Дуализм психология: Дуализм | Понятия и категории

Содержание

Дуализм. Самоучитель по философии и психологии

Дуализм

Все-таки мы все с вами отчаянные дуалисты! Не в том смысле, конечно, что мы рассматриваем духовное и материальное в качестве «равноправных начал», а в том смысле, что, поскольку нам не уйти ни от того ни от другого, монисты из нас не получаются, как бы ни старались. Забавным выглядит «идеалист», который утверждает «первичность духовного, мыслительного и психического», ссылаясь при этом на явления, которые были бы невозможны без его психического аппарата, тогда как последний суть нейрофизиологический, т. е. сугубо материальный, аппарат. Не менее смехотворным выглядит и «материалист», полагающий материю «объективной, первичной, несотворимой и неуничтожимой». Ему и невдомек, что он выводит все эти, с позволения сказать, характеристики «материального», пользуясь цифрами, понятиями и прочими абстракциями, которые есть все та же работа все того же психического аппарата, который, хоть и является по сути нейрофизиологическим, но по факту – функция, а потому не верифицируем в качестве материи.

Мы заплутали в трех соснах. Мы сформулировали две позиции – «идеальное» и «материальное», потом ввели понятие «объективности» и совершенно запутались. Объективно ли «идеальное»? Если вы понимаете хотя бы часть из того, что здесь написано, то безусловно. Объективно ли «материальное»? Некоторые готовы положить голову на отсечение, настаивая на этом допущении. Каков же результат этой «дуалистической» позиции? «Идеальное» – это все, что составляет нас как ощущающих, чувствующих и мыслящих субъектов. Однако мы допускаем «объективность» материального, но вся эта материя является нам в виде «психологического опыта» (иной материи, по вполне понятным причинам, нам не сыскать), который не может быть определен иначе, нежели «идеальное». Мы создаем этот «опыт», описываем его, придумываем ему названия и играем ими, называя результаты этой игры «закономерностями». «Закономерности» – это священная корова, поскольку без них фикция «материального» и фикция «идеального» невозможны, поэтому в них верят как в «объективное» и те, кто считает себя «идеалистами», и те, кто называет себя «материалистами». Так или иначе, но мы верим в

то, что мы думаем, в то, что мы думаем, в то, что мы думаем, и думаем, что мы верим. Вот в этакой неразберихе и существует наша методология…

Проблема методологического кризиса, постигшего современную науку, по всей видимости, заключена в наших амбициях. Избавься мы от этой досадной инфекции, то, верно, быстро бы нашлись с очевидным ответом. Мы почему-то свято уверены в том, что избранный нами некогда способ думать («сознательно» и «знаками» в содержательных пространствах) состоятелен. И хотя эта политика уже тысячу раз подводила нас самым драматическим образом, мы то ли из-за страха, то ли по глупости продолжаем реализовывать эти прежние, заведомо обреченные на провал методологические стратегии.

Мы вроде бы и отошли уже от «монизма» и «дуализма» (подобные понятия в современной философской литературе – редкость), однако же в действительности они никуда не делись, ведь о каждом из нас можно сказать: «Этот верит в «вещи», а этот – в «вещи в себе»». То есть мы до сих пор остаемся все в той же дурацкой ситуации, в которой и были прежде, принимая «по умолчанию» ту или иную из двух виртуальных позиций – или «идеалистическую», или «материалистическую». Другое дело, что эта ситуация, бывшая до сих пор просто дурацкой, теперь стала еще и пикантной, поскольку с недавних пор «идеалистом» быть как-то неловко, а «материалистом» – постно.

Не знаю, достаточные ли это аргументы в пользу того, чтобы отказаться от языковых игр… Впрочем, необходимость отказа от них столь очевидна, заложена в самом термине – «языковые игры», что приводить какие бы то ни было аргументы просто бессмысленно. Наши альтернативы прозрачны: мы или играем, будучи играемыми, или обращаемся к тому, что действительно есть, к тому, что лежит за игрой и до игры, к тому, правда, чего нам никогда не понять в свете «истины» (последняя тоже – языковая игра). Это кажется парадоксальным: обратиться к тому, чего мы никогда не сможем понять, но ведь это незнание отнюдь не лишает нас возможности жить этим, быть этим.

Что же лежит за игрой (условно – пространственно) и до игры (условно – временно)? Раньше я говорил, что это возможность игры, и с логической точки зрения этот тезис представляется мне безукоризненным. Теперь же я говорю иначе – это то, чему мы принадлежим, сами того не осознавая. Мы мыслим себя в содержании, но содержание – это только «стечение обстоятельств», были бы в ходу другие «обстоятельства», то и содержание было бы другим. Содержательному противостоит несодержательное, но это не привычная оппозиция «лево – право» или «да – нет», это система: одно (несодержательное) здесь выражается через другое (содержательное).

Мы же привыкли думать, что есть только то, что выразилось (или хуже того – выражено), но совершенно не приучены думать, что в действительности есть только то, что выражается – сообщает себя посредством того, что может быть воспринято. Таким образом, мы думаем, что средство – это и есть деятель, что воспринимаемое – это и есть то, что есть. При таком раскладе трудно не стать дуалистом, а став дуалистом, нельзя не играть, а играя уже ничего нельзя – игра все сделает за тебя. Однако же и мы сами – это «снаружи», то, что воспринимается, а «по факту» то, что мы есть, и это вовсе не одно и то же. Заболтать самого себя в игре слов, дуализмом превратить себя в фантом – это самая незавидная участь из возможных, которой, впрочем, вполне можно избежать.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

плохо это или хорошо?» – Яндекс.Кью

Дуализм в истории философии – это направление, основывающееся на признании двух субстанций, материальной и идеальной. Эта фраза означает следующее: дуалисты признают реальное и самостоятельное существование материи; они также признают реальное и самостоятельное, независимое от материального носителя, существование сознания.

Классическим примером дуализма в истории философии считается Декарт, хотя этот пример не совсем корректен, поскольку Декарт всё же признавал Бога как единственную исходную субстанцию, первичную по отношению к сознанию и материи.  Тем не менее, дуалистическая тендеция в философии Декарта ясно очерчена, поскольку в пределах сотворённого мира, по Декарту, всё работает именно дуалистически.

Дуализм порождает большую философскую проблему – проблему взаимосвязи сознания и тела. Эмпирически мы знаем, что сознание и тело друг с другом взаимодействуют, но, если философский дуализм истинен, сознание и тело должны быть субстанциально различны, что исключает их взаимодействие.

Сам Декарт и его последователи пытались по-разному эту проблему решить. 

Декарт использовал гипотезу «животных духов» – полуматериальных носителей информации, передающих информацию от сознания к телу и наоборот. Это, по сути, было воспроизведением ренессансной модели с тремя уровнями реальности. Проблема в том, что в дуалистической онтологии таким духам, по идее, места быть не должно, так как они не относятся ни к сознанию, ни к материи (а дуализм признаёт только две субстанции).

Мальбранш вернулся к идее Бога как единственной субстанции и утверждал, что тело и сознание действуют автономно, а параллелизм между ними объясняется прямым божественным вмешательством (т.е., очень огрубляя, Вы подумали, что хотите встать со стула, Бог услышал Вашу мысль и заставил Ваше тело встать со стула).

Спиноза постулировал, что никакого дуализма нет, а сознание и материя являются двумя модусами (формами существования, аспектами) единой субстанции, которая тождественна Богу. Тем самым, он принимал пантеистическую позицию, т.е. отождествлял Бога и природу (поскольку материя/природа для него есть форма проявления единой субстанции/Бога).

В работе «Древо гнозиса» Йоан Кулиану утверждал, что философский дуализм есть, по сути, лишь вариант более общей религиозной дуалистической установки. 

В контексте истории религии слово «дуализм» обычно используется по отношению к учениям, которые признают существование двух соразмерных по силе божественных сущностей – например, зороастризм и гностицизм.

Логика Кулиану при этом была следующей: хотя религиозный дуализм имеет собственную специфику, в нём, особенно в гностицизме, этические/теологические категории (добый бог/злой бог) часто совпадают с онтологическими (духовное/материальное). Поэтому благой бог есть владыка царства духа, а злой – владыка материи.

Проживаемое время : феноменологические и психопатологические исследования

 

Эжен Минковский

Москва: Городец, 2018. — 494 с.

ISBN 978-5-906815-27-9

 

Эжен Минковский (Eugene Minkowski) (1885-1972) — выдающийся французский психиатр польского происхождения. В марте 1915 года Минковский приехал в Париж, вступил во французскую армию. На войне начал писать заметки под общим названием «Смерть» («La mort»), которые позже в переработанном виде вошли в книгу «Проживаемое время» («Le Temps vecu», 1933).

Вслед за Бергсоном он развивает идею о том, что психопатологические феномены можно понять, исходя, с одной стороны, из феномена времени, поскольку «проживаемое время» есть, по сути, синоним самой жизни, «становления» в бергсоновском смысле, а с другой — из сопоставления нормального и патологического. Опираясь на идеи Бергсона и Гуссерля, он разработал своеобразный вариант философской антропологии, в основе которой лежит понятие проживаемого времени, и видел задачу человека в том, чтобы научиться спонтанно и свободно жить во времени. Минковский стремится определить природу различия между психикой больного и здорового человека. Исследование расстройства психики осуществляется психиатром путем «интуитивной симпатии», т.е. проникновения в сознание человеческой личности, что позволяет понять больного и правильно вести лечение. Наряду с таким интуитивным знанием необходим, по Минковскому, и феноменологический анализ самой структуры синдрома и бредовых идей, пространственно-временных отношений, в которых существует человеческое «я».


Книга доступна:


Содержание:

Введение. Проживать время: Эжен Минковский

Преамбула. Взгляд в прошлое в связи с переизданием «Проживаемого времени»

Предисловие


Очерк о временном аспекте жизни


Становление и основные составляющие понятия «время-свойство». (Принцип развертывания)

Предварительное изучение
Становление
Переход от проживаемого времени к времени, ассимилированному с пространством; его последствия методологического порядка

Становление и «бытие единства или множества». Феномен движущейся длительности и последовательности. Принцип непрерывности и повторности
Становление и «бытие как элементарная составляющая всего». Сейчас и настоящее. Гомогенизация
Становление и «получать направление». Феномен порыва. Принцип деления и продолжения


Основные характеристики личного порыва (Точки пересечения в становлении. Принцип слияния за пределами «я — мыслящий объект», или слияния по ту сторону личного)

Личный порыв
Сверхиндивидуальная характеристика. Параметры глубины и сфера бессознательного
Критерий вовлечения и материальности 
Критерий ограничения (потери)


Витальный контакт с реальностью. Проживаемый синхронизм.(Феномены, основанные на параллелизме. Принцип проникновения и участия)

Витальный контакт с реальностью
Шизоидия и синтония
Цикл личного порыва


Будущее. (Феномены, возникшие на основании выражений «еще дальше» и «за горизонтом». Принцип вкладывания одного в другое)

Общая информация
Деятельность и ожидание
Желание и надежда
Молитва
Исследование морального поступка
Принцип вкладывания одного в другое. Феномены «я существую», «я владею» и «я принадлежу к…»


Смерть. («Одна» жизнь и дуализм, связанный с уходом из жизни)


Прошлое


Пространственно-временная структура психических расстройств


Общее направление исследований

Общие наблюдения
Наша реакция на больного как способ изучения психических расстройств
Психологические и феноменологические сведения в случае наличия шизофренической меланхолии
Неустойчивые включения в личный порыв и отношение «плавного полета» к реальности
Глишроидия. (На основании сведений мадам Минковска) 
Психический автоматизм доктора де Клерамбо


Понятие первичного расстройства и структурный анализ психических расстройств

От симптома до первичного расстройства
Первичные расстройства и органо-психические отношения
Двойственный аспект психических расстройств
Феноменологическая компенсация
Проблема первичных и вторичных симптомов. Стремление к психоаффективному выражению
Пример: анализ случая патологической ревности, развернувшейся на фоне психического автоматизма


Шизофрения 

Краткое изложение моей концепции 
Исследования доктора Франца Фишера


Маниакально-депрессивный психоз

Ассиметрия шизоидии и синтонии в их отношениях с шизофренией и маниакально-депрессивным психозом
Некоторые рекомендации по поводу маниакального возбуждения
Меланхолическая депрессия. Работы д-ра Штрауса и д-ра Гебзаттеля


Некоторые особые формы депрессивных состояний

Состояния пресбиофренической депрессии
Психический автоматизм в соединении с меланхолическим психозом
Психический автоматизм и сенестопатия
Амбивалентные депрессии


Виды гипофрении. Дебильность — состояния слабоумия

Дебильность. (Исследования Э. де Греффа о личности страдающего дебильностью)
Психология старости. (По материалам М.П. Курбона)
Несколько наблюдений по поводу психопатологии старческого слабоумия
Бред отрицания у больного, страдающего общим параличом. (Бред и память)


Из психопатологии проживаемого пространства

Понятия проживаемого расстояния и масштабности жизни и их применение в психопатологии
Проблема галлюцинаций и проблема пространства. (Некоторые рассуждения по вопросу возникновения галлюцинаций)


Послесловия

Александр Минковский
«Порядочный человек» Эжен Минковский

Жанин Пийяр-Минковская
Эжен Минковский: взгляд в прошлое


Основная рубрика: Психология > Отраслевая психология > Медицинская психология > Патопсихология, Философия > Философия и методология науки > Научный метод > Феноменологические теории. Феноменологизм

 

Дуализм внутреннего мира человека Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

2012 Философия. Психология. Социология Выпуск 4 (12)

УДК 300.312.

ДУАЛИЗМ ВНУТРЕННЕГО МИРА ЧЕЛОВЕКА

Н.С. Катунина

Исследуются специфические уровни духовности человека. Автор полагает, что во внутреннем мире человека можно выделить два уровня духовности: рациональный (сознание) и экзистенциальный (душевная жизнь).

Ключевые слова: духовность; душа; внутренний мир; объект; рациональность; сознание; субъект; уровни; человек; экзистенция.

Традиционно философы выделяют три уровня духовности: личностный, социальный, трансцендентный. Предметом данного исследования выступает внутренний мир человека. Сложность изучения природы духовности личности заключается в том, что в самом субъекте (внутреннем мире человека) возникает деление на субъект и объект. Субъектом познания внутреннего мира выступает сознание человека (рассудок и разум), объектом — сфера бессознательного, в которую включается душевная жизнь. Проблема выделения уровней духовности внутреннего мира человека связана с разграничением сознания и душевной жизни.

Следует сказать, что духовность личности, в соответствии с концепцией сознания в широком смысле, представляется одноуровневой, включает в свое содержание телесноперцептивные способности, логико-

понятийную, эмоциональную и ценностносмысловую компоненты, явления бессознательного.

В соответствии с этой концепцией чувства и мысли должны возникать одновременно в одном физиологическом органе человека — мозге. Причем допускается, что знание, идеи должны конституировать чувства и личность в целом. Сообразно с этим чувства и мысли человека должны быть психофизиологически качественно однородными, идеальными и тождественными.

Впервые диалектическое различение уровней души и сознания предпринял Гегель [3, с. 126-239]. Душа — своеобразный микрокосм и локализована в телесном образе человека,

проявляется как центр, власть, господствует над миром чувствования. Сознание появляется только в зрелом возрасте человека, как осознание бессознательного и дано нам только в осмысленной форме [3, с. 128-129]. Гегель полагает, что душа проявляется в детстве, отрочестве, а сознание — в зрелом возрасте, разделяя их во времени и в пространстве.

А. Ухтомский отмечал, что сознательная, самоуправляющая личность есть редкое и очень труднодостигаемое состояние. В человеке господствует дурман страстей.

Н.Е. Введенский был прав, когда говорил, что подлинная сознательная, самопонимающая деятельность есть редкое состояние человека — отдельные острова посреди преобладающего «моря стихийного волнующего психофизического ширения» [8, с. 255].

Опыт феноменологического исследования показывает, что существуют «интервалы сознания» — в состояниях аффекта, гипноза, комы, сна. Мышление (рассудок) выключается, становится пассивным и уходит на периферию психологического пространства. Человек в это время эмоционально живет переживаниями чувств. На «разрывы сознания» в период сильного переживания указывает В.Ю. Сухачев: «…феномен у Гуссерля — это данность действительности непосредственного Anschauung, устремленного на что-либо, то есть действительность взгляда Anschauung, содержащая непосредственное знание об этом что-либо и ограниченное горизонтальностью “сознательной жизни”. Однако попытка такого анализа ведет к своего рода эпистемическому сумасшествию:

Катунина Надежда Сергеевна — доктор философских наук, профессор кафедры философии и религиоведения; Владимирский государственный университет; 600000, Владимир, ул. Г орького, 87; [email protected] сот.

мы наталкиваемся при анализе Zebenswelt на нечто такое, что трудно назвать знанием, а еще трудно назвать, что не столько дано, сколько придано сознанию. Вот именно здесь и начинается неприятный и болезненный процесс: сумасшествие, сход с ума — знание ищут там, где его быть не может, в этих разрывах сознания есть поступок, акция, страсть, ощущение, тело, но ни в коем случае там нет познания, сознания и даже языка» [6, с. 114].

Противоречивость внутренней жизни человека наиболее емко выразил русский философ С. Франк: «В той мере, в какой жить важнее, чем сознавать, душевная жизнь есть прежде всего реальная сила, и она лишь производным образом является идеальным носителем сознания. Сознание и жизнь, будучи связанными между собой, в то же время сущностно антагонистичны: чистое сознание есть бездействие, душевная смерть; чистая жизнь, как всемогущая сила есть совершенная слепота сознания» [9, с. 428].

Эти идеи подтверждаются классическими психологическими экспериментами В. Вундта, Вл. Бехтерева с метрономом по определению границ ясного сознания [1, с. 210-214; 2, с. 4951].

Эксперименты показали, что осознаются чувства, переживаемые с частотой в интервале 0,25-0,5 сек. Остальные чувства протекают бессознательно. Эксперименты Э. Пеппеля свидетельствуют, что из тысячи одновременностей ощущений и чувств лишь десять теоретически, а практически семь достигают порога сознания, т.е. частота 990 чувств выше порога восприятия сознания [7, с. 82-89]. Следовательно, человек слышит только то, что произносится с частотой 0,3-0,5 сек. соответственно не видит 25-й кадр. Между переживаемым чувством и его откликом в сознании проходит 3 сек. (см. табл.).

Опыт психологических наблюдений показывает, что люди, обладая знаниями о нравственности, нередко ведут себя безнравственно. Если знания конституируют поведение человека, то лишь частично. Характер взаимосвязи мыслей и чувств можно условно определить как мозаичный, дискретный. Неодновремен-ность существования чувства и его осмысления (отклика в сознании) позволяет выделить душу

как способ организации процесса переживания потока чувств (см. табл.).

Таким образом, во внутреннем мире человека существуют два уровня: сознание, в узком смысле рассудок, разум (функция — мышление, результат — знание) и душевная жизнь. Между тем требует осмысления соотношение рациональности и экзистенциальности, так как рациональность рассматривается в качестве основы духовности человека в концепции сознания в широком смысле, включающем в свое содержание душевное переживание.

Душевная жизнь является содержанием духовности человека и характеризуется экзистен-циальностью. Экзистенция — переживание чувств в пограничных состояниях: жизни и смерти, одиночества, свободы, катастроф (экстремальных ситуаций). Экзистенция — ярко переживаемое чувство души, единично и мгновенно, само-бытие-в-мире человека. Чувство — экзистенция, как судьба человека, в точке бифуркации определяет всю дальнейшую жизнь. Исходной клеточкой душевного уровня выступает переживание как живое чувство, «жизненный порыв». Время настоящего длится в течение переживаемого чувства. Определяющее значение настоящего времени жизни чувства — создание будущего как ожидания. Поэтому эк-зистенциалы: решимость, надежда — направлены на достижение состояния бесстрастия и духовного бессмертия. Примером этому может служить поведение Сократа перед лицом смерти: философ был спокоен, переживал радость встречи с богом [5, с. 7-22].

Время есть форма измерения длительности протекающих процессов. Единицей измерения жизни природы выступает движение тел. Если же измерять длительность событий жизни человека, то масштабом выступает переживаемое чувство. Поэтому экзистенция лежит в основе понимания истории как сферы выбора и ответственности, ожидания и свершения, где человек реализует себя. Из этой «экзистенциальной душевной заброшенности» нельзя вернуться назад или, минуя ее, перенестись в будущее, в отличие от сознания, способного осуществить те-лепортацию в любой исторический период.

Трансценденция полагает выход экзистенции за свои пределы — контакт с Ничто. М. Хайдеггер определяет Ничто как бытие — присутствие в человеке, данное в переживае-

мых чувствах души. Если в трансценденции усматривать лишь экзистенцию, направленную на Ничто — смерть или пустоту, то действительно экзистенциализм выступает как философия отрицания, не имеющая содержательного критерия выбора. Только понимание транс-ценденции как стремления человека обрести себя в Боге дает личности содержательный критерий выбора — чувства веры, любви к Богу и людям.

Выход за пределы себя в трансценденции происходит в рамках внутреннего мира человека. Именно там человек должен найти Бога. Контакт с трансцендентным миром осуществляется в сердце человека — сфере переживания чувства. В данный момент, наряду с сердцем, работает правое полушарие с присущим ему образным мышлением, позволяющим описать контакт с трансцендентным миром с помощью языка символов, знаков, метафор. Объективируя свои знания и чувства в продуктах культуры, человек разрывает цепи одиночества, приобретая духовное бессмертие.

Предстояние человека перед лицом смерти не надо упрощать и доводить до абсурда, трактуя как поиск и стремление к смерти. Речь идет о переживании состояния мгновенности чувств: любви, счастья, радости и хрупкости внутреннего духовного мира. Это состояние напряженности, активности и творческой устремленности к увековечиванию себя в духовных произведениях культуры (искусства, науки и др.). Ощущение хрупкости, мгновенности чувств делает переживания человека глубокими, острыми, подталкивает его к творению добрых дел, покаянию, очищению. Таким образом, в экзистенции и трансценденции доминирует духовная жизнь.

Сознание как уровень духовности человека характеризуется рациональностью; однако сознание необходимо понимать в узком смысле, исключающем живое переживание, явления подсознания, сверхсознания как элементы бессознательного. Чувства души отражаются в сознании человека в форме знания, нравственных ценностей. Сознание — идеальная форма отражения, осмысления внутреннего и внешнего мира, индуцированная реальностью форма организации мысленного процесса, акселератор (ускоритель) духовности человека, выступает

субъектом внутреннего мира человека (см. табл.).

Критериям эмпирико-рациональной модели (ЭРМ) удовлетворяет только научное познание. Рациональность сознания в узком смысле шире ЭРМ, так как включает образное мышление, идеалы, ценности.

Представляется интересным выделение видов рационализма: онтологического, гносеологического, этического, теологического. Выделение этического и теологического рационализма позволяет душевную жизнь определить в качестве квазирациональной. Душевная жизнь по своей природе бессознательна, однако есть внутренняя логика возникновения и развития чувств души. Например чувство любви возникает на основе чувств желания, сострадания, заботы и даже, в некоторых случаях, ненависти. Духовный опыт, как показали Платон, Августин, Вл. Соловьев и др., имеет собственный порядок, организацию, уровни, стадии, цели, аксиомы и в этом смысле «рационален». Так, для духовного роста необходимо физическое воздержание, очищение сознания и душевной жизни от негативного.

Расширение «поля рациональности» за пределы классического рационализма происходит на основе «жизненной рациональности», которая позволяет «эмоциональной и экзистенциальной сфере» участвовать в интеллектуальном выборе когнитивных процессов. Можно назвать следующие когнитивные процессы: репрезентация — амбивалентный, по природе, феномен одновременного представления — отражения объекта и его замещения — конструирования посредством «образного мышления» (ассоциативно: крик — образ страха — лев), эмоционального понимания душой человека; конвенция — обязательное событие коммуникативной по природе, но экстраординарной деятельности в живом творчестве ученого-новатора; интерпретация — способ бытия души, которая понимает, переживает столкновение с экзистенциальной реальностью другого в процессе общения. Именно жизненная рациональность экзистенциально-антропологического типа деятельности эмпирического субъекта делает рациональность «открытой» и виртуально углубленной [4, с. 18-20]. Например, «жизненный мир» Э. Гуссерля, как форма первоначальных очевидностей и субъективной донаучной

(допонятийной, довербальной) практики, интерсубъективного опыта; «жизненный порыв» А. Бергсона, как развертывание жизни и основа эволюции всех стадий и форм; «метафизики созерцания жизни» Г. Зиммеля с его «потоком жизни» и формами культуры «более-жизнь»; «более-чем-жизнь»; морфология культуры О. Шпенглера, центром изменений которой выступает душа человека; «формы жизни» по Л. Витгенштейну и т.д.

Представляется необходимым конкретизировать жизненную рациональность экзистенциально-антропологического типа. Рациональность — деятельности мышления (рассудка) по законам формальной логики со-знанием, а не с чувствами. Мысли представляют собой образ и смысл переживаемых чувств, выраженных с помощью понятий и символов. Мысли идеального отражают чувства, не переживаются разумом, поэтому их жизнь ир-рациональна, то есть бес-сознател ьна.

Рациональность — область осознаваемых чувств — переживаемых с частотой, доступной для осмысления. Аффект — состояние душевной жизни, когда интенсивность переживаемых чувств делает невозможным их осмысление — это иррациональное состояние. В «интервалах сознания» есть экзистенция — существование чувства на границе его возникновения и распада, переживание чувства в настоящее мгновение (в интервале 0,003-0,3 сек.) иррационально и бессознательно. Между тем в это мгновение может присутствовать организованность, системность чувств, создавая деятельность души, переживающей эти чувства сердцем и понимающей их посредством «образного мышления» — ассоциативно, метафорически, символически. Поэтому рациональность в сфере душевной жизни мнима — это квазирациональность. Сообразно с этим экзистенциальность в сфере сознания мнима, ибо нет чувств. Идеи, рожденные умом, не умирают в мгновение, как чувство, сохраняются памятью и поэтому относительно вечны.

Все сказанное позволяет сделать вывод — рациональное сознание и нравственная душевная жизнь являются уровнями духовности человека. Рациональность и экзистенциаль-ность — свойства сознания и душевной жизни. Доминантой рациональности выступает разум, мышление. Доминантой экзистенциальности

является душевная жизнь. Рациональность и экзистенциальность — векторы духовности человека — пронизывают уровни сознания и душевной жизни. Квазирациональность характеризует душевную жизнь и духовный опыт. Ква-зиэкзистенциальность присуща сознанию в пограничных ситуациях: размышления о жизни, смерти, одиночестве, свободе и др. Состояния экзистенциальности возбуждают, интенсифицируют жизнь сознания (инсайт-озарение в момент научного открытия), делают его творческим, свободным, способным на ломку старых парадигм, на открытие новых идей (обоснование гипотез).

На уровне душевной жизни в духовности человека действуют иные критерии рациональности (идеалы, нравственные ценности, нормы), выступающие в качестве цели, аксиом духовной, душевной жизни. Действительно, идеалы и нравственные ценности ограничивают «пространство» духовной, душевной жизни.

Следовательно, состояние рациональности организует хаос сознания. В душевной жизни роль организующего центра выполняет душа человека, а в сознании — разум. В качестве материала для размышления служит таблица. Рациональность духовности человека: гуманистична — нравственна (с позиции добра и зла), эстетична (присутствие прекрасного), ориентирована на социальные и религиозные идеалы. Духовное сознание отражает душевную жизнь и должно соответствовать нравственным чувствам. Рациональность саму по себе нельзя рассматривать в качестве уровня духовности человека. Квазирациональность присуща душевной жизни, а квазиэкзистенциональность — рациональному сознанию. По сути, рациональность выступает в качестве меры и вектора сознания. В своей основе экзистенциальность выступает в качестве меры и вектора душевной жизни. Квазирациональность и квазиэкзистенциальность представляют собой качественно измененную форму рациональности и экзистенциальности. Суть изменения в том, что субъектом рациональности выступает разум, а субъектом квазирациональности — душа. Сообразно с этим субъектом экзистенциальности выступает душа, а субъектом квазиэкзистенциальности — разум. Данное понимание уровней духовности человека и их соотношений с рациональностью и экзистенцией позволяет нетрадиционно рас-

смотреть понятия «вещь-в-себе» и «вещь-для- конца. «Вещь-для-нас» — переживаемые чув-

нас». Переживание чувств с частотой быстрее ства с частотой 0,25-0,5 сек. — явление, кото-

0,25 сек. представляются «вещью-в-себе» — рое можно осознать.

экзистенцией, которую невозможно познать до

Таблица. Соотношение души и сознания

№ Наименование признака, свойства Душа Сознание

1 Понятие Душа — субстанциальная форма организации процесса переживания внутренних чувств. Мультипликатор (множитель) духовности человека. Идеально-эмоциональная, образно-энергийная, интегративная форма отражения внутреннего и внешнего мира. Субъект и способ интенциального, живого переживания чувств «здесь и сейчас». Субъект и способ конституирования нравственных отношений и смысла жизни человека. Способ регулирования, координации потока чувств, их связей между собой. Центр чувственной власти Идеальная форма отражения и осмысливания внутреннего и внешнего мира. Субъект мышления. Индуцированная реальностью форма организации мысленного процесса, акселератор (ускоритель) духовности человека

2 Элементы (единицы) содержания Эмоции, чувства (единство эмоции, образа, нравственного отношения) Образы, смыслы, понятия, идеи, идеалы

3 Объем понятия Единичное (индивидуальное) Всеобщее

4 Формы деятельности Персональное чувствование, переживание, образное, интуитивное понимание Обобщение, рациональное мышление, синтетическая способность воображения, интеллектуальная интуиция

5 Место в гносеологическом отношении Объект Субъект

6 Краткое определение Субстанциальная форма организации переживаемых чувств Рефлективная, индуцированная форма организации мышления (познания)

7 Характер понятия Сложное понятие Сложное понятие

8 Цель Характер, глубина, целостность (правда) переживаний Истина (и заблуждение как возможный результат)

9 Структура 1. Единство хронотопа и доминанты чувств 2. Эфферентный и афферентный интегралы и акцептор действия 3. Материальный субстрат сердце, правое полушарие мозга, лимбическая система, периферийная нервная система, кровеносная система 1. Рассудок и разум; самосознание и предметное сознание 2. Рациональное и образное мышление 3. Совокупность образов, смыслов, понятий Ядро: хронотоп и доминанта (смысл эпохи и основная идея мышления (познания)) 4. Материальный субстрат: правое и левое полушарие мозга, периферийная нервная система.

10 Функции 1. Эмоционально-чувственного отражения реальности 2. Интенциальное переживание 3. Конституирование нравственных отношений и смысла жизни 4. Интуитивного мгновенного, образного, эмоционального схватывания смысла событий 5. Способ регулирования потока чувств, эмоций 6. Выбор чувств в сфере эмоциональной памяти, способностей и отбор альтернативных идей 1. Отражение объекта в образах и смыслах, понятиях 2. Созерцания и интеллектуальной интуиции 3. Рационального мышления и синтетической способности воображения 4. Анализ причин душевных болезней, рекомендации по катарсису души и лечению 5. Разработка альтернативных идей и идеалов

11 Пространство Сердце, правое полушарие мозга, лимбическая система и рецепторы периферии нервной системы, кровеносная система Оба полушария мозга и рецепторы периферийной нервной системы

12 Время В интервале от 0,003 сек. до 0,5 сек. Деятельность мозга в настоящее мгновение предметно связана с пережитыми как минимум 3 сек. назад ощущениям и внутренними чувствами или же с их прогнозированием будущего

13 Направленность во времени Необратимы (стрела времени: от прошлого через настоящее и будущее) Обратимы (мыслью можно перенестись в прошлое или в будущее)

14 Период жизни Мгновение у единичного чувства Длительность жизни идеи

15 Материальный носитель Сильные электромагнитные импульсы и слабые сигналы, передающие информацию о чувстве в мозг Слабые электромагнитные импульсы и сигналы с информацией

16 Механизм функционирования Эфферентный и афферентный интегралы, акцептор действия, мгновенная реакция Связь мозга с рецепторами и прием сигналов об ощущениях и чувствах

17 Характер отражения Прямой и косвенный Косвенный

18 Отношение к бессознательному Часть Противоположность

19 Взаимодействие с сознанием (душой) Причинно-следственная связь Отражение чувств и конституирование ценностей и смыслов, идеалов, которые становятся предметом выбора со стороны души (обратная связь)

Список литературы

1. // Очерки феноменологической философии. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1997. С.111-130.

7. Тернер Ф., Пеппель Э. Поэзия, мозг, время // Красота и мозг. Биологические аспекты эстетики. М.: Мир, 1995. С. 74-96.

8. Ухтомский А. Заслуженный собеседник. Рыбинск: Рыбинское подворье, 1997.

9. Франк С.Л. Предмет знания. Душа человека. СПб.: Наука, 1995.

THE DUALISM MAN’S INNER WORLD

Nadejda S. Katunina

Vladimir State University; 87, Gorky str., Vladimir, 600000, Russia

Specific levels of spiritualisty of the human are researched in the article. Author suggest, that in the inner world of the human 2 spiritual levels can be defined: rational (consciousness) and existential (spiritual life).

Key words: spirituality; the soul; the inner world; an object; rationality; consciousness; subject; level; man; existence.

Понятие тела и проблема научности новоевропейской метафизики: от Декарта к Канту

Харитонова А. М.

Понятие тела и проблема научности новоевропейской метафизики: от Декарта к Канту

DOI
10.5922/0207-6918-2012-2-2
Страницы / Pages
7-29
Аннотация

Формирование науки и ее обособление от метафизики — одна из важнейших особенностей Нового времени. Их размежевание сталкивается с определенной проблемой при концептуализации тела, которое, являясь материальным объектом, может находиться и в тесной взаимосвязи с духом. Различные способы научного объяснения взаимодействия субстанций представляют собой определенную традицию, влияние которой про-слеживается в ранних сочинениях Канта. Особенность его позиции состоит в ограничении этого принципиального различия сферой эмпирического, а также в истолковании души и тела как однородных явлений.

The origin of science and the demarcation between science and metaphysics are the main features of early modern period. This demarcation faces a particular problem with conceptualisation of body, which can be considered both as just physical body and as closely bound up with spirit. Different ways of explaining the interaction between mind and body form the complex tradition, which significantly influenced Kant’s precritical writings. Limitation of the crucial distinction between these two substances to the empirical sphere and the view on soul and body as homogeneous phenomena are the main peculiarities of Kant’s position.

Список литературы

1. Васильев В. В. Философская психология в эпоху Просвещения. М., 2010.
2. Вольф Хр. Метафизика [Разумные мысли о Боге, мире и душе человека, а также о всех вещах вообще, сообщенные любителям истины Христианом Вольфом.Халле, 1725] // Христиан Вольф и философия в России / под ред. В. А. Жучкова.СПб., 2001.
3. Гайденко П. П. История новоевропейской философии в ее связи с наукой. М. ;СПб., 2000.
4. Декарт Р. Рассуждение о методе // Соч. в 2 т. Т. 1. М., 1989.
5. Декарт Р. Размышление о первой философии // Там же. Т. 2. М., 1994.
6. Декарт Р. Первоначала философии // Там же. Т. 1. М., 1989.
7. Декарт Р. Описание человеческого тела. Об образовании животного // Там же.
8. Декарт Р. Страсти души // Там же.
9. Декарт Р. Человек. М., 2012.
10. Дмитриев Т. А. Машина человеческого тела в трактате «Человек» // Декарт Р.Человек. М., 2012.
11. Кант И. Мысли об истинной оценке живых сил // Соч. в 8 т. / под ред.А. В. Гулыги. Т. 1. М., 1994.
12. Кант И. Всеобщая естественная история и теория неба // Там же.
13. Кант И. Грезы духовидца, поясненные грезами метафизики // Там же. Т. 2.
14. Кант И. Критика чистого разума // Там же. Т. 3.

15. Кротов А. А. Философия Мальбранша. М., 2003.

16. Круглов А. Н. Тетенс, Кант и дискуссия о метафизике в Германии второй по-
ловины XVIII века. М., 2008.
17. Лейбниц Г. В. Новая система природы и общения между субстанциями, а
также о связи между душою и телом // Соч. в 4 т. Т. 1. М., 1982.
18. Лейбниц Г. В. Материя, взятая в себе // Там же.
19. Лейбниц Г. В. Начала природы и благодати, основанные на разуме // Там же.
20. Майоров Г. Г. Теоретические основания философии Готфрида В. Лейбница.
М., 2007.
21. Ньютон И. Оптика, или Трактат об отражениях, преломлениях, изгибаниях
и цветах света. М., 1954.
22. Blackwell R. J. Christian Wolff’s Doctrine of the Soul // Journal of the History of
Ideas. 1961. N 3.
23. Borsche T., Kaulbach F. Leib, Körper // Historisches Wörterbuch der Philosophie /
Hrsg. von J. Ritter, K. Gründer. Bd. 5. Basel, 1980.
24. Carboncini S. Transzendentale Wahrheit und Traum. Christian Wolffs Antwort auf die Herausforderung durch den Cartesianischen Zweifel. Stuttgart-Bad Cannstatt,1991.
25. Corr Ch. A. Variations and Annotations // Wolff Chr. Vernünftige Gedanken von Gott, der Welt und der Seele des Menschen, auch allen Dingen überhaupt. Halle, 1751.ND: Gesammelte Werke / Hrsg. und bearbeitet von J. École. Abt. 1, Bd. 2. Hildesheim,2009.
26. Crusius Chr. A. Entwurf der nothwendigen Vernunft-Wahrheiten, wiefern sie den zufälligen entgegen gesetzet werden. Leipzig, 1766.
27. Gaukroger S. Introduction // René Descartes, The World and other writings / ed.by S. Gaukroger. Cambridge, 2004.
28. Hahmann A. Kritische Metaphysik der Substanz. Berlin, 2009.
29. Heimsoeth H. Metaphysik und Kritik bei Chr. A. Crusius. Ein Beitrag zur ontologischen Vorgeschichte der Kritik der reinen Vernunft im 18. Jahrhundert // Studien zur Philosophie Immanuel Kants. Metaphysische Ursprünge und ontologische Grundlagen.Köln, 1956.
30. Kant I. Gedanken von der wahren Schätzung der lebendigen Kräfte und Beurtheilung der Beweise, deren sich Herr von Leibniz und andere Mechaniker in dieser Streitsache bedient haben, nebst einigen vorhergehenden Betrachtungen, welche die Kraft der Körper überhaupt betreffen // Kant’s Gesammelte Schriften / Hrsg. von der Königlich Preussischen Akademie der Wissenschaften [AA]. Bd. 1. Berlin, 1902.
31. Kant I. Allgemeine Naturgeschichte und Theorie des Himmels oder Versuch von der Verfassung und dem mechanischen Ursprunge des ganzen Weltgebäudes, nach Newtonischen Grundsätzen abgehandelt // Ibid.
32. Kant I. Träume eines Geistersehers, erläutert durch Träume der Metaphysik //Ibid. Bd. 2.
33. Knutzen M. Philosophische Abhandlung von der immateriellen Natur der Seele,darinnen theils überhaupt erwiesen wird, daß die Seele uncörperlich sei, theils die vornehmsten Einwürffe der Materialisten deutlich beantwortet werden. Königsberg, 1744.
34. Krouglov A. N. Sulla nascita dell’espressione «meramente soggettivo» nella filosofia tedesca del XVIII secolo e sul suo significato // Soggettività e autocoscienza.Prospettive storico-critiche / А cura di P. Palumbo, A. Le Moli. Milano, 2011.
35. Lokhorst G.-J. Descartes and the Pineal Gland // E. N. Zalta (ed.) The Stanford Encyclopedia of Philosophy (Summer 2011 Edition). URL: http://plato.stanford.edu/archives/sum2011/entries/pineal-gland/ (дата обращения: 21.01.2012).
36. Onomasticon philosophicum. Latinoteutonicum et teutonicolatinum / Hrsg. von K. Aso, M. Kurosaki, T. Otabe, S. Yamauchi. Tokio, 1989.
37. Watkins E. From Pre-established Harmony to Physical Influx: Leibniz’s Reception in Eighteenth Century Germany // Perspectives on Science. 1998. N 6.
38. Watkins E. Kant’s Theory of Physical Influx // Archiv für Geschichte der Philosophie.1995. N 77.

39. Wolff Chr. Vernünftige Gedanken von Gott, der Welt und der Seele des Menschen, auch allen Dingen überhaupt. Halle, 1751. ND: Gesammelte Werke / Hrsg. und bearbeitet von J. École. Abt. 1, Bd. 2. Hildesheim, 2009.
40. Wolff Chr. Der Vernünfftigen Gedancken von Gott, der Welt und der Seele des Menschen, auch allen Dingen überhaupt, anderer Theil, bestehend in ausführlichen Anmerckungen, und zu besserem Verstande und bequemerem Gebrauche derselben. Frankfurt am Main, 1740.
41. Zammito J. H. Kant, Herder, and the Birth of Anthropology. Chicago, 2002.
42. Zedler J. H. Grosses vollständiges Universal Lexicon. Bd. 20. Halle, 1739.

ОНТОЛОГИЧЕСКИЙ ПОВОРОТ ФИЛОСОФИИ В СТРУКТУРАХ МНОЖЕСТВЕННОСТИ

  • Ольга Владимировна Соколова
    • ФГБОУ ВО «Удмуртский государственный университет»

Ключевые слова: философия, метафизика, предел, деконструкция, избыточность, множественность, двоица, декартовский дуализм, основание, присутствие, «между», коммуникации, конфигурация, со-бытие, «единичное / множественное», полис

Аннотация

В современном мире философия в поисках собственного «места» в пространстве «смысла», то есть в поисках собственных онтологических оснований, достигает предельного состояния. Началом и концом философии, как способности к философствованию и мышлению, был и остается человек. Однако в мире господства технологий, реализации биополитики и беспрецедентного развития техники человек как существо экзистенциальное объективируется в структурах социальной действительности, теряя способность мыслить. Человек определяется исключительно как мыслящий субъект, следовательно, исключительно как языковой субъект. Язык всегда избыточен по отношению и к действительности, и к человеку. Он как бесконечная множественность продуцирует бесконечное множество новых смыслов. Поскольку язык — это Ничто, постольку «местоположение» его — пространство «между», которое выставляется в паузе, пробеле, цезуре. Это то, что не принадлежит самому существованию, но со-существует с ним. Это и есть собственно бытие, бытие смысла. Смысл всегда выносится за пределы существования, но самоопределяется только в точке со -бытия. Со -бытие всегда предполагает наличие другого бытия, которое всегда больше, чем одно. Со- становится основанием новой современной онтологии, снимающей декартовский дуализм в структурах множественности. Со- — это возможность бесконечного множества конфигураций смыслов, которые образуются движением и касанием множества людей, существующих в социальном пространстве полиса.

Литература

1. Бадью А. Манифест философии. СПб.: Machina, 2003. 184 с. (XX век. Критическая библиотека)
2. Нанси Ж.-Л. Бытие единичное множественное. Минск: Логвинов, 2004. 272 с.
3. Хайдеггер М. Положение об основании. Статьи и фрагменты. СПб.: Лаборатория метафизических исследований философского факультета СПбГУ; Алетейя, 2000. 290 с.
4. Хайдеггер М. Что зовется мышлением? — М.: Академический Проект, 2010. 351 с.
5. Шеллинг Ф.В.Й. Введение к наброску системы натурфилософии, или о понятии умозрительной физики и о внутренней организации системы этой науки // Соч.: в 2 т. Т. 1. М.: Мысль, 1987. 637 с. (Филос. наследие. Т. 102). С. 182-226

Поступила в редакцию 2016-07-15
Опубликована 2016-09-26

Раздел

Философия. Социальная философия

От Канта и Кассирера к Ильенкову: проблема идеальности человеческих чувств

Высшие и низшие эмоции можно различать как идеальные человеческие чувства и материальные животные чувства. Идеальное человеческое чувство, однако, не есть прямое продолжение материального животного чувства, как и вообще идеальное не есть продолжение материального, а его снятие, т.е. погружение в основание. Этого снятия не получилось в так называемой органической теории эмоций, которую разбирал Л. С. Выготский в своей неоконченной работе «Теория эмоций», но этого не получилось и у самого Выготского. Подходы к такой постановке вопроса дает только методология идеального Э. В. Ильенкова, плодотворность которой в решении проблемы идеальности человеческих чувств мы и предполагаем показать в настоящей статье. … 1. Идеальность чувств: постановка проблемы … Л. С. Выготский подробнейшим образом проанализировал пятидесятилетнюю историю так называемой органической теории эмоций, которая была заложена работами У. Джемса и К. Г. Ланге, и показывал, что в итоге эта теория не вышла за пределы известного дуализма Декарта. Дуализм Декарта в учении об эмоциях, «страстях», заключается в том, что низшие эмоции, чувство голода, жажды, страха и т.п., являются не чем иным, как проявлением телесности и телесной организации человека или животного. Они выступают как результат воздействия на организм внешнего тела или внутреннего органа и по существу укладываются в известную схему рефлекса: стимул — реакция. Однако если реакция — ответное действие, то эмоция — это подготовка к действию. Здесь можно привести, так сказать, классическое определение Спинозы: «Под аффектами, — говорит Спиноза, — я разумею состояния тела, которые увеличивают или уменьшают способность самого тела к действию, благоприятствуют ей или ограничивают ее, а вместе с тем и идеи этих состояний»1. … От Спинозы, как показывает тот же Выготский, отталкиваются Джемс и Ланге, но ни Выготский, ни Джемс и Ланге, не замечают маленькой, но существенной разницы в … понимании «аффектов» у Декарта и Спинозы. Дело в том, что у Декарта аффект есть результат воздействия на организм, который остается в пассивном состоянии, а у Спинозы речь идет о способности к действию. Если додумать эту идею Спинозы, то можно сказать, что аффект — это не состояние тела, а начало действия тела. Никакой аффект у животного не проявляется иначе, как в напряжении мышц, повышенной активности внутренних органов, выделении адреналина в кровь, повышении сахара в крови и т.д. Это так же, как спортсмен при подготовке, допустим, к прыжку «разминается», разогревает мышцы, мобилизует внутренние ресурсы и т.д. … Да, это подготовка к действию, но вместе с тем это уже и действие. И именно в этом состоит ключ к решению проблемы: эмоция не является следствием телесного состояния и не является причиной телесного состояния. В терминах причинно-следственной связи эту проблему решить невозможно, как показал уже сам Декарт. Понятно, что в качестве причины на тело может действовать только тело, но причиной воздействия на тело не может быть состояние тела, а потому аффект как состояние тела и аффект как эмоция, переживание — это две стороны, два момента одного и того же — реального действия. … Это значит, что преодоление дуализма Декарта возможно только на основе деятельности, и монизм Спинозы будет оставаться непонятным до тех пор, пока идеальное и материальное не будут поняты как моменты одной и той же деятельности. Именно в этом направлении «додумывал» Спинозу Ильенков. Выготский же хвалит Спинозу в основном за то, что тот при описании высших человеческих эмоций даже не пытается объяснять их физиологически, но это по существу тот же дуализм Декарта, который в теории человеческих чувств найдет свое выражение в начале XX в. в дуализме «научной» психологии и описательной психологии В. Дильтея. В ответ на бесплодные попытки объяснить высшие человеческие чувства из физиологии описательная психология заявляет, что эти чувства объяснить вообще невозможно, их можно только описать на языке художественной прозы. … От Спинозы можно, таким образом, идти по пути Джемса — Ланге, а можно идти и по пути Дильтея, но можно идти третьим путем, которым пошел Ильенков — путем деятельности. Это означает, что не только мышление есть функция деятельности, но и высшие человеческие чувства. Тем более, что можно говорить, как это делает Выготский, об «интеллектуальных эмоциях». Интеллектуальное в данном случае и означает идеальное, но, как сказано, Выготский не знает категории идеального, хотя и двигается, в общем, в этом направлении. … Идеальность человеческих чувств вовсе не означает отрицания, так сказать, физиологической основы чувств. Не только одни и те же «механизмы» мозга «обслуживают» и высшие, и низшие человеческие чувства. Высшие и низшие человеческие чувства «обслуживают» одни и те же внутренние и внешние органы, вся телесная организация человека. Поза, жест, мимика, пластика движений — все это необходимые средства выражения и проявления человеческого чувства. 

Что такое психология дуализма? | BetterHelp

Обновлено 1 сентября 2021 г.

Медицинское освидетельствование: Авиа Джеймс

Психология дуализма является предметом горячих споров на протяжении многих лет, причем философы, биологи, психологи и другие ученые обсуждают этот вопрос. Вся дискуссия вращается вокруг вопроса о том, являются ли разум и мозг двумя разными вещами или одним и тем же.

Наиболее распространенное определение дуализма в психологии — это точка зрения, согласно которой разум и мозг — это две разные вещи. В дуализме мозг рассматривается только как физический объект, в то время как разум рассматривается как нечто, выходящее за рамки строго физического.

Что такое дуализм разума и тела в психологии?

Источник: rawpixel.com

Психология дуализма разума и тела — это более описательный термин для обозначения дуализма в психологии. Эта фраза относится к идее о том, что разум и тело — две разные вещи, которые можно разделить.Чтобы лучше понять эту концепцию, полезно с самого начала узнать, что на самом деле означают понятия «разум» и «тело».

Что такое разум?

Ум включает в себя все, что есть в вашем сознании. Он включает мысли, рассуждения, суждения и эмоции. Когда вы что-то переживаете, ваш разум обрабатывает новую информацию, что в конечном итоге помогает вам делать выводы. В центре вашего сознания находится ваше эго или ваше субъективное представление о себе.

Что такое мозг?

Мозг — это физический биологический объект. Это часть вашего тела, в сознании вы или нет. Это скопление мягкой нервной ткани внутри черепа. Хотя наука доказала, что мыслительные процессы в мозге координируются, дебаты о дуализме / монизме ставят под вопрос, существует ли на самом деле разум, который отделен от физических результатов мозга.

Монизм против. Психология дуализма

В некотором смысле, монизм vs.Дебаты по психологии дуализма продолжаются с тех пор, как Аристотель и Платон разошлись во мнениях о том, продолжает ли душа существовать после смерти физического тела. С тех пор, как Рене Декарт написал об отношениях разума и тела в 1600-х годах, центр дебатов сместился в сторону дуализма при жизни. Благодаря такому количеству философов и ученых, которые интересовались этим предметом, развилось несколько различных типов дуализма и монизма.

Типы монизма

Есть два основных типа монизма.Первый — материализм. С материалистической точки зрения, ничего не существует, если оно не является частью материального, физического мира. С материалистической точки зрения мозг существует, а разум — это просто набор процессов, происходящих в нервной системе.

Второй тип монизма — субъективный идеализм, также называемый феноменализмом. Субъективный идеализм противоположен материализму. Вместо того чтобы говорить, что существует только физический мир, он говорит, что единственное, что действительно существует, — это восприятие разума.

Идея о том, что восприятие формирует физическую реальность, была проверена во многих исследованиях. В одном исследовании люди с рассеянным склерозом, находящиеся в депрессивном состоянии, вели себя так, как будто их инвалидность была больше, чем было показано в тестах.

Типы дуализма

Различные типы дуализма в дебатах о разуме и теле признают как физический объект, то есть мозг, так и ментальные процессы, составляющие разум, как две разные сущности. Однако разные типы дуализма предлагают разные точки зрения.

Первый — субстанциальный дуализм. Эта точка зрения предполагает, что разум и физический мир фундаментально различны. Рене Декарт был сущностным дуалистом. С точки зрения Декарта, разум может существовать без тела. Тело могло существовать без разума, но не могло думать.

Для Декарта разум и тело были отдельными сущностями, но они были связаны через шишковидную железу, эндокринную железу, расположенную глубоко в центре мозга. Хотя шишковидная железа существует и выполняет несколько идентифицированных функций, идея о том, что она соединяет разум и тело, все еще сомнительна.

Второй тип дуализма — дуализм предикатов. Эта точка зрения основана на языке описания явлений. В нем говорится, что описания мира не могут быть сведены к физическим формулам. Например, нет простой формулы, описывающей шторм в физических терминах так же, как обычные слова: торнадо, гроза или ураган.

Другой тип — дуализм свойств. Дуализм свойств предполагает, что качество сознания — это больше, чем описание состояний мозга.Много десятилетий назад дуализм свойств обычно использовался для объяснения разницы между биологической реальностью жизни и жизненной силой, которая породила жизнь и позволила ей продолжаться. Однако в последние годы этот термин все чаще используется для различения физических явлений, таких как состояния и поведение мозга, и психических явлений, таких как мысли и эмоции.

Вопросы в монизме против. Дебаты о дуализме

Споры о том, одинаковы ли разум и тело, поднимают несколько связанных вопросов.Если бы на все эти вопросы можно было дать исчерпывающий ответ, дискуссия, вероятно, была бы исчерпана. По мере того, как исследования по многим предметам и условиям продолжаются, на эти вопросы может быть получен окончательный ответ.

Отличаются ли психические явления от чувственных?

Органы чувств, включая глаза, уши, нос, вкусовые рецепторы и кожу, несут информацию и обогащают опыт. Эти ощущения могут вызывать множество разных мыслей. Если вы чувствуете запах печенья с шоколадной крошкой и думаете о доброте матери, это просто физическая реакция на запах? Или есть мысль, которая является чем-то большим, чем просто физиологическая реакция?

Контролирует ли разум тело или тело контролирует разум?

Источник: rawpixel.com

Если вы верите, что дуализм — правильная точка зрения, вы сталкиваетесь с вопросом, контролирует ли разум или тело. Было предложено три основных ответа. Интерактивная точка зрения состоит в том, что разум влияет на тело, а тело также влияет на разум.

Вторая точка зрения называется эпифеноменализмом. Эта теория утверждает, что физические стимулы или события вызывают психические явления. Однако психические события никак не влияют на физическое. Для большинства людей такая точка зрения не имеет смысла. В конце концов, когда вы чувствуете грусть, ваше тело реагирует на эту грусть, и вы обнаруживаете, что плачете.Когда вы видите, что на пешеходном переходе к вам приближается машина, вы удаляетесь так быстро, как только можете. В каждом случае мысли и эмоции вашего разума оказывают физическое воздействие.

Третья точка зрения — параллелизм. Согласно этой дуалистической точке зрения, разум и тело существуют, но никак не связаны.

Знать то же, что испытывать?

Вы можете собирать факты и данные, пока не получите очень четкое представление о том, что это такое. Если фактическое знание — это то же самое, что испытать что-то, вам нечего узнать.Тем не менее, тот, кто всю жизнь изучал любовь, может иметь совсем другое понимание, если влюбится в первый раз.

Они могут знать все подробности того, как любовь влияет на тело и разум, но пока они не испытают это на себе, они не знают, каково это быть влюбленными. Возможно, они и раньше знали физические факты, но теперь у них другое понимание качества влюбленности.

Все ли объясняет наблюдение?

Если они не проводят мысленный эксперимент, ученые обычно изучают наблюдаемое поведение.Монизм предполагает, что все психические процессы являются частью физического мира. Если да, то все они должны быть наблюдаемы на каком-то уровне. Идея о том, что мысли можно наблюдать, была диковинной идеей много лет назад, но сейчас она становится все более убедительной.

В чем разница между зомби и сознательным существом?

Одним из распространенных аргументов в пользу дуализма в психологии является аргумент зомби. Вот как это происходит. Вы представляете себя зомби. У вас вообще нет сознательных мыслей или переживаний.Тем не менее, ваше тело все еще существует и может выполнять основные функции. Аргумент гласит, что если вы можете вообразить состояние, в котором вообще нет сознания, в то время как тело продолжает функционировать, сознание (или ум) должно быть отделено от чисто физического.

Можно ли свести мысли к физике?

Хотя становится все яснее, что можно наблюдать по крайней мере многие, если не всю умственную деятельность, все же остается вопрос, может ли мысль быть чем-то большим, чем наблюдаемое физическое явление.Физика может описать любой физический объект или событие. Еще предстоит определить, может ли физика объяснить, как возникают мысли и что люди с ними делают.

Идентичен ли физически идентичный близнец и психологически?

На самом деле, даже однояйцевые близнецы не идентичны. Их окружение меняет их с того момента, как они находятся в утробе матери. А что, если бы однояйцевые близнецы были психологически идентичны? Будут ли они разделять одну и ту же умственную деятельность? Если бы этот вопрос можно было проверить, он потенциально мог бы помочь ученым понять взаимосвязь между разумом и телом.

Почему повреждение мозга может вызвать психические изменения?

Некоторые теоретики предполагают, что тот факт, что повреждение мозга часто приводит к той или иной форме психических изменений, доказывает, что разум — это то же самое, что и мозг. Это правда? Возможно. Или, возможно, дело в том, что физический мозг больше не может взаимодействовать с нефизическим разумом так, как это было до повреждения.

А как насчет свободы выбора?

Если вы считаете, что ваш разум — это то же самое, что и ваш мозг, это может предполагать, что все, что с вами происходит, вызывает определенную реакцию.У вас не было бы выбора, потому что каждое поведение просто происходило бы автоматически. Однако, если ваш разум отличается от тела, как видят его дуалисты, вы можете подумать о том, что произошло, использовать свое моральное суждение и выбрать между несколькими альтернативами.

Какие школы психологии придерживаются и не допускают психологию дуализма?

Некоторые школы психологии придерживаются взгляда на разум как на не что иное, как физические события, происходящие в мозгу. Другие школы мысли рассматривают разум и мозг как отдельные сущности, физические и нефизические.

Бихевиоризм — монизм

Бихевиоризм основан на представлении монизма о том, что поведение коренится в биологии мозга. Самыми известными ранними бихевиористскими экспериментами были эксперименты, проведенные Павловым. Павлову удавалось вызывать слюноотделение у собак, создавая связь между звонком в колокольчик и поступлением еды. Даже когда еда не доставлялась, у собак текла слюна, как если бы она была. Для бихевиориста не существует такого понятия, как ум. Есть только тело, включая мозг, и поведение, которое они производят.

Эволюционная психология — монизм

Эволюционная психология рассматривает психологические события с точки зрения того, как они способствуют выживанию человека и вида. Если умственная деятельность постоянно помогает кому-то или его племени выжить, эта умственная деятельность в конечном итоге закодируется в генах и передается последующим поколениям.

Гуманизм — Монизм

Гуманизм сильно изменился с момента своего появления. Однако основная идея гуманизма состоит в том, что все является частью непрерывного процесса природы.Он признает реалии, открытые в результате научных исследований. К ним относятся биология, физика и нейробиология. Таким образом, гуманизм принял идею о том, что разум и мозг едины.

Когнитивная психология — дуализм

Когнитивная психология занимается психическими процессами, такими как восприятие, память, мышление и обучение. В последнее время когнитивная психология подверглась критике за то, что, несмотря на множество доказательств обратного, она придерживается дуалистического взгляда на разум и тело.

Почему люди предпочитают дуалистическую психологию?

Некоторые ученые предполагают, что причина, по которой люди предпочитают верить в то, что разум и тело различны, заключается просто в самосохранении. Идея дуализма лежит в основе мифов, легенд и религий. Возможно, эти типы мыслей и историй необходимы для выживания человечества, потому что они поддерживают мотивацию людей и делают все возможное, чтобы выжить и процветать.

Являются ли проблемы психического здоровья физическими или психологическими?

Итак, каковы практические последствия монизма и дуализма для психического здоровья? Независимо от того, как вы смотрите на дискуссию, есть два разных типа лечения, которым вы можете следовать, если у вас проблемы с психическим здоровьем.

Во-первых, вы можете работать над улучшением своего физического состояния. Сделать это можно несколькими способами:

Источник: rawpixel.com
  • Высыпайтесь
  • Ешьте здоровую пищу
  • Упражнение
  • Избегайте наркотиков и алкоголя
  • Принимайте прописанные лекарства, чтобы улучшить химический состав мозга

Во-вторых, вы можете работать над своим поведением с помощью психотерапии. Для строгого сторонника монизма бихевиоральная терапия имеет наибольший смысл.Когнитивно-поведенческая терапия может помочь вам изменить свое поведение, начиная с психических процессов, независимо от того, являются ли они частью вашего мозга или нет.

Если вы не смогли самостоятельно преодолеть проблемы с психическим здоровьем, терапевт может помочь вам работать над их преодолением, обучая вас новым способам совладания, поведения или понимания себя, своих проблем и окружающего мира.

В области психологии была проделана большая работа по психосоматическим расстройствам. Термин «психосоматика» относится как к телу, так и к разуму.Ряд физических симптомов может быть вызван проблемами психического здоровья. Например, тревога может спровоцировать псориаз, сердечные заболевания, высокое кровяное давление или экзему.

В этих случаях психологическое консультирование с использованием таких методов, как когнитивно-поведенческая терапия, показало высокие показатели успеха. Более того, КПТ становится все более доступной с появлением онлайн-консультирования. Обзор научной литературы, опубликованный в 2017 году, показал, что дистанционно управляемая КПТ не только эффективна, но и гораздо более доступна, чем традиционная терапия.Также доступно множество онлайн-ресурсов, которые помогут вам больше узнать о дуализме — например, статья из Стэнфордской энциклопедии философии.

Если вы считаете, что испытываете психосоматические симптомы, вызванные тревогой, или живете с другими разобщениями между разумом и телом, онлайн-терапия может помочь. Благодаря дистанционной консультации от BetterHelp вы можете удобно получить доступ к лицензированным профессионалам, не выходя из дома. Если вы имеете дело с психосоматическим симптомом, другой проблемой, связанной с дуализмом, или другими психологическими проблемами, они смогут вам помочь.Прочтите, что другие говорят о своем опыте ниже.

«Мензо — добрый, внимательный человек. Он — удивительное (освежающее) сочетание хорошего слушателя и прямого ответа на вопросы. Я ценил его проницательность в моем сознании, и я не делал никаких ударов, когда он видит нездоровую или слабую сторону, которую я не вижу. Я искренне рекомендую ему принести в вашу жизнь и разум мудрость, равновесие и здоровье ».

https://www.betterhelp.com/menzo-faassen/

«Али потрясающий. Она помогла мне понять глубину роста, которую может принести утешение.Она отличный слушатель и отлично помогает вести вас к открытиям и саморазвитию, явно не указывая на них. Она также дает мне занятия и литературу, чтобы помочь мне продолжить размышления в перерывах между сессиями. Сосредоточьтесь на связи между разумом, телом и духом. Абсолютно рекомендую ее! »

Вы можете поговорить с лицензированным консультантом на сайте BetterHelp.com, чтобы получить помощь в решении множества различных типов психических проблем. В конце концов, самое главное не в том, отличаются ли ваш разум и тело, а в том, что вы можете сделать, чтобы улучшить свое психическое состояние.

границ | Педагогические инструменты для изучения картезианского дуализма разума и тела в классе: философские аргументы и иллюзии нейробиологии

Введение

Студенты бакалавриата обычно получают университетское образование с целью приобретения новых знаний, уверенности или правды о мире. Недавние исследования показали, что по мере того, как студенты пытаются получить знания о разуме и его связи с миром, они быстро сталкиваются с так называемой философской проблемой разума и тела, или с тем, что обычно называют «субстанциальным дуализмом» или «субстанциальным дуализмом». Декартов дуализм »(Фаренберг, Читам, 2000).Утверждая жесткое онтологическое и эпистемологическое различие между нематериальным разумом и материальным телом, студенты-психологи, которые не смогли критически изучить этот картезианский субстанциальный дуализм более подробно, уделяют больше внимания механическому запоминанию или поверхностному изучению знаний и фактов, которые Райан ( 1984) оказался менее эффективным, чем процессы интерпретации и понимания, связанные с пониманием и глубоким обучением. Другими словами, дуалистическая эпистемология ведет к более слабому применению знаний и к худшим оценкам на уроках психологии (Ryan, 1984; Lonka and Lindblom-Ylanne, 1996).Это также создает риск негласного переноса некритических научных дуалистических убеждений в будущие научные, парамедицинские и медицинские профессии (Demertzi et al., 2009). Таким образом, чтобы исследовать этот неявный дуализм в классе, в этой статье представлены педагогические инструменты, которые могут быть использованы как преподавателями, так и студентами: во-первых, предлагая альтернативное философское обоснование или эпистемологию для их обучения и преподавания, основанную не на дуалистической философии. Рене Декарта, но в целостной философии Мартина Хайдеггера.Во-вторых, проиллюстрировав эту альтернативную эпистемологическую перспективу на практике с помощью простых нейробиологических иллюзий, таких как иллюзии «Пиноккио» и «Резиновая рука», которые манипулируют представлением разума и тела. При этом преподаватель может сделать неявные дуалистические предположения, которых придерживаются студенты до этих аргументов и упражнений, более явными, чтобы студенты могли их исследовать и более критически относиться к ним. Таким образом, с помощью этих различных эпистемологий и практических демонстраций преподаватели разоблачают или бросают вызов дуалистическим убеждениям в своем классе и способствуют более глубокому обучению или пониманию в своих учениках, иллюстрируя альтернативные способы представления того, как их разум и тело связаны с миром.

Хотя невозможно фальсифицировать метафизическую проблему, которая преследовала западную философию со времен Просвещения (и в других формах, начиная с Платона), цель этой статьи не состоит в том, чтобы атаковать сам картезианский дуализм и не исследовать каждую отдельную философскую перспективу. что противоречит дуалистическому мышлению или является его альтернативой. Это сложная и гигантская философская и научная задача, выходящая за рамки данной короткой статьи. Вместо этого он направлен на то, чтобы предоставить студентам и преподавателям только одну альтернативу дуализму как в мышлении (эпистемология), так и в действии (практика в классе), чтобы стимулировать другой образ мышления в классе: более целостный образ мышления и понимание того, как разум и тело взаимосвязаны, накладываются друг на друга или существуют, что отличается от эпистемологических предположений поверхностного уровня, неявно подкрепляющих дуализм разума и тела.При этом он направлен не на противодействие или опровержение метафизических дуализмов, а на открытие новых пространств для студентов, чтобы они могли критически относиться к своему миру и другим философиям и практикам, которые также могут раскрывать его по-разному, более поддающиеся глубокому обучению и пониманию. Преподаватели принесут пользу своим студентам, продвигая эти критические способности и перспективы посредством более глубокого вовлечения как науки, так и философии.

Декартов дуализм

Рене Декарт (1596–1650), французский математик, философ и ученый 17 века.Основатель аналитической геометрии, его теперь чаще называют отцом современной философии из-за его революционной переформулировки того, как истина, достоверность, разум и тело понимаются онтологически и связаны эпистемологически. До Декарта состав ума обычно приписывался тому, как «душа» выстраивала сенсорные стимулы для формирования мысли, как это провозглашалось католической ортодоксией. Разум и тело были слиты в человеке как единое целое, а истины и уверенность, управляющие душой, были определены a priori Богом.Тело действовало механически, подобно животным автоматам; человеческая свобода выбора, разум и мысль были получены из работы души, как предписано Богом, и сформулированы через церковное учение.

Вместо того, чтобы просто приписывать все человеческие мысли и бытие Богу, рационализм Декарта постулировал новую революционную основу истины и определенности: рациональный и мыслящий разум субъекта, или «Я» субъективности (Descartes, 1998). Эта новая рациональность уверенности в себе была основана на способности к радикальному скептицизму или сомнениям .Под влиянием картезианского сомнения все эмпирические стимулы, исходящие из материального мира через телесное зрение, вкус, прикосновение и т. Д., Всегда могут ввести разум в заблуждение, поскольку, как и во сне, разум не может быть уверен в реальности этих физических ощущений. «Я полагаю, — писал Декарт, — это не в высшей степени добрый Бог, источник истины, а скорее злой гений, в высшей степени могущественный и умный, который направил все свои усилия на то, чтобы обмануть меня». (Декарт, 1998, стр. 62). Не имея возможности быть уверенным в том, что «воздух, земля, цвета, формы, звуки» или какой-либо из resExtensa , составляющих наше чувственное тело и материальный материальный мир, действительно существует, Декарт утверждал, что осталась только одна неумолимая уверенность и одна истина: «Я очень ясно вижу, что для того, чтобы мыслить, необходимо существовать» (стр.18). Сомневаться, по-прежнему думать ; и думать, значит существовать или быть . Отсюда знаменитая максима Декарта, лежащая в основе дуалистической эпистемологии по сей день: «Я мыслю, следовательно, я существую» ( cogito ergo sum ) (стр. 18). В соответствии с этой максимой мы, таким образом, можем быть уверены в том, что наши собственные мыслящие умы существуют отдельно от наших ощущаемых субстанций и тела, потому что разум может воспринимать и рассуждать против того, что наше тело быстро неправильно воспринимает: «то, что, как я думал, я видел своими глазами. На самом деле я постигал исключительно благодаря своей способности суждения.»(Стр. 68). То, что мое тело говорит мне о двух разных веществах, воде и льду, мой разум считает, что — это одно и то же. Хотя более поздние последователи картезианского рационализма и дуализма отказались от устаревшей веры Декарта в то, что душа (разум) может встречаться и воздействовать на «жизненные духи» механической работы тела через шишковидную железу мозга, дуалистическую эпистемологию он постулировал между мыслью и материей, субъективность / объективность и разум / тело остаются негласно укоренившимися в западной науке, философии, научном и культурном дискурсе и по сей день.

Например, преподаватели могут легко сослаться на недавние голливудские фильмы, такие как Матрица (1999) или Начало (2010), как на культурные примеры, которые иллюстрируют (и рискуют укрепить) дуалистическую эпистемологию: как «злой гений» Декарта, эти фильмы Подчеркните, что истины и уверенность, полученные из ощущаемых телесных стимулов, действительно могут быть похожими на сны или вводить в заблуждение, но могут быть исправлены или преодолены мыслящим «я» и его рациональным разумом. Здесь ум изображается как четко обособленный, отдельный и нуждающийся в освобождении от тюрьмы тела, стимулам которого нельзя доверять.Действительно, недавние исследования показали, что дуалистические убеждения сохраняются на протяжении всего обучения студента, независимо от его дисциплины и подготовки в научной, медицинской и парамедицинской среде. Demertzi et al. (2009) изучали наличие дуалистических убеждений в выборке студентов из Эдинбургского университета в Шотландии, а также среди медицинских работников и широкой общественности из Университета Лейдж в Бельгии. Большинство опрошенных студентов согласились с тем, что «разум и мозг — две разные вещи», и чуть меньше половины участников опроса в Льеже согласились с этим утверждением (Demertzi et al., 2009). Интересно, что почти половина опрошенных медицинских работников также согласились с этим дуалистическим утверждением. Эти результаты подчеркивают постоянное присутствие дуалистических убеждений во всем обществе, несмотря на исследования нейробиологии, особенно с использованием функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), которые продолжают предполагать, что нервная активность ответственна за психологический феномен (Greene et al., 2001; Farrer and Frith, 2002), и поэтому мозг является источником разума. Однако вера в дуализм также зависит от предполагаемой силы доказательств, предоставленных научными исследованиями.Когда субъекты подвергаются слабым нейробиологическим свидетельствам, описывающим психологический феномен, они имеют повышенную склонность верить в присутствие души. И наоборот, когда нейробиологические доказательства убедительны, субъекты с большей вероятностью уменьшат свою веру в душу (Preston et al., 2013). Поэтому в классе нейробиологии или психологии важно дать точное описание текущих исследований, чтобы отношения между разумом, мозгом и телом могли быть проблематичны и исследованы более критически как студентами, так и преподавателями.

Устойчивость дуалистических убеждений также подтверждается исследованиями, демонстрирующими, что некоторые медицинские пациенты с соматоформными расстройствами неохотно приписывают недуги психологическим симптомам, а не физическим симптомам (Stone, 2006, , цитируется в Demertzi et al., 2009), и некоторые предпочитают пытаться идентифицировать физические, а не психологические причины необъяснимых с медицинской точки зрения симптомов (Geist et al., 2008), усиливая картезианское бинарное разделение между разумом и материей.Действительно, вера в то, что «душа» переживает телесную смерть и разрушение, остается превалирующей в научном сообществе, а дуализм даже влияет на собственное «нейробиологическое мышление» психологии, подразумевая, что материальный мозг порождает, но при этом остается радикально отделенным от разума (Demertzi et al. ., 2009). Но могут ли дуалистические образы мышления нанести ущерб повседневной жизни? Недавно исследователи использовали процедуры прайминга, чтобы вызвать либо «дуалистические», либо «физикалистские» убеждения, и обнаружили, что в дуалистическом состоянии субъекты проявляют менее здоровые отношения и поведение (Forstmann et al., 2012).

Использование основных философских аргументов на уроках психологии: Декарт и Хайдеггер

Если обучение или образование в университете по-прежнему рискуют сохранить допущения дуализма, то как преподаватели могут поощрять более критический и значимый анализ дуалистической эпистемологии среди своих студентов? Философия и наука могут работать здесь в тандеме, когда дело доходит до изучения тонких предпосылок проблемы разума и тела и дуалистической эпистемологии.Чтобы взять только один пример из обширного полотна западной философии, давайте рассмотрим основную работу Мартина Хайдеггера, которая может служить примером того, как преподаватель может предложить своим ученикам иную, но столь же мощную эпистемологическую перспективу и понимание мир. Цель здесь не в том, чтобы подменить или опровергнуть метафизические предпосылки дуализма, а в том, чтобы указать, как преподаватель может подойти к нему, используя различные философские и эпистемологические точки зрения.

С философской точки зрения, утверждение картезианского дуализма об онтологическом разделении разума и материи было радикально подорвано публикацией Мартина Хайдеггера «Бытие и время » и его революционной концепции «бытия-в-мире» (Heidegger, [1927] 1962). ). В отличие от двойственности дуалистической эпистемологии, Хайдеггер утверждал, что наши современные и натурализованные концепции субъективности, «я», cogito или разум, никогда не могут быть отделены или отделены от объектов, материи или мира, как предполагает дуализм.По Декарту, когда субъект видит, познает и использует повседневные предметы, такие как молоток, дверная ручка, карандаш и т. Д., Его мыслящий разум пересекает онтологическую пропасть в мир материи и тела, накапливая сенсорные стимулы и эмпирические свойства. этих материальных субстанций, чтобы вычислить, обосновать, а затем привести в действие их рациональное использование в уме (Heidegger, [1927] 1962, p. 128). Фундаментальное понимание Хайдеггера, однако, заключалось в том, что каждый из этих «объектов» имеет смысл для «субъекта» не посредством какой-либо умственной рационализации, отстраненного мышления или комбинации воспринимаемых свойств.Вместо этого вещи имеют значение или раскрываются нам как людям только через предварительные рефлексии, усвоенные и повседневные контекстные практики или использует . Другими словами, в наше время такой простой предмет, как молоток, признан чем-то, что может забить гвоздь в дерево только после человек уже социализирован в культурных, лингвистических и дискурсивных практиках в общем мире, что учит их, что этот «молоток» используется именно таким образом. Таким образом, палка из дерева и кусок металла открывается нам как молот только после того, как наше погружение в общий мир раскроет нам социальные и культурные контексты и обстоятельства, которые делают его понятным как нечто, что используют .«Такая сущность может« встретиться »с Dasein [т. Е. С« мыслящим »человеком] только постольку, поскольку она может по собственному желанию показать себя в мире » (Хайдеггер, [1927] 1962, стр. 84). Дело в том, что преподаватель может использовать философию Хайдеггера как инструмент, чтобы показать, как имплицитное «бытие в мире» ученика включает и поддерживает метафизические допущения дуализма, которые они когда-то считали само собой разумеющимися или предполагали.

При более глубоком рассмотрении, когда человек фактически забивает гвоздь, поворачивает дверную ручку, чтобы пройти через дверной проем, используя карандаш для записи психологических заметок и т. Д., онтологическое разделение, поддерживающее картезианский дуализм разума и тела, разрушается. Почему? Согласно Хайдеггеру, каждый из этих «объектов» можно сделать понятным и понятным, потому что они опутаны бесчисленными и чрезвычайно сложными и взаимозависимыми историческими, социальными и культурными сетевыми контекстами, которые в совокупности дают «объекту» его естественное значение, значение, и пользуйся. Хотя мы контекстуализируем молоток как объект для забивания гвоздей, древнему греку или пришельцу с другой планеты не хватало бы социальных, культурных и психологических контекстов, которые делают эту «вещь» значимой или понятной для нас: доски, гвозди, пилы , шурупы, конструкции, книжные полки, лестницы, краски и т. д., объединяются, чтобы сформировать «аппаратную тотальность», которая является исторически и культурно уникальной для нас, но при этом приобретается и делается неявной в ходе повседневного социализированного использования (Heidegger, [1927] 1962). Это бесчисленные и связанные в сеть вещи, которые, как мы знаем, связаны и связаны с каждой вещью , которую наш мир делает понятной: его фоновые ассоциации и контексты, которые делают его понятной вещью, которую можно использовать определенным образом. Понимая в этом свете, никакое количество рационального мышления когда-либо не может сообщить нам, что такое простое, как молот, на самом деле в дуалистическом контексте.Студент никогда не сможет впервые взглянуть на молоток и просто рационализировать его использование. Вместо этого «то, что делает возможной свободу действий, — это не какой-то основной [материальный] субстрат, не какая-то ментальная субстанция, а скорее то, как наши жизненные истории разворачиваются на фоне практик общего значимого мира». (Guignon, 2006, p. 9) Таким образом, знаменитое изречение Хайдеггера «бытие-в-мире» устраняет предполагаемую пропасть или дуализм между субъектом и объектом, разумом и телом и т. Д. (Heidegger, [1927] 1962).Как человеческие существа, при рождении мы «брошены» в особый мир, который запечатлевает в нас особые и дорефлективные способы понимания, общения и навигации, практики и нашего собственного «бытия» в мире переплетенных контекстов и значений. Опять же, дело здесь в том, что разум и тело по своей сути не являются разными субстанциями до тех пор, пока современные, повседневные и неявные культурные практики, такие как картезианские дуалистические эпистемологии, рассмотренные выше, не раскрывают или не раскрывают их нам в наших собственных конкретных исторических контекстах, как два отдельных объекта.Поэтому, чтобы использовать эту философию в качестве педагогического инструмента в своем классе, преподаватель вводного класса психологии может читать лекцию по хайдеггеровским примерам, приведенным выше, а затем использовать обсуждение в классе или групповое занятие, чтобы определить, понимают ли студенты эту концепцию и эту противоположную эпистемологию. перспектива. Например, «Назовите пример недавнего фильма или телесериала, в котором предполагается картезианский дуализм, и противопоставьте этому позицию Хайдеггера [или другого философа по выбору преподавателя].См. Несколько простых примеров в Таблице 1. Поэтому, как будет рассмотрено ниже, психологические иллюзии, которые проблематизируют здравое (неправильное) понимание существования нашего тела в космосе, помогут проиллюстрировать, как текущее положение нашего тела в мире часто забывается или принимается как должное.

Таблица 1. Классное упражнение для обсуждения и критики дуалистических тем в СМИ .

Представление тела и схема тела

Для того, чтобы произошло какое-либо физическое взаимодействие между человеком и внешним миром, например, забивание гвоздя молотком, использование карандаша в классе или уклонение от пилона во время прогулки по улице, разум должен иметь представление о положение тела в пространстве.Ум должен находиться в мире. Проприорецепторы — это рецепторы, расположенные в мышцах и суставах, которые передают информацию о растяжении мышц и угле сустава таламусу и, в конечном итоге, соматосенсорной области коры головного мозга. Разумная схема тела включает проприоцептивные сигналы с другими органами чувств, а именно видение и обратную связь от двигательной системы, которые позволяют людям (и, вероятно, большинству других животных) мысленно моделировать, где находится тело во внешнем пространстве. Схема тела играет роль в постоянном формировании осознания конфигурации тела, связывая различные входные данные о восприятии, вычисляя и восстанавливая любую недостающую информацию, а также обнаруживая и разрешая конфликты (Graziano and Botvinick, 2002).В классе может оказаться сложной задачей четко продемонстрировать, что разум и тело могут быть одним и тем же. Однако есть несколько простых демонстраций восприятия, которые можно использовать для этой цели, которые изменяют схему тела разума. Таким образом, изменяя входные данные сенсорной системы тела, разум может сбиться с толку и сделать иллюзорные выводы о том, что происходит с телом. Если субъективные переживания вызваны разумом, который существует иначе, чем наши ощущаемые субстанции и тело, тогда будут ли иллюзии, вызванные изменением чувственного восприятия, воздействовать на ум? Согласно дуалистам взаимодействия, таким как Декарт, разум и тело причинно связаны и могут общаться друг с другом, и это взаимодействие между душой и телом происходит через шишковидную железу.Однако, если разум создается в результате активности нейронных цепей в головном мозге, на которую частично влияют сенсорные системы тела (чьи связи не зависят от шишковидной железы), то вводимая в заблуждение информация в мозг может привести к измененным, иллюзорным , восприятие ума. Фактически, благодаря этому понятию некоторые ученые разработали методы лечения «фантомной боли в конечностях». В этом состоянии люди с ампутированными конечностями все еще чувствуют боль в удаленной конечности. Педагогам рекомендуется обучать студентов этому увлекательному состоянию и обсуждать «зеркальный ящик» как средство лечения этого состояния (McGeoch and Ramachandran, 2012; также см. Ссылку на Youtube).Ниже приводится описание двух простых, но наводящих на размышления иллюзий, которые можно реализовать в классе. Использование этих демонстраций может быть важным механизмом для поддержания внимания студентов и использования другой методики для обсуждения дуальности разума и тела. Эти иллюзии восприятия, описанные ниже, могут изменить представление ума о теле в пространстве.

Иллюзия Пиноккио

В классическом фильме Уолта Диснея 1940-х годов Пиноккио был вымышленным персонажем-марионеткой, сделанным из дерева и наиболее известным благодаря тому, что у него рос нос, когда он лгал.Вибрируя сухожилие двуглавой мышцы плеча, которое посылает проприоцептивный сигнал в мозг, можно вызвать ощущение роста носа, и, таким образом, было придумано Иллюзия Пиноккио (Lackner, 1988). Эту простую иллюзию можно создать, если субъект закроет глаза и коснется своего носа пальцем, в то время как сухожилие двуглавой мышцы этой руки вибрирует (см. Рисунок 1). Призрачное ощущение, которое возникает у некоторых участников (Burrack and Brugger, 2005), — это удлинение носа.Вибрация сухожилия двуглавой мышцы запускает мышечные спины, которые посылают в мозг проприоцептивный сигнал, который сигнализирует о разгибании руки (увеличение угла локтевого сустава; DiZio and Lackner, 2002). Поскольку мозг также получает тактильные сигналы как от носа, так и от кончика пальца, к которому они прикасаются, комбинация этих стимулов объединяется в мозгу, чтобы сделать неправильный вывод о том, что нос растет / удаляется от лица. Обратите внимание, что для достижения оптимального эффекта необходимо использовать доминирующую руку с частотой вибрации около 100 Гц (Burrack and Brugger, 2005), и поэтому обычные массажеры для рук могут не вызвать иллюзию.

Рис. 1. Иллюзия буратино. (A) Участник вытягивает доминирующую руку так, чтобы можно было воздействовать на сухожилие двуглавой мышцы плеча. Важно сначала приложить вибрацию к стержню руки (стрелка). (B) Затем испытуемый сгибает руку, закрывает глаза и кладет указательный палец на нос. Обычно через 1–2 минуты испытуемый почувствует, что у него растет нос.

Иллюзия для резиновой руки

Другая иллюзия, которую обычно называют «иллюзией резиновой руки» (Botvinick and Cohen, 1998), обманывает разум, чувствуя , что внешний объект (обычно резиновая рука) является частью тела (см. Рис. 2, также см).В этой иллюзии участник направляет взгляд на резиновую руку на столе, в то время как соответствующая левая или правая рука находится вне поля зрения. Затем человек, создающий иллюзию, с помощью кисти дотрагивается до резиновой руки так же, как и с настоящей рукой. После нескольких минут «раскрашивания» пальцев, суставов и кистей большинство участников почувствуют, что резиновая рука является частью их собственного тела. Это происходит из-за противоречивого входного сигнала от внешних стимулов, получаемых фоторецепторами в глазах и механорецепторами и проприорецепторами в коже.Этот противоречивый входной сигнал проходит от таламуса до соматосенсорной коры, а затем в ассоциативную область коры, где мозг принимает окончательное неверное решение, что объект, расположенный вне тела, должен быть частью тела. В этом смысле мозг изменил свой мысленный образ схемы тела, включив в него резиновую руку. Исследователи продемонстрировали, что это изменение восприятия телом того, где находится рука в пространстве, попросив участников пройти дополнительный тест.После того, как иллюзия резиновой руки была применена к левой руке, участникам было предложено закрыть глаза и выровнять правую руку (под столом) туда, где, по их мнению, находилась их левая рука. Они обнаружили, что произошел значительный сдвиг в том, где участники думали, что их левая рука находится в направлении иллюзорной резиновой руки, и сила этого искажения коррелировала с эффективностью самой иллюзии резиновой руки (Botvinick and Cohen, 1998). . В некоторых исследованиях сообщается об использовании кисти и модели руки человека (Botvinick and Cohen, 1998), однако перчатка и тактильная стимуляция руки кончиками пальцев также могут использоваться, если модель резиновой руки и кисти недоступны.

Рис. 2. Иллюзия резиновой руки. (A) Участник протягивает левую руку в ограждение, чтобы не видеть свою руку. Они смотрят на резиновую руку или перчатку (показанную здесь), которая находится в той же ориентации, что и их рука в ограждении. Человек, создающий иллюзию, одинаково касается как участника, так и резиновой руки кистями для рисования. Иллюзия начинает действовать через 1-2 минуты. (B) У некоторых участников, которые очень восприимчивы к иллюзии, другой объект может быть помещен на место резиновой руки.В этом примере человек, создающий иллюзию, идентично «раскрасит» динозавра и руку. Некоторым людям динозавр будет казаться частью тела.

Сводка

В этой статье о перспективах показано, как преподаватели могут исследовать эпистемологические допущения, лежащие в основе картезианского дуализма, как с философской, так и с научной точки зрения. Философия Хайдеггера подчеркивает, как наша постоянная вовлеченность и вовлеченность в социальный и культурный мир делает определенные объекты понятными, мыслимыми и значимыми для нас — например, неявное понимание, необходимое для использования чего-то столь же простого, как молоток, которое происходит не из отстраненных рационализаций. телесных сенсорных данных или стимулов, но из культурных практик, делающих их использование понятным и нормальным.Психологическая резинка и иллюзии Пиноккио усиливают базовое понимание того, что тело и разум связаны в общем мире, путем нарушения предполагаемых дуализмов разума и тела, подчеркнутых Декартом, но с пониманием того, что рациональный ум не превосходит a. priori хоть для понимания истины. Даже философия, метафизика и наука опираются на общее восприятие мира, которое не может исходить из рационального разума в себе. Например, путем стимуляции тела прикосновением или вибрацией сенсорный ввод включается в ментальную схему мозга, показывающую, где находится тело во внешнем пространстве, и с иллюзиями, описанными здесь; и это неправильно интерпретируется умом как иллюзорное заключение (что нос растет, или что резиновая рука является частью тела).Рациональные представления ума о своем теле, себе и мире подвергаются сомнению. Поступая таким образом, эти простые иллюзии могут быть представлены по отдельности или вместе с различными философскими точками зрения в качестве педагогических инструментов для обучения учащихся, способствуя усилению и критическому мышлению о дуалистических предпосылках.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Эта публикация была поддержана грантом Discovery Совета по естественным наукам и инженерным исследованиям (NSERC), предоставленным TH (04843), исследовательским офисом MacEwan и отделом международных отношений Лондонской школы экономики и политических наук. Мы также хотели бы поблагодарить Адриана Джонсона и Адама Моррилла за демонстрацию иллюзий на рисунках 1 и 2.

Сноски

  1. http://www.ted.com/talks/vilayanur_ramachandran_on_your_mind?language=en
  2. https: // www.youtube.com/watch?v=TCQbygjG0RU

Список литературы

Burrack, A., и Brugger, P. (2005). Индивидуальные различия в восприимчивости к экспериментально вызванным фантомным ощущениям. Изображение тела 2, 307–313. DOI: 10.1016 / j.bodyim.2005.04.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Demertzi, A., Liew, C., Ledoux, D., Bruno, M., Sharpe, M., Laureys, S., et al. (2009). Дуализм сохраняется в науке о разуме. Ann.Акад. Sci. 1157, 1–9. DOI: 10.1111 / j.1749-6632.2008.04117.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Декарт Р. (1998). Рассуждение о методе и размышлениях о первой философии , 4-е изд. Индианаполис, Индиана: Hackett Publishing Company, Inc.

Google Scholar

ДиЗио П. и Лакнер Дж. Р. (2002). «Проприоцептивная адаптация и последействие», в справочнике по виртуальным средам , изд. К. Стэнни (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Lawrence Erlbaum Associates), 751–771.

Google Scholar

Фаренберг, Дж., И Читэм, М. (2000). Проблема тела и разума глазами студентов разных специальностей. J. в сознании. Stud. 7, 47–59.

Google Scholar

Фаррер К. и Фрит К. Д. (2002). Переживание себя против другого человека как причины действия: нейронные корреляты опыта свободы воли. Neuroimage 15, 596–603. DOI: 10.1006 / nimg.2001.1009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Форстманн, М., Бургмер, П., и Муссвайлер, Т. (2012). «Разум желает, но плоть слаба»: влияние дуализма разума и тела на поведение в отношении здоровья. Psychol. Sci. 23, 1239–1245. DOI: 10.1177 / 0956797612442392

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гейст Р., Вайнштейн М., Уокер Л. и Кампо Дж. В. (2008). Необъяснимые с медицинской точки зрения симптомы у молодых людей: дилемма врача. Paediatr. Здоровье ребенка 13, 487–491.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Грациано, М.С.А., Ботвиник М.М. (2002). «Как мозг представляет тело: выводы из нейрофизиологии и психологии», in Common Mechanisms in Perception and Action: Attention and Performance , Vol. 19, ред. У. Принц и Б. Хоммель (Oxford: Oxford University Press), 136–157.

Google Scholar

Грин, Дж. Д., Соммервилл, Р. Б., Нистром, Л. Е., Дарли, Дж. М., и Коэн, Дж. Д. (2001). ФМРТ-исследование эмоциональной вовлеченности в моральное суждение. Наука 293, 2105–2108.DOI: 10.1126 / science.1062872

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Guignon, C.B. (2006). «Введение» в The Cambridge Companion to Heidegger , 2nd Edn, ed. К. Б. Гиньон (Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета), 1–41.

Google Scholar

Хайдеггер, М. [1927] (1962). Бытие и время. Нью-Йорк: издательство Harper and Row.

Google Scholar

Лонка, К., и Линдблом-Иланн, С.(1996). Эпистемологии, концепции обучения и учебные практики в медицине и психологии. Высокий. Educ. 31, 5–24. DOI: 10.1007 / BF00129105

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Престон, Дж. Л., Риттер, Р. С., Хеплер, Дж. (2013). Неврология и душа: конкурирующие объяснения человеческого опыта. Познание 127, 31–37. DOI: 10.1016 / j.cognition.2012.12.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райан, М.П. (1984). Мониторинг понимания текста: индивидуальные различия в эпистемологических стандартах. J. Educ. Psychol. 76, 248–258. DOI: 10.1037 / 0022-0663.76.2.248

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стоун, Дж. (2006). Функциональная слабость . Кандидат наук. защитил диссертацию в Эдинбургском университете, Великобритания.

Google Scholar

Декартовский дуализм разума и тела и психиатрия

Abstract

Французский философ Рене Декарт (1596–1650) утверждал, что природа ума и тела полностью отличается друг от друга и что каждая из них может существовать сама по себе.Как могут эти две структуры с разной природой причинно взаимодействовать, чтобы вызвать у человека произвольные телесные движения и ощущения? Даже сегодня проблема причинного взаимодействия разума и тела остается предметом дискуссий.

Ключевые слова: Декарт , дуализм тела и разума , психосоматика , неврология , психиатрия

Французский философ Рене Декарт (1596-1650) утверждал, что природа ума и тела полностью отличны друг от друга, и каждый может существовать сам по себе. 1,2 Из этой теории дуализма разума и тела возникает главный вопрос: как могут эти две структуры с разной природой причинно взаимодействовать, чтобы вызвать у человека произвольные телесные движения и ощущения? До сегодняшнего дня проблема причинного взаимодействия между разумом и телом остается предметом дискуссий. Эту тему Берриос обсудит в этом выпуске (стр. 5).

Эта декартова точка зрения привела к проблеме непередаваемости, которую особенно трудно решить для психиатрии и психологии.На самом деле психические расстройства должны иметь физические или психические корни. Психосоматика, а также биопсихосоциальная модель в психиатрии попытались согласовать этот двойной подход (см. Хеннингсен в этом выпуске, стр. 23). Тесные взаимоотношения между телом и разумом будут рассмотрены в этом выпуске на примерах ишемической болезни сердца, диабета, онкологии, бесплодия и психосоматических заболеваний (Де Херт и др., Стр. 31; Сарториус, стр. 47; Пеннинкс и Ланге, стр. 63). ; Ланг-Роллин и Берберих, стр. 13; Руни и Домар, стр. 41).

Декарт также поднял вопрос о сознании («Я думаю, следовательно, я существую») и утверждал, что вы не можете отрицать существование своего разума, используя свой ум для его отрицания. Тем не менее, сознание в околосмертных переживаниях или переживаниях выхода из тела, по-видимому, возникает, когда мозг не может функционировать должным образом. Эти опыты бросают вызов существующей модели взаимодействий между разумом и телом и могут улучшить наши знания о сознании и его взаимосвязи с функционированием мозга. В этом выпуске будут обсуждаться предсмертные или внетелесные переживания, связанные соответственно с 9% и 2% остановок сердца с успешной реанимацией, 3 и их потенциальные долгосрочные неблагоприятные психологические исходы (Naber and Bollinger, p. 73).

В течение многих лет основы мозга многих психических расстройств были плохо изучены и трудно поддаются лечению, поэтому эти расстройства называли «функциональными», как будто у них не было органических корней, потому что они не поддаются неврологической интерпретации. Это увековечило картезианский дуализм. Более того, раскол между неврологией и психиатрией произошел, когда психоанализ взял верх над психиатрией в Европе и США в начале 20 века. Постепенно психиатрия отделилась от остальных медицинских специальностей.Эта изоляция нанесла серьезный ущерб психиатрии и вызвала серьезные проблемы с набором кадров и финансированием, а также снизила ценность тщательной диагностики, поэтому психиатрия превратилась в неспецифическую психологическую поддержку, что способствует усилению стигмы. 4 Тем не менее, последние достижения в области нейробиологии все более затрудняют проведение точной границы между неврологическими расстройствами (которые считаются «структурными расстройствами мозга») и психическими расстройствами (считающимися «функциональными расстройствами мозга»).Фибромиалгия, как и неврозы в прошлом, заполнила пробел между неврологией и психиатрией. В этом выпуске будет обсуждаться фибромиалгия (Häuser and Fitzcharles, стр. 53).

Декартовский дуализм разума и тела в развитии психологической мысли

Резюме

Немногие практикующие или исследователи в области психологии сочли бы французского философа 17-го века Рене Декарта основоположником своей дисциплины. Тем не менее, трудно понять, как психология могла бы стать самостоятельной дисциплиной без вклада Декарта.Теоретический и экспериментальный вклад Декарта в наше понимание рациональности, сознания, ощущений, чувств, внимания, психологической саморегуляции и произвольных действий, да и сама концепция разума, лежащая в основе его философии, сыграли решающую роль в эволюции. психологии с момента ее возникновения как особой науки в XIX веке. Эти вклады, как правило, затмеваются неприятными аспектами его дуализма разума и тела и его отрицанием животного сознания, доктрин, за которые он был и до сих пор широко осуждается.Однако обе доктрины имеют отношение к пониманию того, как с самого начала были сформулированы предмет и объем психологического исследования, поскольку в основе картезианской концепции разума лежит не один дуализм, а два: дуализм разума и тела и дуализм жизни и разума. . С точки зрения Декарта, разум нельзя было строить теоретически, не понимая его, по крайней мере, до некоторой степени независимо от физиологических процессов человеческого тела, с одной стороны, и жизненных функций биологических организмов, с другой.Таким образом, наследие Декарта в отношении психологии как дисциплины двоякое. Он создал концептуальное пространство, в котором концепция разума возникла как самостоятельная пороговая концепция, отличная от концепции материи, определявшей механику, и разграничила те уникальные человеческие способности, которые позволили психологии отличаться от недавно появившейся эволюционной биологии. XIX века, хотя с тех пор он будет более тесно связан с биологией, чем с физикой. Без дуализма разума и тела, жизни и разума трудно представить себе, как могла возникнуть психология как особая наука, отличная от анатомии и наук о жизни, и этим дисциплина психология в значительной степени обязана господину Декарту.

Дуализм и ранняя психологическая мысль — стенограмма видео и урока

Дуализм

Представьте на мгновение, что вы только что проснулись и лежите в постели. Ваше тело кажется тяжелым, и вы слышите звуки мира за окном. Но ваш разум не находится в этой постели, вы обращаете внимание на то, что вы чувствуете, или на то, что слышите. Вместо этого он уже думает обо всем, что вам нужно сделать сегодня: вам предстоит пройти серьезный тест, а затем вы собираетесь встретиться и пойти пообедать со своим парнем или девушкой.После школы у вас есть внеклассные занятия, а затем вам нужно поработать над тем проектом или работой, которые должны быть сданы завтра.

Это похоже на то, что ваше тело и разум находятся в двух разных местах и ​​в разные времена. Пока ваше тело лежит в постели, ваш разум уже выключен и мечется вокруг вашего дня. Помимо веры в то, что сознание — это способ узнать, живы ли вы, Декарт также считал, что разум и тело — отдельные сущности, вера, известная как дуализм .

Согласно Декарту, разум и тело влияют друг на друга, но они не тождественны друг другу.Например, когда вы думаете о своем тесте и обо всем, что вам нужно сделать сегодня, вы можете начать испытывать стресс. Ваш пульс может учащаться, а мышцы напрягаться. Ваши мысли (ваш разум) влияют на ваше тело. Точно так же, если вы видите забавную картинку, ваш разум может чувствовать себя счастливым и веселым. Ваше тело (в данном случае ваше зрение) влияет на ваш разум.

Психология — это исследование разума. Вера Декарта в дуализм не только повлияла на мир философии, но и позволила психологии начать свое существование.В конце концов, если разум — это просто еще одна часть тела, тогда нет смысла изучать разум — было бы так же хорошо изучать тело.

Два типа

Но даже несмотря на то, что психология основана на дуализме, нет широкого согласия относительно того, как разум и тело разделены. Есть две очень распространенные дуалистические теории, которые повлияли на психологию:

  1. Субстанциальный дуализм наиболее близок к теории Декарта. По сути, это говорит о том, что есть две вещи или субстанции, и они полностью разделены.Например, дуалисты по субстанции считают, что разум является частью души, а душа находится полностью вне тела. Чтобы вспомнить субстанциальный дуализм, просто подумайте о слове субстанция: разум и тело — две совершенно разные субстанции для субстанциальных дуалистов.
  2. Дуализм свойств принимает несколько иную точку зрения. В этой теории есть одно вещество, тело, но два элемента или свойства внутри этого вещества. Например, дуалисты свойств утверждают, что мысли, являющиеся частью разума, на самом деле находятся в мозгу, который является частью тела.Итак, в дуализме свойств дуализм — это различие, которое не является физическим, как в дуализме субстанции.

Хотя в психологии все еще есть сущностные дуалисты, большинство психологов в наши дни являются дуалистами свойств. Успехи, достигнутые в исследованиях мозга за последние 60 лет, продемонстрировали власть мозга над нашим сознанием. Таким образом, большинство психологов считают, что разум является частью мозга.

Краткое содержание урока

Философ 17 века Рене Декарт впервые представил идею дуализма , или идею о том, что разум и тело разделены.Поступая так, он заложил основу для изучения психики, которая является областью психологии . Есть два основных типа дуализма: субстанциальный дуализм, который считает, что разум полностью независим от тела; и дуализм свойств, который постулирует, что разум находится внутри мозга.

Результаты обучения

По завершении этого урока вы должны уметь:

  • Признать Рене Декарта за введение в психологию дуализма
  • Определите значение субстанциального дуализма
  • Вспомните, почему дуализм свойств является преобладающим в наши дни

Дуализм и разум | Интернет-энциклопедия философии

Дуалисты в философии разума подчеркивают радикальное различие между разумом и материей.Все они отрицают, что разум — это то же самое, что и мозг, а некоторые отрицают, что разум полностью является продуктом мозга. В этой статье исследуются различные способы, которыми дуалисты пытаются объяснить это радикальное различие между ментальным и физическим миром. Обсуждается широкий круг аргументов за и против различных дуалистических вариантов.

Субстанциальные дуалисты обычно утверждают, что разум и тело состоят из разных субстанций и что разум — это мыслящая вещь, которой не хватает обычных атрибутов физических объектов: размера, формы, местоположения, плотности, движения, соблюдения законов физика и так далее.Субстанциальные дуалисты делятся на несколько лагерей в зависимости от того, как, по их мнению, связаны разум и тело. Интеракционисты верят, что разум и тело причинно влияют друг на друга. Окказионалисты и параллелисты , обычно мотивированные заботой о сохранении целостности физической науки, отрицают это, в конечном итоге приписывая все видимые взаимодействия Богу. Эпифеноменалисты предлагают теорию компромисса, утверждая, что телесные события могут иметь ментальные события как эффекты, отрицая при этом обратное, избегая любой угрозы научному закону сохранения энергии за счет здравого смысла, согласно которому мы действуем по разумным причинам.

Дуалисты свойств утверждают, что психические состояния — это непреодолимые атрибуты состояний мозга. Для дуалиста свойств ментальные феномены — это нефизические свойства физических субстанций. Сознание, пожалуй, наиболее широко известный пример нефизического свойства физических субстанций. Еще другие дуалисты утверждают, что психические состояния, диспозиции и эпизоды — это состояния мозга, хотя эти состояния не могут быть концептуализированы точно так же без потери смысла.

Дуалисты обычно аргументируют различие разума и материи, используя закон тождества Лейбница, согласно которому две вещи идентичны, если и только если они одновременно обладают совершенно одинаковыми качествами. Затем дуалист пытается идентифицировать атрибуты разума, которых не хватает материи (например, уединение или интенциональность) или наоборот (например, наличие определенной температуры или электрического заряда). Оппоненты обычно утверждают, что дуализм (а) несовместим с известными законами или истинами науки (такими как вышеупомянутый закон термодинамики), (б) концептуально несогласован (потому что нематериальные умы не могут быть индивидуализированы или потому что взаимодействие разума и тела невозможно постичь с человеческой точки зрения). ), или (c) сводится к абсурду (потому что это ведет к солипсизму, эпистемологической вере в то, что собственное «я» — единственное существование, которое может быть проверено и познано).

Содержание

  1. Дуализм
  2. Платонический дуализм в Phaedo
    1. Аргумент противоположностей
    2. Аргумент из воспоминаний
    3. Аргумент от близости
    4. Критика аргументов Платона
  3. Дуализм Декарта
    1. Аргумент неделимости
    2. Проблемы, вызванные аргументом о неделимости
    3. Аргумент непреложности
    4. Аргумент реального различия
  4. Другие аргументы закона Лейбница в пользу дуализма
    1. Конфиденциальность и полномочия от первого лица
    2. Преднамеренность
    3. Истина и смысл
    4. Проблемы с аргументами дуализма в законе Лейбница
  5. Свобода воли и моральные аргументы
  6. Дуализм собственности
  7. Возражений против дуализма, мотивированных научными соображениями
    1. Аргументы человеческого развития
    2. Аргумент сохранения энергии
    3. Проблемы взаимодействия
    4. Аргументы корреляции и зависимости
  8. Проблема других умов
  9. Критика разума как мыслящего предмета
  10. Ссылки и дополнительная литература

1.Дуализм

Самая основная форма дуализма — это субстанциальный дуализм , который требует, чтобы разум и тело состояли из двух онтологически различных субстанций. Термин «субстанция» можно понимать по-разному, но для наших первоначальных целей мы можем присоединиться к описанию субстанции, связанной с Д. М. Армстронгом, как того, что логически способно к независимому существованию. (Армстронг, 1968, с. 7). Согласно дуалисту, разум (или душа) состоит из нефизической субстанции, в то время как тело состоит из физической субстанции, известной как материя.Согласно большинству субстанциальных дуалистов, разум и тело способны причинно влиять друг на друга. Эта форма субстанциального дуализма известна как интеракционизм .

Две другие формы субстанциального дуализма — это окказионализм и параллелизм . Эти теории во многом являются пережитками истории. Окказионалист считает, что разум и тело не взаимодействуют. Они могут казаться таковыми, когда, например, мы ударяем по большому пальцу молотком, и возникает болезненное и мучительное ощущение.Оккассионалисты, такие как Мальбранш, утверждают, что это ощущение вызывается не молотком и нервами, а Богом. Бог использует обстоятельства окружающей среды для создания соответствующих переживаний.

Согласно параллельному списку, наша ментальная и физическая истории скоординированы так, что кажется, что ментальные события вызывают физические события (и наоборот) в силу своего временного соединения, но разум и тело взаимодействуют не более, чем два часа, которые синхронизированы так, что один звонит, когда стрелки другого указывают на новый час.Поскольку этот фантастический ряд гармоний не может быть результатом простого совпадения, предлагается религиозное объяснение. Бог не вмешивается постоянно в творение, как утверждает окказионалист, но встраивает в творение заранее установленную гармонию, которая в значительной степени устраняет необходимость вмешательства в будущем.

Другой формой дуализма является дуализм свойств . Дуалисты свойств утверждают, что ментальные явления — это нефизические свойства физических явлений, но не свойства нефизических субстанций.Некоторые формы эпифеноменализма попадают в эту категорию. Согласно эпифеноменализму, телесные события или процессы могут порождать ментальные события или процессы, но ментальные явления не вызывают телесных событий или процессов (или, по некоторым данным, вообще ничего, включая другие ментальные состояния). (Маклафлин, стр. 277). Считает ли эпифеноменалист эти ментальные эпифеномены свойствами тела или свойствами нефизической ментальной среды, определяет, является ли эпифеноменалист дуалистом свойств или субстанций.

Другие дуалисты не считают, что разум и тело онтологически различны, но наш менталистический словарь не может быть сведен к физикалистскому словарю. В этом виде дуализма разум и тело концептуально различны, хотя явления, на которые ссылаются менталистская и физикалистская терминологии, сосуществуют.

В следующих разделах сначала обсуждается дуализм, изложенный двумя из его основных защитников, Платоном и Декартом. Далее следуют дополнительные аргументы за и против дуализма, с особым акцентом на субстанциальный дуализм, исторически наиболее важную и влиятельную версию дуализма.

2. Платонический дуализм в

Phaedo

Основным источником взглядов Платона на метафизический статус души является книга Phaedo , действие которой происходит в последний день жизни Сократа перед его самоуправляемой казнью. Платон (устами Сократа, его драматическая личность) уподобляет тело тюрьме, в которой заключена душа. Находясь в тюрьме, разум вынужден исследовать истину с помощью тела и неспособен (или сильно затруднен) обрести знание о высших, вечных, неизменных и неощутимых объектах знания, Формах.Формы являются универсалиями и представляют собой сущность осязаемых частностей. Обремененная телом, душа вынуждена искать истину через органы восприятия, но это приводит к неспособности постичь то, что наиболее реально. Мы воспринимаем равные вещи, но не само Равенство. Мы воспринимаем прекрасные вещи, но не саму Красоту. Чтобы достичь знания или постижения чистых сущностей вещей, душа должна сама стать чистой через практику философии или, как Платон провокационно выразился в диалоге, через практику умирания еще при жизни.Душа должна изо всех сил стараться отделиться от тела, насколько это возможно, и обратить свое внимание на созерцание понятных, но невидимых вещей. Хотя совершенное понимание Форм, вероятно, ускользнет от нас в этой жизни (хотя бы потому, что потребности тела и его немощи являются постоянным отвлечением), знание доступно чистым душам до и после смерти, что определяется как разделение душа от тела.

а. Аргумент противоположностей

Платон « Phaedo » содержит несколько аргументов в поддержку его утверждения о том, что душа может существовать без тела.Согласно первому из аргументов Phaedo , Аргументу противоположностей, вещи, имеющие противоположное, оказываются противоположными. Например, если что-то становится выше, оно должно быть выше, потому что оно было короче; если что-то становится тяжелее, оно должно стать тяжелее, прежде чем оно станет легче. Эти процессы могут идти в любом направлении. То есть вещи могут становиться выше, но они также могут становиться короче; вещи могут стать слаще, но и горьковатее. В Phaedo Сократ отмечает, что мы просыпаемся от сна и засыпаем от бодрствования.Точно так же, поскольку смерть происходит от жизни, жизнь должна происходить от смерти. Таким образом, мы должны снова ожить после смерти. В промежутке между смертью и возрождением душа существует отдельно от тела и имеет возможность увидеть Формы, не смешанные с материей, в их чистой и неразбавленной полноте. Смерть освобождает душу, значительно усиливая ее понимание истины. Таким образом, философская душа не боится смерти и действительно ждет смерти как освобождения.

г. Аргумент из воспоминаний

Второй аргумент от модели Phaedo — это аргумент от Recollection.Сократ утверждает, что душа должна существовать до рождения, потому что мы можем вспомнить то, чему нельзя было научиться в этой жизни. Например, согласно Сократу, мы понимаем, что равные вещи могут казаться неравными или могут быть равными в некоторых отношениях, но не в других. Люди могут расходиться во мнениях относительно того, равны ли две палки. Они могут не соглашаться относительно того, одинаковы ли они по длине, весу, цвету или даже являются ли они одинаковыми «палками». Форма равенства — само равенство — никогда не может быть неравной и казаться ей неравной.Согласно Сократу, мы признаем, что палки неравны и что они стремятся быть равными, но, тем не менее, недостаточны с точки зрения их равенства. Теперь, если мы можем заметить, что палки неравны, мы должны понять, что такое Равенство. Точно так же, как я не мог распознать, что портрет мало походил на вашего деда, если я уже не знал, как выглядел ваш дедушка, я не могу признать, что палки неравны посредством чувств, без понимания Формы Равенства.Мы начинаем воспринимать при рождении или вскоре после этого. Следовательно, душа должна была существовать до рождения. Он существовал до того, как обрел тело. (Аналогичный аргумент развит у Платона Meno (81a-86b).

г. Аргумент от близости

Третий аргумент от Phaedo — это аргумент от Affinity. Сократ утверждает, что сложные вещи более подвержены разрушению, чем простые. Формы — это истинные единства, и поэтому маловероятно, что они когда-либо будут уничтожены.Затем Сократ утверждает, что невидимые вещи, такие как формы, не склонны к распаду, тогда как видимые вещи, которые все состоят из частей, подвержены разложению и разрушению. Поскольку тело видимое и составное, оно подвержено разложению. Душа же невидима. Душа также становится подобна Формам, если она стойко предана их рассмотрению и очищает себя, не связываясь с телом больше, чем это необходимо. Поскольку невидимые предметы являются прочными, душа, будучи невидимой, должна пережить тело.Кроме того, философская душа, которая становится подобной форме, бессмертна и переживает смерть тела.

г. Критика аргументов Платона

Некоторые из этих аргументов оспариваются даже в самом Phaedo друзьями Сократа Симмиасом и Кебесом, и общее мнение современных философов состоит в том, что эти аргументы не могут установить бессмертие души, ее независимость и отделимость от тела. (Следы аргумента сродства в более изощренной форме будут обнаружены у Декарта ниже).Аргумент противоположностей применим только к вещам, имеющим противоположность, и, как отмечает Аристотель, субстанции не имеют противоположностей. Кроме того, даже если жизнь происходит из того, что не является живым, из этого не следует, что живой человек происходит от союза мертвой (то есть разделенной) души и тела. Принцип, согласно которому все происходит из своей противоположности посредством двунаправленного процесса, не выдерживает критического анализа. Хотя человек становится старше, будучи моложе, нет соответствующего обратного процесса, ведущего к тому, чтобы старшее становилось моложе.Если старение — это однонаправленный процесс, возможно, и смерть тоже. Кошки и собаки происходят от кошек и собак, а не от их противоположностей (если у них есть противоположности). Аргументы, основанные на воспоминании и сродстве, с другой стороны, предполагают существование форм и поэтому не более безопасны, чем сами формы (как отмечает Сократ в Phaedo at 76d-e).

Теперь мы обратимся к весьма влиятельной защите дуализма Декарта в период раннего Нового времени.

3.Дуализм Декарта

Самая известная философская работа Рене Декарта — это «Размышления о первой философии» (1641). В Шестой медитации Декарт называет ум мыслящей, а не протяженной вещью. Он определяет тело как нечто протяженное, а не как мыслящую (1980, с. 93). «Но что же тогда я? Вещь, которая думает. Что это? То, что сомневается, понимает, утверждает, отрицает, желает, отвергает, а также воображает и чувствует ». (1980, с. 63).Он расширяет понятие расширения в пятой медитации, говоря: «Я перечисляю различные части [расширенного] предмета. Я приписываю этим частям определенные размеры, формы, положения и перемещения с места на место; этим движениям я приписываю различную продолжительность »(1980, с. 85). Тела, но не умы, можно описать с помощью предикатов, обозначающих полностью поддающиеся количественной оценке качества, и, следовательно, тела являются подходящими объектами для научного изучения.

Таким образом, объяснив нам значения «разума» и «тела», Декарт переходит к изложению своей доктрины: «Я присутствую для своего тела не просто так, как моряк присутствует на своем корабле, но.. . Я тесно связан и, так сказать, смешан с ним, настолько, что я составляю с ним что-то одно »(1980, с. 94). Местом, где это «соединение», по мнению Декарта, было особенно верным, была шишковидная железа — вместилище души. «Хотя душа соединена со всем телом, все же в теле есть определенная часть, в которой она, кажется, выполняет свои функции более конкретно, чем все остальные. . . Кажется, я нахожу доказательства того, что та часть тела, в которой душа немедленно выполняет свои функции, есть.. . только самая внутренняя часть мозга, а именно некая очень маленькая железа ». (1952, с. 294). Когда мы хотим «двигать телом каким-либо образом, эта воля заставляет железу побуждать духов к мышцам, которые вызывают этот эффект» (1952, стр. 299). И наоборот, тело может влиять на душу. Свет, отраженный от тела животного и проникающий через наши два глаза, «формирует на железе лишь одно изображение, которое, воздействуя непосредственно на душу, заставляет ее видеть форму животного.»(1952, с. 295-96).

Таким образом, ясно, что Декарт придерживался формы интеракционизма, полагая, что ментальные события иногда могут вызывать телесные события, а телесные события иногда могут вызывать ментальные события. (Это понимание Декарта-интеракциониста недавно подверглось сомнению. См. Baker and Morris (1996). Кроме того, Дэниел Гарбер предполагает, что Декарт — квази-случайный человек, позволяющий разуму воздействовать на тела, но взывающий к Богу для объяснения действий человека. неодушевленные тела друг на друга и явления, в которых тела действуют на умы, например ощущения.См. Garber, 2001, гл. 10).

а. Аргумент от неделимости

Основное метафизическое оправдание Декарта различия разума и тела — это Аргумент неделимости. Он пишет: «Между умом и телом существует большая разница, потому что тело по самой своей природе является чем-то делимым, тогда как ум явно неделим. . . поскольку я всего лишь мыслящая вещь, я не могу различить во мне какие-либо части. . . . Хотя кажется, что весь разум объединен со всем телом, тем не менее, если бы нога, рука или любая другая часть тела были ампутированы, я знаю, что у ума ничего не было бы отнято.. . » (1980, с. 97). Декарт утверждает, что разум неделим, потому что ему не хватает протяженности. Тело как объект, занимающий пространство, всегда можно разделить (по крайней мере, концептуально), тогда как разум прост и непространственен. Поскольку разум и тело имеют разные атрибуты, они не должны быть одним и тем же, несмотря на их «единство».

Этот аргумент неделимости использует закон тождества Лейбница: две вещи одинаковы, если и только если они обладают всеми одинаковыми свойствами одновременно.Более формально, x идентичен y тогда и только тогда, когда для любого свойства p, которое x имел в момент t, y также имеет p в t, и наоборот. Декарт использует закон Лейбница, чтобы показать, что разум и тело не идентичны, потому что они не обладают всеми одинаковыми свойствами. Иллюстрация (для настоящих целей собственность может рассматриваться как все, что может относиться к субъекту): если человек с мартини является мэром, должна быть возможность предсказать все и только одни и те же свойства как «мужчины», так и «Мэр», в том числе занимающий (или имеющий тела, занимающие) одно и то же точное пространственное положение в одно и то же время.

Поскольку делимость может быть основана на телах (и всех их частях, таких как мозг) и не может быть основана на разуме, закон Лейбница предполагает, что разум не может быть идентичен телу или какой-либо из их частей или систем. Хотя имеет смысл говорить о левой или правой половине мозга, нет смысла говорить о половине желания, нескольких частях головной боли, части радости или двух третях убеждения. То, что верно в отношении ментальных состояний, справедливо и для разума, который также имеет эти состояния.В синопсисе « Размышления » Декарт пишет: «Мы не можем представить себе половину души, как мы можем в случае любого тела, даже маленького». (1980, с. 52). В уме есть много идей, но все они — идеи одного неделимого разума.

г. Вопросы, поднятые аргументом о неделимости

Джон Локк утверждал, что осознание прерывается интервалами сна, анестезии или бессознательного состояния. (Кн.II, гл.I, раздел 10). Разве тогда осознанность делима? Локк предполагает, что разум не может демонстрировать временную прерывность, а также мыслить как свою сущность.Но даже если Декарт был неправ, считая разум сущностно мыслящей вещью, понятие разума не сводится к пустоте, если можно найти какую-то другую, положительную характеристику, по которой можно определить его. Но что это могло быть? (Без таких средств характеристики разума он был бы определен полностью отрицательно, и мы не имели бы представления, что это такое).

Против Локка дуалисты могут спорить по-разному. (1) Что в уме есть как сознательные, так и бессознательные мысли, и что аргумент Локка показывает только то, что разум не всегда занят сознательным отражением, хотя он может постоянно быть занят на бессознательном уровне.Локк утверждает, что такой маневр создает серьезные трудности для личной идентичности (кн. II, гл. I, раздел 11), и отрицает, что мысли могут существовать невоспринимаемыми. (2) Дуалисты могут утверждать, что душа всегда думает, но что память не может сохранить эти мысли во время сна или под наркозом. (3) Дуалисты могут утверждать, что наблюдение Локка не имеет отношения к Аргументу неделимости, потому что разрывность, которую Локк определяет в сознании, является не пространственной, а временной.Аргумент неделимости стремится показать, что тела, но не разум, делимы в пространстве, и этот аргумент не опровергается указанием на то, что сознание делимо на во времени на . (Действительно, если умы делимы во времени, а тела — нет, у нас есть аргумент в пользу дуализма иного рода).

Дэвид Юм, с другой стороны, задавался вопросом, в чем может состоять единство сознания. Аргумент неделимости предполагает, что разум — это простое единство. Юм не находит оснований утверждать или предполагать, что разнообразие нашего опыта (будь то зрительное восприятие, боль или активное мышление и математическое восприятие) составляют единство, а не разнообразие.Для Юма все интроспекция обнаруживает наличие различных впечатлений и идей, но не раскрывает предмет, в котором эти идеи присущи. Соответственно, если наблюдение должно дать знание о себе, то я не может состоять ни из чего, кроме связки восприятий. Даже разговор о «связке» вводит в заблуждение, если это предполагает эмпирически обнаруживаемое внутреннее единство. Таким образом, приверженность Декарта res cogitans или тому, что считает необоснованным, и субстанциальный дуализм подрывается. (Противоположный взгляд на то, что составляет единство «я», см. Мнение Маделла о том, что «Все мои переживания объединяет … просто то, что все они обладают несводимым и не поддающимся анализу свойством« миниатюрности »», в Nagel, 1986, p. .34, п. 5).

Иммануил Кант ответил Юму, что мы должны предположить или постулировать единство эго (которое он назвал «трансцендентальным единством апперцепции») как предварительное условие для всего опыта, поскольку без такого единства многообразие чувственных данных (или «чувственности») ”) Не может составлять, например, переживания видения часов. Однако Кант согласился с тем, что мы не должны путать единство апперцепции с восприятием единства, то есть восприятием единой вещи или субстанции.Кант также утверждал, что нет особых оснований предполагать, что разум или эго не могут быть уничтожены, несмотря на его единство, поскольку его силы могут постепенно ослабевать до такой степени, что они просто исчезают. Разум не нужно разделять на нефизические гранулы для уничтожения, поскольку он может претерпеть своего рода смерть из-за потери своих способностей. Осведомленность, восприятие, память и тому подобное допускают разные степени. Если степень осознанности снижается до нуля, ум фактически уничтожается. Даже если, как соглашаются Платон и Декарт, разум неделим, из этого не следует, что он выживает (или может пережить) отделение от тела.Кроме того, если разум не является ни физическим, ни идентичным по своим несущественным характеристикам (1980, стр. 53), невозможно отличить один разум от другого. Кант утверждает, что две идентичные в остальном субстанции можно различить только по их пространственному расположению. Если умы не дифференцируются по своему содержанию и не имеют пространственных позиций, чтобы различать их, не остается основы для индивидуализации их идентичностей. (О численной индивидуализации нефизических субстанций см. Armstrong, 1968, стр.27-29. Общее обсуждение вопроса о том, является ли «я» субстанцией, см. В Shoemaker, 1963, гл. 2).

г. Аргумент непоколебимости

Другой главный аргумент Декарта в пользу дуализма в работе «Размышления » исходит из эпистемологических соображений. Приняв на вооружение свой знаменитый метод сомнения, который обязывает его отвергать как ложное все, что хоть сколько-нибудь сомнительно, Декарт обнаруживает, что весь физический мир неопределенен. Возможно, в конце концов, это не что иное, как тщательно продуманный фантазм, созданный всемогущим и бесконечно умным, но лживым демоном.Тем не менее, он не может сомневаться в своем собственном существовании, поскольку он должен существовать, чтобы сомневаться. Потому что он думает, да. Но он не может быть его телом, поскольку эта идентичность сомнительна и, возможно, полностью ложна. Следовательно, он не является телесным «мыслящим существом» или умом. Как выразился Ричард Рорти: «Если мы посмотрим у Декарта на общий фактор, который разделяет боли, сны, образы воспоминаний, достоверные и галлюцинаторные восприятия с концепциями (и суждениями) о Боге, числе и конечными составляющими материи, мы не находим явной доктрины.. . . На вопрос «Что обнаружил Декарт?» Я отвечу «Несомненность» (1979, с. 54). В общем, я не могу сомневаться в существовании своего разума, но я могу сомневаться в существовании своего тела. Поскольку то, в чем я не могу сомневаться, не может быть идентично тому, в чем я могу сомневаться (по закону Лейбница), разум и тело не идентичны, и дуализм установлен.

Этот аргумент также представлен в «Рассуждениях о методе » Декарта , часть четвертая: «[S] eeeing that I can beate that I have no body and that there was no the world, or any place where where I was, but that I could not as as на том основании, что меня не существовало; и что, наоборот, из самого факта, что я думал о том, чтобы сомневаться в истинности других вещей, с большой очевидностью и очень ясно следовало, что я существовал.. . . Из этого я знал, что я был субстанцией, вся сущность или природа которой заключалась в простом мышлении, и которая для своего существования не нуждалась в месте и не зависела ни от каких материальных вещей. Таким образом, это «я», то есть душа, посредством которой я являюсь тем, что я есть, полностью отличается от тела. . . » (1980, с. 18).

Аргумент неопровержимости с самого начала подвергался критике в философской литературе. Самым известным является комментарий Арно в возражениях, первоначально опубликованных с Meditations : «Так же, как человек ошибается, не веря, что равенство квадрата на его основании квадратам на его сторонах принадлежит природе этого треугольника, который он ясно и отчетливо знает, что он находится под прямым углом, так почему же я, возможно, не ошибаюсь, думая, что ничто другое не принадлежит моей природе, что я ясно и отчетливо знаю как нечто мыслящее, за исключением того факта, что я являюсь этим мыслящим существом? Возможно, мне тоже принадлежит быть чем-то расширенным.»(1912, с. 84). Предположим, что я не могу сомневаться в том, является ли данная фигура треугольником, но могу сомневаться в том, что ее внутренние углы в сумме дают два прямых угла. Из этого не следует, что количество градусов в треугольниках может быть больше или меньше 180. Это потому, что сомнения относительно количества градусов в треугольнике — это мое свойство, а не свойство треугольников. Точно так же я могу сомневаться в том, что мое тело не является свойством моего тела, полагая, что оно является свойством той части меня, которая сомневается, и что «все» может быть чем-то протяженным.

Дуалист может ответить двумя способами. Во-первых, он или она может возразить, что сомнение в теле — это не свойство тел, а сомнение — это свойство тел. Поскольку тела обладают свойством быть сомнительным, а разум — нет, то по закону Лейбница устанавливается их различие. Во-вторых, дуалист может ответить, что всегда можно усомниться в том, является ли фигура передо мной треугольником. Таким образом, якобы параллельный аргумент Арно вовсе не параллелен. Подобные возражения открыты и против других, более поздних опровержений аргумента Декарта.Рассмотрим, например, следующий параллельный аргумент Пола Черчленда (1988, стр. 32): я не могу сомневаться в том, что Мохаммед Али был известным боксером в супертяжелом весе, но могу сомневаться в том, что Кассиус Клей был известным боксером в супертяжелом весе. Следуя Декарту, должно быть, что Али не Клей (хотя на самом деле Клей был известным супертяжеловесом и идентичен Али). В качестве ответа, конечно, злой демон может обмануть меня относительно того, был ли Мохаммед Али известным боксером в супертяжелом весе. Итак, может настаивать дуалист, ум уникален в своем иммунитете от сомнений.Можно сказать, что мы знаем неисправимо только в отношении наших собственных психических состояний.

г. Аргумент реального различия

Третий аргумент в Meditations утверждает, что разум и тело действительно должны быть отдельными, потому что Декарт может представить одно без другого. Поскольку он может ясно и отчетливо понимать тело без разума и наоборот, Бог действительно мог создать их отдельно. Но если разум и тело могут существовать независимо, они действительно должны быть независимыми, поскольку ничто не может составлять часть сущности вещи, которая может отсутствовать, если сама вещь не перестает существовать.Если сущность ума бестелесна, то должен быть и сам ум.

4. Другие аргументы в пользу дуализма законом Лейбница

а. Конфиденциальность и полномочия от первого лица

Как отмечалось ранее, дуалисты отстаивают свою позицию, применяя закон Лейбница множеством изобретательных способов. Общая стратегия состоит в том, чтобы идентифицировать какое-то свойство или особенность, бесспорно имеющуюся у ментальных феноменов, но не приписываемую каким-либо значимым образом телесным или нервным явлениям, или наоборот. Например, некоторые предполагают, что ментальные состояния являются личными в том смысле, что только те, кто ими обладают, могут знать их напрямую.Если я хочу яблоко, я знаю, что у меня есть это желание «интроспективно». Другие могут узнать о моем желании только посредством моего вербального или невербального поведения или, возможно, путем исследования моего мозга. (Последнее предполагает корреляцию, если не идентичность, между нервным и психическим состояниями или событиями). Моя языковая, телесная и нервная деятельность является публичной в том смысле, что любой, кто находится в подходящем месте, может ее наблюдать. Поскольку психические состояния являются личными для их обладателей, а состояния мозга — нет, психические состояния не могут быть идентичны состояниям мозга.(Рей, стр. 55-56).

Тесно связанный аргумент подчеркивает, что мои собственные психические состояния можно познать без вывода; Я знаю их «сразу». (Харман, 1973, стр. 35–37). Другие могут узнать мои психические состояния, только делая выводы, основанные на моей вербальной, невербальной или нейрофизиологической активности. Вы можете сделать вывод, что я верю, что пойдет дождь, исходя из того факта, что я ношу зонтик, но я не предполагаю, что я верю, что пойдет дождь из того, что я ношу зонтик. Мне не нужно делать выводы о своем психическом состоянии, потому что я знаю его сразу.Поскольку ментальные состояния познаваемы без вывода в случае от первого лица, но познаваемы (или, по крайней мере, правдоподобно назначены) только посредством вывода в случае от третьего лица, у нас есть авторитет или неисправность в отношении наших собственных ментальных состояний, которые никто другой не мог бы. имеют. Поскольку представления о физическом мире всегда подлежат пересмотру (наши выводы или теории могут быть ошибочными), ментальные состояния не являются физическими состояниями.

г. Преднамеренность

Некоторые психические состояния демонстрируют преднамеренность.Преднамеренные психические состояния включают, но не ограничиваются ими, намерения, , такие как планы купить молоко в магазине. Это состояния, которые относятся к вещам, отличным от них самих, для них или по отношению к ним. Желания, убеждения, любовь, ненависть, восприятие и воспоминания — это обычные интенциональные состояния. Например, у меня может возникнуть желание яблока; Я могу любить своего ближнего или к нему; Я могу иметь представление о республиканцах или ученых; или у меня могут быть воспоминания о моем дедушке.

Дуалист утверждает, что состояния мозга, однако, нельзя правдоподобно приписывать интенциональности.Каким образом нейронные срабатывания могут иметь отношение к чему-либо, кроме себя самого? Как чисто физическое событие, приток ионов натрия через мембрану нервной клетки, создающий разницу полярностей между внутренней и внешней стенкой клетки, и, следовательно, электрический разряд, не может быть связан с Парижем, о моем дедушке или каким-либо образом. яблоко. [Хотя Брентано идет дальше, чем большинство современных философов, рассматривая все ментальные феномены как интенциональные, он утверждает, что «ссылка на что-то как объект является отличительной характеристикой всех ментальных феноменов.Никакие физические явления не демонстрируют ничего подобного ». (Brentano, 1874/1973, p. 97, цитируется у Rey, 1997, p. 23).] Таким образом, согласно закону Лейбница, если умы способны к интенциональным состояниям, а тела — нет, умы и тела должны различаться. (Тейлор, стр. 11–12; Рей, стр. 57–59).

г. Истина и смысл

Другая попытка вывести дуализм с помощью закона Лейбница показывает, что некоторые психические состояния, особенно убеждения, имеют истинностные ценности. Моя вера в то, что пойдет дождь, может быть верной или ложной.Но дуалист может настаивать на чисто физическом явлении, что электрический или химический разряд в мозгу не может быть истинным или ложным. Действительно, в нем отсутствует не только истина, но и лингвистический смысл. Поскольку ментальные состояния, такие как убеждения, обладают истинностной ценностью и семантикой, кажется непоследовательным приписывать эти свойства телесным состояниям. Таким образом, ментальные состояния не являются телесными состояниями. Предположительно, тогда умы, которые имеют эти состояния, также нефизические. (Черчленд, 1988, с. 30; Тейлор, 1983, с. 12).

г.Проблемы с законом Лейбница Аргументы в пользу дуализма

Хотя каждый из этих аргументов в пользу дуализма может подвергаться критике индивидуально, обычно считается, что у них есть общий недостаток: они предполагают, что, поскольку некоторые аспекты психических состояний, такие как конфиденциальность, интенциональность, истина или значение, не могут быть приписаны физическим субстанциям, они должны относиться к нефизическим веществам. Но если мы не понимаем, как такие состояния и их свойства могут быть созданы центральной нервной системой, мы не приблизимся к пониманию того, как они могут создаваться разумом.(Нагель, 1986, с. 29). Вопрос не в том, «Как мозг генерирует ментальные состояния, которые могут быть известны непосредственно только их обладателям?» Скорее, возникает соответствующий вопрос: «Как может такая вещь, как субстанция любого рода, делать такие вещи?» Тайна столь же велика, когда мы полагаем разум в качестве основы этих операций или способностей, как и когда мы приписываем их телам. Дуалисты не могут объяснить механизмы, с помощью которых души порождают смысл, истину, интенциональность или самосознание. Таким образом, дуализм не создает объяснительных преимуществ.Таким образом, мы должны использовать бритву Оккама, чтобы сбрить духовную субстанцию, потому что мы не должны умножать сущности сверх того, что необходимо для объяснения явлений. Несмотря на колоссальные сомнения Декарта, у нас есть веские основания полагать, что тела существуют. Если единственными причинами для предположения о существовании нефизических умов являются явления интенциональности, приватности и тому подобное, то дуализм излишне усложняет метафизику личности.

С другой стороны, дуалисты обычно утверждают, что нет смысла приписывать некоторые характеристики тела уму; поступить так — значит совершить то, что Гилберт Райл назвал «категориальной ошибкой».«Например, имеет смысл спросить, где находится гипоталамус, но не в обычных условиях спрашивать, где мои убеждения. Мы можем спросить, сколько весит мозг, но не сколько весит разум. Мы можем спросить, сколько миль в час движется мое тело, но не сколько миль в час движется мой разум. Разум — это не те вещи, которые могут иметь размер, форму, вес, местоположение, движение и другие атрибуты, которые Декарт приписывает расширенной реальности. Мы буквально не могли понять того, кто сообщил нам, что воспоминания о его последнем отпуске находятся в двух дюймах от переносицы или что его восприятие красного цвета происходит прямо от его левого глаза.Если эти утверждения верны, то некоторые аргументы закона Лейбница в пользу дуализма, очевидно, не подвержены критике, приведенной выше.

5. Свобода воли и моральные аргументы

Другой аргумент в пользу дуализма утверждает, что дуализм необходим для свободы воли. Если дуализм ложен, то предположительно материализм, тезис о том, что люди являются полностью физическими существами, верен. (Мы оставляем в стороне рассмотрение идеализма — тезиса о том, что существуют только умы и идеи). Если бы материализм был правдой, то каждое движение тел должно определяться законами физики, которые управляют действиями и реакциями всего во Вселенной.Но сильное чувство свободы предполагает, что мы свободны не просто делать то, что нам заблагорассудится, но что мы свободны поступать иначе, чем мы. Это, в свою очередь, требует, чтобы причина наших действий не определялась законами природы. Поскольку, согласно дуалисту, ум нефизичен, нет необходимости предполагать, что он связан физическими законами, управляющими телом. Итак, сильное чувство свободы воли совместимо с дуализмом, но несовместимо с материализмом. Поскольку свобода именно в этом смысле необходима для моральной оценки, дуалист может также утверждать, что материализм, но не дуализм, несовместим с этикой.(Тейлор, 1983, стр. 11; ср. Рей, 1997, стр. 52-53). Это, как может утверждать дуалист, создает сильную презумпцию в пользу их метафизики.

Этому аргументу иногда опровергают, утверждая, что свобода воли на самом деле совместима с материализмом или что даже если дуалистическое понимание воли верно, оно неуместно, потому что никакая воля со стороны нефизической субстанции не может изменить ход природы. в любом случае. По словам Бернарда Уильямса, «проведенное Декартом различие между двумя сферами, призванное изолировать ответственное человеческое действие от механической причинности, изолировало мир механической причинности, то есть весь внешний мир, от ответственного человеческого действия.Человек был бы свободен, только если бы он ничего не мог сделать ». (1966, с. 7). Более того, оппоненты-бихевиористы утверждают, что если дуализм верен, моральная оценка бессмысленна, поскольку невозможно определить воления другого человека, если они по своей сути являются личными и потусторонними.

6. Дуализм собственности

Дуалисты свойств утверждают, что ментальные явления — это нефизические свойства физических явлений, но не свойства нефизических субстанций. Дуалисты свойств не привержены существованию нефизических субстанций, но придерживаются несводимости ментальных явлений к физическим явлениям.

Аргумент в пользу дуализма свойств, полученный от Томаса Нагеля и Сола Крипке, следующий: мы можем утверждать, что тепло идентично значению кинетической молекулярной энергии, несмотря на внешность, утверждая, что тепло — это то, как молекулярная энергия воспринимается или проявляется в сознании. Разум обнаруживает молекулярную энергию, ощущая тепло; тепло «фиксирует ориентир» тепла. («Тепло» — это жесткое обозначение молекулярного движения; «ощущение тепла» — нежесткое обозначение.) Точно так же цвет идентичен эффективности электромагнитного отражения, поскольку цвет — это то, как длины электромагнитных волн обрабатываются человеческим сознанием.В этих случаях внешность можно отличить от действительности. Тепло — это движение молекул, хотя нам оно кажется теплом. Другие существа, например марсиане, вполне могли воспринимать движение молекул по-другому. Они поймут одну и ту же объективную реальность, но сопоставив ее с разными переживаниями. Мы движемся к более объективному пониманию тепла, когда понимаем его как молекулярную энергию, а не как тепло. в нашем случае, или как им кажется, в их собственном.Однако само сознание не может быть сведено к активности мозга аналогичным образом, потому что тогда мы должны сказать, что сознание — это то, как деятельность мозга воспринимается в сознании, оставляя сознание нередуцированным. Иными словами, когда дело касается сознания, видимость — это реальность. Следовательно, сокращение невозможно. Нагель пишет:

Опыт. . . похоже, не соответствует шаблону. Идея перехода от видимости к реальности здесь не имеет смысла.Каков аналог в этом случае стремления к более объективному пониманию одних и тех же явлений путем отказа от первоначальной субъективной точки зрения на них в пользу другой, более объективной, но касающейся того же самого? Конечно, кажется маловероятным, что мы приблизимся к реальной природе человеческого опыта, оставив позади особенности нашей человеческой точки зрения и стремясь к описанию в терминах, доступных для существ, которые не могли представить себе, каково это быть нами. (Nagel 1974; перепечатано в Block et.al. п. 523).

Сознание, таким образом, — это sui generis (своего рода), и успешные редукции где-либо еще не должны вселять в нас уверенности, когда дело доходит до опыта.

Некоторые дуалисты свойств, такие как Джэгвон Ким, сравнивают «наличие разума» с «свойством, способностью или характеристикой, которыми обладают люди и некоторые высшие животные, в отличие от таких вещей, как карандаши и камни. . . . Менталитет — это широкое и сложное свойство ». (Ким, 1996, с. 5). Ким продолжает: «[Некоторые свойства] являются физическими, например, иметь определенную массу или температуру, иметь длину 1 метр и быть тяжелее.Некоторые вещи — в частности, люди и определенные биологические организмы — также могут проявлять умственные свойства, например, испытывать боль и любить вкус авокадо ». (стр.6). Как только мы признаем существование ментальных свойств, мы можем исследовать природу взаимосвязи между ментальными и физическими свойствами. Согласно тезису о супервентности , не может быть ментальных различий без соответствующих физических различий. Если, например, я чувствую головную боль, должно быть какое-то изменение не только в моем психическом состоянии, но и в моем теле (предположительно, в моем мозгу).Если Мэри страдает, а Эрин нет, то, согласно тезису о супервентности, между Мэри и Эрин должна быть физическая разница. Например, с-волокна Мэри активны, а Эрин — нет. Если это правда, то можно привести доводы в пользу некоего типа дуализма свойств, утверждая, что некоторые ментальные состояния или свойства, особенно феноменальные аспекты сознания, не «супервентны» на физических состояниях или свойствах обычным, законоподобным образом. (Ким, стр.169).

Почему отрицать супервентность? Потому что кажется вполне возможным, что могла бы существовать Земля-близнец, где все физические свойства, характеризующие реальный мир, реализованы и взаимосвязаны, как здесь, но где жители являются «зомби» без опыта, или где жители перевернуты. qualia относительно их истинно-земных собратьев.Если возможно иметь ментальные различия без физических различий, тогда ментальные свойства не могут быть идентичны физическим свойствам или сводиться к ним. Они существовали бы как факты о мире сверх чисто физических фактов. Иными словами, всегда имеет смысл задаться вопросом, «почему мы существуем, а не зомби». (Чалмерс, 1996, с. 110). (Ким, 169 и последующие; Крипке, 1980, повсюду; Чалмерс, 1996, повсюду, но особенно главы 3 и 4).

Некоторые пытались опровергнуть этот «аргумент представимости», отметив, что тот факт, что мы можем якобы вообразить такой мир зомби, не означает, что это возможно.Без фактического существования такого мира аргумент о том, что ментальные свойства не супервентны на физических свойствах, неверен.

Второе опровержение утверждает, что отсутствие мысленных экспериментов с квалиа (и инвертированных спектров в экспериментах) поддерживает дуализм свойств только в том случае, если мы можем представить себе эти возможности. Возможно, мы думаем, что можем создать мир зомби, хотя на самом деле не можем. Мы можем думать, что можем представить себе такой мир, но попытки сделать это на самом деле не достигают такой концепции.

Для иллюстрации предположим, что гипотеза Гольдбаха верна. Если это так, то необходима его правда. Итак, если бы кто-то подумал, что он придумал доказательство того, что тезис ложен, он бы задумал ложность того, что на самом деле является необходимой истиной. Это неправдоподобно. В таком случае мы скорее должны сказать, что человек ошибся, и то, что они вообразили ложным, в конце концов, не было гипотезой Гольдбаха, или что воображаемое «доказательство» на самом деле не было доказательством, или что то, чем они были на самом деле воображение было чем-то вроде возбужденного крика математика: «Эврика! Значит, это ложь! » Возможно, это то же самое, когда мы «представляем» вселенную зомби.Мы можем ошибаться относительно того, что мы на самом деле «воображаем» себе. Однако против этого возражения можно возразить, что есть независимые основания полагать, что истинность теоремы Гольдбаха необходима, и нет независимых причин думать, что миры зомби невозможны; следовательно, дуалист заслуживает сомнения.

Но, возможно, физикалист сможет придумать независимые причины для предположения, что дуалист не смог вообразить то, что он утверждает.Физикалист может указать, например, на успешные сокращения в других областях науки. На основе этих случаев она может оспорить неправдоподобность предположения о том, что ментальные феномены однозначно сопротивляются редукции к причинным свойствам материи. То есть индуктивный аргумент в пользу редукции перевешивает аргумент представимости против редукции. И в этом случае дуалист должен делать больше, чем просто настаивать на том, что он правильно вообразил перевернутые спектры у изоморфных индивидов. (Полезные обсуждения некоторых из этих вопросов см. В Tye 1986 и Horgan 1987.)

7. Возражения против дуализма, мотивированные научными соображениями

Аргумент Бритвы Оккама создает сильную методологическую презумпцию против дуализма, предполагая, что разделение разума и тела излишне умножает сущности во многом так же, как демоническая теория болезни усложняет метафизику медицины по сравнению с теорией микробов. В более широком смысле часто утверждают, что дуализм ненаучен и делает невозможным любую подлинную науку о разуме или истинно эмпирическую психологию.

а. Аргументы из человеческого развития

Те, кто, например, Пол Черчленд, отстаивают актуальность науки для изучения разума, утверждают, что дуализм несовместим с фактами эволюции человека и развития плода. (1988, стр. 27-28; см. Также Lycan, 1996, стр. 168). Согласно этой точке зрения, мы начинали как полностью физические существа. Это верно как для вида, так и для отдельного человека. Никто всерьез не предполагает, что недавно оплодотворенные яйцеклетки наделены разумом или что первоначальная клетка в первобытном море была сознательной.Но из этого полностью физического происхождения позже не было добавлено ничего нефизического. Мы можем объяснить эволюцию от одноклеточной стадии к нынешним сложностям посредством случайных мутаций и естественного отбора в случае видов и за счет увеличения количества вещества за счет потребления питательных веществ в индивидуальном случае. Но если мы, как виды или индивиды, начинали как полностью физические существа, а потом не было добавлено ничего нефизического, то мы все еще являемся полностью физическими существами. Таким образом, дуализм ложен. Вышеупомянутые аргументы настолько сильны, насколько наши основания полагать, что мы начали как полностью материальные существа, и что ничего нефизического не было позже добавлено.Некоторые люди, особенно религиозные, будут возражать, что макроэволюция вида проблематична или что Бог вполне мог наделить развивающийся плод душой в какой-то момент процесса развития (обычно при ускорении). Большинство современных философов разума не придают значения этим возражениям.

г. Аргумент сохранения энергии

Другие утверждают, что дуализм неприемлем с научной точки зрения, поскольку он нарушает устоявшийся принцип сохранения энергии.Интеракционисты утверждают, что разум и материя причинно взаимодействуют. Но если духовное царство постоянно воздействует на вселенную и вызывает изменения, общий уровень энергии в космосе должен увеличиваться или, по крайней мере, колебаться. Это потому, что для выполнения физической работы требуется физическая энергия. Если воля меняет положение дел в мире (например, состояние моего мозга), тогда умственная энергия каким-то образом преобразуется в физическую. В точке преобразования можно было бы ожидать физически необъяснимого увеличения энергии, присутствующей в системе.Если для активации ума также требуется материальная энергия, тогда «физическая энергия должна исчезнуть и снова появиться в человеческом мозгу». (Lycan, 1996, 168).

У дуалистов есть три основных способа ответа. Во-первых, они могли отрицать святость принципа сохранения энергии. Это была бы отчаянная мера. Принцип слишком хорошо установлен, и его отрицание слишком ad hoc . Во-вторых, дуалист может предположить, что разум действительно вносит энергию в наш мир, но что это добавление настолько незначительно по сравнению с нашими средствами обнаружения, что им можно пренебречь.На самом деле это повторение первого ответа, приведенного выше, за исключением того, что здесь принцип действителен постольку, поскольку он допускает проверку. Наука может продолжаться как обычно, но было бы неразумно расширять закон за пределы наших возможностей подтвердить его экспериментально. Это означало бы перейти от эмпирического к умозрительному — как раз то, против чего материалист возражает в дуализме. Третий вариант обходит проблему, апеллируя к другому, возможно, не менее действенному принципу физики. Кейт Кэмпбелл (1970) пишет:

Неопределенность квантовых законов означает, что любой из ряда результатов атомных событий в мозге в равной степени совместим с известными физическими законами.А различия в квантовой шкале могут накапливаться в очень большие различия в общем состоянии мозга. Итак, есть место для духовной деятельности даже в пределах, установленных физическим законом. Без нарушения физических законов может существовать общее духовное ограничение на то, что происходит внутри головы. (стр.54)

Разум мог воздействовать на физические процессы, «влияя на их ход, но не нарушая их» (1970, стр. 54). Если это правда, дуалист мог бы придерживаться принципа сохранения, но отрицать колебания энергии, потому что разум служит для «направления» или управления нейронными событиями, выбирая один набор квантовых результатов, а не другой.Кроме того, следует помнить, что сохранение энергии основано на взаимодействии материалов; ничего не говорится о том, как разум может взаимодействовать с материей. В конце концов, картезианец-рационалист мог бы настаивать на том, что если бы Бог существует, мы бы точно не сказали, что Он не может творить чудеса только потому, что это нарушило бы первый закон термодинамики, не так ли?

г. Проблемы взаимодействия

Аргумент сохранения энергии указывает на более общую претензию, часто выдвигаемую против дуализма: что взаимодействие между психическими и физическими субстанциями будет иметь причинную невозможность.Поскольку разум, согласно картезианской модели, нематериален и непротяжен, он не может иметь размера, формы, местоположения, массы, движения или твердости. Как же тогда разум может воздействовать на тела? Какой механизм мог бы передавать информацию, требуемую телесным движением, между онтологически автономными сферами? Предположить, что нефизический разум может перемещать тела, — все равно что предполагать, что воображаемые локомотивы могут тянуть настоящие товарные вагоны. Иными словами, если взаимодействие разума и тела возможно, каждое произвольное действие сродни паранормальной силе телекинеза, или «разум над материей».«Если разум может без пространственного положения перемещать тела, почему мой разум может немедленно перемещать только одно конкретное тело и никакие другие? Столкнувшись с загадкой взаимодействия, подразумеваемой в его теории, Декарт постулировал существование «животных духов», несколько более тонких, чем тела, но более толстых, чем разум. К сожалению, этот прием зашел в тупик, так как непонятно, как разум мог инициировать движение в животных духах, как и в самой материи.

Эти проблемы, связанные с причинностью разума и тела, обычно считаются решающим опровержением интеракционизма.Однако в этой области возникает много интересных вопросов. Мы хотим спросить: «Как возможно взаимодействие разума и тела? Где происходит взаимодействие? Какова природа взаимодействия между разумом и материей? Как воления переводятся в положение дел? Разве умы и тела недостаточно похожи, чтобы одно могло изменить другое? »

Однако полезно напомнить, что быть сбитым с толку чем-то само по себе не является аргументом против или даже доказательством против возможности того, что эта вещь является фактом.Спросить: «Как такое возможно. . . ? » просто поднять тему для обсуждения. И если дуалист не знает или не может сказать, как взаимодействуют разум и тело, что следует из дуализма? Ничего особенного. Отсюда только следует, что дуалисты не все знают о метафизике. Но что с того? Психологи, физики, социологи и экономисты не знают всего о своих дисциплинах. Почему дуалист должен быть другим? Короче говоря, дуалисты могут утверждать, что их не следует заставлять защищаться просьбой о разъяснении природы и возможности взаимодействия или критикой того, что у них нет исследовательской стратегии для получения этого разъяснения.

Возражение о том, что разум и тело не могут взаимодействовать, может быть выражением двух разных точек зрения. С одной стороны, противник может настаивать на том, что физически невозможно, чтобы разум воздействовал на тело. Если это означает, что разум, будучи нефизическим, не может физически воздействовать на тела, утверждение верно, но тривиально. Если это означает, что взаимодействие разума и тела нарушает законы физики (например, первый закон термодинамики, обсуждавшийся выше), дуалист может ответить, что разум явно действует на тела, и поэтому нарушение является только кажущимся, а не реальным.(В конце концов, если мы делаем что-то по причинам, наши убеждения и желания вызывают некоторые из наших действий). Если материалист настаивает на том, что мы можем действовать в соответствии с нашими убеждениями, желаниями и представлениями только потому, что они материальны, а не духовны, дуалист может повернуть столы против своих натуралистических оппонентов и спросить, как материя, независимо от ее организации, может порождать сознательные мысли. , чувства и восприятия. Как, возможно, спросит дуалист, усложняя структуру мозга, мы можем перескочить за пределы количественного в сферу опыта? Взаимосвязь между сознанием и мозговыми процессами оставляет материалиста перед причинной загадкой, возможно, такой же загадочной, как та, с которой сталкивается дуалист.

С другой стороны, материалист может утверждать, что это концептуальная истина, что разум и материя не могут взаимодействовать. Это, однако, требует, чтобы мы приняли рационалистический тезис о том, что причины могут быть известны a priori . Многие предпочитают утверждать, что причинность — это предмет эмпирического исследования. Однако мы не можем исключить ментальные причины, основываясь исключительно на логике или грамматике словосочетаний «разум» и «материя». Более того, чтобы победить интеракционизм апелляцией к причинной невозможности, нужно сначала опровергнуть уравнение причинной связи Юма с регулярностью последовательности и постоянным соединением.В противном случае все может быть причиной чего угодно. Если воления постоянно связаны с телесными движениями и регулярно им предшествуют, то они являются юмовскими причинами. Короче говоря, если Юм прав, мы не можем опровергнуть дуализм a priori , утверждая, что транзакции между разумом и телом включают связи, в которых, по определению, ничего не может произойти.

Некоторые, такие как Ducasse (1961, 88; ср. Dicker pp. 217-224), утверждают, что проблема взаимодействия зиждется на неспособности различать отдаленные и непосредственные причины.Хотя имеет смысл задаться вопросом, как нажатие на педаль акселератора приводит к ускорению автомобиля, нет смысла спрашивать, как нажатие на педаль акселератора заставляет педаль двигаться. Мы можем разумно спросить, как написать слово на языке жестов, но не как пошевелить пальцем. Ближайшие причины являются «основными», и их анализ невозможен. Нет никакого «как» в отношении основных действий, которые являются грубыми фактами. Возможно, влияние ума на шишковидную железу является грубым и грубым.

Последнее замечание: эпифеноменализм, подобно окказионализму и параллелизму, является дуалистической теорией разума, разработанной отчасти для того, чтобы избежать трудностей, связанных с ментально-физической причинностью (хотя окказионализм также был предложен Мальбраншем как объяснение, казалось бы, чисто физической причинности) .Согласно эпифеноменализму, тела могут воздействовать на разум, но не наоборот. Причины поведения полностью физические. Таким образом, нам не нужно беспокоиться о том, как объекты без массы или физической силы могут изменить поведение. Нам также не нужно беспокоиться о нарушениях принципа сохранения энергии, поскольку нет особых оснований предполагать, что физическая энергия требуется для выполнения нефизической работы. Если тела влияют на модификации ментальной среды, не нужно думать, что это связано с перекачкой энергии из мира в психическое царство.С этой точки зрения разум можно сравнить с паром от двигателя поезда; пар не влияет на работу двигателя, но создается им. К сожалению, эпифеноменализм избегает проблемы взаимодействия только за счет отрицания здравого смысла, согласно которому наши состояния ума имеют какое-то отношение к нашему поведению. Поэтому для многих эпифеноменализм не является жизнеспособной теорией разума. (В защиту утверждения здравого смысла о том, что убеждения, отношения и причины вызывают поведение, см. Дональд Дэвидсон.)

г. Аргументы корреляции и зависимости

Аргумент корреляции и зависимости против дуализма начинается с того, что отмечается четкая корреляция между определенными психическими событиями и нейронными событиями (например, между болью и стимуляцией а-волокон или с-волокон). Более того, как продемонстрировано в таких явлениях, как потеря памяти из-за травмы головы или истощающей болезни, разум и его возможности кажутся зависимыми от нервной функции. Самое простое и лучшее объяснение этой зависимости и корреляции состоит в том, что психические состояния и события — это нервные состояния и события, а боль — это просто стимуляция с-волокон.(Это был бы аргумент, используемый теоретиком идентичности. Функционалист будет утверждать, что лучшее объяснение зависимости и корреляции психических и физических состояний состоит в том, что у людей психические состояния являются состояниями мозга, определенными функционально).

Сам Декарт предвидел подобное возражение и утверждал, что зависимость не сильно поддерживает идентичность. Он иллюстрирует с помощью следующего примера: скрипач-виртуоз не может проявить свои способности, если ему дан инструмент в плачевном или сломанном состоянии.Таким образом, проявление способностей музыканта зависит от способности использовать хорошо настроенный инструмент в надлежащем рабочем состоянии. Но из того факта, что проявление мастерства маэстро невозможно без работающего инструмента, вряд ли следует, что умение играть на скрипке равносильно владению таким инструментом. Точно так же интеракционист может утверждать, что разум использует мозг, чтобы проявлять свои способности в публичной сфере. Если, как и у скрипки, мозг находится в тяжелом болезненном или травматическом состоянии, разум не может продемонстрировать свои способности; они по необходимости остаются частными и нераскрытыми.Однако, насколько нам известно, разум по-прежнему обладает полным набором способностей, но его способность выражать их затруднена. Что касается корреляции, интеракционизм фактически предсказывает, что ментальные события вызваны событиями в мозгу и наоборот, поэтому тот факт, что восприятие коррелирует с активностью в зрительной коре головного мозга, не поддерживает материализм по сравнению с этой формой дуализма. Дуалисты свойств соглашаются с материалистами в том, что ментальные феномены зависят от физических явлений, поскольку исходные являются (нефизическими) атрибутами последних.Материалисты знают об этих дуалистических ответах и ​​иногда ссылаются на бритву Оккама и важность метафизической простоты в аргументах в пользу лучшего объяснения. (См. Churchland, 1988, стр. 28). Другие материалистические ответы здесь рассматриваться не будут.

8. Проблема других умов

Проблема того, как мы можем узнать другие умы, использовалась следующим образом для опровержения дуализма. Если сознание не является публично наблюдаемым, существование других разумов, кроме нашего собственного, должно быть выведено из поведения другого человека или организма.Однако надежность этого вывода вызывает большие подозрения, поскольку мы знаем только, что определенные психические состояния вызывают характерное поведение из нашего собственного случая. Экстраполировать на популяцию в целом из непосредственного рассмотрения отдельного примера, нашего собственного случая, значит сделать самое слабое возможное индуктивное обобщение. Следовательно, если дуализм истинен, мы не можем знать, что у других людей вообще есть разум. Но здравый смысл подсказывает нам, что у других есть разум. Поскольку здравый смысл может быть доверием, дуализм ложен.

Эта проблема других умов, к которой так естественно ведет дуализм, часто используется для поддержки конкурирующих теорий, таких как бихевиоризм, теория тождества разума и мозга или функционализм (хотя функционалисты иногда заявляют, что их теория согласуется с дуализмом). Поскольку разум, построенный по картезианскому принципу, ведет к солипсизму (то есть к эпистемологической вере в то, что собственное «я» — единственное существование, которое можно проверить и узнать), лучше операционализировать разум и определять психические состояния поведенчески, функционально или физиологически.Если психические состояния — это просто поведенческие состояния, состояния мозга или функциональные состояния, то мы можем проверить, что у других есть психические состояния, на основе общедоступных наблюдаемых явлений, тем самым избегая скептицизма по отношению к другим «я».

Материалистические теории гораздо менее уязвимы для проблемы других умов, чем дуалистические теории, хотя даже здесь другие версии проблемы упорно повторяются. Решение определять психические состояния поведенчески не означает, что психические состояния являются поведенческими, и остается спорным вопрос о том, были ли успешными попытки свести психику к поведенческим, мозговым или функциональным состояниям.Более того, аргумент «Отсутствие Qualia» утверждает, что совершенно вообразимо и согласуется со всем, что мы знаем о физиологии, что из двух функционально или физиологически изоморфных существ одно может быть сознательным, а другое — нет. Из двух внешне неотличимых доппельгангеров один мог иметь опыт, а другой — нет. Оба будут демонстрировать идентичную нервную активность; оба будут настаивать на том, что могут видеть цветы на лугу, и отрицают, что они «слепы»; оба смогут повиноваться просьбе пойти за красным цветком; и все же только у одного будет опыт.Другой был бы похож на автомат. Следовательно, иногда утверждают, что даже материалист не может быть полностью уверен в том, что другие существующие умы обладают опытом качественного (отсюда «квалиа») опыта. Тогда проблема для материалиста становится не проблемой других умов, а проблемой других квалиа. Последнее кажется почти таким же серьезным вызовом здравому смыслу, как и первое. (Интересное обсуждение см. В Churchland об элиминативном материализме, 1988, стр. 43-49.)

9.Критика разума как мыслительной вещи

Ранее мы заметили, что некоторые философы, такие как Юм, возражали, что предположение о том, что разум является мыслящей вещью, не оправдано, поскольку все, что мы постигаем самоанализом посредством интроспекции, представляет собой совокупность идей, но никогда не ум, который якобы имеет эти идеи. Все, что нам остается, — это поток впечатлений и идей, но не постоянное, субстанциальное «я», которое могло бы составить личную идентичность. Если нет субстрата мысли, то субстанциальный дуализм ложен.Кант тоже отрицал, что разум есть субстанция. Ум — это просто объединяющий фактор, который является логической предпосылкой для опыта.

Идея о том, что разум — это не мыслящая вещь, была возрождена в двадцатом веке философскими бихевиористами. Согласно Гилберту Райлу в его основополагающей работе 1949 года Концепция разума , «когда мы описываем людей как проявляющих качества ума, мы не имеем в виду оккультные эпизоды, следствием которых являются их явные действия и высказывания; мы имеем в виду сами эти явные действия и высказывания.»(Стр. 25). Таким образом, «когда человека описывают одним или другим эпитетами интеллекта, такими как« проницательный »или« глупый »,« расчетливый »или« неосмотрительный », это описание не вменяет ему знание или незнание того или иного. правда, но способность или неспособность делать определенные вещи ». (стр.27). Что касается бихевиориста, мы говорим, что клоун умен, потому что он может упасть намеренно, но при этом выглядит как несчастный случай. Мы говорим, что ученик умен, потому что он может сказать нам правильный ответ на сложные, запутанные уравнения.Психические события сводятся к телесным событиям или утверждениям о теле. Как отмечает Людвиг Витгенштейн в своей Синей книге :

Тогда было бы неправильно говорить о мышлении как о «умственной деятельности». Можно сказать, что мышление — это, по сути, деятельность по оперированию знаками. Это действие выполняется рукой, когда мы думаем письмом; через рот и гортань, когда мы думаем, говоря; и если мы думаем, воображая знаки или изображения, я не могу дать вам мыслящего агента. Если затем вы скажете, что в таких случаях думает разум, я бы только обратил ваше внимание на то, что вы используете метафору.(1958, стр. 6)

Джон Уисдом (1934) объясняет: «Я считаю, что обезьяны ненавидят ягуаров» означает: «Это тело находится в состоянии, которое может привести к группе реакций, которые связаны с уверенным высказыванием« Обезьяны ненавидят ягуаров », а именно содержат». любимые «обезьяны от ягуаров и вообще ведут себя так, как будто обезьяны ненавидят ягуаров» »(стр. 56-7).

Философский бихевиоризм, разработанный последователями Витгенштейна, частично поддерживался Аргументом частного языка.Энтони Кенни (1963) объясняет:

Любое слово, претендующее на название чего-то наблюдаемого только посредством интроспекции (то есть мысленного события)… должно было бы обрести свое значение в чисто частном и неконтролируемом исполнении. . . Если названия эмоций обретают свое значение для каждого из нас в результате церемонии, из которой исключены все остальные, тогда никто из нас не сможет понять, что другие подразумевают под этим словом. Никто также не может знать, что он подразумевает под этим словом; ибо знать значение слова — значит знать, как правильно его использовать; и там, где невозможно проверить, как мужчина использует слово, нет места для разговоров о «правильном» и «неправильном» употреблении (стр.13).

Менталистические термины не имеют значения в силу того, что относятся к оккультным явлениям, но в силу того, что они определенным образом относятся к чему-то публичному. Чтобы понять значение таких слов, как «разум», «идея», «мысль», «любовь», «страх», «вера», «мечта» и т. Д., Мы должны обратить внимание на то, как эти слова на самом деле усваиваются в первое место. Когда мы делаем это, бихевиорист уверен, что разум будет демистифицирован.

Хотя философский бихевиоризм вышел из моды, его рекомендации, касающиеся важности тела и языка в попытках понять разум, остались неизменным вкладом.Хотя дуализм сталкивается с серьезными проблемами, мы видели, что многие из этих трудностей могут быть идентифицированы в его философских соперниках в несколько различных формах.

10. Ссылки и дополнительная литература

  • Аристотель, Категории .
  • Армстронг, Д. М .: Материалистическая теория разума (Рутледж и Кеган Пол, Лондон, 1968 г.) Глава вторая.
  • Бейкер, Гордон и Моррис, Кэтрин Дж. Дуализм Декарта (Рутледж, Лондон, 1996).
  • Блок, Нед, Оуэн Фланаган и Гевен Гезельдере ред. Природа сознания: философские дебаты (MIT Press, Cambridge 1997).
  • Брентано, Франц: Психология с эмпирической точки зрения пер. А. Ранкурелло, Д. Террелл и Л. Макалистер (Рутледж и Кеган Пол, Лондон, 1874/1973).
  • Броуд, К. Д. Разум и его место в природе ( Рутледж и Кеган Пол, Лондон, 1962).
  • Кэмпбелл, Кейт: Тело и разум (Anchor Books, Doubleday & Co., Гарден-Сити, штат Нью-Джерси, 1970 г.).
  • Чалмерс, Дэвид Дж .: Сознательный разум: в поисках фундаментальной теории (Oxford University Press, Oxford 1996).
  • Churchland, Paul: Matter and Consciousness, Revised Edition (MIT Press, Cambridge MA 1988).
  • Дэвидсон, Дональд: «Действия, причины и причины» The Journal of Philosophy 60 (1963) стр. 685-700, перепечатано в The Philosophy of Action , Alan White, ed. (Издательство Оксфордского университета, Оксфорд, 1973).
  • Descartes, Rene: Discourse on Method and Meditations on First Philosophy , Donald A. Cress trans. (Хакетт Паблишинг Ко., Индианаполис, 1980) .
  • Декарт, Рене: Философские сочинения Декарта , выбрано и переведено Норманом Кемпом Смитом (Макмиллан, Лондон, 1952) .
  • Декарт, Рене: Философские труды Декарта, том 2 , Элизабет С. Холдейн, пер. (Издательство Кембриджского университета, 1912) .
  • Дикер, Жорж: Декарт: аналитическое и историческое введение (Oxford University Press, Oxford 1993).
  • Ducasse, C.J .: «В защиту дуализма» в Dimensions of Mind , Sydney Hook, ed. (Макмиллан, Нью-Йорк, 1961).
  • Гарбер, Даниэль: Воплощение Декарта: чтение картезианской философии через картезианскую науку (Cambridge University Press, Cambridge 2001).
  • Харман, Гилберт: Мысль (Princeton University Press, Princeton 1973).
  • Харт, Уильям Д. «Дуализм» в A Companion to the Philosophy of Mind , Samuel Guttenplan, ed. (Бэзил Блэквелл, Оксфорд, 1994), стр. 265-269.
  • Хорган, Теренс: «Supervenient Qualia». Philosophical Review. 96 (1987), стр. 491-520.
  • Хьюм, Дэвид: Исследование о человеческом понимании (Hackett Publishing, Indianapolis 1977).
  • Джоад, К. Э. М .: Как работают наши мысли (Философская библиотека, 1947).
  • Кант, Иммануил: Критика чистого разума , Норман Кемп Смит, пер.(Макмиллан, Лондон, 1963).
  • Кенни, Энтони: Действие, эмоции и воля (Рутледж и Кеган Пол, Лондон, 1963).
  • Ким, Джэгвон: Философия разума (Westview Press, Boulder 1996).
  • Крипке, Саул: Именование и необходимость (издательство Гарвардского университета, Кембридж, 1980).
  • Локк, Джон: Очерк человеческого понимания vol. 1, сопоставленный и аннотированный Александром Фрейзером (Dover Publications, NY 1959).
  • Ликан, Уильям: «Философия разума» в г. Блэквелл, соратник по философии , Николас Баннин и ред. Э. П. Цуй-Джеймса. (Издательство Блэквелл, Оксфорд, 1996 г.).
  • Мэделл, Г. Самоидентификация (Издательство Эдинбургского университета, 1983).
  • Малькольм, Норман: «Знание других умов» в Философия разума , В. К. Чаппелл, изд. (Prentice-Hall, Englewood Cliffs 1962).
  • Маклафлин, Брайан П .: «Эпифеноменализм» в . Сопровождение философии разума , Сэмюэл Гуттенплан, изд.(Блэквелл, Оксфорд, 1994).
  • Милл, Дж. С.: Изучение философии сэра Уильяма Гамильтона, 6-е изд. (Longman’s, Лондон, 1889 г.).
  • Нагель, Томас: «Деление мозга пополам и единство сознания» в Джонатане Гловере, изд. Философия разума (Издательство Оксфордского университета, Оксфорд, 1976).
  • Нагель, Томас: Взгляд из ниоткуда, (Oxford University Press, Oxford 1986).
  • Нагель, Томас: «Каково быть летучей мышью?» Philosophical Review 83 (1974) 435-450.
  • Платон: Meno.
  • Платон: Федон.
  • Рей, Жорж: Современная философия разума (Blackwell Publishers, Кембридж, 1997).
  • Рорти, Ричард: Философия и зеркало природы (Princeton University Press, Princeton NJ 1979).
  • Рорти, Ричард: «Идентичность разума и тела, конфиденциальность и категории» в Теория идентичности разума / мозга , изд. К. В. Борста. (Макмиллан, Лондон, 1970).
  • Райл, Гилберт: Концепция разума , (Университетские книги в мягкой обложке, Barnes & Noble, NY 1949).
  • Shoemaker, Sydney: Самопознание и самоидентификация (Cornell University Press, Ithaca 1963).
  • Тейлор, Ричард: Метафизика, 3-е издание (Prentice Hall, Englewood Cliffs, 1983).
  • Майкл Тай: «Субъективные качества опыта» Разум 95 (январь 1986 г.) стр. 1-17.
  • Уильямс, Бернард: «Свобода и воля» в Свобода и воля , Д. Ф. Груш, изд. (Макмиллан, Лондон, 1966).
  • Wisdom, John: Problems of Mind and Matter, (Cambridge University Press, 1934).
  • Витгенштейн, Людвиг: The Blue and Brown Books (Harper & Row, NY 1958).

Информация об авторе

Скотт Калеф
Эл. Почта: [email protected]
Уэслианский университет Огайо
США

Будь проклят и твой тупой дуализм, Декарт

Дорогой Рене Декарт,

Как дела? Конечно, я понимаю, что на самом деле это не так. Фактически, вы перестали существовать. И ты давно мертв.Однако после вашей кончины в 1650 году ваши идеи продолжают оказывать влияние. Поздравляю!

Но также почему вам нужно было так четко сформулировать так много вещей? Есть хорошие и плохие вещи в том, что вы говорили много веков назад.

Прежде всего, я хочу сказать «хорошая работа» по поводу декартовых координат. Не знаю, знали ли вы, что в конечном итоге они были названы в честь вас? Это круто. Любой, кто когда-либо рисовал график с осями x и y, знал о важности Рене Декарта.Ваша «декартова система координат» — это фундаментальный инструмент математики, естественных наук и инженерии.

Вы произвели революцию в визуальном представлении логического мышления. Но эта революция также помогает укрепить идею дихотомических свойств и их волей-неволей применения ко всему. Это либо x, либо y. И это продолжает создавать проблемы.

Видите ли, много веков спустя люди все еще рассуждают о мозге и теле, как будто они были отдельными сущностями. Извини, но я думаю, Рене, это мрачное декартово мышление.Способ взгляда на разум, мозг и тело, который является катастрофическим вкладом картезианцев, продолжает преследовать нас и сейчас.

Когда вы, может быть, не по манере, сказали «cogito ergo sum», «je pense donc je suis», «я думаю, следовательно, я», неясно, пытались ли вы быть полностью метафизиками или нью-эйджем. Который был бы сейчас в среднем возрасте, если бы вы были в таком возрасте, но, надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду. Или о чем вы говорили, когда добавляли кусочки о дуальности разума и тела.

Неважно. Проблема в том, что люди интерпретировали вас довольно буквально.И сосредоточился на фактическом четком разделении разума и тела. Это особенно проблематично, потому что наиболее точный способ интерпретировать ваше утверждение так, чтобы оно отражало текущее понимание нейробиологических принципов, — это обратный к тому, что вы сказали. Это должно быть «Я есть, поэтому я думаю». Сознание как эмерджентное свойство лежащих в его основе биологических сетей.

Но знаете, круто круто круто. Ты делаешь это.

Однако возникают две проблемы. Отделение мозга от тела, эмоций от разума усиливает идею ложной дихотомии.Оба преследуют подходы к здоровью.

Я чуть не написал физическое и психическое здоровье, Рене. И это твоя вина! Здоровье включает в себя все, и отделение одного от другого усиливает это ложное разделение.

Все здоровье существует непрерывно. Не существует абсолютного благополучия или болезни, и попытка провести здесь и потом дихотомию между мозгом и телом создает двойной стандарт психического и физического здоровья. Это также оказывает медвежью услугу в виде реакции общества и стигмы для тех, кто обращается за помощью и лечением.

Так называемое «психическое заболевание» слишком часто связано с преступным или антиобщественным поведением и используется для его описания. Когда люди бегают вокруг, называя гнусное преступное деяние «психическим заболеванием», это создает ложное впечатление, что все люди с психическим заболеванием склонны к злодеяниям и способны на них. Это лишь ложно усиливает стигму и бесполезную риторику.

Так что же нам здесь делать, Рене? Я думаю, что все дело в том, чтобы полностью избавиться от концепции нормального и ненормального разума и тела и дихотомического мышления, поддерживаемого таким образом.

Нормального не существует.

Так и не случилось.

Никогда не будет.

Особенно в биологии и психологии не бывает нормального.

Конечно, есть типичные диапазоны значений для разных параметров, но нет абсолютных границ вокруг этих уровней. Ирония здесь, Рене, заключается в том, что многие графики, использующие вашу систему координат, использовались для демонстрации данных, подтверждающих это ложное представление о людях и их поведении.

Какое удовольствие!

Большое спасибо!

Но также, к черту ваше дихотомическое мышление.

Обо всем этом важно думать, потому что наше мышление определяет то, как мы реагируем на людей. Если мы продолжим предполагать, что существуют категории, которые отделяют физическое и психическое здоровье, а затем здоровье от болезни, как если бы все они были совершенно разными вещами, это позволяет нам классифицировать людей и относиться к ним по-разному. И часто не помогает перечень.

Это была большая проблема, с которой человечество сталкивалось долгое время. Это не улучшится, если мы не займемся этим напрямую (каламбур не предназначен, но я возьму его).

Мы оказываем медвежью услугу, называя кого-то «психически больным» вместо того, чтобы прямо сказать, что у человека депрессия, или у этого человека шизофрениформное расстройство, или у этого человека есть тревога.

Просто скажите, что он такой, какой он есть.

Мы бы не сказали, что человек «физически болен», описывая человека со сломанной ногой. Когда мы описываем кого-то с сердечным приступом или кого-то с травмой спинного мозга, мы говорим, что случилось с этим человеком. И тогда мы бы не стали классифицировать их как неполноценных или дефектных.Или, что еще хуже, виноват в том, что с ними происходит.

Из-за твоего коварного влияния, Рене, мы позволили использовать «психическое заболевание» как синоним опасно нестабильного. Мы позволили отделить физическое от неврологического или психологического, когда все они на самом деле неразрывно связаны.

Твои слова, Рене, больше походили на какой-то вирус (не волнуйтесь, я объясню, что такое вирус в другой раз), который невероятно заразен и для которого нет прививки.Невозможно заразиться психическим заболеванием от кого-то другого. Но вы можете усугубить ситуацию, если будете сидеть и изолировать их, как будто они являются переносчиками инфекционного заболевания.

Продолжая поддерживать миф о дихотомии между психическим и физическим, а также между здоровьем и благополучием, на самом деле порождает ложное чувство безопасности. Как только мы сделаем это континуумом, подавляющее большинство людей поймет, что их здоровье тоже попадет в эти разные категории. И поэтому давите на них, если они не избегают отождествления с тем, чего боятся и ненавидят.

Даже если на самом деле у многих есть проблемы с этим различием, у авторов The Office нет. Прошу прощения, что ты не поймешь многого из этого, Рене, но представьте себе непрерывную серию пьес на протяжении многих лет. В сезоне 9, эпизоде ​​5, «Здесь идет тройной», Дуайт находится в еще одном невежественном и ошибочном буйстве. Он пытается выяснить, кто принимает думатрил, успокаивающее лекарство. «Это не из-за расстройства тела … это из-за расстройства ума …» — рявкнул он. Ему быстро парировала Нелли: «Разум — это часть тела.«

Рене, несмотря на твое влияние, к счастью, некоторые его понимают. Но многие этого не делают.

Возвращаясь к тому, с чего мы начали, все биологические факторы и особенности могут быть представлены на декартовой диаграмме. Когда вы строите график такого распределения, вы получаете очень знакомую форму — кривую колокола. Эта кривая представляет собой континуум выражения, и каждая часть кривой принадлежит распределению. Ничто из этого не является отдельным. Части кривой можно наблюдать реже, другие — чаще.Однако все они принадлежат к одному и тому же.

Все здоровье существует в виде континуума, и чем больше мы будем принимать непрерывность и изменения, а не тупиковую дихотомию, тем лучше нам всем будет.

Ирония заключается в том, что на наше психическое здоровье влияет наше физическое здоровье, а на наше физическое здоровье влияет наше психическое здоровье. Это возникающее свойство связи, а не разделения. Так было всегда и в вашу эпоху, Рене, и в нашу, и это иронично, потому что они кажутся коррелированными, что обычно отображается визуально в декартовой системе координат!

Хотя корреляция не обязательно указывает на причинную связь (я слышу вас там сзади), в этом случае возникло недоразумение.Это потому, что вы, как нейробиолог, обладаете целостными свойствами тела и мозга, которые являются одним и тем же. Потому что все это свойства вашего здоровья. Разбивка по коробкам в долгосрочной перспективе не поможет. Нам нужно реагировать на себя и других как на настоящие целостные и интегрированные существа, которыми мы являемся.

Рене, то, как мы себя чувствуем, влияет на то, как мы функционируем, как мы действуем, влияет на то, как мы себя чувствуем. В 1906 году, через много веков после вашей кончины, сэр Чарльз Шеррингтон написал, что можно разделить нервную систему на части, чтобы изучить их и попытаться понять их.Но если мы хотим понять, как все работает вместе в реальных живых организмах, мы должны снова собрать все вместе и рассмотреть более широкий контекст.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *