­ющем сверхнапряжения. Именно эти деяния знаменуют собой окончание инкубационного периода и начала этапа исторического развития этноса — фазы подъема» [21, 559].

Таким событием стала Куликовская битва: возникла новая этническая общность Московская Русь.

Идея национальной исключительности вообще была чужда русским людям — их не шокировало, что, например, на патриаршем престоле сидел мордвин Никон, а русски­ми армиями руководили потомки черемисов (Шереме­тьевы) и татар (Кутузов). После взятия Казани войсками Грозного 1552 г. всех осиротевших татарских детей госу­дарь повелел отдать в русские семьи, назначив их опеку­нам пособие из государственной казны [22, 214].

После присоединения казанского и астраханского ханств, а также территорией ногайской орды, московский государь вступил в золотоордынское наследство, а после освоения территории Сибирского ханства — в геополити­ческое наследство монгольской империи.

Екатерининский указ «О терпимости всех вероиспо­веданий и о запрещении архиереям вступать в разные дела, касающиеся до иноверных исповеданий и до постро­ения по их закону молитвенных домов, представляя все сие светским начальствам» от 17 июля 1773 г. положил ко­нец принудительному миссионерству и снял ранее суще­ствовавшие запреты на строительство мечетей. (В 1788 г. было создано Оренбургское могометанское духовное со­брание во главе с муфтием, а в 1787 г. был напечатал Ко­ран на арабском языке).

Русский суперэтнос в данном случае выступает как исторически сложившаяся кооперация множества этно­сов России, из которых собственно русский сделался но­сителем суперэтнической общности.

Как бы то ни было, евразийство является мощным те­оретическим подспорьем для того, чтобы осознать сущ­ность нашей цивилизации. Россия долгое время не могла себя вписать ни в Восток, ни в Запад.

Тем не менее, формы государства и особенно межго­сударственного общения в России выстраивались, как от­мечали, например, авторы статьи в журнале «Профиль» (№ 34 за 2018 г.), под сильнейшим влиянием западных норм. А мировоззрение не менее десяти поколений жите­лей нашей страны основывались на убеждении, что Рос­сия — это Европа. Сегодня в большей или меньшей сте­пени такая «европейскость» сидит во многих россиянах. Именно она вызывает отторжение Востока, страх перед ним поддерживают мифы.

Между тем, очевидно, что Азия в обозримом будущем вполне может стать технологическим и интеллектуаль­ным центром планеты. На практике осознание нас евра­зийцами дает нам прекрасный шанс для того, чтобы сы­грать роль предназначенную России историей.

Волею судеб Россия оказалась на перекрестке миро­вых цивилизаций между Европой и Азией: треть в Евро­пе, две трети в Азии, и в силу географических, историче­ских, демографических, культурных параметров как уни­кальная полиэтническая, многоконфессиональная сло­жилась целостность различных народностей, националь­ностей, верований западной и восточной ее составляю­щих. Появился неразрывный сплав русского народа с дру­гими группами восточных славян, с народами уральской, финно-угорской группы, с алтайской, тюркской, кавказ­ской и других языковых семей Западной, Центральной и Восточной Азии, Тихоокеанской культурой. В конфес­сиональном плане имеет место взаимодействие правосла­вия с католицизмом, протестантством — на западе, тогда как на востоке — с исламом, буддизмом, ламаизмом, а так­же язычеством и многими местными верованиями наро­дов Крайнего Севера. Тем самым, на протяжении истории Россия сформировалась как уникальная самостоятельная евразийская цивилизация.

Познанию особенностей и путей развития российской евразийской цивилизации посвятили свою жизнь целые плеяды выдающихся отечественных ученых, писателей, общественных деятелей. Их труды продолжают оставать­ся предметом глубокого изучения современных исследо­вателей. И это естественно, ибо тема российской евразий­ской цивилизации неисчерпаема и в историческом пла­не, и в силу ее возрастающей актуальности в настоящее время.

Пожалуй, к числу евразийцев можно отнести и одно­го из крупнейших теоретиков ислама конца XIX — нача­ла ХХ вв., выдающегося ученого просветителя Исмаила Гаспринского, которого современники называли «чело­веком, пробудившим весь тюркский мир». Его высоко це­нили, уважали, искренне почитали и обращались к нему со словами «Улуг Устаз» (Великий учитель) и даже «Отец всех мусульман». Вместе с тем он являл собой прекрас­ный пример русского патриота, для которого преданность России была столь же значимой, как преданность Исламу. Не случайно И. Гаспринский часто называл себя русским, что ни в коей мере не мешало ему оставаться мусульмани­ном, потомком знатного крымско-татарского рода, восхо­дящего ко временам Золотой орды.

В своих трудах, таких как «Русско-Восточное согла­шение» и «Русское мусульманство» Исмаил Гасприн- ский раскрывал сущность русской цивилизации как Ев­разийской, соединяющей в себе черты как правосла­вия, так и ислама. Он подчеркивал естественную бли­зость православных и мусульманских народов, которая исторически обусловлена их многовековым проживани­ем в пределах общей геополитической зоны и перепле­тением интересов тюркских и, шире, мусульманских на­родов с державными устремлениями российской импе­рии. «Русско-мусульманский мир, — писал он, -раскинул- ся от берегов Северного Ледовитого океана до глубин за- экваториальной Африки и от границ Балтики и Адриати­ки до китайской стены и морей Индо-Китая. Залегая между европейскими и монгольскими мирами, русско­мусульманский мир находится в центральных частях по­лушария, на перекрестке всех дорог и сношений торговых, культурных, политических и боевых» [23, 60-61]7.

И. Гаспринский был убежден, что союз русского му­сульманства с русским православным народом даст новый творческий импульс мусульманской цивилизации в це­лом, что, в свою очередь, откроет путь для России ко все­му мусульманскому Востоку: «Представим себе, что Рос­сия вошла в искренние, дружественные отношения с Тур­цией и Персией, — писал Гаспринский. — Дружба эта отраз­илась бы весьма чувствительно на отношениях к Египту и ко всему арабскому миру, с одной стороны, и на Афгани­стан и Индо-мусульманский мир — с другой» [23, 73-74; 24, 86].

Эти мысли звучат на той же самой высокой нравствен­ной патриотической ноте, что и слова В.В. Путина, прозву­чавшие в октябре 2003 г. в Малайзии, что «Россия на про­тяжении веков переплетена с исламским миром есте­ственными связями и они наполняются реальным практи­ческим содержанием». В сентябре 2015 г. он добавлял, что «сегодня традиционный ислам — это неотъемлемая часть духовной жизни нашей страны. Его гуманистические цен­ности, как и ценности других наших традиционных ре­лигий, учат людей милосердию, справедливости, заботе о близких. Все мы это очень высоко ценим».

Понимание евразийской цивилизация проходит в рос­сийской истории через века, от поколения к поколению. Выдающийся наш философ Н.А. Бердяев постоянно на­поминал, что «Россия не может определять себя как Вос­ток и противополагать себя Западу. Россия должна со­знавать себя и Западом, Востоко-Западом, соединителем двух миров, а не разделителем» [25, 22].

Возможно уместно напомнить в этой связи и об одном из незаслуженно забытых творцов русской политики на Кавказе генерале Ростиславе Фадееве8. Он писал: «Рос­сия относится к Азии совсем иначе, чем западные народы. Азиатские дела для нас не роскошь, не прихоть, происхо­дящая от избытка сил, не удовлетворение той или другой исключительной цели, как торговля, политическое влия­ние и прочее; для нас они дела русские, обойти которые нам нет никакой возможности. У России, как у Януса, два лица: одно обращено к Европе, другое к Азии. Мы не соз­давали себе такого положения, мы родились государством, сросшимся одинаково с Европой и с Азией. Англия владе­ет Индией потому только, что ей случилось нечаянно за­хватить эту страну; без Индии она будет все тою же Ан­глией, ее острову не грозят ни на волос опасности от ка­ких бы то ни было событий в Азии. Для России же резуль­тат перелома, начинающегося на этом материке, составля­ет жизненный вопрос» [26]9. И ведь вправду, эти прозор­ливые слова сегодня столь же актуальны и востребованы, как и столетие тому назад.

РА. Фадеев продолжал свою мысль: «Что для Запад­ной Европы — дело удобства и выгоды, то для России — дело жизни. Сливаясь с Азией на протяжении 10 тыс. верст, соприкасаясь непосредственно со всеми ее цен­трами, живя с азиатскими народами, можно сказать, под одной крышей, Россия связана с ними необходимостью.

С того же дня, как Россия вдвинулась в коренную Азию и слилась с ней безраздельно, она стала в необхо­димость отнестись к азиатскому вопросу как к своему до­машнему делу. Не случайным захватом попали мы в Азию, как другие европейцы. Огромное тело России вросло само в середину этого отжившего, рассыпающегося, со всех сто­рон расхватываемого мира и, независимо от произвола и политической системы, должно оказать на него действие магнита, прикоснувшегося к куче железных опилок» [26]10.

Подводя итог всему, сказанному выше, можно сде­лать вывод о признании государство-образующей и цивилизационно-сплачивающей роли как православия, так и ислама, отдавая безусловный приоритет православ­ной культуре как стержневому фактору, обеспечивающе­му сближение различных культур, ментальностей и ми­ровоззрений на всем пространстве России. Всестороннее содружество православных и мусульман, представите­лей других конфессий и национальностей было и остается важнейшей скрепой российской государственности.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Российская цивилизация: Этнокультурные и духовные аспекты: Энциклопедический словарь / Отв. ред. М.П. Мчедлов. М.: Респу­блика, 2001. 544 c.
  2. Осипов Г.В. Социология и общество: Социологический анализ российской смуты. М.: Норма. 2007. 847 c.
  3. Менделеев Д.И. К познанию России. 7-е изд. СПб.: Из-во А.С. Суво­рина, 1912. 164 c.
  4. Вернадский В.И. Задачи науки в связи с государственной полити­кой в России // В.И. Вернадский о науке. Т. 2. СПб.: Изд-во РХГИ, 2002.
  5. Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М.: Прогресс, 1995. 800 c.
  6. Основы Евразийства. М.: Арктогея — Центр, 2002. 802 c.
  7. Классики геополитики. XX век. М.: АСТ, 2003. 731 с.
  8. Савицкий П.Н. Континент Евразия. М.: АГРАФ, 1997. 464 c.
  9. Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. Вып. 9. М.: Эдиториал УРСС, 2002. 380 c.
  10. Бердяев Н.А. Евразийцы // Россия между Европой и Азией: евра­зийский соблазн: (Антология). М.: Наука, 1993. С. 292-300.
  11. Ильин И.А. Идейный оползень // Статьи, лекции, выступления, рецензии (1906-1954). М.: Русская книга, 2001. 560 с.
  12. Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта. М.: Рарогъ, 1993. 448 с.
  13. Сендеров В.А. Неоевразийство: реальности, опасности, перспективы //Вопросы философии. 2004. № 6. С. 22-37.
  14. Нарочницкая Н.А. Исламский мир: геополитическое и цивили­зационное соперничество // Православие.ru (сайт Сретенской духовной семинарии), март 2003. URL: http://www.pravoslavie.ru/5118.html.
  15. Нарочницкая Н.А., Мяло К.Г. Еще раз о евразийском соблазне // Наш современник. 1995, № 4. C. 128-137.
  16. Кузнецов И.М. Россия как контактная цивилизация // Гумани­тарные технологии: (Аналитический портал), февраль 2007. URL: https://gtmarket.ru/library/articles/783.
  17. Гумилев Л.Н. Скажу Вам по секрету, что если Россия будет спасе­на, только через евразийство // Социум, 1992, № 9. С. 89.
  18. Гумилев Л.Н. Этносфера: история людей и история природы. СПб.: Кристалл, 2002. (Вехи истории). 578 с.
  19. Дёмин В.Н. Лев Гумилёв. М.: Молодая гвардия, 2007. (ЖЗЛ, Вып. 1055). 308 с.
  20. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М.: Рольф, 2001. 560 с.
  21. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и великая степь. М: Айрис-пресс, 2008. 768 с.
  22. Шамбаров В.Е. Царь грозной Руси. М: Алгоритм, 2009. 608 с.
  23. Гаспринский, Исмаил-бей. Россия и Восток. Казань: Татарское книжное изд., 1993. 130 с.
  24. Евразия и Ислам. Евразийски вектор: мусульманская религиоз­ная и общественно-политическая мысль о цивилизационном единстве России-Евразии // Большая Российская Энциклопедия. М., 2017. С. 86.
  25. Бердяев Н.А. Судьба России. М.: Философское общество СССР, 1990. 240 с.
  26. Фадеев Р.А. 60 лет Кавказской войны. Письма с Кавказа. Записки о кавказских делах. М.: ГПИБ, 2007. 60 с.

1 — Реализованный в послевоенные годы стратегический союз а араб­скими странами, укрепивший позиции СССР, в определенной мере стал выражением идеи поворота к Востоку.

2 — Видимо, Ильиным была допущена ошибочная транслитерация ча­стей мусульманской шахады. (Прим. ред.)

3 — См., например, его статью: «Неоевразийство: реальности, опасно­сти, перспективы» [13, 22-37]. (Прим. ред.)

4 — Из неотправленного письма А.И. Тургеневу (1843), по тексту пу­бликации Л.Н. Черткова в журнале «Русская литература», 1969, № 3. (Прим. ред.)

5 — Из работы Л.Н. Гумилева «’’Тысячелетие вокруг Каспия”: Историко­этнологическое исследование ойкумены Евразии за 1500 лет — с III в. до н. э. по ХП в. н. э.». (Прим. ред.)

6 — Из работы Г.В. Вернадского «Монголы и Русь», 1953 г. (Прим. ред.)

7 — Цитата взята из его работы 1896 года «Русско-восточное соглаше­ние». (Прим. ред.)

8 — Его книга «Мнение о восточном вопросе», вышедшая в 1869 г., ста­ла основополающей для русской школы геополитики.

9 — Цитируется письмо 13-е. «Письма с Кавказа» Р.А. Фадеева были впервые опубликованы в 1864 и 1865 гг. (Прим. ред.)

10 — Цитируется письмо 9-е. (Прим. ред.)


Источник: «РЕЛИГИЯ И ОБЩЕСТВО НА ВОСТОКЕ» Периодическое издание Института востоковедения РАН

Древняя и средневековая история | Информационная база

Об этом продукте

Взгляните на обзорное видео для Древняя и средневековая история :

История древних и средневековья обеспечивает всестороннее освещение всемирной истории от доисторических времен до середины 1500-х годов, со специальными тематическими центрами по ключевым эпохам, цивилизациям и регионам, включая древний Ближний Восток, Египет, Грецию и Рим; древняя и средневековая Африка, Азия и Америка; средневековая Европа; исламский мир и многое другое.История каждой цивилизации воплощается в жизнь с помощью видео и слайд-шоу для планшетов / мобильных устройств, первоисточников, карт и графиков, временных шкал, предлагаемых чтений и предлагаемых условий поиска. Все базы данных истории информационной базы в коллекции полностью доступны для перекрестного поиска.

Основные моменты:
  • Всесторонний охват: С Древняя и средневековая история , пользователи могут вникать в свои темы или изучать различные точки зрения с помощью записей событий и тем, слайд-шоу, первоисточников, изображений, видео для планшетов / мобильных устройств, общих и тематических. конкретные сроки, биографии ключевых людей, оригинальные карты и диаграммы и многое другое.
  • Легкий доступ к контенту: Рекомендуемое содержание в История древних и средневековья специально отобрано нашими редакторами для информирования исследований и обеспечения управляемого входа в базу данных, а также удобные ссылки на ключевые области в верхней части каждой страницы.
  • Тематические центры, курируемые редакцией: История древних и средневековья содержит специально подобранный контент, в том числе статьи, совместные слайд-шоу, видео, первоисточники и т. Д., Который представляет собой учебное пособие для определенной цивилизации или эпохи.

Охваченные цивилизации включают:

    • Александр и эпоха эллинизма
    • Древний Египет
    • Древняя Греция
    • Древние майя
    • Древняя Месопотамия
    • Древний Рим
    • Империя ацтеков
    • Империя инков
    • Исламский мир
    • Средневековая Европа
    • Средневековая Западная Африка
    • Монгольская империя
    • Персидские империи

Охватываемые регионы:

    • Азия
    • Африка
    • Ближний Восток
    • Северная и Южная Америка

Охваченные эпохи включают:

    • Истоки человеческого общества: начало – 4000 г. до н. Э.
    • Ранние цивилизации: 4000–1000 гг. До н.э.
    • г.
    • Классические традиции: 1000 г. до н. Э. — 300 г. н. Э.
    • Расширяющиеся зоны обмена: 300–1000
    • Усиленные взаимодействия в полушарии: 1000–1450
  • Предлагаемые темы исследования: Каждый тематический центр в История древних и средневековья включает тщательно подобранные отобранные материалы, демонстрирующие лучшие ресурсы по каждой теме, включая эссе с подробным обзором, и содержащие рекомендации для исследования.
  • Первоисточники: История древних и средневековья включает сотни первоисточников, многие из которых содержат введение, дающее контекст и предысторию.
  • Видео, изображения, карты и слайд-шоу: Древняя и средневековая история Видео и оригинальные слайд-шоу представляют собой увлекательное визуальное введение в ключевые темы и темы.
  • Биографии: В разделе «Избранные люди» История древних и средневековья включает полезные списки известных археологов, известных древних писателей, знаменитых римских императоров, важных фараонов и королев Египта, великих военачальников, пап и известных философов.Каждый список включает даты рождения и смерти, краткое описание достижений человека и ссылку на соответствующие результаты поиска.
  • Темы в истории древнего мира и средневековья: История древнего мира и средневековья В разделах «Темы древней истории» и «Темы средневековой истории» из рассматриваются 14 основных тем для всей эпохи по регионам. В очерках, посвященных важнейшим предметам, таким как климат и география, экономика, государственная организация, миграция и перемещение населения, религия и социальная организация, прослеживается прогресс средневековой истории во всем мире.Эти разделы позволяют учащимся сосредоточиться на определенной теме на протяжении всей истории древнего и средневекового мира. Вопросы для обсуждения по каждой теме побуждают студентов мыслить критически. Этот концептуальный подход особенно полезен для студентов, обучающихся на курсах истории с отличием, которым предлагается задуматься над темами или объединяющими нитями, которые со временем привели к историческим изменениям.
  • Обзорные очерки: История древних и средневековья включает обширные и подробные обзорные очерки, дающие обширную справочную информацию по актуальным историческим темам и эпохам.
  • Главы книги: Главы из авторитетных печатных изданий, написанных известными историками, дополняют тысячи энциклопедических статей, биографий, определений и других ресурсов, которые предоставляет История древних и средневековья . Главы книги позволяют оригинально мыслить и идеально подходят для углубленного изучения темы.
  • Авторитетный список источников: История древних и средневековья содержит полный перечень, по типам, огромного количества экспертно исследованного и письменного содержания в базе данных, включая статьи из множества отмеченных наградами патентованных и выдающихся печатных изданий, первичные источники, изображения, видео, сроки и список участников базы данных — информация, которой исследователи могут доверять.
  • Учебные пособия: В этом разделе Древней и средневековой истории представлены советы по написанию и исследованию для студентов и преподавателей, в том числе:
    • Консультации по анализу и пониманию редакционных мультфильмов, первоисточников и онлайн-источников
    • Руководства по представлению исследований, включая предотвращение плагиата, цитирование источников, заполнение рабочего листа первоисточников, обобщение статей и написание исследовательских работ
    • Педагогические инструменты, включая советы по предотвращению плагиата и использованию редакционных мультфильмов в классе.
  • Национальный день истории: Эта функция в История древних и средневековья поддерживает годовой конкурс Национального дня истории с тщательно подобранным списком предлагаемых поисковых запросов в соответствии с темой конкурса, чтобы предоставить учащимся свежие идеи, а также первичный и вторичный исходный контент, необходимый для успеха их проектов.
  • Полная перекрестная поисковая связь: Древняя и средневековая история поддерживает перекрестный поиск с любой комбинацией других баз данных Центра исследований истории информационных баз, на которые подписано ваше учреждение.
Характеристики:
  • Выполните поиск по стандартам Common Core, национальным, штатным, провинциальным, Международной организации бакалавриата, C3 Framework для социальных исследований и стандартам AP College Board
  • Удобные списки тем от А до Я, которые можно фильтровать с помощью центра тем
  • Тег «облака» для всего контента, ссылка на соответствующий материал
  • Временные шкалы с возможностью поиска, включая подробные общие временные шкалы, обновляемые ежемесячно, а также временные шкалы для конкретных цивилизаций
  • Карты и графики с описаниями
  • Лента новостей Reuters® с возможностью поиска в реальном времени
  • Динамическое цитирование в форматах MLA, Chicago и Harvard с функцией экспорта EasyBib и NoodleTools
  • Инструмент чтения вслух
  • Возможность для пользователей устанавливать предпочтения для языка по умолчанию, формата цитирования, количества результатов поиска и стандартов, установленных для корреляций
  • Постоянные ссылки на записи
  • Технология Search Assist
  • Центр поддержки с возможностью поиска с ценными справочными материалами, практическими советами, учебными пособиями и интерактивным чатом помощи
  • Google Translate для 100+ языков.

«… будет особенно полезным для учителей и библиотекарей в качестве учебного и исследовательского инструмента… полезен для учащихся средних и старших классов, исследующих эту тему».
American Reference Books Annual

«… [входит] в большую глубину… и включает [ы] первоисточники, которые полезны и часто требуются для выполнения заданий».
Библиотечный журнал

«… настоятельно рекомендуется для малых и средних общественных, академических и школьных библиотек… проста в использовании… очень удобна для студентов.”
Список книг

«… очень полезно… великолепное обновление уже превосходной… базы данных».
ВОЯ

«… отлично, обширно и всесторонне… очень рекомендую [изд]…»
Справочные обзоры

«… всеобъемлющий… указатель тематических центров — отличный форум для ознакомления с содержанием».
Библиотечный журнал

« объединяет классический и средневековый мир в один оптимизированный пакет… помещает огромное количество информации одним щелчком мыши…»
Список книг

Вклад средневековья в сердечно-сосудистую систему Медицина

Реферат

Исторический период, называемый Средневековьем, длительный промежуток между 5 и 15 века, до сих пор широко известен как Темные века, особенно в области наук о здоровье.В последние десятилетия этот «классический» взгляд на средневековье постепенно видоизменялся с развитием в историографии и истории науки. В тот период в В Западной Европе знания о человеческом теле претерпели регресс с точки зрения анатомия и физиология, с преобладанием религиозных представлений в основном о болезнях и их лечении. Знания о сердечно-сосудистой системе и болезни сердца классически описывались как повторение концепций разработан Галеном на основе анализа животных и его острого чувства наблюдение.Однако Ближний Восток, особенно Персия, был местом рождения много интеллектуалов, которые сохранили древние знания греков в то время создание новых знаний и практик, особенно с 8 -го до 13 век. Вторжение арабов в Северную Африку и Пиренейский полуостров и разразившиеся крестовые походы привели к большему контакт между Востоком и Западом, что, в свою очередь, привело к прибытию арабские медицинские знания, среди прочего, до 12 -го века в Европе.Этот факт способствовал чрезвычайно важному изменению в научной медицине. знания на Западе, что привело к включению различных концепций и практики в области сердечно-сосудистой медицины. Новый способ обучения и практикующих Медицину великих арабских врачей, вместе с преподаванием больниц и фондов в Коране изменили медицину, практикуемую в Европа определенно. Цель данной статьи — описать знания составлено из средневековья о сердечно-сосудистой системе, ее понимании терапевтический подход к кардиологам и сердечно-сосудистым хирургам.

Ключевые слова: История медицины, Медицина, Арабский язык, Кардиология

ВВЕДЕНИЕ

Средние века — это период времени, обычно определяемый между 5 -ми годами и 15 века, от падения Западной Римской империи до падения Константинополя. В основном это относится к Западной Европе, но также распространяется и на Византийская империя и арабские королевства на Востоке. Средневековый период был дано это имя интеллектуалами 16 -го века.С нетерпением жду возродить Древнюю Историю и ее знания, они определили Средние века (от Latin media aetas, medium aevum ) как период времени между их и древние. Быстро его назвали Темными веками из-за религиозное преобладание, особенно христиан на Западе, а также предполагаемые задержки в некоторых областях знаний и тяжелые условия жизни время [1,2] .

Этот период укладывается в модели древнего общества, связанные с качеством и продолжительность жизни.Это типично для доиндустриальных обществ, так как там были высокие коэффициенты рождаемости и смертности, которые варьировались в результате восстаний или фактов, противоречащих на рост населения, такие как: эпидемии, изменение климата, войны и нехватка продовольствия. Средневековую Европу ослабили три великие эпидемии. Эпидемии малярии между 3 и 5 -е [1] вв .; чума между 6 и 8 века [3] , снижение уровня населения в Европе до самого низкого числа со второй век; и Черная смерть, между 14 и 17 веков, в результате чего погибло от 1/8 до 2/3 европейского населения, в зависимости от региона [1] .Хотя получить надежные статистические оценки за период сложно из-за из ненадежных источников ожидаемая продолжительность жизни составляла от 20 до 30 лет, а смертность составляла около 30 и 40 тысяч человек в год, в основном из-за эпидемии [4] .

Медицина в западном средневековье приобрела новые формы с преобладанием религии христианства. Душа и тело взаимосвязаны в сложном философском и теологический дуализм. Болезни и недомогания тела рассматриваются как последствия грехов нанесенный Богу, как классический пример проказы, присутствующей в Священные Писания [2,5] .Таким образом, акт заботы о пациенты становятся обязанностью религиозных людей (монахинь, монахов и духовенства), врачебная практика становится актом благотворительности [6] , а больницы — местами, обеспечивающими больше комфорта, чем лечение [5] . Однако больной с людьми также обращались на расстоянии и в страхе из-за возможности зараза, как физическая, так и духовная. В этом контексте хирурги-парикмахеры, целители и женщины, манипулирующие травами, все чаще требовались для медицинских лечение даже религиозными людьми.Медицинская практика на Западе только становится академический при выпуске врачей из вузов, с 12 -го века. Даже с университетами и врачами с академическими знаниями только после долгих усилий, между 13 и 15 веками, профессия врача стала более ценной и востребованной, чем целители и парикмахеры-хирурги [7] .

Теоретические знания медицины были основаны на формулировках Галена (четыре юмора) и экстраполяции анатомии и физиологии сердечно-сосудистой системы животных вскрытия [8] .Галена идеи были включены и считались догмами католической церковью. Вера и религиозные ритуалы были основой для борьбы с болезнями и эпидемиями, а также способствовали ритуалы и отношения, связанные с предрассудками, «охотой на ведьм» и истерическими поведение широко присутствующего общества в средние века (10, -е, -15, -е, вв.). Постепенно западный мир обновил свои знания в различных областях, особенно в медицине, в результате научное и культурное великолепие, происходящее в исламском мире.Такие научные великолепие приходит в Европу благодаря знаниям, накопленным арабами в чтение греческих текстов и новые способы проведения медицинского обучения и ухода за пациентами, находясь в контакте с арабским миром. Цель этого обзора — представить знания, созданные в средние века о сердечно-сосудистой системе, а также достижения в понимании болезней и подходов, появившихся в Среднем Возраст.

ЗАПАДНОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ И ВЗГЛЯД ГАЛЕНА

Средневековье и медицина

Средние века принято делить на два периода: раннее и позднее средневековье. Возраст.Первый период, характеризуемый как интервал времени от 5 по 10 век, отмечен главным образом образование германских королевств в Европе, распространение христианства, основание католической церкви как института, наряду с организацией Каролингской Империи (800-888) и образование христианских королевств, возникающие из-за их фрагментации. С появлением Каролингской Империи, развиты сюзеренно-вассальные отношения, а также феодальное общество.В уровень населения в Европе снизился из-за нехватки продовольствия и распространение чумы, постепенно восстанавливаясь в конце этого периода из-за дальнейшее исследование полей и лесов для сельского хозяйства. Высокое средневековье отмечен политической стабильностью Византийской империи на Востоке, подъемом ислама и арабской экспансии на христианские территории [1,9] .

С другой стороны, Позднее Средневековье, период между 11 г. -м гг. и 15 -е гг. вв., отмечен несколькими социальными, экономическими и политические изменения в Европе.Произошло усиление феодального общества. между 11 и 13 веками, преимущественно аграрные и стратифицированные, политически дефрагментированные и подчиненные церковным культурный и социальный контроль. Однако в то же время было увеличено рост населения, развитие и распространение городов по всей Европе, большое культурное развитие в искусстве, литературе, образовании, философии и науке. Это время также отмечено более тесным контактом между Востоком и Западом через Крестовые походы, торговые отношения, а также религиозные и светские экспедиции в порядке знать и впитывать знания арабского народа.Последние века Средние века (14 и 15 ) отмечены политическими и религиозные кризисы, вспышка чумы и территориальная экспансия в Европе (коммерчески с итальянцами и территориально с завоеванными войнами против Мусульман), которые способствуют и пронизывают великие изменения, которые отмечают следующие века [1,9] .

Сама врачебная практика может быть проверена во временных пределах Среднего Возраст. До 13, -го, века практика лечения тела была тесно связан с лечением души, учитывая наиболее известные болезни как физическое выражение грехов.Таким образом, задача позаботиться о больных людей относят к религиозным, включая монахов, монахинь и светских духовенству и мирянам, имевшим практический опыт обращения с больной. Больницы — это учреждения, которые строились долго. средневековая Европа, за исключением Испании, находилась под контролем мусульман. Можно заметить, до 13, -го, века, наличие определенных мест в монастыри для лечения странствующих больных и монахов, а также дома Бог ( domus Dei на латыни, hôtel — Dieu, maison -Dieu, hôpital или Hospice на французском языке), мест где главной заботой было спасение души человека, а не исцеление само тело.Даже после существования больниц, из 13 -го века спустя такие места считались местом, обеспечивающим больший комфорт, чем вылечить себя [5-7] . Врачи, как профессионалы, тоже возникают после 12 и 13 вв., с созданием университеты и нарушение монополии на знания, практикуемое монахами. До этого школа Салерно, основанная в 10 годах, была один из немногих центров обучения врачей в Европе.Несмотря окончив вузы, врачам пришлось приложить немало усилий, чтобы академические и практические знания должны быть признаны единственными жизнеспособными в лечение пациентов, постоянно борющихся с практикой целителей, парикмахеры-хирурги, суеверные и шарлатаны, до конца Среднего Возраст [7] .

Знания Галена

В области медицины, особенно той, которая связана со знанием сердечно-сосудистой системы, в средние века можно было увидеть гегемонию знаний Создан в 2 годах Клавдием Галеном (129 — 199?).Первоначально из Пергама, греческого города под римским владычеством, Гален воспользовался величественным городская библиотека, насчитывающая более 200 тысяч книг, для изучения всех философских, научная и греческая медицинская литература того времени. Гален также использовал информация хранится в Александрийской школе, главном учебном центре время, где он мог найти самую большую библиотеку Древних времен и завершить скелеты, что позволило ему досконально изучить человеческое тело. Затем он стал известен в греческой римской медицине [8,10,11] ().

Руины древней Александрийской библиотеки. [12]

Гален лечил разных людей, от гладиаторов до императоров. Он произвел революцию в области медицины в свое время благодаря наблюдениям за человеческий организм, систематизация предшествующих медицинских знаний на основе таких наблюдения, эксперименты и исследования, включающие вскрытие животных, таких как свиньи и обезьяны. Он был наследником гуморальной теории Гиппократа, подтверждая наличие в человеческом теле четырех жидкостей или жидкостей: крови, черной желчи, желтая желчь и флегматичность.Такие юморы разделились на пропорции для тело и необходимая гармония между ними привели к прекрасному здоровью. Но, Гален связывает гуморальную теорию с идеями Аристотеля, который утверждал, что в основе бытия состояли из четырех элементов: воды, воздуха, земли и огня. Сюда, в каждом жизненно важном органе будет преобладать один тип юмора, который в в свою очередь, будет относиться к естественному элементу. Тогда у каждого юмора будет своя температура, связанная с элементом природы, которому она соответствует, четыре темперамента: кровавый, флегматик, меланхолик, холерик.Для Галена все болезни человеческого тела были результатом вспыльчивости, превосходившей другие, вызванные дисгармонией юмора [8,10,11] ().

Схема гуморальной теории Галена. [10]

Теории Галена опередили его время, проникая в средневековье. период и до сих пор консультировались до середины 18 -го века. Более того, в средние века Гален был признан несомненным именем. относительно познания человеческого тела, широко признанного Католической церкви и изучается религиоведами, несмотря на то, что они греко-римские и нехристианин.Это связано с его наследием аристотелевского мышления, которое заявил, что у всего есть первопричина, которую можно выявить и решить, и всему был бы конец по этой причине. Его утверждение приходит из этой идеи, действующей до сегодняшнего дня, что каждое изменение функции тела является результат травмы, и каждая травма связана с изменением функций организма. Христианство вскоре адаптировало эту идею, определив Бога как причину всего сущего. и окончательное спасение как окончательный конец всего.Поэтому все вещи и события были в совершенном Божьем плане, и ничего не произошло случайно. Другой факт что способствовало такой адаптации мысли Галена, его принятию и принятию распространение христианства, была его вера в единственное божество, обладающее силой духовно вмешиваться в материальный мир. Таким образом, человеческое тело было бы просто инструмент души, управляемый этим единственным божеством. Из-за таких концепции, учение Галена могло быть принято католической церковью также как со стороны арабов и евреев, заставляя церковь отвергать любую не одобренную практику исцеления от Галена Медицина [6,8,10,13,14] .

Некоторые из достижений Галена были замечательными, например, определение наличие крови в артериях, а не воздуха, обнаружение крови кровообращение в венах и артериях, а также наличие двух желудочков в сердце, каждое из которых отвечает за свою функцию в кровеносной системе. Основываясь на кровообращении, Гален определил распределение юморов вокруг тело в дополнение к тому факту, что сердце имеет функцию питания весь кузов с пневмой или дух.Кровь, полная нечистот, пойдет из правой части сердца в легкие, чтобы очиститься дыхание, а затем вернитесь в правую сторону. В результате он выделил два основные вены правого желудочка, ответственные за этот транспорт (легочные артерия и полая вена). После очищения кровь пойдет справа слева маленькими невидимыми порами, там он снова будет сочетаться с воздух и пневма , то она будет распределена по всей тело; здесь он идентифицировал аорту и легочные вены с левой стороны.В Кроме того, Гален придавал большое значение печени, которая превращалась в перевариваемую пищу в кровь, а затем отправить ее в сердце для фильтрации. Несмотря на достижение большие достижения в области кровообращения во всем теле, сказал Гален что венозная и артериальная системы были полностью разделены и не подключен [11,13,14] ().

Трехсторонняя схема Галена, объясняющая, как циркулирует кровь через тело. [14]

Короче говоря, Гален способствовал большим достижениям в области анатомии и физиология сердца.Однако он допустил некоторые ошибки, в основном из-за воспроизведение древних знаний и немногочисленные возможности человеческого тела рассечение. Его успехи были важны и пронизали большую часть знания присутствовали в средневековой Западной Европе до 16 -го века, но и его ошибки были воспроизведены, например, наличие пор, соединяющих правый и левый желудочки, разделение между кровью и веной система, сердце и кровь распределяют дух по телу и гуморальная теория, утверждающая, что все болезни и зло происходят от дисгармония между количеством юморов в каждой части тела [8,13] .

АРАБСКАЯ СРЕДНЕВЕКОВАЯ МЕДИЦИНА: ВЛИЯНИЕ КУРАНА И ВЕЛИКИХ МАСТЕРОВ

Большая часть ошибочного взгляда на средневековую историю считается периодом отсутствия научных достижений в результате недостаточных знаний о вклады позднего средневековья, в частности вклад арабских средневековая медицина.

Панорама арабов в средние века

Ислам берет свое начало на Аравийском полуострове 17, -го, -го века. До затем арабы разделились на несколько племен, большинство из которых были политеистами. религиозные кочевники, основной общей культурной чертой которых был их язык и устная речь традиции.Мухаммад (570-632), принадлежавший к одному из этих племен, был караванный купец большую часть жизни. С 30 лет он начал получить откровения от Ангела Гавриила. Эти откровения были устными переданный среди арабов и позже составивший священную книгу ислама, Коран (). Испытал сильное влияние персидского зороастризма, иудаизма и христианства, ислама. была создана как новая монотеистическая религия, эсхатологическая, основанная на постоянная борьба между добром и злом [9] .Мухаммеду удалось объединить арабов, и этот факт способствовали последующему созданию Исламской Империи, разделенной на Халифы и объединение Аравийского полуострова. Исламская территориальная расширение было быстрым и интенсивным. В 7 годах весь арабский На полуострове, Ближнем Востоке, в Западной Индии и Северной Африке уже доминировали Исламские халифы, за которыми последовало завоевание Пиренейского полуострова в 8 век [9] . Христиане смогли вернуть себе территории на Ближнем Востоке, находившиеся под Арабское правление, особенно после завоевания Иерусалима во время Первого крестового похода в 1099 году.Однако христианское правление на Ближнем Востоке длилось только до 1187 г. завоевание Иерусалима арабским султаном Саладином [9,16] . В Арабы потеряли контроль над Пиренейским полуостровом после долгих захватнических войн. инициированный христианами, который длился с 8 -х годов века до 1492 г., когда они наконец вернули себе территории современной Португалии и Испания. Однако мусульманская экспансия продолжалась, и турки-мусульмане покорены Византийской империей, христианской империей на Востоке и завоевание столицы Константинополя в 1453 году, тем самым знаменуя конец, для многих историки средневековья [9] .

Страница Корана средневековья. [15]

Философское и религиозное влияние на арабскую медицину в середине Возраст

Восток всегда был свидетелем определенного прогресса в медицине по сравнению с Запад. Первые школы-госпитали были основаны в Персии несторианами, сначала основанная как школа Гондишапура с примыкающей к ней большой больницей, практика, распространившаяся по всему Ближнему Востоку [8] .

Арабские медицинские школы могли сохранить древние знания о медицинских искусствах, в основном греческий, где хранятся, переводятся и копируются основные произведения, такие как Гиппократ, Аристотель и Гален.В тех школах, где мы могли найти как арабы и евреи, так и христиане и мусульмане разных национальностей, фрагментированные и разрозненные знания древних авторов систематически организованы и переведены, что дает широкий, понятный и доступный медицинский литература на арабском языке. Эта классическая литература постоянно пополнялась новыми документы, написанные арабскими врачами, основанные как на чтениях, так и на опыте врачебная практика в школах-больницах. Таким образом, как основа медицинского концепции остались в соответствии с гуморальной теорией Гиппократа, увековеченной Галена, а знания анатомии человека оставались ограниченными из-за запрет на рассечение человеческого тела, много нововведений о знаниях лечение тела и болезней проводилось под наблюдением и эксперименты [8,17] .

В качестве причины такого продвижения можно указать на контакты средневековых арабов с Эллинистическая культура, особенно в отношении философии. Когда ислам заменил Христианство на Востоке после 8 -го века, традиция чтение греческих классиков можно было наблюдать в медицинских школах, где люди преподавали математику, философию, теологию и юриспруденцию в дополнение к Медицина. Результатом стал все более тесный контакт с аристотелевской философией и последующее улучшение чувственного мира, рассматриваемого как возможный мир для знаете, в отличие от того, что произошло на христианском Западе в тот же период время, когда разумный мир был неправильным и несовершенным.Таким образом, для арабов знание тела в его анатомической и физиологической форме считается чрезвычайно важно, тогда как согласно христианству, до 12 век, тело как раз место для грехов и его болезнь пришла бы только из духовного мира. Однако арабская философия смешанный с теологией, и окончательное знание будет исходить от Бога [18] .

С другой стороны, даже в отношении религиозного аспекта, мы замечаем некоторые факты, которые внес большой вклад в развитие арабской медицины.Два священных исламских книги, составляющие Священный Закон, или шариата (путь), являются Коран (откровение, данное непосредственно Аллахом Мухаммаду) и Хадис (практические уроки, произнесенные Мухаммедом). Здесь, мы можем видеть большое значение, придаваемое медицинским знаниям. Арабские учителя и врачи поощряли и постоянно искали новые знания и исследования, которые привели к крупным открытиям, основанным на священных писаниях. Каждая болезнь имела был создан Богом, и Он создал лекарство для каждого из них, а не только лекарства и духовное лечение, но и лечение, полученное врачами, было воодушевлен, так как это был один из способов, с помощью которого Бог дал лекарство для людей. болезни.Большинство учений об исцелении и профилактике болезней содержащиеся в священных книгах относятся к образу жизни, питанию и личной гигиене привычки, а также некоторые рекомендации по небольшим операциям. При этом признательность врачей как уполномоченных Богом целителей позволила построение новых знаний об анатомии и физиологии человека тела, а также болезней и способов их лечения, открытых арабскими врачи [19,20] .

Помимо информации о методах лечения и лечении болезней в целом, священные писания несут большую информацию о конкретных сердечных заболеваниях, а также физиологическая и анатомическая информация.Сердце считается центром эмоции, действия, намерения, желания и знания, и, во многих случаях, болезни связаны с эмоциональным состоянием (гнев, страх, агрессия и т. д.) и даже духовному (жизнь во грехе, богохульстве, неверии).

Тем не менее, помимо духовного воззрения, есть несколько ссылок на анатомическое знание сердца, как мышцы, как в отрывке, в котором Ангел Гавриил сделал бы операцию Мухаммеду, взяв кровь. сгусток из его сердца.Также есть ссылка на знание вен и артерии и их жизненное значение, потому что священные книги говорят, что Бог создал человеческую жизнь и мог забрать ее, перерезав либо его яремную вену, либо Аль-Ватин (аорта) [19] .

Такие ссылки на медицинские концепции в священных книгах могут быть получены из контакты Мухаммеда с врачами, окончившими школы-больницы. Многие из кочевники арабского племени посещали эти больницы, подобные больнице Гундишапур, в чтобы вернуться в свои племена и лечить там больных.Мухаммед имел большой контакт с доктором аль-Харит бин Калада, который повлиял на него в основном на понятия гигиены, присутствующие в Коране [9] .

Великие арабские врачи и их вклад в сердечно-сосудистую медицину

Культура средневековой арабской медицины, особенно развитая между 8 и 13 века, при условии продвижения знание медицинских наук в школах-больницах; это знание было основано на древние сочинения и практический опыт, подкрепленные философскими и религиозные базы [9] .Кроме общей области медицины, произошло большое развитие знаний о сердце, его анатомия и физиология, болезни и способы их лечения. К демонстрируя научные достижения того времени, мы выбрали три арабских врачей, внесших важный вклад в изучение сердечно-сосудистая система: Хали Аббас (? 930-994), Авиценна или Ибн Сина (980-1037) и Ибн ан-Нафис (1210-1288) ().

Хали Аббас был персидским врачом 10 -х годов века, который жил в время между двумя великими именами арабской медицины: Разесом и Авиценной.Он был придворный врач Адуд ад-Давла-Фана Хусрава (936-983), царь Персии, и также в больнице Азоди в Багдаде, где он написал свой самый важный работа «Полная книга медицинского искусства» ( Камиль аль-аль sina’ah-Tibbīyah ), или «Царственная книга» ( al-Kitab аль-Малики ). Именно в этой энциклопедической книге мы можем найти величайшие упоминания Хали Аббаса о познании сердца в в котором мы замечаем его замечательную попытку отвергнуть некоторые из высказываний Аристотеля и Галена. устаревшие идеи.По вопросу о венозной и артериальной системе Хали Аббас провел первые различия между венами и артериями по их толщине, в дополнение к подробному описанию нисходящей аорты грудного структура [13,21] . Тем не менее, его величайший вклад был одним из первых упоминаний о связи между венозная и артериальная система, описывая ее следующим образом в «Королевской Книга «:» … В непульсирующих сосудах есть отверстия. [вены], которые открываются для пульсирующих сосудов [артерии]… « [21] .

Кроме того, он добился больших успехов в анатомическом описании сердце, хотя и не в той номенклатуре, которая используется в настоящее время. Он описал сердце как две основные камеры, одна справа, а другая слева, последняя находясь там, где должны были бы происходить артерии, и, учитывая печень, происхождение вен. Он также признал существование двух предсердий и двух предсердий, а также аортального и митрального клапанов, описывая их характеристика и наличие перикарда [13,21] .

Великий арабский мастер Авиценна продвигал то, что мы считаем самым большим разработки, связанные с медицинской наукой, в частности, в области знаний сердечно-сосудистой системы, и он был самым влиятельным арабским интеллектуалом как на Востоке, так и на Западе. Он тоже был родом из Персии. Авиценна был исключительный, запомнив всю персидскую литературу в 10 лет, включая Корана , и став известным врачом в этом возрасте из 18. Он написал более 450 книг, а именно по астрономии, логике, философии. и медицинские договоры.Авиценна написал всю эту литературу, живя беспокойной жизнью преследований и побегов из-за его политической оппозиции персидскому правительство. Его основные труды по медицине: «Канон медицины» ( ал- Канун фи аль-Тибб ), «Книга о лекарствах от сердечных заболеваний». ( Kitab al-Adviyt al-Qalbiye ), и менее известные «Книга по пульсологии» ( Ресалей и -Рагшенаси). Он сделал великий прогресс в анатомических познаниях сердца, хотя он принял некоторые заблуждений Галена, например о существовании пор, соединяющих два желудочки сердца, позволяя крови проходить справа налево. левая сторона.Он узнал происхождение артерий на левой стороне сердце и вены в печени; кроме того, он определил разницу между толщина стенок левого и правого желудочков. К тому же он был первым упомянуть разницу в сокращениях предсердий и желудочков, а также наличие капиллярной циркуляции [22-26] ().

Авиценна находился под сильным влиянием гуморальных теорий Гиппократа и Галена, и воспроизвел многие из таких теорий в своих трудах, особенно когда он сделал описания нескольких заболеваний.Однако, даже взяв за основу гуморальную теорию, очевидно продвижение теоретизирования и наблюдения за сердечными недугами сделал Авиценна. Атеросклероз был идентифицирован им, но не этим. название, потому что было признано, что ненормальное накопление настроений в вены и другие области могут вызвать закупорку, а самые серьезные препятствия те, которые происходят в артериях жизненно важных органов, таких как мозг, сердце и печень. Вазовагальный обморок тоже наблюдал Авиценна, хотя и получил имя аль-Лава .Он обнаружил, что пациенты, у которых усталость, утомляемость и приливы страдали от дисгармонии юмора во время распределение жидкостей по телу через кровь. В соответствии с Авиценна, было бы преобладание желчи, теплого юмора в сердце и мозг был бы преимущественно холодным от мокроты, холодного юмора. В аль-Лава будет результатом плохого распределения юмора по всему телу, с избытком черной и желтой желчи, горячими жидкостями, вызвавшими неисправность мозга, отправляемая в мозг.Это приведет к усталости, утомляемость и приливы, в настоящее время признанные симптомами вазовагального обморока. Тем не менее, не все болезни связаны с дисгармонией юмора, например сердцебиение, определенное Авиценной как физиологическое расстройство сердца, вызванное поражения на его внешнем покрытии или в органах рядом с ним. Сердцебиение, когда обострился, вызвал обморок, а когда он стал постоянным, мог вызвать смерть, поскольку колодец [23-25] ().

Персидская каллиграфическая копия Канона медицины. [28]

Авиценна также был пионером в установлении связи между частотой пульса пациента и злом и внутренние ощущения, тем самым продвигаясь в исследованиях артериального пульса и быть первым, кто измерил пульс на запястье. Он выявил несколько тиражей изменения, связанные с состоянием пациента, такие как возраст, пол, употребление алкоголя и потребление пищи, гнев, страх, беременность, болезни и даже в отношении погодные условия. Многие недавние исследования доказали, что ассоциации [29-32] .В конце концов, Авиценна тоже рискнул в области лекарств для лечения болезней. Его книга о лекарствах для сердечные недуги имеют бесчисленное множество форм состава, некоторые из них влияют на сердечно-сосудистой системы и в настоящее время зарекомендовали себя как препарат «зарнаб», который блокатор кальциевых каналов [29] .

Наконец, мы представляем одного из менее известных арабских врачей 13 век, сделавшие, пожалуй, самые важные и удивительные открытие об анатомии и физиологии сердца.Ибн ан-Нафис родился в 1213 году. в Дамаске. Учился в школе-больнице города. Врач и профессора в Египте, он был автором нескольких работ, наиболее важными из них являются «Всеобъемлющая книга по искусству медицины» ( Китаб аш-Шамильфи ль-Сина’а ат-Тиббийя ), который состоял 300 томов, хотя он и не был завершен, а «Комментарий к анатомии в Канон Авиценны »( SharhTashrih Qanun al ), состоящий из 80 тома. Ибн ан-Нафис выделяется четкой критикой Галена и Авиценны, указывая на недостатки и ошибки в своих теориях, что было чем-то это почти немыслимо в то время, когда древние писания представляли правда.Скорее всего, он рассекал человеческие тела, чтобы достижение: открытие малого круга кровообращения [33-35] ().

Иллюстрация малого кровообращения по Ибн. ан-Нафис. [35]

Иб-ан-Нафис описал легочное кровообращение следующим образом: « Кровь из правой камеры сердца должен прибыть в левую камеру, однако прямого пути между двумя сторонами нет. Толстая перегородка сердца не перфорирована и не имеет видимых пор, как некоторые люди мысль (имеется в виду Авиценна) или невидимые поры (в отношении Галена).Кровь из правой камеры должна течь через артериальную вену. (легочная артерия) в легкие, распространяется через ее вещество, смешивается с воздухом, находящимся в легких, проходят через венозную артерию (легочную вена), чтобы достичь левой камеры сердца, чтобы сформировать жизненно важные дух « [33] .

Кроме того, он первым описал роль коронарных артерий, которые действительно ответственны за питание сердца [33] .

Позднее средневековье: приход арабских медицинских научных знаний и его трансформации

Все эти знания, произведенные арабскими мастерами, добавлены к различным переводы греческих классиков на их язык, дошедшие до христианской Запада и глубоко изменил способ преподавания и практики медицины.Большинство замечательный контакт между христианским Западом и мусульманским Востоком был явно воинственный. Крестовые походы сильно отметили образ мышления того времени, вызвав большое отвращение к исламу в Европе, особенно среди религиозных. Тем не мение, контакт с арабской культурой в результате крестовых походов привел к поиску для арабских произведений и их переводов, чтобы лучше понять врага против которого боролся христианский Запад [17,36] .

Италия уже процветала в бизнесе с 11 -х годов века, поддерживая постоянную торговлю с Востоком, и управляемая мусульманами Иберия была довольно открытой контактировать с европейскими христианами, учитывая, что они происходили из традиция терпимости к христианам и евреям в пределах их собственных границ.Именно через эти коммерческие и культурные контакт-центры арабские вошел в западно-христианский мир, будучи переведенным на латынь и оказав влияние многие интеллектуалы того времени [36] . Особого внимания заслуживает врач по имени Константин, африканец, сорок лет проработавший в Сирии, Индии, Египте и Эфиопии. перед тем, как принять участие в группе врачей и учителей школы Салерно, первая медицинская школа в Европе. Он придумал несколько рукописей, обширных фон и медицинские методы [9] .Таким образом, давно забытые греческие классики на Западе, например, Гиппократа, Галена и Аристотеля, а также новые сочинения арабов в области философии, арифметики, медицины, среди прочего, он вошел в средневековую христианскую область в начале позднего средневековья. В этот период между 12 и 13 веков Европа пережила всплеск и рост городов, создание первые университеты и большая секуляризация знаний.Арабские работы, значит, были прочитаны интеллектуалами, учеными и даже религиозными людьми, изменяя постепенно философские и научные концепции средневековья Европа [9,36] .

Чтение арабских медицинских работ и изменение интеллектуальной сцены в В то время в Европе произошли важные преобразования в медицине. Постепенно, профессионалы, обладающие только практическими знаниями, поступают в университеты в поисках больше знаний. В течение 13 и 15 веков дипломированные врачи боролись с целителями и парикмахерами-хирургами с целью признаны наиболее подготовленными к работе с пациентами.Кроме того, это когда потребность в знаниях анатомии тела в медицинском обучении возникла в Европа. В 1240 году император Неаполя Фридрих II настаивал на необходимости для хирургов пройти обучение анатомии. Однако первая веха в история публичных вскрытий в университетах, с точки зрения преподавания, имела место только в 1315 г. в Болонье врач Мондино Де Луцци; то же самое произошло в Монпелье только в 1376 году, а в Париже в 1407 году. сталкиваясь с различными религиозными трудностями, этот первый шаг к наблюдению наука положила начало прогрессу, достигнутому в Италии в эпоху Возрождения, в основном в области медицины [8] .Поэтому великие имена эпохи Возрождения, такие как Леонардо да Винчи, Майкл Сервет, Андреас Везалий и Уильям Харви могли препарировать и наблюдать трупов, добившись больших успехов в медицине и особенно в знании сердечно-сосудистая система [9,21,37] , вероятно, будучи большими читателями арабских работ по тема. Михаил Сервет в своей книге « Christianismi Restitutio » в работе 1553 г. говорится о великих достижениях Ибн ан-Нафиса в области легочного тираж, составляющий часть его творчества.Но, не говоря уже об арабском авторе, притворяясь оригинальным автором революционных открытий, пока не спустя долгое время после обнаружения книг Ибн ан-Нафиса [9,33-35] .

Золотой век средневековья в Африке: что происходило в Африке в средние века?

Речь Саркози не понравилась. В то время я находился в Эфиопии и был свидетелем той взрывной реакции, которую она вызвала — в Африке, среди историков Африки и во всей африканской диаспоре. Многие из моих коллег-ученых решили отреагировать на слова Саркози, чтобы продемонстрировать, что было неправильно говорить, что Африка не имеет истории.Я тоже хотел что-то сделать, но не сразу понял, что именно.

То, что такой взгляд на Африку может транслироваться, — вина не политиков, а историков.

В конце концов я понял, что проблема была не в самом Саркози и даже не в том, что он чувствовал себя способным произнести эту речь, а в том, что в обществе есть место для ее восприятия. Мой диагноз заключался в том, что книги, посвященные истории Африки, отсутствовали на полках библиотек и в книжных магазинах — и поэтому факт, что такой взгляд на Африку может быть показан в эфир, был не по вине политиков, а по вине историков.

Этот взгляд на далекое прошлое Африки как на темную эпоху без истории глубоко связан с наследием рабства. Это часть идеологии, которая развивалась в западном мире с XVI века, когда христианские западноевропейские державы начали торговать рабами с Африкой, а также между Африкой и Новым Светом. Эта коммерция создала представление об африканцах как о почти нечеловеческих существах — как о людях и обществах, лишенных сущности и прошлого. И хотя массовое коммерческое порабощение африканцев закончилось, эта идеология во многих отношениях все еще укоренилась в менталитете многих людей во всем мире.


Послушайте: историки Том Янг и Эмма Дабири исследуют, как прошлое Африки повлияло на ее настоящее, в дискуссии, вызванной темами новой книги Тома « Ни дьявол, ни ребенок: как западные отношения вредят Африке»


Тот факт, что история Африки — такой деликатный вопрос, означает, что подзаголовок книги, которую я написал в ответ на речь Саркози — Золотой носорог: истории африканского средневековья — может вызвать некоторую критику.Некоторые могут исходить от консервативных историков, которые предполагают, что, поскольку термин «средние века» был создан для описания периода европейской истории, он полностью законен только в отношении христианской Западной Европы. Еще один виток критики может исходить от африканских историков, которые возражают против применения к этому континенту термина, придуманного для Европы, вместо того, чтобы создавать другое, отличное название для обозначения периода времени в Африке.

Тем не менее, несмотря на эти возражения, я считаю полезным применить термин «средневековье» к Африке.Это помогает нам переосмыслить период как нечто более широкое и всеобъемлющее, а не просто европейское. Это период глобальной истории с местом для Средиземноморья, Византийской империи и исламского мира. Действительно, Средневековье было периодом, когда все эти регионы разговаривали и обменивались мнениями. Если мы понимаем это в этих терминах, это помогает нам видеть христианскую Европу в то время всего лишь как часть глобального средневекового мира, состоящего из множества различных провинций.

Из темноты

Конечно, изучение и написание истории Африки во многих отношениях является сложной задачей.Имеется гораздо меньше письменных источников, чем, например, для христианской Западной Европы или исламского мира. Это отчасти потому, что многие африканские общества не чувствовали необходимости создавать свои собственные письменные архивы, поэтому во многих регионах историкам приходится работать с письменными документами, созданными за пределами этих обществ. Есть несколько исключений из этого отсутствия внутренних письменных документов — например, христианская Эфиопия выпустила тысячи рукописей, которые историки могут использовать сегодня, — но в целом историки, которые хотят работать с африканской историей, сталкиваются с нехваткой письменной документации.

Итак, нам остается использовать другие источники, в основном археологические по своей природе. К ним относятся сайты, многие из которых нам уже известны, но многие из которых все еще неизвестны, а также объекты с этих сайтов. Мы также можем работать с наскальными рисунками, сравнительной лингвистикой и устными свидетельствами и традициями. Проблема, с которой сталкиваются африканские историки, работая с фрагментарными свидетельствами, сильно отличается от той, с которой сталкиваются историки средневековой Западной Европы или современных обществ. Но этот вызов также является частью того, что делает этот предмет таким увлекательным.Это знак африканской истории.

Несмотря на фрагментарный характер свидетельств, доступных нам сегодня, можно проследить более широкие тенденции в истории средневековой Африки. Многие регионы континента, хотя и не связаны друг с другом, имеют одинаковые отношения с внешним миром. Многие из них были основаны на исламской торговле, которая была основана примерно в седьмом или восьмом веке нашей эры. Мы можем проследить путешествия путешественников — людей и-мазигенов (или берберов), арабов и людей из столь разных регионов, как Египет, Персия и Индия — приезжающих в города Африки к югу от Сахары и торгующих наравне со своими коммерческими коллегами. и местные правители.

Руины из кораллового камня отмечают место Сонго Мнара, еще одного средневекового торгового центра на побережье суахили в Западной Африке. Найденные здесь артефакты из Китая и Индии иллюстрируют диапазон его обширной торговой сети (Фото Александра Брэдли / 500px / Getty Images)

Эти дальние коммерческие отношения привели к изменениям на континенте в различных аспектах жизни, от политической идеологии и судебных систем до стилей архитектуры. Опять же, многие из этих изменений были связаны с исламом, который является не только религией, но и полноценной правовой системой.Мусульманские королевства возникли в Сенегале, Мали, Чаде, Эфиопии и прилегающих регионах в X и XI веках.

Это было совершенно новое развитие в Африке. Тем не менее, эта история касается не только африканцев, принимающих сторонние новшества, такие как ислам или мусульманская правовая система. Речь также идет о том, чтобы они адаптировали его, процесс, который мы ясно видим в очень отличительных местных формах мусульманской архитектуры в разных частях континента — например, в архитектуре суахили, которая развивалась вдоль восточноафриканского побережья, с ее мечетями и дворцами, построенными из коралловый блок.Таким образом, эти отношения на расстоянии между африканскими странами и остальным миром — это история как принятия, так и адаптации внешних идей и продуктов.

Величие и тайна

Это действительно была золотая эра великих цивилизаций. Например, в средние века Могадишо (ныне столица современного государства Сомали) находился далеко от сложного, разрушенного войной города, которым он является сегодня; вместо этого это было мирное урегулирование торговли, характеризовавшееся отношениями между людьми разных религий и этнических групп.

Меня тоже очаровывает королевство Мали, которое возникло примерно в 13 веке и пришло в упадок примерно в 15 веке. Хотя начало и конец этого периода не очень хорошо задокументированы, мы довольно много знаем о середине, потому что нам посчастливилось получить ряд убедительных свидетельств путешественников и арабских историков. В 1324 году султан Мали Муса I прошел через Египет, совершив паломничество в мусульманские священные города Мекку и Медину, остановившись в Каире на несколько недель.Мы много знаем о нем, потому что примерно 25 лет спустя арабский историк Шихаб аль-Умари взял интервью у людей, которые встречались с Мусой во время его пребывания. Благодаря его работе мы можем прочитать очень деликатный отчет о личности султана и его действиях как правителя, а также редкие документы о нем и его королевстве. Однако одна вещь, которая остается загадкой, — это местонахождение столицы средневекового Мали. Я хотел бы найти ответ на эту загадку.

Еще одним интересным местом для посещения мог бы стать средневековый порт Айдхаб, который сегодня находится в спорном районе треугольника Халаиб на побережье Красного моря, на который претендуют как Египет, так и Судан.Фактически, это настолько оспаривается, что сейчас почти никто не может туда поехать, а в недавнем прошлом ни одному исследователю не удавалось провести там какую-либо работу. Однако в средние века он находился в глуши и на оживленном перекрестке между различными торговыми путями. Таким образом, это было место, где встречались разные общины: арабы, евреи, индийцы и эфиопы. Те немногие ученые, которые побывали здесь в последние десятилетия, смогли разглядеть руины небольших каменных домов, усыпанных кусочками китайского фарфора, и тысячи мусульманских гробниц, сделанных из больших прямоугольных блоков известняка — мест последнего упокоения паломников, которые либо так и не добрались до Мекки, либо не вернулись домой.

Новые размеры

Это лишь некоторые из историй средневековой Африки; есть еще много того, что я мог бы представить как здесь, так и в моей книге. Моя цель — изучить многие аспекты африканской истории, различные источники и подходы, а также предложить другим историкам написать другие истории, а также дать читателям возможность узнать о них больше. Даже сейчас, когда африканская история и археология считаются законными в академическом мире, есть еще много областей для исследования и многое, что необходимо сделать для восстановления прошлого Африки.Процесс исследования его истории не всегда был таким активным, как должен быть, и академические учреждения — как в Африке, так и в других местах — должны вкладывать гораздо больше средств в раскрытие того прошлого, чем сейчас.

Людям нравится думать, что африканцы больше связаны с природой, чем с культурой. Но история преподает другой урок: королей, дипломатов, купцов.

Это история, которая должна интересовать всех.Конечно, это полезно для африканских обществ и наций, поскольку им есть что сказать о своем прошлом. Но это также полезно за пределами континента, потому что Африка часто воспринимается как регион многих бедствий — пандемий, засух, голода, войн, коррумпированных правительств — где люди рассматриваются как жертвы.

Конечно, в последние десятилетия эта точка зрения изменилась к лучшему. Но что меня поражает, так это то, что многие люди за пределами континента, даже хорошо образованные и благонамеренные, любят думать об африканцах как о людях, более глубоко укорененных в природе, чем в культуре.Уместно отметить западный вкус к документальным фильмам о дикой природе Африки, в которых африканские персонажи почти полностью отсутствуют, или наш романтический подход к сохранению дикой природы, работу, которой чаще всего руководят жители Запада. История преподает другой урок: она показывает африканцев, которые были королями, дипломатами, торговцами, священнослужителями и строителями религиозных или гражданских памятников, которые все еще можно посетить сегодня. Эти люди общались друг с другом по всему континенту, а также с торговцами и дипломатами со всего мира.

Разумеется,

африканцев были проданы в рабство. Были бедные крестьяне, которые добывали несколько граммов золотой пыли в день, когда не было другого способа заработать на жизнь, потому что саранча опустошила их поля. Но когда мы читаем о мусульманском священнике 14-го века, обращающемся к королю Мали Сулейману, говоря ему, что он слышал, как саранча говорила, что опустошила страну из-за плохого управления, это все равно, что почувствовать освежающий глоток воздуха через крошечный окно: вы получите представление о стратегиях африканского народа перед лицом множества природных и социальных проблем.

Нам также нужно изменить разговор о глобальной истории. Нам нужно понять не только то, что сегодняшние африканские общества уходят в прошлое, но и что они всегда были активной частью мира. Они всегда были экономическими партнерами, соперниками и союзниками других обществ, с которыми мы, возможно, теперь более знакомы. Африканские общества средневековья уже были участниками яркого политического, экономического и интеллектуального разговора, который мы все еще можем слышать сегодня, если только мы внимательно слушаем.

Франсуа-Ксавье Фовель разговаривал с Мэттом Элтоном

Франсуа-Ксавье Фовель — историк, археолог и писатель. Его книга «Золотой носорог: истории африканского средневековья » опубликована в декабре издательством Princeton University Press

.

Эта статья взята из 13 номера журнала BBC World Histories

Средиземное море: колыбель цивилизации

Средиземноморский бассейн был колыбелью мировой цивилизации с момента появления первых поселений в Иерихоне в 9000 году до нашей эры.Средиземное море, известное на английском и романских языках как море «между землями», имеет много названий: Наше море для римлян, Белое море ( Акдениз, ) для турок, Великое море (). Yam Gadol ) для евреев, Срединное море ( Mittelmeer ) для немцев и, что еще более сомнительно, Великий Зеленый для древних египтян. 1 Наше море сыграло важную роль в общении народов вокруг него и предотвратило столкновения между людьми с разными интересами из разных частей бассейна.Другого такого бассейна в мире не существует. Карта мира показывает, какое уникальное место занимает Средиземное море в мире — оно достаточно велико, чтобы вместить всех нас, но в то же время, благодаря своей уникальной форме, с его островами, заливами и проливами, оно создает средства для соедините людей вокруг него. Кажется, что это закрытое море, но оно предлагает основные транспортные пути между востоком и западом. Средиземное море является символом творчества, поиска смысла жизни и мудрости, а также любви к людям и природе.Это море всегда было средой обитания выдающихся людей, внесших выдающийся вклад в развитие истории философии, искусства, музыки, литературы, науки и техники. Великолепные цивилизации разбросаны по всему бассейну, с востока на запад, с севера на юг, от Месопотамии до Египта, от Анатолии, Трои до Македонии, от греческих городов-государств до финикийской цивилизации, от Карфагена до Рима, от Багдада до Аллаха. Андалус, от Византии до Османской империи и от Александрии до Болоньи, сформировал прочную основу для мировых цивилизаций.Невозможно представить мировую историю без египетской, эллинистической, римской и османской цивилизаций.

ИСТОРИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В СРЕДИЗЕМНОМОРСКОМ БАССЕЙНЕ

Основанная в 300 г. до н.э., Древняя библиотека Александрии в Египте была одной из крупнейших и наиболее значительных библиотек древнего мира. Первые интеллектуальные разработки возникли в восточном Средиземноморье и были сосредоточены в основном на философии. У жителей Средиземного моря были безграничные возможности познакомиться с различными культурами и узнать о мире, и этот факт, начиная с эллинистического периода, привел к появлению философов и ученых, которые внесли большой вклад в интеллектуальное развитие.Среди них были Фалес из Милета, Анаксимандрос, Анаксименд, Пифагор, Ксенофан и Диоген из Аполлона, Гипократа, Сократа, Платона и Аристотеля (шестой, пятый, четвертый века до нашей эры).

Средние века были золотым веком исламского народа в этом регионе, и между 622 и 750 годами нашей эры, начиная с Аравийского полуострова, экспансия исламского государства распространилась на Ближний Восток, часть Малой Азии, Персию, Северную Африку и Иберию. На протяжении веков Аль-Андалус в Иберии и Марокко были культурными центрами, альтернативными Багдаду.С восьмого по пятнадцатый век многие философы оказали заметное влияние на развитие исламской философии в регионе, среди них Джабир ибн Хайян, Аль Фараби, Аль Бируни, Ибн Сина, Аль Кушайри, Аль Газали, Аль Багдади, Ибн Рушд. , Джалал ад-Дин Руми и Ибн Халдун.

С древних времен до средневековья и эпохи Возрождения Средиземноморский бассейн играл важную роль в философии, искусстве и науке. Однако после восемнадцатого века, когда стало возможным мореплавание на большие расстояния и появились новые торговые пути, Средиземноморский регион начал терять свое значение, а другие части Европы и Северной Америки приобрели влияние.Таким образом, в развитии современной философии, искусства, науки и технологий произошел сдвиг как с юга на север, так и с востока на запад.

ИСТОРИЯ УНИВЕРСИТЕТОВ СРЕДИЗЕМНОМОРСКОГО РЕГИОНА

Список старейших университетов мира варьируется в зависимости от того, как определять университет. Если университет считается учреждением, присваивающим ученую степень, то все старейшие в мире расположены в Европе, где практика выдачи сертификатов была широко распространена к 1100-м годам.Эти цитаты отражают узкий, евроцентрический взгляд на университет: «Университет — это европейское учреждение» или «Ни одно другое учреждение не распространилось по всему миру так, как это делала традиционная форма европейского университета». 2 На самом деле, именно страны Средиземноморского региона создали старейшие университеты мира. В более широком смысле список старейших университетов не включает древние цивилизации Греции, Рима, Китая, Индии или арабского мира, но образовательные учреждения, которые там существовали, удовлетворяют традиционному определению университета и, следовательно, должны быть включены.

Если мы составим список университетов на основе узкого определения институтов, присваивающих степени, мы увидим, что старейшим университетом в мире является Болонский университет, основанный в 1088 году. Среди 44 старейших университетов 25 были основаны в Средиземноморском бассейне, Итальянский полуостров является ведущим регионом с 13 университетами. 3 Восемь из десяти старейших университетов мира, которые непрерывно работали до настоящего времени, находятся в районе Средиземного моря, что свидетельствует о том, насколько интеллектуально развит этот регион был и остается.Хотя османские учреждения не включены в список, следует упомянуть Стамбульский университет, основанный в 1453 году султаном Мехмедом Завоевателем. Еще одно важное учреждение и первое высшее учебное заведение Османской империи вне религиозного образования — Стамбульский технический университет, основанный в 1773 году.

Если мы возьмем более широкое определение университета как «автономное самоуправляемое высшее учебное заведение» и посмотрим на 10 старейших ведущих университетов мира, 4 , то у нас будет другой список.По определению, университет сначала развивался как религиозное учреждение ( медресе ), зародившееся в средневековом исламском мире. Первым из них был университет Аль-Карауин в 859 году. Университет Аль-Азхар в Египте в 972 году и Низамийа в Иране в 1065 году были другими исламскими университетами в бассейне. Университеты Болоньи, Парижа, Оксфорда, Монпелье, Кембриджа, Саламанки и Падуи — другие университеты в списке, и Средиземноморский бассейн имеет сильное присутствие в нем.

С 1500 года во всем мире было основано множество университетов и появилось много различных типов высших учебных заведений. Высшее образование все еще находится в процессе перехода под давлением глобализации, но очевидно, что роль университета как учебного заведения продолжает расти, а ожидания общества от университета быстро меняются в сегодняшней меняющейся среде. Могут быть разные определения университетов, но несомненно то, что университет является продуктом Средиземноморского региона.

Нет достоверных данных ни о том, сколько университетов в Средиземноморском бассейне, ни о том, сколько средиземноморских университетов конкурируют во всем мире, но богатый исторический фон этого региона создал выдающуюся интеллектуальную среду, в которой появилось много философов, художников, музыкантов и ученых с мировым именем. веками.

УНИВЕРСИТЕТОВ, СВЯЗАННЫХ МОРЕМ

Люди, страны, культуры и учреждения Средиземного моря имеют общие характеристики и ценности, которые позволили создать множество успешных проектов и, безусловно, будут продолжать это делать.Средиземноморские университеты с их основными сильными сторонами, основанными на их глубокой интеллектуальной культуре и социально взаимосвязанном персонале и студентах, могут играть важную роль между востоком и западом, а также между севером и югом. Одна из очевидных сильных сторон — мобильность студентов и преподавателей. Статистика Программы действий Европейского сообщества по мобильности студентов университетов (ERASMUS) показывает, что в период с 1987 по 2011 год более 46 процентов студенческой и академической мобильности приходилось на страны Средиземноморья (ПРИЛОЖЕНИЕ 01SM — Уходящие студенты Erasmus с 1987/1988 по 2010/2011 гг. ).Мобильность поможет средиземноморским университетам расширить свой кругозор и стать глобальными учреждениями.

Университетские сети — еще один важный фактор, и для того, чтобы понять, какую роль они могут играть в этом процессе, будет полезным краткий обзор существующих в регионе сетей. Сообщество средиземноморских университетов (CMU) — одна из старейших университетских сетей в Средиземноморском регионе, созданная в 1983 году, когда ее принимал Университет Бари.В его состав входят более 160 университетов из 12 европейских и 9 арабских государств. CMU также имеет прочные связи с наднациональными организациями, такими как Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), Европейский Союз и Совет Европы. За первым соглашением о сотрудничестве, подписанным с ЮНЕСКО 7 октября 1992 г., последовало другое соглашение, подписанное 2 августа 1997 г., в котором КМУ официально признан неправительственной организацией. На его сайте есть очень подходящее сообщение: «Много голосов, только один таз».У нас действительно много голосов в одном регионе: CMU — далеко не единственная сеть средиземноморских университетов — на самом деле их много. Среди них сеть средиземноморских технических университетов (RMEI), Евро-средиземноморский университет в Словении, сеть, созданная группой средиземноморских университетов, Сеть средиземноморских университетов, Союз средиземноморских университетов, который является одним из Европейского инвестиционного банка. Университетские сети со штаб-квартирой в Риме и 84 университетами-членами, а также Европейско-средиземноморский форум, насчитывающий около 100 членов.

Эти сети работают с аналогичными задачами, но до недавнего времени имели тенденцию не взаимодействовать друг с другом эффективно. Около 10 лет назад CMU и RMEI решили проводить свои встречи в одних и тех же университетах в одни и те же даты. Несколько совместных встреч были организованы в Рабате, Афинах и Измире. Они также решили, что будут посылать представителей на собрания друг друга. Еще одним событием стало развитие сотрудничества между Сетью Черноморских университетов, CMU и RMEI.Некоторые университеты, входящие в эти сети, сыграли важную роль в соединении этих трех организаций за последнее десятилетие. Что еще более важно, хотя хорошо иметь много голосов, эти сети, каждая из которых имеет от 100 до 200 членов, функционируют независимо. Пришло время подумать о том, как объединить все эти сети и создать скоординированную организацию, которая будет более эффективной и действенной и будет представлять средиземноморские университеты на любой платформе. Если сети средиземноморских университетов смогут организоваться для совместной работы, тогда влияние этих сетей будет намного больше не только в Средиземноморском бассейне, но также на европейском и глобальном уровнях.

Хотя исторически в регионе существовал конфликт между различными группами, всегда существовали общие творческие и интеллектуальные устремления и взгляды, и на протяжении веков эти группы работали вместе и учились друг у друга в торговле, а также в торговле. искусства и науки. Глобальные изменения, произошедшие в последние годы, такие как возросшая мобильность и международное общение, могут создать возможность и необходимость налаживания еще большего межкультурного взаимодействия и сотрудничества внутри университетских сетей и между ними для увеличения обмена опытом и ресурсами в Средиземноморский бассейн.

Банкноты

1 Абулафия, Давид, Великое море: человеческая история Средиземного моря , Penguin Books, 2011, стр. xxiii.

2 http://en.wikipedia.org/wiki/List_of_oldest_universities_in_continuous_operation, от Hyde, J.K. (1991), Верже, Жак (2003), Хант, Джанин (2008), Максиди, Джордж (1970), Рюэгг, Вальтер (1992), Нурия Санс, Сьюр Берган (2006).

3 http://en.wikipedia.org/wiki/List_of_medieval_universities (на основе Verger, Jacques (2003)), Powicke, F.М .: 1949 (http://www.unibo.it/it/ateneo).

4 http://collegestats.org/.

Темные века: определение, история и хронология — видео и стенограмма урока

Темное прошлое средневековья

Древние греческая и римская цивилизации были значительно развиты для своего времени. Обе цивилизации внесли ряд вкладов в человеческий прогресс, особенно в областях науки, управления, философии и архитектуры. Некоторые ученые считают, что Европа погрузилась во тьму, когда Римская империя пала примерно в 500 году нашей эры.Средневековье часто называют темным из-за предполагаемого отсутствия научного и культурного прогресса.

В то время феодализм был доминирующей политической системой. Феодальная система труда препятствовала восходящей социальной мобильности, что в основном означает, что у бедных было очень мало возможностей улучшить свое положение в жизни. Религиозное суеверие также было широко распространено в это время. Католическая церковь была чрезвычайно институционализирована и часто выступала против научных и культурных достижений, пионерами которых были греки и римляне.

Темные века были трудным временем для жизни: голод и болезни были обычным явлением. Черная смерть Бубонная чума опустошила Европу в конце 1340-х — начале 1350-х годов, убив примерно от 100 до 200 миллионов человек. Война также была частью повседневной жизни. Европейцы и мусульмане арабского мира вели многочисленные конфликты. Эти конфликты, получившие название Крестовых походов , начались в 1095 году и закончились в 1291 году. Темные века часто описывались как обратное время в истории человечества.Темные века подошли к концу примерно в 1500 году нашей эры, когда наступил итальянский ренессанс и эпоха открытий.

Еще одна причина, по которой Средние века часто называют Темными веками, заключается в том, что, по сравнению с другими эпохами, историки не так много знают об этом времени. В некотором смысле этот период времени был утерян для истории. Многие важные записи того времени не сохранились.

Споры о темных веках

Историки все чаще воздерживаются от использования термина «темные века».«Многие историки теперь считают тьму средневековья распространенным заблуждением. Недавняя стипендия высветила научный и культурный вклад арабского мира. Историки также признают интеллектуальную силу средневековых схоластов.

Краткое содержание урока

Темные века — это классификация, обычно используемая для описания периода между падением Римской империи и началом итальянского Возрождения и Эпохи исследований.Грубо говоря, Средневековье соответствует Средневековью, или от 500 до 1500 г. н.э. Этот период традиционно считается мраком, годом в смысле очень небольшого научного и культурного прогресса.

В это время феодализм препятствовал социальной мобильности, и католическая церковь твердо контролировала, какие мировоззрения должны или не должны поддерживаться. Суеверие было широко распространено. Тем не менее, историки все чаще переосмысливают темные века.Многие больше не используют этот термин, потому что новые исследования показывают, что эта эпоха могла быть не такой dark , как считалось ранее.

Термины Темных веков

  • Темные века: Еще один термин для средневековья; период между падением Рима и началом итальянского Возрождения
  • г.
  • Феодализм: Система труда, препятствовавшая продвижению вверх по социальной лестнице
  • Бубонная чума: Чума, опустошившая Европу в конце 1340-х — начале 1350-х годов

Результаты обучения

Цель этого урока о темных веках — подготовить вас к:

  • Охарактеризовать период времени, известный как темные века
  • Понять, почему этот период времени был назван Темными веками
  • Обсудить споры вокруг использования названия «Темные века».

Религия в средние века

Религия в средние века, хотя и доминировала католическая церковь, была гораздо более разнообразной, чем только ортодоксальное христианство.В раннем средневековье (ок. 476–1000 гг. Н. Э.) Давно установившиеся языческие верования и обычаи были переплетены с верованиями новой религии, так что многие люди, которые могли бы идентифицировать себя как «христиане», не считались бы таковыми ортодоксальными авторитетными фигурами. .

Такие обычаи, как гадание, лозоходство, изготовление чар, талисманов или заклинаний для отражения опасности или неудач, заклинания, произносимые при посеве урожая или ткачестве ткани, и многие другие повседневные обряды были осуждены средневековой церковью, которая пыталась их подавить. .В то же время еретические секты в средние века предлагали людям альтернативу церкви, более соответствующую их народным верованиям.

Blue Virgin Window, Шартрский собор

Walwyn (CC BY-NC-SA)

еврейских ученых и торговцев внесли свой вклад в религиозный облик средневековой Европы, а также те, кто жил в сельских районах, которые просто не были заинтересованы в принятии новой религии, и, особенно после Первого крестового похода, христиане и мусульмане общались друг с другом. выгода.По мере развития средневекового периода Церковь усиливала контроль над мыслями и действиями людей, жестко контролируя — или пытаясь — каждый аспект жизни человека, вплоть до безудержного разложения института, а также его предполагаемой неспособности предложить какой-либо значимый ответ на пандемия «черной смерти» 1347–1352 годов нашей эры, вызванная протестантской Реформацией 16 века нашей эры.

Раннее средневековье и языческое христианство

Христианство не сразу завоевало сердца и умы европейцев.Процесс христианизации был медленным, и даже к концу средневековья многие люди все еще практиковали «народную магию» и придерживались верований своих предков, даже соблюдая христианские обряды и ритуалы. У дохристианских людей, которых теперь принято называть «язычниками», такого ярлыка для себя не было. Слово «язычник» — это христианское обозначение от французского, означающее «деревенский», пришедший из сельской местности, где старые верования и обычаи сохранялись еще долгое время после того, как в городских центрах была более или менее принята ортодоксальная христианская вера.

Вера в фей, духов и привидений была так глубоко укоренилась, что приходские священники позволили продолжить практику умиротворения.

Несмотря на то, что существует множество свидетельств того, что европейцы в раннем средневековье принимали основы христианской доктрины, совершенно определенно существование ада, иной парадигмы жизни на земле и загробной жизни так глубоко укоренилось в общественном сознании, что оно не могло легко просто быть отложенным. В Великобритании, Шотландии и Ирландии, особенно, вера в «крошечных людей», фей, духов земли и воды, считалась простым здравым смыслом того, как устроен мир.Чтобы оскорбить водяного духа, не нужно больше стараться, чем отравить собственный колодец.

Вера в фей, духов и призраков (« призраков », определяемых как духи некогда существовавших) была настолько глубоко укоренилась, что приходские священники позволяли членам своих общин продолжать практику умиротворения, даже несмотря на то, что Церковь проинструктировала их разъяснять это сущности были демоническими, и с ними нельзя было шутить. Ритуалы, включающие определенные заклинания и заклинания, употребление в пищу или демонстрацию определенных видов овощей, выполнение определенных действий или ношение определенного типа амулетов — все языческие практики с долгой историей — продолжали соблюдаться наряду с посещением церкви, почитанием святых, христианской молитвой. , исповедь и покаяние.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Однако главной заботой Церкви была правильная практика, отражающая правильную веру, и власти постоянно боролись за то, чтобы поставить население Европы под свой контроль. Приходской или соборный алтарь, у которого священник стоял, чтобы совершить мессу и превратить хлеб и вино в тело и кровь Христа, был далеко от собрания зевак. Священник читал мессу на латыни, стоя спиной к людям, и все, что происходило там на фронте, не имело ничего общего с людьми, которые это наблюдали.

Таким образом, купель стала средоточием церковной жизни, поскольку она присутствовала в начале жизни человека (будь то физическое существование через крещение младенцев или духовная жизнь через крещение взрослого человека), конфирмация, свадьбы и похороны — даже если он не использовался на всех этих мероприятиях — и в первую очередь для ритуала, известного как испытание (или Испытание водой), которое решало виновность или невиновность человека.

Крещение Хлодвига I

Петр (общественное достояние)

Купель для крещения часто была довольно большой и глубокой, и обвиняемых связывали и бросали в нее.Если обвиняемые всплыли наверх, они были виновны в предъявленных обвинениях, а если они тонули, они были невиновны. К сожалению, невиновным пришлось подвергнуться реабилитации после смерти, поскольку обычно они тонули. Это испытание использовалось за серьезные преступления в обществе, а также за обвинения в ереси, которые включали продолжение практики дохристианских обрядов.

Высокое средневековье и культ Марии

Тенденция мирян продолжать эту практику не уменьшалась со временем, угрозами или повторяющимися утоплениями.Подобно тому, как в наши дни человек оправдывает свои действия и осуждает других за такое же поведение, средневековый крестьянин, кажется, признал, что их сосед, утопленный церковью за какое-то преступление, заслужил свою судьбу. Конечно, нет никаких свидетельств общественного протеста, и ритуалы суровых испытаний, такие как казни, были формой общественного развлечения.

Как средневековые крестьяне вообще что-либо чувствовали, неизвестно, поскольку они были неграмотными, и все, что было записано об их убеждениях или поведении, происходит из церковных или городских записей, хранящихся у клериков и священников.Молчание крестьян особенно заметно в отношении взглядов Церкви на женщин, которые работали вместе с мужчинами на полях, могли владеть собственным бизнесом, вступать в гильдии, монашеские ордена и, во многих случаях, выполнять ту же работу, что и мужчины, но все же считались низшие. Как отмечает ученый Эйлин Пауэр, крестьяне города «ходили в свои церкви по воскресеньям и слушали, в то время как проповедники на одном дыхании говорили им, что женщина — это врата ада, а Мария — Царица Небесная» (11). Эта точка зрения, установленная церковью и поддерживаемая аристократией, значительно изменится в период высокого средневековья (1000-1300 гг.

Культ Девы Марии не был чем-то новым для Средневековья — он был популярен в Палестине и Египте с I века н.э. и далее — но за это время стал более развитым. Папа Григорий I (l. 540-604 гг. Н. Э.) Установил два полюса женственности в христианстве, охарактеризовав Марию Магдалину как искупленную проститутку и Марию, Мать Иисуса, как возвышенную деву. Ученые до сих пор спорят о причинах, по которым Григорий характеризует Марию Магдалину таким образом, объединяя ее с Женщиной, взятой в прелюбодеяние (Иоанна 8: 1-11), даже несмотря на то, что его утверждение не находит поддержки в Библии.

Святая Мария Магдалина

Ян ван дер Краббен (CC BY-NC-SA)

Мария Магдалина, связанная своими грехами с Евой и грехопадением человека, была сексуальной соблазнительницей, которую мужчины побуждали бежать, в то время как Дева Мария была вне царства искушений, неподкупна и неприкосновенна. Настоящие человеческие женщины в одно время могли быть Магдалиной, а другая — Девственницей, и, будь то одна или другая, лучше всего разбираться с ними на расстоянии. Однако культ Богородицы, по крайней мере, поощрял большее уважение к женщинам.

В то же время наиболее быстро развивался культ Богородицы (или, возможно, из-за этого), жанр романтической поэзии и сопутствующий ему идеал возник в Южной Франции, который сегодня известен как придворная любовь. Куртуазный любовный романтизм утверждал, что женщины достойны не только уважения, но и обожания, преданности и служения. Жанр и сопутствующее поведение, которое он вдохновил, тесно связаны с грозной Элеонорой Аквитанской (l. C. 1122-1204 CE), ее дочерью Мари де Шампань (l.1145–1198 гг. Н. Э.), И писатели, связанные с ними, такие как Кретьен де Труа (1 ок. 1130–1190 н. Э.), Мария де Франс (писала ок. 1160–1215 гг. Н. Э.) И Андреас Капеллан (12 век н. Э.). Эти писатели и женщины, которые вдохновляли и покровительствовали им, создали возвышенное видение женственности, беспрецедентное в средневековый период.

Эти изменения произошли в то же самое время, когда популярность еретической религиозной секты, известной как катары, отвлекала сторонников от католической церкви точно в том же регионе на юге Франции.Катары почитали богиню мудрости Софию, которую они поклялись защищать и служить так же, как благородные рыцари в придворной любовной поэзии посвящали себя даме. Некоторые ученые (в первую очередь Дени де Ружмон) предположили, что куртуазная любовная поэзия была своего рода «кодексом» катаров, которые регулярно подвергались угрозам и преследованиям со стороны церкви, с помощью которой они распространяли свое учение. Эта теория неоднократно подвергалась сомнению, но никогда не опровергалась.

Катары были разрушены церковью во время Альбигойского крестового похода (1209–1229 гг. Н. Э.), Последний удар нанесен в 1244 г. н.э. по цитадели катаров в Монсегуре.Рыцари-крестоносцы церкви взяли крепость после капитуляции катаров и сожгли заживо 200 их духовенства как еретиков. Инквизиция, возглавляемая орденом доминиканцев, искоренила и осудила подобные секты.

Исламское и еврейское влияние

Однако не только катары подвергались преследованиям со стороны церкви, поскольку еврейское население Европы испытывало это на протяжении веков. В целом отношения между евреями и христианами были дружескими, и сохранились письма, записи и личные журналы, свидетельствующие о том, что некоторые христиане стремились обратиться в иудаизм, а евреи — в христианство.Ученый Джошуа Трахтенберг отмечает, что «в десятом и одиннадцатом веках мы слышим о евреях, получающих подарки от друзей-неевреев по еврейским праздникам, о евреях, которые оставляют ключи от своих домов соседям-христианам перед тем, как отправиться в путешествие» (160). Фактически, отношения между представителями двух религий были более или менее сердечными вплоть до Первого крестового похода (1096-1099 гг.).

Еврейская и исламская схоластика внесли более значительный вклад в культуру Европы, чем любые христианские усилия вне монастырей.

евреям было запрещено носить оружие, и поэтому они не могли участвовать в крестовом походе, что, кажется, огорчило их христианских соседей, чьи мужья и сыновья были увезены феодалами на Святую Землю. Экономические трудности, вызванные нехваткой рабочей силы для обработки полей, еще больше ухудшили отношения между ними, поскольку многие евреи были купцами, которые могли продолжать свою торговлю, в то время как христианский крестьянин был привязан к земле и изо всех сил пытался сажать, обрабатывать и собирать урожай.

Первый крестовый поход оказал противоположное влияние на мусульман, которые за пределами Испании раньше появлялись в Европе только как торговцы.Крестовый поход открыл возможность путешествия в Святую Землю, и ряд ученых воспользовались этим, чтобы учиться вместе со своими мусульманскими коллегами. Работы исламских ученых и ученых попали в Европу вместе с переводами некоторых из величайших классических мыслителей и писателей, таких как Аристотель, труды которого были бы утеряны, если бы не мусульманские писцы. На самом деле еврейская и исламская схоластика внесла больший вклад в культуру Европы, чем любые христианские усилия за пределами монастырей из-за ксенофобии и высокомерия церкви.

Церковь настаивала на абсолютной истине своего собственного видения, осуждая при этом взгляды других, и распространялась даже на других христиан. Католическая церковь Запада поссорилась с Восточной Православной Церковью в 867 г. н.э. из-за того, у кого была «истинная» вера, а Восточная Православная Церковь окончательно разорвала все связи со своим западным аналогом в 1054 г. н.э., в результате так называемого Великого раскола. Это было вызвано утверждением церкви, что она была основана Святым Петром, была единственным законным выражением христианской веры и, следовательно, должна иметь законную возможность контролировать Восточную Православную Церковь, а также ее прибыльные земельные владения.

Позднее средневековье и Реформация

В позднем средневековье (1300-1500 гг. Н.э.) Церковь продолжала искоренять ересь в больших масштабах, подавляя выскочки религиозные секты, индивидуально побуждая священников наказывать неортодоксальные убеждения или практику и навешивая ярлык на любого критика или реформатора еретик ‘вне Божьей благодати. Крестьянство, хотя и номинально являлось ортодоксальным католиком, продолжало соблюдать народные обычаи, и, как отмечает ученый Патрик Дж. Гири, «знание христианской веры не означало, что люди использовали это знание способами, которые совпадали с официально разрешенной практикой» (202).Так как средневековый крестьянин учился молитвам Отца Отче наш и Богородице на латыни, языке, которого они не понимали, они читали их как заклинания, чтобы отогнать несчастье или принести удачу, не обращая особого внимания на важность слов в их понимании. храм. Сама месса, тоже проводимая на латыни, была не менее загадочной для крестьянства.

Мадонна Милосердия, Орвието

Интернет-галерея искусства (общественное достояние)

Следовательно, средневековый крестьянин чувствовал себя гораздо более комфортно, когда смешивались старые языческие верования с христианством, что привело к инославной вере.Приходским священникам снова было приказано серьезно относиться к еретическим практикам и наказывать их, но духовенство было против, в основном из-за прилагаемых усилий. Более того, большинство духовенства, особенно приходские священники, были коррумпированы и неэффективны, и так было довольно долгое время. Фактически, одной из причин, по которой еретические секты привлекали приверженцев, было уважение, порожденное их духовенством, которое придерживалось своих верований. Напротив, как отмечает Гири, католическое духовенство олицетворяет те самые семь смертных грехов, которые они осуждают:

Невежество, сексуальная распущенность, продажность и продажность духовенства в сочетании с их частыми прогулами были главными и давними жалобами мирян.Антиклерикализм был присущ средневековому обществу и никоим образом не умалял религиозной преданности. (199)

Прихожанин мог ненавидеть священника, но все же уважать религию, которую, по его словам, олицетворял священник. В конце концов, священник имел мало общего с жизнью крестьянина, а святые могли отвечать на молитвы, защищать от зла ​​и вознаграждать за добрые дела. Считалось, что паломничество к местам святых, таким как Кентербери или Сантьяго-де-Компостела, доставит удовольствие святому, который затем предоставит паломнику милость и искупит грех так, как никогда не мог сделать ни один священник.

В то же время невозможно было обойтись без духовенства из-за того, что Церковь настаивала на священстве — политике, которая предписывала, что миряне требовали заступничества священника, чтобы общаться с Богом или понимать Священные Писания — и поэтому священники по-прежнему обладали значительной властью над людьми. ‘ жизни. Это было особенно верно в отношении загробного состояния чистилища, в котором душа будет платить мучениями за любые грехи, не прощенные священником в своей жизни. Церковные грамоты, известные как индульгенции, продавались людям — часто по высоким ценам, — которые, как полагали, сокращали время для души или любимого человека в огне чистилища.

Дьявол продает индульгенции

Packare (общественное достояние)

Бесконечная борьба за приведение крестьян в соответствие с ортодоксией в конечном итоге уступила место практикам, ранее осуждаемым Церковью, таким как астрология, онейрология (изучение сновидений), демонология и использование талисманов и чар, которые были признаны важными источниками знаний. доход. Продажа реликвий, таких как палец на ноге святого или осколок Истинного Креста, была обычным явлением, и за определенную плату священник мог толковать сны, наносить на карту звезды или называть любого демона, который мешал хорошему браку для сына или дочери.

В течение многих лет средневековая наука настаивала на дихотомии двух христианств в средние века — элитной культуры, в которой доминировали духовенство, горожане и письменное слово, и популярной культуры устной традиции сельских масс, проникнутой с языческой верой и практикой. В наши дни признано, что языческие верования и ритуалы с самого начала формировали христианство как в городе, так и в стране. По мере того, как Церковь набирала все большую и большую власть, она могла все настойчивее настаивать на подчинении людей ее строгим ограничениям, но та же основная форма — Церковь, пытающаяся навязать новую структуру верований людям, привыкшим к одной из своих предков, — оставалась более значительной. или менее нетронутыми на протяжении средневековья.

Заключение

Когда средневековый период подходил к концу, ортодоксальность Церкви, наконец, проникла в самый низший социальный класс, но это вряд ли кому-то пошло на пользу. Реакция против прогрессивного движения XII века н.э. и его новой ценности женщин приняла форму монашеских религиозных орденов, таких как премонстраты, запрещающие женщин, гильдии, в которых женщины ранее объявляли себя клубами только для мужчин, и способность женщин к сокращено ведение бизнеса.

Продолжающиеся крестовые походы осуждали мусульман как заклятых врагов христианского мира, в то время как евреев обвиняли в ростовщичестве (начислении процентов) — хотя Церковь более или менее определила для них эту роль в финансах посредством официальной политики — и были изгнаны из общин и целых стран. . Языческие обычаи были либо искоренены, либо христианизированы, и Церковь имела значительную власть над повседневной жизнью людей.

Однако далеко идущее развращение средневековой церкви, против которого критики и реформаторы проповедовали на протяжении веков, в конце концов стало слишком невыносимым и всеобщим недоверием к Церкви, и ее видение было еще больше поощрено ее неспособностью ответить на вызов Черных. Пандемия смерти 1347–1352 годов н.э., которая привела к широко распространенному духовному кризису.Протестантская Реформация началась просто как еще одна попытка заставить Церковь обратить внимание на ее собственные злоупотребления и недостатки, но политический климат в Германии и личная власть священника-монаха Мартина Лютера (l. 1483-1546 гг. к восстанию людей, которые давно устали от гнетущего издевательства монолитной церкви.

После того, как Мартин Лютер инициировал Реформацию, его примеру последовали и другие священнослужители в других регионах. Христианство в Европе впоследствии часто проявляло себя не более терпимым или чистым в протестантской форме, чем оно было выражено в средневековой церкви, но со временем нашло способ сосуществовать с другими религиями и обеспечить большую свободу индивидуального религиозного опыта.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Технологии в средневековье

Часть 1 — Средневековая история Европы

Прежде чем приступить к анализу технологий, разработанных в средние века, полезно понять период времени. Поэтому мы начнем этот раздел с серии веб-уроков по истории средневековья.

Этот веб-сайт предназначен для тех студентов, которые не имеют опыта в средневековой европейской истории.Учебное пособие состоит из серии глав, в которых суммируется экономическая, политическая, религиозная и интеллектуальная среда четырнадцатого и пятнадцатого веков. Основная цель учебного пособия состоит в том, чтобы предоставить исходную точку, по которой могут быть сопоставлены огромные изменения следующих столетий. измеряется «.

Это введение, хотя и не является исчерпывающим, предназначено для помощи студентам, не имеющим опыта или понимания средневековой истории. После прочтения этих руководств вы должны иметь представление об экономической, политической, религиозной и интеллектуальной среде средневековья в Европе.

Вы должны прочитать следующие пять веб-сайтов, прежде чем начинать раздел, посвященный средневековым технологиям.

Этот веб-сайт предназначен для тех студентов, которые не имеют опыта в средневековой европейской истории. Учебное пособие состоит из серии глав, в которых суммируется экономическая, политическая, религиозная и интеллектуальная среда четырнадцатого и пятнадцатого веков. Основная цель учебного пособия состоит в том, чтобы предоставить исходную точку, по которой могут быть сопоставлены огромные изменения следующих столетий. измеряется.»Чтобы пройти учебное пособие по средневековой европейской истории, нажмите на эту ссылку: http://www.vlib.us/medieval/lectures/index.html

Следующий веб-сайт описывает роль гильдий в экономической жизни средневековья. Перейдите по этой ссылке: http://education-portal.com/academy/lesson/guilds-in-western-culture-and-economies-in-the-high-middle-ages.html#lesson

Наконец, я надеюсь, что вы примете во внимание значение роста торговли в Средневековье. К 13 веку торговля доминировала в западной экономике и в конечном итоге привела к развитию мировой торговли в эпоху Возрождения.В этом последнем источнике обсуждается жизнь одного из таких торговцев, Годерика, который со временем стал святым. Реджинальд Дарем: Жизнь святого Годерика [12 век], http://www.fordham.edu/halsall/source/goderic.html.

Часть 2 — Средневековые технологии

В этом разделе мы исследуем различные технологии, которые были разработаны в средние века в Европе. Хотя эта информация взята с разных веб-сайтов, чтение всех этих источников должно помочь вам оценить масштабы технологического развития, произошедшего в средние века.В этом разделе основное внимание уделяется технологиям, которые изначально кажутся «европейскими». Другие технологии (например, бумага, порох, компас, стремена и др.) Были основаны на более старых разработках в других регионах, особенно в Китае. В разделе о китайских технологиях мы обсудим те технологии, которые были переданы из Китая на Запад. Общая хронология средневековых технологий Пола Дж. Ганса доступна на этом веб-сайте http://scholar.chem.nyu.edu/tekpages/Timeline.html.

Чтобы упростить чтение, я разделил это исследование средневековой технологии на шесть разделов: Сельскохозяйственные инструменты, Использование времени, Использование железа в средневековье, Ткачество и текстильная промышленность и Строительство.

Сельскохозяйственные инструменты

Плуг считается одной из самых важных (и старейших) разработанных технологий. Фактически, история плуга восходит к эпохе неолита (нового каменного), который начался примерно в 8000 году до нашей эры в Месопотамии. Однако в средние века плуг был радикально усовершенствован и использовался с упряжкой из нескольких волов. Это нововведение способствовало расчистке плодородных лесов на северо-западе Европы (Gies & Gies, 1994).Раньше из-за особенностей почвы эти поля было трудно вспахивать. И, очевидно, эта неспособность обрабатывать эти поля уменьшила население Северо-Западной Европы. После модернизации плуга, позволившего плугом пахать более тяжелые и влажные почвы северо-западной Европы, произошло резкое повышение продуктивности сельского хозяйства, а, следовательно, и населения этих территорий. Рабочий день фермера по-прежнему был очень тяжелым, даже с учетом технических достижений средневековья.Щелкните по этой ссылке, чтобы прочитать отчет о средней дневной работе пахаря, пастуха и рыбака в 1000 году нашей эры, Диалог между Учителем и учеником: О чернорабочих, c. 1000 м, http://www.fordham.edu/halsall/source/1000workers.html.

Помимо модернизации плуга, способ выращивания сельскохозяйственных культур изменился в средневековой Европе, когда в 8 веке фермеры перешли с двухпольного севооборота на трехполевой.Согласно Уайту (1962), об этом нововведении в сельском хозяйстве подумал сам Карл Великий. Почему, спросим мы, это так важно? Как работает вращение с тремя полями по сравнению с более старым вращением с двумя полями? При двухполевом севообороте половина земли была засеяна за год, а другая половина лежала под паром. Затем, в следующем году, эти два поля поменяли местами. При трехпольном ротации земля делилась на три части. Одна секция была засеяна осенью озимой пшеницей или рожью. Следующей весной второе поле было засеяно другими культурами, такими как горох, чечевица или фасоль, а третье поле осталось под паром.Три поля были чередованы таким образом, чтобы каждые три года одно поле отдыхало и оставалось незасаженным. По двухпольной системе, если у кого-то в общей сложности 600 акров плодородной земли, можно засеять только 300 акров. При новой системе севооборота с тремя полями можно было засеять (и тем самым собрать урожай) 400 акров. Но дополнительный урожай имел более значительный эффект, чем простая урожайность. Поскольку яровые культуры были в основном бобовыми, они улучшили общее питание жителей Северной Европы.

Две другие технологии сыграли важную роль в развитии средневекового сельского хозяйства. И следствием этих улучшений стало значительное повышение продуктивности сельского хозяйства (White, 1962). Каждая из этих трех технологий будет рассмотрена отдельно. Чтобы прочитать о каждой технологии и о том, как она повлияла на сельское хозяйство средневековья, нажмите на ссылки ниже.

Упряжь для лошадей

Что такое тяжелый плуг?

Влияние тяжелого плуга на общество средневековья, http: // eh.net / eha / wp-content / uploads / 2013/11 / Skovsgaard.pdf


На этом рисунке изображены доспехи для коня и солдата, русские, ок. 1500-1699

Российская Императорская Москва. Государственный Оружейный музей. � Кэтлин Коэн
rusa6875

Обуздание времени

Часы — относительно недавнее изобретение; то есть первые часы были созданы около 5000-6000 лет назад великими цивилизациями Ближнего Востока и Северной Африки.

Как и многие другие технологии, разработка часов была обусловлена ​​потребностями общества. В этих централизованных цивилизациях (таких как шумерская и египетская цивилизации) общество нуждалось в более эффективной организации времени. Первые часы были теневыми или солнечными часами, в которых время дня можно было определить по теням, отбрасываемым солнцем.

Механические часы были впервые использованы в Китае, скорее для астрономических и астрологических целей, а не для определения времени.Около 725 года нашей эры китайский инженер Лян Лин-Цань изобрел механический спуск, который является ключевым устройством всех механических часов. Одна из самых сложных башен с часами была построена Су Сунгом и его соратниками в 1088 году нашей эры. Также интересно отметить, что развитие китайского часового строительства находилось под влиянием мусульман. В период, начавшийся с завоевания Китая монголами Хубилай-ханом, монгольские правители Китая нанимали мусульманских астрономов. Эти мусульманские астрономы разработали усовершенствованные астрономические инструменты (McClellan & Dorn, 1999).


с http://www.gutenberg.org/files/30001/30001-h/30001-h.htm

Мамфорд (1986) определил часы как «ключевой» механизм современной индустриальной эпохи. Он подчеркивает часы из-за их уникальности среди других машин того времени. Это был новый тип силовой машины, «в которой источник энергии и передача имели такую ​​природу, чтобы обеспечить равномерный поток энергии по всему предприятию и сделать возможным регулярное производство и стандартизованный продукт» (стр.326). Он также отмечает, что часы послужили образцом для многих других видов механических изделий.


Астрономические часы, 1383 г., переделано в 1598 г., Лионский собор, Франция, tec02015, � Кэтлин Коэн

Однако наиболее существенное различие между часами и другими механизмами заключалось в их влиянии на общество. Начиная с 14 века, на башнях нескольких крупных итальянских городов стали появляться большие механические часы. С часами время стало разделено на регулируемые единицы вместо того, чтобы оставаться зависимым от событий или дня.До появления часов люди работали, ели и спали в соответствии с закономерностями солнца и луны. После часов день контролировался наблюдателем с момента подъема до часа отдыха. Через часы «время». приобрело характер замкнутого пространства: его можно было разделить, можно было заполнить, его можно было даже расширить за счет изобретения трудосберегающих инструментов »(Мамфорд, стр. 328).

По мере того, как часы стали более широко использоваться, абстрактное время стало новой средой существования.Это принесло с собой механическую эффективность через координацию. Эта эффективность считалась желанной чертой в обществе, и ее влияние на наше общество все еще очевидно сегодня. Вы можете узнать больше о разработке часов в электронной книге проекта Gutenberg «Происхождение часового механизма, устройств вечного движения и компаса» Дерека Дж. Де Соллы Прайса по адресу http://www.gutenberg.org/files/ 30001/30001-ч / 30001-час.htm

Вы можете прочитать о развитии часов в средние века на веб-сайте NIST (http: // www.nist.gov/pml/general/time/early.cfm).

Использование железа и горнодобывающая промышленность в средние века


Гобелен Metalsmith, Gothic Anonymous,
c.1500, Париж. Национальный музей терм
и отель Клюни, frm08032,
— Кэтлин Коэн

.

Одним из наиболее важных достижений Средневековья были эксперименты и разработки в производстве железа. Как отмечает Берт Холл в своем эссе, «Железо — один из самых полезных металлов, когда-либо обнаруженных, но он также является одним из самых сложных металлов для понимания в истории, особенно в средневековой истории.Железо бывает нескольких форм, и сложности, связанные с производством каждой из них, вызывают дальнейшую путаницу ».

В Европе к 900 г. произошли значительные изменения в производстве чугуна. Разработана наземная восстановительная печь; эта печь позволила легче создавать железо. Затем из этого железа местные кузнецы могли выковать «части для плугов, лопаты, вилы и подковы для лошадей, начинающих тянуть с помощью нового конского ошейника» (Gies & Gies, 1994, стр.80-81).

Прежде чем вы начнете думать о производстве железа, прочтите эту краткую историю металлов, http://neon.mems.cmu.edu/cramb/Processing/history.html

Чтобы получить краткое описание железа в средние века, щелкните эту ссылку, чтобы прочитать эссе Гана по обработке железа, http://scholar.chem.nyu.edu/tekpages/ironworking.html

В дополнение к добыче железной руды для производства сельскохозяйственных и промышленных товаров, в Средневековье увеличилась добыча других металлов, включая серебро, свинец, медь, золото и антрацит.В период раннего и среднего средневековья горнодобывающая промышленность развивалась по образцу поместного земледелия. Семья горняков будет работать на пласте руды и получать процент от добытой руды. Тем, кто добывал драгоценную руду (серебро или золото), обычно платили рудой; После этого горняки могли продавать свою руду напрямую ювелиру или мастеру серебряных изделий. Как и в других областях ремесел, горнодобывающая промышленность пережила переходный период в период позднего средневековья. Из-за спроса на больше руды, особенно драгоценных металлов для монет, произошел переход от семейного ремесленного производства к «капиталоемкой отрасли с центральным управлением, в которой горняк был наемным работником Короны или ее арендаторов». (Claughton, 1997).По мере того, как руду становилось труднее добывать из земли, шахты становились все глубже. Это привело к использованию новых технологий в горнодобывающей промышленности. Одним из наиболее важных применений водяного колеса в XV веке было откачивание шахтных стволов. В классической книге по горному делу De re Metallica (опубликовано в 1556 г.) было показано множество насосов, цепей для ковшей и беговых дорожек. В любом случае к 1500 году производство чугуна в Европе составило 60 000 тонн (Gies & Gies, 1994). Это увеличение количества железа снизило его стоимость и в то же время увеличило количество доступных инструментов, особенно в сельском хозяйстве.

Имя исполнителя:

Готический Аноним

Даты художников:

(активен ок. 1150 — ок. 1500)

Название:

Шахтеры отправляют золото вверх.

Дата создания:

14 с

Национальность:

Немецкий

Стиль:

Готика

Средний:

Витраж

Оригинальный сайт:

Европа.

Репозиторий:

Фрайбург. Музей меха Фолькеркунде.

Правообладатель:

— Кэтлин Коэн

Регистрационный номер:

sci01063

Эти три очерка описывают добычу полезных ископаемых в Средневековье в Англии.

Соглашение на разработку серебряного рудника, 1180.Это основной источник из «Средневекового справочника», в котором обсуждается разделение прибыли на серебряных рудниках в Тулоне, http://www.fordham.edu/halsall/source/1180slvrmine.html.

Добыча серебра в Англии и Уэльсе, 1066-1500, http://www.exeter.ac.uk/~pfclaugh/mhinf/synopsis.htm

Средневековые серебряные рудники в Бер Феррерс, Девон, http://www.exeter.ac.uk/~pfclaugh/mhinf/medieval.htm

Ткачество и текстильная промышленность

Безусловно, работа в сельском хозяйстве была самой распространенной работой в средние века.Механизации, удобрения и других современных методов, которые мы принимаем как должное, практически не существовало. Чтобы производить пищу для общества, требовалось большое количество людей.

Сен-Пьер. Eve Spinning от Gothic Anonymous, 14 c, Лилль.
Музей религиозного искусства. Авторские права Кэтлин Коэн, SJSU, sci02092.

Из всех ремесел самое большое — суконное. И именно в производстве тканей первая индустриализация произошла в средние века.В средние века местом производства текстиля обычно было домашнее хозяйство, где мужчина был ткачом, а женщины готовили и пряли пряжу для ткацкого станка. Вся ткань ткалась вручную на ткацком станке, и наиболее распространенными материалами этого периода были шерсть, хлопок, шелк и лен. Каждый из этих материалов производился на собственном производстве, и для большинства из них требовалось участие более чем одного человека. Технология производства оставалась неизменной на протяжении длительного времени. Чтобы произвести шерсть, флис нужно было вымыть, а затем расчесать, чтобы удалить спутанные колтуны.Далее пряжу нужно было прядить веретеном. Вот описание этого процесса (взято из Gies & Gies, 1994)

«Держа в левой руке прялку, короткую раздвоенную палку, вокруг которой была намотана масса подготовленных сырых волокон, старая дева взяла некоторые волокна между пальцем и большим пальцем своей правой руки, скручивая их вместе, когда она их вытягивала. Когда полученная таким образом нить стала достаточно длинной, она заправила прялку под руку или за пояс и привязала нить скользящим узлом к ​​верхней части веретена, стержню в форме вершины с грузом в форме диска, прикрепленным к нижней части. чтобы увеличить вращение, и дал ему поворот.Подвешенный груз медленно протягивал волокна сквозь пальцы старой девы, в то время как вращение скручивало их вместе в пряжу. Процесс зависел от практических навыков старой девы в управлении высвобождением волокон. Вытащив еще волокон из прялки, она повторяла эту операцию, пока веретено не достигло пола, когда она подняла его и намотала на него пряжу. Когда веретено было заполнено, она свернула нить в шарик »(стр. 51)

Из-за того, что требовалось время, потребовалось много ручных прядильщиков, чтобы обеспечить одного ткача.И поначалу ткачество было трудным, потому что первые станки были вертикальными. К XII веку использовались горизонтальные ткацкие станки, которые позволяли ткачу сидеть во время работы (Gies & Gies, 1994). Эти ткацкие станки, скорее всего, были адаптацией более ранних шелковых ткацких станков, разработанных китайцами и переданных через торговцев. Щелкните эту ссылку, чтобы узнать больше о горизонтальном ткацком станке, http://scholar.chem.nyu.edu/tekpages/loom.html.

В Средневековье шерсть была доминирующим текстилем, а лен — следующим важным производимым текстилем.Лен — это особенно сложный в производстве готовый продукт. Лен получают из льна, растения, которое выращивали для производства материала с 3000 г. до н.э. Краткую историю и описание современного производства льна можно найти на http://www.decktowel.com/pages/linen-history. На этом сайте отмечается, насколько сложно сегодня производство льна; представьте, насколько трудоемким и трудоемким был этот процесс в эпоху немеханизированного средневековья.

Производство хлопка также стало результатом передачи технологий, на этот раз от мусульман.После завоевания мусульманами Испании и Сицилии новое мусульманское правительство развило широкое производство хлопка. В XII веке, когда Сицилия была отвоевана норманнами, знания о хлопковом ткачестве распространились на север Италии (Gies & Gies, 1984), а затем и на остальную Европу. Шелк, еще один важный текстиль, использовавшийся в средневековье, не производился в значительных количествах в Европе до гораздо более позднего времени (16 век). Небольшое количество было произведено в Италии (щелкните по этой ссылке, чтобы прочитать первоисточник, описывающий, как технология производства шелка была перенесена в Италию, Procopius: The Roman Silk Industry, http: // www.fordham.edu/halsall/source/550byzsilk.html). Но до позднего средневековья большая часть шелка импортировалась либо из Китая, либо из мусульман. Для получения дополнительной информации о передаче производства шелка щелкните ссылку http://scholar.chem.nyu.edu/tekpages/silk.html.

В период раннего и среднего средневековья в текстильной промышленности доминировали гильдии, как и в других ремеслах. Гильдия была объединением рабочих. Основная роль гильдии заключалась в регулировании своей торговли или ремесла.»Никто, кроме члена, не мог продавать в городе в розницу. Иностранный торговец должен был продавать гильдии, который затем перепродавал гражданам. В некоторых случаях иностранцам разрешалось продавать напрямую, но они должны были платить очень высокий налог на эту привилегию. Иностранные торговцы обычно ограничивались пребыванием в городе один год или меньше — они не могли открывать магазин на постоянной основе »(Knox, 1999)

Часто товары (будь то ткани или изделия из металла) продавались на рынках или ярмарках. Эта ссылка приведет вас к первоисточнику, каталогизированному Medieval Sourcebook.Щелкните ссылку, чтобы прочитать описание рынков и ярмарок (13 век). Умбер де Романс: На рынках и ярмарках , c. 1270, http://www.fordham.edu/halsall/source/1270romans.html.


Витраж в Нотр-Даме. Гильдия ткачей. Готический Аноним, 14 в, Франция. Самур-о-Оксуа, Кэтлин Коэн, frm08033

Первые гильдии были купеческими гильдиями в конце 11-го и 12-го веков. Эти гильдии состояли из всех ремесленников, купцов и торговцев в городе.По мере того, как ремесла начали развиваться и расти, гильдии торговцев обычно разделялись на гильдии ремесленников. Согласно Ноксу (1999), в Аугсбурге «было 17 гильдий в 1350 году, 38 гильдий к 1450 году и более 60 гильдий к 1550 году». В текстильной промышленности обычно существовали разные гильдии для разных этапов процесса текстильного производства: прядильщики, ткачи, фуллеры, красильщики и торговцы шерстью.

К 13 веку текстильная промышленность претерпела организационные изменения.Производство тканей стало организовываться по принципу «тушения». Впервые эти изменения были замечены во фламандской шерстяной промышленности, когда производство шерсти было перенесено из деревень в города долины Шельды. Эта система называется «вытесняющей» системой, потому что торговец тканями выполнял функции менеджера всего процесса. Раньше торговец тканями был посредником между ткачами и рынком. Теперь торговец тканями также выступал в роли посредника между ткачами и поставщиками шерсти (английскими овцеводами).Торговец тканями действовал как бригадир «фабрики» и, что более важно, он имел возможность экономически доминировать в суконной промышленности.


Торговля шерстью, несколько бобин для прядения,
Исаак Клас Суоненбург, 1614–1638, Лондонский исторический музей, tec01011, авторское право Кэтлин Коэн.

Еще одним ключевым нововведением 13 века стало появление в Европе прялки. «Великое колесо, или Джерси, появившееся около 1350 года, было первым усовершенствованием процесса прядения хлопка.Нить можно было крутить на колесе быстрее, чем с помощью традиционной прялки »(Hills, 1973, стр. 15). Последним техническим усовершенствованием в Средневековье прялки стало добавление педали, приводившей в движение колесо.

К 1400 году в текстильной промышленности начались новые изменения. Этим изменениям способствовали драматические социальные изменения, произошедшие за предыдущие сто лет. Из-за мира и всеобщего процветания в 13 веке Европа была перенаселена в первой половине 14 века.А в начале 13 века из-за плохой погоды, плохой урожай привел к массовому голоду в некоторых частях Европы. К этому добавился рост количества войн (например, Столетней войны) и смерть в результате войн. Проблема усугубляется тем, что Черная смерть (чума) поразила Европу в 1347–1349 годах. По оценкам историков, от четверти до половины населения Европы умерло в 14 веке.

Эти социальные события повлияли на экономическую жизнь. Например, когда Генрих III Англии боролся против Людовика IX Франции в Аквитании, «торговля между Англией и Францией была сильно затруднена.Цистерцианцы отказались от взносов в королевский доход, и поэтому Генрих запретил их прибыльную торговлю шерстью с континентом. В то время флорентийские и фламандские купцы были наиболее заинтересованы в покупке шерсти в Англии ». Чтобы прочитать это основное сообщение о влиянии войны на торговлю шерстью, щелкните по этой ссылке« Счета государственного вмешательства в торговлю », 1242–1244 гг. http://www.fordham.edu/halsall/source/1242tradeinterfer.html.

Спрашивается, как это сокращение населения помогло текстильной промышленности? Во-первых, из-за уменьшения населения земля подешевела.А более дешевая земля вызвала переход к овцеводству, особенно в Англии. (Помните, что англичане доминировали на рынке шерсти в Средневековье.) Это привело к развитию новой формы текстильного производства в Англии, где «овцеводческий землевладелец основал производство в своем собственном поместье, за пределами юрисдикции обоих городов. и правила гильдии »(Gies & Gies, 1994, p. 269). В Западной Европе система «тушения» заканчивалась и заменялась фабричным производством текстиля.Сначала рабочие обычно работали в своих домах, когда их навещали инспекторы. Позже рабочих перевели в централизованную «фабрику» или мастерскую, где регулировали продолжительность дня и объем работы. В любом случае, к концу средневековья была подготовлена ​​почва для тотальной индустриализации текстильной промышленности во время промышленной революции.

Строительство


Шартр. Западный фасад, готика, 1134-1220 гг., Фото принадлежит Кэтлин Коэн, frm03008.

Прежде чем начать обсуждение методов, используемых в средневековом строительстве, лучше всего понять социальную структуру того времени. Хотя средние века простирались примерно от 500 до 1500 года нашей эры, в распределении людей в Европе произошли изменения. Особенно важным социальным явлением в этот период времени был рост городов, а затем и городов. Краткое описание повседневной жизни средневековых городов можно прочитать на следующем веб-сайте http: // www.britainexpress.com/History/Townlife.htm.

Рост городов означал появление нового типа рабочих, и здесь ремесленники стали очень важными. После 1000 г. в Западной Европе началось возрождение торговли, и города стали хорошо подходить для размещения этих торговцев. Кроме того, с распространением тяжелого плуга (см. Раздел «Сельскохозяйственные орудия» выше) продуктивность сельского хозяйства увеличилась. Это означало, что были лишние сельскохозяйственные рабочие, которые теперь могли переехать в город и работать либо в торговле, либо на производстве.

Поскольку большая часть строительства в то время велась из дерева, столярные изделия были прибыльным делом. Плотники обычно создавали собственные гильдии. Чтобы гильдия была признана, обычно в ней должен был быть капитул из города, церкви или дворянина. Эта ссылка, «Коммуна Ричирцегхайде: дар плотникам», является переводом одного из таких грантов от 1180 года. Http://www.fordham.edu/halsall/source/1180carpentersguild.html

В это время есть несколько различных категорий построек.В этом разделе мы обсудим весь спектр строительства от крестьянского жилья до соборного строительства. Во всех сферах строительства в средние века произошли драматические изменения. Несколько примеров этих изменений обсуждаются в категориях ниже.

Крестьянские дома, http://scholar.chem.nyu.edu/tekpages/peasanthouses.html

Уичамстоу, саксонская деревня, http://www.regia.org/estate.htm

Ветряные мельницы, http://scholar.chem.nyu.edu/tekpages/windmills.html

Деревянная церковь, http: // whc.unesco.org/en/list/58

Заключение

Как мы видим из рассказов о различных технологиях, развитие и распространение технологии зависит не только от ее изобретения, но также от социального и культурного климата, в котором она была изобретена. Например, как обсуждалось выше, быстрое сокращение населения в 13 веке, например, привело к увеличению овцеводческих ферм, что привело к увеличению производства текстиля. Не все технологические изменения так легко отследить.Джеймс Берк в своей известной книге о технологиях и обществе сосредоточился на взаимосвязях. Как он говорит во введении: «Изменения почти всегда являются неожиданностью, потому что вещи не происходят по прямой линии. Связи устанавливаются случайно. Второе предположение о результате происшествия затруднено, потому что, когда люди или идеи объединяются в новом Таким образом, правила арифметики меняются так, что один плюс один внезапно дает 3. Это фундаментальный механизм нововведений, и когда это случается, результат всегда больше, чем сумма частей »(Burke, 1978, стр.vii).

Воздействие технологии на общество всегда неожиданно, потому что технологии редко являются «концом истории». Они ведут к новым технологиям — или новому использованию — или новым социальным моделям. Именно это взаимодействие технологий и общества на протяжении средневековья делает его таким интересным. К настоящему времени вы должны понять, почему старый термин «темные века» неуместен. Все основы нашего современного общества были заложены в средневековье, включая университеты, промышленную революцию и капиталистическую систему.

Но технологии развивались не только в Европе. Напротив, многие технологии явились результатом изобретений, которые были перенесены с Востока (из Китая, Индии и мусульманского мира). В следующих двух разделах мы обсудим вклад Китая и мусульманского мира в развитие технологий на Западе.

Ислам, Испания и история технологий

Вклад Китая в технологии

Главное меню

Список литературы

Берк, Дж.(1978). Соединения . Бостон: Little, Brown & Company.

Claughton, P. (1997). Добыча серебра в Англии и Уэльсе, 1066-1500 . http://www.exeter.ac.uk/~pfclaugh/mhinf/synopsis.htm

Gies, F., & Gies, J. (1994). Собор, кузница и водяное колесо л. Нью-Йорк: HarperCollins.

Хиллз, Р. Л. (1973). Ричард Аркрайт и прядение хлопка. Пионеры науки и открытий. Лондон: Priory Press Ltd.

Нокс, Э. Л. (1999). Средневековое общество г. http://members.aol.com/mcnelis/medsci_index.html

Лэнгдон, Дж. (1986). Лошади, быки и технические инновации . Кембридж. ISBN 0-521-26772 2

Макклеллан, Дж. Э. и Дорн, Х. (1999). Наука и технологии в мировой истории г. Балтимор, Мэриленд: Издательство Университета Джона Хопкинса.

Мамфорд, Л. (1986). Читатель Льюиса Мамфорда . Нью-Йорк: Книги Пантеона.

Росс, Ф.(1982). Кости, звезды и тачки оракула: древняя китайская наука и технологии . Нью-Йорк: Хоутон Миффлин.

Уайт, Л., младший, (1962). Средневековые технологии и социальные изменения . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Другие веб-ресурсы

Средневековый справочник, расположенный в Центре средневековых исследований Университета Фордхэма, включает тысячи источников, включая полные тексты статей, тексты законов, жизни святых, карты и другие источники, относящиеся к средневековью.http://www.fordham.edu/halsall/sbook.html

«Феодальная жизнь. Каково было жить в средние века», выставка, размещенная Корпорацией общественного вещания, http://www.learner.org/exhibits/middleages/feudal.html

Цикл лекций Линн Уайт из Канзасского университета о средневековой Европе. Следующие лекции имеют особое отношение к этому руководству.

Пять вкладов средневековья, http: // www.vlib.us/medieval/lectures/medieval_achievements.html

Расцвет торговли и городов, http://www.vlib.us/medieval/lectures/towns.html

Расцвет феодализма, http://www.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.