В 8 веке на британию начали нападать кто: Британия в VIII веке

Содержание

Историческая справка: Великобритания, Англия — все новости Формулы 1 2022

Как ни странно, Великобритания не всегда была островом. Археологи считают, что когда из-за ледниковых периодов уровень мирового океана опускался, между материковой Европой и Великобританией появлялся перешеек – по нему туда и попали первые люди.

После окончания последнего ледникового периода, примерно 12 тысяч лет назад, люди жили здесь постоянно. О них мы знаем не так много, но они оставили о себе один из самых грандиозных и знаменитых памятников на планете – Стоунхендж (Stonehenge, «висячие камни»). Это удивительное сооружение в 130 км к юго-западу от Лондона состоит из гигантских глыб, масса которых доходит до 50 тонн.

Исследования позволили установить, что строился Стоунхендж почти тысячу лет, между 3000 и 2000 до н.э. До сих пор учёные спорят, каким образом и для каких целей он был создан – кто-то считает его древним святилищем, кто-то – местом захоронения. Так как камни строго астрономически ориентированы, высказывалось и мнение, что это была древнейшая обсерватория.

Первым известным нам народом на территории Британских островов были кельты – они начали переселяться сюда примерно в 800 году до н.э. Именно им, как ни странно, Великобритания обязана своим названием. История довольно запутанная, однозначного мнения на этот счёт нет, но по распространённой гипотезе – жившие на севере острова, в Шотландии, пикты (большая часть историков считает их кельтами, хотя есть и те, кто относит их к потомкам живших тут раньше народов) называли своих южных соседей Pryden (приден). Это наименование было использовано греческим географом Пифеем, который назвал население этих островов Πρεττανοι (приттаны), а сам остров —αι Βρεττανιαι (Вреттаниа). Впоследствии слова были латинизированы, и с тех пор кельтов, живших в то время на территории Великобритании, называют бриттами.

Но латинизации подверглось не только название, но и сами бритты. Причём не по своей воле – римляне, как обычно, принесли свою передовую цивилизацию на лезвии меча. Первым в 55 году до н.

э. высадился на острове Юлий Цезарь – великому полководцу не понравилось, что бритты поддерживали галлов в их противостоянии с Римской империей на материке. Цезарь выиграл пару сражений, но большого успеха ему добиться не удалось.

Спустя год он предпринял новую попытку, на этот раз при поддержке местного племени триновантов – незадолго до этого они потерпели поражение от другого кельтского племени, возглавляемого Кассивелауном, и жаждали мести. На этот раз войска Рима продвинулись довольно далеко вглубь страны, но Цезарь не захотел оставаться на британском острове на зиму, так что вернулся на материк, удовлетворившись простым обещанием Кассивелауна выплачивать римлянам дань. Нет никаких свидетельств того, что это обещание было исполнено.

Настоящая колонизация Британских островов началась почти век спустя, в 43 году нашей эры. Тогда император Клавдий решил укрепить свой шаткий авторитет военными победами, и Британия, как ему казалось, подходила лучше всего. Поход был вполне успешным, римляне разбили войска бриттов, а остров частично вошёл в состав Римской империи.

Бритты, однако, продолжали сопротивляться, завоевание растянулось на 40 лет. И даже после его окончания под контролем римлян оказался не весь остров – северные территории, где сейчас расположена Шотландия (римляне называли эти земли Каледонией), сохранили независимость, так как римские легионы в горах оказывались неэффективными. При этом жившие здесь пикты и бриганты совершали постоянные набеги на римские владения, так что в 122 году император Адриан распорядился построить оборонительный вал, получивший его имя. Эта каменная стена шириной 3 метра и высотой от 4 до 6 метров протянулась через весь остров, от Ирландского до Северного моря, на 117 км. Фрагменты вала сохранились до сих пор.

Римское владычество над Британией завершилось ещё до окончательного распада империи – уже в начале V века остров покинул последний римский легион. После этого регулярные набеги пиктов, а также скоттов, переселившихся в Шотландию из Ирландии, стали ещё более частыми и разорительными, но главную опасность для бриттов, как выяснилось, несли вовсе не они.

В этот период истории в Европе всё большую роль играли германские племена. Но если территорию Австрии, скажем, атаковали остготы, баварцы и франки, то на Британию нацелились англы, саксы и юты. Причём, этот ящик Пандоры открыли сами бритты – в V веке они призвали ютов, чтобы отбить атаки своих северных соседей. Юты действительно смогли разбить скоттов и пиктов, но вот уходить обратно в Ютландию (ныне это территория Дании) отказались. Отчасти из-за того, что на их родине ютов активно вытесняло другое германское племя – даны.

За ютами в Британию начали переселяться и их соседи – англы и саксы. Они быстро покорили местное население, частично истребив его, частично – ассимилировав. Кельтское население сохранилось лишь в нескольких регионах – на севере, где в горах по-прежнему жили скотты и пикты, и где позже образовалась Шотландия (Scottland, «страна скоттов»), и на западе, где жили валлийцы (от древнегерманского walhaz, что значило «иностранец»), и где образовался Уэльс (Wales). Кроме того, продолжили независимое существование и ирландцы – кельты, переселившиеся на соседний остров несколькими столетиями раньше. А часть бриттов переправилась через Ла-Манш и поселилась на материке, основав Бретань. Сегодня это регион Франции.

Противостояние бриттов и англо-саксов получило отражение в фольклоре, в частности – в легендах о короле Артуре. Согласно сказаниям, Артур был королём и предводителем бриттов, объединившим Британию в борьбе с германскими племенами и остановившим продвижение саксов. Эти легенды популярны в Великобритании по сей день, хотя нынешнее население острова – потомки как раз-таки англов и саксов, то есть тех, с кем воевал Артур, а английский язык относится к германским.

Нетрудно догадаться, что слова Англия и англосаксы произошли именно от названий новых завоевателей Британии. Более того – германские племена дали сегодняшние именования и многим регионам страны, так как делили остров между собой. Так, саксы жили в Сассексе (от Suth-Seax, «южные саксы»), Уэссексе (от West-Seax, «западные саксы») и Эссексе (от East-Seax, «восточные саксы»). Англы, соответственно, в Восточной Англии (East Anglia) – в то время это был относительно небольшой регион на юго-востоке острова, – а также в Мерсии и Нортумбрии, а юты – в Кенте. Впоследствии на территории Мерсии образовалось графство Нортгемтоншир, где ныне расположен Сильверстоун.

Британия оказалась разделена на семь королевств, но, освоившись, англы, саксы и юты начали бороться за власть на всей захваченной территории. В IX веке король Уэссекса Эгберт объединил большую часть королевств под своим началом, создав новую страну. Чуть позже, при его внуке Альфреде Великом, она получила новое название – Englaland, «земля англов». В последующие годы оно трансформировалось в современное England.

В то же время над Англией нависла новая угроза – появились очередные завоеватели, готовые потеснить своих предшественников. Ими стали грозные викинги из северных земель – норманны, то есть «северные люди», как называли их римляне. Викинги также относились к германским племенам, но отделились от них гораздо раньше, переселившись в Скандинавию.

В воинственности они могли поспорить с англами и саксами, а на море в те времена им практически не было равных.

Нападать на английские земли норманны начали ещё в VIII веке, в IX их атаки заметно усилились. Именно тогда произошли ключевые события, определившие судьбу Британии на столетия вперёд. Причём произошли они во Франции. Такой страны, правда, в то время ещё не было, её территорию занимали остатки империи франков, разделённой на несколько частей. В начале X века король Западно-Франкского королевства, Карл III Простоватый, не в силах сдержать атаки норманнов, признал притязания на завоёванные территории норвежского викинга Роллона. Так появилось герцогство Нормандия – место жительства франконизированных викингов.

Именно в Нормандии в начале XI века родился Вильгельм I, будущий Вильгельм Завоеватель. В 1066 году в битве при Гастингсе он разгромил саксов, стал королём Англии и правил более 20 лет, до самой смерти. За эти годы жизнь страны радикально изменилась. Вильгельм I объединил страну, упорядочил законодательство, создал армию и флот, провёл первую земельную перепись, начал строить каменные крепости.

С другой стороны, Вильгельм ввёл новые порядки при дворе, где теперь говорили по-французски и следовали французским обычаям. На несколько сот лет французский язык стал основным для богослужений и судопроизводства, на нём писались законодательные акты. Вильгельм, как и его последователи, наделял землями норманнских баронов, благодаря чему французский превратился в язык знати. Язык англосаксов при этом стал языком простонародья.

Как нам сейчас известно, в конечном итоге французскому не удалось вытеснить из Британии английский язык. Однако английский, что мы знаем сегодня – в огромной степени следствие того периода английской истории. Именно в это время он далеко отошёл от своих германских корней, заимствовав большое количество французских слов – до 50% всего словарного запаса. С другой стороны, такое развитие Великобритании привело к тому, что аристократия и простолюдины в ней были фактически представителями двух разных народов.

После пресечения нормандской династии на троне оказались Плантагенеты – наследники как Вильгельма I, так и англосакских королей. В этой династии было немало знаменитых правителей, в том числе один из самых известных королей в истории – Ричард Львиное Сердце, чей образ увековечен и в народных сказаниях о Робине Гуде, и в романе Вальтера Скотта «Айвенго». После смерти Ричарда в 1199 году на престол взошёл его брат Иоанн Безземельный, при котором была принята Великая хартия вольностей, ограничившая власть монарха. Некоторые положения этой Хартии действуют по сей день.

В XIV-XV веках между двумя боковыми ветвями династии, Йорками и Ланкастерами, разгорелась борьба за права на престол, вылившаяся в «Войну алой и белой розы» (такое название она получила по символам противоборствующих сторон: белая роза у Йорков, и красная – у Ланкастеров). Это противостояние впоследствии многократно отражалось в мировом искусстве, в том числе и современном. К примеру, в популярном ныне сериале «Игра престолов», где борьбу ведут Старки и Ланнистеры.

После победы Ланкастеров в Войне алой и белой розы в Англии воцарилась новая династия – Тюдоры. А спустя чуть более века их сменили шотландские Стюарты. Первый король династии, Яков I, был одновременно шотландским королём Яковом VI. Таким образом, появился прообраз Великобритании – впервые власть на территории всей Британии оказалась сосредоточена в одних руках, хотя формально страны сохраняли независимость.

Правда, Стюарты едва не стали последней династией в истории Англии – уже сын Якова, Карл I, в 1649 году во время Английской революции был отстранён от власти и казнён. На 9 лет страна фактически оказалась под личной диктатурой генерал-лейтенанта армии и лидера революции Оливера Кромвеля, а после его смерти власть перешла к его сыну Ричарду. Однако династии Кромвелей появиться было не суждено – уже спустя год Ричард был отстранён, а на трон призван сын казнённого короля, Карл II. Произошла реставрация Стюартов.

Вернувшись на трон, Стюарты не изменили своим привычкам, и в частности – тяге к католицизму, что в протестантской Англии менее чем через 30 лет привело к новому перевороту. На этот раз обошлось без масштабного кровопролития и казней – в историю события 1689 года вошли как «Славная революция». В её результате на троне оказались дочь Якова II Мария и её муж (и двоюродный брат), правитель Нидерландов Вильгельм III Оранский.

Эти события имели не только династические последствия. Благодаря Вильгельму III, уже в 1689 году был принят «Билль о правах», ещё более ограничивший власть монарха и гарантировавший подданным основные права (в том числе свободу слова). Через несколько лет были основаны Английский банк и Ост-Индская компания, проходила активная подготовка к массовой колонизации Северной Америки, начался расцвет литературы, науки, мореплавания. Безусловно, правление Вильгельма III заложило основу могущества Англии в последующие века.

После Стюартов на престол вступила Ганноверская династия, но их власть уже была не столь велика. Всё большую роль играл парламент, где противостояли две основные партии – тори и виги. В начале XVIII века Англия и Шотландия официально объединились, образовав государство Великобритания. В течение последующих 50 лет владения страны значительно расширились, благодаря колониям в Америке и в Азии. Правда, к концу столетия Соединённые штаты отвоевали своё право на независимость, а в первой половине XIX века всё большую автономию получала и Канада. Однако основной доход британской короне к тому моменту уже приносили её индийские владения.

Всю вторую половину XIX века (с 1837 по 1901 годы) в Великобритании царствовала королева Виктория. Несмотря на то, что этот период остался в истории страны как «Викторианская эпоха», и королева пользовалась большой любовью британцев того времени, она оказывала очень небольшое влияние на политическую жизнь страны. Фактически, при Виктории окончательно оформилось правило «Король царствует, но не правит».

После смерти Виктории, которая была королевой 63 года, 7 месяцев и 2 дня, на трон вступила Саксен-Кобург-Готская династия, в годы I мировой войны сменившая название на Виндзорскую. Она правит по сей день – именно к ней принадлежит нынешняя королева Елизавета II. Рекорд Виктории Елизавета II побила 9 сентября 2015 года.

Впрочем, сегодня монархи Великобритании выполняют чисто представительские функции – причём по доброй воле, ведь ничто не мешает королю или королеве в любой момент взять власть в свои руки. Реальные же полномочия сосредоточены в руках парламента, в особенности его нижней палаты – Палаты Общин. Именно она (точнее, партия, имеющая большинство) формирует правительство страны, а лидер партии становится премьер-министром.

Если в XIX веке Великобритания была самой большой империей мира, то в XX веке, растеряв большую часть колоний, превратилась в лидера мировой индустрии. Неудивительно, что автоспорт на Туманный Альбион пришёл очень рано. Первая автоспортивная трасса, бетонный овал Бруклэндс неподалёку от Лондона, была построена ещё в 1907 году (одновременно это был и один из первых британских аэродромов). В 1926 году тут прошёл первый Гран При Великобритании.

В 1930-х гонки проводились в Донингтоне, но они не имели статуса национального Гран При. Так что главная национальная гонка вернулась уже после II мировой войны, в 1948 году, на временную (поначалу) трассу, расположенную на военном аэродроме в Сильверстоуне. А спустя два года здесь началась история Формулы 1.

Magisteria

MagisteriaАCreated using FigmaVectorCreated using FigmaПеремоткаCreated using FigmaКнигиCreated using FigmaСCreated using FigmaComponent 3Created using FigmaOkCreated using FigmaOkCreated using FigmaOkЗакрытьCreated using FigmaЗакрытьCreated using FigmaGroupCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using Figma��� �������Created using FigmaEye 2Created using FigmafacebookCreated using FigmaVectorCreated using FigmaRectangleCreated using FigmafacebookCreated using FigmaGroupCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaНа полный экранCreated using FigmagoogleCreated using FigmaИCreated using FigmaИдеяCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaGroupCreated using FigmaLoginCreated using Figmalogo_blackCreated using FigmaLogoutCreated using FigmaMail. ruCreated using FigmaМаркер юнитаCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaРазвернуть лекциюCreated using FigmaГромкость (выкл)Created using FigmaСтрелкаCreated using FigmaodnoklassnikiCreated using FigmaÐCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaПлейCreated using FigmaДоп эпизодыCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСвернуть экранCreated using FigmaComponentCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaШэрингCreated using FigmaГромкостьCreated using FigmaСкорость проигрыванияCreated using FigmatelegramCreated using FigmatwitterCreated using FigmaCreated using FigmaИCreated using FigmavkCreated using FigmavkCreated using FigmaЯCreated using FigmaЯндексCreated using FigmayoutubeCreated using FigmaXCreated using Figma

Глобальная Британия в эпоху конкуренции

Вчера премьер-министр Великобритании Борис Джонсон опубликовал документ под названием «Комплексная стратегия по вопросам обороны, дипломатии и международного развития. Глобальная Британия в эпоху конкуренции» (Integrated Review).

Для нас он определяет международную стратегию Великобритании на текущее десятилетие и далее. Он разработан на основе объективного анализа наших способностей, возможностей и угроз, с которыми мы сталкиваемся в мире сегодня и столкнёмся завтра.

Наши выводы — и моя сегодняшняя позиция — заключаются в следующем. Великобритания играет центральную роль на мировой арене — как независимое суверенное государство, ведущий член западного альянса, а также энергичный и надежный партнёр, способствующий росту процветания Индо-Тихоокеанского региона.

Эти отличительные черты нашей международной политики — наша независимость, наши партнёрские отношения, то, как мы поддерживаем Восток — являются составляющими общей миссии Глобальной Британии на 2020-е годы. Данная миссия состоит в том, чтобы быть той доброй силой, которая инициирует изменения к лучшему.

Силой — поскольку, не будем наивны, мы не сможем ничего сделать без влияния, без экономического, военного, дипломатического, культурного авторитета.

Но доброй силой — поскольку мы намерены использовать своё влияние для укрепления безопасности и улучшения уровня жизни и в Великобритании, и во всём мире.

Это правильно для ведущей державы и полностью отвечает интересам британского народа.

Если взглянуть на мир сегодня, можно выделить три доминирующие и опасные тенденции.

Первая — это попытки разрушения мирового порядка, сложившегося после Второй мировой войны, который ещё всего поколение назад казался непоколебимым.

Демократия сдаёт позиции. Ожидается, что в этом десятилетии совокупный ВВП автократических режимов превысит совокупный ВВП всех демократических стран мира. Только задумайтесь на секунду о том, что это значит.

Тирания становится богаче, чем свобода. Это имеет значение для нашей страны, потому что мы знаем, что стабильные, уважающие свободу демократические страны гораздо менее склонны развязывать войны, предоставлять прибежище террористам и провоцировать крупномасштабные иммиграционные потоки. С демократическими странами, как правило (не всегда, но в целом), легче торговать и легче сотрудничать для решения наших общих проблем. Это первый момент.

Вторая тенденция — появление новых угроз. После 11 сентября мы привыкли говорить об асимметричной войне, но технологии на службе зла становятся новым опасным оружием, применение которого при этом пока трудно классифицировать как вооруженный конфликт.

Нам довелось почувствовать это на себе. Три года назад в этом же месяце мы стали свидетелями атаки на улицах Солсбери, совершённой с применением нервно-паралитического вещества. Атаки, в которой не прозвучало ни единого выстрела. В то же время государства, террористические группы и банды преступников используют технологии, чтобы подвергать опасности наши дома, наши предприятия и нашу инфраструктуру.

Третья тенденция настоящего времени, пожалуй, самая опасная. Это усиление тех факторов, которые мы не можем рассматривать иначе как потенциальные угрозы самому нашему существованию. Это угрозы нашей цивилизации, огромным слоям населения мира или даже самой нашей планете.

Мы видим, как распространяется технология создания ядерного оружия, и существует реальный риск того, что она сможет попасть в руки людей, с которыми невозможно договориться.

Мы видим возможность катастрофического изменения климата, катастрофических пандемий. Эпидемия COVID наглядно продемонстрировала, насколько мы все взаимосвязаны в современном мире.

И всё же, несмотря на все эти угрозы, сейчас не время предаваться отчаянию. Потому что у нас так же много причин для оптимистичного взгляда на будущее — как в Великобритании, так и во всём мире.

Мы можем восстановить и укрепить подвергающийся угрозам мировой порядок. Мы способны противостоять новым вызовам — мы продемонстрировали это во время пандемии, когда благодаря сотрудничеству учёным удалось разработать новые вакцины.

Больше всего я чувствую оптимизм, когда вижу, что пламя человеческой свободы продолжает ярко светить нам — даже в самые тёмные времена.

Мы видим, как на улицах России, на улицах Беларуси, Мьянмы, Гонконга молодые люди рискуют жизнями, отстаивая права на своё будущее, требуя демократии, свободы и повышения качества жизни. Они заявляют старой гвардии в их роскошных кабинетах, что грядёт другое время.

Я видел это своими глазами, когда в январе был в Хартуме, ставшим эпицентром революции в 2019 году, когда удалось достичь транзита власти, но перед этим силовые структуры убили много молодых протестующих.

Я встретился с некоторыми из тех, кто протестовал, в том числе — с молодой женщиной по имени Рифка Абдельрахман. Она была известна как «охотница за слезоточивым газом», потому что каждый раз, когда силовики бросали в протестующих слезоточивый газ, она бежала к канистре и бросала её обратно в силовиков.

Она — невероятно смелый человек, и я вдохновляюсь её примером. Она некоторое время говорила со мной о своих надеждах, надеждах своих друзей, о каком будущем они мечтают. Несмотря на все вызовы, с которыми сталкиваются такие страны, как Судан, именно надежды и храбрость подобных молодых людей дают стране решающий шанс на будущее, при условии, что она получит международную поддержку, в которой так остро нуждается. И таких стран сегодня немало.

Поэтому, хотя нам следует признать, что история не следует по прямой, а у развития технологий может быть тёмная обратная сторона, мы также должны радоваться тому, как будущее меняется в сторону свободы.

Я не думаю, что нам стоит ожидать какого-то конца истории —окончательного и неизменного результата. Однако если мы соберём нашу волю в кулак и заручимся поддержкой стран, разделяющих наши убеждения в ключевых вопросах, то вместе мы сможем и должны будем снова принять бразды правления историей в свои руки для того, чтобы проложить путь в лучшее будущее. И я убежден, что Великобритании в этом процессе должна играть ключевую, ведущую роль.

Достаточно ли Великобритания подготовлена к тому, чтобы прокладывать путь в этом опасном, но многообещающем мире? Кое-чему мы можем научиться из истории.

Во-первых, Великобритания способна лидировать в области инноваций и технологий. Наша страна была колыбелью первой промышленной революции, удачно сочетала в себе интеллектуальные инновации, частный капитал и общественную инфраструктуру.

Сегодня вместо паровой машины Уатта и прялки Дженни мы также можем предложить миру огромное количество прорывных технологий, искусственный интеллект, квантовые вычисления, биотехнологии — новый важнейший шаг в экономическом развитии.

Второй урок заключается в том, что ключевым активом для нас являются люди — и то, как мы создаём сообщества людей, эффективно работающих вместе.

После Великой эпидемии чумы 1665 года Даниель Дефо описывал, как люди смогли преодолеть это испытание, когда многие оказались без работы, проявляя сострадание друг к другу. Мне кажется, что и во время этой пандемии наша страна проникнута тем же духом.

Речь идёт о нашей поддержке Национальной службы здравоохранения и медицинского персонала, об общем духе добрососедских отношений. Всё это стало важным источником для поддержания наших сил, и я считаю, что мы должны ценить это.

Это также отражается в нашем подходе к международному сотрудничеству, чувстве международной гражданственности, если угодно. Это именно то, что нам сейчас нужно как никогда раньше.

Третий урок истории — это сила наших государственных институтов. Будь то Церковь Англии, Парламент или наши вооружённые силы — мы умеем создавать прочные структуры, способные служить обществу.

Возможно, нашим главным вкладом является верховенство закона, сакральных принципов, на которых основывается порядок в нашей стране и за рубежом. Эта традиция Великобритании сохраняет своё значение на мировом уровне.

Я не прошу вас верить мне на слово. Мы все видели, как в прошлом месяце международное сообщество впервые избрало представителя Великобритании — Карима Хана главным прокурором Международного уголовного суда. Джоанна Корнер также была избрана судьёй [Международного уголовного суда]. Это не только является подтверждением их заслуг, но также демонстрирует репутацию Великобритании. Вот почему государственные институты важны не только в нашей стране, но и за рубежом.

Четвёртый и последний урок, который я извлёк из нашей истории — это всеобъемлющая потребность в международном сотрудничестве.

Представляя Великобританию, особенно в контексте состоявшегося выхода Великобритании из Евросоюза, я без стеснения заявляю, что мы — гордая и независимая нация, но мы не замкнуты на своих внутренних интересах. Суверенитет никогда не приравнивался к изоляции.

Давайте обратим внимание на нашу поддержку свободной торговли. Она отражает нашу глубокую убеждённость в том, что обмен между людьми инициирует изменения к лучшему, а наши исторические связи со всеми уголками планеты позволяют нам занять уникальное международное положение.

Великобритания по-настоящему глобальна, и это даёт нам преимущество. Такие определяющие особенности наших граждан — образованных, социально-активных, законопослушных и ориентированных на международное сообщество — позволяют нам быть по-настоящему готовыми к испытаниям современности.

Однако история не даёт нам в руки готовый план действий, и сегодня мы сталкиваемся с рядом совершенно новых угроз.

Итак, какими же конкурентными преимуществами обеспечена Великобритания на сегодняшний день? Простым языком — у нас есть авторитет. Великобритания обладает экономическим, военным, дипломатическим и культурным авторитетом.

Наша страна является пятой по величине экономикой мира. Великобритания входит в число 10 стран, в которых проще всего построить бизнес. В Европе мы являемся лидером по числу технологических компаний-«единорогов». Инновации у нас в ДНК.

При том, что наше население составляет 1% от мирового, 6 наших университетов находятся в рейтинге 30 лучших в мире, в нашей стране больше лауреатов Нобелевской премии, чем в любой другой за исключением США, и 14% наиболее цитируемых исследований проводятся в Великобритании.

У нас есть экономическое влияние. Но у нас есть возможности и для проведения эффективной политики «жёсткой силы». На эти цели Великобритания тратит в денежном выражении больше средств, чем любая другая страна НАТО, за исключением США.

Мы являемся одной из немногих стран НАТО, имеющих ядерное, кибернетическое и ударное высокоточное вооружение, боевые самолеты пятого поколения, надводный и подводный флот, а также силы быстрого реагирования.

Наши инвестиции в передовые технологии обеспечат Великобритании доминирующее положение в киберпространстве и космосе. И в основе этих возможностей лежит та же ключевая черта, которую я уже выделял ранее — наш традиционный интернационализм.

Именно на этом основан наш дипломатический авторитет. Сеть наших дипломатических представительств является четвёртой в мире по величине, а также мы занимаем второе место в G7 по величине бюджета, выделяемого на оказание помощи другим странам (в процентах от национального дохода).

Мы обладаем беспрецедентный опыт содействия в урегулировании конфликтов и споров, от Кипра до Йемена. Мы — страна, решающая проблемы, и это даёт нам влияние и расширяет наши возможности.

Кроме того, мы имеем огромное культурное влияние. Я говорю не только о распространении английского языка, но и о вкладе нашего народа — наших деятелей культуры, конструкторов, писателей, спортсменов.

Недавно я увидел, как мой 8-летний сын Питер, которому нравится играть в Minecraft, смотрит видео на YouTube. Я не особо понял, о чём именно было это видео, но он слушал, как британский геймер Дэн Миддлтон комментирует игру. Я решил узнать об этом парне побольше. Оказалось, что у него почти 25 миллионов подписчиков по всему миру.

И этот пример не является уникальным. Передачу «Лучший пекарь Британии» (Great British Bake-Off) смотрят в 196 странах. Английская премьер-лига является самой популярной футбольной лигой в мире. Мы говорим о европейском, а не американском футболе.

И речь здесь идет не только о количестве просмотров. Важно то послание, которое мы доносим до мира, и то, что это нравится зрителям. Боксёрский матч за звание абсолютного чемпиона в тяжелом весе также состоится между двумя британцами — Тайсоном Фьюри и Энтони Джошуа.

Когда по всему миру показывают новый цикл передач Дэвида Аттенборо, это определяет направление мировой дискуссии об изменении климата, биологическом разнообразии и загрязнении природы пластиком.

И именно эти качества — глобальное влияние, имидж, который нравится зрителям, — основанные на видении лучшего мира, помогают понять, почему, согласно международному опросу компании Ipsos MORI, Великобритания является самой привлекательной страной для молодежи во всём мире.

Итак, у нас есть сильные стороны. Как мы можем их использовать?

Я считаю, что Глобальная Британия означает именно то, что наше влияние должно быть использовано для инициирования изменений к лучшему. Да, мы являемся мировым лидером в области инноваций и технологий, но мы хотим, чтобы эти инновации использовались во благо.

Поэтому мы ведём дебаты об установлении правил и этических рамок в области геномики человека. Мы можем и должны сделать то же самое в области искусственного интеллекта, данных и электронной коммерции.

В прошлом году в Соединённом Королевстве был принят британский закон о санкциях по делу Магнитского, направленный против лиц, виновных в наиболее серьезных нарушениях прав человека за рубежом. В этом году мы собираемся пойти дальше и распространить модель закона Магнитского на коррупцию, которая является настоящей бедой для наименее обеспеченных стран.

Мы сделали смелый шаг и пригласили в нашу страну граждан Гонконга, притесняемых Пекином. Мы дали пример всему миру своим вкладом в работу механизма COVAX, — глобальной программы вакцинации для развивающихся стран.

Мы являемся одним из самых щедрых спонсоров международной помощи, а также стали первой промышленно развитой страной, на официальном уровне взявшей на себя обязательство по достижению нулевого показателя нетто-выбросов углерода к 2050 году.

Все эти поступки объединены общей идеей. Великобритания не боится действовать. Но мы предпочитаем действовать совместно с другими, создавая союзы и партнёрства: они кратно умножают возможности в сравнении с тем, что мы могли бы предпринять, действуя самостоятельно.

Более того, согласно нашей концепции, Глобальная Британия является творческой силой, готовой и способной бросить вызов существующему положению вещей — но только во имя справедливого порядка и будущей стабильности.

Она является разрушителем шаблонов и одновременно законотворцем, если угодно, силой, действующей во имя стабильности. У нас есть дух авантюризма, но мы прежде всего стремимся наводить мосты.

Наша задача — максимально эффективно использовать наши сильные стороны. Именно поэтому для внедрения более комплексного подхода и увеличения нашего влияния за рубежом мы объединили наш бюджет и политику оказания помощи развивающимся странам вместе с сетью наших дипломатических представительств в рамках новообразованного Министерства иностранных дел и международного развития.

В январе я стал свидетелем того, что на самом деле означает это объединение двух министерств и чего можно добиться благодаря этому — в Восточной Африке. От британских военных, обучающих кенийских миротворцев в рамках миссии АМИСОМ для борьбы с группировкой аш-Шабаб, до школы в Аддис-Абебе, которую мы поддерживаем в рамках нашей программы по обеспечению качественного 12-летнего образования для всех девочек.

Именно такое уникальное сочетание нашей жёсткой и мягкой силы зачастую позволяет менять положение дел в тех странах, которые мы стараемся поддерживать в духе партнёрства.

С учётом всего вышесказанного, Комплексная стратегия по вопросам обороны, дипломатии и международного развития определяет 4 наших глобальных стратегических приоритета.

Во-первых, наша отправная точка, выкованная в горниле текущей пандемии, состоит в развитии нашего потенциала научных и технических инноваций. Мы должны использовать свои сравнительные преимущества в области науки и техники для создания в будущем более высокооплачиваемых рабочих мест у себя в стране и для наращивания экспорта на основе либеральных принципов свободной торговли.

Это ключ к восстановлению производительности Великобритании и увеличению возможностей для развития наших стартапов. Уже сейчас можно видеть, как это внедряется и отражается в последнем бюджете, представленном канцлером Казначейства Великобритании — начиная с пересмотра налоговых льгот на НИОКР и заканчивая сверхвысокими налоговыми вычетами для предприятий, осуществляющих капитальные инвестиции.

Наши амбиции в области науки и техники также будут определять Индо-Тихоокеанский уклон политики Глобальной Британии в сторону будущих возможностей и развития партнёрских отношений, необходимых для их реализации.

Таким образом, именно это уникальное предложение в области науки и техники будет определяющей чертой нашего второго стратегического приоритета — новаторского подхода к свободной торговле.

Именно поэтому министр внешней торговли Лиз Трасс заключила торговые сделки с 66 странами, а также с ЕС, и именно поэтому мы начали переговоры о присоединении Великобритании к Всеобъемлющему и прогрессивному соглашению о Транстихоокеанском партнёрстве.

Это необходимо, чтобы укрепить позиции в той части мира, которая обеспечит Великобритании наиболее плодородную почву для расширения производства и сферы услуг, в том числе в таких областях, как цифровые технологии и работа с данными.

Разумеется, будут и другие развивающиеся рынки. Мы нацелены на Африку, в частности, на Африканский Рог; а также будем смотреть на Персидский залив и Южную Америку с новыми амбициями и энергией.

В Африке основой нашего предложения будет необходимость обеспечить более убедительную альтернативу тем не слишком щепетильным правительствам, которые требуют несоразмерную долгосрочную плату за краткосрочные инвестиции в такие вещи, как инфраструктура.

Проще говоря, мы предложим Африке более свободную торговлю, чем предлагает Евросоюз, и более честный бизнес, чем предлагает Китай и Россия. Кроме того, мы полны решимости инициировать изменения к лучшему в жизни населения тех стран, в экономику которых мы инвестируем.

Объединив нашу торговлю, нашу помощь и наши ценности, мы будем терпеливо развивать долгосрочные взаимовыгодные партнёрские отношения.

Помимо двусторонних торговых соглашений, мы заняли своё место в ВТО, находившейся тогда под руководством первой африканки на посту генерального директора этой организации.

Мы полны решимости развенчать корыстные цели протекционизма и высвободить всю мощь глобальной свободной торговли с тем, чтобы помочь миру восстановиться и стать более сильным и более экологичным, чем он был до этого.

Мы в Великобритании понимаем, что и нам самим будет необходимо изменить способы ведения бизнеса. Одна из вещей, которые очень чётко продемонстрировала пандемия — это слабость нашей модели, формирующей цепочку поставок: всем странам мира пришлось выстроиться в очередь за средствами индивидуальной защиты и другими жизненно необходимыми товарами из Китая и небольшого числа других стран с массовым производством.

Безусловно, мы осознаём силу рыночных отношений и ценим нашу торговлю с Китаем. Но мы также будем развивать и новые партнёрские отношения с нашими старыми союзниками и другими доверенными странами-поставщиками.

Мы будем работать с такими странами, как Эстония и Норвегия, Индия и Израиль, Сингапур и Южная Корея, а также многими другими — с тем, чтобы диверсифицировать наши цепочки поставок со сдвигом от изготовителей к разработчикам и тем самым укрепить нашу экономическую устойчивость.

Наша научная база и экономическая устойчивость являются жизненно важными составляющими нашего третьего стратегического приоритета — безопасности. Мы будем более эффективно использовать и наращивать наше лидерство в науке, технике и исследованиях, чтобы укрепить защиту нашего бизнеса, граждан и государства.

Благодаря Центру правительственной связи, Национальному центру кибербезопасности и нашему партнёрству с бизнесом мы являемся мировым лидером в области кибербезопасности. Мы создали Национальные силы кибербезопасности Великобритании и прилагаем усилия к тому, чтобы во всём опережать нечестивый союз враждебных государств и преступных группировок, которые охотятся за нашими компьютерами, планшетами и айфонами в целях воровства, шпионажа и распространения лжи.

Как подчёркивается в Комплексной стратегии, наши инвестиции в науку и технику имеют две взаимодополняющие цели: они призваны повышать продуктивность экономики и укреплять нашу безопасность, одновременно усиливая нашу внутреннюю устойчивость и формируя более инновационные отношения со старыми союзниками и новыми партнёрами.

Вот почему мы будем увеличивать наши оборонные расходы на 24 миллиарда фунтов стерлингов в течение последующих 4 лет. Мы восстановим статус Великобритании как передовой европейской военно-морской державы и модернизируем наши вооруженные силы.

В течение последующих 4 лет мы потратим почти 7 миллиардов фунтов стерлингов на проведение НИОКР в таких передовых областях как исследование космоса, кибернетика, искусственный интеллект, квантовые технологии и оружие направленной энергии.

Эти цифры намного больше, чем те, что указаны согласно нашим обязательствам в рамках НАТО. Несмотря на все разговоры об Индо-Тихоокеанском регионе, наша приверженность НАТО остаётся абсолютным приоритетом, как и стремление обеспечить её способность противодействовать угрозам — как более, так и менее интенсивным, чем боевые действия.

В том же духе мы будем сохранять наши средства ядерного сдерживания с тем, чтобы защититься от самых опасных угроз нашей национальной безопасности и нашему образу жизни.

Мы будем и дальше противостоять откровенно хищнической беспринципности таких государств, как Россия, Иран, Северная Корея и ряд других.

Мы адаптируем нашу оборонную стратегию к новому сдвигу баланса мировых сил в сторону Индо-Тихоокеанского региона. Первые признаки станут видны уже в этом году, когда авианосец «Queen Elizabeth» станет флагманом британско-союзной оперативной группы в этом регионе.

Четвёртым и последним стратегическим приоритетом является определяющая черта Глобальной Британии.

Комплексная стратегия представляет собой дорожную карту, составленную в соответствии с нашим моральным компасом, нашей историей и нашей сегодняшней миссией инициировать в мире изменения к лучшему.

От изобретателей до предпринимателей, от дипломатов и экспертов по оказанию помощи до храбрых сотрудников наших вооружённых сил — всех наших граждан, создающих Глобальную Британию, роднит объединяющее чувство, что все мы живём на одной планете.

Мы считаем, что можем и должны помогать друг другу и облегчать самые тяжёлые страдания в мире, что мы несём моральную ответственность за нашу планету, нашу глобальную экономику, нашу глобальную экосистему и более широкие условия мира и стабильности, лежащие в основе.

Чувствуете вы этот интернационалистский импульс или нет, сейчас уже мы все несомненно можем видеть железные неопровержимые доказательства, заставляющие нас проявлять большую заинтересованность в том и ответственность за то, что лежит за границами наших стран. Будь то ДАИШ или загрязняющий океаны пластик, COVID или угроза изменения климата — никогда не было столь ясно, что национальные интересы Великобритании неразрывно связаны с решением международных проблем, касающихся нас всех.

Это проблемы, решение которых будет определять безопасность, благосостояние и счастье наших детей и внуков. И в этом — ключ к Глобальной Британии.

Мы делаем это не только потому, что это правильно: как показывает горький опыт, укрепление уязвимых стран и их народов необходимо для снижения террористической угрозы и сокращения миграционных потоков в Великобританию.

Наш моральный инстинкт требует использовать нашу научную базу не только чтобы вакцинировать от COVID наших граждан, но и чтобы играть ведущую роль на международном уровне в обеспечении равных возможностей доступа к вакцинам для наиболее уязвимых стран.

Это перекликается с нашим чувством справедливости. Но мы также знаем, что эта глобальная пандемия требует глобального решения, и что мы не будем в безопасности до тех пор, пока все не будут в безопасности. Это будет главной темой нашего председательства в G7 в этом году.

Этот год будет для нас важным: мы также возглавим международные усилия по борьбе с изменением климата, принимая в ноябре в Глазго 26-ю Конференцию сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата.

И я должен сказать, что с возвращением США к Парижскому соглашению, появлением инициатив от многих других стран, наращиванию со стороны Японии и Южной Кореи амбиций по сокращению выбросов — мы чувствуем возможность замедлить климатические изменения, постепенно отказаться от использования угля и увеличить зелёное финансирование. При этом нужно честно отметить, что ничего из этого не будет возможно без как минимум конструктивного сотрудничества с Китаем.

Таким образом, мы берём на себя эту работу не только из чувства социальной ответственности за мир, но также потому, что сейчас мы можем нагляднее, чем когда-либо видеть последствия изменения климата.

Безусловно, во всех этих сферах Глобальная Британия руководствуется чувством ответственности и желанием помочь. Но мы также видим и прямую выгоду, которую сможем получить, снизив напряжённость между союзниками, решив глобальные проблемы и обеспечив стабильность в тех регионах, процветание которых будет способствовать нашему собственному благополучию.

Важно, чтобы внешняя политика Великобритании продолжала основываться на реальных проблемах и интересах граждан — будь то обеспечение принятия решения о размещении в Великобритании новейшего бизнеса с созданием рабочих мест или защита от угрозы со стороны террористов, радикализирующих уязвимых людей в Интернете.

Многие британцы относят к таким вроде бы материальным интересам и те нематериальные ценности, которые им дороги — они ожидают, что их правительство будет отстаивать свободу, демократию и верховенство закона.

Почему? Потому что это в нашей ДНК, потому что такой у нас договор с этим миром. И дело не только в положениях того или иного набора международных правил — но в самой концепции, с которой мы связаны.

Мы видим, как наши интересы на море — от рыболовства до судоходства — отражены в Конвенции ООН по морскому праву. Мы отождествляем себя с теми странами вокруг Южно-Китайского моря, чьи законные притязания недавно оказались под угрозой из-за Китая.

Это не только региональный вопрос, это даже не чисто морской вопрос. Если условия правотворческого международного договора, подписанного 168 сторонами, запросто игнорируются по собственной прихоти — это не просто подрывает ту или иную статью соглашения или в целом договор, это настоящее нападение на нашу систему в целом.

Сейчас я не знаю — возможно, после окончания холодной войны, в условиях экономического подъема многих развивающихся стран, что само по себе хорошо, неизбежно должна была произойти перебалансировка мировых сил, вылившаяся в стремление изменить международные правила.

Тем не менее, государства, стремящиеся растащить международную систему, остаются меньшинством — хотя и опасным.

Почему я думаю, что возвращение администрации Байдена к Парижскому соглашению и возвращение США в ВОЗ являются важным позитивным сигналом? Потому что никто из нас не может позволить себе, чтобы в многосторонних институтах — где формируется, обсуждается и в конечном итоге принимается международное право — был вакуум.

Равным образом мы, запад, не можем позволить себе разобщённость, когда заставляем Иран выполнять свои ядерные обязательства, призываем Россию отвечать за применение «Новичка» или принуждаем Китай выполнять свободно взятые на себя им же самим международные обязательства в области прав человека. Поэтому мы должны удвоить наши усилия по укреплению трансатлантической солидарности. Но я полагаю, что есть и действительно неотложная задача, с которой мы сегодня сталкиваемся: необходимо расширить этот консенсус в пользу международной системы, уважающей открытую экономику, открытое общество и общественное благо.

Если мы намерены противостоять глобальным вызовам, таким как COVID и изменение климата, если мы собираемся защищать международный порядок, отражающий прогрессивные либеральные ценности, служащие столь многим нашим целям и интересам, то нам нужны согласованные усилия по преодолению старых разграничительных линий между западом и Группой 77, между глобальным севером и глобальным югом.

Позвольте пояснить со всей определённостью. Великобритания и дальше останется членом НАТО и альянса «Пяти глаз», близким союзником США, другом стран Персидского залива, надёжным соседом и партнёром Европы и убежденным членом Содружества.

Но также Глобальная Британия сможет и будет вступать в ситуативные союзы со странами-единомышленниками, если этого потребуют наши ценности и наши интересы.

Почему, председательствуя в G7, мы пригласили Индию, Южную Корею и Австралию присоединиться к саммиту в этом году? Потому что мы, запад — если мы собираемся противостоять сегодняшним глобальным вызовам и угрозам — должны расширять охват и привлекать союзников.

И это только начало — органичное, если угодно, построение на базе традиционного формата G7.

Но оно должно быть частью сознательного расширения круга тех наций, которые стремятся к реформированию и одновременно защите порядка, основанного на правилах и концепции общего блага.

Это лишь основные принципы, которыми будет руководствоваться Глобальная Британия в ближайшее десятилетие, но они имеют решающее значение.

Фокусирование внимания на науке и технике — не только чтобы добиться повышения благосостояния Великобритании, но и чтобы помочь миру сформировать новую этику в отношении искусственного интеллекта, геномики и Интернета.

Развитие свободной торговли — не только чтобы создать рабочие места в самой Великобритании, но также чтобы предложить развивающимся странам более убедительную модель экономического роста, чем долговое рабство.

Ясная и недвусмысленная приверженность обеспечению безопасности — не только чтобы защитить британский народ, но и для обеспечения более эффективного государственного управления в других странах.

И абсолютное стремление инициировать в мире изменения к лучшему — чтобы помогать глобальному югу, но также и расширять британские интересы.

Позвольте мне завершить свою речь обещанием. Госсекретарь США Дин Ачесон когда-то описывал внешнюю политику послевоенной эпохи как «присутствие при создании» нового мира. Что ж, я считаю, что сегодня на нас лежит такая же скромная ответственность.

Поэтому сегодня британское правительство намерено взаимодействовать с союзниками и прикладывать все возможные усилия для того, чтобы этот новый мир был лучше для всего человечества и для самой планеты.

Потому что если у этих островов, если у этого дождливого архипелага у побережья Европы и есть особая судьба, она, несомненно, состоит в том, чтобы служить маяком надежды для себя и других стран, бороться за мир и процветание, побеждать врагов человечества и быть доброй силой, инициирующей изменения к лучшему.

Такова наша миссия. Таково наше обещание. Благодарю вас.

Краткая история Великобритании — Lingua-Airlines.ru

Великобритания – страна с древней, сложной и интересной историей, изучение которой может занять годы и даже целую жизнь. Тем, кто учит английский язык, важно иметь общее представление о становлении и развитии родины этого языка. Поэтому мы рекомендуем познакомиться с краткой историей Великобритании.

Это будет поверхностное изложение, но оно поможет составить общую картину и, может быть, мотивирует на более глубокое изучение заинтересовавших вас событий.

Ученые делят историю Великобритании на две части:

  1. История Англии, Шотландии, Уэльса и Ирландии до 1707 года.
  2. История Великобритании после 1707 года.

1 часть истории: Великобритания до объединения

История Великобритании до объединения состоит из четырех частей: истории Англии, Шотландии, Ирландии и Уэльса. Мы подробно остановимся на истории Англии, так как она всегда была сердцем Британских островов и именно вокруг нее объединились остальные три страны.

Доисторический период

Территория Великобритании стала заселяться людьми во времена палеолита около 700 тысяч лет назад, когда на Земле царил ледниковый период, а пролива между Британскими островами и Европой не существовало.

В 6500 году до нашей эры Британию окончательно отрезало от континента. Климат к тому времени улучшился, люди начали возделывать землю и выращивать животных. Примерно в 4000 году до нашей эры доисторические жители Британских островов построили Стоунхендж.

В 800-700 годах до нашей эры на территорию Великобритании стали переселяться племена кельтов, до этого жившие в Западной и Центральной Европе. В античную эпоху британских кельтов стали называть бриттами, откуда позже появятся названия Британия и Великобритания.

Римское завоевание

В 1 веке до нашей эры Юлий Цезарь начал завоевательные походы на Британию. К концу 60-х годов территория бриттов была покорена, а Британия стала провинцией Римской империи. Местное население было воинственным, но слабым по сравнению с римлянами. Бритты регулярно поднимали восстания, но их быстро подавляли. Одно из самых известных кельтских восстаний организовала жена вождя племени иценов по имени Боудикка.

Римское завоевание не отразилось серьезно на жизни кельтов, особенно в отдаленных частях Британии. Римляне принесли свой язык и культуру и постепенно смешивались с местным населением. В начале 5 века Римская империя пришла в упадок, и Британия стала независимой.

Англосаксонская эпоха и набеги викингов

Когда римляне покинули Британию, ее стали завоевывать пришедшие с континента племена англов, саксов и ютов. От них произошли современные англичане, тогда как шотландцы, ирландцы и валлийцы – потомки кельтов.

Англосаксонские племена основали в Британии семь крупных королевств, которые затем объединились в единое королевство под названием Англия. Первым королем Англии стал Альфред Великий.

Когда в конце 8 века на Англию стали нападать викинги – племя данов, Альфред не сумел защитить свою страну и ушел в изгнание. Местные жители, которые раньше были недовольны суровым правлением короля, теперь хотели, чтобы он вернулся и избавил страну от викингов. Король собрал партизанский отряд и начал совершать набеги на завоевателей. Чтобы выведать больше информации о лагере викингов, он даже проник в него, переодетый странствующим музыкантом, и развлекал своих врагов саксонскими песнями.

Альфред одержал несколько побед над данами и вынудил их заключить мир. По соглашению, между владениями английского короля и завоеванными землями викингов проходила четкая граница. Области, подвластные данам, стали известны как Данелаг: туда входил Эссекс вместе с Лондоном, Нортумбрия, Кембриджшир, Восточная Англия и другие регионы.

В 1018 году Данелаг окончательно вошел в состав Англии. Но датское правление значительно сказалось на последующей истории этого региона, который еще долго сохранял историческое, этническое, правовое и социальное своеобразие.

Англонормандская монархия

В 1066 году Англию завоевали нормандцы под предводительством Вильгельма Завоевателя. В то время Нормандия была герцогством на севере Франции, а Вильгельм – ее правителем. У завоевателя были серьезные претензии на английский трон – дело в том, что последний король Англии Эдуард, не имевший детей, провозгласил герцога Вильгельма своим наследником. В этом нет ничего удивительного: матерью Эдуарда была сестра бывшего нормандского герцога, а сам король родился и долгое время жил в Нормандии.

Нормандское завоевание оказало гораздо более сильное влияние на Англию, чем все предыдущие. Англосаксонское население было полностью вытеснено из высших слоев общества и сохранилось только среди крестьян, а английский язык был почти вытеснен французским и чудом сохранился. Английская аристократия бежала в Шотландию, которая осталась независимой. Южный Уэльс был завоеван нормандцами.

После смерти Вильгельма Завоевателя Нормандия отошла его старшему сыну Роберту Куртгезу, тогда как английский трон занял третий сын – Вильгельм II или Руфус. Впоследствии Нормандия не раз переходила под власть то Роберта Куртгеза, то английских королей. Следующим королем Англии стал еще один сын Вильгельма Завоевателя, Генрих I. После него в 1135-1154 годах в Англии началась анархия, на которой, по мнению многих историков, заканчивается период англонормандской монархии.

Династии Плантагенетов, Ланкастеров, Йорков и Тюдоров

После анархии королем Англии стал внук Генриха I, Генрих II. Он начал династию Плантагенетов – его отцом был граф Анжуйский Жоффруа Плантагенет. Французское господство в высших слоях общества Англии продолжилось. Генрих II покорил Ирландию, учредил королевский суд, дал городам важные льготы и способствовал увеличению благосостояния страны.

Сыном Генриха II был известный английский король Ричард Львиное Сердце – смелый воин, предпринявший несколько крестовых походов и завоевавший историческую славу благодаря подвигам. Но успешным правителем он не был: за десять лет правления провел в Англии всего полгода, облагал население огромными налогами для своих походов и жестоко обходился со своими подданными. Страна пришла в упадок.

Следующим королем стал брат Ричарда Львиное Сердце, Иоанн Безземельный, в правление которого в 1215 году была создана Великая хартия вольностей – документ, который защищал права свободного населения Англии. В той или иной степени он всегда признавался в Англии, сегодня действуют четыре статьи хартии.

Династия Плантагенетов продолжалась до 1399 года. Последний король Ричард II обратил против себя население Англии, которое выбрало для себя другого правителя, Генриха IV – сына герцога Ланкастерского, бывшего регента при малолетнем Ричарде II. Так началась династия Ланкастеров, которая продлилась недолго – до 1461 года. Генрих IV считается первым английским королем, для которого английский был родным языком.

Правление ланкастерской династии закончилось борьбой за трон между Ланкастерами и Йорками, которая стала известна как война Алой и Белой розы. Герцог Ричард Йорский был регентом при Генрихе VI и защищал права мещан и крестьян, юго-восточной части Англии и нижней палаты Парламента. В 1461 году началась династия Йорков, которая правила чуть больше 20 лет. Последнего его представителя, кровожадного короля Ричарда III убили после битвы при Босворте, в результате которой на престол взошел Генрих Тюдор.

Дом Тюдоров

Ко времени переворота власти Генрих VII Тюдор был последним представителем прежней королевской династии – он приходился племянником Генриху VI, но был потомком внебрачного сына, поэтому его права были очень шаткими.

Династия Тюдоров начала новую историю Англии. Генрих VII заключил мир с Шотландией и Францией, уладил все внешние трудности и начал развивать мирную гражданскую жизнь. Он ограничил власть парламента и расширил права короны. Его сын Генрих VIII продолжил политику отца. Он стал известен благодаря разводу с первой женой Екатериной Арагонской и браку с Анной Болейн, которая стала одной из самых влиятельных королев-консортов Англии.

Дочь Анны Болейн и Генриха VIII, Елизавета I впоследствии взошла на престол. Ее правление называют золотым веком Англии, а ее саму – Доброй королевой или Королевой-девой. В ее время расцвела английская культура: это была эпоха Шекспира, Бэкона, Марлоу и других «елизаветинцев». Значение Англии на мировой арене существенно возросло. При Елизавете была разгромлена Непобедимая Армада, создана Ост-Индская компания, увеличено благосостояние страны благодаря экспедициям Дрейка, открыта первая американская колония Виргиния.

Елизавета I правила долго для того времени: с 25 до 70 лет. В 1603 году она умерла, назначив наследником Якова I – сына шотландской королевы Марии Стюарт, которая приходилась правнучкой Генриха VII. Так началась новая династия Стюартов.

Стюарты, революция и реставрация

Первый король династии Стюартов Яков I правил одновременно Англией, Шотландией и Ирландией. При нем появились первые признаки разлада в государстве и церкви, которые вскоре привели к революции. Король распустил парламент и действовал по своему усмотрению. Такую же политику продолжил его сын Карл I, чьи абсолютистские реформы вызвали восстания в Шотландии и Ирландии и привели к Английской революции.

Лидером оппозиции стал Оливер Кромвель, который возглавил парламентскую армию против армии роялистов. Он боролся за ограничение власти монарха и против церковной иерархии. Началась Первая гражданская война. Одной из серьезных побед Кромвеля была битва при Марстон-Муре. Исход войны определила битва при Нейсби, в которой парламентская армия нанесла сокрушительное поражение королевским войскам.

Последовала Вторая гражданская война – победители не смогли договориться между собой. Она также закончилась победой Кромвеля. В 1648 году боевые действия прекратились. Бывшего короля Карла I казнили, власть перешла к парламентской армии. Парламент отменил монархию, упразднил верхнюю палату и создал государственный совет, в который вошел Кромвель. Сын бывшего короля Карл II собирал новую армию в Шотландии, но Кромвель подавил и это восстание, Карлу же пришлось бежать во Францию.

После смерти Кромвеля государственный совет выбрал его сына Ричарда в качестве протектора, но парламент восстал против него, вынудив отказаться от власти. Изгнанные из парламента пресвитериане вернулись, количество роялистов возросло. Парламент пригласил на трон Карла II с условиями, что тот предоставит всем амнистию, даст свободу вероисповедания и сохранит приобретенные права.

Правление Карла II называется Эпохой реставрации. Несмотря на обещанную амнистию, новый король ничего не забыл. Он распустил войско, казнил многих революционеров, конфисковал их имущество и возвращал роялистам.

После Карла II престол занял его младший брат Яков II. Он распустил парламент и дал католикам равные права с протестантами, что возмутило народ. Зять короля, нидерландский правитель Вильгельм Оранский высадился с армией на Британских островах, чтобы свергнуть монарха. К нему присоединились английские армия и флот. Карл II бежал. В результате этой революции Вильгельм стал королем, а парламент получил новые права.

 

2 часть истории: королевство Великобритания

Присоединение Шотландии и начало Ганноверской династии

После Вильгельма Оранского королевой стала Анна – младшая дочь Карла II. В 1707 году она подписала Акт об унии, в результате которого Англия объединилась с Шотландией и образовала новое государство – Великобританию. Уэльс в те времена входил в состав Англии и закономерно стал частью новой страны.

Анна была бездетной, и после нее трон занял курфюрст Ганноверский Георг, правнук Якова I. Он стал первым представителем династии Ганноверов на английском троне.

Правление Георга III и IV

С 1714 по 1830 годы престол последовательно занимали Георги – от I до IV. Самым ярким было правление короля Георга III, при котором Великобритания потеряла американские колонии, но основала новые колонии в Австралии, присоединила Ирландию, нанесла Наполеону поражение в знаменитой Трафальгарской битве, пережила промышленную революцию. И все это несмотря на то, что Георг III страдал тяжелым психическим заболеванием и 20 из 60 лет его правления страной управлял регент. Этот период известен как эпоха Регентства.

В правление Георга III Великобритания подавила междоусобную войну в Ирландии и присоединила ее к себе по Акту об унии 1800 года. В результате образовалось Соединенное королевство Великобритании и Ирландии.

После Георга III престол занял его сын и регент Георг IV. В его царствование в Великобритании закончились промышленный переворот и аграрная революция, в результате которых страна вышла на новый уровень. В 1825 году Великобритания построила первую в мире железную дорогу из Ливерпуля в Манчестер.

Единственная дочь Георга IV, популярная в народе Шарлотта Уэльская рано умерла во время родов. Других наследников не было, так как братья короля были неженатыми, а сестры бездетными. Чтобы продолжить династию, Георг IV пообещал своим братьям щедрое финансовое вознаграждение, если они женятся и родят наследника. Принцы спешно нашли жен, и в одном из этих браков родилась принцесса Виктория Кентская, впоследствии ставшая королевой.

Викторианская эпоха

После смерти Георга IV власть перешла к его младшему брату Вильгельму IV. Он процарствовал всего семь лет и умер, не оставив наследников – законные дети умерли еще в детстве. В 1837 году королевой стала его племянница Виктория, дочь принца Кентского Эдуарда, который приходился четвертым сыном безумного короля Георга III.

Виктория взошла на трон в возрасте 18 лет. К тому времени Великобритания превратилась в конституционную монархию с ограниченной властью короля. Тем не менее, королева оказала огромное влияние на развитие страны, умело управляя правительством и контролируя назначение министров. При этом ее власть оставалась символической. Королева Виктория стала одним из национальных символов Великобритании.

В викторианскую эпоху Великобритания переживала расцвет по всех областях – политической, культурной, промышленной, научной и военной. В правление Виктории Индия стала частью Британской империи, был присоединен Кипр, Англия получила большинство акций Суэцкого канала и заняла важное положение в Египте. В целом этот период был относительно мирным.

В викторианскую эпоху зародился английский средний класс, сформировался знаменитый образ джентльмена и кодекс чести. В городах Великобритании появились освещение, тротуары, водопровод, канализация, метро. Страна стала финансовой столицей мира.

Виктория придерживалась строгих моральных принципов. В 1840 году она вышла замуж по любви за саксонского принца Альберта, впоследствии родив девять детей, которые укрепили связи между европейскими династиями. Королеву даже называли «Бабушкой Европы». После смерти мужа в 1861 году Виктория беспрерывно носила траур и не появлялась на публике.

Королева Виктория пробыла на троне дольше всех своих предшественников – 63 года. Этот рекорд удалось побить только современной британской королеве Елизавете II, которая правит уже 66 лет.

20-21 века

Королева Виктория умерла в 1901 году. На троне ее сменил сын Эдуард VII. Эдвардианская эпоха была синонимом мирного времени и примерно соответствует российскому серебряному веку.

После смерти Эдуарда престол занял его сын Георг V. В 1914 году Великобритания вступила в Первую мировую войну, из которой вышла победительницей. После войны Георг изменил название королевского дома на Виндзорский и фактически начал новую династию Виндзоров. В 1931 году при Георге V было создано Британское Содружество.

Следующим королем должен был стать старший сын Георга Эдуард VIII, но он так и не был коронован. Эдуарду пришлось отказаться от престола, чтобы жениться на разведенной американке Уоллис Симпсон, так как правительство Великобритании не давало согласия на этот брак. После отречения престол отошел его брату Георгу VI, в правление которого Великобритания вступила во Вторую мировую войну и боролась против нацистской Германии.

В 1940 году новым премьер-министром Великобритании стал Уинстон Черчилль, которого король с неохотой назначил вместо Чемберлена. Черчилль стал одной из величайших и противоречивых политических фигур XX века. Он значительно повлиял на историю Великобритании и исход второй мировой войны. Многие называют его величайшим британцем в истории.

В 1947-1948 годах Великобритания переживала период деколонизации: Индия, Бирма, колонии в Африке, Океании и Индийском бассейне получили независимость. В 1949 году от государства отделилась южная Ирландия.

В 1952 году после смерти Георга VI на престол взошла его дочь Елизавета II, которая правит до сих пор. В ее правление Британская империя окончательно распалась и превратилась в Содружество наций, а Великобритания вошла в Европейский союз.

В 1979 году премьер-министром Великобритании стала Маргарет Тэтчер – лидер консервативной партии, получившая прозвище «железная леди». Она укрепила британскую экономику, усилила роль страны в мире и преодолела внутренний кризис 70-х годов. Тэтчер сохраняла свой пост до 1990 года.

В 21 веке Великобритания начала процесс выхода из Европейского союза. Сейчас трон занимает королева Елизавета II, а должность премьер-министра – лидер консервативной партии Тереза Мэй.

 

Как британцы создали в США первую фабрику троллей и дважды втянули американцев в войну

Чуть более ста лет назад влиятельный американский журналист опубликовал статью «Давайте больше не будем лохами», в которой описал, как британская пропаганда заставила США вступить в Первую мировую с помощью фейковых новостей, и призвал соотечественников быть бдительнее, а спустя всего 20 лет британцы успешно воспользовались теми же методами и во Второй мировой. История XX века была пронизана информационными войнами, и мало какая страна хоть раз не оказывалась их жертвой или бенефициаром. Рассказываем про один эпизод этой эпопеи: как американцы дважды становились жертвами пропаганды и почему этому не удалось противостоять

Текст: Ульяна Волохова

Глава первая, в которой британские десантники проводят маленький победоносный рейд во Франции

18 июня 1941 года самое заметное место на первой полосе американской газеты The Baltimore Sun было отведено фотографии светской львицы Бренды Фрейзер и футболисту Джону Симмсу Келли — популярная пара, за отношениями которых американцы следили последние месяцы, наконец объявила о помолвке. Остальные тексты так или иначе касались войны.

Немецкое правительство выражало протест против требования госдепартамента США закрыть все немецкие консульства в США за «ненадлежащие действия, наносящие ущерб благополучию страны» — 21 мая немецкая подводная лодка потопила американский грузовой пароход SS Robin Moor. Бразилия ввела эмбарго на экспорт оборонных материалов во все страны, кроме США и Англии,— это перекрывало поставки оружия Германии и ее союзникам. Британия раскрыла информацию о своей секретной разработке, дававшей ей преимущество в ночное время на протяжении предыдущих двух лет войны,— сверхчувствительном радаре, улавливающем звук самолетов за несколько миль. Гитлер и Муссолини провели пятичасовую встречу. В Сирии и Ливане войска вишистской Франции отбили у британцев города Кунейтра и Мерджоун. Еще одна новость была посвящена десантному рейду британской армии в оккупированной Германией Франции.

В заметке сообщалось, что несколькими днями ранее парашютисты-десантники Королевских военно-воздушных сил Великобритании высадилась на севере Франции в коммуне Берк-сюр-Мер. Они разделились на три небольшие группы. Первая, вооруженная автоматами и ручными гранатами, разоружила охрану немецкого аэродрома и захватила диспетчерскую — операция была проведена так стремительно, что немцы даже не успели поднять тревогу. Вторая группа оперативно зачистила казармы и взяла в плен 40 немецких пилотов. Третья группа рассредоточилась по базе и вывела из строя около 30 боевых самолетов. Эвакуировались десантники с пленными с помощью моторных катеров через Ла-Манш. В результате рейда ни один десантник не пострадал, помогали британцам французские партизаны.

Сообщение о локальной, но безапелляционной победе над немецкими войсками вносило разнообразие в мрачные сводки с фронтов войны. Но от других новостей эту отличал не только дух абсолютного триумфа, но и еще одно обстоятельство: маленького победоносного рейда британских десантников в действительности не было, новость о нем выдумали английские спецслужбы.

К июню 1941 года Великобритания уже год как вела войну практически в одиночку: Франция капитулировала в июне 1940 года, СССР еще формально оставался союзником Германии, США сохраняли нейтралитет. Великобритания остро нуждалась в поддержке — и рассчитывала в первую очередь на США. Америка поставляла в Британию боеприпасы, провизию, военную технику, топливо и медикаменты, но Британии нужна была не только материальная, но и деятельная помощь. С этим, однако, было сложно: как показал проведенный в мае 1940 года опрос, только 7% американцев готовы были одобрить военное вмешательство США в европейский конфликт, а без поддержки населения Белый дом не готов был вступать в войну. Перед британским правительством встала задача изменить американское общественное мнение.

Правительство Черчилля и ранее предпринимало некоторые шаги в этом направлении: в апреле 1941 года, например, в США вышел фильм «Леди Гамильтон», где адмирал Нельсон провозглашал, что Британия — последний оплот мира, сокрушив который Наполеон станет хозяином планеты. Идея истории, в которой обстоятельства Второй мировой проецировались на эпоху наполеоновских войн, была подсказана режиссеру Александру Корде британским министром информации, а весь фильм, хотя и снятый в Голливуде, где действовал запрет на политическое кино, был недвусмысленной агиткой против Гитлера. Довольно быстро, однако, стало понятно, что такой тонкой пропагандой ситуации не изменить: нужны более решительные действия. Предпринимать их британские спецслужбы отправили в США настоящего суперагента — Уильяма Стивенсона.

Глава вторая, в которой в США заводится первая ферма троллей

Летчик-ас и герой Первой мировой Уильям Стивенсон в межвоенное время стал успешным бизнесменом. Гражданин Канады, после Первой мировой он переехал в Великобританию и организовал «Британскую промышленную секретную службу» — частную компанию, занимавшуюся сбором информации о том, в какие компании каких стран имеет смысл вкладывать деньги. Компания была коммерческой, но со временем Стивенсон понял, что у нее есть и политический потенциал. В 1936 году Стивенсон получил информацию, что Германия, нарушая условия Версальского договора, наращивает военную мощь и скрывает затраты на армию размером в £800 тыс. Эти сведения он сообщил своему давнему знакомому Уинстону Черчиллю — бывшему министру внутренних дел и канцлеру казначейства, а теперь просто члену Палаты общин, незадолго до этого произнесшему на заседании комиссии по иностранным делам одну из самых ярких своих речей — о том, что на протяжении 400 лет Великобритания всегда выбирала трудный путь противостояния самой агрессивной державе на континенте и тем самым сохраняла свободу Европы. Антигерманский посыл Черчилля расходился с позицией премьер-министра Великобритании, придерживавшегося политики умиротворения, зато в лице Стивенсона Черчилль обрел верного союзника, который как никто понимал ценность информации и разделял его политические убеждения. Самого Стивенсона вскоре завербовали в MI6 и в 1940 году, когда Черчилль стал премьер-министром, отправили в США под кодовым именем 48-LAND. Стивенсон прибыл в Нью-Йорк, арендовал офис в Рокфеллер-центре и под прикрытием паспортно-визового центра организовал то, что сейчас назвали бы фермой троллей.

Тысячи агентов, связных, журналистов, социологов, клерков и просто провокаторов круглосуточно собирали слухи, вскрывали частную переписку сенаторов, прослушивали чиновников, организовывали искусственные протесты, но главное — создавали поток фейковых новостей для американской прессы. Все делалось с целью манипуляции общественным мнением американцев — их нужно было заставить сочувствовать Британии и ненавидеть немцев. Подлинный масштаб предприятия сложно оценить — информация частично до сих пор засекречена британским правительством, но о некоторых операциях все же известно. Большая часть их поражает изобретательностью.

Например, одним из каналов пропаганды стал астролог Луи де Воль. Летом 1941 года английские спецслужбы организовали ему турне по США: разъезжая с лекциями по штатам и раздавая интервью газетам, астролог последовательно внедрял в сознание американцев мысль, что астрология не на стороне Гитлера: гороскопы, утверждал он, предсказывают скорое поражение Германии и победу Британии и ее таинственного союзника, а также что именно этому дуэту победителей предстоит впоследствии отстроить новый демократический порядок во всем мире. Чтобы добавить словам астролога веса, группа Стивенсона снабжала его информацией, которую впоследствии запускала в прессу. Так, 11 июня 1941 года де Воль сделал заявление: «Сильный соратник Гитлера, но не немец и не нацист, сойдет с ума. Случится это где-то в Южной или Центральной Америке, возможно, в районе Карибского моря». Предсказание «сбылось» уже через три дня: в газетах появилась новость, что вишистский адмирал Жорж Робер, верховный комиссар французских Антильских островов в Карибском море, сошел с ума. Публикация была фейком, но доверие к астрологу стремительно росло.

Самой выдающейся операцией Стивенсона по дезинформации американцев — включая высокопоставленных — стала фальсификация немецкой карты с планом Гитлера по захвату Южной Америки. Согласно этой карте, на континенте должно было остаться пять крупных территориальных образований, полностью подчиненных Германии и ее союзникам. Подделка была выполнена самым тщательным образом: использовалась немецкая бумага и немецкие чернила. Как утверждал много лет спустя коллега Стивенсона по британской разведке Ян Флеминг, именно эта операция во многом вдохновила его на создание образа Джеймса Бонда. Чтобы к карте отнеслись всерьез, Стивенсон создал целую легенду о шпионской операции, в результате которой она была получена. Сперва в разговоре с директором ФБР Эдгаром Гувером он обмолвился, что MI6 засекли немецкого чиновника, который зачем-то отправился в Латинскую Америку. Спустя несколько дней невзначай сообщил ему же, что от одной немецкой секретарши были получены сведения, что ее босс повез какие-то важные документы немецким послам в Латинской Америке. Наконец, еще через несколько дней Гуверу сообщили, что британскому агенту удалось незаметно вытащить бумаги у немца в переполненном лифте отеля в Буэнос-Айресе. С этой легендой осенью 1941 года карта была передана администрации президента США Франклина Рузвельта.

27 октября 1941 года Рузвельт упомянул карту в речи, которая убедила большинство американцев, что Гитлер представляет непосредственную угрозу для США: «У меня есть секретная карта, сделанная в Германии в правительстве Гитлера. Берлинские географы, разработчики нового мирового порядка, стерли все существующие границы и разделили Южную Америку на пять вассальных государств, подчинив Германии весь континент. Эта карта ясно показывает, что планы нацистов представляют угрозу не только Южной Америке, но и самим Соединенным Штатам». Эта речь фиксировала конец политики изоляционизма: к ноябрю 1941 года уже 68% американцев считали, что важнее победить Германию, чем сохранять нейтралитет. Еще до атаки на Перл-Харбор, после которой США наконец вступили в войну, Британии удалось изменить общественное мнение в США в свою пользу и убедить американцев в необходимости вступить в военные действия на другом континенте. Самое примечательное, этот фокус британцы проделывали в США не первый раз.

Глава третья, в которой Великобритания фальсифицирует немецкие преступления

Все эти обстоятельства — участие Великобритании в мировой войне, ее стремление втянуть туда США в качестве союзника и нежелание американцев влезать в дела европейского континента — буквально повторяли ситуацию Первой мировой. Уже тогда Британия поняла, что в битве за умы американцев главным оружием станет информация, и к этому сражению отнеслась с максимальной серьезностью. Великобритания вступила в Первую мировую вечером 4 августа 1914 года, а 5 августа выиграла первую информационную битву. В этот день британский корабль CS Alert перерезал немецкие телеграфные кабели, проложенные по дну Дуврского канала и соединявшие Германию с другими странами и континентами. Это вынуждало Германию коммуницировать с остальным миром по радиосвязи, что упрощало перехват информации. Что еще важнее, это же действие фактически лишало американские газеты небританских источников информации — американцы отныне были обречены знать о войне только то, что им сообщали английские информационные агентства. Из этой ситуации Великобритания извлекла максимум выгоды.

Главной задачей Великобритании в целях втягивания США в войну стало создание яркого образа врага — лишенного моральных принципов немецкого солдата. Для этого был создан комитет по изучению предполагаемых германских бесчинств — на протяжении полугода он собирал данные о военных преступлениях немецких солдат на территории оккупированной Германией Бельгии. В какой степени собранные комитетом сведения имели отношение к действительности, сказать трудно, но историки доверять им не склонны. В мае 1915 года комитет опубликовал внушительный отчет о проделанной работе — 360 страниц краткого пересказа показаний потерпевших и свидетелей о том, как немецкие солдаты насиловали женщин и детей, насаживали младенцев на штыки, отрезали конечности подросткам, пытали мужчин. Для пущей убедительности к ответу прилагалось 300-страничное приложение с избранными делами — 500 леденящих душу рассказов бельгийских беженцев и отрывки из 37 дневников пленных немецких солдат, с гордостью описывавших свои преступления. Публикация призвана была подстегнуть антинемецкие настроения по всему миру, но главным его адресатом были США. Председателем комитета неслучайно был назначен Джеймс Брайс — бывший посол Великобритании в США и популярный у американцев английский политик, известный своими трудами по истории и юриспруденции. Профессионализм Брайса не вызывал вопросов, и его имя на обложке сделало доклад бестселлером в США — 40 тыс. экземпляров, отправленные в Америку, были молниеносно раскуплены, а наиболее яркие фрагменты доклада перепечатаны 20 тыс. американских газет. Все они осуждали «жестокое обращение с гражданскими лицами и нарушение законов войны». Вслед за этим американское общество захлестнула волна филантропии: повсюду собирались деньги и провизия для бельгийцев, а тем из них, кто был готов уехать из Европы, правительство США даже предлагало земли под поселения.

Еще один удар по американскому общественному мнению Британия нанесла через год. 5 мая 1916 года, в канун годовщины гибели пассажирского лайнера «Лузитания», шедшего из Нью-Йорка в Ливерпуль и потопленного немецкой подлодкой, газета The New York Times опубликовала новость о том, что в распоряжении Министерства иностранных дел Великобритании оказалась памятная медаль, которой немецкое правительство наградило экипаж подлодки, потопившей «Лузитанию». На одной стороне медали был изображен уходящий под воду корабль, перегруженный боевыми орудиями, на другой — скелет, продававший билеты на рейс. Там же красовалась надпись «Бизнес превыше всего». Для США гибель «Лузитании» стала национальной трагедией — американцев на лайнере было большинство, а демонстрация небезопасности морского сообщения с Европой вызвала панику и едва не поставила под удар экономику страны. Сообщение о наградной медали было болезненным вдвойне — не только как напоминание о трагедии, но и как безапелляционное указание на то, что произошедшее было не случайностью, а спланированным действием немецких властей — вопреки их уверениям.

В действительности никакого награждения не было — медаль, раздобытая Министерством иностранных дел и им же растиражированная, была сделана немецким гравером и медальером Карлом Гётцем в качестве шутки. В начале войны Гётц запустил серию сатирических медалей, откликавшихся на актуальные события. В его коллекции были медали, посвященные наличию во французской армии чернокожих, политике Вудро Вильсона и битве при Вердене. Медаль с «Лузитанией» была того же рода и отсылала к сообщениям немецких властей, что под прикрытием пассажирских перевозок США поставляли Великобритании оружие и боеприпасы, что и спровоцировало атаку на лайнер. На руку британской пропаганде сыграла даже ошибка Гётца: в сатирическом пылу он перепутал даты и вместо 7 мая, когда произошла атака на лайнер, выгравировал 5 мая — этот факт был преподнесен американцам как доказательство того, что медали были выпущены еще до того, как операция по затоплению лайнера была приведена в исполнение.

Пропагандистская кампания Великобритании сработала: в апреле 1917 года США вступили в Первую мировую войну. Но параллельно успех операции по воздействию на общественное мнение оценили и сами немцы — готовясь к новой войне, здесь взяли тактику дезинформации на вооружение.

Глава четвертая, в которой нацисты перенимают британский опыт

Вечером 11 сентября 1941 года один из самых известных героев Америки Чарльз Линдберг выступал с речью в городе Де-Мойн, штат Айова, перед семью тысячами зрителей. Геройское прошлое Линдберга (он был первым пилотом, пересекшим Атлантику в одиночку) и драма его семейной жизни — почти за 10 лет до этого прямо из детской был похищен и впоследствии убит его маленький сын — приковывали к нему внимание публики везде, где он появлялся. Пользуясь своей популярностью, Линдберг уже несколько месяцев ездил по городам США и пропагандировал изоляционизм и невмешательство Америки в европейскую войну. Речь в Де-Мойне, однако, не свелась к повторению уже озвученных тезисов: впервые, говоря о «могущественных силах», пытающихся втянуть США в войну, Линдберг разъяснил, что под ними он в первую очередь подразумевает евреев. Таких громких публичных заявлений о существовании антиамериканского еврейского заговора в США не слышали уже много лет, но речь Линдберга не стала неожиданностью. К этому времени немецкая пропаганда потратила немало сил на то, чтобы подстегнуть антисемитские настроения в США.

Опыт Британии, сумевшей склонить американское общественное мнение в свою пользу, в Германии стали анализировать практически сразу после окончания Первой мировой. Правда, немецкая военная пропаганда с 1914 по 1918 энергично эксплуатировала почти те же самые темы и приемы, что и британская, но в результате, очевидно, ей проиграла. В 1924 году американист Фридрих Шокеман опубликовал книгу «Искусство влияния на массы в США», в которой разбирал случаи намеренной дезинформации и анализировал причины, по которым подобные манипуляции оказались настолько успешны в Америке. Он утверждал, что успех объяснялся наличием между США и Великобританией прочных культурных связей и единого публичного пространства, в котором формулировались общие для двух народов ценности и взгляды. И то и другое в течение многих лет последовательно выстраивалось британцами, и наличие отлаженной информационной инфраструктуры дало инструменты для манипуляций общественным мнением и направления его в нужную сторону. Книга Шокемана стала для немецкого правительства своего рода пособием по ведению информационной войны: хотя возможности в короткий срок выстроить глубинные культурные связи между Германией и США не было, оно нашло точку соприкосновения двух народов — воинствующий немецкий антисемитизм хорошо сочетался с умеренным американским антисемитизмом.

Уже в 1935 году в американскую прессу была запущена информация о том, что президент США Франклин Делано Рузвельт на самом деле происходит не из семьи эмигрантов из Нидерландов, а из еврейской семьи — свою настоящую фамилию Розенфельд он якобы сменил на Рузвельт, чтобы скрыть свое еврейское происхождение. Эта легенда так прочно вошла в газетный оборот, что правые и оппозиционные президенту издания (The Evening News, The Columbus Telegram, The Republic) до конца войны упоминали президента в статьях не иначе как «Розенфельд-Рузвельт». Помимо этого, в прессе с определенной регулярностью появлялись истории из жизни евреев с фамилией Розенфельд, которые по каким-то причинам тоже меняли ее на Рузвельт. Истории были выдуманные, но нужный градус предубеждения против президента поддерживали. Речь Линдберга попала на благодатную почву: проведенные после нее социологические опросы показали, что 41% американцев считает, что евреи угрожают безопасности США.

К концу 30-х годов пронацистские настроения в США были довольно сильны: митинги фашистских организаций вроде «Германо-американского союза» или «Серебряного легиона Америки» собирали внушительные толпы как в маленьких городах, так и в центре Нью-Йорка, а профашистские выступления срывали продолжительные овации. И тем не менее в информационной битве Великобритания оказалась удачливее Германии — не в последнюю очередь потому, что почву для нее расчистило само американское правительство.

Глава пятая, в которой американцы больше не хотят быть обманутыми, но обманываются снова ради демократии

В 1919 году журналист Уилл Ирвин опубликовал в журнале Sunset статью с провокационным заголовком «Давайте больше не будем лохами», а следом другую — «Эпоха лжи». Ирвин был очень известным американским репортером. Он специализировался на расследованиях преступлений против демократических институтов в США и в 1909–1910 годах написал нашумевшую серию статей о коррупции в американской журналистике. Новые статьи тоже вскрывали темные стороны журналистики: Ирвин рассказывал о военной пропаганде, которой кормила его соотечественников пресса в военные годы.

Статья «Давайте больше не будем лохами» была посвящена разоблачению отчета комитета по изучению предполагаемых германских бесчинств. Ирвин доказывал, что большинство сообщений о зверствах немцев в Бельгии было откровенной ложью, собранной с целью воздействовать на общественное мнение американцев. Вторая статья, «Эпоха лжи», была посвящена пропагандистским приемам и их влиянию на общественное мнение. Ирвин разбирал как британские методы, так и методы комитета общественной пропаганды — специального органа правительства США, который был организован после вступления в войну и чьей прямой задачей было стимулировать патриотизм американцев. Об этой стороне пропаганды Ирвин был хорошо осведомлен — он возглавлял иностранный отдел этого комитета.

Со статей Ирвина в США началась эпоха активного обсуждения роли пропаганды в жизни общества. Журналисты, историки и публичные интеллектуалы рассматривали пропаганду с этической, политической, религиозной, психологической и прочих сторон. Одни отмечали предрасположенность Америки к дезинформации и видели в этом угрозу ее независимости. Знаменитый журналист Генри Менкен даже подкалывал своих читателей: «Каждому американцу хорошо бы определиться, кем он является — частью свободной нации или жителем королевской колонии». Другие видели главную задачу в том, чтобы бороться с пропагандой снизу — повышать грамотность и скептицизм населения США. Перед самым началом Второй мировой, в 1937 году, был даже организован Институт анализа пропаганды, где ее не только анализировали, но и учили анализировать других — распространяли среди преподавателей, священнослужителей, журналистов и чиновников «Азбуку анализа пропаганды», с помощью которой можно было сверить любую информацию по своего рода чек-листу.

Как же получилось, что при всем том внимании, которое стали уделять воспитанию осознанного отношения к пропаганде, Стивенсону тем не менее снова удалось воздействовать на общественное мнение США? Ответов несколько. Во-первых, британцы тоже извлекли уроки из опыта Первой мировой и последовавшего за ней обсуждения: американцев призывали внимательнее относиться к источникам информации, и сотрудники офиса Стивенсона едва ли не больше сил тратили не на сами новости, а на создание легенды и контекста для нее. Они «находили» свидетелей, фальсифицировали сопровождающие документы, а целый штат специальных агентов работал со СМИ, разными способами убеждая их в подлинности новости. Высокое качество работы Стивенсона делало сложным разоблачение его фейков, но ключевым обстоятельством его успеха стало другое: главная идея британской пропаганды — что победа над Германией позволит утвердить демократические ценности во всем мире — оказалась созвучна идеям, волновавшим американское общество в этот период.

Великая депрессия пошатнула позиции демократии. В 1933 году в инаугурационной речи Рузвельт заявлял, что не сомневается в будущем демократии, но американцы сомневались. Радиостанция NBC в течение нескольких вечеров обсуждала со слушателями вопрос «Что значит демократия?», афроамериканский общественный деятель и журналист Уильям Дюбуа спрашивал у читателей: «Верим ли мы, негры, в демократию?» — американская пресса была наполнена разговорами о том, насколько жизнеспособным является этот институт. Чтобы напомнить гражданам о ценностях и принципах, на которых строилась страна, и укрепить политический вес нового президента администрация Рузвельта запустила масштабную пропагандистскую кампанию — плакаты, книжки, комиксы и радиосериалы воспевали демократию и американский народ, скрепленный идеалами свободы и независимости. Эта кампания в значительной степени и подготовила почву для деятельности Стивенсона. К тому моменту, как он отправил астролога убеждать американцев, что звезды обещают после победы над Гитлером новый демократический порядок во всем мире, американцы уже и сами верили в то, что защита демократии является их исторической миссией. Любое свидетельство в пользу этого лишь повышало их патриотический подъем.

Вторая мировая война в Европе (сокращенная версия)

Вторая мировая война унесла приблизительно 55 миллионов жизней по всему миру. Это был крупнейший и самый разрушительный военный конфликт в истории. Германия развязала Вторую мировую войну, напав на Польшу 1 сентября 1939 года. Великобритания и Франция в ответ объявили войну Германии. Весной 1940 года германские войска напали на Западную Европу. С поддержкой нацистской Германии Советский Союз в июне 1940 года оккупировал прибалтийские государства. Италия, одна из стран оси (то есть нацистского блока), включилась в войну 10 июня 1940 года. С 10 июля по 31 октября 1940 года нацисты вели — и в конечном счете проиграли — войну в воздухе против Англии, известную как «битва за Британию».

Захватив Балканы после вторжения в Югославию и Грецию 6 апреля 1941 года, Германия 22 июня 1941 года напала на Советский Союз, прямо нарушив договор о ненападении. В июне и июле 1941 года немцы оккупировали также Прибалтику. Советский лидер Иосиф Сталин стал главным военным лидером союзников, противостоящих нацистской Германии и странам оси. Летом и осенью 1941 года германские войска продвинулись далеко вглубь территории Советского Союза. 6 декабря 1941 года советские войска предприняли значительное контрнаступление. На день позже, 7 декабря 1941 года, Япония (одна из стран оси) разбомбила порт Перл-Харбор на Гаваях, что привело к вступлению Соединенных Штатов Америки в эту войну в качестве союзника Великобритании и Советского Союза.

В мае 1942 года тысяча бомбардировщиков Королевских Военно-Воздушных Сил (ВВС) Великобритании совершили налет на немецкий город Кёльн, и таким образом война пришла на территорию самой Германии. Следующие три года союзная авиация систематически бомбила заводы и города по всему рейху, к 1945 году почти полностью разрушив крупные города Германии.

На восточном фронте летом 1942 года немцы и их союзники возобновили наступление, стремясь захватить Сталинград на Волге, а также город Баку и кавказские нефтяные месторождения. В конце лета 1942 года германское наступление застопорилось на обоих фронтах. В ноябре советские войска предприняли контрнаступление под Сталинградом, а 2 февраля 1943 года немецкая Шестая армия капитулировала. Немцы предприняли еще одно наступление в июле 1943 года под Курском; это была крупнейшая танковая битва в истории, однако Советская армия отбила атаку и добилась военного превосходства, которое смогла сохранить до самого конца войны.

В июле 1943 года союзники высадились на Сицилии, а в сентябре — уже и в самой Италии. После того как Большой фашистский совет сместил премьера Бенито Муссолини (союзника Гитлера), итальянские воруженные силы захватили власть и 8 сентября договорились об их сдаче англо-американским вооруженным силам. Размещенные в Италии немецкие войска взяли под контроль северную часть полуострова и продолжали сопротивление. Муссолини, арестованный итальянскими военными властями, был в сентябре освобожден немецким диверсионным отрядом СС, после чего установил в северной Италии неофашистский прогерманский марионеточный режим. Немецкие войска продолжали удерживать северную Италию вплоть до капитуляции 2 мая 1945 года.

6 июня 1944 года более 150 тысяч солдат союзников высадились в Нормандии (Франция), начав массированную военную операцию, в результате которой к концу августа Франция была освобождена. 11 сентября 1944 года первые отряды американских войск вступили в Германию, а через месяц советские войска пересекли ее восточную границу. В середине декабря немцы предприняли безуспешную контратаку в Бельгии и северной Франции, известную как Арденнская операция. Союзные ВВС атаковали немецкие заводы, один из которых находился в концлагере Освенцим (однако газовые камеры так и не стали мишенью для бомбардировки).

12 января 1945 года Советский Союз начал наступление, в ходе которого освободил западную Польшу и принудил сдаться Венгрию (одну из стран оси). В середине февраля 1945 года союзники разбомбили немецкий город Дрезден, при этом погибло около 35 тысяч человек. Американские войска пересекли Рейн 7 марта 1945 года. Решающее наступление 16 апреля 1945 года позволило Советской армии окружить германскую столицу Берлин. 30 апреля 1945 года, когда советские войска пробивались к зданию рейхсканцелярии, Гитлер покончил с собой. 7 мая 1945 года в Реймсе был подписан протокол о безоговорочной капитуляции Германии перед Западными союзниками, а 9 мая в Берлине Германия капитулировала и перед Советским Союзом. В августе, вскоре после того, как Соединенные Штаты сбросили на японские города Хиросима и Нагасаки атомные бомбы, уничтожившие 120 тысяч человек, закончилась война на Тихом океане. Официально Япония капитулировала 2 сентября.

Захарова предложила Трасс доказать, что Британия не хочет напасть на Россию

https://ria. ru/20220216/zakharova-1773187778.html

Захарова предложила Трасс доказать, что Британия не хочет напасть на Россию

Захарова предложила Трасс доказать, что Британия не хочет напасть на Россию — РИА Новости, 17.02.2022

Захарова предложила Трасс доказать, что Британия не хочет напасть на Россию

Москва призывает Лондон «принять сигнал» и доказать, что Британия не хочет нападать на Россию, заявила официальный представитель МИД России Мария Захарова. РИА Новости, 17.02.2022

2022-02-16T18:08

2022-02-16T18:08

2022-02-17T00:19

россия

вмс великобритании

военно-морские силы сша

великобритания

мария захарова

министерство иностранных дел российской федерации (мид рф)

форин-офис

лиз трасс

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/09/10/1750406998_0:0:3072:1728_1920x0_80_0_0_f15938a70193376e045897614d771d02.jpg

МОСКВА, 16 фев — РИА Новости. Москва призывает Лондон «принять сигнал» и доказать, что Британия не хочет нападать на Россию, заявила официальный представитель МИД России Мария Захарова.»Еще раз, специально для Лондона: примите сигнал. Уже не первый раз говорим о том, что Россия ни на кого не нападала и не собирается нападать. А вот странам надо объясниться. С ними не так все очевидно», — сказала Захарова на брифинге.По ее словам, «пусть Британия теперь докажет, что не собирается ни на кого нападать».»Ведь именно британский боевой эсминец бороздил Черное море и вторгся в российские территориальные воды. Это было в июне 2021 года, но у нас сейчас появилось стойкое ощущение: возможно, Британия хочет на нас напасть. Возможно, это была репетиция», — заявила официальный представитель МИД России.»Убедите нас в том, что у вас нет таких планов, миссис Трасс», — обратилась Захарова к главе МИД Великобритании.В конце июня 2021 года Минобороны России заявило, что британский эсминец Defender пересек российскую границу в районе мыса Фиолент (Крым). Российский пограничный корабль после неоднократных предупреждений выполнил предупредительную стрельбу, а самолет Су-24М произвел «предупредительное бомбометание» по курсу движения эсминца. Британское Минобороны и канцелярия правительства утверждают, что эсминец не был обстрелян и не находился в российских территориальных водах. В середине июля аналогичная ситуация произошла после захода кораблей Седьмого флота ВМС США в Южно-Китайское море, которые провоцируют Китай на ответные действия аналогично инциденту с эсминцем ВМС Великобритании Defender в Черном море.Ранее глава МИД Британии Лиз Трасс назвала «весьма вероятным» (highly likely) «вторжение» России на Украину, несмотря на то, что российские войска начали возвращаться в пункты постоянной дислокации после завершения учений.Киев и западные государства в последнее время выражают обеспокоенность в связи с якобы усилением «агрессивных действий» со стороны России у границ Украины. Москва не раз отвергала подобные обвинения, утверждая, что никому не угрожает и ни на кого не собирается нападать, а заявления об «агрессии РФ» используются как предлог, чтобы разместить больше военной техники НАТО вблизи российских границ. В МИД России ранее отмечали, что заявления Запада о «российской агрессии» и возможности помочь Киеву защититься от нее — это и смешно, и опасно. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявлял, что Россия перемещает войска в пределах своей территории и на свое усмотрение. По его словам, это никому не угрожает и никого не должно волновать.Заявления о том, что Россия якобы готовит провокации на Украине, продолжают поступать с Запада, несмотря на возвращение российских войск к местам дислокации после учений. В понедельник президент России Владимир Путин провел встречу с министрами иностранных дел Сергеем Лавровым и обороны Сергеем Шойгу. Глава Минобороны на встрече с Путиным доложил, что «часть учений подходит к своему завершению, часть будет завершена в ближайшее время». Южный и Западный военные округа начали возвращение войск в места дислокации, сообщил во вторник журналистам официальный представитель Минобороны генерал-майор Игорь Конашенков.

https://ria.ru/20220216/trass-1773180350. html

https://ria.ru/20220216/vtorzhenie-1773140060.html

россия

великобритания

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2022

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/09/10/1750406998_160:0:2891:2048_1920x0_80_0_0_06632eaf107caae3b2ae91bd494915dc.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

россия, вмс великобритании, военно-морские силы сша, великобритания, мария захарова, министерство иностранных дел российской федерации (мид рф), форин-офис, лиз трасс

18:08 16.02.2022 (обновлено: 00:19 17.02.2022)

Захарова предложила Трасс доказать, что Британия не хочет напасть на Россию

Английский народ на войне в эпоху Генриха VIII

Генрих VIII на гравюре Ганса Лифринка из Антверпена, около 1545 г. (Рейксмузеум, Амстердам)

© Рейксмузеум, Амстердам

Лекции Джеймса Форда по британской истории, финансируемые по завещанию преподобного Джеймса Форда, были впервые прочитаны в 1896 году. Эти лекции предназначены как для углубления понимания истории — они обычно публикуются в виде книги издательством Oxford University Press, так и для вовлечения интерес широкой публики.Поэтому для лекций Хилари в 2015 году я подумал, что лучше всего выбрать довольно обширную тему, с которой люди могли бы поделиться своим собственным опытом. Генрих VIII вел множество войн против французов, против шотландцев, против гэльских лордов Ирландии, против повстанцев в своих владениях и даже против своих традиционных союзников в Нидерландах. Но насколько сильно они действительно повлияли на его подданных? И какую роль сыграло правление Генриха в более широкой трансформации военного потенциала Англии за столетие с 1475 года, когда его дед Эдуард IV вторгся во Францию ​​в преддверии Столетней войны, до 1570-х годов, когда его дочь Елизавета стремилась сформировать обученную ополчения и мощного флота для защиты Англии в Европе, все более поляризуемой религией?

Историки прошлого не оставили без внимания войны Генриха, и при их изучении я мог опираться на работы многих выдающихся предшественников и современников.Обнаружение «Мэри Роуз » особенно способствовало изучению флота Генриха и людей, которые командовали его кораблями. Но в целом война была омрачена в отчетах о его правлении драмой Реформации и блеском придворной политики. Сам Генри в своих выпуклых доспехах с 54-дюймовой талией представляет собой довольно нелепого военачальника, а его подданные, все еще стреляющие из длинных луков в эпоху пик и мушкетов, похоже, играют в войну. Даже их победы, в основном одержанные над шотландцами или сбитыми с толку крестьянскими мятежниками, представляют собой исторический позор.В результате военные историки сосредоточились на утверждении, что армии Генриха не были настолько некомпетентными или устаревшими, как можно было бы подумать, а другие историки пропустили его войны в поисках более захватывающей пищи. Тем не менее, недавние историки Реформации построили удивительно всеобъемлющее и тонкое описание взаимосвязи между религиозными изменениями и многими аспектами английской социальной, политической и культурной жизни; Я хотел посмотреть, можно ли сделать то же самое для войн Генриха. На первой лекции я посмотрел, сколько людей принимало участие в войне и насколько осведомлены о том, что происходит, те, кто не принимал непосредственного участия. В кризисные годы, такие как 1513 год, когда Генрих вторгся во Францию, а шотландцы напали на север, кажется, что каждый десятый взрослый мужчина отправился в поход. В 1545 году, когда французский флот вторжения бросил якорь у побережья, а корабль «Мэри Роуз » затонул, пытаясь отразить его, возможно, каждый пятый был готов к бою. Между тем новости о войне широко распространялись, дешевые печатные альманахи и популярные пророчества обсуждали перспективы войны, и люди молились о «мире в наше время» еще до того, как Молитвенник 1549 года закрепил эту фразу в английском воображении.Костюмы и сюжетные линии в придворных маскарадах, декоративные схемы в загородных домах, даже мода на улицах Лондона, где можно было арестовать за ношение возмутительно больших чулков, как немецкого солдата-наемника, позволяют предположить, что англичане были хорошо осведомлены о континентальных военных тенденциях.

Ранние елизаветинские укрепления в Бервике

Во второй лекции использовались записи сотен приходов и районов, чтобы увидеть, как общины справляются с давлением войны. Они изо всех сил пытались купить и поддерживать современное оружие и доспехи. Генрих и его преемники настаивали на том, чтобы они обеспечивали своих людей, укрепляли побережье и поддерживали в рабочем состоянии цепи маяков, предупреждающих о вторжении. Часто они конфисковывали церковные ресурсы или вводили местные налоги для удовлетворения этих требований, но они также разрабатывали новые механизмы местного самоуправления, которые впоследствии помогли им справиться с проблемами бедности и чумы. Более систематические источники, чем отчеты отдельных приходов, предполагают широкое влияние этих мер.Описи церковного имущества, проведенные в 1547 году, например, показывают, что по крайней мере 68 из 144 церквей Саффолка за последние четыре года продали кресты, ризы, чаши, кадильницы, подсвечники, тазы, пиксы и паксы для покрытия военных расходов. Отчеты о сборах графства, в которых редко упоминались приходские запасы оружия в 1520-х годах, регулярно упоминались к 1560-м годам. В отличие от пограничной крепости Берик, построенной за счет короны в 1558–1570 годах за счет современных стен, городам в основном приходилось укреплять себя. В Дувре, Грейт-Ярмуте, Харвиче и Рае и, без сомнения, в других местах этого можно было добиться, только заставив горожан на принудительных работах строить толстые земляные валы для защиты от артиллерийского огня.

Затем я спросил, как военная служба связана с социальной властью и самооценкой лордов и джентльменов. Современники жаловались, что они отказываются от рыцарских путей своих предков, обращаясь к бухгалтерскому учету, закону и легкой жизни. Даже те, кто действительно хотел сражаться, обнаружили, что их жильцы теперь не хотят следовать за ними. Но пэрство продолжало возглавлять социальную элиту в борьбе за короля, половина из них во Франции с Генрихом в 1544 году, а почти четверть сражалась с шотландцами. Многие джентльмены по-прежнему ценили свою военную честь и нашли удовлетворительное место в новых структурах лорда-лейтенанта или во все более постоянной английской армии в Ирландии, где младшие сыновья пэров и рыцари были классическим офицерским материалом.Награбленные предметы роскоши, памятные картины, статуэтки в доспехах и воинские эпитафии, традиционные хвалебные стихи, сравнивающие валлийских дворян с Артуром и Ланселотом, Карлом Великим и Роландом, создавали репутацию тех, кто служил.

На четвертой лекции я изучал войну и экономику. Высокие налоги и нарушение экспортной торговли угрожали рецессией. В 1513 году один помещик объяснил своему господину, что это

Пушка в Берике

был «этим занятым миром войны», из-за которого ему было так трудно собирать арендную плату и продавать древесину.Прибрежные торговцы и рыбацкие лодки были уязвимы для рейдеров: одна бедная команда моряков Уитби в 1520-х годах сумела быть захвачена как французским, так и шотландским кораблем во время одной и той же рыбалки. Однако была и другая сторона этой истории. Торговцы оружием, металлургические заводы, торговцы лошадьми, строители укреплений и английские каперы, которые часто без разбора нападали на иностранные суда в Ла-Манше и Атлантике, преуспевали. Так же поступали и пограничники, которые совершали набеги на шотландцев из-за их скота, имена некоторых из которых были знакомы любителям северо-восточного футбола: Робсон, Милберн, Чарльтон.

Моя пятая лекция спрашивала, какое оружие есть у людей и умеют ли они им пользоваться. Некоторые из его доказательств были взяты из коронерских расследований несчастных случаев с луками, ружьями и мечами, некоторые из завещаний или описей наследства. Они показывают, что люди хранили оружие в самых странных местах: пистолеты в гостиной, секиры в конторах, каски в кухонном шкафу или в сырной камере. Призывы к мужеству, подкрепленные давлением сверстников и стремлением к самосохранению в безвыходных ситуациях, побуждали солдат сражаться, но справочники капитанов показывают, как трудно превратить новобранцев в боеспособные войска.С другой стороны, были английские наемники, не такие многочисленные, как немцы или швейцарцы, но достаточно, чтобы участвовать в континентальных войнах конца 1480-х или начала 1550-х годов, когда английская корона не вербовала. Как и в большинстве войн до введения пенициллина, от болезней погибло больше людей, чем от действий противника. В английской армии в Пикардии в сентябре 1557 г. , о которой у нас есть необычайно хорошие записи, больных было в пять раз больше, чем раненых, а в Гавре в июне 1563 г. чума каждую неделю убивала около десятой части английского гарнизона.

В последнюю неделю сериала я утверждал, что участие в войне жизненно важно для отношений его подданных с королем и их чувства национальной идентичности. Англия Генриха не превратилась в результате его войн в своего рода финансово-военное государство, которое идентифицируют историки Бранденбург-Пруссии XVII века или даже Британии XVIII века. Но война повлияла на отношение к власти короля, к его заботе о своих подданных, к национальной религии и национальной истории, особенно когда отдавался приказ арестовывать вражеских пришельцев или набирать людей в армии из самых разных частей королевства.Войны Генриха оставили его преемникам парадоксальное наследие восхищения его победами, его кораблями и его укреплениями, но аллергию на его налоги и его широкомасштабную вербовку.

Те, кто читают серию лекций, как Форды, сталкиваются с дилеммой. Должны ли они более подробно излагать свои аргументы, исследовать аспекты темы, которые они проигнорировали, и в какой-то момент написать более объемную книгу? Или им следует привести свои лекции в порядок, немного обрамить их и опубликовать скорее раньше, чем позже, в надежде, по крайней мере, вызвать дебаты своими упущениями, упрощениями и спекуляциями? К моему облегчению, поскольку я только что закончил после тридцатилетней работы книгу по другой теме, «Новые люди Генриха VII и создание тюдоровской Англии », OUP призвал меня выбрать более короткий и быстрый путь.Лекции стали первыми в подкастах, поэтому те, кому нужно средство от бессонницы, уже могут слушать их на сайте факультета. Но они должны, я надеюсь, появиться в виде книги в 2017 году.

-Стивен Ганн

Профессор истории раннего Нового времени

 

 

Англосаксы были хуже викингов

Викинги вторглись в Англию в 9-м и 10-м веках. Они грабили, насиловали и сжигали города дотла. По крайней мере, это история, которую мы знаем из школы и массовой культуры.

Тем не менее, сообщения о грабежах и этнических чистках, вероятно, преувеличены. Викинги просто хуже освещались в прессе разочарованными английскими монахами, которые оплакивали их нападения.

В последние десятилетия новаторские исследования в области ДНК, археологии, истории и лингвистики придают нюансы этим письменным записям. И вместе они дают гораздо более четкую картину.

Они указывают на то, что викинги не были самыми опасными захватчиками, высадившимися на английских берегах в то время.Этот титул принадлежит англо-саксам на 400 лет раньше!

Викинги не излучали древнеанглийский язык — признак их ограниченного влияния по сравнению с более ранним англосаксонским вторжением. Но остатки их влияния все еще видны в современном английском языке. Например, к северу и востоку от линии, разграничивающей Данелав, вы, скорее всего, услышите «баарн» вместо «ребенок», что более тесно связано с датским «амбар». Другие сходства включают «пройму» (по-датски: armhole) для подмышки и «hagworm» (по-датски: Hugorm), означающую гадюку.(Карта: ScienceNordic, на основе оригинала «Word Maps. Диалектный атлас Англии»).

Англосаксы пришли из Ютландии в Дании, Северной Германии, Нидерландов и Фрисландии и подчинили себе романизированных бриттов.

Это означает, что если эпоха викингов определяется многочисленными миграциями и пиратством (по мнению большинства ученых, викинг означает «пират»), эпоха викингов должна начаться раньше, чем 793 г. н.э. Это действительно должно начаться уже около 400 г. н.э.

Здесь я описываю различные источники, которые указывают на гораздо более систематическую колонизацию, начавшуюся с англосаксов, и то, как недавние исследования, если рассматривать их в целом, дают нам гораздо более четкое представление о влиянии, которое англосаксы оказали до Пришли викинги.

Подробнее: Эпоху викингов следует называть веком стали

Англосаксы уничтожили кельтские языки в Англии
г.

Одним из подтверждений этого утверждения является влияние или, скорее, отсутствие влияния древнескандинавского языка викингов на современный древнеанглийский язык англосаксов в 9-м и 10-м веках. Это следует сравнить с отсутствием кельтского языка в Англии в V и VI веках после прибытия англосаксов.

В 5-м и 6-м веках древнеанглийский уничтожил более ранний кельтский язык так же, как современный английский уничтожил язык коренных американцев в США.С. в 19 и 20 вв.

Это видно из почти несуществующего влияния, которое слова коренных американцев оказали на английский язык, на котором сегодня говорят в США. Современный американский английский сохранил около 40 слов коренных американцев. Точно так же только дюжина кельтских слов вошла в древнеанглийский язык англосаксов.

Итак, оказали ли англосаксы на британцев такое же влияние, какое европейцы XIX века оказали на коренных американцев? И мы смотрим на этнические чистки в 5-8 веках?

Подробнее: Викинги против железного века: кто сделал лучшие мечи?

Англосакс продает лошадь викингу

Если англосаксы истребили кельтский язык, влияние викингов было значительно меньше. Лингвисты видят некоторое влияние древнескандинавского языка викингов на древнеанглийский язык. Но это далеко не искоренение кельтов англосаксами.

Древнескандинавский язык не уничтожил древнеанглийский язык; Древнеанглийский язык был упрощен или переведен на пиджин, потому что англосаксы и викинги какое-то время могли сосуществовать.

Примером может быть где-то в Восточной Англии в 9 веке, где англосакс встретил норманна.

Англо-сакс хочет продать норманну лошадь, чтобы та тянула повозку.На современном английском языке он сказал бы эквивалент : «Я продам тебе эту лошадь, которая тащит мой фургон». На староанглийском языке это звучало бы так: «Ic selle the that hors the draegeth minne waegn».

Скандинав, напротив, сказал бы «Ek mun selja ther hrossit er dregr vagn mine».

Один говорит «фургон» , а другой говорит « фургон», означает фургон.

Один говорит «хорс» для лошади, и «драегет» для драга, а другой говорит «хрос» и «дрегр».

Дело в том, что различия есть, но они бы поняли друг друга. При переводе теряются грамматические элементы.

Например, норвежцу было бы трудно узнать, говорил ли англосакс об одной или о двух лошадях, так как англосакс говорит «эта лошадь» для одной лошади, а для двух лошадей он говорит « та лошадка.

Таким образом, по мнению некоторых лингвистов, английский язык упростился из-за встречи двух близкородственных языков.Множественное число постепенно превратилось в «-s». «Камень», , что на староанглийском языке означает «стан» в единственном числе и «станас» во множественном числе, превратилось в «камень», и «камни». Hors в единственном числе превратились в «лошадей» во множественном числе.

Подробнее: Почему датские викинги переехали в Англию

Англосаксы вызвали больше изменений, чем викинги

Тот же процесс, который изменил язык, на котором говорили в Британии 1200 лет назад, также привел к пиджинизации языков в старых английских и французских колониях Африки, Карибского бассейна и Тихого океана 500 лет назад.

Язык упростился, чтобы можно было «вести бизнес» и общаться, когда встречаются люди и языки. Они не хотели, так сказать, быть обманутыми в торговле лошадьми.

Многочисленные археологические находки поселений и могил в Англии свидетельствуют о том, что многие скандинавы поселились в восточной части Англии, в том, что они называли Данелоу, и в некоторых частях Шотландии.
С другой стороны, древнеанглийский язык 9-го века не был ассимилирован древнескандинавским, в отличие от более раннего облучения кельтского языка первыми англосаксонскими завоеваниями.

Проще говоря, влияние иммиграции викингов было не таким массовым, как прибытие англосаксов в 5 веке. И это теперь подкреплено масштабными анализами ДНК современных британцев.

А те из вас, кто читает по-датски, могут больше узнать об этом свидетельстве в моей недавней статье, опубликованной в SKALK.

Подробнее: Новое исследование возрождает споры о поселениях викингов в Англии

Англосаксонский апартеид и скандинавская полиэтническая культура

На самом деле, некоторые ученые предположили, что англосаксы практиковали своего рода апартеид против местных кельтоязычных народов между V и IX веками, где они, вероятно, жили обособленно или имели ограниченное взаимодействие.

Как мы видели в Южной Африке с 1948 года до прихода к власти Нельсона Манделы в 1994 году, апартеид, однако, было трудно обеспечить в долгосрочной перспективе.

Этническая чистка англосаксов является вероятным альтернативным сценарием, о чем свидетельствует тот факт, что кельтская культура и язык не сохранились за пределами Уэльса, Шотландии и Ирландии.

Кроме того, романо-британцы были менее хорошо организованы и жили в вакууме после того, как римляне покинули Британию в 5 веке, тогда как более поздние англосаксонские королевства 9 века были лучше организованы.Таким образом, англосаксонскую Англию было труднее завоевать подобным образом. Викинги, скорее всего, со временем вступали в брак с англо-саксонскими семьями, да, возможно, детей скандинавов воспитывали англо-саксонские слуги, как это было среди белых американских детей в южных штатах, где о белых детях заботились африканские рабы.

В США белые дети часто перенимали слова от афроамериканцев, прежде чем их отправили в школы-интернаты на Севере для изучения «правильного» английского языка.

Мы не знаем, играли ли бедные слуги подобную роль у викингов в Данелау Англии. Но отсутствие школ-интернатов для перевоспитания на родине могло бы объяснить, почему древнескандинавский язык не получил слишком большого распространения!

Кроме того, смешанные браки не позволяли сохранить древнескандинавский язык в Англии.

Однако некоторые лингвисты предполагают, что если бы скандинавы и англосаксы не встретились и в этом процессе не изменили языки друг друга, люди в Англии сегодня говорили бы на чем-то более похожем на фризский или датский, в зависимости от того, кем были англосаксы или викинги. победил в языковой битве.

Подробнее: Что лингвистика может рассказать нам о викингах в Англии?

Топонимы указывают на присутствие
скандинавов и англосаксов.

Топонимы подтверждают наличие скандинавских и англо-саксонских поселений в Англии.

Англосаксонские топонимы оканчиваются на -ham, как Clapham, -stowe, как Hawkstowe, и -ton, как Брайтон. Топонимы скандинавов заканчиваются на -by, как Гримсби и Дерби.

Слово «по» в Швеции по-прежнему обозначает маленькую деревушку, а не «стад», то есть город.-wick также считается скандинавским по происхождению, как в Swainswick, а также -thorpe и -toft.

Фамилии предполагают, что скандинавы изначально основали ряд полевых систем, что указывает на то, что они поселились на землях, которые были более маргинальными. Позже борьба за землю усилилась.

Подробнее: Археологи и историки спорят с генетиками из-за исследования викингов

Король Альфред остановил наступление викингов

Но все это не для того, чтобы недооценивать непосредственную угрозу, которую викинги представляли для жизни в Англии 9-го века.

В 878 году н.э. вторжения викингов стали настолько ужасными, что англосаксы были близки к тому, чтобы быть захваченными скандинавами, точно так же, как их предки-англосаксы осадили бриттов 400 лет назад.

Король Альфред Уэссекский был вынужден скрываться в болоте в Сомерсете с небольшой группой людей, и многие предзнаменования предполагали, что будущая Англия будет населена древнескандинавскими народами.

Однако Альфреду удалось собрать армию из Сомерсета, Уилтшира и Хэмпшира.Он совершил внезапную атаку на датчан в битве при Этандуне, битве, о которой и по сей день свидетельствует большая белая лошадь, вырезанная на холме.

После битвы Альфред урегулировал спор так называемым Ведморским договором. Он заставил датчан вывести свою армию из Уэссекса. Кроме того, крестился их лидер Гутром.
Его победа спасла Уэссекс и, возможно, даже английский язык.

Альфред провел через страну линию, за которой он расселился на юг, а датчане расселились на северо-восток.Все, что было за границей, было Danelaw.

Эта граница проходила на северо-запад вдоль старой римской дороги из Лондона в Честер, к западу от Регби, скандинавского топонима, и к югу от современного Ливерпуля. Диалекты, на которых до сих пор говорят по всей Англии, указывают на преобладание датскоязычного населения к востоку от этой линии.

Подробнее: Братская могила в Англии содержит останки Великой армии викингов

Политика идентичности Альфреда сдерживала датский язык

Альфред был теперь гораздо более бдителен и мобилизовал англичан против датчан. Он также восстановил ряд монастырей и школ.

Он начал использовать английский язык вместо латыни в качестве основы для дальнейшего образования и инициировал первый перевод «Истории англичан» Беды.

Он знал, что без истории у англичан нет идентичности против датчан. Таким образом, он спас английский язык от дальнейшей пиджинизации.

Подробнее: Крепости датских викингов были созданы, чтобы отбиваться от других викингов

У викингов была плохая (английская) пресса

Несмотря на то, что христианские хронисты жаловались на вторжения викингов, а письменные и археологические источники подтверждают, что викинги приходили в больших количествах, современными глазами и свидетельствами кажется, что нашествие викингов не было таким массовым, как нашествие англо-саксов, 400 лет назад. ранее.

Во-первых, они не захватили всю Англию ни лингвистически, ни материально, ни генетически.

Во-вторых, все анализы показывают, что нынешнее население востока Англии имеет больше общего с народами побережья Северного моря (Северная Германия и Нидерланды), одного из мест происхождения англосаксов, чем с современное население Скандинавии. Это подтверждается всеми источниками, включая ДНК.

Наконец, то же исследование предполагает, что поток англо-саксонской иммиграции должен был быть настолько массовым, что в то время они составляли до 40 процентов населения Англии.Викинги и близко не подошли к этому. И там, где более ранние англосаксы, по-видимому, не смешивались с коренными бриттами, викинги именно это и сделали с нынешними англо-саксонскими англичанами.
По этим меркам викинги были не так плохи, как следует из названия и письменных источников.

Если определить эпоху викингов как период преобладания пиратства, миграции и этнических чисток, то этот период должен начаться намного раньше.

Конечно, в эпоху викингов есть нечто большее, чем пиратство и мародерство.Но это другая история для другого дня.

 

—————

Прочтите эту статью на датском языке на ForskerZonen, входящей в состав Videnskab.dk

 

Перевод: Кэтрин Джекс

Научные ссылки
Похожие материалы

Древнее кольцо сближает викингов и исламские цивилизации

Кольцо с арабскими надписями, найденное в шведской могиле викингов.

Археологический прорыв может раскрыть тайну гренландских викингов

Археологи разрабатывают новый метод, который может наконец сказать нам, почему викинги мигрировали в Гренландию.

Эпоху викингов следует называть стальным веком

МНЕНИЕ: Эпоха викингов восходит к дням славы скандинавов, но название совершенно неверное.Вместо этого его следует называть стальным веком, говорит датский археолог.

Эпоха викингов началась в Дании

Новое исследование меняет наше понимание того, как и где началась эпоха викингов.

Археологи обнаружили ящик с инструментами викингов

Следите за работой археологов, которые копаются в ящике с инструментами викингов, которому 1000 лет.

Как Англия пережила бурю викингов

Натиск викингов

Попытки западных саксов защитить свое королевство перед лицом натиска викингов — особенно при Альфреде «Великом» в последние десятилетия девятого века — во многих отношениях это история конфликтов, сражений и хитростей, мирных договоров, заключенных и нарушенных, и полководцев, рвущихся к победе в ужасных обстоятельствах.

Последнее королевство: все, что вам нужно знать
Узнайте, как и где посмотреть 5-й сезон сериала Последнее королевство , рассказывайте о сезонах 1–4 и исследуйте реальную историю, лежащую в основе вымышленных приключений Утреда, сына Утреда | Подробнее

Согласно Anglo-Saxon Chronicle и Life of King Alfred — основным придворным произведениям западных саксов, рассказывающим историю тех лет, — военное руководство осуществлял сам Альфред. Но независимо от того, действительно ли Альфреду можно лично приписать успехи западно-саксонского королевства в отражении угрозы викингов, в этой истории есть нечто большее, чем конфликт и навязывание западно-саксонского мира. Компромисс, доверие и взаимопонимание между двумя народами — как их изображают вымышленные Утред и Альфред в году Последнее королевство — также лежали в основе того, что значило быть англичанами в 9-м и начале 10-го веков.

Там, где раннесредневековая «английскость» когда-то считалась бинарной — либо ты был англичанином, либо не был, — и защита западных саксов от викингов рассматривалась как часть создания этой «английскости», теперь есть место для более тонкая история.Викинги, пришедшие в Англию в девятом веке, были вплетены в эту историю таким образом, что сделали их намного больше, чем языческие «другие».

Это не значит, что датчане не представляли экзистенциальную угрозу англо-саксонским правителям и их королевствам, особенно Уэссексу. Во второй половине девятого века Западно-саксонское королевство определялось его отличием от датских территорий, и необходимость защищаться от датской угрозы во многом определяла политику западных саксов.Датчане предприняли многочисленные нападения на Уэссекс, и само королевство было почти потеряно по крайней мере в результате одного хорошо организованного вторжения.

От введения воинской повинности до строительства «бургов» (укреплений) характер западно-саксонского королевства определялся скандинавской угрозой извне.

Одним из терминов, который христианские писатели чаще всего использовали для описания пиратов, ворвавшихся на западноевропейскую сцену в конце восьмого и начале девятого веков, был термин «северяне». апокалиптическая идея, провозглашенная в Книге Иеремии, , что зло придет с севера.Многим религиозным писателям должно было казаться, что эти «северяне» действительно предвещали конец времени. Но к концу девятого века в англо-саксонских источниках мы видим меньше «северян», так как термин уступил место «датчанину». И причина этого может заключаться во все большем представлении о викингах как о людях, с которыми можно вести дела.

Хотите прочитать больше обзоров 4 сезона и узнать еще больше о реальных событиях из истории, которые вдохновили драму? Узнайте больше от экспертов на нашей курируемой странице Последнее царство

Датчане и северяне

Кажется, это было значимое различие, и оно могло быть отражено на страницах Anglo-Saxon Chronicle. В то время как в раннем английском тексте зачинщики нападения на Дорсет в c789 названы «северянами», в более позднем отчете о том же самом инциденте в Хрониках агрессоры называются «датчанами». Возможно, это была красноречивая редакционная модификация.

Это важное, хотя и предварительное, изменение отношения отразилось в растущем числе мирных соглашений, подписанных обеими сторонами в конце девятого века. Самым важным из них был договор «Альфред-Гутрум», заключенный после победы Альфреда в 878 году в битве при Этандуне (Эдингтон, Уилтшир), которая разрушила стремление викингов завоевать Уэссекс. Сохранившийся документ, в котором записан триумф Альфреда, вероятно, представляет собой пересмотр территории между двумя лидерами.

Этот договор во многом признавал, что «датчане» и «англичане» были разделены и подчинены разным правовым системам. Однако тот факт, что обе группы подчинялись одному и тому же закону, который был согласован двумя группами вождей, «подтвержденными клятвами, для себя и для своих подданных, как для живых, так и для нерожденных», создавал своего рода единую идентичности, которой раньше не существовало на территории, которую сейчас называют Англией.

«Я стал историческим телефоном доверия»

Быть историческим консультантом по Последнее Царство означало работать быстро и помнить, что история на первом месте, говорит Райан Лавель… дней, поэтому для меня было большим удовольствием — и честью — работать с Carnival Films над The Last Kingdom , их адаптацией его саксонских романов.

Корнуэлл часто использует аутсайдера, чтобы рассказать историю, как, например, его знаменитое наполеоновское творение, офицер британской армии из рабочего класса Шарп.В The Last Kingdom это саксонец Утред, чье датское воспитание создает конфликт идентичности, который продвигает сюжетную линию. Было увлекательно наблюдать за развитием производства, поскольку повествование книги от первого лица и биографическая сюжетная линия должны были набрать темп для серии телевизионных эпизодов.

Хотя я хотел бы взять на себя ответственность за это, моя собственная роль заключалась в том, чтобы оставить рассказывание историй экспертам и просто быть доступным, чтобы ответить, когда это необходимо, чтобы дать несколько советов по костюмам, прокомментировать сценарии и время от времени посещать съемочную площадку.Во многих смыслах я стал историческим телефоном доверия, получая вопросы типа «расскажите нам, как будет организован брак», «что может случиться на коронации?», «как это имя должно писаться/произноситься на староанглийском языке?»

Ответить на такие вопросы означало поместить то, что я узнал о раннем Средневековье за ​​пределами разреженной академии, в «реальный» мир творческого воображения, населенный такими реальными историческими персонажами, как Альфред «Великий» (не всегда приятный парень, это появляется). Мне приходилось избегать соблазна историка отвечать на вопросы списком сносок и предостережений, ведущих к целому ряду других возможностей, основанных на скудости сохранившихся свидетельств.Такие вещи не режут лед в многомиллионном производстве.

Я быстро понял, что, поскольку то, что происходит в одной версии сценария, может быстро измениться — и снова измениться десятки раз, прежде чем он будет снят, — четкие и краткие ответы необходимы.

Мне также приходилось постоянно напоминать себе, что Последнее королевство — это не исторический документальный сериал. Главный принцип всегда заключался в том, чтобы продвигать историю вперед, но мне постоянно приходилось думать: «Возможно ли это — работает ли это на экране?»

То, что придумала команда, не всегда соответствовало моей интерпретации англо-саксонской истории, но это обычно требует сносок! Тем не менее, постановка — верная интерпретация: она занимательная, интересная и меня как историка того периода заставляет задуматься. С этой целью я не мог просить большего.

Это ощущение покоя было важно. Почтенный Беда, нортумбрийский автор восьмого века, автор работы, давно признанной «чертежом» Альфреда для идеи Angelcynn (английское королевство), сообщил, что ранний англосаксонский король Эдвин предоставил условия в котором женщина могла без страха путешествовать с новорожденным ребенком из моря в море. Действительно ли условия в Англии конца девятого века позволяли такие путешествия, не имеет значения.Намек Альфреда на «нерожденных» мог быть задуман с учетом чувства умиротворения Беды; король, который обеспечил мир для Angelcynn , был тем, кто признал «датчан» потенциальными подданными. Здесь нужно было следовать прецеденту, но это был не английский прецедент. Вместо этого он пришел из-за Ла-Манша, из страны франков (примерно эквивалентной современной Франции).

Историки в значительной степени развенчали старый миф о том, что существует огромная пропасть между отношениями западных франков и Альфреда с викингами — первый традиционно осуждается как неудачник; последний был отмечен впечатляющим успехом. На самом деле договоры франков с викингами не только работали, но и укрепляли положение ряда правителей — это были не досадные эпизоды компромисса, а моменты, которые нужно было отпраздновать. И они, возможно, повлияли на Альфреда, который посетил двор Карла Лысого в Западной Франции в детстве в 850-х годах, потому что он тоже осознавал ценность привлечения викингов в христианство.

Крещение отцом Карла Лысого, императором Людовиком Благочестивым, датского правителя Харальда Клака в 826 г., хотя и не принесло особого успеха в долгосрочной перспективе, стало знаковым событием при каролингском дворе.Здесь мы можем проследить трансформацию «норманнов» в «датчан», поскольку франкские авторы восприняли это событие близко к сердцу как средство изображения имперской идеи франкского королевства.

Примерно в это же время франкские писатели начали серьезно интересоваться тем, кто такие «датчане», и, учитывая озабоченность англосаксов делами франков, возможно, неудивительно, что это нашло отклик в Англии спустя поколение или два. . На церемонии Карл Лысый был маленьким мальчиком, и это, очевидно, произвело на него большое впечатление, точно так же, как посещение Альфредом франкского двора повлияло на жизнь англосаксонского правителя.

Все, что вам нужно знать об англо-саксах

Момент триумфа

Примером того, как дух компромисса проник в Уэссекс Альфреда, является тот факт, что викинги служили в общине сомерсетского монастыря Ательни, месте, основанном в честь великого триумфа Альфреда в 878 году. Известный биограф жизни Альфреда Ассер из церкви Святого Давида описал их как «язычников» (язычников). Однако ясно, что они не были настоящими язычниками в религиозном смысле — в конце концов, они были частью христианской общины.

Примерно в то же время Альфред принял при дворе скандинавского морского капитана Оттарра (англизированного как Ohthere). Оттарр описан в древнеанглийском тексте как «самый северный из северян». Точно так же, как вымышленный Утред приходит ко двору западных саксов в году «Последнее королевство», , в этом изображении Альфреда девятого века король использует Оттарра, чтобы узнать больше о землях и народах Скандинавии. Это служит дополнительным свидетельством того, что, хотя угроза викингов никоим образом не исчезла, эти «северяне» сильно отличались от тех, кто совершал апокалиптические атаки несколькими десятилетиями ранее.

Земли, в которых они жили, больше не были загадочными. Их понимание было более тонким, более сложным и гораздо более человеческим. Действительно, объект, похожий на так называемый «Альфред Драгоценность», артефакт, описанный в древнеанглийском тексте как æstel, , был найден при раскопках комплекса вождя в Борге на Лофотенских островах в северной Норвегии. Принес ли Оттар «Борг Эстель» домой после своего пребывания при западно-саксонском дворе? Если это так, то это свидетельствовало о том, что символ власти Альфреда — в конце концов, эти предметы были тесно связаны с двором Альфреда — имел огромный резонанс в Скандинавии.


Послушайте, как известный писатель-историк Бернард Корнуэлл рассказывает о своих книгах, вдохновивших Последнее королевство , и о его писательской карьере в более широком смысле:


Оттарр не был «англичанином», но в некоторых отношениях его отношения с его лорд Альфред» демонстрирует, что отношения между народами были больше, чем просто кровные узы и четко очерченная национальность.

Так было и в 10 веке. Хотя экспансия западных саксов в начале 900-х годов привела к тому, что английские христиане принуждали датчан и других викингов к подчинению с помощью тактики сильной руки, «датчане» и «англичане» продолжали заключать соглашения и вести переговоры о территории таким образом, который отражал дипломатию их предшественников.

На самом деле, потомки скандинавских лордов девятого века стали «людьми» английских правителей, особенно Эдуарда Старшего (899–924) и Этельстана (924–939), которые позволили своим новым подданным сохранить свои земли взамен. для подчинения светлости.

Так что это была не просто история нации или триумфа одной группы над другой. Вместо этого роль викингов в создании «Англии» продемонстрировала, что отношения разных народов друг с другом должны определяться гибкостью, а не фракционностью и конфликтами.

Райан Лавель — профессор истории раннего средневековья в Винчестерском университете и исторический консультант по «Последнее королевство ».


Проживание в тени викингов

от рупийских восстаний в кукольные коробки, наша карта показывает, как набеги Norsemen на царствах Великобритании в девятом веке …

Strathclyde
A Валлийское («Британское») королевство, территория которого располагалась на территории современной Шотландии и Камбрии на северо-западе Англии, потерпело поражение, когда Думбартон-Рок был осажден дублинскими викингами в 870 году.С Гованом (ныне в Глазго) в качестве вероятного религиозного центра Стратклайд продолжал оставаться политической силой вплоть до 10 века.

Валлийские королевства
Ряд королей с различной степенью власти и уровнями господства, по-видимому, был орденом в раннем Уэльсе, с Гвинедом на северо-западе, выходящим на первый план. Хотя Родри Маур («Великий») пострадал от рук викингов и англичан и, вероятно, был убит мерсийцами в 878 году, его преемники утверждали господство над многими соседними королевствами, заключая союзы с викингами и англосаксами в зависимости от обстоятельств.

Корнуолл
Корнуолл перешел под непосредственный контроль западных саксов в девятом веке. По крайней мере, некоторые жители Корнуолла сопротивлялись, включая союз с викингами в 838 году. Смерть последнего известного короля Корнуолла записана в валлийской летописи в 875 году, но сохранившиеся кельтские топонимы в Корнуолле показывают, что старое королевство так и не стало полноценной частью англо-саксонский мир.

Альба
К концу девятого века территории, контролируемые королями пиктов и скоттов, стали называться Альба, гэльское слово, означающее «Британия», предполагая, что в воздухе витают перемены.Королевство Альба контролировалось линией правителей из дома Альпинов, которые появились во время восстания викингов в девятом веке, чтобы утвердить господство над большими участками территории, которые впоследствии составили ядро ​​более позднего шотландского королевства.

Нортумбрия и королевство Йорк
Королевство нортумбрийцев образовалось в результате слияния южного королевства Дейра, сосредоточенного на Йорке, и северного королевства Бернисия. Викинги контролировали Йорк с 860-х годов и вскоре обосновались, в то время как Бамбург оставался центром продолжающейся англосаксонской власти на севере.

Мерсия
Короли Мерсии господствовали над другими англо-саксонскими королевствами в восьмом веке, но оставались силой, с которой приходилось считаться в девятом. Годы напряженной кампании привели к замене короля Мерсии в 874 году правителем, который, возможно, был «марионеткой» викингов, а затем Этельредом, олдорменом (губернатором), который, вероятно, был подчинен королю Альфреду.

Восточная Англия
Последний независимый англосаксонский король восточных англов был убит викингами в 869 году и известен как святой Эдмунд.Восточная Англия стала королевством викингов под контролем Гутрума, названного Этельстаном в 878 году. Десятилетие мира привело к власти других викингов после смерти Гутрума, но их монеты с именем Святого Эдмунда показывают, как они «купились» на англо-саксонский язык. политика.

Уэссекс
Управляемое потомками Экгберта, захватившего власть в начале девятого века, Западно-Саксонское королевство контролировало большую часть юга Англии ко времени Альфреда Великого (годы правления 871–899), которому удалось удержать свой трон перед лицом нападений викингов.

Эта статья была впервые опубликована в выпуске журнала BBC History Magazine за ноябрь 2015 года. 700 — 800 Год Событие c. 700

Идти в армии, исламские Оксфордский словарь средневековья (1-е изд.)

См. это событие на других временных шкалах:


Перейти в рабство в Словарь всемирной истории (2 изд.)

Посмотреть это событие в других временных шкалах:


Перейти на фарфор в Краткий Оксфордский словарь терминов по искусству (2-е изд.) Оксфордский словарь еврейской религии (2-е изд.)

См. это событие в других временных шкалах:


Перейти к кипу в Краткий Оксфордский археологический словарь (2-е изд. )

См. это событие в других временных шкалах:


См. это событие в других временных шкалах:


Перейти к гептархии в Оксфордский словарь фраз и басен (2-е изд.)

Посмотреть это событие в других временных шкалах:

710

Отправляйтесь в Сиань (Шэньси/Китай) в Краткий словарь топонимов мира (2-е изд.)

См. это событие на других временных шкалах:

711

Отправляйтесь в Толедо в Оксфордский словарь фраз и басен (2-е изд.)

См. это событие в других временных шкалах:

712

Перейти к Синду в Всемирная энциклопедия (1 изд.)

Посмотреть это событие в других временных шкалах:

714

Перейти к Меровингам в Словарь всемирной истории (2-е изд.)

См. это событие на других временных шкалах:

718 724 6 9 c. 725

Перейти к феодализму в Словарь британской истории (1 ред.)

См. это событие в других временных шкалах:

726

Перейти к дожу в Словарь всемирной истории (2 изд.)

Посмотреть это событие в других временных шкалах:

c. 730

Обратитесь к Ли По (701–62) в The Concise Oxford Dictionary of World Religions (1 rev ed.)

См. это событие на других временных шкалах:

731

Перейти к Беде (673–735) в The Concise Oxford Companion to English Literature (3-е изд.)

См. это событие в других временных шкалах:

732

Перейти в Пуатье в Оксфордский словарь фраз и басен (2-е изд.)

Посмотреть это событие в других временных шкалах:

735

Go to go существительное в Оксфордский словарь иностранных терминов на английском языке (1-е изд.)

См. это событие в других временных шкалах:

741

Перейти к Пепину III (714–68) в The Concise Oxford Dictionary of the Christian Church (2 rev ed. )

См. это событие в других временных шкалах:

743

Перейти к Бонифацию в Краткий Оксфордский археологический словарь (2-е изд.)

Посмотреть это событие в других временных шкалах:

747

Перейти к Пипину в Словарь всемирной истории (2-е изд.)

Посмотреть это событие на других временных шкалах:

c. 750

Отправляйтесь в империю Каролингов в Словарь всемирной истории (2-е изд.)

Посмотреть это событие на других временных шкалах:


Перейти к Караизму в The Oxford Companion to the Book (1-е изд.)

См. это событие в других временных шкалах:


Перейти к Тану в Краткий Оксфордский словарь художественных терминов (2-е изд.)

Посмотреть это событие в других временных шкалах:


Перейти на Lingua franca n. в Руководство по латыни в международном праве (1-е изд.)

Посмотреть это событие в других временных рамках:


Перейти к барду в Оксфордский словарь литературных терминов (3-е изд. )

См. это событие в других временных шкалах:


Перейти к суфизму в Оксфордский словарь фраз и басен (2-е изд.)

См. это событие в других временных шкалах:


Перейти к Аббасидам в Краткий Оксфордский археологический словарь (2-е изд.)

Посмотреть это событие в других временных шкалах:

751

Перейти в Жамбыл в Энциклопедия исламского искусства и архитектуры Grove (1-е изд.)

См. это событие в других временных шкалах:


Перейти к статье, Восточной Азии в The Oxford Companion to the Book (1-е изд.)

См. это событие в других временных шкалах:


Обратитесь к имаму в Оксфордский словарь фраз и басен (2-е изд.)

См. это событие в других временных шкалах:

753

Отправляйтесь в Сен-Дени в Краткий Оксфордский словарь христианской церкви (2 ред.)

Посмотреть это событие в других временных шкалах:

756

Перейти в Кордову в Оксфордский словарь фраз и басен (2-е изд. )

См. это событие в других временных шкалах:


Перейти в наследие Святого Петра в The Concise Oxford Dictionary of the Christian Church (2 rev ed.)

См. это событие на других временных шкалах:

762

Отправляйтесь на Тигр в Всемирная энциклопедия (1 изд.)

Посмотреть это событие в других временных шкалах:

768

Перейти к печати в Всемирная энциклопедия (1-е изд.)

См. это событие в других временных шкалах:


Перейти к Карлу Великому (ок. 742–814) в The Concise Oxford Dictionary of the Christian Church (2 rev ed.)

См. это событие в других временных шкалах:

771

Перейти к Карлу Великому в Словарь всемирной истории (2 изд.)

Посмотреть это событие в других временных шкалах:

772

Отправиться в Сейде (Европа) в Словарь мировой мифологии (1-е изд.)

Посмотреть это событие на других временных шкалах:

774

Отправляйтесь в Ломбардию (Канада, Италия) в Краткий словарь топонимов мира (2-е изд. )

Посмотреть это событие на других временных шкалах:

778

Перейти на Chanson de Roland в Краткий Оксфордский археологический словарь (2-е изд.)

Посмотреть это событие в других временных шкалах:

c. 780

Отправляйтесь в Кению в Энциклопедия исламского искусства и архитектуры Grove (1-е изд.)

См. это событие в других временных шкалах:


Отправляйтесь в Дайк Оффы, Англия, в Краткий Оксфордский археологический словарь (2-е изд.)

См. это событие на других временных шкалах:

781 793

Перейти к викингам Краткий Оксфордский археологический словарь (2-е изд.)

Посмотреть это событие в других временных шкалах:

794

Отправляйтесь в Киото (Хонсю/Япония) в Краткий словарь топонимов мира (2-е изд.)

См. это событие на других временных шкалах:

796

Посетите Сен-Мартен в Tours in Энциклопедия Средневековья (1-е изд. )

Посмотреть это событие на других временных шкалах:

c. 800

Перейти на математику в Всемирная энциклопедия (1 изд.)

Посмотреть это событие в других временных шкалах:


Перейти в Романский в Краткий Оксфордский словарь художественных терминов (2-е изд.)

См. это событие в других временных рамках:


The Concise Oxford Dictionary of the Christian Church (2 rev ed.)

Смотрите это событие в других временных рамках:


Перейти к Оксфордский словарь ислама (1-е изд.)

См. это событие в других временных шкалах:



Отправляйтесь в Перу в Словарь всемирной истории (2 изд.)

Посмотреть это событие в других временных шкалах:


Перейти к Несториану в Словарь всемирной истории (2-е изд.)

Посмотреть это событие на других временных шкалах:



Отправляйтесь в Новую Зеландию в Словарь британской истории (1 ред.)

См. это событие в других временных шкалах:


Отправляйтесь к Беовульфу в Словарь английского фольклора (1-е изд.)

Посмотреть это событие на других временных шкалах:


Перейти к евреям в Оксфордский компаньон Чосера (1-е изд.)

Посмотреть это событие в других временных шкалах:


Перейти к Льву III, св. (ум. 816) в The Concise Oxford Dictionary of the Christian Church (2 rev ed.)

См. это событие в других временных шкалах:

История населения Англии

Тим Ламберт

Около 650 г. до н.э. люди, называемые кельтами, мигрировали в Британию. Затем в 43 г. н.э. вторглись римляне. Невозможно точно оценить население Британии до прихода римлян.Однако население римской Британии, вероятно, составляло около 4 миллионов человек.

римских города показались бы нам маленькими. В самом большом городе, Лондоне, могло проживать всего 35 000 человек. Население Романа Колчестера, вероятно, составляло около 12 000 человек. Население Романа Сайренчестера могло составлять 10 000 человек.

В 4 веке римская цивилизация пришла в упадок, и в 407 году нашей эры последние римские солдаты покинули Англию. После этого население сократилось. (Возможно, он упал менее чем до половины римского уровня).Это могло быть отчасти связано с ужасной чумой, поразившей Европу в 6 веке).

Население Ирландии в 43 г. н.э. неизвестно, но обоснованное предположение составляет около 1/2 миллиона человек. Вероятно, это было не более 3/4 миллиона.

После ухода римлян германских народов англы, саксы и юты высадились в Англии и постепенно завоевали ее. Однако многие кельты выжили и ассимилировались в саксонское общество. Однако саксы так и не получили эффективного контроля над Корнуоллом.

Еще одна великая волна нашествия пришлась на 9 век. Датчане завоевали Северную и Восточную Англию. В то время Англия была разделена на королевства и осталось только южное королевство Уэссекс во главе с Альфредом Великим. В конце концов Альфред победил датчан, и они заключили договор. Они разделили южную и центральную Англию между собой. Датчане захватили Лондон, Восточную Англию и всю территорию к востоку от старой римской дороги, Уотлинг-стрит.

Альфред захватил земли к западу от Уотлинг-стрит и юг Англии.Однако в 10 веке Уэссекс постепенно расширился и захватил всю датскую территорию. Так была создана единая объединенная Англия. Датские поселенцы постепенно ассимилировались английским обществом.

Во время Книги судного дня (1086 г.) население Англии, вероятно, составляло около 2 миллионов человек. (гораздо меньше, чем в римские времена). Однако население быстро росло. К концу 13 века оно могло достигать около 5 или 6 миллионов человек.

В Средние века большинство людей жили в сельской местности и зарабатывали на жизнь сельским хозяйством.Однако во времена Книги судного дня (1086 г.) около 10% населения Англии проживало в городах. Более того, в следующие два столетия торговля процветала, и было основано много новых городов.

Первое, что нас удивило бы в этих городах, это их небольшой размер. Во время Книги судного дня в 1086 году население Лондона составляло около 18 000 человек. К 14 веку оно выросло примерно до 45 000 человек. Другие города были намного меньше. Население Йорка к 1400 году могло составлять около 13 000 человек, но к 1500 году оно упало примерно до 10 000 человек.В большинстве городов проживало от 2000 до 5000 жителей.

Однако в 1348–1349 годах произошла катастрофа, когда Черная смерть достигла Англии. Он убил около 1/3 населения. Чума возвращалась снова и снова, и население Англии сильно сократилось. В 1400 году население Англии составляло, вероятно, около 2 1/2 миллионов человек.

К 1530 году население Англии и Уэльса увеличилось примерно до 3 миллионов, а к 1600 году оно составляло около 4 миллионов. Во времена Тюдоров города оставались небольшими (хотя и были жизненно важной частью экономики).Единственным исключением был Лондон. С населения всего около 60 000 или 70 000 человек в конце 15 века оно выросло до 250 000 человек к 1600 году. Другие города в Великобритании были меньше. Следующим по величине городом, вероятно, был Бристоль с населением всего около 20 000 человек в 1600 году.

Тем не менее, в 16 веке города росли по мере роста торговли и коммерции. Рост населения города происходил, несмотря на вспышки чумы. Он поражал все города с интервалами в 16 и 17 веках, но, похоже, прекратился после 1665 года.Каждый раз, когда он наносил удары, значительная часть населения города погибала, но вскоре их заменяли люди из сельской местности.

В конце 17 века население Англии и Уэльса оценивалось примерно в 5,5 миллиона человек. Население Шотландии составляло около 1 миллиона человек. Население Лондона составляло около 600 000 человек.

В середине 18 века население Британии составляло около 6 1/2 миллионов человек. В конце 18 века оно быстро росло и к 1801 году превысило 9 миллионов человек.Население Лондона составляло почти 1 миллион человек.

В 18 веке города в Великобритании росли. Тем не менее, в большинстве городов по-прежнему проживало менее 10 000 человек. Однако в конце 18 века новые промышленные города в Мидленде и на севере Англии выросли как грибы.

Между тем к концу века население Лондона выросло почти до 1 миллиона человек. Другие города были намного меньше. Население Ливерпуля составляло около 77 000 человек в 1800 году. В Бирмингеме проживало около 73 000 человек, а в Манчестере — около 70 000 человек.В Бристоле проживало около 68 000 человек. Шеффилд был меньше с населением 31 000 человек, а в Лидсе — около 30 000 человек. В 1800 году в Лестере проживало около 17 000 человек. На юге в Портсмуте в 1800 году проживало около 32 000 человек, а в Эксетере — около 20 000 человек.

В 19 веке Британия стала первым в мире индустриальным обществом. Он также стал первым городским обществом. К 1851 г. более половины населения проживало в городах.

Население Британии резко возросло в 19 веке.В 1801 году их было около 9 миллионов. К 1901 году оно возросло примерно до 41 миллиона. И это несмотря на то, что многие люди эмигрировали в Северную Америку и Австралию, спасаясь от бедности. Около 15 миллионов человек покинули Великобританию в период с 1815 по 1914 год.

Однако было и много иммигрантов. В 1840-х годах многие люди приехали из Ирландии, спасаясь от ужасного картофельного голода. В 1880-х годах царь начал преследование русских евреев. Некоторые бежали в Великобританию и поселились в лондонском Ист-Энде.

В течение 20 века население Британии росло медленнее.Однако к началу 21 века оно достигло 60 миллионов. В 1950-х годах в Великобританию прибыло большое количество выходцев из Вест-Индии. Также с 1950-х годов приехало много азиатов. В конце 20 века Британия стала мультикультурным обществом.

Между тем, население Лондона достигло своего пика в 8,7 миллиона человек в 1939 году. В 1951 году оно сократилось до чуть менее 8,2 миллиона человек, а с тех пор сократилось до 7,2 миллиона.

В 2021 году население Великобритании составляло 68 миллионов человек.

Последняя редакция 2022 г.

Родственные

Саксы — Энциклопедия всемирной истории

Саксы были германским племенем, которое первоначально занимало регион, который сегодня является побережьем Северного моря Нидерландов, Германии и Дании. Их название происходит от seax , особого ножа, широко используемого племенем. Одна из самых ранних исторических записей об этой группе, о которой мы знаем, исходит от римских писателей, занимающихся многочисленными проблемами, которые затронули северные границы Римской империи во втором и третьем веках нашей эры. Возможно, что под ярлыком «саксы» эти ранние римские отчеты также включали другие соседние германские группы в таких регионах, как англы, фризы и юты; все эти группы говорили на близкородственных западногерманских языках, которые со временем превратились в древнеанглийский.

Поскольку саксы были неграмотны, большая часть того, что мы знаем о них, получена из отчетов горстки писателей (в основном епископов и монахов), а также из археологических исследований. Саксы были среди «варварских» наций, которые выступили против Рима в поздней античности, положив конец умирающему имперскому порядку в западном царстве Рима, перекроив карту и переименовав народы Европы.

Ранняя история

К югу от территории, где жили саксы на континенте, жили франки, сильная германская конфедерация, имевшая прочное присутствие, занимавшая территорию между саксами и римской границей. По этой причине расширение на юг было для саксов проблематичным вариантом, а морское расширение было более подходящей альтернативой. В конце третьего века нашей эры франкские рейдеры присоединились к саксам в южной части Северного моря и Ла-Манша. Они охотились на судоходных путях, а также совершали набеги на побережье Британии и Галлии. Эти нападения на римскую Британию в конце третьего века нашей эры вынудили власти построить сеть фортов с толстыми каменными стенами в прибрежных районах, чтобы отражать эти атаки, и южное побережье Англии стало известно как граница Саксонского берега.Обычно расположенные рядом с важными гаванями и устьями рек, эти форты служили не только стратегической защитой от набегов, но и средством обеспечения сбора и распределения государственных припасов.

Караузий, менапийский командир римских легионов под командованием будущего императора Максимиана, получил задание уничтожить франкских и саксонских пиратов в 285 г. н.э. Его миссия была очень успешной, и к 286 году н. э. он сломил власть пиратов на море. Однако его обвинили в том, что он был в сговоре с пиратами и хранил их добычу для себя, и поэтому был приговорен к смерти по приказу Максимиана (который был тогда императором Рима).Вместо того, чтобы подчиниться тому, что он считал несправедливыми обвинениями, он объявил себя императором независимой Британии и правил до 293 г. н.э., когда он был убит в битве и власть Рима была восстановлена.

Карта саксонского берега, ок. 380 CE

Cplakidas (CC BY-SA)

Тем временем на континенте саксонская конфедерация начала распадаться в 4 веке нашей эры, когда все большее число саксов (наряду с другими германскими группами, такими как англы) переселялись в Британию, в то время как другие оставались в континентальной Европе.Примерно в это же время у нас есть официальные римские записи, свидетельствующие о новых набегах саксов на юго-восток Британии (Ammianus Marcellinus: 26, 4). Саксонские солдаты ранее использовались римлянами в качестве легионеров в Британии, и конфликт между Караузием и Максимианом, возможно, побудил тех, кто служил, покинуть территорию вокруг Эльбы и переехать в независимую Британию под властью Караузия. Однако даже после смерти Караузия миграция саксов в Британию продолжалась (часто охарактеризованная писателями того времени как вторжение).

ПЕРЕСЕЛЕНИЕ САКСОНОВ И УГЛОВ В БРИТАНИЮ БЫЛО КРИТИЧЕСКИМ ЭТАПОМ В ОБЩЕМ РАЗВИТИИ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА

Юго-восточное побережье Британии было не единственным местом, пострадавшим от нашествий саксов. Вскоре после смерти императора Константина (337 г. н.э.) северные границы Рима в континентальной Европе также подверглись вторжению нескольких «варварских» групп, включая саксов. Римский историк Зосим предлагает краткое изложение проблем, с которыми Констанцию, римскому императору, пришедшему после Константина, пришлось столкнуться в 350-х годах нашей эры, в котором саксы упоминаются как одна из многих военных угроз, нависших над Римом.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку по электронной почте!

Но, видя [Констанций], что все римские территории заражены нашествиями варваров и что франки, алеманны и саксы не только овладели сорока городами у Рейна, но также разорили и уничтожили их , захватив огромное количество жителей и пропорциональное количество добычи; [. ..] он едва ли считал себя способным управлять делами в этот критический период (Зосима: Книга 3, 1).

Древние отчеты о саксонских миграциях

В начале V века н.э. римская власть в Британии ослабевала, и большая часть военных ресурсов Рима направлялась на борьбу в континентальной Европе. Римская армия полностью ушла из Британии в 410 г. н.э., и оккупированные земли остались в руках романизированных бриттов. Территория была разделена на несколько небольших враждующих групп, как коренных жителей, так и захватчиков, борющихся за политический контроль. В разгар этой социальной и политической борьбы все больше саксов мигрировало в Британию, расширяя свою территорию и основывая ряд королевств, которые можно идентифицировать по тому факту, что большинство их имен содержат суффикс «пол» (т.грамм. Сассекс, Уэссекс).

Древние источники дают разные версии того, как именно саксы прибыли в Британию и как они расширились. Три основные работы, посвященные саксам в Британии, сохранились до наших дней: De Excidio Britanniae , написанный Гильдасом; Historia Ecclesiastica Беды и Anglo-Saxon Chronicle , повествование с несколькими авторами. Согласно Беде, знаменитому британскому монаху, жившему в раннем Средневековье, британцы подвергались нападениям скоттов и пиктов, поэтому они решили нанять некоторых саксов в качестве наемников для борьбы со своими врагами.Выполнив свою задачу, саксы повернулись против бриттов. Гильдас, британский монах VI века н.э., описывает саксов как дикарей, похожих на собак и львов, и добавляет, что «ничего более разрушительного, ничего более горького никогда не случалось с землей». Гильдас видел в разрушительном наступлении саксов форму наказания, наложенного Богом за грехи британцев, которых он сравнивает с израильтянами Библии:

Народ англов или саксов был доставлен в Британию на трех баркасах.Когда их путешествие оказалось успешным, новости о них были доставлены домой. Выступила более сильная армия, которая, присоединившись к более ранней, прежде всего прогнала врага, которого они искали [пиктов и скоттов]. Затем они повернули оружие против своих союзников [бриттов] и подчинили себе почти весь остров огнем или мечом, от восточного берега до западного, под сфабрикованным предлогом, что бритты дали им менее чем адекватное стипендия за их военную службу (The Greater Chronicle, цитируется Хайэмом и Райаном).

В Anglo-Saxon Chronicle мы читаем о саксах, продвигавшихся в Британию в качестве последовательных «прибытий» по морю под разными лидерами и основывавших небольшие королевства в разных областях Британии: Хенгест в 449 г. н.э., возглавлявший отряд из трех кораблей. , правящий Кентом; Элле в 477 г. н.э., возглавляя отряд из трех кораблей, правит Сассексом; и Кердик, основатель западно-саксонской династии, возглавлявший эскадру из пяти кораблей и прибывший в Британию в 495 г. н.э.

Кердик — самый известный из саксонских королей, правивший с 519 по 534 год нашей эры.В записи Anglo-Saxon Chronicle s за 519 г. н.э. говорится: «В этом году Кердик и Кинрик получили королевство западных саксов, и в том же году они сражались против бриттов в месте, ныне называемом Сердисес-форд. в тот день царствовали князья западных саксов». Говорят, что он сражался со «прославленным королем Артуром» в 520 году нашей эры, но на самом деле эта дата может быть отклонена на один год, а битва с Артуром произошла в 519 году нашей эры. Историк Роберт Дж. Сьюэлл отмечает, что «Сердик встретил сильное сопротивление со стороны последнего из романо-бриттов под предводительством теневого лидера, который претендует на то, чтобы быть «настоящим» королем Артуром» (3).Кердик либо выиграл битву, либо объявил перемирие, и получил землю от британского короля, отождествляемого с Артуром, но в любом случае он основал королевство западных саксов Уэссекс в Британии. В то время как дата 519 г. н.э. указана в англо-саксонских хрониках как начало его правления, другие источники предполагают дату 532 г. н.э. В 530 г. н.э. Кердик завоевал остров Уайт, используя свою уже созданную армию и флот; он умер два года спустя в 534 г. н.э. Таким образом, более ранняя дата имеет больше смысла, чем более поздняя в повествовании о жизни Сердика.Хаотическая природа того времени и противоречивые сведения из разных источников довольно часто создают очень разные повествования, которым следовали или комбинировали более поздние авторы.

Интерпретация древних источников

В прошлом эти традиционные описания принимались за чистую монету, когда авторы отвергали одно повествование в пользу другого или комбинировали два или более. Викторианские писатели приняли рассказы о «прибытии», изложенные в Anglo-Saxon Chronicle , как историческую правду, которую они затем изменили, чтобы они соответствовали их собственным повествовательным целям.Поскольку эти старые повествования часто противоречили друг другу, более поздние писатели пытались объединить их в цельные истории, которые давали им линейную историю их прошлого. Вот как сегодня можно читать два очень разных отчета об истории Британии, которые оба претендуют на то, чтобы быть правдой, и оба из которых могут ссылаться на более ранние нарративы в поддержку этого утверждения. При чтении этих различных источников следует помнить о различных версиях и интерпретациях так называемых «саксонских вторжений».

Центральная Европа 5 век н.э.

Варун Арья (CC BY)

Примером этой проблемы является утверждение, что саксы были наняты римлянами для войны в Британии. Поскольку у Рима в то время не было войск в Британии, рассказ о саксах, нанятых в качестве наемников, кажется правдоподобным: романизированные бритты решили нанять варваров в качестве наемников из соображений безопасности, что было обычной римской практикой. Археологические свидетельства присутствия саксов до 450 г. н.э. не отражают массовую миграцию, а очень слабы, что согласуется с военным завоеванием, о котором говорится в древних отчетах: в качестве полевой армии бриттов численность саксов изначально не могла превышать несколько тысяч.Галльские хроники 452 г. н.э. говорят о саксах, правивших большей частью Южной Британии, что также согласуется с увеличением количества саксонских археологических материалов после 450 г. н.э.

Самое раннее англосаксонское захоронение в Британии археологи датируют не позднее 425-450 гг. н.э. Практика захоронения саксов (и германских племен в целом) заметно отличалась от местных захоронений в Британии. Северогерманский ритуал кремации был введен в восточную Англию, но германцы постепенно отказывались от кремации в пользу ингумации, хороня своих умерших с погребальным инвентарем — обычай, который существовал примерно до 700 г. н.э.; к концу 6 века н.э. в саксонском захоронении мертвых преобладало обставленное погребение. Саксонские захоронения не произошли от прошлых обычаев коренных народов; вместо этого они связаны с захоронениями, найденными на другом берегу Северного моря. Позднеримские захоронения в Британии в основном представляли собой ингумации без мебели, но к концу 4 века н.э. мы видим появление ингумаций, сопровождаемых оружием и ремнями, которые часто интерпретируются как захоронения германских солдат-наемников, напоминающие другие захоронения, найденные в северной Галлии и другие области, занятые германскими племенами. Эти захоронения относятся к развитию англовских и саксонских погребальных обрядов, обнаруженных между V и VII веками нашей эры: погребения с погребением, в которых мужчин обычно хоронили с оружием, а женщин — с гребнями, брошками и ожерельями.

Как из исторических источников, так и из археологических данных ясно, что к концу V века н.э. юго-восток Британии находился под контролем различных саксонских групп. Распространение саксонской практики захоронения в местах, где ранее были зарегистрированы только захоронения коренных народов, отражает распространение саксов, вытесняющих коренные римские и кельтские группы.

Поглощение франками, завоевание Англии и культурное наследие

В 5 веке нашей эры зарегистрированы военные действия между франками и саксами в континентальной Европе.Под предводительством Хильдерик франки поддержали римские войска и помогли им победить ряд врагов, включая армию саксов в Анжере в 469 году нашей эры. Франки начали постепенный процесс поглощения континентальных саксов, и, хотя этот процесс все еще продолжался в 8 веке нашей эры, тем саксам, которые мигрировали в Британию, удалось укрепить свое присутствие. После нескольких поколений завоеваний, союзов и нестабильной преемственности они установили свою власть над большинством коренных народов.После вторжений викингов в 9 веке н.э. короли Уэссекса (Альфред и его потомки) создали первое сильное западно-саксонское королевство (к югу от Темзы), которому в 10 веке н.э. удалось завоевать остальную Англию, создав позднеанглийское государство. -Саксонское королевство.

Великобритания, гр. 600 CE

Хель-хама (CC BY-NC-SA)

г. Британия была единственным местом в Европе, где образовались новые государства, имевшие мало общего с римскими принципами. Все зарождающиеся государства в континентальной Европе, возникшие после упадка римского порядка, были созданы на римской основе, иногда с явным участием римлян или даже с сохранением ключевых аспектов римской жизни.Иначе обстояло дело с саксами, пришедшими в Британию и менее знакомыми с римскими обычаями.

Переселение саксов и англов в Британию было критическим этапом в общем развитии английского языка. Если бы эти германские племена не переселились в Британию, английского языка, каким мы его знаем, сегодня не существовало бы, а диалекты англов и саксов постепенно растворились бы в континентальных германских языках, возможно, смешавшись с нижненемецкими и голландскими диалектами. .По мере своего распространения по Британии эти германские группы вытесняли местные общины, говорящие на кельтском языке. Древнеанглийский язык, рожденный англами и саксами, которые вошли в Британию, постепенно вытеснил латинский и бриттонский языки в низинной Британии, а оттуда в конечном итоге получил господство над большей частью Британских островов.

Перед публикацией эта статья прошла проверку на точность, надежность и соответствие академическим стандартам.

Чернокожие присутствовали в нашей истории на протяжении веков.Преодолейте это | Дэвид Олусога

Это было ужасно. Две недели полного антиинтеллектуализма, вдохновленного культурными войнами; две недели альтернативных фактов, расизма собачьего свистка и бесстыдного женоненавистничества. Тем не менее, это — одна из самых неприятных строк в Твиттере на сегодняшний день — было вызвано появлением детского мультфильма, действие которого происходит в Древнем Риме.

Боевые действия начались, когда Пол Джозеф Уотсон, известный в Твиттере под ником @PrisonPlanet, напал на мультфильм BBC. Его проблема заключалась в том, что отец центральной семьи изображался темнокожим.Почувствовав политкорректный заговор с целью завладеть британской историей, предположительно организованный либеральной элитой откуда-то из глубины их штаб-квартиры в оторванном от реальности столичном медийном пузыре, Уотсон перешел в наступление. «Я имею в виду, кого волнует историческая достоверность, верно?» он твитнул. Линия фронта была натянута, когда бывший учитель Майк Стачбери в ответ указал, что «римская Британия была этнически разнообразной, почти по замыслу». Оттуда и понеслось.

Тем не менее, даже когда онлайн-фаланги столкнулись друг с другом, я предположил, наивно, как оказалось, что, когда один из ведущих мировых экспертов по Римской империи, профессор классики в Кембриджском университете, в этом вопросе все, кроме самых ярых борцов за культуру, согласились бы с тем, что это была ложная тревога, и отвели бы войска.Ничуть, потому что профессор Мэри Берд не только лишила их политического футбола, но и сделала это, будучи открытой и непростительной женщиной.

В космосе, говорят, никто не услышит твой крик. В сети многие люди, кажется, не в состоянии услышать факты, даже когда они тщательно изложены известным экспертом. Я не классик. Вот почему я полагаюсь на исследования таких ученых, как Бирд, когда дело доходит до римской истории, но все, что я читал, приводит меня к выводу, что существует широкий консенсус академических мнений о том, что в римской Британии жили люди, которые подходили бы Современное определение «черного». Не то чтобы римляне признавали расу в современном понимании и не записывали ее в оставленных нам записях.

В период своего расцвета империя Рима простиралась вдоль побережья Северной Африки, и африканцы к югу от Сахары пересекали ее пористую южную границу. Археологические свидетельства, большая часть которых основана на относительно новых криминалистических методах, таких как изотопный анализ, подкрепляют исторические данные, указывая на то, что африканцы как выше, так и ниже Сахары строили свои дома и строили свою жизнь на Британских островах.Именно такое исследование дало нам «леди с браслетом из слоновой кости», состоятельную, частично африканскую жительницу Йорка 3-го века. Совсем недавно с помощью аналогичного набора судебно-медицинских методов была обнаружена «леди Бичи-Хед», первая известная нам чернокожая британка. Ни одно из этих замечательных открытий или какое-либо другое свидетельство не получило большой популярности в Твиттере.

Мэри Бирд, которая подверглась критике в сети. Фотография: Caterina Turroni/BBC

Если бы это был просто еще один случай, когда разъяренная онлайн-бригада напала на Beard за то, что она была осведомленной и в то же время женщиной, это было бы неприятно, но не ново.Новым здесь было то, что американский экономист и философ Нассим Николас Талеб, по-видимому, не в своей тарелке, нашел время, чтобы возглавить обвинение против Бирд, обвинив ее в том, что она «несет чушь». В момент близкой к истерике Талеб объявил, что онлайн-спор о достоверности вымышленного персонажа в детском мультфильме был окончательным доказательством того, что «стипендия мертва в Великобритании».

Чтобы быть оптимистичными на мгновение, мы должны помнить, что тысячи людей бросились на защиту Бороды и продолжают делать это.Ряд известных голосов также поддержали и посетовали, что снова женщина в центре внимания общественности стала центром бури гнусных оскорблений. Также приятно помнить, что помимо Твиттера большинство людей, по крайней мере, по моему опыту, рассматривают тот факт, что Британия во времена Римской империи была более разнообразным в расовом отношении обществом, чем мы когда-то думали, не более чем увлекательной исторической деталью. Это один из тех удивительных фактов, которые становятся менее удивительными, когда вы начинаете об этом думать.Мы знаем, что в Римской империи жили люди с трех континентов, и мы знаем, что римляне любили путешествовать, о чем свидетельствуют тысячи миль прямых дорог, которые они оставили после себя, и все они, как известно, вели в сам Рим. Но события последних трех недель следует рассматривать как часть закономерности. Подобные, хотя и гораздо менее агрессивные обвинения были сделаны в прошлом против тех, кто стремился изобразить присутствие чернокожих в эпохи британской истории до Второй мировой войны.

В 2007 году Доктор Кто, тогда в образе Дэвида Теннанта, совершил поездку в шекспировский Лондон в эпизоде, действие которого происходит в 1599 году. Изображение елизаветинской столицы, изобилующей небольшим черным населением, привело к еще одному обвинению в исторической неточности. . Создателей программы обвинили в искажении британской истории во имя политкорректности. Звучит знакомо?

Интернет-кампания против исторического разнообразия снова подняла свои знамена в начале этого года. Во второй раз их целью стал повелитель времени, который к тому времени превратился в более седую фигуру Питера Капальди.На этот раз доктор совершил путешествие во времени в регентский Лондон, и снова в толпе можно было увидеть черные лица. Прогуливаясь по Лондону 1814 года, компаньон доктора Билл Поттс, которого сыграла смешанная раса Перл Маки, заметил, что город «немного более черный, чем показывают в кино». «Как и Иисус», — язвительно заметил доктор. «История — это побелка». В обоих случаях исторические свидетельства, на которых писатели основывали эти сцены, не оспариваются. Тем не менее, в сети раздавались обвинения в исторической неточности и раздавались гневные голоса.

То, что мы наблюдаем, является ответной реакцией на любые попытки, будь то из мира науки или массовой культуры, вернуть небелых людей в британское прошлое. Те из нас, кто пишет об этой истории, давно с этим знакомы. В 1990-х годах продавец в лондонском книжном магазине сообщил афроамериканскому историку Гретхен Герзине, что «до 1945 года в Англии не было чернокожих».

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.