Основы палеонтологии заложил: кто заложил основы палеонтологии? — Школьные Знания.com

Содержание

Палеонтологический институт им. А.А.Борисяка

Современная палеонтология использует в своих исследованиях данные многих наук, участвует в мультидисциплинарных разработках разнообразных естественнонаучных проблем от вопросов происхождения жизни до экзобиологических исследований и сама ставит перед разными науками новые проблемы и задачи. Чтобы достичь этого уровня, палеонтология долгое время развивалась, постепенно инкорпорируя достижения и методы других наук и становясь все более востребованной самыми разными научными направлениями. В этом мировом процессе развития палеонтологии важная роль принадлежит отечественным научным учреждениям, прежде всего, Палеонтологическому институту им. А.А. Борисяка РАН.

Палеонтология очень рано проявила свой междисциплинарный характер. Изучая органический мир прошлого и будучи фундаментальной биологической наукой, палеонтология оказалась очень важной и для геологии. После того как работами У. Смита, Ж. Кювье и других исследователей была показана важность фоссилий для стратиграфии, палеонтология за несколько десятилетий сформировала обширный и точный инструментарий идентификации ископаемых остатков организмов для нужд геологического датирования. Тем самым палеонтология стала научной базой прикладных и теоретических геологических исследований, бывших основой развития производительных сил. В связи с этим многократно выросли финансирование и масштабы палеонтологических исследований. Палеонтологи работали тогда в основном в геологических организациях и были специалистами не по конкретным группам организмов, а по фаунам или флорам определенных геологических слоев. Ситуация стала меняться после распространения учения Ч. Дарвина, который придавал палеонтологии огромнейшее значение для разработки теории эволюции. В это время начинает формироваться эволюционная палеонтология, становление которой в России связывается с именем В.О. Ковалевского.

Решительный поворот палеонтологических исследований в сторону биологии связан с именем академика Алексея Алексеевича Борисяка – создателя и главы отечественной научной школы палеонтологии позвоночных, члена Президиума АН СССР, академика-секретаря Отделения физико-химических наук АН СССР, заместителя академика-секретаря Отделения биологических наук АН СССР, члена-учредителя Русского палеонтологического общества, основателя и руководителя Кафедры палеонтологии на Геолого-почвенном факультете Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, создателя и первого директора Палеонтологического института АН СССР (рис. 1). 26 февраля 2008 г. Палеонтологическому институту Российской академии наук было присвоено имя А.А. Борисяка.

Академик А.А. Борисяк был не только талантливым палеонтологом, но и выдающимся геологом и биологом. Последние 15 лет своей жизни он целиком посвятил созданию отечественной эволюционной палеонтологии. Как можно заключить из его переписки военного времени, А.А. Борисяк уже в годы Великой Отечественной войны сформулировал многие направления современных исследований в палеонтологии. Фактически, А.А. Борисяк заложил основы той современной фундаментальной естественноисторической науки, которую в настоящее время с полным правом можно назвать «интегративной палеонтологией», подразумевая под интегративностью (от лат. integer – целый, целостный), прежде всего, ее междисциплинарность и мультидисциплинарность. Современная палеонтология использует в своих исследованиях подходы и методы многих отраслей знания – общей биологии, зоологии, ботаники, микробиологии, экологии, физиологии, биохимии, генетики, молекулярной биологии, почвоведения, геологии, геохимии, археологии, астрономии… В свою очередь, все эти науки опираются на данные палеонтологии там, где они касаются эволюционной составляющей соответствующего предмета изучения и реконструкции событий геологического прошлого. И действительно, только палеонтология может проверить все модели развития, основанные на изучении современного материала, располагая их в реальном геологическом времени. Палеонтологический институт им. А.А. Борисяка РАН – это единственное в России специализированное научное учреждение, комплексно занимающееся изучением морфологии, систематики и филогении ископаемых организмов, закономерностей эволюционных процессов, формирования  и развития экосистем и биосферы в целом.

 

Палеонтологический институт им. А.А. Борисяка РАН

Палеозоологический институт был организован в 1930 г. в составе Отделения биологических наук АН СССР. Мысль о его создании сформировалась у А.А.Борисяка и академика П.П.Сушкина еще в 1920-е годы, когда палеонтологические работы в Академии наук концентрировались в Геологическом музее. А.А.Борисяк понимал, что палеонтология, хотя и родилась в недрах геологического знания, может стать самостоятельной фундаментальной наукой лишь как биологическая дисциплина.

На первом этапе основными направлениями работы нового института были исследования систематического состава вымерших групп организмов, выявление на этой основе их филогении, изучение эволюции организмов в связи с изменениями окружающей среды. С тех пор структура института организована по систематическому принципу.

В 1934 г., когда в академии утвердилась тенденция укрупнения учреждений, Палеозоологический институт был включен в состав Института эволюционной морфологии и палеозоологии, директором которого назначили академика А.Н.Северцова, а его заместителем – академика А.А.Борисяка. Но уже в 1936 г. встал вопрос о разделении этого учреждения на самостоятельные институты, что и было сделано с согласия Общего собрания АН СССР. Так второй раз родился теперь уже Палеонтологический институт (ПИН).

Штат института тогда включал 16 научных и 13 научно- технических сотрудников. Кроме А.А.Борисяка, среди них были такие известные ученые, как Р.Ф.Геккер, Ю.А.Орлов, А.В.Мартынов, И.А.Ефремов, Т.Г.Сарычева, Д.В.Обручев, Е.И.Беляева, В.В.Меннер, Е.А.Иванова, Е.Д.Сошкина. Вскоре в институт пришли М.И.Шульга- Нестеренко, А.П.Быстров, В.Е.Руженцев, Е.Э.Беккер- Мигдисова, Р.Л.Мерклин, К.К.Флеров, О.М.Мартынова и другие. Вокруг крупных фигур начали складываться научные школы по изучению ископаемых млекопитающих, амфибий и рептилий, насекомых, брахиопод, мшанок, кораллов, аммонитов, а также палеоэкологическая. Институт проводил многочисленные экспедиции, организовывал совещания, издавал «Палеонтологическое обозрение» и «Палеонтологию СССР».

Ключевым моментом в истории института стало открытие в 1937 г. Палеонтологического музея в одном из зданий Нескучного дворца на Большой Калужской улице, приуроченное к XVII сессии Международного геологического конгресса в Москве. Бывшую конюшню за год спешно переоборудовали под палеонтологическую экспозицию. Над ее созданием работали А.А.Борисяк, Ю.А.Орлов и И.А.Ефремов. Уже тогда ими были заложены основные экспозиционные и дидактические идеи, реализованные много позже в полном объеме в новом здании Палеонтологического музея на Профсоюзной, 123.

С первых дней Великой Отечественной войны многие сотрудники института органично переключились на решение производственных геологических задач, связанных с нуждами страны. Они работали в составе экспедиций, которые исследовали потенциально нефтеносные отложения и вели поиск полезных ископаемых, включая строительные материалы. Огромная работа была проделана по сохранению и эвакуации накопленных к тому времени ценнейших коллекций института и экспозиции музея. Основной груз организации и осуществления этого дела взяла на себя Е.А.Иванова. В Москве оставшиеся коллекции и имущество сохранили в годы войны Т.А.Добролюбова и Н.В.Кабакович с несколькими пожарниками. Наиболее ценные материалы временно были перевезены во Фрунзе (теперь Бишкек), где в конце 1942 г. собралась часть сотрудников во главе с А.А.Борисяком, несколько сотрудников института оказались в Алма-Ате.

Научные исследования не прерывались и в эвакуации. Летом 1942 и 1943 гг. были проведены небольшие экспедиции по мезозойским и кайнозойским местонахождениям Казахстана и Киргизии. Именно в эвакуации А.А.Борисяк подготовил и опубликовал «Обзор местонахождений наземных млекопитающих СССР» (1943), трудился над книгой «Основные проблемы эволюционной палеонтологии» (издана в 1947 г.). Во Фрунзе в институте начал работать член- корреспондент АН СССР А.Г.Вологдин, который тогда же впервые исследовал древнейшие ископаемые микрофоссилии.

В 1943 г. коллекции института возвратились в Москву. Экспозиция музея была быстро восстановлена и уже в ноябре 1944 г. открыта. Но произошло это уже после смерти в феврале 1944 г. академика А.А.Борисяка. В 1945 г. заведующим музеем стал профессор К.К.Флеров – не только крупный ученый, но и выдающийся художник- анималист, произведения которого украшают в наши дни залы Палеонтологического музея РАН и других музеев. Он занимал этот пост до 1973 г.

С 1944 по 1966 г. институтом руководил академик Ю.А.Орлов. С самого начала он активно продвигал проект нового Палеонтологического музея. Воистину это стало делом его жизни, завершившимся в год кончины Ю.А.Орлова правительственным решением о строительстве такого музея. Ныне музей по праву носит его имя.

Два первых послевоенных десятилетия отмечены в деятельности Палеонтологического института масштабными экспедиционными работами. Беспрецедентной по полученным результатам оказалась Монгольская палеонтологическая экспедиция АН СССР (1946-1949) под руководством Ю.А.Орлова и И.А.Ефремова. В 1959-1960 гг. успешно работала Советско- Китайская палеонтологическая экспедиция под руководством А.К.Рождественского, но из-за охлаждения межгосударственных отношений она, к сожалению, дальнейшего развития не получила. Были проведены крупные раскопки четвертичных, неогеновых и палеогеновых позвоночных в Молдавии, Предкавказье, Казахстане, в республиках Средней Азии (Е.И.Беляева, А.Я.Година, И.А.Дуброво, Б.А.Трофимов) и пермских позвоночных в Приуралье (П.К.Чудинов).

Исключительные результаты дали палеоэкологические исследования палеогена Ферганы и карбона Московского бассейна (Р.Ф.Геккер, А.И.Осипова, Т.Н.Бельская, Т.Г.Сарычева, А.Н.Сокольская, Е.А.Иванова и др.). Были собраны богатейшие коллекции ископаемых насекомых мезозоя в Сибири, Казахстане и Киргизии (А.Г.Шаров, А.Г.Пономаренко, А.П.Расницын), аммоноидей карбона на Южном Урале (В.Е.Руженцев, Б.И.Богословский, М.Ф.Богословская), ордовикских и силурийских мшанок (Г.Г.Астрова), палеозойских бесчелюстных, панцирных и кистеперых рыб в Европейской части СССР и в Сибири (Л.И.Новицкая, Э.И.Воробьева), неогена и палеогена на Кавказе и в Средней Азии (П.Г.Данильченко). Экспедиционные исследования в те годы охватили всю территорию Союза. Сбор, описание и систематическое изучение коллекций создали прочную базу для будущих фундаментальных исследований филогении отдельных групп и основных закономерностей развития органического мира.

В этот период в институте сформировались палеонтологи высокого профессионального уровня, имевшие хорошие связи со смежными специалистами в других учреждениях биологического и геологического профиля, что позволило Ю.А.Орлову приступить к созданию многотомного справочника «Основы палеонтологии». Работа над ним началась в 1953 г., и за семь лет (1958-1964) вышли 15 томов, охватившие мировые данные по всем известным группам ископаемых организмов. В 1967 г. главные редакторы «Основ палеонтологии» – Ю.А.Орлов, Б.П.Марковский, Б.С.Соколов и В.Е.Руженцев – были удостоены Ленинской премии.

С этого времени институт естественным образом стал головным учреждением по палеонтологическим проблемам в нашей стране. Организационно эта деятельность была оформлена созданием в 1963 г. Научного совета по проблеме «Пути и закономерности исторического развития животных и растительных организмов» при Отделении биологических наук АН СССР (сейчас «Научный совета по проблемам палеобиологии и эволюции органического мира») при Отделении биологических наук РАН). В настоящее время Совет возглавляет академик  А.Ю.Розанов, его заместителями являются академик Э.И.Воробьева и профессор А.П.Расницын; ученый секретарь Совета — Н.В.Сердюк. Кроме ПИНа в работе Совета принимают участие отдельные лаборатории Института проблем экологии и эволюции РАН, НИИ и Музея антропологии МГУ, Института микробиологии РАН, Зоологического института РАН, Ботанического института РАН, Биолого-почвенного института ДВО РАН и других учреждений.

В 1959 г. Ю.А.Орлов добился решения об издании специального «Палеонтологического журнала», который не только стал местом публикации новых сведений о разнообразных организмах прошлого, но и помог выработать строгий и четкий стиль палеонтологических описаний (благодаря усилиям главного редактора В.Е.Руженцева). Журнал способствовал повышению уровня палеонтологических исследований, как в Академии наук, так и во всех ведомствах, где работали палеонтологи. Знаменательно, что вскоре после появления журнал получил известность и завоевал авторитет за рубежом и с 1967 г. переводится на английский язык. За прошедшие годы должность главного редактора последовательно занимали: Ю.А.Орлов (1959-1966), В.Е.Руженцев (1967-1978), Л.П.Татаринов (1978-1988), И.С.Барсков (1988-1994), Л.П.Татаринов (1994-2000), А.Ю.Розанов – с 2001.

С 1966 по 1975 г. институтом руководил Н.Н.Крамаренко, с 1975 по 1992 г. – академик Л.П.Татаринов. В 1969 г. началась деятельность Совместной Советско- монгольской палеонтологической экспедиции – крупнейшей в истории палеонтологических исследований. Ежегодно в ней участвовали до 80 монгольских и советских специалистов. К 90-м годам было опубликовано более 200 монографий, создан новый Палеонтологический музей, первые два зала которого приняли посетителей во время работы XXVII сессии Международного геологического конгресса в Москве в 1984 г. Полностью музей был открыт в конце 1987 г. и постепенно превратился в центр образовательного и естественно- научного просвещения общегосударственного уровня.

К 1970-м гг. Палеонтологический институт на мировом уровне провел изучение наиболее важных групп ископаемых в своей «зоне ответственности» – на всей территории Советского Союза. В дополнение к этому было опубликовано множество работ по палеонтологии Монголии, Ирана, Польши, Канады, США, Австралии и других стран. По многим направлениям институт стал несомненным мировым лидером, например, организовав лабораторию палеоэнтомологии (почти 40 лет ею руководил профессор Б.Б. Родендорф, основатель московской школы палеоэнтомологов), которая уже многие десятилетия является мировым флагманом исследований ископаемых насекомых и других членистоногих. Профессор Р.Ф. Геккер стал общепризнанным основателем палеоэкологии. Профессор И.А. Ефремов основал новое направление в палеонтологии – тафономию, науку о закономерностях захоронения ископаемых остатков организмов.

Сложились признанные во всем мире научные школы по изучению групп ископаемых организмов, наиболее важных для биостратиграфии и исследования эволюционных процессов: археоциат (А.Г. Вологдин, А.Ю. Розанов), головоногих (В.Е. Руженцев, В.Н. Шиманский), мшанок (М.И. Шульга-Нестеренко, Г.Г. Астрова, И.П. Морозова), брахиопод (Е.А. Иванова, Т.Г. Сарычева, Г.А. Афанасьева), рыб и рыбообразных (Д.В. Обручев), наземных позвоночных (Ю.А. Орлов, И.А. Ефремов, Л.П. Татаринов, К.К. Флёров, В.И. Громова).

В настоящее время в институте работают около 100 научных сотрудников, включая 30 докторов наук, трех членов-корреспондентов и четырех действительных членов РАН. Главными в деятельности института всегда были систематические исследования, направленные на изучение и описание биологического разнообразия прошлого и служащие базой для всех других работ. Большое внимание в институте уделяется изучению различных биот в ключевые моменты их развития. С 1961 г. (с 1977 г. в ПИН) научная школа академика А.Ю. Розанова проводит уникальные исследования древнейших скелетных организмов на материалах Сибири, Монголии, США, Канады и Австралии. Эти исследования выявили параллельное появление скелета во многих группах организмов в раннем кембрии и показали вероятный центр происхождения ряда высших таксонов в кембрии Сибири. Детальное изучение раннекембрийской скелетной фауны позволило провести биостратиграфическое расчленение нижнего кембрия Сибири и выявить здесь стратотипические разрезы для международной шкалы.

Тонкие биостратиграфические изыскания, базой для которых являются фундаментальные палеонтологические исследования, ведутся сотрудниками многих лабораторий института в разных регионах и на разных отложениях, но следует особо выделить деятельность лаборатории протистов во главе с профессором А.С. Алексеевым, которая привела к утверждению российских ярусов каменноугольной системы в качестве подразделений международной стратиграфической шкалы.

Одним из бурно развивающихся сейчас в институте крупных направлений, имеющих общебиологическое значение, является палеонтология докембрия, изучающая древнейшие этапы формирования разнообразия органического мира в архее и протерозое (примерно 7/8 длительности истории Земли). Позднепротерозойский этап, соответствующий выделенной академиком Б.С. Соколовым вендской системе и связанный преимущественно с исследованием ставшей знаменитой беломорской биоты, изучается в институте с 1970-х гг. группой исследователей научной школы академиков Б.С. Соколова и М.А. Федонкина.

Изучение более древних организмов связано, прежде всего, с созданием в 1990-е гг. академиками Г.А. Заварзиным и А.Ю. Розановым в Палеонтологическом институте нового научного направления по комплексному изучению ископаемых бактерий – бактериальной палеонтологии. Это одно из самых мультидисциплинарных направлений современной палеонтологии, наиболее ярко демонстрирующее ее интегративный характер. Исследование древнейших метаморфизованных осадочных отложений методами бактериальной палеонтологии в сочетании с геохимическими методами позволяет реконструировать условия существования земной биосферы с момента сохранения ископаемых остатков организмов в геологической летописи (3.8 млрд. лет назад) и подходить к изучению проблем появления жизни на нашей планете. Интенсивное развитие бактериальной палеонтологии сделало возможным методологически
и методически достоверное изучение бактериоморфных структур и в метеоритном веществе, что внесло существенный вклад в развитие экзобиологической части программы российско-американского сотрудничества в области космической биологии и медицины. Решением Президиума РАН в Палеонтологическом институте была образована межинститутская лаборатория бактериальной палеонтологии земных и внеземных объектов. В последние годы Палеонтологический институт стал площадкой, объединившей ученых многих специальностей
для обсуждения проблем происхождения и становления жизни в самых различных аспектах и с самых разных позиций – астрофизических, астрохимических, геологических, геохимических, биохимических, микробиологических, физиологических, эволюционно-биологических, экологических и др. Начавшись с междисциплинарных коллоквиумов в начале 2000-х гг., это обсуждение продолжилось получившим большой резонанс рабочим совещанием в 2008 г.
и будет развиваться далее, в том числе под эгидой Научного совета по астробиологии, созданного при Президиуме РАН в конце 2010 г. и возглавленного академиком А.Ю. Розановым.

В русле российской традиции междисциплинарных биосферных исследований, восходящей к работам академика В.И. Вернадского, в институте многие годы изучается эволюция сообществ вымерших организмов и биосферы в целом. Одним из новых мультидисциплинарных направлений в этой области является изучение истории формирования современной биоты, включающее вопросы становления человека, которое проводится группой профессора А.К. Агаджаняна в содружестве с ведущими отечественными антропологами и археологами. Изучение симптоматики биосферных кризисов, начатое А.С. Раутианом, дает возможности для выработки научного обоснования стратегии действий человечества в условиях экологических кризисов и катастроф.

Палеонтология дала неоценимый материал для разработки теоретических аспектов биологии, и, прежде всего, теории эволюции. В Палеонтологическом институте на ископаемых материалах развивается ряд аспектов эволюционной теории. Один из фундаментальных результатов в этой области связан с разработкой М.А. Шишкиным эпигенетической теории эволюции, опирающейся на учение И.И. Шмальгаузена – К. Уоддингтона о стабилизирующем (канализирующем) отборе. В противоположность неодарвинизму эта теория рассматривает эволюцию как результат репарации устойчивости целостных систем индивидуального развития. Развитию теории в большой мере способствовали и исследования профессора А.П. Расницына. В работах профессора В.А. Красилова выдвинут ряд гипотез о движущих силах биологического прогресса, природе модификационной изменчивости, механизмах видообразования и причинах вымирания видов, развиты новые представления об эволюции земной коры и биосферы, предложена новая модель экосистемной эволюции. После того как академик Л.П. Татаринов описал эффект «маммализации» у высших представителей зверообразных рептилий, на разных группах ископаемых организмов (кистеперые рыбы, амфибии, рептилии, птицы, млекопитающие, членистоногие, покрытосеменные растения) было показано, что переходы на более высокие морфофизиологические уровни в эволюции происходили мозаично и параллельно на базе исходной организации, черты которой сохранялись долгое время у представителей новой группы. Важные результаты по процессу «артроподизации» предшественников членистоногих получил А.Г. Пономаренко. Подобные «маммализации» и «артроподизации»
явления тесно связаны с проблемой происхождения высших таксонов и становления их планов строения. На примере иглокожих члену-корреспонденту РАН С.В. Рожнову удалось связать эту проблему с явлением «архаического многообразия» и показать, что планы строения высших таксонов формируются комбинированием ранее возникших признаков с помощью гетерохроний – смещения времени развития признаков в онтогенезе.

Исследования по эволюционной морфологии, продолжающие работы профессора В.Е. Руженцева, ведутся в лаборатории моллюсков под руководством профессора Т.Б. Леоновой. Профессор Л.А. Невесская, выдающийся специалист по двустворчатым моллюскам и стратиграфии кайнозоя, внесла большой вклад в изучение закономерностей развития бентосных организмов и разработку теоретических основ палеоэкологии, фундамент которой заложил профессор Р.Ф. Геккер. С.В. Попов с коллегами ведет комплексные палеобиогеографические исследования с привлечением обширных геологических данных и сведений по распространению разных групп морских и наземных организмов.

Созданная А.А. Борисяком пиновская научная школа палеонтологии позвоночных многие годы занимает ведущие мировые позиции в изучении ископаемых тетрапод, рыб и бесчелюстных. Профессор Л.И. Новицкая, исследуя ископаемых бесчелюстных как фундамент всей последующей эволюции позвоночных, обосновала филогенетическое сближение низших челюстноротых с группой агнат, включающей гетеростраков и телодонтов. Академик Э.И. Воробьёва, возглавляя широкое изучение эволюционной морфологии, уделяет особое внимание изучению закономерностей морфологических преобразований при выходе позвоночных на сушу. Работы М.Ф. Ивахненко по амфибиям, парарептилиям и зверообразным позволили существенно изменить представления о систематике и филогении этих групп и показали тесную связь эволюции жизненных форм позднепалеозойских тетрапод с достижением определенных морфофизиологических уровней в результате прогрессивной морфологической эволюции. Профессором Е.Н. Курочкиным разработана филогения класса птиц, выдвинута новая компромиссная и системная гипотеза происхождения полета у птиц и тероподных динозавров. Член-корреспондент РАН А.В. Лопатин на материалах по мезозойским млекопитающим России и Монголии выявил древнейшие эволюционные преобразования на пути к формированию ключевых морфологических признаков, свойственных сумчатым и плацентарным.

В связи с интегративным характером проводимых исследований Палеонтологический институт стал ведущим учреждением по программе Президиума РАН «Проблемы происхождения жизни и становления биосферы», которая охватывает работу более 20 институтов, обеспечивая платформу для междисциплинарного творческого общения геологов, палеонтологов, химиков, генетиков, специалистов в области молекулярной биологии и биохимии, экологов, микробиологов, археологов и других специалистов.

В широком понимании интегративная палеонтология охватывает все проблемы общей биологии во всей исторической протяженности. Очевидно, весь спектр проблем и направлений современной палеонтологии невозможно охватить сотней научных сотрудников института. Поэтому в институте имеется определенный, предпочтительный по важности задач, постоянный набор разрабатываемых направлений, а очень многие иные исследования ведутся в тесном сотрудничестве с другими учреждениями, как отечественными, так и зарубежными. Благодаря большому числу и высокой профессиональной квалификации таких партнеров в различных областях науки, масштаб деятельности института и ее результатов увеличивается многократно.

КОВАЛЕВСКИЙ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 14. Москва, 2009, стр. 374

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Э. И. Колчинский

КОВАЛЕ́ВСКИЙ Вла­ди­мир Онуф­рие­вич [2(14).8.1842, дер. Шус­тян­ка Ди­на­бург­ско­го у. Ви­теб­ской губ. – 15(27).4.1883, Мо­ск­ва], рос. па­лео­нто­лог, кни­го­из­да­тель и пе­ре­во­дчик. Брат А. О. Ко­ва­лев­ско­го, муж С. В. Ко­ва­лев­ской. С 1851 в С.-Пе­тер­бур­ге, по окон­ча­нии Уч-ща пра­во­ве­де­ния (1861) за­чис­лен в Деп-т ге­раль­ди­ки Се­на­та. С 1861 жил в Ев­ро­пе, изу­чал юрис­пру­ден­цию в Гер­ма­нии, Фран­ции и Ве­ли­ко­бри­та­нии; устано­вил кон­так­ты с рус. эмиг­ран­та­ми, был учи­те­лем до­че­ри А. И. Гер­це­на. Уча­ст­во­вал в Поль­ском вос­ста­нии 1863; в том же го­ду вер­нул­ся в Рос­сию. Пе­ре­во­дил и из­да­вал на­уч. лит-ру по разл. раз­де­лам есте­ст­во­зна­ния, а так­же по ис­то­рии, со­цио­ло­гии, пси­хо­ло­гии, ме­ди­ци­не. Из­да­тель книг Ч. Лай­е­ля, Т. Гекс­ли, Ч. Дар­ви­на (кни­ги по­след­не­го пуб­ли­ко­ва­лись в Рос­сии рань­ше, чем в Лон­до­не). В 1868 окон­ча­тель­но от­ка­зал­ся от карь­е­ры юри­ста и ув­лёк­ся па­лео­нто­ло­ги­ей. В 1869–1874 изу­чал па­лео­нто­ло­гич. кол­лек­ции в Зап. Ев­ро­пе, опуб­ли­ко­вал клас­сич. мо­но­гра­фии по ис­ко­пае­мым мле­ко­пи­таю­щим, в т. ч. зна­ме­ни­тые тру­ды об эво­лю­ции ко­пыт­ных; ав­тор од­ной из пер­вых фи­ло­ге­ний ло­ша­ди, до­ка­зал её адап­тив­ный ха­рак­тер. В 1875 за­щи­тил ма­ги­стер­скую дис­сер­та­цию в С.-Пе­терб. ун-те по ан­хи­те­рии (па­лео­нто­ло­гия ло­ша­ди). В ко­рот­кое вре­мя стал ос­но­ва­те­лем и ли­де­ром эво­лю­ци­он­ной па­лео­нто­ло­гии. Вы­ну­ж­ден­но во­зоб­но­вил из­да­тель­скую дея­тель­ность в С.-Пе­тер­бур­ге и Мо­ск­ве. В 1880 из­бран до­цен­том Моск. ун-та. В том же го­ду стал ди­рек­то­ром неф­тя­ной фир­мы, ра­зо­ре­ние ко­то­рой при­ве­ло К. к са­мо­убий­ст­ву. К. за­ло­жил ос­но­вы эво­лю­ци­он­ной па­лео­нто­ло­гии и па­лео­эко­ло­гии, впер­вые ос­ве­тил во­прос о зоо­гео­гра­фич. про­вин­ци­ях верх­ней юры и ниж­не­го ме­ла, дал их па­лео­гео­гра­фич. кар­ты, ввёл в эво­лю­ци­он­ную тео­рию ряд по­ня­тий (в т. ч. «ина­дап­тив­ная эво­лю­ция», «адап­тив­ная ра­диа­ция», «куль­ми­ни­ро­ва­ние»).

On the road towards integrative paleontology. On the 80th anniversary of the Borisyak Paleontological Institute, RAS [In Russian] / На пути к интегративной палеонтологии. К 80-летию Палеонтологического института им. А.А. Борисяка РАН

935

ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 80 № 10 2010

с которыми Палеонтологический институт РАН

связывают совместные работы, – Кембриджский

университет, Смитсоновский институт, Британ-

ский музей, Национальный музей естественной

истории Франции, Институт палеобиологии Поль-

ской академии наук, Нанкинский университет в

Китае, Университет Монаш в Мельбурне, НАСА

и др. Общие работы по изучению биологического

разнообразия, филогении, систематики орга-

низмов и истории развития биосферы ведутся

с институтами Российской академии наук, её

отделений и научных центров.

Подготовка современного специалиста-

палеонтолога – «штучная» работа, поскольку

высокопрофессиональный палеонтолог должен

хорошо разбираться в вопросах геологии и

биологии, уметь пользоваться современными

приборами, иметь навыки экспедиционных и

лабораторных работ, досконально знать «свою»

группу организмов и иметь чёткое представление

о других. Хороший специалист часто начинает

свой путь в науке со школьных или ранних сту-

денческих лет, поэтому институт уделяет серьёзное

внимание работе со студентами и школьниками.

Одни из главных условий профессионализма –

это персональная увлечённость и коллективная

вовлечённость. Палеонтологический институт

тесно сотрудничает с Московским государ-

ственным университетом, выпускники которо-

го составляют кадровый костяк института. В

2009 г. в институте в качестве особого подраз-

деления создан Научно-образовательный центр

палеонтологии и биостратиграфии, объединив-

ший работу всех институтских образовательных

структур: аспирантуры, филиала кафедры па-

леонтологии геологического факультета МГУ,

палеонтологического кружка. В этом центре

ведущие сотрудники института и приглашённые

специалисты читают лекции и проводят семи-

нары по актуальным проблемам палеонтологии

для студентов, аспирантов и молодых учёных.

С 2004 г. на базе института ежегодно проводится

всероссийская научная школа «Современная па-

леонтология: классические и новейшие методы».

За шесть лет в деятельность школы вовлечены

восемь стран (Россия, Азербайджан, Украина,

Беларусь, Узбекистан, Китай, Франция, США),

более 30 городов, свыше 60 научных организа-

ций; общее число молодых участников превы-

сило 200.

Следует подчеркнуть, что основой всех работ

Палеонтологического института остаются бо-

гатейшие коллекции ископаемых и некоторых

групп современных организмов, накопленные

трудом нескольких поколений учёных. Кабинетом

научной организации фондов и лабораториями

зарегистрировано более 5000 коллекций и свыше

миллиона остатков ископаемых организмов – это

одно из крупнейших в мире собраний. Его со-

хранение, бережное использование и приумно-

жение – задача института и важнейшая гарантия

его дальнейшего развития.

* * *

Палеонтологические исследования последних

десятилетий дали множество ярких находок и

открытий и коренным образом изменили пред-

ставления о двух важнейших научных проблемах.

Во-первых, в результате интенсивного изучения

докембрия стало ясно, что высокоорганизованные

формы жизни появились гораздо раньше, чем

считалось. Во-вторых, изучение исторических

закономерностей эволюции биосферы на палеон-

тологическом материале показало, что биосфера

является хорошо сбалансированной, развиваю-

щейся, саморегулирующейся системой, устойчи-

вой ко всем внешним возмущениям за почти

4 млрд. лет своего существования. Изучение зако-

номерностей экосистемных перестроек, особенно

в кризисные эпохи геологического прошлого,

может дать научные основания для выработки

экологической стратегии действий человечества

в условиях антропогенного кризиса.

Практическая палеонтология, необходимая для

стратиграфических работ, продолжает совершен-

ствоваться. Игнорирование палеонтологических

данных, например, при поисках углеводородов,

газо- и нефтеразведке, на 20 % удорожает стои-

мость этой деятельности, в особенности затраты

на бурение. Между тем годовой бюджет Пале-

онтологического института равен содержанию

всего лишь одной буровой скважины, так что

при учёте палеонтологических данных экономия

позволила бы оплачивать работы десятка таких

институтов.

Таким образом, со времени своего создания

Палеонтологический институт в мировом раз-

витии интегративной палеонтологии обеспе-

чил описание палеобиоразнообразия наиболее

важных групп и изучение основанной на них

биостратиграфии на 1/6 части суши, основал

такие новые направления, как палеоэкология,

тафономия, палеоневрология и бактериальная

палеонтология, стал лидером в изучении докем-

брийской биосферы, эволюционной морфологии

и эволюционной биологии в целом. В наши дни

институт активно участвует в разработке проблем

астробиологии, молекулярной палеонтологии и

эволюционной биологии развития. Анализируя

тенденции современной палеонтологии, можно

прогнозировать, что наряду с интенсивным уве-

личением знаний в традиционных областях будут

активно развиваться направления, появившиеся в

конце прошлого века: палеонтология докембрия,

палеобиогеохимия, учение об эволюции экоси-

НА ПУТИ К ИНТЕГРАТИВНОЙ ПАЛЕОНТОЛОГИИ

Как ученые воссоздают облик древних животных

Введение

Откуда мы знаем, как выглядели древние животные? Вот серьезно, кто из вас видел вживую трицератопса или мегалодона? В объективной реальности, данной нам, как известно, в ощущениях, от трицератопса есть только окаменевшие скелеты разной степени сохранности. От мегалодона и того меньше. Что неизбежно подводит нас к простой мысли: все палеонтологические реконструкции не более чем фантазии художника. Захотел – игуанодона на четыре лапы поставил, захотел, брахиозавра по шею в воде нарисовал. Ему можно, он художник, он так видит.

А тут еще, в 2012 году, вышла книга «All Yesterdays: Unique and Speculative Views of Dinosaurs and Other Prehistoric Animals», в которой наглядно показано, какими бы монструозными изображались современные животные, реконструируй их палеонтологи на основе окаменелостей. Автор книги палеонтолог, Даррен Нейш, специалист по зоологии тетрапод. Кому как не ему знать внутреннюю кухню науки о древних формах жизни. Получается, даже сами палеонтологи признают: всех этих -завров и -донтов мы представляем неправильно. И вообще, если на 100% никто ничего о прошлом не знает, то как можно говорить о какой-то «правильности»?

Оказывается, можно. Дело в том, что противопоставление «знаем на 100%, либо не знаем ничего» в корне неверно. Только ситхи все возводят в абсолют. Настоящий ученый знает, что построенная им научная модель содержит целую палитру вероятностей, от твердо установленных фактов до гипотез и шатких предположений. Такой моделью является, например, описание условного тираннозавра, от строения скелета до способа передвижения и образа жизни. А если есть описание, найдется и тот, кто сделает на его основе изображение.

Палеоарт – внешняя сторона палеонтологической реконструкции. К нему относятся изображения вымерших живых организмов, экосистем и ландшафтов, выполненные разными способами: картины, скульптуры, макеты, компьютерные модели, анимационные фильмы и т.д. Это особый жанр творчества на стыке науки и искусства. Если задача ученого – создать модель, описывающую все того же тираннозавра, то задача палеохудожника эту модель визуализировать.

За 150 лет, прошедших с момента открытия тираннозавра, представления о нем менялись раза три или четыре. Но не потому, что ученым скучно, а потому, что появлялся новый фактический материал, менялись методы изучения окаменелостей, представления о физиологии динозавров, развивалась биомеханика – и все это позволяло создавать новые, более точные модели. А вслед за моделями менялись и изображения.

И вот уже тираннозавр не волочит хвост, а гордо держит его параллельно земле. Все старые картинки приходится складывать в архив, доставать краски, глину для скульптуры, пластик, металлический каркас, подключать специалистов по компьютерным спецэффектам – и создавать новый образ, с которым тираннозавр войдет в массовую культуру.

Чтобы понять, как эволюционировали подходы к реконструкции и опирающийся на них научный палеоарт, отправляемся в прошлое, к истокам палеонтологии!

Дайте мне одну кость, и я определю внешний вид животного

Идея восстановить облик животного по его бренным останкам не нова и возникает, видимо, еще в каменном веке. Сложно сказать, что думали первобытные люди, находя скелет динозавра. А вот их потомки, начиная с античности, уже оставили на этот счет письменные источники.

Тенденций во все времена было две: окаменелости пытались связать либо со знакомыми животными, либо с мифологическими существами. Циклопы, грифоны, драконы, морские змеи и прочий бестиарий, по мнению некоторых исследователей, отчасти сформировался под впечатлением от окаменелостей, и одновременно использовался для их же интерпретации.

Христианство не сильно изменило в этом плане картину мира, лишь добавив в неё Потоп. Странной формы кости, которые то там, то тут, откапывались по всей Европе, объявлялись скелетами утонувших великанов или драконов, побежденных Святым Георгием. Уже в начале XVIII века скелет олигоценовой саламандры (Andrias scheuchzeri) был определен немецким натуралистом И.Я. Шёйхцером как принадлежавший допотопному человеку.

Можно посмеяться над наивностью людей, но стоит заглянуть в интернет – и мы увидим примерно то же самое. От конкреций, которые принимают за яйца динозавров (прямо с желтком), до инопланетных черепов, оказавшихся коровьими. Даже сейчас, в благословенную эпоху Гугла и Википедии, неподготовленному человеку сложно понять, что именно окаменевшее он нашел.

Всё изменилось с появлением на научной арене Жоржа Кювье. Простите, барона Жоржа Кювье! В 1796 году, применив методы сравнительной анатомии к изучению остатков мамонтов, «зверя из Огайо» (мастодонта) и гигантского ленивца мегатерия, Кювье заложил основы палеонтологии. А заодно ввел в науку принцип функционального соотношения частей тела любого живого организма. Согласно этому принципу, для того чтобы организм был жизнеспособным, его составляющие должны соответствовать друг другу, как детали сложного механизма. Следовательно, определив назначение нескольких деталей, можно представить, как выглядело животное целиком. Кювье (барон Жорж Кювье!) хвалился, что ему для этого достаточно и одной кости.


Другим, не менее важным инструментом, стала биологическая систематика. В первой половине XVIII века шведский ученый Карл Линней смог разгрести авгиевы конюшни накопленных за столетия фактов и наблюдений, создав «Систему природы». По сути, это была первая со времен Аристотеля классификация природного мира, разделенного Линнеем на три царства: животные, растения и минералы. Он же ввел бинарную номенклатуру, которая применяется до сих пор представителями вида Homo sapiens.

Конечно, линнеевская систематика была искусственной. Она и не могла быть иной без понимания эволюционных связей между организмами. Но даже в таком виде систематика была пригодна для использования.

Зная, что вымершая зверушка принадлежит к определенному таксону, можно обозначить те её черты, которые характерны для всех представителей таксона. А это уже какой-никакой, а фоторобот подозреваемого. Понятно, что чем хуже классифицировано животное, тем более размытым получится портрет. Род – хорошо, семейство – сойдет, отряд — так себе, класс – ой всё. А на уровне типа любое хордовое, включая нас с вами, вообще неотличимо от ланцетника.

Палеонтология, едва возникнув, обзавелась сразу двумя мощными и актуальными до сих пор инструментами: сравнительной анатомией и систематикой. Вот только была одна загвоздка: до этого никто и никогда не рисовал вымерших животных.

У истоков палеоарта

Первый палеоарт был изображением птерозавра (Pterodactylus antiquus). Естествоиспытатель Жан Герман составил описание найденных окаменелостей и изобразил, как смог древнюю кракозябру, отправив всё это в письме барону Жоржу Кювье.

И все первые тридцать лет своего детства палеонтология обходилась как раз такими реконструкциями «для внутреннего пользования». Иногда к делу подключались и не-палеонтологи. В 1804 году тунгус Осип Шумаков нашел в устье Лены тушу мамонта. Ее приобрел якутский купец Роман Болтунов, который отправил части туши в Петербург, сопроводив замечательным рисунком. Мамонт Болтунова весьма реалистичен. А что хобот сгнил или падальщики отъели — про то купец не знал.

В 1830 году выходит картина Генри де ла Биша «Duria Antiquior». На ней было изображено юрское побережье Дорсета, исходя из находок, сделанных Мэри Эннинг. Собственно, картина и предназначалась для продажи, чтобы поправить материальное положение Мэри Эннинг.

Здесь было всё: пейзаж со вписанной в него древней экосистемой, морские ящеры, пожирающие рыбу и друг друга; птерозавры в небе, растительность на суше, черепахи и кальмары (белемниты?) в воде, а на самом дне моря – раковины аммонитов, готовящиеся стать окаменелостями. Литографии, сделанные с «Duria Antiquior», разлетались как горячие пирожки и впервые познакомили массовую публику с миром допотопных рептилий.

«Duria Antiquior» породила массу подражаний, а ученые осознали, что палеоарт – это не только рисунки в письмах и карикатуры друг на друга (было, было).

Следующей вехой на пути палеонтологической реконструкции (и в деле популяризации палеонтологии) стала Всемирная выставка 1851 года в Лондоне. На выставке были представлены последние достижения науки и техники, и среди них – первые полноразмерные скульптуры морских ящеров и динозавров! Всего девять лет назад динозавры получили свое имя, а теперь публика могла любоваться игуанодонами и мегалозаврами в Хрустальном павильоне Гайд-парка. Массивные, толстокожие, опирающиеся на четыре лапы и волочащие свои чудовищные хвосты по земле, они на долгие годы стали каноном в палеоарте. Автором эскизов был сам крестный отец динозавров, Ричард Оуэн.

С 1851 года динозавры и прочие древние животные становятся важной часть массовой культуры, а в научных изданиях появляются иллюстрации с древними ландшафтами и их обитателями.

Дело было за малым – правильно нарисовать всю эту живность. Но как? Обнаруженные «завры» упорно не хотели умещаться в линнеевскую классификацию, для них даже пришлось придумывать новые отряды. И как тут прикажете рисовать животное, вся анатомия которого определяется половиной скелета и принадлежностью к классу рептилий?

С морскими ящерами и тем более рыбами попроще, там внешность очевидна. И то мы имеем ползающих по берегу аки тюлени ихтиозавров, и плезиозавров, завивающих в кольца свои лебединые шеи. Млекопитающим в целом повезло больше, но и тут не обходилось без курьезов.


Палеонтология только набиралась опыта, прирастала новыми фактами и их анализом. Неудивительно, что у художников того, раннего периода, не было системы отсчета чтобы понять, как выглядели при жизни древние животные. Приходилось опираться на современные аналоги. Крокодилы, игуаны, лягушки становились образцами для реконструкций. Открытие динозавров, передвигающихся на двух ногах, поставило всех в тупик. Самыми близкими по способу передвижения животными представлялись кенгуру и лягушки. Поэтому тероподы на иллюстрациях опираются на хвост, а в художественной литературе передвигаются прыжками и квакают.

Между тем, знания об анатомии палеофауны накапливались и методы реконструкции менялись в сторону большей реалистичности. Но начало новому этапу в палеонтологической реконструкции положили не ученые. Это были переселенцы, отправляющиеся в фургонах на запад Северной Америки, в земли индейцев, бизонов и динозавров.

Золотой век

После окончания Гражданской войны в США множество мигрантов отправилось покорять прерии в поисках лучшей жизни. Фермеры и ремесленники, охотники за золотом и за пушниной занимались освоением фронтира. По их следам шли торговцы, священники – и ученые. Развивалась сеть железных дорог, промышленность нуждалась в полезных ископаемых. А где геологоразведка, там и окаменелости. Охота за костями динозавров на Диком Западе шла по всем канонам вестерна и привела к самому знаменитому противостоянию в истории палеонтологии: к Костяным войнам. 

Соперничество двух палеонтологов, Чарльза Отниела Марша и Эдварда Копа, было эпичным по накалу страстей и длилось с 1877 по 1892 год. Оно включала обмен язвительными комментариями в научных работах, оскорбительные публикации в прессе, взятки, кражи, драки между отрядами рабочих и уничтожение окаменелостей с помощью динамита. Для обоих ученых вражда закончилась полным социальным и финансовым крахом. Но палеонтологии Костяные войны принесли тонны (в прямом смысле) окаменелостей и более тысячи новых видов ископаемых животных, из которых 136 были динозаврами: 80 у Марша и 56 у Копа. Трицератопс, тираннозавр, стегозавр, нодозавр, диплодок, камаразавр, амфицелий, целофизис – перечислять можно долго; практически все классические динозавры, которые знакомы вам с детства были найдены Маршем и Копом.


Чарльз Роберт Найт – ключевая фигура новой волны палеонтологической реконструкции — вырос в атмосфере Костяных войн. Его наставником был сам Эдвард Коп. Талантливый юноша, заглянувший в Американский музей естественной истории, где получил первый заказ (изображение хищного свина энтелодона) стал одним из самых влиятельных палеохудожников.

Работы Чарльза Найта отличались вниманием к деталям, анатомической точностью и максимальным соответствием научным представлениям первой половины XX века. Некоторые, как «Leaping Laelaps» 1897 года, опережали свое время, представляя тероподов ловкими и подвижными животными. Прогресс в качестве реконструкции хорошо заметен в сравнении с изображением лилапса, сделанным Эдвардом Копом (сейчас Laelaps известен как Dryptosaurus, привет от Ч.О. Марша).

Картины, фрески и скульптуры Чарльза Найта стали частью экспозиций ведущих музеев США. Изданные им иллюстрированные книги вдохновляли не одно поколение палеонтологов и художников. В 1925 году вышел знаменитый фильм «Затерянный мир», использовавший картины Найта для создания моделей динозавров. А влияние творчества Найта на кинематограф сохранялось до 60-х годов.

Если в первой трети XX века в палеонтологической реконструкции доминировали американцы, то с 30-х годов фокус смещается в Европу. В Чехословакии восходит звезда одного из величайших палеохудожников – Зденека Буриана.

Зденека Буриана знают все. Вспомните свой самую первую книжку про динозавров, которую вы смотрели в детстве, когда даже читать еще не умели – с вероятностью в 99% в ней были иллюстрации Зденека Буриана.

Творческий путь Зденека Буриана продолжался 60 лет! Из них 33 года он работал совместно с палеонтологом Йозефом Аугустой, а позже со Зденеком Шпинаром. Общее количество работ Буриана превышает 15 000, в их числе не только палеоарт, но и иллюстрации к «Плутонии» и другим художественным книгам.

За основу палеонтологических реконструкций Зденек Буриан предпочитал брать рисунки и фотографии окаменелостей, сделанные палеонтологами. Часто художественному рисунку предшествовала анатомическая реконструкция, позволяющая оценить жизнеспособность образа. Традиционная статичность фигур на картине в его творчестве начинает сменяться динамизмом. Большое внимание к деталям, реалистичность изображения создавали фотографический эффект. Не удивительно, что созданные им образы динозавров стали классикой и копировались вплоть до 90-х годов.

А что у нас? Отечественная школа палеонтологической реконструкции унаследовала традиции анималистической живописи и особенно скульптуры конца XIX века. Пожалуй, самой влиятельной фигурой можно назвать художника и скульптора Ватагина Василия Алексеевича. Получив биологическое образование, он посвятил жизнь творчеству, совместив искусство и науку в своих работах.

Ватагин работал в разной технике и с разными материалами. В скульптуре он использует дерево, глину, кость, мрамор. Как и Буриан, он создает динамичные, дышащие жизнью композиции, отходя от статичных образов. Начиная с основания в 1907 году Дарвиновского музея в Москве, он много лет оставался его штатным художником.

Преемником Ватагина можно назвать зоолога и художника Флерова Константина Константиновича. Как и Ватагин, Флеров работал в Дарвиновском музее, после чего с 1946 по 1973 год возглавлял Палеонтологический музей. Скульптурные портреты гигантского ленивца, моа, мегаладасписа в Дарвиновском музее – это его работа. Флерову принадлежат замечательные реконструкции пермской фауны, открытой в 80-х годах XIX века В.П. Амалицким. Особым интересом Флерова была плейстоценовая эпоха и процесс становления человека. Совместно с М.М. Герасимовым он создал серию картин, изображающих жизнь в каменном веке.

Золотой век палеонтологической реконструкции сформировал новое отношение к палеоарту. От статичных, каких-то средневековых по духу гравюр и литографий XIX века произошел переход к максимальному реализму. Точность, внимание к деталям, и художественное стремление показать движение, пульс той, древней жизни стали визитной карточкой палеоарта. А вот с научной достоверностью было сложнее. Уже к 70-м годам палеоарт значительно отстал от научных представлений. Медлительные, опирающиеся на хвосты тероподы и живущие в болотах тугоумные бронтозавры соответствовали уровню начала XX века. А между тем новое поколение палеонтологов готовило настоящую революцию.


Палеоарт сегодня

Подкоп под устоявшиеся догмы был начат палеонтологом Джоном Остромом в 1969 году. Дейноних, которого он открыл пятью годами ранее, был представлен научному сообществу как нечто среднее между хищной птицей и крокодилом. Быстрый, ловкий, умный, теплокровный хищник стал первой ласточкой Ренессанса Динозавров.

За Остромом потянулись художники: Роберт Баккер, Грегори Пол и другие. В 1975 году Сара Лэндри рисует оперенного динозавра – за 21 год до обнаружения в Ляонине первого не-птичьего динозавра с перьями, синозавроптерикса. К концу 80-х годов практика изображения дромеозавров, покрытых перьями, становится распространенной.

Правда, до консервативных научных кругов СССР и России она дошла гораздо позже. Зато советские дети получили возможность наслаждаться творчеством Ирины Яковлевой.

В 1976 году выходит «Палеонтология в картинках», через семь лет ее расширенный вариант «По следам минувшего». Оказалось, что палеонтологическая реконструкция может быть и такой – не рисунком или скульптурой, а увлекательным рассказом, описывающим жизнь в далекие геологические эпохи. Возможно, это вообще были одни из первых в мире именно детских книг о палеонтологии. Книги Яковлевой сопровождались иллюстрациями Рубена Варшамова: яркими, эмоциональными, и местами – безнадежно устаревшими. Увы, но схватка цератозавров или борьба велоцираптора с протоцератопсом отлично бы смотрелись лет сто назад.

Спустя несколько лет велоцирапторы (а точнее, дейнонихи, ну вы знаете) становятся героями фантастического романа Майкла Крайтона. А в 1993 году выходит фильм Стивена Спилберга — «Парк Юрского периода». 

Стивену Спилбергу удалось объединить передовые технологии компьютерных спецэффектов с научным подходом. Консультантом-палеонтологом был выбран Джек Хорнер, ставший прообразом Алана Гранта. И динозавры ожили на экранах кинотеатров, впервые за всю историю представ перед людьми в максимально реалистичном виде. Бомба, заложенная еще Остромом, взорвалась.

Начиная с 90-х годов и до сегодняшнего дня палеонтология переживает настоящий расцвет. «Парк Юрского периода» сыграл в этом не последнюю роль, вдохновив многих молодых людей на исследования прошлого Земли.

Динозавры – своеобразная визитная карточка палеонтологии, но интересы науки ими не ограничиваются. Сейчас фронт научных изысканий неимоверно широк: от построения климатических моделей для разных геологических эпох до изучения молекулярных следов жизнедеятельности, хемофоссилий.

Расширяется география исследований: Китай, Аргентина, Бразилия, Западная Африка, Мьянма, Чукотка, Аляска и Антарктида обеспечивают палеонтологов новым, порой, сенсационным материалом.

Одновременно совершенствуются методы исследований. Внедрение в палеонтологию компьютерных технологий привело к результатам, о которых барон Кювье не мог и мечтать. Томография позволяет заглянуть внутрь окаменелостей, электронные микроскопы открывают мир архейских бактерий, палеогенетика изучает ДНК вымерших организмов.

С помощью компьютерного моделирования можно создавать и проверять биомеханические модели животных, и даже реконструировать древние экосистемы!

Палеоарт, благодаря развитию технологий, также вышел на новый уровень. И в первую очередь он стал массовым. Распространение интернета сделало научные знания максимально доступными, а также позволило любому человеку публиковать свои работы без особых усилий. 

Еще одна характерная черта современного палеоарта – его быстрая реакция на научные открытия. Нередко научные статьи порождают всплеск творческого интереса к теме.

Разумеется, большинство творческих работ не являются палеонтологическими реконструкциями. Это искусство «по мотивам», имеющее разную художественную (и тем более научную) ценность.

Но помимо многочисленной армии любителей есть и профессиональная элита, художники, работающие в тандеме с учеными (или даже являющиеся палеонтологами). Да, возможно, им порой не хватает теплой ламповости, присущей картинам мастеров старой школы. Но если оценивать работы по научной ценности, то она значительно превосходит многое из того, что было сделано художниками за предыдущие два столетия.


Вряд-ли можно перечислить всех современных мастеров палеоарта.

Наши соотечественники, Андрей Атучин, Сергей Красовский, Роман Евсеев и другие, широко известны за пределами России. Многие из их работ созданы на основе открытий, сделанных в нашей стране. Здесь динозавры Забайкалья и Дальнего Востока, морские ящеры Волжского моря, удивительная пермская фауна и диковинные млекопитающие кайнозоя.

Романом Евсеевым создана целая галерея портретов наших предков и родственников, от человека умелого до кроманьонца.

Среди прочих художников: первооткрыватель саркозуха Пол Серено; фанат древних млекопитающих Велизар Симеоновский; специалист по птерозаврам Марк Уиттон; Джулиус Чотни, создатель невероятных мезозойских пейзажей; Джеймс Гурни, объединивший мир людей и мир динозавров, и прочие, и прочие.

Итак, круг замкнулся, и мы вернулись к тому, с чего начали. Палеоарт опирается на научные достижения в плане палеонтологической реконструкции. Но в то же время это искусство, а значит, художник неизбежно привносит в изображение что-то свое. Насколько велика доля фантазии в работах современных художников? Ответ на этот вопрос кроется в возможностях палеонтологии.

О том, на что способна современная палеонтологическая реконструкция – читайте в следующей статье через неделю!

Палеонтологи обнаружили в Китае древнейшие ясли

В Китае найдены окаменелые ясли древних обитателей моря. Детеныши неведомых животных погибали в ходе множественных оползней, происходивших на дне древнего океана.

Полмиллиарда лет назад на Земле все живые организмы обитали в океане. Как они выглядели, ученым известно по ископаемым останкам, которые в обилии находят в донных отложениях. Однако, как росли и развивались эти животные и водоросли, ученым почти неизвестно.

Заполнить этот пробел и помочь понять, как древние морские обитатели могли заложить основу для выхода жизни на сушу, может неожиданное открытие, которое сделали ученые близ китайского города Куньмин — окаменелые ясли древних обитателей моря.

Богатый на находки «зверинец» относят к лагерштетту — тип местонахождений окаменелостей, в котором благодаря особым условиям хорошо сохраняется множество окаменелостей разнообразных представителей биоты, также зачастую сохраняются не только твёрдые части живых организмов, но и отпечатки их мягких тканей. Лагерштетты обладают огромной ценностью для палеонтологии.

Китайская находка содержит большое количество сохранившихся в отличном виде окаменелостей позвоночных, и других мягкотелых организмов, половина которых оказалась в личиночной стадии развития.

Ученые определили возраст окаменелостей — примерно 518 млн лет, и отнесли их к кембрийскому периоду. По словам исследователей, находка, содержащая 2846 отдельных ископаемых образцов, является древнейшей и наиболее разнообразной в своем роде.

«Просто восхитительно увидеть всех этих деток среди находок, — сказала соавтор исследования Джульен Киммиг из Университета Пенсильвании. – Находки молодых особей это то, что редко можно встретить, особенно среди мягкотелых беспозвоночных».

close

100%

Подробное описание организмов ученые привели в статье, опубликованной в журнале Nature Ecology and Evolution.

Всего среди находок палеонтологи выделили 118 типов организмов, среди которых 17 — абсолютно новых.

В доисторических «яслях» оказались предки современных насекомых и ракообразных, червей, трилобитов, водорослей, губок и ранних позвоночных, к которым относятся бесчелюстные рыбы. Кроме того, ученые обнаружили яйца некоторых животных, и множество созданий с сохранившимися остатками мягких тканей.

Кроме того, в отпечатках и окаменелостях некоторых животных ученые обнаружили части тел, до этого им не попадавшиеся.

«Особенности находок сохранились и видны, как в 3D-очках, в том числе детали, никогда ранее не встречавшиеся, особенно в таких древних отложениях», — говорят исследователи.

Ученые планируют использовать компьютерную томографию, чтобы восстановить внешний вид и внутреннее строение ранее неизвестных животных. Место обнаружения окаменелостей состоит из нескольких слоев, которые, как считают ученые, свидетельствуют об отдельных случаях подводных грязевых оползней, которые погребли под собой донные организмы. По мнению исследователей, каждый из слоев может рассказать о разнообразии и взрывном росте подводной фауны между отдельными оползнями. Многие животные искали в этом районе укрытие от сильных океанических течений, когда эта часть суши была дном древнего моря.

close

100%

Обилие особей в личиночной стадии говорит о том, что здесь находилась тихая заводь, в которой животные предпочитали размножаться, спасаясь от морских хищников.

Находка поможет палеонтологам понять, как именно происходило развитие некоторых животных от личиночной стадии к взрослым особям.

«Теперь мы увидим, как разные части тела росли со временем, чего мы никогда не знали для большинства из этих групп, — пояснила Джульен Киммиг. – И эти животные дадут нам больше сведений об их связи с современными животными. Мы увидим, насколько развитие этих животных сегодня схоже с тем, как они развивались 500 млн лет назад, и что изменилось со временем».

Теперь ученые хотят провести геохимический анализ образцов и отложений. Это поможет выяснить особенности окружающей среды и климата в геологический период формирования отложений.

«В этом отложении мы нашли предков большинства современных животных, как морских, так и сухопутных, — пояснила Киммиг. — Если лагерштетт действительно является палеояслями, это означает, что этот тип поведения животных не сильно изменился за последние 518 млн лет».

Выдающиеся отечественные палеонтологи

КОВАЛЕВСКИЙ Владимир Онуфриевич (1842-1883), русский зоолог, основоположник эволюционной палеонтологии. Брат А. О. Ковалевского. Последователь и пропагандист учения Ч. Дарвина. Автор классических трудов по истории развития копытных животных. Первым из палеонтологов применил эволюционное учение к проблемам филогенеза позвоночных. Установил взаимосвязь морфологии и функциональных изменений с условиями существования.
   
ПАВЛОВ Алексей Петрович (1854-1929), российский геолог, основатель московской научной школы, академик АН СССР (1925; академик Петербургской АН с 1916, академик РАН с 1917), профессор Московского университета (с 1886). Труды по стратиграфии (юра, мел и палеоген), палеонтологии, четвертичной геологии, генетическим типам континентальных отложений, геоморфологии и истории геологии.
А. П. Павлов вместе со своей женой, палеонтологом М. В. Павловой (впоследствии ставшие академиками) создали музей на основе коллекций Владимира Онуфриевича, оставшихся в Геологическом кабинете университета. Они дополняли эти коллекции собственными сборами и приобретениями за границей. Павловы были основателями московской школы геологов и палеонтологов. Многие поколения русских и советских ученых воспитаны А. П. Павловым в стенах Московского университета.

ПАВЛОВА Мария Васильевна (1854-1938), российский палеонтолог, академик АН Украины (1921), член-корреспондент (1925) и почетный член (1930) АН СССР. Совместно с мужем А. П. Павловым создала при Московском университете геологический музей с большим палеонтологическим отделом. Основные труды по систематике, распространению ископаемых млекопитающих, преимущественно парнокопытных.

КАРПИНСКИЙ Александр Петрович (1846/47-1936), геолог, основатель русской геологической научной школы, академик АН СССР (1925; академик Петербургской АН с 1896, академик РАН с 1917), первый выборный президент РАН (1917-25), президент АН СССР (с 1925). Один из организаторов и директор Геологического комитета (1885-1903). Основные труды по стратиграфии и палеонтологии, тектонике и палеогеографии, петрографии, генезису рудных месторождений и др.Мысль об организации в России специального научного учреждения для широких геологических и стратиграфических изысканий, связанных с развитием горнодобывающей промышленности, неоднократно высказывали выдающиеся отечественные ученые. В 1882 г. с этой целью был организован Геологический комитет (Геолком) при Горном ведомстве, объединивший представителей различных геологических школ. Во главе нового учреждения вскоре стал выдающийся отечественный геолог и палеонтолог, впоследствии президент Академии наук А. П. Карпинский.
Творческое наследие А. П. Карпинского огромно. Оно охватывает разнообразные отрасли геологии и палеонтологии. Палеонтологические работы А. П. Карпинского были проникнуты идеями дарвинизма. В своих монографиях и статьях, посвященных самым разнообразным ископаемым организмам — от головоногих моллюсков до химеровых рыб, он разрабатывал кардинальные проблемы эволюции, пытался выяснить некоторые закономерности развития ископаемых групп, соотношение их исторического и индивидуального развития. Исследуя ископаемые организмы, А. П. Карпинский творчески развил эволюционный метод в палеонтологии. Под влиянием его научной и организационной деятельности развивалась могучая отечественная школа геологов и палеонтологов, успешно разрабатывавшая многие проблемы науки о земле и вымерших организмах.
Основным направлением работ Геологического комитета этого периода было систематическое научное изучение геологического строения территории страны. Под руководством и при участии геологов комитета проводилась геологическая съемка многих районов России, сопровождавшаяся сборами остатков ископаемых организмов. В 90-х годах прошлого века были проведены первые раскопки третичных млекопитающих на юге России, открыты богатые четвертичные фауны Сибири. Эти работы положили начало накоплению отечественных материалов по ископаемым позвоночным.
  
СУШКИН Петр Петрович (1868-1928), российский зоолог, академик АН СССР (1925; академик РАН с 1923). Труды по орнитологии, зоогеографии, сравнительной анатомии, палеонтологии позвоночных.

ОРЛОВ Юрий Александрович (1893-1966), российский зоолог, палеонтолог, академик. АН СССР (1960). Основные труды по нейрогистологии современных беспозвоночных, сравнительной морфологии и палеоневрологии ископаемых животных. Главный редактор «Основ палеонтологии» (т. 1-15). Ленинская премия (1967, посмертно). Именем Орлова назван Палеонтологический музей в Москве.
ЯБЛОКОВ Алексей Владимирович (р. 1933), российский биолог, член-корреспондент РАН (1991; член-корреспондент АН СССР с 1984). Исследования морских млекопитающих. Работы по теории эволюции, популяционной биологии, научная и общественная деятельность по охране живой природы, защите окружающей среды.
БОРИСЯК Алексей Алексеевич (1872-1944), российский геолог и палеонтолог, академик АН СССР (1929), глава отечественной научной школы палеонтологии позвоночных. Инициатор создания и первый директор Палеонтологического института АН СССР (с 1930). Основные труды по третичным млекопитающим, юрским беспозвоночным. Государственная премия СССР (1943).

СОКОЛОВ Борис Сергеевич (р. 1914), российский геолог и палеонтолог, академик РАН (1991; академик АН СССР с 1968). Герой Социалистического Труда (1984). Труды по развитию органического мира и биосферы Земли в докембрии; по проблеме биостратиграфических границ. Обосновал выделение венда. Ленинская премия (1967).
ВОРОБЬЕВА Эмилия Ивановна (р. 1934), российский зоолог, палеонтолог, член-корреспондент РАН (1991; член-корреспондент АН СССР с 1990). Труды по морфологии, эволюции и экологии современных и ископаемых позвоночных (рыбы, земноводные, пресмыкающиеся).

ГРОМОВ Валеpиан Иннокентьевич (1896-1978), российский геолог и палеонтолог, доктор геолого-минеpалогических наук (1949), пpофессор (1963), заслуженный деятель науки России (1962). Основные тpуды по палеонтологии, биостpатигpафии и палеогеогpафии четвеpтичных отложений и геологии палеолита. Государственная пpемия СССР (1950).

ЧЕРНЫШЕВ Феодосий Николаевич (1856-1914), российский геолог и палеонтолог, академик Петербургской АН (1899). Разработал стратиграфию палеозоя Урала и севера европейской части России. Автор классических монографий по брахиоподам девона и верхнего карбона.

ЕФРЕМОВ Иван Антонович (1907-72), русский писатель, палеонтолог. Основатель тафономии (“Тафономия и геологическая летопись”, 1950; Государственная премия СССР, 1952). Научно-фантастические, приключенческие, социально-философские романы: “Туманность Андромеды” (1957), “Лезвие бритвы” (1963), “Час быка” (1968-69).

ЯКОВЛЕВ Николай Николаевич (1870-1966), российский геолог и палеонтолог, член-корреспондент АН СССР (1925, член-корреспондент РАН с 1921). Труды по стратиграфии Донбасса, Урала и др. Провел первые палеоэкологические исследования беспозвоночных России. Первый председатель (с 1916, с 1940 почетный) Палеонтологического общества.

ЯВОРСКИЙ Василий Иванович (1875/76-1974), российский геолог и палеонтолог, Герой Социалистического Труда (1971). Труды по геологии угольных месторождений (главным образом Кузбасса) и палеонтологии строматопороидей. Государственная премия СССР (1946).

АМАЛИЦКИЙ Владимир Прохорович (1860-1917), российский геолог и палеонтолог. Открыл (1896; раскопки 1899-1914) ископаемые остатки земноводных и пресмыкающихся пермского периода (т. н. северодвинская фауна).

НАЛИВКИН Дмитрий Васильевич (1889-1982), российский геолог и палеонтолог, академик АН СССР (1946), почетный член АН Туркмении (1951), Герой Социалистического Труда (1963). Труды по стратиграфии, палеонтологии палеозоя Урала, Восточноевропейской платформы и Ср. Азии. Разрабатывал учение о фациях. Главный редактор ряда геологических карт, в т. ч. карты СССР масштаба 1:2 500 000. Ленинская премия (1957), Государственная премия СССР (1946).

ШМИДТ Федор Богданович (1832-1908), российский геолог, палеонтолог и ботаник, академик Петербургской АН (1874). Труды по стратиграфии силура Прибалтики.

ВОЛОГДИН Александр Григорьевич (1896-1971), российский геолог и палеонтолог, член-корреспондент АН СССР (1939). Основные труды по региональной геологии Азиатской части СССР, палеонтологии (археоциаты, строматолиты), стратиграфии.

МЕЛЛЕР Валериан Иванович (1840-1910), российский геолог и палеонтолог, член-корреспондент Петербургской АН (1883). Труды по стратиграфии отложений каменноугольного и пермского периодов, исследованию трилобитов, брахиопод и фораминифер. Впервые ввел (1877) метод изучения палеозойских фораминифер в прозрачных шлифах и выяснил морфологию и таксономическое значение строения стенок фораминифер.

КЕЙЗЕРЛИНГ Александр Андреевич (1815-91), российский геолог, палеонтолог и путешественник, член-корреспондент Петербургской АН (1858), ее почетный член (1887). Принимал участие в экспедиции английского геолога Р. И. Мурчисона по изучению геологического строения Европейской части России и Урала. Один из авторов фундаментального труда “Геологическое описание Европейской России и хребта Уральского” (русское издание, 1849).

ГОРСКИЙ Иван Иванович (1893-1975), российский геолог и палеонтолог, член-корреспондент АН СССР (1943). Основные труды по геологии угольных месторождений Урала, Казахстана и Ср. Азии, кораллам верхнего палеозоя.

РОЗАНОВ Алексей Юрьевич (р. 1936), российский палеонтолог, член-корреспондент РАН (1997). Основные работы по древнейшим скелетным организмам археоциатам, биостратиграфии, ранним этапам эволюции биосферы; заложил основы бактериальной палеонтологии. С 1992 директор Палеонтологического института РАН (Москва).

МЕННЕР Владимир Васильевич (р. 1905), российский геолог и палеонтолог, академик АН СССР (1966). Труды по биостратиграфии и палеонтологии. Установил этапность развития древнего органического мира. Инициатор работ по созданию унифицированной стратиграфической шкалы.

САКС Владимир Николаевич (1911-79), российский геолог и палеонтолог, член-корреспондент АН СССР (1958). Труды по стратиграфии четвертичных отложений Сев. Арктики, палеогеографии и неотектонике Сев. Сибири. Государственная премия СССР (1978).

Томас Джефферсон: палеонтолог

Томас О. Джеветт

«Природа предназначила меня для спокойных занятий наукой, доставив им мое высшее наслаждение». (Письмо к DuPont de Nemours, цитируется по Benson, 1971).

Томас Джефферсон

Томас Джефферсон, третий президент Соединенных Штатов, был, вероятно, самым успешным человеком в общественной жизни, а также самым разносторонним. Президент Джон Ф. Кеннеди, развлекая группу лауреатов Нобелевской премии, пошутил, что это, вероятно, величайшее собрание интеллектуалов в Белом доме с тех пор, как Джефферсон обедал там один.

При жизни Джефферсон был непогрешимым оракулом для половины населения и опасным демагогом для другой половины, но был повсеместно признан человеком науки. Прекрасный математик и астроном, он мог определять широту и долготу не хуже капитана корабля. Он рассчитал затмение 1778 года с большой точностью и смог внести предложения по улучшению альманахов по уравнению времени. Джефферсон считался экспертом в области анатомии, гражданского строительства, физики, механики, метеорологии, архитектуры и ботаники.Он умел читать и писать на греческом, латыни, французском, испанском и итальянском языках. Он был признан пионером в этнологии, географии, антропологии и нашей предметной палеонтологии. Благодаря широкому диапазону знаний Джефферсон опередил свое время в нескольких направлениях исследований и опередил современных ученых. Даже в этом случае Джефферсон никогда не отказывался от признания того, что в науке он был «любителем».

Как ученый Джефферсон интересовался всеми направлениями науки, но во всех он был скорее энтузиастом, высоко ценимым, умным любителем, чем профессионалом.У него не было времени, чтобы полностью овладеть какой-либо одной линией. Доработку деталей он оставил другим, которым он помогал и поощрял в меру своих возможностей. (Кларк, 1943).

Джефферсон всегда был готов принять новые открытия и принять новые теории, даже когда они могли противоречить его собственным убеждениям. В духе Просвещения, с его верой в человеческий разум и науку, он поддерживал открытую восприимчивость ко всем открытиям и научным спекуляциям.Он считал, что наука является ключом к познанию общества, и это мировоззрение в сочетании с его реформистскими, гуманитарными и утилитарными наклонностями мотивировало большую часть его жизни и мысли.

Джефферсон рассматривал науку как по существу утилитарную. Его взгляд сосредоточился на преимуществах, которые наука может принести человечеству. Независимо от того, какое направление научных исследований он предпринял, идея конечного практического применения, кажется, всегда была в его голове. Казалось, он никогда не следовал никаким линиям из простого бессмысленного любопытства.Даже при изучении окаменелостей Джефферсон, похоже, думал, что когда-нибудь их знание окажется ценным для его соотечественников.

Один из первых проблесков интереса Джефферсона к палеонтологии можно найти в его «Записках о штате Вирджиния». Это его самое впечатляющее научное достижение, в котором он записал свои наблюдения за флорой, фауной, горами, реками, климатом, населением, законами, политикой, обычаями и окаменелостями своего родного государства. В «Записках» Джефферсон также опроверг утверждения графа де Бюффона о том, что животные, общие как для старого, так и для нового мира, меньше в новом.Одной из причин, по которой Джефферсон написал и опубликовал «Заметки», было опровержение утверждения выдающегося натуралиста графа де Бюффона о том, что жизнь людей и животных в Америке носит дегенеративный характер и поэтому уступает формам жизни в Европе. Буффон считал, писал Джефферсон в своих «Заметках», «что природа менее активна, менее энергична на одной стороне земного шара, чем на другой». Джефферсон добавил с более чем намеком сарказма, «как если бы обе стороны не были согреты одним и тем же добрым солнцем», и начал пространное опровержение гипотезы Бюффона с убедительными доказательствами того, что животные на самом деле крупнее в Америке, чем в Европе.Мастодонт или мамонт был его решающим доводом; Европа не произвела ни одного животного, способного сравниться с этим чудовищем … его доставка окаменелостей мастодонтов в Париж, следовательно, не была полностью альтруизмом эпохи Просвещения; это также был последний залп в научной войне. Предположение Бюффона о том, что младенческая Америка была отсталой природой, побудило его собрать древние кости мамонта … Когда он получил свои окаменелости, он тщательно и точно каталогизировал их, как и обычно, отправив их в Филадельфию для восхищения и в Париж. для назидания.Однако он сохранил несколько отборных образцов для своего музея Монтичелло — своего рода трофеи в ознаменование его личной победы в битве Нового Света против Старого. (Маклафлин, 1988)

Вестибюль Монтичелло был превращен Джефферсоном в музей естествознания, что показало его большой интерес к окаменелостям. Джордж Тикнор, когда был молодым человеком, посетил Джефферсон в 1815 году и описывает вестибюль:

С одной стороны висят голова и рога лося, оленя и буйвола; другой изобилует диковинками, которые Льюис и Кларк нашли во время своей дикой и опасной экспедиции.На третьем, среди многих других поразительных вещей, была голова мамонта, или, как ее называет Кювье, мастодонта, содержащая только os frontis, как сообщает мне мистер Джефферсон, которая до сих пор была найдена. (Письмо Джорджа Тикнора, 1818 г., цит. По: Розенбергер, 1953 г.). Эти окаменелости были из знаменитого тайника в Биг Боун Лик, штат Кентукки. Джефферсон поручил Уильяму Кларку из экспедиции Льюиса и Кларка исследовать это место за свой счет. Он хранил вышеупомянутые образцы «для особого вида кабинета, который у меня есть в Монтичелло.«Джефферсон особенно гордился этим собранием и считал его призом своей коллекции естествознания. Большинство костей он отправил Американскому философскому обществу в Филадельфии» (Маклафлин, 1988).

Свидетельством интереса Джефферсона к палеонтологии служат его вклады в форме отчетов и образцов в Американское философское общество, членом которого он был избран в 1786 году и стал его президентом в 1797 году. В 1792 году собрал тысячу гиней, чтобы отправить Эндрю Мишо через континент, чтобы узнать о ней…кости мамонта … (Curtis, 1901). 19 августа 1796 года он написал отчет Обществу (его единственный по-настоящему научный отчет) с описанием костей необычайных размеров, найденных за Голубыми горами в Вирджинии. (Кларк, 1943). В графстве Гринбрайар, штат Вирджиния, в 1796 году были обнаружены месторождения костей, предположительно принадлежащих мамонту, которые были отправлены в Монтичелло, где Джефферсон установил их и объявил, что они принадлежат к «хищному когтистому животному, совершенно неизвестному науке. . »

Любопытное зрелище могли быть свидетелями людей, проживавших на пути следования между Монтичелло и Филадельфией, когда вице-президент Соединенных Штатов собирался принести присягу и занять второе место в дарах нации. нес телегу с костями в качестве багажа.Он доставил их доктору Вистару, натуралисту Американского философского общества, с подготовленным отчетом от 10 марта 1797 года, озаглавленным «Воспоминания об открытии некоторых костей неизвестного четвероногого когтистого вида». в западной части Вирджинии (Curtis, 1901).

Общество приняло решение опубликовать отчет и попросило Чарльза Пила поместить кости в наилучшем порядке для использования Обществом. Это были кости мегалоникса, позже названного «мегалоникс Джеферсони», первого гигантского ленивца, найденного в Северной Америке.(Кларк, 1943).

Джефферсон был главой Общества, когда эта организация финансировала раскопки костей мастодонта в округе Ольстер, штат Нью-Йорк, в 1801 году. Это было во время захватывающей и напряженной борьбы, которую Джефферсон вел за президентство. Тем не менее, мы находим его ведущим ученую переписку с доктором Вистаром по поводу окаменелостей.

Этот интерес к палеонтологии часто вызывал насмешки и гнев его политических противников, для которых научное исследование означало пренебрежение его надлежащими обязанностями.Это было особенно верно в 1808 году, когда ажиотаж по поводу торгового эмбарго и осложнения с Великобританией были на пике, у него была повозка с образцами, отправленная в Белый дом. Здесь он выложил их в недостроенной Восточной комнате, получившей прозвище «Комната костей или мастодонта». (Кларк, 1943). «Мистер Мамонт», как прозвали Джефферсона, также был запечатлен в стихотворении за его восхищение окаменелостями.

Иди, негодяй, оставь свое президентское кресло, Раскрой свои тайные меры, гнусные и справедливые, Иди и ищи любопытным взором рогатых лягушек Среди диких луизианских болот слава и замысел.(Цит. По Кларку, 1943).

Палеонтология, кажется, была главным интересом Джефферсона в чистой науке. Некоторые, такие как Фредерик Лукас и Генри Осборн, окрестили его «отцом палеонтологии». Они считали, что Джефферсон заложил основы науки своим опровержением теории вырождения Бюффона, своим изобретением «стратиграфического» наблюдения, которое установило фундаментальный принцип научных раскопок (Lehmann, 1985), и своей работой над мегалониксом.

Однако есть некоторые, кто считает, что Джефферсон не заслуживает этого титула.Они утверждают, что вся основа его убеждений о палеонтологии была ошибочной, поскольку он отрицал возможность исчезновения каких-либо видов животных. «Такова экономика природы, что ни в коем случае нельзя создать ее, допустив вымирание какой-либо расы ее животных». (Цитируется по Curtis, 1901). Именно это рассуждение позволило Джефферсону выдвинуть теорию о том, что в долине Миссисипи бродило большое стадо мамонтов, и это одна из причин, по которой он спонсировал экспедиции на Запад.

Возможно, величайший вклад Джефферсона в палеонтологию состоит в том, что, будучи президентом, он помог сделать это занятие респектабельным и через Американское философское общество нес большую ответственность за сбор материалов, необходимых для его развития. Страсть Джефферсона как первого гражданина молодой страны принесла престиж и респектабельность молодой науке.

Библиография

Бенсон, Г. Рэндольф. (1971). Томас Джефферсон в роли социолога.

Издательство Университета Фэрли Дикинсона, Крэнбери, штат Нью-Джерси. Кларк, Остин Х. (1943). «Томас Джефферсон как ученый», журнал Вашингтонской академии наук. 33, нет. 7. Кертис, Уильям Элрой. (1901). Настоящий Томас Джефферсон. A.W. Элсон и Ко, Филадельфия. Леманн, Карл. (1985). Томас Джефферсон Американский гуманист. Издательство Университета Вирджинии, Шарлоттсвилл. Маклафлин, Джек. (1988). Джефферсон и Монтичелло. Генри Холт и компания, Нью-Йорк.Розенбергер, Фрэнсис Коулман. (1953). Джефферсон Ридер. E.P. Dutton & Company, Inc., Нью-Йорк.

История кафедры

Первые дни

В ясные осенние дни начала октября 1892 года в здании старой горной школы Колумбии на 49 -й улице была проведена серия лекций, открывшая кафедру зоологии. Теория эволюции Дарвина горячо обсуждалась в Оксфорде всего несколько десятилетий назад, теория наследования Грегора Менделя должна была быть открыта заново, а микроскопы и методы окрашивания тканей совершенствовались — настало время для научной революции.

В конце 19, и века зарождающийся отдел состоял из блестящих исследователей и естествоиспытателей в самом полном смысле этого слова, таких как Башфорд Дин и Эдмунд Б. Уилсон, которые выполнили фундаментальные работы в области анатомии, систематики и палеонтологии позвоночных. Вначале они наладили сотрудничество с новым Американским музеем естественной истории, способствуя взаимному росту обоих учреждений и закладывая основу для будущего сотрудничества в США и во всем мире. Дин был основателем и первым директором лаборатории Колд-Спринг-Харбор, и к середине 1890-х многие исследователи из Колумбии проводили летние месяцы, проводя исследования там и в Морской биологической лаборатории в Вудс-Холе, а также на Неапольской морской биологической станции в Италии.Натаниэль Лорд Бриттон, профессор ботаники и геологии, и его жена Элизабет Найт Бриттон, ботаник и уважаемый исследователь мхов, помогли создать Нью-Йоркский ботанический сад — многие оригинальные образцы поступили из университетских коллекций. Вскоре на рубеже веков зоолог и приматолог Уильям К. Грегори классифицировал первых людей на четыре типа — питекантропов, неандертальцев, пилтдаунских (на основе костей, которые, как позже выяснилось, были изобретены другим человеком) и кроманьонцев.Женщины присоединились к отделению как аспиранты, поступившие в колледж Барнарда еще в 1904 году, а к 1912 году такие исследователи, как Флоренс де Л. Лоутер и Грейс С. Форбс, преподавали зоологию беспозвоночных и позвоночных.

Именно в Неаполе Э. Уилсон встретился с Томасом Хантом Морганом, встреча, которая ознаменовала, возможно, самый яркий период в ранней истории отдела. Как пишет историк науки доктор Чарльз Гальперин: «Перед нами работа цитолога и эмбриолога, совпадающая с самым блестящим периодом цитологии и эмбриологии в Европе в последней четверти 19 годов.Уилсон, чья научная родословная велась от А. Э. Веррилла обратно к Агассису прямо к Кювье, основателю сравнительной морфологии и палеонтологии позвоночных, уже приступил к амбициозной задаче по сбору полноты современных знаний о морфологии и делении клеток, а также о развитии и наследственности, в лекции, которые он читал в Колумбии в 1892 и 1893 годах. Эти лекции легли в основу замечательной книги, впервые опубликованной как Cell in Development and Inheritance и которую мы сегодня знаем просто как Cell , колоссального научного труда. настроенный на изменение теоретических вкладов, которые делают его, как пишет Гальперин, «одновременно научным памятником и эссе в истории науки.В 1904 году Уилсон привез Моргана в Колумбию в качестве первого заведующего кафедрой экспериментальной зоологии, и исследования Моргана с Drosophila выявили фундаментальные принципы генетики, открыв путь для современного генетического анализа. Революция наступила. Студенты и сотрудники Моргана, в том числе Кэлвин Бриджес, Альфред Стертевант и Теодосиус Добжанский, продолжили новаторскую работу в области генетики и молекулярной биологии — Бриджес обнаружил окончательное доказательство хромосомной теории наследственности, а Стертевант построил первую хромосомную карту расположения генов в Колумбии. Студенты колледжа.Добшанский соединил генетику с эволюцией, чтобы создать «Современный синтез», влиятельный образец для будущих исследований.

Как дальновидно написал Уилсон для журнала Columbia University Quarterly по случаю прибытия Моргана в Колумбию: «Агассис обычно оценивал ценность зоологической работы в основном по степени, которая была сравнительной, а не описательной. Его будущая ценность наверняка будет измеряться в значительной степени эталоном эксперимента ». Последующие десятилетия и открытия в области биологических наук в университете подтвердили его правоту.Новаторское использование Дж. Гербертом Тейлором авторадиографии для изучения репликации ДНК в растениях привело к обобщению новых открытий, полученных в результате исследований нуклеиновых кислот в бактериях и вирусах; использование электронной микроскопии для изучения клеточной структуры, впервые примененное в Колумбии, было объединено с физиологией Ли Пичи для понимания функциональной организации поперечно-полосатой ткани; и фотохимические эксперименты Селига Хехта на моллюсках и насекомых привели к революционным исследованиям в области зрения, включая адаптацию к темноте, цветовое зрение и механизм порога зрения.К 1940-м годам Колумбия прочно утвердилась как один из выдающихся университетов мира по изучению биологических вопросов.

Расширение середины века

В 1966 году кафедры зоологии и ботаники были объединены, в результате чего образовалось современное отделение биологических наук. В следующем году Сайрус Левинталь был принят на работу из Массачусетского технологического института, чтобы руководить новым отделом, и к началу 70-х годов амбициозный план целенаправленного расширения был нацелен на несколько ключевых областей: генетика, молекулярная биология, клеточная биология и нейробиология развития.В последующие десятилетия границы между клеточной биологией и молекулярной биологией начали стираться, и появление компьютеров изменило подходы к науке во всех областях исследований.

Левинталь начал применять компьютеры к структуре белка в Массачусетском технологическом институте, где он уже сделал важные открытия в молекулярной генетике, включая механизмы репликации ДНК, взаимосвязь между генами и белками и природу мРНК, работу, которую он продолжил и развил в Колумбии. .Он был первым, кто измерил размер генома вируса и описал число Левинталя (также известное как парадокс Левинталя), или сколько времени потребуется белку для сворачивания с учетом всех возможных комбинаций. Что особенно важно, он первым применил компьютеры для создания трехмерных изображений свернутых белковых структур и для выполнения грандиозной задачи картирования нервной системы. Его усилия по визуализации продолжались до его смерти в 1990 году и заложили основу для текущих исследований.

Левинталь нанял ведущих исследователей в новый отдел биологических наук, определив его характер и направление.Джеймс Дарнелл сделал плодотворные открытия в области обработки и синтеза РНК, а позже работал вице-президентом по академическим вопросам в Рокфеллеровском университете. Барбара Филнер, изучавшая биохимические реакции растений на гравитацию и свет, была неутомимой сторонницей женщин в науке, которые впоследствии стали директором по политике в области наук о здоровье в Институте медицины. Джон Хильдебранд использовал гигантского мотылька сфинкса, Manduca sexta , чтобы раскрыть, как сенсорные аксоны, взаимодействующие с целями в головном мозге, могут глубоко и неожиданно изменить поведение организма.Эрик Хольцман, любимый учитель и исследователь, внес значительный вклад в несколько основных областей: как мембраны функционируют в нервных клетках; как лизосомы расщепляют вредные вещества внутри клеток; как клетки производят белки и как клеточные маркеры отслеживают внутриклеточные перемещения белков. Один из докторантов Левинталя, Эдуардо Маканьо, присоединился к факультету, чтобы исследовать клеточные и молекулярные механизмы, лежащие в основе спецификации нейрональной идентичности и связи. С 1993 по 2000 год он работал деканом Высшей школы искусств и наук.Лоуренс Часин, один из старейших сотрудников нынешнего отдела, присоединился к преподавателям в этот бурный период и стал пионером в использовании вычислительных методов для решения ключевых вопросов, касающихся контроля экспрессии генов и сплайсинга РНК.

В 1980-х и начале 1990-х было привлечено несколько выдающихся исследователей, включая Дарси Келли, который продвинулся в понимании нейронных механизмов социальной коммуникации, Джима Мэнли, который внес значительный вклад в область экспрессии генов, в частности инициации транскрипции кодирования мРНК. гены, сплайсинг мРНК и полиаденилирование мРНК — и Кэрол Привс, чья основополагающая работа над геном-супрессором опухоли p53 дала решающее представление о путях, наиболее часто участвующих в развитии рака.Му-Мин Пу проделал плодотворную работу по наведению аксонов, Александр Цаголофф предложил понимание распространения митохондрий, а Тюль Хейзелригг помог выяснить механизм субклеточной локализации РНК, необходимой для морфогенеза во многих типах клеток. Майкл Левин проделал новаторскую работу по контролю транскрипции развития дрозофилы, следуя по стопам Моргана. В то же время Мартин Чалфи первым применил нематоду Caenorhabditis elegans для исследования аспектов развития и функции нервных клеток, в частности сенсорных рецепторов прикосновения.

В 1990-е годы кафедра расширилась, уделяя особое внимание нейробиологии и структурной биологии. Исследователи, включая Майкла Шитца, Стюарта Файстейна и Рафаэля Юсте, присоединились к отделу и выполнили новаторскую работу по раскрытию нейронных механизмов и процессов, включая работу с моторными белками, которые сокращают мышцы и обеспечивают движение клеток, механизмы обоняния и функции коркового слоя. микросхема соответственно. Джон Хант и Лян Тонг применили новые структурные методы исследования фундаментальных биологических вопросов, в частности структурных и термодинамических механизмов, с помощью которых белки выполняют механическую активность в молекулярном масштабе, а также механизма и функции биологических макромолекул.По мере того, как отдел продолжал расти, многие исследователи, работающие в настоящее время под эгидой биологических наук, наладили тесные связи со многими другими отделами и областями: Фернандес — физика; Sheetz в инженерное дело; Стоквелл к химии; Юсте к химии и нейробиологии. Исследователи, в том числе Хармен Буссемейкер и Дана Пеер, первыми разработали вычислительные подходы, позволяющие использовать постоянно растущие наборы данных, которые становятся доступными для исследователей по всему миру. К началу 21-го века факультет биологических наук был междисциплинарным центром с мощной и растущей сетью интеллектуальных ресурсов, охватывающей весь университет и за его пределами.

Сегодня кафедра насчитывает более 100 докторантов и ежегодно проводит постдокторантуру 40-50 перспективных молодых исследователей. В наш преподавательский состав мирового класса входят пять членов Национальной академии наук, пять членов Американской академии искусств и наук и два лауреата Нобелевской премии: Мартин Чалфи был удостоен Нобелевской премии по химии 2008 года за введение зеленого флуоресцентного белка ( GFP) в качестве биологического маркера, а Иоахим Франк был удостоен Нобелевской премии по химии 2017 года за свою работу в области криоэлектронной микроскопии.Майкл Шитц был удостоен премии Ласкера 2012 года в области фундаментальной биомедицинской науки. Мы насчитываем в своих рядах двух членов Национального института медицины (ранее — IOM), шесть стипендиатов Американской ассоциации содействия развитию науки, три лаборатории, финансируемые HHMI, профессора HHMI и двух обладателей награды Pioneer Award директора NIH. Кроме того, Рафаэль Юсте является членом консультативной рабочей группы NIH BRAIN Initiative и сыграл важную роль в запуске проекта. Иоахим Франк был награжден медалью Бенджамина Франклина в области наук о жизни в 2014 году.В 2010 году Алекс Цаголофф получил медаль Томаса Ханта Моргана от Американского генетического общества, как дань уважения истории отдела. Кафедра продолжает способствовать инновациям в обучении благодаря усилиям Деборы Моушоутиз, получившей Президентскую премию за выдающиеся педагогические достижения в 1999 году, и других преподавателей, в том числе пятерых, получивших награды Columbia Distinguished Faculty Awards. Спустя пятьдесят лет после своего основания кафедра биологических наук продолжает воспитывать замечательных студентов и исследователей.

Взгляд в будущее

преподавателей, набранных за последние сорок лет, продолжают работать в передовых областях, таких как клеточная и молекулярная биология, нейробиология, биология развития, структурная биология, биофизика и вычислительная биология. Теперь пришло новое поколение исследователей, чтобы нести факел исследований и открытий в 21 -й век. Молли Пржеворски использует массивные наборы данных для изучения динамики адаптации и детерминант рекомбинации и мутации у людей и других видов.Гай Селла пытается понять естественный отбор на уровне генома, используя количественные модели, чтобы различать паттерны генетической изменчивости и делать выводы о взаимосвязи между генетической изменчивостью и естественным отбором. Ива Гринвальд изучает, как передача сигналов LIN-12 / Notch модулируется во время нормального развития и как ее модуляция потенциально может быть использована для борьбы с болезнями. Оливер Хоберт раскрывает механизмы регуляции генов, которые создают поразительное разнообразие типов клеток нервной системы.Озгур Сахин, недавно получивший награду директора NIH за новатор и стипендию Packard Fellowship, изучает биологические системы, которые функционируют в экстремальных физических условиях, таких как короткие временные рамки и высокие механические силы, и как идеи, полученные из этих систем, могут быть применены к медицине, окружающей среде и энергетике. -связанные проблемы.

Многие из новых преподавателей, присоединившихся к кафедре, проводят исследования, связанные с нейробиологией. Эрин Барнхарт сосредотачивается на клеточной биологии нейрона, чтобы изучить, как нейроны и цепи уравновешивают функциональные требования с энергетическими ограничениями in vivo.Мария-Антуанетта Тошес изучает эволюцию типов клеток и цепей в мозге позвоночных, используя эволюционный подход, чтобы раскрыть общие принципы организации и функции мозга у позвоночных. Раджу Томер проделал революционную работу по картированию структуры и функций мозга, используя возможности вычислительной биологии для разработки и применения молекулярных, оптических и аналитических методов для многомасштабного понимания сложных биологических систем. Лаура Дюваль изучает нейропептиды и регуляцию врожденного поведения у питающихся кровью членистоногих, таких как комары, которые стали мощными переносчиками болезней в эпоху изменения климата.

Кроме того, три новых факультета проводят передовые исследования в области молекулярной и клеточной биологии. Jellert Gaublomme работает над созданием и применением многомерных технологий для изучения биомолекулярных и клеточных взаимодействий во время развития и в патологических состояниях. Марко Йованович стремится понять принципы и механизмы, с помощью которых регуляция трансляции контролирует динамику экспрессии генов и, следовательно, влияет на такие процессы, как дифференциация, реакции на стресс и патогенез.Саид Тавазои фокусируется на том, как клетки приспосабливаются к изменениям во внешней среде, изучая это по своей сути явление системного уровня в различных временных масштабах, от быстрых транскрипционных ответов до эпигенетического репрограммирования нескольких поколений и долгосрочной перестройки сигнальных и регуляторных сетей. эволюционные временные рамки.

В области эволюционной биологии Питер Андоффатто недавно присоединился к факультету и изучает процессы, которые формируют эволюцию генома, и генетические механизмы, лежащие в основе адаптации.Его лаборатория объединяет аспекты молекулярной генетики, биохимии, экологии, геномики и вычислительной биологии для изучения факторов, ограничивающих скорость адаптивных эволюционных изменений и степень предсказуемости генетической основы фенотипического разнообразия организма.

Саймон Таваре, исследователь вычислительной биологии и директор нового Ирвинского института динамики рака, также недавно присоединился к факультету биологических наук. Его работа сосредоточена на количественной и технологической основе исследований рака, в том числе на том, как математические и статистические методы, разработанные для понимания поведения частот генов в популяциях, могут быть использованы для изучения аспектов эволюции рака, особенно неоднородности опухоли.

Эти и многие другие исследователи, постдокторанты и студенты, составляющие сегодня кафедру биологических наук, снова расширяют масштабы и смещают акценты кафедры, прокладывая путь фундаментальным открытиям и научным революциям в следующем столетии.

Палеонтология эпохи пандемии: своенравный череп, домашний анализ окаменелостей и первое исследование антарктических земноводных

Пресс-релизы | Исследования | Наука

21 мая 2021 г.

Палеонтологам пришлось приспосабливаться, чтобы оставаться в безопасности во время пандемии COVID-19.Многим пришлось отложить раскопки окаменелостей, временно закрыть музеи и обучать новое поколение искателей окаменелостей виртуально, а не лично.

Но, по крайней мере, часть шоу может продолжаться во время пандемии — с некоторыми существенными изменениями.

«Для палеонтологов поиск окаменелостей в полевых условиях — это начало сбора данных, но на этом он не заканчивается», — сказал Кристиан Сидор, профессор биологии Вашингтонского университета и куратор палеонтологии позвоночных в Музее естествознания Берка в Университете штата Вашингтон. История и культура.«После того, как вы соберете окаменелости, вы должны принести их в лабораторию, очистить их и посмотреть, что вы нашли».

Среди других адаптаций во время пандемии Сидор и его коллеги из UW потратили больше времени на очистку, подготовку и анализ окаменелостей, раскопанных до пандемии, а также на борьбу с новыми проблемами, связанными с пандемией, такими как неуместная поставка незаменимых образцов.

Для команды Сидора недавний триумф стал результатом анализа, проведенного докторантом Университета штата Вашингтон Брайаном Джи, окаменелостей Micropholis stowi , амфибии размером с саламандру, которая жила в раннем триасе, вскоре после крупнейшего на Земле массового вымирания приблизительно 252 миллионов человек. лет назад, в конце пермского периода. Micropholis — это темноспондил, группа вымерших земноводных, известных по ископаемым месторождениям по всему миру. В статье, опубликованной 21 мая в Журнале палеонтологии позвоночных, Джи и Сидор сообщают о первом обнаружении Micropholis в древней Антарктиде.

Четыре ископаемых образца Micropholis stowi, раскопанные в Трансантарктических горах командой профессора Кристиана Сидора из Калифорнийского университета и проанализированные докторантом Университета Брайаном Джи. Кристиан Сидор

«Раньше Micropholis был известен только по южноафриканским образцам», — сказал Джи.«Эта изоляция считалась довольно типичной для земноводных Южного полушария в раннем триасе. Каждый регион — Южная Африка, Мадагаскар, Антарктида, Австралия — будет иметь свой собственный набор видов земноводных. Теперь мы видим, что Micropholis получил более широкое распространение, чем считалось ранее ».

Из более чем 30 амфибий раннего триаса в Южном полушарии, Micropholis в настоящее время является лишь вторым из них, обнаруженным более чем в одном регионе, по словам Джи.Это удивительно с учетом географии Земли. В раннем триасе большинство континентов Земли были соединены в единую большую территорию — Пангею. Такие места, как Южная Африка и Антарктида, не были так далеко друг от друга, как сегодня, и, возможно, имели схожий климат. Некоторые ученые предполагают, что в этих близко расположенных регионах могут быть обитатели различных видов земноводных в результате массового вымирания в конце пермского периода.

«Было высказано предположение, что в раннем триасе были только небольшие популяции выживших и низкое перемещение видов, что могло бы объяснить эти региональные различия», — сказал Джи.

Обнаружение Micropholis в двух регионах может указывать на то, что этот вид был «универсалом» — адаптировался ко многим типам окружающей среды — и мог легко распространиться после массового вымирания.

С другой стороны, возможно, что многие другие земноводные действительно жили в нескольких регионах, например Micropholis , но палеонтологи еще не нашли доказательств. В то время как некоторые регионы Южного полушария, такие как Южная Африка, были хорошо отобраны, другие нет — например, Антарктида, которая в раннем триасе была относительно умеренной, но сегодня в значительной степени покрыта ледяными покровами.

Группа

Сидора собрала черепа и другие хрупкие части тела у четырех особей Micropholis во время поездки в Трансантарктические горы в 2017–2018 годах. В 2019 году Джи согласился приехать в Университет Торонто, чтобы провести анализ окаменелостей земноводных из этой поездки после получения докторской степени в Университете Торонто. Он получил степень в начале пандемии и переехал в Сиэтл во время второй волны COVID-19.

Принимая меры по социальному дистанцированию в кампусе, Сидор доставил окаменелости и микроскоп в дом Джи, где он проанализировал образцы в своей гостиной.

Лаборатория постдокторанта Брайана Джи из UW для анализа окаменелостей во время пандемии. Его собака, Барт, также была усыновлена ​​пандемией.

«Доступ к микроскопу был действительно самым важным элементом оборудования, чтобы иметь возможность идентифицировать все мелкие анатомические особенности, которые нам нужны, чтобы окончательно доказать, что это окаменелости Micropholis », — сказал Джи.

Во время той же поездки команда Сидора собрала еще одну редкую находку: хорошо сохранившийся череп тероцефала, группы вымерших родственников млекопитающих, которые жили в пермский и триасовый периоды.Тероцефалы были широко распространенной группой как травоядных, так и хищных.

«Но данные об этих животных в Антарктике очень низки», — сказал Сидор. «Так что это была редкая находка».

Это была редкая находка, которая снова чуть не исчезла. Сидор отправил череп тероцефала в октябре 2019 года в Полевой музей Чикаго, где его очистил и подготовил его давний коллега Акико Шинья.

Подготовленная окаменелость тероцефалов, которая была почти потеряна при транспортировке. Христиан Сидор

«Не имея возможности ездить в музеи для проведения исследований, мы отправляем друг другу окаменелости — что нам не нравится, но иногда нам приходится делать это, чтобы работа продолжалась», — сказал Сидор.

В начале апреля Шинья отправил готовые образцы за ночь обратно в Сидор в Сиэтле, но посылка так и не появилась в запланированное время. Как рассказал Сидор в Твиттере, череп, по-видимому, был потерян в пункте пересадки в Индиане — он опасался навсегда. Через несколько дней пакет был найден, и его быстро перевезли в Сиэтл и благополучно доставили в UW.

«Я испытал такое облегчение», — сказал Сидор. «Когда я думал, что это потеряно, я думал о страховых бланках.Как вы оцениваете в долларах образец, который вам нужно было собрать с помощью LC-130 Hercules? »

Череп проходит анализ в UW. Что касается особей Antarctic Micropholis , то вскоре они получат новый дом. Позже в этом году они будут выставлены в Музее Берка.

Исследование финансировалось Национальным научным фондом.

Для получения дополнительной информации свяжитесь с Сидором по телефону [email protected] и Джи по телефону bmgee @ uw.edu .

Теги: Музей естественной истории и культуры Берка • Кристиан Сидор • Колледж искусств и наук • Биологический факультет

Посмотрите, как мы переосмысливаем динозавров в сегодняшний «золотой век» палеонтологии.

Эта история опубликована в октябрьском номере журнала National Geographic за октябрь 2020 года.

Холодным январским днем ​​ Сюзанна Мейдмент стоит на берегу лондонского озера, глядя на стаю динозавров.

Мейдмент, куратор Британского музея естественной истории, поехала со мной в парк Кристал Пэлас, который в 1854 году включал в себя первую в мире публичную выставку динозавров. Скульптуры произвели фурор при их открытии и вызвали диноманию, которая царит с нами с тех пор. Более чем за столетие до того, как Стивен Спилберг поразил мир парком юрского периода , динозавры Хрустального дворца привлекали два миллиона посетителей в год в течение трех десятилетий подряд, а Чарльз Диккенс упомянул одного в своем романе «Холодный дом ».

Чтобы предоставить нам подробный обзор этих 166-летних памятников, Эллинор Мишель и Сара Джейн Слотер, попечители некоммерческой организации Friends of Crystal Palace Dinosaurs, проводят нас через металлические ворота на берег озера, где мы кулики, чтобы сделать нашу переправу. Я ошибаюсь в своем первом шаге и падаю в воду, карабкаясь на берег острова, мокрый и пахнущий прудовой пеной. «Добро пожаловать на остров динозавров!» — восклицает Слотер, ухмыляясь от уха до уха.

Около 166 миллионов лет назад на территории современного графства Оксфордшир, Англия, земля дрожала от шагов первого научно описанного динозавра — мегалозавра.При создании скульптуры животного для лондонского парка Кристал Пэлас в 1850-х годах (см. Выше) художник взял пример с современных крокодилов. Ученые теперь знают, что динозавр был двуногим (внизу).

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Спрятанные среди папоротников и рыхлых зарослей мха, бледно-зеленые скульптуры внушительны и даже величественны. Два зеленых травоядных животного Iguanodon в парке напоминают огромных игуан с бугорками на мордах, которые, как теперь понимают ученые, были шипами на больших пальцах.Заманчиво отбросить сборку как устаревшую или как материал фильмов категории Б. Но Мейдмент видит динозавров в Хрустальном дворце такими, какие они есть на самом деле: новейшие научные знания того времени, основанные на сравнении живых животных и немногих окаменелостей, доступных исследователям.

Ученые до сих пор используют эту технику для воссоздания фантастических зверей, заполняя мягкие промежутки в устаревших окаменелостях. Мейдмент говорит, что кости не сохраняют следы щек на древних лицах, когда мы останавливаемся между двумя статуями, «но мы реконструируем их как присутствующие, потому что это работает: у современных животных есть щеки.«Скульпторы в парке использовали тот же процесс, — говорит она. «Они были совершенно разумны, чтобы реконструировать их вот так, исходя из того, что они знали».

Этот мантеллизавр, обнаруженный в 1914 году и выставленный в Музее естественной истории Великобритании, был назван игуанодоном до того, как ученые признали его собственным родом в 2007 году. Скелет возрастом примерно 125 миллионов лет является одним из наиболее полных окаменелостей динозавров. когда-либо найденный в Великобритании

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

За прошедшие с тех пор почти два столетия ученые узнали о динозаврах гораздо больше, чем строители Кристал Пэлас Парк могли когда-либо мечтать. Теперь в нашем понимании происходит еще одна революция, подпитываемая множеством свежих окаменелостей и инновационными методами исследования. Получившееся в результате научное процветание заставляет нас переосмыслить популярные представления об этих древних животных.

В течение нескольких лет ученые открывали в среднем около 50 новых видов динозавров в год, что было немыслимо десятилетия назад.Обновленный зверинец варьируется от летунов размером с пинту с крыльями летучей мыши до длинношеих травоядных, которые были самыми большими наземными животными на Земле. Медицинские сканеры, ускорители частиц и химический анализ позволяют исследователям виртуально отделять горную породу от кости и видеть мельчайшие скрытые детали окаменелостей. Наша энциклопедия динозавров теперь включает в себя беспрецедентные подробности о том, как эти животные родились, выросли и жили.

Имея в руках эти инструменты, ученые сегодня не просто пересматривают наши представления поп-культуры о динозаврах; в некотором смысле они возвращают к жизни этих замечательных существ.Когда дело доходит до открытия динозавров, «я искренне думаю, что сейчас золотой век», — говорит палеонтолог из Эдинбургского университета Стив Брусатте.

Лопаты скребут и кирки летают в марокканской Сахаре, где группа палеонтологов, студентов и опытных землекопов ищет окаменелости динозавра Spinosaurus aegyptiacus. Кости, найденные на этом месте, показывают, что у спинозавра был хвост, построенный для движения в воде, что впервые было обнаружено у большого хищного динозавра.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Это уместно, , что динозавры так упорно пленительны. В течение 150 миллионов лет они доминировали над ландшафтами древней Земли и жили на всех семи континентах. Во время своего правления динозавры пользовались огромным успехом, адаптируясь к разным формам и размерам.

Брусатте и другие подсчитали, что ученые каталогизировали более 1100 видов вымерших динозавров, и это всего лишь подмножество видов, которые когда-то жили, потому что окаменение происходило только в нескольких средах.Их история продолжается и по сей день. Когда 66 миллионов лет назад астероид врезался в мексиканский полуостров Юкатан и уничтожил три четверти жизни на Земле, выжила одна группа динозавров: пернатые существа, которых мы теперь называем птицами. (Узнайте больше о том, как вымерли динозавры.)

Западная наука официально изучала динозавров только с 1820-х годов, но то, что мы узнали, многое говорит о том, как на наземных животных влияет наша постоянно меняющаяся планета.

По мере того, как континенты отделялись друг от друга и воссоединились, а температура и уровень моря повышались и понижались, динозавры сохранялись.Какие уроки мы можем извлечь из их реакции и устойчивости? Чтобы рассказать такую ​​эпическую историю, потребуется всемирная охота за костями динозавров, и от Аляски до Зимбабве палеонтологи работают как никогда раньше.

Один из самых богатых регионов для новых находок окаменелостей — Северная Африка. Кому-то, кто задыхается в 105-градусной жаре марокканской Сахары, может быть сложно представить, что этот ландшафт когда-то был богат водными ресурсами, достаточно глубокими, чтобы вместить рыбу размером с машину. Но National Geographic Explorer Низар Ибрагим и его команда палеонтологов возвращались в регион на долгие годы в погоне за одним из самых странных динозавров, когда-либо найденных: речным монстром по имени Spinosaurus aegyptiacus .

Сидя в лаборатории Марокканского университета Хасана II, исследователь National Geographic Explorer Низар Ибрагим (в центре) вместе с палеонтологами Симоне Магануко (слева) и Криштиану Даль Сассо исследует кости спинозавра. «Изучение ископаемого животного для меня — своего рода творение», — говорит Даль Сассо. «Вы должны воскресить животное из осколков».

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

По мере того, как накапливаются новые открытия динозавров, растет и необходимость пересматривать модели этих существ.В Фоссальта-ди-Пьяве, Италия, мастер Гузун Ион из музейной скульптурной фирмы DI.MA. Dino Makers лепит обновленный хвост для воссоздания в натуральную величину субзрелого спинозавра длиной 34 фута.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Первые окаменелостей спинозавра были обнаружены в Египте в 1910-х годах, но были уничтожены во время бомбардировки Германии во время Второй мировой войны. Тем не менее, сохранившиеся полевые заметки, наброски и фотографии оригинальных окаменелостей, а также несколько изолированных костей и зубов, найденных позже в 20-м веке, намекают на то, что это загадочное существо с парусной спинкой вело какой-то водный образ жизни. Спинозавр имел конические зубы, хорошо приспособленные для ловли рыбы, например, поэтому палеонтологи предположили, что он, возможно, рыскал по мелководью и вытаскивал рыбу из воды, как это делают цапли или медведи гризли. Поэтому Ибрагим и его коллеги произвели огромный резонанс в 2014 году, когда они описали новый частичный скелет животного, найденного в Марокко, и использовали его, чтобы доказать, что Spinosaurus проводил большую часть своего времени, плавая и питаясь в воде.

Чтобы подтвердить утверждения, команда Ибрагима вернулась на засушливое место в 2018 году при поддержке Национального географического общества в надежде найти другие части существа.Раскопки были жестокими. Чтобы очистить тонны горной породы, бригада купила единственный в регионе работающий отбойный молоток, который сломался в считанные минуты, что вынудило их обратиться за ремонтом к продавцу неисправного инструмента. Несколько членов команды были госпитализированы из-за истощения, когда вернулись домой. Но подпитываемые Nutella и обещаниями открытий, они начали находить один позвонок за другим на хвосте Spinosaurus , иногда всего в нескольких минутах и ​​дюймах друг от друга. Землекопы были настолько увлечены кладом окаменелостей, что отбивали музыкальные ритмы своими каменными молотками и начинали петь.

Обнаруженный отросток в форме лопасти длиной около 17 футов, обнародованный ранее в этом году в журнале « Nature», является наиболее экстремальной водной адаптацией, когда-либо обнаруженной у большого хищного динозавра. Это с трудом полученное открытие, которое выходит за пределы того, как исследователи думали, что динозавры перемещаются в окружающей среде. «Это станет символом, иконой африканской палеонтологии», — говорит мне Ибрагим.

За более чем два десятилетия через компьютерные томографы больницы O’Bleness в Огайо прошла кавалькада замороженных туш, включая этого сиамского крокодила.Лоуренс Уитмер, палеонтолог из соседнего университета Огайо, использует сканирование современных животных, чтобы восстановить и интерпретировать внутреннюю анатомию вымерших динозавров.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Витмер и сотрудники лаборатории Дональд Серио (сзади справа) и Лидия Гизиге (сзади слева) присоединяются к Хизер Рокхолд, менеджеру по медицинской визуализации в больнице O’Bleness в Огайо, чтобы направить замороженную тушу сиамского крокодила к компьютерному сканеру. Витмер и Рокхолд работают вместе с 1999 года, чтобы сканировать множество образцов животных для анатомических исследований.Ранее ученые сканировали носорогов, жирафов, ламантинов, лосей и десятки различных динозавров.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Рассказ о Спинозавре, с его пейзажами пустыни и историческими интригами кажется, как если бы это могло быть взято из сценария фильма. Но последующее исследование ископаемого хвоста показало, насколько разными могут быть сегодняшние исследования динозавров.

В рамках своей работы Ибрагим отправился из Касабланки в Кембридж, штат Массачусетс, и в лабораторию биолога Джорджа Лаудера Гарвардского университета.По его собственному признанию, Лаудер не палеонтолог: он специализируется на изучении движения водных животных в воде, используя высокоскоростные камеры и роботов, чтобы выяснить, как они плавают. Чтобы испытать Spinosaurus , Лаудер прикрепляет оранжевый пластиковый вырез длиной восемь дюймов в виде хвоста динозавра к металлическому стержню, прикрепленному к датчику силы за 5000 долларов — части роботизированной «заслонки», которая свисает с потолка.

«Это похоже на средневековое орудие пыток», — шутит палеобиолог из Гарварда Стефани Пирс, разработавшая и проводившая эксперименты, когда Лаудер опускает робота в лоток.

После погружения установленный хвост оживает, раскачиваясь взад и вперед и отправляя данные с устройства на соседние компьютеры. Результаты Пирса и Лаудера показывают, что хвост Spinosaurus может создавать более чем в восемь раз большую тягу в воде, чем хвосты связанных с ними динозавров. Зверь длиннее Tyrannosaurus rex , похоже, плыл по рекам, как крокодил. «С того места, где мы начали, палеонтолог динозавров связывается с другим палеонтологом, который связывается с биороботиком по рыбам», — говорит Пирс.«Если вы хотите проводить современные передовые исследования, вам потребуется команда людей из самых разных слоев общества».

Такого рода междисциплинарные лабораторные эксперименты теперь определяют исследования динозавров. Современные компьютеры позволяют ученым обрабатывать огромные наборы данных об особенностях скелета и строить родословные динозавров. Тщательное изучение срезов костей, которые тоньше листов бумаги для принтера, в деталях раскрывают длину и время всплесков роста динозавров. И с помощью тех же моделей, которые используются для прогнозирования изменения климата, палеонтологи могут фактически направить астероид на Землю, как это было 66 миллионов лет назад, чтобы наблюдать сокращение среды обитания динозавров в результате наступившей апокалиптической зимы.

Немногие технологии так сильно изменили наше представление о динозаврах, как медицинская компьютерная томография, которая теперь является стандартом в наборе инструментов для палео.

«Мы смогли перенести все эти вымершие кости в компьютер, где мы можем что-то с ними делать», — говорит палеонтолог из Университета Огайо Лоуренс Уитмер. «Мы можем восстановить недостающие части … и провести краш-тесты, запустить моделирование и лучше понять, как эти животные на самом деле функционировали».

Сканирование также устраняет прошлый компромисс: жертвовать ли отпечатки мягких тканей окаменелости, чтобы стереть их до костей.Существует множество историй о том, как оттиски кожи динозавров измельчались в пыль во время подготовки. Теперь исследователи фактически отщепляют кость от камня. «Это заставляет задуматься, какие вещи мы упустили из виду или пролили бульдозером?» — говорит Марк Уиттон, палеохудожник из Портсмутского университета Великобритании.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Слева : окрашенный в призрачно-синий цвет куриный эмбрион в лаборатории палеонтолога Йельского университета Бхарт-Анжан Бхуллар находится в очереди на исследование под микроскопом.Отслеживая, как гены организуют закономерности роста тел животных, Бхуллар может видеть основные моменты развития, улучшая наше понимание динозавров и их современных потомков.

Справа : научный сотрудник Йельского национального научного фонда Лорел Йохе держит эмбрион анола, окрашенного в синий цвет, чтобы показать анатомию скелета ящерицы. Йохе изучает развивающийся мозг и сенсорные системы рептилий, чтобы выяснить, как динозавры, вероятно, воспринимали их мир.

Современное чувство осторожности в этой области привело к целому ряду открытий.Недавно Витмер использовал компьютерную томографию, чтобы показать, что основные группы динозавров развили отдельные системы кондиционирования воздуха черепа, чтобы их мозг не перегревался. Бронированные динозавры, такие как анкилозавр Euoplocephalus , полагались на свои носовые ходы, которые превратились в протоки в форме сумасшедших соломинок, чтобы выделять тепло во время дыхания животного, охлаждая кровь, предназначенную для мозга. Напротив, у крупных хищников, таких как T. rex , избыток тепла выделялся большими пазухами рыла. Подобно кузнецам, работающим с мехами, динозавры сгибали свои челюсти, заставляя воздух входить и выходить из камер, заставляя влагу испаряться и отводить тепло, как пот в летний день.

Компьютерная томография также может дать нам представление о том, как динозавры двигались и менялись по мере роста. Используя рентгеновские видео и компьютерную анимацию аллигаторов и птиц, Райан Карни из Университета Южной Флориды построил 3D-модели, которые показали в 2016 году, что пернатый динозавр Archeopteryx может взмахивать крыльями таким образом, чтобы обеспечивать автономный полет. И чтобы понять, как вырос патагонское травоядное животное Mussaurus , аргентинский исследователь Алехандро Отеро собрал на компьютере сканы костей динозавра, чтобы смоделировать его положение в разном возрасте.Так же, как человеческие младенцы, детеныши Mussaurus ходили на четвереньках, а затем стали ходить более вертикально на двух задних конечностях.

Чем глубже палеонтологи могут заглянуть в каждый новый кусок кости, тем больше они смогут раскрыть драгоценные детали прошлого — а это значит, что им пришлось серьезно расширить свои инструменты.

Hesperornis (вверху), протоптица мелового периода, является дальним родственником раннего теропода Coelophysis, череп которого находится в руках палеонтолога Йельского университета Бхарта-Анжана Бхуллара.Его исследования показывают, что по мере развития птиц их взрослые черепа сохраняли черты, которые вымершие динозавры имели только в молодости, открывая путь для птичьего клюва.

Снято в Музее естественной истории Пибоди, Йельский университет

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

В северо-западном углу Гренобля, Франция, на треугольной косе, где встречаются две реки, серое кольцо в полумиле вокруг возвышается из смога.Это как если бы инопланетяне приземлились в Альпах, чтобы покататься на лыжах и поесть фондю. Жуткое сооружение — это Европейский центр синхротронного излучения, который в последние годы стал Меккой для палеонтологов благодаря штатному исследователю Полу Таффоро.

ESRF — это ускоритель частиц, который перебрасывает электроны почти со скоростью света. По мере того, как электронный луч проходит по кругу, магниты вдоль круговой дорожки искривляют поток частиц. Разрушение заставляет частицы испускать одни из самых интенсивных в мире рентгеновских лучей, которые исследователи часто используют для изучения новых материалов и лекарств.Таффоро специализируется на использовании рентгеновских лучей, чтобы заглянуть внутрь окаменелостей, которые обычные компьютерные томографы не могут понять, при разрешении, недоступном для этих сканеров.

Когда мы исследуем стальные и бетонные внутренности ускорителя, я спрашиваю Таффоро, насколько проницательной может стать машина. Он указывает на витрину с напечатанными на 3D-принтере примерами окаменелостей прошлого, которые он исследовал с помощью рентгеновских лучей. Части одного из них, норы возрастом более 250 миллионов лет, были отсканированы с достаточной точностью, чтобы разобрать такие узкие детали, как человеческий эритроцит.При подходящих условиях отсканированные изображения Таффоро могут показать детали размером менее одной сотой этой ширины. Такова сила увеличительного стекла размером с футбольный стадион.

Однако большая сила влечет за собой большую ответственность. Чтобы проиллюстрировать важность безопасности для новых студентов, Таффоро использует нефильтрованный луч для освещения объектов в огне и обжаривания кофейных зерен. «Большинство лучей, которые мы используем для сканирования окаменелостей, убили бы вас всего за несколько секунд», — говорит он.

Уроженец Южной Америки, хоацин дает ключ к разгадке того, как руки динозавров превратились в крылья птиц.У птенцов хоацинов, уникальных среди живых птиц, на крыльях есть когти, похожие на когти динозавров, которые они используют, чтобы забраться обратно на деревья после падения в воду, чтобы спастись от хищников.

Снято в Музее естественной истории Пибоди, Йельский университет

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Интенсивность ESRF творит чудеса для Денниса Воетена из шведского университета Упсалы, который использовал его, чтобы виртуально разрезать окаменелостей археоптерикса и проследить поперечные сечения костей в мельчайших деталях.Поскольку кости должны выдерживать напряжение полета, их геометрическая структура может соответствовать стилю полета животных. Хотя анатомия Archeopteryx ‘ не допускала полностью птичьего лоскута, поперечные сечения его костей крыльев больше всего напоминают таковые у живых фазанов, которые летают короткими очередями. Это поразительный намек на то, как это существо возрастом 150 миллионов лет — знаковый снимок превращения динозавров в птиц — перемещалось по цепочкам юрских островов, которые оно, возможно, когда-то называло домом.

Кими Чапель из Университета Витватерсранда в Южной Африке использовал этот объект, чтобы заглянуть внутрь старейших известных в мире яиц динозавров, принадлежащих южноафриканскому травоядному животному Massospondylus .Рентгеновские лучи позволили ей реконструировать эмбриональные черепа внутри, вплоть до крошечных зубов, которые динозавр либо сбросил, либо реабсорбировал перед тем, как вылупиться. У современных зародышей гекконов тоже есть эти протозубы, несмотря на то, что последние общие предки гекконов и динозавров жили более четверти миллиарда лет назад. Частично благодаря гекконам, Шапель выяснила, что эмбрионы Massospondylus прошли три пятых инкубационного периода перед смертью — интимный взгляд на жизнь, оборвавшуюся более 200 миллионов лет назад.«Это заставляет их чувствовать себя намного более реальными», — говорит она мне.

Каждую весну Пекинский институт палеонтологии и палеоантропологии позвоночных приветствует свой собственный символ эфемерной природы жизни, когда по китайской столице разворачивается одеяло из цветущих вишен и слив. Для Джингмая О’Коннора эта сцена невероятно очаровательна: горгульи, созданные по подобию древних рыб, динозавров и саблезубых кошек, смотрят из главного здания на стайки смеющихся школьников.«Это почти как палеонтологический Диснейленд», — говорит исследователь IVPP.

Однако внутри IVPP — это больше машина времени, чем тематический парк. С 1990-х годов фермеры, исследователи и торговцы окаменелостями в провинции Ляонин на северо-востоке Китая привезли сотни окаменелостей, которые перевернули наши представления о том, как выглядели и вели себя динозавры. Многие сохранили следы перьев, которые подтверждают, что оперение появилось еще до того, как динозавры начали летать. Некоторые окаменелости также драматическим образом показывают, что динозавры, помимо ближайших предков птиц, также пытались бросить вызов гравитации.

Немногие динозавры лучше отражают постоянно меняющуюся картину, чем скансориоптеригиды (SCAN-soar-ee-OP-tuh-RIH-jidz), малоизвестная группа динозавров юрского периода с полным ртом имени. Некоторые ученые когда-то думали, что животные размером с ворону использовали свои четырехдюймовые пальцы, чтобы ловить насекомых, как это делают современные ай-айи. Но в 2015 году исследователи IVPP представили странного члена группы, которая оказалась потерянным тупиком в истоках полета. В отличие от любого другого когда-либо обнаруженного динозавра, у Yi qi были перепончатые крылья, похожие на крылья летучей мыши, которые он поддерживал своими длинными внешними пальцами и костлявыми шпорами на запястьях.«Вот в чем суть истории: один очень важный образец… на самом деле просто перевернул с ног на голову все, что, как мы думали, мы знали», — говорит О’Коннор.

Китайские и другие окаменелости из столь же замечательных мест по всему миру сохраняют остатки всех видов тканей. В 2014 году исследователи объявили, что нашли в западной Канаде хадрозавра Edmontosaurus regalis , разновидность гадрозавра, у которого есть петушиный гребешок из мумифицированной плоти, как у петуха. Об этой структуре, о которой никто не знал, был динозавр, несмотря на то, что он знал об этом виде почти столетие.Кости динозавров показали, что существа использовали преувеличенные части тела, чтобы ухаживать за товарищами и жокеев ради социального статуса, точно так же, как современные животные, или чтобы найти себе подобных. С Edmontosaurus и другими динозаврами, несущими мягкие ткани, палеонтологи видят намеки на истинное великолепие этих дисплеев.

Это окаменелое птичье яйцо на территории нынешней Небраски было отложено через десятки миллионов лет после исчезновения нептичьих динозавров. Даже в этом случае остатки помощи Йельскому доктору философии. кандидат Ясмина Виманн анализирует химию более древних яичных скорлуп.«Все птицы — динозавры, поэтому это также птичье яйцо динозавра», — говорит она.

Снято в Музее естественной истории Пибоди, Йельский университет

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

В некоторых случаях исследователи могут даже сделать вывод о первоначальном химическом составе некоторых животных. В 2008 году ученые под руководством палеонтолога Якоба Винтера, ныне работающего в Бристольском университете Великобритании, выяснили, что меланосомы, крошечные субклеточные мешочки, заполненные пигментом меланином, могут окаменеть.Открытие открыло дверь в область, которая когда-то считалась невозможной: выяснение цвета кожи и перьев вымерших динозавров на основе форм, размеров и расположения их меланосом.

Эти реконструкции сопровождаются оговорками: живые животные используют другие пигменты, помимо меланина, и, вероятно, некоторые вымершие динозавры тоже. Тем не менее, недавние находки были поразительными. Пернатый динозавр Anchiornis, , который жил на территории современного Китая, имел красноватый гребень; у раннего цератопса Psittacosaurus была красно-коричневая кожа, которая способствовала ранней форме маскировки динозавров.В 2018 году международная команда сообщила, что перья Caihong , динозавра, который жил в том же регионе, что и Yi qi , когда-то переливались всеми цветами радуги.

Даже большее количество молекул жизни может просуществовать в долгие времена. В 2000-х годах палеонтолог из Университета штата Северная Каролина Мэри Швейцер произвела фурор, когда обнаружила, что некоторые окаменелости динозавров, в том числе экземпляров T. rex , содержат сохранившиеся клетки, кровеносные сосуды и, возможно, даже остатки белков.С тех пор Швейцер и растущая когорта ученых задаются вопросом, как такие вещества могут сохраняться и чему мы можем научиться у них.

В своей лаборатории в Нью-Хейвене, Коннектикут, доктор философии Йельского университета. Кандидат Ясмина Виманн показывает мне, как она измельчает небольшой кусок кости аллозавра для анализа. Она переносит пыль в трубку и предлагает мне добавить раствор кислоты, который шипит и становится темно-коричневым. «Это всегда немного напоминает мне Coca-Cola», — говорит она. Под микроскопом оставленный мусор представляет собой губчатые куски красного дерева, пронизанные черными волнистыми линиями.Я не могу поверить в то, что вижу. Коричневый шмут когда-то был тканью, богатой белком. Волнистые линии? Очертания костных клеток, которые жили более 145 миллионов лет назад у зубастого юрского хищника размером с школьный автобус. Спустя миллионы лет тепло и давление часто превращают эти микроскопические останки в результате химических реакций. Несмотря на их измененное состояние, материалы содержат бесценные ключи к разгадке поведения динозавров. В исследовании 2018 года Виманн показал, что при ударе лазером по скорлупе яиц динозавров в отражающемся свете обнаруживаются деградированные протопорфирин и биливердин — соединения, которые придают яйцам современных птиц цвет и крапинки.

На основании такого анализа кальцинированные яйца родственника Velociraptor Deinonychus имели голубоватый оттенок, что свидетельствует о том, что, как и современные птицы с такими же красочными яйцами, динозавр имел гнезда под открытым небом и вынашивал детенышей. В отличие от этого, окаменелые эмбрионы Protoceratops , найденные в Монголии, и эмбрионов Mussaurus из Патагонии, окружены тем, что когда-то было кожистой яичной скорлупой, согласно исследованию, в соавторству которого Виманн в этом году. Находка предполагает не только то, что эти динозавры зарыли свои гнезда, как современные морские черепахи, но и что яйца первых динозавров были такими же мягкими.Это добавляет изюминку в историю эволюции динозавров, поскольку подразумевает, что твердая яичная скорлупа, которая встречается повсюду в группе Dinosauria, не должна иметь общего происхождения. Вместо этого эта черта развивалась как минимум трижды.

Более чем чего-либо другого, научные достижения показывают нам, что динозавры не были единственной угрозой, которую мы иногда видим в массовой культуре. Они ухаживали друг за другом замысловатыми демонстрациями и ссорились из-за социального статуса. У них были переломы и инфекции. Они охотились за насекомыми и грызли папоротники.Их дни были такими же богатыми и разнообразными, безумными и однообразными, как у птиц за нашими окнами. Даже самый большой, крутой T. rex иногда дремал.

Это осознание приходит мне в голову, когда я прохожу через лабораторию доцента Йельского университета Бхарта-Анжана Бхуллара, чей тесный кабинет находится прямо через коридор от лаборатории Виманна. Бхуллар мог работать на геологическом факультете, но за свою жизнь он прошел всего три курса геологии. Он изучает окаменелости и эмбрионы живых животных, чтобы попытаться выяснить, как древние динозавры порождали птиц.

Если кто и мог генетически изменить птицу и создать цыпленка, то это, вероятно, Бхуллар. В одном исследовании 2012 года он обнаружил, что черепа птиц — это риффы ювенильных черепов древних динозавров, говоря с точки зрения развития: у молодых черепов динозавров были более тонкие кости и большая гибкость, которые птицы использовали для развития клювов. Сохранились части старого набора инструментов. Бхуллар также показал, что блокирование ключевых молекулярных путей клюва может дать куриным эмбрионам Archeopteryx морды, похожие на морды.

В строении тела птиц Бхуллар обнаружил другие поразительные примеры того, как эмбрионы птиц по существу суммируют свою собственную эволюционную историю.Он показывает мне микроскопическое изображение передней конечности эмбриона перепела, которая выглядит точно так же, как рука динозавра-хищника, вплоть до его крошечной динозаврической ладони. «Это Дейноних ! Посмотри на это!» — восклицает Бхуллар, указывая на свой ноутбук. Только ближе к вылуплению эта предковая форма переписывается, чтобы стать знакомым птичьим крылом.

Уже давно после того, как я уезжаю из Йеля, я не могу выбросить из головы эту маленькую перепелиную клешню. После многих лет работы над вымершими динозаврами я опасно привык думать о них в прошедшем времени.Но они все еще с нами, как призраки в яйцах своих птичьих потомков.

Связи между прошлым и настоящим становятся более ясными в Лондоне по мере того, как наше время на Острове Динозавров подходит к концу. В то время как мир динозавров исчез в мгновение ока, динозавры Хрустального дворца столкнулись с более медленной и ползучей угрозой. Скульптуры были внесены в реестр британского наследия, находящегося под угрозой, но из-за отсутствия ухода за ними образовались трещины на их обесцвеченной поверхности. В мае часть лица откололась от мегалозавра острова , повреждение было вызвано либо износом, либо, возможно, вандалами.Планируются усилия по сохранению, возглавляемые «Друзьями динозавров Хрустального дворца».

Учитывая потребность в обновлении повсюду вокруг нас, я спрашиваю Мейдмента, как современные ученые построят свою версию парка Кристал Пэлас. Служанка предлагает элегантный ответ: она бы заполнила его птицами. «Знаете, динозавры — самые разнообразные из ныне живущих наземных позвоночных», — говорит она, когда стая чаек скользит над головой и падает в воду за ее пределами. «Они никогда не останавливались».

Майкл Грешко сообщил об окаменелости канадского динозавра в июньском выпуске 2017 года. Паоло Верзоне получил три награды World Press Photo. Научный иллюстратор Давиде Бонадонна впервые изобразил спинозавра в октябрьском выпуске 2014 года. Габриэль Угуето специализируется на реконструкции вымерших организмов.

(PDF) ФУНДАМЕНТ НАИЛУЧШИХ ПРАКТИК ПО СМЯГЧЕНИЮ ПАЛЕОНТОЛОГИИ

270 Dakoterra Vol. 6, 2014

запрошено для включения в отчет по мониторингу или полевой съемке

(например, палинологический, радиоизотопный, магнитостратиграфический,

петрографический и т. Д.)). Предварительная обработка влечет за собой ввод полевых данных (например,

географическое, топографическое и стратиграфическое положение) и

лабораторных данных (например, таксономических, тафономических и подготовительных

данных) в компьютеризированную базу данных, а также

надлежащая маркировка (например, временная инвентаризация или постоянные каталожные номера

) и упаковка окаменелостей (например, размещение

во флаконах и / или лотках для образцов и строительство опорных опор ber-

, армированных стекловолокном) для транспортировки

на объект курирования согласно условиям договора курирования

.Лабораторные процедуры подготовки окаменелостей

для отдельных образцов должны быть записаны в бланке журнала подготовки окаменелостей

, который должен быть предоставлен в пайку cu-

вместе с коллекцией окаменелостей (7.9). Управление данными

более подробно обсуждается в разделе 8.

8. УПРАВЛЕНИЕ ДАННЫМИ И ОТЧЕТНОСТЬ

В этом разделе мы предлагаем лучшие практики управления данными

и составление отчетов. Функции, связанные исключительно с бизнес-данными, такие как кредиторская / дебиторская задолженность, контракты и

человеческих ресурсов, не обсуждаются, потому что они имеют минимальное совпадение

с лучшими практиками в онтологии палитры смягчения последствий

.Как и в случае сбора данных eld, для управления данными

и составления отчетов требуется создание системы, которая будет работать для отдельного палеонтолога

или более крупной программы смягчения последствий

— в настоящее время не существует универсально правильной системы

.

Стратегии управления данными должны подчеркивать эффективность ввода данных

, точность, регулярное резервное копирование и эффективный поиск

информации. Сетевые базы данных позволяют вводить данные, хранить

и манипулировать ими несколько пользователей, работающих удаленно.В палеонтологии смягчения воздействий различные типы данных

генерируются до и во время полевых работ (см. Раздел

4) и последующего анализа, такого как подготовка окаменелостей, инвентаризация образцов

и идентификация образцов.

— это многочисленные взаимосвязанные наборы данных, которые необходимо вычислить, проанализировать и синтезировать

для включения в отчеты проекта

, годовые отчеты о разрешениях и связанные данные, которые собирают ископаемые компании

, размещенные на объектах

( Таблица 4).Эффективное управление этими данными представляет собой логистическую задачу

, особенно для крупных проектов, таких как

, которые включают несколько агентств, несколько штатов,

несколько типов собственности на землю, несколько объектов курирования,

сложную геологию или большое количество окаменелостей. . Часто данные

состоят из комбинации чисто электронной информации, такой как географические координаты на основе координат и цифровых изображений

, и неэлектронной информации в виде

печатных полевых форм, научных документы и палеонто-

разрешений на использование логических ресурсов.Все чаще информация в формате бумажных копий

сканируется или вводится в базы данных

для более эффективной организации и быстрого поиска.

Как обсуждается ниже, продукт («конечный результат») в палеонтологии митига-

— это окончательный отчет по проекту, который документирует

выполненных работ. Таким образом, все типы данных связаны с

завершением проекта, а также с содержанием и форматом

окончательных отчетов по проекту (8.1).

Требования к окончательному отчету по проекту различаются в зависимости от агентства, и

должен быть подготовлен таким образом, чтобы соответствовать или превосходить стандарты агентства

, даже если агентство не участвует (8.2). Несмотря на то, что существует

перестановок каждого из них, и различия могут существовать в пределах

из них в зависимости от нормативных требований, обнаруженных окаменелостей

, рекомендаций по смягчению последствий, владения землей,

и других факторов, существует пять общих типов отчетов

в палеонтология смягчения (таблица 5).Однако не все из них

обязательно сообщают о фактическом смягчении воздействия.

Например, отчет об оценке палеонтологического воздействия

представляет собой предварительную оценку потенциального воздействия

на палеонтологические ресурсы в пределах проектной территории на основе

на основе анализа существующих данных без полевой съемки. Термин

«оценка» также часто применяется к таким отчетам, и

сбивает с толку, потому что он может включать или не включать опрос поля

.Например, SVP (2010) предлагает термин «Pale-

онтологический отчет об оценке воздействия ресурсов» для уровня

усилий, эквивалентных анализу существующих данных с помощью обзора

eld. Мы предпочитаем термины палеонтологическое воздействие

оценочный отчет и палеонтологический отчет о полевых исследованиях

, чтобы четко различать отчеты, которые не содержат и

содержат результаты полевых съемок, соответственно.

Это различие также поможет избежать путаницы с экологическими

экспертными оценками (ЭО) в рамках NEPA, которые могут или

могут не включать полевые исследования.Отчет, основанный только на

анализе существующих данных без полевых работ, иногда называется

клиентами и агентствами как «настольный» обзор

или анализ. Однако этот термин проблематичен, потому что

расплывчато. Отчету об исследовании eld может предшествовать или не предшествовать отчету

отдельный отчет об оценке воздействия. Если нет,

отчет об обследовании должен содержать результаты анализа

существующих данных, а также результаты полевого обследования.

Аналогичным образом, отчету о мониторинге может предшествовать или не предшествовать отчету

об оценке отдельного воздействия и

отчет о полевых исследованиях. В противном случае отчет о мониторинге

должен содержать результаты анализа существующих данных и поле

опроса, если оно было завершено. Обследование полей не всегда является обязательным условием для мониторинга, основанного на требованиях агентства

и / или чувствительности поверхности (8.3).

Планы мониторинга и смягчения чаще всего являются требованиями агентства

для крупных проектов.Агентства используют результаты

анализа существующих данных и / или полевых исследований, чтобы

дать подробные рекомендации по местам мониторинга

и процедурам, а также процедурам смягчения воздействия (спасение ископаемых)

мер. Для небольших проектов эта информация, в менее подробном формате

, может быть включена либо в логический оценочный отчет paleonto-

, либо в отчет по полевой съемке (8.4).

Что касается палеонтологии смягчения воздействий, то документы NEPA —

основаны на анализе палеонтологических ресурсов

, выполненном в соответствии с Законом о национальной экологической политике

(1969), и включают разделы

Заявления о воздействии на окружающую среду (EIS), Экологические оценки. (EAs),

и категорические исключения (CXs).Документы CEQA

параллельны по своему общему объему и подходу к документам NEPA —

, но инициируются Законом о качестве

Калифорнии, касающимся окружающей среды (1970), и состоят из отчетов о воздействии на окружающую среду

(EIR). Это общее для CEQA EIR и NEPA

«Палеонтологическое богатство Греции может и должно быть эффективно использовано»

В августе прошлого года были заложены основы первого палеонтологического музея и парка естественной истории на Пелопоннесе в Исиома в Кариесе, недалеко от мегаполиса.

Доктор Георгиос Теодору, почетный профессор палеонтологии и стратиграфии Афинского университета, который будет научным куратором экспозиции музея, рассказал Афинско-македонскому агентству новостей о богатом наследии нашей страны в области палеонтологии, о котором часто забывают.

Q .: Палеонтологический музей мегаполиса был основан недавно и, похоже, его реализация не заставит себя долго ждать. Как все началось?

Α .: Афинский университет присутствует в мегаполисе с 1902 года, когда профессор Теодорос Скуфос проводил раскопки и обнаружил чудесные материалы.Точно так же в 60-х годах профессор И. Мелентис, также из Афинского университета, провел раскопки недалеко от Исиомы в Кариесе, в результате чего было обнаружено множество находок в различных местах, что является своеобразием и сложностью этого региона.

Я начал раскопки в 2009 году, которые я продолжил в 2011-2013 годах, и с тех пор мы пытаемся их повторить. С первого периода ассоциация жителей Исиомы «Айос Димитриос» пригласила меня как ученого поддержать создание музея, земля для которого уже была предоставлена ​​местными жителями.Фундамент музея был заложен 26 августа 2017 года и начались работы по возведению здания.

Что касается научного аспекта проекта, регион решил, что Афинский университет будет реализовывать интерьер музея, и, по логике вещей, я буду ответственным за него.

Q .: Какие типы экспонатов будут включены и как далеко они уйдут в хронологическом порядке?

Α .: Мы постараемся изобразить всю природу с давних времен до наших дней и, конечно же, раскопки и палеонтологические находки.Хронологически это будет длиться 300 миллионов лет до настоящего времени; период, обычно охватываемый палеонтологическими и геологическими музеями. В концентрированном пространстве посетитель увидит все, что касается движения континентов, Пангеи, суперконтинента прошлого, океана, который превратился в Средиземное море и который постепенно сужается по мере приближения Африки к Европе, пока не закроется полностью после многих миллион лет. Посетитель также увидит эволюцию суши Греции, Эгейского моря, где сегодня находится Эгейское море, Пелопоннеса, материковой Греции и т. Д.Это общая структура, которая, с одной стороны, охватывает очень большой период времени, но также рассказывает нам все об эволюции Греции.

Q .: Что мы знаем о палеонтологической флоре и фауне региона?

Α .: Фауна хоботков особенно впечатляет в Мегаполисе, где когда-то обитали гигантские лесные слоны ( Palaeoloxodon antiquus ), высота которых составляла примерно от 4,5 до 5 метров. Еще у нас есть бегемоты, олени, гиены, некоторые виды крупного рогатого скота, а наличие носорогов еще раз подтвердилось.Хронологически мы возвращаемся примерно на 300 000–500 000 лет назад. Естественно, необходимо проделать большую работу, чтобы наши знания улучшались и увеличивались.

Q .: Другие части Греции также богаты палеонтологическими находками, такие как Пикерми, «Палеонтологический Акрополь», как его называют, Тилос, известный своими знаменитыми окаменелостями карликовых слонов, и Керазия в Эвбее, где появился новый вид rhinoceros Αcerorhinus neleus. Расскажите немного об их скрытых особенностях.

Α.: Закройте глаза и представьте, что вы находитесь в современной африканской саванне. Что бы вы там ни увидели, а также другие ныне вымершие виды, вы встретите в Пикерми эпохи миоцена. Это впечатляющая, богатая среда обитания, которая была объявлена ​​зоной выдающейся природной красоты, известной во всем мире примерно на протяжении двух последних столетий. Сегодня здесь находится Выставка палеонтологических сокровищ Пикерми, муниципалитет которой, очень серьезно отнесшись к этому вопросу, пытается создать палеонтологический парк и музей на площади около 37 акров.

Материал Kerasia также впечатляет. Есть место для одновременных раскопок семи отдельных точек в течение 3-4 месяцев в году в течение нескольких лет. В настоящее время прилагаются усилия для создания геопарка и создания вспомогательного досье — продукта сотрудничества палеонтологов, ботаников, зоологов, топографов, историков и др. чтобы иметь возможность включить регион в Глобальную сеть геопарков ЮНЕСКО. Северная Эвбея подходит для этого, поскольку она относительно нетронута, во многих местах есть палеолонтологические находки позвоночных животных, а также элементы окаменелых лесов.

Пещера на Тилосе является домом для очень богатых материалов, принадлежащих последним европейским слонам, для которых на средства NSRF Афинский университет в сотрудничестве с Национальным техническим университетом Афин и Университетом Патры (факультет медицины) провел трехмерную реконструкцию. Мы перенесем эту реконструкцию на остров в 2018 году, как и было изначально задумано.

Q .: Есть ли в Греции другие регионы, представляющие палеонтологический интерес?

A .: В 2008 году в Ретимно был построен музей палеонтологии в сотрудничестве с Музеем естественной истории Гуландриса в рамках Региональной оперативной программы Крита.В музее представлены только местные находки, в основном слоны и олени. Прибрежная зона от Ретимно до Герани, включающая более 10 пещер, представляет собой богатейшее скопление палеонтологических участков с млекопитающими, эндемичными для Средиземноморья. Это уникальный регион, который необходимо охранять законодательством, иначе он будет потерян.

Мы также постарались лучше познакомиться с районами муниципалитета Агиои Анаргири в Аттике, где во время 2-й мировой войны возле башни королевы (парк Тритси) было обнаружено впечатляющее окаменелость.Эта окаменелость принадлежит примату, то есть принадлежит к так называемым до-людям, которые были старше своих африканских собратьев, таких как, например, австралопитический. Интерес в международном масштабе подогревался комплексными исследованиями, опубликованными в мае после 2,5 лет работы, в которой Афинский университет участвовал в хронологии. По этой теме еще предстоит проделать большую работу.

Q .: Как соорганизатор и научный руководитель, вы создали более 10 палеонтологических выставок. Есть ли у вас общие опасения по поводу их реализации?

Α.: Выставки — это голос, который в противном случае не был бы предоставлен 4 или 5 палеонтологам, которые составляют общее количество в греческих университетах. Объект обучения должен быть защищен законом, и в университетах должно быть создано больше мест. Прежде всего, государство должно установить стабильное распределение свободных средств. Если сегодня мы тратим 100 евро на раскопки, археологические музеи и места и т. Д., В будущем мы должны тратить 85 евро на археологию и 15 евро на вопросы палеонтологических раскопок, улучшение палеонтологических памятников и создание музеев палеонтологии.Или потратьте 100 евро на археологические раскопки и еще 15 евро на палеонтологию позвоночных. В каждом случае модернизация должна осуществляться с учетом как научных критериев, так и критериев планирования земель. У нас есть богатая палеонтология, представляющая научный, образовательный и туристический интерес. Его усовершенствование можно и нужно использовать с умом.

Принцесса палеонтологии | Nature

Эннинг: ее талант к поиску и оценке окаменелостей получил признание выдающихся геологов того времени.Предоставлено: ОТДЕЛ ГЕОЛОГИИ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ УЭЛЬСА / МУЗЕЙ ЕСТЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ, ЛОНДОН

В этом году исполняется 200 лет со дня рождения Мэри Эннинг из Лайм-Реджис. Она прославилась прежде всего как первооткрыватель и продавщица экзотических ископаемых существ нижней юры; и, во-вторых, как красивая героиня многих детских книг, иногда отождествляемая с ней, «которая продает морские ракушки на берегу моря». На недавний симпозиум в ее честь в Лайм-Реджисе собрались палеонтологи, историки и социологи науки.

Эннинг была дочерью плотника или краснодеревщика. Хотя она написала, что она неграмотна, это было далеко не так. Ее письма были четко написаны, и, как говорят, она выучила французский язык, чтобы читать Жоржа Кювье. Ее отец собирал и продавал «диковинки» со скал и пляжей Дорсета, а после смерти в 1810 году оставил ей, своему сыну Джозефу и вдове Молли основы бизнеса. Судя по всему, именно Иосиф обнаружил голову знаменитого ихтиозавра, которую они с Марией выкопали и продали.

Чтобы вернуться в мысленный мир 1820-х годов, требуется серьезное усилие воображения. Как она интерпретировала окружающий мир и место в нем найденных ею окаменелостей? На одном уровне, далеком от нее, концепция глубокого времени только начинала укрепляться. В 1795 году Джеймс Хаттон сформулировал понятие прошлого и настоящего, в котором «мы не находим никаких следов начала и перспективы конца». Но для большинства людей, в том числе жителей сельского Дорсета, Библия была получена непосредственно от Бога и была основным авторитетом в истории Земли (которая, как известно, началась, по словам архиепископа Ашера, в 9 а.м. 26 октября 4004 г. до н. э.). Ископаемые существа глубоко в скалах без видимых живых потомков представляли очевидную трудность. Было высказано предположение, что они были погребены Потопом или даже оставлены Богом для проверки веры людей.

Продолжительность жизни Аннинг, с 1799 по 1847 год, была эпохой, когда геология считалась королевой наук. Сама Аннинг была описана как «принцесса палеонтологии» в 1837 году. После безнадежных попыток связать ископаемые останки с библейской хронологией, большинство геологов сдались, а наиболее набожные согласились интерпретировать Библию как метафору.С одной стороны, были униформисты школы Хаттона, Уильяма Смита и Чарльза Лайеля; а с другой стороны, катастрофисты, часто с теологической целью, которые рассматривали историю как серию относительно внезапных событий или вмешательств. К тому времени, когда Эннинг умер, униформисты уже преобладали.

Большинство ведущих геологов того времени — Уильям Бакленд, Генри Де Ла Беш, Родерик Мерчисон, Адам Седжвик, Луи Агассис и другие — посетили Лайм-Реджис и знали Эннинг.Некоторые приходили заказывать ее окаменелости и совершали с ней экспедиции. Она, должно быть, знала о текущих спорах, и, как писала леди Сильвестр в 1824 году, «она достигла той степени познания, что имеет привычку писать и разговаривать с профессорами и другими умными людьми», и все они признают, что она понимает больше науки, чем кто-либо другой в королевстве ».

Она определенно осознавала огромную древность окаменелостей и сомневалась, есть ли у них живые аналоги.Теорию она оставила другим. Осторожный скептицизм был одной из ее неизменных характеристик.

Ее сила была практичной. У нее был необычайный талант к поиску, сборке и оценке окаменелостей. Список впечатляет: четыре ихтиозавра, два плезиозавра, птеродактиль, ископаемая рыба Squaloraja , а также аммониты, морские ежи и другие морские ископаемые. Именно она распознала копролиты как ископаемые фекалии и, сравнив существующих морских зайцев с ископаемыми белемнитами, выяснила, что белемнит ассоциируется с его чернильным мешком.Измельчая сепию в мешочке с окаменевшими чернилами из белемнитов, она сделала чернила для своих друзей, чтобы использовать их для рисования окаменелостей.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.