Можно ли судить об отношении автора к изображаемым событиям: Страница, которую вы ищете, не существует.

Содержание

Отношение автора “Слова о полку Игореве” к главному герою повествования 📕

Выдающийся памятник древнерусской литературы “Слово о полку Игореве” обладает множеством идейно-художественных достоинств. Все они нераздельно связаны с образом автора поэмы.

Многочисленные исследования, ведущиеся на протяжении многих десятилетий, до сих пор не установили с полной достоверностью, кем был автор. Он так и остается безымянным. Однако текст замечательного произведения дает возможность сделать некоторые выводы о его личности.

Прежде всего каждая фраза, каждый образ “Слова” свидетельствуют об авторе как

о патриоте Русской земли. Знание и достоверное изображение всех подробностей похода князя Игоря позволяют высказать предположение, что автор был непосредственным участником описываемых событий. И, наконец, неравнодушное отношение автора к главному герою своего повествования говорит о том, что он, вероятно, был одним из его сподвижников.

Каково же отношение автора “Слова” к князю Игорю? Какие особенности текста поэмы дают нам возможность судить об этом?

Отношение это нельзя определить однозначно. С одной стороны, автор показывает в образе Игоря многочисленные княжеские доблести. Мы видим, что это

благородный, мужественный человек, готовый отдать свою жизнь за родную землю.

Таким образом, первое, что ставит автор в заслугу своему герою, – это патриотизм, любовь к родной земле.

Во-вторых, автор дает высокую оценку личным качествам воина и человека, проявленным князем. В походе Игорь показывает исключительное мужество и отвагу, он исполнен “ратного духа”, дорожит воинской честью, горит желанием “испить шеломом Дону Великого”.

Так, когда в самом начале похода грозное предзнаменование – солнечное затмение – ставит войско перед выбором: продолжить поход или повернуть назад, князь Игорь принимает мужественное решение: “Лучше убитыми быть, чем полоненными”, – заявляет он.

С одобрением выделяет автор и такое человеческое качество князя Игоря, как любовь к своим родным и близким. Он испытывает глубокие братские чувства к Всеволоду и готов ради спасения брата пожертвовать собственной жизнью. Автор “Слова” дает нам понять, что Игоря с его женой Ярославной соединяет глубокое чувство любви, поддерживающее его, когда князь томится в плену у половцев.

С другой стороны, автор видит не только достоинства, но и недостатки своего героя. Так, он ясно дает понять, что поражение, которым закончился поход, имело своими причинами отсутствие у князя ясного представления о необходимости единения и совместной борьбы против врага, стремление к личной славе. Не случайно, в уста киевского князя Святослава вложены автором слова осуждения в адрес Игоря и Всеволода, говорящие о том, что их поход не принесет чести самим братьям и всей Русской земле. Ведь целью Игорева похода было завоевание в Половецких степях богатой добычи.

Потому-то, вопреки собственным гордым словам о предпочтительности гибели на поле боя плену, и попадает князь в руки своих врагов.

И все же положительная оценка личности князя Игоря у автора преобладает. И это подчеркивается финалом произведения, в котором князю удается, рискуя жизнью, совершить смелый побег из плена. Он вышел из перенесенных испытаний еще более закаленным и помудревшим.

Он готов и дальше стоять на страже Русской земли. Игорь приходит к выводу, который особенно важен и для самого автора. Вывод этот заключается в том, что для успешной борьбы с внешними врагами русским князьям необходимо внутреннее единство.

И эту оценку автор доносит до читателей своей поэмы, живущих многие столетия спустя после описываемых событий.

Ким М.Н. Технология создания журналистского произведения. ГЛАВА 6

Глава 6

ОБРАЗ В ЖУРНАЛИСТСКОМ ПРОИЗВЕДЕНИИ

 

Гносеологические корни публицистического образа

 

Образ автора в журналистском произведении

 

Функции авторского «я»

 

Автор – читатель: проблемы взаимодействия

 

ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ КОРНИ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО ОБРАЗА

 

Отличительной чертой современной журналистики является постоянное расширение арсенала художественно-выразительных средств, призванных наиболее ярко высветить тот или иной факт или явление действительности. Важнейшим элементом журналистского произведения (особенно в таких художественно-публицистических жанрах, как очерк, фельетон, памфлет) выступает публицистический образ, в основе которого лежит художественно-эстетический характер отображения действительности. Образы публицистики обладают синтетической природой. С одной стороны, в них сильно чувственно-эмоциональное начало, а с другой – логико-понятийное. Образная инфраструктура любого жанра художественной публицистики имеет тенденцию к постоянному расширению и обновлению. Чтобы показать, из каких компонентов выстраивается публицистический образ, обратимся к очерку как одному из самых интересных и емких жанров журналистики.

Природа современного очерка очень сложна. Она во многом обусловлена синтетическим характером данного жанра журналистики, находящегося в зоне активного продуктивно-творческого взаимодействия с литературой, искусством и наукой. В современном очерке интегрируются различные способы отображения социальной действительности, используются разнообразные литературные формы, применяется исследовательский подход в изучении человека, наконец, постоянно вырабатываются новые методы художественного и публицистического анализа.

Специфика художественности проявляется в очерке и в образном осмыслении фактов, и в особых способах актуализации авторской индивидуальности, и в характере проявления различных эстетических начал, связанных с отбором конкретных художественных приемов, со способом образного постижения мира и с поэтикой документального письма. Таким образом, журналисту, чтобы создать полноценный публицистический образ, необходимо не только включиться в познавательный процесс, но и образно осмыслить окружающий мир в зависимости от стоящих перед ним творческих задач. Различные представления о реальности, впечатления, эмоции, идеи являются основными источниками возникновения разнообразных мыслительных образов. Но следует отличать психический образ от образа как эстетической категории – с одной стороны, а с другой – художественные образы от публицистических.

Психические образы позволяют человеку установить внутренние связи с многомерной действительностью. В психологии выделяют различные классы психических образов. К первым из них относят архетипы. По мнению К.Г. Юнга, в каждом человеке помимо личных воспоминаний живут великие «изначальные» образы, т.е. унаследованные возможности человеческого представления. К подобным архетипам можно отнести мифы, легенды, а также различные иррациональные представления и понятия, как, например, идеи о существовании Бога. Можно привести массу примеров, когда те или иные архетипы становились прообразами художественных произведений.

Активное влияние на формирование психических образов оказывают процессы отражения. Например, на основе чувственного отражения действительности возникают различные психические образы, которые выступают в качестве своеобразного психологического инструмента контакта индивидуальной психики с многомерной реальностью. К психическим образам относят ощущения, представления, воспоминания, фантазии, сновидения и т.д. В каждом таком образе синтезируются, приобретая свои специфические черты, различного рода представления, эмоции, идеи, чувства. Являясь продуктом чувственного отражения действительности, психические образы отличаются целостностью, предметностью и наглядностью. Наконец, «образ – это чувственно воспринимаемый индивидуальный “представитель” определенных предметов, явлений и т.д. За индивидуальным в образе сквозит всеобщее, универсальное для целого класса явлений».

Характерной особенностью психических образов, возникающих в сознании человека при его взаимодействии с реальным миром, является то, что обычно человек не противопоставляет их внешней реальности. «Эти образы, – отмечает А.Л. Андреев, – выполняют функцию “представления” сознанию первичного, исходного материала для дальнейшего исследования, осмысления, и такой материал в подавляющем большинстве случаев субъективно выступает как “сама реальность”.

В отличие от психических образов художественные образы относятся к эстетической категории. Теоретики считают, что «для них, напротив, характерно сопоставление, соотнесение с отличаемой от них внешней действительностью. Эти образы выступают для субъекта уже не как “сама реальность”, а как ее идеальная реконструкция, “как модель”, активно соотносимая с оригиналом». Творец, создавая роман, поэму, картину и т.д., пытается не воссоздать копию предмета, а создать художественный образ. При этом он не просто познает те или иные объекты и явления действительности, а прежде всего стремится к их образному осмыслению, оценке, интерпретации. Процесс отражения реального мира носит у художника не пассивный, а активный характер. Художник стремится взаимодействовать с объектом познания, выделяя в нем все значимые признаки и черты, он пытается выявить скрытые закономерности в развитии тех или иных явлений, понять их внутреннюю суть, дать им свою оценку, наконец, поделиться полученной информацией с другими людьми.

Духовная способность человека «давать предметам и явлениям эстетическую оценку, формировать эстетическое отношение к ним и судить об их эстетических достоинствах носит название эстетического сознания». В структуре эстетического сознания обычно выделяют представления человека о том, что является прекрасным и возвышенным, а что – безобразным и низменным. В этих представлениях проявляется ценностное отношение творца к объектам познания, которое определяется его эстетическими потребностями. Исходя из этого, художник отбирает факты действительности для дальнейшего их осмысления в своем произведении. Таким образом, эстетическое отношение к объектам и явлениям действительности определенным образом организует художественное видение творца, ориентируя его на образное постижение мира.

Творец, создавая те или иные художественные образы, стремится не к простому их соотнесению с реальными объектами, а прежде всего пытается выразить в образе свое субъективное отношение. Если под объективным в образе понимается все то, что идет непосредственно от действительности, то «субъективное – это переживания и размышления художника, его отношение к изображаемым явлениям, оценка этих явлений, особое их видение. Всякий художественный образ представляет собой не только отражение определенных кусков жизни, но, в известном смысле, и своеобразный портрет художника. За образом всегда стоит его творец. Субъективность – показатель самобытности и оригинальности художника». Анализ художественных образов с точки зрения теории отражения позволяет проследить изменения, которым подверглись те или иные элементы действительности в сознании художника.

В процессе художественного отображения реального мира важна не только эстетическая оценка значимости тех или иных объектов и явлений действительности, но и их эмоционально-образное постижение. «Каждая сколько-нибудь яркая личность, – отмечал С.Л. Рубинштейн, – имеет свой более или менее ярко выраженный эмоциональный строй и стиль, свою основную палитру чувств, в которой она по преимуществу воспринимает мир». Эмоционально окрашенные впечатления способны стимулировать работу воображения, вызвать необходимые ассоциации или реакции на предмет отображения. Хотя эмоции сами по себе, как отмечал А.Н. Леонтьев, «не несут информацию о внешних объектах, об их связях и отношениях, о тех объективных ситуациях, в которых протекает деятельность субъекта», они тем не менее могут проявить отношение художника к изображаемым им явлениям. При эмоционально-образном постижении мира могут быть выражены эмоциональные чувства, состояния и аффекты. Таким образом, эмоционально окрашенный подход к явлениям действительности позволяет творцам выразить свое сопричастное и личностное отношение к отражаемым фактам и тем самым наделить художественные образы всей гаммой человеческих чувств.

Из вышесказанного мы можем заключить, что художественный образ, во-первых, не является фотографической копией отображаемого объекта, во-вторых, в нем проявляется субъективное отношение творца к предметному миру, в-третьих, всякий художественный образ обладает эстетической ценностью для других.

В процессе творчества художник стремится создать образы объектов реальности, творчески преобразуя действительность. Создавая из наличного материала некий образ, он опирается на художественные методы отображения действительности. К ним относятся методы образного воспроизведения объектов и явлений реальности и методы их изображения в конкретном художественном произведении. Если говорить о первой группе методов, то в данном случае творец ориентируется на эстетическую оценку действительности. Он не просто пытается воспроизвести реалии окружающего мира, а стремится все осмыслить, оценить, сопоставить, исходя из своего жизненного опыта, социальной ориентации, мыслительных навыков и т.д. Именно поэтому продукт искусства, художественное произведение, имеет самостоятельную идейно-художественную ценность.

Художник, осмысляя наличный окружающий мир, отбирая для своего произведения те или иные факты, наполняя их своими мыслями и эмоциями, выражая свою ценностную позицию в отношении тех или иных событий, соотнося различные признаки отображаемого предмета с собственными эстетическими вкусами и пристрастиями и т.д., тем самым воспроизводит в своем сознании реальный объект действительности, отличающийся определенными эстетическими признаками. «В эстетический объект, – пишет M.M. Бахтин, – входят все ценности мира, но с определенным эстетическим коэффициентом, позиция автора и его художественное задание должны быть понятны в мире в связи со всеми этими ценностями. Завершаются не слова, не материал, а всесторонне пережитый состав бытия, художественное задание устраняет конкретный мир: пространственный с его ценностным центром – живым телом, временной с его центром – душою и, наконец, смысловой – в их конкретном взаимопроникающем единстве».

При таком подходе в воспроизведении действительности видение художника, как правило, сфокусировано на художественном задании. Стоящие перед творцом цели и задачи определяют то, под каким углом зрения он будет рассматривать объекты, раскрывать те или иные закономерности в явлениях, наконец, заниматься моделированием их будущих состояний. Таким образом, «в художественном образе реальная жизненная характерность предстает уже не сама по себе, не просто как предмет оценки, а в творческом синтезе с авторским отношением к ней, то есть как творчески преобразованная характерность и поэтому как часть особой, второй, художественной действительности. Она лишь в целом является составной частью реальной действительности, специфически художественной разновидностью творчески созидательной общественной деятельности».

Если в художественном произведении творец, создавая художественный образ, полагается на художественный вымысел, то публицисты такую вольность допустить не могут, так как в основе любого публицистического образа всегда лежат документальные факты. И все же, как и в художественных произведениях, «мир, отраженный в публицистике, принципиально отличается от мира реального. Жизненные впечатления в субъективном авторском восприятии претерпевают художественную трансформацию». Отсюда специфика публицистического образа: с одной стороны, в нем проявляется чувственно-эмоциональное восприятие творцом действительности, а с другой – возникшие на этой основе образы «облучаются» авторскими идеями и мыслями. Особенность публицистического творчества в том и заключается, что оно основано на единстве рационального и эмоционального восприятия, их нерасчлененности. «Неправомерны суждения, – пишет H.H. Щудря, – согласно которым логические процедуры мышления составляют “содержательный костяк”, а эмоции служат лишь его “формальной оболочкой”. Эстетическая выразительность публицистического произведения предполагает диалектическую связь содержания и формы. Эмоционально-образное постижение проблемы в публицистике не сводится к отдельным приемам, а представляет собой целостный творческий процесс».

Данная целостность проистекает из особого способа отображения действительности. Журналист, работающий над очерковым произведением, всегда должен заботиться об особом сплаве образа и мысли. В творческом процессе по созданию публицистического образа выделяются две стороны познавательной деятельности: чувственное и рациональное отражение действительности. Если в первом случае журналист оперирует наглядными образами, которые возникают в результате непосредственного наблюдения, то во втором – логическими понятиями и суждениями. Взаимосвязь этих двух познавательных начал проистекает из задач, стоящих перед очеркистом. Познавая окружающий мир на чувственном уровне, публицист может отразить только внешнюю сторону вещей, но для проникновения в их суть этого недостаточно. Чтобы уловить внутренние свойства, связи и отношения объектов, необходимы мыслительные формы отражения реальности, которые позволили бы выйти за пределы непосредственных чувственных данных. К таким формам можно отнести логические понятия, суждения, умозаключения и т.д. Диалектическая взаимосвязь чувственных и рациональных начал в постижении действительности порождает «образную мысль», которая, в отличие от логико-понятийной мысли, обладает своими признаками. Прежде всего – метафоричностью. Именно поэтому любая «образная мысль» отличается конкретно-чувственным богатством в отражении различных объектов и явлений действительности. В ней присутствует эмоционально просветленная мысль.

Таким образом, обнаружение существенных сторон действительности невозможно только на уровне эмоциональных реакций, оно требует глубокого рационалистического, понятийного освоения мира. Все эти моменты присущи публицистическому освоению действительности, в ходе которого все факты подвергаются образному осмыслению. Как отмечает московский исследователь Е.И. Пронин, «журналистский образ расцветает на логическом стебле. Система логических операций (постановка проблемы, аргументация, синтез практических рекомендаций) завершается актом типизации».

Обладая такой синтетической природой, образы публицистики могут активно участвовать в мысленном экспериментировании, помогая творцу не только моделировать проблемные ситуации, но и синтезировать информацию при овладении проблемой. Но нельзя забывать и того, что «произведение, в котором публицистика выступает не в образе, не насыщает образ, не носит индивидуального, свойственного данному образу характера, остается произведением публицистическим, а не художественным. Факты так и останутся фактами, иллюстрирующими мысль автора, яркие образы в речи – метафорами статейного монолога, с какой бы публицистической живостью ни была написана статья. Хотя метафора – широко употребляемый способ сделать речь яркой и убедительной, однако даже большое количество метафор не превратит статью в произведение художественное». Не произойдет этого и тогда, когда в очерковом произведении даются только одни образы, не насыщенные публицистической мыслью. В этом нам видится основная сложность при создании художественно-публицистических образов.

Порождением журналистского образа, по мнению Е.И. Пронина, увенчивается взаимодействие элементарных выразительных средств. К ним он относит факт, образ, постулат. Если исходить из предложенной данным автором концепции, то факты, образы и постулаты являются системными явлениями журналистского творчества. Все они, по его мнению, ориентируются на различные моменты объективной социальной практики. Факты характеризуют действия, образы – ценности, постулаты – позиции. «Благодаря их разнообразию, – пишет Е.И. Пронин, – рабочая идея приобретает обоснованность сразу в трех аспектах: событийно-прогностическом, культурно-историческом и идеолого-этическом. Изложение перестает быть одномерным, обретает объемность. Факты, образы и постулаты, которые должны выразить единую идею, начинают взаимодействовать. В тексте возникает пространство для формирования представлений, выходящих за пределы конкретной проблемы произведения. Возникает образная инфраструктура журналистского текста».

Насколько типологическая структура очерка складывается из взаимодействия выразительных средств, обозначенных Е.И. Прониным, рассматривает в своем исследовании А.С. Лавреневская. Не умаляя ценности ее исследования для теории и практики очеркового жанра, отметим все же определенную ограниченность в трактовке образной инфраструктуры очеркового образа. Главный акцент А.С. Лавреневская сделала на характеристике субъективной позиции автора, которая, по ее мнению, выражается через «образный ориентир», различные авторские приемы, мнение и т.д. Но только ли этими факторами определяется образ автора в очерковом произведении? На наш взгляд, индивидуальность автора выражается и через его эмоционально-образное постижение объекта, и через отношение автора к своему герою, и через своеобразие его творческого мышления, и через его мировоззренческую позицию, и через различные формы выражения авторского «я» и т.д.

Зафиксировав и проанализировав только исходные выразительные средства в создании образной инфраструктуры очерка, А.С. Лавреневская, на наш взгляд, не смогла показать диалектику взаимодействия различных структурных элементов очеркового образа. Ее типологический анализ страдает и тем, что, выделив лишь основные индикаторы текста (проблему, программу, позицию), она рассматривает их без учета видового многообразия очерка. А ведь в каждом виде очерка автор ставит перед собой вполне определенные задачи. В одном случае ему нужно создать образ-явление, в другом – образ человека, в третьем – лирический образ повествователя, в четвертом – мысленный образ отображаемого объекта, в четвертом – образ идеи и т.д. Для характеристики этих образов, видимо, уже недостаточно только тех выразительных средств, которые были выделены Е.И. Прониным и его последователями. Сегодня, как показывает газетная практика, образная инфраструктура очерка расширяется и обновляется новыми образными элементами, которые используются очеркистами для выражения авторской идеи. Например, при создании образа-явления публицисту важно не только опираться на определенные факты, характеризующие явление с разных сторон, но прежде всего попытаться дать их образную трактовку посредством образно-экспрессивного языка. При описании явления важное значение имеет тщательный отбор и компоновка жизненного материала, его детализация. При этом удачно найденная деталь помогает наглядно показать явление в его самых жизненных проявлениях.

Трудности создания документального образа человека заключаются в том, что не всегда при описании жизни отдельного индивида удается отобразить типические черты, присущие его современникам. Для достижения этой цели публицисты используют такие способы, как типизация с опорой на прототип, создание психологического образа, обобщение жизни целого поколения, оценка жизненных явлений глазами героя произведения и т.п. В создании авторского образа определяющими элементами являются не только мировоззренческая позиция автора, его жизненные установки и ценностные ориентации, идеи и пристрастия, но и авторская речь. Из всех этих составляющих и рождается образ автора в сознании читателей. От того, насколько он будет положительным или отрицательным, будет зависеть и степень доверительности аудитории к словам и мыслям публициста.

в начало

 

ОБРАЗ АВТОРА В ЖУРНАЛИСТСКОМ ПРОИЗВЕДЕНИИ

 

В современной журналистике образ автора соотносится и с особенностями индивидуального стиля журналиста, и со всем строем его сугубо личностного мировосприятия. Если в очерках 60-х и 70-х годов автор выступал «закадровой» силой или в качестве беспристрастного повествователя, то в произведениях последующих десятилетий он становится не только идейным рупором своих героев, но и выразителем собственных мнений, оценок, суждений, позиций и т.д. В современном очерке автор открыто проявляет особенности своего авторского самосознания, смело выступает от собственного «я», наконец, более свободен в проявлении творческой индивидуальности. Из взаимодействия этих и других авторских проявлений и возникает образ автора, являющийся, по мнению теоретиков, основной жанрообразующей категорией.

До недавнего времени не существовало четкого терминологического аппарата по определению данного понятия. Очень часто образ автора соотносили с неким художественным образом, хотя существует большая разница между функцией автора в литературном и журналистском произведениях. Чтобы показать эти различия, рассмотрим вопрос о соотношении образа автора с реальной личностью в литературе и в публицистике.

Образ автора в литературном произведении, как правило, не совпадает с реальной личностью писателя. Здесь он выступает в качестве художественного образа, созданного по законам типизации. При этом автор в литературном произведении, с одной стороны, наделен широкими возможностями в изображении героев, а с другой – обладает богатым спектром самовыявления. Именно отсюда и проистекают многообразные разновидности и формы авторства: писатель может выступить и как непосредственный участник события, и как сторонний наблюдатель, и как рассказчик, от лица которого читателю будет поведана история, и как человек, «организующий формально-содержательный центр художественного видения». Автор является центром того «замкнутого бытия», в границах которого возникает своеобразный художественный мир, существующий по своим законам. Создавая характеры своих вымышленных героев, он в принципе должен знать о них практически все, или почти все, чтобы в итоге воссоздать полнокровные художественные образы людей. Именно это позволило M.M. Бахтину заявить, что «автор не только видит и знает все то, что видит и знает каждый герой в отдельности и все герои вместе, но и больше их, причем он видит и знает нечто такое, что им принципиально недоступно, и в этом всегда определенном и устойчивом избытке видения и знания автора по отношению к каждому герою и находятся все моменты завершения целого – как героев, так и совместного события их жизни, т.е. целого произведения».

Участником этих событий, как мы уже отметили, может быть и сам автор, наделенный, как и его герои, определенными чертами и характеристиками. Автор может вступать в многообразные отношения со своими героями, общаться с ними, но при этом он всегда «находится на границе создаваемого им мира как активный творец его, ибо вторжение его в этот мир разрушает его эстетическую устойчивость».

Иные функциональные задачи стоят перед автором журналистского произведения. Здесь, как правило, мы имеем дело не с вымышленным образом, а с вполне реальным лицом, т.е. с личностью журналиста. Именно это обстоятельство ко многому обязывает при создании образа автора в журналистике. Среди задач, стоящих перед автором журналистского произведения, можно назвать следующие: во-первых, журналист как носитель идейного замысла произведения должен четко обозначить свою мировоззренческую позицию в отношении описываемых событий и, во-вторых, постараться проявить свою творческую индивидуальность.

В мировоззренческой позиции автора проявляется совокупность принципов, взглядов и убеждений, определяющих направление деятельности журналиста и его отношение к действительности. Мировоззрение личности «складывается из элементов, принадлежащих ко всем формам общественного сознания: большую роль в нем играют научные, нравственные и эстетические взгляды. Научные знания, включаясь в систему мировоззрения, служат цели непосредственной практической ориентации человека в окружающей и природной реальности; кроме того, наука рационализирует отношение человека к действительности, избавляя его от предрассудков и заблуждений. Нравственные принципы и нормы служат регулятором взаимоотношений и поведения людей и вместе с эстетическими взглядами определяют отношение к окружающему, формам деятельности, ее целям и результатам». Автор журналистского произведения, выражая свои мировоззренческие взгляды, тем самым проявляет особенности своего самосознания. В силу того, что «сознание есть единство отражения действительности и отношения к ней», в структуре текста можно обнаружить различного рода чувственные и рациональные образования, возникшие в сознании автора и отраженные им в определенной знаковой системе.

Индивидуальный образ автора складывается из той роли, которую он для себя изберет. М.И. Стюфляева, например, выделяет следующие из них: роль автора как «зеркала» героя, роль автора как лирического героя произведения, роль автора как инстанции анализирующей и оценивающей. Феномен «зеркального отражения» способствует, на наш взгляд, раскрытию внутреннего мира автора. Реагируя определенным образом на мысли и чувства людей, журналист тем самым выявляет и свои эмоциональные реакции на происходящее. Именно эмоции, как справедливо замечает М.И. Скуленко, «выражают наше отношение к объектам познания, без них человек оставался бы безразличным к самому познанию, и осмысление действительности было бы невозможным».

Но познание героя происходит не только на эмоциональном, но и на рациональном уровнях. Авторские суждения, оценки и мнения во многом проявляют позицию журналиста в отношении познаваемого объекта. «Главное назначение оценочных суждений в том, – пишет А.В. Калачинский, – чтобы, сообщая факты, оказывать воздействие, влиять на мнения и поведение людей. Такое воздействие основывается на том, что отношение человека к действительности изменяется не столько под влиянием сообщения о событиях как таковых, сколько потому, что факты получают в тексте определенную социально-политическую окраску, благодаря оценкам с тех или иных позиций». Журналист, занимая определенную позицию по тому или иному вопросу, всегда стремится к ее обоснованию. Публицистическая открытость автора в том и заключается, что журналист, в отличие от писателя, смело делится с читателями собственными рассуждениями без всякой сложной опосредованности, как это делается, например, в художественных произведениях, где автор свои идеи зашифровывает в образы героев.

Автор журналистского произведения, стремясь вовлечь читателя в познание исследуемого вопроса, выдвигает различные тезисы, аргументы и суждения. При этом осознание журналистом истинности собственных выводов может выражаться в следующих формах: уверенность в выдвигаемых положениях; сомнения в их истинности; догадки о возможности их истинности и т.д. Все эти мыслительные авторские проявления выступают в качестве психологических элементов, призванных придать авторской позиции особую воздействующую силу.

Таким образом, авторское сознание проявляется в журналистском произведении посредством демонстрации различных мировоззренческих взглядов. Публицист может поделиться с читателями собственными мыслями, знаниями, нравственными представлениями и устремлениями, жизненными ценностями и т.д. При этом в одном случае возникает образ размышляющего автора, а в другом – образ лирического героя, который, выражая свой внутренний взгляд на описываемые события, тем самым проявляет особенности своего мировосприятия. Как справедливо отмечает Д.И. Кирнос, «эстетическая доминанта мироощущения определяет тип художественного воображения, обусловливает “тяготение” творца в отборе тех или иных впечатлений и воссоздание их в художественных образах. Подобная функция мироощущения объясняется спецификой художественного мышления, детерминированного эмоционально-эстетической основой действительности. Интегрируя разнообразные в гносеологическом и психологическом отношении элементы: мысли, чувство, волю, воображение, – мироощущение включает познавательную и ценностно-ориентационную установку».

Мировоззренческая установка проявляется и в тематических пристрастиях журналиста, и в определении идейной направленности произведения, и в выборе объекта изучения, и т.д. Например, можно вспомнить целый ряд известных журналистов, имеющих свои излюбленные темы. У В. Пескова – это природа, у Ю. Щекочихина – подростки и представители криминала, у Я. Голованова – покорители космоса, у А. Рубинова – горожане. Названные авторы отличаются не только своей приверженностью к одной теме, но и индивидуальной манерой письма, и способами осмысления действительности, и творческими методами работы и др.

Индивидуальный почерк В. Пескова, являющегося постоянным автором рубрики «Окно в природу» в газете «Комсомольская правда», выделяется особым лиризмом. Во всех своих произведениях, будь то очерк или зарисовка, В. Песков предстает перед читателем как очень чуткий и внимательный к природе человек. Описывая жизнь лесных обитателей, журналист всегда проявляет сочувственный интерес к животному и растительному миру. В своих природных зарисовках он – главный документальный герой, который с увлечением делится своими интересными наблюдениями и находками. При этом практически во всех его произведениях выдержана интимная тональность письма, располагающая на неспешный и вдумчивый разговор с читателем.

Иной образ у Ю. Щекочихина, который долгие годы занимался подростковыми проблемами, а затем исследованием нравов преступного мира. В своих судебных и исследовательских очерках журналист предстает прежде всего как аналитик. Он не просто изучает нравы подростков или преступников, но постоянно ставит перед обществом такие актуальные проблемы, как проблемы наркомании среди молодых людей, заказные убийства и др. Активно занимаясь журналистским расследованием, Ю. Щекочихин смог создать образ «работающего» журналиста, который ради постижения истины готов перелопатить груды документов, наладить связи с различными источниками информации, установить «горячий» телефон с читателями, организовать и провести собственное расследование и т.п. Журналист активно погружает читателя в собственную творческую лабораторию, поэтому при чтении его очерков всегда возникает ощущение сопричастности к расследуемому делу.

Известный журналист «Комсомольской правды» Я. Голованов за долгие годы работы смог проявить себя как очень любознательный и всесторонне эрудированный человек. Его очерки всегда отличались глубоким знанием вопросов, касающихся космической темы. Журналист был настолько погружен в данную сферу, что мог свободно делать прогнозы относительно развития космических технологий, на равных беседовать с генеральными конструкторами и космонавтами, а главное – представить перед читателями целый неизведанный мир со своими героями, мечтателями и обыкновенными тружениками. В своих произведениях Я. Голованов мог удачно сочетать репортажность описания с глубоким анализом рассматриваемых проблем.

Совершенно иной образ был у бывшего обозревателя «Литературной газеты» А. Рубинова. Его по праву называли социальным экспериментатором. В своей журналистской деятельности он использовал самые передовые технологии при сборе и обработке информации. Именно благодаря А. Рубинову в современной журналистике утвердился метод социального эксперимента. Чтобы изучить некую социальную проблему, журналист искусственно создавал определенную ситуацию, чтобы на практике проверить свои исходные гипотезы или версии. Используя в своем творчестве социологические методы познания, А. Рубинов порой сам активно вмешивался в изучаемые процессы и явления, тем самым определенным образом влияя на ход реальных событий.

Из приведенных примеров можно заключить, что творческая индивидуальность журналиста проявляется и в особой манере письма, и в методах подачи информации, и в тематических ориентациях, и в особенностях авторского мировосприятия, наконец, в выбираемой журналистом роли. На этой основе и возникает публицистический образ автора. При этом мировоззренческие взгляды автора выражаются через систему оценочных суждений, через нравственные представления, через идеи и т.д. Раскрытие авторской мысли может идти не только аналитическим, но и художественным путем. Поэтому в одних случаях перед нами предстает образ размышляющего автора, а в другом – лирического героя.

в начало

 

ФУНКЦИИ АВТОРСКОГО «Я»

 

Допущение субъективного начала не противоречит документальной основе журналистского произведения. Различные приемы авторского самовыражения лишь способствуют более глубинному осмыслению объективных сторон описываемого события. Среди этих приемов мы особо выделяем категорию авторского «я». Используя этот своеобразный инструмент, журналист может активно вторгаться в ход описываемых событий, свободно выражать свои мысли, входить в контакт с героями, выражать собственную позицию, мнение и т.д.

В газетной практике используются многообразные формы авторского вторжения. Во-первых, автор может войти в непосредственный контакт со своими героями, во-вторых, поделиться в ходе описания события собственными воспоминаниями, в-третьих, выразить свои соображения по поводу поведения героев, в-четвертых, выстроить версии и предположения, в-пятых, выразить собственные эмоции, в-шестых, раскрыть перед читателем свою творческую лабораторию и т.д. Одним словом, автор может предстать перед читателями в различных ипостасях: как герой действующий и как герой размышляющий. В этих диспозициях авторское «я» выполняет различные функции. По мнению М.И. Старуш, «я» действующее наиболее соответствует одному из методов публицистики – репортажности. Оно используется в различных модификациях, из которых наиболее распространенным являются автор-очевидец происходящего, автор-участник события, автор-наблюдатель и др. Именно этим достигается эффект эмоциональной причастности читателя к происходящему, что в значительной мере обеспечивает эффективность воздействия журналистского произведения. «Я» размышляющее, утверждает далее М.И. Старуш, ориентировано на совместную с читателем постановку проблем, совместное исследование изучаемого объекта, объективацию хода размышлений автора, моделирование условной ситуации, введение читателя в творческую лабораторию и др. Эта разновидность авторского «я», по ее мнению, обеспечивает эффект соразмышления читателя с публицистом, приобщение аудитории к движению публицистической мысли, способствует созданию эмоционального, а тем самым и комплексного идейно-психологического воздействия на читателей. На основе этих двух подходов исследовательница выводит два основных принципа конструирования образа автора в публицистике: репрезентативный и интроспективный.

В современной журналистике, на наш взгляд, эти два подхода используются в различных модификациях. Репрезентативный подход может быть совмещен с интроспективным и наоборот. Репортажное «я» может присутствовать не только в путевых, но и в расследовательских, проблемных и даже портретных журналистских произведениях. Авторское «я», выраженное в таких словосочетаниях, как «я вижу», «я чувствую», «я ощущаю» и т.д., создает эффект физического присутствия автора на месте события. Но авторское «я» очеркового произведения, в отличие от репортажного «я», используется не только для концентрации внимания читателя на внешних приметах события, но в большей степени – для углубления и постижения внутреннего смысла разворачивающегося на глазах журналиста действия. Если в репортаже автор, пытаясь запечатлеть сиюминутность события, ведет повествование в настоящем времени, то очеркист не ограничен подобного рода временными рамками. Поэтому в очерке очень часто авторское «я» используется в качестве вставных конструкций, связанных с личностными воспоминаниями журналиста.

Подобного рода конструкции вводятся автором с определенной целью. Во-первых, чтобы соотнести реальные события с прошлыми; во-вторых, чтобы реконструировать прошлые контакты с героями произведения, которые были у автора раньше; в-третьих, для того, чтобы в ходе своих рассуждений подготовить читателя к определенным выводам. Значение этих вставных конструкций заключается и в том, что они выполняют в тексте определенную композиционно-смысловую роль.

Образ размышляющего автора может быть раскрыт не только через его познание внешнего мира, но и через самопознание и самоанализ. Введение в журналистское произведение авторского «я» всегда имеет мотивированный характер. В одном случае журналист объясняет читателю, чем определен выбор темы выступления или предпринятой им поездки, в другом – сразу выражает суть понимания стоящей перед ним проблемы, в третьем – выдвигает исходный тезис своего выступления и т.д.

Используя такое выразительное средство, как авторское «я», журналист стремится привлечь читательское внимание. Это достигается, с одной стороны, за счет проявления личностного отношения к описываемым событиям, а с другой – за счет интимизации авторского стиля повествования. Исповедальная тональность письма может сразу настроить читателей на чувственное восприятие произведения.

Следующим приемом создания авторского «я» можно назвать объективацию движения публицистической мысли. Суть данного приема заключается в том, что в ходе рассмотрения той или иной проблемы автор выражает свои мысли в форме различных понятий, суждений и умозаключений. В логике данные термины трактуются следующим образом: понятие – «мысль, фиксирующая признаки отображаемых в ней предметов и явлений, позволяющие отличать эти предметы и явления от смежных с ними. Существенную роль в формировании понятий играют процессы обобщения и абстракции»; «суждение – мысль, выражаемая повествовательным предложением и являющаяся истинной или ложной»; «умозаключение – мыслительный процесс, в ходе которого из одного или нескольких суждений, называемых посылками, выводится новое суждение, называемое заключением или следствием».

Понятия играют важную роль в процессе осмысления явлений действительности. «Мыслить – это значит прежде всего отражать мир через понятия, посредством понятий, в форме понятий; это значит уметь оперировать понятиями». Мыслительная работа журналиста всегда ориентирована на выделение существенных признаков предмета, на установление определенных связей между фактами или совокупностью понятий. В очерковом произведении мы можем встретить единичные, общие, конкретные, абстрактные понятия. При этом наиболее ценится способность автора объединять ранее воспринятые факты и впечатления с новыми, находя при этом определенные взаимосвязи между ними, что помогает не только углубить понимание того или иного описываемого журналистом явления, но и открыть новые грани изучаемого объекта. В этом смысле понятия могут стать смысловой составляющей авторского «я».

Размышляя о судьбах своих героев, журналисты постоянно используют различного рода утверждения или отрицания. И это понятно. Автор не может быть лишь бесстрастным фиксатором событий. Утверждая или отрицая те или иные мысли, он тем самым формулирует определенные суждения о рассматриваемом объекте познания. При этом движение авторской мысли всегда направлено на постижение истины. В ходе своих рассуждений автор может выдвигать различные гипотезы, сомневаться в истинности тех или иных положений или, наоборот, страстно утверждать что-либо. Авторы могут использовать в своих рассуждениях как атрибутивные, так и реляционные суждения. В первом случае журналист стремится описать или зафиксировать отсутствие у какого-либо объекта определенного свойства, а во втором – отразить известное отношение между некоторыми объектами.

Собственные суждения автор может строить, исходя из поставленных вопросов. Вопрос, представляя определенную форму мышления, ориентирует автора на получение ответа в виде некоторого суждения или группы суждений. Задавая те или иные вопросы и отвечая на них, автор тем самым стимулирует ход своих размышлений.

Движение журналисткой мысли, как правило, завершается умозаключением. В умозаключении роль авторского «я» не снижается. На основе тех или иных выдвинутых суждений автор приходит к неким обобщенным выводам, тем самым подводя определенные итоги своей познавательной деятельности. При этом выводы представляют не формализованные по содержанию умозаключения, а своего рода образные обобщения. Все эти мыслительные операции предпринимаются автором не только для того, чтобы убедить читателей в правоте собственной позиции, но и для налаживания коммуникативного контакта со своей аудиторией.

в начало

 

АВТОР – ЧИТАТЕЛЬ: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

 

Рассмотрим особенности взаимодействия автора и читателя. В данном случае нас будут интересовать следующие вопросы: из каких составляющих возникает в сознании автора образ читателя; можно ли соотносить образ читателя с образом второго «я» автора; в каких формах осуществляется коммуникативная взаимосвязь между автором и читателем; каковы особенности журналистского воздействия на аудиторию.

Теоретики считают, что образ читателя возникает в сознании автора в виде совокупности подразумевающихся черт. Вопрос о том, каким предстает в сознании автора образ читателя, в теории публицистики практически не изучен и ждет своего исследователя. Пока же можно только предположить, что автор соотносит данный образ со своими непосредственными представлениями о нем. В этом сложном психологическом образовании аккумулируются знания о читателе, представленные в виде своеобразной модели с двумя подструктурами: «образ чувствующего читателя» и «образ думающего читателя».

Если в первом образе отражаются эмоционально окрашенные представления об аудитории, то во втором – представления о читателе, способном включиться в мыслительный процесс. Конечно, подобного рода представления не возникают на пустом месте. Они образуются на основе непосредственных контактов с аудиторией: переписки с читателями, телефонных переговоров, личных встреч и т.д. Субъективные представления о читателе, таким образом, выступают для автора вторым составляющим его внутреннего «я». Именно на этой основе создается определенный образ человека, с которым публицист как с вполне реальным лицом может советоваться, делиться собственными мыслями и чувствами и т.п. При этом, так называемый, воображаемый читатель может выступить и в роли оппонента, с которым автор ведет заочный спор по тому или иному вопросу, и в качестве сочувствующего слушателя, и как лицо, к чьему мнению автор апеллирует, наконец, как некий проницательный человек, который может легко догадаться о дальнейшем развитии сюжета.

Наличие внутреннего взаимодействия со своим читателем может проявиться в следующих формах: автор может уточнить для читателя какой-либо значимый факт, поставить перед ним риторический вопрос, поделиться своими непосредственными размышлениями. Подобного рода приемы используются, с одной стороны, для удержания и стимулирования читательского внимания, а с другой – для ориентирования читателя в перипетиях судьбы героя. Все это в конечном итоге способствует налаживанию коммуникативных контактов с аудиторией.

В силу того, что любое журналистское произведение адресуется не какой-то аморфной группе людей, а вполне конкретной читательской аудитории, журналисту необходимо знать ее объективные и субъективные характеристики. К первым мы относим социо-демографические признаки (пол, возраст, сфера деятельности и т.д.), а ко вторым – информационные потребности, интересы и предпочтения. Если раньше журналисты определяли состав аудитории, как говорится, «на глазок», то теперь они могут пользоваться результатами различных социологических исследований, ориентированных на выявление различных характеристик целевой читательской группы. Подобного рода знания позволяют журналистам при разговоре с читателями учитывать их информационные потребности, социокультурные и ценностные ориентации, нравственные и моральные представления и т.д.

Подобного рода сведения способствуют не только налаживанию контактов с аудиторией, но и выработке более эффективных методов публицистического воздействия. Журналисту необходимо также знать, каким образом аудитория осуществляет свою коммуникативную деятельность.

Коммуникативная деятельность аудитории осуществляется через предкоммуникативную, коммуникативную и посткоммуникативную фазы.

Предкоммуникативная фаза начинается с мотива выбора человеком конкретного издания. Респондент обращается к тому или иному изданию лишь тогда, когда испытывает ясно осознаваемую нужду в получении интересующей его информации. Эта потребность может быть обусловлена различными причинами: социальными, духовными, эстетическими и др. Осознанная нужда, приобретя свою «побуждающую» силу, превращается в мотив, включающий в себя не только определенную цель достижения, но и оценочный компонент по восприятию того или иного произведения. Читательский мотив может быть выражен и через систему читательских ожиданий, обусловленных опытом человека. Если взаимодействие читателя с творчеством того или иного журналиста имело положительный характер, то он обязательно повторит свой выбор, поскольку заранее знает, что его информационные потребности будут удовлетворены в полной мере. Поэтому автору при создании произведения необходимо учитывать групповые интересы аудитории, так как это знание позволит наилучшим образом сориентироваться в выборе соответствующей темы выступления. Важно позаботиться и о литературном оформлении текста, чтобы от чтения материала читатель получил эстетическое удовольствие. Без учета этих факторов автору будет сложно завоевать внимание своей читательской аудитории.

В ходе познавательно-оценочной деятельности у читателя вырабатывается не только определенное отношение к автору (положительное или отрицательное, доверительное или сомнительное, уважительное или пренебрежительное), но и стереотипы восприятия текста. По определению А.К. Уледова, стереотипы – «это сложившиеся в сознании людей духовные образования, эмоционально-окрашенные образы». Отличительными чертами этих образов являются упрощенность и стандартизированность. Сложившиеся в сознании стереотипы упрощают процессы читательского восприятия, формируя устойчивые установки в отборе и потреблении информационной продукции. Этому способствуют устоявшиеся рубрики («Портрет современника», «Герой нашего времени», «Человек в ракурсе», «Постучись в чужую дверь», «Завтрак на траве», «Обычное дело», «На улице и дома», «Я – очевидец», «Прямая речь» и т.п.), тематические страницы, заголовки и т.д., которые помогают читателю легче найти соответствующий его потребностям материал.

С момента выбора конкретного издания и текста для ознакомления начинается коммуникативная фаза. На данном этапе человек включается в процесс чтения, который, как справедливо замечает Л.И. Беляева, способен «удовлетворить различные потребности: познавательные, эстетические, нравственные и другие. Но удовлетворение их происходит не прямым путем, а на основе переработки знаковой, словесной информации, источником которой являются произведения печати».

Теоретики рассматривают чтение как один из видов познавательно-коммуникативной деятельности. Например, В.А. Бородина считает, что «сущность чтения заключается в активном, целенаправленном преобразовании и подчинении содержания текста различным потребностям социального субъекта». Ссылаясь на различные теоретические концепции, данный автор выделяет следующие виды контактов читателя с текстом: полнота чтения, последовательность чтения разделов текста; затраты времени на чтение. При этом отмечаются внешние поведенческие проявления взаимодействия читателя с текстом и внутренние механизмы избирательности восприятия, понимания и усвоения информации.

Как утверждают психологи, «восприятие – своеобразное действие, направленное на обследование воспринимаемого объекта и на создание его копии». Восприятие может иметь как произвольный, так и избирательный характер. В первом случае внимание человека может быть рассеянным. Во втором – личность подходит к чтению очерка с четко осознаваемыми установками, например, может соотносить авторскую позицию с собственной. Если они в чем-то не сходятся, читатель может тут же переключить внимание на другой объект. И наоборот, соответствующая установкам реципиента информация может иметь прямое воздействие на сознание человека. Рассматривая данный феномен, Л. Войтасик в свое время писал, что «избирательность восприятия состоит в особом, соответствующем установкам человека восприятии содержания произведения. Распространяемое содержание, противоречащее установкам реципиента, преобразуется в его восприятии так, чтобы оно соответствовало определенным ожиданиям, установкам и настроениям». Кроме того, избирательность читательского внимания «состоит в том, что у реципиента проявляется тенденция к отбору тех ... сообщений, которые согласуются с его взглядами, к избеганию (сознательному или бессознательному) тех сообщений, которые распространяют противоположное содержание, такое избирательное отношение, как правило, приводит к укреплению уже сформировавшихся установок индивида на правильность его политических и других убеждений».

Восприятие текстовой информации напрямую связано с усвоением сообщений. По мнению С.Л. Рубинштейна, всякий текст есть лишь условие мыслительной деятельности; то, что объективно содержится в тексте, может обрести и субъективную форму существования в голове читателя. Эта субъективная форма существования есть результат собственной мыслительной деятельности читателя. В процессе чтения читатель определяет цели и задачи сообщения; соотносит новую информацию с ранее усвоенной; дает свою интерпретацию излагаемым в тексте фактам; спорит или соглашается с позицией автора; ищет связи между различными фактами, событиями и предметами, пытаясь воссоздать образ описываемой журналистом действительности. Давно известно, что читатель, обращаясь к конкретному тексту, соответствующим образом организует свою мыслительную деятельность, направленную на усвоение и понимание определенной знаковой системы. В силу того, что любой текст делим на отдельные элементы, человек может сопоставлять различные их части, по-своему комбинировать различные факты, искать внутренние связи между ними, тем самым углубляя свое понимание текста. Исходя из особенностей читательского прочтения текста, журналист не должен создавать невыгодных для читательского восприятия конструкций. Поэтому желательно, чтобы материал был четко структурирован, чтобы все факты в нем были преподнесены в строгой логической взаимосвязи, чтобы в своем материале автор не злоупотреблял специальными терминами и иностранными выражениями. Кроме того, необходимо, чтобы создаваемый образ был не просто адекватно воспринят, но и понят. Что же для этого требуется? Практики обычно советуют:

·             при подготовке журналистского произведения следует стремиться к логической стройности и ясности выражения мыслей;

·             содержащаяся в тексте информация должна быть по возможности развернутой и исчерпывающей;

·             очень важно, чтобы из текста были исключены все двусмысленные выражения и предложения, а ожидаемые возражения и сомнения предупреждены с помощью определенной аргументации;

·             если в тексте используются развернутые описания, то желательно, чтобы они заканчивались обобщающими выводами.

 

Все эти меры направлены на более легкое усвоение человеком информации вне зависимости от его образовательного уровня.

О том, какие мнения, оценки и выводы выработались у аудитории в процессе чтения очерка, можно выяснить в посткоммуникативной фазе. Именно на этом этапе читатель может включиться в обмен мнениями не только на межличностном уровне, но и выйти на контакт с журналистом. Во время подобных контактов с аудиторией автор может получить информацию о характере своих взаимоотношений с читателем. Он может узнать, какое воздействие оказало его произведение, что думает читатель по поводу материала, разделяет ли он авторскую позицию и т.д. Таковы, на наш взгляд, основные стадии коммуникативного взаимодействия автора и читателя, знание которых позволяет с наибольшей эффективностью наладить обратную связь между ними.

в начало

 

в оглавление << >> на следующую страницу

Отношение Пушкина к Пугачеву 🤓 [Есть ответ]

Внешность Пугачева дается Пушкиным не в обобщенном, развернутом портрете, а многими зарисовками, которые почти всегда кратки, но очень выразительны. Сделаны они двумя-тремя штрихами, иногда даже одним знаменательным словом и всегда вносят много нового и значительного в его внешний облик, отражая его душевную жизнь.
Отношение Пушкина к Пугачеву было противоречивым и сложным. Но он всегда с глубочайшим интересом относился к этой незаурядной личности, выходцу из народа и борцу за него. Сказать от своего имени обо всем, что думал Пушкин о Пугачеве, было по тому времени невозможно. Пушкин не мог поделиться с читателями своими размышлениями о вожде крестьянского восстаний. Нельзя было высказать эти мысли и от имени рассказчика – преданного долгу присяги офицера екатерининского времени. И Пушкин сказал об этом описаниями действий самого Пугачева, богатым своеобразным языком героя и портретными зарисовками Пугачева, особенно последними, так как каждая портретная деталь, сделанная рукой Пушкина, заставляла читателя пристально вглядываться в душевное богатство этой личности.
Во время поездки в Поволжье и Приуралье Пушкин убедился в благоговейном отношении людей из народа к памяти Пугачева . Всюду, где это было возможно, Пушкин писал об этом и в « Капитанской дочке » и в «Истории Пугачева ». Пушкин охотно вносил в свое повествование бытующие в народе воспоминания о Пугачеве – сказки, песни, отдельные исторические моменты, сохранившиеся в различных легендах, живущих в народе. Это заметно и в иносказательной беседе «дорожного» с хозяином умета, в беседах Пугачева с его соратниками, даже и в его общении с Гриневым. В портретных зарисовках Пугачева, рассыпанных по всему художественному произведению, отражены разные впечатления Пушкина о Пугачеве : от талантливости и смелости Пугачева-военачальника, и от широких, идущих от народных чаяний его преобразовательных замыслов, и от сознаваемой им своей обреченности. Незаурядная, самобытная и в то же время пугающая Пушкина натура этого человека нашла свое отражение в целостном портрете Пугачева .
В период создания « Капитанской дочки » у Пушкина сложилось уже иное представление о Пугачеве, чем тогда, когда он работал над «Историей» . Он не смотрел уже на Пугачева как на слепое орудие в руках яицкого казачества, выделявшегося только большими военными познаниями и необыкновенной дерзостью. В « Капитанской дочке » Пугачев – подлинный вождь крестьянского движения, человек, глубоко сознающий свою правоту и свою историческую миссию.
Пушкин в « Капитанской дочке » тем не менее создает портрет Пугачева, основываясь на документальных данных. Попробуем показать это на самом простом примере. Вспомним историю с заячьим тулупчиком. Ведь именно этот тулупчик дал Пушкину возможность раскрыть добрые чувства Пугачева, который оказался памятливым на добро, проявил подлинное великодушие и душевную щедрость по отношению к Гриневу и к Маше Мироновой. Он спас их обоих от неминуемой гибели и способствовал их соединению. Но и тулупчик в сущности не был выдумкой Пушкина . В жизни реального Пугачева были моменты, позволившие Пушкину ввести в сюжет повести историю с заячьим тулупчиком.
Читатели « Капитанской дочки » ощущают, что искренний заразительный смех Пугачева, его «добрая веселость» , по выражению Марины Цветаевой, глубоко симпатичны Пушкину . Пугачев начинает верить Гриневу тогда, когда он не соглашается на предложения Пугачева и проявляет при этом искренность и правдивость. Пушкину удалось показать, как росло внутреннее доверие между двумя этими людьми, и как совсем неожиданно для себя Гринев полюбил Пугачева, проникся симпатией к нему, хотя положение преданного долгу екатерининского офицера мешало этому чувству. Симпатия к Пугачеву у Пушкина все растет. « Пушкин всем отвращением от Николая I был отброшен к Пугачеву ». Постепенно и сам автор « Капитанской дочки » и его герой все больше привязываются к Пугачеву.

Оценка: 4 (29 голосов)

Как распознать отношение автора к предмету - видео и стенограмма урока

Определение отношения

Чтобы определить отношение автора, читатели должны задать себе следующие вопросы:

1. Какие слова использует автор? Они специфические или общие? Они эмоциональны или нейтральны? Они обычные и знакомые или научные и незнакомые?

2. Использует ли автор образный язык, сравнивая разнородные вещи, чтобы высказать литературную точку зрения?

3.Структура предложения автора проста или сложна? Пишет ли автор длинные предложения или короткие?

4. Представляет ли автор сбалансированный взгляд на предмет?

5. Какие детали, причины и доказательства включает автор, чтобы заполнить свои описания или поддержать свои аргументы? Эти элементы рациональны или эмоциональны?

Честный и обстоятельный ответ на эти вопросы поможет вам, читателю, выяснить отношение автора к своей теме.А теперь давайте взглянем на некоторые отношения, которые вы можете обнаружить в ходе поиска.

Объективное и субъективное

Отношение писателей, как правило, делится на две широкие категории: формальное и объективное или неформальное и субъективное.

Формальное и объективное отношение, как правило, сосредоточено на фактах, а не на эмоциях. Писатели, стремящиеся к этому тону, обычно используют более длинные и сложные предложения, лексику более высокого уровня и точку зрения третьего лица (без ссылок на «я» или «вы»), которая отдаляет писателя от предмета.Описательные детали обычно ограничены, и автор представляет сбалансированный взгляд на предмет, признавая другие точки зрения и цитируя рациональные причины, подкрепленные надежными, хорошо собранными доказательствами.

С другой стороны, неформальное или субъективное отношение имеет тенденцию быть более эмоциональным. Писатели, которые выражают этот тон, выбирают разговорный общий язык, который может включать сленг или обороты речи. Предложения обычно проще и короче. Детали имеют тенденцию быть довольно яркими, и писатели часто лично обращаются к своим читателям с точки зрения первого лица («я») и второго лица («вы»).Писатели могут по-прежнему использовать логические доводы и доказательства для подтверждения своей точки зрения, но эти элементы могут быть больше основаны на эмоциях, чем на рациональных аргументах.

Давайте рассмотрим несколько примеров письма, чтобы проиллюстрировать разницу между этими двумя взглядами. Первый демонстрирует формальный и объективный тон.

«Поле битвы в Геттисберге ежегодно привлекает тысячи посетителей. Многие из них путешествуют на большие расстояния, чтобы совершить поездку по полю битвы и по городу, узнать об истории гражданской войны и испытать чувство пребывания в месте, где произошло крупное историческое событие.'

Обратите внимание, что автор представляет только факты без какой-либо личной интерпретации. Точка зрения от третьего лица распространяется повсюду, словарный запас образца достаточно высок, а второе предложение длинное и довольно сложное.

Теперь рассмотрим образец с неформальным и субъективным тоном.

'Поле битвы при Геттисберге - одно из самых крутых мест, которые я когда-либо видел. Ежегодно он привлекает тысячи посетителей, и эти люди приезжают издалека, чтобы просто постоять в этом месте, где произошло большое историческое событие.Большинству туристов также нравится совершать экскурсии по полю битвы и по городу и в процессе узнавать что-нибудь об истории гражданской войны ».

Вы видите разницу? Писатель использует точку зрения от первого лица, повседневный язык и короткие предложения.

Весь спектр эмоций

Если отношение автора неформальное и субъективное, оно может охватывать целый спектр эмоций. Тон может быть злым, веселым, радостным, критическим, комичным, ностальгическим, нежным, подавленным, горьким, уважительным, оптимистичным, пессимистичным, страстным, подозрительным, насмешливым, расслабленным, интенсивным и многим другим.

Попрактикуемся в определении эмоций писателя на нескольких примерах. Вот варианты ответа: комический, критический, ностальгический или депрессивный.

Пример 1: «Хижина в лесу напоминает мне дом моего двоюродного дяди, все уютно и аккуратно, в тени деревьев. У него даже были занавески на окнах и металлическое ведро, стоящее прямо у входной двери. Какие чудесные воспоминания вызвало это милое местечко, когда я впервые его увидел! »

Вы сказали ностальгию? Тогда вы правы.

Пример 2: «Хижина в лесу казалась грустной, когда я шел к ней по жалкой, разбитой тропинке. Его рваные клетчатые занавески свисали на окне, а на крыльце уныло торчало заброшенное металлическое ведро. Я почувствовал, как мой дух упал, когда я подошел к унылому местечку ».

Вы определили, что это депрессия? Это верно.

Образец 3: «Хижина в лесу казалась мне кучей мусора, когда я приближался, стараясь не споткнуться о обломки дороги, которые, казалось, были атакованы тяжелой кувалдой.На крыльце криво стояло ржавое металлическое ведро, а на грязном окне висели обшарпанные клетчатые занавески. Какое мерзкое место для отпуска!

Этот образец демонстрирует критическое отношение.

Образец 4: «Хижина в лесу, казалось, слегка наклонилась в сторону, когда я споткнулся о сломанную дорожку, качаясь и кренившись на ходу. Я с глухим стуком приземлился на пороге после того, как случайно споткнулся о металлическое ведро прямо у входной двери. Когда я лежал там и смотрел в небо, птица слетела и приземлилась мне на лоб.Как хорошо начать отпуск! '

Мы закончим смешком на этом образце, который имеет комический характер.

Итоги урока

Давайте рассмотрим. Отношение автора или тона - это просто его или ее чувства по поводу предмета, о котором он или она пишет. Писатели выражают свое отношение через выбор слов, структуру предложений и образный язык. Отношение также проявляется в деталях, причинах и доказательствах, выбранных авторами в поддержку своих описаний и аргументов.Читатели могут определить позицию автора, задав себе важные вопросы об этих элементах.

Отношения писателей, как правило, делятся на две широкие категории: формальные и объективные или неформальные и субъективные. Формальное и объективное отношение имеет тенденцию сосредотачиваться на фактах, а не на эмоциях, и содержит более длинные и сложные предложения, словарный запас более высокого уровня, точку зрения третьего лица, а также рациональные причины и доказательства. С другой стороны, неформальное и субъективное отношение имеет тенденцию быть гораздо более эмоциональным и часто демонстрирует разговорный язык, более короткие и простые предложения, точки зрения от первого и второго лица и широкий спектр эмоций.

Научившись определять позицию авторов, вы значительно улучшите свое понимание и понимание текстов, их сообщений и значений.

Результаты обучения

Ваша цель в конце урока должна состоять в следующем:

  • Объясните, что означает отношение или тон в отношении авторов
  • Напомним, как определить отношение автора
  • Различия между объективным и субъективным отношением
  • Продемонстрируйте, как определить эмоцию писателя

вещей разваливаются, автор Чинуа Ачебе - Руководство для учителя: 9780385474542

УЧЕБНОЕ РУКОВОДСТВО

ПРИМЕЧАНИЕ ДЛЯ УЧИТЕЛЕЙ

Вещи рушатся признан лучшим романом о жизни в Нигерии в конце девятнадцатого века.Опубликованный в 1958 году, это, несомненно, самый читаемый африканский роман в мире: было продано более восьми миллионов экземпляров на английском языке и переведено на пятьдесят языков. Но он предлагает гораздо больше, чем доступ к доколониальной Нигерии и катастрофическим изменениям, вызванным британцами. Это также может быть окном в историю аборигенов Австралии, маори Новой Зеландии и первых народов Северной, Центральной и Южной Америки в «распаде» коренных культур этих и других мест, центры которых не мог удержать.

Чинуа Ачебе - идеальный рассказчик этой истории, он родился в Нигерии в 1930 году и вырос в городке Игбо Огиди. Он говорил дома на игбо и изучал английский в школе, впитывая двойную культуру. В автобиографическом эссе он описывает свое детство как «на перекрестке культур». За свою выдающуюся академическую и литературную карьеру, в основном в изгнании, Ачебе был удостоен множества наград, начиная с Мемориальной премии Маргарет Ронг в 1959 году за Вещи рушатся и включая более тридцати почетных докторских степеней.Ачебе пользуется большим спросом во всем мире как спикер и приглашенный лектор, и в настоящее время преподает в Бард-колледже в Нью-Йорке.

Ачебе использует большинство английских литературных форм, роман, чтобы сделать свою историю доступной для жителей Запада, и переплетает повествование с пословицами и народными сказками игбо. Роман бросает вызов западным представлениям об исторической правде и побуждает читателей усомниться в нашем восприятии доколониальной и колониальной Африки. Более половины романа посвящено изображению культуры игбо, искусно нарисованной по мере того, как мы следим за взлетом к вершине главного героя.Будучи борцом-чемпионом и великим воином, Оконкво - прирожденный лидер. Однако его недостаток в том, что он никогда не подвергает сомнению мудрость своих предков. По этой причине он не изображен в лестном свете, но его культура описана полностью и справедливо.

Студенты вполне могут вести дневники, в которых они идентифицируют эквивалент своей культуры каждому народному обычаю игбо, обнаруживая как сходства, так и различия. То, что отец Оконкво имеет низкий статус из-за своей лени и неосмотрительности, не вызывает культурного шока.Он скорее будет играть на флейте, чем отдавать долги. Отсюда следует, что земля, полный сарай, дорогие титулы и множество жен придают статус. Наш главный герой амбициозен. Действительно, одним из его недостатков является страх неудачи, страх стать похожим на своего отца.

Глядя на общество изнутри, учащиеся могут сделать выводы о том, почему клановая солидарность, родство и гостеприимство придает большое значение, а также о причинах ухаживания и похоронных обычаев. В культуре без письменности искусство разговора и ораторского искусства высоко ценится.Мудрость передается через пословицы, рассказы и мифы. Аграрный цикл сезонов с их работой и праздниками, разумное использование нюхательного табака и пальмового вина, важность музыки и танцев - все это можно было отметить и сравнить с подобными западными обычаями. Закон и справедливость сохраняют мир, объявляя о земельном споре или убийстве члена клана. Жрица и соплеменники в масках интерпретируют Оракула, говоря от имени предков и богов. Они навязывают табу против близнецов и самоубийств и предлагают объяснения высокой детской смертности.

Вторая и третья части романа прослеживают неумолимое продвижение европейцев. В течение многих лет в деревне Оконкво мало верят рассказам о белых работорговцах. Первый белый человек, прибывший в соседнюю деревню, был убит из-за предзнаменования, и в отместку все были убиты британскими ружьями. Христианские миссионеры кажутся безумцами, их проповедь злых путей и ложных богов привлекательна только для изгоев. Но вместе с христианством приходят больницы и школы, превращая фермеров в судебных секретарей и учителей.Торговые магазины платят высокие цены за пальмовое масло. Правительство тесно связано с религией и грамотностью. Окружной комиссар подчиняет законы королевы Виктории, а африканцы из далеких племен служат коррумпированными посланниками суда и тюремными надзирателями.

Оконкво, стоящий на пути своих предков, неизбежно играет роль трагического героя. Раннее обращение его старшего сына лишь укрепляет его веру в строгий кодекс мужского поведения. В изгнании в первые годы колонизации он меньше понимает могущество европейцев, чем его теперь пассивные сородичи.Его приговор быстр и верен. К концу романа читатели вздрагивают, когда британский чиновник сводит жизнь и смерть Оконкво к мимолетной ссылке в книге, которую он планирует написать под названием Умиротворение первобытных племен Нижнего Нигера .

Примечание: В этом руководстве используется современное написание игбо, а не ибо.

ОБ ЭТОЙ КНИГЕ

Вещи рушатся рассказывает о двух пересекающихся, переплетающихся историях, каждая из которых сосредоточена вокруг Оконкво, «сильного человека» из деревни Ибо в Нигерии.Первая история прослеживает отпадение Оконкво от благодати племенного мира, в котором он живет. Это дает нам мощную басню о извечном конфликте между отдельными обществами. Вторая история, столь же современная, как и первая, древняя, касается столкновения культур и разрушения мира Оконкво из-за прибытия агрессивных, прозелитических европейских миссионеров.

Эти двойные драмы идеально гармонируют друг с другом и регулируются осознанием, способным охватить жизнь природы, историю и таинственные побуждения души. Вещи рушатся - самый яркий и постоянный памятник современной африканской жизни, увиденной изнутри.

ОБ АВТОРЕ

Другие работы Чинуа Ачебе
Муравейники саванны
Девушки на войне и другие истории
Человек из народа

Очерки:
Home and Exile on
Morning День
Надежды и препятствия: избранные эссе

ОБСУЖДЕНИЕ И НАПИСАНИЕ

Структура, техника и сюжет

1.Роман состоит из трех частей. Что подразделения отражают этапы жизни главного героя? Как разногласия продвигаются к краху общества игбо и иллюстрируют его?

2. Какова точка зрения рассказчика? Как эта точка зрения способствует нашему пониманию конфликтующих культур? Какие приемы использует рассказчик, чтобы вызвать у читателя роль соучастия?

3. В начале романа Оконкво борется. Как это контрастирует с финалом, когда Оконкво обдумывает адекватный ответ на британское унижение старейшин игбо в тюрьме?

4.Ачебе использует ретроспективные истории, чтобы описать отношения Оконкво и Унока. Что воспоминания рассказывают об их отношениях? Каков эффект использования повествования для иллюстрации воспоминаний?

5. Как в первой главе Ачебе предвещает присутствие (и окончательную судьбу) Икемефуны?

6. Опишите судебную функцию эгвугу и ее связь с живыми, особенно с женщинами игбо. Почему это тоже связано с духовным миром? Как Ачебе иллюстрирует слияние духовного и реального миров?

7.Как убийство Икемефуны предвещает падение Оконкво?

8. Почему Оконкво сослали? Почему изгнание иронично? Сравните с участием Оконкво в убийстве Икемефуны и его отсутствием последствий.

9. Когда и как представлен белый человек? Проследите хронологию реакции народа игбо на прибытие и поселение белого человека. Какое отношение к людям игбо привносят белые мужчины и как их отношение определяет их отношение к людям игбо?

10.Как Ачебе использует инциденты, чтобы нарисовать общий характер белых колонизаторов?

Характер и конфликт

1. Как Оконкво достигает величия, определяемого его культурой?

2. Почему Унока, страдающий опухолью желудка, брошен умирать в злом лесу?

3. Чем Оконкво отличается от отца? Что он чувствует к отцу? Как его отец влияет на характер и поступки Оконкво в зрелом возрасте? Приведите примеры из отношения и действий Оконкво, которые показывают разделение игбо на то, что считается мужским, а что - женским.

4. Почему Оконкво недоволен своим сыном и наследником? Как его чувства к Нвоу соотносятся с его чувствами к Икемефуне? Как чувства Оконкво влияют на Нвоё?

5. Почему убивают Икемефуна? Почему Оконкво участвует в бойне, несмотря на совет старейшины не участвовать в жертвоприношении? Как Нвойе реагирует на жертву?

6. Оконкво значительно изменилось после убийства Икемефуна. Опишите эти изменения и расскажите, как они отражают борьбу Оконкво с его женской стороной.

7. Подумайте об отношениях Оконкво с его дочерью Эзинмой и о том, как он относится к ней по сравнению с тем, как он относится к Нвойе.

8. Во время изгнания Оконкво Обиерика оказывается его другом. Как действия Обиерики показывают настоящую дружбу?

9. Опишите действия, в которых Обиерика изображается как альтер эго Оконкво.

10. Почему Нвой принимает христианство? Как его обращение влияет на его отношения с отцом?

11. Опишите мистера Брауна. Чем его изображение отличается от персонажей игбо? Сравните и сопоставьте его с другими белыми колонистами.

12. Опишите Еноха. Как его действия показывают пренебрежение традициями игбо?

13. Чем личность преподобного Смита отличается от личности мистера Брауна? Как личность преподобного Смита повлияла на деревню?

Окружение и общество

1. Роман начинается в Умуофии и заканчивается в Умуофии. Опишите эту деревню. Что вас удивляет в жизни африканского племенного сообщества? Какие предубеждения вы привнесли в свое чтение, которые были укреплены или изменены?

2.Почему празднования в общине делают Оконкво несчастным? Как чувства Оконкво противоречат культуре его сообщества? Приведите примеры.

3. Культура игбо патриархальна. Какова роль женщин в обществе? Делает ли их роль менее ценными, чем мужчины? Как избиение жены отражает отношение общества к женщинам? Приведите примеры.

4. Ближе к началу романа мы узнаем, что у Оконкво несколько жен. Опишите полигамную структуру семьи Оконкво.Что эта договоренность говорит о семейной жизни в сообществе?

5. Африканская пословица гласит: «Чтобы вырастить ребенка, нужна деревня». Как это утверждение отражает заботу о детях в общине игбо?

6. Опишите систему расширенной семьи игбо. Как это помогает Оконкво пережить изгнание в Мбанте?

7. Сравните и сопоставьте Умуофию и Мбанта. Как их сходство и различия способствуют пониманию культуры игбо?

8.Важным социальным маркером в обществе игбо является система почетных титулов. Опишите, как использование титулов позволяет членам Игбо сравнивать себя друг с другом.

9. Каково символическое значение Недели мира для народа игбо? Как гнев Оконкво нарушает обычай и каковы последствия его действий?

10. Сельское хозяйство играет важную роль в общине игбо. Как издолье способствует процветанию общества? Как это влияет на людей?

11.В чем значение батата? Какова цель фестиваля Нового Яма? Как это связано с религией общины?

12. Объясните концепцию огбандже. Покажите, как это отражается в отношениях Эквефи и Эзинмы.

13. Как можно сравнить брачные переговоры и ритуалы игбо с другими культурами XIX века, в которых семья невесты платит приданое? Что эти ритуалы говорят об уровне развития доколониальной цивилизации игбо?

14.Обиерика, близкий друг, оплакивает изгнание Оконкво, но участвует в разрушении собственности Оконкво. Объясните, как реакция Обиерики на изгнание сигнализирует о том, что ставится под сомнение общественные традиции.

15. Чем доколониальная жизнь в Умуофии отличается от западного общества? Есть ли сходства? Приведите примеры любых сходств и различий.

Темы и мотивы

1. Опишите концепцию ци в стиле игбо и то, как эта концепция связана с желаемым успехом Оконкво в жизни.

2. Как тема судьбы или судьбы проиллюстрирована в действиях персонажей?

3. Страх пронизывает весь роман. Как страх влияет на действия Оконкво? Нвойе? Как страх влияет на отношения Оконкво с другими?

4. Как концепция изменения и реакция на изменение представлены в романе? Каково значение песни, спетой в конце двенадцатой главы? Как эта новая песня передает тему перемен?

5.Кто такой Чукву? Как Чукву соотносится с христианской концепцией верховного существа? Используйте беседу между Акунной и мистером Брауном, чтобы подкрепить свое сравнение.

6. Как изображается христианство? Почему Ачебе сосредотачивается на Троице?

7. Как образование способствует распространению христианства среди игбо?

8. Каковы человеческие последствия столкновения двух культур? Опишите как социальные, так и личные столкновения.

9. В конце двадцатой главы Обиерика говорит Оконкво: «Он [белый человек] приставил нож к тому, что удерживало нас вместе, и мы развалились.»Объясните значение этого утверждения.

10. Как самоубийство Оконкво представляет собой разрыв в традиционной культуре игбо?

Образцы и язык

1. Ачебе легко объединяет лексику игбо в общий текст. Объясните, как он помогает читателям понимать слова и концепции игбо, не имеющие аналогов на английском языке.

2. Персонажи Ачебе рассказывают традиционные народные сказки и перемежают свою беседу словами, фразами и поговорками игбо.Как такое использование языка передает ощущение культуры игбо?

3. Объясните важность сказок в неформальном образовании детей. Почему Нвою больше нравятся сказки своей матери, чем рассказы своего отца?

4. Как легенда о старухе с одной ногой помогает объяснить, почему другие кланы опасаются Умуофии?

5. Чем язык женщин и детей отличается от языка священников, прорицателей и титулованных мужчин? В чем значение этой разницы?

6.Борьба - это повторяющийся образ. Помимо буквального совпадения в начале романа, каковы еще примеры темы борьбы и как они вносят вклад в общую тему?

7. Какое значение имеют барабаны в общении между деревнями Умуофии? Почему они эзотерические?

8. Какое значение имеет пиджин-английский, который используется для общения между людьми игбо и колонистами?

Для обсуждения и передачи

1.Название романа происходит от строки Уильяма Батлера Йейтса «Второе пришествие». Прочтите это стихотворение и примените его к разложению африканского общества, описанному в романе.

2. Какое значение имеют три притчи в первой главе? С какой целью Ачебе использует в романе пословицы игбо? Как пословицы продвигают повествовательное действие в романе? Что они говорят о культуре игбо? Найдите в романе дополнительные пословицы и объясните их значение и то, как они способствуют развитию традиции игбо.

3. Как сюжет в « Вещи рушатся» следует условностям западной трагедии, например, когда главные действия главного героя или героя приводят к катастрофическим последствиям? Оконкво - трагический герой? Сравните Оконкво с Эдипом, наказанным за непреднамеренное убийство своего отца. Как они пытаются избежать своей судьбы? Какие трагические недостатки приводят к их падению? Как они вызывают жалость и страх?

4. Каким образом « Вещи рушатся» - это ответ Конрада на «Сердце тьмы» или другие литературные произведения, содержащие унизительные стереотипы?

5.Ачебе не дает четкого представления о добре и зле ни в культуре игбо, ни в колониализме. Как Achebe показывает ценность в обеих системах?

6. В интервью вскоре после публикации «Вещи рушатся» Ачебе заявил, что его целью при написании романа было: «… помочь моему обществу вернуть веру в себя и избавиться от комплексов очернения и самоуничижения. ” Объясните, как он достиг или не достиг своей цели.

7. В доколониальной Нигерии было много вариантов написания имени игбо.К тому времени, когда Ачебе написал «Вещи рушатся», орфография уже стандартизировалась. Как вы думаете, почему Ачебе использует древнее написание Ибо вместо современного игбо?

ЗА ПРЕДЕЛАМИ КНИГИ

Больше не в покое Чинуа Ачебе (1960) является продолжением Вещи рушатся . Он переносит читателя в жизнь потомков Оконкво. Роман фокусируется на Оби Оконкво, падение которого вызвано его неспособностью справиться с конфликтующими системами ценностей культуры игбо и его обучением английскому языку.« No Longer at Ease» «» разворачивается в конце 1950-х годов.

Стрела Бога Чинуа Ачебе (1964) действие происходит в эпоху между «Больше не в покое» и «Вещи рушатся» . Это история священника игбо, который справляется с переменами, идя на компромисс со своими ценностями и традициями. Он отправляет своего сына в миссионерскую школу и дает показания против своего народа в земельном споре. В результате люди игбо превращаются из священников игбо в религию миссионерской церкви.И снова Ачебе показывает, насколько африканские традиции проигрывают европейской культуре.

ДРУГИЕ ИНТЕРЕСЫ

Мистер Джонсон , Джойс Кэри
Сердце тьмы , Джозеф Конрад
Чинуа Ачебе , Эзенва-Охето
Омалинзе, под редакцией Эталес, . . Нолуэ Эменанджо (Oxford University Press, 1977)
Рост африканского романа , Юстас Палмер

ОБ ЭТОМ РУКОВОДСТВЕ

Это руководство для учителя было подготовлено Дэниелом Бопре из Education Qests, LLC и написано Джудит Мур Келли , Директор проекта письма округа Колумбия в Университете Ховарда.Консультантами были Барбара Блой, вышедшая на пенсию заведующая кафедрой английского языка и преподаватель продвинутого обучения в школе Ransom Everglades в Майами, Флорида, и Робин Осборн, вышедшая на пенсию заведующая кафедрой английского языка и преподаватель продвинутой практики в школе Taft в Уотертауне, Коннектикут.

АВТОРСКОЕ ПРАВО

Авторские права © 2001 by ANCHOR BOOKS

«Трудно найти хорошего человека»

Резюме и анализ «Хорошего человека найти трудно»

Впервые опубликованный в 1953 году после ее постоянного переезда в Андалусию, на молочную ферму ее матери, «Хорошего человека трудно найти» иллюстрирует многие приемы и темы, которые должны были характеризовать типичную историю О'Коннор.Поскольку из-за болезни она была ограничена короткими и нечастыми поездками за пределы фермы, О'Коннор научилась использовать имеющиеся ресурсы для сюжета своих рассказов. Эти ресурсы включали людей вокруг нее, ее материалы для чтения, которые состояли из различных книг и периодических изданий, попавших в Андалусию, а также ассортимент местных и региональных газет. Несколько критиков указали на влияние региональных и местных газетных статей на художественную литературу О'Коннора. Misfit, патологический убийца, убивший в этой истории целую семью, очевидно, был сфабрикован из газетных отчетов о двух преступниках, терроризировавших Атланту в начале 1950-х годов; Красный Сэмми Баттс, по мнению другого критика, мог быть основан на местном "старом добром мальчике", который поправлялся и возвращался в Милледжвилл каждый год по случаю своего дня рождения, чтобы присутствовать на банкете в его честь, организованном местные торговцы.

Отношение О'Коннор к персонажам этой истории укрепляет ее взгляд на человека как на падшее существо. Вкратце, история описывает разрушение совершенно нормальной семьи тремя беглыми осужденными. Тематическая кульминация истории включает предложение милости и принятие бабушкой этого подарка в результате прозрения, которое она переживает незадолго до своей смерти. Однако события, которые приводят к этой кульминации, вызывают большой интерес в истории.

Первый взгляд читателя на семью призван проиллюстрировать неуважение и разногласия, которые характерны для семейных отношений друг с другом.Тщеславие и эгоцентризм бабушки проявляются в первых трех строках рассказа. Вместо того, чтобы соглашаться с семейным планом поездки во Флориду, она хочет навестить некоторых из своих «знакомых» в восточном Теннесси. В следующей строке мы узнаем, что Бейли - ее единственный сын, немного информации, которая предотвращает возможное неверное понимание последних земных слов бабушки: «Ты один из моих детей», и тем самым не дает читателю пропустить действие благодать в конце рассказа.Пытаясь уговорить семью переехать в Теннесси, а не во Флориду, бабушка использует новость о сбежавшем убийце Мисфите, чтобы напугать Бейли и заставить его передумать. Хотя Бейли не отвечает ей (тем самым показывая полное отсутствие уважения к ней), этот инцидент является ироническим предзнаменованием конца истории.

Когда Бейли не реагирует на ее давление, бабушка пытается уговорить свою невестку, тупую молодую женщину с лицом «широким и невинным, как капуста», помочь ей убедить Бейли поехать в Теннесси, а не Флорида, потому что дети, Джон Уэсли и Джун Стар, еще не были в Теннесси.Жена Бейли также игнорирует мольбу, но неуважительное отношение к родителям находит отражение в детях. Их поведение по отношению к бабушке подчеркивает неуважение, характерное для всей семьи.

Когда на следующее утро семья уезжает во Флориду, бабушка, вопреки прямому приказу Бейли, запрещающему это, тайком затаскивает семейную кошку Питти Синг с собой в машину, потому что боится, что он будет скучать по ней слишком сильно или случайно задохнется. сам, если его оставили.Кошка выживает; По иронии судьбы, однако, он несет ответственность за автокатастрофу, которая привела к гибели семьи, и, вопреки мнению бабушки о ее важности для кошки, она помогает человеку, убившему всю семью. Только кошка выживает.

События, ведущие к самой сцене смерти, разработаны О'Коннором, чтобы показать слабые места семьи и вызвать предчувствие дурного предчувствия. Вскоре после отъезда из Атланты семья проходит мимо Каменной горы, гигантского обнажения, на котором вырезаны барельефные изображения давно умерших героев столь же мертвой Конфедерации.Бабушка, одетая так, чтобы «в случае аварии любой, увидев ее мертвой на шоссе, сразу понял, что она женщина», в ожидании ее возвращения домой тщательно записывает пробег машины. Она занимается вождением на заднем сиденье, действует как гид и пытается - цитируя поведение детей в ее время - отчитать Джона Уэсли и Джун Стар за их грубые замечания в отношении «их родных штатов, их родителей и всего остального. еще." Однако ее мошеннические приличия сразу же подрываются, когда она обращает внимание детей на "милую маленькую пиканину" (чернокожего ребенка), стоящую в дверях хижины, мимо которой они проходят.Когда Джун Стар замечает, что у ребенка нет штанов, бабушка объясняет, что «у маленьких негров в деревне нет того, чем мы занимаемся».

По мере того, как дети возвращаются к своим комиксам, нам дается ряд образов жизни против смерти, которые готовят нас к надвигающейся катастрофе. Бабушка забирает ребенка у матери, и мы видим контраст между худым, кожистым лицом старости и гладким мягким личиком ребенка. Сразу после этого машина проезжает мимо «старого семейного кладбища», и бабушка указывает на пять или шесть могил в ней - число, равное количеству пассажиров машины - и упоминает, что она принадлежала плантации, которая, в ответ на На вопрос Джона Уэсли о его нынешнем местонахождении есть «Унесенные ветром», ответ, который вдвойне ироничен, поскольку напоминает о смерти Старого Юга.

Дети, закончившие есть принесенную с собой еду, начинают ссориться, и бабушка успокаивает их, рассказывая им историю своих первых ухаживаний. История, в которой подчеркивается, что бабушка не вышла замуж за человека по имени Тигарден, который каждую субботу днем ​​приносил ей арбуз, показывает, что и она, и Джун Стар заботятся о материальном благополучии. Когда Джун Стар предлагает, чтобы она не вышла замуж за человека, который принес ей только арбузы, бабушка отвечает, что мистерТигарден купил акции Coca-Cola и умер богатым человеком (для О'Коннора Coca-Cola, запатентованная аптекарем из Джорджии, представляла собой вершину грубого коммерциализма).

Помимо Джун Стар и бабушки, мы узнаем, что Красный Сэмми Баттс и его жена также озабочены погоней за материальной выгодой. Красный Сэмми сожалеет о том, что позволил «двум вальщикам» заправить газ; его жена уверена, что Misfit «атакует» ресторан, если он узнает, что в кассе есть деньги.

Сцена в кафе «Башня», похоже, была задумана, чтобы проиллюстрировать глубину эгоизма, в которую попали персонажи. Однако, похоже, есть основания подозревать, что сцена была создана с учетом не только поверхностных деталей. В обращении к группе студентов-писателей О'Коннор прокомментировал: «То видение, которое писателю-беллетристу необходимо иметь или развивать, чтобы усилить смысл его рассказа, называется анагогическим видением. видения, которое способно видеть разные уровни реальности в одном изображении или ситуации.«

Таким образом, на одном уровне Башня может рассматриваться как библейская Башня, где у сыновей Адама были смешаны языки, «чтобы они не понимали речи друг друга». На другом уровне Башня функционирует как жирная ложка низкого класса, где персонажи пытаются показать свои «хорошие манеры», чтобы скрыть отсутствие заботы о своих собратьях. Кажется, что у персонажей действительно есть неспособность вступить в какой-либо значимый разговор; бабушка раздражает сына, спрашивая, не хочет ли он танцевать, когда его жена играет «Теннесси Вальс» на никелодеоне, что стоит копейки; Джун Стар, которая только что выполнила рутинную чечетку, демонстрирует отсутствие манер, оскорбляя жену Рэда Сэмми комментарием: «Я бы не стала жить в таком запущенном месте за миллион долларов».«Бабушка, Красный Сэмми, и его жена обсуждают злую природу времени и решают, что, хотя они сами могут быть хорошими людьми, хорошего человека найти трудно». Делая вывод, что Европа полностью виновата в этом при нынешних обстоятельствах они успешно избегают ответственности за состояние человека.

Когда семья покидает Башню, детей снова привлекает серая обезьяна, которая привлекла их внимание, когда они впервые прибыли. Члены семейства обезьян издавна использовались в христианском искусстве для обозначения греха, злобы, хитрости и похоти, а также использовались для обозначения ленивой души человека в ее слепоте, жадности и греховности.О'Коннор вряд ли смог бы выбрать лучший символ для воплощения группы людей, собравшихся в Тауэре, чем эта обезьяна, сидящая на дереве Чинаберри и кусающая блох между зубами, совершенно эгоцентричное животное.

Бабушка, заснувшая вскоре после выхода из ресторана, просыпается недалеко от «Тоомсборо» (на самом деле, настоящий небольшой городок недалеко от Милледжвилля; для целей истории он действует как предзнаменование судьбы семьи), где она инициирует события, которые приведут к гибели семьи.Вспоминая плантацию, которую она посетила молодой девушкой и которую она хочет посетить снова, бабушка добивается своего, «хитро, не говоря правды, но желая, чтобы она была», сообщая детям о секретной панели, расположенной в доме. . Они приставают к Бейли, чтобы тот посетил это место, пиная, крича и причиняя себе неудобства. Только после того, как они свернули на грунтовую дорогу, которая «выглядела так, как будто по ней никто не ездил месяцами», бабушка вспоминает, что дом был не в Джорджии, а в Теннесси.

Взволнованная своими воспоминаниями и боясь гнева Бейли, когда он обнаруживает ее ошибку, бабушка вскакивает и опрокидывает чемодан, накрывавший ящик, в котором она хранила запретную кошку. Кот, освобожденный от заточения, прыгает на плечо Бейли и продолжает цепляться за него, пока машина съезжает с дороги и переворачивается. Дети, кажется, очень довольны происшествием, а Джун Стар демонстрирует полное отсутствие сострадания к своей раненой матери и шокированному состоянию других членов семьи, с разочарованием объявляя: «Но никто не убит».«

Словно в ответ на надежду матери на проезжающую машину, на вершине холма на некотором расстоянии появляется «большой черный потрепанный автомобиль, похожий на катафалк». Бабушка, вставая и махая рукой, чтобы привлечь внимание людей в приближающейся машине, обрушивает на семью Отказавшегося и двух его товарищей. Это также ее идентификация Misfit, которая, по-видимому, заставляет его решить, что семью следует убить.

С этого момента история касается методичного убийства семьи, и, что более важно, для большей части художественных произведений О'Коннор характерна встреча с обменом между Несоответствующим и бабушкой. ее момент прозрения.

В обращении к группе студентов О'Коннор отметила, что бабушка «находится в самом важном положении, которое жизнь предлагает христианину. Она стоит перед смертью». Она также отметила, что «старушка - лицемерная старая душа; ее ум не сравнится с Мисфитом, и ее способность к изяществу не равна его»; и, наконец, бабушка осознает даже в своей ограниченной манере, что она «ответственна за мужчину перед ней и связана с ним узами тайны, уходящими своими корнями в тайну, о которой она болтала до сих пор.«

Именно во время этой конфронтации бабушка, подобно апостолу Петру, трижды отрицает то, что, как ей известно, является правдой, когда она настаивает на том, что Misfit - «хороший человек». Сам Misfit подавляет ее попытки добиться его расположения, комментируя: «Ном. Я не хороший человек». Обладая такими же хорошими манерами, как и у других персонажей в истории, Несоответствующий ведет диалог с бабушкой, в то время как два его товарища по его команде уводят остальных членов семьи в лес и стрелять в них.

Во время этого диалога с бабушкой мы узнаем, что отец Мисфита рано узнал в нем человека, который должен был знать, "почему это [жизнь] такая", и мы узнаем, что Мисфит задумался о человеческом состоянии и достиг определенного выводы относительно его жизненного опыта. (Из-за этого самоанализа и философской борьбы его способность к изяществу выше, чем у гипокритической, поверхностной бабушки.) Мы узнаем, что Misfit не смог примириться с наказанием, которому он подвергся, и что он нашел непонятным объяснения психиатра (заменитель священника современного человека и частая цель сатиры О'Коннора), который предположил, что его действия являются попыткой убить его отца.Для него совершенное преступление не имеет значения, «потому что рано или поздно ты забудешь, что именно ты сделал, и просто будешь за это наказан».

Попытка бабушки использовать религию как средство избежать смерти, постигшей других членов ее семьи, оказывается совершенно безуспешной, потому что Несоответствующий, взвесив имеющиеся у него доказательства, пришел к очень определенному выводу об Иисусе: «Иисус был единственным, Кто воскресил мертвых… и Он не должен был этого делать.Он выкинул все из равновесия. Если Он сделал то, что сказал, тогда вам ничего не остается, как отбросить все и следовать за Ним, а если Он этого не сделал, тогда вам ничего не остается, как наслаждаться оставшимися несколькими минутами как можно лучше - убив кого-то, или поджег его дом, или причинив ему какую-то другую подлость. - Никакого удовольствия, кроме подлости, - сказал он, и его голос стал почти рычанием.

В последней попытке спастись бабушка даже готова признать, что «Может быть, Он не воскрешал мертвых», но Несоответствующий уже пришел к своему выводу.«Меня там не было, поэтому я не могу сказать, что Он не… если бы я был там, я бы знал, и я не был бы таким, как сейчас». Несоответствующий, лишенный той стороны, в которую он мог бы засунуть руку («доказательство», предложенное библейскому сомневающемуся Фоме), явно отказался от христианской этики.

Наконец, голова бабушки проясняется на мгновение, и она делает то, что О'Коннор назвал , правильным жестом и тянется к Misfit, комментируя: «Ты один из моих детей.Ты - один из моих собственных детей ». Прозрение бабушки связано с ее осознанием того, что Несоответствие в некотором роде является продуктом лицемерного отношения и пустых действий, которые она и другие подобные ей придерживались и предпринимали. служение духовным концепциям и заботились об удовлетворении своих физических и материальных желаний в этой жизни. Таким образом, Несоответствующий представляет это отношение, доведенное до крайности. Он отвергает их лицемерие, отвергая то, что они считают малоценным ( духовный взгляд на жизнь) и концентрируется на удовлетворении страстей.Для него: «Тебе нечего делать, кроме как наслаждаться оставшимися несколькими минутами».

Тронутая благодатью и осознав, что она в некотором роде ответственна за нынешнее состояние Отказавшейся, бабушка, теперь способная на что-то другое, кроме заботы о себе, протягивает к нему жест сочувствия и любви. Когда она касается плеча Мисфита, он трижды стреляет ей в грудь. Как будто чтобы подчеркнуть изменившееся состояние бабушки, О'Коннор дает описание мертвого тела, которое, по-видимому, было создано, чтобы создать впечатление, будто бабушка действительно «стала как маленький ребенок», - библейское наставление. те, кто хочет получить спасение.Она «наполовину сидела и наполовину лежала в луже крови, скрестив под себя ноги, как у ребенка, и ее лицо улыбалось безоблачному небу».

Интересно, что сам Мисфит, похоже, тоже испытал прозрение в результате этих событий. Тот, кто заявил, что нет «удовольствий, кроме подлости», - после совершения крайних подлостей решает: «Это не настоящее удовольствие в жизни». Этот окончательный очевидный отказ от его предыдущей точки зрения имеет мало смысла, если не принять комментарий О'Коннора о его возможном будущем: «Я не хочу приравнивать Несоответствующего к дьяволу.Я предпочитаю думать, что, как бы маловероятно это ни казалось, жест старушки, как горчичное зерно, вырастет в огромное, заросшее вороной дерево в сердце Несоответствующего, и будет для него достаточно болью, чтобы превратить его в пророком, которым он должен был стать ». Таким образом, похоже, что Несоответствующий мог быть задуман как еще один из персонажей О'Коннора (например, Хейзел Моутс и Фрэнсис Мэрион Таруотер - оба совершают убийства в попытке отвергнуть связь со Христом), чья «целостность заключается в [их] не существовании.. . способен избавиться от оборванной фигуры [Христа], которая движется от дерева к дереву в глубине души »(Предисловие О'Коннора ко второму изданию Wise Blood ).

Интересно отметить, что О'Коннор включает в рассказ информацию, которая делает возможным альтернативное объяснение последних действий бабушки во многом наподобие Хоторна, одного из ее любимых авторов. Только после аварии описывается какая-либо часть костюма Бейли. В этот момент мы узнаем, что на нем была желтая спортивная рубашка с изображением ярко-синих попугаев.После убийства Бэйли Хирамом и Бобби Ли, товарищами по Misfits, рубашка передается Misfit, который ее надевает. Примечательно, что бабушка «не могла назвать, что ей напомнило рубашка»; очевидно, это напомнило ей ее сына - таким образом, она объяснила, почему она сказала: «Да ведь ты один из моих детей». Таким образом, для человека, который считает «действие благодати» неподходящим основанием для объяснения поведения бабушки, действительно можно утверждать, что бабушка в состоянии головокружения и паники буквально ошибается. Misfit для одного из ее собственных детей.

Хотя «Хорошего человека трудно найти» - раннее произведение канона О'Коннор, оно содержит многие элементы, которые характеризуют большинство ее коротких художественных произведений. В большинстве ее историй рассказывается о человеке, который испытывает сильное чувство уверенности в себе или чувствует, что он жил таким образом, что его поведение не может быть подвергнуто сомнению. Как и греческие трагики, О'Коннор, кажется, смотрит на этих персонажей как на пребывающих в высокомерии (состояние, характеризующееся властной гордостью и чувством того, что они находятся вне власти судьбы), и считает их готовыми к катастрофе.Таким образом, рассказ за рассказом эти люди попадают в критический момент в своей жизни, и они видят, как их уверенность в себе разрушается событиями, или же они переживают момент благодати, который заставляет их переоценить свои прошлые жизни и увидеть мир в новом духовном свете. Точно так же многие истории заканчиваются насилием, потому что О'Коннор чувствовал, что насилие часто требовалось, чтобы пробудить самодовольного человека к недостаткам жизни.

Евтифрон, Извинение, Критон и Федон

Резюме и анализ Извинения

Сводка

The Apology считается наиболее достоверным сохранившимся рассказом о защите Сократом самого себя, представленной на Афинском соборе.Это в значительной степени согласуется со ссылками на испытание, которые встречаются в других диалогах Платона, а также с отчетом, приведенным в памятных вещах Ксенофонта . Похоже, что во многих случаях он записывает точные слова, использованные Сократом, когда он произносил свою речь в защиту самого себя. Конечно, эти слова не были записаны в то время, когда они были произнесены, но мы знаем, что Платон присутствовал на суде, и, следовательно, мы можем заключить, что отчет, приведенный в Апологии , содержит слова Сократа в том виде, в каком они были запомнены Платона.Однако мы должны иметь в виду, что Платон был одновременно учеником и горячим поклонником Сократа, и по этой причине его версия процесса, возможно, была несколько смещена в пользу того, кого он считал поистине великим героем. Во всяком случае, мы можем быть вполне уверены в том, что, хотя Сократ был до некоторой степени идеализирован своим учеником, данный отчет представляет то, что Платон считал истинным в отношении своего учителя. Также возможно, что защита Сократа была даже сильнее, чем сообщалось.

Содержимое диалогового окна состоит из нескольких частей. Первый состоит из вступительного заявления Сократа о манере его речи. Далее следует отчет о конкретных обвинениях, выдвинутых в отношении его жизни и повседневной деятельности. Сократ довольно подробно отвечает на каждое из выдвинутых против него обвинений. После его защиты дается отчет о его попытке смягчить наложенное на него наказание. Наконец, Сократ пророчески упрекает судей за то, что они предполагают, что они будут жить спокойно и с спокойной совестью после вынесения приговора в качестве наказания за свои преступления.

Диалог начинается с того, что Сократ произносит короткую речь, в которой извиняется за разговорный стиль, в котором он будет защищаться. Его обвинители предупредили судей, чтобы они были начеку, чтобы не обмануть их красноречие Сократа в его попытке убедить их в своей невиновности. Сократ настаивает на том, что он не претендует на красноречие в своей речи. Он не ритор, и им должно быть стыдно за предположение, что он попытается сбить их с пути силой своего красноречия.Единственный вид красноречия, который он может использовать, - это то, что истина излагается на языке настолько ясном, что все могут понять. Это красноречие совсем не то, что они подразумевали в своем предупреждении судьям. Сократ говорит им, что он действительно будет говорить правду, и умоляет судей думать не о манере его речи, а только о справедливости дела, за которое он выступает.

Защищаясь, Сократ отвечает на два вида обвинений.Первое называется более старым или более древним обвинением, а второе - это современное обвинение, выдвинутое Мелетом, Анитом и другими, присутствовавшими на процессе. Это первое или более раннее обвинение, которого он боится больше всего. Причина этого страха в том, что его обвинителей много, и он не может назвать их всех по имени. Большинство из них отсутствуют, и поэтому он не может дать им возможность ответить на то, что он должен сказать. Обвинения выдвигаются на протяжении многих лет и могут быть резюмированы следующими словами: «Сократ - злодей и любопытный человек, который исследует вещи под землей и на небесах, и он делает худшее. лучшая причина, и он преподает вышеупомянутые доктрины другим.«

Утверждая, что эти обвинения полностью основаны на лжи, Сократ указывает, что за эти годы они создали ему плохую репутацию. В качестве примера он упоминает тот факт, что Аристофан в своей комедийной пьесе под названием Облака упомянул человека по имени Сократ, который заявляет, что может ходить по воздуху, и притворяется множеством других глупостей, касающихся вопросов, о которых идет речь. нет элемента правды. Хотя вполне возможно, что Аристофан не намеревался воспринимать эти утверждения всерьез, тем не менее, они способствовали формированию неблагоприятного мнения, сложившегося о нем.Еще один фактор, который работал против него, - это ходящие слухи о его исследованиях вещей на небесах вверху и на земле внизу. Они также основаны на лжи, поскольку он не интересовался физическими науками и никогда не утверждал, что обладает какой-либо мудростью в вопросах подобного рода. Это не означает, что у него есть какие-либо ссоры с учеными-физиками. Он признает законность того, что они делают, но предпочитает уделять внимание другим вопросам, особенно тем, которые имеют отношение к нравственному поведению и благополучию души.

Дальнейшее объяснение того, как возникли эти слухи, можно увидеть в рассказе о мудрости, которую, как говорят, Сократ утверждает для себя. История произошла следующим образом. Некий человек по имени Херефон спросил у дельфийского оракула, есть ли кто-нибудь мудрее Сократа. Оракул ответил на вопрос отрицательно, тем самым дав понять, что Сократ действительно был самым мудрым из всех людей в Афинах. Когда об этом доложили Сократу, он был поражен, так как никогда не считал себя мудрым человеком.Чтобы определить, было ли утверждение, сделанное оракулом, правдой, он начал серию запросов и расследований. Он пошел к разным людям, каждый из которых утверждал, что он мудр, и его сограждане так считали. В каждом случае репутация человека была необоснованной, поскольку после того, как Сократ расспросил и исследовал его, стало очевидно, что они не обладали приписываемой им мудростью. Он пошел к одному человеку, который был политиком и имел репутацию мудрого человека, но когда Сократ начал с ним разговаривать, стало ясно, что он не так мудр, как предполагал.Когда Сократ указал ему на это, в результате политик начал ненавидеть его, а его враждебность к тому, кто разоблачил его невежество, разделили некоторые из присутствовавших и не подслушавших разговор. Тем не менее Сократ заключает, что ему лучше, чем человеку, которого он только что исследовал, поскольку этот человек ничего не знает, но думает, что он знает, в то время как Сократ не знает и не думает, что он знает. Оракул в Дельфах был прав в своем заявлении. Сократ мудрее, чем кто-либо другой, потому что он осознает собственное невежество, а они - нет.

После встречи с политиком Сократ ходил к одному человеку за другим, отчаянно пытаясь определить, действительно ли заявление, сделанное оракулом, было правдой. Он пошел к поэтам и, попросив их объяснить некоторые из самых сложных отрывков из их собственных сочинений, обнаружил, что они не понимают того, что они написали. Они даже настаивали на том, что их поэзия не является продуктом мудрости, а является своего рода вдохновением, как у прорицателей и прорицателей.Оставив поэтов, он отправился к ремесленникам, но снова заметил, что они впали в ту же ошибку, что и поэты, потому что, хотя они и знали кое-что, они ничего не знали о вопросах величайшей важности. В результате своих исследований он сообщает афинянам, что он обнаружил, что люди, пользующиеся наибольшей репутацией, были почти самыми глупыми и что некоторые низшие люди были действительно мудрее и лучше тех, кого уважали. Хотя его миссия убедила его в том, что оракул сказал правду, тем не менее, она имела печальные последствия: он нажил ему большое количество врагов, что породило целую серию обрушившихся на него клевет.

Снова Сократ указывает на еще один источник предубеждений против него, которые развились с годами. Некоторых молодых людей из более состоятельного класса он привлекал, потому что им нравится слушать, как он разоблачает невежество тех, кто утверждает, что они мудрые. Они замечают, что те, кого проверяют и обнаруживают, что им недостает мудрости, вместо того, чтобы злиться на самих себя, сердятся на Сократа и называют его подлым обманщиком юности, опасным персонажем и тем, чьему влиянию следует положить конец.Их обвинения вызывают у людей в целом большое любопытство. Когда они спрашивают юношу, слушавшего дискуссии, в чем злое учение обвиняют Сократа, эти юноши не могут сказать. Однако для того, чтобы казаться, что они не затрудняются понять, что это такое, они повторяют обвинения, которые слышали о философах, которые учат вещам в облаках и под землей и заставляют худшее казаться лучшей причиной. .Поскольку люди, выдвигающие эти обвинения, многочисленны, энергичны и обладают убедительным языком, они наполнили уши многих своей громкой и непримиримой клеветой. Это причина, по которой Мелет, Анит и другие обвиняют его в преступлениях и привлекают его к суду.

Защищаясь от первого класса своих обвинителей, Сократ переходит к ответу на конкретные обвинения, которые сейчас выдвигаются против него. Мелет заявил, что Сократ творит зло в том, что он развращает молодежь, не верит в богов государства и ввел новые собственные божества.Чтобы защититься от этих обвинений, Сократ просит Мелетса выйти вперед и ответить на несколько вопросов. Сократ особенно искусен в вопросах, которые задает своему противнику, в результате чего Мелет противоречит самому себе и выдвигает совершенно абсурдные обвинения. Из его утверждений следует, что Сократ - единственный в Афинах развращающий молодежь. Все остальные работают над их улучшением. В то же время он признает, что никто намеренно не сделает людей хуже, пока он вынужден жить среди них.Из этого следует, что либо Сократ не делает людей хуже, либо делает это непреднамеренно. В любом случае он не виновен в совершении преступления и не подлежит наказанию. Очевидно, Мелет не понимает природу обвинений, которые он делает, и не может видеть логические следствия, подразумеваемые в заявлениях, которые он делает.

Затем Сократ просит Мелет рассказать, как он развращает молодежь. Неужели он учит их не признавать богов, признанных государством, а не признавать каких-то других божеств или духовных сил вместо них? Или он настаивает на том, что Сократ атеист и вообще не верит ни в какого бога? Мелет отвечает, что Сократ - атеист, поскольку он не верит в божественность солнца или луны, но учит, что солнце - это камень, а луна - земля.Затем Сократ напоминает Мелету, что не он учил всему этому о солнце и луне. Анаксагор Клазоменианин утверждал, что солнце и луна - всего лишь материальные субстанции. Мелет должен иметь очень плохое мнение о судьях на этом процессе, если он думает, что они не узнают о его ошибке. Более того, Сократ указывает, что Мелет ввел себя в противоречие: он обвиняет Сократа в введении новых и странных божеств и в то же время утверждает, что он атеист, который не верит ни в какого бога.

Ответив на обвинения, выдвинутые Мелетом, Сократ переходит к другим вопросам, связанным с судом над ним. Был поднят вопрос о том, следует ли ему продолжать такой образ жизни, который может стать причиной его безвременной смерти. Его ответ состоит в том, что он не боится смерти. Никто в его обстоятельствах не должен рассчитывать шансы на жизнь или смерть. Ему следует только подумать, правильно он или неправильно то, что он делает. Как солдат в армии, он не покинул свой пост, столкнувшись с смертельной опасностью.Он предпочел бы смерть позору, потому что лучше умереть с честью, чем жить в бесчестии. Как он объяснял ранее, его образ жизни - это ответ на повеление от Бога выполнить миссию философа - исследовать себя и других людей. Поэтому неповиновение этому приказу ради спасения собственной жизни было бы постыдным поступком. Обращаясь к своим слушателям, Сократ произнес следующие слова:

Если ты скажешь мне, Сократ, на этот раз мы не будем возражать против Анита и отпустим тебя, но с одним условием, что ты больше не должен спрашивать и рассуждать таким образом, и если тебя поймают на этом снова, ты будешь умереть.Я отвечу: «Афиняне, я уважаю и люблю вас; но я буду подчиняться Богу больше, чем вам, и, пока у меня есть жизнь и сила, я никогда не перестану практиковать и преподавать философию, увлекая всех, кого встречу, по-своему. и убеждая его, говоря: «О мой друг, почему ты, гражданин великого, могущественного и мудрого города Афин, так заботишься о накоплении наибольшего количества денег, чести и репутации, и так мало о мудрости?» а истину и величайшее совершенствование души вы вообще никогда не рассматриваете и не прислушиваетесь? "

Он завершает эту часть своей защиты, говоря: «Ибо я ничего не делаю, но пытаюсь убедить всех вас, как старых, так и молодых, не думать о ваших людях или своем имуществе, но прежде всего и главным образом заботиться о величайшем улучшении своего состояния. душа.. . . Это мое учение, и если это учение развращает молодежь, мое влияние действительно губительно. . . . Посему, о люди Афин, я говорю вам, делайте то, что приказывает Анит, или не то, что приказывает Анит, и либо оправдывайте меня, либо нет; но что бы вы ни делали, знайте, что я никогда не изменю своего пути, даже если мне придется много раз умереть ». То, что он не виновен в развращении молодежи, подтверждается тем фактом, что многие из тех, кто был с ним лет назад достигли зрелости и поэтому могут знать, были ли они испорчены.Если бы это было так, теперь они были бы среди его обвинителей. Вместо этого они - одни из его самых преданных друзей и верных сторонников. Сократ узнает некоторых из них в аудитории перед ним.

Сократ осознает тот факт, что люди, обвиненные в каком-либо преступлении, часто будут пытаться завоевать сочувствие к себе или повлиять на своих судей, приглашая членов своих семей, чтобы они выступили от их имени. Сократ не будет прибегать к такой тактике. Он считает, что подобное поведение дискредитирует как себя, так и государство.Что-то неправильно в том, чтобы подать прошение к судье и, таким образом, добиться его оправдания, вместо того, чтобы проинформировать и убедить его. Долг судьи - не представлять правосудие, а выносить приговор, поскольку он поклялся, что будет судить по законам, а не по собственному желанию.

После того, как голосование было проведено, Сократ выразил удивление, что большинство проголосовало против него не больше, чем было. Без помощи Мелета, Анита и Ликона оппозиция не составила бы более одной пятой голосов, и Сократ был бы оправдан.В Афинах было принято, чтобы заключенный, приговоренный к смертной казни, имел возможность предложить альтернативный приговор, который принимался бы, если бы был одобрен большинством судей. Наказание может быть изменено на выплату денежной суммы, изгнание из города на период времени или ряд других вещей, любой из которых будет предпочтительнее смертного приговора.

Сократ заявил, что у него нет денег, чтобы заплатить штраф, и хотя любой из множества его друзей был бы рад предоставить ему любую необходимую сумму, он не мог принять ее, поскольку, поступая так, он бы признать себя виновным в том, в чем он был полностью невиновен.Он также не желал быть изгнанным из города, в котором он всегда жил и где он вел свою деятельность, повинуясь божественному повелению. Единственной альтернативой предложенному им смертному приговору была альтернатива вынесения приговора за государственный счет в порядке, приемлемом для человека, посвятившего свою жизнь служению и благополучию своих сограждан. Нельзя предложить более подходящую награду бедному человеку, который является благодетелем общества и желает досуга, который он может использовать для обучения.

Было высказано предположение, что Сократ может избежать смертной казни, если он перестанет вести разговоры, которые вызывали столько подозрений и споров в отношении его действий. Тогда он сможет свободно уехать в какую-нибудь другую страну, и никто не будет вмешиваться в то, что он делает. Сократ отвечает на это предположение, говоря, что для него было бы неповиновением божественному повелению держать язык за зубами. Он считает, что величайшее благо человека - это каждый день говорить о добродетели, исследуя себя и других, ибо непроверенная жизнь не стоит того, чтобы жить.У него есть одна услуга, которую он может попросить у своих судей после его ухода: чтобы они наблюдали за его сыновьями, когда они вырастут, и наказывали их, если им кажется, что они заботятся о богатстве или о чем-то большем, чем добродетель, или если они притворяются, что быть тем, кем они не являются.

Закончив свою защиту, Сократ заключает последнее предостережение тем, кто его осудил. Они могут думать, что, поскольку они избавились от своего возмутителя спокойствия, они будут в мире с собой и будут почитаемы теми, кто придет после них.Однако этого не произойдет. На самом деле, казнив Сократа, они вредят себе гораздо больше, чем ему. Самым важным следует считать не избегание смерти, а, скорее, избегание неправды.

Вот что говорит Сократ:

И ныне, о люди, осудившие меня, я хотел бы пророчествовать вам; ибо я скоро умру, и это час, в который люди одарены пророческой силой. И я пророчествую вам, моим убийцам, что сразу после моей смертной казни вас непременно ожидает гораздо более тяжелая казнь, чем вы наложили на меня.Меня вы убили, потому что хотели убежать от обвинителя, а не отчитываться о своей жизни. Но все будет не так, как вы предполагаете: совсем наоборот. Ибо я говорю, что обвинителей у вас будет больше, чем сейчас; обвинители, которых я до сих пор сдерживал; и чем моложе они будут, тем строже будут к вам, и вы будете больше обижаться на них. Ибо если вы думаете, что, убивая людей, вы можете избежать обвинения в осуждении вашей жизни, вы ошибаетесь; это не способ побега, который ни возможен, ни достоин; Самый простой и благородный способ - не сокрушать других, а совершенствоваться.Это пророчество, которое я произношу перед моим отъездом судьям, осудившим меня.

Анализ

«Апология » - это в каком-то смысле историческое повествование о защите Сократом себя во время суда. Обычно считается, что это самая надежная из сохранившихся записей об этом событии. Тем не менее, мы должны иметь в виду, что все исторические сочинения обязательно имеют определенные ограничения. История никогда не бывает полным и точным описанием того, что произошло.Это всегда запись того, что, по мнению историка, произошло. Это обязательно его интерпретация события, рассматриваемого с точки зрения времени и места написания, что не означает, что историческое описание ненадежно, а лишь то, что оно имеет определенные ограничения, которых нельзя полностью избежать. В данном конкретном случае это допускает тот факт, что концепция Платона о Сократе может быть до некоторой степени идеализирована, и вполне возможно, что в некоторых случаях он мог сообщить то, что, по его мнению, должно было быть сказано, а не то, что сказал Сократ.Даже в этом случае, допустив эти ограничения, мы должны признать, что понимание Платоном Сократа и способа его защиты, вероятно, настолько близко к реальным фактам, насколько это возможно для человека. Об этом свидетельствует ряд различных фактов. Во-первых, Apology - это единственный диалог, в котором Платон упоминается как присутствовавший на суде. Это делает его написание свидетельством очевидца. Опять же, отчет, похоже, был написан вскоре после суда, и в этом случае любые неточности или фальсификации были бы обнаружены другими лицами, которые были знакомы с обстоятельствами.Наконец, описание в «Апологии » согласуется с отчетами Ксенофонта и других авторов, а также со ссылками на судебное разбирательство, обнаруженными в других платонических диалогах.

В отношении Сократа манеры его речи есть доля иронии. Так называемые риторы его времени были известны своим красноречием, которое обычно состояло из эмоционального призыва, призванного завоевать одобрение аудитории, а не попытки четко изложить соответствующие факты.Утверждая, что он не ритор, Сократ хочет прояснить, что он не использует речь для того, чтобы поколебать чувства своей аудитории. Единственный вид риторики, который он может использовать, - это изложение фактов на языке настолько ясным, чтобы все могли их понять.

Целью Платона при написании этого диалога было нечто большее, чем исторический интерес. Он хотел представить Сократа в роли мученика, используя этот термин в самом лучшем смысле этого слова.Особого внимания заслуживает характер этого человека, видимый изнутри. В случае Сократа мученичество было возвышением, чем-то большим, чем безвременная смерть человека, с которым обошлись несправедливо. Это был человек, который, повинуясь божественному повелению, посвятил свою жизнь служению общественному благу и который не опустился бы, чтобы спасти свою жизнь, если бы, поступая так, ему пришлось бы пойти на компромисс со своей совестью.

Защищаясь, Сократ говорит, что ответит на каждое из двух обвинений.Первый из них носит общий характер и имеет отношение к большей части общественного мнения, которое возникло против него. Второй более конкретен и кажется вполне вероятным, что это тот, по которому ему было предъявлено обвинение и он предстал перед судом. Первый связан с реальным судом лишь косвенно. Однако необходимо разобраться с этим достаточно подробно, чтобы подготовить почву для правильного понимания дела, находящегося на рассмотрении жюри. Верно также и то, что ответ Сократа на первое обвинение проливает много света на ситуацию в целом, поскольку он раскрывает определенные преобладающие черты характера как обвинителя, так и обвиняемого.

В результате образа жизни Сократа о нем возник ряд популярных историй. Некоторые из них носили юмористический характер и никогда не предназначались для того, чтобы к ним относились всерьез, но рассматривались как не более чем шутка о некоторых из его особенностей. Похоже, именно так и было, когда Аристофан карикатурно изобразил его в комедии под названием « Облака». Сократ воспринял это как развлечение и, похоже, даже позабавил. Тем не менее, истории такого рода действительно влияют на общественное мнение, и всегда есть люди, которые неверно истолковывают их.Другие истории имеют более серьезный характер, поскольку они содержат неточности и часто путают с данными, которые совершенно не имеют отношения к деятельности человека, которому они приписываются. Именно это произошло, когда Сократу приписали определенные доктрины, которым преподавал Анаксагор, ученый-физик. Ходили также слухи, что Сократ взимал плату за свое обучение и поэтому был заинтересован в том, чтобы зарабатывать деньги для себя. Сократ без труда отвечал на подобные слухи.Он никогда не интересовался физическими науками, хотя был знаком с теориями Анаксагора. Любой, кто был хорошо информирован, не стал бы приписывать теории о Солнце и Луне Сократу, интересы которого всегда были другими. Конечно, Мелет был глуп, полагая, что судьи не заметят его ошибки. Что касается слухов о том, что Сократ взимал плату за свое обучение, любой из тех, кто его слушал, мог засвидетельствовать тот факт, что он никогда не взимал плату за свои услуги.На самом деле, у него были веские причины отказываться брать деньги за то, что он делал. Он не считал правильным придавать денежное значение истине или процессу обучения людей мыслить самостоятельно. Кроме того, он не хотел исключать кого-либо из своих услуг, потому что у них не было денег, чтобы заплатить за них. Учить людей совершенствоваться, научившись ясно и правильно мыслить, было, по его мнению, самой ценной услугой, которую он мог оказать, и он сделал бы ее доступной для всех, кто воспользуется ею, независимо от их платежеспособности, их социальных отношений. положение или любое другое соображение.Это не означало, что он считал неправильным взимать плату за обучение со стороны любого учителя, если он чувствовал в этом необходимость. Сократ даже похвалил Эвена за столь скромную оценку своих учеников.

Рассказ о Дельфийском оракуле и приписываемое ему утверждение о том, что Сократ был самым мудрым человеком в Афинах, является еще одним примером сократической иронии. Можно сомневаться, следует ли считать эту историю буквально правдивой, но цель, для которой эта история используется, достаточно ясна.Он был разработан, чтобы разоблачить ложные утверждения тех, кто выдавал себя за то, кем они не были. Поскольку у афинян не было авторитетной книги, сопоставимой с Библией для христиан и евреев или Кораном для последователей Мухаммеда, было принято консультироваться с местными божествами по важным вопросам, которые нельзя было решить обычными средствами. За исключением Дельф, не было касты священников-переводчиков. Чтобы получить ответы на религиозные вопросы, афиняне-интеллектуалы обращались к популярным поэтам, многие из которых рассказывали о деятельности признанных государством богов.Сократ не принимал эти рассказы о богах. Одной из причин их отклонения был тот факт, что богам приписывали безнравственные поступки такого типа, которые люди никогда не потерпят. Сократ считал богов добрыми. Он не верил в темные и тревожные легенды, которые ходили о них. Во всяком случае, он не доверял поэтам и почти не верил, если вообще вообще верил в местных божеств, хотя серьезно относился к голосу или демону, который в некоторых случаях говорил с ним, говоря, чего не следует делать.Независимо от личных убеждений Сократа, большинство афинян действительно верили в Дельфийского оракула, и поэтому эту историю можно было использовать как средство для разоблачения ложных претензий тех, кто утверждал, что обладает большой мудростью, но на самом деле понимал очень мало. во всяком случае, касательно некоторых из важнейших проблем человеческой жизни. Утверждение, приписываемое оракулу Дельф, можно привести в соответствие с признанием Сократа своего собственного невежества, указав, что он осознавал свое собственное невежество, в то время как те, кто называл себя мудрыми, не осознавали своих собственных ограничений.

Избавившись от некоторых лживых и пустых слухов, которые ходили о нем, и выявив некоторые ложные предлоги со стороны его обвинителей, Сократ приступает к ответу на основное обвинение, которое привело к его обвинительному заключению. Судя по всему, Мелет является главным обвинителем, хотя, по всей вероятности, Анитус был инициатором обвинения. Они обвинили Сократа в том, что он злой человек, который не верит в богов государства и развращает молодежь, заставляя ее терять доверие к правительству, которое имеет над ними юрисдикцию.Поскольку Сократу предъявлено обвинение в том, что он не верил в признанных государством богов, не может быть никаких сомнений в его виновности. По его собственному признанию, он не принимал многие популярные взгляды на афинских богов, но это ни в коем случае не было единственной и даже главной причиной его привлечения к суду. Хотя это была заявленная причина его обвинения, действительная причина, по-видимому, заключалась в том, что его учение считалось опасным для тех, кто находился у власти.В то время Афинами управляла демократическая форма правления, и если бы можно было представить, что Сократ был врагом демократии, это во многом способствовало бы возникновению в народе настроений против него. Это указывало бы на то, что его учение могло представлять угрозу общепринятым стандартам и обычаям того времени.

Защищаясь, Сократ не пытался доказать свою невиновность в обвинении в неверии афинским богам. Вместо этого он обратился к более серьезным последствиям так называемых преступлений, в которых его обвиняли.Что касается развращения молодежи, он ясно дал понять, что никогда не пытался внушать своим слушателям или принуждать их к принятию определенного набора идей. Он не утверждал, что сам пришел к окончательной или абсолютной истине, и не настаивал на том, чтобы его ученики придерживались тех же взглядов, что и он. Его единственной целью было побудить и побудить каждого из них думать самостоятельно. Если это представляло угрозу общепринятым стандартам и обычаям дня, пусть так и будет.Он был вполне готов взять на себя ответственность за это. Обвинение в том, что Сократ развратил молодежь, было частично основано на том факте, что некоторые из тех, кто был с ним связан, совершили действия, которые были оскорбительными для государства. Это могло быть правдой, поскольку все эти люди были свободными моральными агентами и, следовательно, несли ответственность за все, что они могли делать. Никакие проступки с их стороны нельзя было приписать Сократу. Фактически, он был готов вызвать родителей и старших братьев молодых людей, которые были связаны с ним, в качестве свидетелей того, что никому из них не стало хуже от его общения.Поскольку на них повлияли либо его учения, либо его пример, это всегда было на пользу.

На то, что Сократ был законопослушным гражданином, а не врагом государства, указывает его поведение на протяжении всей его жизни. Во время службы в армии он оставался на своем посту в обстоятельствах, в которых его собственная жизнь была в большой опасности. Лишь в двух случаях его действия противоречили официальным властям страны, и в обоих случаях ему было приказано совершить действия, которые были либо неконституционными, либо прямо нарушали требования правосудия.Хотя он считал, что следует соблюдать законы Бога, а не законы человеческие, он никогда не пытался избежать наказания, требуемого государством за нарушение законов, которые он считал несправедливыми. Он не стал бы пытаться сбежать из тюрьмы, чтобы спасти свою жизнь, даже если бы у него было достаточно возможностей для этого. Он не боялся умереть. Больше всего он боялся того, что может сделать что-то морально неправильное.

Противодействие Сократу со стороны Мелет и его соратников было до некоторой степени основано на религиозных мотивах.Поскольку Сократ не верил в богов, признанных государством, предполагалось, что он не верил ни в какое божественное существо. На самом деле Мелет, когда его спрашивают об этом, настаивает, что Сократ - атеист. Обвинение, конечно, было нелепым, и Сократ проясняет это, указывая, что Мелет противоречит сам себе, говоря, что Сократ ввел новые и странные божества, но все же не верит ни в какое божество. На самом деле Сократ, не принимая многие популярные концепции религии, был глубоко религиозным человеком.Он глубоко верил в духовный смысл жизни и мира, а также твердо верил в Бога как источник наших моральных обязательств. Любая молитва, которую он обращался к божеству, никогда не была просьбой о телесном комфорте или материальном благополучии, но была просьбой о смирении и мужестве, чтобы жить праведно при любых обстоятельствах.

Сократическая ирония снова проявляется в аргументе, который доказывает Мелету, что если Сократ развратил молодежь, то это должно было быть сделано невольно и по этой причине не должно быть наказано.Объясняется это тем, что никто добровольно не причинит вреда людям, среди которых ему придется жить. Аргумент был слабым, даже если он действительно отражал веру Сократа в то, что невежество - это единственное, что заставляет людей поступать неправильно. Однако это было эффективное средство разоблачения поверхностности мышления Мелетуса и его неспособности понять логические последствия своей собственной позиции.

В качестве дополнительной защиты своего образа жизни Сократ упоминает, что он избегал политической карьеры, потому что считал, что для него было бы бесполезно пытаться провести какое-либо реформаторское движение через законодательный процесс.Любая попытка, которую он предпримет для исправления несправедливых условий, вызовет антагонизм тех, кто извлекает материальную выгоду из этой практики, и поставит крест на его карьере. Как государственное должностное лицо, чтобы он боролся за то, что он считал правильным, ему бы противостояли многие, которые предали бы его смерти и, таким образом, лишили бы возможности делать что-либо хорошее. Это был опыт многих хороших людей в прошлом, и в этом отношении он не думал, что условия изменились.Дважды в своей жизни он боролся за справедливость вопреки требованиям народа, и в обоих случаях он делал это, рискуя собственной жизнью. Когда ему сказали, что он все еще может спасти свою жизнь, если он согласится изменить свой образ жизни и перестанет говорить с людьми о спорных вопросах, Сократ отвечает, что смерть не обязательно является злом. Это дает определенные преимущества, и, хотя у него нет уверенности в том, что он сможет жить после смерти, существует возможность продолжения существования в условиях, которые намного более приятны, чем те, которые переживаются сейчас.Более того, его образ жизни был послушным божественному повелению, и по этой причине он, если бы ему представилась возможность, продолжал бы проповедовать всем людям всех возрастов необходимость добродетели и совершенствования, даже если бы тысячи смертей ожидали его.

Вполне возможно, что судьи Сократа на самом деле не хотели его казни, поскольку это возложило бы ответственность за его смерть на их руки. Очевидно, они ожидали, что он воспользуется возможностью предложить альтернативный приговор, например выплату штрафа или изгнание из города.Предложение такого рода позволит ему избежать смертного приговора и в то же время послужит некоторым обоснованием вынесенного приговора. Альтернативный приговор, который действительно предложил Сократ, настолько противоречил ожиданиям судей, что могло показаться, что он был сделан с целью их рассердить. Хотя он, вероятно, не подозревал, что его предложение будет принято, Сократ объяснил причины своего предложения. Поскольку обычно считалось, что функция суда заключается в том, чтобы восторжествовать справедливость, ничто иное, как то, что он предлагал, было бы справедливой компенсацией за его пожизненные заслуги перед государством.

Доказательство того, что Сократ был искренен в своей открытой преданности делу справедливости, можно увидеть по тому, как он вел себя на протяжении всей своей жизни. Он просит судей присматривать за его сыновьями после того, как он ушел и они стали взрослыми, и это соответствует его преданности тому, что он считает правильным. Он хочет, чтобы его сыновья шли по пути добродетели, как он это сделал, и поэтому он просит, чтобы, если им кажется, что они заботятся о богатстве или о чем-то большем, чем добродетель, или если они будут притворяться кем-то, кем они не являются, должны быть приняты меры. чтобы исправить их.Опять же, его желание ничего не делать, что могло бы помешать делу правосудия, побудило его уволить членов его собственной семьи, чтобы их присутствие не заставляло судей испытывать чувство сочувствия и жалости вместо аргументированных суждение.

Апология заканчивается речью, в которой Сократ произносит пророческое предупреждение своим судьям относительно приговора, который история вынесет им за действия, которые они предприняли, приговаривая его к смерти. Это замечательная речь, которая иллюстрирует глубокую убежденность Сократа в том, что гораздо лучше терпеть несправедливость, чем практиковать несправедливость.Больше всего нужно бояться не того, что происходит с телом, а того, что происходит с душой. В то время может показаться, что несправедливость торжествует, но в конечном итоге злодеи получат справедливую компенсацию. Была ли эта речь на самом деле произнесена Сократом во время суда над ним или это просто та речь, которую Платон считал подходящей для него в то время, - это вопрос, на который нельзя дать однозначного ответа. Если Апология была написана вскоре после смерти Сократа, как у нас есть веские основания верить, пророческое предупреждение не исполнилось ни в то время, ни в последующие годы.Однако вполне возможно, что Платон или Сократ имели в виду далекое будущее, и, конечно, с точки зрения долгосрочной перспективы пророчество полностью исполнилось. На протяжении многих поколений Сократа считали героем и причисляли к тем людям, чье мученичество внесло большой вклад в дело свободы и справедливости в мире.

Десять советов по выбору мультикультурных книг для обучения чтению

Добро пожаловать в эту выходящую два раза в месяц серию, посвященную обучению чтению с учетом культурных особенностей.Мы начали еще в сентябре с введения в обучение чтению с учетом культурных особенностей, и в моем последнем блоге я предложил восемь способов вовлечь многоязычных / двуязычных учащихся в чтение, одновременно поддерживая овладение языком. Этот блог посвящен одному из краеугольных камней подхода, учитывающего культурные особенности: многокультурной детской литературе.

В последние годы литература для детей стала намного более разнообразной, поэтому материал доступен , однако это не означает, что все мультикультурные книги одинаковы: одни книги лучше других.Фактически, культурная аутентичность детских книг может варьироваться от чрезвычайно аутентичной до полностью недостоверной, а в некоторых случаях книга может быть откровенно расистской и оскорбительной. Проблема выбора мультикультурных книг для использования в классе может быть сложной, потому что не каждый способен вынести эти оценочные суждения о книгах, изображающих другие культуры. Как узнать, правильно ли и достоверно изображает детская книга, которой вы собираетесь поделиться со своими учениками, культуру ее персонажей? Есть ли предупреждающие знаки, на которые стоит обратить внимание? Что ж, чтобы ответить на эти вопросы, я подумал, что составил список из десяти явных признаков выдающейся мультикультурной книги.Вы можете думать об этом как о своего рода контрольном списке, который поможет вам определить, какие книги подходят больше, чем другие. Вот что я придумал.

1) Книга избегает оскорбительных выражений, негативного отношения или стереотипных представлений . Вы узнаете расистский, сексистский или другой оскорбительный стереотип, когда увидите его; доверяй своим инстинктам. Если вы чувствуете, что у вас нет инстинктов в этой области, проведите небольшое исследование. Каковы исторически сложившиеся негативные стереотипы, связанные с определенной культурой? Как только вы узнаете, что такое стереотипы, посмотрите и на изображения, и на текст книги на предмет наличия или отсутствия таких изображений.

2) Автор книги из изображаемой культуры . Если нет, будьте осторожны. Культурный инсайдер с большей вероятностью поймет это правильно. Хороший знак для поиска - это биография, объясняющая связь автора с культурой, или примечание автора / иллюстратора, объясняющее источники информации, которые автор и иллюстратор использовали при написании и иллюстрации книги.

3) Изображенные события, ситуации и объекты исторически достоверны .В художественном произведении описанные события, ситуации или объекты правдоподобны в историческом контексте обстановки и периода времени.

4) Книга - хороший пример повествования . Книга вдохновляет, развлекает и затрагивает более важные темы, актуальные для детей, например, взросление или примирение с прошлым. Сюжет доступен, интересен и имеет смысл. Персонажи развиты, убедительны, запоминаются. К этой истории стоит возвращаться снова и снова.Если автор не занимается социальными вопросами, это хороший знак. Книги по социальной справедливости находят свое место в классе, но слишком часто книги, изображающие меньшинства или «параллельные» культуры, принимают покровительственный, «бедный» тон.

5) Книга избегает любых предположений, что существует единственная причина или простой ответ на социально-исторические дилеммы представляемой культуры . Когда вопросы прав человека и угнетения занимают центральное место в истории, в книге эти вопросы рассматриваются таким образом, чтобы подчеркнуть достоинство и стойкость людей, живущих в тяжелых условиях.Дети должны воспринимать персонажей как компетентных решателей проблем, положительно реагирующих на проблемы, с которыми они сталкиваются.

6) Рассказ включает слова и фразы изображаемой культуры . Например, включение испанских слов в книгу о мексиканской семье придает реализм и демонстрирует уважение к культуре. Дайте дополнительные баллы, если к книге прилагается глоссарий, и дайте дополнительные баллы, если книга также включает руководство по произношению.

7) Книга ясно и точно описывает культурные корни изображаемой группы . Например, в книгах, изображающих карибских персонажей, автор избегает расплывчатых ссылок на «островных жителей» и «островную культуру», а, скорее, называет имена и точно представляет конкретную карибскую страну, из которой происходит (и) персонаж (и). Что касается детских книг коренных американцев, то в книге изображены персонажи определенной коренной нации, в отличие от обычных индейцев, а описания и иллюстрации в книге показывают осведомленность об определенных обычаях, истории, одежде и способах говорить о конкретном коренном народе. Американская нация.Хотя книги об иммигрантских культурах в Америке ценны, присваивайте дополнительные баллы, если действие книги происходит в другой стране или затрагивает ее опыт.

8) В книге не противопоставляются разные культуры или группы . Например, в книге, изображающей коренных американцев, история избегает того, что детский автор Джозеф Брухак называет «синдромом танцев с волками» - книг, в которых все индейцы благородны, а все белые - плохими.

9) Рассказ точно отражает ценности, присущие изображаемой культуре , т.е.е. идеалы, принципы или убеждения, которые культурная группа считает важными. Например, книга, изображающая американцев азиатского происхождения, может отражать ценности сотрудничества и уважения к семье и традициям.

10) История признает разнообразие опыта внутри определенной культурной группы . Например, опыт афроамериканцев на Юге не обязательно похож на опыт жителей Севера, а ситуация в центральной части города не соответствует опыту в сельской местности.Хорошая мультикультурная книга показывает понимание таких различий.

Вот и все! Десять советов, которые помогут вам выбрать лучшие мультикультурные книги для использования во время обучения чтению. Следите за моим следующим блогом, в котором я расскажу о некоторых полезных ресурсах, которые помогут учителям и родителям найти многокультурные детские книги, подходящие для разных типов читателей.

Я очень признателен Джозефу Брухаку, Гэри Сото, Флойду Куперу, Патрисии Полакко и Юми Хео за некоторые из вышеперечисленных идей о том, как выбрать подходящие многокультурные детские книги, а также ряду мыслителей по этой теме, например как доктора.Вэйминь Мо и Венджу Шен.

Что такое тематический тест апперцепции (ТАТ)?

Тематический апперцептивный тест, или ТАТ, представляет собой тип проективного теста, который включает в себя описание неоднозначных сцен. Широко известная как «техника интерпретации изображений», она была разработана американскими психологами Генри А. Мюррей и Кристиной Д. Морган в Гарвардском университете в 1930-х годах. На сегодняшний день ТАТ является одной из наиболее широко исследуемых и клинически используемых личностей. тесты.

Как работает ТАТ

ТАТ включает в себя показ людям серии карточек с изображением различных неоднозначных персонажей (которые могут включать мужчин, женщин и / или детей), сцен и ситуаций.

Затем их просят рассказать как можно более драматичную историю для каждой представленной картинки, включая:

  • что привело к показанному событию
  • что происходит на сцене
  • мысли и чувства персонажей
  • Исход истории

Полная версия ТАТ включает 31 карточку. Первоначально Мюррей рекомендовал использовать примерно 20 карточек и выбирать те, на которых изображены персонажи, похожие на предмет.

Сегодня многие практикующие используют только от 5 до 12 карточек, часто выбираемых, потому что экзаменатор считает, что сцена соответствует потребностям и ситуации клиента.

Специалисты-практики руководствуются здравым смыслом при выборе сцен, чтобы определить, какие из них с наибольшей вероятностью позволят получить полезную информацию от респондента.

Почему используется ТАТ

Терапевты могут использовать ТАТ по-разному. Некоторые из них включают:

  • Узнать больше о человеке .Таким образом, тест действует как ледокол, предоставляя полезную информацию о потенциальных эмоциональных конфликтах, которые могут возникнуть у клиента.
  • Чтобы помочь людям выразить свои чувства . ТАТ часто используется в качестве терапевтического инструмента, позволяющего клиентам выражать чувства непрямым образом. Клиент может еще не быть в состоянии выразить определенное чувство напрямую, но он может быть в состоянии идентифицировать эмоцию, если смотреть со стороны.
  • Для изучения тем, связанных с жизненным опытом человека .Клиенты, имеющие дело с такими проблемами, как потеря работы, развод или проблемы со здоровьем, могут интерпретировать неоднозначные сцены и относящиеся к их уникальным обстоятельствам, что позволяет глубже исследовать их в ходе терапии.
  • Для оценки психологического состояния человека . Тест иногда используется как инструмент для оценки расстройств личности или мышления.
  • Для оценки подозреваемых в преступлении . Клиницисты могут назначить этот тест преступникам, чтобы оценить риск рецидивизма или определить, соответствует ли человек профилю подозреваемого в преступлении.
  • Для отбора кандидатов на работу . Иногда это используется, чтобы определить, подходят ли люди для определенных ролей, особенно должностей, которые требуют преодоления стресса и оценки неопределенных ситуаций, таких как военное руководство и должности в правоохранительных органах.

Критика

ТАТ часто критикуют за то, что он не стандартизирован, что означает отсутствие правил администрирования или формальной системы выставления оценок. Клиницисты часто различаются в способах проведения теста.Кроме того, немногие практикующие врачи используют сложную систему оценок Мюррея и вместо этого полагаются на свою субъективную интерпретацию и клиническое мнение.

Например, даже если врачи используют одну и ту же систему подсчета очков, они могут использовать разные карточки или другое количество карточек. Это делает невероятно трудным получение оценок надежности и достоверности и почти невозможным сравнение результатов.

Авраам Линкольн и освобождение | Статьи и очерки | Документы Авраама Линкольна в Библиотеке Конгресса | Цифровые коллекции | Библиотека Конгресса

Прокламация об эмансипации и Тринадцатая поправка, введенные в результате Гражданской войны, стали важными вехами в долгом процессе прекращения законного рабства в Соединенных Штатах.В этом эссе описывается разработка этих документов через различные проекты Линкольна и других, а также демонстрируется как эволюция мышления Авраама Линкольна, так и его попытки действовать в рамках конституционных границ президентства.

Почти с самого начала его правления аболиционисты и радикальные республиканцы оказывали давление на Авраама Линкольна, чтобы тот издал Прокламацию об освобождении. Хотя Линкольн лично ненавидел рабство, он чувствовал, что его конституционные полномочия как президента ограничивают его право бросать вызов рабству только в контексте необходимых военных мер.Он также беспокоился о реакции тех, кто живет в лояльных приграничных государствах, где рабство все еще было законным. Линкольн, как говорят, подвел итог важности сохранения приграничных штатов в Союзе, сказав: «Я надеюсь, что Бог будет на моей стороне, но мне нужен Кентукки».

События в начале войны быстро вынудили северные власти заняться вопросом эмансипации. В мае 1861 года, всего через месяц после начала войны, три раба (Фрэнк Бейкер, Шепард Мэллори и Джеймс Таунсенд) принадлежали полковнику Конфедерации Чарльзу К.Мэллори сбежал из Хэмптона, штат Вирджиния, где их заставили работать от имени Конфедерации, и искал защиты в удерживаемой Союзом крепости Монро, прежде чем их владелец отправил их дальше на юг. Когда полковник Мэллори потребовал их возвращения в соответствии с Законом о беглых рабах, генерал профсоюзов Бенджамин Ф. Батлер вместо этого присвоил беглецов и их ценный труд как «военную контрабанду». Администрация Линкольна одобрила действия Батлера, и вскоре другие беглые рабы (часто называемые «контрабандой») стали искать свободы за линией Союза.

«Паническое бегство рабов из Хэмптона в крепость Монро», Harper's Weekly, 17 августа 1861 года. Отдел эстампов и фотографий, Библиотека Конгресса.

Рост числа беглецов и вопросы об их статусе в конечном итоге побудили Конгресс Соединенных Штатов принять меры. 6 августа 1861 года Конгресс принял Первый закон о конфискации, который отрицал притязания владельцев на беглых рабов, чей труд использовался от имени Конфедерации. В 1862 году Конгресс также выступил против рабства в районах, находящихся под юрисдикцией федерального правительства.Конгресс отменил рабство в федеральном округе Колумбия 16 апреля с помощью программы компенсированной эмансипации. Это действие, должно быть, особенно удовлетворило президента Линкольна, который, как и конгрессмен Линкольн, в конце 1840-х годов разработал законопроект об отмене рабства в округе Колумбия. Из-за того, что эта мера не получила поддержки, Линкольн так и не представил ее. Конгресс объявил рабство на федеральных территориях вне закона в июне 1862 года.

Некоторые командиры Союза взяли дело в свои руки, провозгласив эмансипацию провозглашением.В сентябре 1861 года генерал Джон К. Фремонт попытался решить проблему «неорганизованного состояния» в Департаменте Запада, объявив военное положение и освободив рабов активных сторонников Конфедерации в Миссури. Фремон не сообщил об этом первому президенту Линкольну, который просил Фремона внести поправки в свою прокламацию, чтобы она соответствовала Закону о конфискации 1861 года. Когда Фремонт отказался, Линкольн публично приказал ему сделать это, что помогло успокоить беспокойство, выраженное в приграничных государствах, но разозлило тех, кто поддерживал действия Фремона.Хотя он знал, что Фремонт превысил свои полномочия в освобождении рабов в Миссури, Линкольн продолжал призывать пограничные рабовладельческие штаты изучить собственные юридические меры по освобождению рабов. Он также по-прежнему надеялся, что варианты добровольной колонизации бывших рабов решат опасения многих белых американцев по поводу того, куда пойдут освобожденные рабы. В то время как несколько частей законодательства, связанного с эмансипацией, включали средства для колонизации за пределами Соединенных Штатов, несколько реальных попыток колонизации во время Гражданской войны потерпели неудачу.Более того, большинство бывших рабов не были заинтересованы покидать свою родину.

Как и Фремонт, генерал Дэвид Хантер также пробовал свои силы в эмансипации, когда в мае 1862 года он объявил рабов свободными в своем Южном департаменте, который включал Флориду, Джорджию и Южную Каролину. И снова Линкольн почувствовал себя вынужденным отменить командование, которое превысило свои полномочия в отношении эмансипации. Отказавшись от иска Хантера, Линкольн предположил, что власть определять такие военные потребности принадлежала президенту.

Проект предварительной прокламации об эмансипации, 22 июля 1862 г.

В принципе, Линкольн одобрил эмансипацию как военную меру, но отложил исполнительные меры против рабства до тех пор, пока не убедится, что у него есть как законные полномочия для этого, так и более широкая поддержка со стороны американской общественности. Два законодательных акта Конгресса, принятые 17 июля 1862 года, дали желаемый сигнал. Второй закон о конфискации включал положения, которые освобождали рабов нелояльных владельцев, уполномочивали президента использовать афроамериканцев для подавления восстания и призывали к изучению добровольных усилий по колонизации.Закон о милиции разрешил использование афроамериканцев в вооруженных силах, освободил тех, кто был порабощен, и освободил их семьи, если они принадлежали тем, кто не лоялен Союзу. Своей ограниченной инициативой по эмансипации Конгресс не только снял значительную нагрузку с администрации, но также продемонстрировал растущее общественное признание эмансипации как военного акта.

К июлю 1862 года Линкольн написал то, что он назвал «Предварительным заявлением». Он обсудил свои мысли относительно провозглашения эмансипации с секретарями кабинета Уильямом Х.Сьюард и Гидеон Уэллс 13 июля 1862 года во время поездки в карете с похорон военного министра Эдвина М. Стэнтона, маленького сына Джеймса. Позже Уэллс напомнил External , что ни он, ни Сьюард не были готовы высказать свое мнение по вопросу, который, по мнению Сьюарда, «имел такие огромные и важные последствия», но он согласился с первоначальным впечатлением Сьюарда о том, что эта мера была одновременно «оправданной» и, возможно, «целесообразной». и необходимо. "

Записи Эдвина М. Стэнтона о реакции кабинета министров на представление Авраамом Линкольном своей Предварительной прокламации об освобождении от свободы 22 июля 1862 года.Документы Эдвина Макмастера Стэнтона, Отдел рукописей, Библиотека Конгресса.

Девять дней спустя, 22 июля, Линкольн снова поднял вопрос об эмансипации на заседании кабинета министров, на котором он зачитал содержание своего предварительного проекта Прокламации об освобождении. В дополнение к подтверждению его поддержки постепенной эмансипации в лояльных штатах, проект прокламации провозгласил, что с 1 января 1863 года «все лица, удерживаемые в качестве рабов в любом штате или штатах, в которых конституционная власть Соединенных Штатов не может быть подчинена. практически признанные, подчиненные и поддерживаемые, с тех пор и навсегда будут свободными.«В то время как законы о конфискации освободили рабов отдельных владельцев, которые продемонстрировали нелояльность, прокламация Линкольна освободила рабов всех владельцев, проживающих в географических районах, участвовавших в восстании, как« подходящую и необходимую военную меру »

.

Реакция членов кабинета Линкольна была неоднозначной. Военный министр Эдвин М. Стэнтон, правильно истолковав прокламацию как военную меру, направленную как на то, чтобы лишить Конфедерацию рабского труда, так и на привлечение дополнительных людей в армию Союза, выступил за его немедленное освобождение.Генеральный прокурор Эдвард Бейтс, консерватор, выступал против гражданского и политического равенства чернокожих, но поддержал его. Уэллс опасался непредвиденных последствий эмансипации, но хранил молчание, как и министр внутренних дел Калеб Смит. Генеральный почтмейстер Монтгомери Блэр предвидел поражение на осенних выборах и выступил против этого провозглашения. Министр финансов Сэлмон П. Чейз поддержал эту меру, которая, как он отметил в своем дневнике, пошла дальше его собственных рекомендаций, но его сдержанный энтузиазм по поводу провозглашения был удивительным, учитывая его историю как откровенного противника рабства.Госсекретарь Сьюард выразил озабоченность дипломатическими последствиями эмансипации и отметил отсутствие недавних военных побед Союза, которые могут привести к тому, что прокламация будет интерпретирована как акт отчаяния. Сьюард посоветовал дождаться успеха на поле боя и издать воззвание с позиции силы. Линкольн согласился, и курс был установлен.

Авраам Линкольн - Горацию Грили, пятница, 22 августа 1862 г. (вырезка из Daily National Intelligencer от 23 августа 1862 г., Вашингтон, округ Колумбия).C.)

Пока Линкольн ждал, пока его генералы обеспечат победу, редактор New York Tribune Гораций Грили предоставил Линкольну возможность проверить общественную реакцию на эмансипацию как на военную меру. В открытом письме президенту Линкольну, опубликованном 20 августа под заголовком «Молитва двадцати миллионов», Грили призвал Линкольна признать рабство первопричиной войны и смело действовать в отношении эмансипации. Хотя у него уже был подготовлен проект прокламации об эмансипации, Линкольн ответил своим открытым письмом Грили, которое он опубликовал в National Intelligencer в Вашингтоне, округ Колумбия.К. Линкольн прямо заявил, что целью политики его администрации, в том числе связанной с рабством, было спасти Союз. "Моя первостепенная цель в этой борьбе - это , чтобы спасти Союз, и , а не , чтобы спасти или уничтожить рабство. Если бы я мог спасти Союз, не освобождая любого раба , я бы сделал это, и если бы я мог спасти освободив всех рабов, я бы сделал это; и если бы я мог спасти его, освободив одних и оставив других в покое, я бы тоже сделал это.Линкольн внимательно отметил, что это представляет собой его официальную позицию. Он намеревался «не изменять мое часто выражаемое личное желание, чтобы все мужчины повсюду были свободны»

.

Самый кровавый день гражданской войны произошел 17 сентября 1862 года, когда конфедераты из армии Роберта Э. Ли в Северной Вирджинии сражались с Потомакской армией под командованием генерала Союза Джорджа Б. Макклеллана у Антиетам-Крик близ Шарпсбурга, штат Мэриленд. . Хотя битва при Антиетаме не была решающим триумфом Союза, на который надеялся Линкольн, отступление Ли было достаточной победой для Линкольна, чтобы издать прокламацию об освобождении, над которой он продолжал трудиться с июля.Линкольн зачитал исправленную прокламацию своему кабинету 22 сентября 1862 года. Министр ВМФ Гидеон Уэллс записал в своем дневнике, что президент был открыт для критики самого документа, но что «он был удовлетворен, что это было правильно ... его мнение». был зафиксирован - его решение принято "по поводу издания прокламации.

Предварительная прокламация об освобождении от 22 сентября 1862 г. гласила, что рабы во всех областях, обозначенных как восставшие с 1 января 1863 г., «с этого момента и навсегда будут свободны».Предварительное заявление также подтвердило поддержку Линкольном компенсированной эмансипации и добровольной колонизации "лиц африканского происхождения". Газеты в штатах Конфедерации предсказуемо осудили прокламацию. Memphis (Tenn.) Daily Appeal назвал его неконституционным и "прямо" предложение о подстрекательстве к внутреннему восстанию ». Шарлотта, Северная Каролина, Western Democrat , принесла самые краткие уведомления о прокламации и отметила его значение.«Никто на Юге не заботится об этом - с таким же успехом Линкольн мог бы возвестить Луне». Кое-кто на Севере считал предварительное провозглашение более серьезным, но все же неуместным. Страж штата Индиана счел это «грубым промахом» и «катастрофой» в продвижении схем колонизации, которые лишат Соединенные Штаты ценной рабочей силы и оставят лояльных налогоплательщиков оплачивать счета. Но другие были в восторге от прокламации Линкольна. Chicago Tribune перепечатывала хвалебные отзывы газет Севера.Линкольн сохранил среди своих бумаг ряд писем в поддержку прокламации, в том числе письмо от Б.С. Хедрика, который назвал себя южанином и ранее был профессором химии в Университете Северной Каролины. «На мой взгляд, весь вопрос о войне сводится к этому. Может ли власть правительства Соединенных Штатов ни победить, ни уничтожить рабство?» - спросил Хедрик. «Если может, то это должно быть сделано, и чем скорее, тем лучше. Если нет - мы сражаемся без цели».

В ожидании 1 января 1863 года, крайнего срока для Предварительной прокламации об освобождении, Линкольн 30 декабря предоставил кабинету министров текст пересмотренной Окончательной прокламации об освобождении, запросив мнения и необходимые изменения.Заключительная прокламация об освобождении значительно отличалась от предыдущих версий. В нем обозначены районы, которые, как считается, все еще находятся в состоянии восстания, но также находятся под контролем Союза и, таким образом, освобождены от провозглашения. Исключенные области включали приходы в Луизиане и городе Новый Орлеан, несколько городов и округов в Вирджинии, а также все округа в том, что впоследствии стало новым штатом Западная Вирджиния. Рабы, живущие в оккупированных Союзом освобожденных территориях, считались выходящими за рамки военных полномочий президента и останутся в рабстве после 1 января.Линкольн призвал тех, кто освобожден провозглашением, «воздерживаться от всякого насилия, кроме случаев необходимой самообороны» и «добросовестно трудиться за разумную плату». В отличие от предыдущих предварительных прокламаций, окончательная прокламация объявила, что афроамериканские мужчины будут «приняты на вооруженную службу Соединенных Штатов». И в отличие от Предварительного провозглашения эмансипации, исчезли любые упоминания о компенсированной эмансипации или колонизации. Линкольн также включил предложение госсекретаря Чейза закрыть документ, признав провозглашение «актом справедливости» и призвав Бога и «суд человечества» в поддержку усилий.

1 января 1863 года в Вашингтоне был «мягкий и ясный день». Линкольн отправил рукопись прокламации в Государственный департамент утром для копирования, а секретарь Сьюард принес официальную версию в Белый дом на подпись Линкольна. Линкольн заметил ошибку в документе, которая требовала исправления, что не было сделано до ежегодного новогоднего приема в Белом доме, на котором Линкольн пожал сотни рук. Позднее в тот же день Сьюард и его сын Фредерик принесли исправленное воззвание в Белый дом на подпись президента.Фредерик Сьюард вспомнил, что External Lincoln сказал: «Я никогда в жизни не был уверен в том, что поступаю правильно, чем когда подписываю этот документ». Линкольн поддержал усталую руку, подписывая документ, сказав свидетелям, что любой признак дрожи в его почерке будет истолкован как мысленная оговорка по поводу прокламации. И своей подписью, которая была «ясной, смелой и твердой», Линкольн подписал Прокламацию об освобождении.

Элиза Куинси рассказала Мэри Линкольн о своих чувствах, когда узнала, что президент Линкольн издал Прокламацию об освобождении

. С изданием последней прокламации об освобождении, война за Союз также превратилась в войну за освобождение рабов.Как и в случае с предварительным провозглашением в сентябре, выпуск окончательного воззвания вызвал неоднозначный прием, особенно на Севере. Аболиционисты встретили эту новость с ликованием. Элиза Куинси писала Мэри Линкольн, что «мысль о миллионах и миллионах людей, чье счастье было затронуто, а свобода гарантирована словами президента Линкольна, была почти непреодолимой». Бенджамин Раш Пламли не мог припомнить более «благочестивого Дня благодарения», когда он стал свидетелем празднования афроамериканцев в Филадельфии при новостях о провозглашении.Гамильтон Грей из Кентукки, однако, предупредил Линкольна, что лояльные к Союзу кентуккицы не принимают Прокламацию об освобождении как военную необходимость, и было сообщение, что законодательный орган Кентукки призвал губернатора отклонить прокламацию. New York Herald сочла провозглашение «ненужным, неразумным и несвоевременным, невыполнимым, вне конституции и полным озорства», отметив, что Линкольн освобождал рабов только в тех областях, где он имел мало практических полномочий.«Но будем надеяться, что это провозглашение не докажет ничего хуже, чем недействительность и безвредная бадья для кита, упраздняющего смертную казнь», - полагают редакторы « Herald». Эмансипация, даже в качестве военной меры, несколько месяцев спустя столкнулась с непрекращающимся сопротивлением в родном городе Линкольна Спрингфилде, штат Иллинойс. Линкольн понимал, что многие из его соседей поддерживают Союз, но возмущались борьбой за свободу. «Вы говорите, что не будете сражаться за освобождение негров. Некоторые из них, кажется, готовы сражаться за вас, но это неважно.Сражайтесь с вами, а затем исключительно ради спасения Союза », - призвал Линкольн своих соседей в заявлении, которое он отправил своему другу Джеймсу Конклингу, чтобы он был зачитан на собрании Союза в сентябре.« Я издал прокламацию специально, чтобы помочь вам спасти Союз. Всякий раз, когда вы преодолеете всякое сопротивление Союзу, если я буду убеждать вас продолжать борьбу, тогда для вас будет подходящее время заявить, что вы не будете сражаться на стороне свободных негров ».

Проект ответа Авраама Линкольна Альберту Г. Ходжесу, 4 апреля 1864 г.

В 1864 г. президент все еще счел необходимым объяснить и защитить свои действия в отношении эмансипации, которые оставались непопулярными среди многих северян.В письме от 4 апреля 1864 года к Альберту Г. Ходжесу, редактору газеты Commonwealth во Франкфурте, штат Кентукки, Линкольн старался отличать собственное мнение от действий, которые он считал конституционно оправданными. «Я по своей природе против рабства. Если рабство - это нормально, все в порядке. Я не могу вспомнить, когда я так не думал и не чувствовал», - начал он. "И все же я никогда не понимал, что президентство даровало мне неограниченное право действовать официально в соответствии с этим суждением и чувством.«Его президентская клятва обязывала его« сохранять, защищать и защищать Конституцию Соединенных Штатов », и каждый шаг в процессе эмансипации был в интересах сохранения нации и, таким образом, сохранения Конституции. Чтобы подчеркнуть это, Линкольн шесть раз использовал слово «незаменимый», чтобы различить критерии, по которым он действовал, пока эмансипация не стала «необходимой необходимостью» с военной точки зрения. В своем письме Ходжесу Линкольн также признал высшую силу в определении событий войны.«Я утверждаю, что не контролировал события, но прямо признаюсь, что события контролировали меня». Четкое объяснение Линкольном своей президентской эволюции эмансипации даже получило похвалу от частого критика Горация Грили. «Известно, что мы не поддерживаем его повторное назначение», - начиналась передовая статья Грили в газете « New York Tribune » от 29 апреля, но «мало кто из когда-либо живших людей мог бы лучше объяснить и похвалить его курс и отношение к рабству, чем он сам. сделано в его позднем письме г.Ходжес из Кентукки "

Фредерик Дуглас ответил на предложение Линкольна о том, что рабы сбегают из Конфедерации в случае, если он не будет переизбран в ноябре 1864 года.

Передовая статья Грили продемонстрировала, что популярность Авраама Линкольна не была всеобщей даже в республиканской партии, когда началась президентская кампания 1864 года. Ввиду того, что военные усилия Союза застопорились на нескольких фронтах, из-за задержки демократов с назначением кандидата и платформы, а также из-за того, что эмансипация интерпретировалась как главное препятствие к достижению мира путем переговоров с Конфедератами, некоторые политические советники опасались шансов Линкольна на переизбрание и предлагали Август, что он рассматривает другие варианты.В ответ Линкольн даже зашел так далеко, что составил проект инструкций для предлагаемой мирной конференции, на которой «оставшиеся вопросы», такие как рабство, «оставались для урегулирования мирными способами». В конце концов Линкольн и его кабинет решили, что этот курс будет, как заметил секретарь Линкольна Джон Дж. Николай, «хуже, чем проиграть президентское соревнование - это будет позорно отказаться от него заранее». Как бы то ни было, озабоченность Линкольна переизбранием побудила его написать секретный меморандум, в котором обещал сотрудничать с избранным президентом в спасении союза до инаугурации 4 марта 1865 года, и обсудил с Фредериком Дугласом планы помочь рабам из Конфедерации сбежать, пока еще было время.

Августовское отчаяние сменилось надеждой в сентябре, когда войска Уильяма Т. Шермана захватили Атланту, Джорджия, Филип Х. Шеридан продвинулся в долине Шенандоа, а демократы столкнулись со своими собственными разногласиями в кандидатуре Джорджа Б. Макклеллана и спорной партии. Платформа. Линкольн победил на ноябрьских выборах. Хотя от ужасных планов и обещаний, данных в августе, теперь можно было отказаться, процесс прекращения рабства не был завершен. В качестве меры военного времени статус Прокламации об освобождении будет под вопросом после войны, и рабство по-прежнему оставалось законным в контролируемых Союзом районах Конфедерации, а также в пограничных рабовладельческих штатах в Соединенных Штатах.Только поправка к Конституции Соединенных Штатов может окончательно положить конец рабству.

Торжественная копия предложенной Тринадцатой поправки к Конституции США, подписанная Авраамом Линкольном и всеми членами Конгресса, голосовавшими за совместную резолюцию

8 апреля 1864 года Сенат Соединенных Штатов принял совместную резолюцию, призывающую к внесению поправки в Конституцию. это положило конец рабству, но Палата представителей не смогла его принять. Давление на республиканское руководство в Палате представителей с целью принятия резолюции усилилось, и 31 января 1865 года резолюция, наконец, была принята.Предлагаемая поправка гласит, что «Ни рабство, ни принудительный подневольный труд, кроме как наказание за преступление, за совершение которого сторона должна быть должным образом осуждена, не должны существовать в Соединенных Штатах или в любом другом месте, находящемся под их юрисдикцией», и уполномочил Конгресс обеспечить соблюдение поправки. с соответствующим законодательством. Хотя это не требуется по закону, Линкольн лично подписал совместную резолюцию, что свидетельствует о важности, которую он придает поправке. Он также подписал несколько торжественных копий постановления, выпущенного по этому случаю.Поправка была отправлена ​​в штаты для ратификации 1 февраля, и штат Иллинойс, где родился Авраам Линкольн, стал первым штатом, ратифицировавшим предложенную Тринадцатую поправку.

Авраам Линкольн не дожил до ратификации Тринадцатой поправки. Девятнадцать штатов ратифицировали его, когда он был застрелен Джоном Уилксом Бутом во время посещения спектакля в Театре Форда ночью 14 апреля 1865 года. Линкольн умер на следующее утро. 6 декабря 1865 года Джорджия стала двадцать седьмым штатом, ратифицировавшим поправку, получив три четверти штатов, необходимых для подтверждения поправки, что государственный секретарь Уильям Х.Сьюард сделал 18 декабря.

Прокламация об эмансипации и Тринадцатая поправка, введенные в результате Гражданской войны, стали важными вехами в долгом процессе прекращения законного рабства в Соединенных Штатах. Однако определение значения свободы продолжалось еще долго после окончания войны.

Где сейчас документы?

«Первое чтение Прокламации об эмансипации перед Кабинетом». Художник Ф. Плотник; гравировано А.Х. Ричи, 1866. Отдел эстампов и фотографий, Библиотека Конгресса.

Многие ключевые рукописи, описывающие развитие Прокламации об освобождении от первого известного проекта в июле 1862 года до окончательной версии от 1 января 1863 года, сохранились до наших дней.

Рукописный черновик Авраама Линкольна Предварительная прокламация об освобождении от 22 июля 1862 года является частью Записок Авраама Линкольна в Библиотеке Конгресса. Художник Фрэнсис Бикнелл Карпентер представил сцену, в которой президент Линкольн впервые помещает документ в свой кабинет на картине 1864 года « Первое чтение Прокламации об освобождении свободы» , которая теперь висит над западной лестницей Сенатского крыла в Капитолии Соединенных Штатов.Карпентер работал над картиной в Белом доме в течение нескольких месяцев в 1864 году и имел возможность консультироваться и наблюдать за президентом Линкольном. Более подробная информация о картине доступна в Интернете на веб-сайте Сената США. Картина была воспроизведена на многочисленных гравюрах, в том числе на гравюрах А.Х. Ричи в 1866 году (см. LC-DIG-pga-02502 и LC-DIG-pga-03452).

Рукописная копия

Линкольна Предварительной декларации об освобождении External от 22 сентября 1862 года хранится в Библиотеке штата Нью-Йорк в Олбани, штат Нью-Йорк.Авраам Линкольн пожертвовал рукопись для лотереи, проводившейся на Базаре помощи в Олбани (штат Нью-Йорк), спонсируемой Ассоциацией помощи армии Олбани в 1864 году, где ее выиграл аболиционист Геррит Смит. Законодательное собрание штата Нью-Йорк приобрело рукопись в 1865 году и поместило ее в Библиотеку штата Нью-Йорк. Более подробная информация о происхождении этого документа доступна в Интернете Внешний .

Официальные заархивированные копии Предварительной прокламации об освобождении от 22 сентября 1862 г. и Заключительной прокламации об освобождении от 1 января 1863 г. находятся в Национальном управлении архивов и документации в Вашингтоне, округ Колумбия.C., как часть Record Group 11, Общие отчеты правительства США. Репродукция официального затянутого экземпляра Прокламации об окончательном освобождении включена в Документы Авраама Линкольна в Библиотеке Конгресса.

Несколько документов, содержащих комментарии и исправления к Заключительной декларации об освобождении, которые Линкольн запросил у членов своего кабинета в декабре 1862 года, можно найти в Записках Авраама Линкольна в Библиотеке Конгресса. К ним относятся меморандумы, предоставленные президенту Линкольну генеральным прокурором Эдвардом Бейтсом, генеральным почтмейстером Монтгомери Блэром, министром финансов Сэлмоном П.Чейз и госсекретарь Уильям Х. Сьюард.

Рукописная рукопись Последней прокламации об освобождении более не существует. В октябре 1863 года Мэри А. Ливермор написала Аврааму Линкольну с просьбой передать рукопись Северо-западной санитарной ярмарке в Чикаго, где она будет продана, чтобы собрать деньги на помощь солдатам, предоставленную Северо-западным отделением Санитарной комиссии Соединенных Штатов. Г-жа Ливермор надеялась, что документ в конечном итоге будет передан Чикагскому историческому обществу для сохранения.Ее просьбу поддержали соратники Линкольна Исаак Н. Арнольд и Оуэн Лавджой. Линкольн думал, что его имя запомнится больше всего за то, что он издал прокламацию, и, как он объяснил дамам, планирующим ярмарку, «у меня было некоторое желание сохранить газету». «Но если это будет способствовать облегчению или утешению солдат, - заключил он, - так будет лучше», и отправил драгоценную рукопись. Рукописный экземпляр Заключительной прокламации об освобождении был куплен на Северо-западной санитарной ярмарке Томасом Брайаном, который представил ее Солдатскому дому в Чикаго, а не Чикагскому историческому обществу.К сожалению, рукопись была уничтожена во время пожара в Чикаго в 1871 году. К счастью, перед отправкой оригинального воззвания к рукописи Линкольн мудро сфотографировал документ для потомков, и литографическая копия является частью Документов Авраама Линкольна в Библиотеке Конгресса. Сохранившиеся фотографии документа показывают, что он в основном написан рукой Линкольна. Надпись и окончание находятся в руке клерка, а печатные вставки вырезаны из сентябрьского черновика.

«Авраам Линкольн и его Прокламация об освобождении», Цинциннати: The Strobridge Lith.Co., 1888. Отдел эстампов и фотографий, Библиотека Конгресса.

Заключительная прокламация об освобождении свободы многократно воспроизводилась в разных стилях и форматах. На Большой центральной санитарной ярмарке, проходившей в Филадельфии в июне 1864 года, 48 экземпляров Прокламации об освобождении, подписанных Линкольном, Сьюардом и Джоном Николаем, ограниченным тиражом, были предложены по десять долларов за штуку для сбора денег на помощь солдатам. . Однако по такой цене были проданы не все эти издания Леланд-Бокера.Коллекция Линкольнианы Альфреда Уитала Стерна в Отделе редких книг и специальных коллекций и Отделе эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса предлагает множество примеров печатных изданий Прокламации об освобождении свободы, выпущенных во время и после Гражданской войны.

25 декабря 1862 года историк из Массачусетса Джордж Ливермор спросил сенатора Чарльза Самнера, может ли он достать ручку, которую Линкольн использовал бы для подписания Заключительной прокламации об эмансипации 1 января 1863 года. Самнер, известный аболиционист, обратился с просьбой к президенту. Линкольн, который согласился.Поблагодарив Самнера за его усилия, Ливермор объяснил свое желание получить ручку: «Никакой трофей с поля битвы, никакой меч, красный от крови, никакой сервиз тарелки с надписью, настолько комплиментарным, насколько мог сочинить величайший ритор, не были бы для меня вдвое менее приемлемо, чем этот инструмент, который навсегда останется связанным с величайшим событием нашей страны и нашей эпохи ».

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *