При временном правительстве – ВРЕМЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО • Большая российская энциклопедия

Глава 8. При Временном правительстве

 Серьезные изменения в системе министерства внутренних дел произошли после Февральских событий 1917 г. Уже в первые дни революции были полностью упразднены Отдельный жандармский корпус и Департамент полиции со всеми их структурами как в центре, так и на местах. Более того, для ликвидации и расследования их деятельности была создана специальная Чрезвычайная следственная комиссия, в работе которой приняли участие многие известные в России люди, в т.ч. и поэт А.А. Блок. Разграблению и уничтожению подвергались полицейские и жандармские архивы.
  Вместо разгромленного Департамента полиции первый министр МВД периода Временного правительства близкий к кадетской партии князь Г. Е. Львов создал Временное управление по делам общественной полиции и обеспечению личной и имущественной безопасности граждан. Позднее оно было преобразовано в Главное управление по делам милиции.
  Новое управление взяло на себя реализацию всего спектра полицейских функций демократического российского государства по поддержанию правопорядка и охране общественной безопасности. Это подразделение нового министерства безопасности занялось организацией милиции Временного правительства, взяло на себя руководство её структурами.

  Не забыло оно и вопрос о старых полицейских кадрах. К жандармам у революционных масс сразу проявилось резко негативное отношение и последним приходилось скрываться под чужими документами, бежать за границу, кончать жизнь самоубийством и т.д. А отношение к полиции было иным. Разумеется, те из полицейских, которые слишком заметно проявили себя участием в политическом сыске, либо погибли в ходе событий Февраля 1917 г., либо были репрессированы позднее, остались без средств к существованию и терпели иные лишения. Так, уже в годы Советской власти был арестован и осужден уфимский полицейский пристав В.А. Ошурко, активно сотрудничавший с «охранкой» и проявивший большую инициативу в сфере политического сыска и организовавший задержание боевиков дружины Уфимского комитета РСД РП - участников второй Миасской экспроприации 1909 г. К тем же из полицейских, кто не вылезал за рамки общеполицейских функций и криминального сыска, новая власть проявила снисхождение, не препятствовала, а даже привлекала их к использованию в новых милицейских структурах.
  В новой структуре - Временном управлении по делам общественной милиции и обеспечению личной и имущественной безопасности граждан - из 80 его служащих 52 ранее работали в полиции. Главное управление по делам милиции заботилось даже о пенсионном обеспечении бывших полицейских! Хотя новая буржуазно-демократическая власть, надо подчеркнуть, все-таки основательно растрепала сложившуюся к 1917 г. систему эффективной реализации полицейских функций государства.
  Так, функции уголовного розыска перешли в ведение нового министерства юстиции. Официально было объявлено о полной ликвидации политического сыска (газеты даже печатали списки агентуры). Но функции политической разведки и контрразведки взяло на себя Главное управление Генерального штаба Российской армии. Главное управление по делам милиции тоже не чуралось политического сыска, собирало и накапливало у себя материалы о рабочем и крестьянском движении, деятельности общественных организаций и партий, отслеживало наиболее видных политических и общественных деятелей. А уже с июня 1917 г. для реализации подобных функций был создан и активно включился в работу Осведомительный отдел Главного управления по делам милиции, были задействованы «незасвеченные» агенты старого Департамента полиции. Способствовали развертыванию грамотно-профессиональной работы милиции бывшие полицейские. Так, в июле 1917 г. в штате Главного управления по делам милиции они составляли 37 процентов (74 из 200 служащих).
   На губернском и местном уровне в ходе событий Февраля 1917 г. жандармские и полицейские учреждения также были разгромлены а сотрудники были обезоружены и разогнаны. Не осталось на местах губернаторов, градоначальников, полицмейстеров, приставов и надзирателей. Растащены и уничтожены архивы. Разгромлены полицейские и жандармские управления,охранные отделения.
   Вскоре руководство властью на местах стали принимать комиссары Временного правительства. Естественно, что на них легли те же функции, что ранее лежали на губернаторах, в т.ч. и функции полицейского характера. Понятно, что разрешения таких же вопросов не могло состояться без аналогичных прежним государственных аппаратов. Одно дело - идеологическое направление задач в пользу той или иной политической группировки общества, пришедшей к власти. А совсем другое - механизм непосредственного исполнения функций. Он мог быть только аналогичным прежнему. Поддержание правопорядка и общественной безопасности в стране не могло происходить само по себе. Это могут делать только люди, находящиеся на разного уровня должностях - чины государственного управления в сфере реализации полицейских функций.
   Поэтому структура учреждений милиции Временного правительства во многом была сходной с полицейскими учреждениями, чему немало способствовал режим двоевластия.
   В крупных городах начальники милиции, назначаемые губернским или уездным комиссаром Временного правительства по согласованию с общественными структурами, возглавляли общегородские управления милиции. Крупные города делились на районы, в которых создавались отделы милиции. Районы делились в свою очередь на участки, где создавались участковые отделения. Сельские уезды также делились на участки, обслуживаемые милицейскими отделениями. Но на этом уровне - городские милицейские начальники в небольших городах, начальники уездной, районной, участковой милиции и их помощники - избирались и назначались органами городского или земского самоуправления, нередко с представительством от различных партий. Начальники милиции имели свои канцелярии и помещения для арестованных и задержанных.
   Чем занималась милиция Временного правительства? Тем же, чем и полиция в период самодержавного правления в России. Она поддерживала безопасность и порядок, оповещала население о тех или иных местных и правительственных мероприятиях и распоряжениях, судебных решениях, задерживала и арестовывала преступников, пресекала действия погромного характера и т.д.
  Вскоре при милицейских учреждениях стали возникать и структуры уголовного розыска, ибо без этого не было возможным грамотно и эффективно поддерживать правопорядок и общественную безопасность.
  Но достичь хорошего организационно-структурного и професионально-грамотного уровня милиция Временного правительства не смогла. Дальнейшее развитие милицейских структур было прервано событиями Октября 1917 г.
  В Уфимской губернии ликвидация полицейских и жандармских структур мало чем отличалась от ситуации в центре. Разве только меньшей кровью и большей стабильностью в общественном поведении, т.к. не было отмечено больших кровавых эксцессов при смене власти. Возможно, этому способствовало стабильное несение патрульной службы на улицах Уфы солдатами местного гарнизона.
  Уже 8 марта 1917 г. здесь приступил к исполнению своих обязанностей сменивший губернатора комиссар Временного правительства. Возникло и двоевластие - за три дня до назначения комиссара образовался Уфимский Совет рабочих и солдатских депутатов. 162 депутата от рабочих, солдат уфимского гарнизона, партийных организаций РСДРП и ПЛСР (левых эсеров) избрали исполком из 34 человек, который для реализации властно-управленческих функций избрал президиум и сформировал ряд комиссий.
   Создание городского управления милиции шло достаточно медленно, и оно особой активности не проявляло. Комиссаром милиции был назначен мелкий торговец эсер К. Вячкилев. В конце апреля Уфимская гордума по согласованию с Советом депутатов назначила начальником милиции офицера одной из частей уфимского гарнизона капитана Г.И. Аглинцев. Сюда же, в милицию были направлены общественностью города достаточно боевые кадры из рабочих. Такие, к примеру, как вернувшийся с каторги член Совета Уральской боевой организации РСДРП П.И. Зенцов, ставший впоследствии первым председателем Уфимской губернской чрезвычайной комиссии. В городском управлении милиции Временного правительства он занял должность товарища (заместителя) начальника. Сюда же был направлен член Совета боевой организации РСДРП В.М. Алексакин, ставший начальником 4-го участка, его заместителями - А.С. Ермолаев (будущий начальник Баш ОГПУ) и И.М. Мыльников (будущий начальник политотдела Управления Рабоче-Крестьянской милиции НКВД БАС СР) 3-й участок возглавил вернувшийся с каторги большевик И.С. Критов, его заместителем - Г.А. Андреев. Начальником 5-го участка - Н Токарев и П. Бобылев. Пришли в милицию и другие известные революционеры.
    Положение в Уфе по мере усиления экономической разрухи и нестабильности государственного управления ухудшалось. Резко вздорожали цены на продовольствие и промышленные товары, росла преступность, процветала спекуляция, у магазинов образовывались большие очереди. То и дело деклассированные и анархиствующие элементы, используя недовольство населения, подбивали горожан на погромы винных лавок и отдельных магазинов.
   В такой ситуации порядок во многом поддерживался своеобразной местной Красной Гвардией - Боевыми организациями народного вооружения (БОНВ), создаваемыми их рабочих Уфимским Советом депутатов на базе бывшей Боевой организации РСДРП.
   Уфимская милиция Временного правительства только формировалась, была слабой и полное свое бессилие проявила в ситуации погрома 12 сентября 1917 г. Накануне по городу пронесся слух, что в магазине А. Г. Сагдиева на Александровской улице с утра будут продавать дефицитнейший по тем временам товар - резиновые калоши. С раннего утра 12 сентября у магазина собралась не просто очередь, а большая толпа. Вскоре кто-то из беспокоившихся покупателей обнаружил, что торговец часть товара припрятал. Когда это стало известно толпе, она взъярилась и кинулась громить магазин. Затем погром перекинулся на другие торговые заведения. Несколько часов разъяренная толпа из обывателей, деклассированных элементов и пьяных солдат орудовала в центре города. Уже пошла агитация на погром властей и Уфимского Совета депутатов.
   Губернский комиссариат, штаб гарнизона и городская милиция оказались в полной растерянности, показав неспособность к решительному пресечению погрома.
  Положение спасла группа бойцов БОНВ из железнодорожного района, которую поднял ИИ. Зен-цов, видя растерянность властей. Бойцы БОНВ получили в городской милиции оружие и вместе с солдатами караульной роты 103-го пехотного полка, также поднятыми по тревоге членом Совета депутатов поручиком А.К. Евлампиевым, поручиком Л. Гребневым и солдатом А.М. Човеревым. Этими силами и был остановлен погром.
   Практически деятельность уфимской милиции Временного правительства не оказала серьезного воздействия ни на поддержание порядка и общественной безопасности в губернском центре, ни в уездах губернии.
   Тем не менее, уездные и волостные учреждения милиции Временного правительства просуществовало до прихода в Башкирию Белой гвардии, т.е. до лета 1918 г. Во всяком случае об этом свидетельствуют ответы на анкету волостных и заводских Советов иногороднего отдела Уфимского губернского Совета народных комиссаров в мае 1918 г. Семнадцатым вопросом анкеты было: "Ликвидирована ли уже милиция в вашем районе, если нет, то почему, если да, то кем милиция заменена (народным вооружением, красноармейцами и т.д.)?"
   Ответы были различными. В Архангельской волости на 10 мая 1918 г. милицию заменили подразделения БОНВ, здесь не были организованы. В Верхоторской волости, включавшей в себя села Рамодановка, Привольное и Верхотор, на 12 мая 1918 г. милиция Временного правительства ещё существовала. А из ответа ясно, что не была распушена и уездная милиция. В Богоявленской волости, включавшей в себя и Богоявленский стекольный завод, милицейскую работу на 15 мая 1918 г. исполняли красноармейцы. В Кал-кашевской волости, в которую входило 28 сельсоветов, органы милиции назначались и ликвидировались уездным Советом. Аналогичные ответы давали и другие волостные советы.
   Т.е., можно с уверенностью говорить, что в переходный период поддержание порядка и обеспечение общественной безопасности лежало на плечах БОНВ и бойцов создаваемой на территории Башкирии с некоторым запозданием Рабоче -Крестьянской Красной Армии. Общее их число в Уфимской губернии на 10 мая 1918 г. равнялось 7118 человек.
   Попытки ликвидации беспорядки силами только милиции оказались безрезультатными - слишком буйствовала толпа и слишком большой была ее численность.

02.xn--b1aew.xn--p1ai

§ 5. Россия при Временном правительстве (февраль-октябрь 1917 г.)

т.д.), руководителей Петросовета. IV Государственная дума буквально была "нашпигована" масонами.

Осенью 1916 г. состоялось тайное совещание думцев, на котором было решено убрать Николая II и посадить на престол его малолетнего сына. В совещании участвовал "цвет" Думы - П.Н. Милюков, А.Ф. Керенский, А.И. Гучков, глава Думы М.В. Родзянко идр. Думцы желали иметь "очень послушного царя". В возне вокруг "перемены власти" были замешаны даже великие князья и царское окружение, верхушка армии. Распространение слухов о связях царицы с Распутиным, грядущем голоде былихорошо продуманнойпровокацией.

Открытая атака на власть началась на ноябрьской сессии Думы, где Милюков безосновательно обвинил правительство "в измене". Зимой"консультации" о смене властипродолжались.

Таким образом, в силу наложившихся одна на другую неблагоприятных тенденций: рост рабочего движения в столице; утомленность войной массы населения; подготовка государственного переворота думскими лидерами; усиление товарного голода в стране; ослабление управления страной со стороны императора; непопулярный состав правительства – назревалиопасные события.

Февральская "революция"

Февральская "революция" не привела сначала к серьезным измененим, носила форму политического переворота. Ее закулисная сторона практически не изучена. Внешне же события выглядели следующим образом.

22 февраля (по новому стилю) Николай II уехал в Ставку (Могилев), где готовилось весеннее наступление. 23 февраля "неожиданно" начались волнения в Петрограде якобы из-занехватки хлеба. Однако на улицах хорошо организованные демонстранты несли плакаты "Долой самодержавие", "Долой войну". В советской литературе отмечалось, что к 25 февраля прекратили работать 300 тыс. человек. Тем не менее большевистское руководство не считало, что грядуткакие-тосерьезные перемены.

25 февраля Николай II получил в Ставке извещение о событиях в столице и отправил приказ "прекратить беспорядки завтра же". Между тем демонстранты уже громили учреждения, магазины, полицейские участки. Администрация Петрограда, проявив легкомыслие и неорганизованность, оказалась не готова к ситуации. Январский при-

каз царя о дислокации в столице 1-йгвардейской кавалерийской дивизии оказался по странным обстоятельствам не выполненным.

Слишком поздно осознав опасность положения, Николай II

направил

в столицу корпус георгиевских кавалеров престарелого

генерала

Н. Иванова с приказом не стрелять до особого распоряжения, но генерал до столицы не добрался.

27 февраля в городе начались перестрелки. В ночь на 28 февраля члены Государственного совета направили Николаю II паническую телеграмму о полном бессилии власти, а в Государственной думе тем временем решался вопрос о неподчинении указу о роспуске на каникулы. Срочно был создан Временный комитет для формирования состава правительства из думских партий. На улицах пели "Марсельезу" и "Смело, товарищи, в ногу", на митингах прославляли "свободу". Дворники у ворот угрюмо вздыхали: "Свобода, свобода, а в чьи руки мы попадем с ефтойсвободой?".

В февральском государственном перевороте принимали участие различные общественные и политические силы: уставшее от войны население, возбужденное революционной агитацией; армия; политические партии социалистического типа; думские буржуазные партии; тайные организации типа масонских лож; откровений преступные и бандитствующие элементы. Очень большую роль сыграли немецкоавстрийская разведка и спецслужбы, совершавшие диверсии и осуществлявшие тайную подрывную деятельность.

Отречение императора

28 февраля царский поезд двигался в столицу окружным путем, чтобы не задерживать воинские эшелоны. Но думцы, действуя весьма оперативно, сумели остановить поезд в 150 верстах от столицы. Император направился в Псков, в штаб командующего фронтом генерала Н. Рузского, и на следующий день выслушивал его советы увещевательного характера об "ответственном министерстве", отмене "экстренных мер" и т.д. Генералы Н. Рузский иначальник штаба М. Алексеев провели "подготовительную работу" по уговорам об отречении от престола.

2 марта в Псков прибыли посланцы Думы Гучков (октябрист) и Шульгин (монархист) с требованием отречения. На телеграммы царя о совете по отречению командующие фронтами ответили настояниями об отречении. Телеграммы, в которых некоторые генералы предлагали военную помощь в защите престола, от императора скрыли. Николай II понял, что власть и народ разъединены, и подписал отре-

чение в пользу брата Михаила. В его дневнике есть запись: "Кругом измена, итрусость, иобман".

Прибывших в Петроград с отречением царя думцев основательно потрепала революционно настроенная толпа, текст отречения едва удалось сохранить. 3 марта Михаил отказался от престола, революция стала самовластной. Николай II освободил армию от присяги и призвал верно служить новойвласти. 8 марта его повезлив столицу.

Современник тех событий писал: "В час гибели династии у несчастного последнего царя не нашлось защитников, но зато в изобилии нашлись тюремщики и палачи. Народ остался равнодушным к судьбе империи. Он был поглощен своими делишками. Он неистовствовал в революционном азарте, он грабил, убивал, но все это относилось вовсе не к монархии, а к его собственным счетам ирасчетам". И народ, и политические лидеры оказались недостойными своего монарха.

Вскоре царская семья была арестована. Узнав о большевистском перевороте, Николайзаписал в дневнике: "Боже, спасиРоссию".

Временное правительство и Петросовет. Двоевластие

Сразу же после переворота Временный комитет Государственной думы в контакте с думскими партиями приступил к формированию правительства. 2 марта Временное правительство было создано. Из его двенадцати членов девять входили в состав Государственной думы. Состав Временного правительства был "буржуазным", с одним лишь "социалистом" А. Ф. Керенским. Возглавил правительство князь Г. Львов. Адвокат А. Ф. Керенский стал министром юстиции, кадет П. Милюков – министром иностранных дел. 5 марта министры "пред Богом и совестью" приняли присягу. Одновременно 27 февраля вечером сформировалась другая ветвь власти - Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, где ведущую роль играли социалистические партии. Образовалось так называемое двоевластие, которое в ленинскойконцепциивыглядит следующим образом.

До событий 3–5июля 1917 г., когда Временное правительство применило силу к демонстрантам, Совет мог диктовать правительству демократическую политику. Лишь господство в нем меньшевиков не позволило мирно "взять власть" народу. После событий3-5июля двоевластие кончилось, и в сентябре начался новый этап с курсом на вооруженное восстание под лозунгом "Вся власть Советам".

В действительности эта концепция не имеет с реальностью ничего общего и нужна была большевикам, чтобы оправдать вооруженный захват власти. Двоевластие, соседство правительственных органов и

Совета, имело место в течение всего 1917 г. При этом влияние, вес, авторитет Совета возрастали, в то время как правительственная власть постепенно сдавала своипозиции.

Власть исполнительная и законодательная

Временное правительство создавалось до созыва Учредительного собрания, которое должно было сыграть парламентско-учреди-тельную роль. Оно являлось сугубо исполнительным правительственным органом. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов также не был парламентскойвластью. Но долгое время боровшиеся за "ответственное правительство" думцы должны быликак-тореализовать этот принцип ответственности. А. Ф. Керенский входил и в Совет, и в правительство. Между правительством и Советом было достигнуто соглашение о том, что правительственные мероприятия должны с ним согласовываться. Одновременно продолжала существовать IV Государственная дума, и министры согласовывали политику с ней. Не был ликвидирован и Государственный совет. Однако никакой официальной законодательной основы отношения между этими органамине получили.

Дума и Государственный совет были распущены 6 октября 1917 г., после того как в сентябре Россия была объявлена республикой. Официально в стране доминировала непарламентская исполнительная власть министров.

Состав Временного правительства

Первый состав правительства был почти целиком буржуазным. После апрельского правительственного кризиса в начале мая было сформировано первое коалиционное правительство из шести социалистов и девяти представителей буржуазных партий. В начале июля разразился новый правительственный кризис. Кадеты, предвидя надвигающуюся катастрофу, вышли из состава правительства, предоставив "социалистам" самим расхлебывать ситуацию. Начались переговоры. В конце концов кадеты согласились войти в правительство при условии более "жесткого" курса по наведению порядка. В переговорах участвовали А. Ф. Керенский и лидеры Петроградского Совета. В результате Керенский добился права укомплектовать второй коалиционный кабинет, и в конце июля кабинет был создан. В него вошли семь социалистов и восемь представителей буржуазных партий. К концу августа в связи с "мятежом" генерала Л. Г. Корнилова кадеты опять вышли из правительства, началась очередная "министерская чехарда". В конце сентября сформировалось третье коалиционное

правительство из десяти социалистов и шести представителей буржуазных партий, в том числе кадетов.

Все составы Временного правительства отличались полнейшей неподготовленностью к управлению страной. Их деятельность сводилась в основном к политическойдемагогии.

Социально-политическиемероприятия в марте 1917 г. Права и свободы граждан

В течение марта 1917 г. были декларированы все политические и гражданские свободы. Политическую амнистию получили содержащиеся в тюрьмах. Возвращались из ссылок большевики, эсеры-тер-рористы, участвовавшие в аграрных беспорядках и т.д. Была объявлена свобода всех политических партий, политических организаций, профсоюзных объединений. Провозглашалась свобода слова, митингов, демонстраций и шествий. Декларировалось равенство всех граждан, независимо от национальности и вероисповедания. Женщины уравнивались в гражданских и политических правах с мужчинами. Устанавливалось равенство религий, независимость суда, уравнивались в правах военнослужащие. Однако это осуществлялось без учета обстановки и последствий и привело к разрушению страны. Бесконечные митинги, собрания превращались в политическую демагогию, экзальтированные выступавшие прославляли "свободу", появилась целая плеядаораторов-демагогов(Керенский, Троцкий, Зиновьев, Нахамкес ит.д.).

Провозглашение национального равноправия породило волну национализма-сепаратизма.Свобода демонстраций обернулась уличными беспорядками, ибо никаких правовых документов реализации свобод не было. Вооруженные солдаты захватывали здания, устраивали самосуды. Русскийпрофессор-юристИ. Ильин писал, что получили "свободу" отъявленные уголовники, ее "забыли дать только детям и сумасшедшим". В стране началась анархия, однако большевики чувствовалисебя в этойситуациипрекрасно.

Государственный аппарат

Из высших органов власти функционировали Государственная дума, Государственный совет и Сенат. Продолжалась деятельность министерств, Особых совещаний, военно-промышленныхкомитетов и Земгора. Были созданы новые министерства: продовольствия, вероисповеданий, общественного призрения, труда, почт и телеграфов. Для экономического регулирования создавались Главный экономический комитет и Экономический совет. Отстранению от должности

подвергались лишь представители высшей администрации – губернаторы, министры, вице-губернаторы,градоначальники. Больше всего было отстранено от должностей чинов полиции и работников МВД. В соответствии с декларацией о равенстве в суде и его независимости ликвидировались особые суды - Особое присутствие Сената и нижестоящих судов,военно-полевыесуды, Верховный уголовный суд, Верховный дисциплинарный суд; сместили начальника Главного тюремного управления. Но в целом министерский, судебный аппарат, администрация среднего звена сохранялись. Старая администрация оказалась наиболее работоспособной, в то время как вновь созданные органы занимались не практическойработой, а говорильней.

Разгром полицейского ведомства способствовал росту преступности. Создаваемая под лозунгами "демократии" новая милиция отличалась некомпетентностью и низким профессионализмом, незнанием законов. В марте 1917 г. для подготовки законодательства было создано Юридическое совещание, которое так и не закончило разработку нового уголовного кодекса.

Большое значение имело создание института правительственных "комиссаров", то есть уполномоченных, наделенных особой властью для реализации указаний правительства и его политики. Комиссары действовали с самого начала существования правительства. 5 марта 1917 г. князь Г. Львов направил телеграммы в губерниииземства, где предписывалось функции губернаторов возложить на председателей земских управ в качестве комиссаров.

При этом лучшие администраторы зачастую заменялись худшими. Комиссары вмешивались во все дела, даже в секретные военные.

К агентам новой власти относились недоверчиво, и недели через две было признано нецелесообразным посылать комиссаров из центра, онисталиутверждаться по предложениям с мест.

Аппарат управления на местах

Земские и городские органы самоуправления сохранялись. В местностях с политически активным населением создавались различного рода общественные комитеты. Однако правительство постепенно стало игнорировать вновь созданные органы, они признавались не имеющими права на самостоятельные, противоречащие правительственной политике действия, и не финансировались. Примерно таким же было отношение и к Советам рабочих и крестьянских депутатов, которые существовали раздельно. Рабочими органами Советов были отделы и комиссии, руководство осуществляли исполкомы. Эффективность работы зависела от состава. Имеются данные, что кое-где

131

Советы эффективно боролись со спекуляцией, незаконной торговлей спиртом, много делалидля обеспечения населения продовольствием.

Судебная система

Как уже говорилось выше, некоторые суды были ликвидированы. Из числа новых судебных органов следует выделить созданные в начале марта "временные суды", состоявшие из одного судьи и двух заседателей: одного от рабочих, одного от солдат (правда, созданы они были не везде). В таком составе суды продолжалиработать ив советский период. В губерниях по такому же принципу создавались местные суды с двумя заседателями. Заседатели от солдат и офицеров вводились ив военных судах.

Экономико-социальнаяполитика

Принципиальных изменений в экономической политике страны не произошло. Правительство действовало в рамках программ, разработанных еще при самодержавии: проводилась политика твердых цен, вводились установленные ранее налоги, на некоторые товары устанавливалась государственная монополия. Отменялись все национальные ограничения в экономике, в том числе при создании акционерных обществ. Но если царскому правительству в течение трех лет удавалось поддерживать экономику, несмотря на трудности военного времени, в удовлетворительном состоянии, то за полгода новой власти она пришла в полный упадок. Инфляция достигла катастрофических размеров. Связанное пропагандой "лучшей жизни для рабочих" в дореволюционное время, Временное правительство не имело никакого представления, как это осуществить. Дисциплина на заводах катастрофически ухудшалась, производительность труда резко снизилась. По свидетельству П. Сорокина, "любая попытка инженеров и управляющих поддержать дисциплину на заводах, сохранить объем производства, уволить лодырейрассматривается как контрреволюция".

10 марта 1917 г. Петроградский Совет и Общество фабрикантов достигли соглашения о 8-часовомрабочем дне. По указанию Временного правительства он вводился на некоторых военных заводах, но общего закона принято не было. Несмотря на то, что устанавливать короткий рабочий день в условиях войны было равносильно авантюре, в апреле практически на всех заводах и фабриках при содействии Советов путем соглашения с администрациейонбыл введен.

Еще хуже дело обстояло в аграрном секторе. Урожайность упала, в стране возникла угроза голода. Не давая ясных программ земельных преобразований, ожидая решения аграрного вопроса на Учредитель-

ном собрании, правительство только будоражило крестьян, в деревне начались самозахваты земель и погромы усадеб. Левые партии открыто призывали крестьян "брать землю". 1 мая 1917 г. министерство земледелия обратилось к населению с заявлением "не омрачать свободного строя чувством мести и злобы", охарактеризовав захват земель "незаконным и несправедливым расхищением народного богатства". Было принято решение карать за самовольный захват земли "по всейстрогостизакона".

4 июня 1917 г. был установлен "сухой закон". Продажа спиртных напитков повсеместно запрещалась, а появление в пьяном виде или содействие в приобретении спиртных напитков каралось крупными штрафами или лишением свободы на несколько месяцев. На бездельников, лодырей и люмпенизированный слой это действовало озлобляюще.

Таким образом, всего лишь за полгода экономико-социальнаяполитика Временного правительства довела страну до полной катастрофы испособствовала росту популярностиу населения левых партий.

Приказ № 1

Все левые партии ставят в заслугу революции так называемый Приказ № 1, который позволил революционерам нейтрализовать армию. В действительностиэтот приказ развалил иуничтожил ее.

Сдерживая в военных действиях половину германо-австрийскихсил, русская армия испытывала огромные трудности. К 1917 г. 2 млн. военнослужащих побывали в плену, насчитывалось 1,5 млн. дезертиров. Самые большие потери нес цементирующий армию офицерский состав, многие офицеры были убиты, новое пополнение оказалось "зараженным революцией". Общие потери составляли примерно 4 млн. человек. И все же к 1917 г. армия оставалась боеспособной, хотя ив тяжелом моральном положении.

Приказ № 1 (его авторство точно не выяснено) Петроградского Совета, по рассказу М. В. Родзянко, принес в думскую военную комиссию солдат гарнизона вечером 1 марта 1917 г. и получил отказ в утверждении. Солдат сказал: "Не хотите, как хотите, без вас обойдемся". И приказ был напечатан в ночь с 1 на 2 марта (типографиистолицы находились в подчиненииСовета).

Приказ провозглашал отмену титулования офицеров ("господин", "ваше благородие" и т.д.), запрет грубого обращения с солдатами, равные права офицеров и солдат вне строя. В частях создавались выборные комитеты от нижних чинов, заменяющие командный состав. Предписывалось верховенство приказов Совета, контроль над оружи-

ем передавался комитетам. Тем самым офицеры лишались власти. Один из видных деятелей Совета И. Гольденберг признался: "Нам надо было выбирать между армией и революцией". В такой ситуации думские эмиссары направлялись на фронт разъяснять "братьямсолдатам" несовместимое – радость падения монархии и необходимость продолжения войны.

А.И. Деникин назвал приказ "штампом социалистической мысли, не поднявшейся до понимания законов бытия армии или, вернее, наоборот - сознательно ниспровергавшей их". При последующем обсуждении приказа Советом и правительством военный министр А.И. Гучков хватался за голову, но все же было достигнуто соглашение о том, что приказ действует только в Петроградском военном округе.

К этому времени Приказ № 1 был скорректирован Приказом № 2, суть которого осталась прежней, но несколько ограничивалась выборность офицеров. А.И. Гучков отдал приказ по армии о недействительности Приказов № 1 и № 2 вне Петроградского округа, но главная цель была достигнута: социалистическим партиям удалось подчинить себе войска гарнизона.

Солдаты в частях поняли случившееся как освобождение от дисциплины, лезли в вагоны высшего класса, ломились в театры, проигрывали в карты казенное имущество. А.И. Гучков тщетно рассылал разъяснения, что солдат должен платить за переезд, театр и концерт. Офицеры на фронте с удивлением взирали на такую "демократию", но тем не менее в Военном совете засвидетельствовали "солидарность с подобнымиреформами".

Результат оказался плачевным. Ни одной военной операции армия с подорваннойдисциплинойв 1917 г. не выиграла.

Левые партии. События 3-5июля 1917 г.

Получив политическую амнистию, в Россию возвращались из-заграницы социалисты всех мастей. Поздно ночью 3 апреля 1917 г. в Петроград на Финлянский вокзал прибыл В. И. Ленин, с ним приехала большая группа лидеров большевизма. Вождя встречал Сталин. Встреча была торжественной: масса народа, делегации, представители Совета, лозунги, знамена, оркестр. Большевики вернулись, заручившись финансовой поддержкой Германии и ее спецслужб. Представители Совета социалисты Скобелев и Чхеидзе приветствовали Ленина торжественной речью. Но у "вождя мирового пролетариата" были свои далеко идущие планы. По свидетельству очевидца Н. Суханова, он отвернулся от социалистов и решительно сказал "товари-

щам солдатам, матросам и рабочим", что теперешняя война "есть начало гражданской войны по всей Европе. Да здравствует всемирная социалистическая революция!", чем весьма удивил социалистов.

Ленин неоднократно выступал в тот день. В захваченном большевиками особняке Кшесинской устроили банкет, а 4 апреля в Таврическом дворце состоялось совместное заседание социал-демократовс целью объединения действий. Выступление Ленина, вошедшее в историю как "апрельские тезисы", суть которого-"никакойподдержки Временному правительству" и переход к социалистической республике – вызвало у социалистов бурю протеста. Богданов кричал из зала: "Это бред сумасшедшего!" Говорили, что Ленин поднял знамя гражданской войны и т.д. (Плеханов назвал тезисы Ленина бредом). Ленин отказался от заключительного слова и ушел, он не желал разговоров, он приехал действовать. Радикальные партии получили очень решительного беспринципного лидера. Уже на следующий день Ленин в исполкоме Совета скромно просил защиты от клеветы "за приезд в пломбированном вагоне".

Трудно сказать, насколько сознательным было участие большевиков в апрельских беспорядках и демонстрациях, приведших к первому правительственному кризису, но Ленин развернул энергичную работу по "завоеванию" властипосле приезда.

С 3 по 24 июня в Петрограде заседал первый съезд Советов. Из 777 делегатов большинство поддерживало эсеров, примерно 105 делегатов было от большевиков. Социалистические партии долго разбирались, кто левее, кто правее. Наконец долгие обсуждения закончились избранием ЦИК от всех фракций съезда, куда вошли от большевиков Зиновьев, Луначарский, Ногин и др. Членами ЦИК были также Керенский и Ленин, ни разу не появившиеся ни на одном заседании. Правда, в коротком 15-минутномвыступлении на съезде Ленин заявил, что его партия готова "взять власть целиком каждую минуту", и призвал передать всю полноту власти Советам. Однако позицию большевиков на съезде не поддержали.

Между тем экономическая обстановка в стране ухудшалась, армия не могла реализовать наступление на фронте. 3-5июля в Петрограде произошли демонстрации, сопровождавшиеся погромами и столкновениями, которые в советской литературе рассматривались как сознательное выступление парода против политики Временного правительства. Западные исследователи трактуют этисобытия как результат действий большевиков с целью захвата власти. Скорее всего, большевики провоцировали население города и флот, намереваясь использовать ситуацию для совершения переворота.Кое-гдевыступ-

ления сопровождались стрельбой, погромщикам доставляли спиртные напитки, имели место погромы учреждений и грабежи. Во время этих событий большевики, в отличие от правительственных органов, проявилизавидные организационные способности.

26 июля открылся VI съезд РСДРП, на котором был принят курс на вооруженный захват власти (часть документов съезда утеряна или сознательно уничтожена). Накануне начались аресты большевиков. Были арестованы Троцкий, Раскольников и др. Ленин с Зиновьевым скрывался в Разливе, где написал в развитие идей VI съезда знаменитую работу "Государство и революция", ставшую теоретической основой захвата власти. Государство характеризовалось им как "продукт классовой непримиримости", но превращение его в коммунистический рай представлено на редкость утопично. Для этого нужно, считал Ленин, чтобы все научились управлять государством после прихода к власти пролетариата. Для наведения же порядка в хозяйстве необходимы три вещи: "контроль, надзор и учет" с опорой на принудительность во всех областях.

Левые силы и "мятеж" генерала Корнилова

Июльские события показали, что в России имеются радикальные силы, способные захватить власть. В таких условиях в среде высшего генералитета возникло движение за восстановление порядка в армии и в стране путем военного переворота. Л. Г. Корнилов и А. Ф. Керенскийбылицентральнымифигураминеудавшегося заговора.

Личность А.Ф. Керенского более известна. М.В. Родзянко, близко знавший министра юстиции, охарактеризовал его довольно хлестко: "безответственный демагог". Личность Л.Г. Корнилова сложна, его политические взгляды не слишком ясны. Сын простого казака (род. в 1870 г.), он жил в трудных условиях, обнаружил незаурядные способности, блестяще закончил Академию Генерального штаба, в 1914 г. уже генералом участвовал в войне, имел награды, был ранен, захвачен в плен и бежал. После февральских событий присягнул Временному правительству, был сторонником жесткой дисциплины и противником "демократического развала армии". Добивался смертной казнидля изменников идезертиров.

Популярность Л.Г. Корнилова в армии была огромна. По предложению Временного правительства он занял пост главнокомандующего, потребовав принятия правительством мер по наведению в армии порядка. Скорее всего, по политическим взглядам Л.Г. Корнилов представлял собой"нейтрального офицера вне политики".

Всоветской литературе указывалось на причастность Керенского

к"мятежу" Корнилова. Судя по мемуарам русских генералов, это было действительно так. Керенский чувствовал, что без военного вмешательства власти он не удержит, но, стремясь к личной диктатуре,

всяческиотстранял Корнилова.

Генерал неоднократно требовал от Керенского выполнить обещание и навести порядок в армии, выступал на совещаниях с предложениями жесткого курса, но, осознав, что его "водят за нос", приступил к формированию собственного "кабинета министров". Генерал А. Крымов, которому была поручена реализация переворота, получил приказ двинуть корпус к Петрограду. Керенский струсил, и 27 августа последовала телеграмма в Ставку, где находился Корнилов, об отсранении его от должности главнокомандующего с передачей поста Клембовскому. Клембовский отказался, высшие чины поддержали Корнилова.

28 августа генерал разослал воззвание, в котором были такие слова: "Очнитесь, люди русские, очнитесь от безумия, ослепления, вглядитесь в бездонную пропасть, куда стремительно идет наша Родина". По данным спецслужб, Корнилов располагал сведениями о готовящемся на конец августа "левом" перевороте и хотел его опередить, угрожая при необходимости перевешать весь Петроградский Совет, но порядок восстановить. Крымов же проявлял пассивность, переговоры с ним велись по поручению Керенского. Керенский, всячески затягивая переговоры, обратился за помощью в Петроградский Совет. Были разосланы телеграммы с требованием задержать корпус и дезорганизовать его. Рабочие разобрали железнодорожные пути на подходах к Петрограду, по инициативе большевиков стали формироваться вооруженные рабочие отряды, были посланы эмиссары для морального разложения военного корпуса.

Под Лугой корпус Крымова встал. Генерал отправился в Петроград, где о чем-тодолго разговаривал с Керенским, а затем застрелился в приемной. Перед смертью он направил письмо Корнилову, содержание которого неизвестно. После уговоров генерала Алексеева "мятежники" согласились "быть арестованными", но в ноябре 1917 г. Корнилов, Деникин, Лукомский, Краснов и др. ушлииз-под"ареста" на Дондля организации"белого движения".

Военный переворот "справа" не удался. Наступала очередь военного переворота "слева". Перевес сил был явно на стороне большевиков, сумевших к этому времени получить большинство мест в Петроградском Совете. После корниловского выступления всем уже было ясно, что Керенскийиего "правительство" нина что не способны.

Политическая ситуация осенью 1917 г. На пути к большевистскому перевороту

7 октября открылось Демократическое совещание (Предпарламент), которое открыл Керенский. Троцкий от большевиков обвинил правительство в срыве Учредительного собрания и заявил, что большевики покидают совещание. Это было поводом к подготовке захвата власти.

В партийных рядах большевиков и других партий не было единства мнений о созыве II съезда Советов. Большевики настаивали на скором созыве, многие из эсеров и меньшевиков считали это нецелесообразным. Пока продолжались бесконечные обсуждения ситуации, большевики, воспользовавшись тем, что их депутатам принадлежало большинство мест в Совете, готовили восстание. В правительство и лично Керенскому поступали сведения о готовившемся перевороте, однако никаких мер предпринято не было. Бездеятельность их просто поразительна. К 21 октября петроградский гарнизон практически вышел из подчинения правительству. Керенский за несколько дней до переворота говорил: "Я был бы готов отслужить молебен, чтобы такое выступление произошло ... У меня больше сил, чем нужно. Они будут раздавлены"...

* * *

События февраля и октября 1917 г. имеют, очевидно, более трагические последствия, чем принято считать. На протяжении всего 1917 г. революционные партии, как буржуазные, так и социалистические, из-засвоей неспособности к управлению страной проложили дорогу большевизму. И произошло то, о чем писал в своем дневнике великий русский писатель Иван Бунин: "То, что сейчас происходит, означает собою гибель историческойРоссии".

studfiles.net

Украинизация Южной России при Временном правительстве.

Украинизация Южной России началась при Временном правительстве. Вот что писал монархист  В. Шульгин в газете "Киевлянин",  июль 1917 год.

" Постановление Временного Правительства «об образовании Генерального Секретариата, в качестве высшего органа управления краевыми делами на Украине», фактически является созданием в Российской Державе особой области, с присвоением ей имени Украины. Это же постановление обозначает, что население этой области будет в государственных актах именоваться украинцами, а язык, которым говорит население, украинским. Одним росчерком пера Временное Правительство решило вопрос необычайной важности в жизни каждого гражданина Юга России.

Люди, которые еще вчера считали себя русскими, которые всеми силами боролись за существование Руси, которые проливали кровь за русскую землю, решением Временного Правительства перечислены из русских в украинцы, причем Правительство не спросило этих людей об их желаниях и не дало возможности им выразить свое отношение к этому важнейшему для человека вопросу, вопросу принадлежности к той или иной национальности. В этом постановлении Временного Правительства нельзя не видеть акта величайшего пренебрежения правителей к правам управляемых. Решение таких вопросов, как зачисление свыше тридцати миллионов народа в ту или иную национальность, может принадлежать только Учредительному собранию, которое выслушает действительных представителей этих миллионов людей, представителей, выбранных ими при помощи правильных, закономерных, охраняемых всей мощью государственной власти, выборов.

Временное Правительство пошло по иному пути. Оно взяло на себя смелость самому решить, как вопрос самоопределения народа, населяющего Южную Россию, так и вопрос о территории новой области, созидаемой для этого народа. Временное Правительство, в составе пятнадцати министров, из которых подавляющее большинство имеет весьма отдаленное представление о южно-русских делах, в течение одного или двух заседаний, решит вопрос, какая губерния входит в состав созидаемой Украины, и какая останется на долю остальной России. Временное Правительство, не спрашивая желаний населения, будет сортировать его на украинцев и русских, руководствуясь никому неведомыми соображениями.

Временное Правительство сделало это как раз в то время, когда недавним актом, оно назначило Учредительное Собрание через три месяца. Неужели из уважения ко всему населению России, в высшей степени заинтересованному в этом вопросе, Временное Правительство не могло выждать трех месяцев, которые оставались до Учредительного Собрания.

Учредив «Генеральный Секретариат Украины», Временное Правительство, в своей декларации утешает Малороссию утверждением, что «вопрос национально-политического устройства Украины должен быть решен в Учредительном Собрании». Временное Правительство, очевидно, не сознает, что признание наименования — Украина, определение ее территории и распространение на эту территорию власти Украинского Секретариата и являются самыми важными вопросами «национально-политического устройства» южной России.

Временное Правительство взяло на себя смелость разрешения того спора, который давно ведет между собой культурное население южной России. Не входя в существо этого спора, нельзя не отметить, что подавляющее большинство грамотного населения южной Руси в качестве литературного языка предпочитает русский язык. Это явствует из того факта, что украинские издания пользуются сравнительно малым распространением. Не подлежит также никакому сомнению, что значительная часть сознательного южно-русского населения определенно называет себя малороссами, т. е. русскими малой Руси, горячо привязано к этому русскому имени — и более того, — гордится им, считая, что оно преемственно связует его с величественной эпохой древней Киевской Руси. Это население будет в высшей степени оскорблено зачислением его в украинцы.

Особенно сильна антиукраинская тенденция, как раз в самом сердце предполагаемой Украины — в Киеве. Киевское население чтит исторические традиции и не забыло, что Киев — колыбель Руси. И даже по признанию самих украинцев Киев — «русский остров среди украинского моря». Кроме того, значительная часть киевского населения, и притом коренного местного, а не пришлого, относится с нескрываемым недоверием к украинцам, видя в них искусственных разрушителей единства русского племени и тайных сторонников Австрии.

Что касается несознательного населения, крестьянских масс, то отношение их к вопросам национального самоопределения не выяснено. Последнее время, среди крестьян, как будто стал проявляться интерес к украинству, но насколько это движение серьезно, а не является следствием обещаний и запугиваний, могли бы показать только свободные и сознательные выборы в Учредительное Собрание.

При этих условиях акт правительства, вручившего всю власть генеральному секретариату, рекомендованному украинской Радой, и этим разрешившего спор в пользу одной из борющихся сторон, является ничем неоправдываемым актом правительственного своеволия и неуважения к правам народа.

Освятив домагательства Рады, правительство не пожелало принять в соображение даже и того обстоятельства, что авторитетность этой Рады и соответствие проводимых ею взглядов действительным желаниям населения могут быть подвергнуты величайшим сомнениям. Если члены Государственной Думы заинтересованных губерний не были признаны правительством способными выразить волю населения, очевидно, вследствие недостаточности демократического закона 3 июня, то тем менее, можно в этом вопросе положиться на суждение людей, избранных неизвестно как, вне всякого закона и контроля, каковыми являются члены того собрания, которое выделило из себя украинскую Раду.

16 июля, так называемой, Малой Радой принято «положение о Генеральном Секретариате» — что является попыткой найти юридические формы для намеченного украинцами пути. Во имя справедливости, во имя прав населения на свободу национального самоопределения, во имя блага как всей России, так и нашего родного края нахожу своевременным громко протестовать против акта насильственной украинизации Южной Руси, на наших глазах совершаемого правительством. Заявляю, что, будучи одним из лиц, вручивших этому правительству власть от лица населения, я никогда не предполагал, что Временное Правительство, «по почину Государственной Думы возникшее», позволит себе разрешать вековые вопросы Русской Державы.

Всех лиц, разделяющих изложенные мысли, прошу присоединиться к этому протесту."

В. Шульгин, газета "Киевлянин", 1917 год

источник : http://www.politforums.net/ukraine/1455025743.html

Украинизация Южной России при Временном правительстве.


aloban75.livejournal.com

Временное правительство России Википедия

Временное правительство России
  • Временное правительство Россiи

Печать Временного правительства

Проект герба

Заседание первого состава Временного правительства
Общая информация
Страна Российская республика
Дата создания 2 (15) марта 1917 года
Предшествующие ведомства Правительствующий сенат
Совет министров
Государственная дума
Государственный совет
Дата упразднения 26 октября (8 ноября) 1917 года
Заменено на Временное Всероссийское правительство[1], Комуч[2], СНК РСФСР, ВЦИК, Всероссийский съезд Советов
Штаб-квартира Ленинград, Петроград
Председатель Г. Е. Львов (первый)
А. Ф. Керенский (последний)
 Аудио, фото, видео на Викискладе

ru-wiki.ru

Русская Православная Церковь при Временном правительстве. Период Антона Владимировича Карташова

№3.

Русская Православная Церковь при Временном правительстве. Период Антона Владимировича Карташова1.

1. Церковно-государственные отношения и церковная политика Временного правительства. Общая установка.

2. Проблема отделения Церкви от государства: разработка её при Временном правительстве (“от дурного союза к благодетельному разводу”2).

3. Начало отделения школы от Церкви при Временном правительстве. Проблема светского (вне конфессионального) образования.
4. Положения Всероссийского Поместного собора 1917-1918 годов о церковном самоуправлении.

Период Карташова - это период реформированного Временного правительства под председателем Керенского. В первом правительстве князя Львова – Керенский – министр юстиции; во втором правительстве – Керенский – премьер-министр. Владимир Николаевич Львов, как октябрист, вынужден уйти в отставку вместе с первым составом правительства. Карташов в первом составе правительства был товарищем обер-прокурора Синода. Поэтому в правительстве Керенского Карташов становится министром исповеданий.

Менталитет Временного правительства - как правительства революционного, хотя и “розового”, в отличие от “красного” большевиков.

Принципиальная разница “розового” от “красного” (кажущаяся, фактически её и нет) в интенсивности. Почти все положения, столь печально известные при Советской власти, в зачаточном виде существовали уже при Временном правительстве.

Лучше всего этот менталитет отслеживает и передаёт сам Карташов - в отличие от Львова, у которого были живы все старые представления и который и октябристом-то был явочным порядком, так как Львов никогда не разделял взглядов Гучкова. Карташов фактически различал плохих и хороших обер-прокуроров и хотел быть хорошим3.

1. Временное правительство есть правительство не миропомазанное Церковью, то есть не Божией милостью, а волей народа. Волей народа, потому что оно всё состоит из членов Думы, то есть людей, которые в своё время прошли правильное избрание.

2. Временное правительство и, следовательно, государство этого периода объявляет себя как принципиально светское, то есть вне вероисповедное. Хотя и Церковью провозглашено и поименовано как “благоверное Временное правительство”.

3. Отношение к Православной Церкви Временного правительства только как к исторически первенствующей в России. Такой же подход к Церкви и сейчас.

4. Первоочередная задача, формулированная этим “благоверным Временным правительством” – это отделение Церкви от государства.

Задачи, которые поставило перед собой Временное правительство, не успели реализоваться в жизни, но в документах, в разработках, в менталитете они были реализованы. И вот теперь, если государство не покаялось в определенной деятельности, то 100%, что она вернется; и то, что тогда было в “бутонах”, расцветет в наше время.

Задача отделения Церкви от государства была формулирована Временным правительством, только не в том варианте, как у большевиков, – расцветает она сейчас.

13 июля 1917 года был подготовлен проект кадетом Новгородцевым, но этот проект был принят Предсоборным Советом, созванным и утвержденным Синодом (новым), то есть Синодом состава при Временном правительстве, обер- прокурор - Карташов. Этот Синод сложил свои полномочия уже на соборе 1917-1918 годов и в полном объеме передал свои полномочия (правильной процедурой) патриарху.

Проект, разработанный Новгородцевым, принятый Предсоборным Советом, почти без изменений.

1. Православная Церковь в России в делах своего устройства (в смысле самоуправления), то есть именно в смысле церковно-канонических дел: законодательных, канонических, вероучения, суда, нравственности, богослужения, внутренней церковной дисциплины и внешних отношений с другими церквами – не зависимо от государственной власти. То есть были сняты всяческие уродливые и антиканонические явления синодального периода.

Например, что все архиерейские хиротонии, открытие монастырей и так далее – всё было по указу государя императора и, тем более, временный и постоянный состав Синода. Все внешние дела церкви были совершенно не возможны без указа царя.

2. Постановления, издаваемые Церковью для себя, со стороны государства признаются нормами права, имеющими обязательное значение для всех лиц и структур, принадлежащих к Российской Православной Церкви, как в России, так и за границей.

Это означало, что государство со своей стороны обеспечивает, по мере возможности, соблюдение церковной дисциплины. Прецедент был еще при Константине Великом, который на I-м Вселенском Соборе, ещё будучи не крещенным, назвал себя “епископом внешних дел”.

То есть, у государства остается наблюдающая функция. Эта функция остается у государства и сейчас - Минюст.

3. Действие органов Православной Церкви подлежат надзору государства исключительно в отношении их соответствия законам государства. Причём, эти органы ответственны перед государством только в судебном порядке.

Существует же еще и “по-звоночный” порядок ответственности. Например, в синодальный период этот “по-звоночный” порядок и практиковался.

Итак, соответствие церковных распоряжений законам государства (или не соответствие) определяется только в суде – такой подход в полноте восстановлен только с 1991 года, когда Церкви был возвращён статус юридического лица.

4. Двунадесятые праздники, воскресные и особо чтимые Православной Церковью дни признаются государственной властью не присутственными днями.

И это тоже восстановлено в 1991 году.

5. Глава русского государства и министр исповеданий должны быть православными.

То есть – это некоторый вероисповедный ценз и его пока у нас нет.

6. Во всех случаях государственной жизни, в которых государство обращается к религии, преимуществом пользуется Православная Церковь.

В этом отношении не только Ельцин, но и Сталин перещеголяли Временное правительство, так как в 1941 году и, особенно, в 1943 году Русская Православная Церковь пользовалась не преимущественным правом, а единственностью и неповторимостью.

7. Православная Церковь получает из средств государственного казначейства ежегодные ассигнования в пределах ее действительных потребностей, под условием отчётности в полученных суммах на общем основании.

Что такое действительные потребности Русской Православной Церкви – действительные, а не то, что она просит? Это значит, что смета составляется совместно с государственными чиновниками и приглашенными специалистами.

Этот проект, разработанный Новгородцевым, как бы – первый этап формулировки новых церковно-государственных отношений.

По этим 7-ми пунктам проекта можно сказать, что Временное правительство действует в духе Брежнева и Горбачёва, у которых Церковь во внешней деятельности пользовалась преимущественным правом.

И Сталин, и Ельцин уже рассматривали всё-таки православную веру, как единственно истинную4. Поэтому при Сталине было образовано два совета: один по делам Русской Православной Церкви, а другой – по делам культов, то есть всех прочих (от католиков до сектантов всех мастей).

Вообще, все церковно-государственные отношения при Временном правительстве мыслятся в духе паритета. А именно, проект, разработанный Новгородцевым и одобренный Предсоборным Советом, далее должен был поступить на Поместный собор. И после утверждения проекта на Соборе, он должен был быть утвержден Учредительным собранием. Идея Учредительного собрания – это идея Временного правительства и Учредительное собрание – высший законодательный орган, как сейчас Государственная Дума, а Временному правительству достались бы функции исполнительного органа.

Менталитет Временного правительства в этом документе отражён очень чётко, а для истории важнее всего как раз менталитет, то есть, как мыслилось. Историяэто, прежде всего, история идей, а уж потом история событий.

В Предсоборном Совете в обязательном порядке заседал чиновник от правительства - Котляревский, начальник департамента инославных исповеданий министерства внутренних дел.

13 июля внесён проект, а 14 июля 1917 года уже принят и опубликован закон Временного правительства “О свободе совести”, где формулировано право, то же самое, что и у большевиков – “Декрет об отделении Церкви от государства”, то есть право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. (До этого в паспорте существовала графа – вероисповедание).

В законе от 14 июля “свобода совести” была формулирована как право свободного перехода или свободной перемены вероисповедания, или выхода из всякого исповедания.

Поэтому, февральская революция – розовая (Октябрьская - красная), но в любом случае принципиальных различий не так уж много; разница, скорее, в интенсивности только, так как многие большевистские положения существовали до Октябрьской революции.

В июле же 1917 года создаётся министерство исповеданий и окончательно формулируется идея вне конфессионального правительства страны с поликонфессиональным населением.

Идея вне-конфессионального правительства страны с поликонфессиональным населением тоже революционна. Потому что для синодального периода характерно, что рано или поздно Россия станет только православной.

В России, правда, существовало насильственное крещение малых народов; но как только в 1906 году вышел манифест от 17 апреля 1906 года, так десять тысяч протестантов вернулись из православия назад, мусульмане – в ислам. Насильно – мил не будешь, а уж, тем более, не возможно насильно веровать.

Формулировка Лактанция (начало Константиновской эпохи) – “Нет ничего более свободного, чем религия. И если ты хочешь вводить ее насильно, ты только опозоришь и оскорбишь ее”.

В данном случае Временное правительство не занимается законотворчеством, а просто идет на поводу у общественного мнения. Хотя общественное мнение настроено по христиански, только вместо лже христианства толка Победоносцева, оно стремится исповедовать христианство, так сказать, первенствующей Церкви (как оно его понимает).

Министерство исповеданий в июле же получает свое настоящее определение. В это министерство исповеданий передаются:


  1. Дела, касающиеся ведомства православного исповедания. Дела передаются временно и в том объёме, в каком они подлежат компетенции обер-прокурора Священного Синода.

  2. Дела инославных и иноверных исповеданий, составляющие по закону предмет ведения министерства внутренних дел (по департаменту духовных дел иностранных исповеданий) также передаются в министерство исповеданий.

Иными словами, Карташов воспринимает функции, которые когда-то исполнял Александр Николаевич Голицын – сугубое министерство, расформированное в 1824 году.

Как при умирании человека, душа, отделяющаяся от тела, переживает всю предыдущую историю (человека), так и тут, как бы при смерти синодальной системы воскресают - то состав Синода, напоминающий Синод Петра I, то сугубое министерство в качестве министерства исповеданий. Происходят, можно сказать, вещи мистические.

Но в любом случае, подчёркивается временность этого положения, так как

3. Министр исповеданий в отношении дел, предусмотренных статьей 2, соединяет в своем лице всю полноту власти обер-прокурора и министра внутренних дел по принадлежности, впредь до утверждения, в законодательном порядке, выработанных Всероссийским Поместным собором реформ церковного управления и коренного пересмотра отношений русской государственной власти к исповеданиям при новом строе.

Государство находится всё-таки на некотором почтительном расстоянии от Церкви и, тем самым, позволяет Церкви произнести своё законное волеизъявление и именно в правильном органе, то есть на Поместном соборе.

Как тогда говорилось, что и новый Синод, и новый обер-прокурор, и, затем, министр исповеданий несут на себе акушерские функции и дают Церкви “разродиться”.

В это время никакие государственные структуры не вмешиваются ни в какие дела внутрицерковного управления. По сути дела 3-й пункт зарегистрировал то, что уже стало действительностью нового государства.

Законопроект Новгородцева несколько дополняется ещё одной бумагой, типа инструкции, которая просто лишний раз регистрирует – какие именно функции церковного обихода подлежат государственному надзору.

А именно:

Органы Церкви находятся под надзором государственной власти лишь постольку, поскольку они осуществляют акты, соприкасающиеся с областью гражданских или государственных правоотношений. Каковы: метрикация (регистрация рождения и смертей), бракосочетания, развод и так далее.

Поскольку по закону от 14 июля право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, то крещенными будут не все, стало быть, если раньше все метрические записи – только церковные, то теперь они становятся и церковными и государственными.

Брак, заключенный Церковью, признается государством в явочном порядке. Ещё свободы развода нет, так как его введут большевики.

Дружественный нейтралитет Временного правительства получил и законодательные формулировки в смысле отделения Церкви от государства. (Это было ещё не настоящее отделение, но всё-таки некоторое разведение).

Отделение школы от Церкви.

Образование в “новой России” в проекте (в идеале) должно было стать вне-конфессиональным, но первоочередной задачей было – передача всех духовных заведений, начиная с церковно-приходских школ, содержимых на государственные средства5, в ведение министерства просвещения.

Предоставление Церкви права организовывать новые учебные заведения чисто церковного характера. Какими будут эти заведения - Временное правительство не интересовало.

В государственных гимназиях, в лицеях, в институтах и так далее Закон Божий был объявлен предметом не обязательным.

Против этого особенно возмущался старец Алексий Зосимовский, только что вызванный из затвора, но не успевший ещё уехать на собор. Алексий Зосимовский был раньше преподавателем Закона Божьего, поэтому весьма горячо высказал свой протест, но в частной беседе – присутствовал игумен Герман. Правда, старец вскоре спохватился и сказал – “Ну, вот, не успел я выйти из затвора, как тут же нагрубил”. На что игумен сказал – “А ты, сидючи в затворе, и не знал, каков ты есть”.

Такова была тенденция государства относительно образования. Единственно, что успел отстоять Синод промежуточной эпохи, это то, что духовные Академии, а их было тогда 4-е, то есть Московская, Петербургская, Казанская и Киевская, остались в ведении Священного Синода.

В значительной степени то, что разрабатывало Временное правительство, осталось в проекте, но собор доработал правильно и правильно закончил свои заседания в день Рождества Богородицы 21 сентября 1918 года. После собора ещё целый год, то есть до 21 сентября 1919 года приводились в порядок протоколы. Протоколы в настоящее время опубликованы.

Церковное управление, получившее утверждение на соборе.

Епархиальное управление.

Собор санкционировал и утвердил ту практику, которая сложилась при Временном правительстве.

1. Епархиальный архиерей избирается особым избирательным собранием (епархиальным), состоящим из членов клира и мирян данной епархии, а также из архиереев митрополичьего округа.

Митрополичьи округа не успели создать в нужном количестве из-за гонений, которые начались при большевиках. Нечто подобное митрополичьему округу организовалось только в Московской митрополии, так как она включает несколько викариатств, и в Петербургской митрополии. В обеих этих митрополиях викарные архиереи были только помощниками правящего архиерея.

Также нечто подобное митрополичьему округу образовалось в Ярославле, но в 1928 году эта епархия образовала Ярославский раскол.

Таким образом, понятие митрополичий округ так и осталось номинальным.

2. Епархиальный архиерей избирается из кандидатов, указанных архиереями округа и епархиальным собранием.

Например, в Петербургской епархии на первом собрании выдвигалось сколько угодно кандидатов и затем из троих, набравших наибольшее число голосов, выбирали одного.

3. Кандидатами могут быть, кроме епископов, и монашествующие и не обязанные браком, лица белого духовенства, то есть либо целибатные, либо вдовые, и миряне, холостые или вдовые, имеющие 35-летний возраст. Притом, для лиц мирских или из белого духовенства обязательно пострижение в рясофор, если они не принимают монашество.

В Московской епархии чуть было не прошел в митрополиты Александр Дмитриевич Самарин6.

4. Архиереи пребывают на кафедре пожизненно.

Архиереев ради церковной нужды переводят на другие кафедры, но он имеет право (каноническое) отказаться и тогда ни предстоятель, ни Синод не имеют права настаивать.

По церковному суду архиерей может быть отправлен на пенсию, на покаяние, лишен кафедры.

Перемещение в наказание, перемещение в поощрение – это дело сугубо синодальное, а также, когда епархии делили на первоклассные, второклассные, третьеклассные.

Епархии могут отличаться богатством, но бедную епархию надо терпеть, а богатым надо помогать бедным.

Примерно то же самое было введено для прихода, когда приходской священник избирался из нескольких кандидатов - либо из бесприходных, либо свой же священник подвергался баллотировке.

Выборы патриарха.

В патриархи может быть избираем всякий архиерей и всякое лицо в священном сане, удовлетворяющем каноническим требованиям.

Требования менялись, например, у нас было требование возрастного ценза – не моложе 40 лет.

Сначала на соборе избираются три кандидата в патриархи (на последних выборах эти три кандидата были выдвинуты Синодом) и если в числе их окажется лицо, получившее три четверти голосов на общем собрании, то о сём лице производится особое голосование в собрании епископов (то есть двухпалатное голосование). И если на этом собрании епископов означенный кандидат получит также три четверти голосов, то он и признается избранным на патриарший престол.

Если же ни один из трёх кандидатов не получит трёх четвертей голосов на общем собрании собора и на особом собрании епископов, то патриарх избирается из трёх кандидатов по жребию. Таким порядком и был избран патриарх Тихон.

Поделитесь с Вашими друзьями:

psihdocs.ru

ОСОБЕННОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОЯ РОССИИ ПРИ ВРЕМЕННОМ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ В 1917 ГОДУ

ОСОБЕННОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОЯ РОССИИ ПРИ ВРЕМЕННОМ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ В 1917 ГОДУ

В период Февральской революции, которой в этом году исполнилось 100 лет, в Декларации Временного правительства о его составе и задачах от 3 марта 1917 г.[1] первый общественный кабинет – именно так в данном документе неформально именовалось Временное правительство – по решению Временного комитета <членов> Государственной думы[2] должен был с своей деятельности руководствоваться, в частности такими, основаниями как «Полная и немедленная амнистия по всем делам политическим и религиозным», а также «Отмена всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений»[3].

Кроме того, несмотря на отречение императора Николая II «от престола российского и сложении с себя верховной власти» а также на отказ великого князя Михаила Александровича «от восприятия верховной власти впредь до установления в Учредительном собрании образа правления и новых основных законов Государства Российского», предполагалось, что Временное правительство просуществует только до формирования по решению Учредительного собрания постоянно действующего высшего органа исполнительной власти в России, предварительно решив вопрос и о форме правления в стране.

По этой причине фактической формой правления, начиная с 3 марта 1917 г., т.е. того дня, когда великий князь Михаил Александрович вслед за своим братом Николаем II отказался от верховной власти в России, стала парламентская республика, ибо высший орган исполнительной власти – Временное правительство – был сформирован парламентом (Государственной думой) без участия главы государства (ввиду отсутствия такового), что подтверждается в т.ч. словами самого великого князя Михаила Александровича  в соответствующем  манифесте: «прошу всех граждан державы Российской подчиниться Временному правительству, по почину Государственной думы возникшему и облеченному всею полнотою власти»[4].

Таким образом, на смену дуалистической монархии, образовавшейся в России по итогам революции 1905 г. (когда была учреждена Государственная дума как первый парламент в истории отечества, не имеющий контрольных полномочий в отношении исполнительной власти), пришла парламентская республика, возникшая в результате Февральской революции 1917 г.

Вместе с тем, российские власти вплоть до осени 1917 г. официально не признавали наличия в стране республиканской формы правления. Случилось это только после подавления мятежа генерала Корнилова, когда министр-председатель А.Ф. Керенский и министр юстиции Зарудный в постановлении Временного правительства от 1 сентября 1917 г. «О провозглашении России республикой» ретроспективно зафиксировали, что «государственный порядок, которым управляется Российское государство, есть порядок республиканский»[5]. Причем сделали это они, «считая нужным положить предел внешней неопределенности государственного строя, памятуя единодушное и восторженное признание республиканской идеи, которое сказалось на Московском государственном совещании».

Просуществовала Россия в качестве парламентской республики недолго – до Октябрьской революции, в ходе которой в стране была установлена исторически новая (даже в мировом масштабе) форма правления – советская республика.

Форма государственного устройства России в связи с событиями как Февральской, так – поначалу – и Октябрьской революций оставалась неизменной: Российское государство продолжало существовать в качестве унитарного. Смена формы государственного устройства на федеративную произойдет по решению советских властей лишь в 1918 г.

Кроме изменения формы правления с монархической на республиканскую, в ходе Февральской революции существенным образом поменялась и вероисповедная политика российского государства.

Так, в одном из первых документов Временного правительства – обращении от 6 марта 1917 г. «К населению России» отмечалось, что «вся страна с благоговейною признательностью вспоминает тех, кто в борьбе за свои политические и религиозные убеждения пал жертвою мстительной старой власти, и Временное правительство сочтет радостным долгом вернуть с почетом из мест ссылки и заточения всех страдальцев за благо родины»[6]. Этим самым Временное правительство подтвердило намерения Государственной думы, изложенные в Декларации от 3 марта 1917 г., амнистировать ранее осужденных по политическим и религиозным делам.

В этом же обращении Временное правительство указывало, что обещание, данное царем в Манифесте от 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании государственного порядка» «даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов»[7], не было выполнено: «Выразительница народных надежд, первая Государственная дума, была распущена. Вторую думу постигла та же участь, и, бессильное побороть волю народную, правительство решилось актом 3 июня 1907 года отнять у населения часть предоставленных ему прав на участие в законодательной деятельности. В течение долгих девяти лет у народа отнимались пядь за пядью все завоеванные им права. Страна опять ввергнута была в пучину произвола и самовластия. Все попытки вразумить власть оказывались тщетными и великая мировая борьба, в которую родина наша вовлечена была врагом, застала ее в состоянии морального распада власти, не объединенной с народом, безучастной к судьбе родины и погрязшей в позоре порока. Ни геройские усилия армии, изнывавшей под тяжестью жестокой внутренней разрухи, ни призывы народного представительства, объединившегося перед лицом национальной опасности, не были в силах направить бывшего императора и его правительство на путь единения с народом. И когда Россия противозаконными и пагубными действиями ее правителей поставлена была перед величайшими бедствиями, народ сам должен был взять власть в свои руки. Единодушный революционный порыв народа, проникнутого сознанием важности момента, и решимость Государственной думы создали Временное правительство, которое и считает своим священным и ответственным долгом осуществить чаяния народные и вывести страну на светлый путь свободного гражданского устроения»[8].

В постановлении от 22 марта 1917 г. «Об отмене вероисповедных и национальных ограничений» Временное правительство последовательно начало реализовать принципы, провозглашенные в Декларации от 3 марта 1917 г. В частности, в данном постановлении провозглашалось, что «в свободной стране все граждане должны быть равны перед законом и что совесть народа не может мириться с ограничениями прав отдельных граждан в зависимости от их веры и происхождения»[9]. На этом основании Временное правительство отменило все ограничения в правах, вызванные принадлежностью к какому-либо вероисповеданию, вероучению или национальности, в том числе ограничения, касающиеся:

- водворения, жительства и передвижения;

- приобретения права собственности;

- всякого рода занятия ремеслами, торговлею и промышленностью;

- поступления на государственную службу как гражданскую, так и военную, участия в выборах в учреждения местного самоуправления и иные всякого рода общественные учреждения, занятия всякого рода должностей по правительственным и общественным установлениям;

- поступления в учебные заведения всякого рода как частные и общественные, так и правительственные, прохождения в них курса и пользования стипендиями, а равно занятия преподаванием и воспитанием;

- исполнения обязанностей опекунов, попечителей и присяжных заседателей;

- употребления иных, кроме русского языков и наречий в делопроизводстве частных обществ, при преподавании в частных учебных заведениях всякого рода и при ведении торговых книг.

К середине июля 1917 г. Временное правительство пошло ещё дальше в расширении вероисповедных прав населения России и впервые в истории нашей страны официально закрепило юридическую возможность вневероисповедного состояния личности – т.е. то, что в научной юридической литературе тех лет именовалось Konfessionslosigkeit и представляло собой правовой институт непринадлежности ни к одной из религиозных конфессий.

Нормативно-правовым актом, закрепившим такую возможность и этот институт права, стало постановление Временного правительства от 14 июля 1917 г. «О свободе совести»[10], в котором не только гарантировалось отсутствие дискриминации в зависимости от отношения к религии («за убеждения в делах веры»), но и закреплялось право лиц, достигших возраста 14 лет, свободно переходить из одной религиозной конфессии («исповедания») в другую, за исключением «изуверных учений» (перечень таких учений содержался в ст. 96 Уголовного уложения), либо признать себя «не принадлежащим ни к какой вере», т.е. фактически атеистом.

Лица в возрасте до 14 лет получили возможность менять конфессиональную принадлежность совместно с родителями, усыновителями либо опекунами. Вместе с тем, если ребенку уже исполнилось 9 лет, то для перехода в иное исповедание в обязательном порядке нужно было его согласие.

При этом для перехода из одного вероисповедания в другое, а также отказа от исповедания какой-либо религии вообще, никакого разрешения властей не требовалось. Порядок как смены вероисповедания, так и отказа от него для прекращения правоотношений, вытекающих из прежней принадлежности к какому-либо исповеданию, носил исключительно уведомительный характер – человеку достаточно было подать письменное или устное заявление местному судье, который в свою очередь информировал об этом тот церковный приход или ту религиозную общину, к которым ранее принадлежал оставивший их человек. О тех, кто признавал себя не принадлежащим ни к какому вероисповеданию, местный судья дополнительно сообщал в орган местного самоуправления по месту проживания такого лица.

Акты гражданского состояния лиц, признанных не принадлежащими ни к какой вере, велись органами местного самоуправления по правилам, предусмотренным для последователей старообрядческих согласий и отделившихся от православия сектантских религиозных общин. Что характерно, именно этими мерами предлагалось дополнить законопроект об изменении законоположений, касающихся перехода из одного вероисповедания в другое, ещё в апреле – мае 1909 г. при рассмотрении соответствующих вопросов на заседаниях Государственной думы III созыва[11]. Однако тогда они были отклонены. Потребовалась революция, чтобы сделать эти предложения стали реальностью.

До этого же момента все лица мужского пола, достигшие 12-летнего возраста, обязаны были «в соборах, монастырях или приходских церквах, по удобности» приносить религиозную «всенародную присягу на верность подданству», отказ от которой по мотивам, например, атеистических убеждений был чреват привлечением к уголовной ответственности за государственную измену[12]. В частности, в 1881 г. литератор В.Г. Короленко (1851 – 1921) за отказ дать такую присягу был заточен в секретной одиночной камере военно-каторжной тюрьмы в г. Тобольске. Неучастие в церковных мероприятиях, таких как молебны или таинство исповеди, также каралось ещё со времен петровской секуляризации штрафами и иными санкциями, практику применения которых пресекли соответствующие решения Временного правительства.

На основании изложенного может возникнуть вопрос, не является ли принятие Временным правительством постановлений от 22 марта 1917 г. «Об отмене вероисповедных и национальных ограничений» и от 14 июля 1917 г. «О свободе совести» показателем перехода от клерикального типа государства в России, коим являлась Российская империя, к светскому. Как представляется, ответ на этот вопрос должен носить отрицательный характер. Обусловлено это следующими причинами.

Во-первых, в клерикальной стране должна быть государственная религия и соответствующая ей церковь (религиозная организация), сращенная с государственным аппаратом и наделённая особым (привилегированным) статусом по отношению к другим религиозным обществам. Священнослужители такой организации в клерикальном государстве получают денежное довольствие из средств государственного бюджета и нередко имеют статус государственных служащих.

В России после Февральской революции Православная российская церковь сохраняла статус государственной организации, а православие – государственной религии. Священный синод, возглавляемый обер-прокурором, одним из высших должностных лиц государства, продолжал оставаться весьма влиятельным органом государственной власти в стране, что было закреплено в т.ч. и в Декларации Временного правительства о его составе и задачах от 3 марта 1917 г.

Во-вторых, для клерикальной страны характерно то, что денежные средства, расходуемые на обеспечение деятельности государственной церкви и финансирование проводимых ею мероприятий, а также содержание её служителей и имущества, изымаются из средств государственного бюджета, пополняемого за счет налогов, которыми облагается всё население независимо от отношения к религии и вероисповедной принадлежности. Т.е. в клерикальной стране государственная церковь содержится не только за счёт налоговых отчислений её прихожан, но и за счет тех налогов и сборов, которые вносят в бюджет страны представители иных конфессий, а также неверующие (агностики и атеисты).

Впервые такая модель организации клерикального государства была закреплена на конституционном уровне в Бельгии. Так, в ст. 20 конституции этого государства, принятой 7 февраля 1831 г. и действующей поныне, был закреплен принцип добровольности участия в религиозных актах и обрядах, а также добровольного соблюдения устанавливаемых религиозными и церковными нормами дней отдыха, что фактически означало легальную возможность быть неверующим в этой стране. Вместе с тем, § 1 ст. 181 этой же конституции установил, что жалование и пенсии священнослужителям выплачивает государство из бюджета страны, ежегодно пополняемого за счет соответствующего налога[13]. Как справедливо отметил П.И. Савицкий, сложилась ситуация, при которой «не только верующие, но и неверующие граждане должны платить налоги, чтобы государство могло содержать священнослужителей»[14].

В России в период с февраля по октябрь 1917 г. государственная церковь продолжала финансироваться из средств бюджета. Со вступлением в силу постановления Временного правительства от 14 июля 1917 г., узаконившего вневероисповедное состояние граждан, положение дел в этой сфере принципиально не изменилось: лица, признающие себя не принадлежащими ни к какой вере, обязаны были продолжать платить налоги на содержание православной церкви.

В-третьих, в клерикальной стране глава государства, как и некоторые иные высшие должностные лица, должен быть не только верующим, исповедующим государственную религию, но и прихожанином государственной церкви либо даже официально возглавлять её (как это было в дореволюционной России). В Российской республике, официально провозглашенной 1 сентября 1917 г., фактическим главой государства стал министр-председатель А.Ф. Керенский, являющийся православным. До него председателем Совета министров – органа, переименованного 10 марта 1917 г. во Временное правительство[15] – был князь Г.Е. Львов, также являющийся прихожанином Российской ортодоксальной греко-кафолической церкви – государственной церковной организации того времени. Равно как и председатель Государственной думы православный христианин М.В. Родзянко. Ни одно из указанных должностных лиц правом признать себя не принадлежащим ни к какой вере не воспользовалось.

Здесь можно возразить, что и в светских странах главе государства не возбраняется быть верующим. Ярким примером чего является современная Россия, президент которой не скрывает своей религиозной принадлежности.

Вместе с тем, в Российской республике 1917 г. позиция государственной церкви была настолько прочна, что несмотря на норму постановления Временного правительства от 22 марта 1917 г. об отмене вероисповедных и национальных ограничений, связанных с поступлением на государственную службу, участием в выборах, замещением должностей по правительстенным установлениям,  высшее духовенство не сомневалось, что глава государства, как и прочие высшие должностные лица страны будут не только верующими, но и в обязательном порядке православными. Косвенно это подтверждается решением Священного собора Православной российской церкви, как она стала называться после Октябрьской революции, изложенным в виде определения от 2 декабря 1917 г., т.е. после свержения Временного правительства большевиками, в положении 7 которого утверждалось: «Глава Российского государства, министр исповеданий и министр народного просвещения и товарищи их должны быть православными»[16].

В-четвертых, для системы права клерикального государства характерно наличие такой отрасли права как каноническое право, источниками которого выступают церковно- и религиозно-правовые нормы главенствующей конфессии страны. За нарушение таких норм и не исполнение обязанностей, вытекающих из них, к юридической ответственности привлекаются право- и дееспособные лица независимо от их конфессиональной принадлежности и отношения к религии.

Несмотря на принятие Временным правительством постановлений от 22 марта и 14 июля 1917 г. в России продолжало существовать каноническое право как одна из отраслей отечественной системы права. В её основе лежал продолжавший действовать Свод законов Российской империи, вступивший в силу с 1 января 1835 г. Согласно его нормам все конфессии на территории страны делились на три группы: государственная (православное исповедание), терпимые (католическая, протестантская, армяно-григорианская церкви, ислам, буддизм, иудаизм, язычество) и нетерпимые (т.н. «секты», к которым, в частности, относили духоборов, молокан, иудействующих, скопцов и иконоборцев). Сохранение такой иерархии религий в Российской республике подтверждалось п. 9 постановления Временного правительства от 14 июля 1917 г. «О свободе совести», в котором особо оговаривалось, что отмена религиозных ограничений «не распространяется на изуверные учения, указанные в статье 96 Уголовного Уложения (Свод Законов, т. XV, изд. 1909 г.)»[17].

Ещё одним продолжавшим действовать в условиях республиканского строя в России в 1917 г. источником канонического права был Свод учреждений и уставов управления духовных дел иностранных исповеданий христианских и иноверных, кратко именуемый Уставом духовных дел иностранных исповеданий. Он включал в себя книги (разделы): об управлении духовных дел христиан римско-католического, протестантских (евангелическо-лютеранского, евангелическо-ауксбургского, евангелическо-реформатского) и армяно-григорианского исповеданий; караимов; евреев; магометан; ламаитов; язычников[18]. Устав духовных дел иностранных исповеданий запрещал и преследовал прозелитизм как проповедование свой веры среди иноверцев. Исключением было сделано только для православия. Так, в ст. 3 Устава духовных дел иностранных исповеданий провозглашалось: «В пределах государства одна господствующая православная церковь имеет право убеждать последователей иных христианских исповеданий и иноверцев к принятию ее учения о вере. Духовные же и светские лица прочих христианских исповеданий и иноверцы строжайше обязаны не прикасаться к убеждению совести не принадлежащих к их религии"[19]. Как отмечает В.Л. Ефимовских, под уголовный запрет подпадали «любые действия со стороны лиц иных вероисповеданий, направленных на "совращение" православных»[20]. Уголовное уложение о преступлениях религиозных, вступившее в силу 14 марта 1906 г. и также являющееся источником канонического права, называло религиозным преступлениями «богохуление и оскорбление святыни», «кощунство», а также «воспитывание малолетних по правилам не той веры, к которой они должны принадлежать по условиям рождения».

В-пятых, в отличие от светских стран в официальных документах клерикального государства, удостоверяющих личность его граждан (подданных), среди прочих персональных данных указывается вероисповедная (религиозная) принадлежность.

В России вплоть до Октябрьской революции в паспортных книжках и видах на жительство как документах, удостоверяющих личность, существовала обязательная для заполнения (на основе метрических книг и иных актов) графа «вероисповедание», подтверждающая принадлежность владельца к определенной конфессии. Как отмечает А. Байбурин, эта графа стала вводится в формулярные списки чиновников и их «увольнительные виды», служившие для них паспортами, при Николае I. С 5 октября 1906 г. официальный документ, удостоверяющий личность граждан в России стал называться «паспортной книжкой». И если до 1915 года паспортные книжки выдавались преимущественно мужчинам, то с этого момента – всем совершеннолетним лицам независимо от их пола[21]. С июля 1917 г. на основании постановления Временного правительства «О свободе совести» в официальных документах стала фиксироваться «религиозная непринадлежность» лиц, признающих себя не принадлежащими ни к какой вере. Упразднение из документов, удостоверяющих личность, и иных официальных актов указания «на религиозную принадлежность и непринадлежность граждан» было осуществлено только советской властью в ходе реализации нормы, содержащейся в примечании к п. 3 декрета Совета народных комиссаров от 20 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»[22].

В-шестых, в клерикальном государстве религиозная составляющая является обязательной частью образования граждан (подданных). Получить документ государственного образца об образовании, не изучив вероисповедных предметов в такой стране, как правило, нет никакой возможности.

В постмонархической России постановлением Временного правительства от 22 марта 1917 г. «Об отмене вероисповедных и национальных ограничений» были упразднены «все узаконения, действующие как на всем пространстве России, так и в отдельных ее местностях, и устанавливающие, в зависимости от принадлежности Российских граждан к тому или иному вероисповеданию, вероучению или национальности, какие-либо ограничения в отношении… поступления в учебные заведения всякого рода как частные и общественные, так и правительственные, прохождения в них курса и пользования стипендиями, а равно занятия преподаванием и воспитанием»[23]. Вместе с тем, из образовательных программ религиозные учебные дисциплины, Закон божий в первую очередь, исключены не были и продолжали оставаться обязательными для изучения обучающимися вплоть до событий Октябрьской революции, когда п. 9 декрета СНК от 20 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» не было установлено, что «преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается. Граждане могут обучать и обучаться религии частным образом»[24].

В-седьмых, в клерикальной стране акты гражданского состояния прихожан государственной церковной организации ведутся ею самостоятельно. Светские власти – государственные и муниципальные – могут осуществлять регистрацию актов гражданского состояния только в исключительных случаях и, как правило, лиц, не принадлежащих к государственной конфессии.

До середины июля 1917 г. акты гражданского состояния населения России регистрировались религиозными организациями государственной и терпимых конфессий. Исключение было сделано для последователей старообрядческих согласий и отделившихся от православия сектантов, чьи акты гражданского состояния велись органами местного самоуправления «по правилам, содержащимся в статьях 39-51 раздела II именного высочайшего указа 17 октября 1906 года о порядке образования действия старообрядческих и сектантских общин и о правах и обязанностях, входящих в состав общин (Собр. узак., 1728)»[25]. С момента вступления в силу постановления Временного правительства от 14 июля 1917 г. «О свободе совести» и появления лиц, признающих себя не принадлежащими ни к какой вере, ведение актов их гражданского состояния также было поручено органам местного самоуправления по тем же правилам, что и для старообрядцев и отпавших от православной веры сектантов.

Всё вышеизложенное позволяет заключить, что, несмотря на существенную либерализацию государственной политики в вопросах вероисповедания, выразившуюся в амнистии по религиозным и политическим делам, отмене религиозных и национальных ограничений, официальном признании возможности вневероисповедного состояния, свободной смены вероисповедной принадлежности, Временное правительство сохранило за Россией статус клерикального государства, переняв, по сути, бельгийскую модель государственно-конфессиональных отношений, при которой допускается легальное существование неверующих в стране, прошедших тем не менее религиозное обучение и обязанных платить налог на содержание государственной конфессии и её священно- и церковнослужителей; акты гражданского состояния неверующих при этом ведутся органами светской власти. В случае с Россией 1917 г. – органами местного самоуправления.

Таким образом, реальным завоеванием Февральской революции 1917 г. в части изменения государственного строя России целесообразно считать только смену её формы правления – с монархической на республиканскую. Что само по себе уже не мало.

 



[1] Вестник Временного правительства. 1917. № 1 (46).

[2] В официальных документах периода Февральской революции, начиная с 28 февраля 1917 г., данный орган именовался то как Исполнительный Комитет Государственной Думы, то как Временный комитет членов Государственной Думы, то как Временный Комитет Государственной Думы.

[3] Цит по: История отечественного государства и права: Сборник документов. Екатеринбург, 1999. Ч. 2. 316 с. С. 37.

[4] Там же. – С. 51

[5] Там же. – С. 53.

[6] Вестник Временного правительства. 1917. № 2 (47).

[7] Цит по: История отечественного государства и права: Сборник документов. Екатеринбург, 1999. Ч. 2. 316 с. С. 13. 

[8] Вестник Временного правительства. 1917. № 2 (47).

[9] Сборник указов и постановлений Временного правительства. Вып. 2. Ч. 2. Пг., 1918.

[10] Вестник Временного правительства. 1917. № 109 (155).

[11] Рожков В. Церковные вопросы в Государственной Думе: Материалы по истории Церкви. Книга 23 (серия основана в 1991 г.). М., 2004. С. 83.

[12] Клочков В.В. Закон и религия: (От государственной религии в России к свободе совести в СССР). М., 1982. С. 23.

[13] Конституция Бельгии (в ред. 14 июля 1993 г.) / Пер. с франц. П.И. Савицкого. Екатеринбург, 1998.

[14] Савицкий П.И. Некоторые аспекты конституционного регулирования положения личности в Бельгии // Личность и государство на рубеже веков: Сб. науч. статей / Под ред. В.В. Невинского. Барнаул, 2000. С. 14.

[15] См. постановление Временного правительства от 10 марта 1917 г. «О временном переименовании Совета министров, а также должностей управляющего делами Совета министров и его помощников и канцелярии Совета министров».

[16] Определение Священного Собора Православной Российской Церкви от 2 декабря 1917 г. // Русская Православная Церковь и право: комментарий / Отв. ред. М.В. Ильичев. М., 1999. С. 44. Под термином «товарищ» в документах того времени подразумевалась должность заместителя соответствующего должностного лица.

[17] Вестник Временного правительства. 1917. № 109 (155).

[18] Под караимами в законодательстве того времени подразумевались последователи караимизма, т.е. иудаизма крымско-татарского толка безотносительно их национальности, под евреями – иудеи, являющиеся этническими евреями, под магометанами – мусульмане, под ламаитами – буддисты.

[19] Свод учреждений и уставов управления духовных дел иностранных исповеданий христианских и иноверных. – Свод законов Российской Империи. Т. 11. Ч. 1. Ст. 3.

[20] Ефимовских В.Л. Религиозные преступления в русском праве Х – начала ХХ в. // автореф. дисс. . канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2002. 28 с. С. 21.

[21] Байбурин А. К антропологии документа: паспортная «личность» в России // Антропология социальных перемен. Сборник статей к 70-летию Валерия Александровича Тишкова. М., 2011. С. 533-555.

[22] Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства. 1918. 26 января. № 18.

[23] Сборник указов и постановлений Временного правительства. Вып. 2. Ч. 2. Пг., 1918.

[24] Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства. 1918. 26 января. № 18.

[25] Вестник Временного правительства. 1917. № 109 (155).

p-r-s.ru

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *