Эсеры государственное устройство: ЕГЭ. История. Термины. Партии. Эсеры

Содержание

ЕГЭ. История. Термины. Партии. Эсеры

 

Партии. Эсеры

Предвыборный плакат партии эсеров,1917 г.

Название партии

Партия русских социалистов-революционеров — эсеры.

Девиз: « В борьбе обретёшь ты право своё!»

Годы существования

1901-  1921

Социальная база

Численность

Максимальная – 60 тыс. человек в 1905 и до 500 тыс. в 1917, после октября — до 1 млн.

 

 

Лидеры

Программа

Эсеры- продолжатели народничества, суть которого: переход России к социализму, минуя капитализм.

Выступали за демократический социализм: демократия должна выражаться через представительство организованных производителей благ- профсоюзы и организованных потребителей- кооперативные союзы, а также организованных граждан .

  1. Государственное устройство

Уничтожение самодержавия. Демократическая республика. Парламент + органы самоуправления. Автономия областей. Федерация.

Выбор чиновников

  1. Политические свободы и преобразования

Гражданские свободы

Свобода слова, печати, собраний, союзов

Всеобщее, прямое, тайное, равное избирательное право с 20 лет

Отмена сословий

Равенство всех перед законом

Свобода совести

Отмена цензуры

Неприкосновенность личности и жилища

  1. Национальная политика

Право наций на самоопределение

  1. Аграрный вопрос

  • Отмена частной собственности на землю

  • Социализация земли: передача её общине без права выкупа земли, превращение земли в общенациональное достояние.

  • Уравнительно-трудовой принцип распределения земли

  1. Рабочий вопрос

  • Государственное соцстрахование

  • Рабочий день- 8 часов

  • Установление минимальной заработной платы. Повышение зарплаты

  • Запрет сверхурочных работ

  • Ограничение женского и детского труда

  • Активная защита прав рабочих профсоюзами

Методы и средства борьбы

Сочетание легальных методов с нелегальными — насильственными, прежде всего индивидуальным террором.

«Боевая организация», во главе — Е.Ф.Азеф (в 1908г. разоблачён как провокатор). Убийство: В.К.Плеве — министра внутренних дел, Н.М.Богдановича- уфимского губернатора, великого князя Сергея Александровича.

Деятельность после Февральской и Октябрьской революции 1917 года

  • Партия составляла большинство ( вместе с меньшевиками) в Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов.

  • Выступала за поддержку Временного правительства, коалицию с буржуазными партиями

  • В состав Временного правительства входили эсеры: А.Ф.Керенский, В.М.Чернов и др.

  • Октябрьскую революцию большинство эсеров не приняло, партия раскололась.

Печатный орган

  • Газета «Дело народа»

  • Газета «Революционная Россия»

  • Газета «Знамя труда»

  • Журнал «Вестник русской революции»

Материал подготовила: Мельникова Вера Александровна

 

 

Красный Баку.

Эсеры — sandinist — LiveJournal

Очередная глава из книги азербайджанского историка Ирады Багировой «Политические партии и организации Азербайджана в начале ХХ века»  (Баку, изд. «Элм», 1997 год).

Предыдущая глава — здесь

 Партия эсеров, официально заявившая о своем образовании в 1902 г., явилась наиболее крупной партией русского неонародничества, появившись на обломках уцелевших после репрессий 1882 г. кружков «Народной воли». На Кавказе эсеры появляются отдельными единицами и группами в 1901-1902 гг. в Баку и Тифлисе. 

По признанию самих эсеров, первоначально их работа была затруднена тем обстоятельством, что рабочие в этом регионе привыкли отождествлять революционеров с социал-демократами. Но это препятствие было преодолено благодаря многочисленной литературе, присылаемой сюда, а также приезжающими в Закавказье профессиональными пропагандистами и организаторами. В частности, в 1901-1902 гг. в Баку приезжал видный эсеровский деятель C. И. Барыков для налаживания связей с существовавшими здесь с конца 90-х гг. XIX в. кружком ‘»Народное право», составленным из бывших народовольцев М. А. Натансона, О. В. Аптекмана, Н. М. Флерова и др. С их помощью летом 1903 г. в Баку образовался первый эсеровский кружок, который к началу 1904 г. оформился в группу эсеров.

Влияние эсеров на трудовые массы в эти годы было довольно слабым, что отчасти объясняется отсутствием до 1906 г. ясно сформулированной программы партии (в 1904 г. был опубликован в газете «Революционная Россия» лишь проект программы), а также малочисленностью самой эсеровской организации. Согласно недавним подсчетам советских историков в Бакинскую группу эсеров в 1903 г. входило всего 6 человек.

Однако уже со следующего года деятельность бакинских эсеров значительно активизируется. Увеличивается число членов группы (до 17 человек), по социальному положению это были представители демократической интеллигенции и служащие, а также двое рабочих. Руководящую роль в организации играли студент В. Ризель, А. Иванов и М. Прокофьева.

Развивается издательская деятельность эсеров, выпускаются листовки в поддержку забастовок, террористической тактики дашнаков, а в дальнейшем и брошюры, распространяемые среди средних слоев городского населения, рабочих и матросов Баку, Елисаветполя и  Шуши. К концу 1903 г. бакинские эсеры располагали уже собственной типографией.

Отличительной чертой бакинских эсеров была их социальная база, состоящая преимущественно из рабочих и моряков Каспийского торгового флота, а также учащейся молодежи. В деревне, среди крестьян практически никакой работы не велось в основном из-за отсутствия кадров, владеющих азербайджанским языком. Национальные же эсеровские организации возникли несколько позже. Тем не менее эсеры пытались наладить работу и в уездных, и в губернских центрах Азербайджана.

Весной 1904 г. при активном участии преподавателя Шушинского реального училища П. Стабровского была образована »Объединенная группа социал-демократов и социалистов-революционеров», наладившая выпуск листовок преимущественно эсеровского направления. Но группа просуществовала недолго и после отъезда П. Стабровского из Шуши распалась. Впоследствии в 1905-1907 гг. эсеровские организации были созданы также в Елисаветноле и Закаталах.

До 1905 г. деятельность эсеров в Баку была отмечена их участием в декабрьской стачке 1904 г., в которой они выступили совместно с шендриковцами против БК РСДРП, участвовали в актах экономического террора и призывали рабочих к вооруженным выступлениям, несмотря на отсутствие у последних оружия. Организационно Бакинская эсеровская организация оформилась в 1905 г. Бакинский комитет ПСР состоял из 15-17 человек и подразделялся на 3 части: 1) центральные члены; 2) пропагандисты и 3) руководители рабочих кружков. Руководящим органом всей организации была «Центральная сходка», которая избиралась общим собранием членов организации сроком на 6 месяцев. «Сходка» решала как общие, так и текущие вопросы, в частности, устройство демонстраций и массовок, объявление забастовок, распределение пропагандистов и т. п.

Численность эсеров к началу 1905 г. достигала 100 человек. В своих теоретических воззрениях бакинские эсеры в основном разделяли взгляды своих идеологов В. Чернова, И. Иванова-Разумника, Е. К. Брешко-Брешковской и др. Их представления о социалистическом обществе, которое они считали конечной целью своей борьбы, базировалось с одной стороны, на народнических теориях конца XIX в., а с другой стороны, вобрали в себя многие положения марксизма. Это касалось прежде всего социально-экономического устройства будущего общества, которое предполагало уничтожение частной собственности на средства производства и землю, обобществление производства, коллективную форму организации труда, уничтожение эксплуатации человека человеком и пр.

Как и социал-демократы, эсеры считали, что социализму должно предшествовать капиталистическое обобществление производства. Сходство с социал-демократами было еще и в том, что эсеры, точку зрения которых выразил В. Чернов, рассматривали революцию, как захват власти. То же самое утверждал Ленин, именно с этой целью создававший свою партию, в то время, как ни одна из партий II Интернационала не ассоциировала совершение революции со своим приходом к власти.

Но, в отличие от марксистов, выдвинувших принцип централизованного государственного руководства социалистической экономикой, эсеры рассматривали социалистическое общество как союз самоуправляющихся производственных ассоциаций в промышленности. В сельском хозяйстве же это должны были быть прежде всего крестьянские общины и производственные артели. Вопросы распределения и потребления общественного продукта выдвигались эсерами на первый план в противовес марксистско-ленинской концепции примата производства над потреблением. Отсюда вытекало и отношение эсеров к средствам и орудиям производства и к субъектам этого производства, в корне противоположное точке зрения социал-демократов (во всяком случае до 1917 г.).

 Вот что писали бакинские эсеры по поводу отношения социал-демократов и своего собственного к главным движущим силам будущей «социальной» революции — рабочему классу и крестьянству. «Социал-демократы к рабочему классу причисляют всех тех, кто не обладает орудиями производства. Таким образом, вместе с рабочим классом директор фабрики тоже оказывается принадлежащим к рабочему классу, потому что он ведь не собственник той фабрики, которой управляет. Зато крестьяне, по воззрению с.-д., принадлежат не к рабочему классу, а к буржуазии — и это по той причине, что они обладают своими средствами производства: сохой, бороной, лошадью, кое-какой землицей, так что, по их мнению, можно в деле социализма рассчитывать только на пролетариев, т.е. наемных промышленных рабочих… А крестьяне, на их взгляд, народ для социализма безнадежный, поскольку мечтают только о частной собственности… Но все равно их ждет обезземеливание. Кулацкое хозяйство подорвет их, и они станут наемными рабочими. Тогда-то они и поймут, что в социализме единое спасение «.

 Первоначальное игнорирование социал-демократами роли крестьянства в социалистической революции, составлявшего 90%  трудового населения России, было использовано эсерами как главный козырь в борьбе с ними и в популяризации своей аграрной программы. Интересно отметить, что социал-демократы, и в частности, большевики, производившие после Октябрьского переворота насильственное обобществление земли и взявшие на вооружение эсеровскую аграрную программу, в тот период выступали за переход крестьянских хозяйств в полное подворное владение по типу Западной Европы. В этом эсеры видели главную ошибку социал-демократов, «почти целиком перенесших на Россию немецкое социал-демократическое учение, не позаботившись сообразовать его с особыми условиями русской жизни».

 В листовке бакинских эсеров, выпущенной в 1904 г., говорилось: «Чем мы отличаемся от ПСД (партии социал-демократов) — тем, что не считаем крестьян, живущих исключительно своим трудом, мелкими буржуа… кроме того, тем, что признаем законным и дозволенным в борьбе с царским правительством организованный террор, т.е. организованное убийство царских слуг… Мы признаем все способы борьбы, начиная с мирной стачки и кончая вооруженной демонстрацией».

Основное и главное условие перехода к социализму эсеры видели в укреплении сельской общины, являющейся оплотом крестьян от всякого рода грабителей и гарантирующей всеобщее равенство. Причем этот путь, по их мнению, был более безболезненным, чем путь пролетариата, осуществляющего революцию путем отнятия орудий производства у капиталистов. «Утверждения с.-д., что крестьяне неизбежно превратятся в пролетариев, ложны. И действительно, в других странах не оправдались ожидания с.-д., крестьянские мелкие хозяйства хоть и бедствуют, а не исчезают и почти нигде не уменьшаются в числе. Кроме того, как там, так и у нас уже имеющиеся сельские батраки оказываются гораздо менее, чем остальные крестьяне, склонны к социализму: в деревенской глуши до них с трудом доходят знания, их трудно соединить в союзы, непосильный труд и т.п.»

Крестьяне, по мнению эсеров, не пойдут за политическими лозунгами социал-демократов без главного требования — передачи всей земли в общинно-передельное пользование крестьян, т.е. «социализации» земли. Отрицая идею гегемонии пролетариата в социалистической революции и считая её главной движущей силой крестьянство, эсеры в то же время отводили существенную роль в этом процессе интеллигенции, являясь сами в большей части выходцами из этой среды. Они выдвинули идею «троицы», или «триединого класса» в будущей революции — интеллигенция, пролетариат, крестьянство.

Вместе с тем эсеры отрицали буржуазно-демократический этап революции, отождествляя буржуазию с самодержавием, и выступали с призывами совершить «социальный переворот», утопически предполагая в результате его прийти к социализму, минуя капитализм. Это особенно касалось левого крыла эсеров, так называемых максималистов, о чем пойдет речь дальше.

«В России нет сил для совершения буржуазной революции, писали эсеры. — В России или совсем не будет революции, или она будет социальной». I съезд партии эсеров, состоявшийся в январе 1906 г., принял программу партии, по которой ближайшей задачей партии объявлялось установление демократической республики, предполагающей «социализацию» земли и ряд мер по улучшению положения рабочего класса, т.е. программа-минимум и программа-максимум социал-демократов были объединены в одно целое. При этом эсеровская программа содержала много элементов социального реформизма, особенно проявившихся в последующие годы. Так, главный теоретик эсеров В. Чернов, начиная с 1906 г. стал выдвигать идею «органической работы пролетариата и крестьянства в недрах старого строя» с помощью создания так называемых рабочих синдикатов, которые «должны постепенно отобрать у государства и местных самоуправлений все их действительно полезные для рабочих функции и оставить их в положении выеденного яйца, после чего останется только разбить эту пустую скорлупу и дать место свободному развитию уже подготовленного эмбриона нового мира».

 Таким образом, идеологи эсеров уже начали допускать мысль об органическом врастании социализма в капитализм. В целом же теоретические воззрения эсеров отличались крайней непоследовательностью, обусловленной промежуточным состоянием их идеологии между народничеством и марксизмом, а в дальнейшем допускающей и элементы либерального реформизма. Основным и доминирующим на протяжении всей деятельности партии эсеров тактическим приемом был индивидуальный террор. Еще до образования партии в 1901г. была создана Боевая организация эсеров для осуществления крупных актов так называемого «центрального террора».

 Началом применения индивидуального террора как тактики партии явилось покушение на министра внутренних дел Сипягина в апреле 1902 г. После опубликования статьи «Террористический элемент в нашей программе», выпущенной затем в виде брошюры, где было заявлено, что террористические акты должны быть поддержаны партией, которая  берет на себя «нравственную ответственность за них», индивидуальный террор официально был признан одной из форм борьбы партии.

Аргументация в отношении террора у эсеров была самой разнообразной: он объяснялся и средством дезорганизации правительства, и неуловимостью террористов, перед которыми власти бессильны, и эксцитативным средством (возбуждающим народные массы), и невозможностью мирных способов борьбы с правительством. I съезд партии эсеров в резолюции о тактике партии принял решение о продолжении индивидуального террора, который может быть прекращен только с завоеванием политических свобод. Но эсеры отменяли осуществление терактов, вернее, объявляли об этом, в разные периоды относительного ослабления правительственного контроля: после издания Манифеста 17 октября 1905 г., во время выборов в I и II Государственные Думы и т.п., затем возобновляли их с ещё большей силой. Только за время с 1 января 1905 г. по 1 декабря 1907 г. ими в целом по России было совершено 233 террористических акта, жертвами которых стало 242 человека, из них 162 были убиты и 80 ранены.

В 1905 г. была создана боевая дружина и при Бакинской эсеровской организации. В течение этого года она совершила несколько терактов, в числе которых было и покушение на тифлисского градоначальника Ковалева, совершенное вместе с грузинскими эсерами. В феврале 1905 г. Бакинский, Тифлисский, Кутаисский и Батумский комитеты эсеров объединились на Тифлисской конференции в Кавказский Союз П. С. Р. с целью большей согласованности действий. Террористические акты предпринимались бакинскими эсерами в разных видах, в том числе и во время частичных или всеобщих забастовок. Так, во время августовской стачки 1905 г. они так же, как и в конце 1904 г., объединились с шендриковцами и приняли участие в поджогах нефтепромыслов, объясняя эти акты тем, что нефтепромышленники не вняли их предупреждению о принятии мер в обеспечении рабочих человеческими условиями существования. В противном случае эсеры в своей листовке угрожали уничтожить промысла, а хозяев убить.

Особенно усердствовали эсеры, возглавляемые Щегловым, Цыбаевым и Кузнецовым, на Биби-Эйбате, где позиции их были наиболее сильны. Свои действия представитель эсеров на I съезде партии объяснял тем, что в условиях, когда капиталисты обрекают рабочих на гибель, »нельзя отрицательно относиться к фабричному террору». В то же время на страницах бакинской прессы эсеры опровергали слухи о требованиях якобы от имени их партии денежных взносов и угроз в адрес администрации предприятий и заявляли, что «экономический террор и экспроприация частных капиталов не входят в число тактических приемов партии».

Во время октябрьской стачки 1905 г., в которой приняло участие большое число среднегородских слоев населения, а также развернулось широкое крестьянское движение в уездах Азербайджана, эсеры также приняли участие. При этом они призывали, как обычно, всех к вооруженному восстанию, совершенно не учитывая реальных возможностей претворения его в жизнь. С агитацией в пользу индивидуального террора выступали эсеры и в период межнациональных столкновений в Баку в феврале 1905 г. В их листовках звучал призыв «бить полицию, бить эту свору разбойников-самодержавцев, бить их днем и ночью, в домах и на улицах».

Значительное место в своей программе эсеры, в том числе и бакинские, уделяли национальному вопросу, который, по их мнению, на практике превращался в вопрос государственный. В программе эсеров было сказано, что партия будет добиваться возможно более широкого применения федеративных отношений между отдельными национальностями, «признания за ними безусловного права на самоопределение, введение родного языка во всех местных, общественных и государственных учреждениях: в регионах со смешанным населением права каждой национальности на пропорциональную своей численности долю в бюджете, предназначенную на культурно-просветительские цели и распоряжение этими средствами на началах самоуправления».

Государственное устройство России эсеры представляли себе в виде национальных государств, объединенных в федерацию. Для национальных меньшинств, как видно из текста программы, предполагалось введение культурно-национальной автономии. Решение национального вопроса в условиях тогдашней России эсеры видели во введении конституции и созыве Учредительного собрания.

Национализм, по их мнению, необходимо было «вырвать из рук господствующих классов и передать в руки трудящихся, облагородить его, очистить от запекшийся крови веков, превратить из орудия вражды и разрушения в орудие солидарности и созидания — созидания храма будущего международного братства». Вместе с тем, они были сторонниками национального государства, объединяющего в себе представителей всех сословий, в чем в корне расходились с социал-демократами и прежде всего с большевиками, которые всегда выступали против идеи объединения пролетарских масс каждой нации со «своей» буржуазией. «Социал-демократ, — писал Ленин, — выдвигает на первый план противоположение: «мы» — пролетарии и «они» — буржуазия».

Национальные государства, объединенные в федерацию, по мнению эсеров, предполагалось создать для народов, имеющих более или менее четко очерченную территорию. Это касалось прежде всего Финляндии, Польши, Белоруссии, Украины и Кавказа. Бакинские эсеры полностью разделяли эти установки своей партии. Их главный орган «Кавказское слово» с первого же номера провозгласил, что газета будет «неуклонно проводить идею автономности Кавказа в свободной федеративной России».

В статье одного из лидеров бакинских эсеров С. Раецкого говорилось о том, что в общем организме русского государства, Кавказ, наравне с другими окраинами должен быть автономен и стоять в отношении метрополии на федеративных началах, а «Федерация Кавказа, говорилось далее в статье, -это вопрос, диктуемый самой жизнью, опытом истории, и ничуть не является измышленным, как думает правительство вкупе в данном случае с некоторыми крайними партиями (имеются в виду большевики — И. Б.)«.

Только в свободном и федеративном Кавказе, утверждали бакинские эсеры, можно достичь мира и покоя для всего населения и уничтожить призрак крови между армянами и мусульманами. «Революция на Кавказе» — это одно ярко выраженное требование — полное освобождение России от цепей реакции и федерация Кавказа».

Национальные эсеровские организации

В октябре 1905 г. впервые увенчались успехом попытки бакинских эсеров создать национальную эсеровскую организацию. Таковая возникла в Баку под названием «Иттифаг».

Согласно полицейским донесениям группа «Иттифаг» существовала и до этого, но не имела определенной программы, и «под влиянием приехавшего из Елисаветполя оратора-мусульманина объявила себя боевой дружиной «Гуммета». Член ЦК ПСР С. Раецкий неоднократно пытался привлечь эту группу на сторону эсеров, но безуспешно. Однако вскоре под влиянием С. Раецкого, а так же члена Бакинского комитета ПСР Вениамина Ризеля «Иттифаг» объявил себя «мусульманской организацией партии социалистов-революционеров» и выпустил по этому поводу прокламации».

Текст самой прокламации не сохранился, но, согласно агентурным сведениям БГЖУ, это произошло из-за принципиальных разногласий эсеров с социал-демократами по поводу террора. По социальному составу азербайджанская организация была близка всем эсеровским организациям и состояла в основном из среднегородских, мелкобуржуазных слоев общества, интеллигенции и рабочих. Лидерами ее, согласно воспоминаниям С. М. Эфендиева, были Р. Шарифзаде, М. Джуварлинский, Р. Меликов. Членом «Иттифага» был назван убитый в одно время с П. Монтиным рабочий Али Гаджи Ягуб оглы (Михаилов), а также Ш. Поладов, студент Мехтиев.

Своего печатного органа азербайджанские эсеры не имели и выступали на страницах газет «Кавказское слово», «Каспий» и пр. По основным программным и тактическим вопросам иттифагисты разделяли взгляды Бакинских эсеров, выступая вместе с ними и подписываясь в совместных листовках, хотя на первый план выдвигали национальный вопрос. Лидеры организации заявляли на страницах бакинской прессы, что главной их целью является просвещение темной массы и свобода для народа. Это, в частности, подчеркивал Р. Меликов (племянник известного журналиста Гасан-бека Зардаби) на страницах «Каспия», опровергая публикации в петербургских газетах с обвинениями «Иттифага» в панисламизме и сотрудничестве с грузинскими федералистами в сепаратистских целях.

Во время межнациональных столкновений иттифагисты вместе с эсерами и другими партиями резко выступили против провокаций властей. В октябре 1905 г. в период обострения политической ситуации и очередного накала армяно-азербайджанских отношений иттифагисты, придерживаясь тактики левого блока, вошли вместе с социал-демократами, БК ПСР и армянскими «спецификами» в «Революционный коалиционный союз» для консолидации сил против черносотенцев и других провокаторов. Была издана листовка, призывающая граждан Баку всемерно содействовать «Союзу» и его деятельности.

 В августе 1906 г. в аналогичной ситуации иттифагисты выступили совместно с БК ПСР и дашнаками и выпустили прокламацию в которой говорилось: «Сейчас положение правительства еще более затруднительно, чем в прошлом году, и оно опять пытается теми же средствами разрядить народный гнев на голове самого народа: снова делаются попытки провоцировать вражду кавказских народностей… Правительство хочет, чтоб мы ослепли, и в этом ослеплении перерезали друг друга. Сплотимся же. В единении сила! Вот наш девиз и наше оружие!».

Иттифагисты так же, как и бакинские эсеры, приветствовали издание царского манифеста 17 октября 1905 г., выступив вместе с БК ПСР на манифестациях и митингах, проведенных в честь этого события на центральной площади города и возвестив о наступлении «желанной эры свободы». Об этом же говорилось в статье Р. Меликова, посвященной шушинским событиям 1906 г. и призывающей дать отпор провокаторам армяно-азербайджанских столкновений.

«Всяким Варфоломеевским ночам, — говорилось в ней, — теперь не место. Это требуется потому, что в жизни нашей произошла перемена — событие 17 октября».

В своих тактических приемах иттифагисты были приверженцами индивидуального террора и анархистских методов борьбы и не пренебрегали в этом даже связями с бандами кочи, чем, по словам С. М. Эфендиева, немало вредили себе в глазах трудящихся масс. Судя по немногочисленным документам, которые удалось выявить, влияние этой организации на массы было довольно слабым, хотя она пыталась наладить контакты и с Елисаветполем, и даже с Казанью. В заявлении арестованного полицией Аликулибека Шахтахтинского говорилось, что азербайджанский студент-медик Мехтиев в Петербурге находится в связях с членами Петербургского комитета ПСР. Согласно имеющимся по этому вопросу исследованиям, «Иттифаг», не имея опоры в массах, перестал существовать к концу 1906 г. Но нам удалось установить, что и в 1907 г. организация продолжала функционировать, выпуская совместные с БК ПСР листовки. Кроме того, еще в 1905 г. появляются листовки организации под названием «Комитета народной обороны соединенной мусульманской интеллигенции», существовавшем и в 1907 г. Некоторые заявления этой организации дают основание считать, что она включала в свой состав и членов «Иттифага».

В своем воззвании «Комитет» призывал мусульман к забастовочной борьбе, выражая надежду на то, что «пелена настолько спала с глаз нашего народа, что он уже стал оценивать все жизненное значение освободительного движения… И близок тот час, когда из его среды выйдут ряды борцов за свободу». В заключении авторы предостерегают азербайджанцев и представителей других национальностей от каких-либо провокаций в отношении мусульман, иначе «мы,  мусульманская интеллигенция в целой совокупности своей, без различия убеждений и оттенков, включая сюда и социалистов-революционеров, сольемся с нашим народом воедино и дадим самый решительный отпор всякой такой попытке».

Воззвания эти были обнаружены при обыске у И. Ашурбекова и других гумметистов, что свидетельствует об объединении их с иттифагистами в определенные моменты, угрожающие национальным интересам. Летом 1907 г. Биби-Эйбатский районный комитет эсеров возобновил набор членов в организацию «Иттифаг», распространяя среди азербайджанских рабочих свою газету «Молот». И в 1908 г. полицией были обнаружены типографские шрифты с эсеровскими воззваниями на азербайджанском языке.

Некоторые сведения о существовании азербайджанской эсеровской Организации относятся к 1911г. Удалось обнаружить лишь одну ее листовку, выпущенную к 1 мая и озаглавленную эсеровским девизом: «В борьбе обретешь ты право свое!». Листовка призывала рабочих объединиться, чтобы дать отпор угнетателям в лице единого фронта правительства и капиталистов. Подпись на листовке гласила: «Социал-революционная партия Мусульманского общества».

В январе 1906 г. с помощью Савелия Раецкого образовалась еще одна азербайджанская эсеровская группа «Эш-шэмс» (Солнце). Группа была малочисленна и состояла главным образом из учеников-азербайджанцев старших классов средних учебных заведений. Она заявила о себе выпуском листовки «Товарищи и граждане!», призывающей прекратить межнациональные распри, спровоцированные бессильным правительством.

«Между мусульманами и армянами г. Баку разные хулиганы и провокаторы распространяют зловредные слухи, и потому рабочая революционная партия «Эш-шэмс» извещает не верить этим слухам. Товарищи, еще дружней удар, еще дружней напор, и победа одержана. Долой правительство, долой провокаторов! Да здравствует Учредительное собрание, да здравствует всероссийская стачка!». Этой листовкой к сожалению ограничиваются сведения о деятельности «Эш-шэмс», просуществовавшей, по видимому, недолго.

Кроме азербайджанской в Баку существовала и другая эсеровская ученическая организация, образованная еще в 1905 г. и названная »Предвестник зари». Организация издавала газету с одноименным названием, а также листовки. Одна из них была посвящена годовщине убийства Александра II и провозглашала террор основным методом борьбы с самодержавием.

(Продолжение следует)

 

«Душите, пока не перестанет дышать» – Огонек № 42 (5488) от 23.10.2017

В год столетия Русской революции незамеченным и неотмеченным остался рубежный этап: 19 октября 1917 года указом Временного правительства в связи с назначением выборов в Учредительное собрание была распущена Государственная дума четвертого созыва (6 октября по ст. ст.) — последняя Дума Российской империи. Ее заседания, правда, прекратились еще до отречения Николая II, но депутаты проводили «частные совещания», частично сохранялся аппарат, так что до рокового Октября последний осколок былой легитимной власти в разложенной революционными пертурбациями стране просуществовал.

Его ликвидация потрясений не вызвала, но вскоре Россия погрузилась в хаос: рухнуло Временное правительство, власть на одной шестой части света узурпировали циничные популисты, Учредительное собрание было разогнано, а потом случилось самое страшное — Гражданская война. «Огонек» продолжает серию публикаций, посвященную драматическим событиям вековой давности

Леонид Млечин

Как часто звучит эта формула: история не знает сослагательного наклонения! А почему, собственно? Разве все в мире предопределено? Если вглядываться в прошлое, то очевидны исторические развилки, когда перед нашей страной открывались разные пути.

«Не будь меня в 1917 году в Петербурге,— записывал Лев Троцкий в дневнике,— Октябрьская революция произошла бы — при условии наличности и руководства Ленина. А вот если бы в Петербурге не было ни Ленина, ни меня, не было бы и Октябрьской революции: руководство большевистской партии помешало бы ей совершиться. В этом для меня нет ни малейшего сомнения».

Троцкий — при всем самомнении — не преувеличивал свои заслуги. 25 октября 1917 года большевики взяли власть в столице под руководством председателя Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов Троцкого. Ленин, спасаясь от ареста по обвинению в работе на немецкий генштаб, летом ушел в подполье. Подготовка вооруженного восстания шла без него. В отсутствие Ленина Троцкий оказался в Петрограде на главных ролях. Он методично привлек на свою сторону весь столичный гарнизон.

Заметим главное: если бы в ту пору в Петрограде не было бы ни Ленина, ни Троцкого (скажем, не смогли бы они в военную пору вовремя вернуться из эмиграции) — Октябрьский переворот вовсе бы не произошел. История России пошла бы иным путем.

Разгон парламента как урок

После отречения императора Россия ждала, когда Учредительное собрание определит государственное устройство, сформирует правительство, примет новые законы. Временное правительство потому и называлось временным, что взялось руководить страной только до созыва собрания.

Выборы, основанные на принципе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования, в воюющей стране — непростое дело. Но провели их в 1917 году почти безукоризненно. Участвовали 44 партии. Депутатские мандаты получили: 370 эсеров, 175 большевиков, 40 левых эсеров, 16 меньшевиков, 17 кадетов, 2 народных социалиста, 80 представителей национальных партий. Общество проголосовало за социалистические партии, но не за экстремизм — ленинцы получили меньше четверти голосов.

До Октября большевики называли Учредительное собрание «подлинно народным представительством». Первое советское правительство назвали «временным рабочим и крестьянским правительством» — до созыва Учредительного собрания. Но через несколько дней слово «временное» забыли. Большевики взяли власть и не собирались ее отдавать.

После Октябрьского переворота Ленин потребовал:

— Надо отсрочить выборы.

Ему возражали:

— Неудобно. Это будет понято как ликвидация Учредительного собрания, тем более что мы сами обвиняли Временное правительство в оттягивании Учредительного собрания.

— Почему неудобно? — возражал Ленин. — А если Учредительное собрание окажется кадетски-меньшевистски-эсеровским, это будет удобно?

Результаты голосования вывели его из себя:

— Власть уже завоевана нами, а мы между тем поставили себя в такое положение, что вынуждены принимать военные меры, чтоб завоевать ее снова.

Всероссийское Учредительное собрание открылось в Таврическом дворце 5 января 1918 года. Дворец заполнили вооруженные матросы и латышские стрелки, верные большевикам. Это Ленин распорядился:

— Мужик может колебнуться в случае чего, тут нужна пролетарская решимость.

Ленин расположился в правительственной ложе. По описанию одного из соратников, Ленин «волновался и был мертвенно бледен, так бледен, как никогда. От этой совершенно белой бледности лица и шеи его голова казалась еще большей, глаза расширились и горели стальным огнем… Он сел, сжал судорожно руки и стал обводить пылающими, сделавшимися громадными глазами всю залу от края и до края ее».

Ленин быстро убедился, что парламент советскую власть не поддержит. Большевики ушли. Депутаты продолжили работу, считая необходимым как можно скорее принять важнейшие законы. Под утро их заставили разойтись и больше во дворец не пустили.

Нарком по военным и морским делам Павел Дыбенко и его заместитель Федор Раскольников утром пришли к Ленину — рассказать, как разогнали Учредительное собрание. Владимир Ильич «долго и заразительно смеялся».

— Разгон Учредительного собрания,— сказал довольный Ленин,— есть полная и открытая ликвидация формальной демократии во имя революционной диктатуры. Урок будет твердый.

Один из руководителей немецких социал-демократов Отто Браун, потрясенный происшедшим, писал в партийной газете «Форвертс»: советский коммунизм, который Ленин навязал России, располагая всего четвертью мест в парламенте, представляет собой «военную диктатуру, равной которой по жестокости и беспощадности не было даже при позорном режиме царей». А еще недавно немецкие социал-демократы были союзниками и единомышленниками российских!

Демонстрацию в поддержку Учредительного собрания расстреляли. Количество жертв установить так и не удалось… Уничтожив парламент, большевики устранили из политической жизни другие партии — конкурентов и соперников.

«После разгона Учредительного собрания,— вспоминал депутат от партии эсеров Владимир Зензинов,— политическая жизнь в Петрограде замерла — все партии подверглись преследованиям. Партийные газеты были насильственно закрыты, партийные организации вели полулегальное существование, ожидая каждую минуту налета большевиков. Большинство руководителей как социалистических, так и несоциалистических партий жили на нелегальном положении».

В следующий раз свободно избранный парламент соберется в России не скоро. Но как мало людей в ту пору сожалели о разгоне парламента!

Иван Бунин описал уличную сценку.

Люди горячо говорят:

— Наш долг был и есть — довести страну до Учредительного собрания!

Дворник, сидевший у ворот и слышавший эти слова, горестно покачал головой:

— До чего в самом деле довели, сукины дети!. .

Ленин точно знал, что ему делать, когда возьмет власть. В отличие от главы Временного правительства Александра Керенского, которому власть свалилась в руки. Тот отказывался подписывать смертные приговоры: как можно распоряжаться чужими жизнями?! А Ленин себе объяснил: без крови власть не сохранить. Он никогда не забывал о врагах. Одна русская революционерка вспоминала, как задолго до революции небольшая группа эмигрантов оказалась в невероятно красивых местах. Все, как завороженные, любовались природой. А занятый своими мыслями Ленин произнес: «А здорово гадят меньшевики!..»

Не наступление Белой армии (она еще не сформировалась), не действия контрреволюции (ее еще не было), не высадка войск Антанты (они сражались против кайзеровской Германии и ее союзников), а собственные представления Ленина о мироустройстве вели его к установлению тоталитарного режима.

Один социал-демократ, слушатель эмигрантской партийной школы во французском городке Лонжюмо, вспоминал, как молодой тогда вождь большевиков предсказывал: в будущей революции меньшевики будут только мешать. После занятия укоризненно заметил Ленину:

— Уж очень вы, Владимир Ильич, свирепо относитесь к меньшевикам.

Все-таки и большевики, и меньшевики входили в одну социал-демократическую партию. Революционеры легко переходили из одного крыла в другое. Разногласия, казалось, касаются лишь тактики и методов.

Ленин, усевшись на велосипед, посоветовал:

— Если схватили меньшевика за горло, так душите.

— А дальше что?

— Прислушайтесь: если дышит, душите, пока не перестанет дышать.

И укатил на велосипеде.

Всех их арестуйте!

Большевики пришли к власти с обещанием раздавить классового врага. Через десять дней после Октябрьского переворота в «Известиях ЦИК» появилась статья «Террор и Гражданская война». В ней говорилось: «Странны, если не сказать более, требования о прекращении террора, о восстановлении гражданских свобод».

На заседании ЦК Ленин недовольно заметил:

— Большевики часто чересчур добродушны. Мы должны применить силу.

14 ноября Ленин выступал на заседании Петроградского комитета партии:

— Когда нам необходимо арестовывать — мы будем… Когда кричали об арестах, то тверской мужичок пришел и сказал: «всех их арестуйте». Вот это я понимаю. Вот он имеет понимание, что такое диктатура пролетариата.

На третьем съезде Советов Ленин объявил:

— Ни один еще вопрос классовой борьбы не решался в истории иначе как насилием. Насилие, когда оно происходит со стороны трудящихся, эксплуатируемых масс против эксплуататоров,— да, мы за такое насилие!

22 ноября он подписал декрет, который отменял все старые законы и разгонял старый суд. Заодно отменили институт судебных следователей, прокурорского надзора и адвокатуру. Декрет учреждал «рабочие и крестьянские революционные трибуналы». Страна вступила в эпоху беззакония — в прямом и переносном смысле. Ленинцы исходили из того, что правосудие служит государству. Политическая целесообразность важнее норм права. Власть не правосудие осуществляет, а устраняет политических врагов.

Трибуналы руководствовались революционным чутьем и социалистическим правосознанием. Если председатель трибунала считал, что перед ним преступник, значит, так и есть. Соратники и подчиненные Ленина по всей стране охотно ставили к стенке «врагов народа и революции». А сам Ленин писал председателю Петроградского совета Григорию Зиновьеву: «Надо поощрять энергию и массовидность террора против контрреволюционеров, и особенно в Питере, пример коего решает».

Разгон Учредительного собрания,— сказал довольный Ленин,— есть полная и открытая ликвидация формальной демократии во имя революционной диктатуры. Урок будет твердый

После покушения на Ленина провозгласили «красный террор». Нарком внутренних дел Григорий Петровский инструктировал местные органы власти: «Применение массового террора по отношению к буржуазии является пока словами. Надо покончить с расхлябанностью и разгильдяйством. Надо всему этому положить конец. Предписываем всем Советам немедленно произвести арест правых эсеров, представителей крупной буржуазии, офицерства и держать их в качестве заложников». Масштабы террора в Гражданскую войну трудно установить. Своими подвигами все хвастались, но расстрельно-вешательной статистики не вели. Однако же разница между тем, что творилось при белых и при красных, конечно, была — в масштабе террора и в отношении к нему. Белый террор был, скорее, самодеятельностью отдельных военачальников. А советская власть декларировала уничтожение врагов как государственную политику. Вот в чем новаторство большевиков: обезличенное уничтожение целых социальных групп и классов.

В сентябре 1918 года представители дипломатического корпуса заявили протест против красного террора. Ответ наркома по иностранным делам Георгия Чичерина заложил традицию советской дипломатии — соединять откровенное лицемерие с наглой бравадой: «Нота, врученная нам, представляет собою акт грубого вмешательства во внутренние дела России. Во всем капиталистическом мире господствует режим белого террора против рабочего класса. Никакие лицемерные протесты и просьбы не удержат руку, которая будет карать тех, кто поднимает оружие против рабочих и беднейших крестьян России».

Когда начались повальные аресты и хватали известных и уважаемых ученых и общественных деятелей, еще были люди, воззвавшие к Ленину: прекратите произвол! Известная актриса Мария Андреева, много сделавшая для большевиков, ходатайствовала об освобождении заведомо невинных. Ленин откровенно ей объяснил: «Нельзя не арестовывать, для предупреждения заговоров, всей кадетской и околокадетской публики… Преступно не арестовывать».

Вождя анархистов князя Петра Кропоткина поразил разговор с Лениным: «Я понял, что убеждать этого человека в чем бы то ни было совершенно напрасно! Я упрекал его, что он за покушение на него допустил убить две с половиной тысячи невинных людей. Но оказалось, что это не произвело на него никакого впечатления».

Арестовали председателя Всероссийского союза журналистов Михаила Осоргина. Следователь задал ему обычный в те годы вопрос:

— Как вы относитесь к советской власти?

— С удивлением,— признался Осоргин,— буря выродилась в привычный полицейский быт.

В 1918 году приказом Наркомата просвещения закрыли все юридические факультеты. «В бесправной стране права знать не нужно»,— горько констатировал профессор-историк Юрий Готье. Может быть, прав француз Гюстав Флобер, заметивший, что «в каждом революционере прячется жандарм»? Жестокость, ничем не сдерживаемая, широко распространилась в аппарате госбезопасности. Беспощадность оправдывалась и поощрялась с самого верха. За либерализм могли сурово наказать, за излишнее рвение слегка пожурить.

Главный редактор «Правды» и будущий член политбюро Николай Бухарин, считавшийся самым либеральным из большевистских руководителей, писал в 1920 году: «Пролетарское принуждение во всех своих формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является, как ни парадоксально это звучит, методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи».

Словосочетание «человеческий материал» стоит запомнить. Иначе не понять, почему Ленин, русский интеллигент из просвещенной дворянской семьи, считал возможным сажать и расстреливать людей без суда и следствия. В нем не было чувствительности к ущемлению прав человека, реальной жизни он не видел (из Кремля — на дачу в Горки и обратно, больше нигде не бывал). Он придумал себе оправдание: лишь построение коммунизма приведет к торжеству справедливости и сделает весь народ счастливым. Какое значение имеет жизнь отдельных людей, когда сражаемся за всеобщее благо?

Сомнений в собственной правоте он не допускал. Власть была в его руках, и это единственное, что имело значение…

Разгон учредительного собрания — урок всей стране

11 марта 1917 года Временное правительство утвердило текст присяги для своих министров:

— Обещаюсь и клянусь пред Всемогущим Богом и своей совестью служить верою и правдою народу Державы Российской… Клянусь принять все меры для созыва… Учредительного собрания, передать в руки его полноту власти… В исполнении сей моей клятвы да поможет мне Бог.

БОЛЬШЕВИКИ В МЕНЬШИНСТВЕ

Выборы в Учредительное собрание оказались непростым делом в воюющей стране. Но провели их почти безукоризненно. Проголосовать смогли и солдаты на фронте. Выборы начались 12 ноября 1917 года и должны были закончиться 14 ноября, а затянулись во многих регионах до конца декабря. На подведение итогов голосования отвели две недели — с 14 по 28 ноября.

В выборах участвовали 44 политические партии: 13 общероссийских и 31 национальная. Всеобщего избирательного права еще нигде, кроме России, не было. Свобода голосования обеспечила высокую активность избирателя. Проголосовали пятьдесят миллионов человек. Своих представителей смогли послать сравнительно малочисленные народы. Результаты первых свободных демократических выборов в российский парламент оказались не в пользу большевиков.

Избрали 767 депутатов. Мандаты получили 370 эсеров, 175 большевиков, 40 левых эсеров, 16 меньшевиков, 17 кадетов, 2 народных социалиста, 80 представителей национальных партий. Ленинцы получили в Учредительном собрании, которому предстояло решить судьбу России, меньше четверти голосов.

Российское общество проголосовало за социалистические партии, польстившись на обещания раздать землю и покончить с войной. Однако характерно и другое: голосовали за политических радикалов, но не за экстремизм в политике. Напротив, созыв Учредительного собрания — попытка решить проблемы законодательным путем.

До октября большевики считали Учредительное собрание «подлинно народным представительством» и обвиняли Временное правительство и буржуазию, что они пытаются сорвать созыв Учредительного собрания. Но пока шли первые в истории России демократические выборы, ситуация изменилась. Большевики уже взяли власть. Зачем им Учредительное собрание?

29 ноября на заседании ЦК партии большевиков уже обсуждался вопрос, стоит ли вообще созывать Учредительное собрание.

— Надо отсрочить выборы, — сказал Ленин.

Ему возражали:

— Неудобно сейчас отсрочивать. Это будет понято как ликвидация Учредительного собрания, тем более что мы сами обвиняли Временное правительство в оттягивании Учредительного собрания.

— Почему неудобно? — возражал Ленин. — А если Учредительное собрание окажется кадетски-меньшевистски-эсеровским, это будет удобно?

Результаты голосования вывели его из себя.

ЛЕНИН УШЕЛ

Первое заседание Всероссийского Учредительного собрания прошло в Таврическом дворце 5 января 1918 года. Дворец заполнили вооруженные матросы и латышские стрелки, верные большевикам. Это Ленин распорядился о доставке в Петроград одного из латышских полков, рабочего по составу:

— Мужик может колебнуться в случае чего, тут нужна пролетарская решимость.

Наркому по морским делам Павлу Дыбенко поручили вызвать в Петроград вооруженных матросов.

Утром в «Известиях» зловещее предупреждение:

«Чрезвычайная комиссия по охране города Петрограда получила сведения, что контрреволюционеры всех направлений объединились для борьбы с Советской властью и днем своего выступления назначили 5 января — день открытия Учредительного собрания. Известно также, что руководителями этих контрреволюционных замыслов являются Филоненко, Савинков и Керенский, прибывшие в Петроград с Дона от Каледина».

Депутаты, оказавшись во враждебном окружении, почувствовали себя неуютно. Но они даже не предполагали, что парламент просуществует всего один день…

Ленин расположился в правительственной ложе. По описанию современника, Ленин «волновался и был мертвенно бледен, так бледен, как никогда. От этой совершенно белой бледности лица и шеи его голова казалась еще большей, глаза расширились и горели стальным огнем… Он сел, сжал судорожно руки и стал обводить пылающими, сделавшимися громадными глазами всю залу от края и до края ее».

Председатель ВЦИК и секретарь ЦК партии большевиков Яков Свердлов огласил «Декларацию прав трудящего и эксплуатируемого народа». Его предложение утвердить декларацию эсеры и меньшевики отвергли. Признавать советскую власть депутаты не считали правильным, ведь это им избиратели поручили определить государственный строй России и решить, кому управлять страной, то есть сформировать законное правительство.

Тогда от имени фракции большевиков заместитель наркома по морским делам Федор Раскольников объявил, что большинство Учредительного собрания выражает вчерашний день революции:

— Не желая ни минуты прикрывать преступления врагов народа, мы заявляем, что покидаем Учредительное собрание с тем, чтобы передать советской власти окончательное решение вопроса об отношении к контрреволюционной части Учредительного собрания.

Ленин убедился, что парламент большевиков не поддержит, а, следовательно, будет только мешать советской власти. Уезжая вечером, Ленин распорядился выпускать всех, кто пожелает уйти, но никого назад не впускать. В половине третьего ночи дворец покинули и левые эсеры, вступившие в коалицию с большевиками.

Остальные депутаты, составлявшие большинство Учредительного собрания, продолжили работу. Откликаясь на стремление своих избирателей поскорее закончить войну, призвали союзные державы скорее заключить справедливый всеобщий мир. Провозгласили Россию «Российской Демократической Федеративной Республикой, объединяющей в неразрывном союзе народы и области, в установленных федеральной конституцией пределах, суверенные».

Охрану Таврического дворца нес отряд моряков численностью двести человек (с крейсера «Аврора» и броненосца «Республика») под командованием анархиста Анатолия Викторского (Железняка). Примерно в четыре часа утра 6 января 1918 года Павел Дыбенко приказал Железняку, презрительно взиравшему на депутатов-говорунов, закрыть заседание. Дыбенко сам был избран депутатом Учредительного собрания, но не очень дорожил своим мандатом.

Начальник караула Таврического дворца тронул председательствующего за плечо и довольно невежливо сказал:

— Я получил инструкцию довести до вашего сведения, чтобы все присутствующие покинули зал заседания, потому что караул устал.

Избранный председателем Учредительного собрания Виктор Чернов в этот момент провозглашал отмену собственности на землю. Чернов был одним из основателей партии эсеров, которые, безусловно, ощущали себя победителями — за них голосовала деревня, то есть абсолютное большинство населения. Эсеры считали своим долгом выполнить главный пункт своей программы — дать крестьянам землю.

Чернов попытался урезонить матроса:

— Все члены Учредительного собрания также очень устали, но никакая усталость не может прервать оглашения земельного закона, которого ждет Россия.

Железняк равнодушно повторил:

— Я прошу покинуть зал.

СТРАНА ЛИШИЛАСЬ ПАРЛАМЕНТА

Депутаты разошлись. Они намеревались продолжить работу в тот же день вечером. Но их просто не пустили во дворец. Большевики приняли решение распустить Учредительное собрание. Это был решающий момент в истории страны: другие партии, конкуренты и соперники насильственно устранялись из политической жизни.

Демонстрацию в поддержку Учредительного собрания расстреляли. Так и не удалось установить количество жертв — обычно фигурирует цифра в тридцать человек.

«После разгона Учредительного собрания, — вспоминал депутат от партии эсеров Владимир Зензинов, — политическая жизнь в Петрограде замерла — все политические партии подверглись преследованиям со стороны большевистских узурпаторов. Партийные газеты были насильственно закрыты, партийные организации вели полулегальное существование, ожидая каждую минуту налета большевиков».

Ленин довольно говорил Троцкому:

— Конечно, было очень рискованно с нашей стороны, что мы не отложили созыва Учредительного собрания. Очень, очень неосторожно. Но в конце концов вышло лучше. Разгон Учредительного собрания советской властью есть полная и открытая ликвидация формальной демократии во имя революционной диктатуры. Теперь урок будет твердый.

Страна лишилась парламента. Путь представительной демократии для России был закрыт. Революция завершилась. В следующий раз свободно избранный парламент соберется в России не скоро.

Окончание. Начало в номерах «МК» от 19 декабря 2016 г., 9 января, далее — в каждый понедельник, а также 28 апреля, 5 мая, 9 июня, 7 ноября 2017 г.

Социалисты-революционеры (эсеры)

Плакат эсеров конца 1917 года

Социалисты-революционеры (эсеры или «эсеры») — российская революционная партия, образованная в 1902 году. На протяжении многих лет они были крупнейшей политической партией России. Эсеры оставались активными вплоть до Гражданской войны в России, когда многие присоединились к Белому движению. Эсеры были социалистами, но не марксистами. Они опирались на народнические или народнические революционные традиции, считая крестьян России очевидным источником революции и, где необходимо, применяя насилие и террор. Они сыграют значительную роль в политическом развитии России, особенно в 1905 году.

Происхождение

Эсеры образовались в Харькове в 1902 г. из коалиции народнических групп. Вскоре они стали крупнейшей политической организацией в России.

Как следует из названия, партия была откровенно революционной. Он призывал к свержению царского правительства или, по крайней мере, к радикальным реформам.

В повестке дня социалистов-революционеров отсутствовала сложная политическая философия марксизма, и они не особенно интересовались мировой революцией.Вместо этого платформа эсеров касалась главным образом России и ее народа, особенно крестьянства.

Политики SR

Как уже упоминалось, эсеры были скорее социалистами, чем марксистами, хотя они признавали и принимали некоторые теории Маркса. Партия разработала собственную политику земельной реформы, которую часто называют «аграрным социализмом».

Таким образом, эсеры призывали к «социализации земли» — конфискации крупных земельных владений, особенно у российских царей и дворян, и справедливому перераспределению этих земель в пользу простых людей.

Этот акцент на земельной реформе, наряду с их более простой философией и более четкими целями, позволил эсерам стать самой популярной политической партией в России.

Терроризм и убийства

В первые годы 1900-х деятельность эсеров в основном сводилась к антиправительственному насилию и терроризму. За этот период агенты эсеров совершили более 2000 политических убийств.

Среди жертв эсеровских террористов были ненавистный полицмейстер Вячелев фон Плеве (июль 1904 г.) и зять царя великий князь Сергей Александрович (февраль 1905 г.).Эти убийства привлекли внимание общественности, но и жестокие репрессии со стороны царской полиции.

Революция 1905 года произвела изменения в эсеров, их партийной структуре и их программе. Руководство партии стало более умеренным, а убийцы и террористы были оттеснены на периферию партии. Лидеры партии прекратили всякую террористическую деятельность после публикации Октябрьского манифеста.

В результате этой модерации эсеры стали получать поддержку со стороны буржуазии и профсоюзов. Партия решила бойкотировать первую Государственную Думу в 1906 году, несмотря на то, что 34 ее члена были избраны депутатами. Они участвовали во второй Думе в 1907 году, но бойкотировали третью и четвертую Думы в знак протеста против фальсификации выборов Петром Столыпиным.

Разделения и фракционность

Еще один эсеровский плакат 1916 года, на переднем плане изображены крестьяне.

Численность партии эсеров должна была быть ее силой. Вместо этого он стал слабостью, поощряя фракционность и разобщенность.

С большим количеством членов появилось значительное разнообразие мнений и позиций. Как следствие, эсеры боролись за единство и сплоченность партии. Фракции в партии спорили и спорили по ряду вопросов, в частности, по поводу поддержки Думы, военных действий и Временного правительства.

Умеренное ядро ​​партии, часто именуемое правыми эсерами, возглавлял Виктор Чернов, впоследствии заседавший во Временном правительстве в качестве министра.

Радикальные SR

Его радикальную фракцию, левых эсеров, возглавляла Мария Спиридонова, бывшая террористка, которая однажды убила царского чиновника, выстрелив ему в лицо.

Александр Керенский, впоследствии ставший первым министром-социалистом во Временном правительстве и премьер-министром России, принадлежал к трудовикам , другой фракции эсеров.

После 1905 г. эти разломы еще больше расширились, главным образом из-за разногласий по поводу военной политики России. К концу 1917 года партия окончательно раскололась. Несмотря на этот раскол, эсеры сохранили поддержку крестьян и получили незначительное большинство на выборах в Учредительное собрание в ноябре 1917 г.

Взгляд историка
«Российская партия социалистов-революционеров — один из неудачников истории.В результате Октябрьской революции 1917 года была отстранена от власти большевиками и вскоре запрещена. Лидеры партии были низведены до «вчерашних людей» и вынуждены были эмигрировать… Тем не менее крушение эсеров не должно заслонять большого значения этой партии в русском революционном движении».
Манфред Хильдермайер

1. Социалисты-революционеры или эсеры были немарксистской социалистической партией. Эта партия образовалась в Харькове в 1902 году как коалиция разрозненных народнических групп.

2. В отличие от марксистов, эсеры видели в крестьянах России источник революционной энергии и настроений. Их основной политикой было свержение царизма и радикальная земельная реформа.

3. В первые годы своего существования социалисты-революционеры были наиболее известны своим радикализмом и насилием. Эсеровские экстремисты совершили многочисленные убийства по политическим мотивам.

4. Партия стала более умеренной во время революции 1905 г., приобрела большую поддержку среднего класса и выдвинула кандидатов в Думу и Учредительное собрание.

5. Огромный размер движения социалистов-революционеров означал, что оно было склонно к расколу и фракционности, особенно по таким критическим вопросам, как Первая мировая война.

Информация для цитирования
Название: «Эсеры»
Авторы: Jennifer Llewellyn, Steve Thompson
Издатель: Alpha History
URL: URL: соц-революционеры-srs/
Дата публикации: 6 июля 2019 г.
Дата обращения: 22 января 2022 г.
Авторское право: Содержание этой страницы не может быть переиздано без нашего прямого разрешения.Для получения дополнительной информации об использовании, пожалуйста, обратитесь к нашим Условиям использования.

 

реорганизация политических структур и управления в Мозамбике

1Агентства по развитию критикуют африканские политические системы за то, что они представляют собой государства с искаженной структурой. Коррупция, кумовство, казнокрадство или негибкая, неэффективная бюрократия считаются типичными чертами африканских государств. Их часто называют клептократами или клиентелистами.Предлагаемые средства правовой защиты многочисленны и содержат различные ингредиенты, такие как демократия, надлежащее управление, верховенство закона и децентрализация.

2Децентрализация, в частности, является проектом развития с долгой историей. Однако успешные случаи децентрализации трудно найти. Причину этого постоянного провала лишь частично можно найти в самих программах децентрализации. Процессы децентрализации, как и любые другие институциональные и политические инновации, формируются политическим и институциональным контекстом, в котором они происходят.

3Коррупция, кумовство, растрата или негибкая, неэффективная бюрократия встречаются в Африке повсеместно. Однако подчеркивание этих сходств на уровне симптомов не принимает во внимание различия, существующие между африканскими государствами. Мы сосредоточимся на проблеме децентрализации в Мозамбике, чтобы попытаться разработать подход для более систематического анализа политических и институциональных инноваций в Африке.

4Наша газета пытается решить две задачи.Во-первых, основываясь на кратком изложении дискуссии о децентрализации, мы разрабатываем простую основу для анализа политических систем, в которых имеет место децентрализация. Во-вторых, мы применяем эту схему к Мозамбику, обсуждая усилия по децентрализации на фоне меняющейся политической системы.

5Наша аналитическая структура стремится упростить сложность и разнообразие политических систем. Отчасти это связано с тем, что это незавершенная работа, i.е . незавершенное дело, которое нуждается в дальнейшей доработке и дифференциации. Однако мы думаем, что упрощение может высветить основные проблемы и спровоцировать критическую дискуссию.

6С 1960-х и 1970-х годов фокус децентрализации оставался неизменным. Существует убеждение, что реализация политики развития может/должна поддерживаться перераспределением задач от центральных органов власти к региональному и местному уровням.

7 Были и остаются надежды на то, что люди будут охвачены более прямым путем, а мероприятия по развитию смогут лучше и быстрее реагировать на конкретные потребности на местном уровне. Кроме того, считается, что это может сделать реализацию политики более эффективной и действенной.

8В настоящее время концепция децентрализации идет рука об руку с общим требованием «хорошего управления», продвижением частного сектора в сфере услуг (напр.г. вода) и с «демократизацией». Ожидается, что перенос процесса принятия решений на местный уровень создаст возможности для участия населения и в то же время приведет к переходу к более ориентированной на потребности политике.

  • 1 См.: Баркан, 1989; Чима, 1983 год; Илли, 1986; Илли, 1988; Лахенманн, 1991; Лахенманн, 2001 г.; Леонар (…)

9Опыт предыдущих программ децентрализации показывает типичные проблемы1.

10 Анализы обычно выделяют среди прочих аспектов нехватку финансовых ресурсов на местном уровне. При ограниченном доходе вряд ли можно справиться с дополнительными задачами. Другой распространенной проблемой является плохое состояние оборудования и административной инфраструктуры, нехватка квалифицированных кадров, а также проблемы с созданием надежных, прозрачных и подотчетных местных институтов.

11Более внимательное рассмотрение показывает, что процессы децентрализации имеют противоречивые результаты.Децентрализация не гарантирует большей местной автономии, но может укрепить позиции национального правительства на местном уровне (децентрализация). Даже когда вступает в силу децентрализация, принятие решений делегируется на местный уровень, а местные сообщества получают некоторую местную автономию, это автоматически не приводит к большему участию, большей эффективности или даже большей ориентации на потребности населения. Мы также можем обнаружить новые формы посреднического правления местных лидеров, которые лишь частично принимают национальное государство.Власть по-прежнему может основываться на военной мощи, контроле над местными ресурсами, традиционной власти и/или на способности действовать в качестве посредников для получения внешних ресурсов от национального государства или неправительственных организаций (Rösel, 1999). Децентрализация часто ассоциируется с образом местного сообщества, живущего в гармонии. Это далеко от реальности. Часто даже непонятно, кто является частью местного сообщества, а кто нет, кто имеет право говорить или решать. Таким образом, местные достижения в области автономии могут обострить местные конфликты и открыть новые политические арены для политических споров между влиятельными местными игроками.В таких случаях мы обнаруживаем динамизацию политики на местном уровне. Шансы населения влиять на местную политику существенно различаются в зависимости от конкретной ситуации.

12До сих пор в официальном дискурсе организаций по развитию, казалось, недооценивались политические аспекты децентрализации. Концепция децентрализации, используемая организациями по развитию, подразумевает, что реструктуризация административной организации может быть инструментом целенаправленного изменения моделей административных действий и реализации политики.Но намеченное изменение может быть достигнуто только в том случае, если администрация примет и будет следовать новым правилам. В Африке, по крайней мере, этого нельзя предполагать. Чаще всего африканские администрации имеют сильные персонализированные элементы и не соблюдают строго установленные правила. На самом деле влияние программ децентрализации зависит не только от самой программы децентрализации, но и от действующей политической системы. Однако в то же время программа децентрализации может изменить политическую систему.Поэтому мы анализируем процессы децентрализации в более широком контексте, включающем политическую систему и взаимодействие между децентрализацией и политической системой.

13Наша теоретическая точка зрения сосредоточена на инструментальной концепции политики. С этой целью мы выделим участие и реализацию политических решений как центральные аналитические характеристики государства.

  • 2 Участие в политической жизни является необходимым, но недостаточным условием демократии.

14Таким образом, политическое участие мы описываем как активное участие людей в практически-политических процессах с возможностью влиять на политические решения2. Политическое участие может иметь место в формальных и неформальных институтах и ​​в соответствии с формальными процедурами или неформальными процессами. Люди могут участвовать непосредственно в небольших сообществах в общем процессе принятия решений или в более крупных группах через плебисцит. Они могут участвовать косвенно, делегируя решения представителям.Это могут быть знатные люди, старейшины, лидеры с личной властью или официально избранные делегаты. Это косвенное участие может подпитываться публичными дискуссиями, которые влияют на формирование повестки дня, продвигают конкретные решения и критикуют другие политические решения. Роль общественного мнения подчеркивает второй важный элемент косвенного участия, т. е. подотчетность. Подотчетность возлагает на политических представителей ответственность за свои решения и влияние, которое они оказывают, и связывает представителей со своими избирателями или сторонниками.За исключением редких случаев, когда все непосредственно вовлечены в принятие политических решений, участие распадается на два элемента, а именно (а) влияние на процесс принятия решений и (б) подотчетность лиц, принимающих решения. На наш взгляд, одно подразумевает другое, т. е. не может быть ответственности без влияния людей и наоборот.

15Противоположностью участия является авторитарное правление (неучастие), когда решения принимаются лидером или небольшой группой у власти.В такой ситуации люди в целом исключаются из процесса принятия решений, а лица, принимающие решения, не несут ответственности.

16Второе аналитическое измерение государства – это то, как реализуются политические решения. Мы предполагаем два идеальных типа: (а) бюрократию веберианского типа при верховенстве закона и (б) произвольный способ реализации политических решений.

17(a) Бюрократия веберианского типа при верховенстве закона основана на сильной администрации, которая реализует решения, принимаемые местными политическими деятелями.Процесс реализации регулируется правилами и законами, закрепленными в общей конституции. Короче говоря, весь процесс реализации находится под верховенством закона. По крайней мере, в идеале эта бюрократия веберианского типа следует универсалистским принципам и действует независимо от людей. Мы называем это бюрократическим способом реализации веберовского типа. В рамках закона и установленных правил администрация действует в обычном режиме, и большинство мероприятий может осуществляться без требования принятия политического решения по каждому новому делу.Существует строгая нормативная иерархия с конституцией наверху, за которой следуют законы, подзаконные акты и личные решения внизу (Elwert 2001, 422). Эта юридически ограниченная автономия может рассматриваться как условие эффективной работы администрации. Однако существует предостережение , а именно то, что административная эффективность не гарантирует «хорошей» или «успешной» политики.

18(b) Противоположностью этому является произвольный способ реализации, при котором администрация не следует строгим правилам.Все решения носят разовый характер в результате произвола власть имущих. Поэтому вся деятельность администрации носит в высшей степени персонифицированный характер в двойном смысле. Во-первых, решения зависят от авторитета лиц, находящихся у власти, а не от правил или законов. Во-вторых, администрация всегда учитывает, кого затронет решение или действие. В условиях произвольного режима реализации решения и действия зависят в основном от власти, личного влияния и личных отношений и, как правило, не предсказуемы.По сравнению с бюрократией веберианского типа наблюдается переворачивание нормативной иерархии (Elwert 2001, 422): высшими являются личные решения тех, кто наделен властью, за которыми следуют подзаконные акты; законы и конституция находятся внизу. Общей административной рутины нет. Каждое решение рискует быть пересмотренным новыми политическими решениями.

19На основе комбинации двух аналитических измерений, способа реализации и политического участия, мы сконструировали четыре предельно упрощенных идеальных типа политических систем: (1) либеральная демократия при верховенстве закона, (2) авторитарное государство при верховенство закона, (3) командное государство и (4) конкурентный политический клиентелизм (см. таблицу 1).

ТАБЛИЦА 1: ТИПЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ СИСТЕМ

Aumentar Original (png, 56k)

20Это идеальные типы, предоставляющие аналитические инструменты для описания реальности со ссылкой на конкретные теоретические построения. Веберовский бюрократический способ реализации и произвольный способ реализации составляют континуум более или менее бюрократических и произвольных элементов. Это относится и к измерению участия.Вопрос не участвует или нет участия, а скорее, сколько участвовать и подотчетность, а какой тип участия. Наш аналитический инструмент представляет собой двумерную масштаб (режим реализации, участия). Идеальные типы представляют комбинацию крайностей (см. Рисунок 1).

21a бюрократический режим Weberian типа в сочетании с политическим участием описывает идеальный тип либеральных демократических конституционных государств под верховенством закона. Решения являются результатом процесса, включающего политическое участие. Они формулируются и реализуются как общие законы и правила, имеющие общую юридическую силу. Западные демократии претендуют на то, чтобы представлять этот тип политической системы.

22Веберовский бюрократический способ реализации без политического участия описывает идеальный тип недемократического, централизованного, авторитарного, правового государства. Примерами, в которых представлены основные элементы этого типа, являются Пруссия 19 90–160-х годов 90–161 века или поздний колониальный Гонконг.

  • 3 Elwert (2001) дает подробный анализ типичных стратегий и особенностей произвола в Африке (…)

23 Произвольный способ реализации без политического участия описывает строго централизованное, авторитарное государство с произвольным использованием власти. Даже второстепенные решения принимаются на высшем уровне. Государственные служащие выполняют только прямые приказы (распоряжения) своих руководителей (« par ordre du moufti »), которым они подотчетны.Верхний уровень перегружен, а мелкие решения на нижних уровнях принимаются без четких команд. На верхнем уровне возникает потенциальный дефицит контроля, который затем компенсируется институтами спецслужб и поощрением доносов. Однако нижние уровни сами по себе получают некоторую свободу принятия решений (Elwert 2001, 430f). Результатом этого является создание возможностей для коррупции и хищений на всех уровнях. Произвол сочетается с бесконтрольной властью государственного аппарата, что нередко выливается в жестокость.Мы называем этот тип «командным государством», используя термин Эльверта (2001; см. также Bierschenk et alii 1993), который применялся к Бенину во время его «социалистической» фазы, но который также может быть точным описанием других африканских государств (). например, Руанда под Хабиаримана)3.

24 Произвольный способ реализации в сочетании с политическим участием описывает своего рода «мягкое государство» (Myrdal 1979) с низкой степенью централизации и элементами политической конкуренции (см. также: Chabal/Daloz 1999).Политические решения могут приниматься на всех административных и политических уровнях в соответствии с их важностью и личным авторитетом и полномочиями должностных лиц. Разительным отличием от командного состояния является двойная подотчетность, как вверх, так и вниз. Политические решения и административная деятельность направлены на политический электорат политиков и/или на людей в политическом процессе, которые могут предложить власть, влияние и ресурсы. Из-за участия политики должны служить своим избирателям, своей силовой базе, иначе они рискуют потерять свою позицию.Власть политиков и администраторов ограничена этой неустойчивой подотчетностью народу. Мы видим группы людей, борющихся за национальные или местные ресурсы в «конкурентном политическом клиентелизме».

  • 4 Добровольный элемент может быть ограничен, поскольку у клиентов есть только ограниченный выбор или нет выбора между различными (…)

25Этот тип практически не встречается в чистом виде. В то же время мы находим в африканских политических системах элементы этого партиципативно-арбитражного режима, хотя и в сочетании с элементами авторитарного контроля.Хорошим примером такого смешения был конкурентный политический клиентелизм Кении Кеньятты. В 1990-е годы, когда волна демократизации захлестнула Африку, важность элементов последнего типа резко возросла. Политический клиентелизм основан на добровольных личных отношениях между покровителем и клиентом, двумя партнерами с неравным статусом. Они обмениваются товарами и услугами в соответствии с логикой, основанной на контроле обмена ресурсами (Ронигер, 1994; Вебер Пазмино, 1991)4.

26Покровитель предлагает защиту, права на землю, безопасность, посредничество или политическое представительство.Клиент предлагает работу, услуги, лояльность и политическую поддержку. Демократические выборы, в частности, дают людям возможность выбрать себе покровителя. Избрание местного члена парламента может включать в себя установление отношений патрон-клиент: люди предлагают себя в качестве клиентов конкурирующим покровителям (политикам, баллотирующимся на места в парламенте). С точки зрения клиента есть два основных вопроса для оценки покровителя (Neubert, 1999a; Neubert, 1999b): каковы шансы покровителя приобрести власть/влияние? будет ли покровитель готов поделиться ресурсами, которые он может получить?

27В дополнение к этой двухмерной структуре на результаты процесса децентрализации также влияют отношения между национальным государством и местным уровнем.В этом отношении необходимо учитывать два аспекта: присутствие государства в местной повседневной жизни; контроль над (финансовыми) ресурсами.

28 Присутствие государства в местной повседневной жизни можно проанализировать, следуя описанию Джона Дьюи государства как публичного пространства, возникающего в результате попыток сделать социальную жизнь предсказуемой и упорядоченной (Dewey 1991 (1927)). В этом смысле на присутствие государства в локальных условиях могут указывать главным образом следующие аспекты:

29– утверждение монополии на насилие,

30– регламент местного правопорядка,

31Они могут только решить, принимают ли они отношения покровитель-клиент или нет. Однако без минимума добровольного решения отношения могут измениться на рабство, крепостничество или подавление. Часто этот добровольный элемент отношений патрон-клиент не затрагивается в ходе обсуждения.

32– способность облагать местных жителей национальными налогами или влиянием государственных служб, таких как техническая инфраструктура (дороги, вода, электричество) и социальные службы, на повседневную жизнь (школы, медицинские услуги) или службы распространения знаний.

33 Мы можем различать районы и штаты, в которых национальное государство присутствует на местном уровне (столицы, такие штаты, как Руанда, Южная Африка), и регионы, в которых государство отсутствует (Северная Кения, сельские районы Демократической Республики Конго, Центральноафриканская Республика). ).

34Контроль над (финансовыми) ресурсами подчеркивает простой факт: пока местный уровень зависит от государственных субсидий, он будет оставаться под пристальным вниманием центрального правительства. Получение большей местной автономии связано со способностью создавать собственные ресурсы помимо таких субсидий. Это может быть в виде местных налогов, контроля над природными ресурсами или прямого доступа к финансированию развития.

35Эта аналитическая основа должна помочь нам систематически описать различное влияние программ децентрализации на политическую систему.Несколько простых примеров, когда основные черты политической системы остаются неизменными, могут показать эту связь. Децентрализация может иметь разные последствия в авторитарных и партисипативных системах. При авторитарном правлении центральное правительство может использовать децентрализацию для проникновения на местный уровень, особенно в тех областях, где ранее государство могло быть слабо представлено (децентрализация). Децентрализация может также усилить контроль государства над своими гражданами и ограничить местную автономию.Децентрализация в системе участия открывает или укрепляет политику на местном уровне, особенно когда местное правительство имеет или может найти доступ к собственным ресурсам. В тех случаях, когда национальное государство контролирует ключевые ресурсы, это уравновешивает возможные выгоды местной автономии.

  • 5 Даже в странах, которые претендуют на бюрократическую администрацию веберианского типа, такую ​​как западноевропейская государственная (…)

36Децентрализация не влияет автоматически на способ реализации (бюрократия веберианского типа или произвол), как раз наоборот.Произвольный способ принятия и реализации решений может быть усилен децентрализацией, поскольку политика на местном уровне обычно включает персонализированное принятие и реализацию решений5.

37 Сочетание большей административной эффективности и демократизации, которое должно привести к хорошему управлению, лучше всего работает в бюрократической системе веберианского типа, основанной на участии. В то время как обсуждение децентрализации, как правило, сосредоточивалось на финансовых, технических или организационных проблемах, это показывает, что децентрализация также является проблемой, которая имеет отношение к основным характеристикам политической системы.

38Ключевые вопросы в этом отношении:

39Как взаимодействуют данная политическая система и деятельность проекта децентрализации?

40 Является ли децентрализация полезным средством поддержки надлежащего управления, эффективного управления, демократического участия и ориентированной на потребности политики на местном уровне?

41Наше тематическое исследование основано на опыте децентрализации в Мозамбике.Мы хотели бы, в частности, подчеркнуть значение, которое природа политики может иметь для провала или успеха процесса демократизации. Мозамбик интересен по нескольким причинам. Во-первых, потому что в ней происходил процесс децентрализации в условиях, типичных для многих африканских стран. К ним относятся программа структурной перестройки и возрастающее значение развития и гуманитарной помощи. Во-вторых, после обретения независимости Мозамбик выбрал революционный путь к экономической и социальной эмансипации, типичный для очень немногих стран Африки (Мали при Модибо Кейте, Анголе, Эфиопии Менгисту, Зимбабве и др. ), провал которого, возможно, постулировал децентрализацию не столько как деволюцию, сколько как построение государства заново.

42Наше обсуждение революционного государства мы начинаем с описания природы постколониального политического порядка. В процессе мы постараемся показать, что последующее революционное государство имело две отдельные стадии, обе из которых были результатом изменений в способе реализации политических решений. Во-вторых, мы хотим доказать, что непосредственным контекстом децентрализации в Мозамбике было изменение способа реализации, и поэтому, чтобы правильно понять значение процесса децентрализации, необходимо бороться с политической системой.

43 Когда Мозамбик стал независимым в 1975 году, Фрелимо унаследовал политическую систему, которую с точки зрения предложенной выше аналитической структуры лучше всего можно описать как систему, основанную на бюрократическом способе реализации веберианского типа без политического участия. Португальское колониальное правление было основано на рациональном бюрократическом аппарате, созданном по образцу португальской государственной службы. С тех пор, как португальские моряки высадились на побережье Мозамбика в конце пятнадцатого века и объявили территорию неотъемлемой частью Португальской морской империи, их правление основывалось на формальных законах, указах и декретах, принятых короной.Более того, те, кого отправляли в колонию на службу, будь то военную или гражданскую, были частью установленной бюрократической иерархии, основанной на заслугах, как это юридически определено в Португалии.

44Португальское правление в Мозамбике черпало силу из монополии на средства законного насилия, которой колониальное государство смогло добиться к 1920 г. после разгрома последнего очага сопротивления на севере страны (Newitt 1995). Однако это не привело к созданию подотчетной политической системы.Учреждения, принимающие решения, такие как государственная служба, генерал-губернатор и окружные чиновники, были укомплектованы людьми, назначенными в Лиссабоне. Усердно следуя по стопам фашистской практики в самой Португалии, поселенцы и африканцы не имели никаких политических прав, за исключением возможности избирать должностных лиц совета, что касается первых. Описание Махмудом Мамдани колониальной системы как системы, основанной на различии между гражданами и подданными (Mamdani 1996), отражает суть политического участия в колониальном Мозамбике.Действительно, в то время как европейское население могло осуществлять некоторые политические права посредством формального участия на местном уровне и, таким образом, пользоваться некоторой формой «гражданства», политическое участие для большинства африканского населения ограничивалось колониальными правилами, которые рассматривали традиционные политические власти как надлежащая арена для политического участия африканцев.

45Португальская колониальная система имела элементы британской системы «непрямого правления».Португальцы возродили, укрепили и стабилизировали традиционные политические власти и сделали их инструментом своего колониального правления. В этом смысле так называемые «регуладо», традиционные власти, превратили политическое участие африканцев в артефакт бюрократии. Иными словами, «старейшины», т. е. те, кто должен был быть политическим представителем населения, на самом деле были представителями колониальной администрации перед своими общинами.

46Революционное правительство Фрелимо стремилось разрушить здание колониального господства, отменив «regulado» и определив новое государство как государство, основанное на народной власти (Machel 1975).Всеобщие свободные выборы в либерально-демократическом смысле не считались необходимыми. Фрелимо оправдывал отмену «регуладо» тем, что «вожди» были «коллаборационистами», принимавшими участие в порабощении и угнетении собственного народа. Сочетание националистической риторики и модернизационного дискурса, на котором основывалась марксистская идеология Фрелимо, похоже, стояло за этой враждебностью к «старшинам». Традиционная власть рассматривалась как аспект традиционного общества, который необходимо было преодолеть, чтобы построить социализм. Националистическая риторика, со своей стороны, исходила из необходимости сформировать национальное самосознание из народов и культур, сведенных воедино колониальным господством. Сегментарная структура «регуладо» рассматривалась как препятствие для формирования этого национального самосознания.

47 «Народная власть» заключалась в идее, что политическая система, направленная на устранение «эксплуатации человека человеком», должна стремиться к формам политического участия, которые передают власть «угнетенным массам» (Machel 1976).Для этого освободительное движение было преобразовано в партию в 1977 г. на третьем съезде (Munslow 1983). При этом она объявила себя «авангардом» народа, что, по крайней мере теоретически, означало, что она представляет его устремления. Более того, государство определялось как инструмент, с помощью которого народ через партию будет осуществлять свою власть. На практике, однако, «авангардная партия», поддерживаемая конституционными положениями, запрещавшими политические партии, осуществляла свою власть над народом через государство. Был введен принцип «демократического централизма», который придавал легитимность притязаниям партии на руководство и освобождал место для местных органов принятия решений, непосредственно подотчетных партии. Как и в колониальный период, политическое участие людей было ограничено формами власти, которые не были подотчетны самому народу, а были централизованным бюрократическим аппаратом. Действительно, при революционном правительстве африканцы остались, по меткому выражению Мамдани, «подданными» и едва ли стали «гражданами».

48 В той мере, в какой правление Фрелимо было тщательно систематизировано в общих рамках построения социалистического общества, оно опиралось на в высшей степени формализованные бюрократические процедуры. Эти процедуры определяли работу государства, которая заключалась в основном в реализации партийных решений. Государство имело властное присутствие в обществе не только благодаря правилам и положениям, но и благодаря тому, как оно концентрировало экономическую и социальную деятельность в своем собственном деле. Национализация важных социальных услуг, таких как здравоохранение и образование, а также плановая экономика по советскому образцу определили рамки, в которых действовало государство. Действительно, в первые годы независимости эта благотворительная роль, которую взяло на себя мозамбикское государство, стала инструментом придания легитимности «народной власти».

  • 6 Я (EM) помню митинг в конце семидесятых, где нынешний глава государства Хоаким Чиссано, пр (…)

49В соответствии с провозглашенными социалистическими целями государство взяло на себя обязательство сформировать нацию «крестьян и рабочих» (Saul 1985) из общества, фрагментированного по родовому, расовому и региональному признаку. С этой целью общественные отношения были кодифицированы по марксистскому принципу до мельчайших деталей, что сделало государство и партию вездесущими в повседневной жизни. Любопытно, однако, что бесцеремонное отношение государства и партии к населению на уровне реализации политических решений – построения социалистического общества рабочих и крестьян – изначально не приводило к снижению легитимности политической системы. На самом деле, если исходить из народного энтузиазма по поводу новых политических структур, языка и целей, люди, казалось, подчинились новой политической власти вполне добровольно. В рамках жестких политических договоренностей революционной эпохи люди могли привлекать политиков к ответственности. Ранний Фрелимо сразу после обретения независимости был «пуританской» партией, соблюдающей строгий моральный и политический кодекс поведения (Hanlon 1984). Это часто нашло выражение в массовых митингах, на которых людей призывали указать на моральные недостатки лидеров, что часто приводило к понижению в должности или полному увольнению последних6.Эти мероприятия были своего рода символической и строго ограниченной формой участия, исключавшей критику партии или партийной политики как таковой.

50С точки зрения идеальных типов, которые мы используем в этой статье, раннереволюционный этап периода после обретения независимости можно классифицировать как этап, основанный на авторитарной форме государства при верховенстве закона. Строительство социализма в Мозамбике в те дни было в высшей степени бюрократическим проектом, прочно укоренившимся в законе — эвфемистически называемом «социалистической законностью», который не оставлял места для выражения инакомыслия и альтернативных взглядов на общество.Политическое участие было ограничено жесткими каналами преобладающего политического порядка, что сильно ограничивало участие. Революционный период имел более позднюю стадию, которая ознаменовалась сменой способа реализации политических решений от авторитаризма при правовом государстве к командному государству, основанному на персонифицированном принятии решений и пренебрежении к законности. Этот сдвиг в способе реализации политических решений был непосредственно связан с эволюцией политической, экономической и социальной ситуации, которая с конца 70-х до середины 80-х годов ухудшилась.В некотором смысле это ознаменовало провал революционной модели. Форма, которую принял этот провал, обеспечила непосредственный фон, на котором децентрализация оформилась и приобрела смысл.

51В литературе по Мозамбику есть несколько объяснений этой неудачи. Они варьируются от критики самой политической ориентации до критической оценки центральной политики. Мишель Каэн, например, подвергает сомнению марксистские убеждения Фрелимо и утверждает, что эта идеология просто использовалась как прикрытие для стремления небольшой «креолизованной» элиты к власти (Cahen 1987).Джозеф Хэнлон видит причины провала в усиливающейся бюрократической ориентации государства, которая отделяла партию от того, что, по его мнению, было традиционными связями с населением (Hanlon 1984; см. также Adam 1992). Этот аргумент подхватывает Джон Сол, который сожалеет о серьезных ошибках в процессе построения социализма (Saul 1985; Saul 1993). Некоторые другие авторы не согласны с политикой Фрелимо, например, с тем, что они считают «принудительным» поселением в деревни (Bowen, 2000; Chingono, 1996) и игнорированием культурных традиций страны (Geffray, 1990), а также слишком жесткой и ортодоксальной интерпретацией марксизма (Kößler). 1992).

52Конечно, все эти факторы сыграли свою роль в провале революционного проекта в Мозамбике. Действительно, взрывоопасное сочетание всех этих факторов поставило страну на колени. Например, агрессивная война, которую вел режим апартеида, в сочетании с вооруженным мятежом, народным недовольством перед лицом растущих экономических трудностей, незащищенностью сельских районов, стихийными бедствиями и политическим застоем нанесли тяжелый удар по надеждам Фрелимо на социалистическое общество.Хотя окончательный отчет о причинах этого еще предстоит написать, есть основания предполагать, что ни один из факторов не выделяется, хотя гражданская война относится к числу наиболее важных.

53Постреволюционный период фактически начинается в 1979/80 гг. двумя знаменательными событиями. Во-первых, отказ стран СЭВ принять Мозамбик в свои ряды и, во-вторых, начало гражданской войны всерьез. Эти события в конечном итоге привели к повороту Мозамбика в сторону Запада в форме введения программы структурной перестройки в середине 80-х годов и растущей зависимости от помощи в целях развития. Отражая эйфорическое настроение революционного периода, Фрелимо объявил восьмидесятые десятилетием, в течение которого следует искоренить отсталость. Это было основано на плане модернизации, которым мог бы гордиться любой теоретик развития (Egerö 1987). Этот план предполагал постоянную поддержку со стороны стран Восточного блока, чтобы компенсировать отсутствие доступа к капиталистическим рынкам и эффективному сельскохозяйственному сектору, который способствовал бы промышленному развитию (Schoeller, 1992; Wuyts, 1989).Отказ COMECOM принять Мозамбик серьезно подорвал предпосылки плана. Кроме того, с властью большинства в Южной Родезии мозамбикские вооруженные банды, созданные родезийскими спецслужбами, были захвачены южноафриканскими военными и превратились в эффективную террористическую и деструктивную машину, которая сделала невозможной любую экономическую деятельность в сельской местности. Вдобавок к этому страну поразила разрушительная засуха, которая к 1985 году унесла жизни 100 000 человек.

54Наша аналитическая модель позволяет нам уловить динамичный характер политики в Мозамбике. Как указывалось выше, период после обретения независимости следует разделить на два этапа. Если на ранней стадии революционное государство было близко к нашему типу авторитарного правового государства, то на поздней стадии оно все больше напоминало командное государство. Авторитарное государство делало упор на так называемую «социалистическую законность» и на обеспечение того, чтобы его решения принимались и узаконивались в юридически-бюрократических рамках, которые практически не оставляли места личной и произвольной власти.Эта почти педантичная ссылка на правила и положения придавала революционному государству уровень юридико-бюрократической связности, приближавший его к бюрократическому способу реализации политических решений веберианского типа. В то время как политические решения были вынуждены соблюдать идеологическую чистоту и поэтому иногда противоречили более рациональным направлениям действий, с прагматической рациональной точки зрения государство выполняло свои функции в четко определенных и предсказуемых правовых рамках. Эта структура не оставляла места для реального участия.

55В то же время раннереволюционное государство обладало высокой степенью легитимности. Однако эта легитимность была прямо связана со способностью государства выполнять свои функции. Однако с ростом экономических и социальных трудностей становилось все труднее оправдывать партийно-политические притязания на государство. В некотором смысле легитимность революционного проекта зависела главным образом от способности государства что-то делать.Постепенное ослабление государственных возможностей поставило партию под удар, и ее реакция на кризис заключалась в том, что она все больше полагалась на произвольные формы принятия политических решений. Действительно, произошел переход от веберианского бюрократического способа реализации к произвольному, основанному на личном авторитете лидера правящей «авангардной» партии. Таким образом, более позднее революционное государство стало больше похоже на командное государство, еще очень слабо подотчетное народу. Поскольку ситуация продолжала ухудшаться вплоть до восьмидесятых годов, правящая партия обратилась за помощью к западным странам, каждая из которых навязала программу структурной перестройки совместно с МВФ и Всемирным банком в качестве предварительного условия для любой экономической помощи.Одновременно с этими требованиями извне раздавались и внутренние призывы к большей подотчетности и народному влиянию на процесс принятия решений. Введите децентрализацию. Децентрализация как одна из опор развития пришла в Мозамбик несколькими путями. Эти пути были связаны с общей критикой стратегии модернизации Мозамбика, придавая легитимность помощи в целях развития и предпосылкам экономического роста.

56Как мы видели, после обретения независимости Мозамбик приступил к реализации проекта модернизации, на который сильно повлияла марксистская идеология.Этот проект модернизации базировался на двух сильных предположениях, а именно: во-первых, целью модернизации было не только искоренение отсталости, но и создание социалистического общества, основанного на рабоче-крестьянском союзе, и, во-вторых, что проект был направленной на создание «нового человека», т. е. освобожденного от гнетущей тяжести традиции. Первое предположение нашло политическую и институциональную подоплеку в политике «демократического централизма», т. е. концентрации политической власти в принятии решений в руках «авангардной партии».Второе предположение основывалось на создании новых организационных структур на местном уровне, которые не видели роли традиционных политических институтов.

57По мере того как революционное государство сталкивалось с нарастающими экономическими, политическими и социальными проблемами, те, кто приступил к поиску причин, возложили ответственность на предположения, лежащие в основе самой стратегии модернизации. Эта критика была особенно выражена теми, кто считал, что радикальная политика Фрелимо превращала tabula rasa из традиционной африканской культуры (Geffray 1990).Это рассматривалось как рецепт катастрофы. Критика была сосредоточена, в частности, на политике Фрелимо по насильственному заселению деревень и отстранению от власти традиционных политических авторитетов (так называемых «регуладо»). Обе политики рассматривались не только как способствующие отчуждению большинства людей от партии и государства, но и как препятствие на пути к провозглашенной цели освобождения людей от оков традиции. Программы децентрализации в стране ритуально включают ссылки на необходимость реабилитации традиционных культурных институтов как на наиболее безопасный и политически обоснованный путь укрепления демократии.

58 К этому добавляются продолжающиеся в Мозамбике дебаты о том, что жители севера и центра страны воспринимают как концентрацию власти в руках южных элит. Действительно, эти дебаты стали центральным вопросом национальной политики. Считается, что Фрелимо — это южная партия, которая использовала марксизм и национализм для достижения своих сектантских целей. Основная оппозиционная партия «Ренамо» довольно успешно изображала себя защитником севера и центра от гегемонии юга.Несмотря на пугающий опыт террора против гражданских лиц во время гражданской войны (Финнеган, 1992; Герсони, 1988; Холл и Янг, 1997), Ренамо набрало значительную часть голосов на двух всеобщих выборах, проведенных в Мозамбике после подписания всеобщего мира. соглашение в 1992 г. Аналитики выборов в Мозамбике (Serra 1998) считают, что эта доля голосов коррелирует с региональным дискурсом Ренамо. Следовательно, призывы к децентрализации со стороны оппозиции также являются попытками уменьшить власть южных элит над страной.

59Вплоть до 1980 года революционное государство могло сохранять полный контроль над процессом развития (Hanlon 1991). Отчасти это было связано с тем, что до этого самоуверенность властей, подкрепленная хорошими экономическими и социальными показателями, а также общей эйфорией по поводу строительства нового общества, была такова, что иностранным агентствам приходилось искать ниши для себя в установленных институциональных рамках.С растущими экономическими трудностями, усугубляемыми разрушительной засухой и постоянно растущей нестабильностью после гражданской войны, Мозамбик становился все более и более зависимым от иностранных агентств по оказанию помощи в оказании помощи своему населению. С ростом доверия агентства по оказанию помощи начали рассматривать правительство Мозамбика и его бюрократические процедуры как препятствие в их усилиях по оказанию помощи и инициированию развития на местном уровне (см., в частности, Hanlon 1991).

60Сначала организации по оказанию помощи, а затем и организации по развитию стали все громче критиковать государственное устройство Мозамбика.Они возмущались необходимостью передавать свои операции по оказанию помощи и небольшие проекты развития на рассмотрение центральным государственным учреждениям и настаивали на прямом доступе к нуждающемуся населению. Их беспокойство по поводу роли государства и давление, которое они оказывали для большей свободы передвижения, приобрели качество оправданных аргументов в международном неолиберальном контексте 1980-х и начала 1990-х годов. По иронии судьбы, подъем «Новых правых» в Великобритании и США с их неолиберальной риторикой помог организациям по оказанию помощи утверждать, что только у них есть опыт и адекватные институциональные механизмы для создания условий для реакции рыночных сил. Они утверждали, что проблема с Мозамбиком заключается в том, что государство хочет регулировать все, даже те области, в которых агентства по оказанию помощи оказались более компетентными в других местах. Децентрализация для этих организаций была не только способом снижения сдерживающего воздействия государственного регулирования на оказание помощи и импульсов развития, но и стратегией ограничения влияния государства на местном уровне с целью сделать последний более автономным и законным партнером агентств по развитию.

61След, оставленный неолиберальной риторикой в ​​международном развитии, стал известен как «Вашингтонский консенсус». МВФ и Всемирный банк прибыли в Мозамбик в середине 1980-х годов, когда страна переживала агонию гражданской войны и общего экономического хаоса. В соответствии со своей стандартной практикой политические рекомендации, которые давали и применяли оба учреждения, предполагали, что выход Мозамбика из кризиса должен заключаться в увеличении экспорта и, в частности, в сокращении штата. Последнее предположение было зафиксировано в политике «дерегулирования». В Мозамбике дерегулирование приняло форму демонтажа остатков революционного проекта посредством приватизации, сокращения социального бюджета и поощрения частного предпринимательства. Соответственно, государство отделилось от экономики, продав государственные компании, отказалось от своих социальных обязательств, сократив расходы на здравоохранение и образование, и, в более общем плане, сузило фокус своей экономической политики до макроэкономических вопросов, отказавшись, таким образом, от своей управляющей роли в обществе. к разнородному сочетанию частных добровольных организаций, частных предприятий и целого ряда иностранных официальных агентств по развитию (более подробное обсуждение этих вопросов см. в Abrahamsson and Nilsson 1995; Hanlon 1996; Knauder 2000; Kyle 1994; Macamo 1999; Pitcher 1993) .

62В этом неолиберальном контексте децентрализация предстала как необходимая предпосылка экономического развития. Структурная перестройка заключалась не только в восстановлении экономики страны, но и в том, чтобы делать это в соответствии с условиями, изложенными в «Вашингтонском консенсусе», а именно в дерегулировании и приватизации.

  • 7 Исследование Сабины Фандрих (2001) представляет собой тщательно проработанный анализ процесса децентрализации i (…)

63Институциональная программа, которая обеспечила согласованность всех этих трех дорог, представляла собой проект децентрализации, частично финансируемый Германским агентством технического сотрудничества (GTZ). Он базировался в Министерстве государственного управления (MSA) и имел бюджет в размере более 8 миллионов немецких марок на первоначальный пятилетний период7. Основные политические решения, принятые министерством в контексте этого проекта децентрализации, соответствовали первым двум направлениям, а именно критике стратегии модернизации и приданию легитимности помощи в целях развития. Решения носили двоякий характер. Во-первых, они возобновили дискуссию о роли традиционных властей в процессе демократизации. С этой целью исследователи MSA утверждали, что традиционная система политической власти была извращена португальской колониальной системой (Lundin, Machava, and Mozambique. Nucleo de Desenvolvimento Administrativo. 1995) и что, отменив ее при обретении независимости, революционное государство на карикатуре. Последующее развитие страны, согласно аргументации, показало, что эти политические структуры сохранили свою значимость для народа, как, казалось, предполагала массовая поддержка сельским населением вооруженного восстания против центрального государства.Одним из практических результатов этой политики стало принятие в 1997 г. закона о введении выборных советов в 33 городах. Во-вторых, политические решения были направлены на реабилитацию самого государства перед обществом путем введения принципа субсидиарности в аппарате управления. «Гражданское общество» в форме добровольных частных организаций рассматривалось в качестве ключевых посредников в этом начинании, чье маломасштабное присутствие на низовом уровне помогло бы расширить возможности местных сообществ и снять с них ответственность за провалы политики. Этот подход был особенно очевиден в законодательных инициативах, таких как реформа земельного законодательства, которая дала местным общинам приоритет над центральным государством в решениях о правах на землю.

64 Хотя кажется, что еще слишком рано оценивать влияние риторики о децентрализации, а также проектов децентрализации, таких как проект, осуществляемый GTZ, можно сделать несколько замечаний относительно контекста и будущих сценариев. Как уже указывалось выше, децентрализация была не просто еще одной частью развития в Мозамбике.Этого требовал внутренний социальный, политический и экономический контекст. Непосредственным фоном послужила недавняя политическая история страны. Однако впоследствии различные интересы, сформулированные в этом контексте, казалось, стали ограничивать сам процесс. Один особенно важный набор интересов был сформулирован основной оппозиционной партией, которая маневрировала перед дилеммой, так или иначе отражающей пределы децентрализации в развивающихся странах.

65Соглашение о прекращении огня под эгидой ООН (Олден, 2001 г.; Кабрита, 2000 г.; Чан и Венансио, 1998 г.; Д’Агнино, 1999 г.; Дурч, 1996 г.), положившее конец кровопролитной войне в Мозамбике, предусматривало проведение демократических выборов. Ренамо пришлось преобразоваться в политическую партию, и этот процесс включал формулирование политической программы. Учитывая, что на протяжении всей гражданской войны она утверждала, что борется за реабилитацию традиционных культурных ценностей, ее переизобретение в качестве политической партии было основано на выражении недовольства всех тех, кто затаил обиду на центральное государство.Соответственно, Renamo стремилось передать общественный образ партии местных сообществ и их традиционных политических структур, ведущих борьбу против нетерпимого государства. Это отождествление партии с такими интересами оказалось эффективным мотивационным трюком, долгосрочный успех которого был основан на завоевании Ренамо центральной государственной власти. В этом заключается фундаментальное противоречие. База власти Ренамо по определению находилась вдали от центрального государства, но для того, чтобы превратить свою власть в реальную власть, Ренамо пришлось захватить государственную власть.Соответственно, Renamo последовательно мобилизовала все свои ресурсы для достижения этой цели. Это включало, помимо прочего, отказ от участия в выборах в советы (что обеспечило бы ему институционально легитимную местную власть), а также непризнание результатов выборов как сфальсифицированных, даже если они были сочтены свободными и справедливыми. международные наблюдатели, некоторые из которых были традиционными сторонниками Ренамо. В то же время «Ренамо» добивается права выдвигать губернаторов провинций и районных администраторов в тех регионах, где она была самой популярной политической партией.

66 Стратегия основной оппозиционной политической партии отчасти следует внутренней логике, которая связана с трудностями «Ренамо» в попытках переосмыслить себя как политическую партию. Но в то же время это ответ на риторику и практику децентрализации в стране. Как таковой, это комментарий о том, как будут развиваться события, поскольку он выражает дилемму, с которой сталкиваются те, кто настаивает на децентрализации. С одной стороны, существует общепризнанная необходимость делегирования полномочий по принятию политических решений и наделения местных структур не только номинальной властью, но и ресурсами для усиления этой власти.Однако, с другой стороны, передача полномочий на этих условиях возможна только в рамках центрального государства, достаточно сильного для того, чтобы последовательно преследовать цели программы и вопреки притязаниям на власть, которые подрывают ее целостность.

67Требования оппозиции заключаются не в большей автономии местных сообществ и нижестоящих административных структур. Они скорее аргументы в пользу большей силы для себя на этих уровнях. Точно так же, когда агентства по развитию призывают к большей компетентности в принятии решений на более низких уровнях, в результате получается не больше демократии на местном уровне, а, скорее, больше свободы для этих агентств в реализации их деятельности в области развития и гуманитарной помощи. То же самое касается международных финансовых институтов, таких как Всемирный банк и МВФ. Децентрализация не увеличивает способность местных властей и сообществ формулировать свои собственные инвестиционные приоритеты и приоритеты роста, а скорее позволяет частному бизнесу обходить центральное государство в своих заявках.

68 Риторика и практика децентрализации в Мозамбике обеспечивают, таким образом, институциональную основу для артикуляции партикуляристских интересов.Эти интересы не обязательно отражают интересы местных сообществ, от имени автономии которых осуществляется децентрализация. В нынешнем контексте децентрализации такие партикуляристские интересы служат посредником между центральным государством и местными сообществами. Получившееся в результате соглашение является потенциально клиентелистским политическим порядком. Действительно, в поисках финансовых ресурсов местные сообщества могут обращаться за спонсорской помощью к НПО, которые, со своей стороны, также ищут проекты для финансирования. В результате этих перекрывающихся интересов может иметь место процесс развития, ориентированный на предложение (см. Neubert, 2000), в рамках которого местные сообщества не обязательно получают прямое политическое участие. Скорее, они могут осуществлять свое право быть услышанными через посредство покровительских учреждений, т. е. НПО, с определенным влиянием на центральные органы, принимающие решения. Через это косвенное случайное участие в политическую систему вносится элемент подотчетности перед народом. Это развитие не совсем соответствует целям децентрализации, и тем не менее оно отражает то, что возможно в исторических рамках мозамбикской политической системы.В этом смысле справедливо предположить, что децентрализация революционного государства идет рука об руку с трансформацией командного государства в своего рода конкурентный политический клиентелизм. Иными словами, децентрализация ведет не непосредственно к передаче полномочий, а к созданию институциональных и неформальных механизмов, позволяющих местным сообществам быть услышанными в центральных органах. В основном это делается партикуляристскими интересами, агитирующими за пространство вдали от государства.

69 Мы исходили из теоретической посылки, что децентрализация — это процесс, глубоко связанный с конкретной политической системой самой по себе.Хотя это может показаться очевидным, важно подчеркнуть его актуальность, обратив внимание на тот факт, что судьба децентрализации в значительной степени связана с политическим контекстом. Децентрализация в государстве, характеризующемся бюрократическим способом реализации веберианского типа, менее проблематична, чем децентрализация в государстве, основанном на произвольном способе осуществления. В первом случае децентрализация действительно связана с делегированием полномочий и повышением эффективности управления, тогда как во втором случае речь может идти прежде всего о выходе из-под государственного влияния или реконструкции государственных форм.

70Наше исследование, похоже, подтверждает нашу теоретическую предпосылку. Действительно, децентрализация в Мозамбике, похоже, была связана с общими изменениями в политической системе. В то время как в непосредственный постколониальный период политическая система Мозамбика демонстрировала черты бюрократического режима управления веберианского типа с низким уровнем участия, нынешние политические механизмы, похоже, имеют большее участие. Есть основания полагать, что децентрализация не соответствует ожиданиям агентств развития.Особенно простая надежда на то, что децентрализация плюс политическое участие подкрепят друг друга и приведут к либеральной демократии, не оправдалась. Тому было три причины.

71Во-первых, эволюция государства после обретения независимости была отмечена переходом от авторитарного государства к командно-административному. Другими словами, политическая система превратилась из способа реализации, прочно закрепленного в законе и правилах, в произвольный. Мы предположили, что этот сдвиг можно объяснить экономическими и социальными проблемами, с которыми столкнулось революционное государство.

72 Во-вторых, децентрализация, проявлявшаяся во многих обличьях, фактически усиливала произвольный способ осуществления, поощряя и придавая легитимность формам власти, не санкционированным непосредственно государством. Интересно, однако, что это увеличение произвола было компенсировано соответствующим увеличением участия. Присутствие агентств по развитию и их поддержка децентрализации создали возможности для формулирования местных проблем в политическом низовом контексте.Однако поддержка, оказываемая агентствами по развитию политике на местном уровне, могла подорвать власть государства над распределением и применением внешних средств в местных условиях.

73В-третьих, и, наконец, доступ к фондам развития на местном уровне может быть контрпродуктивным с точки зрения участия. Критерии доноров по распределению средств могут взять верх над местными приоритетами и, кроме того, замедлить деятельность, направленную на использование местных ресурсов. Это может иметь эффект продвижения «экстраверсии», используя термин Баярта, то есть общую ориентацию местных акторов на максимизацию своей внешней зависимости.

74Несоответствие децентрализации ожиданиям агентств развития — это не комментарий к самой идее, а скорее неучет политической системы, на фоне которой реализуется такая политика. В Мозамбике именно эта неудача заставляет нас предположить, что децентрализация предвещает новую политическую систему, основанную на конкурентном клиентелизме.

Тао Хэ » HI 446 Революционная Россия

Роль террора в позднеимперской России

    Введение

    Революционная Россия — термин неоднозначный, потому что мнения о том, когда на самом деле началась «революция», расходятся. Учебники и энциклопедии истории посвящены главным образом революции 1905 года, Февральской революции и Октябрьской революции. Однако эти даты являются лишь кульминацией ряда социальных волнений, радикализации и террора, которые, возможно, начались еще с убийства царя Александра II в 1881 году. Таким образом, чтобы получить более полное представление о русской революции, необходимо изучить эту тенденцию радикализации и насилия к падению имперской России.

    Возникновение новых политических фракций возглавило волну террора, охватившую поздний имперский период. Многие факторы приводят к успеху этих групп. Призывы к политическим и социальным реформам внутри интеллигенции усилились с развитием событий на Западе. Более того, провал русско-японской войны заставил Россию как западную империалистическую державу переоценить свое место на мировой арене.Однако политические жалобы на низовом уровне были неэффективны в авторитарной структуре правительства. Хотя такие деятели, как Сергей Витте и Петр Столыпин, пытались спасти империю посредством прогрессивных социальных и экономических реформ, обстоятельства того времени работали в пользу революционеров.

    Терроризм был одним из основных инструментов революционеров для продвижения революции. Он использовался в идеологических и практических целях. С одной стороны, физическое уничтожение имперской собственности было идеологически обоснованным, поскольку предполагало последующее создание чего-то лучшего.С другой стороны, многие террористические группы недофинансировались и использовали идеологическое насилие как предлог для личной или групповой выгоды. Терроризм позднеимперского периода имел большое значение для русской революции, потому что он был одним из определяющих качеств русского социализма.

    Очки исследования

    Исторический контекст/ Определения

    • Как определить временные рамки «Революционной России»
    • Что именно представляет собой терроризм?

    Политика

    • Что побудило различные социалистические фракции использовать террористические методы?
    • Действительно ли терроризм был необходим для достижения политических целей этих партий?

    Социальные силы

    • Чем отличался терроризм между сельскими и промышленно развитыми частями империи?
    • Какие общественные силы радикализировали русскую интеллигенцию?

    Психология

    • Каковы были образ мыслей и личные мотивы активных террористов и двойных агентов?
    • Идеология против практичности, насколько каждая из них была важна для социалистических политических фракций? Было ли одно важнее другого?

        Энциклопедии и учебники

        Мерриман, Джон М. История современной Европы: от Возрождения до наших дней . В. В. Нортон. Нью-Йорк. 2010

        — Это стандартный учебник для базового понимания современной Европы. Одна глава посвящена русской революции. Хотя эта книга дает лишь очень широкий и общий обзор революционной России, она является хорошей отправной точкой. Библиография в конце этой книги и дополнительные разделы для чтения служат ценными инструментами для начала моего исследования революционной России.

        Черняев В.Ю. Розенбург, Уильям Г. Критический соратник русской революции, 1914-192 1. Издательство Индианского университета. Блумингтон. 1997.

        • The Critical Companion — это энциклопедия, охватывающая множество тем о русской революции. Это не только хороший источник исторической информации и контекста, но также открывает доступ к различным первичным и вторичным источникам. В статье Companion представлено конкретное понимание кажущихся широкими или расплывчатыми концепций, таких как цели и платформы различных политических фракций в Учредительном собрании. Это также позволяет мне искать роль терроризма в каждой из подтем.

        Герасимов, Илья В. Модернизм и общественные реформы в позднеимперской России: сельские профессионалы и самоорганизация, Palgrave Macmillan. Basingstoke. 2009

        • Эта книга описывает социальный, культурный и политический ландшафт позднеимперской России. Книга начинается с 1905 года и дает подробный обзор России с того времени до 1917 года. Основное внимание в ней уделяется социальной динамике как в крестьянских аграрных поселках, так и в городах.Самое главное, он объясняет процесс радикализации молодежи России в это время и то, как антигосударственные движения получили социальную поддержку.

         

        Научные книги и журналы

        Гейфман Анна. Ты должен убить: Революционный терроризм . Издательство Принстонского университета. Принстон. 1995

        Thou Shalt Kill хорошо объясняет как политические, так и культурные мотивы терроризма с позднего имперского периода до периода после Октябрьской революции. Книга построена таким образом, что анализирует роль терроризма в каждой политической фракции (социал-демократы, эсеры, кадеты и др.). В частности, профессор Гейфман фокусируется на том, как каждая фракция прибегала к террору для борьбы с имперским правительством. Она также задокументировала исторически значимые террористические акты, такие как убийство Стылопина.

        • Социал-революционеры – Фракция аграрных коммунистов, основанная в 1902 году. Партия эсеров была основана на идеологии русского народничества.Терроризм можно считать неотъемлемой частью этой партии. Сторонники этой фракции в основном происходят из относительно сельских регионов фракции. эсеры часто объединяются с различными местными бандитами и анархистами. Терроризм, проводимый эсером, включал нападения на сотрудников полиции, убийства общественных деятелей, разрушение правительственных зданий и памятников. Из-за в значительной степени неорганизованного характера атак было неясно, действительно ли большая часть террористической деятельности была одобрена партийными деятелями эсеров.

        Григорий Гершуни был эсером, основавшим террористическое отделение Боевой организации. Он был арестован в результате дела Азефа.

        • Социал-демократы — Эта группа была первоначальной Пролетарской коммунистической партией, которая позже разделилась на большевиков и меньшевиков. Эта политическая фракция, основанная в 1883 году, в основном базировалась в более городских районах и густонаселенных городах, таких как Санкт-Петербург и Москва. По сравнению с эсерами СД была гораздо более организованной.Они хотели коммунистической революции от пролетариата. Что касается террора, СД были гораздо более дискретными и организованными, чем их аграрные коллеги. Хотя партия согласилась с тем, что терроризм необходим для свержения царского режима, мнения о масштабах терроризма расходятся. Большевики считают, что террор и насилие сыграли решающую роль в подталкивании к революции, тогда как меньшевики верили в более медленный темп революции и минимальный террор.

        Камо был большевистским террористом, ограбившим банк в 1907 году, чтобы финансировать партию

        • Анархисты- Самая радикальная и дезорганизованная группа.Политические цели анархистов заключались в том, чтобы «разрушить современный порядок» и, по сути, создать безгосударственное общество посредством насильственной социальной революции. Многие анархистские фракции состояли из чрезмерно радикальных членов эсеров и СД. Хотя идеология анархизма отличается от места к месту, одна известная теория исходит из работ Петра Кропоткина, который верил в массовое насилие против правительства, а не в отдельные террористические акты. Однако масштабы и частота насилия со стороны анархистов превышают насилие СД и эсеров, отчасти потому, что было трудно отличить анархистский политический терроризм от обычных преступлений, совершаемых моим членом партии.Анархисты часто использовали политический террор как предлог для ограбления домов мирных жителей и уничтожения имущества.

        Уикс, Теодор Р. Нация и государство в позднеимперской России: национализм и русификация западных границ, 1863-1914 . Издательство Университета Северного Иллинойса. ДеКалб. 2008

        • Хотя эта книга не о терроризме, она, тем не менее, объясняет политический и культурный фон позднеимперской России. Автор акцентирует внимание на конфликтах между полиэтническими группами и национализмом.Взаимодействие между славянами, поляками, евреями, русскими и различными другими меньшинствами проливает свет на некоторые причины роста террористического насилия в последующие годы. В этой книге также анализируется идея «национального менталитета» Российской империи. Я сравню взгляды «Недели» на национальные и этнические проблемы «Имперской России» с точками Гейфмана о том, как различные политические группы рассматривали терроризм как необходимость. Это сравнение даст более полное представление о том, почему терроризм был так широко распространен в позднеимперской России.

        Гейфман Анна. Опутанные террором: Дело Азефа и русская революция. Научные ресурсы. Уилмингтон. 2000

        • Это один из немногих источников, посвященных психологическим аспектам терроризма. Эвно Азеф был двойным агентом, который работал шпионом на царскую империалистическую полицию и активным членом Боевой организации (филиал социалистов-революционеров, отвечающий за совершение террористических актов и убийств.) Путем манипуляций Азеф смог добиться ареста Гершуни, лидера Боевой организации, и получить должность для себя. В то же время он также совершил множество значительных убийств, в том числе великого князя Сергия Александровича. Согласно популярной историографии, Асефа помнили как провокатора, но Гейфман утверждает обратное. Эта книга посвящена психологическим аспектам дела Азефа. В конечном итоге автор приходит к выводу, что именно сложная личная жизнь Азефа и политический хаос заставили его сделать то, что он сделал.Это показывает, что логика и рациональность не всегда диктуют человеческие действия. Парадокс природы/воспитания в данном случае применим для объяснения некоторых тонкостей терроризма того периода.

        Евно Азеф был двойным агентом, который работал сотрудником царской полиции и лидером террористического отделения эсеров.

        Гейфман Анна. Приказы о смерти: авангард современного терроризма в революционной России. Praeger Security International. Вестпорт. 2010.

        • Эта книга посвящена революционному терроризму. Что делает этот источник особенным, так это то, что он больше фокусируется на точке зрения террористов, а не на том, как терроризм играет в большую политическую схему. В нем также анализируются тенденции организованного насилия и то, как оно постепенно переходит от нацеливания на высокопоставленные цели, такие как члены царской монархии, к просто бессмысленным убийствам мирных жителей. Гейфман приписывает эту моральную деградацию «исторической неувязке».Используя психологический подход, она объясняет, что распад традиционных ценностей, подъем анархизма и культуры смерти создали идеальные условия для революции, основанной на терроризме. Она также приводит аргумент, что революционная Россия была источником современного терроризма.

        Хатчинсон, Джон Ф. Поздняя имперская Россия, 1890–1917 гг. Лонгман. Лондон; Нью-Йорк. 1999

        • Эта книга рассказывает о последних днях царской России. Анализируются различные причины его краха, включая проблемы в социальных структурах, терроризм, радикализацию, революцию 1905 года и, наконец, Первую мировую войну.Он также анализирует царя Николая как лидера и как личность. Этот источник полезен, потому что охват достаточно велик, чтобы дать более полную картину того, как каждый фактор попадает в историографию, но достаточно узок, чтобы оставаться в границах позднеимпериалистического периода.

        Майер, Арно Дж. Ярости: насилие и террор во французской и русской революции. Издательство Принстонского университета. Принстон. 2000.

        • Этот источник посвящен связи между социальными идеологиями и террором. Майер сравнивает роль капитализма во Французской революции с ролью марксистской идеологии в ее русском аналоге. Он исследует тему организованного насилия в обоих случаях и то, как оно развивалось. Майер противопоставляет экспорт революционизированной Франции в форме наполеоновских завоеваний внутреннему терроризму России.

        Верховен, Клаудия. Чудак Каракозов: имперская Россия, современность и зарождение терроризма. Издательство Корнельского университета. Итака.2009

        • Источник анализирует развитие терроризма и антигосударственного насилия в позднеимперской России. Верховен сосредотачивается на нападении Каракозова на царя Александра II как на искре, которая стала катализатором терроризма для более поздних революционных групп. В этой книге затрагиваются как политические, так и психологические факторы, положившие начало современному терроризму. Она утверждает, что в автократическом государстве люди по своей природе политически беспомощны. Таким образом, таким образом, терроризм стал одним из единственных средств внесения изменений. Она также сопоставляет развитие насилия с развитием идеологии, науки и общественного участия в политической жизни. Этот источник служит одновременно и изучением дела об убийстве Александра II, и анализом того, как возник современный терроризм в России.

        Дмитрий Каракозов был первым, кто пытался убить царя.

        Наймарк, Норман М. Террористы и социал-демократы: русское революционное движение при Александре III. Издательство Гарвардского университета.Кембридж. 1983

        • Эта книга рассматривает проблему политического насилия в более узком контексте, чем предыдущие научные источники. Во-первых, эта книга посвящена только социал-демократам, в том числе большевикам и меньшевикам. Во-вторых, он конкретно касается волны терроризма, предшествовавшей Первой мировой войне. Наймарк считает убийство Александра II искрой, положившей начало современному терроризму в России. Консервативная реакция Александра III, вызванная его успехом, только еще больше радикализировала отчужденное российское общество. Этот источник не только объясняет мотивы эсэсовцев, совершавших, казалось бы, анархические акты насилия, но и описывает многие контрмеры царизма. Например, социальные реформы Петра Столыпина по улучшению крестьянского сословия дали многим радикалам именно то, что они хотели. Однако Столыпин все же был убит. Короче говоря, автор утверждает, что общественное недовольство и ненависть к самодержавию были неизлечимы. Волна терроризма между убийством Александра II и Первой мировой войной была рассчитанной стратегией создания социального хаоса перед началом революции.

        Петр Стопыпин был премьер-министром, известным своими прогрессивными социальными реформами и подавлением терроризма. Убит в Киеве в 1911 году

        Гейфман Анна. Россия при последнем царе: противостояние и подрывная деятельность, 1894-1917 гг. Издательство Блэквелл. Мальден. 1999

        • Эта книга посвящена исключительно режиму последнего царя Николая II с особым вниманием к терроризму. Более того, он охватывает многие факторы, способствовавшие прекращению самодержавного правления в России.Гейфман анализирует конец имперской России как с политической, так и с психологической точек зрения. В политическом плане Россия находилась в тревожном состоянии. Неудача и унижение русско-японских отношений, различные проблемы Первой мировой войны и внутреннее стремление к реформам и революции — все это накопилось на слабом имперском правительстве. В личном и психологическом плане гемофилия князя и нерешительный и реакционный характер Николая только способствовали краху самодержавия.

        Пайпс, Ричард, Дегаев, Сергей. Дело Дегаева: террор и измена в царской России. Издательство Йельского университета. Новый рай. 2003

        • Сергей Дегаев, как и Азеф, был двойным агентом, работавшим на российскую полицию, и активным членом «Народной». Эта книга служит как первичным, так и вторичным источником, потому что Дегаев внес свой вклад в нее после того, как бежал в Соединенные Штаты. Этот источник полезен тем, что его можно сравнить и противопоставить делу Азефа.Хотя эти истории кажутся параллельными, психология и социальное окружение в этих двух случаях в конечном счете дают очень разное понимание менталитета террористов.

        Лев Троцкий. Диктатура против. Демократия (терроризм и коммунизм)

        Это и первичный, и вторичный источник. Хотя она была написана Троцким, она была написана как ответ Карлу Каутскому, видному критику советского государства, который считает, что тактика большевиков по взятию власти соответствовала истинной марксистской идеологии.Эта книга представляет собой защиту Троцкого от терроризма во время революции. Это объясняет, почему терроризм был необходим в контексте русской революции. Он также направлен на легитимацию действий большевиков марксизмом.

        Первичные источники

        Сергей Нечаев. Революционный Катехизис. 1869

        • Это был один из самых ранних источников, в котором подробно объяснялись некоторые обязанности и обязанности революционера-террориста. Революционный катехизис оказал большое влияние как на Боевую организацию эсеров, так и на СД.Этот источник был важным основным руководством к тому, как быть террористом в революционной России.
          • «Революционер — человек обреченный. У него нет ни личных интересов, ни деловых дел, ни эмоций, ни привязанностей, ни имущества, ни имени. Все в нем целиком поглощено одной мыслью и одной страстью к революции».
          • «Тиран по отношению к себе, он должен быть тиран по отношению к другим. Все нежные и расслабляющие чувства родства, любви, дружбы, благодарности и даже чести должны быть подавлены в нем и уступить место холодной и целеустремленной страсти к революции.Для него существует только одно удовольствие, одно утешение, одна награда, одно удовлетворение — успех революции. День и ночь у него должна быть одна мысль, одна цель – беспощадное разрушение. Хладнокровно и неутомимо стремясь к этой цели, он должен быть готов уничтожить себя и своими руками уничтожить все, что стоит на пути революции»
          • «Этот грязный социальный строй можно разделить на несколько категорий. К первой категории относятся те, кто должен быть немедленно приговорен к смерти.Товарищи должны составить список подлежащих осуждению в соответствии с относительной тяжестью их преступлений; и казни должны производиться в соответствии с подготовленным приказом».
          • «При составлении списка осужденных и составлении приказа о казни не следует принимать во внимание ни частное чувство возмущения, ни обращать внимание на ненависть, которую эти люди вызывают среди товарищей или люди. Ненависть и чувство возмущения могут быть даже полезны постольку, поскольку они возбуждают массы на бунт.Нужно руководствоваться только относительной полезностью этих расстрелов для революции. Прежде всего должны быть уничтожены те, кто особенно враждебен революционной организации; их насильственная и внезапная смерть вызовет крайнюю панику в правительстве, лишив его воли к действию, устранив самых умных и энергичных сторонников».
          • «Под революцией Общество не имеет в виду упорядоченный бунт в соответствии с классической западной моделью — бунт, который всегда останавливается перед атакой на права собственности и традиционные социальные системы так называемой цивилизации и морали. До сих пор такая революция всегда ограничивалась ниспровержением одной политической формы, чтобы заменить ее другой, пытаясь таким образом создать так называемое революционное государство. Единственная форма революции, полезная для народа, есть та, которая разрушает все государство до основания и истребила все государственные традиции, учреждения и классы в России».
          • «Сплавить народ в одну единую непобедимую и всесокрушающую силу — вот наша цель, наш заговор и наша задача.

        Петр Кропоткин. Поля, фабрики и мастерские. 1898

        • Кропоткин был ученым активистом, писавшим о создании подлинно анархической системы. Fields, Factory and Workshops был о коммунизме и самоэффективности в небольших местных сообществах. Он утверждает, что в конечном итоге правительство было бы ненужным, если бы каждое сообщество могло производить все, что ему нужно. Хотя эта книга считалась эталоном анархистской литературы, в ней не было упоминания о терроре. Интересно наблюдать, как различные насильственные анархистские группы в революционной России исказили первоначальное видение совместной, свободной от контроля системы.

        Петр Кропоткин был одним из выдающихся авторов анархистской литературы и философии

        Борис Еленский. Воспоминания. 1906

        • Борис Еленский был членом партии эсеров. В этих мемуарах описываются события, начиная с его связи с эсерами и заканчивая революцией 1905 года.Отчет Еленского дает взгляд изнутри на то, как эсеры (одна из самых жестоких политических групп) относятся к имперской России и конкурирующим политическим партиям.

        Михаил Бакунин. Этатизм и анархия. 1873

        • Бакунин был анархистом, который верил в коллективистский анархизм, систему, в которой нет правительства, а производители контролируют. В «Государственность и анархия » он впервые указывает на недостатки социализма, а именно на невозможность эффективного управления пролетариатом. Он понимал, что пролетариат будет слишком велик как правящий орган и должен иметь представительный орган. Однако с созданием такого органа понятия парламента и элитарности снова начнут привносить в общество классовые различия. Его альтернативой было создание системы, которая положит « конец всем господам и всякого рода господству, и свободное построение народной жизни в соответствии с народными потребностями не сверху вниз, как в государстве, а снизу». вверх, самим народом, без всяких правительств и парламентов, — добровольный союз сельскохозяйственных и фабрично-рабочих союзов, коммун, провинций и наций. »

        Джон Рид, «Десять дней, которые потрясли мир», 1919 г.

        • Джон Рид был американским журналистом, освещавшим историю Октябрьской революции. Эта книга предлагает первичный рассказ очевидца о политическом насилии с точки зрения стороннего наблюдателя. Вторая глава, : Грядущая буря , объясняет события прихода к власти большевиков.

        Бабель, Исаак. Красная кавалерия Нортон и компания. Нью-Йорк. 2002.

        • Красная Голгофа была не только репрезентативным произведением литературы раннего советского периода, но и сборником символических притч, иллюстрирующих некоторые проблемы Советского Союза в период его становления.Сила этих рассказов заключается в способности Бабеля изобразить некоторые глубинные социальные и моральные проблемы России посредством искажения человеческой натуры в кажущихся обыденными событиях. Из путешествий рассказчика Бабель исследовал разложение моральной идентичности во время войны, а также злоупотребления евреев и советов во время польско-советской войны. Постоянная жестокость, изображенная в этом историческом произведении, отражает психологические реалии революционной России.

        Риха, Томас.Чтения в русской цивилизации. Издательство Чикагского университета. Чикаго.1969.

        Чтения по русской Цивилизации  – это сборник исторически значимых первоисточников с научными введениями и аннотациями. С помощью этих источников он рисует образ России с раннего средневековья до 1963 года. Вот несколько документов, которые я нашел полезными для изучения терроризма и политического насилия в революционной России.

        • #31 Убийство императора Дэвида Футмана :Эта запись состоит из серии цитат из судебных процессов над народниками, ответственными за убийство Александра II.Это кисло не имеет двух уровней. Во-первых, это дает нам информацию из первых рук о том, как рассматривались судебные процессы над терроризмом в позднеимперской России. Во-вторых, это позволяет нам проанализировать психологию революционеров, убивших прогрессивного и либерального царя.

         

        • #41 Потребность в Великой России Петра Столыпина: Столыпин был одним из выдающихся государственных деятелей позднеимперской России. Николай II назначил его сначала министром внутренних дел, а затем премьер-министром.Он выступал за различные амбициозные сельскохозяйственные и социальные реформы в попытке предотвратить революцию. Хотя он был политически консервативен, многие из его политик были прогрессивными. Он также был очень эффективен в подавлении волны терроризма между 1903 и 1905 годами. Этот источник дает некоторое представление из первых рук о его взглядах на то, какой должна быть социальная идентичность России. Он подчеркивает национализм и единство имперских граждан. Его идеология прямо противоречит платформам поднимающихся революционных фракций, таких как СД и эсеры.Насколько этот его идеал реалистичен/нереалистичен в историческом контексте? Был ли он действительно угрозой революционным целям?

        Результаты поиска по запросу «Советский союз»

      1. … среди стран, входящих в Варшавский договор, и нестабильность западных союзников Советского Союза, впервые отмеченная возвышением Леха Валенсы в 1980 году …

        26 КБ (3767 слов) — 16:35, 11 января 2018

      2. … Конституцией СССР 1924 г. Государственным гербом Советского Союза (вверху) были серп и молот, символизирующие союз рабочий . ..

        33 КБ (5001 слово) — 23:17, 26 февраля 2014 г.

      3. … команда. В военной политике Хрущев неуклонно проводил план развития ракетных войск Советского Союза с целью сокращения численности…

        24 КБ (3589 слов) — 23:20, 19 июля 2019

      4. … Серп и Молот на флаге и гербе Советского Союза. Консолидация власти Большевистская, позже Коммунистическая партия …

        24 КБ (3571 слово) — 22:55, 5 апреля 2021 г.

      5. … поэты, вложившие свои стихи в песни. Он стал использоваться в Советском Союзе в начале 1960-х годов (и продолжает использоваться в России сегодня) для …

        11 КБ (1802 слова) — 02:25, 1 января 2022

      6. … война была одним из факторов, приведших к распаду Советского Союза, в сочетании с огромными издержками войны. Вторжение видно…

        41 КБ (5996 слов) — 03:27, 11 декабря 2019

      7. … Россия была крупнейшей из 15 республик, входивших в состав Советского Союза, на ее долю приходилось более 60 процентов валового внутреннего продукта и ВВП. ..

        65 КБ (9752 слова) — 16:26, 11 января 2018

      8. … уступил Польше по Рижскому договору стал частью Советского Союза после Второй мировой войны, когда восточные границы Польши были изменены ..

        94 КБ (13 783 слова) — 20:22, 30 марта 2019

      9. … режимы, такие как нацизм, нацистская Германия и Советский Союз, профсоюзы, как правило, контролировались де-факто государственными органами, преданными …

        25 КБ (3657 слов) — 21:26, 17 июня 2018 г.

      10. … различные другие части СССР. Число погибших от голода в Советском Союзе в это время оценивается от пяти до десяти миллионов человек. Такой…

        79 КБ (11 931 слов) — 23:04, 10 сентября 2015

      11. … блок начал распадаться в конце 1980-х. С распадом Советского Союза в 1991 году Россия утратила статус сверхдержавы, который она завоевала в …

        137 КБ (20 156 слов) — 19:40, 22 февраля 2020 г. ) 11-я армия.Советский…

        62 КБ (9 424 слов) — 15:51, 21 декабря 2018

      12. . .. нужно было заключить пакт о ненападении, чтобы выиграть время, так как Советский Союз был не в состоянии вести войну в 1939 г., а понадобилось на …

        52 КБ (7724 слова) — 16:24, 13 октября 2018 г.

      13. … . Быстрое развитие промышленности, и прежде всего выход Советского Союза в число победителей во Второй мировой войне, заставили Сталина …

        45 КБ (6736 слов) — 21:48, 10 мая 2020

      14. … существующее правительство и вмешаться, чтобы положить конец войне. Вступление Советского Союза в войну, возможно, тоже сыграло свою роль, но в его радиообращении…

        72 КБ (11 400 слов) — 16:50, 10 октября 2020 г.

      15. … . Гэддис воспринимает истоки конфликта между Соединенными Штатами и Советским Союзом не столько как одиночную ошибку одной или другой стороны, сколько как …

        49 КБ (7122 слова) — 17:15, 8 марта 2017 г.

      16. … после русской революции 1917 года . Будучи «де-факто» правителем Советского Союза, он пытался реформировать застойную Коммунистическую партию и государство. ..

        27 КБ (3984 слова) — 18:05, 28 июля 2020

      17. … массовый расстрел польских граждан Польши по приказу советских властей СССР в 1940 году.Fischer, Benjamin B., https ://www.cia…

        49 КБ (7 172 слова) — 15:24, 14 апреля 2018

      18. … теоретик. Он был влиятельным политиком в первые дни Советского Союза, сначала как нарком иностранных дел, а затем как …

        97 КБ (14 914 слов) — 19:01, 26 июня 2018

      19. … Спецрепортаж на XX съезде КПСС. 24-25 февраля 1956 г. Проверено 24 мая 2007 г. Ракоши был свергнут …

        73 КБ (10 549 слов) — 00:21, 20 января 2018

      20. … объемный отчет об отношениях между Россией (будь то Российская империя или Советский Союз) и Западом с 1875 года до его времени. Он был главным…

        41 КБ (6 134 слова) — 21:03, 14 июня 2017

      21. 6 вопросов о социализме, которые вы стеснялись задать

        Призрак бродит по праймериз Демократической партии 2016 года. Призрак социализма. Президентская заявка Берни Сандерса вынуждает американцев считаться с идеологией, которая оказала глубокое влияние на политику почти любой другой развитой страны и повлияла на Америку больше, чем нам хотелось бы признать.

        Согласно Сандерсу, социализм — или «демократический социализм», его предпочтительная формулировка — в основном представляет собой господствующий либерализм Демократической партии, но даже более того.Это влечет за собой здравоохранение с одним плательщиком, а не Obamacare. Это предполагает бесплатное обучение в колледже, а не субсидированные кредиты. Это влечет за собой государственные должности для решения нашей проблемы безработицы, а не стимулирование через налоговые льготы. Это большие изменения в политике, но они также не кажутся на самом деле равносильными свержению капитализма, особенно с учетом того, что фактически существующий капитализм в Соединенных Штатах уже давно включает регулирование бизнеса и государство всеобщего благосостояния.

        Но Сандерс прав. Взгляд на историю социализма как движения — от его утопических истоков до усовершенствования и популяризации Маркса и раскола социалистов на реформаторов и революционеров в начале 20-го века — обнаруживает идеологию, которая менялась с течением времени и сформировала большинство стран вокруг мира, включая Соединенные Штаты, и это в некотором смысле не является таким резким разрывом со статус-кво, как может показаться вам с помощью цепляющегося за жемчуг тона вопросов Андерсона Купера.

        1) Берни Сандерс социалист?

        Сандерс сидит перед изображением кандидата в президенты от социалистов Юджина В. Дебса в 1990 году. Steve Liss/the LIFE Images Collection/Getty Images

        Сандерс, по его собственным словам, «демократический социалист». Для него это означает, что он поддерживает политику, проводимую во многих демократических странах, особенно в странах Северной Европы, таких как Швеция, Финляндия или Дания.

        «Практически во всех этих странах здравоохранение является правом всех людей, и их системы гораздо более рентабельны, чем наши, высшее образование практически бесплатно во всех этих странах, люди выходят на пенсию с более высокими часто выше, распределение богатства и доходов гораздо более справедливое, их системы государственного образования в целом сильнее наших», — сказал Сандерс Эзре Кляйну из Vox ранее в этом году. «Когда я говорю о том, чтобы быть демократическим социалистом, я смотрю на страны, и это те идеи, у которых, я думаю, мы можем многому научиться.»

        Этот набор политик — часто называемый «скандинавской социал-демократией» или «скандинавской моделью» — был принят в основном по инициативе «социал-демократических» партий Швеции, Норвегии, Финляндии и Дании, которые являются основными левыми партиями в своих странах. центристских политических образований, как правило, совместно с аграрными партиями в виде «красно-зеленой» коалиции.

        В течение 20-го века, когда эти партии пришли к власти в регионе, они постепенно создали большую, всеобъемлющую сеть социальной защиты, где программы были в целом универсальными — подумайте о бесплатном медицинском обслуживании для всех, а не о бесплатном медицинском обслуживании в стиле Medicaid только для самых бедных — и благодаря этому получили широкую общественную поддержку. Аграрные партии во многом обязаны своим универсалистским аспектом; доходы фермеров, как правило, значительно различались, что делало льготы без проверки нуждаемости привлекательными. Обеспечением и поддержкой этой системы были крупные и влиятельные профсоюзы. В Швеции, Финляндии и Дании немногим менее 70 процентов рабочих состоят в профсоюзах, которые также управляют системами безработицы в этих странах; тем не менее, многие не члены профсоюза подпадают под действие коллективных договоров.

        Американцам это может показаться хардкорной версией платформы Демократической партии.Но социал-демократические партии традиционно идентифицировались как социалистические и возникли из социалистических движений. И исторически социал-демократия развивалась не как более умеренная форма капитализма, а как переработанная и уточненная версия марксизма.

        2) Итак, что такое социал-демократия и чем она отличается от социализма?

        Теоретик-новатор-социалист Эдуард Бернштейн в день своего 80-летия, 1930 год. ullstein bild via Getty Images

        Социал-демократия — это вариант социализма, который подчеркивает необходимость достижения социалистических целей — расширения прав и возможностей рабочих, более равномерного распределения богатства и доходов, всеобщего доступа к здравоохранению, образованию и другим основным услугам — посредством представительной демократии, а не посредством революции.Это версия социализма, которая пользовалась наибольшим успехом в реальном мире, как в скандинавских странах, так и в других богатых странах, и это версия, которую основные левоцентристские партии во всех европейских странах, многих латиноамериканских и Австралии и объятия Новой Зеландии.

        Термин «социал-демократ» восходит как минимум к 1848 году, когда Карл Маркс использовал его для перевода названия левой партии французского среднего класса, которую он не любил. К 1875 году он использовался в названии Социал-демократической партии (также известной под своим немецким аббревиатурой СДПГ), которая с тех пор является доминирующей немецкой социалистической партией. Но отчетливо отчетливым подходом к социализму он стал только в конце 1800-х и начале 1900-х годов, когда через несколько десятилетий после смерти Маркса между двумя выдающимися членами СДПГ: Эдуардом Бернштейном и Розой Люксембург вспыхнули исторически значимые дебаты.

        Основной вопрос заключался в том, должны ли социалисты работать над революцией и полным крахом капиталистической системы — или они должны работать над проведением социальных реформ, которые сделают капитализм более гуманным.

        Бернштейн предпочитал реформистский подход.Он считал, что социалисты должны отказаться от цели доведения капитализма до точки кризиса и достижения некоего окончательного социалистического конечного состояния. Смысл существования социалистического движения не в том, чтобы «достичь социализма» в каком-то смысле, а в том, чтобы существовать как сила, стремящаяся улучшить жизнь рабочих. «Движение значит для меня все, — писал Бернштейн, — и… то, что обычно называют „конечной целью социализма“, — ничто».

        Роза Люксембург выступает на заседании Второго Интернационала в Штутгарте в 1907 году. изображение Ульштейна через Getty Images

        Люксембург считала это вероотступничеством. Это противоречило марксистской теории о том, что капитализм подвержен кризису и со временем разовьется до точки, в которой он рухнет и породит социализм. Версия марксизма Бернштейна предполагала, что такая революция может и не быть необходимой — и действительно, что социалистические цели лучше всего достигать не с помощью революционного разжигания, а просто путем проведения социальных реформ.

        «Согласно научному социализму, историческая необходимость социалистической революции проявляется прежде всего в нарастающей анархии капитализма, загоняющей систему в тупик», — писала Люксембург.«Но если признать вместе с Бернштейном, что капиталистическое развитие не идет в направлении собственной гибели, то социализм перестает быть объективно необходимым».

        Этот спор между реформой и революцией предшествовал Бернштейну и Люксембург и продолжался после них. Но их спор прояснил это как центральный разрыв между социалистами в начале 20-го века. Люксембург критически относилась к Ленину и большевикам в России и опасалась неудавшейся коммунистической революции в Германии, в которой она участвовала (и погибла).Но она помогла заложить теоретическую основу для этого общего подхода к достижению социализма через восстание и массовые социальные потрясения. Бернштейн, в свою очередь, установил социалистическую традицию, в которой избирательная политика имела первостепенное значение. Это стало стратегическим источником вдохновения для СДПГ, Социалистической партии Франции и почти всех основных левых партий любой другой западноевропейской страны.

        В этом Бернштейну помогало существование немарксистских «этических социалистов», которые, не обремененные вниманием Маркса к тенденции капитализма к кризису, также были склонны делать упор на социальные реформы и электоральную политику, а не на революцию. Самой важной группой здесь было Фабианское общество в Великобритании, которое превратилось в ключевой интеллектуальный центр зарождающейся Лейбористской партии.

        3) В чем разница между социализмом и коммунизмом?

        Многие социалисты, такие как американский писатель Джон Рид (вверху), порвали со своими социалистическими партиями и основали новые просоветские партии после победы большевиков. Совфото/UIG через Getty Images

        Это сложно.С одной стороны, «социализм» и «коммунизм» — технические термины марксистской теории. С другой стороны, это разрозненные политические движения, которые развивались среди интернациональных левых на протяжении столетия (не говоря уже о том, что социализм значительно опередил Маркса).

        В марксистской теории социализм и коммунизм являются еще нереализованными этапами экономического развития человечества, причем первый предшествует второму. Социализм приходит на смену капитализму и знаменуется захватом рабочего класса государства. Используя эту власть, рабочий класс затем берет на себя контроль над средствами производства, либо путем создания кооперативных предприятий, в которых компании принадлежат их рабочим, либо путем осуществления государственной собственности. Рабочие получают компенсацию в зависимости от их вклада в общество.

        Коммунизм, напротив, достигается по мере того, как государство постепенно «отмирает», а экстремальный технологический прогресс, ставший возможным благодаря социализму, ведет к такому изобилию, что собственность и частная собственность становятся по существу неуместными.Классы испаряются, и все потребности человека удовлетворяются.

        Но стоит различать коммунизм и социализм как политические движения помимо теоретической коннотации терминов. После успеха большевистской революции 1917 года социалистические и социал-демократические партии всего мира оказались перед выбором. Они могли поддержать Ленина и его союзников как социалистов, которым действительно удалось свергнуть капиталистическое государство посредством рабочей революции, или они могли противостоять им как авторитарным, отказавшимся от демократического по своей сути духа социализма.

        Это привело в Европе и Америке к расколу социалистических партий на просоветские коммунистические партии и более традиционные социал-демократические партии. Например, в США две просоветские партии (Коммунистическая рабочая партия и Коммунистическая партия Америки) отделились от Социалистической партии Америки, прежде чем слиться в Коммунистическую партию США. Точно так же Французская коммунистическая партия была сформирована отколовшейся фракцией Французской секции Рабочего Интернационала (SFIO), социал-демократической партии страны.Некоммунистические социалистические партии были членами Социалистического Интернационала (или «Второго Интернационала», поскольку он пришел на смену первоначальной Марксовой Международной ассоциации рабочих), в то время как Советский Союз организовал коммунистические партии в Коммунистический Интернационал (также известный как «Коминтерн» или «Коминтерн»). Третий Интернационал).

        Сара Вагенкнехт, ведущая участница Die Linke. Немецкая партия уходит своими корнями в правящую партию Восточной Германии советского типа, но теперь выступает за социалистические реформы посредством демократических процессов. Шон Гэллап / Getty Images

        Насколько точно платформа коммунистических партий действительно отражала политику Советского Союза, значительно различалась. Некоторые партии, например, в США и Великобритании, явно оставались под каблуком у Москвы. Коммунистическая партия Германии помогла сформировать Социалистическую единую партию Восточной Германии, которая в течение полувека управляла страной как однопартийным государством советского образца. Но в 1970-х и 1980-х годах испанские и итальянские коммунистические партии приняли «еврокоммунизм», подход, который делал упор на реформы посредством парламентских демократических процессов и дистанцировался от советской модели.Реформы, которые они хотели провести в парламентах, были более драматичными, чем реформы социал-демократических партий, но разница заключалась в степени, а не в доверии партий к представительной демократии. После распада Советского Союза многие коммунистические партии в Западной Европе умерили и стали, по сути, социал-демократическими партиями; Демократическая партия Италии, доминирующая левая партия страны, членом которой является премьер-министр Маттео Ренци, является (частично) прямым потомком Итальянской коммунистической партии, хотя сам Ренци является бывшим членом центристской партии, которая объединилась с бывшие коммунисты.

        Со временем революционный коммунизм, не связанный с Советским Союзом, также стал главной силой. После советско-китайского раскола в 1956 году по всему миру возникли партии, поддерживающие Мао, а не Москву; правительство Албании отказалось от Советов в пользу Китая, а ряд коммунистических партизанских движений / террористических групп, в частности «Сияющий путь» в Перу, приняли маоистскую модель. После изгнания Льва Троцкого из советской партии в 20-х годах также возникли троцкистские партии, которые в конечном итоге сформировали Четвертый Интернационал, хотя ни одна из них так и не пришла к власти.

        Таким образом, в практических политических терминах «коммунизм» стал обозначать веру в революционные политические перемены или, по крайней мере, в более драматические и преобразующие демократические перемены, чем те, за которые выступали социал-демократические партии. «Социализм» стал обозначать приверженность демократическим процессам и укрощение капитализма посредством реформ. Но коммунистические партии почти повсеместно идентифицировали себя как приверженных целям социализма — более приверженных, чем их хлипкие социал-демократические соперники.Со своей стороны, многие демократические социалисты, такие как кандидат в президенты США Норман Томас и премьер-министр Великобритании Клемент Эттли, были яростными антикоммунистами.

        4) Это очень странная история фракционеров. Могу ли я получить перерыв на музыку?

        Я имею в виду, что если вы не любите странную историю фракций, социализм может быть не для вас. Но, к счастью, есть много отличных социалистических мелодий. Очевидно, мы должны начать с «Интернационала», песни, любимой социалистами, коммунистами и левыми всех мастей, по крайней мере, с тех пор, как Второй Интернационал принял ее в качестве своего официального гимна (то же самое сделала бы и Коммунистическая партия Советского Союза). .Здесь ее поет Билли Брэгг, откровенный британский социалист и певец фолк-рока:

        Брэгг также делает чертовски прекрасную версию «Красного флага», полуофициального гимна Лейбористской партии и британских социалистов в целом:

        Но это еще не все гимны. Синти-поп-группа 80-х годов Scritti Politti была марксистской по происхождению, получив свое название от написанной с ошибкой версии названия книги итальянского теоретика марксизма Антонио Грамши.Хотя со временем группа стала менее политической, они, тем не менее, были единственной группой, названной в честь произведения Грамши, которая попала в топ-20 поп-хитов США, что должно чего-то стоить:

        5) Разве Советский Союз не показал, что социализм не может работать?

        Испанская группа Mondragon — рабочий кооператив, в который входит компания по производству электроприборов Fagor, одна из фабрик которой изображена выше, — представляет собой модель социализма без государственного контроля. Рафа Ривас/AFP/Getty Images

        Хорошая новость заключается в том, что ни Сандерс, ни европейские социал-демократические партии не выступают за создание экономики советского типа или политической системы советского типа. Существует множество других моделей социалистического общества, некоторые из которых сработали на практике, а многие никогда не применялись.

        В частности, скандинавские социал-демократии, которые восхваляет Сандерс, демонстрируют очевидный экономический успех. Можно справедливо утверждать, что эти общества успешно покончили или, по крайней мере, резко сократили худшие излишества капитализма.В 2012 году относительный уровень бедности — доля населения, живущего менее чем на половину среднего дохода, — составлял всего 9 процентов в Швеции и 5,4 процента в Дании. В США, напротив, он составил 17,9 процента. Младенческая смертность в Финляндии примерно вдвое меньше, чем в США, в основном потому, что бедные финны получают лучшее медицинское обслуживание, чем бедные американцы.

        Располагаемый доход самых бедных жителей — тех, кто находится в 5-м, 10-м или 20-м процентиле — в Дании, Норвегии, Финляндии и Швеции выше, чем у их коллег в США.И в то время как некоторые из этих стран, особенно Дания, к сожалению, проводят ограничительную иммиграционную политику, другим, например Швеции, удалось сохранить щедрые государства всеобщего благосостояния, относительно приветствуя беженцев. Эти страны не лишены своих проблем — высокая безработица и недавняя резкая негативная реакция на иммигрантов, которые являются главными среди них, — но во многих отношениях они обеспечивают лучшую жизнь для своих наиболее уязвимых жителей, чем США.

        И, кроме скандинавов, в самых богатых странах — Германии, Франции, Австралии — есть активные социалистические партии, которые в течение определенного периода контролировали свои правительства.Ваш пробег может варьироваться в зависимости от того, были ли эти пребывания в должности успешными, но это совсем другой вопрос, чем вопрос о том, работал ли советский социализм.

        Вот, лицо американского социализма. Дайан Макдональд / Getty Images

        Возможно, европейская социал-демократия слишком мягка, чтобы считаться социализмом, и нас интересуют только модели, в которых правительство или рабочие владеют средствами производства и контролируют их. Для этого существует множество несоветских моделей.Коммунистическая Югославия, например, действовала не через централизованное планирование в советском стиле, а через децентрализованные рабочие советы. Это явно не сработало — это все еще была относительно жестокая диктатура, — но другие варианты рабочего контроля имели успех в меньших масштабах. Рабочие кооперативы, например, являются удивительно распространенной формой корпоративной организации: компании, стоящие за Gore-Tex, издательствами Norton и сетями продуктовых магазинов Publix и Price Chopper, принадлежат их сотрудникам.Полная собственность рабочих еще не применялась в демократическом обществе, поэтому нельзя сказать, что она не работает.

        Демократическое правительство/коллективное владение всеми компаниями также не опробовано, но существует множество моделей того, как это могло бы работать. В 1970-х годах Швеция была близка к тому, чтобы попытаться реализовать вариант с «планом Мейднера», в соответствии с которым ее профсоюзы постепенно скупали контрольный пакет акций каждой компании, пока шведские рабочие не смогли установить полный контроль над корпорациями страны. Это так и не было реализовано, но представляло собой версию собственности рабочих на средства производства, которая не влечет за собой централизованного планирования в советском стиле. Другой возможный подход — это то, что экономист из Йельского университета Джон Ремер называет «купонным социализмом», при котором каждому американцу будет предоставлена ​​равная, непередаваемая доля собственности в его компаниях. Таким образом, большинство американцев могли осуществлять прямой демократический контроль над корпорациями.

        6) Так почему же Сандерс считает себя социалистом?

        Что отличает Берни от либерала Нового курса, такого как Шеррод Браун (слева)? Win McNamee/Getty Images

        Ну, во-первых, Берни Сандерс идентифицировал себя как социалист на протяжении десятилетий, в том числе в 1970-х годах, когда он придерживался несколько более радикальных взглядов.Но в некотором смысле его продолжающаяся самоидентификация как демократического социалиста — а не социал-демократа или даже либерала Нового курса — противоречит историческим тенденциям. В Европе в последние десятилетия ярлык «социал-демократ» стал более распространенным, чем «демократический социалист», что является одним из многих признаков сдвига вправо левых партий развитых стран с 1980-х годов.

        А в США, где словосочетание «социалист» никогда не было лейблом мейнстрима, оно еще более странное, учитывая, сколько платформы Сандерса разделяют американские политики, которые не считают себя социалистами.Он поддерживает единый плательщик медицинской помощи, но так делают 53 Дом демократов. Он поддерживает полную занятость через государственные должности, но так же конгрессмен Джон Коньерс, который, в то время как дружественные с некоторыми демократическими социалистическими группами, не в моих знаний, принятых на этикетке себя. В целом, это трудно увидеть большое различие между Sanders и особенно либеральными демократами, как сенатор Шеррод Браун (D-OH) или лидерами Репс Конгресса Progressive закрытого собранием в. Кит Эллисон (D-MN) и Рауль Грихальвы (D-AZ), оба из которого поддержали Сандерс.

        Так зачем брать на себя ярлык «социалиста», зная, что это может быть препятствием? В своем интервью Vox Сандерс предположил, что он мог бы не идентифицировать себя как социалист, если бы демократы остались верными рабочему либерализму Нового курса, но что, учитывая текущую экономическую политику партии, необходимо выделиться. «Было время — я думаю, при Рузвельте, может быть, даже при Трумэне, — когда считалось, что рабочие являются частью Демократической партии», — сказал Сандерс.«Я думаю, что по целому ряду причин, во многом связанных с деньгами и политикой, это уже не так». Если называть себя демократом уже недостаточно, чтобы маркировать себя политиком рабочего класса и для рабочего класса, тогда необходимо другое прозвище — и «демократический социалист» ничуть не хуже любого.

        Кроме того, стоит задаться вопросом, насколько на самом деле различаются демократический социализм и либерализм Нового курса с исторической точки зрения. По исторически сложным причинам профсоюзы в США так и не сформировали сильную социалистическую или рабочую партию, как это сделали профсоюзы в европейских странах. Вместо этого, начиная с 1930-х годов, профсоюзы стали мощной фракцией внутри Демократической партии и внедрили многие политические идеи в стиле Бернштейна в американский либерализм. Таким образом, в то время как европейские левоцентристские партии в целом отражают правое движение идеологии, ранее приверженной революционному социализму, демократы США представляют собой левое движение классического либерализма, которое в результате конвергентной эволюции пришло к идеям, аналогичным европейским социальным. демократы.Идентификация Сандерса как социалиста помогает преодолеть разрыв между этими традициями и подчеркивает их существенную общность.

        Революция в осаде | International Socialist Review

        В эпической поэме Гомера «Одиссея» Одиссей сталкивается с извращенным выбором: позволить шести членам своей команды быть заживо съеденным отвратительным чудовищем или рисковать крушением своей лодки и гибелью всей своей команды в водовороте, созданном другим монстр. Хотя оно было написано тысячи лет назад, оно служит удачной аллегорией опыта русских коммунистов после Октябрьской революции 1917 года.Балансируя между белой контрреволюцией и голодом, иностранной интервенцией и политическими расколами, российские коммунисты храбро сражались, но в условиях, которые требовали постоянного отступления и жертв. Жестокость времени обычно возлагают на Ленина и большевиков. Мастерская книга Виктора Сержа «Первый год русской революции» описывает первый год их попытки построить и стабилизировать новую советскую республику и дает симпатичный, но не очищенный отчет.

        Написанный между 1928 и 1930 годами, большая часть которого была еще в Советском Союзе, Серж недвусмысленно поддерживает большевистскую партию (которая сменила название на Коммунистическую партию в 1918 году) в ее проекте и, в отличие от апологетов более поздних преступлений Сталин, не чурается менее вдохновляющих и суровых реалий

        года

        Большевистская политика.Только увидев ситуацию во всей ее полноте, можно разобраться и понять политику большевистского правительства. Это период, совершенно не похожий на наш, но заслуживающий пристального изучения.

        Книга Сержа стоит в одном ряду с «Историей русской революции» Льва Троцкого за ее способность изображать сложные ситуации и обеспечивать теоретическое понимание внутренней работы классов, партий и армий в движении. Книга Сержа имеет более широкий исторический размах, включая краткое изложение начала революционного движения в России до 1917 года, периода самой революции и первого года Советской власти, занимающего большую часть книги.Опираясь на сотни работ по истории, мемуарам и прессе, стоит прочитать более ста страниц одних только сносок, поскольку в них содержится парад красочных биографий неизвестных большевиков и социалистов.

        Под лозунгами «Хлеба, мира и земли» и «Вся власть Советам» партия большевиков возглавила восстание в октябре 1917 г., свергнув буржуазное временное правительство, пришедшее к власти после падения царя в феврале прошлого года. Точка зрения партии заключалась в том, что в отсталой России, «слабом звене» международного капитализма, задача строительства социализма может начаться, но не может быть завершена или выжить без распространения революции на более капиталистически развитые соседние страны, особенно в Германию. Компрометация или отказ от власти в России нанесли бы серьезный удар по продвижению мировой революции, поэтому все усилия были направлены на выживание зарождающегося государства. Однако цена выживания была невероятно высока. Несмотря на то, что «Первый год» прекрасно написан и полон проницательных идей, он рассказывает о человеческих жертвах послеоктябрьской гражданской войны, разорявшей Россию, отрезвляет.

        Основы выживания молодого советского государства требовали стратегического видения, самопожертвования и несгибаемой воли.Серж, который сам был анархистом всю свою взрослую жизнь до переезда в Россию в 1918 году, описывает эти качества как жизненную силу большевистской партии. Революционная партия есть воплощение видения как конечной цели, так и непосредственного действия. В экономически опустошенных условиях гражданской войны в России научная отстраненность и дисциплина, которые позволяли большевикам ориентироваться в меняющихся настроениях революционной российской политики, стали чем-то гораздо более суровым:

        Одним словом, они должны увидеть реальность, понять возможность и представить себе действие, которое будет связующим звеном между реальным и возможным. При этом единственная точка зрения, которую они могут занять, — это высшие интересы пролетариата. Все их мышление должно быть мышлением пролетариата с преимуществом научной дисциплины. Высшего выражения пролетарское сознательность достигает в вождях организованного авангарда рабочего класса. Как личности они велики лишь в той мере, в какой воплощают массы. Только в этом смысле они гиганты — безымянные гиганты. Выражая сознание массы, они обнаруживают добродетель, которая для пролетариата является чистой необходимостью: ужасную безличность.

        Придя к власти, большевики столкнулись с бесчисленными контрреволюционными угрозами. «Ужасная безличность» партии подвергалась испытаниям снова и снова, и, как и в 1917 году, успех партии зависел от внутренней культуры, изобиловавшей спорами. Серж многозначительно включает дебаты, в которых члены партии более низкого ранга открыто оспаривают позиции Ленина, даже ставя его в меньшинстве в ключевые моменты. Хотя читатели в значительной степени осведомлены о возможной эрозии, а затем и о разрушении этой культуры, этот исход все еще был в значительной степени в будущем партии.

        Октябрьская революция произошла в условиях, когда Первая мировая война уже опустошила Россию. На этом фоне разворачивались саботаж, иностранная интервенция, гражданская война и блокада. Голод стал широко распространенным явлением, поскольку производство зерна упало менее чем вдвое по сравнению с довоенным уровнем. Промышленное производство рухнуло — например, довоенное производство угля и нефти упало примерно до одной трети, а стали — менее чем до 5 процентов. Нехватка промышленных товаров усугубила кризис на транспорте, поскольку железные дороги не могли получить необходимый ремонт или топливо, что добавило кризис распределения, усугубивший голод.Крах промышленного производства означал закрытие заводов и массовую эвакуацию городов, что имело разрушительные последствия для политики власти рабочего класса.

        Если бы кризис производства был единственным вызовом, брошенным большевикам, он был бы существенным. Однако новое государство было разрушено перекрывающимися нападениями и конфликтами: Германия, ее армии все еще были невредимы, немедленно угрожала вторжением, а у Советского правительства не было армии, старая распалась; враждебные государства провозгласили независимость на Дону, Украине, Закавказье и Поволжье; Весной 1918 года легион чехословацких солдат, возвращавшихся домой по Транссибирской магистрали, ополчился против большевиков.Остатки царского двора и вооруженных сил внутри и за пределами России и при международной поддержке сформировали контрреволюционные белые армии для нападения на новую республику, на одном из этапов конфликта сведя территорию, контролируемую Советским Союзом, к старым границам Московского княжества.

        Классовая война превратилась в военное состязание; но подавление внутренних угроз должно было предшествовать любому открытому конфликту с соседними армиями. Поскольку новое правительство разрушило старые бюрократические системы и иерархии, во многих случаях они строились с нуля.Жесткое сопротивление и откровенный саботаж исходили со всех сторон квалифицированного слоя городских технократов и военнослужащих.

        Неизбежность гражданской войны не означала, что новое государство торопилось ввязываться в крупный конфликт. Переговоры о мире с Германией в Брест-Литовске были необходимы, чтобы выиграть время для организации новой республики. Как ни странно, Ленин настаивал на немедленном мире на жестких условиях Германии. Позиция Троцкого «ни войны, ни мира» поддерживала отсрочку открытой войны и служила потребности Советской республики в стабильности, в то же время давая время для созревания зарождающейся немецкой революции.В Совете громкое меньшинство левых коммунистов и левых социалистов-революционеров выступало против мира, желая вместо этого вести революционную войну, чтобы разжечь революцию в Европе. Ленин утверждал, что отказ от подписи означал, учитывая силу германской армии и развал армии в России, верный проигрыш:

        Если бы мы действительно верили, что немецкая революция может разразиться после провала переговоров, мы должны были бы принести себя в жертву, так как немецкая революция выше нашей.Но это еще даже не началось. Мы должны продержаться до всеобщей социалистической революции, а сделать это мы можем только путем заключения мира.

        Несогласие внутри Коммунистической партии не уменьшилось с подписанием мира; левые большевики во главе со старыми кадрами Бухариным, Радеком и Преображенским боролись с тем, что они считали «правым уклоном» со стороны Ленина и большинства партийного руководства. Они продолжали критиковать готовность вести переговоры с имперскими державами, а также то, что они считали слишком медленными темпами национализации и ползущим засильем мелкобуржуазных элементов.Они угрожали выходом из ЦК партии, создавая угрозу раскола. Ленин, упорно отвергая их тезис, напомнил товарищам, что избрание в ЦК «не означает, что все его члены должны иметь одинаковые мнения». Вполне естественно, утверждал он, в стране, где доминируют мелкобуржуазные производители (что только усугублялось раздачей больших земельных владений бедным крестьянам во время революции), темпы национализации и экономического преобразования к социализму будут медленнее, чем в Европе. экономики.По иронии судьбы, несмотря на сохранение теоретического большинства в руководстве партии, ленинское большинство было вынуждено принять некоторые предложения левых, такие как усиление национализации, исключительно под давлением гражданской войны. Результатом стал еще больший хаос в экономике, поскольку неопытное новое правительство, уже вышедшее за пределы своих возможностей, было вынуждено пытаться управлять крупными предприятиями. Но Серж справедливо отмечает, что накал дебатов был свидетельством внутренней культуры партии:

        Предположим, партия подписала бы «позорный Брест-Литовский мир», не отреагировав болезненно, согласилась бы на прекращение революционного наступления в полном единодушии, без каких-либо последствий для своего состава, и в столь тяжелом кризисе, как этот, вполне без идеологической борьбы, со всеми вытекающими из этого беспокойным критическим мышлением, страстью и поиском новых решений, — была бы такая партия живой и здоровой, действительно способной справиться со своей огромной ответственностью?

        Заключение мира с Германией едва ли означало период затишья.Это был даже не мирный период. Реакционные силы, желавшие повернуть время революции вспять, либо восстановить царизм, либо установить военную диктатуру, известные как белые, одержали крупную победу в Финляндии в конце зимы и начале весны 1918 года. Разрушив установившуюся радикальную демократию в январе они установили схему, по которой будут следовать все победы белых:

        Победители вырезали побежденных. С древности известно, что классовые войны — самые страшные.Нет более кровавых и зверских побед, чем победы имущих классов. Со времени кровавой бани, учиненной французской буржуазией Парижской Коммуне, мир не видел ничего, что могло бы сравниться по ужасу с тем, что произошло в Финляндии. . .

        Этот факт позволяет нам сделать важный теоретический вывод о характере Белого террора, подтвержденный с тех пор опытом Венгрии, Италии, Болгарии и т. д. Белый террор нельзя объяснить неистовством сражения, насилие классовой ненависти или любой другой психологический фактор.Психоз гражданской войны играет чисто второстепенную роль. На самом деле террор есть результат расчета и исторической необходимости. Победившие имущие классы прекрасно понимают, что они могут обеспечить себе господство после социальной борьбы, только устроив кровавую бойню рабочему классу, достаточно жестокую, чтобы ослабить его на десятки лет после этого. А так как класс, о котором идет речь, гораздо более многочисленн, чем классы богатых, число жертв должно быть очень велико.

        Потери в Финляндии составили от 10 до 20 000 человек; хотя белые никогда не вели точного подсчета потерь, они зафиксировали число интернированных в концлагеря: 70 000 человек.

        В основе Октябрьской революции лежал союз крестьянства с рабочим классом, выраженный в советских органах как блок между большевиками и левыми эсерами и выраженный большевистскими лозунгами: «Хлеба, мира и земля.» Когда основное требование о перераспределении земли было удовлетворено — крупные земельные владения были раздроблены и переданы бедным крестьянам, что привело к созданию миллионов новых независимых производителей, — напряженность вышла на первый план.«После того как буржуазная революция, осуществленная сельскими массами, исчерпала себя, — пишет Серж, — противоречие между этими целями и целями социалистической революции давало о себе знать с возрастающей жестокостью. Идеологи мелкой буржуазии, раздираемые противоречивыми интересами и настроениями, не без больших внутренних потрясений откололись от партии пролетариата. Это момент, выбранный влиянием из-за рубежа, чтобы усилить свое давление».

        После мартовского мира с Германией левые эсеры, отколовшиеся от своей партии и присоединившиеся к советскому правительству, в июле 1918 года покинули исполнительный орган Совета.Осуждая большевистскую политику, особенно договор с Германией, они порвали с большевиками и объявили войну правительству на V съезде Советов. Используя свое положение в правительстве, чтобы усилить атаку, они инициировали короткое, но обреченное восстание в Москве. Центральным пунктом разногласий был вопрос о том, на какую часть крестьянства должна опираться советская политика: на беднейших крестьян или на середняков? Из-за голода свободная торговля зерном была запрещена, а правительственные реквизиции довели всех крестьян до прожиточного минимума (что, стоит отметить, хотя и было суровым, все же удерживало их калорийность выше, чем у городских рабочих).

        В июле 1918 года крестьянство, которое с июля предыдущего года по январь и февраль поддерживало большевиков как орудие экспроприации помещиков, теперь в целом стало им враждебно. По ключевому вопросу о торговле хлебом крестьянские интересы объединили середняков с кулаками. Партия левых эсеров, руководящие круги которой состояли из искренней социалистической интеллигенции, к тому времени потеряла свою социальную базу. Между намерениями его вождей и стремлениями класса, придававшего ему силу, увеличивалась пропасть.Все, что могло сейчас выдать, было каким-то приключением. В таких ситуациях революционным идеалистам остается только попытать счастья в последний раз, упасть и сломать себе шею.

        Аналогичная напряженность развивалась и с другими русскими социалистами. Считая Россию неготовой к социализму, умеренные социалисты выступали против советского строя во имя «демократии». Партия меньшевиков в ноябре объявила о своем намерении бороться с коммунистами, подстрекавшими рабочих к попыткам социализма «преждевременно», чтобы создать Россию, в которой капитализм мог бы идти своим естественным путем, — и это несмотря на гротескные репрессии против повстанцев, их семей, городов, и еврейских деревень по всей России.(Известно, что белые силы подстрекали к погромам евреев, которые не играли никакой роли в сопротивлении.) Зимой 1917 года эсеры попытались созвать Учредительное собрание (буржуазный парламент) в качестве противовеса Советам, а позже попытались создать мини-парламентские государства под крылом иностранной оккупации. Не добившись этого, Национальный совет эсеров заявил на своей партийной конференции в мае о своей поддержке «немедленной ликвидации большевистского правительства» и замены его таким, которое «могло бы разрешить в чисто стратегических целях ввод союзных войск на территорию России». территория.

        Господствующей формой политического радикализма до эпохи марксизма в России было народничество с либеральной долей терроризма. Социалисты-революционеры были прямыми потомками этого течения и очень умело применяли свои террористические навыки против правительства. Эскапады эсеров и, в частности, одного лидера, Бориса Савинкова, содержат достаточно интриг, чтобы заполнить тома шпионских триллеров. Он один участвовал в трех антибольшевистских контрреволюционных авантюрах, а также участвовал в нескольких заговорах с целью убийства.

        И левые, и правые эсеры занимались терроризмом против советских руководителей. Покушения на Ленина и Троцкого потерпели неудачу (хотя Ленин был ранен в шею), но заговор левых эсеров с целью убийства графа Мирбаха, который вел переговоры в пользу немцев в Брест-Литовске, удался. правые эсеры убили В. Володарского, одного из самых известных уличных ораторов коммунистической партии в Петрограде; позже эсеры убили капитана петроградской тайной полиции, или ЧК, в тот же день, когда был расстрелян Ленин.

        Стоит отметить, что успех попыток левых эсеров был частично обусловлен тем, что в качестве членов советского правительства в течение первых семи месяцев 1918 г. квартиру, где его расстреляли.Но это был также период, когда политические настроения были еще очень вялыми — у Ленина не было даже телохранителя, и он был застрелен, уходя с митинга.

        Миф о том, что большевики пришли к власти полностью милитаризованными, намереваясь править в однопартийном государстве, разваливается, если прочесть рассказ Сержа об отношениях большевиков с другими социалистами, в частности с левыми эсерами. Он также неоднократно указывает на их наивность в отношении к контрреволюционерам, предпочитая арестовывать и освобождать их, а не заключать в тюрьму или казнить.Они усвоили этот урок на собственном горьком опыте и ввели красный террор летом 1918 года в ответ на усиление скоординированных военных вызовов Советской власти. Серж с упреком пишет о том, как в первые недели после прихода к власти большевики отпустили поднявших против них оружие контрреволюционеров под заверениями, что они больше этого не сделают. «Глупое помилование!» — пишет он. «Эти самые юнкеры, эти офицеры, эти студенты, эти социалисты контрреволюции рассеялись вдоль и поперек России и организовали там гражданскую войну.Революция должна была встретиться с ними снова, в Ярославле, на Дону, в Казани, в Крыму, в Сибири и в каждом заговоре ближе к дому».

        Серж приводит многочисленные примеры того, как социалисты в партиях меньшевиков и эсеров в Финляндии, Самаре, на Украине и в Москве действовали либо в иллюзии, что буржуазная демократия действительно возможна в разгар классовой борьбы, либо совершенно открыто как союзники Белая реакция (некоторые из которых требовали восстановления монархии).

        Пункт за пунктом, в Сибири повторяется опыт Украины, где демократические партии буржуазии ничего не могли сделать, кроме как открыть дорогу черной реакции. Такова, в самом деле, неизбежная функция этих партий в гражданских войнах, ибо особенность мелкой буржуазии состоит в том, что она не имеет своей собственной политики. Он всегда стоит между двумя диктатурами — диктатурой пролетариата или диктатурой реакции; его предназначение состоит в том, чтобы подготовить последнее до определенного момента, а затем подчиниться ему.

        Небольшой, борющийся рабочий класс, знаменосцами которого была Коммунистическая партия, остался один в море враждебных классовых сил. Слабость рабочего класса сыграла решающую роль в хаосе, возникшем после революции. Серж ясно дает понять, что революцию произвела не объективная сила русских рабочих, а слабость их буржуазии. Социальный вес рабочего класса, всегда находившегося в меньшинстве, в последующие годы рухнул.Уже в 1918 году города были опустошены как добровольным уходом лучших рядов революционеров в Красную Армию, так и отчаянным бегством в деревню спасавшихся от голода. Коммунистическая партия, все более неспособная дать классу политическую сплоченность, перерабатывая его лучшее мышление и организацию изнутри, формировала класс в основном за счет принуждения извне. Этот процесс растянулся на годы, но начинается вполне отчетливо в 1918 году, не иначе как по необходимости.

        Это был июнь 1918 года, когда Красная Армия находилась на зачаточном уровне функционирования. Россия понесла большие территориальные потери из-за вторжений чехословацких войск в Сибирь и претензий на «независимость» от поддерживаемых империей «демократов» на юге и западе. Сопротивление наступлению белых было широко распространено, но до июня было неэффективным, поскольку дезорганизованные партизанские отряды и партизанские отряды не могли противостоять более крупным и более дисциплинированным армиям, поддерживаемым западными державами. Рассказ Сержа о первом сражении новой армии с Троцким во главе (в основном взятый из воспоминаний одной партизанки) одновременно вдохновляет и мучает.Объединив измученные, плохо обученные силы в более или менее дисциплинированную силу, способную противостоять нападению в критический момент, Красная Армия переломила ситуацию и вернула себе южные пределы республики.

        Мало-помалу начала кристаллизоваться вера в победу над врагом, превосходившим его в численности, вооружении и организации: мы снова можем взять Казань! Прибывали свежие войска; был заложен небольшой аэродром, хотя самолетов в его распоряжении была всего эскадрилья.Противник начал понимать, что под Свияжском собирается сила, которая вскоре может оказаться грозной. Атаки белых регулярно отбивались.

        Этот анекдот также описывает первый случай, когда Красная Армия казнила своих бойцов за то, что они сломились перед лицом наступления противника.

        Петроградские партизаны, которые, может быть, воображали, что статус добровольцев из столицы даст им некоторую снисходительность, были жестоко расправлены военным трибуналом: несколько десятков из них были отправлены на смерть.

        Ни одна армия на действительной службе никогда не избегала таких суровых мер: война всегда заставляла людей стоять между пулями врага и пулями своих товарищей, если когда-либо по малодушию они становились союзниками врага. Коллективный инстинкт самосохранения нуждается в этом железном законе, чтобы победить индивидуальный инстинкт тождества. Так что эти действия не требуют комментариев. Самое большее, мы должны еще раз подчеркнуть характер условий, в которых выковывалась дисциплина Красной Армии.

        Серж снова и снова подчеркивает «ужасное безличие» большевиков у власти, но неопровержимо доказывает, что это не было жестокостью или пренебрежением к жизни: условия были продиктованы ставками гражданской войны. Во всяком случае, большевики были чрезмерно оптимистичны: в первые несколько месяцев новой республики они бросались в каждую брешь, будь то военную, дипломатическую или техническую. Слишком легко романтизировать самопожертвование и извлечь из этого периода урок о том, что сегодняшнему радикальному движению не хватает готовности безоговорочно броситься в механизм системы и разрушить ее независимо от условий. или стоимость.Собственно, таково было отношение левых коммунистов, отвергших Брест-Литовск:

        Утверждение доктрины: Никаких компромиссов! Революция не должна ни маневрировать, ни отступать, ни идти на компромиссы. Единственной тактикой, которую он должен был применить, была максимальная непримиримость. Лучше погибнуть, чем жить ценой компромисса! Это была основная доктрина левого коммунизма, и надо отдать ей должное за здоровую реакцию против оппортунистических тенденций.

        Отчет Сержа уникален тем, что он симпатизирует левым критикам коммунистической политики, но при этом защищает необходимость решений, принимаемых большинством партии.В то время как большинство комментаторов считали идеи левых «мелкобуржуазным извращением», Серж видел, что корни этой тенденции уходят в долгую историю борьбы партии:

        Несомненно также, что чувства уязвленного самолюбия, оскорбленного патриотизма и героического самопожертвования (школа «Смерть перед бесчестием») гораздо ближе менталитету буржуазии, и особенно интеллигенции, чем реалистическому, утилитарному, диалектический и глубоко революционный дух пролетариата.Но, как мне кажется, уже нельзя отрицать, что эта левая тенденция представляла собой и нечто другое: реакцию против опасности оппортунизма. . . Однако вплоть до Ленина все пункты, в которых люди предпочитали «маневрировать» во имя революции, были поводом для них прямо впадать в оппортунизм. Мы должны также помнить еще об одном существенном факте. Никогда еще не было успешной пролетарской революции. Некоторые из лучших революционеров стали теперь склонны продолжать традицию героических пролетарских поражений посредством жертвы, плодотворность которой для будущего произвела на них глубокое и понятное впечатление.Однако одной из великих заслуг Ленина было то, что он настаивал на том, что с этой традицией необходимо порвать.

        Драма и героизм большевиков были не столько продуктом личностей (хотя личность является фактором), сколько результатом шаткого международного баланса, последовавшего за мировой войной. Правительства пали, рабочие восстали, границы были перечеркнуты. Отсутствие революционных кадров большевистского образца в каждой стране спасло капитализм. В предпоследней главе о немецкой революции Серж описывает убийство двух величайших героев того поколения во время преждевременного восстания в Берлине: Розы Люксембург и Карла Либкнехта, у которых не было недостатка ни в лидерских способностях, ни в смелости, ни в интеллекте.Чего им не хватало, так это замены: легионов тех, кого Серж называет «безымянными гигантами», которые существовали по всей России.

        В «Постфейсе» Сержа, написанном в 1947 году, автор подводит итог вырождения революции и указывает на то, что он считает критическими ошибками, которые позволили бюрократизации развиваться без необходимости, в частности на отсутствие у ЧК публичных процессов и властное обращение с Кронштадтский мятеж, унесший тысячи жизней. Здесь, мне кажется, он слишком прямолинейно смотрит на судьбу советского общества.В то время как Серж абсолютно прав, отрекаясь от высокомерной и подозрительной реакции на требования кронштадтского матроса и указывая на жестокую трагедию, вытекающую из этого, очень скоро после того, как советское государство предприняло ряд отступлений и изменений в попытке нормализовать общество.

        ВЧК расформирована в 1922 г.; его функции были переданы Государственному политическому управлению, или ГПУ, которому не хватало полномочий и размеров его предшественника. Тюрьмы были опустошены до 12 000 заключенных, поскольку угроза военных нападений и саботажа уменьшилась.Новая экономическая политика установила свободную торговлю в сельском хозяйстве, чтобы смягчить взрывоопасные трения между крестьянами и Советами.

        Серж правильно указывает на подмену партией класса и на привычку к жестокости, накопившуюся во время гражданской войны. Но неправильно отвергать возможность возрождения рабочего класса — если бы в Германии или где-либо еще произошла успешная революция, — которое могло бы породить новое руководство в согласии с продолжавшимися оппозиционными движениями внутри Коммунистической партии после 1921 года.

        Несмотря на эту критику, Серж никогда не отказывается от своей убежденности в том, что большевики искренне стремились к самоосвобождению угнетенных и эксплуатируемых классов России:

        Большевики взяли власть потому, что в процессе естественного отбора, происходившего среди революционных партий, они оказались наиболее способными к последовательному, дальновидному и решительному выражению чаяний мобилизованных масс. Они держались за власть и выиграли гражданскую войну потому, что, в конечном счете, несмотря на многие колебания и конфликты, массы поддерживали их от Балтики до Тихого океана.. . . Таким образом, до конца гражданской войны, в 1920–1921 годах, русская революция приняла вид огромного народного движения, которому большевики дали мозг и нервную систему в виде вождей и кадров.

        Это не взгляд здравого смысла на русскую революцию и большевиков. До сих пор история остается заложницей лжи и искажений, нагроможденных на нее как сталинскими оправданиями своих преступлений, так и стремлением Запада демонизировать революции.Как утверждает «Постфейс» Сержа сразу после Второй мировой войны:

        Совершенно естественно, что фальсификация истории теперь должна стать повесткой дня. Среди неточных наук история больше всего угрожает интересам, как материальным, так и психологическим. Мифы, заблуждения, тенденциозные толкования кишат русской революцией, хотя факты легко доступны. Очевидно, что проще и привлекательнее говорить и писать, не информируя себя заранее.

        Крайне важно, чтобы новые левые, зарождающиеся сегодня, не стали жертвой поверхностного игнорирования единственной в истории успешной рабочей революции. Понимание условий и сил, которые привели революцию с высоты человеческого освобождения к ужасам тоталитаризма, необходимо, если мы не хотим ни пренебрегать достижениями революции, ни апологетами ее вырождения.

        Год первый русской революции — это богатая хроника того периода, который двигался от прямого и насильственного вхождения масс в управление обществом, до того момента, не по вине самих революционеров, когда коммунистическую партию начали «вешать». в воздухе» (по словам Ленина), без рабочего класса, который двигал бы общество вперед.Каждое решение несло в себе судьбу не только населения России, но и чаяний трудящихся всего мира. В свою очередь, захватывающая, пугающая и вдохновляющая книга «Первый год» обязательна к прочтению всем, кто серьезно занимается изменением мира.

        Российская революция 1917 года, коммунизм, холодная война

        Русский Революция 1917 года, Коммунизм, Холодная война

         

        Русская армия была самой многочисленной в Европе, она победила Наполеона, но она была плохо обучены, недостаточно снабжены, неадекватно оснащены и неподготовлены. Солдаты-крестьяне в русских армиях потеряли волю к бою и начали пустыня. Царю пришлось иметь дело с внутреннее недовольство и внутреннее сопротивление. Был боевой труд движение и бунтующее городское население. Горожане справились с инфляция и аграрная нехватка продовольствия, зерна и топлива.

        В Революции 1905 года царя Николая II священник, отец Гапон возглавил марш протеста из десятков тысяч рабочих над условиями в Санкт-Петербурге.Петербург. 22 января, 1905 г. войск открыли огонь по толпе, убив сотни людей в «Кровавое воскресенье». Рабочий забастовки и феодальные крестьянские восстания требовали перемен. Царь обещал реформы и Думы, представляющей все классы. Была избрана Дума (парламент), которую правительство бойкотировало. Марксисты, призывавшие к революции. Распутин, «сумасшедший монах». оказал влияние на жену царя Александру, заявив, что вылечил единственную царскую болезнь. сын гемофилии. Распутин был убит, а царь отложил реформы.

        В феврале 1917 г. в Петрограде , ныне Санкт-Петербурге силы восстали на Интернационал женщин. День 23 февраля. Организованное шествие работниц, матерей и жен. требовал еды, топлива и политической реформы. Демонстрации и забастовки прокатился по стране. На массовой забастовке царь Николай II послал полицию и армию, чтобы остановить бунт. 60 000 петроградских солдат подняли мятеж и присоединились к бунт. Николай II  отрекся от престола престол 2 марта.

        После свержения царского самодержавия два центра власти появился. Временное правительство во главе с лидерами в Думе (парламенте) состояло из среднего класса либералы. Керенский возглавил временный правительство, искажающее недовольство низших классов. Новый государственное устройство было создано в соответствии с конституционным порядком. Он создал общенациональные выборы в учредительное собрание для предоставления и обеспечения гражданского свобод, освободить политических заключенных и перенаправить власть в руки местных должностные лица.Другой центр власти был с советами, местными советов , избираемых рабочими и солдатами. Советские советы утверждали, что быть настоящими представителями народа.

        Лев Троцкий утверждал, что является законной политической властью в России. Он настаивал на социальных реформах, перераспределение земли и переговоры об урегулировании с Германией, чтобы выйти из войны. То временное правительство отказалось покинуть союзников или признать поражение в военном отношении.Война была непопулярной и неподдерживаемой. Многие покинули армия. Переходное, временное правительство пребывало в хаосе.

        Большевики , мажоритарная ветвь российского социал-демократического движения свергли временное правительство. Марксист руководство российской социал-демократии предприняло революционные шаги в направлении социализм. Большевики, радикальные представители большинства, выступали за централизованная партия активных революционеров. Только революция привела бы непосредственно к социалистическому режиму.Меньшевики, представители меньшинства, хотелось социализма постепенно.

        В Русская революция 1917 года , Большевики-революционеры руководство было Владимир Ильич Ульянов , или Ленин , член среднего класс, исключенный из университета за участие в радикальной деятельности, и провел три года политзаключенного в Сибири. С 1900 по 1917 год он писал как изгнание на западе Европа.

        Ленин считал, что развитие российского капитализма совершило социалистическую революцию. возможный. Большевикам нужно было организовать новый класс промышленных рабочие, чтобы принести революцию. Заводские рабочие нуждались в партийном руководстве, чтобы достичь цели революции. Русская революционная традиция и Марксизм мог достичь своих целей сразу. Большевики требовали прекращение войны с Германией и Австрией, улучшение условий труда и жизни условия для рабочих и перераспределение аристократической земли в пользу крестьянство.

        Ленин осуждал империалистическую военную политику и выступал против буржуазии. правительство. Он призвал к «миру, земле и хлебу сейчас» и «Вся власть Советам», получив поддержку большевиков от рабочих, солдат и крестьян. Безработица, голод и хаос в России — власть большевиков поднималась быстрый. Ленин и большевики напали на временное правительство и принял Winter Palace   25 октября 1917 года.Они выступили против всех политических конкуренции, начиная с Советов, и изгнанных оппозиционных партий, создание нового большевистского правительства.

        Когда большевики не получили большинства на выборах, они разогнали Учредительное собрание силой, и ленинские большевики правили социалистической Россией и Советским Союзом как однопартийная диктатура. Крестьяне по праву завладели землей, которую они обрабатывали поколениями. их. Большевики передали дворянские земли крестьянам. Большевики национализировали банки и передали рабочим контроль над фабриками.

        Вывод России из войны, отдельный договор с Германия был согласован Троцким и подписан в Брест-Литовск в марте 1918 г. Большевики сдали русским сельскохозяйственные территории Украины, Грузии, Финляндии, Польши, Прибалтики. Договор положил конец роли России в боевых действиях, сохранив коммунистический режим от немецко-фашистского военного поражения.

        Революция позволила немцам выиграть войну на Восточном фронте. Социалисты держали власть в стране, которую многие считали отсталой. То Русская революция, «десять дней, потрясших мир», была политические преобразования, предопределившие будущую революционную борьбу. Большевик захватом в октябре 1917 г. начались революционные события в России. Под руководством Ленина Большевики захватили внутреннюю политическую власть и вышли из войны. Это поляризовало российское общество и спровоцировало гражданскую войну . То враги большевиков, связанные со свергнутым царским режимом, начали нападать на новое правительство. Известные под общим названием « Белые ». противники большевиков имели общую цель убрать « красных » от власти. Белая военная сила исходила от реакционных монархистов, старое дворянство, временное правительство и анархисты, или « Зеленые » которые выступали против всей централизованной государственной власти и присоединились к белым.

        США, Великобритания и Япония угрожали интервенцией. за пределами поддержка белых не представляла угрозы для большевиков, использовавших вмешательство как пропаганда, утверждающая, что белые помогали иностранным державам в вторжение в Россию. Большевики не доверяли капиталистические мировые державы, которые, с марксистской точки зрения, естественно выступил против существования первого в мире «социалистического» государство.

        В конечном итоге большевики выиграли гражданскую войну, получив большую поддержку и признание со стороны населения, и были лучше организованы для гражданской война.Большевики быстро мобилизовались для борьбы. Лев Троцкий стал новым военным комиссаром, и его Красная Армия численностью 5 миллионов разгромила белые армии в 1920 году и подавила Националистические восстания 1921 года. Страна пережила миллион боевых действий. жертв, несколько миллионов смертей от голода и болезней, вызванных гражданскими война, от 1 до 300 000 казней и постоянная ненависть между этническими меньшинствами порожденные варварством войны, ожесточившей общество при новом большевистский режим.

        Гражданская война сформировала большевистский экономический «социализм». Принимая власть в 1917 году Ленин рассчитывал создать государственный капиталистический строй, который напоминало успешную европейскую экономику военного времени. Большевики взяли управление крупной промышленностью , мелкая частная экономическая деятельность, банковское дело и весь основной капитал, и пусть сельское хозяйство продолжается. Гражданская война подтолкнула их к радикальной экономике военного времени, известной как «война ». коммунизм .«Большевики реквизировали зерно у крестьянство, занимавшееся частной торговлей ширпотребом и «спекуляцией» нелегальные, военизированные производственные мощности и упраздненные деньги. Эти меры были реакцией на неподконтрольные экономические условия.

        Радикальные большевики считали, что военный коммунизм заменит капиталистическую систему. который рухнул в 1917 году. Хотя военный коммунизм просуществовал во время гражданской войны, война опустошила русскую промышленность и опустошила население городов Москвы и Киева.Массы городских рабочих поддержка большевистской революции, занятость в основных отраслях промышленности уменьшилась, оставляя меньше рабочих, остающихся на работе. Промышленное производство упало. Военный коммунизм был разрушительным для сельское хозяйство. Крестьяне захватывали и перераспределяли дворянские земли и держали мелкие земельные участки под двадцать соток. Реквизация зерна и запрет всех частная торговля зерном привела к голоду 1921 года, унесшему 5 миллионов жизней.

        Городские рабочие и солдаты росли недовольны большевиками.То Обещание социализма и рабочего контроля обернулось военным диктатура. В 1920 году вспыхнули забастовки и протесты, но большевики подавил «народные бунты». Большевики не хотели терпеть и подавлять любое внутреннее инакомыслие.

        Большевики отказались от военного коммунизма по экономическим и политическим причинам. разрушенное войной хозяйство. В 1921 году Новая экономическая политика , (НЭП) вернулся к государственному капитализму после революции.Штат продолжал владеть всеми крупными промышленными и денежными концернами. Ленин звонил это «командные высоты» экономической системы. Люди были разрешено владеть частной собственностью, свободно торговать и обрабатывать свою землю для своих собственная выгода. На крестьянство были наложены твердые налоги, и какие крестьяне выросли за пределы налогового требования было их.

        Николай Бухарин был марксистом, выступавшим за обложение частной крестьянской хозяйственной деятельности налогами в целях индустриализации СССР.Крестьян поощряли к «обогащаться», чтобы их налоги могли поддерживать городские индустриализация и рабочий класс. Для Ленина НЭП был «одним шаг назад, чтобы сделать два шага вперед». успешное восстановление сельского хозяйства. Урожаи 1924 года были богатыми. «золотой век русского крестьянства».

        Земля была перераспределена, чтобы уравнять богатство между богатыми и бедных. Традиционная сельская местность крестьянская община произведенная достаточно зерна, чтобы прокормить страну с помощью примитивных методов ведения сельского хозяйства. Промышленные товары должны были производиться достаточно дешево, чтобы приносить пользу городу. рынки. Крестьяне торговали зерном на базаре и сохраняли излишек зерно, их домашний скот и их нелегальные самогонные аппараты. Следовательно, были перебои в поставках зерна в города.

        Иосиф Сталин сменил Ленина на посту руководителя СССР и стал одним из самых известных диктаторы всех времен. Политический успех Сталина был в партии конфликты. Начата разработка программы социально-экономических преобразований. до модернизировать нацию.«Революция сверху» была самая быстрая социально-экономическая трансформация модернизация в любом нация.

        Сталин был бесспорным диктатором СССР. Его настоящее имя Иосиф Джугашвили, большевик. из кавказского народа Грузии. Отвергнув священство, он участвовал в революционной деятельности и провел годы в сибирской ссылке до Русская революция. Он был членом большевистской партии во время Русская революция.Сталин был выдающимся политическим стратегом во внутренних делах. партийной политики после смерти Ленина в 1924 г.  Он отодвинул на второй план свою большевистскую противники партии, Троцкий и Бухарин, которые поддерживали ленинский принцип коллегиальности руководства в верхах правящих кругов, последовательно изолируя и изгоняя их.

        Под влиянием страха отстать от Запада и новой мировой войны Сталин План 1927 г. заключался в том, чтобы активизировать и увеличить темпы индустриализации. Он началась форсированная индустриализация и тотальная коллективизация сельское хозяйство .В 1928 году Сталин приказал чиновникам начать реквизицию. зерна на Урале и в Сибири. Вскоре он применил возрождение военного коммунизма к вся страна . В 1929 году он объявил сплошную коллективизацию. Крестьяне отказывались от приусадебных земель и присоединялись к колхозам при поддержке государство, где крестьяне работали наемными работниками.

        Крупномасштабные восстания требовали военного вмешательства и артиллерии. Крестьяне сопротивлялись насильственной коллективизации, убивая свой скот. вместо того, чтобы передать его фермам.Сталин начал атаку на kulaks , хорошо делать колхозников, что означает «прикулистых». Кулаки жили не лучше, чем их соседи, и этот термин использовался для противники коллективизации.

        1,5 миллиона крестьян были выселены, их имущество конфискованы и переселены в негостеприимные уголки советского востока и севера или  на бедные сельскохозяйственные угодья. Их земли и владения были розданы колхозам или местным чиновникам, настроенным на ликвидацию процесс кулаков как класс .«Принуждение к коллективному фермы или изгнание продуктивных членов общества не производили больше еда. Голод бессмысленно распространился по южному региону, Самый продуктивный сельскохозяйственный регион России. Единственный голод в наше время произойти без естественных причин стоит от 3 до 5 миллионов жизней. Голод пострадавшие регионы были изолированы и позволяли людям голодать, в то время как У большевиков были запасы зерна в других частях страны, которые продавались за границей для валюты и запасы на случай войны.Сопротивление советскому власть больше никогда не возвращалась, но государство было вынуждено обходиться без мелких частных много о! ! земля крестьянину семей, которые обеспечивали 50% урожая страны из небольшой доли земля.

        Коллективизация предоставила ресурсы для сталинской «революции от выше: «быстрая кампания форсированной индустриализации, первый Пятилетний план 1928-1932 гг. предусматривал индустриализацию на одном из самых ошеломляющие темпы экономического роста в современном мире.Промышленная продукция и темпы роста значительно увеличились во времена великого экономическая депрессия 1929 года на западе Большевики строили новые производства в новых городах. Завод по производству стали города могли соперничать со всем, что было построено на Западе. Стремление к индустриализации изменили урбанизированный ландшафт и население страны.

        В начале 1930-х гг. города Москва и Ленинград увеличились вдвое. в России возникали новые города.Городское население выросло с 25 до 56 миллионов, когда СССР стал городским, промышленным общество. Проекты быстрой индустриализации осуществлялись с тюрьмой труда в лесной и горнодобывающей промышленности. Система трудовых лагерей , ГУЛАГ стал центральным элементом сталинской экономической системы. Люди были арестованы и отправлены в концлагеря. Армия заключенных использовалась на опасных работах по индустриализации. То Москва-Беломорканал  был построены без использования техники и вырыты вручную.В течение строительства многие погибли. Его бомбили во время Второй мировой войны.

        Тяжелая промышленность отдавала предпочтение легкой, а ее количество превосходило качество. Сталинская индустриализация превратила СССР из аграрной страны в мировую. промышленная мощь за несколько лет. Сталинская революция произвела изменения. Рабочий класс, населявший города, состоял из сельских крестьян. в сочетании с городской культурой. Женщины вошли в городскую рабочую силу в огромном цифры 1930-х гг.На смену радикальному модернизму 1920-х пришел «социалистический реализм», социализм в искусстве. большевистские активисты продвигал утопическое семейное общество для создания нового пролетариата. Существовал государственных дотаций и поддержки матерей, но советские женщины были вынуждены нести «двойное бремя» поддержки семьи и наемного труда.

        Сталинские репрессии в «Большом терроре » 1937-1938 гг. миллион человек погибло, и еще один миллион с половиной в трудовых лагерях.У Сталина была личная диктатура, посредством которой он устранил враги реальные и воображаемые государства. Нацелены на категории внутренних были видны враги советского общества, бывшие и действующие политические деятели жертвы. 100 000 членов большевистской партии были исключены и приговорены к тюрьма или казнь. Высокопоставленные партийные деятели были разоблачены, осуждены в устроили показательные процессы, а потом расстреляли. В 1937 году 40 000 офицеров были арестованы и 10 000 расстреляны.

        Сталин выдвинул новый, молодой кадр чиновников, обязанных своей карьерой и живет Сталину лично.Этнические группы подвергались преследованиям и подозревались в трансграничные контакты, которые представляли угрозу безопасности Сталина. Было арестовано и расстреляно от 2 до 300 тысяч кулаков, мелких уголовников и социальных изгоев. Террор был диктаторской властью Сталина и личным контролем над общественным и политической жизни в России. Террор был результатом Личная паранойя Сталина. Сталинская революция переупорядочил политику, экономику и общество. Собственное производство и торговля была упразднена. Заводы, шахты, железные дороги и коммунальные службы находились в собственности государства.Магазины были либо государственными предприятиями, либо кооперативы. Реформа и национальный стандарт здравоохранения и образование было выше. Общество стало более промышленный, городской и современный.

        Коммунизм используется в экономическом и политическом смысле. Это значит, в экономическом отношении собственность государства на все средства производства и распределения, а в политическом плане — диктатура, не допускающая никакой свободы. выборы конкурирующих партий. В России прошли выборы, но в них участвовали только кандидаты от коммунистов. имеющий право.

        В первый период коммунизма, между 1917 и 1921 годами, был полный коммунизм. учредил. Земля была национализирована и отдана в пользование народу, а не чем владеть. Предприятия и банки были национализированы. Фабрики были контролируется советами. Шла борьба рабочего класса. То диктатуре пролетариата принадлежали интеллигенция, средний класс и верующие. в свободном предпринимательстве диктаторски устранены. Диктатура рабочие ликвидировали все буржуазные идеи.Тогда было бесклассовое общество. достигнуто.

        Второй период, 1921-1928 гг., начался НЭП или новая экономическая политика ограниченного капитализм. Третий период, с 1928 года, начался с колхозов и Планы промышленной модернизации на 5 лет.

        Холодная война началась в конце Второй мировой войны. Отношения союзных держав занимались вопросами власти и влияния в центральной и восточной Европа. После войны отношения стали отношениями взаимного недоверия и конфликт.США и Советский Союз быстро сформировали центры двух имперские блоки влияния и соперничества.

        Советский Союз на переговорах военного времени в Ялте и Тегеране настаивал на том, что он претендует на контроль Восточный Европа, признали западные лидеры. В гостях Москва в 1944 году Черчилль и Сталин встречались и торговались сферами влияния и судьбой свободных нации. Сталин не доверял западному руководству и считал, что сделки с Западом были бесполезны.

        Сталин породил осадный менталитет авторитарного советского режима. Каждый был потенциальной угрозой или врагом государства. иностранный политика была антизападной политикой. Промышленные потери и опасения Советов вторжения означало, что они хотели политического, экономического и военного контроля над Страны Восточной Европы, которые они освободили от нацистского господства.

        Советы с подозрением относились к своим союзникам военного времени, помня об американцах и Британский антикоммунизм между мировыми войнами.советское дипломатическое давление, политическое проникновение и военная мощь в Восточной Европе установили «народное республик», симпатизирующих России в стране за страной. Коммунистические коалиционные правительства возникли в штатах, где одна партия взяла власть в свои руки. ключевые позиции власти.

        Уинстон Черчилль заявил, что « железный занавес опустился на всю Европу». Правительства, зависимые от Москвы, к 1948 году были созданы в Польше, Венгрии, Румынии, Болгарии и Чехословакии. упоминается как Восточный блок .Грецию раздирала гражданская война до 1949 года, но военная помощь Великобритании и Америки помогла восстановить монархию. То Советы разгромили коалиционное правительство Чехии во главе с либеральными лидерами Бенешем и Масариком. вызов ялтинской гарантии свободных выборов.

        В г. Новая холодная война г. Германия разделилась на два враждебных государства: Советская зона стала полунезависимой Социалистической республикой. Французский, Английская и американская зоны образовали либеральное капиталистическое государство, за которым наблюдали западные народы.Западные союзники сливали свои территории, переходя экономические реформы и новая валюта. Советы в ответ блокировали Берлин, чтобы отрезать Западный Берлин от остальной части западной зоны.

        « Berlin Airlift » перевозил грузы в западную зону Берлина. город, прорвав осаду. Две Германии выглядели как вооруженные лагеря. Соединенные Штаты противостояли шагам сателлизации Восточной Европы и блокаде Берлина программами экономического и военная помощь западным Европа. В 1947 году президент Гарри Трумэн провозгласил доктрину Трумэна , согласно которой Советско-американский конфликт был выбором между «двумя путями жизни». Трумэн пообещал поддерживать сопротивление «свободных народов». к проникновению коммунистов и предоставил помощь Греции и Турции.

        Холодная война велась СССР для подрыва запада и установления коммунизм во всем мире. Напряженность холодной войны возникла между США и Советским Союзом после Второй мировой войны. Советы попытались к расширить свое влияние на Западную Европу, а США.S. Политика сдерживания должен был предотвратить распространение советского влияния и экспансии на запад.

        Сталин хотел включить всю Германию в состав коммунистической империи, заставив союзников из Берлина и сделал его зону сателлитом под своим контролем.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.