Ослабление государственных начал смутное время: ослабление государственных начал, попытки возрождения традиционных («домонгольских») норм отношений между властью и обществом.

Содержание

ослабление государственных начал, попытки возрождения традиционных («домонгольских») норм отношений между властью и обществом.

СМУТА (СМУТНОЕ ВРЕМЯ) – глубокий духовный, экономический, социальный, и внешнеполитический кризис, постигший Россию в конце 16– начале 17 в. Совпал с династическим кризисом и борьбой боярских группировок за власть, поставившей страну на грань катастрофы. Основными признаками смуты считают бесцарствие (безвластие), самозванство, гражданскую войну и интервенцию. По мнению ряда историков, Смутное время можно считать первой гражданской войной в истории России.Предпосылками Смуты стали следствия опричнины и Ливонской войны 1558–1583: разорение экономики, рост социального напряжения.

Причины Смуты как эпохи безвластия, согласно историографии 19 – начала 20 в., коренятся в пресечении династии Рюриковичей и вмешательстве сопредельных государств в дела Московского царства. 1. этап Смутного времени начался династическим кризисом, вызванным убийством царем Иваном IV Грозным своего старшего сына Ивана. 2.этап Смуты связан с расколом страны 1609: в Московии образовалось два царя, две Боярские думы, два патриарха (Гермоген в Москве и Филарет в Тушине), территории, признающие власть Лжедмитрия II, и территории, сохраняющие верность Шуйскому. 3.этап Смуты связан со стремлением преодолеть соглашательскую позицию Семибоярщины, не имевшей реальной власти и не сумевшей заставить Владислава(сын Сигизмундa) выполнять условия договора, принимать православие. Совокупность этих событий привела к появлению на русском престоле авантюристов и самозванцев, притязаний на трон с казаков, беглых крестьян и холопов (что проявилось в крестьянской войне Болотникова). Следствием Смутного времени стали изменения в системе управления страной. Ослабление боярства, возвышение дворянства, получившего поместья и возможности законодательного закрепления за ними крестьян имели следствием постепенную эволюцию России к абсолютизму. Переоценка идеалов предыдущей эпохи, ставшие очевидными негативные последствия боярского участия в управлении страной, жесткая поляризация общества привели к нарастанию идеократических тенденций. Они выразились в том числе в стремлении обосновать незыблемость православной веры и недопустимость отступлений от ценностей национальной религии и идеологии.

Заключение

Из всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

Россия вышла из "Смуты" крайне истощенной, с огромными территориальными и людскими потерями. По некоторым данным погибло до трети населения.

Преодоление хозяйственной разрухи окажется возможным лишь на путях укрепления крепостничества.

Резко ухудшилось международное положение страны. Россия оказалась в политической изоляции, ослаб ее военный потенциал, долгое время практически беззащитными оставались южные рубежи.

В стране усилились антизападнические настроения, что усугубило ее культурную, а, в итоге, и цивилизационную замкнутость.

Народ сумел отстоять независимость, но в результате его победы в России возродилось самодержавие и крепостное право. Однако, вероятнее всего, иного пути спасения и сохранения российской цивилизации в тех экстремальных условиях и не существовало.

ослабление государственных начал, попытки возрождения традиционных норм отношений между властью и обществом. Борьба за различные пути развития страны — Студопедия

Смута – это потрясение всех устоев традиционного общества, утрата огромными массами людей привычных жизненных ориентиров и даже фундаментальных основ своего бытия. Этот период рассматривается как время фактического безвластия, хаоса. Богобоязненные люди, современники смуты, оценивали её как кару, постигшую людей за их грехи. Эта идея отражается в творчестве целою ряда исследователей.

Причинами Смуты историки считают:

1. Тяжелый, затяжной хозяйственный кризис, который был вызван опричниной, но приобрел катастрофический характер в результате нескольких неурожайных лет в 1600-1603 гг. От голода умерли сотни тысяч людей. Попытки государства оказать помощь голодающим, регулировать цены успеха не имели. Массовый характер приобрело бегство на окраины крестьян, что резко отразилось на доходах землевладельцев.

2. Знатные княжеские семьи считали Бориса Годунова выскочкой, узурпатором власти, который воспользовался тем, что Федор Иванович был женат на его сестре Ирине. В народе распространялось мнение, что царевич Дмитрий был убит по заданию Бориса, что этот царь «не от бога», «не настоящий», за что Бог наказал русский народ непогодой и голодом. Борис Годунов преследовал недоброжелателей, чем все больше изолировал себя от политической элиты.


3. Напряженность в русском государстве была выгодна соседям, Швеции и Польше в первую очередь. Швеция стремилась закрепиться на северо-западе, а Польша была не прочь поглотить все московское государство.

4. Пресечение династии Рюриковичей-Даниловичей открывало большие возможности для борьбы за власть. Династическим кризисом первым воспользовался Борис Годунов, но было немало и других претендентов на трон.

5. В стране происходил процесс закрепощения крестьянства, ухудшалось положение простых людей, которые рассчитывали на «доброго царя», на «чудо».

В силу всех этих обстоятельств авантюрист-самозванец (предположительно – Григорий Отрепьев) стал выдавать себя за спасшегося царевича Дмитрия, сына царя Ивана IV Грозного.

Династический кризис вызвал растерянность в народе. В верхних слоях знати династический кризис возбудил хищнические амбиции и стремление добиться в смутное время власти и привилегий. Схватка за царский престол начинается именно боярством, а т.к. различные боярские группировки опирались на всяческие слои, на разнообразные регионы, то это приводит к разрушению единою общегосударственного порядка. В результате происходит всеобщая деморализация. Никто не скрывает желания укрепиться у власти или использовать ослабление единой власти, любые методы при этом были хороши и можно было использовать всё, что угодно для усиления собственной власти. Она ведёт к разложеншо всех, кто участвует в этой борьбе за власть. Количество людей, даже далеких от политических интересов, чьё сознание и поведение становятся аморальными, растёт как снежный ком.


Предпосылки «смутного времени» зарождаются еще в период правления Ивана IV. Бояре и знать имели какое-то управление, владели управленческими навыками. С их физического устранения в период опричнины проистекает новая ситуация, когда сложившийся в Московском государстве слой управленцев становится тонким. В период опричнины к власти пробиваются люди без моральных устоев, для которых главное было - достичь власти. Руководить страной было для них непосильной задачей. В царя верили, как в носителя Правды. Та жестокость, с которой действовали опричники, превосходила памятную ещё в народе жестокость монголов. То. что опричников посылает царь, впервые приводит к сомнению в позитивной роли царя.

Царствование Федора Иоаннович (1584-1598) было временем политической осторожности. Правящие круги пытаются успокоить народ после опричнины, войн и в условиях угрозы с юга. Эта попытка была разыграна за спиной слабого и больного царя Федора. Его шурин Борис Годунов фактически становится правителем государства.

В годы правления Бориса Годунова стремительно получает развитие общественное разложение, когда раздаются незаслуженные привилегии, даются невыполняемые обещания. Официально Борис Годунов выступает защитником морали, он хочет повысить нравственность в Московском царстве, для этого, например, запретил торговлю водкой. Внутренняя политика Годунова направлялась на социальную стабилизацию. Поощрялась колонизация новых земель, строились города в Поволжье и на Урале. На время его правления приходится и учреждение крепостного права, что должно вызвать поддержку у крепостников. Это, однако, вместе с обострением династического кризиса усилило массовое недовольство.


Страшный голод начала XVII века усугубился ошибками правительства. В это время знать устраивала дележ богатств и привилегий. Запасов зерна хватало и население, может быть, не объедалось бы, но не умирало бы с голода. Борис Годунов начал раздавать хлеб. Это вызвало обратную реакцию ненависти к царю, имеющему значительные запасы хлеба в голодное время.

«Смутное время» усиливается разгулом коррупции и дороговизной. Брожение охватывает жителей нерусских окраин. Прибавляется национальный фактор. Если до смутного времени Москва была связывающим центром, то после начала «Смуты» утратилось доверие к московской власти.

Пренебрежение к государственным интересам и мелочная корысть боярства породило такое явление, как самозванство. Ни один из самозванцев не смел бы посягнуть на престол без открытой или тайной поддержки той или иной группировки боярства.

Так, Лжедмитрий I нужен был для свержения Бориса Годунова, и после этого выполнения задачи его ликвидировали. Царствование Лжедмитрия I продолжалось всего 11 месяцев. Авантюра самозванца быстро исчерпала себя, когда боярский заговор окончательно созрел.

В результате этого боярского заговора на престол вступил князь Василий Шуйский (1606-1610). «Обязательство править по закону, а не по прихоти» стало его девизом. Независимо от личных качеств Василия Шуйского, это был первый договор царя и общества, но oт имени общества выступала верхушка бояр. Трудно было поверить в искренность бояр, недавно заявлявших об истинности Лжедмитрия I, а затем о том, что Лжедмитрий I - «ненастоящий».

Антибоярские настроения перерастают в открытые выступления. Кульминация - восстания 1606-1607 гг. Боярский царь Василий Шуйский приказал уничтожать враждебных бояр с их женами, вотчинами и поместьями. Разжиганию антибоярских настроений способствовала и Польша. Она присылала подонков криминального свойства. По докладу шпионов Папы Римского контроля над территориями со стороны центральной власти не было никакого. Страну захлестнула уголовщина. От имени «Тушинского вора» - Лжедмитрия II шла раздача поместий примкнувшим к нему корыстным лицам.

Летом 1610 г. в Москве произошел ряд переворотов. Дворяне во главе с Прокопием Ляпуновым свергли Василия Шуйского и насильно постригли его в монахи. Власть захватывает группа бояр во главе с Мстиславским. Эта группа называлась «семибоярщиной». 17 августа 1610 г. они организовали присягу польскому королевичу Владиславу. На основании данного договора после этого 24 года Владислав считал себя законным правителем Московского царства, хотя и не принял главного условия - не перешёл в православие.

Произошел раскол государства и общества. Большое распространение получило бегство крестьян. Усиливается независимость казачества. Казачьи поселения отвечали идеалом братственного товарищества. Казацкий круг был автономен. Власть была выборной, казачество тогда не знало общего центра. Хаотическая масса с легкостью переходила от разбойных набегов к службе государству. Она несла в себе мощный заряд догосударственных ценностей, и в целом можно отметить то, что эти антигосударственные ценности активизируются по всей стране.

Под влиянием негативного опыта всё же начинает формироваться новый идеал. Это ранний идеал всеобщего согласия. Люди увидели на своем собственном опыте, что жизнь без государства и без начальства приводит к тому, что невозможна никакая деятельность. Т.е. нужны рычаги, которые будут способствовать порядку в стране. Долг народа - подчиняться воли царя, а долг царя - прислушиваться к желанию народа. Развитие этого нового идеала могло происходить лишь на основе роста сословности, что и наблюдается в XVII в.

Смута показала, что в период общего кризиса избежать тяжелых потерь и потрясений, обрести прочный социальный мир можно только путем сотрудничества всех слоев общества.

ослабление государственных начал. Феномен самозванчества. -

Введение

Россия на рубеже XVI-XVII вв. кризис общества и государства. Борис Годунов

Первая гражданская война в России.

Борьба России с польско-шведской интервенцией.

Земский собор 1613 года: воцарение династии Романовых.

Феномен самозванчества.

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Смута, как объясняет “Толковый словарь” Владимира Даля, – это возмущение, восстание, мятеж, крамола, общее неповиновение, раздор между властью. В Русской истории этим словом обозначают период между концом династии Рюриковичей и началом династии Романовых.

Естественные трудности перехода власти осложнялись особым характером московского государства и особым характером умершего царя. Самодержавная монархия требует самодержавного царя. В особенности, когда государство стоит перед лицом кризиса.

Русские историки спорят относительно датировки начала Смуты. Николай Костомаров считает, что “первое русское лихолетье началось 15 мая 1591 г.”, когда в Угличе погиб семилетний мальчик – царевич Дмитрий, последний сын Ивана Грозного. Ключевский называет началом смуты 1598 год, дату смерти Федора Ивановича. Есть исследователи, полагающие, что несчастья начались, когда Иван убил своего старшего сына. Наконец, есть все основания отсчитывать смутные времена со дня смерти Ивана Грозного 19 марта 1584 г. После смерти Ивана Грозного его наследники – слабоумный Федор и младенец Дмитрий – пугали неспособностью выполнять обязанности царя, что предвещало безудержное своеволие бояр, которое казалось тяжелее и страшнее законного своеволия царя.

Все согласны считать датой окончания смуты 1613 год, когда царем был выбран первый Романов – Михаил. Следовательно, смутные времена длились два, а то и три десятилетия. Продолжительность и трагичность событий, всколыхнувших все слои населения Руси, свидетельствуют о том, что корни кризиса уходили глубоко в государственный организм, в его прошлое.

Россия на рубеже XVI-XVII вв. кризис общества и государства. Борис Годунов

Правление Ивана IV явственно обнажило трагическую противоречивость российской истории. Царствование началось крупными успехами в деле укрепления России. Были присоединены Казанское и Астраханское ханства, что позволило взять под контроль торговый путь по Волге на всем ее протяжении; подготовлен новый “Судебник” (свод законов) и проведена судебная реформа. Унифицированы органы центрального управления – созданы приказы. Организовано постоянное стрелецкое войско; основана традиция созыва Земских соборов, как общенародного совета представителей всех сословий тогдашнего российского общества. Однако завершилось царствование тягчайшим надломом государственности. Не случайно Карамзин сравнивал итоги правления Ивана Грозного с монгольским нашествием, “игом Батыевым”. Вторая половина правления Ивана IV, разительно отличаясь по своим последствиям от первой, повлекла за собой Великую Смуту и распад государства. Тирания престарелого Ивана Грозного во многом подготовила социальную катастрофу Смутного времени. Создав особый механизм опричнины, как способ утверждения ничем не ограниченного единодержавия, Иван IV развязал репрессии, сопровождавшиеся выселениями, конфискацией собственности, массовыми казнями. Летописи свидетельствуют о десятках тысяч погибших.

Массовый характер приняло бегство за западные рубежи, причем основная масса беглецов – захудалая служилая мелкота, опасавшаяся попасть под топор опричнины за вольнодумство. Аппарат государственного управления был дезорганизован террором. Погромы привели к запустению центральных областей страны. Хозяйственная разруха достигла катастрофических масштабов. По писцовым книгам 1573-1578 годов в Московском уезде числится от 93 до 96% пустующих земель.

На массовое бегство крестьян феодалы-землевладельцы и выражавшая их волю государственная власть ответили в последние два десятилетия XVI в. рядом мероприятий, которые имели своей целью усиление личной зависимости крестьянина от помещика и обеспечение его беспрепятственной эксплуатации. Решающим из этих мероприятий явилось установление с 1581 г. “заповедных лет”, впредь до отмены которых крестьянам запрещалось переходить от одного владельца к другому. “Заповедные годы”, которые были введены как временное явление, фактически означали ликвидацию права крестьянского выхода и отмену статей Судебников о Юрьеве дне. Составленные в результате общего описания земель в 80–90-х годах писцовые книги явились основным документом, удостоверявшим права феодалов на крестьян, живших в то время в их владениях.

Англичанин Джиль Флетчер посетил Московское царство четыре года спустя после смерти царя. На пути из Вологды в Москву, видя по дороге многие совершенно пустые деревни, отмечая повсюду разор и запустение, он писал: “Эта порочная политика и тираническая практика (хотя сейчас она и прекращена) так взволновала страну, так наполнила ее чувством смертельной ненависти, что она не успокоится (как это кажется теперь), покуда не вспыхнет пламенем гражданской войны”. История подтвердила предвидение нельстивого и дальновидного современника. Впереди Россию ждала Великая Смута.

К концу XVI века Россия подошла как типичная восточная деспотия. Малоподвижное обществе развивалось медленно. Страна ощутимо отставала от Европы и разрыв нарастал. Эпидемии и недороды еще более ухудшали положение. Жесткий каркас самодержавной монархии, воздвигнутой Иваном Грозным, препятствовал национальному развитию. Кончина Ивана IV (1584 г.) дала начало ожесточенной схватке за власть.

Ключевский, анализируя причины Смуты, особо выделял социальный разлад. “Силы, стоявшие за царями, которые так часто сменялись, и за претендентами, которые боролись за царство, были различные слои московского общества. Каждый класс искал своего царя или ставил своего кандидата на царство: эти цари и кандидаты были только знаменами, под которыми шли друг на друга разные классы русского общества”. Их столкновение отражало противоречия экономических интересов, что в отсутствии политико-правовых механизмов согласования этих интересов, вело к нарастанию антагонизма вплоть до ожесточенной гражданской войне.

Смерть бездетного царя Федора (1598г.) прервала преемственность власти – род Рюриковичей на московском престоле пресекся. Возник кризис власти – отсутствовал преемник с твердыми правами на верховную власть. Россия подошла к исторической развилке. Собранный в том же году Земский Собор (совещание представителей всех социальных слоев тогдашнего общества) высказался за избрание на царство фактического правителя Бориса Годунова. Боярская дума, заседавшая отдельно от Собора, призывала народ присягнуть ей, как высшему органу власти. Исход борьбы решил народ, высказавшись за Бориса Годунова, “согласившегося” на царство.

Царствование Бориса характеризуется начавшимся сближением России с Западом. В 1601 было заключено 20-летнее перемирие с Речью Посполитой. Годунов пытался наладить торговлю с Западной Европой. Он был первым царем, отправившим дворянских отроков за границу, поощрял распространение книгопечатания, для чего открывались новые типографии.

От Грозного Годунов наследовал мысль о необходимости присоединить Ливонию, чтобы, имея в руках гавани при Балтийском море, вступать в общение с народами Западной Европы. Открытая вражда между Польшей и Швецией давала возможность осуществить эту мечту, если бы только действовать решительно, приняв сторону одного из враждующих государств. Борис думал сделать из Ливонии вассальное королевство. С этой целью (в 1599 г.) вызвал в Москву соперника государей Швеции и Польши, шведского принца Густава. Вместе с тем, царь думал женить Густава на своей дочери Ксении, но Густав своим легкомысленным поведением навлек на себя гнев Бориса, был лишен Калуги, назначенной ему в удел до приобретения Ливонии, и был сослан в Углич. В общем, Борис хлопотал о присоединении Ливонии дипломатическими средствами и ничего не достиг.

Годунов проявил себя как деятельный колонизатор и строитель городов. В земле черемисов был построен ряд городов, населенных русскими людьми: Цивильск, Уржум, Царев, город на Кокшаге, Санчурск и др. Нижняя Волга обеспечена постройкой Самары, Саратова и Царицына, а также постройкой в Астрахани в 1589 г. каменной крепости. Был построен город и на отдаленном Яике (Урале). Для защиты от опустошительных набегов крымских татар Годунов воздвиг крепости Курск, Воронеж, Оскол, Ливны, Кромы, Белгород, Валуйки.

В Сибири, где по смерти Ермака (6 августа 1584 г.) и по уходе обратно за Урал казацкой дружины русское дело казалось проигранным колонизация была упрочена постройкой Тюмени, Тобольска, Пелыма, Березова, Сургута, Тары, Нарыма, Кетского острога и переводом поселенцев из северо-восточной России. Во время правления Бориса также усилено укрепление Москвы постройкой Белого города (в 1586 г.), и воздвигнуты в 1596 г. каменные стены Смоленска, сослужившие великую службу в Смутное время. Ко времени правления Бориса также относится учреждение патриаршества (1589), которое сравняло первосвятителя русской церкви со вселенскими восточными патриархами и дало ему первенство пред митрополитом киевским.

Важным законодательным актом правительства Бориса Годунова по крестьянскому вопросу явился указ 1597 г. о сыске беглых крестьян, сыгравший большую роль в развитии процесса закрепощения. Согласно указу крестьяне, бежавшие после 1592 г., подлежали безусловному возвращению их прежнему владельцу; крестьяне же, бежавшие ранее 1592 г., оставались за новым владельцем. Уже создавшееся закрепление крестьянства делало более прочным и обеспеченным хозяйство помещика, а указ 1597 г. устанавливал 5-летний срок для исков о беглых.

Царствование Бориса началось сравнительно успешно. Однако вскоре Россию поразили невиданные по масштабам неурожаи и голод. В 1601г. шли долгие дожди, а затем грянули ранние морозы и, по словам современника, “поби мраз сильный всяк труд дел человеческих в полех”. Три подряд неурожая (ими не были затронуты только южные пограничные уезды) в условиях общей нестабильности крестьянских хозяйств привели к обвалу экономической жизни и социального устройства. Умерших от голода считали сотнями тысяч (“вымерла треть царства Московского”), цены на зерно подскочили в десятки раз, большое число поместий было на грани полного разорения. В таких условиях не приходилось долго ждать социального взрыва. И он последовал.

В 1601-1602 Годунов пошел даже на временное восстановление Юрьева дня. Правда, он разрешил не выход, а лишь вывоз крестьян. Дворяне таким образом спасали свои имения от окончательного запустения и разорения. Разрешение, данное Годуновым, касалось лишь мелких служилых людей, оно не распространялось на земли членов Боярской думы и духовенства.

В 1603г. восстания приняли массовый характер. Начинались народные бунты. Самым крупным было восстание под предводительством атамана Хлопка, разразившееся в 1603г. В нем участвовали в основном казаки и холопы. Царские войска смогли разбить восставших, но успокоить страну не удалось – было уже поздно.

Некоторые историки полагают, что будь у Годунова несколько спокойных лет, то реформы, проведенные Петром I, могли быть осуществлены на сто лет раньше. Однако в реальности этого не произошло. Центральные органы власти оказались либо разрушены, либо парализованы и все больше утрачивали способность контролировать положение в стране. Россия стояла на пороге междоусобной кровопролитной войны; ее захлестывали мятежи, возникла череда самозванцев.

Первая гражданская война в России.

России начала XVII в. такая терминология, как “гражданская война” была незнакома, современники нашли иное емкое слово – Смута. Сейчас есть все научные основания причислить ее к гражданским войнам (а не к крестьянскому движению).

Первый сигнал прямой угрозы правительству Годунова прозвучал в 1602 г. Массовые разбои во многих областях страны приобрели такой размах, что потребовалась отправка особых воинских отрядов во главе с членами государева двора. Очередной взрыв социальных движений подстерегал царя в следующем году. В конце лета на некоторое время оказалась парализованной Смоленская дорога, важнейшая коммуникация от столицы к западной границе. Там действовали отряды беглых холопов под водительством Хлопка. Приказ (полк) московских стрельцов под командованием окольничего И.Ф. Басманова разбил повстанцев. Все взятые в плен холопы были казнены. Но многие бежали на юг. В те же летние месяцы 1603 г. произошло одно из ключевых событий Смуты: легенда о царевиче-избавителе обрела реального носителя имени. В Брагине, владении князя А. Вишневецкого, один из служителей объявил себя чудесно спасшимся “царевичем Дмитрием”, сыном Ивана Грозного. Вскоре в пограничных крепостях России появились подметные листы. В них говорилось о спасении царевича благодаря Божьему покровительству, о законных правах на московский престол. На первый взгляд, не приходилось говорить сколько-нибудь серьезно об осуществимости похода на Москву. Тем не менее, он состоялся. А 30 июня 1605 г. в Успенском соборе Кремля состоялась коронация. Российское государство получило нового “царя”.

В России примеры самозванчества до Григория Отрепьева неизвестны. Надо признать, что Лжедмитрий I обладал выдающимися способностями. В Речи Посполитой он последовательно прошел круги православной знати и монашества, антитринитариев и покровительствующим им аристократов, пожил на Запорожской Сечи, а через князя А. Вишневецкого попал к тем представителям польских католиков-магнатов, которые ориентировались на короля Сигизмунда III. В руках опытного политика, воеводы Юрия Мнишка, обладавшего разветвленными бранно-родственными связями, не вполне ясные мечтания Лжедмитрия I стали приобретать очертания вполне реального предприятия. Он обещал ключевым фигурам то, чего они хотели. Королю – пограничные области России и активное участие в войне против Швеции. Ю. Мнишку и его 16-летней дочери Марине – богатства кремлевской казны, уплату немереных долгов будущего тестя и снова территории России. Не суть важно, что принятые обязательства противоречили друг другу. Папе – через его нунция и польских иезуитов – он обещал введение католичества в России и уж во всяком случае свободу католической пропаганды, участие в антиосманском союзе, свободу действий в России Ордена иезуитов и т.д. Для убедительности он тайно перешел в католичество весной 1604 г. В итоге он получил политическую и моральную поддержку Рима, скрытую политическую и экономическую помощь от короля и ряда магнатов. Правда, цифры не впечатляли: к исходу лета 1604 г. воеводе удалось собрать под знамена московского царевича не более 2 тыс. наемников – конницы и пехоты.

К моменту пересечения Лжедмитрием русской границы украинских казаков в его войске было значительно больше, чем наемников. Чуть позднее, уже на русской территории в его лагерь прибывают основные части донских казаков. На исходе 1604 г. к Лжедмитрию пришли главные силы запорожцев со своей артиллерией. Самозванец приобрел множество крепостей и стойких сторонников самим фактом своего появления на российской земле. Время и место его похода (в юго-западном пограничье) оказались неожиданностью для правительства: его передовым отрядам и имени царевича сдались Чернигов, Путивль и множество других крепостей. Схема повторялась из раза в раз: появление отряда сторонников царевича под стенами города быстро приводило к восстанию против воевод местных жителей и гарнизона, аресту годуновских военачальников и их отправке к Лжедмитрию. Кризис, а затем и развал царской армии, осаждавшей несколько месяцев небольшую крепость Кромы, смерть Бориса Годунова, наконец, всеобщее восстание во всем южном пограничье и антиправительственное выступление в столице 1 июня 1605 г. довершили дело: Лжедмитрий выиграл борьбу за престол.

Несомненно, это было актом гражданской войны. Налицо раскол общества и территории на два лагеря с двумя центрами, вооруженная борьба за верховную власть, параллельные и соперничающие институты государственного управления. Во время пребывания Самозванца в Путивле в феврале–мае 1605 г. при нем функционировали собственная Боярская дума, свой орган представительства от местных сословий, свои приказы и дьяки. Из Путивля Лжедмитрий рассылал воевод по городам.

Лжедмитрий усидел на троне чуть менее года. Его политика носила явно компромиссный характер. Сознательно он избрал образцом в стиле правления период Избранной рады. Была произведена массовая раздача денежного жалованья служилому дворянству и увеличены поместные оклады. Стимулировались поездки за рубеж купцов. Была начата проверка прав собственности в конфликтах между церковными вотчинами и дворцовыми владениями, а также черносошными землями. Готовился новый законодательный кодекс, причем в нем обобщалось законодательство за вторую половину XVI в. Он намеревался собрать выборных представителей от уездных дворянских корпораций с изложением нужд. Не исключено, что, удержись он у власти, быть может, реализовался бы вариант постепенного преодоления раскола общества путем компромиссов.

Второй акт Смуты открылся избранием на царство Василия Шуйского, главы заговора против Лжедмитрия I. Представитель рода нижегородско-суздальских Рюриковичей, он входил в круг наиболее могущественной аристократии страны. На юге избрание Шуйского было воспринято как узурпация власти одним из ненавистных бояр. В дни коронации Шуйского имел место Земский собор, на который выбирало своих представителей уездное дворянство (в частности, из Смоленска). В середине лета юг вновь заполыхал: комбинация антиправительственных сил повторилась теперь в увеличенном масштабе.

Высшим этапом войны начала XVII в. (1606-1607гг.) было восстание Ивана Болотникова, в котором участвовали холопы, крестьяне, посадские люди, стрельцы, казаки, а также присоединившиеся к ним дворяне. Война охватила юго-запад и юг России (около 70 городов), Нижнее и Среднее Поволжье. Восставшие разгромили войска нового русского царя Василия Шуйского под Кромами, Ельцом, на реках Угра и Лопасня и др. В октябре-декабре 1606г. восставшие осадили Москву, однако из-за начавшихся разногласий и предательства дворян потерпели поражение и отступили к Калуге, а затем в Тулу. Летом-осенью 1607г. вместе с отрядами холопа Ильи Горчакова (Илейки Муромца) восставшие сражались под Тулой. Осада Тулы продолжалась четыре месяца, после чего город был сдан, восстание подавлено. Болотников был сослан в Каргополь, ослеплен и утоплен.

Появление и гибель первого Лжедмитрия I сопровождались всплеском международного интереса к тому, что разворачивалось на просторах России. Восстание Болотникова такой популярностью не пользовалось, но именно оно продемонстрировало всю глубину кризиса общества и государства заинтересованным соседям. Так родилась авантюра второго Самозванца. На исходе лета 1607 г., еще до падения Тулы, в пограничном Стародубе появился новый “Дмитрий Иванович”. Его подлинность тут же удостоверили московские приказные лица… Начался новый этап Смуты, связанный с открытой военной польско-шведской интервенцией.

Борьба России с польско-шведской интервенцией.

Понятие “интервенции” (от позднелат. interventio – вмешательство) раскрывается как насильственное вмешательство одного или нескольких государств во внутренние дела другого государства.

Правительство Речи Посполитой внимательно следило за положением в Русском государстве, надеясь как минимум захватить Смоленск и Чернигово-Северскую землю. Польские правящие круги были недовольны результатами Ливонской войны. Большая и весьма влиятельная часть господствующего класса Речи Посполитой стремилась пересмотреть условия перемирия, заключённого в Запольском Яме. Папство также ожидало благоприятного момента для введения на Руси католицизма. Правящие круги Речи Посполитой и католической церкви намеревались расчленить Россию и ликвидировать ее государственную самостоятельность. При этом польские магнаты рассчитывали на обострение русоко-шведских отношений, особенно после Тявзинского мира 1595 г., позволившего Русскому государству ликвидировать наиболее тяжёлые последствия Ливонской войны и вернуть выход к Балтийскому морю.

В скрытой форме интервенция выразилась в поддержке Лжедмитрия I и Лжедмитрия II. Открытая интервенция под руководством Сигизмунда III началась при Василии Шуйском, когда в сентябре 1609 г. был осажден Смоленск и в 1610 г. состоялся поход на Москву и ее захват. К этому времени Василий Шуйский был свергнут дворянами с престола, и в России наступило междуцарствие – Семибоярщина. Боярская дума пошла на сделку с польскими интервентами и склонилась призвать на русский престол польского короля малолетнего Владислава, католика, что было прямым предательством национальных интересов России. Кроме того, летом 1610 г. началась шведская интервенция с целью отторгнуть от России Псков, Новгород, северозападные и северорусские области.

В начале 1611 г. в Рязани и Нижнем Новгороде начало собираться ополчение, ставившее своей целью изгнание из России польских интервентов. Начавшись в Рязани, движение в короткий срок охватило всю область к югу от Оки. Оно распространилось также из Нижнего Новгорода по всему Поволжью. Города посылали друг другу грамоты с призывами начать борьбу и создать ополчение. Движение возглавил рязанский воевода Прокопий Ляпунов. К Ляпунову присоединились тульские, калужские, северские и украинные служилые люди – дворяне, дети боярские, казаки. К ополчению примкнули некоторые военные отряды, служившие ранее царю Василию Шуйскому, а также остатки вооруженных сил распавшегося Тушинского лагеря во главе с Иваном Заруцким и князем Дмитрием Трубецким. Для ополчения Ляпунова характерна разъединённость, обособленность отдельных отрядов. В начале 1611 г. первое ополчение двинулось к Москве. Возмущение и отдельные выступления против иноземных захватчиков в Москве 19 марта 1611 г. переросли в восстание. 20 марта интервенты получили подкрепление, которое помогло им подавить восстание и произвести дикую расправу над жителями столицы. Московское восстание 19–20 марта 1611 г., сожжение столицы и избиение её жителей вызвали у русских людей бурный рост патриотизма. Ряды ополчения, подходившего к Москве, быстро пополнялись.

Ополчение состояло из разнородных социальных групп. В нем были сильны внутренние противоречия, которые оказались для него роковыми. Смерть Ляпунова послужила поводом к распаду ополчения. Овладеть Москвой первому ополчению не удалось.

Осенью 1611 г. поднимается новая, более мощная волна национально-освободительного движения. Центром его снова оказался Нижний Новгород.

Во главе второго ополчения встали стольник князь Д.М. Пожарский и нижегородский староста К. Минин. Многое в организации и намерениях второго земского ополчения противоречило порядкам и целям первого. Все города и уезды по дороге присоединялись к ополченцам. Упредив действия казаков первого ополчения, отряды второго появились в Ярославле ранней весной уже как общероссийская сила. Несколько месяцев пребывания в этом городе окончательно оформили устройство второго ополчения. В Ярославле были восстановлены основные приказы: сюда из-под Москвы, из провинции стекались опытные приказные, умевшие поставить дело управления на добротную основу. Руководители ополчения всерьез занялись дипломатией. Несколько месяцев совместной работы доказали взаимодополнение руководителей ополчения: опытный и удачливый воевода, человек твердых убеждений, Пожарский возложил текущее управление на Минина, обеспечившего финансы и снабжение.

Отстоять независимости Российского государства и изгнать интервентов можно было только всем народом. Успех народного ополчения был обеспечен высоким подъёмом народно-освободительного движения, охватившего самые широкие слои русского народа, и проявленными в борьбе с иноземными захватчиками исключительным мужеством и героизмом.

Под воздействием грамот Гермогена и старцев Троице-Сергиева монастыря сформировалась идеологическая платформа: не брать царем Ивана Дмитриевича (сына Марины Мнишек), не приглашать на русский престол любого зарубежного претендента, первая цель – освобождение столицы с последующим созывом Земского собора для избрания нового царя. Патриарх Гермоген говорил он в своей первой грамоте народу: “Отцы ваши не только к Московскому царству врагов своих не подпускали, но и сами ходили в морские оттоки в дальние расстояния и в незнаемые страны, как орлы острозрящие и быстролетящие, как на крыльях парящие, и все под руку покорили Московскому Государю-Царю”. Патриарх Гермоген напоминает об основной идее государственности – самостоятельности политики, указывает и необходимые условия для этого: активность или, иными словами, постоянную работу и подвиг, т.е. подъем духа и самодержавное единство власти. Известная “грамота Гермогена” собрала русский народ воедино, а потому мы можем смело утверждать, что взгляд патриарха отвечал народному самосознанию.

После освобождения в октябре 1612 г. Москвы, провала двух попыток Сигизмунда (1612 и 1617гг.) снова захватить русскую столицу польская интервенция завершилась Деулинским перемирием с Речью Посполитой в 1618 г. уже при новом царе из новой династии Романовых – Михаиле Романове (1596-1645). По этому соглашению Польша получила Смоленские (кроме Вязьмы), Черниговские и Новгород-Северские земли. Всего к полякам отошло 19 русских городов, в том числе и Смоленск.

В период так называемого междуцарствия (1610-1613 гг.) положение Московского государства казалось совершенно безвыходным. Поляки занимали Москву и Смоленск, шведы – Великий Новгород; шайки иноземных авантюристов и своих “воров” разоряли несчастную страну, убивали и грабили мирное население. Когда земля стала “безгосударной”, политические связи между отдельными областями порвались, но все же общество не распалось: его спасли связи национальные и религиозные. Городские общества центральных и северных областей, возглавляемые своими выборными властями, становятся носителями и проповедниками национального сознания и общественной солидарности. В своей переписке города призывают одни других “быти в любви и в совете и в соединении друг с другом”, и “в том крест целовати меж себя, что нам с вами, а вам с нами и ожить и умереть вместе”, и за “истинную христианскую веру на разорителей нашея християнские веры, на польских и литовских людей и на русских воров стояти крепко”, а потом “выбрати бы нам на Московское государство государя всею землею Российской державы”. Вожди нижегородского ополчения, со своей стороны, призывают города соединиться, “чтоб нам, по совету всего государства, выбрати общим советом государя, чтоб без государя московское государство до конца не разорилося”…, “и выбрати б нам государя все Землею… всемирным советом”.

Одержанная победа окружила ореолом славы имена героев этой битвы и первых среди них – “выборного человека” Кузьму Минина и “большого богатыря” Дмитрия Пожарского.

Земский собор 1613 года: воцарение династии Романовых.

В октябре 1612 г. Москва стала свободной. Однако в результате польско-шведской интервенции страна находилась в состоянии сильнейшего экономического упадка. На месте сотен сёл и деревень на территории, подвергшейся оккупации, в центральной части страны, а также на западной и юго-западной окраинах оставались только развалины. В уцелевших поселениях большая часть дворов стояла пустыми, владельцы их были перебиты или разбрелись. Значительно сократилась площадь возделываемых полей. Число малопашенных или беспашенных дворов на помещичьих землях доходило до 70%.

Важнейшей задачей было восстановление государственной власти и освобождение еще занятых интервентами областей. Восстановление государственной власти мыслилось руководителями ополчения в привычной для того времени форме монархии. Эту задачу должен был выполнить Земский собор, которому предстояло избрать царя.

Первые грамоты с призывом избирать депутатов на Земский собор были направлены по городам вскоре после очищения столицы. Сроки работы Собора переносились не один раз. Но в первой декаде января 1613 г., до подъезда депутатов из ряда городов, заседания Собора открылись в Успенском соборе Кремля. Предварительно были определены нормы представительства от городов и групп населения. По сравнению с Советом второго ополчения особой новизны не было. Полагалось 10 человек от города при сохранении того перечня сословий, по которому призывали в Совет ополчения, включая черносошных крестьян. Традиционные и ведущие курии Собора – Освященный собор, Дума, дворовые московские чины (включая приказных), сохранили свою роль. Заседания собора, одного из самых больших и полных по числу участников, открылись в январе 1613 г. В отличие от других земских соборов XVI–XVII вв. в нем была слабо представлена знать, главную роль играли дворянство и духовенство, были представлены посадские люди, казаки, стрельцы, возможно и черносошные крестьяне.

Прежде всего собор решил определить, кто не может быть кандидатом: “Литовского и Свийского короля и их детей, за их многие неправды, и иных некоторых земель людей на Московское государство не обирать, и Маринки с сыном не хотеть”. Документов, зарегистрировавших споры на соборе, не сохранилось. Но решение исключить из обсуждения Владислава (официально все еще считавшегося царем), Сигизмунда и

шведского принца Филиппа свидетельствовало, что их сторонники были. Князю Пожарскому приписывают поддержку Филиппа. Казаки, представленные очень сильно, не переставали мечтать о привилегиях, полученных ими от самозванцев.

После решения о нежелательных кандидатах, начались обсуждения желательных. Кандидатов было немного. Князь Василий Голицын, подходивший по знатности и способностям, был в польском плену. Князь Мстиславский отказался. Василий Ключевский безжалостно констатирует: “Московское государство выходило из страшной смуты без героев; его выводили из беды добрые, но посредственные люди”. 7 февраля собор принял решение: царем был избран Михаил Романов, сын Филарета. Оглашение имени нового царя было отложено на две недели: Собор не хотел ошибиться. Но это было лишь предварительное избрание, наметившее соборного кандидата. Окончательное решение предоставили всей земле. Тайно разослали по городам верных людей выведать мнение народа, кого хотят на Московское царство. Народ оказался достаточно подготовленным. Посланные воротились с донесением: все от мала до велика хотят на царство Михаила Романова, а “опричь его никак никого на государство не хотеть”. Фактически это был один из первых (если не первый) на Руси социологический опрос.

Кандидатура Михаила Федоровича Романова не вызывала возражений. 21 февраля 1613 г. Михаил Романов был провозглашен царем в большом Московском дворце, еще не отстроенном после двухлетней польской оккупации. На трон вступила новая династия. Смута официально закончилась.

Для русского народа, столько раз неудачно выбиравшего новых царей во время Смуты, прочным казалось избрание лишь того, кто хоть как-нибудь был связан с прежним царским домом; восторжествовала старая привычная идея “природного царя”. Иначе смотрели на Михаила Романова бояре. Стремясь “выбрать не способнейшего, а удобнейшего”, они рассчитывали, что при нем не повторятся испытания, пережитые боярством в царствование Грозного и Годунова.

Кандидатура Михаила Романова устраивала разные слои общества. Новое московское правительство, первостепенную роль в котором играл отец царя патриарх Филарет, восстанавливая государство после смуты, руководствовалось принципом: все должно быть по старине. Для успокоения общества, преодоления разрухи консервативная политика была необходима, однако Смута внесла в общественную жизнь много таких перемен, что, по сути, правительственная политика оказалась реформаторской.

Часто в описании Смуты на факте избрания Михаила ставят точку. Однако следует отметить, что без международного урегулирования нельзя было считать гражданскую войну законченной. Лишь к концу 1618 г. территория Русского государства была освобождена от интервентов, за исключением земель, отошедших к Швеции по Столбовскому миру и оставшихся под властью Речи Посполитой по Деулинскому перемирию.

Феномен самозванчества.

Появление самозванца.

В 1598 году Земский собор единодушно выбирает царём Бориса Годунова. Впервые в истории на трон вступил не “прирожденный” государь, а выбранное лицо.

Несмотря на все попытки Годунова вывести страну из политического и экономического кризиса, этого сделать не удалось. Воцарение Годунова привело не к завершению Смуты, а только к её началу. Личность Бориса вызывала неприязнь, прежде всего боярства. Хотя Годунов не применял физических методов в борьбе со своими политическими противниками, но он поощрял доносительство, поэтому в стране был введен “политический” режим.

Роковую роль в судьбе царя сыграли события 1601-1603гг., связанные с неурожайными годами и массовым голодом. Все попытки Годунова преодолеть препятствия неурожая: раздача бедным денег, бесплатная выдача хлеба из государственных хранилищ, организация платных строительных работ – не увенчались успехом. Цены на хлеб поднялись примерно в 100 раз. На волне массового недовольства начались крестьянские выступления. Недовольство властью сохранялось, оно во многом подготовило почву для появления самозванца.

В 1604 году в Польше появилась личность, объявившая себя спасшимся царевичем Дмитрием…

Лжедмитрий I (1 июня 1605 – 17 мая 1606г.)

Лжедмитрий считался авантюристом, самозванцем, выдававшим себя за царевича Дмитрия Ивановича, чудесно спасшегося сына Ивана IV Грозного.

Существует множество версий о происхождении Лжедмитрия. По одной из них он – царевич Дмитрий Иванович, чудесно спасшийся от убийц, подосланных, по одной из версий Борисом Годуновым. Был якобы спрятан и втайне переправлен в Польшу. Иногда выдвигается версия, что Григорий Отрепьев был одним из незаконнорожденных сыновей Грозного, отданный на воспитание в семью Отрепьевых. Окончательного ответа на вопрос о личности первого самозванца пока не существует.

По самой распространенной версии, Лжедмитрий I был сыном галицкого дворянина Богдана Отрепьева. Юшка (Юрий) принадлежал к знатному, но обедневшему роду Нелидовых, выходцев из Литвы. Родился в Галиче (Костромская волость). Отслужив в одном из московских приказов, в 1600 году Юрий Отрепьев постригся в монахи под именем Григория. Считается, что Юрий был старше царевича на 1-2 года.

В 1601 году Лжедмитрий обосновался в московском Чудовом монастыре, вскоре получил чин дьякона, состоял при патриархе Иове “для книжного письма”. В 1602 году бежал в Польшу, назвался именем сына Ивана IV Грозного – Дмитрием и тайно перешел в католичество.

В марте 1604 года король Сигизмунд III за помощь в войне со Швецией и участие в антитурецком союзе пообещал Лжедмитрию поддержку. Тот обязался в случае воцарения жениться на дочери воеводы Мнишка Марине, передать ей Новгород, Псков и уплатить Мнишеку 1 млн. злотых.

Осенью 1604 года во главе трехтысячного отряда польского “рыцарства” Лжедмитрий вступил в Россию. 21 января 1605 года Лжедмитрий I был разбит под селом Добрыничи Комарицкой волости, но укрепился на юге, в Путивле.

В мае 1605 года умер царь и часть войска во главе с Басмановым встала на сторону самозванца. 1 июня 1605 года в Москве вспыхнуло восстание, которое свергло правительство Годуновых. Федор Годунов (сын Бориса) вместе с матерью были убиты по приказу Лжедмитрия, а его сестру Ксению он сделал наложницей. Но позже по настоятельной просьбе родственников Мнишек Ксения была пострижена.

17 июля 1605 года для доказательства “царского” происхождения была проведена инсценировка признания Лжедмитрия матерью Дмитрия, Марией Нагой – монахиней Марфой.

Лжедмитрий попытался совершить невозможное, показав большое политическое чутьё, ум, находчивость и смелость. Прежде всего он урегулировал отношения с Боярской думой, подтвердив её полномочия и обещав боярам сохранить их вотчины. Вернул в Москву многих опальных при Годунове бояр и дьяков и в первую очередь оставшихся в живых Романовых. Филарета Романова удостоил сана метропалита.

Во время многодневного празднования свадьбы Лжедмитрия и Марины Мнишек, приехавшие поляки в пьяном угаре врывались в московские дома, грабили прохожих. Это послужило толчком к началу реализации боярского заговора во главе с князем Василием Шуйским. Василий Шуйский не скрывал своих подлинных мыслей, прямо высказавшись заговорщикам, что Дмитрий был “посажен на царство” с одной целью – свалить Годуновых, теперь же пришло время свалить и его самого.

На рассвете 17 мая 1606 года вооруженный отряд под руководством Шуйского вошел в Кремль. С криком “Зрада!” (“Измена!”) Лжедмитрий попытался убежать, но был жестоко убит. По одной из версий его труп подвергли торговой казни, посыпали песком, мазали дегтем. Среди жителей Москвы цареубийство вызвало неоднозначную реакцию, многие плакали, глядя на поругание. Его сначала похоронили в так называемом “убогом доме”, кладбище для замёрзших или упившихся, за Серпуховскими воротами. Но после череды магических случаев, все же, тело Лжедмитрия выкопали и сожгли. В другом источнике сказано, что Лжедмитрий пытаясь спастись выпрыгнул из окна, но при этом вывихнул ногу с разбил грудь. Когда он попал в руки заговорщиков, его тут же зарубили мечами. Три дня тело Лжедмитрия лежало для всеобщего обозрения на Красной площади. Потом труп сожгли, пепел зарядили в пушку и выстрелили в ту сторону, от куда пришёл самозванец – в сторону Польши.

Несмотря на столь двойственную судьбу, как правитель, Лжедмитрий, в соответствии со всеми современными отзывами, отличался огромной энергией, большими способностями, широкими реформаторскими замыслами.

Правление Василия Шуйского (1606-1610гг.) “Тушинский вор”.

Шуйский пытался укрепить войско после унизительных поражений, нанесённых царской армии сторонниками Лжедмитрия. При нём в России появился новый воинский устав. В то же время усилились центробежные тенденции, наиболее заметным проявлением которых было восстание Болотникова, подавленное только в октябре 1607 года.

В августе 1607 года на смену Болотникову пришёл новый претендент на престол — Лжедмитрий II. Самозванец, выдававший себя за русского царя Дмитрия Ивановича (точнее за Лжедмитрия I), якобы спасшегося во время восстания 17 мая 1606 года. Происхождение самозванца неясно.

Основу его войск составили польские отряды князя А. Вишневецкого, князя Р. Ружинского. К нему примкнули часть южнорусского дворянства, казаки, остатки разбитых войск И.И. Болотникова. Из Стародуба Лжедмитрий II в июле 1607 года предпринял поход на Брянск, Тулу.

Разбив в мае 1608г. под Волховом войска Василия Ивановича Шуйского, он подошел к Москве и создал лагерь в селе Тушино, где было сформировано правительство (князья Трубецкие, А.Ю. Сицкий, Филарет Романов, М.Г. Салтыков). В декабре 1608 года власть формально перешла к десяти выборным от польских наемников. В августе 1608 году в Тушино прибыла польская делегация во главе с Мнишком, дочь которого Марина под нажимом поляков и за огромные деньги признала в Лжедмитрием II своего убитого мужа. Они тайно обвенчалась. (Девятнадцатилетняя авантюристка по-прежнему мечтала о русской короне.)

Начало открытой интервенции Речи Посполитой (лето 1609) завершила распад Тушинского лагеря. Поляки, большинство русских бояр и дворян ушли к Сигизмунду III. В декабре 1609 года самозванец бежал из Тушина в Калугу. Воспользовавшись разгромом войск Шуйского под Клушином (июнь 1610), Лжедмитрий II в июле вновь подошёл к Москве, но уже в августе был вынужден снова бежать в Калугу, где был убит. В русской официальной историографии Лжедмитрия II называли “Тушинским вором”.

Постепенно власть Лжедмитрия II распространилась на значительную территорию. По сути, в стране установилось своеобразное двоевластие, когда ни одна из сторон не имела сил для того, чтобы добиться решающего перевеса. Два года существовали “параллельные” системы власти: две столицы — Москва и Тушино, два государя — цари Василий Иванович и Дмитрий Иванович, два патриарха. Функционировали две системы приказов и две Думы, причем в тушинской было немало людей знатных. Это было время так называемых “перелетов” — зримого проявления нравственного оскудения общества, когда дворяне по нескольку раз переходили из одного лагеря в другой ради получения наград и сохранения за собой нажитого при любом исходе.

В 1609 г. он заключил договор со Швецией, по которому в обмен на уступленную Корельскую волость шведы оказывали военную помощь московскому государю. На практике дипломатическая акция царя принесла ему больше минусов, чем плюсов: договор нарушал прежнее соглашение с поляками и давал Сигизмунду III повод для открытого вмешательства в московские дела и преодоления внутренней оппозиции, выступавшей против войны на Востоке.

Осенью 1609 г. польские войска осадили Смоленск. Сигизмунд III надеялся, что в условиях всеобщей “шатости” он не встретит сильного сопротивления: было объявлено, что он пришел в Московское государство для прекращения Смуты и междоусобия. Однако жители города во главе с воеводой боярином М. Б. Шейным в течение 21 месяца оказывали упорное сопротивление. Героическая оборона Смоленска, сковав короля и вдохновив русских людей, оказала большое влияние на ход Смуты.

В условиях открытой интервенции Речи Посполитой Тушинский вор уже не был нужен полякам. Часть их из Тушина потянулась под Смоленск, другая продолжала действовать самостоятельно, совершенно не считаясь с самозванцем. В окружении Лжедмитрия II назревал кризис. В декабре 1609 г. самозванец бежал в Калугу. Это ускорило распад тушинского лагеря. Часть русских тушинцев, которые не желали никакой договоренности с Шуйским, стали искать выхода из политического и династического кризиса в сближении с польским королем.

В феврале 1610 г. русские тушинцы во главе с М. Г. Салтыковым заключили под Смоленском с Сигизмундом III соглашение о призвании на престол его сына, королевича Владислава. Авторы договора стремились сохранить основы русского строя жизни: Владислав должен был блюсти православие, прежний административный порядок и сословное устройство. Власть королевича ограничивалась Боярской думой и даже Земским собором.

17 июля 1610 г. по челобитью всех людей отрёкся от престола и насильственно пострижен в монахи.

Однако, грабежи и насилия, совершаемые польско-литовскими отрядами в русских городах, а также межрелигиозные противоречия между католицизмом и православием вызвали неприятие польского господства — на северо-западе и на востоке ряд русских городов “сели в осаду” и отказывались присягать Владиславу. Фактическое управление в это время осуществляла, так называемая Семибоярщина — совет из семи бояр.

интервенция

Поворотным пунктом в истории смуты послужило убийство в декабре 1610 года Лжедмитрия II, бежавшего из Тушино в Калугу. Устав от бесконечных междоусобиц, население России мечтало о твёрдой власти. В обществе всё более крепла мысль о созыве всенародного ополчения. Одним из его центров становиться рязанская земля. Возглавили народное ополчение дворянин Ляпунов и казак Заруцкий, но оно распалось, так и не выполнив своей миссии.

Центром нового ополчения становиться Нижний Новгород. Его возглавили земский староста Кузьма Минин и князь Дмитрий Михайлович Пожарский. Вокруг ополчения объединилось более половины населения России. В Ярославле был организован Земский собор (или “Совет всея Земли”) от представителей с мест. Он становиться временным верховным органом власти в стране. В августе 1612 года ополчение подошло к Москве. В октябре столица была освобождена от поляков. После, по стране были разосланы грамоты о созыве Земского собора для выборов нового царя. Он состоялся в январе 1613 года.

Окончательный выбор был сделан в пользу 16-летнего Михаила Романова, сына митрополита Филарета, родственника первой жены Ивана Грозного. Царская власть снова становилась самодержавной. 21 феврвля 1613 года Земский собор избрал царём Михаила Романова. Утвердилась новая правящая династия.

Заключение: Смутное время в России: ослабление государственных начал.

Каждое из многочисленных объяснений причин Смутного времени (объяснений много, ибо историки очень интересовались трагической, полной бури и грома, эпохой, выделяя одну из граней) содержит долю истины.

Итоги Смутного времени неоднозначны. Во-первых, выход из Смуты и восстановление государственности обеспечила народная самоорганизация. И, во-вторых, социальная катастрофа вновь поставила средневековое русское общество перед выбором способа правления: конституционная монархия или неограниченное самодержавие.

Эпоха XVI-XVII вв. была для России переломной. Здесь завершился процесс складывания единого государства и определился его тип как многонационального централизованного государства. Сложилась государственная система крепостного права. В то же время в России усилилась тенденция разложения натуральности хозяйства, начинается формирование единого всероссийского рынка. Государство увеличивает свою территорию, активно участвует в географических открытиях и все более вовлекается в орбиту общеевропейской политики и торговли. Так же, как в странах Западной Европы, в России в эту эпоху проявилась тенденция ослабления церкви и продвижения государственного устройства от сословно-представительной монархии к абсолютизму.

Заключение: Феномен самозванчества.

Самозванчество не представляет собой чисто русского явления, но ни в какой другой стране явление это не было столь частым и не играло столь значительной роли в истории народа и государства. Историю России нельзя написать, обходя проблему самозванчества: по словам Ключевского, “у нас с легкой руки первого Лжедмитрия самозванство стало хронической болезнью государства: с тех пор чуть не до конца XVIII в. редкое царствование проходило без самозванца”. С начала XVII и до середины XIX в. едва можно обнаружить два-три десятилетия, не отмеченные появлением нового самозванца на Руси; в некоторые периоды самозванцы насчитываются десятками.

Таким образом, самозванчество и самозванцы сыграли большую роль в истории России. Но, несмотря на это, корни этого явления остаются до конца не выясненными. Понимание политико-исторических и социокультурных основ самозванчества открывает новые возможности объяснения его своеобразия. Исследования, которые проводились после данного явления, выявили, что самозванчество проявляется во взаимосвязи с политической культурой и дополняет целостное видение содержания процессов политической власти в российском обществе. В этом смысле самозванчество представляет собой явление, которое раскрывает сущность процесса политической власти и рассматривается как мотивированное политическое действие вследствие кризиса власти.

Список использованной литературы:

1. Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней / сост. А.С. Орлов и др. – М. – 2000

2. Карамзин Н. М. История государства Российского, т. 8

3. Ключевский В. Курс русской истории. Т. 3. – “Слово”. – 2004

4. Корецкий В. И. История Руси: Летописания 2ой пол. XVI – нач.XVII. М. – 1986

5. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. – М., 1994

6. Скрынников Р.Г. Борис Годунов. М. – 1992

7. Гросул В.Я. Истоки трех русских революций // Отечественная история. – М., 1997. – N 6. – С. 34-54

8. Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен. //”Художественный язык средневековья”. М. – 1982

Смутное время»: ослабление государственных начал.

СМУ́ТНОЕ ВРЕ́МЯ (Смута), термин, обозначающий события начала 17 века в России. Под Смутой понимают кризис государственности в России, который сопровождался народными выступлениями и мятежами; правлениями самозванцев (Лжедмитрий I, Лжедмитрий II), польской и шведской интервенциями, разорением страны. Смута тесно связана с династическим кризисом и борьбой боярских группировок за власть.

Предпосылками Смуты считают следствия опричнины и Ливонской войны (1558—1583) — разорение экономики, рост социального напряжения. Дореволюционные историки напрямую связывали Смуту с пресечением династии Рюриковичей и вмешательством сопредельных государств, особенно Речи Посполитой во внутренние дела России. Историографы, близкие к православной церкви, связывали Смуту с духовным кризисом общества, изменой нравственным и моральным ценностям.

Относительно времени начала Смуты у историков нет единого мнения. Иногда таковым считают смерть царя Ивана IV Грозного (1584), иногда гибель в Угличе его сына Дмитрия Ивановича (1591). Важной вехой стало пресечение династии Рюриковичей и воцарение Бориса Годунова (1598). Но вплоть до первых лет 17 века социально-политическое обстановка в России была спокойной, власть царя Бориса — прочной. Лишь беспрецедентные неурожаи 1601—1602 годов и последовавший за ними голод стали причиной первого социального взрыва — восстания Хлопка (1603). В народе начали распространяться слухи о том, что несчастья ниспосланы на Россию по воле Божьей в наказание за грехи неправедного царя Бориса. В этих условиях в Речи Посполитой объявился «чудом спасшийся» царевич Дмитрий Иванович. Польский король Сигизмунд III Ваза оказал ему поддержку в притязаниях на русский престол.

В конце 1604 года, приняв католичество, Лжедмитрий I с небольшим отрядом вступил на территорию Россию. Его призывы подняться на «незаконного» царя Бориса имела успех, на сторону самозванца перешли многие приграничные города юго-запада России, слободские казаки, служилые люди, крестьяне. В апреле 1605 года, после внезапной смерти Бориса Годунова, на сторону Лжедмитрия I перешло московское боярство. В июне 1605 года самозванец пришел к власти. Однако его политика не пришлась по вкусу боярской верхушке. Восстание москвичей 17 мая 1606 года свергло Лжедмитрия I с трона. Два дня спустя царем был «выкрикнут» боярин Василий Иванович Шуйский, давший крестоцеловальную запись править с Боярской думой, не налагать опал и не казнить без суда.

Летом 1606 года распространились слухи о новом чудесном спасении царевича Дмитрия. На волне этих слухов Иван Болотников в Путивле поднял новое восстание. Повстанческое войско дошло до Москвы, но потерпело поражение. Болотников летом 1607 года был схвачен и там убит. Новый самозванец Лжедмитрий II объединил вокруг себя уцелевших участников восстания Болотникова, отряды казаков во главе с Иваном Заруцким, польско-литовские отряды. В июне 1608 года он обосновался в подмосковном селе Тушино — отсюда его прозвище «Тушинский вор».

С этого времени Русское государство было фактически расколото надвое — часть земель была под контролем Лжедмитрия II, часть признавала власть Василия Шуйского. У каждого царя были собственные Боярские думы, патриархи (Гермоген в Москве и Филарет в Тушине), армии. В целом тушинцы ориентировались на поддержку Речи Посполитой. Успехи тушинцев заставили Шуйского в феврале 1609 года заключить договор с враждебной Польше Швецией. Отдав шведам русскую крепость Корела, он получил военную помощь, и русско-шведская армия освободила ряд городов на севере страны. Вступление шведских войск на территорию России дало Сигизмунду III повод к интервенции: осенью 1609 года польско-литовские войска осадили Смоленск, заняри ряд русских городов, осадили Троице-Сергиев монастыря. После бегства Лжедмитрия II из Тушина под натиском войска Михаила Скопина-Шуйского, часть тушинцев заключили в начале 1610 года договор с Сигизмундом III об избрании на русский престол его сына Владислава.

В июле 1610 года Василий Шуйский был свергнут с престола боярами и насильно пострижен в монахи. Власть перешла к правительству Семибоярщины, которое подписало в августе 1610 года договор с Сигизмундом III об избрании Владислава царем при условии, что тот примет православие. После этого в Москву вступили польско-литовские войска. Соглашательская позиция Семибоярщины вызывала возмущение во многих слоях русского общества. Семибоярщина не имела реальной власти и не смогла заставить Владислава принять православие. С 1611 года в России нарастали патриотические настроения, с призывом прекратить раздоры, восстановить единство страны выступал патриарх Гермоген. В сформированном против поляков Первом ополчении объединились отряды бывших тушинцев во главе с князем Д.Т. Трубецким, дворянские отряды П. Ляпунова, казаки И. Заруцкого. Вожди ополчения создали временное правительство — «Совет всея земли». Однако им не удалось прогнать поляков из Москвы и летом 1611 года Первое ополчение распалось. В это время полякам удалось после двухлетней осады овладеть Смоленском, шведы оккупировали Новгород, а в Пскове объявился новый самозванец Лжедмитрий III, который 4 декабря 1611 года был там «оглашен» царем.

Осенью 1611 года по инициативе Кузьмы Минина в Нижнем Новгороде во главе с князем Дмитрием Пожарским началось формирование Второго ополчения. В августе 1612 года оно подошло к Москве и 26 октября освободило ее. В 1613 году Земский собор избрал царем шестнадцатилетнего Михаила Романова. Еще несколько лет продолжались безуспешные попытки Речи Посполитой установить в той или иной степени свой контроль над русскими землями. Постепенно новому русскому правительству удалось восстановить порядок и функционирование государственного аппарата в Русском государстве. напозднее в Россию вернулся из плена его отец, патриарх Филарет, с именем которого народ связывал надежды на искоренение разбоя и грабежей. В 1617 году был подписан Столбовский мир со Швецией, которая получила крепость Корелу и побережье Финского залива. В 1618 году было заключено Деулинское перемирие с Речью Посполитой: Россия уступила ей смоленские и черниговские земли. В 1619 году в Россию из польского плена вернулся патриарх Филарет — отец царя Михаила Федоровича. В этим событием обычно связывают окончание Смутного времени.

Экономические последствия Смуты — разорение и запустение огромной территории, особенно на западе и юго-западе России, гибель значительной части населения страны сказывались в течение многих лет. Следствием Смутного времени стало ослабление боярских родов и укрепление позиций дворянства, ставшего опорой новой династии. Дворяне получили возможность законодательного закрепления за ними поместных земель и живших на них крестьян. В новых условиях ярче проявилась тенденция эволюции сословно-представительской монархии к абсолютизму. В ходе Смуте выявились негативные стороны боярского участия в управлении страной, идеалы предыдущей эпохи были переоценены. В частности, обосновывалась незыблемость православной веры и недопустимость отступления от ценностей национальной религии и идеологии. Борьба с католической Польшей и протестантской Швецией усилила антизападнические настроения, что усугубило культурную и цивилизационную замкнутость России.

 


Узнать еще:

ослабление государственных начал, попытки возрождения традиционных норм отношений между властью и обществом.

Глубочайший кризис, охвативший все сферы жизни русского общества начала ХVII в. и вылившийся в полосу кровавых конфликтов, борьбу за национальную независимость и национальное выживание получил у современников название "Смуты". При этом, в первую очередь, имелось в виду "смущение умов", т.е. резкое изменение моральных и поведенческих стереотипов, сопровождаемое беспринципной и кровавой борьбой за власть, всплеском насилия, движением различных слоев общества, иностранной интервенцией и т.д., что поставило Россию на грань национальной катастрофы.

В преддверии Смуты

18 марта 1584 года умирает Иван Грозный, его старший сын Иван убит отцом в припадке гнева (1581), а младшему сыну Дмитрию всего 2 года. Вместе со своей матерью Марией Нагой, он жил в Угличе, отданном ему в удел. На престол вступил средний сын Грозного – 27-летний Федор Иванович(1584-1598), мягкий по натуре, но не способный к делам правления государством. Фактическим правителем государства стал шурин царя боярин Борис Федорович Годунов.

В 1591 г. При непонятных обстоятельствах погибает царевич Дмитрий, якобы напоровшись на нож в припадке эпилепсии, последний из прямых наследников престола. Организацию убийства царевича с целью захвата власти приписывали Годунову. Эти обвинения, в основном, были инспирированы противниками Годунова . (Однако историки не располагают убедительными документами, которые доказывали бы виновность Годунова)

Со смертью бездетного Федора в 1598г прекратилась династия Рюриковичей. На Земском соборе был избран новый царь Борис Годунов. Он продолжил политику Ивана Грозного, но менее жесткими мерами. Годунов вел успешную внешнюю политику: при нем происходило дальнейшее продвижение в Сибирь, осваивались юж. Районы страны, укрепились русские позиции на Кавказе, после длительной войны со Швеции, в 1595 году был заключен Тявзинский мир, Россия вернула себе утерянные земли на берегу Балтики – Ивангород, Ям, Копорье, Карелу. Крупным успехом было учреждение патриаршества в России – повысился ранг и престиж русской церкви, она стала окончательно равноправной по отношению к другим православным церквам. (Первым патриархом был избран Иов – сторонник Годунова)

Главная задача нового царя заключалась в преодолении хозяйственной разрухи. Дав некоторые льготы дворянству и посадским людям, правительство в то же время пошло по пути дальнейшего закабаления крестьян. Это вызвало недовольство широких народных масс.

Положение в стране еще более обострилось из-за неурожая. Поползли слухи, что на страну наложено наказание за нарушение порядка престолонаследия, за грехи Годунова.

В центре страны в 1603-1604гг вспыхнуло восстание холопов под предводительством Хлопка Косолапа. Оно было жестоко подавлено, а Хлопок казнен в Москве.

Ослабление государственных начал.

Первый период: Лжедмитрий I

В 1602 г в Литве объявился человек, выдававший себя за царевича Дмитрия. Согласно официальной версии правительства Бориса Годунова человек, выдававший себя за царевича Дмитрия, был монах Григорий ( в миру – мелкий дворянин Юрий Богданович Отрепьев).В молодости он был слугой Федора Никитича Романова, после ссылки которого постригся в монахи. В Москве он жил в Чудовом монастыре и служил при патриархе Иове.

Заручившись поддержкой польско-литовских магнатов, Лжедмитрий тайно принял католичество и обещал папе римскому распространить католицизм в России. Также он обещал передать Речи Посполитой и своей невесте Марине Мнишек Северские и Смоленские земли, Новгород и Псков. Авантюра Лжедмитрия не была его личным делом. Лжедмитрий понадобился польским магнатам для того, чтобы начать скрытую интервенцию, замаскировав ее видимостью борьбы за возвращение престола законному наследнику.

Борис Годунов в борьбе с Лжедмитрием допустил целый ряд ошибок: он не верил, что самозванца поддержит народ, поздно объявил указ о том, кто стоит за спиной якобы воскресшего царевича. Проявив нерешительность, не возглавил поход против самозванца.

После смерти Бориса Годунова,в Москве был свергнут и убит его наследник, образованный и хорошо подготовленный к выполнению своих царских обязанностей 16-летний Федор. А после того, как Мария Нагая "узнала" своего "сына", что окончательно убедило москвичей в подлинности царя, Лжедмитрий въехал в столицу и 30 июня 1605 г. венчался на царство.

 

Правление "царя Дмитрия".

Поддержка народа, казалось, должна была упрочить его положение на троне. Однако обстановка в стране оказалась настолько сложной, что при всех своих способностях и благих намерениях, новый царь не смог разрешить клубок противоречий.

• Отказавшись выполнять обещания, данные польскому королю и католической церкви, он потерял поддержку внешних сил.

• Духовенство и боярство настораживали его простота и элементы "западничества" во взглядах и поведении. В итоге, самозванец так и не нашел опоры в политической элите русского общества.

• Не получили ожидаемого многие служилые люди. Правда, Лжедмитрий раздавал земли и деньги дворянам юга и освободил эту территорию от налогов на 10 лет, но его "милости" тяжелым бременем ложились на население центра и монастыри. Кроме того, весной 1606 г. он объявил призыв на службу и стал готовиться к походу на Крым, что вызвало недовольство многих служилых людей.

• Рост казачества за счет выходцев из разных слоев общества, его нежелание возвращаться к производительному труду, жизнь за счет грабежей и стремление получить статус привилегированного служилого сословия, заставили Лжедмитрия вывести казачьи отряды из Москвы, что ослабило его позиции.

• Не улучшилось положение низов общества: сохранялось крепостничество, тяжелые налоги. Кроме того, простых людей постепенно отталкивали не только колебания политики "доброго царя", но и его личное поведение. Своей неординарностью, нарушением традиционных норм поведения "земного бога" (например, он не выполнял полагавшиеся церковные ритуалы, запросто общался с людьми на улице), "царь" шокировал москвичей.

Все это предопределило легкость совершенного в мае 1606 г. переворота. Поводом к нему послужила свадьба Лжедмитрия с Мариной Мнишек и поведение сопровождающих ее поляков. Бояре стимулировали народное недовольство, направив его на царя и ближнее окружение. В результате боярского заговора Лжедмитрий был убит, а царем на импровизированном Земском соборе провозглашен В.И. Шуйский.

 

2.2. Второй период. Движение под руководством И.И. Болотникова

При воцарении Шуйского (1606-1610) ему пришлось дать "крестоцеловальную запись", ограничившую произвол царской власти. Он обязался не казнить без суда и не отнимать имущества у родственников осужденных.

В июне 1606 г. в г. Путивле под руководством воеводы кн. Г.П. Шаховского и бывшего военного холопа И.И. Болотникова поднялся мятеж против центральной власти. Болотников, который возглавил движение в качестве "большого воеводы царя Дмитрия", двигался к Москве, уничтожая по дороге бояр и воевод, в чем ярко проявилась возросшая ненависть низов общества к его верхам.

Нанеся ряд поражений войскам Шуйского, армия восставших, насчитывавшая до ста тысяч человек, осенью осадила Москву.

Вначале Болотников отступил к Калуге, а потом в мае 1607 г. к Туле, соединившись там с казачьими отрядами другого самозванца - "царевича Петра Федоровича" (за несуществующего сына царя Федора себя выдавал терской казак Илейка Муромец). После длительной осады в сентябре 1607 г. Тула была взята, а руководители восстания, сдавшиеся на милость победителя и поверившие его обещаниям, взяты под стражу и позже казнены.

Восстание Болотникова продолжало гражданскую войну в России. В нем проявился противоречивый характер всего народного движения. Его главный лозунг, звучавший примерно так: "бей бояр, бери их земли, чины, имущества и жен", по сути своей означал не свержение существующих общественных порядков, а замену одних обладателей власти и имущества другими. Болотников раздавал своим сторонникам вотчины приближенных Шуйского.

Крестьяне на этом этапе также участвовали в движении, но они составляли лишь небольшую часть войска. Кроме того, вступая в борьбу, крестьяне зачастую теряли связь с землей, надеялись изменить свой социальный статус и имущественное положение, стать служилыми людьми или казаками, а главное, и не помышляли об изменении существующих социальных порядков.

 

 

2.3. Третий период. Интервенция

Восстание было подавлено, но "Смута" на этом не прекратилась, так как основные противоречия не были разрешены.

Летом 1607 г. на юге страны объявился Лжедмитрий II(тушинский вор).

Отряды тушинцев разоряли страну, грабили население, что вызывало его ненависть и стихийные выступления. Воспользовавшись тем, что центральная власть в России фактически отсутствовала, армии не существовало, в сентябре 1609 г. польские войска осадили Смоленск.

Польская интервенция. Сигизмунд III, продолжая осаду Смоленска, двинул часть своих войск под руководством гетмана Жолкевского к Москве. Близ Можайска у с. Клушино в июне 1610 г. поляки нанесли сокрушительное поражение царским войскам, что полностью подорвало престиж Шуйского и привело к его свержению.

Шведская интервенция. Шведские войска, освобожденные после свержения В. Шуйского от договорных обязательств, захватили значительную часть севера России.

Так борьба за политическую власть привела к социальному хаосу, что, в итоге, поставило страну на грань национальной катастрофы.

Катастрофическая ситуация, сложившаяся к конце 1610 г. всколыхнула патриотические настроения и религиозные чувства, заставила многих русских людей встать над социальными противоречиями, политическими разногласиями и личными амбициями. Сказывалась и усталость всех слоев общества от гражданской войны, жажда порядка, который ими осознавался как восстановление традиционных устоев.

В феврале 1611 г. из отрядов В. Шуйского, Лжедмитрия II, дворян, казаков, служилых татар сложилось Первое ополчение, осадившее Москву с целью изгнания поляков.

К тому же в июне 1611 г. после почти двух лет героической обороны, организованной боярином Шеиным, пал Смоленск. Сигизмунд III заявил, что не Владислав, а он сам станет царем России, которая войдет таким образом в состав Речи Посполитой. Возникла серьезная угроза суверенитету России.

В июле шведы захватили Новгород и осадили Псков.

Второе народное ополчение Критическая обстановка, сложившаяся к осени 1611 г., ускорила создание Второго ополчения.

2е ополчение сложилось в октябре-ноябре 1611 г. в Нижнем Новгороде по призыву земского старосты торгового человека Кузьмы Минина.

К ноябрю 1611 г. был начат сбор денежных средств с населения, избрано руководство ополчения: "стольник и воевода" князь Д.М. Пожарский,"выборный от всей земли человек" Кузьма Минин, второй воевода И.И. Биркин, дьяк В. Юдин. Тогда же пришли в Нижний Новгород отряды служилых людей из захваченных поляками Смоленска, Дорогобужа и Вязьмы. Вместе с нижегородскими стрельцами и служилыми людьми они составили костяк новой земской рати.

В феврале — нач. марта 1612 г. отряды ополчения выступили к Ярославлю. Этот город стал местом окончательного сосредоточения сил. Здесь были созданы органы управления страной — приказы: Разрядный, Поместный, Дворец, Дворцовый (Большой Дворец), Монастырский и др. При ярославских ополченских властях действовал и свой Денежный двор.

Во время "Ярославского стояния" отряды земского войска освободили от "воров" ряд городов, были назначены воеводы в Устюжну, Белоозеро, Владимир, Касимов, Клин, Тверь, Кострому, Ростов, Суздаль, Переяславль, Тобольск и другие города. Велись переговоры с захватившими Новгород шведами, которые закончились неудачей.

27 июля 1612 г. с основными силами своего войска Пожарский выступил к Москве и 19 августа подошел к столице. У стен Москвы ополченцы соединились с казацкими отрядами князя Д.Т. Трубецкого из расколовшегося Первого ополчения. 22 и 24 августа 1612 г. силами Второго ополчения в сражении у стен Москвы была разбита польская армия гетмана Я-К. Ходкевича, шедшая на помощь осажденным полякам. Решающую роль в битве сыграл неожиданный для поляков удар казаков Трубецкого, отбросивших отряды Ходкевича от стен Кремля и Китай-города. В октябре 1612 г. Трубецкой и Пожарский разослали по городам грамоты о прекращении между ними всех распрей и о единодушном намерении освободить государство от врагов и создании земского правительства — Совета всей земли. 26 октября 1612 г. войскам ополчения сдался польский гарнизон Кремля. На следующий день земская рать вступила в Москву. В ноябре 1612 г. Земское правительство объявило о созыве Земского собора для избрания государя.

2.4. Окончание смуты( Попытки возрождения традиционных («домонгольских») норм отношений между властью и обществом )

В феврале 1613 г. на Земском соборе, в деятельности которого приняли участие представители почти всех сословий (кроме холопов и помещичьих крестьян), после долгих и бурных обсуждений новым царем был избран Михаил Федорович Романов, сын Филарета. Данный выбор обусловливался следующими факторами:

• Романовы в наибольшей степени устраивали все сословия, что давало возможность достичь примирения;

• родственные связи с предшествующей династией, юношеский возраст и нравственный облик 16-летнего Михаила, отвечали народным представлениям о царе-пастыре, заступнике перед Богом, способном замолить грехи народа.

К 1615 г. казацкие отряды, которые своим грабежом оттолкнули от себя основную массу населения, были разгромлены. Одного из руководителей казачества Ивана Заруцкого и сына Лжедмитрия II Ивана, прозванного "воренком", казнили. Часть казаков была пожалована землей и вошла в состав военно-служилого сословия.

Правительство сумело урегулировать и внешнеполитические вопросы. В 1617 г. со Швецией был подписан Столбовский мир, по которому к России возвращались новгородские земли, а сама она теряла выход к Балтийскому морю.

В 1618 г., после поражения войск королевича Владислава, заключено Деулинское перемирие. Россия потеряла смоленские и северские земли, но в страну возвратились русские пленные, в том числе и Филарет, ставший, после возведения на патриаршество, фактическим соправителем своего сына.

Заключение

Из всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

Россия вышла из "Смуты" крайне истощенной, с огромными территориальными и людскими потерями. По некоторым данным погибло до трети населения.

Преодоление хозяйственной разрухи окажется возможным лишь на путях укрепления крепостничества.

Резко ухудшилось международное положение страны. Россия оказалась в политической изоляции, ослаб ее военный потенциал, долгое время практически беззащитными оставались южные рубежи.

В стране усилились антизападнические настроения, что усугубило ее культурную, а, в итоге, и цивилизационную замкнутость.

Народ сумел отстоять независимость, но в результате его победы в России возродилось самодержавие и крепостное право. Однако, вероятнее всего, иного пути спасения и сохранения российской цивилизации в тех экстремальных условиях и не существовало.

Урок 24. кризис государства и общества в россии. смутное время - Россия в мире - 10 класс

Конспект урока № 24

по предмету «Россия в мире» для «10» класса

Тема: Кризис государства и общества в России. Смутное время.

Вопросы по теме:

1. Опричнина.

2. Итоги и последствия правления Ивана Грозного.

3. Причины Смуты.

4. Поход Лжедмитрия I и Гражданская война.

5. Иноземная интервенция и народные ополчения.

Тезаурус:

«Избранная Рада» – неофициальное правительство Ивана Грозного в конце 1540–1550 годах;

Земщина – основная часть территории Русского государства, не включенная Иваном IV Грозным в особый государев удел – опричнину;

Опричнина – в 1565 – 1572 годах личный удел царя Ивана Грозного с особой территорией, войском и государственным аппаратом, доходы с которого поступали в государственную казну;

Смута – период в истории России ознаменованный стихийными бедствиями, гражданской войной и интервенций;

Интервенция – военное, политическое или экономическое вмешательство одного или нескольких государств во внутренние дела другой страны.

Теоретический материал для самостоятельного изучения:

Ушли в историю года.

Цари менялись и народы,

но время смутное, невзгоды

Русь не забудет никогда!

Так что же это за время в России, память о которой всегда должна напоминать нам истинную цену мира и порядка?

Опричнина.

Молодой царь Иван IV, вступив в 1547 г. на престол, осознал, что в Московском государстве необходимы преобразования и ликвидация пережитков периода раздробленности. Выслушав советы сторонников реформ, он образовал правительство – Избранную раду.

В 1558 г. началась продолжительная и истощавшая силы Русского государства Ливонская война. Целью её было получение выхода к Балтийскому морю. В 1561 г. почти вся Ливония была занята русскими, а Ливонский орден – давний враг Новгорода и Пскова – прекратил своё существование.

Но нежелательная война России с коалицией в составе Польского королевства, Великого княжества Литовского и Швеции не принесла желаемых результатов. Новый король Стефан Баторий сумел не только вернуть под власть объединенной Польши и Литвы многие ливонские города, но и захватить Полоцк и Великие Луки. В 1581 г. поляки предложили заключить мир, по условиям которого Россия теряла все свои приобретения в Ливонии и Белоруссии. По миру со Швецией Россия уступала ей большую часть побережья Финского залива с городами Нарвой, Ямом и Ивангородом, сохранив за собой только устье реки Невы.

В 1560 г. курс на проведение преобразований в государстве царем был приостановлен. Сказались и личные противоречия в верхах, и торопливость Ивана IV: он готов был ускорить внедрение новшеств путем террора, а члены Избранной рады с этим не соглашались. Участились кровавые расправы царя с приближенными, которых Иван Грозный считал причиной военных поражений в Ливонской войне.

Для укрепления самодержавной власти Иван IV ввел опричнину. Территория государства была разделена на две части. Лучшие земли с богатейшими городами вошли в его собственный земельный удел. Эти области, находившиеся под непосредственным управлением царя, получили название опричнины. Остальная часть страны стала называться земщиной. Здесь правила Боярская дума. Именно на земщину были возложены все тяготы ведения войны.

Для собственной охраны, выявления «измены» и расправ с неугодными царь создал дворянское опричное войско, которое устраивало террор и в результате чего люди погибали тысячами. В ходе опричнины пострадало большое число дворян. Их лишали поместий в центральной части страны, ссылали на восточные окраины. Вал репрессий не пощадил и тех, кто с самого начала опричнины входил в окружение царя. Опричнина была отменена после трагических событий лета 1571 г., когда крымский хан разграбил 30 городов и сжег московские посады. В 1572 г. войска опричнины и земщины были объединены для отпора крымским татарам.

Итоги и последствия правления Ивана Грозного.

«Век террора», как назвал эпоху правления царя Ивана Грозного историк Р. Г. Скрынников, подвел страну к краю пропасти. Вместе с разорением старинных вотчин пострадали тысячи крестьян. Пришло в упадок сельское и городское хозяйство, резко сократился товарооборот. Была расстроена система управления. Люди умирали от голода и эпидемий. Многие бежали на южные и восточные окраины страны, в земли Речи Посполитой, в стране накапливались социальные противоречия, обострялась борьба, как среди аристократических родов, так и дворянства. Россия ослабла перед лицом внешней опасности. Наследник Ивана Грозного, болезненный и слабоумный царь Федор был не способен править государством.

Причины Смуты.

Одной из важнейших причин Смуты явилось резкое ухудшения положения крестьян в связи с отменой Юрьева дня и введением 5-летнего срока сыска беглых. Но и после запрета многие покидали родные места, скрываясь от преследований и среди земель вольного Дона начинали новую жизнь.

Вторая причина Смуты – династический кризис, пресечение московской ветви Рюриковичей – в 1598 г., когда скончался царь Федор Иванович. Прямых наследников престола не оказалось. Разгоревшаяся в начале XVII в. борьба за власть ввергла все общество в череду кровавых усобиц.

Третьей причиной Смуты следует назвать эгоизм правящего класса. Борьба боярских кланов не прекращалась и тем самым разжигала пожар гражданской войны.

Четвертой причиной драматического развития событий стали стихийные бедствия. Дождливая погода летом 1601 и ранние морозы привели к неурожаю, в результате чего страну охватил жесточайший голод.

Пятая причина Смуты – интервенция. Нестабильной ситуацией в стране поспешили воспользоваться западные соседи – Речь Посполитая и Швеция. Они были заинтересованы в отторжении западных земель России.

Россия оказалась на грани грандиозного социального взрыва.

Поход Лжедмитрия I и гражданская война.

Народные волнения стали особо опасными для Бориса Годунова после того, как якобы появился царевич Дмитрий, младший сын Ивана Грозного, который погиб в Угиче в 1591 году. Под личиной чудесным образом спасшегося Дмитрия скрывался бывший монах Чудова монастыря Григорий Отрепьев. Бежав в Польшу, он заручился поддержкой влиятельных магнатов – князя Адама Вишневецкого и воеводы Юрия Мнишека. «Царевич» обещал ввести в России католичество, передать Речи Посполитой часть западных русских земель – Новгород и Псков.

В октябре 1604 г. отряды Лжедмитрия I вторглись в русские пределы, где ему сопутствовала удача. В результате восстания местных жителей на его сторону перешли города Чернигов и Путивль, затем Севск, Курск, Кромы и Орел. Несмотря на то, что в 1605 году у села Добрыничи царским воеводам удалось разгромить отряды Лжедмитрия, он стремительно продвигался к Москве. Получив известие о кончине Бориса, стоявшие под Путивлем войска перешли на сторону самозванца, поддержку ему оказывало казачество, служилые люди, дворяне мятежного юга и центральных уездов страны. В этих условиях московская боярская аристократия была вынуждена согласиться на занятие престола самозванцем. В июне 1605 г. он торжественно вступил в столицу.

Лжедмитрий I пренебрегал придворными церемониями и православными традициями. Недовольство в народе вызвал брак Лжедмитрия I с Мариной Мнишек, а также засилье в Москве польских шляхтичей. Возмущение низов использовали бояре. 17 мая 1606 г. Лжедмитрий I был убит в результате боярского заговора. Через день небольшая группа сторонников князя Василия Шуйского «выкрикнула» его на царство во время импровизированного Земского собора на Красной площади.

Новый царь был потомком Андрея Ярославича – младшего брата Александра Невского, являлся видным деятелем Боярской думы. Он возглавлял заговор против Лжедмитрия. Поспешное «избрание» Шуйского вызвало раскол в стране. Центр, а также малонаселенный север и Поволжье признали нового царя. Жители юга – крестьяне, горожане, дворяне, донские и волжские казаки – восстали против власти узурпатора, каковым, по мнению сторонников убитого Лжедмитрия I, являлся Василий Шуйский. Началась гражданская война.

Силы юга возглавил Иван Болотников, называвший себя воеводой «царя» Дмитрия. Осенью 1606 г. восставшие подошли к столице и осадили её. Правительство Шуйского прибегло к массовому набору в армию тысяч крестьян из центральных уездов. Перевес в силах оказался на стороне царя. Отряды Болотникова были отброшены к Калуге, а затем к Туле. После четырехмесячной осады в Тульском кремле они сложили оружие.

Иноземная интервенция и народные ополчения.

Летом 1608 г. уже Лжедмитрий II нанес несколько поражений царским войскам и подошел к Москве, не имея сил штурма города, он расположился лагерем в селе Тушине. Отсюда и название «Тушинский вор. На помощь самозванцу пришли польские отряды. Прибывшая с ними Марина Мнишек «признала» в самозванце своего мужа.

Не имея сил для того, чтобы справиться с тушинцами, Шуйский заключил договор со Швецией. Русские войска при поддержке шведов приступили к освобождению центральных уездов страны. Командовавший армией племянник царя Михаил Скопин-Шуйский брал город за городом, снял осаду с Троице-Сергиева монастыря, после чего самозванец был вынужден уйти из Тушина.

Появление шведов на территории России дало Сигизмунду III, враждовавшему со Швецией, повод для открытой интервенции. Осенью 1609 г. войска Речи Посполитой осадили Смоленск. В июне 1610 г. царское войско и его шведские союзники, несмотря на численное превосходство, были разгромлены поляками при деревне Клушино, к западу от Можайска.

В среде московской знати созрел новый заговор. Летом 1610 г. его участники насильно постригли Шуйского в монахи. Власть перешла в руки правительства «Семибоярщины» – временное правительство семи наиболее знатных бояр. Они сообщили королю Сегизмунду, что признают московским царем его сына Владислава. В сентябре 1610 г. польский гарнизон по соглашению с боярами занял Москву. Начали интервенцию и шведские войска.

Жители Москвы тяготились присутствием чужеземцев. К марту 1611 г. при участии дворян, крестьян и посадских людей южных и северо-восточных уездов было создано Первое ополчение. К нему примкнули отряды казаков – бывших тушинцев. Руководителями ополчения были Прокопий Ляпунов и князь Дмитрий Пожарский. Их войска в марте ворвались в Москву, но закрепиться в городе все же не смогли. Первое ополчение распалось в июне 1611 г., когда Ляпунов был убит казаками. Ситуация сложилась критическая: интервентами были захвачены Смоленск и Новгород.

Восток страны, не подвергшийся нашествию, стал центром патриотического движения. В Нижнем Новгороде по призыву земского старосты Кузьмы Минина начался сбор средств для Второго ополчения.

Его военным руководителем стал Д. Пожарский. В противовес «Семибоярщине» и Владиславу патриотами было образовано свое правительство – «Совет всей земли». В марте 1612 г. войска Второго ополчения выступили в направлении Москвы. У стен города к ним присоединилась часть сил Первого ополчения. В конце лета польский гарнизон в столице был блокирован, в октябре русские взяли Китай-город, а вскоре сдался и польский гарнизон Кремля.

Главной своей задачей «Совет всей земли» считал избрание нового царя и организацию центральной власти. Намаявшись с самозванцами, русские люди решили, что стране «без государя нисколько быть невозможно». В январе 1613 г. в Москве открылись заседания Земского собора. Через два месяца споры вокруг возможных претендентов на трон решились, наконец, в пользу Михаила Федоровича Романова, шестнадцатилетнего сына патриарха Филарета. Новый монарх пожаловал Пожарскому чин боярина, а Минину – чин думного дворянина – посадский житель получил право заседать в Боярской думе.

Ливонская война и опричная политика Ивана Грозного разрушили экономику страны, принесли страдания народу. Тяжелые последствия этой политики, голод, противоречия в верхах, вмешательство иностранных государств в дела России явились причиной Смуты. Лишь благодаря героическим усилиям народа и его патриотическому подъему российская государственность была сохранена.

Теоретический материал для углубленного изучения:

«В начале XVII в. Россия пережила неслыханное разорение, а затем гражданскую войну. Ослаблением страны воспользовались её внешние враги. Русское государство оказалось на грани распада и утраты национальной независимости. Современники, пережившие то трагическое время, метко называли его “Смутным”».

Скрынников Р.Г. «Социально-политическая борьба в Русском государстве в начале XVII века»

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=197016&p=1

Тренировочные задания:

1. Выберите правильный вариант ответа.

Событие, которое НЕ происходило в правление Федора Ивановича:

1) появление самозванца;

2) введение патриаршества;

3) война со Швецией;

4) указ об «урочных летах».

Правильный ответ:

1) появление самозванца

Разбор задания:

Самозванство – один из основных признаков Смутного времени, которое началось после смерти последнего представителя московской ветви династии Рюриковичей – Федора Ивановича. Таким образом, появление самозванства не относится ко времени его правления.

2. Отметьте на карте походы:

1. Минина и Пожарского,

2. Ивана Болотникова,

3. Лжедмитрия II

Правильный ответ:

Разбор задания:

Задание требует прочных знаний учащегося по истории Смутного времени. Как известно, Минин и Пожарский возглавили второе ополчение, сформировавшееся в Нижнем Новгороде, найти который на карте не составит труда.

Войска Ивана Болотникова дошли до Москвы, но взять её не смогли и отошли к Туле, где и были разбиты.

Лжедмитрий II обосновался в Тушино, недалеко от Москвы, за что и получил оскорбительное прозвище «Тушинский вор». Его войска осадили Троице-Сергиев монастырь.

Основная литература по теме урока:

  1. История. Россия и мир. 10 класс. Базовый уровень. Волобуев О. В., Клоков В. А. и др. (2013, 400с.), Дрофа, 2013
  2. Россия и мир. Древность. Средневековье. Новое время. 10 класс. Данилов А. А., Косулина Л. Г., Брандт М.Ю. (2007, 352с.) Просвещение, 2007.

Дополнительная литература по теме урока:

  1. Добанова Е. Н., Максимов Ю. И. ЕГЭ. Репетитор. История. Эффективная методика. - М.: Издательство «Экзамен», 2005. - 320с.
  2. Уткина Э. В. История России. Единый государственный экзамен. Анализ исторического источника (задания типа С). - М.: Айрис-пресс, 2006. - 176с.
  3. История. Универсальный справочник. Издательство «ЭКСМО», 2010.

Интернет – ресурсы:

1. http://fcior.edu.ru/ Федеральный центр информационно-образовательных ресурсов.

2. http://school-collection.edu.ru/ Единая коллекция цифровых образовательных ресурсов.

3. http://museum.ru/ Портал «Музеи России».

Выдержка из учебника по истории · GitHub

Фортунатов В.В. История: Учебное пособие. Питер, 2015 Глава 4. Россия в XVI–XVII вв. в контексте развития европейской цивилизации

Пропущены темы:

  • Речь Посполитая: этносоциальное и политическое развитие
  • Иван Грозный: поиск альтернативных путей социально-политического развития Руси

«Смутное время»: ослабление государственных начал, попытки возрождения традиционных («домонгольских») норм отношений между властью и обществом

После смерти бездетного Федора I Ивановича (правил номинально в 1584–1598) и трагической гибели царевича Дмитрия Ивановича (1591) в 1598–1605 гг. Московским государством правил царь Борис Федорович Годунов, первый выборный глава государства. Он был членом Опричного двора при Иване Грозном, был женат на дочери Малюты Скуратова, а его сестра была женой Федора Ивановича. Будучи регентом при слабоумном Федоре и самостоятельным правителем, Борис Годунов пытался проводить разумную, осторожную внутреннюю и внешнюю политику. В годы пребывания Б. Годунова у власти были основаны Воронеж, Курск, Белгород, Тобольск, Тюмень и другие известные города.

Но в правление Бориса Годунова начался социально-политический кризис в развитии Московского царства, который получил название Смуты, или Смутного времени.

Причинами Смуты историки считают следующие:

  1. Тяжелый, затяжной хозяйственный кризис, который был вызван опричниной, но приобрел катастрофический характер в результате нескольких неурожайных лет в 1600–1603 гг. От голода умерли сотни тысяч людей. Попытки государства оказать помощь голодающим, регулировать цены успеха не имели. Массовый характер приобрело бегство крестьян на окраины, что резко отразилось на доходах землевладельцев.
  2. Знатные княжеские семьи считали Бориса Годунова выскочкой, узурпатором власти, который воспользовался тем, что Федор Иванович был женат на его сестре Ирине. В народе распространялось мнение, что царевич Дмитрий был убит по заданию Бориса, что этот царь «не от Бога», «не настоящий», за что Бог наказал русский народ непогодой и голодом. Борис Годунов преследовал недоброжелателей, чем все больше изолировал себя от политической элиты.
  3. Напряженность в русском государстве была выгодна соседям, Швеции и Польше в первую очередь. Швеция стремилась закрепиться на северо-западе, а Польша была не прочь поглотить все Московское государство.
  4. Пресечение династии Рюриковичей-Даниловичей открывало большие возможности для борьбы за власть. Династическим кризисом первым воспользовался Борис Годунов, но было немало и других претендентов на трон.
  5. В стране происходил процесс закрепощения крестьянства, ухудшалось положение простых людей, которые рассчитывали на «доброго царя», на «чудо».

В силу всех этих обстоятельств авантюрист-самозванец (предположительно — Григорий Отрепьев) стал выдавать себя за спасшегося царевича Дмитрия, сына царя Ивана IV Грозного.

Феномен самозванчества. Случайные люди на русском престоле

В условиях начавшейся гражданской войны возможные перспективы дальнейшего развития государства взбудораженное общество стало увязывать с самозванством, с приходом некоего мессии, спасителя, который решит все проблемы. В средневековом народном сознании самозванцу, как царю, все дозволялось. Он был волен в себе. Необыкновенно сильная царская власть на Руси способствовала распространению самозванческой утопии.

Появление Лжедмитрия I и его движение на Москву из Польши (с 1604) было поддержано вольными казаками и восставшим населением Северщины. После известия о внезапной кончине Бориса (13 апреля 1605) бояре-заговорщики сумели склонить на сторону самозванца царские войска. Новая династия не была популярна. 1 июня 1605 г. в Москве произошло восстание. Восставшие не только разгромили царские хоромы, но и умертвили вместе с матерью сына-наследника Федора Годунова, провозглашенного царем под именем Федора II. Боярская дума выразила покорность самозванцу и открыла перед ним ворота Кремля. У Кремля, на Лобном месте боярин Василий Шуйский, возглавлявший расследование обстоятельств смерти младшего сына Ивана Грозного — Дмитрия (1581), полностью отрекся от своих прежних слов о смерти малолетнего царевича Дмитрия в Угличе и подтвердил версию о чудесном спасении царского наследника. На Красной площади ложного царя встретило все высшее московское духовенство, отслужившее в честь его молебен и благословившее его иконой.

Воцарение Лжедмитрия I открывало новые возможности для развития страны. Многое зависело от его личностных качеств. Однако самозванцу не удалось сосредоточить нити управления государством в своих руках. Свой успех он подкрепил лишь императорским титулом. В сложной ситуации смутного времени ему, видимо, не достало той доли политической мудрости, которой обладали бояре Лжедмитрий I сумел быстро настроить против себя московитов. Он женился на Марине Мнишек, дочери своего польского покровителя. При этом новая русская царица отказалась принять православие. Новая царская чета игнорировала обычаи русской жизни, быстро растратила государственную казну. В обществе стало известно о тайном сговоре «царя» с папой римским о распространении католицизма в России. В мае 1606 г. бояре организовали выступление против самозванца, который был убит. Большинство историков считает, что под именем Лжедмитрия I скрывался Григорий Отрепьев. Он происходил из мелких служилых людей, был человеком авантюрного склада. Труп самозванца был сожжен, а пепел пушечными выстрелами развеян по ветру в направлении Польши.

Высокородное боярство быстро перехватило инициативу в свои руки — царем был избран боярин Василий Иванович Шуйский, который стал Василием IV (правил в 1606–1610). От боярского царя потребовали присягу — обещание советоваться с Боярской думой, не казнить людей без суда и т. д. Крестоцеловальная запись Василия IV стала первым опытом формально-юридического ограничения царской власти.

В интересах сплочения вокруг трона дворян новый царь продолжил политику закрепощения владельческих (вотчинных и помещичьих) крестьян. Соборное уложение о крестьянах, принятое в качестве закона 9 марта 1607 г., увеличило срок сыска беглых с 5 до 15 лет. Возврату владельцам подлежали все крестьяне, записанные в 1592 г. в писцовые книги. Одновременно запрещалось кабалить людей, добровольно поступивших на службу к боярам и дворянам1.

Во время царствования Василия Шуйского народные движения не прекращались. Поэтому новой власти с целью поддержания боеспособности приходилось проводить и непопулярные меры: увеличивать налоги, изымать ценности у церкви, повышать таможенные платежи. Шуйскому удалось собрать войско более 100 тысяч человек, которое он возглавил против мятежника Ивана Болотникова, который в 1607 г. был пленен, отправлен в Каргополь, где был ослеплен и утоплен.

Восстание, охватившее широкие народные массы, привело к тому, что почти в течение двух лет Россия имела две столицы, двух царей и двух патриархов. Появился новый самозванец — Лжедмитрий II, вошедший в историю под именем «тушинского вора». В новом самозванце, который встал лагерем в Тушине, под Москвой, Марина Мнишек «признала» своего «спасшегося мужа». Центральная власть в государстве распалась. Образовалось двоевластие: Шуйский — в Кремле, Лжедмитрий II — на Тушинском лугу. Оба управляли частью государства, раздавали земли, собирали налоги, вели международную переписку. Самозванщина к этому времени достигла апогея.

Смута объединила в одном потоке дворян, казаков, холопов, наемников и просто асоциальные, маргинальные силы. Какую альтернативу таило в себе народное движение? В условиях распыления власти никто из них не был в состоянии решить вставшие перед обществом проблемы. Они издавали различные манифесты декларативного характера, направленные на разжигание социальной розни. Так, Лжедмитрий II приказывал забирать поместья у дворян, перекинувшихся на сторону Шуйского, жениться на дворянских дочерях, и есть сведения, что эти указы претворялись в жизнь. Сам Лжедмитрий II был убит в 1610 г. при невыясненных обстоятельствах. Личность самозванца также не удалось точно установить.

В сложившейся ситуации Шуйский не проявил своих лидерских качеств, как в истории с Болотниковым. Он катастрофически быстро терял поддержку. В поисках выхода царь обратился к шведскому королю за военной помощью. По Выборгскому договору 1609 г. за уступку города Корелы (ныне Приозерск в Ленинградской области на Карельском перешейке) с пригородами в пользу Швеции он получил 10-тысячный отряд шведских наемников под командованием полковника Делагарди. Шведы заняли значительные территории на северо-западе, включая Новгород, но с поляками воевать не собирались. Осенью 1609 г. польские войска вторглись на российскую территорию и осадили Смоленск. Началась иностранная интервенция и оккупация значительной части русских земель. Возникла реальная угроза российской государственности.

Смертельная угроза российской государственности. Усиление шляхетско-католической экспансии на Восток

К началу 1610 г. боярство, разочарованное как Шуйским, так и самозванцами, вновь взяло на себя инициативу поиска путей выхода из кризиса, обратив свои взоры на соседнее польско-литовское государство — Речь Посполитую. Боярское посольство к польскому королю Сигизмунду в начале 1610 г., возглавляемое тушинским митрополитом Филаретом (до пострижения Федор Никитич Романов) и князем В. В. Голицыным, сопровождала свита, в которой числилось свыше 1000 человек выборных из разных чинов.

В июле 1610 г. московские бояре сместили Шуйского с престола, сформировали временное правительство, которое получило название семибоярщина. Шуйский был отправлен в Польшу, где через два года умер. Бояре высказались за приглашение на русский престол польского королевича Владислава, сына польского короля Сигизмунда III. Приглашаемый на русский трон польский королевич должен был переменить католическую веру на православную. В составленных документах были сформулированы права, ограждающие личную свободу каждого подданного от произвола власти: все судятся по закону и никто не наказывается без суда. Оговаривалось и будущее устройство государства. Разграничивались компетенции Земского собора и Боярской думы. Земскому собору договор придавал «учредительный авторитет» и «законодательный почин». Дума должна была иметь законодательную власть: «вместе с ней государь ведет текущее законодательство», ей также отводилась высшая судебная власть: «без следствия и суда со всеми боярами государю никого не карать, чести не лишать, в ссылку не ссылать, в чинах не понижать». Эти правовые нормы уже использовались в целом ряде стран. Россия могла получить некое подобие основного закона конституционной монархии, которым бы как устанавливалось устройство верховной власти, так и фиксировались основные права подданных. В целом возрождение русской государственности и социальной организации мыслилось боярами по имевшимся европейским образцам. Но эта возможность, альтернатива оказалась нереализованной.

В 1610–1611 гг. возникла реальная угроза уничтожения русской государственности. Смоленск был захвачен поляками, Новгород — шведами. В Москве бесчинствовали поляки, отстранившие от власти правительство из 7 бояр — семибоярщину. Русское посольство, которое вело переговоры об условиях воцарения Владислава, было взято под стражу поляками. А в Москве у стен Новодевичьего монастыря была проведена церемония присяги новому царю Владиславу, который не спешил приезжать в Россию.

Роль ополчения в освобождении Москвы и изгнании чужеземцев. К. Минин и Д. Пожарский

Православная церковь (в лице патриарха Гермогена), патриотические силы выступили за то, чтобы Россия решала свою судьбу сама. Смута стала приобретать характер национальной борьбы против иноземного вмешательства. Социальное движение, получившее национальную окраску, консолидировалось и выдвинуло новую плеяду вождей, которые возглавили сначала первое (во главе с Ляпуновым, Трубецким и Заруцким), а потом и второе (во главе с Мининым и Пожарским) ополчения.

Гермоген родился около 1530 г. и предположительно был из донских казаков. Он стал монахом в зрелые годы и проявил себя рьяным служением вере. В 1606 г. при Шуйском стал патриархом. Он занимал последовательно патриотическую позицию, был против размещения польских войск в Москве, поддерживал нижегородское ополчение и кандидатуру Михаила Романова на царство. Со второй половины 1610 г. рассылал патриаршие грамоты по городам, призывая к всенародному восстанию против интервентов. Поляки заточили Гермогена в Чудовом монастыре иза отказ призвать народ к роспуску ополчения уморили его голодом в глубоком подземелье. Твердость в убеждениях и непреклонность в действиях создали Гермогену высокий авторитет. Он стал патриотическим примером для участников народного ополчения.

Основу патриотического движения составили местные земские миры. Против семибоярщины выступили Рязань, Коломна, Муром, Нижний Новгород, Ярославль, Владимир и другие города. Но земское освободительное движение, охватившее огромные территории, носило разобщенный характер. Земские воеводы, не доверявшие Ляпунову и Заруцкому, запятнавшим себя сотрудничеством с самозванцами, повели свои отряды на Москву каждый своим путем. Отсутствие единства привело к тому, что ополченцы опоздали к начавшемуся в Москве народному восстанию, вспыхнувшему на пасхальной неделе, 19 марта 1611 г.

Восстание началось стихийно и преждевременно. Московские патриоты Дмитрий Пожарский, Иван Бутурлин, Иван Колтовский и другими, рассылавшие воззвания и грамоты по городам и готовившие силы для выступления, были вынуждены возглавить сопротивление иноземцам. Между тем к Москве подошло первое ополчение, но оно не располагало ни достаточными силами, ни необходимыми для осады тяжелыми пушками. Предприняв штурм Кремля и Китай-города, земцы понесли огромные потери и не смогли овладеть укреплениями, где находилась лучшая часть русской артиллерии. Ополчение, представленное в основном казаками, управлялось Советом всей земли — Земским собором, который не включал ни официальную Боярскую думу, ни духовенство. Земское правительство фактически возглавили дворянин Прокопий Ляпунов, казачий предводитель Иван Заруцкий и князь Дмитрий Трубецкой. Но им не удалось организовать снабжение отрядов провиантом, поддерживать дисциплину в войсках, погасить рознь между казаками и дворянами, что привело к грабежам и пьянству в лагере подмосковного земского ополчения и к полному его распаду.

В сентябре 1611 г. казаки по навету убили Ляпунова, и реальную власть взяли в свои руки два казачьих атамана — Заруцкий и Просовецкий. Захватив руководство в полках, Заруцкий попытался вновь реализовать идею самозванного царька, чтобы утвердиться у престола. По словам летописца, атаман «хотяху на Московское государство посадити воренка калужсково, Маринкина сына...»2. Слухи о казачьих планах встревожили население. Авторитет первого ополчения был подорван. Города перестали доверять его Земскому правительству. Но без свежих воинских сил выиграть битву за Москву было невозможно.

Центром организации новой земской рати стал Нижний Новгород. Именно туда была адресована грамота патриарха Гермогена, в которой он заклинал местных святителей, воевод, дворян и весь посадский люд, не теряя времени, объединиться с земским ополчением других городов, чтобы воспрепятствовать казакам избрать на трон «воренка». Его обращения были услышаны. Так в русской истории появились имена нижегородского земского старосты Кузьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского.

Дмитрий Михайлович Пожарский (1578–1642) происходил из рода князей Стародубских. Находился на государственной службе, был серьезно ранен в боях с поляками в 1611 г. в Москве. По просьбе Минина возглавил Нижегородское ополчение и на завершающем этапе борьбы с интервентами осуществлял верховную власть в стране. После освобождения Москвы от поляков получил чин боярина, руководил рядом приказов, был воеводой, участвовал в войнах. Похоронен в Суздале.

Во Франции борьбу с английскими захватчиками возглавляла Жанна д’Арк (1412–1431). Российской «Орлеанской девой» с полным основанием можно считать Кузьму (Козьму) Минина. Кузьма Минин (?–1616) был посадским человеком, торговцем рыбой и мясом. За честность и «мудрый смысл» был избран земским старостой и был главой гражданской власти в Нижнем Новгороде. В сентябре 1611 г. он обратился к нижегородцам с призывом к всенародному сбору средств против польских интервентов. Затем нижегородский «мэр» организовал сбор средств на снаряжение войска. Отдал значительную часть собственных средств. Кузьма Минин выполнял организационно-хозяйственные и дипломатические функции, привлек на сторону ополчения казачество и южнорусское дворянство. Входил в «Совет всей земли», созданный в Ярославле. В боях за Москву проявил военное дарование и личную храбрость. Получил чин думного дворянина, недолго входил в Боярскую думу, так как умер в 1616 г. Похоронен в нижегородском Спасо-Преображенском соборе.

Победа ополчения

В январе 1612 г. Минин и Пожарский известили города о намерении начать поход на Москву. Долгие месяцы ополчение двигалось к цели, налаживая объединение всех патриотических сил. Князь Пожарский посылал грамоты в города, вызывал к себе выборных из всяких чинов, добивался, чтобы по возможности присутствовала «вся земля» в лице своих представителей.

В то время самозванческая интрига вновь приобрела новый импульс в связи с появлением на политической арене псковского авантюриста Лжедмитрия III, которому в марте присягнули казаки Заруцкого. На присяге присутствовало множество черных людей-москвичей. Чтобы избежать междоусобицы и кровопролития, нижегородцы приостановили свое наступление. В июле, после низложения самозванца, отряды второго ополчения заняли западные районы Москвы и в августе 1612 г. осадили Кремль. Оставшись без продовольствия, трехтысячный польский гарнизон стал быстро утрачивать свою боеспособность. 27 октября 1612 г. земские воеводы приняли его капитуляцию3.

А 27 ноября 1612 г. от рук поляков погиб еще один русский человек. Иван Осипович Сусанин был волостным старостой и жил в деревне Домнино, которая являлась одним из родовых имений Романовых. Сусанин спас своего господина — Михаила Федоровича Романова, который был одним из кандидатов на русский престол. Сусанин согласился провести польский отряд кратчайшим путем к Макарьеву монастырю, где находился М. Романов, но завел оккупантов в гущу леса и погиб от их рук. Осенью 1619 г. М. Романов и его мать Марфа Ивановна совершили богомолье в Макарьев монастырь. Они дали привилегии Богдану Собинину, зятю Ивана Сусанина.4

Освобождение Москвы открыло новые возможности для проявления воли народа в деле восстановления российской государственности. Она была выражена в решении Земского собора 21 февраля 1613 г. о призвании на русский престол Михаила Романова. На соборе, по выражению В. О. Ключевского, «восторжествовала старая привычная идея природного» царя», потому что «народный ум... не справился с новым положением и предпочел вернуться к старине...» При избрании на престол участники Земского собора учитывали родство Романовых с Рюриковичами.

История в таблицах. «Московская ветвь» Рюриковичей, «Калитовичей» и московский род Романовых5.

Рюриковичи (862–1598) Романовы (1613–1917)
Рюрик (862–879)
Иван I Калита (1325–1340) Кобыла Андрей Иванович, боярин великого князя московского Ивана I Калиты, в летописях упомянут в 1347 г.
Кошка Федор Андреевич, один из пяти сыновей А. И. Кобылы, прямой родоначальник Романовых, дворянских родов Шереметевых и др.
Дмитрий III Донской (1359–1389)
Василий I (1389–1425)
Кошкин Иван Федорович, московский боярин, старший сын Ф. Кошки, был близок к великому князю Д. Донскому и его сыну Василию (умер после 1425)
Василий II Темный (1425–1462) Кошкин Захарий Федорович, московский боярин, сын И. Ф. Кошкина (умер около 1461)
Иван III (1462–1505) Кошкин-Захарьин Яков Захарьевич, боярин, новгородский наместник, воевода (умер в 1530)
Василий III (1505–1533) Кошкин-Захарьин Юрий Захарович, московский боярин, дед Никиты Романовича Захарьина-Романова и жены Ивана IV Анастасии
Иван IV Грозный (1533–1584)
Анастасия Романова, жена Ивана IV c 1547 г. (родилась в 1530, умерла в 1560)
Захарьин-Юрьев Роман Юрьевич, окольничий, боярин, отец Ана-стасии, первой жены Ивана IV (умер в 1567)
Захарьин-Юрьев Никита Романович, родной брат Анастасии, дед М. Ф. Романова (умер в 1586)
Федор I Иванович (1584–1598), второй сын Ивана IV и Анастасии Романовой, племянник Н. Р. Захарьина-Юрьева, двоюродный брат Ф. Н. Романова, двоюродный дядя М. Ф. Романова. Последний Рюрикович на русском престоле Романов Федор Никитич (в иночестве Филарет) (1554–1633), боярин, затем пострижен в монахи Б. Годуновым, патриарх и соправитель М. Ф. Романова в 1619–1633, отец М. Ф. Романова, двоюродный брат Федора Ивановича
Романов Михаил Федорович (1613–1645), первый царь из династии Романовых, сын Ф. Н. Романова, двоюродный племянник Федора Ивановича. Ивана Грозного называл «дедушкой». Мать М. Ф. Романова — Ксения Шестова, в иночестве — Марфа

Избранию на царство Романовых способствовал ряд обстоятельств.

Романовы пострадали от Б. Годунова и не запятнали себя сотрудничеством с поляками. О польском королевиче Владиславе и шведском принце Карле московиты слышать не хотели. К тому же считали, что Михаил Романов еще молод (16 лет), «умом не дошел и нам будет поваден». «Выбрали не способнейшего, а удобнейшего», — оценил происшедшее В. О. Ключевский, обозначая принцип «гнилого компромисса», который еще часто будет побеждать в отечественной истории.

Избрание на царство Михаила Федоровича Романова состоялось 11 июля 1613 г. на Троицком подворье Московского Кремля. Ему были вручены «животворящий крест», бармы, шапка Мономаха, «аравийская цепь», скипетр и держава. Для венчания использовали специально подготовленный «золотой трон», так как «персидский трон» был «осквернен» при венчании Лжедмитрия I. Царские регалии, символы власти, троны, на которых восседали различные российские правители, одежда, оружие и многое другое находятся в Оружейной палате и Алмазном фонде на территории современного Московского Кремля.

Колоссальный политический опыт, который приобрели народные массы в ходе гражданской войны, не прошел даром. Люди Московского государства ощущали себя политической силой, способной подняться до уровня решения «государевых» задач. Но смутные потрясения не привели страну к радикальным преобразованиям в системе власти, к глубоким экономическим переменам, к перестройке всего социального организма. Исторически Россия совершила попятное движение, так как не имела того исторического задела, на котором были бы выпестованы новые социальные субъекты политической жизни, способные к модернизации ее устаревших форм.

Судьба персонажей эпохи Смуты была разной. Труп Бориса Годунова был вырыт из земли, валялся в неподобающем месте и был погребен монахами Троице-Сергиева монастыря, в который Годунов при жизни направлял значительные вклады. Труп Гришки Отрепьева был сожжен. Прах самозванца выстрелили из пушки в сторону Польши. «Маринкиного сына», четырехлетнего Ивана Дмитриевича с согласия церковных властей («воренку» было менее 7 лет) приговорили к повешению. Поскольку веревка не могла затянуться на слишком тонкой шее ребенка, палач разбил голову «преступника» дубиной. Мнишек умерла в монастыре. Она прокляла Романовых и предсказала им страшный финал. Ее последний кавалер атаман Заруцкий был посажен на кол. Таковы были нравы того времени.

Освободителям страны в 1818 г. в Москве на Красной площади был установлен памятник — первый общественный памятник обычным россиянам (не правителям, не царям). Надпись выразительна: «Гражданину Минину и князю Пожарскому — благодарная Россия»

Завершение и последствия Смуты

После воцарения Михаила Романова на первых порах главную роль в жизни страны играл Земский собор. Он собирал обычные и чрезвычайные налоги, осуществлял повседневное руководство страной, приказами, войском.

Положение страны было тяжелым. Мирные соглашения с Польшей и Швецией предусматривали значительные территориальные потери. Выход к Балтийскому морю на 100 лет прочно оседлали шведы, что тормозило развитие русской торговли.

В 1619 г. из польского плена вернулся патриарх Филарет (в миру боярин Ф. Н. Романов), который управлял российским государством вместе со своим сыном Михаилом.

В 1634 г. после русско-польской войны удалось вернуть в состав России Смоленск. Владислав, который к этому времени стал польским королем, отказался от своих формальных прав на русский престол. Смутное время ушло в историю.

Смутное время имело тяжелые последствия для страны.

  1. Страшное разорение и запустение страны. Население сократилось почти на треть.
  2. Произошло дальнейшее ослабление влияния и авторитета старого родовитого боярства. Усилилось влияние служилого дворянства.
  3. Произошел подъем национального самосознания, ядром которого было понимание значимости общенациональных интересов. Осознание регионами и центром необходимости сильной государственности было использовано новой династией Романовых для утверждения самодержавной власти.
  4. Потеря выхода к Балтийскому морю тормозила экономическое развитие страны, а борьба за возвращение утраченных земель сопровождалась большими людскими и экономическими потерями.

В правление царя Алексея Михайловича (1645–1676) принятием Соборного уложения 1649 г. завершилось юридическое закрепощение крестьянства. Попытки народного сопротивления, включая выступление под руководством Степана Разина в 1670–1671 гг., были подавлены. После раскола в Русской православной церкви начались преследования старообрядцев. Работа Земского собора, других выборных учреждений была постепенно свернута. Произошло утверждение самодержавно-крепостнического строя в самой жесткой форме. Эта система тормозила развитие страны. Слабость и отсталость Московии проявлялись в неспособности вернуть утраченные территории, выход к морям. В стране назревала необходимость серьезных реформ.


1 Морозова Л. Е. Василий Иванович Шуйский // Вопросы истории. 2000. № 10. С.89.

2 Речь идет о сыне Марины Мнишек и Лжедмитрия II. Для кучки авантюристов несчастный ребенок был главным претендентом на русский трон, козырной картой в политической игре. Для официального и общественного мнения он был «воренком», что представляет собой уменьшительную форму от слова «вор». В российском законодательстве и уголовном праве того времени термин «вор» означал опасного государственного преступника.

3 4 ноября — День освобождения Москвы силами народного ополчения под руководством К. Минина и Д. Пожарского (1612) сначала вошел в календарь Дней Воинской Славы России. Затем стал отмечаться как всенародный праздник День народного единства.

4 Зонтиков Н. А. Иван Сусанин: легенды и действительность // Вопросы истории. 1994. № 11. С. 21–30.

5 Обратите внимание на способ образования боярской фамилии с использованием фамилии отца и деда.

Когда США покидают Афганистан, история подсказывает, что им придется бороться, чтобы остаться в стороне

БЕЙРУТ, Ливан - После изнурительных лет наблюдения за тем, как силы Соединенных Штатов сражаются и умирают в далекой стране, президент призвал избирателей к растущей усталости от войны и привел войска домой .

Вскоре после этого экстремистская группа штурмовала районы, которые покинули американцы, убивая мирных жителей, захватывая власть и сметая миллиарды долларов, потраченные американцами, чтобы оставить после себя стабильную нацию.

Именно это произошло после того, как президент Барак Обама вывел американские войска из Ирака в 2011 году: джихадисты «Исламского государства» основали экстремистский эмират, вынудив Соединенные Штаты снова направить свои вооруженные силы, чтобы избавиться от них.

Теперь это также возможный сценарий в Афганистане, где приказ президента Байдена о прекращении самой продолжительной войны в Америке привел к быстрому продвижению Талибана, той же экстремистской группировки, которую Соединенные Штаты вторглись в Афганистан, чтобы свергнуть ее после террористических атак сентября.11, 2001.

Задача достижения американских интересов в сложных и отдаленных обществах, таких как Афганистан и Ирак, сбивала с толку политиков обеих сторон с тех пор, как президент Джордж Буш объявил «войну с террором» почти два десятилетия назад.

За прошедшие годы даже то, как определяются эти интересы, сильно изменилось, в одних случаях из-за стремления распространять демократию и права человека, а в других - из-за раздражения, которое дорогостоящие усилия Соединенных Штатов не принесли так мало плодов.

Результатом, по мнению некоторых аналитиков и бывших официальных лиц Соединенных Штатов, является мнение как среди друзей, так и среди врагов, что вы никогда не можете гарантировать, как долго Соединенные Штаты продержатся.

«По моему опыту, нам просто не хватает стратегического терпения как нации и как правительству», - сказал Райан Крокер, дипломат США в отставке, который работал послом в Ираке и Афганистане. «К сожалению, в регионе наши противники стали рассчитывать на то, что мы не будем придерживаться своего курса.

Г-н Байден решил, что пришло время покинуть Афганистан, несмотря на риск того, что будущие события могут втянуть Соединенные Штаты обратно.

В своей речи в прошлом месяце в защиту своей политики г-н Байден утверждал, что это не тот случай. Работа Соединенных Штатов по восстановлению страны.

«Мы ехали в Афганистан не для строительства нации», - сказал г-н Байден. «Это право и ответственность только афганского народа решать свое будущее и то, как он хочет управлять своей страной».

По прошествии двух десятилетий, утверждал он, продление срока развертывания войск было «не решением, а рецептом для того, чтобы оставаться там на неопределенный срок.

В последние дни эта политика оказалась под давлением, когда силы Талибана захватили столицы шести провинций и выявили слабость афганских сил, которые должны были взять на себя управление после того, как Соединенные Штаты завершат свой вывод в конце месяца.

Во время своего наступления талибов обвиняли в использовании убийств и взрывов для срыва переговоров, направленных на создание правительства с разделением власти. Правозащитники опасаются, что они вновь введут ограничения для женщин, запретив им работать и передвигаться самостоятельно.А эксперты по безопасности предупреждают, что террористические группы, такие как «Аль-Каида» и «Исламское государство», могут использовать Афганистан для организации новых атак за рубежом.

Пока что г-н Байден не дал никаких указаний на то, что он может изменить курс, его позиция подтверждается опросами, свидетельствующими о том, что большинство американцев поддерживает вывод войск.

Но этот уход омрачает зловещий прецедент ухода Обамы из Ирака в 2011 году, когда Байден был вице-президентом.

В то время «Аль-Каида» в Ираке была в значительной степени разгромлена силами Соединенных Штатов и Ирака. Но в иракском правительстве царила коррупция, его вооруженные силы были плохо подготовлены к обеспечению безопасности, а его общество было разделено сектантством, которое усугублялось политиками, поддерживаемыми США.

Два года спустя, воспользовавшись хаосом гражданской войны в Сирии, чтобы закрепиться там, джихадисты Исламского государства с ревом вернулись в Ирак, захватив города и основав так называемый халифат.

Потрясенные насилием группы и обеспокоенные тем, что это может спровоцировать террористические атаки по всему миру, военные Соединенных Штатов вернулись во главе международной коалиции, которая работала с местными силами над разгромом джихадистов.

«Невозможно не сравнить два случая», - сказал Харит Хасан, старший научный сотрудник Ближневосточного центра Карнеги по Ираку в 2011 году и Афганистану сегодня.

В Афганистане присутствует множество факторов, которые способствовали возвышению Исламского государства, сказал он, добавив, что политики были бы наивны, полагая, что такие проблемы в конечном итоге не выйдут за границы.

«Даже если США захотят разойтись, рост таких сил, как ИГИЛ, таких как Талибан, радикальных сил, способных дестабилизировать весь регион, в конечном итоге затронет интересы США», - сказал г-н Хасан.

Узнайте о захвате власти талибами в Афганистане


Карточка 1 из 6

Кто такие талибы? Талибан возник в 1994 году на фоне беспорядков, возникших после вывода советских войск из Афганистана в 1989 году. Они использовали жестокие публичные наказания, включая порку, ампутации и массовые казни, для обеспечения соблюдения своих правил.Вот более подробная информация об их происхождении и их послужном списке правителей.

Кто лидеры Талибана? Это высшие лидеры Талибана, люди, которые провели годы в бегах, в бегах, в тюрьмах и уклоняясь от американских беспилотников. Мало что известно о них и о том, как они планируют управлять, в том числе о том, будут ли они такими терпимыми, как утверждают. Один представитель сказал The Times, что группа хотела забыть свое прошлое, но при этом будут действовать некоторые ограничения.

Соединенные Штаты участвуют в действиях в Афганистане с тех пор, как в 2001 году президент Буш отдал приказ о вторжении, направленном на разрушение террористических групп и свержение правительства Талибана.

Но лидеры «Каиды» и «Талибан» бежали в соседний Пакистан, а в 2003 году Соединенные Штаты объявили об окончании крупных боевых операций и вместе с международными партнерами перешли к оказанию помощи Афганистану в превращении его в прозападную демократию.

Несмотря на некоторые успехи, коррупция в афганском правительстве подорвала развитие, соседние державы поддержали марионеточные силы внутри страны, а «Талибан» превратился в повстанческое движение. Президент Обама увеличивал и уменьшал численность войск, а президент Дональд Дж.Трамп начал переговоры с талибами, минуя афганское правительство.

Войдя в Белый дом, г-н Байден объявил о выводе войск, по существу аргументируя это тем, что, если бы все, что сделали Соединенные Штаты до сих пор, не исправило Афганистан, ничего не изменится.

Многие американцы разделяют эту точку зрения. Другие опасаются, что это создаст опасный прецедент.

Уход Соединенных Штатов после переговоров с Талибаном был означал «эффективную капитуляцию Америки», - сказал бывший посол Крокер.

«Талибан теперь может представить себя как исламское движение, которое победило великого сатаны, и это будет иметь международный резонанс», - сказал он.

Скорость вывода войск заставила многих афганцев почувствовать, что их оставили в покое, чтобы справиться с бедами, частично созданными американской политикой.

Омар Садр, профессор политологии в столице Афганистана Кабуле, объяснил такие проблемы, как слабость афганских сил безопасности, неспособностью Соединенных Штатов работать в рамках политической и культурной динамики страны.

«Весь процесс государственного строительства был основан не на местных потребностях и обстоятельствах, а на модели, принесенной сюда извне», - сказал он. «Сейчас мы наблюдаем стремительный крах государственного порядка».

Орзала Немат, афганский ученый и исследователь, сказала, что она выступала против вторжения, но с тех пор Соединенные Штаты слишком увлеклись афганской жизнью, чтобы уйти так внезапно.

«Вы сделали эту страну в значительной степени зависимой во всех аспектах в течение 20 лет, а затем в один прекрасный день вы решаете, что пришло время, и вы уезжаете, не закрепив ее, чтобы иметь возможность добиться какого-либо прогресса», - сказала она.

Она признала, что многие стороны внесли свой вклад в текущие проблемы Афганистана, но сказала, что это не освобождает Соединенные Штаты от их роли.

«Из-за размера, скорости и масштабов их участия в Афганистане они несут большую долю ответственности», - сказала она.

Чего на самом деле хочет Путин?

Когда я встретил Руслана Пухова, директора Центра анализа стратегий и технологий, военного аналитического центра, в элегантном кафе «Пушкин», он не пожалел слов.«Каждый раз, когда какой-нибудь западный наблюдатель говорит:« Русские сделали это, Россия сделала то », я говорю:« Вы описываете русских так, как будто они немцы и американцы. Мы не такие ». Я также спрашиваю:« Вы знаете слово бардак ? »» Я знал. «Если вы не знаете слова бардак , то вы идиот, а не аналитик России. Потому что бардак - беспорядок, это фиаско ». Точка зрения Пухова относительно бардак - что технически означает «беспорядок», но также используется в разговорной речи для описания полного хаоса - заключалась в том, что политическая система России не является упорядоченной диктатурой сверху вниз.Только наивность, паранойя или и то и другое могут убедить вас в том, что система функционирует достаточно эффективно, чтобы выполнить грандиозное глобальное действие.

Россия долгое время была холстом, на котором американцы проецируют свои мысли или страхи - перед красной угрозой и стремлением Путина к мировому господству. Эта традиция только усилилась после выборов 2016 года, когда казалось, что все были экспертами в повестке дня Путина. Не было ни выборов, которые он бы не взломал, ни границы, которую он не нарушил бы, ни американского союзника, которым он не мог бы манипулировать.Само слово «Путин» стало символом последовательного, систематического разрушения международного порядка после «холодной войны». Но никто из тех, с кем я разговаривал, кто хорошо знал Россию, не видел в этом ничего, кроме вымысла. Вместо этого они говорили о возвращении России на мировую арену как об импровизированных реакциях, тактике и авантюрах, которые порой вызывали больше беспокойства, чем мастерство.

Поскольку внешняя политика страны частично строится на ее восприятии самого себя, увеличенном до мировой сцены, я приехал в Москву, чтобы понять, как русские видят себя так же, как они видят мир.На протяжении более двух лет я время от времени посещал другие страны Ближнего Востока и Европы - исторических союзников Соединенных Штатов, которые в прессе изображались как повернувшиеся к России, - чтобы делать то же самое. Если бы американцы попытались увидеть мир так, как это делали русские и как наши союзники, могли бы мы лучше понять, что делала какая-либо из этих стран? И если бы мы поняли, чего они на самом деле хотели, смогли бы мы лучше понять мир сами?

Чтобы понять современные русские мысли о Западе, мне посоветовали начать с самого начала.Тем не менее, даже определение начала международного порядка после холодной войны - трудное занятие. Российские политики часто назначают дату начала в 1989 году, когда генеральный секретарь Михаил Горбачев добровольно отказался от политического и военного господства России над Восточной Европой. После такого великодушного жеста Москва считала, что к ней будут относиться как к равноправному партнеру Соединенных Штатов, а не как к сопернику, с правом сохранять влияние на страны, которые она считала своими соседями.

Западные наблюдатели, с другой стороны, относят начало эпохи американской гегемонии к 1991 году, когда Советский Союз потерпел сокрушительное поражение и рухнул, что стоило России любого права голоса в соседних странах. То есть каждая сторона будет обвинять другую в отказе от договора, заключенного после холодной войны, с которым другая сторона никогда не соглашалась или, возможно, даже действительно понимала. Как отметили ученые Андрей Крикович и Юваль Вебер в статье 2016 года в журнале «Россия в глобальной политике»: «Становится очевидным основное разногласие: был ли статус-кво установлен в 1989 году, в результате чего U.С. ревизионистский гегемон, или это было установлено в 1991 году, что сделало Россию ревизионистским соперником? »

Война 1999 года в Косово стала первым явным указанием на то, что на точку зрения России никто не обратится. При президенте Борисе Ельцине Россия вступила в Совет Европы в 1996 году и в G7 в 1998 году. Она добивалась особого статуса в НАТО и даже заигрывала с присоединением к Европейскому Союзу. Русские были в ярости, когда силы НАТО начали военную кампанию в Косово без санкции Совета Безопасности ООН.Кремль рассматривал Югославию как зону своего влияния. Премьер-министр Евгений Примаков находился над Атлантикой, направляясь в Вашингтон, когда вице-президент Эл Гор позвонил ему и сообщил, что начались авиаудары. В ярости Примаков развернул самолет.

Когда Путин вступил в должность президента в 2000 году, он оставался «убежденным, что может построить хорошие отношения с Западом, в частности с Соединенными Штатами», - пишет российский журналист Михаил Зыгарь в книге «Все люди Кремля: Внутри дворца Владимира». Путин.Он приложил все усилия, чтобы ухаживать за Тони Блэром и Джорджем Бушем, и он был первым лидером, позвонившим Бушу после терактов 11 сентября. Россия вела вторую чеченскую войну, и Путин пытался изобразить чеченских сепаратистов террористами. Он ошибочно полагал, что теракты 11 сентября приведут к согласованию мировоззрений двух стран в отношении войны с террором.

Экономика Первой мировой войны

Общая стоимость Первой мировой войны для Соединенных Штатов (составляла) приблизительно 32 миллиарда долларов, или 52 процента валового национального продукта в то время.

Произошла ли Первая мировая война серьезным экономическим прорывом по сравнению с прошлым в Соединенных Штатах? Изменилась ли экономика США в результате этой войны в какой-то фундаментальной и долговременной манере? Научный сотрудник NBER Хью Рокофф отвечает на эти вопросы в своем недавнем исследовании , пока все не закончится, там: экономика США в Первой мировой войне (рабочий документ NBER № 10580). Изучив мобилизацию и финансирование войны США, Рокофф приходит к выводу, что, возможно, наибольшее влияние Первой мировой войны оказал сдвиг в ландшафте представлений об экономике и о надлежащей роли правительства в экономической деятельности.

Когда началась война, экономика США находилась в состоянии рецессии. Но с 1914 по 1918 год последовал 44-месячный экономический бум, сначала когда европейцы начали покупать американские товары для войны, а затем, когда сами Соединенные Штаты присоединились к битве. «Длительный период нейтралитета США сделал окончательный перевод экономики на военную основу проще, чем это могло бы быть в противном случае», - пишет Рокофф. «Были добавлены настоящие машины и оборудование, и поскольку они были добавлены в ответ на требования других стран, уже находящихся в состоянии войны, они были добавлены именно в тех секторах, где они будут необходимы после создания U.С. вступил в войну ».

Вступление в войну в 1917 году привело к огромным федеральным расходам США, в результате чего национальное производство перешло с гражданской продукции на военную. Между 1914 и 1918 годами около 3 миллионов человек были добавлены в армию и полмиллиона в правительство. В целом, безработица снизилась с 7,9 процента до 1,4 процента за этот период, отчасти из-за того, что рабочие были привлечены к новым рабочим местам на производстве, а также из-за того, что многие молодые люди были уволены из гражданской рабочей силы из-за призыва в армию.

По оценке

Rockoff, общая стоимость Первой мировой войны для Соединенных Штатов составила примерно 32 миллиарда долларов, или 52 процента валового национального продукта на тот момент. Он разбивает финансирование военных действий США следующим образом: 22 процента в виде налогов, 58 процентов за счет займов у населения и 20 процентов за счет создания денег. Закон о военных доходах 1917 года облагал налогом «сверхприбыль» - прибыль, превышающую сумму, определяемую нормой прибыли на капитал в базовый период, - примерно на 20–60 процентов, а ставка налога на прибыль, начинающаяся с 50 000 долларов США, увеличилась с 1. .От 5 процентов в 1913-15 годах до более 18 процентов в 1918 году. Тем временем министр финансов Уильям Гиббс Макаду пересек страну, торгуя военными облигациями и даже заручившись помощью голливудских звезд и бойскаутов. Преобладание патриотических тем вызывало социальное давление с целью покупки «облигаций свободы» (а после перемирия - «облигаций победы»), но на практике новые держатели облигаций не принесли ощутимых личных жертв при покупке военных облигаций, поскольку доходность по этим долговым инструментам были сопоставимы с таковыми по стандартным муниципальным облигациям в то время.Как отмечает Рокофф, «патриотических мотивов было недостаточно, чтобы изменить рыночные цены на активы во время войны».

В рамках военных действий правительство США также пыталось направлять экономическую деятельность с помощью централизованного контроля цен и производства, осуществляемого Советом военной промышленности, Управлением по продовольствию и Управлением по топливу. Rockoff считает, что общее влияние этих программ на перераспределение ресурсов было «довольно небольшим». Время сыграло роль, поскольку некоторые из агентств были созданы только после того, как Соединенные Штаты вступили в войну, и им потребовалось время, чтобы начать выполнять свои роли.Также возникли проблемы с управлением. Например, Совет по военной промышленности попытался создать «систему приоритетов» для определения порядка, в котором производители будут выполнять государственные контракты на промышленные товары. К сожалению, все политики поставили своему заказу наивысшую оценку («А»). Затем руководители создали несколько рейтингов с более высоким приоритетом (например, «А1») с почти таким же результатом. «Заменить ценовые сигналы приоритетами не так просто, как кажется», - предполагает Рокофф.

Наконец, автор оценивает наследие Первой мировой войны для США.С. экономика. Когда началась война, Соединенные Штаты были чистым должником на международных рынках капитала, но после войны Соединенные Штаты начали инвестировать крупные суммы на международном уровне, особенно в Латинскую Америку, тем самым «взяв на себя роль, традиционно играемую Великобританией и другими европейскими экспортерами капитала. " После ослабления Британии после войны Нью-Йорк стал «равным Лондону, если не превосходить его в борьбе за звание ведущего финансового центра мира».

В вопросах экономической идеологии Рокофф утверждает, что, хотя U.Правительство С. взяло на себя такую ​​активную роль в экономических делах во время войны, эта эволюция не усилила роль правительства в мирное время. Последующее увеличение федеральных расходов было вызвано в основном вопросами, связанными с войной (например, пособиями для ветеранов), и большая часть регулирующих органов военного времени вскоре исчезла из-за усилий консервативных политиков. Тем не менее, успешный опыт военного времени «увеличил уверенность левых в том, что централизованное планирование - лучший способ преодолеть национальный кризис, конечно, в военное время, а возможно, и в мирное время».«Эта точка зрения приобрела все большее значение после того, как демократы пришли к власти во время Великой депрессии». Практически каждая правительственная программа, предпринятая в 1930-х годах, отражала прецедент Первой мировой войны, - объясняет Рокофф, - и ... многие люди, привлеченные для управления Нью-Йорком. Деловые агентства научились своему ремеслу во время Первой мировой войны ". Автор приходит к выводу, что масштабы и скорость расширения правительства в 1930-е годы, вероятно, были больше из-за воздействия войны на мировоззрение новых экономических и политических лидеров, которые, в свою очередь, вдохновляли будущие поколения реформаторов.«Подводя итог для Америки, - пишет Рокофф, - наиболее важным долгосрочным воздействием войны, возможно, была сфера идей».

- Карлос Лосада

Америка в упадке?

Как это ни странно, нация, когда-то прославившаяся своим неудержимым оптимизмом, теперь, похоже, одержима упадком. Список жалоб Америки кажется бесконечным: реальные зарплаты падают. Снижается рост производительности. Компании неконкурентоспособны на мировых рынках. Работа белых воротничков больше не безопасна.Инфраструктура страны рушится. Федеральный дефицит стремительно растет. Система здравоохранения ухудшается. В городах небезопасно. Школы терпят неудачу. Разрыв между богатыми и бедными увеличивается.

Эта озабоченность упадком настолько распространена, что породила собственную школу мысли. Назовите это «деклинизмом» - идеей о том, что с экономикой США что-то не так, и до тех пор, пока это не будет исправлено, Америка не будет ни эффективно конкурировать на мировых рынках, ни обеспечивать адекватный уровень жизни для своих граждан.

К чему все это беспокойство по поводу упадка? Одна прямая возможность состоит в том, что это точное отражение экономической реальности. В конце концов, британцы заработали репутацию самоуничижительных людей только после того, как относительный экономический спад в этой стране окончательно утвердился.

Но есть другое объяснение, более сложное, но в конечном итоге более точное. Упадок может быть не столько продуктом реального упадка, сколько реакцией на быстрые экономические и социальные изменения. Изменения всегда беспокоят и часто воспринимаются негативно по той простой причине, что проигравшие, как правило, более громкие, чем победители.Но меняющиеся условия глобальной конкуренции также представляют собой особый кризис для институтов американского общества - компаний, правительства, образовательных учреждений и т.п.

Собранные здесь книги и отчеты проливают свет на дебаты об упадке. Некоторые из них представляют собой классические деклинистические тексты, в которых перечисляются предполагаемые слабости экономики США и американского общества в целом. Другие оспаривают саму идею экономического спада в США и представляют гораздо более оптимистичный взгляд на экономику и ее перспективы.Однако ни один из них в полной мере не осознает реальных проблем, стоящих перед обществом США, когда оно сталкивается с новыми экономическими и социальными реалиями.

Взятые вместе, эти тексты предполагают, что, хотя популярность декалинистских писаний говорит о чем-то важном о современной Америке, это не совсем то, что думают большинство склонных авторов. Эти авторы не понимают истинного значения дебатов об упадке.

1. Настоящая проблема заключается не столько в упадке, сколько в усилении равенства между развитыми индустриальными странами.

В послевоенную эпоху (и, действительно, на протяжении большей части этого столетия) американские компании доминировали в мировой экономике. Как бы ни было выгодно американцам, со временем такая ситуация должна была закончиться. Опасения по поводу спада - это симптом растущего равенства между промышленно развитыми странами, а не отражение какой-либо фундаментальной проблемы самой экономики США.

2. Реальная проблема заключается не столько в упадке, сколько в усилении социального неравенства дома.

Еще одна важная характеристика послевоенного U.С. Экономика получила относительно широкое распространение на родине плодов мирового экономического господства. Это случайное сочетание легкого экономического роста и повсеместного социального равенства казалось созданным специально для выполнения обещания американской мечты. Но сами экономические изменения, которые привели к усилению равенства между промышленными странами, также послужили увеличению социального неравенства в американском обществе. Большая часть беспокойства по поводу экономического спада в США на самом деле связана с социально-экономическими последствиями усиления социального неравенства.

3. Настоящая задача, стоящая перед американским обществом, заключается не в том, чтобы обратить вспять экономический спад; он обращается к социальным последствиям новой экономики.

Конец экономического господства США и рост социального неравенства представляют собой уникальную задачу: как заново изобрести в радикально новой экономической среде двойную приверженность Америки экономическим возможностям и социальному равенству. По иронии судьбы, слишком большая озабоченность упадком может помешать американскому обществу продолжить работу.

Равенство наций

Наиболее знакомую менеджерам версию упадка можно найти в уже имеющейся обширной литературе по «конкурентоспособности». То, что разные авторы подразумевают под этим термином, по-разному, но основной подход один и тот же. Во-первых, сторонники деклинизма сравнивают экономические показатели США с показателями основных соперников страны (обычно Японии и Германии) и считают, что это не так. Во-вторых, они призывают Соединенные Штаты стать более похожими на своих конкурентов - в первую очередь путем копирования японских и европейских механизмов сотрудничества бизнеса и правительства.

Для некоторых типичных примеров такого рода анализа рассмотрим два недавних отчета, выпущенных вашингтонским сообществом государственной политики: Конкурирующие страны: Америка, Европа и Азиатско-Тихоокеанский регион, отчет Управления оценки технологий и Building a Competitive America, - первый годовой отчет Совета по политике конкурентоспособности.

Главный критерий конкурентоспособности, утверждают аналитики OTA, - это способность страны в справедливых рыночных условиях «производить товары и услуги, которые соответствуют требованиям международных рынков, одновременно поддерживая или увеличивая реальные доходы своих граждан.«Согласно конкурирующим экономикам, США терпят поражение по обоим пунктам. Его доля в мировом экспорте продукции обрабатывающей промышленности снизилась в последние десятилетия, а доля импорта выросла. Он не проходит проверку уровня жизни, потому что реальная заработная плата рабочих обрабатывающих производств упала с конца 1970-х годов. И хотя японские торговые барьеры способствуют возникновению торгового дефицита США с этой страной, авторы отчета решительно утверждают, что нельзя полностью винить «несправедливую торговлю» за описываемые ими тенденции.

OTA признает, что некоторое снижение доли США на международных рынках было неизбежным, учитывая, что Соединенные Штаты начали экономическую гонку после Второй мировой войны как самая богатая страна в мире. Но он слишком мало акцентирует внимание на этом фундаментальном историческом факте. Европа и Япония должны были наверстать упущенное, что подорвало экономическую гегемонию США. Действительно, Соединенные Штаты потратили большую часть последних 30 лет на то, чтобы убедиться, что именно этот процесс имел место. Цели политики США, прямо заявленные, заключались в том, чтобы бороться с коммунизмом путем посева семян успеха капитализма и расширять торговлю - цели, которые предположительно пойдут на пользу Соединенным Штатам.Теперь, когда политика добилась успеха, склонники к склонности хотят использовать совершенно иную мерило, чтобы объявить свою неудачу.

OTA-анализ ошибочен и в других отношениях. При этом не учитывается тот факт, что Соединенные Штаты в последние пять лет незаметно отвоевывают долю рынка у своих ведущих промышленных конкурентов. Между тем заработная плата рабочих обрабатывающей промышленности вряд ли может служить надежным показателем уровня жизни в стране. Как и многие сторонники упадка, OTA путает растущее неравенство со снижением благосостояния: реальный ВВП на душу населения существенно вырос с конца 1970-х годов.

Построение конкурентоспособной Америки представляет более сложную версию того же тезиса склонности к упадку. Он начинается с добавления ряда оговорок к определению конкурентоспособности OTA. Мало того, что экономика США должна выдержать испытание глобальными рынками и достичь более высокого уровня жизни. Кроме того, экономический рост должен финансироваться из внутренних источников, быть устойчивым в долгосрочной перспективе и достаточным «для увеличения доходов всех американцев».

Определение настолько широкое, что Совет по политике в области конкурентоспособности без труда заключает, что U.С. Экономическая конкурентоспособность «медленно, но неуклонно разрушается». Но, как и в случае с отчетом OTA, определение кажется тщательно построенным, чтобы сделать этот мрачный вывод неизбежным. Учитывая колебания состояния различных секторов, уровень роста, необходимый, например, для повышения доходов всех американцев, может оказаться действительно очень большим.

Оба отчета, тем не менее, служат полезной функции, объединяя множество различных сторон теории склонности к упадку. Построение конкурентоспособной Америки Модель сталкивается с рядом знакомых проблем - сокращение национальных сбережений и инвестиций, «резкое» ухудшение платежного баланса, низкое качество образования и профессиональной подготовки, низкое соотношение объемов промышленного производства и гражданского населения. НИОКР в отношении национального дохода и потеря U.С. лидерство в «ряде передовых секторов». Тем не менее, в конце концов, пессимизм совета основан в основном на тенденциях, которые, как ожидается, будут угрожать процветанию, а не на веских доказательствах того, что действительно был нанесен большой ущерб. Делать проекции линейкой опасно. Тот факт, что, например, бюджетный дефицит был такой проблемой в 1980-х годах, на первый взгляд является хорошей причиной для ожидания корректирующих действий в 1990-х годах. Предполагается, что у политиков, как и у всех остальных, есть кривая обучения.

Даже если использовать собственные стандарты деканистов, не так ясно, что Соединенные Штаты утратили свое конкурентное преимущество, - конечно, не так ясно, как можно было бы заставить нас поверить в общепринятое мнение последних лет. Возьмем производство. Показатели производственных компаний США заметно улучшились с середины 1980-х годов, когда впервые возник крик о конкурентоспособности. Американские компании являются мировыми лидерами во многих секторах, включая биотехнологии, компьютерное программное обеспечение и аэрокосмическую промышленность. И реакция на ранние предупреждения о конкурентоспособности фактически привела к очевидным результатам в таких разнообразных отраслях, как сталелитейная промышленность, которая снова превратилась в «новую сталь», в программное обеспечение, где хваленые японские «фабрики программного обеспечения» пока не смогли повлиять на ситуацию.В целом ряде отраслей, некоторые из которых были преждевременно оставлены за потерянными, производители США демонстрируют сильное оживление и завоевывают сильные экспортные позиции. Проще говоря, производство больше не является недвусмысленным свидетельством экономического спада в США, которое, возможно, было когда-то.

И даже экономические данные предлагают более сбалансированный вывод, чем тот, к которому пришли склонники. Что касается строгих экономических мер, преждевременно предполагать, что в США наблюдается экономический спад. Рост реального ВВП и производительности труда существенно замедлился в 1970-х и 1980-х годах по сравнению с периодом между 1948 и 1973 годами.Но замедление темпов роста после 1973 года было всемирным явлением и, следовательно, не свидетельствовало об уникальной болезни США.

Действительно, международные сравнения показывают, что Япония была единственной страной, которая добилась значительных экономических успехов по сравнению с Соединенными Штатами в 1980-е годы. И это завершило десятилетие с большим количеством земли, которую нужно было наверстать.

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) разработала способ сравнения ВВП между странами с использованием «паритета покупательной способности» для компенсации различий во внутренних издержках.Сравнения, основанные на паритетах покупательной способности, более реалистичны, чем оценки, основанные на рыночных обменных курсах.

Аналитики ОЭСР подсчитали, что в 1990 г. ВВП на душу населения в Японии составлял лишь около 82% от ВВП США. Разница в основном отражает превосходное качество жилья, систем распределения и других невнешнеторговых товаров в США. Что касается ведущих европейских стран, они укрепили свои позиции против Соединенных Штатов в 1970-е годы, но не смогли добиться значительного прогресса в 1980-х.После корректировки на внутреннюю покупательную способность самая процветающая европейская нация в то время, Западная Германия, закончила десятилетие с уровнем жизни примерно на 85% выше, чем в Соединенных Штатах.

Хотя данные, призванные доказать экономический спад Америки, неоднородны по качеству, тем не менее существует интересная с интеллектуальной точки зрения связь между глобальной конкурентоспособностью и упадком. Это пересечение, исследованное экономистом Массачусетского технологического института Лестером Туроу в работе «Лицом к лицу», - его последнем предложении по этому вопросу.Туроу выдвигает две взаимосвязанные претензии. Во-первых, изменения в глобальной конкуренции приводят Соединенные Штаты к более прямой конфронтации со своими основными экономическими соперниками, чем это было в прошлом. Во-вторых, новые правила глобальной конкуренции поставили «англосаксонский» капитализм в явно невыгодное положение.

До недавнего времени, утверждает Туроу, вся глобальная конкуренция была «нишевой», экономической игрой, в которой каждый игрок предлагает что-то свое, и в результате все выигрывают. На протяжении большей части послевоенной эпохи продукты с высокой заработной платой в других развитых странах обычно были продуктами с низкой заработной платой в Соединенных Штатах.Импорт редко угрожал хорошей работе. Точно так же экспорт США не воспринимался как угроза в Японии или Германии. По словам Туроу, «Соединенные Штаты экспортировали сельскохозяйственную продукцию, которую они не могли выращивать, сырье, которого у них не было, и высокотехнологичную продукцию, такую ​​как гражданские реактивные авиалайнеры, которые они не могли построить».

Но теперь, когда все развитые индустриальные страны - в частности, три гиганта - США, Япония и Европейское сообщество - начинают примерно с одного и того же уровня экономического развития, каждая страна или регион хотят, чтобы одни и те же отрасли обеспечивали что его граждане имеют самый высокий уровень жизни.Список «критических» отраслей нам знаком: микроэлектроника, биотехнологии, современные материалы, телекоммуникации, гражданская авиация, компьютеры и программное обеспечение. Глобальная конкуренция больше не является «нишевой», а «лицом к лицу». А в очной борьбе кто-то должен проиграть.

Этот аргумент имеет внешнюю правдоподобность. Это, безусловно, то, что часто можно услышать во время свидетельских показаний перед комитетами Конгресса. Но промышленные сектора, такие как биотехнология или компьютеры, не являются монолитными; в каждой может преуспеть более чем одна страна.В самом деле, наиболее вероятным исходом будущей глобальной конкуренции является то, что ни одна из «большой тройки» не получит подавляющего доминирования ни на одном из прямых рынков. Вместо этого различные компании из разных стран будут выделять сегменты каждого рынка. И эти компании не должны ограничиваться развитыми в настоящее время странами: например, Россия и Индия могут преуспеть в области компьютерного программного обеспечения.

Но очевидно, что Туроу беспокоит не столько перспектива «лицом к лицу», а не «нишевое» соревнование, сколько тот факт, что Соединенные Штаты принципиально не подходят для игры по новым правилам.В версии экономической реальности Туроу фактически противостоят две версии капитализма, которые он называет «англосаксонской» и «коммунитарной».

По мнению Туроу, контраст резкий. Англосаксонский капитализм прославляет личность. Особое внимание уделяется независимым предпринимателям, большой разнице в заработной плате, максимизации прибыли, враждебным поглощениям и быстрой текучести кадров. Напротив, коммунитарный капитализм, который развился в Японии и континентальной Европе, делает гораздо больший упор на командную работу, корпоративную лояльность и коллективную социальную ответственность.В гораздо большей степени индивид подчинен группе.

«Из-за своей разной истории и нынешних обстоятельств, - пишет Туроу, - оба этих игрока собираются привнести в капиталистическую экономическую игру стратегии, сильно отличающиеся от тех, что используются в англосаксонском мире». Таким образом, Соединенные Штаты должны учиться у Японии и Европы, потому что новые правила игры будут благоприятствовать их более интервенционистскому подходу.

Отчет OTA, исследование Совета по политике конкурентоспособности и Туроу - все они видят большую роль правительства в повышении конкурентоспособности.Например, совет призывает к созданию нового федерального агентства (возможно, усиленного Министерства торговли) для оценки перспектив для различных ключевых секторов экономики, особенно тех, которые требуют «критических технологий»; изложить «видение» желаемого пути развития; и контролировать деятельность конкурирующих правительств и компаний. Стремясь показать, насколько Соединенные Штаты отстают от других стран, Туроу описывает усилия Японии по продвижению определенных технологий и секторов. Он также обращает внимание на европейский «алфавитный суп совместных проектов НИОКР», такой как программы ESPRIT, JESSI и EUREKA.Он заключает, что в реальном мире двадцать первого века «защитная промышленная политика неизбежна».

Один момент, подчеркнутый Туроу, бесспорен. После полувека почти единоличного установления правил глобальной экономической конкуренции Соединенные Штаты теперь вынуждены соглашаться на более равные условия торговли с другими странами. Мы быстро движемся к трехполюсному миру, в котором Япония и Европейское сообщество будут обладать не меньшей силой, чем Соединенные Штаты.

Но перейти от этого разумного вывода к более радикальному, что предпринимательская сила Америки не будет служить основой для дальнейшего экономического лидерства в двадцать первом веке, - это большой скачок.По иронии судьбы, в то время как американские склонники утверждают, что Соединенные Штаты могут процветать, только подражая своим более коммунитарным конкурентам, идеологическая тенденция во всем остальном мире движется в пользу рынков и индивидуализма - другими словами, в пользу «американского», а не «Японские» или континентальные «европейские» ценности.

Возьмем лишь один пример: лидеры японского бизнеса и образования сегодня напряженно изучают основные изменения в своей «коммунитарной системе», чтобы исправить то, что они считают серьезными недостатками, снижающими творческий потенциал, индивидуальное самовыражение и инновации - элементы, которые они считают важными для конкурентоспособности. успех в будущем.

Что касается призыва Туроу к новым экспериментам с традиционной промышленной политикой, то они, вероятно, не принесут большого вреда. Но на самом деле такая политика сыграла меньшую роль в обеспечении промышленного успеха Японии и Европы, чем утверждали сторонники упадка. А учитывая политические и культурные различия между американскими, японскими и европейскими обществами, стоит задаться вопросом, можно ли легко перенести такие механизмы на землю США. Например, способность японских бюрократов устанавливать приоритеты для промышленности отражает их элитарное социальное положение как самых ярких выпускников университетов своего поколения.Сложнее представить себе руководителей США, которые прислушиваются к советам профессиональных государственных служащих в Вашингтоне.

Читая эти тексты, безошибочно чувствуете еще более важный подтекст: реальная проблема может быть не столько экономической, сколько психологической. Возвышение Европы и Японии способствовало повсеместному распространению чувства экономической и культурной незащищенности в Соединенных Штатах.

Многие американцы выросли, просто полагая, что продукция, производимая в США, была и будет оставаться лучшей почти во всех отраслях промышленности, - предположение, которое могло оставаться верным только до тех пор, пока другие страны не начнут процветать.И новая реальность стала еще более болезненной психологически, когда японцы так быстро и недвусмысленно стали доминировать в автомобилестроении - отрасли, которая так тесно коррелирует с американским самоощущением.

Американцы - одни из немногих - если не единственные - людей в мире, которые воображают, что перед ними стоит глобальная миссия. Успешная конкуренция с другими нациями ставит под угрозу это чувство национальной уникальности и судьбы. Рост равенства за рубежом не только подталкивает американцев к болезненным изменениям своей идентичности в мире; это также требует, чтобы они смотрели на состояние вещей в доме.А это, в свою очередь, вызывает больший дискомфорт и больше боеприпасов для склонников.

Неравенство граждан

В экономике наций общество становится более равноправным. В экономике нации становится все более неравномерным. Интересно, что в обеих сферах действуют одни и те же экономические силы, но с совершенно разными результатами. Однако было бы неправильно отождествлять рост социального неравенства с экономическим упадком. Напротив: усиление неравенства на самом деле является результатом новых видов экономического роста, долгожданного перехода к информационной экономике.В самом деле, если и есть что-то примечательное в трансформации экономики США и связанных с ней воздействиях на социальный статус, так это то, насколько плохо страна подготовлена ​​к тому, чтобы с ней справиться.

Две недавние книги ясно описывают эту дилемму изменений. Они придерживаются диаметрально противоположных взглядов на вопрос об упадке Америки. И все же, что любопытно, у них есть схожие недостатки.

Америка: что пошло не так? - это сборник газетных статей Дональда Л. Барлетта и Джеймса Б.Стил, оба опытные журналисты-расследователи газеты « Philadelphia Inquirer». Барлетт и Стил высказывают обоснованные опасения по поводу растущего социального неравенства. Но их неустанное сосредоточение на бедах Америки приводит к стереотипному образцу склонности к упадку.

Каждая гневная глава посвящена отдельному элементу нового неравенства Америки. Читатель узнает, как налоговые реформы благоприятствовали богатым, как быстро сокращается доля американцев, имеющих право на медицинское страхование и профессиональные пенсии, как рабочие места экспортируются в Мексику и, что хуже всего, как сейчас зарабатывают 4% самых богатых американцев. аж нижние 51%.

Авторы приходят к выводу, что федеральная политика в годы Рейгана-Буша ускорила «демонтаж американского среднего класса», оставив американское общество в историческом поворотном моменте, сопоставимом с двумя другими событиями в прошлом: 1913 год, когда источник недовольства привел к Первый прогрессивный подоходный налог в Америке и 1933 год, когда разочарование в экономике невмешательства привело к Новому курсу. Мрачный контраст между «личной выгодой для немногих и невзгодами для многих», пишут Барлетт и Стил, теперь свидетельствует в пользу сравнительно радикальных социальных и экономических реформ.

Утверждение Барлетта и Стила о резком росте социального неравенства в 1980-е годы, безусловно, подтверждается данными. В этом десятилетии произошло первое существенное увеличение разницы в доходах и богатстве после эгалитарной перестройки американского общества в 1930-х и 1940-х годах, когда политика Нового курса и налогообложение военного времени сгладили доход от распределения. Расчеты Бюджетного управления Конгресса указывают на чрезвычайно неравномерное распределение плодов недавнего роста. Похоже, что на 1% самых богатых семей приходилось 70% прироста среднего семейного дохода в период с 1977 по 1989 год.На долю самых богатых 20% пришлось более 100% роста, в то время как на последние 40% сдали позиции. Если эти цифры скорректировать с учетом уменьшения размера семей за десятилетие, на 1% самых богатых семей по-прежнему приходилось 44% среднего прироста.

Цифры Федеральной резервной системы по концентрации богатства рисуют аналогичную картину. К 1989 году 1% самых богатых американских семей - все они были, по крайней мере, миллионерами - владели 37% чистой стоимости всех американских семей по сравнению с 31% в 1983 году. Доля самых бедных 90% немного снизилась с От 33% до 32%.Таким образом, многие американцы проиграли в последние годы, несмотря на довольно хорошие общие экономические показатели.

Но хотя Барлетт и Стил эффективно каталогизируют нарушение социального равенства в американском обществе, они мало что дают пониманию стоящих за этим экономических сил. В отрыве от этого исключительно важного контекста экономических изменений, возникающие в результате сдвиги в богатстве, которые описывают авторы, кажутся необъяснимыми.

Как предполагают Барлетт и Стил, отчасти это усиление неравенства было результатом неправильных решений политиков, но в основном это было результатом глубоко укоренившихся экономических изменений.Давление, вызванное технологическими изменениями и глобальной конкуренцией, означает, что неквалифицированные в богатых странах могут зарабатывать не больше, чем неквалифицированные в бедных странах. Барлетт и Стил не могут объяснить, как можно противостоять этим силам, не обнищав всю экономику.

Один из способов увидеть недостатки книги Барлетта и Стила - обратиться к книге Роберта Л. Бартли, редактора Wall Street Journal , The Seven Fat Years . Чтобы прочитать описание Бартли состояния U.С. Экономика после Барлетта и Стила - это ощущение, будто человек только что приземлился на другой планете. С точки зрения Бартли, разговоры об упадке просто смехотворны. Скорее, 1980-е были десятилетием блестящих экономических и политических достижений, настоящей belle epoque.

Bartley рассказывает историю беспрецедентного экономического роста. К июлю 1990 года, когда бум Рейгана окончательно сошел на нет, почти восемь лет быстрого экономического роста подняли валовой национальный продукт на впечатляющие 31%.За этот период Соединенные Штаты увеличили свой производственный потенциал, эквивалентный всей экономике Западной Германии. И было создано более 18 миллионов рабочих мест, обеспечив занятость бэби-бумеров и новой волны иммигрантов. Вопреки утверждениям предсказателей рока, многие семьи получили пользу. Уровень жизни, измеряемый реальным личным располагаемым доходом на душу населения, вырос почти на 20%.

Успех Америки нельзя оценивать чисто материалистически, - утверждает Бартли.К концу десятилетия Соединенные Штаты также одержали идеологическую победу: американские концепции демократии и рыночной экономики быстро завоевали популярность в Восточной Европе, Советском Союзе и во всем Третьем мире.

Конечно, точно так же, как гнев Барлетта и Стила требует немного приправы, чтобы сделать его приятным, к празднованию Бартли нужно относиться с большой долей соли. Основные показатели экономики в 80-е годы были менее впечатляющими, чем он думает. Бум Рейгана был частично отскоком после двух последовавших друг за другом рецессий в начале 1980-х годов.Это отразило увеличение количества отработанных часов по мере того, как все больше женщин попадали на оплачиваемую рабочую силу. И этому способствовали ошеломляющие объемы заимствований со стороны частных лиц, компаний и федерального правительства. В степени, беспрецедентной в этом столетии, рост был заимствован из будущего: экономическая стагнация, которая характеризовала первые три года президентства Буша, была ценой этого расточительства. А сила и долговечность нынешнего восстановления остается неопределенной.

Тем не менее, Бартли указал на кое-что важное: некоторые секторы экономики в 80-е годы были чрезвычайно динамичными.Десятилетие ознаменовалось высвобождением новых мощных сил. В Соединенных Штатах предпринимательство процветало так, как не видели уже полвека. Новые стартапы в сочетании с демонтажем застойных конгломератов открыли экономические возможности во множестве отраслей. Это правда.

Однако, в то время как Барлетт и Стил сосредотачиваются на социальном неравенстве и игнорируют основные экономические тенденции, Бартли одержим необходимостью снизить налоги и увеличить вознаграждение за предпринимательство.Его совершенно не трогает - даже не интересует - крайне неравномерное распределение добычи. Бесспорно, например, что новая экономика ставит во главу угла образование, и поэтому разделительная черта в разделении трофеев экономических преобразований проходит против тех, кто не имеет достаточного образования. Верно также и то, что в той мере, в какой финансовый инжиниринг произвел огромное количество нового богатства в Соединенных Штатах, прибыль непропорционально упала на тех, кто по профессии, образованию, положению или преступности попал в круг зачарованных.

Поскольку Бартли редко сталкивается с этими проблемами, уроки, которые он извлекает, полярны урокам Барлетта и Стила. Но по-своему они столь же упрощены. «Ключи к росту очевидны», - пишет Бартли. «Держите налоги на низком уровне, особенно предельную ставку налогообложения. Держите расходы под контролем. Держите валюту стабильной. Держите рынки открытыми. Не подвергайте цензуре движение цен, это форма общения. Ищите свободный обмен в самом широком уголке мира. Пусть предприниматели соревнуются.Мрачность репортера-расследователя сменяется торжеством идеолога редакционной страницы.

С нуля by Inc. Автор журнала Джон Кейс предлагает выход из этого безвыходного выбора. Книга представляет собой руководство по компаниям и бизнес-логике, лежащей в основе новой предпринимательской экономики, которая развивалась в Соединенных Штатах в 1970-х и 1980-х годах. Кейс ясно демонстрирует, что реальная проблема заключается не столько в экономическом упадке, сколько в социальных последствиях глубоких экономических изменений.Он понимает - в отличие от Барлетта и Стила и Бартли - что экономические и социальные проблемы, с которыми сталкивается американское общество, тесно взаимосвязаны.

Отправная точка

Case должна быть знакома практически любому менеджеру: старый экономический мир, в котором доминировали крупные компании, стабильные рынки и относительно неизменные технологии производства. В 1954 году в промышленных компаниях Fortune «500» было занято 8 миллионов человек - примерно половина рабочей силы в обрабатывающей промышленности, - а их продажи составляли примерно 37% ВНП.Год за годом продажи и занятость неуклонно росли, так что к 1969 году в 500 крупнейших компаниях было занято около 15 миллионов человек - почти 75% рабочей силы в обрабатывающей промышленности - а объем продаж был эквивалентен 46% ВНП.

В конце 1960-х годов, как рассказывает Кейс, Джон Кеннет Гэлбрейт воспевал гигантизм корпоративной экономики в книге The New Industrial State . Он утверждал, что рост крупных компаний отражает не только повышение эффективности крупных заводов, но и преимущества возможности контролировать все аспекты экономической среды.«Размер General Motors, - писал Гэлбрейт, - служит не монополии или экономии на масштабе, а планированию. И для этого планирования ... нет четкого верхнего предела желаемого размера ».

Конечно, небольшие компании продолжали существовать в экономике крупных компаний, но они были несущественными по сравнению с динамичными и технологически сложными крупными корпорациями. В самом деле, Гэлбрейт высмеивал мелкого предпринимателя как человека, навсегда ограниченного рамками экономической жизни.

Затем наступила экономическая нестабильность 1970-х годов, подорвавшая как теории Гэлбрейта, так и многие крупные компании, на которых он основывал их. Высокая инфляция, обострение глобальной конкуренции и ускорение технологических изменений подорвали экономическую стабильность. Крупные компании оказались слишком жесткими, медлительными и бюрократическими, чтобы быстро адаптироваться к меняющейся экономической среде.

К 1979 году продажи 500 крупнейших компаний были эквивалентны 58% ВНП, но занятость стабилизировалась на уровне 16.2 миллиона. В 80-е годы крупные компании пострадали. Размер означает уязвимость, а не контроль. Хищники покупали компании за их распродажу; многие компании рухнули из-за собственной неэффективности. К 1989 г. занятость в 500 крупнейших компаниях сократилась до 12,5 млн человек; продажи составили всего 42% ВНП.

Для тех, кто пострадал от потрясений в крупнейших корпорациях Америки, эти изменения были травмирующими. Миллионы потеряли надежную и прибыльную работу. Но Кейс понимает, что многие сторонники упадка не понимают, что упадок старой экономики, в которой доминировали крупные компании, не обязательно означает упадок U.С. Экономика в целом.

В то время как крупные компании сокращались, росло новое поколение малых компаний. From the Ground Up - лучший вариант для знакомства с этим новым индустриальным ландшафтом и видами компаний, которые в нем процветают. Некоторые из них представляют собой высокотехнологичные стартапы в новых секторах, таких как компьютеры и полупроводники. Кейс рассказывает о росте таких компаний, как производитель полупроводникового оборудования Novellus Systems и MasPar, разработчик и производитель компьютеров с массовым параллелизмом.Другие - это новые, растущие компании в традиционных секторах, в которых до сих пор доминировали корпоративные гиганты, например, такие «мини-металлургические» сталелитейные компании, как Nucor, American Steel & Wire или Raritan River Steel. А третьи - это небольшие семейные «мастерские», ничего не напоминающие в модели Гэлбрейта. Одна из самых интригующих историй в книге Кейса - история Kennedy Die Castings, небольшого семейного предприятия в совершенно непривлекательной индустрии. В течение 80-х годов Кеннеди использовала новую технологию (включая передовой метод литья под давлением, полученный по лицензии немецкого производителя) и командную организацию, чтобы удовлетворить растущие потребности своих клиентов в повышении качества и своевременной доставке.При этом объем продаж компании увеличился в четыре раза.

Такие компании не только не занимаются инновациями, но и используют новейшие технологии, нанимают высококвалифицированных рабочих и применяют сложные управленческие и финансовые методы. По словам Кейса, они «выводят своих более крупных конкурентов на новые рынки, а не следуют за ними».

Case считает, что эта новая предпринимательская экономика стала источником замечательных экономических возможностей. И все же он не является триумфатором, во многом потому, что он осознает, что эта экономическая трансформация имеет серьезные социальные последствия.«Экономическая стабильность, которую американцы когда-то считали само собой разумеющейся, - пишет Кейс, - исчезла». Крупные корпорации, которые раньше доминировали в экономике, больше не могут этого обеспечить. То же самое и с новыми компаниями, сотрудники которых вряд ли будут защищены профсоюзами или получат долгосрочную гарантию занятости. Безопасность во все большей степени зависит от заслуг, упорного труда, технических навыков и, возможно, наиболее важного, от способности учиться и адаптироваться к быстро меняющейся среде.

Но это представляет собой не только бизнес, но и социальную проблему.Метафора Кейса для этой задачи - это поход по канату: сочетание динамизма предпринимательской экономики, характеризующейся высоким уровнем инноваций и технологических изменений, с «социальными программами, которые обеспечивают людям определенную финансовую безопасность» и позволяют им в полной мере участвовать в более быстром - изменчивая и текучая экономия.

«В будущем, - пишет Кейс, - наша задача как общества будет заключаться в том, чтобы развивать и учиться использовать возможности, предоставляемые нашей недавно динамичной предпринимательской экономикой, а также смягчать как ее эксцессы, так и ее, вероятно, хроническую нестабильность.”

Новое изобретение американского компактного

Важно, как понимать «упадок» Америки; это понимание формирует действия, которые необходимо предпринять. Например, те, кто, как Бартли, громче всех празднуют успех Америки в 1980-х, более чем довольны сохранением статус-кво; они хотели бы, чтобы экономическая политика и политика 80-х годов вернулись в продолжение. Те, кто, подобно Туроу, обеспокоены упадком, хотели бы, чтобы Соединенные Штаты произвели колоссальные изменения, начав с пересмотра национального экономического и социального договора, чтобы он напоминал договор Германии или Японии.

Но если реальность - это не триумфальный успех или стремительное падение, а скорее радикальные и тревожные изменения, то третий путь кажется более подходящим. Вместо того чтобы игнорировать изменения или пытаться перенести политику других стран, Соединенным Штатам необходимо принять изменения, происходящие у себя дома, а затем адаптировать инициативы к ним.

Промышленная политика, например, может принести наибольшие выгоды не за счет сосредоточения внимания на крупных компаниях и возникающих технологиях, а за счет предоставления обычных услуг поддержки сотням тысяч малых и средних предприятий, которые, вероятно, станут будущей основой U.С. экономика. Этим развивающимся компаниям, которые имеют решающее значение для экономической жизнеспособности Соединенных Штатов и чьи операционные стили и модели могут представлять эволюционный путь, который фактически предотвращает упадок Соединенных Штатов, тем не менее, часто нуждаются в простых вещах: советы по соответствующим технологическим изменениям; помощь в выходе на зарубежные рынки; помощь с обучением; и, в некоторых случаях, субсидирование финансирования рискованных предприятий или своевременного расширения.

На уровне отдельного человека также существуют возможности для политик, которые могут предложить новый вид безопасности в мире, где изменения кажутся синонимом незащищенности.Например, социальные услуги - здравоохранение, пенсии, пособия по безработице - в настоящее время основаны на предположении, что большинство людей будут иметь гарантированную работу в крупных компаниях. Но те дни прошли. «Деление слоев», «правильный размер», «реинжиниринг» и множество других терминов выражают тот факт, что даже самые патерналистские компании сейчас сокращают своих сотрудников в рамках операционных требований новой экономики. Пособия, связанные с работой, и социальные услуги должны быть переработаны, чтобы справиться с большей личной экономической нестабильностью и растущим нежеланием компаний нести социальные издержки.

Нигде это требование переосмыслить прошлые практики не является более актуальным, чем в области образования, и об этом с убедительной ясностью высказали Рэй Маршалл, бывший министр труда, и Марк Такер из Национального центра образования и экономики в своей книге. Мыслить как жить . Если в Соединенных Штатах есть место, где исторически встречались экономические возможности и социальное равенство, то это национальные школы. Образование было для Америки лестницей возможностей, инструментом, позволяющим одному поколению за другим подниматься выше.До сегодняшнего дня. Как отмечают авторы, изменился характер работы, но не изменился характер обучения. Величайший шаг, который Соединенные Штаты могут предпринять для воссоединения экономического роста и социальной справедливости, - это переконфигурировать образование, чтобы, опять же, обучение, которое происходит в школе, соответствовало возникающим потребностям экономики.

Чтобы проследить эволюцию этой проблемы, Маршалл и Такер возвращаются к истокам американского образования, указывая на то, что система средней школы в США была создана на рубеже веков в первую очередь для удовлетворения потребностей семьи Генри Фордов, т. Е. пионеры массового производства.Сборочная линия и связанные с ней инновации позволили значительно повысить производительность за счет организации рабочего места в соответствии с научными принципами таких теоретиков, как Фредерик Уинслоу Тейлор. Суть тейлоризма заключалась в том, чтобы разбить работу на множество простых задач, которые могли легко выполняться людьми с небольшим формальным образованием. Ожидалось, что рабочие будут выполнять одну и ту же задачу много раз, пока они не достигнут «машинной эффективности».

В этом хозяйстве фабрики были организованы так, что основной части рабочих не приходилось думать.Мышление было прерогативой менеджеров. Рабочим нужно было только уметь следовать простым письменным и устным инструкциям и проявлять послушание и дисциплину. Обеспечение этих качеств стало задачей американского образования. «Менее чем за два десятилетия, - пишут Маршалл и Такер, - американский образовательный идеал сместился от школ, цель которых состояла в том, чтобы обеспечить для некоторых учащихся реальное интеллектуальное овладение основной учебной программой, к местам, которые помогли бы почти всем учащимся приспособиться к ней. роли, которые они возьмут на себя в дальнейшей жизни, в частности их профессиональные роли в развивающейся индустриальной экономике.”

Что бы еще ни думали об этом определении образования, результаты оказались чрезвычайно успешными. Благодаря системе массового производства и соответствующей образовательной системе Соединенные Штаты обогнали Великобританию и Германию и стали ведущей мировой экономикой. С 1900 по 1920 год заработная плата выросла в пять раз, а стоимость продукции в шесть раз. Соединенные Штаты быстро создали самый большой средний класс, который когда-либо видел мир.

Но глобальная конкуренция и новые технологии опровергают предположения, лежащие в основе массового производства и, одновременно, уроки, преподаваемые в американских классах.В новой экономике, говорят Маршалл и Такер, рабочий не только должен думать, но и должен «нести основную ответственность за контроль качества, за планирование производства, за свой собственный надзор ... Теперь будущее принадлежит обществам, которые организуются для обучение. То, что мы знаем и можем делать, является ключом к экономическому прогрессу, как когда-то природные ресурсы ».

Поскольку недостатки школ отражают недостатки бизнеса старого образца, Маршалл и Такер выступают за реформы, аналогичные тем, которые были проведены в 1980-х годах в лучших управляемых компаниях Америки.Они говорят, что системы государственных школ должны быть «де-тейлоризированы». Это означает, что следует относиться к учителям как к профессионалам, а не как к рабочим, и вкладывать значительные средства в их навыки и личное развитие. Это означает освобождение школ от ненужного бюрократического контроля. А это означает создание новой организационной культуры, в которой учителя становятся полностью ответственными за успеваемость учеников.

Низкая успеваемость во многих средних школах, утверждают Маршалл и Такер, отражает отсутствие стандартов успеваемости или стимулов для их достижения.Единственные студенты, у которых есть стимул работать, - это небольшая часть студентов, стремящихся поступить в элитные колледжи. Маршалл и Такер изменили бы это, введя серию различных экзаменов, начиная с Сертификата начального мастерства для 16-летних, в общих чертах основанных на европейской практике. Поступление в колледж, трудоустройство или повышение квалификации будет зависеть от успеваемости учащихся на этих экзаменах: награды будут гораздо более тесно связаны с усилиями, чем в нынешней системе. Как профессионалам, учителям будет предоставлена ​​гораздо большая гибкость в методах обучения, но их вознаграждение будет зависеть от успеваемости учащихся.Подобно сотрудникам в бизнесе, преподаватели столкнутся с дисциплиной, связанной с прибылью.

Можно не согласиться с практичностью некоторых предложений Маршалла и Такера. Тем не менее, их акцент на институциональной реформе, стандартах производительности и стимулах кажется правильным. Они предлагают нечто важное для американцев, для которых ни пессимизм склонников, ни эйфория триумфаторов точно не отражают структуру повседневной жизни в сегодняшних Соединенных Штатах.

Америка, которая всегда поклонялась алтарю нового, теперь захвачена глубоко новой экономикой.Происходящие изменения настолько глубоки и радикальны, что бросают вызов соглашению, которое долгое время выполнялось как обещание Америки: предложение беспрецедентных экономических возможностей, умеренных приверженностью широкой социальной справедливости. Это вызов этому соглашению, который встревожил американцев со средним доходом и породил миф о упадочности, а не упал сам. Лучший способ начать борьбу с растущим социальным неравенством - это изменить систему образования, чтобы дать большему количеству американцев навыки, необходимые им для удовлетворения новых требований новой экономики.Это первый шаг к перековыванию уникального общественного договора Америки.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за июль – август 1992 года.

Экономический крах Советского Союза

Экономический крах Советского Союза
Государственный университет Сан-Хосе
Экономический факультет
applet-magic.com
Thayer Watkins
Кремниевая долина
& Tornado Alley
США
Экономический крах Советского Союза

В 1970-х и 1980-х годах Советский Союз казался одной из самых стабильных политических единиц в мир.В международной политике Советский Союз был очень силен и, казалось, только становился сильнее. Это было, например, обеспечение безопасности политических государств-клиентов в Африке. Западные державы поверили этому образу был действителен. Но в Советском Союзе мало что было тем, чем казалось.

Леонид Брезнев

В 1974 году под Владивостоком, СССР, проходил силовой саммит. между президентом США Джеральдом Фордом и Леонидом Брезневым Советского Союза.После встречи Брезнев направился к ожидающему его поезду. Однако поезд не отойти. Причину журналисту и другим лицам, ехавшим в поезде с Брезневым, не сообщили. за задержку, несмотря на то, что задержка продлилась до ночи. На следующий день им сказали, что Брезнев перенес инсульт. Личный врач Брезнева Михаил Косарев сказал, что проблема заключалась в передозировке. снотворного, а не инсульта. Симптомы были похожи: невнятная речь и мускулы. слабость.Косарев сказал, что если эффект Брезнев был наркоманом в этот период и просто неправильно рассчитал дозировку. Для высшего руководства в тоталитарных государствах это было не редкость. пристраститься к снотворным зельям. Мао и высшее руководство Коммунистической партии Китая имели ко времени Великого похода пристрастился к снотворному. Тоталитарным лидерам приходится нелегко расслабление и засыпание.


У советской сталинской системы было много экономических проблем.Одна очень общая проблема была отсутствие стимулов к производительности. Как сказал анонимный советский гражданин

Они делают вид, что платят нам, а мы делаем вид, что работаем.

Российский экономист Григорий Явлинский, который в конечном итоге стал важным советником Михаила Горбачева, убедился в необходимости реформы, когда исследовал низкую производительность советских шахт. Он обнаружили, что шахтеры не работают, потому что у них нет стимулов работать. Саид Явлинский

Советская система не работает, потому что рабочие не работают.

Но было больше непосредственные причины коллапса. В середине 1980-х гг. около семидесяти процентов промышленной продукции Советского Союза Союз собирался в армию. Олег Гордиевский, сотрудник КГБ, перебежавший на сторону Великобритании, утверждал, что по крайней мере, треть всей продукции шла на военные нужды. Британская разведка не могла поверить такая высокая цифра, но, по последним оценкам западных разведывательных источников, она составляла не менее пятидесяти процентов. Можно только представить, какой острый дефицит промышленных товары там были для остальной экономики.

В США администрация Рейгана увеличила бюджет для вооруженных сил и представил возможность, что он будет реализовывать Система противоракетной обороны "Звездные войны". Поддерживать паритет с США при тех события потребовало бы еще большей доли промышленной продукции, идущей на вооружение. В планировщикам и лицам, принимающим решения, пришлось столкнуться с тем фактом, что это было экономически невозможно для Советский Союз увеличивал долю своей продукции, идущей на вооружение.Советский Затем власти прекратили гонку вооружений и отменили холодную войну. Когда оправдание внешнего угроза была устранена, у российской общественности не было причин мириться с тоталитарным режим и политическая система развалились.

Соглашение между Фордом и Брезневым привело к переговорам об ограничении стратегических вооружений (ОСВ). В то время как Советские переговорщики обсуждали разрядку с Западом в Хельсинки, Финляндия Советские военные устанавливали ядерные ракеты средней дальности SS20.Только ближайшее окружение военно-промышленного комплекс знал об этих ракетах. Участники переговоров по ОСВ не знали; даже на более высоких уровнях Сотрудники спецслужб КГБ этого не знали. Переговорщики и КГБ узнали о SS20 только тогда, когда Западные источники опубликовали информацию об их местонахождении. США и Западная Европа отреагировали на SS20 следующим образом: установка "Першинг" и крылатых ракет в Западной Европе. Советский Союз отреагировал на эти размещения начало движения за мир в Западной Европе в знак протеста против размещения ракет «Першинг» и крылатых ракет.

Елена Боннер, правозащитница в Советском Союзе и жена Андрея Сахарова, охарактеризовала движение за мир как движение советских художников . . Она также охарактеризовала СОЛЬ. соглашения, которым гордился Запад, как соглашение, по которому 300 миллионов человек, проживавших в Советском Союзе, Союз и Восточная Европа навсегда были отданы тоталитаризму. Что Запад получил за ограничение вооружений Stategic, так это советское соглашение о признании ряда человеческих меры прав, так называемая Третья корзина .Из документов, найденных позже после распад Советского Союза заключается в том, что советские лидеры не собирались соблюдать эти договоренности, касающиеся права человека.

Советские лидеры сосредоточились на наращивании военной мощи. К 1970 году Советский Союз добился паритет с США в военной мощи. Им удалось это сделать, несмотря на то, что их военные бюджет предположительно составлял половину или треть бюджета США, но достижение паритета с США не положили конец наращиванию вооружений.Советский лидер Андропов предложил Советскому Союзу стремиться к паритету с объединенными силами Организации Североатлантического договора (НАТО) плюс Китай.

Часть военной мощи Советского Союза составляла десятки тысяч танков. Они имели 25 тысяч только в Восточной Германии. Они были очень довольны и уверены в этом огромном превосходстве. в танках. Эта уверенность сохранялась до тех пор, пока президент Джимми Картер не объявил, что он рассматривает возможность разработка нейтронной бомбы.Нейтронная бомба будет производить бронебойное излучение, которое убить экипажи танков, но оставить танки целыми и невредимыми. Это сделало бы танковые силы советских Союз не только неэффективен, но и опасен, поскольку враги могут захватить танки после того, как экипажи были убиты и использовали их против СССР. Советы организовали международный мир кампания против нейтронной бомбы. Им руководило подмосковное управление КГБ. Это было достаточно эффективно заставить Джимми Картера отменить разработку нейтронной бомбы всего через год после того, как он объявил о ее рассмотрение.

Рональд Рейган был избран президентом в 1980 году, и он никогда не верил в разрядку напряженности в связи с увеличением бюджета Советского Союза.

Увеличение бюджета вооруженных сил произошло за счет инвестиций в остальную экономику. Николай Леонов, генерал КГБ, так описал результат:

Сначала было заметное снижение темпов роста, затем его полная стагнация. Там было затяжной, углубляющийся и почти непреодолимый кризис сельского хозяйства.Это было пугающе и поистине устрашающий признак кризиса. Именно эти факторы сыграли решающую роль при переходе к перестройка .

Администрация Рейгана справедливо получает признание за уничтожение Империи зла , но ирония состоит в том, что успешная стратегия возникла в результате промаха, а не рациональное решение. Дэвид Стокман сообщает нам, что резкое увеличение оборонного бюджета возникла в результате ошибки. Дэвид Стокман был главой Управления управления и Бюджет (OMB).Практика OMB по составлению бюджета была первой, чтобы делать прогнозы бюджетных показателей при условии, что уровень цен не изменится; т.е. без инфляции. Оценка затем рассчитывалась скорость роста цен, и прогнозы в постоянных ценах умножались соответствующим коэффициентом инфляции. Штокман говорит, что через год с учетом инфляции цифра для бюджета министерства обороны была ошибочно указана как постоянная цена фигура. Ошибочные цифры были опубликованы до того, как ошибка была обнаружена.Когда OMB обнаружил ошибка, которую администрация Рейгана пыталась сказать Пентагону, что исправление должны быть сделаны. В Пентагоне, по сути, сказали: «Ни в коем случае! фигура, мы скажем людям, что вы сокращаете оборонный бюджет ".

Политические последствия были бы слишком велики, поэтому администрация Рейгана ввела санкции принятие опубликованных данных и внесение второй поправки на инфляцию. Это было почему произошло такое большое увеличение оборонного бюджета.

Многие ученые сомневались, что противоракетная система «Звездных войн» будет работать. Советский специалисты по стратегическому планированию должны были предположить, что это сработает.

Горбачевская гласность и перестройка

Когда Михаилу Горбачеву заверили, что он получит контроль над Коммунистической партией и правительство Советского Союза он искал Александра Якоблева, специалиста по североамериканским делам, чтобы быть один из его ближайших политических советников. Горбачев и Якоблев демонтировать не собирались коммунистическая система.Вместо этого они намеревались заставить его работать.

Спустя годы после распада Советского Союза, Якоблев сказал в интервью

Нам казалось, что нужно только снять какие-то запреты, какие-то тормоза. Освободите все, и все заработает. Это сработает. Там хороший двигатель. Он немного староват и заржавел. Ему нужно масло. Затем просто нажмите на стартер, и он отправился в путь. И мы жили в этой иллюзии полтора-два года.

Но как только мы начали проводить действительно радикальные реформы, скажем, во внешней политике, мы немедленно столкнулись с сопротивлением системы, то есть военно-промышленного комплекса, центральное ядро ​​системы. Он начал сопротивляться.

И тогда мы начали понимать, что если мы хотим радикальных реформ, мы неизбежно натолкнуться на сопротивление системы. Так и случилось. И от этого В тот момент люди начали говорить, что система не реформируется, а партия не подлежит реформированию.Хотя оставались некоторые иллюзии, некоторые надежды, что все можно сделать без основные конфликты.

Андрей Грачев, заместитель начальника разведывательного управления ЦК РФ, достаточно убедительно резюмировал развязку падения:

Горбачев фактически нанес своего рода последний удар сопротивлению Советского Союза, убив страх перед людьми. Это было все еще, что эта страна управлялась и держалась вместе, как структура, как государственная структура, страхом сталинских времен.

Еще одна вещь, которая удерживала эту страну, была изобретенная извне угроза. Итак, внешняя политика Горбачева, [которая] подтвердила народу, что опасности со стороны снаружи, на самом деле сыграл плохую или хорошую шутку со своей страной, потому что тогда у нее не было какая-либо конкретная причина сохранить структуру этого лагеря. А потом все развалилось.

Но было и более непосредственное объяснение распада Советского Союза: Егор Гайдар, ранее исполнявший обязанности премьер-министра министр России с июня 1992 г. по декабрь 1992 г. и ключевая фигура в трансформации экономики России.В своей последней работе Крах империи: уроки для современной России , опубликовано в 2007 г., Гайдар предоставляет мощное объяснение распада Советского Союза. Советское сельское хозяйство в 80-х годах стагнировал, но спрос на зерно в городах рос. Пришлось покупать зерно на международном рынке. Хотя цена нефть была высока, было возможно финансировать закупку зерна из внутренних источников. Когда цена на нефть упала в конце 1980-х годов. Советскому Союзу потребовалось занять средства западных банков на закупку необходимого зерна.Это строго ограничено международная деятельность Советского Союза. Не удалось отправить в советский войска, чтобы подавить восстания против коммунизма в Восточной Европе, потому что такое действие привело бы к отказу западных источников ссудить деньги нужны. Точно так же попытка государственного переворота была обречена на провал, потому что лидеры переворота не смогли бы занять средства необходимо было предотвратить голод в крупных городах.

Хотя книга Гайдара не вникает в причину упадка цены на нефть в конце 1980-х годов есть свидетельства того, что это произошло из-за заговор между Центральным разведывательным управлением США (К.I.A.) лидеры Саудовской Аравии наказать Советский Союз за вторжение в Афганистан. Саудовская Аравия резко увеличила добычу нефти и следовательно, цена на нефть упала.

Предположительно прогрессивная система социализма на самом деле была копией феодализма в том смысле, что существовала отсутствие личной свободы простых людей, а также в что ядром структуры была элита, ориентированная на милитаризм. Простые люди, рабочие, с ними обращались как с крепостными и рабами: им давали все необходимое: пищу, кров, одежду, транспорт. и медицинское обслуживание, но больше ничего.Это тот же режим, который царил при рабстве.

Развитие промышленности служило только дальнейшему увеличению военной мощи команда руководства Коммунистической партии.

(Продолжение следует.)


Выявление недостатков в Конституции | Сформировать более совершенный союз | Статьи и очерки | Документы Континентального конгресса и Конституционного съезда 1774-1789 гг. | Цифровые коллекции | Библиотека Конгресса

Собранные Соединенными Штатами в Конгрессе.1,1783 ноября. Аннаполис: Напечатано Джоном Данлэпом, 1784. Библиотека Конгресса, Отдел редких книг и специальных коллекций.

Со временем стали очевидны слабые места в статьях Конфедерации; Конгресс не пользовался большим уважением и отсутствием поддержки со стороны правительств штатов, стремящихся сохранить свою власть. Конгресс не мог собирать средства, регулировать торговлю или проводить внешнюю политику без добровольного согласия штатов. Признавая необходимость улучшения правительства, Конгресс попытался усилить статьи, но проблемы не исчезли.

Конгресс не может улучшить посещаемость делегатов

В ноябре 1783 года американские дипломаты отправили в Конгресс окончательный вариант Парижского договора, который официально положил конец войне Америки с Великобританией. Чтобы Конгресс ратифицировал договор, должен был присутствовать кворум из девяти штатов, но в течение декабря такое количество не было. Прошли недели, договор действовал, а Конгресс по-прежнему не мог действовать в соответствии с ним. Некоторые отчаявшиеся конгрессмены дошли до того, что подумали о проведении Конгресса в комнате больного больного делегата, чтобы добавить его к своему числу.

После многих лет разочаровывающих задержек из-за недостаточной посещаемости делегат Джеймс Уилсон из Пенсильвании ожидал такого затруднения. В ожидании кризиса он заявил о необходимости «разработать средства для обеспечения полного представительства в Конгрессе». Представленный отчет, подготовленный комитетом, назначенным для решения проблемы, мало чем отличается от Уилсона; Конгрессу не хватало полномочий делать гораздо больше. Хотя некоторые государственные деятели, такие как госсекретарь Чарльз Томсон, серьезно относились к своим обязанностям в Конгрессе, слабость Конгресса в соответствии со Статьями Конфедерации побудила многих делегатов уделять гораздо больше внимания политике в своих штатах и ​​своим личным делам, чем законодательному органу страны.

Конгресс призывает Штаты внести деньги в национальное казначейство

К концу войны у новой нации был большой долг. Хотя Конгресс предложил штатам несколько способов увеличения доходов в счет государственного долга, штаты почти никогда не выполняли предложения Конгресса. К июню 1786 года положение было отчаянным. Совет казначейства представил отчет, предупреждая, что, если штаты немедленно не примут меры, рекомендованные Конгрессом в 1783 году, ".... ничто ... не может спасти нас от банкротства или уберечь Союз нескольких штатов от распада ". Конгресс согласился с выводами совета и подготовился обратиться к штатам по этому поводу. Уильям Сэмюэл Джонсон из Коннектикута, чья копия документ включен в сборник, возглавлял комитет, ответственный за составление адреса; друзья предупредили его, однако, что «ваше обращение к штатам (я боюсь) окажется, как вода, пролившаяся на землю, и не будет иметь никакого влияния, чтобы разбудить нас из нашего ступора."В конце концов, после долгих изменений и споров, Конгресс решил вообще не присылать никаких адресов.

Конгресс не может контролировать торговлю между Америкой и иностранными государствами

Согласно статьям Конфедерации, Конгресс не имел полномочий регулировать торговлю, что делало его неспособным защищать или стандартизировать торговлю между иностранными государствами и различными штатами. В 1784 году Конгресс потребовал от штатов предоставить ему ограниченную власть над торговлей на период пятнадцати лет, но многие штаты не подчинились.В 1785 году 27-летний делегат Джеймс Монро снова подчеркнул необходимость усиления власти Конгресса над торговлей. Конгресс назначил комитет под председательством Монро для расследования проблемы. 16 февраля 1785 года комитет рекомендовал внести поправки в статьи Конфедерации, чтобы Конгресс имел власть над торговлей. Хотя Конгресс направил предложенную поправку в законодательные собрания штатов вместе с письмом, призывающим к немедленным действиям, лишь немногие штаты ответили. Позже Монро пришел к выводу, что этот вопрос был настолько важным и потенциально предоставил Конгрессу такие большие полномочия, что штаты боялись действовать.

Вестфальский мир - обзор

16.4 Время поминовения

Прошло более 30 лет, прежде чем выжившие в Аудеуотере начали публичное поминовение. В 1608 году мы находим первое упоминание о ежегодной поминальной службе и проповеди, проводимых в первое воскресенье после 8 августа или в самое восьмое, день резни. Еще через 30 лет следующее поколение решило, что этого недостаточно.Примерно в то время, когда в 1648 году был подписан Вестфальский мир, бургомистры Аудеуотера заказали огромное произведение искусства в память о резне. Картина, написанная относительно неизвестным художником Дирком Ступом, имеет ширину 5 м и до сих пор висит в ратуше (Стоппеленбург, 2005). С 1650 года после ежегодной поминальной службы в церкви следовало посещение картины в ратуше. Эта традиция сохраняется и по сей день.

Таким образом, похоже, что примерно в 1650 году интерес к резне 1575 года возродился.Список оставшихся в живых, подавших заявление на получение государственной пенсии в 1650 году, показывает, что их осталось не более 32, все в очень преклонном возрасте, потому что уже прошло 75 лет. Имена в этих списках снабжены короткими комментариями на полях, например «она лежала под трупами» или «потеряла отца и мать». Возможно, ежегодное составление списка способствовало появлению и передаче отдельных историй в общественное достояние Аудуотера. В 1669 году, почти через столетие после резни и после того, как последние выжившие погибли, местный бакалейщик Арнольд Дуин заинтересовался ими и написал очень подробную историю событий.В своем вступлении Дуин подчеркнул, что Аудуотер, теперь снова процветающий, должен навсегда помнить рассказы о страданиях предков. С этой целью он включил большое количество совершенно «новых» свидетельств очевидцев и личных историй «от старых людей, которые много раз слышали эти истории от своих предков» и «от людей, которых я знал и с которыми я разговаривал сам с собой, кто хорошо осведомлен о событии и кому уже исполнилось 17 лет »(Дуин, 1669).

Некоторые из них снова сосредоточились на захватывающих побегах, храбрости горожан и демонической жестокости нападавших.Интересно посмотреть, как люди описывали свой собственный опыт в уже существовавших нарративах. В течение семнадцатого века несколько очевидцев выступили, чтобы засвидетельствовать, например, о повешении беременной женщины в Аудуотере. В 1624 году Юдит Адриансдохтер свидетельствовала нотариусу в Утрехте, что Анна ван Дансвейк, мать Маррихгена и Трайнтге Тонисдохтер, была повешена в ее дверном проеме (Stoppelenburg, 2005). В списке выживших 1650 года 82-летняя Анна Пелгрумс свидетельствует, что «двое» детей были вырезаны из тела ее тети (архив Старого города Аудеуотер, инв.№ 165). Дуин упоминает некою Эльтген Питерс и отмечает, что она была беременна, на этот раз тройней (Дуин, 1669, стр. 18). Как правило, очевидцы смерти сограждан подтверждают, что они умерли героически или искренне, как мученики. «Некий гражданин по имени Питер Виллемс, услышав плач и стоны своей жены и детей, попрощался, так как не думал, что вернется, вышел из своего дома с топором в руке прямо в объятия своего врага. Он яростно метался, тем самым кончив свою жизнь в бою »(Duin, 1669, стр.11–12).

Также хвалят мать, которая запрещает своим детям вставать на колени и умолять испанских солдат спасти их жизни: она «мужественно и стойко вырвала ребенка из испанских рук и увещевала своих детей не умолять солдат. , но молитесь Богу, Который отдал им их жизни и был единственным, кто мог спасти их »(Duin, 1669, стр. 17–18). На протяжении всей истории Дуина прослеживается действие божественного провидения. Перед мешком некоторые женщины, помогавшие роженице, видели в небе чудовищные знамения.Они увидели армию, услышали шум оружия и стрельбу, увидели, как на землю капает кровь, а затем последовал пожар. Трое детей выжили, хотя они были полностью покрыты расплавленным свинцом, смолой и дегтем, а ребенок 3 дня молчал под грудой соломы, не имея ничего, чтобы есть и пить. Другую мать незаметно отвел к своему ребенку красивый молодой человек, хотя они шли по улицам, где солдаты грабили и убивали. Некоторые думали, что он, должно быть, был ангелом (Duin, 1669, стр.23–24).

В отчете также говорится о негодовании, гневе и обвинении, в основном об отсутствии солидарности и сострадания в соседних городах. Начнем с того, что город Гауда, также поддержавший Восстание, тем не менее отказался пробить дамбу, чтобы затопить поля вокруг Аудуотера; Их урожай был первым. «Если нужно, познакомься со своими друзьями», - комментирует Дуин. Люди из Монфоорта, соседнего городка, все еще верного королю, приехали в Аудуотер искать товары в сгоревших домах после разграбления.Они вылавливали трупы в гавани, чтобы украсть одежду. Есть две истории о женщинах, которые бежали в Монфоорт со своими детьми в плачевном состоянии, и им было отказано в приюте, их ругали как еретиков и прогоняли. Одного из них даже отослала ее собственная сестра (Дуин, 1669, с. 23).

Duin также включал сказки, менее наполненные моральным предзнаменованием. Современному читателю рассказы кажутся очень аутентичными, потому что они не впечатляют и сосредоточены на незначительных деталях и чувственном опыте.Одна из них - это история о Джапикье Питерс, которая была молодой девушкой в ​​1575 году и дожила до 1650-х годов. Сама Чапикже получила тяжелое ранение в мешке. Она выжила, потому что была спрятана под грудой трупов, прежде чем ее нашел испанский солдат, который взял ее с собой через город и в испанский лагерь, из которого ее выкупил кто-то из Утрехта, который почувствовал к ней сострадание. Ее мать тоже выжила, хотя родила ребенка деформированной формы. Испанки давали ей одежду, «чтобы скрыть свой позор».В Аудуотере она потеряла 14 сыновей и двух дочерей, одежду которых она позже узнала в магазине подержанных вещей в Утрехте (Duin, 1669, стр. 14).

Есть также воспоминания некоего Яна Диркса ван Дама, который в 1575 году тоже был еще ребенком. Его забрал испанец, который заставил его отнести товары в военный лагерь. Продавщицы забинтовали его в испанском лагере. Он был свидетелем того, как людям приходилось раздеваться перед смертью, чтобы сохранить одежду в чистоте. Он видел, как немецкие солдаты на кладбище делили животных, сожженных огнем, и как они несли сгоревшее мясо в свой лагерь.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *