Где работают выпускники философского факультета – | | VK

"На философский факультет я поступала против своей воли, меня родители заставили"

О том, как оказалась на философском:
— Когда я заканчивала школу, я понимала, что хочу только получить хорошее гуманитарное образование. Высшая школа экономики – единственный университет, куда я хотела. У меня было два приоритетных направления: политология и философия, но из-за поднятия планки баллов ЕГЭ в 2013 году, когда я поступала, на политологию мне немного не хватило. Так вот судьба и определила меня на филосфак. Тогда я еще не совсем понимала, что делать со своей жизнью, но философский факультет позволяет хотя бы выучить несколько языков. Зато теперь здесь меня окружают очень крутые люди, так что я ни о чем не жалею. На первом курсе, правда, было очень сложно. Я даже хотела переводиться, но обстоятельства сложились так, что не получилось. Это и к лучшему.

Совет первокурсникам:
— На философском факультете надо задавать больше вопросов, философ всегда должен чем-то интересоваться и не просто мыслить, а делиться своими мыслями с другими.

О смысле философского образования в современной России:
— Задавая вопросы, общаясь с людьми, человек получает новый невероятный опыт. Очень обидно, что в России нет такой вещи, как Liberal Arts на Западе. Поэтому такие люди, как я, которые хотят читать хорошие книжки и общаться с интересными людьми, не имеют альтернатив, кроме как обучение на философском факультете. Так что, если кто-то хочет какое-то время потратить на изучение важных текстов и находиться в такой среде, где можно искать себя, обязательно должен поступать на филосфак.

О планах на будущее:
— Я вижу перспективы в занятиях наукой, но в России сделать это крайне сложно, поэтому я планирую поступать в зарубежную магистратуру. Думаю, лучше всего получать какой-то академический опыт в Европе, и уже потом, если останется желание, возвращаться назад в свою страну. А вообще человек должен выбирать то, что ему нравится. Философское образование не закрывает дорогу для того, чтобы работать в любой компании, в том числе в сферах журналистики, рекрутинга, маркетинга и так далее.

О книгах, которые повлияли за последние четыре года:

doxajournal.ru

Руткевич: половина философских факультетов в России – фикция

Но среди абитуриентов встречаются и такие, кто плохо представляет себе, что такое философия, поэтому далеко не все справляются с учебой. Отсев у нас такой же значительный, как и на факультете экономики.

- Куда идут работать выпускники? Согласитесь, редкий работодатель предложит вакансию «философ».

- Идеальная перспектива – преподавательская работа: философию преподают сейчас  в любом университете, как преподавали ее в самом первом, средневековом. Конечно, профессия преподавателя не всем интересна и не всем подходит. Для многих философия – это путь в другую специальность. Джордж Сорос обучался философии у крупнейшего философа XX века Карла Поппера, а стал выдающимся финансистом.

На мой взгляд, профессиональные философы оказываются даже в лучшем положении, чем многие из тех, кто освоил узкое ремесло, а потом в нем разочаровался или на него пропал спрос на рынке труда. Одни профессии устаревают, другие появляются, но не устаревает способность ориентироваться в современном мире, выделять стратегически важные вещи, осваивать новые знания, профессионально работать с текстами. Именно эти качества формируются у человека за время обучения на факультете философии. Поэтому во всем мире среди дипломированных философов немало политиков и бизнесменов, редакторов и журналистов (за рубежом, как правило, нет высшего журналистского образования), аналитиков и экспертов, представителей творческих профессий.

При этом философское образование не является чисто гуманитарным, а включает и математику, и физику.

- Сколько вузов готовят философов в современной России? Есть ли проблема качества подготовки?

- Государством выдано около 60 лицензий на обучение по направлению «Философия», по всей стране действуют 45-50 факультетов и отделений философии. Из них не меньше половины являются фикцией, то есть там не дают нормального образования. Эта доля, наверное, не столь велика, как в сфере экономического и юридического образования, но вузов, где готовят экономистов и юристов, во много раз больше.

Одна из проблем в том, что философию часто преподавали и преподают невежественные люди. В советские годы 90% преподавателей философии не имели философского образования – студентов учили отставные политруки и секретари райкомов ВЛКСМ, жены «хороших людей», окончившие пединститут и зазубрившие основы марксизма-ленинизма. Сейчас, по моим оценкам, доля преподавателей философии без профильного образования уменьшилась в лучшем случае до 80%.

Среди сильных я бы выделил философские факультеты ведущих классических университетов – МГУ, СПбГУ, УрГУ, а также РГГУ и РУДН. У каждого из них своя история, свои традиции, свои особенности.

- История факультета философии ГУ-ВШЭ насчитывает лишь шесть лет, традиции только формируются. А в чем особенности?

- Факультет создавался практически с нуля, и главная наша особенность – молодой преподавательский состав. Конечно, у нас есть преподаватели с большим опытом, но я набирал и молодых выпускников МГУ, РГГУ, только что закончивших аспирантуру, защитивших диссертацию, имеющих публикации в научных журналах.

Особое внимание мы уделяем аналитической философии, наши студенты проходят полуторагодичный курс логики (больше, чем в других университетах) и курс математики, который представлен значительно меньше в МГУ и отсутствует в РГГУ. Изучаются и экономические дисциплины, обязательные для студентов всех факультетов ГУ-ВШЭ.

Факультет работает по системе «4+2». Те, кто, отучившись четыре года, понимает, что преподавание философии не их стезя, могут легко поменять направление, выбрав, например, менеджмент или международные отношения, поступив на соответствующую магистерскую программу в Вышку или любой другой российский или зарубежный вуз.

В то же время наша магистратура открыта для выпускников бакалавриатов других направлений, других вузов – ведь философией могут увлечься и всерьез изучить ее хоть физики, хоть агрономы, главное – чтобы у них были на это способности и желание их развивать. Я надеюсь, что среди наших магистров будет немало преподавателей философии нового поколения.

Подготовила Алина Бурмистрова (ГУ-ВШЭ), специально для РИА Новости

ria.ru

7 известных выпускников МГУ — Российская газета

23 января 1755 императрица Елизавета Петровна подписала указ об учреждении в Москве первого российского университета. Идея создания университета принадлежала Михаилу Ломоносову и графу Ивану Шувалову.

За 259 лет из стен Московского государственного университета вышли тысячи молодых людей , которые получили прекрасное образование, признающееся во всем мире. Многие выпускники затем и сами добились славы и признания.

Но на кого же учились выдающиеся личности в МГУ?

1. Свободолюбивый писатель, философ, публицист Александр Герцен учился на физико-математическом факультете. В университете Герцен принимал участие в так называемой "маловской истории" (протест студентов против нелюбимого преподавателя), но отделался сравнительно легко - недолгим заключением, вместе со многими товарищами, в карцере. Ни физикой, ни математикой Герцен впоследствии не занимался.

Служил в канцелярии министерства внутренних дел, был чиновником в губернском правлении Великого Новгорода, куда оказался сосланным за свои резкие высказывания. Но вскоре увлекся участием в революционно настроенных кружках и литературной деятельностью.

2. Знаменитый военно-полевой хирург, директор императорского клинического института имени великой княгини Елены Павловны в Санкт-Петербурге Николай Склифосовский после окончания медицинского факультета Московского университета принял на себя заведование хирургическим отделением одесской городской больницы. Степень доктора медицины получил в Харькове в 1863 году за диссертацию "О кровяной околоматочной опухоли".

3. Внук Аркадия Гайдара, человек, доказавший, что и в России возможна рыночная экономика, Егор Гайдар в 1973 году поступил на экономический факультет МГУ. Интерес Гайдара к конкретным деталям функционирования плановой экономики определил университетскую специализацию по кафедре "экономики промышленности". В 1978 году он окончил университет с "красным" дипломом и поступил в аспирантуру. В 1980 году под научным руководством В. И. Кошкина защитил кандидатскую диссертацию по теме "Оценочные показатели в механизме хозяйственного расчета производственных объединений (предприятий)".

4. Первый и единственный президент СССР Михаил Горбачев раньше начал работать, чем учиться. Пока отец воевал, нужно было помогать семье.

С 13 лет мальчик совмещал учебу в школе с работой в колхозе. С 15 лет работал помощником комбайнера машинно-тракторной станции. В 1949 году за ударный труд на уборке зерновых был даже награжден орденом Трудового Красного Знамени. В 19 лет стал кандидатом в члены КПСС, рекомендации дали директор и учителя школы. В 1950 году поступил без экзаменов в МГУ. После окончания юридического факультета, в 1955 году был направлен в Ставрополь в краевую прокуратуру, но по распределению не работал. Работал заместителем заведующего отдела агитации и пропаганды Ставропольского крайкома ВЛКСМ, первым секретарем Ставропольского горкома комсомола, затем вторым и первым секретарем крайкома ВЛКСМ.

Во время учебы в МГУ Горбачев познакомился и в 1953 году женился на студентке философского факультета Раисе Максимовне Титаренко, которая взяла его фамилию.

5. Председатель Центробанка, а ранее министр экономического развития Эльвира Набиуллина с отличием окончила экономический факультет по специальности "экономист". В 1990 году она окончила аспирантуру МГУ (кафедра истории народного хозяйства и экономических учений), подготовила кандидатскую диссертацию, но защищать не стала. Частично результаты исследований были опубликованы в работе четырех авторов "Отчуждение труда: история и современность" .

6. Знаменитому скульптору Эрнсту Неизвестному, родившемуся в 1925 году, сначала пришлось защищать Родину во время Великой Отечественной войны, а уж потом учиться. После войны он некоторое время преподавал черчение в Суворовском училище в Свердловске, а затем обучался в академии художеств в Риге, а затем в Московском художественном институте им. В. И. Сурикова и на философском факультете Московского государственного университета. В 1955 году стал членом секции скульпторов Московского отделения Союза художников СССР.

7. Любимец женщин шоумен Андрей Малахов с "красным " дипломом окончил факультет журналистики. Еще во время учебы проходил практику в отделе культуры газеты "Московские новости", был автором и ведущим программы "Стиль" на радио "Maximum".

Затем в течение полутора лет стажировался в Мичиганском университете в США. В 1998 году поступил на юридический факультет Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ), который успешно окончил и теперь преподает в РГГУ основы журналистики.

rg.ru

МГУ, философия и Сплетник | Блогер nd999 на сайте SPLETNIK.RU 8 января 2018

Пока наука не дала точный ответ на вопрос «есть ли жизнь после Сплетника», спешу ее опередить: есть. Более того, многие из «бывших» оказываются способными к полноценной социализации, некоторые начинают заниматься спортом, устраивают личную жизнь, заводят семью и детей. Однако риск рецидива, несмотря на современные методы лечения, все же крайне высок. При отсутствии внешних признаков перенесенного заболевания МРТ мозга пациентов стабильно показывает очаги, а в отдельных случаях – целые инфильтраты сплетен. Результаты биоматериалов пациентов, перенесших зависимость, демонстрируют высокий уровень холестерина в крови, что свидетельствует о чрезмерном употреблении жира, и, к сожалению, эти показатели остаются высокими даже после успешного излечения.

Мой Сплетник нельзя строго разделить на «до» и «после», скорее это хроническое заболевание с регулярными рецидивами, течение очередного из которых мои читатели могут наблюдать в данный момент.

Учитывая мою мультирезистентную устойчивость ко всем видам лечения, среди которых можно выделить аскетический отказ от сплетника, переход на другие виды информационных соединений, санаторное лечение с пребыванием в палате, но без употребления постов и комментариев, мною было решено перейти на гомеопатию. Ведь как известно, гомеопатические препараты устроены по принципу «клин клином», что в итоге дает надежду на полное избавление от зависимости путем регулярного дозированного употребления бактерий Сплетника.

Задача сплетниц – следить за полным проглатыванием препарата. Снимаем белые пальто, надеваем белые халаты - дело пациента выносится на обсуждение!

Первая из многочисленных тем, которыми хотелось бы поделиться, станет своеобразным анамнезом и ответом на вопрос «пациенты с какими фиксациями имеют наибольший риск заболеть».

Анамнез

Я окончила философский факультет МГУ им. М.В. Ломоносова. Вместо положенных 5 лет я проучилась там целых 11, и это никак не связано с тем, что я проучилась на двух факультетах, прошла все стадии болонского процесса или посетила пять  стажировок подряд. Нет) Причина в том, что дважды из университета я была отчислена. Перерывы между годами учебы заняли в общей сложности 6 лет, в итоге и получились заветные 11.

На этом уникальность данных не заканчивается, потому как в итоге я окончила университет с красным дипломом, была принята в аспирантуру без экзаменов и получила почетную премию профессора Яковлева за лучшую дипломную работу. По Ницше) Также на четвертом курсе меня позвали преподавать язык, что тоже было довольно необычно, т.к. студенты никогда не преподают не свои специальности, будучи студентами. Почему так произошло, к чему это привело, что такое МГУ и почему философия – мать всех наук, я и расскажу сегодня.

Отчисление первое

Как известно, в школах и садах дети собираются по территориальному признаку, что обеспечивает примерно одинаковый социальный и материальный уровень учащихся и полную разрозненность в ценностном плане и в плане интересов. Именно поэтому, на мой взгляд, с одноклассниками после окончания школы контакты сохраняются реже, чем с однокурсниками.

В один университет люди попадают уже в процессе социальной и интеллектуальной дифференциации. Простым языком – престижное заведение соберет всех богатеньких, направления подготовки соберут людей по интересам.

Неудивительно, что в МГУ собираются буратинки всех мастей, и для меня, человека тщеславного и амбициозного, было большим ударом осознать, что все мои школьные успехи, квэны и прочие юношеские регалии совершенным образом меркли на фоне спортивных купе, луивиттоных сумок и дорогих телефонов моих однокурсников.

Здесь небольшое отступление для более юных сплетниц: это было начало 2000х, адское время оранжевых загаров, расцветок гуччи и рингтонов на мобилу. Мы старались выделиться как могли, а мочь мы могли не сильно – ни зары, ни интернета, ни старбакса. Либо очень дорого, либо трешово.

Эго мое было таким положением дел совершенно растоптано, и, плюнув на учебу, я решила работать что есть мОчи, чтобы так сказать быть не хуже лучших.

Учеба, которая еще до вчерашнего дня была моим главным оружием и достоинством, еле плелась где-то в конце списка приоритетов. Общая эрудированность и смекалка позволяли мне в целом даже на отлично, и я решила, что в университет можно не ходить от слова «совсем». Игра в прятки закончилась через полгода, что, как я понимаю теперь, было весьма предсказуемо. Ведь выпускать лоботрясов, которые даже не ходят на лекции – большой риск для репутации такого заведения как МГУ. Меня вызвали на компот (комиссию по отчислению), пропесочили, дали дэдлайн на закрытие «хвостов», ну а я была такова. Самонадеянно плюнула и продолжила ходить на работу, за что меня с совершенным позором и осуждением на всем факультете выгнали. С формулировкой «как не приступившую к учебе».

Отчисление 2

Через год я восстановилась без ущерба для здоровья и пошла на второй круг. Вернее, поехала. За это время я полностью погрузилась в свою профессию, дела шли хорошо и я даже купила себе свой первый новый драндулет.  И учеба, несмотря на пережитой позор и эмоции после отчисления, отползла еще дальше в моей системе координат. Теперь мир казался мне таким покоряемым, да что там – покоренным)! У меня была работа, большой (как мне казалось тогда)  заработок, машина, куча шмотья, перемазанное самым дорогим броназатором лицо, а однокурсники, корпевшие над Аристотелем, казались мне посмешищем.

Полгода такой учебы привели меня к мысли, что свобода – это не когда ты делаешь что хочешь, а когда ты можешь позволить себе не делать того, что не хочешь. Возможно, такие мысли были результатом хоть какой-то учебы на философском факультете – не знаю. Но остановить меня в моем порыве самостоятельного управления судьбой было некому, и я, предварительно закрыв сессию, пришла и забрала документы. Второе отчисление прошло под формулировкой «по собственному».

Возвращение

Больше в университет я возвращаться не планировала, и всячески упивалась историями про смышлёных недоучек, которые сорвали джек-пот и стали богатыми и знаменитыми. Ведь недоучкой я уже была, оставалось лишь стать богатой и знаменитой)! Время летело, появился первый ребенок, и как-то однажды пришло осознание, что по мере его роста я буду внушать ему мысль о хорошей учебе, поступлении в университет, в то время как сама оказалась не в состоянии его окончить.  Карамельный червячок ковырял меня где-то сначала глубоко внутри, потом в мозгу начали образовываться целые каверны сомнений и вот, на последнем году, возможном для восстановления, я решила пойти на третий круг. Пойти по серьёзному - до победного, до конца.

 

Потерянное время

Теперь я, взрослая замужняя дома с работой, закупками в супермаркете, ребёнком и детсадами, соплями, ремонтами, сменами шин и прочими элементами взрослой семеной жизни была вынуждена горько признать свое  фиаско: время, данное мне для учебы, я просрала на безделушки, ценность  которых мне внушили с экранов все те же барышни, которые до сих пор внушают нам это со страниц этого самого сайта. Настоящая взрослая жизнь оказалась сложнее и многограннее и было понятно, что вставать в 5 утра, везти ребенка в сад, ехать преподавать, потом учиться, потом опять преподавать, потом в сад, потом в магазин, готовить ужин, готовиться к работе, готовиться к учебе было намного сложнее, чем просто ехать в универ с плеером в ушах, не думая ни о чем.

Но отступать было некуда – позади было клеймо «недоучки»и перспектива вечного ухода от ответа на вопрос «где вы учились?» Быть второй Натальей Давыдовой (или кто там у нас с дипломами неясного происхождения) мне совершенно не хотелось.

Понимая свои риски отчисленца-рецидивиста я отчаянно не хотела в третий раз наступить на свои собственные же грабли, поэтому решила, что буду делать по максимуму все, чтобы не слететь. Я посещала все пары – чтобы получать автоматы, отвечала на всех семинарах – чтобы повысить баллы, выступала на всех чтениях, чтобы в случае чего мне было хоть что-то предъявить в свою защиту. Мне отчаянно не хватало знаний (первые несколько недель я даже хотела все это бросить, но уже с третьей формулировкой - «как неспособная обучиться вообще чему-нибудь»), поэтому я по ночам просиживала за книгами, пытаясь по быстрому познать непознанное на первых курсах. Первый месяц-два это было диким стрессом для меня, потому как последний раз за учебниками на тот момент я сидела 5 лет назад. Вокруг было куча молодых ребят, которые сидели на парах с айпадами, а на каникулах летали в Европу, живя при этом в общаге. Для меня это было дикостью! Нас разделяли всего 6 лет, но они казалось просто пропастью, над которой летела я с широко раскрытым ртом.

Через месяц-два учеба начала меня захватывать, впервые за все время учебы в университете я с удовольствием училась. Так, целых два года наряду со своей взрослой жизнью, я проживала вторую – студенческую: читала книги, готовила выступления, ходила с друзьями в столовую, где мы спорили об объективности исторического факта. У всех моих сокурсников было то мое давнишнее пренебрежение к учебе - им хотелось скорее на работу, замуж и новый мерседес. А у меня было все из перечисленного, но не было ни диплома, ни знаний, ни той самой страницы в жизни, которая идет под грифом «студенческие годы». Через полгода мне стало ясно, что мой потенциал никуда не делся, лишь ценности реанимировались: важное вышло на первый план, ненастоящее померкло. Было решено добить не просто университет, а победоносно, чтобы полностью восстановить мое пошатнувшееся эго и реноме. Чем закончилась эта история – сказано во вступлении. За два года я, как типичный герой голливудского фильма, жадно поглощающий какую-то премудрость в сжатые сроки под мотивационную музыку, буквально сжирала книги, выставки, фильмы. Отныне, когда я встречала очередного недоучку с амбициями, в глубине души я а)вздыхала с облегчением, что этот недоучка – не я, б) страдала оттого что не могу до потерянного донести всю глубину той ошибки, которую совершает человек, тратящий юность не на учебу.

МГУ

Историю основания университета я излагать не буду – она есть во всех открытых источниках. Из интересного: высотку на Воробьевых строили заключённые, которых намеренно привозили туда для стройки, в бывшее тогда село Воробьево.

Мехмат – факультет, который лидирует по количеству суицидов (сплетни, не официальная статистика). Утверждается, что многие прыгают прямо со смотровой у шпиля высотки. Мехматовцам первым вручают дипломы при награждении отличников (для них проходит отдельная общефакультетская церемония), потому что они быстро теряют концентрацию. И начинают читать книги) Хотя, возможно, это связано с тем, что нынешний ректор Садовничий – выпускник мехмата.

Инфраструктура университета – это отдельный совершенный мир. Если хотите – утопия, «город солнца». На территории университета расположены собственная подлинника, типография, автошкола, парикмахерская, нии, учебные корпуса, кампусы, площадки для всех видов спорта, включая теннисные корты, баскетбольные, волейбольные и футбольные поля, дорожки для велосипедистов. Имеется свой бассейн.

Студент МГУ имеет право посещать любые лекции любого факультета, и при желании – если сдаст экзамен или зачет – может иметь запись о прослушанном курсе в дипломе.

Единожды закончив МГУ, вы можете посещать его стены всегда всю жизнь – диплом является пропуском в любое здание и корпус университета.

Также есть вертолетная площадка, куда прилетают главы правительства и почётные гости. В новых корпусах на Ломоносовском есть огромный подземный паркинг, где могут парковаться студенты.

Высотка – это на 70 процентов общежитие, где живут преподаватели и аспиранты, а также студенты старших курсов.

Вообще, любимый мной во многом СССР разработал прекрасную систему взращивания творческой и научной интеллигенции, в которую входило предоставление не только пространства для творчества, но и для жизни. Скажем, классическая квартира профессора в высотке была строго многокомнатной, с гостиной, столовой, кабинетом, отдельными спальнями для всех членов семьи и комнатой для прислуги - ну чтобы люди занимались наукой, пока пролетариат мыл за ними чернильницы.

МГУ дает возможность в течение всего срока обучения жить классической полноценной жизнью студента: вставать на пары за 10 минут да начала, спускаться на лекцию на лифте или идти пешочком 2 минуты, плотно обедать в университетской столовке за три копейки, заниматься любым споротом и языками за казенный счет, гулять вечером с плеером от университета до Парка Горького и обратно, заниматься в большой библиотеке, а ночью пить с друзьями.

Люди

Как я писала выше, чем статуснее учебное заведение, тем более яркие представители отдельных категорий оно собирает. Богатенькие будут богаче, умненькие умнее, средненькие – лучшими из средних.

Если вы знаете историю про кошку и Манучара, поступившего в Оксфорд (поищите на просторах Рунета), то в МГУ это в целом тоже работает. Кавказцев много, заполоняют они в основном «свои» факультеты - юридический, гос. управления, мировой политики. И все остальные факультеты)

В целом, студенты МГУ – это всегда более яркие представители своего круга, каким бы он ни был. Вспомните своих одноклассников и друзей, окончивших МГУ (или себя), и согласитесь, что чаще – это либо те, кто учились лучше других, либо выступали ярче, либо родились в более обеспеченных семьях.

Список известных личностей, окончивших МГУ, весьма внушителен. Из интересных сплетницам персонажей – Мистер Усы, Дерипаска, Жириновский, Касперский, Горбачев, Долецкая, Андрюша Малахов. Но в случае с последним – это журфак. А журфак не только сидит отдельно от всех, но и как серьёзный факультет в рамках «клуба» не воспринимается. По секрету, журфак мгушники называют «танцевально-спортивной секцией при МГУ». Заранее не хочу никого не обидеть.

Это скорее говорит о том, что на каждом факультете своя атмосфера и корпоративная культура.

Забегая вперед, скажу о людях с философского. Самым знаменитым персонажем, имевший отношения к этому факультету, является знаменитость, которая его даже не окончила – Земфира. Ввиду моих длительных путешествий по курсам мне довелось учиться и с ней, чаще мы пересекались в женской раздевалке спортивного зала. Это единственный предмет, который Зема, как отличная баскетболистка, посещала исправно. Несмотря на то, что ввиду «звездного» графика ей предложили индивидуальную систему обучения (что в целом крайне противоречит все правилам университета, в котором НЕТ заочной формы обучения), Земфира завалила первую сессию, что служит – как известно – основанием для отчисления без права на восстановление.

Также где-то на одном из моих забегов на философском учился кто-то из любимого мозоля «противня» – Пусси Райот. Я помню, как накануне выборов президента с Медведевым в лице главного кандидата, данная особа и двое парней пришли в Дарвиновский музей, и, раздевшись догола, начали заниматься самым настоящим сексом без преукрас в коленно-локтевой позе на фоне агитки «е*сь в поддержку медвежонка». Протестно. Факультет тогда кипел и кололся надвое.

Также многие из вас наверняка знают современного философа и политолога всея Руси Александра Дугина, на реплику которого «Христос Воскресе» в программе у Познера сам Познер нашелся и ответил «Возможно». Дугин, несмотря на то, что его книги заполоняют философский раздел в самом Библио Глобусе на Лубянке, был уволен из университета также за политическую пропаганду - в частности, за его знаменитое высказывание по украинскому вопросу «убивать, убивать и еще раз убивать».

Коррупция

Престижность МГУ и его труднодоступность для поступления многих наталкивает на мысли о покупке мест, оценок и прочего, но спешу вас разочаровать – это не так. Как аспиранту мне довелось работать в приемной комиссии, и впервые поняв всю сложность приемного процесса, я была шокирована тем, насколько на самом деле нереально кого-то подкупить.

Судите сами: абитуриент подает документы, его имя попадает в список на сдачу экзамена. На экзамен он приходит с карточкой, в которой указаны паспортные данные, фото и фио. Он садится за парту и получает листы с заданием и для работы, на каждом из которых стоит шифр, а его имя, фамилия и прочие данные с момента сдачи экзамена перестают существовать. О связи шифра и данных знает только система. Ну что же, он может запомнить свой шифр и сообщить, например, своему другу из комиссии не свою фамилию, а шифр, так? Но дело в том, что после сдачи работ они все перешифровываются по новой, и попадают на проверку уже шифрованные-перешифрованные. Вы скажете – можно поставить пометку на полях, кодовое слово написать, но любые такие работы бракуются. Хотя даже нет, не так: философы проверяют все работы по обществознанию со всех факультетов, и таких работ набирается примерно 10000.  То есть это отдельная целая комната  в фундаменталке на Ломоносовском. И найти какую-то работу в этих горах бумаги, которые выдаются на проверку рандомно, невозможно. Затем создаются пары проверяющих: аспирант и преподаватель. Они должны быть именно аспирантом и преподавателем, а не аспирантом и аспирантом, например. Также проверяющие не должны быть с одного факультета.

Начинается проверка. Вам дают строгое ЦУ: максимальная лояльность к работам! Потому что любая строгость приводит к апелляции, где потом очень трудно объяснить, за что был снижен бал, если вопрос в целом раскрыт. А любая апелляция – это трудочасы и репутация факультета и университета. Поэтому когда вы думаете,  что ТАМ сидят звери, которым лишь бы вляпять двойку, вы должны понимать, что проверяющие идут на показ работ еще с бОльшим страхом и волнением, нежели абитуриенты – на экзамен, т.к. если работа оценена действительно где-то неадекватно, отвечать за это тому, кто ее проверял, а не писал.

Итак, проверка идет по ключам: на каждый вопрос есть список пунктов, который абитуриент должен осветить в своем ответе. Вы понимаете, что это не математика, а обществознание, и субъективность нет-нет, но присутствует и избежать совсем крайне сложно. Если работа – это всего лишь одно предложение или даже слово, все равно наша обязанность – по пунктам написать, что именно не раскрыто в работе. Все это делается в паре.

Далее все проверенные работы заново перешифровываются и снова раздаются на проверку, теперь задача проверяющих – проверить адекватность других проверяющих.

Далее – снова шифр, подсчёт баллов, потом повторный подсчёт баллов другими проверяющими, и вот наконец ваши потуги можно считать оцененными.

На показе работ многие абитуриенты думают, что ты – это и есть тот великий экзаменатор, который лично красным карандашом правил ошибки) они пытаются вступить с тобой в спор, что крайне смешно, потому что на самом деле ты сидишь и понимаешь, что работа любая переоценена на процентов 15, дабы снизить риск претензий, плюс эту работу  проверяли и перечитывали десять человек, уже окончивших МГУ и имеющих ученую степень.

Вы скажете, что можно взять дать взятку кому-то из вышестоящих, раз сам процесс такой совершенный, но и тут я смею вас разочаровать: МГУ – это клубная система, люди, работающие здесь – это в 99 процентах случаев сначала окончившие МГУ, потом здесь же аспирантуру, живущие в нем не только душой, но и кучей соц. поблажек, не говоря уже о квартирах для профессоров, санаториев для детей и просто высоком статусе преподавателя или профессора МГУ. Никто никогда не станет за деньги рисковать этим всем, потому что если ты «в семье», то ты в семье.

Поэтому единственный способ всяким манучарам поступить в МГУ – это хорошенько потратиться на репетиторов, которые подготовят строго по программе, сдать на проходной балл и учиться на контрактной основе. Что они собственно и делают.

Никах взяток за зачеты, прайс-листов за экзамены, которые я могу наблюдать в том же Первом Меде, где учится моя сестра – ничего этого нет и вообразить крайне сложно.

На философском факультете преподавателя скорее посадят в тюрьму за распространение антиправительственных агиток, нежели за взяточничество)

Философия и философский

Теперь к самому интересному. Выбор факультета был сделан мною в полусознательном состоянии, поэтому ясного ответа на вопрос «почему философский» я дать  не могу. Что мне дал этот факультет – ответить могу и отвечу здесь позже, а вот что послужило причиной выбора – не могу.

Философский факультет МГУ на момент, когда я там училась, имел 5 отделений: философии, религиоведения, политологии, PR, экономической политики. Чуть позже политологи отделились в целый факультет.

Если вы помните хоть что-нибудь из школьного курса , скажем, истории, то наверняка знаете, что классический набор первых университетов – это три факультета: философский, юридический и медицинский. Традиция начинать все с философов осталась и до сих пор. Так, например, философию проходят на первом курсе всех факультетов всех высших учебных заведений. МГУ первым из всех вузов в стране принимает вступительные экзамены, а философский – открывает этот прием. То есть самый первый вступительный экзамен после всех школьных выпускных в стране принимает философский факультет МГУ.  Кстати, надо попросить у Кости Эрнста запись от 2003 года – там где-то есть я. Так сложилось, что в год окончания 11 класса к нам в школу приезжали репортеры с Первого Канала и брали у нескольких школьников (включая меня) интервью для репортажа, а чуть позже он же- Первый Канал – заснял меня на вступительном в МГУ. По иронии судьбы меня засняли и на выпуске в МГУ, поскольку вручение красных дипломов всегда показывают в новостях. Там, правда, нас уже двое, хотя видна только я. Надеюсь, эти кадры я когда-нибудь увижу сама, потому что до сих пор знаю о них исключительно от родственников, друзей и соседей, которые звонили и пищали, что видели меня по телевизору)

Итак, что же такое философия?

Часто понятие философии подменяется обывательским, бытовым истолкованием этого слова, с пренебрежительным значением «демагогии», «пустословия». «Что ты мне тут философию разводишь?!?» - доводилось слышать?

Это большое заблуждение, потому что философия – это мать, породившая все науки. Кстати, это слова Эйнштейна. О нем тоже будет чуть ниже.

Так вот, философию как науку я бы скорей определила как поиск наиболее общих оснований бытия. Ну вот к примеру есть понятие «история». А что такое история? Как она пишется? Кем? Зачем? Есть ли законы исторического развития? Объективен ли исторический факт?

Ответы на эти вопросы вам не даст история, а вот философия –вполне. Или, скажем, сплетни. Что представляет собой сплетня в моральном, правовом, коммуникативном и языковом плане? Формирует ли сплетня новую реальность, или же искажает объективную? Тут на помощь вновь придет философия.

Многим кажется, что есть куча серьезных ребят – физиков, математиков, биологов, врачей, которые занимаются реальным делом, а есть философы, которые умеют только пи*деть.

Но давайте вспомним слова Эйнштейна. Скажем, как появляется наука? Сразу с логарифмов, интегралов? С числа пи? Очевидно, что нет. Те же древние греки начинают с общего философствования, пытаясь ответить на вопросы вроде «что такое число» или «расстояние», «что такое движение» или «материя». Можно ли их назвать математиками в современном смысле этого слова? Нет. Скорее философами. Но именно они порождают начало науки. По сути у тех же древних греков – колыбели западно-европейской цивилизации, не отделимы философия и другие науки, потому что они суть одно и тоже. Такой вот бытийственный айестезис. Так, из этих размышлений начинает появляться предмет, метод и язык науки, которые сильно модифицируясь в эпоху становления классической науки и будучи подпитанными эконмическими соками НТР, приводят нас с айпэдам и айфонам сюда -  на Сплетник. Но казуальная цепочка все же начинается с философии.

Вы скажете: да, то древние греки, у них кроме камня и папируса и не было средств для научного конструирования, но зачем современному человек философия сегодня?

Дело в том, что философский метод универсален, и это единственный способ быть в авангарде научных открытий. Эйнштейн – и это не мой вывод – все же философ, а не физик. Потому как его теория – это в первую очередь абстрактно выстроенная парадигма с новыми физическими законами. Без помощи компьютера и машины, просто лишь путем философствования. Не зря философию называют еще и метафизикой.

Или, например, представители естественных наук. Сегодня, учитывая доселе неведомое слияние науки и высокотехнологичной техники, у каких-нибудь биологов обнаруживается непочатый край для работы. В 35-38 лет современные  естественнонаучники получают Нобелевские премии за какую-нибудь очередную микробу или завиток рнк, а что дальше? Дальше – это в смысле там, куда нейрофизика еще не может добраться? Правильно, дальше - философия. Ты начинаешь умозрительно, используя весь свой знаниевый потенциал познавать и конструировать то, чего еще нет.

Вообще, казуальность – причинно-следственные связи – это главное, что дает философский факультет. По системности мышления, думаю, философский может соревноваться только с математиками, потому что мир после философии начинает представать перед тобой в матричном виде: ты видишь любые события, явления, проблемы в сложном разрезе между «почему это произошло» и «что это за собой повлечет».

Одиночество

Часто вы слышали такую фразу – даже здесь, на Сплетнике: «лучше бы книжку почитала»? Это своеобразный эвфемизм на тему «не страдай х*йней», ведь даже в сегодняшний век цифровых технологий чтение книг, учеба считаются чем-то духовным, высоким и правильным. Человек, сидящий в айпэде на Сплетнике – это так, существо, третья слева обезьяна на картинке про голого эволюционирующего мужика, а читающий книгу человек – это тот, крайний справа – голый, но гордый.

Вся проблема заключается в том, что когда вы по-настоящему много читаете и знаете, вы становитесь одиноки. Просто потому, что вам не с кем поговорить) Ну то есть вы легко мимикрируете под группы разного интеллектуального уровня, поддерживаете разговор на любые темы, людям с вами крайне интересно, но поговорить о том, что интересно вам – не с кем. Для меня эта ситуация досадна вдвойне, так как истинные интеллектуалы, которые может и разделят мои страдания по лингвистическому повороту, в большинстве своем оторваны от реальности, а я же  человек реальный, семейный, деловой. Но и деловые реальные люди, по крайней мере в нашей стране -  в большинстве случаев недоучки или так, с дипломом для галочки, которым смешны любые попытки рассуждать о чем-то, вместо того, чтобы брать и делать деньги. Диссонанс выходит.

У меня есть муж, которого за 10 лет супружеской жизни я выдрессировала, и он прекрасно знает, что такое постмодернизм или кто такой Фуко. Мы можем сесть за стол и, жуя бутеры,  обсудить дела на работе и по бизнесу, щедро разбавляя это фразами вроде «корейцы пребывают в другой экономической парадигме, а уж их босс так вообще из премодерна, поэтому переговоры провалились». Большинству людей нравится такое интеллектуальное свечение лишь издали, при близком контакте это, как правило, вызывает недопонимание, непонимание, где-то зависть, где-то раздражение. В эти моменты мне обычно машет рукой Грибоедов, стоя где-то в углу – мол, «держись, понимаю как плохо тебе от переизбытка информации». Поэтому люди – не читайте много книг! Любой курс на повышение – это потенциально счастливая история, но с мучительно долгой основной частью: вы полжизни будете, как чайка из рассказа, лететь, чтобы отыскать «своих».

Что изучают философы на философском

За 5 лет философы проходят около 70 дисциплин, каждая из которых призвана всесторонне развить ваше философское мышление. Я остановлюсь на самых интересных из них.

Философия

В оригинале это звучит как ИЗФ – история зарубежной философии, чуть позже добавляется еще ИРФ –история русской философии. Собственно, этот предмет изучается все 5 лет и именно на нем познаются все базовые этапы становления философской мысли, а по сути- мысли человечества)

На первом курсе все начинается с мифологий древнего мира – Бхагавадгита, гелиопольская космогония, где кто-то постоянно изрыгает кого-то. Одним словом – неинтересный бред.

В конце первого курса начинается философия Древней Греции, где пару ребят типа Демокрита и Гераклита по-братски делят первоначало – кому огонь, кому вода. Ну и несомненно Платон и Аристотель. Собственно, вся последующая философия, вплоть до сегодняшних дней, считается комментариями к тому самому Платону –никто после него не сказал так много и полно.

На втором курсе углубляются в греков и в их неофилософии, Древний Рим, затем идет  средневековая философия. Последняя крайне занудна, именно на Августине Блаженном начинаешь понимать, как туго с какой-либо свободной человеческой мыслью было в средние века.

Третий курс – это уже для тех, кто знатно подрос. На нем изучают классическую немецкую философию – Канта, Гегеля, Шопенгауэра, Фейербаха, или проще говоря – Канта. Кант - пирожок, который взял и описал все, что может быть в этом мире и как мы это познаем, как мы в выносим суждения. Его работы - своеобразная квинтэссенция всего того, к чему человечество шло эти несколько десятков веков.

На четвёртом курсе слышатся первые звуки треска деконструкции – Ницше рушит все филигранно выстроенные философские системы, в воздухе начинает пахнуть постмодернизмом. Теперь философы – а вместе с ними и человечество в целом приходят к пониманию (только в отличие от философов обычный человек об этом не догадывается, т.к ему некогда –работать надо), что нет никаких истинных значений и истин. Философия начинает ползти паутиной в разные стороны – в феноменологию, герменевтику, аналитику, постмодерн.

Ну собственно 5 курс – это все те авторы, чтение которых является признаком престижной интеллектуальной модели потребления сегодня, и которых якобы читают Винишки Тян: Барт, Фуко, Делез, Деррида.

Философия религии

Самый короткий путь стать атеистом – это прочитать Библию. Что , собственно, мы и делали в рамках этого предмета, включая также чтение Торы и Корана. Могу уверенно утверждать, что все наши профессора, знавшие наизусть любое из Евангелий и разбиравшиеся в науке, философии и истории лучше Гугла, были атеистами. На философском факультете, в принципе как и в большинстве научных кругов, верующих людей крайне мало. Это объясняется довольно просто: когда твой личный и в целом человеческий  знаниевый капитал дает тебе возможность рационально объяснить любое событие и явление – от радуги на небе до войны из выпуска новостей, очень сложно в эту казуальную систему интегрировать вообще какую-либо абстрактную сверхсилу, которая непонятно откуда берется и непонятно зачем действует, и уж тем более – принять идею личного бога. Философ, да и любой думающий человек, прекрасно понимает, что как мировоззренческая парадигма и даже в некотором роде когнитивный инструмент религия вполне годилась на определенном этапе развития человечества, но представить современного человека, принимающего решения исходя из религиозной идеи поощрений и наказаний – крайне затруднительно.

На философском факультете верующие восседают только на кафедре русской философии, которая насквозь религиозна и как водится – туманна. Там не ни слова  по делу, но все постоянно ждут какого-то просветления, любви и всеединства. Пришествие Христа всегда вот-вот грядет, но по разным причинам постоянно откладывается. Вновь не хочу никого обидеть, надеюсь, верующие после прочтенного не станут оскорблять чувства атеистов.

Философия науки

Это крайне интересный предмет, который помогает проследить, как айпэд и айфон появляются в ваших с нами руках. Почему они появляются именно скажем в рамках европейской цивилизации, почему сейчас, а не 10 веков назад. Пожалуй, это один из самых отрезвляющих предметов, поскольку в ходе занятий перед тобой полностью дискредитируется масса обывательских представлений о науке и британских ученых. Исчезает понятия гения – его делает репутация и цитирование, а не взмах руки со вскриком «Эврика!». Научное открытие предстает как долгий конкурентный процесс с кучей человеческих факторов, а у ж в современной науке – где включаются гранты и инвестиции – и подавно. Собственно говоря, после прочтения какого-нибудь Латура ты и вообразить не можешь тех самых британских ученых, потому что на самом деле процесс научного открытия сильно отличается от писаной маслом картины «пришел ученый в белом халате, сел за микроскоп и сделал открытие».

Здесь же дисциплинарно изучается философия истории, химии, математики. О, химики и не знают, что философы считают химию редуцируемой к физике и к математике, и собственно наукой химию не считают вообще.

Этика

Все представленные предметы – это еще и кафедры. На кафедре этики учатся самые ленивые и неказистые, потому что в отличие от гносеологии и онтологии этика - это не сложно, и даже Кант в этике засветился весьма понятно даже простому обывателю – поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству. Ну или простыми словами “относись к другому так, как хочешь чтобы относились к тебе». Вот и весь категорический императив.

Эстетика

Вообще, когда обычному нормальному человеку, окончившему экономический факультет по специальности «Стратегическое планирование» говоришь, что окончил философский факультет по специальности «Эстетика», возникает короткая молчаливая пауза и долгий когнитивный диссонанс.

Эстетика – это в исследовательском плане наука о чувственном познании. Вот цифры можно посчитать, буквы можно прочитать, а поглядев на картину можно получить тот самый эстетический опыт. Как он проживается и зачем? Зачем нужно искусство? Как меняются его формы в зависимости от социально-экономических форм устройств общества – все это вопросы, на которые отвечает эстетика или философия искусства.

Я помню, как однажды к нам- эстетикам,  специалистам по современному искусству, привели на встречу настоящую художницу. Живую, не абстрактную из научной статьи. И та долго рассказывала, про то, что французские краски очень хороши, но дорогие и их трудно достать, а китайские хуже растворяются, хоть и дешевле, а мы сидели и недоумевали….а как же проблема языка в современном искусстве?)

Продолжение добавлю чуть позже - обрезается пост почему-то)

Кем становятся после философского факультета

Никем.

И это никак не связано с тем, что диплом философского факультета МГУ не привлекателен для работодателя, скорее даже наоборот: философы как правило красноречивы, имеют отличные ораторские навыки, хорошо знают языки, способны работать с большими объемами информации, глубоки и эрудированы для работы в сложных проектах. Но все же ответ


Выбираем тему следующего поста

О чем вам бы хотелось почитать?

www.spletnik.ru

Что я буду знать?!! Философский факультет России...


«...в науке он сделал не так много и, кажется, совсем ничего. Но ведь с людьми науки у нас на Руси это сплошь да рядом случается»

                                                                                                                                                                     — Ф.М. Достоевский.

Философский факультет — факультет, предположительно имеющий отношение к философии, а также сферический гуманитарный факультет. 

С переменным успехом водится в крупных университетах, (в России выдается до 60 лицензий на обучение по направлению "философия", по всей стране действует 45-50 факультетов и отделений философии. Руткевич А.М.), администрация которых взирает на филсфаки со недоумением, ибо они таки генерируют траффик абитуриентов, на души которых и выделяется столь необходимое бабло. 

Некошерно-сокращенно именуется «филфаком», хотя любой уважающий себя выпускник философского в курсе, что филфаком зовется факультет невест, он же филологический, тогда как философский суть филсфак. 

Является объектом повального недоумения всех на свете — от бессердечных физиков до нервических культурологов, и само собой самих философов, являясь, таки да, сферическим гуманитарным факультетом в вакууме и родным домом для стелс-учёных, пользы от которых не было, нет и не будет. 

Вопреки сложившемуся имиджу никаких сакральных знаний там не изучают, а итогом по выпуску будет гулкое осознание, что ничего необычного и тайномудрого в философии нет.

(Одна из проблем в том, что философию зачастую преподавали и преподают невежественные люди, так называемые "хорошие люди" во всех их значениях, доля которых несколько сокращается но держится сейчас на уровне 80% от числа преподавателей. Руткевич А.М.)

Думаю, в ИФ РАН, доля "хороших людей" держится на таком же уровне, что и по России.

"Хорошие люди" незаменимы в администраторской работе и работе по созданию "философского вала" публикаций, по величине которого определяется продуктивность философской институции.

Нет нужды говорить, что филсфак, как и ИФ РАН - институция определенных лиц, а не гражданский государственный институт.

Становление и бытие (немного истории)

Философия родилась где-то в другом, более свободном месте.

 До революции философия преподавалась на философском отделении историко-филологического факультета, то есть в рамках современной кафедры истории философии, при Сталине же были созданы философские факультеты с множеством специальных кафедр дабы марксизм-сталинизм разрабатывался во все поля. 

Так система дошла до распада совка и наших дней.

С распадом пришло только одно важное нововведение — диктат идеологии исчез. 

И хотя на самом деле запрет на любую литературу был снят еще в 1988, сегодня никого уже невозможно переубедить, что сие произошло в тоталитарнейшем СССР. 

И до 1988 года, кстати, литература тоже была, но не для всех, а лишь для специалистов «критикующих» буржуазную философию. 

Хочешь заниматься Сартром? 

Занимайся, а внешне оформим этот как «критику». 

Остаётся фактом — в любой период СССР первоисточники читали чаще, чем сейчас.

И вроде бы туда ему, диктату, и дорога, но, увы, он был единственным, что связывало философский факультет с реальностью, а кафедры друг с другом, да и то номинально. 

Ныне всё стоит на деньгах от кормушек. 

На каждой из кафедр появилась возможность заниматься чем угодно, хоть Кастанедой, хоть философией видеоигр, лишь бы это как-то касалось специализации кафедры. 

 (Философский факультет Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова. 

Секция "История и теория видеоигр: прошлое, настоящее, будущее" в рамках конференции"Философия в XXI веке: Новые стратегии философского поиска")

На текущий момент кафедры представляют собой группы по интересам, которые ведут между собой вялую борьбу за учебные часы, нагружая бедных студентиков всякой чепухой. 

Как-то само собой пропало выделенное для работы в библиотеке время, в которую, по задумке тоталитарного советского руководства, должен был идти студент после трёх пар. 

Теперь студент просиживает штаны, охуевает от количества прослушанного бреда (80%-90% учебного времени) и невозможности от таких курсов легально откосить. 

Руководству же, напротив, по большому счёту не важно, что слушают студенты, главное, чтобы просто были эти маленькие источники бюджетного и внебюджетного финансирования.

Бестиарий.

Преподаватели философии как первопричина.

Иметь основным местом работы (заработка) философский это наказание сродни уголовному. 

Своим счастьем студенты и преподы философского обязаны себе, в первую очередь. 

Во вторую очередь — большому количеству залётного быдла, которому ни философия, ни даже своё будущее (что делать после такого образования?) не интересно. 

На данный момент и студенты, и тем более преподы относятся к своей работе с похуизмом, сравнимым разве только с тем, с которым Сенека вскрыл себе вены по требованию Нерона.

Когда-то советский универ был фабрикой кадров. 

Там учили исполнять ряд несложных умений, после чего студиот ехал работать по распределению. 

Понятно, что там учили исполнять эти самые несложные умения, а не «мыслить» над ними, то есть о занятиях философией как таковой речи тоже не шло, а серьёзные люди навроде Зиновьева или Ильенкова ПРОБИВАЛИ себе дорогу лбом. 

(Мамардашвили, Лотман, Бахтин и прочие "народные" философы, хотя и претерпевали власть умений не "мыслить", но так тихо и сладостно вскрикивали от этого претерпевания, что нечаянно как, для самих себя, основали школу философского мейнстрим-мазохизма, которая сегодня кучкуется в литературно-философском толчке вокруг журналов типа "Логос", "мышление" же над умением Лосева, Бибихина, Библера и им подобных вызывало, в первую очередь, вопросы к грибам, которыми они закусывали российскую философскую действительность умения не мыслить). 

Сегодняшний Российский универ отличается тем, что никакого распределения уже/еще нет, специализация стала еще уже при одновременном увеличении количества общих пустопорожних предметов. 

Нынешний универ вообще не несёт никакой ответственности за уровень выпускаемых кадров. 

Что уж говорить про философский, качество выпускников которого вообще никаким производством не проверяется! 

И к чему удивляться, что ФФ скатился в исторически рекордное сраное говно! 

Если не верите, то попробуйте назвать пару современников, за которыми столько же учеников и общественно значимых идей, сколько, к примеру, за Щедровицким или Ильенковым, Асмусом или Елизаренковой?

Поскольку всевластие бюрократии осталось прежним (да еще помноженным на ретивое желание министров ликвидации образования резать и умножать на ноль), обратной связи с результатом обучения нет вообще

Такая ситуация в основе сохраняется примерно с 70-х и качество неуклонно продолжает деградировать дальше. 

Стоит заметить, что старые преподы выучились именно тогда, а молодые и того позже, поэтому считают это совершенно нормальным явлением.

К текущему дню общая схема на философском выглядит как-то так, дублируя схему своего флагмана - ИФ РАН:

  1. Бюрократы во главе с деканом (которым лично не важен уровень выпускников) контролируют исполнение учебного плана и отчитываются, что на освоенные деньги они выпустили N специалистов ничего, и всё в целом ОК.
  2. Преподы учат студентов НЁХ (Неведомой ёбаной хуйне), заложенной в планах. Некоторые из преподов тоже люди с глазами и мозгами и понимают, что ситуация не здоровая. Остальные ("хорошие люди") — квалифицированные клоуны/проститутки, которые разбавляют НЁХ собственными аффторскими высерами.
  3. Студенты, которым всё это не интересно, ничего не учат, хавают вещества в общаге, все сдают и, в конце концов, отторгаются вузом как инородное тело, с дипломом «философ». Которым повезло и они остались в системе для внутренних нужд системы, превращаются в нужников,  запиливают  статьи из разряда Унылое говно в академические сборники и журналы, тиражируют свою тему  диплома на всех круглых столах и конференциях, до которых их допускают, и, в конечном итоге, строчат диссертации с помощью чужих цитат, ножниц и клея, приставляя высказанное до них бубочка к бубочке.
  4. Поскольку вся эта ахинея под рубрикой кандидатская-докторская диссертация делается из одного и того же говна, только разного наличия, образовалась целая индустрия этой левой писанины за разумное количество бабла.

С этой схемой тесно связана система кафедр, степеней и званий.

В итоге, немногие умные люди старой закалки понемногу год от года вымирают, а их место занимают оральные клоуны с гуманитарным стилем мышления, православные бородатые мужи типа Кураевых и просто интеллектуальные проститутки в образе Дугиных. 

Учитывая полную анальную пассивность студентов и преподавателей перед лицом ликвидаторов образования, ситуация не собирается меняться к лучшему, из-за чего нормальные люди, попав на философский, стараются быстро, решительно съебнуть с философского — и больше никогда с ним не связываться. 

Серьёзно и до конца остаются немногие Ъ-фанаты («верные, преданные истинной вере») и множество альтернативно одаренных, но еще не признанных гениев (и даже выше!). 

Поэтому имеет смысл не забывать, что препод-долбоёб, который даёт вам философию на вашем мехмате — с большой вероятностью лицо факультета, но не тех, кто реально куёт матан. 

Современную гуманитарную науку и в частности философию делают неакадемические учёные типа никому неизвестного Месароша, одна книга которых как правило толковее и понятнее десяти модных тенденций. 

Не вчера было сказано о «профессорской форме разложения» науки — универ это могила науки, а не храм, и жаловаться на это все равно, что жаловаться, что вода в сливном бачке не питьевая. 

Препод есть всё тот же беспринципный наёмникчто с него взять

Если ты сознательно наступил в говно, глупо обвинять в этом говно.

Студенты.

  1. Cознавты-романтики. Как ни странно, сознавты-романтики, - люди, нацеленные на поиск истины. Среди них — вчерашние школяры, на чьи неокрепшие души повлиял излишне креативный учитель какого-нибудь обществознания. Студенты других специальностей, на беду решивших поразмышлять над тем, чем занимаются, и в результате забывших о своем первоначальном деле. Взрослые поисковики смысла жизни, в лучшем случае именно те, что вечную мудрость т

www.facebook.com

7 причин поступать в Вышку на философию

Образовательная программа «Философия» и ее выпускники развенчивают мифы о том, что гуманитарное образование не часто окупается в дальнейшем достойным заработком. Изучать философию может быть не только чрезвычайно интересно, но и перспективно!

1. Уникальный профессорско-преподавательский состав

Среди наших преподавателей — профессора с мировым именем, перспективные молодые преподаватели-исследователи, в том числе защитившие диссертации в ведущих университетах мира, а также иностранные сотрудники, рекрутированные на международном рынке труда. Кроме того, у наших преподавателей разное базовое образование: одни окончили философские факультеты, другие являются профессиональными физиками, историками, филологами, социологами и экономистами, защитившими диссертации по философии. Такой состав позволяет развивать междисциплинарные образовательные курсы и реализовывать исследовательские проекты, в рамках которых приобретенные студентами гуманитарные знания находят практическое применение в различных предметных областях, как смежных с философией, так и на первый взгляд далеких от нее.

2. Сочетание классических традиций в преподавании философии с современными тенденциями в социально-гуманитарном знании

Студенты программы изучают историю философии, логику, онтологию, эпистемологию, философию сознания, историю и философию культуры, этику и т.д. На ридинг-семинарах они учатся работать с текстами, а во время проектной работы, на практико-ориентированных курсах, семинарах и мастер-классах — писать академические тексты, делать аналитические обзоры, проводить коллективные исследования, публично представлять свои проекты и их результаты, правильно аргументировать свою позицию.

3. Возможность получения дополнительного образования в иной предметной сфере

Введенная в НИУ ВШЭ в 2015 году система майноров позволяет нашим студентам расширить философское образование за счет курсов из других предметных сфер. Все бакалавры на втором курсе выбирают один майнор по любой специальности, отличной от основной, — от истории и филологии до экономики и бизнес-информатики. Студенты учатся применять свои профессиональные навыки в иных областях, что делает бакалаврское образование более цельным и разносторонним и впоследствии дает возможность подойти к выбору магистратуры более осознанно.

По окончании бакалавриата я убедился, что только философия и нужна мне в жизни и в бизнесе. Причина проста: там тебя заставляют думать

4. Возможность выбора дисциплин из различных образовательных программ и междисциплинарных учебных курсов

Образовательная программа по философии реализуется на факультете гуманитарных наук, в состав которого входят Школа философии, Школа исторических наук, Школа культурологии, Школа филологии, Школа лингвистики и Департамент иностранных языков. Наш факультет славится разнообразной сетью междисциплинарных научно-исследовательских и проектных семинаров, летних и зимних школ. Кроме того, с третьего курса у студентов-бакалавров появляется возможность выбрать специализацию — «Философия» или «Религиоведение».

5. Изучение иностранных языков

На нашей программе студенты-бакалавры с первого года обучения изучают английский язык, со второго — французский, немецкий или испанский. На первом курсе все студенты изучают греческий и латынь и при желании могут факультативно продолжить занятия на старших курсах. Программа предусматривает курсы лекций и мастер-классы на иностранных языках под руководством российских и иностранных профессоров. Студенты также имеют возможность слушать и перезасчитывать курсы, читаемые на образовательной онлайн-платформе Coursera.

Наконец, наши бакалавры — активные участники международных обменных программ. Партнерами Школы философии являются:

  • Университет Париж-Сорбонна (Франция)
  • Университет Кана, Нижняя Нормандия (Франция)
  • Университет Неймегена (Голландия)
  • Университет Кёльна (Германия)
  • Университет Дж. Мейсона (США)
6. Возможность с первых курсов участвовать в научной деятельности университета и пробовать себя в качестве преподавателей

Все заинтересованные в академической деятельности студенты могут стать участниками научно-учебных групп, стажерами-исследователями или лаборантами в исследовательских лабораториях, а также принять участие в волонтерских образовательных проектах для школьников, в ходе которых студенты приобретают бесценный опыт общения с учебной аудиторией.

Кроме того, наши студенты-бакалавры имеют возможность уже в процессе обучения попробовать себя в академической деятельности в качестве ассистентов преподавателей, помогая им в подготовке семинаров по философии на нефилософских факультетах, а также ведя занятия по философским дисциплинам в Лицее НИУ ВШЭ. Многие из них в дальнейшем выбирают академическую карьеру, продолжив обучение в магистратуре «Философия и религиоведение», а затем и в аспирантуре. Это наш «кадровый резерв»!

7. Широкие возможности для трудоустройства

Бакалаврское философское образование, хотя и имеет специализацию, ориентировано главным образом на развитие широких компетенций, необходимых для любой профессии. Поэтому наши бакалавры успешно поступают на различные магистерские программы как в НИУ ВШЭ, так и в других вузах России, ближнего и дальнего зарубежья. Выпускников нашего бакалавриата можно встретить среди магистров факультетов права, экономических и социальных наук и др.

Места возможного трудоустройства наших выпускников:

  • Научные учреждения гуманитарного профиля
  • Учреждения высшего и среднего образования
  • Органы государственной и муниципальной власти
  • Общественные и государственные организации
  • Музеи, архивы, культурные центры, библиотеки
  • СМИ, издательства, информационно-аналитические центры

 

Анастасия Ястребцева, к.ф.н., PhD, доцент Школы философии

«Философское» отношение к жизни, вырабатываемое в процессе обучения философии, закаляет человека, делает его психологически более устойчивым к вызовам современного мира, способным адаптироваться к новым условиям существования. Кроме того, настоящая философия требует трезвости ума и хорошей памяти. Философы умеют слушать и учиться, знают цену своему и чужому труду, владеют языком и пером. А такие люди найдут работу в самых разных областях — от менеджмента до дипломатии, они могут стать самыми разными специалистами — от журналистов, издателей и редакторов журналов до аналитиков в различных общественных сферах (культура, спорт, политика, наука).

Если у вас остались вопросы о программе, их можно задать на вебинаре, который пройдет 18 июля в 12 часов. Подробнее. 

www.hse.ru

Философия — бесполезная наука — Татьянин день

 

- Владимир Васильевич, расскажите, пожалуйста, где востребованы выпускники философского факультета? Ведь Вы, наверное, знаете шутку о том, что на философском учат преподавателей философии, которые потом учат других преподавателей философии...

- Представление о том, что философия является самой бесполезной наукой, на самом деле не является лишь негативной характеристикой. Вспомните нашу сегодняшнюю жизнь, как много всего у нас нацелено на прагматику. Философия в этом смысле - действительно бесполезная наука, в том смысле, что она не ориентируется на сиюминутную прагматическую пользу. Она учит человека созерцать мир, а значит любоваться им. Кроме того, философия во многом пересекается с религией, ибо она воспитывает душу.

Мы в дипломе пишем «Преподаватель философии. Философ», но я всегда говорю: «То, что Вы станете преподавателем философии, мы гарантируем, а станете ли Вы философом - это другой вопрос». 

 
 В центре - декан философского факультета МГУ Владимир Миронов

А теперь что касается практической деятельности: философия на самом деле и к практике имеет отношение. Дело в том, что сегодняшний мир во многом является миром коммуникативным, и человек, который может вступать в коммуникацию, имеет хороший старт. Философия обучает человека ориентироваться в коммуникативной ситуации - будь то бизнес, будь то политика, будь то деятельность, связанная, с образованием.

Конечно, из людей, которые оканчивают сегодня философский, мало кто идёт работать преподавателем - государство мало за это платит, но устраиваются очень хорошо: от Натальи Тимаковой, которая работает пресс-секретарём Президента, Валдиса Пельша, который ведёт музыкальные передачи, Ирины Богушевской, которая поёт песни, до представителей бизнеса.

Когда я встречаюсь с выпускниками, часто спрашиваю: «Вот Вы стали крупным бизнесменом. Если бы Вы повторяли свой путь, Вы бы выбрали философский факультет?» Они, как правило, отвечают: «Да».

- Как на преподавании философии на факультете скажется переход на Болонскую систему?

- Я критик Болонской системы и посещающие меня иногда сомнения, а вдруг я не прав, были развеяны, когда в конце прошлого года состоялась целая серия демонстраций студентов в Западной Европе, в частности, в Германии в этом приняло участие около 380 000 студентов. Лозунгами этих выступлений были слова о том, что мы теряем фундаментальное образование, скатываемся в платное образование, кому нужны эти бакалавры, и прочее, и прочее, и прочее. Это одна проблема.

Вторая: Болонские принципы формально ничего не предписывают, это некие пожелания, но наша страна избрала наихудший вариант. Бывший министр образования Владимир Филиппов сказал в обращении к представителям ЮНЕСКО следующее: « Я прошу прощения у коллег из Совета Европы, из ЮНЕСКО, но я должен откровенно сказать: я считаю, что от вступления России в Болонский процесс вузы в большой степени потеряют. Но и стоять в стороне от этого процесса мы тоже не можем». Давайте посмотрим на истоки Болонской системы. На Западе огромное количество мигрантов, их надо интегрировать. Проще всего это сделать через образование. Но, поскольку мигрантов много, надо понимать, что включить всех в некую элитную систему образования трудно. Поэтому нужно систему понизить, например, до уровня бакалавра. И тогда все смогут учиться. Фактически бакалавриат - это пролонгированное среднее образование.

- Но зато образование становится универсальным, признаваемым во всем мире.

- Я часто привожу такой пример: как-то приезжавшие французы убеждали меня в том, что всё должно быть в единой системе, узнаваемо. Я им задал простой вопрос: «Вы любите своё французское вино?» Они говорят: «Да». «А вот представьте, что европейский рынок отменит национальные вина и введёт, например, среднеевропейское вино?». Французы задумались. «Почему же, - сказал я, - мы должны так поступать с образованием? Ведь это материя более сложная».

- И все же: усредненность для России неизбежна?

- Государство сейчас нашло хороший ход - особый статус Московского и Санкт-Петербургского университетов, позволяющие им разрабатывать свои стандарты, вне общей системы, что, наверное, позволит в МГУ сохранить высокое качество преподавания. Скорее всего мы в основном будем выпускать полных магистров, продолжительность учебы которых составит 5-6 лет.

- Какие сложности Вы предвидите на своём факультете? В любом случае придется менять программу.

- Нами подан в Минобрнауки такой стандарт, который позволяет внутри его иметь два профиля. как бы два стандарта для философского факультета. Один - где доминируют кафедры теоретического плана: история, философия, онтология и теория познания, логика, методология; другая линия - то, что Аристотель называл прикладными дисциплинами: этика, эстетика и так далее. Но преимущество возможной новой модели, предлагаемой Виктором Антоновичем Садовничим - это то, что за счёт общего увеличения количества часов будет увеличена вариативная часть для студентов. Сейчас у нас жёсткий учебный план и небольшой процент дисциплин по выбору. В будущем мы уменьшим количество жёстких дисциплин, а выборная часть будет делиться на две линии. Первая линия - это выбор студентами по кафедрам. Например, человек специализируется по кафедре онтологии и теории познания, но некоторое количество дисциплин он должен прослушать по другим кафедрам.

А вторая линия ещё более свяжет университет в единое целое, ректор называет это созданием интегративных площадок: студент должен будет прослушать курсы на других факультетах или даже в институтах, например, в ГАИШ, в Институте человека и так далее. Это такая модернизированная идея средневекового универсума.

- Сейчас философский факультет - единственный, где такой междисциплинарный подход реализуется: например, в аспирантуру философского факультета можно поступить и естественнику. Много ли людей выбирает такой путь? И что он даёт на Ваш взгляд?

- Ребята приходят, хотя не так много. Но есть парадокс. Допустим, человек кончил физический факультет, приходит к нам в аспирантуру. Что мы от него ждём, как от будущего философа? Что он будет заниматься философскими проблемами физики, поскольку он её хорошо знает. Но ребята, которые приходят с других факультетов, уходят в сферы, очень далеко отстоящие от науки.

Трактовки философского факультета как факультета чисто гуманитарного - ошибочная позиция. Вспомните: Декарт, Лейбниц, Пифагор... Когда мама с папой приводят абитуриента по принципу «не знаешь математики - иди на философский», из этого выходят неприятные вещи.

- Надо заметить, что у большинства очень смутные представления о философии.

- То, как преподаётся философия вне философского факультета, а тем более вне университета - это особая боль. Я сейчас скажу странную вещь: я бы запретил в вузах систематическое преподавание философии. Я бы исходил из того, что философия - такая дисциплина, интерес к которой должен проснуться в самом человеке, а наша задача разбудить в нем интерес. Ясперс говорил: «Философия начинается с детских вопросов». Поэтому если есть хороший эстетик в вузе - пусть читают эстетику, есть хороший историк - пусть читают историю, пробудится интерес - человек сам придёт к философии.

- Считается, что философский факультет идеологически «обслуживал» советскую власть. Удалось ли полностью преодолеть это наследие?

- Действительно, факультет на уровне орбыденного сознания воспринимался как идеологический. На определённой стадии для поступления даже требовалась рекомендация обкома партии! Но было в этом одно «но»: философия - это свободное внутреннее мышление. А внутренне свободным человек может быть при любом строе.

В советское время на философском факультете можно было читать литературу, которую в силу идеологичности формально была запрещена на других. Например, Сартра, Ницше, Библию.

Андрей Кураев, ныне протодиакон, который у меня учился, окончил кафедру атеизма, потому что на атеизм часто шли люди, которые хотели знать религию. А её можно было там узнать. Там был кабинет, где свободно стояла Библия. Много действующих священников окончили эту кафедру.

Философский факультет как раз в период застоя дал огромное количество диссидентов. То есть, людей, которые как раз выступали с критикой идеологии. Даже были судебные процессы, связанные с этим, и факультет пытались закрыть, потому что система сделала ошибку: уж если вводили рекомендации обкома, то надо было и брать их обратно, пришёл, отучился, вернулся туда. А это было невозможно. В результате студенты становились свободно мыслящими людьми.

Конечно, сейчас факультет сильно изменился. Не стало кафедры марксистско-ленинской философии, хотя я очень высоко ценю Маркса как фигуру.

- Из тех, кто был примером свободомыслия в советское время, здесь учились Мамардашвили, Зиновьев, Щедровицкий. Их наследие удалось инкорпорировать в учебную программу, оно востребовано?

- Это тоже непростой вопрос. Зиновьева на философский факультет как раз я возвращал, благодаря поддержке Виктора Антоновича; мы с ним даже дружили - это человек очень высокого уровня интеллекта. Он не был штатным работником университета, работал в Институте философии, а здесь был на полставки. Но была «школа Зиновьева», то есть, огромное количество людей, которые домой к нему ездили. Зиновьев оказался удивительной фигурой: он страшно не любил слово «диссидент», просто ненавидел его, но был всегда диссидентом. Был такой эпизод: когда он приехал в Германию, собралась огромная аудитория - он должен был читать серию лекций. Что ждали от человека, которого выгнали из Советского Союза? Ждали критики Советского Союза. А он прочитал лекцию по логике. Через пару лекций никто уже не ходил. Он не вписался и в диссидентский мир, ведь там тоже были свои начальники. Он начал говорил о проблемах советского мира, но говорил и о том, что действительно великого здесь было, кто был виноват в разрушении этой великой страны.

Когда он вернулся сюда, началась борьба правых и левых. Он и тем, и другим дал отпор. Он вообще был человеком, который ни с кем не соглашался, говорил: «Я создал Бога внутри себя», и этому всегда следовал, хотя не был человеком воцерковлённым в полном смысле слова.

Теперь что касается наследия. Он был признанным мировым логиком, занимался проблемами этики. Феномен Зиновьева, на мой взгляд, интересен тем, что он олицетворял собой философию поступка.

У меня был случай, когда я был начальником курса: студент «заложил» другого студента, рассказав, что тот по ночам слушает «Немецкую волну» и записывает «Зияющие высоты». Мы вызвали этого студента, он принёс свои тетрадки. Мы тогда с Вячеславом Александровичем Бочаровым, преподавателем логики, пошли, пардон, в мужской туалет и сожгли их. Через три дня к нам приходят сотрудники КГБ и говорят: «А где?» Мы им отвечаем: «Рукопись уничтожена путём сожжения». Мы спасли этого парня, его даже не исключили, а за это его бы исключили однозначно. Это вот расходящиеся круги. Хотя в самих «Зияющих высотах» с современной точки зрения какой-то оголтелой критики не было. Это было произведение, которое критиковало внутренний мир, философский в частности.

Что касается Мамардашвили, он входит во многие программы, есть те, кто влюблены в эту концепцию в большей степени, есть те, кто в меньшей, но то, что он как фигура вошёл - это безусловно.

К концепции Щедровицкого я отношусь сдержанно. Я бы не стал каким-то образом здесь ранжировать эти фигуры. Кроме Зиновьева, Щедровицкого, Мамардашвили были другие - например, Пятигорский.

Все эти люди внесли свою лепту, понятно, что многим из них пришлось тяжело на факультете, а многие даже были изгнаны по идеологическим соображениям. Но все они состоялись как философы. Я не считаю, что мы должны что-то обязательно интегрировать. Философия свободная наука и каждый найдет своего философа.

- Вопрос про другую фигуру, современную: диакон Андрей Кураев, который преподаёт на вашем факультете - чрезвычайно популярен. Как Вы оцениваете его роль?

- У Андрея Кураева всегда мощно выполнял миссионерскую функцию и имеет для этого безусловный талант лектора и мыслителя. Это человек, который отстаивает определённые ценности, причём очень жёстко, кстати говоря, его мнение часто шло вразрез с мнениями внутри Церкви.  Он глубоко разбирается в проблеме веры и знания. Я оцениваю его очень высоко, но при этом должен отметить, что рационалистическая струя внутри его сознания кажется мне доминирующей. Я бы назвал его классическим теологом.

- Имеет ли смысл введение теологии в список ВАКовских дисциплин?

- Здесь есть предыстория. Я - председатель экспертного совета ВАК, и я был противником введения теологии в вузах, когда её вводили. Для меня странно само понятие светской теологии. Нерешенным оказывается и вопрос о том, кем смогут работать люди с такой специальностью. Сильных работ по теологов сейчас мало, и если в  центральных вузах действительно можно собрать лучших теологов, то на периферии - нет.

Поэтому я бы действовал по-другому. Если уж выводить теологию на такой уровень, то надо вводить отдельный факультет, причем только в избранных университетах. Это могло бы обеспечить качество.

Что касается ВАК, здесь есть две позиции. В своё время была попытка ввести теологию внутри философии, что мне казалось неправильным.

Если вводить теологию в ВАКе, то нужно ее делать отдельным направлением, не связанным с другими. Тогда можно будет развести и конфессиональные вопросы. В данный момент реформа ВАК,  насколько я понимаю, подошла к  оригинальному решению, которое, может быть, эту проблему снимет.

Михаил Петрович Кирпичников, председатель ВАК и декан биологического факультета предлагает создать три блока аттестации: традиционный, относящийся к наукам, блок аттестации, имеющий отношение к бизнесу, и духовный, касающийся теологии и подобного. Эта схема, в принципе, могла бы сработать, но я бы дополнил ее введением некоторой «табели о рангах». То есть доктор теологии должен по статусу быть приравнен к доктору, допустим, философии, просто к доктору наук.

Внутри православия у многих людей скептическое отношение к тому, что теология будет в ВАКе. Они боятся того, что теологии будет придаваться всё более светский характер, она уйдёт от вопросов теологических и будет пребывать на стыке религиоведения и теологии.

- Сейчас религиоведение становится популярным, есть даже религиоведческое общество на факультете. Какими Вы видите его перспективы этих начинаний?

- Общество религиоведения - фактически общественная организация. Она достаточно самостоятельная, жёстко к факультету или к кафедре не привязана. Возглавляют общество наши аспиранты и студенты, и мы предоставляем им все возможности, которые есть.

Интерес к религиоведению есть, но здесь мы должны сломать стереотип преподавания религиоведения только как теоретической дисциплины. Здесь нужны и полевые исследования, и практика, тогда, я думаю, ребята на религиоведение пойдут ещё больше.

- Какие кафедры сейчас наиболее популярны у студентов?

- Как ни меняется время, самыми популярными остаются кафедры истории философии, кафедра онтологии и теории познания, кафедра логики, кафедра истории и теории мировой культуры, кафедра социальной философии. Иногда это модифицируется: был, например, всплеск интереса к русской философии, потом был спад этого интереса...

-. Сейчас ведутся дискуссии о необходимости и целесообразности университетов как таковых. Каково Ваше мнение по этому поводу? Университеты должны сохраняться?

- Университеты, безусловно, должны сохраняться. Конечно, то, что в нашей стране каждая шарашка называется университетом - абсурд. В этом контексте указ, который Президент сейчас подписал об особом статусе МГУ и СПбГУочень важен. Я считаю, что должна быть выстроена иерархия: мощный университет, средний университет и то, что вообще-то университетом не является, что нужно называть иначе...

Сегодня автономия университета подвергается сомнению, потому что деньги выделяются большие, и государство хочет контролировать те деньги, которые вкладывает. Но если государство доведёт это до упора, превратит университет в проектную систему, - например, я вам даю деньги, а вы мне через две недели даёте результат - университет саморазрушится.

Кто бы сегодня субсидировал Эйнштейна, который по отношению к классической физике был непонятно кем, работник патентного бюро? Поэтому разговоры о том, что надо контролировать использование денег в фундаментальной науке, на которой базируется университет, не срабатывают. Люди могут очень долго якобы ничего не делать, а потом совершить открытие.

Не надо забывать, что университет наряду с другими функциями выполнял ещё культурную функцию. Это больше, чем просто организация, обеспечивающая преподавание, или, как сейчас говорят, «образование как сфера услуг». Академический консерватизм - это нормально, так как он опирается на традиции. Будем надеяться, что это всё сохранится.

Министр образования недавно выступил с заявлением, что будет закрывать университеты, в которых до пятисот человек. Часто такие университеты базируются на полставочниках. В университете же одна из главных функций - воспроизводство преподавательского состава из самих себя, это признак хорошего университета.

Сегодня говорят: вот, работодатель должен определять образовательные запросы. Но работодатель не будет платить за классическую филологию или за философию. Кому она нужна? Работодатель будет платить за юристов, за экономистов, за политологов. Но это очень опасная тенденция.

- В этом году на Татьянин день студенты и деканы обратились к ректору и Патриарху с просьбой открыть храм на Воробьёвых горах. Как Вы к этому относитесь?

- Я скептически к этому отношусь. Во-первых, у университета уже есть очень хорошая домовая церковь - храм святой мученицы Татианы. Создание ещё одного духовного центра, мне кажется, нарушит традицию наличия своей церкви для студентов и преподавателей.  Во-вторых, такое строительство может всколыхнуть межконфессиональную проблему, например, также справедливое желание построить мечеть. Я к такой инициативе отношусь сдержанно и не очень верю, что она отражает желание действительно большого количества людей, а тем более большинства сотрудников университета. Если есть идея создать храм, то надо его создавать самим, не привязывая к государственной образовательной структуре.

www.taday.ru

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *