С кем воевал юстиниан: кто сражался за империю – WARHEAD.SU

Содержание

кто сражался за империю – WARHEAD.SU

Армия ромеев

Император Юстиниан (527-565) унаследовал военную машину далеко не в самом лучшем состоянии. Она лишь отдалённо напоминала железные легионы периода расцвета Римской империи.

Щитом и мечом Константинополя были пограничные части и пять полевых армий. В Византии существовало несколько типов воинов: «нумеры» (регулярные части из жителей империи), федераты (союзные войска из племён, поселившихся в империи и сохранивших свою организацию), букелларии. Последние были личной гвардией полководцев, фактически их частными дружинами. В битвах букеллариев зачастую использовали как тактический резерв.

Армия Юстиниана: «нумер», катафрактарий и пехотинец. Художник — Ангус МакБрайд

Значительную часть войска составляли конные лучники, защищённые панцирями. Такие воины требовались для боев как с кочевниками, так и с персами, обладавшими сильной конницей. Кроме лучников в коннице также имелись подразделения тяжёлых катафрактов.

Единообразие вооружения и организация отсутствовали, дисциплина оставляла желать лучшего, а сами армии не отличались большими размерами. Но у Юстиниана были два талантливых полководца — Велизарий и Нарсес, которые компенсировали слабые стороны имперской армии.

Император Юстиниан со своим окружением: слева от него Велизарий, справа — Нарсес

Восточный фронт

Византия находилась в кольце врагов. Западную половину империи захватили варвары, которые создали там ряд своих королевств. Кроме того, взойдя на престол, Юстиниан получил также войну с персами на востоке. Заключить мир не удалось.

Главной ударной силой персидской армии была тяжёлая ударная конница «саваран», также правившие Персидской державой Сасаниды сформировали конный корпус «бессмертных». Использовали они и боевых слонов.

Когда-то, во времена Ксенофонта и Александра Македонского, греки с лёгкостью громили персидские полчища, но та эра ушла безвозвратно. Войска персов эпохи династии Сасанидов были грозной силой.

В 527 году Юстиниан назначил Велизария командующим армией Востока и направил его на персидскую границу. Полководец должен был привести войско к приграничной крепости Даре (ныне — на востоке Турции) и защитить её от захвата персами.

Дара против персов (530)

У византийцев в этом сражении было примерно 25 тысяч воинов. Персидская армия под командованием Фируза заметно превосходила их численно — она насчитывала около 40 тысяч солдат. Чтобы хоть как-то уравновесить силы, Велизарий усилил позиции тремя рвами (двумя фланговыми и одним в центре, во второй линии). Войска расположились за рвами, в которых имелись проходы для контратак.

Битва при Даре: начало. Карта из книги Б. Т. Кэрри «Дорога на Манцикерт: византийское и исламское военное искусство, 527–1071 гг.»

Укрыв армию за укреплениями, Велизарий успешно применил активную оборону.

В ходе битвы персидская конница несколько раз атаковала то правое, то левое крыло византийского боевого порядка, а ромеи отвечали удачными контратаками.

Сначала от удара скрытых за холмом гуннов серьёзные потери понесло правое крыло армии Фируза. Тогда акцент перенесли на другое крыло, усилив его «бессмертными». Тяжёлая персидская конница, обойдя рвы, смяла противостоящую ей конницу ромеев под командованием Иоанна Армянина. Велизарий нанёс удар из центра по увлёкшимся персам — они понесли серьёзные потери, а их командир погиб. В это же время Иоанн, получив передышку, остановил отступающую конницу. Левое крыло персидской армии было смято, фланг их войска оголён.

Карта из книги Б. Т. Кэрри «Дорога на Манцикерт: византийское и исламское военное искусство, 527–1071 гг.»

Затем, после обстрелов из луков и атак конницы, строй персидского войска удалось сломить, и оно обратилось в бегство. «Бессмертные» сражались до последнего. Византийцы вскоре приостановили преследование, но победа была налицо — на поле боя остались лежать восемь тысяч лучших персидских воинов.

Такой победы не случалось уже много лет!

Исход битвы решили столкновения конницы. Персидская пехота практически не принимала участия в битве.

Война с Персией в 532 году фактически закончилась установлением «статус-кво» на восточной границе. При этом Византия должна была выплатить большую сумму; формально — за оборону Кавказских горных проходов, но фактически империя просто купила мир. Как позже выяснилось — на восемь лет.

Месть за Рим: разгром вандалов

В 533 году Юстиниан отправил экспедиционный корпус Велизария (десять тысяч пехоты, шесть тысяч конницы плюс порядка тысячи букеллариев) на завоевание королевства вандалов и аланов — на территории современного Туниса. Армия состояла преимущественно из регулярных войск, там была лишь тысяча гуннов-федератов. Они и стали «ахиллесовой пятой» войска — вандалы в ходе кампании попытались их перекупить.

Война длилась менее года. В двух битвах — при Ад Дециме и Трикамероне — варваров разбили, а Карфаген был взят. Войско вандалов и их союзников численно превосходило армию византийцев, но в каждой из этих двух битв свою роль в поражении варваров сыграла гибель предводителей отрядов — и плохая дисциплина воинов.

Ад Децим (533)

В битве при Ад Дециме («Десятимильный камень») недалеко от Карфагена фатальной для вандалов стала несогласованность действий их отрядов. Один из них, под командованием Аммата — брата короля Гелимера, преждевременно атаковал византийцев. В ходе боя Аммат получил смертельное ранение, а его воины обратились в бегство.

Битва при Ад Дециме, первая и заключительная фазы (источник фото)

В дальнейшем вандальский король Гелимер упустил удобный момент для атаки, поскольку — прямо во время битвы! — занялся похоронами брата.

Трикамерон (533)

После первой битвы Велизарий занял Карфаген, а Гелимер отступил и вызвал с Сардинии войско своего брата Цазона.

Решающая битва при Трикамероне напоминает цепь случайностей. Но так ли случаен был её результат?

Фактически исход сражения решился во время схватки византийского конного авангарда с конницей вандалов. В ходе третьей атаки византийцев погиб командующий центром армии вандалов Цазон, после чего варвары стали отступать. Отряды один за другим отошли в лагерь, а Велизарий ждал подхода своей пехоты для штурма укреплений. Вандалов охватила паника.

Испугавшись, что ромеи окружат лагерь, Гелимер запрыгнул на коня и ускакал. Дурной пример заразителен — воины последовали за ним. Всё вандальское войско, численно превосходившее армию Велизария, разбежалось. Победители, в свою очередь, увлеклись тем, что стали грабить брошенный обоз.

Битва при Трикамероне (источник фото)

Бой не был кровопролитным — византийцы потеряли около пятидесяти человек, а вандалы — порядка 800. Гелимера схватили только через три месяца, после чего отправили в Константинополь.

Там происходила странная, затянувшаяся на века вендетта. По иронии истории Карфаген, разрушенный римлянами во II веке до н. э., был ими же позже восстановлен. И оттуда же в 455 году приплыли вандалы, которые устроили грандиозный погром в «Вечном городе». И вот Рим был отомщён! Затем византийцам в Африке пришлось подавлять восстания и отражать набеги племён «мавров», но и с этим они вполне успешно справились в 540-е годы.

Североафриканское побережье до самой Атлантики вернулось в состав империи. Удалось отвоевать и южную Испанию.

Битва за Рим: Велизарий против готов

Как заметил историк Джон Норвич, Византия — это слияние римского тела, греческого разума и восточной мистической души. Вообще, Византией эту империю (а её жителей византийцами) называем только мы. Сами они себя считали римлянами — ромеями. А Римская империя без Рима — это неправильно, вроде как «Римская империя в изгнании».

Поэтому наступила очередь Италии, которой управляло германское племя остготов. Казалось, Империя завоюет их так же успешно, как и вандалов.

Но войск у Велизария с каждым новым его походом становилось всё меньше и меньше.

Полководец с небольшой армией (семь с половиной тысяч воинов плюс личная гвардия — букелларии) высадился на Сицилии. В ходе войны он получал лишь небольшие подкрепления — и с такими скромными силами Велизарий за несколько лет завоевал почти весь полуостров к югу от реки По, пленил готского короля Витигеса и захватил его казну.

Стены и ворота Рима в VI веке (источник фото)

Но войну пришлось срочно сворачивать, не доведя до конца. В 540 году Юстиниан отозвал Велизария в Константинополь, поскольку персы расторгли мирный договор и «открыли второй фронт», захватив Антиохию. В Италии пришлось оставить несколько византийских отрядов.

Воспользовавшись отсутствием Велизария, недобитые готы вновь создали войско и перешли в контрнаступление. Вскоре они нанесли поражение византийским отрядам и отвоевали почти всю Италию. Воины армии империи, не получая вовремя жалованье, дезертировали и присоединялись к победоносному противнику.

Велизарий вернулся на Апеннины, но ему так и не удалось вновь переломить ход войны. Вечный город переходил из рук в руки.

В игру вступает Нарсес

Вскоре Велизарий, которого очень не любила императрица Феодора, попал в опалу, и его отправили в отставку. Правда, империя нуждалась в его военных талантах, поэтому в тяжёлые моменты его несколько раз возвращали на службу.

В 551 году с новой византийской армией в Италию отправился евнух Нарсес, уже пожилой человек. На это раз завоевание полуострова начали с севера. Постоянные войны, отражение набегов варваров и прокатившаяся эпидемия чумы сильно ослабили империю. Воинов не хватало, ложкой скребли уже по днищу котелка. Поэтому армия Нарсеса (20-25 тысяч) состояла в основном из наёмников и федератов, а византийские воины составляли лишь её ядро.

Битва при Тагине против готов (552)

Вскоре армия Нарсеса встретилась с готами в решающей битве при Тагине (в Умбрии). Конные воины готского короля Тотилы атаковали центр византийского боевого порядка, состоявшего из тяжёлой пехоты и спешенной конницы.

Битва при Тагине. Карта из книги Б. Т. Кэрри «Дорога на Манцикерт: византийское и исламское военное искусство, 527–1071 гг.»

Но Нарсес умело расположил свои войска. Атака варваров не достигла успеха, при этом воины Тотилы попали под фланговый обстрел со стороны многочисленных конных лучников ромеев. Последовавшая контратака византийцев привела к беспорядочному отступлению конницы готов, которая смяла свою же пехоту. Сработал «принцип домино». Всё войско варваров обратилось в бегство — и было разгромлено. Погибло около шести тысяч воинов. Тотила получил смертельное ранение и вскоре умер.

Битва при Тагине. Карта из книги Б. Т. Кэрри «Дорога на Манцикерт: византийское и исламское военное искусство, 527–1071 гг.»

Главным козырем ромеев, который и помог выиграть эту битву, историк Прокопий Кесарийский называет наличие у них дисциплины. Талант византийских полководцев проявился также в том, что они смогли объединить в единый механизм даже такую разношёрстную армию.

Нарсес преследовал остатки армии готов до Неаполя. Там в битве погиб их новый король — Тейя. Затем у горы Везувий заключили мир — уцелевшим готам разрешили покинуть Италию.

Казилин против франков и алеманнов (554)

Но испытания империи на этом не закончились. В Италию из-за Альп вторглись два больших франко-алеманнских войска. Варвары разгромили ромеев при Парме и, не встречая серьёзного сопротивления, дошли до Калабрии и Апулии, на самом юге полуострова. Затем, набрав добычи, эти две армии стали возвращаться.

Евгений Башин-Разумовский

Эксперт по историческим вопросам

Алеманны — конфедерация германских племён. В указанное время они жили на территории современной Южной Германии и подчинялись королям франков.

Варваров намного больше? Это не повод проигрывать войну! И ромеи решили сыграть в Ганнибала.

Сначала они показали балет «Тразименское озеро». Одно из варварских войск под командованием Леотара на обратном пути попало в засаду — и ромеи уничтожили его.

Битва на реке Казилин. Карта из книги Б. Т. Кэрри «Дорога на Манцикерт: византийское и исламское военное искусство, 527–1071 гг.»

Со второй армией Нарсес сразился у Казилина, около Капуи. Византийцев было 18 тысяч. В варварском войске под командованием Бутилина первоначально было около тридцати тысяч воинов, однако за время похода болезни и дезертирство сократили его численность. Силы практически сравнялись. Но слабым звеном византийской армии вновь стали федераты. У ромеев возникли трения с федератами из германского племени герулов, и два герульских дезертира, перебежавшие к Бутилину, сообщили, что их единоплеменники не будут сражаться. Это воодушевило франков и алеманнов.

Не следует принимать желаемое за действительное!

Во время битвы германские воины, построившись клином, прорвали боевые порядки византийской пехоты в центре. Однако конница Нарсеса атаковала пехотный клин с флангов, а герулы закрыли брешь в боевых порядках ромеев. Византийцы окружили войско франков и устроили ему «Канны».

Битва на реке Казилин. Карта из книги Б. Т. Кэрри «Дорога на Манцикерт: византийское и исламское военное искусство, 527–1071 гг.»

По словам историка Агафия Миринейского, спастись смогли только пять варваров, а византийцы потеряли в битве 80 человек. Даже если он слегка приукрасил, победа была полной.

Цена победы

Фактически Италию пришлось завоёвывать дважды — сначала Велизарию, а затем Нарсесу. По ней прокатились войска Тотилы, а также орды франков и алеманнов. Империи досталась опустошённая страна с разрушенными городами.

Империя Юстиниана. Карта из книги Б. Т. Кэрри «Дорога на Манцикерт: византийское и исламское военное искусство, 527–1071 гг. »

За время правления Юстиниана появились две новых армии (для Африки и Италии), а из состава армии Востока выделили армию Армении. Но численность всех войск империи за это время сократилась.

Конечно, империя была уже не та, что во времена Августа и Траяна. Но небольшие византийские армии в VI веке успешно громили врагов, отражали их вторжения и устраивали реконкисту. И самые яркие победы удалось одержать двум талантливым полководцам империи — Велизарию и Нарсесу.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

ВОЙНЫ ЮСТИНИАНА. История византийских войн

Читайте также

5 Возвышение Юстиниана (493–540)

5 Возвышение Юстиниана (493–540) Император Зенон умер 9 апреля 491 г. в Константинополе.К этому моменту ему практически удалось освободить империю от готов. Единственная проблема, которую Зенону не удалось решить, была религиозная: монофизитская ересь продолжала

Внешняя политика и войны Юстиниана

Внешняя политика и войны Юстиниана В своей внешней политике на Западе Юстиниан руководствовался прежде всего идеей восстановления Римской империи. Для осуществления этого грандиозного замысла Юстиниану нужно было покорить варварские государства, возникшие на

ВОЙНЫ ЮСТИНИАНА

ВОЙНЫ ЮСТИНИАНА СТРАТЕГИЧЕСКИЕ МЕРЫ В начале царствования Юстиниана в 527 г. войска Восточной Римской империи были сведены в пять полевых армий и большое количество территориальных подразделений, расквартированных вдоль государственной границы. Полевые армии

1. Вторжение полчищ Буцелина и Левтара в Италию, истребление их. — Триумф Нарзеса в Риме. — Капитуляция готов в Компсе. — Состояние Рима и Италии после войны. — Прагматическая санкция Юстиниана. — Большое значение римского епископа. — Сенат. — Общественные учреждения. — Смерть папы Вигилия. — Папа П

1. Вторжение полчищ Буцелина и Левтара в Италию, истребление их. — Триумф Нарзеса в Риме. — Капитуляция готов в Компсе. — Состояние Рима и Италии после войны. — Прагматическая санкция Юстиниана. — Большое значение римского епископа. — Сенат. — Общественные учреждения. —

Непосредственные преемники Юстиниана

Непосредственные преемники Юстиниана Когда сильная фигура Юстиниана сошла со сцены, то вся его искусственная государственная система, временно удерживавшая империю в состоянии равновесия, разрушилась. С его смертью, по словам английского историка Бьюри, «ветры

Дипломатия Юстиниана (527 — 565 гг.).

Дипломатия Юстиниана (527 — 565 гг.). Образцом для варварских королевств была дипломатическая служба в Восточной Римской (Византийской) империи. Сохранив старые римские традиции, все более изощряясь в новой, сложной и опасной обстановке, когда чаще приходи­лось полагаться

5 Возвышение Юстиниана (493–540)

5 Возвышение Юстиниана (493–540) Император Зенон умер 9 апреля 491 г. в Константинополе.К этому моменту ему практически удалось освободить империю от готов. Единственная проблема, которую Зенону не удалось решить, была религиозная: монофизитская ересь продолжала

5. Правление Юстиниана (527—565 гг.)

5. Правление Юстиниана (527—565 гг.) Нет большей ошибки, чем точка зрения, что идея империи прекратила свое существование после расчленения варварами ее западной части. Нет никаких оснований сомневаться в том, что находившийся на престоле в Константинополе василевс, как

Строительство Юстиниана

Строительство Юстиниана Много государственных средств тратил Юстиниан на монументальное строительство. И в этом плане обессмертил себя созданием Св. Софии Цареградской. Константиновская Св. София сгорела во время народного бунта при Иоанне Златоусте. Перестроенная

18.

 КОДИФИКАЦИЯ ЮСТИНИАНА

18. КОДИФИКАЦИЯ ЮСТИНИАНА Кодификация – от латинского «codex», т. е. «книга, листы которой скреплены и разрезаны у корешка». Кодификация Юстиниана была проведена виднейшими юристами (под руководством Трибониана) в 528–534 гг. по указанию этого знаменитого византийского

Династия Юстиниана

Династия Юстиниана

Деяния Юстиниана

Деяния Юстиниана Юстиниан прежде всего стремится восстановить и укрепить императорскую власть, он ведет себя как абсолютный властитель, на восточный манер.Он реформирует управление с тем, чтобы сделать его более эффективным и простым, способным побороть коррупцию.Он

Завоевания Юстиниана

Завоевания Юстиниана Самое замечательное из деяний Юстиниана — его попытка реставрации империи в ее единстве и полноте путем завоевания ее западной части. Он нейтрализовал своего главного противника, персидского царя из династии Сасанидов, купив у него мир.Он смог

Войны с вандалами, остготами и вестготами; их результаты. Персия. Славяне

Войны с вандалами, остготами и вестготами; их результаты. Персия. Славяне

Вандальская экспедиция представлялась чрезвычайно трудной. Надо было перевезти морем в Северную Африку многочисленную армию, которая должна была вступить в борьбу с народом, обладавшим сильным флотом и в середине V века уже разорившим Рим. Кроме того, переброска крупных сил на Запад должна была отразиться на восточной границе, где Персия, наиболее опасный враг империи, вела с последней постоянные пограничные войны.

Историк сообщает интересный рассказ о совете, на котором впервые обсуждался вопрос об африканской экспедиции[299]. Наиболее верные советники императора высказывали сомнение в исполнимости задуманного предприятия и считали его опрометчивым. Сам Юстиниан уже начинал колебаться и только, в конце концов, оправившись от кратковременной слабости, настоял на первоначальном своем плане. Экспедиция была решена. К тому же в это время в Персии произошла смена правителей, и Юстиниану удалось в 532 году с новым государем заключить «вечный» мир на унизительных для Византии условиях ежегодной уплаты персидскому царю крупной суммы денег. Последнее обстоятельство позволяло Юстиниану с большей свободой действовать на западе и юге. Во главе многочисленной армии и флота был поставлен талантливый полководец Велизарий, главный помощник в военных предприятиях императора, незадолго перед тем усмиривший большое внутреннее восстание «Ника», о котором речь будет ниже.

Надо сказать, что к тому времени вандалы и остготы уже не являлись теми страшными врагами, какими они были раньше. Попав в условия необычного для них расслабляющего южного климата и столкнувшись с римской цивилизацией, они довольно быстро потеряли свою прежнюю энергию и силу. Известное уже нам арианство германцев ставило их в натянутые отношения с туземным римским населением. Восставшие берберские племена также немало ослабляли вандалов. Юстиниан прекрасно учел создавшееся положение: он при помощи умелой дипломатии обострял их внутренние раздоры и был уверен, что германские государства никогда не выступят против него сообща, так как остготы находились в ссоре с вандалами, православные франки враждовали с остготами, а слишком далекие, жившие в Испании вестготы не смогут серьезно вмешаться в эту борьбу. Юстиниан поэтому надеялся разбить врагов поодиночке.

Вандальская война продолжалась с некоторыми перерывами с 533 по 548 год[300]. В начале Велизарий в самый короткий срок рядом блестящих побед подчинил вандальское государство, так что торжествующий Юстиниан объявил, что «Бог, по своему милосердию, предал нам не только Африку и все ее провинции, но и возвратил нам императорские украшения, которые, после взятия Рима (вандалами), были ими унесены»[301]. Думая, что война закончена, император отозвал Велизария с большей частью войска в Константинополь.

Тогда в Северной Африке вспыхнуло ожесточенное восстание берберов, с которым оставленному оккупационному корпусу было очень трудно бороться.

Преемник Велизария Соломон был полностью разбит и убит. Изнурительная война продолжалась до 548 года, когда императорская власть была полностью восстановлена решительной победой Иоанна Троглиты, как дипломата, так и талантливого генерала. Третий герой императорской оккупации Африки, он поддерживал там полное спокойствие примерно четырнадцать лет. Его деяния рассказаны современником, африканским поэтом Кориппом в его историческом произведении «Иоаннея»[302].

Эти победы не вполне соответствовали надеждам и планам Юстиниана, так как западная часть ее до Атлантического океана воссоединена не была, за исключением сильной крепости Септем (Septem) на проливе Геркулесовы Столпы (теперь испанская крепость Сеута – Ceuta). Но тем не менее большая часть Северной Африки, Корсика, Сардиния и Балеарские острова подчинились Юстиниану, который положил немало труда на водворение порядка в завоеванной стране.

Еще в настоящее время величественные развалины многочисленных византийских крепостей и укреплений, возведенных Юстинианом в Северной Африке, свидетельствуют о кипучей деятельности, проявленной императором для защиты страны.

Еще более изнурительна была остготская кампания, продолжавшаяся с перерывами с 535 по 554 год. Из этих хронологических дат видно, что эта война велась в продолжение первых тринадцати лет одновременно с вандальской войной. Вмешавшись во внутренние раздоры остготов, Юстиниан открыл военные действия. Одна армия начала завоевание входившей в состав остготского государства Далмации; другая армия, посаженная на суда и имевшая во главе Велизария, без труда заняла Сицилию и, перенеся военные действия в Италию, завоевала Неаполь и Рим. Вскоре после этого столица остготов Равенна открыла ворота Велизарию. Их король был перевезен в Константинополь. Юстиниан к своему титулу «Африканский и Вандальский» прибавил «Готский». Казалось, что Италия окончательно покорена Византией.

В это время у остготов появился энергичный и талантливый король Тотила, последний защитник остготской самостоятельности. Он быстро восстановил дела остготов. Одно за другим византийские завоевания в Италии и на островах переходили в руки остготов. Несчастный Рим, переходивший несколько раз из рук в руки, превратился в груду развалин. После стольких неудач Велизарий был отозван из Италии. Дела поправил другой выдающийся византийский полководец Нарзес, который рядом искусных действий сумел победить готов. Армия Тотилы была разбита в битве при Busta Gallorum в Умбрии. Сам Тотила бежал, но напрасно[303]. «Его окровавленные одежды и шлем, украшенный драгоценными камнями, который он носил, были доставлены Нарзесу, который послал их в Константинополь, где они были положены к ногам императора как видимое доказательство того, что врага, который так долго бросал вызов его власти, больше нет»[304]. После двадцатилетней опустошительной войны, в 554 году, Италия, Далмация и Сицилия были воссоединены с империей.

Прагматическая санкция, опубликованная в том же году Юстинианом, возвращала крупной земельной аристократии в Италии и церкви отнятые у них остготами земли и привилегии и намечала ряд мер для облегчения разоренного населения. Со времени остготской войны промышленность и торговля на долгие времена остановились в Италии, а из-за недостатка рабочих рук итальянские поля оставались необработанными. Рим превратился в заброшенный, разрушенный, не имевший политического значения центр, где приютился папа[науч.ред.17].

Последнее завоевательное предприятие Юстиниана было направлено в год окончания остготской войны (554) против вестготов на Пиренейском полуострове. Но забывшие ввиду грозившей опасности свои внутренние распри вестготы дали сильный отпор византийскому войску и отстояли свою независимость. В руки Юстиниана отошел лишь юго-восточный угол полуострова с городами Карфагеном, Малагой и Кордовой. Его территория, в конечном счете, тянулась от мыса св. Винсента на западе за Карфаген на востоке[305].

С известными изменениями императорская провинция, таким образом установившаяся в Испании, просуществовала под властью Константинополя примерно семьдесят лет. Не вполне ясно, была ли эта провинция независимой, или же она зависела от наместника Африки[306]. Некоторое количество церквей и других архитектурных памятников византийского искусства было недавно открыто в Испании и, насколько можно судить, большой ценности они не имеют[307].

В результате наступательных войн Юстиниана пространство его монархии, можно сказать, удвоилось: Далмация, Италия, восточная часть Северной Африки (часть современного Алжира и Тунис), юго-восток Испании, Сицилия, Сардиния, Корсика и Балеарские острова вошли в состав государства Юстиниана. Границы его простирались от Геркулесовых Столпов до Евфрата. Но несмотря на эти громадные успехи, разница между замыслами Юстиниана и действительными результатами была очень значительна: западную Римскую империю в ее целом ему возвратить не удалось. Вне его власти остались западная часть Северной Африки, Пиренейский полуостров, северные части остготского государства к северу от Альп (прежние провинции Реция и Норика). Вся Галлия не только осталась в полной независимости от Византии, но Юстиниан, ввиду угрозы со стороны франкского государства, даже согласился на уступку франкскому королю Прованса. Не надо также забывать, что на всем великом пространстве вновь завоеванной территории власть императора далеко не везде была одинаково крепка; на это у государства не хватало ни сил, ни средств. Между тем удержать эти территории можно было только силой. Поэтому блестящая внешность наступательных войн Юстиниана таила в себе зачатки серьезных грядущих затруднений как политического, так и экономического характера.

Оборонительные войны Юстиниана были гораздо менее удачны и временами очень унизительны по результатам. Эти войны велись с Персией на востоке и со славянами и гуннами на севере.

В VI веке существовали две «великих» державы: Византия и Персия, у которых уже издавна шли утомительные и кровопролитные войны на восточной границе. После «вечного» мира с Персией, о котором речь была выше и который развязал Юстиниану руки на западе, персидский царь Хосров Ануширван, т. е. Справедливый, талантливый и искусный правитель, уводя честолюбивые замыслы императора на Запад, воспользовался ситуацией[308].

Получив просьбу о помощи от теснимых остготов и имея всегда насущные вопросы в пограничных областях, он нарушил «вечный» мир и открыл военные действия против Византии[309]. Началась кровопролитная война с перевесом в сторону персов. Призванный из Италии Велизарий ничего не мог сделать. Хосров между тем вторгся в Сирию, взял и разорил Антиохию, этот, по словам Прокопия, «древний, знаменитый, самый богатый, большой, многолюдный и красивый город из всех римских городов на востоке»[310], и дошел до берегов Средиземного моря. На севере персы воевали в прикавказских странах, с лазами (в Лазике, современном Лазистане), стараясь пробиться к Черному морю. Лазика находилась в то время в зависимости от Византии. Юстиниану после больших трудов удалось купить перемирие на пять лет за уплату крупной суммы денег. Но, в конце концов, бесконечные военные столкновения утомили и Хосрова. В 562 году между Византией и Персией был заключен мир на пятьдесят лет. Благодаря историку Менандру[311], до нас дошли точные, подробные сведения о переговорах и об условиях самого мира. Император обязался ежегодно платить Персии очень большую сумму денег и выговорил у персидского царя религиозную терпимость для христиан, живших в Персии, но под непременным условием не вести в ней дальнейшей христианской пропаганды. Что было важно для Византии, это согласие персов очистить Лазику, прибрежную область на юго-востоке Черного моря. Другими словами, персам не удалось утвердиться на берегах Черного моря, которое осталось в полном распоряжении Византии. Последнее обстоятельство имело крупное политическое и торговое значение[312].

Иной характер имели оборонительные войны на севере, т.е. на Балканском полуострове. Как было сказано выше, северные варвары, болгары и, по всей вероятности, славяне опустошали провинции полуострова еще при Анастасии. При Юстиниане славяне являются впервые под своим собственным именем (склавины у Прокопия). В его время славяне уже гораздо более густыми толпами и отчасти болгары, которых Прокопий называет гуннами, почти ежегодно переходят Дунай и углубляются далеко в византийские области, предавая огню и мечу проходимые местности. Они доходят, с одной стороны, до предместий столицы и проникают к Геллеспонту, с другой стороны, в Греции до Коринфского перешейка и к западу до берегов Адриатического моря. При Юстиниане же славяне уже показали свое стремление к берегам Эгейского моря и грозили Фессалонике (Солуни), второму после Константинополя в империи городу, который вместе со своими окрестностями вскоре сделается одним из центров славянства на Балканском полуострове. Императорские войска с громадным напряжением боролись со славянскими вторжениями и очень часто заставляли славян уходить снова за Дунай. Но уже почти наверняка можно сказать, что не все славяне уходили обратно; некоторые из них оставались, так как войскам Юстиниана, занятым на других театрах войны, было не под силу до конца доводить ежегодные операции на Балканском полуострове. Эпоха Юстиниана важна именно тем, что она на Балканском полуострове положила основание славянскому вопросу, который, как мы увидим ниже, к концу VI и началу VII века получит для Византии уже первостепенное значение.

Помимо славян, германцы-гепиды и кутургуры, народ, родственный гуннам, вторгались на Балканский полуостров с севера. Зимой 558–559 годов кутургуры во главе с их вождем Заберганом, заняли Фракию. Отсюда один отряд (one band) был направлен разорять Грецию, другой захватил Херсонес Фракийский, а третий, конный отряд, направился под предводительством самого Забергана на Константинополь. Страна была разорена. В Константинополе царила паника. Церкви захваченных областей отсылали свои сокровища в столицу или посылали их морем на азиатский берег Босфора. Юстиниан призвал Велизария спасать Константинополь в этой кризисной ситуации. Кутургуры были в конечном счете разбиты по всем трем направлениям их атак, однако Фракия, Македония и Фессалия понесли ужасный экономический урон от их вторжения[313].

Гуннская опасность чувствовалась не только на Балканах, но и в Крыму[науч.ред.18], который частично принадлежал империи. Здесь были знамениты тем, что сохраняли в течение веков в варварском окружении греческую цивилизацию, два города – Херсонес и Боспор. Эти города играли важную роль в торговле между империей и территорией современной России. В самом конце V века гунны захватили равнины полуострова и стали угрожать византийским владениям на полуострове, также как и маленькому готскому поселению вокруг Дори в горах, под византийским протекторатом. Под влиянием гуннской опасности Юстиниан построил и восстановил многие форты и возвел длинные стены, следы которых еще видны[314], своего рода limes Tauricus, который обеспечивал эффективную защиту[315].

Наконец, миссионерский пыл Юстиниана и Феодоры не обошел вниманием африканские народы, которые жили на Верхнем Ниле между Египтом и Эфиопией, в районе первого порога – блеммиев и нобадов (нубийцев). Благодаря энергии и искусству Феодоры нобады с их королем Силко были обращены в христианство монофизитского толка и новообращенный король, соединившись с византийским полководцем, заставил блеммиев принять ту же веру. Для того чтобы отметить свою победу, Силко оставил в одном храме блеммиев надпись, по поводу которой Бьюри сказал: «Хвастовство этого маленького правителя было бы уместно в устах Аттилы или Тамерлана»[316]. В надписи говорится: «Я, Силко, царек (??????????) нобадов и всех эфиопов»[317].

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читать «Эпитома сочинения Помпея Трога «История Филиппа»» — Юстин Марк Юстиниан — Страница 133

Гл.4. (1) Итак, парфянский царь Митридат после войны с Арменией был изгнан из царства за свою жестокость парфянским советом старейшин. (2) Брат его Ород, завладев оставшимся без правителя царством, подверг Вавилон, куда бежал Митридат, долгой осаде и голодом принудил вавилонян к сдаче. (3) Митридат, надеясь на родственные отношения, добровольно предался во власть Орода. (4) Однако Ород, считая его скорей своим врагом, чем братом, приказал его убить у себя на глазах. После этого Ород воевал с римлянами и уничтожил римского полководца Красса вместе с его сыном и со всем римским войском. (5) Для преследования остатков римского войска был послан сын Орода Пакор. В Сирии он совершил большие подвиги и возбудил этим подозрения у своего отца и был отозван обратно в Парфию. Во время его отсутствия оставшееся в Сирии парфянское войско со всеми его вождями было перебито Кассием, квестором Красса. (6) Спустя немного времени после того, как все это произошло, в Риме началась гражданская война между Цезарем и Помпеем, во время которой парфяне были на стороне помпеянцев, как потому, что они во время войны с Митридатом были в дружбе с Помпеем, так и потому, что сын убитого парфянами Красса, как они слышали, находился среди приверженцев Цезаря и в случае победы Цезаря, несомненно, стал бы мстить за отца. (7) Поэтому же, когда сторонники Помпея были побеждены, парфяне послали вспомогательные отряды Кассию и Бруту против Августа и Антония. По окончании этой войны они вступили в союз с Лабиеном, под командой того же Пакора опустошили Сирию и Азию и с громадными силами напали на лагерь Вентидия, который в отсутствие Пакора разгромил парфянское войско. (8) Вентидий притворился испуганным, долго отсиживался в лагере и в течение некоторого времени терпеливо сносил оскорбления со стороны парфян. Но наконец направил на них, не ожидавших нападения и торжествующих, часть своих легионов. Рассеянные этим натиском, парфяне отступили в разных направлениях. (9) Пакор думал, что поспешно отступающие парфяне увлекли за собой римские легионы, и напал на лагерь Вентидия, который он считал незащищенным. (10) Тогда Вентидий, выведя оставшиеся в лагере легионы, уничтожил весь парфянский отряд вместе с самим царем Пакором. Ни в одну войну парфяне не потерпели более страшного поражения. (11) Когда весть об этом дошла до Парфии, отец Пакора, Ород, который еще недавно узнал о том, что парфянами опустошена Сирия и захвачена Азия, который гордился Пакором как победителем римлян, теперь, неожиданно услышав о смерти сына и поражении парфянского войска, с горя впал в безумие. (12) Много дней он ни с кем не говорил, не принимал пищи, не издавал ни звука, так что казалось, будто он онемел. (13) Затем спустя долгое время, когда его скорбь несколько утихла и к нему вернулся голос, он называл только одно имя – Пакора. Ему казалось, что он видит Пакора, слышит Пакора, говорит с ним, стоит с ним рядом, порой же он горько оплакивал Пакора как погибшего. (14) Наконец после долгой и тягостной скорби на несчастного старца обрушились другие тревоги: он стал беспокоиться о том, которого из своих тридцати сыновей назначить наследником престола вместо Пакора. (15) Многочисленные его наложницы, от которых родилось такое потомство, осаждали старика, каждая хлопоча за своих близких. (16) Но в Парфии по велению судеб стало как бы установленным обычаем иметь царями отцеубийц (parricidas), и поэтому царем стал самый преступный из всех сыновей Орода по имени Фраат.

Гл.5. (1) Он тотчас же умертвил отца, который, по его мнению, никак не мог собраться умереть; тридцать своих братьев он тоже убил. Не остановился он и перед убийством своих сыновей. (2) Видя, что его ненавидят представители знати (optimates) за непрекращающиеся его преступления, он приказал убить своего взрослого сына, чтобы не было никого, кого можно было бы поставить в цари вместо него, Фраата. (3) Затем на него напал Антоний с шестнадцатью отборными легионами, в отмщение за помощь, оказанную против Антония и Цезаря; однако, потерпев ряд тяжелых поражений, Антоний отступил из Парфии. (4) Фраат от этой победы стал еще высокомернее и в делах правления стал проявлять чрезмерную жестокость, поэтому народ изгнал его. (5) В течение долгого времени Фраат досаждал соседним государствам, наконец скифам, просьбами и с помощью большого скифского войска был восстановлен в царских правах. (6) Во время отсутствия Фраата парфяне поставили царем некоего Тиридата, который, услыхав о приближении скифов, с большим отрядом друзей бежал к Цезарю в Испанию, где тот вел в это время войну, и привел с собой в качестве заложника младшего сына Фраата, которого охраняли так небрежно, что его удалось похитить. (7) Фраат, узнав об этом, немедленно отправил к Цезарю послов и потребовал выдачи раба своего Тиридата и своего сына. (8) Цезарь, выслушав послов Фраата и ознакомившись с притязаниями Тиридата (этот последний желал, чтобы его восстановили на царстве, обещая, что Парфия признает свою зависимость от Рима, если он, Тиридат, получит царство в дар от римлян), дал такой ответ: он ни Тиридата парфянам не выдаст, ни Тиридату не предоставит вспомогательных отрядов против парфян. (9) Однако, чтобы не казалось, что от Цезаря никто ничего не добился, он и сына Фраата отпустил без выкупа, и Тиридату приказал выплачивать богатое содержание, пока он пожелает оставаться у римлян. (10) После этого, когда Цезарь, окончив войну в Испании, прибыл в Сирию для приведения в порядок дел на Востоке, Фраата охватил страх, как бы Цезарь не вздумал идти войной на Парфию. (11) Поэтому со всей Парфии собрали пленных из войск Красса и Антония и отослали их вместе с их военными значками к Августу. (12) Кроме того, Августу были даны в качестве заложников сыновья и внуки Фраата. Таким образом, Цезарь одним величием имени своего добился большего, чем любой другой полководец смог добиться оружием.

Примечания

XLII, 1, 1. …сын его Фраат. – Фраат II правил приблизительно со 138 по 128 г. до н.э.

XLII, 1, 1. …отомстить Антиоху. – Имеется в виду царь Антиох VII Сидет (139–129 гг. до н.э.). О его походе против парфян см. выше: Just, XXXVIII, 10.

XLII, 1, 3. …некоего Гимера. – Ср.: Diod. XXXIV-XXXV, 21; Athen. XI, p. 466b.

XLII, 1, 5. …самого Фраата. – Около 128 г. до н.э.

XLII, 2, 1. …Артабан. – Царь Артабан II, правивший приблизительно со 128/127 по 123 г. до н.э.

XLII, 2, 2. …во время войны с тохарами. – Имеется в виду племя кушан, которых античные авторы называют тохарами, а китайские источники – юэчжи. Помпей Трог, вероятно, считал тохаров скифами. Во всяком случае, он называет скифским племя азианов (Trog. Prol, 41), к которому принадлежали тохарские правители (ibid, 42). Ср.: Strabo. XI, 8, 2, р.511.

XLII, 2, 3. …его сын Митридат. – Парфянский царь Митридат II, правивший приблизительно со 123 по 88 г. до н.э. Ему удалось остановить наступление кочевых племен, в борьбе с которыми погиб его предшественник Артабан II. Укрепив восточные границы, Митридат возобновил активную внешнюю политику на западном направлении, особенно в Закавказье (Just, XLII, 2, 6sqq.). При нем начинают устанавливаться контакты парфян с римлянами: в 92 г. до н.э. пропретор Киликии Луций Корнелий Сулла провел первые в истории двух народов римско-парфяпские переговоры (Plut. Sulla. 5). О датировке киликийского наместничества Суллы см. выше прим. к XXXVIII, 3, 1.

XLII, 2, 4. …вел много войн с соседями. – Аршакиды, если только они не были вынуждены обороняться сами, вели многочисленные войны с соседями, предпринимая захватнические походы, которым придавали большое значение. Это могли быть как крупномасштабные вторжения с целью завоевания, так и характерные для кочевников краткосрочные грабительские набеги. Вообще говоря, кочевое прошлое парнов является ключом для решения многих проблем парфянской истории, таких как характер царской власти в Парфии или взаимоотношения парнов с местным оседлым населением. См.: Schippmann К. Grundzuge der Parthischen Geschichte. S. 2, 14. He вдаваясь в подробности, можно заметить, что парфяне практически не вмешивались в сложившиеся социальные и экономические отношения, ограничиваясь простой эксплуатацией завоеванных территорий, а парнская аристократия во главе с Аршакидами как бы «надстроила» местный правящий класс, образовав еще один высший этаж общественной иерархии (Бадер А.К. Проблема возникновения… С. 223).

Читать онлайн «Юстиниан. Великий законодатель» автора Бейкер Джордж — RuLit

Но Велизарий (еще раз оговоримся, речь идет о скандале) поверил свидетельству обоих мальчиков, хотя не верил своим собственным. Хотя он все знал и раньше, но только теперь Велизарий пришел в неописуемую ярость. Вне себя от гнева, он послал одного человека убить Феодосия. Последний, вовремя кем-то предупрежденный, бежал от убийцы в Эфес. Чувствуя, что будет гораздо умнее остаться в хороших отношениях с Антониной, нежели выполнить приказ Велизария, несостоявшийся убийца открыл все этой женщине.

Вряд ли это было так необходимо, поскольку вся история держалась в строжайшей тайне. Константин, друг и сподвижник стратега, весьма сочувствовал Велизарию по поводу неудачной попытки раздавить Феодосия. При этом Константин якобы произнес памятные слова: «Будь я Велизарием, я поставил бы на месту старую бабу, а не этого бедного мальчика». Услышав об этом, Антонина решила, что настало время действовать.

Зачинщик скандала, будь то Иоанн или Прокопий, должен был считаться с неудобным для него фактом, что Антонина и Велизарий продолжали жить вместе в любви и согласии. Выход из положения был найден поистине гениальный. Вероятно, полагает автор истории, все дело в колдовстве и чарах Антонины. Может быть (это альтернативное объяснение), Антонина ласками снова привела Велизария в хорошее расположение духа. Читателю на основании того, что он знает о Велизарии, оставляют полную свободу решать, какая из двух версий наиболее вероятна, или, лучше сказать, менее невероятна. Но Антонина решила убедить супруга в своей невиновности. Велизарий снова пришел в ярость, хотя при дневном свете был на редкость спокойный человек, и с головой выдал Антонине Македонию и двух ее мальчиков. И что же делает Антонина? В сочиненную историю просто невозможно поверить! Она велит разрубить их на части, эти части уложить в мешки, а мешки утопить в море. В этом деле ей помогал некий Евгений, который участвовал еще в одной мерзости — аресте папы Сильверия. Из данного нам описания мы можем вывести, что пресловутый Евгений был способен на любое преступление. Отсюда мы можем заключить, что и сама Антонина не побрезговала взять в руки топор.

Вскоре после этого Антонина отомстила и Константину. Как рассказывает нам тот же историк, изложенные им факты послужили причиной казни Константина по приказу Велизария.

Феодосии, хотя и примирился с Велизарием, отказался вернуться в Италию, пока с Антониной находился ее сын Фотий, который сильно ревновал мать к Феодосию. Причиной ревности было то, что, хотя он был родной сын, мать пренебрегала им, пока при ней находился Феодосии. Кстати, Феодосии за время своего управления в Карфагене и Равенне сумел сколотить состояние в сто центенариев. Только после того, как Фотий из-за угрозы его жизни был вынужден покинуть Италию, Феодосии вернулся к Антонине. Здесь, освободившись от Фотия и ничего не опасаясь со стороны Велизария, нечистая пара вновь занялась своими мерзкими интригами.

Эта история, которая при ближайшем рассмотрении оказывается смехотворной и нелепой, содержит в себе, как это ни парадоксально, зерно истины. Вероятно, Антонина и Велизарий были прекрасной парой, преданными и доверяющими друг другу супругами. Возможно, что предпринимались неоднократные попытки посеять между ними рознь, и попытки эти оказались неудачными. Вполне можно допустить, что Антонина опекала Феодосия, а великий воин обычно не замечал присутствия этой малозначительной личности. Причина новых попыток посеять несогласие между Антониной и Велизарием заключалась в том, что она надежно оберегала его тыл, пока он воевал. Пока Антонина была с ним, ни один недоброжелатель не мог убрать его с дороги. Своей карьерой Велизарий был обязан неусыпной бдительности Антонины.

Иоанн (если это был Иоанн) переступил черту. Мы знаем, что Македония, танцовщица, была политическим агентом, работавшим на Юстиниана и раньше. Мы можем предположить, что эта женщина играла какую-то роль в попытках поссорить Велизария с его супругой. Нет ничего невероятного в том, что Антонина подозревала Константина в таких же замыслах. Это самый простой способ оценки необычных обстоятельств, связанных с его смертью. Если Константин был агентом Иоанна, то легко понять, почему финансист не пожалел никаких усилий для того, чтобы представить его смерть в самом ужасном свете в глазах константинопольского общества. До тех пор Антонина была вынуждена пассивно созерцать направленные против нее нападки. Ее возвращение вместе с Велизарием усилило кризис. Возникла настоятельная необходимость уничтожить Иоанна.

Антонина взялась за выполнение этой задачи с тщательной осмотрительностью. Она ничем не выдала своих намерений. Все время, пока Велизарий оставался в Константинополе, она неотлучно находилась при нем. Только весной 541 года, когда стратег уехал в Персию и оказался в полной безопасности в азиатской глуши, Антонина начала действовать. Именно по этой причине она на этот раз не отправилась в поход с мужем, а осталась в столице.

Для того чтобы остаться, нужны были веские основания. К делу снова был привлечен упиравшийся Феодосии, и Антонина с большим реализмом продолжала играть комедию «Как я обманываю своего мужа».

Вероятно, Феодосии был совершенно искренен, когда выражал свое желание остаться монахом… Антонина вела себя вызывающе, настаивая на возвращении Феодосия. Она открыто сожалела о его уходе из мира и обратилась к Велизарию, который послушно начал публично выражать свое сожаление по этому поводу. К безмерному удивлению общества, Велизарий обратился в высшие инстанции, откуда надавили на Феодосия. Публика была в восторге, когда Велизарий отбыл на юг воевать с персами, а Феодосии, который клялся, что никогда не вернется в Константинополь, нарушил свои обеты и вернулся. Алиби Антонины было безупречным. Никто не усомнился в истинной причине ее задержки в столице. И это была единственная причина, которая могла убедить Иоанна.

Антонина не была актрисой из одной любви к искусству. Она нацелила свою атаку на слабости Иоанна, причем на самую человечную и достойную уважения слабость. У Иоанна была дочь Эуфемия. Невзирая на весь цинизм Иоанна, мы можем предположить, что он решил всеми силами уберечь ее от светского опыта и вырастить милое и невинное дитя. Иоанн обожал это воплощение женской чистоты. Именно на этом направлении и решила Антонина нанести свой главный удар.

Иоанн, конечно, мог бы защититься, если бы знал, откуда последует атака, но именно это обстоятельство Антонина маскировала наиболее тщательно. Ему так и не пришло в голову пресечь дружбу между Антониной и своей дочерью. Эуфемия практически сразу пала жертвой красноречия старой опытной сирены. Не прошло и нескольких дней, как Антонина была в курсе всех девичьих секретов дочери Иоанна Каппадокийского.

Антонине не надо было ничего придумывать и ничего говорить, кроме правды. Она знала репутацию Иоанна. Она знала о его притязаниях и амбициях; она понимала, что одной из причин его нерасположения к Велизарию была возможность того, что полководец может стать его соперником в борьбе за императорскую корону в случае смерти Юстиниана. Иоанн был уверен, что именно ему суждено носить мантию августа, и Эуфемия тоже это знала.

Когда новые подруги оказались наедине, Антонина выразила свое разочарование тем приемом, какой был оказан ей и Велизарию по возвращении из итальянского похода. Им было очень тяжело оттого, что Велизарий, который так много сделал для империи, пленивший двух королей, был холодно и неприветливо встречен Юстинианом.

Эти сентиментальные признания глубоко тронули нежную Эуфемию. Дочь Иоанна, зная, как ее отец боится императрицы, была просто счастлива оттого, что Велизарий и Антонина не выступают заодно с этим страшным противником. Она совершенно разумно заметила, что вина за такое отношение лежит на самих Велизарий и Антонине, так как они пренебрегли возможностью переменить неблагоприятный ход событий, когда располагали ею.

Как тюрки и славяне основали Дунайскую Болгарию. Часть 1 — Реальное время

Как тюрки и славяне основали Дунайскую Болгарию. Часть 1

Ярослав Пилипчук продолжает цикл статей, рассказывающих о ключевых периодах тюркской истории. Сегодня украинский историк, колумнист «Реального времени», рассказывает об истории Дунайской Болгарии.

Как славяне стали подданными болгарского хана


Одним из интереснейших аспектов истории Балкан является история Первого Болгарского царства. Нас конкретно интересует процесс превращения Дунайской Болгарии из ханства тюрков в славянское царство. История этого государства изучалась многими учеными, такими как В. Златарски, П. Павлов, Д. Димитров, Р. Рашев, В. Гюзелев, У. Фидлер, Э. Трыярски. Вопрос взаимоотношений дунайских болгар с ромеями интересовал многих византистов и славистов. Задачей данного исследования является анализ письменных источников о взаимоотношениях болгар с славянами и ромеями, а также исследование внутриполитических процессов в середине Дунайской Болгарии.

Согласно сведениям Никифора и Феофана Исповедника сказано, что болгарское племя оногуры кочевало в местности, известной как Онгл, между Дунаем и Днестром (миграция датирована Феофаном 671 годом). Их осадил император Константин Погонат, однако то, что он отъехал на лечение было воспринято как боязнь болгар, и ромейские войска бежали. Болгары преследовали их.

По данным Константина Апамейского в 681 г. был подписан мирный договор по которому признавали образование Болгарии. Ставка Аспаруха была перенесена до городов Одессос и Маркианополя. Граница болгар доходила до гор Гемус (Старой Планины). Конфедерация семи славянских племен во главе с северами приняла власть болгар. Болгары жили в Малой Скифии (Добрудже) и Мезии. Георгий Кедрин и Иоанн Скилица сообщали, что во времена императора Константа ромеи воевали против славиний. В 679 г. указывалось, что болгары вторглись и перешли Дунай. Они стали у Варны и в битве с ромеями победили. По сведениям хазаро-европейской переписки хазары гнали вннтров (оногуров) с Кавказа до реки Руна (Дунай). В болгарской апокрифической летописи отмечалось, что на Дунае Испор царь (Аспарух) погиб в битве с измаильтянами. Р. Рашев считает этими измаильтянами хазар. Георгий Амартол сообщал, что в 680 г. болгары из местностей около Меотиды пришли во Фракию, против них выступили ромеи и осадили их в крепости на Дунае. Император болел и временно оставил войска, однако это привело к бегству и поражению ромеев. Много ромеев было перебито болгарами. Кагану скифов (болгар) были отправлены дары и с ним был заключен мирный договор. Лев Грамматик сообщал, что каган, правитель скифов, заключил мир с ромеями. Перед этим сказано, что болгары перешли Дунай и стали лагерем в болотистой местности у Варны. Туда подошли ромейские войска, однако император был вынужден отлучиться на лечение в Месемврию, что стимулировало слухи в войске. Ромеи начали панически убегать, а болгары их преследовать. Болгары заняли Мезию и получили от ромеев годовую дань. В 681 г. хронист Агафон сообщал, что оногуры-болгары разбили христиан.

Печать Тервела. Фото ChernorizetsHrabar / wikipedia.org

Как болгары вернули императора на престол, а тот пошел войной на друзей

Около 680 (690) г. Феофан сообщал о походе на булгар и славян. Юстиниан II одержал победу над булгарами и прошел до Фессалоник, взял в плен множество славян, которых потом расселил в Малой Азии. На обратном пути он был разбит булгарами. В 700 г. умер Аспарух, и ханом булгар стал Тервел. В 696 (706 г.) сообщалось, что Юстиниан ранее свергнутый с престола жил в ссылке в Херсонесе. Император Тиверий III Апсимар попросил кагана убить Юстиниана, однако того предупредили и он убил Папатца и Валгитцу, которым каган поручил убить Юстиниана. После этого Юстиниан бежал и на судне попал к Тервелу. При помощи булгар и славинов, воюющих на стороне Тервела, Юстиниан вернул себе престол в 697 (707) г. и вошел в Константинополь. В 698 г. он щедро одарил Тервела и развернул террор против своих политических противников. В 700 г. Юстиниан нарушил мир с булгарами, однако около Анхиала его войско было разбито, и император позорно бежал. Против Юстиниана подняли бунт Вардан и Филиппик. В 711 г. сказано, что Никита Ксилонит писал Артемию, чтобы он пришел к Тервелу и с помощью булгар напал на воцарившего Лева Исаврийца. Тервел дал им войска и деньги, однако Константинополь не принял их, и тогда булгары выдали Ксилонита и Артемия. Лев Исавр казнил их, а булгары обезглавили патриция Сисиния Реднаку. В 718 г. сказано о осаде арабами Константинополя, но при этом не было упомянуто о Тервеле.

В 754 г. сообщалось о бунте булгар против своих господ и о том, что ханом стал Телетзин (Телец). Много славян переселилось к ромеям, а те направили против нового булгарского правителя войска и флот. Телетзин отправил 20 тыс. своих подданых на защиту проходов в горах, а сам на Анхиальском поле сражался с войсками Константина Копронима. Много булгар было перебито, много уведено в плен. Пленных император провел в цепях по Константинополю во время триумфа, а после него всех их убили ромеи. У булгар же стал правителем Сабин, зять Кормисоса, который давно был правителем булгар. Телетзина же булгары сами убили. В 756 г. сообщалось, что у булгар воцарился хан Паган. Паган прибыл в Константинополь со своими бойлами, император же встретил их с Сабином (который бежал к ромеям во время восстания против его власти). Василевс в присутствии Сабина укорял Пагана за ненависть к Сабину. Он уверял булгар в миролюбии, однако организовал поход против булгар и дошел до Тунзы, предав огню поселения булгар и славян. Он казнил Севера (князя славянского племени северов). Под 766 г. сообщалось, что правитель булгар Чериг узнал, что его родные выдают его планы ромеям. Тогда он задумал интригу, вследствие которой ромейский император изрубил родствеников Черига.

Омуртаг шлет послов к византийцам. Миниатюра из Мадридского Скилицы. Фото wikipedia.org

Византийский император из хазар

В 767 г. сказано, что Константин выступил в поход на булгар, но гемороидальные колики этому помешали, и в конце-концов Копроним умер, и его престол унаследовал Лев Хазар, который получил свою кличку потому, что был сыном хазарской хатун, которая была женой Константина Копронима. В 769 г. Чериг породнился с новым ромейским правителем, который дал ему титул патрикия и выдал за него сестру своей жены Ирины. В 801 (811) г. сказано, что военачальник булгар Круммос стал под Сердикой и овладел ею хитростью. Он угрожал также императору. Никифор в 803 г. собрал большое войско и вторгся в Булгарию, опустошал поселения булгар и взял дворец хана. Крум просил мира, но после отказа императора перешел в контрнаступление и казнил христиан, а потом разбил Никифора. Многие знатные ромеи погибли вместе с императором. После этого императором стал Михаил, который собрал новое войско. Тем временем Круммос взял Девельтос, а христиане Анхиала и Веррои оставили свои поселения. Булгары опустошали Фракию и Македонию. В 805 г. сообщалось, что Круммос отправил к ромеям послом Даргамира. Правитель булгар угрожал осадой Месемврии, император Михаил же не принял мира с булгарами из-за плохих советников, и булгары взяли Месемврию, а потом Девельтос. Круммос сначала у Версиникии, а потом у Адрианополя ждал, что ромеи дадут ему битву, однако ромеи испугались, и он не отдал приказа их преследовать только из-за того, что считал, что это какая-то военная хитрость.

Продолжатель Феофана указывал, что в скифском походе Никифора (811 г.) Ставракий погиб, а будущий император Лев V передал булгарам деньги, чтобы хоть на какое-то время успокоить булгар. Крум добился от ромеев уплаты дани и после этого заключил мир. Лев тем временем сверг Михаила и стал императором. Тогда Крум отправил против ромеев свое войско, Лев же отстроил длинные стены и около Месемврии, заманив булгар в засаду, разбил их. В 822—823 гг. булгарский хан Мортагон (Омуртаг) отправил своих послов к императору Михаилу II Травлу из Аморийской династии. Он заключил союз с ним. Он старался поддерживать мир с ромеями со времени императора Льва, с которым хан старался поддерживать мир. Против Михаила восстал Фома Славянин. Войска булгар в битве около поселения Кидукт разбили войска ромеев, а сам Фома бежал в Адрианополь.

Осада булгарами Адрианополя. Миниатюра из Мадридского Скилицы. Фото wikipedia.org

Как булгары с арабами воевали во имя Византии

Никифор сообщал, что в 704 г. Юстиниан снова овладел царством, бежав из Херсона к булгарам. Там он нашел помощь у Тервела. Он привлек его обещанием денег и браком со своей дочерью. Булгары пришли к Константинополю. В 707 г. сообщалось, что Юстиниан отправился с большим войском в Фракию, но под Анхиалом был разбит булгарами. В 710—711 гг. Юстиниан отправил флот к Херсонесу, однако часть войск взбунтовалась, и Филиппик сверг тирана. Кампании против булгар возобновились через длительное время. Константин Копроним в 756 г. воевал против булгар, которые начали войну из-за неуплаты ромеями дани. Булгары вышли к длинным стенам и вторглись в Фракию. Ромеи разбили их в битве у Маркелл. Сообщалось, что у булгар правителем был Телессий, а его союзниками были склавины. Этот правитель потерпел поражение от ромеев и его убили. Новым ханом стал Сабин, который как только взошел на престол начал переговоры и заключил союз с ромеями. Это не понравилось булгарам, и они восстали. Сабин бежал в Константинополь. Константин Копроним двинулся в Дунайскую Болгарию в 765 г. поскольку булгары отлучили от власти Умара, назначеного Сабином. Своим правителем они провозгласили Токту, брата Баяна. В битве с ромеями Токту и другие погибли, а кавхан бежал в Варну. Дунайская Болгария была опустошена ромеями, которые сжигали булгарские и славянские поселения.

Георгий Амартол указывал, что Юстиниан вернулся себе власть с помощью булгарского правителя. В 708 г. он нарушил мир с булгарами и напал на них, но был разбит и с позором отступил в Константинополь. Во время правления императора Филиппика булгары опустошили Фракию и дошли до Золотых Врат. Арабы под руководством Масламы осадили Константинополь в 717 г., но взять город им помешали холода, чума и помощь ромеям со стороны булгар, которые перебили 22 тыс. сарацин. Никита Ксилинит предоставил много подарков и денег Тервелу, и тот поддерживал его. Однако Лев Исавр погубил этого ромея. В 765 г. Константин Копроним совершил поход против булгар и около Анхиала сразился с ними. В этой битве византийский император понес поражение.

В 774 г. Телериг уничтожил византийскую агентуру при своем дворе, а его войска вторглись в Берзитию. В 775 г. Константин Копроним снова отправил свои войска против булгар, однако ничего не смог сделать из-за болезни и скоро умер. Константинопольский патриарх считал императора виноватым в том, что жители империи стали жертвами скифского (булгарского) меча. В 784 г. император Константин напал на булгар и победил их. В 796 г. хан Кардам требовал у ромеев чтобы они дали ему дань. Он угрожал подойти к Золотым Вратам. Император не дал дань и высмеял Кардама за его преклонный возраст. Булгары были разбиты и были вынуждены вернуться в свои земли. В 811 г. против скифов (булгар) двинулся в поход император Никифор. Он вторгся в булгарские владения, а хан Крум тем временем укреплял деревянные укрепления в горах. В битве, которая состоялась в горной местности, Никифор был наголову разбит и сам погиб. Из черепа императора Крум сделал чашу. Когда царствовал Ставракий, Крум требовал большую дань и это было условием мира. Не дождавшись дани, Крум двинулся вглубь ромейских территорий, осадил Адрианополь, также булгары стояли у Золотых Врат. Когда Крум подошел очень близко к стенам византийской столицы, один ромей нанес копьем Круму рану, которая впоследствии оказалась смертельной. Булгары отошли от Константинополя, а новый хан помог Льву в усмирении бунтующего полководца Фомы Славянина.

Крум собирает армию, чтобы разбить византийцев. Миниатюра из Мадридского Скилицы. Фото wikipedia.org

У ворот Царьграда

Лев Грамматик указывал, что Юстиниан II бежал из ссылки в Херсоне к булгарам, которые помогли ему снова стать императором. За это он дал булгарам провинцию Загорию за Старой Планиной. Вскоре он нарушил мир с булгарами и совершил поход против них. Однако Юстиниан потерпел поражение и бежал в Анхиал, а потом в Констанополь. В правление Филиппика булгары опустошали земли ромеев. При описании осады Констанополя Сулейманом и Масламой основная заслуга в победе приписана ромеям, но указано, что Сулейман сам атаковал владения булгар, чем вызвал ответные действия булгар, которые привели к погибели многих арабских воинов. Патрикий Никита Ксилинит предлагал за многие дары Тервелу присоединиться к заговору против Льва Исавра, но тот выдал замыслы заговорщиков. В 763 г. Константин Копроним организовал успешный поход против булгар. В Константинополе он праздновал триумф и провел по улицам пленных булгар. В 766 г. Константин совершил новый поход, но под Ахелоем был разбит и позорно бежал. При дворе Телерига в 774 г. были те, кто информировал ромеев о намерениях булгар, в частности о походе в Берзитию. Константин Копроним сделал вид, что готовится к войне против арабов, а сам готовился к войне против булгар. Пока он вел переговоры с послами, ромеи вторглись в Дунайскую Болгарию и одержали большую победу. Император сам планировал большой поход, однако гемороидальные колики привели к тому, что поход пришлось отменить, а потом и к смерти императора. Перед смертью Константина, воспользовавшись обманом, Телериг выявил византийскую агентуру при своем дворе и перебил ее. Во время регентства императрицы Ирины ромеи покорили славян Эллады. Были отстроены фортификации Веррои и Анхиала. Император Константин VI разбил булгар. Когда к нему прибыл булгарский посол с требованием дани, то он ответил, что не будет платить дань, поскольку Кардам стал слишком стар. В 796 г. ромеи разбили войска Кардама. Никифор вторгся в булгарские земли, а Круму пришлось строить деревянные укрепления, однако в битве в горах он победил ромеев. Император ромеев погиб, а его сын Ставракий был ранен. Ситуацией воспользовался куропалат Михаил, который осуществил переворот. Крум за мир требовал большую дань. Михаил направил против булгар войска, которые были разгромлены у Версиникии. Крум осадил Адрианополь и доходил до Золотых врат в Константинополе. Однако его подвела излишняя самоувереность. Один из защитников города ранил его копьем. Рана оказалась смертельной, и булгарские войска откатились от столицы. Правда 12 тыс. ромеев попали в плен и были переселены в Дунайскую Болгарию. Маламира в хронике было названо Владимиром. При регентстве в Византии императрицы Феодоры в крепостях были укреплены гарнизоны, а булгарские отряды опустошали сельскую местность в Фракии и Македонии. Булгарин Борис принял христианское имя Михаил и крестился.

Продолжение следует

Ярослав Пилипчук

ОбществоИстория

С кем воевали древние славяне. Оскар Крейчи: «Братоубийственные войны славян

Ю. Лазарев. Где твоя голова ляжет, там и нам пасть

Первое упоминание о вторжении славян в византийские владения относится к 493 (или 495) году. Тогда они перешли Истр (Дунай) и опустошили Фракию. В 517 году славяне в своем походе на юг зашли намного дальше и проникли в Македонию, Эпир и Фессалию. Известно, что их войско появлялось в Фермопильском проходе.

В 527 году на Византийскую империю обрушились антские племена. Тогда византийским войскам с трудом удалось отразить их нашествие. При императоре Юстиниане для защиты северных границ государства на Истре было построено 80 укреплений. Однако эти меры оказались бесплодными, что подтвердили последующие походы славян на Византию.

А.Клименко. Предводитель Антов

Впервые славянское войско подступило к Константинополю в 540 году. Город нападавшие взять не смогли, но выжгли все его предместья и опустошили окрестности. В 548 году в империю вторглось войско склавинов, которое успешно переправилось через Истр и прошло весь Иллирик до Диррахия.

Византийские хронисты того времени оставили довольно подробные описания славянских воинов и тактику ведения ими боевых действий. Говорилось, что они были вооружены преимущественно копьями, луками и стрелами, а из защитного вооружения имели только щиты. Они стремились нападать на врага внезапно, искусно устраивая засады в лесах и горной местности.

Большой поход славян на Византийскую империю состоялся в 550—551 годах. Тогда отряды славянских воинов взяли ряд городов в Македонии, действовали во Фракии и штурмом заняли приморский город-крепость Топер.

Особенно участилось вторжения славянских племен в балканскую часть Византийской империи в конце VI столетия. В 577 году огромное славянское войско, оцениваемое современниками до 100 тысяч человек, перешло Истр и разорило Фракию, Македонию и Фессалию.

Из византийских источников известно, что славяне большими силами вторгались в пределы империи в 581, 585 и 586—587 годах. Они неоднократно, например, осаждали такой большой приморский город как Фессалоника (Солунь). В 589 году славяне в ходе своего вторжения на Балканы достигли Пелопоннеса.

Однако Византийская империя не только защищалась от соседей-славян, но и сама нападала на их земли. В 590-х годах императорская армия под командованием полководца Маврикия При-ска форсировала Истр возле города Дристра (Доростола) и опустошила владения славянских князей Ардагаста и Мусокия. Византийцы воевали на левобережье долго и только с наступлением зимы перебрались обратно через Истр.

В 597 году византийская армия повторила свое вторжение в славянские земли на противоположном берегу Истра. На сей раз поход внезапностью не отличался, а славяне защищались мужественно и умело. Передовой отряд византийцев в тысячу воинов, первым оказавшийся на левом берегу Истра, оказался истребленным. Однако генеральное сражение славяне проиграли, а их вождь Пирагаст погиб на поле брани. Однако продвижение в глубь славянских земель оказалось связанным с большими потерями, и византийцы сочли за благо прекратить поход.

В том же году, когда армия императора воевала в славянских землях за Истром, их противник неожиданно появился перед Фессалоникой и осадил город. Известно, что в ходе шестидневной осады славяне применили тараны и камнеметные машины. Город взять они не смогли и были вынуждены отступить от него.

В 600 году союзное войско авар и славян подступило к Константинополю. Но начавшаяся эпидемия чумы вынудила их подписать мир с Византией. На том совместный поход и закончился. Особенно опасными стали восточные славяне для Византийской империи, когда у них стало развиваться мореходство. На своих легких ладьях-однодеревках они успешно совершали плавания на Понте Эвксинском (Черном море), в Пропинтиде (Мраморном море), Эгейском, Ионическом и Внутреннем (Средиземном) морях. Там славянские лодейные флотилии нападали на приморские города и захватывали торговые суда византийцев, да и не только их.

Фессалонику славяне вновь осадили в 610 году. Пешая рать подступила с суши, а лодейный флот блокировал залив Келларию. После безуспешной трехдневной осады славяне ушли от города.

Славянские лодейные флотилии не раз действовали на просторах Средиземноморья. Так, в 623 году славяне совершили морской поход на остров Кипр и взяли там богатую добычу, а в 642 году напали на побережье Южной Италии и, вероятнее всего, на ряд островов греческого Архипелага.

Но первый крупный поход собственно славяно-руссов на Византию начался в 907 году. Возглавил его князь Олег.

И.Глазунов. Князь Олег и Игорь

К тому времени у наших предков уже сложилась четкая военная организация, просуществовавшая потом несколько столетий. Основой древнерусского войска являлись княжеские дружины – «старшая», состоявшая из наиболее опытных воинов, и «молодшая», состоявшая из «Отроков». На войну ходили также боярское ополчение и ополчение «воев», то есть – крестьянское войско, составлявшее пешую рать.

Для морских походов строились большие «набойные» лодьи, которые ходили на веслах и под парусами. На таких лодьях могло разместиться 40-60 человек с оружием и боеприпасами.

В начавшийся в 907 году поход на Царьград войско двинулось на 2 тысячах лодей, то есть, рать князя Олега насчитывала 80-120 тысяч человек. Флотилия спустилась вниз по Днепру и двинулась к Константинополю вдоль берега Черного моря. Конница шла на виду у флотилии берегом. Когда русы подошли к Царьграду. Пешая рать вытащила лодьи на сушу. Под стенами столицы Византии произошло первое столкновение, после которого византийцы укрылись за стенами города. Русы же начали опустошать окрестности города. Осада города грозила затянуться, и князь Олег решил устрашить греков – он поставил ладьи на катки, поднял паруса и при попутном ветре двинулся к стенам города. Вышедшая навстречу византийская рать была разгромлена, греки вынуждены были начать переговоры.

Князь Олег в ходе переговоров потребовал от Византии выплатить ему по 12 гривен на каждого человека. Византийцы согласились; кроме того, они согласились также и на предоставления ряда льгот русским купцам: беспошлинной торговли в течение 6 месяцев пребывания в Царьграде, бесплатное получение продовольствие и мытье в греческих банях. Лишь после заключения этого договора русская рать отошла от города.

А.Клименко. Триумф князя Олега

Второй крупный поход на Византию руссы предприняли летом 941 года, когда огромное русское войско, ведомое князем Игорем морем и сушей двинулось на Константинополь. Руссы учинили разгром пригородов и двинулись к столице, но на подступах к ней были встречены флотом противника, вооружённым «греческим огнём». Под стенами Константинополя весь день и вечер шёл бой. Греки направляли через специальные медные трубки на русские корабли горящую смесь. Это «страшное чудо», как сообщает летопись, поразило русских воинов. Пламя металось по воде, в непроглядной темени горели русские ладьи. Поражение было полным. Но значительная часть войска уцелела. Руссы продолжали поход, двинулись вдоль побережья Малой Азии. Было захвачено много городов, монастырей, взято в плен изрядное количество греков.

К.Васильев. Князь Игорь

Но Византия успела и здесь мобилизовать силы. Произошли ожесточённые сражения на суше и на море. В сухопутной битве греки сумели окружить руссов и, несмотря на яростное сопротивление, одолели их. Потерпел поражение уже потрёпанный русский флот. Несколько месяцев продолжалась эта война, и лишь осенью русское войско возвратилось на родину.

В 944 г. Игорь собрал новую рать и вновь выступил в поход. В это же время союзники Руси венгры совершили рейд по византийской территории, и подошли к стенам Константинополя. Греки не стали искушать судьбу и выслали на встречу Игорю посольство с просьбой о мире. Новый мирный договор был заключён в 944 г. Между странами восстанавливались мирные отношения. Византия по-прежнему обязалась выплачивать Руси ежегодную денежную дань и предоставить военную контрибуцию. Были подтверждены многие статьи договора 911 г. Но появились и новые, соответствовавшие отношениям Руси и Византии, уже в середине X в., одинаково выгодные обеим странам. Право беспошлинной русской торговли в Византии было отменено.

Византийцы признали владение Русью рядом новых территорий в устье Днепра, на Таманском полуострове. Был усовершенствован и русско-византийский военный союз: на этот раз он был направлен против Хазарии, что было выгодно Руси, стремящейся освободить от хазарской блокады свои пути на Восток. Русские военные отряды, как и прежде, должны были приходить на помощь Византии.

Ю.Лазарев. Послы Русов

Утверждение договора происходило сначала в Константинополе. Там русское посольство привело к присяге на тексте договора императора Романа I Лакапина, здесь же русские язычники, обращаясь к Перуну, клялись на оружии быть верными договору. Христианская часть руссов дала такую же клятву в храме святой Софии. Затем византийское посольство явилось в Киев.

Ранним утром к холму, на котором возвышалась статуя Перуна, двинулась процессия. Её возглавлял сам киевский князь. Следом шли его бояре, дружинники. Сюда же явились и члены византийского посольства. Игорь и его люди сложили к стопам Перуна своё оружие, щиты, золото и в присутствии греческих послов торжественно поклялись в верности договору.

После церемонии на холме Перуна часть собравшихся двинулась в церковь святого Ильи, и там византийское посольство приняло клятву русских христиан из ближайших сподвижников Игоря на верность договору.

Воевал против Византии и сын князя Игоря – Святослав. Первый его поход на Балканы, предпринятый в 967 г., окончился успешным выполнением военно-политического плана Святослава — Болгария прекратила сопротивление.

Святослав продолжал политику Своих предшественников, стремясь увеличить территорию древнерусского государства, защитить его границы, обезопасить волжский торговый путь и взять в свои руки весь великий торговый путь “из варяг в греки”. Вследствие этого Святослав устремился на Балканы, желая завоевать Царьград и перенести политический центр древнерусского государства на Дунай. Он сказал своей матери и боярам: “Не любо мне в Киеве, хочу жить на Дунае, в Переяславце. Тот городок — середина моей земли. Туда сходится все добро: от греков золото, вина, овощи; от чехов и венгров — серебро и кони; из Руси — меха, воск, мед, челядь”. В 967 году в царствование греческого императора Никифора II Фоки из Царьграда в Киев явился посол и просил Святослава от имени своего государя пойти войной на болгар. Греки никак не могли осилить болгар из-за того, что те жили в гористых местах. Греки привезли с собой богатые дары и сулили еще больше за захват Болгарии. Князь согласился и стал собирать войско. На его клич отозвались славный воевода Свенельд, богатыри Сфенкел, Икмор и другие. Святослав предпринял два похода в Болгарию — в 968 и в 969 годах. Овладев столицей Болгарии Преславой и пленив царя Бориса, Святослав послал сказать грекам: “Хочу на вас идти, взять ваш город”. Вслед за этим русы стали готовиться к походу на Царьград. Они усилили свое войско болгарами, которые были недовольны господством Византии, наняли отряды печенегов и венгров. В это время на царский престол в Византии вступил Иоанн I Цимисхий, искусный военачальник и отважный воин. В 970 году под Адрианополем произошло сражение, в результате которого греки потерпели поражение, принесли дары Святославу и пообещали мир. В это время к Святославу прибыло из Киева небольшое подкрепление. Не имея достаточных сил и полагаясь на договор с Цимисхием, Святослав не занял горные проходы чрез Балканы и оставил открытым устье Дуная. Это была его крупная стратегическая ошибка. Кроме того, рать русов оказалась разделенной на две части: главные силы находились в Доростоле, отряд под командованием Сфенкела был расположен в Преславе.

Этим воспользовался Цимисхий. Он собрал 300 судов, вооруженных “греческим огнем”, и в 971 году двинул флот к устью Дуная, чтобы запереть русам обратный путь на родину. Сам император выступил в поход с сильным передовым 2-тысячным отрядом “бессмертных” (отлично вооруженной личной гвардией), 13-тысячной конницей и 15-тысячной пехотой и. без труда преодолел Балканы. За ним следовали остальные силы и большой обоз с осадными и огнеметными машинами и продовольствием. В Болгарии византийские лазутчики распространили слух, что Цимисхий идет не покорять болгарский народ, а освобождать его от русов, и русы вскоре лишились поддержки со стороны болгар.

13 апреля 971 года Цимисхий начал бой на подступах Преславы. В результате этого боя византийцы захватили Преслав, и только немногим русам во главе со Сфенкелом удалось прорваться и уйти в Доростол.

17 апреля Цимисхий двинулся к Доростолу, заняв по пути ряд болгарских городов. 23 апреля византийское войско, значительно превосходившее рать русов, подошло к Доростолу. Передовой отряд византийской пехоты осматривал окрестные леса и овраги в поисках засады.

Первый бой под Доростолом произошел уже 23 апреля 971 года. Русы напали из засады на передовой отряд византийцев. Они уничтожили этот отряд, но и сами погибли. Когда Цимисхий подошел к городу, русы ожидали врага на ближних подступах к Доростолу, “сомкнув щиты и копья, наподобие стены”. Греки перестроились в боевой порядок: посередине стала пехота, на флангах — конница в железных латах; спереди, прикрывая фронт, — легкая пехота: стрелки из лука и пращники — они непрерывно пускали стрелы, метали камни. Бой был упорный, русы отразили 12 атак. Победа колебалась: ни та ни другая сторона не брала верх. К вечеру Цимисхий сам повел всю свою конницу против утомленного противника. Под ударами многочисленной конницы византийцев пехота русов отступила и укрылась за городскими стенами Доростола.

24 апреля византийское войско строило укрепленный лагерь под Доростолом. Цимисхий выбрал небольшую возвышенность, на которой были установлены шатры, вокруг выкопан глубокий ров и насыпан земляной вал. Цимисхий приказал воткнуть в землю копья и на них повесить щиты. 25 апреля византийский флот подошел к Доростолу и блокировал город со стороны Дуная. Святослав приказал вытащить свои ладьи на берег, чтобы их не сжег враг. Русы оказались в окружении. В тот же день Цимисхий подступил к городу, но русы не вышли в поле, а только бросали камни и метали стрелы в противника со стен города и из башен. Византийцам пришлось возвратиться в свой лагерь.

А.Клименко. Сеча

Второй бой под Доростолом произошел 26 апреля. Войско русов вышло в поле и выстроилось в пешем строю в своих кольчужных бронях и шлемах, сомкнув длинные, до самых ног, шиты и выставив копья. После атаки византийцев завязался упорный бой, который шел долгое время без перевеса. В этом бою пал храбрый воевода Сфенкел. Утром 27 апреля бой возобновился. К полудню Цимисхий направил отряд в тыл дружины Святослава. Опасаясь оказаться отрезанными от города, русы отступили за крепостные стены. После того, как прибыли суда и загородили выход в море, Святослав принял решение сесть в крепкую осаду. В ночь на 29 апреля вокруг Доростола был вырыт глубокий ров, чтобы осаждающие не могли близко подойти к крепостной стене и установить осадные машины. У русов не было съестных припасов, и в темную ночь на 29 апреля они на ладьях провели первую большую вылазку за продовольствием. Русы успели обшарить все окрестные места и с большими запасами продовольствия возвращались домой. В это время они заметили на берегу греческий обозный стан: люди поили лошадей и рубили дрова. В одну минуту русы причалили, обошли их лесом, разгромили и с богатой добычей вернулись в город. Цимисхий, пораженный дерзостью русов, приказал усилить бдительность и не выпускать русов из города. С суши он приказал перекопать все дороги и тропинки и выставить на них стражу.

Осада продолжалась. В это время стенобитными и метательными машинами греки разрушали городские стены и убивали их защитников. В один из дней после обеда, когда бдительность врага была ослаблена, Святослав совершил вторую вылазку. В этот раз русы подожгли осадные сооружения и убили начальника осадных машин. Этот успех воодушевил их.

Третий бой состоялся 20 июля. Воины Святослава вышли из города и построились для боя. Первые атаки византийцев были отражены, но после потери русами одного из крупных военачальников они “закинули щиты за спины” и начали отступать. Византийцы нашли между убитыми русами женщин, которые в мужском снаряжении сражались так же храбро, как и мужчины.

На другой день Святослав собрал военный совет и стал думать с дружиной, как им быть и что делать дальше? Одни предлагали спасаться бегством втемную ночь, другие советовали начать мирные переговоры. Тогда Святослав, тяжко вздохнув, отвечал так: “Деды и отцы завещали нам храбрые дела! Станем крепко. Нет у нас обычая спасать себя постыдным бегством. Или останемся живы и победим, или умрем со славой! Мертвые сраму не имут, а убежав от битвы, как покажемся людям на глаза?!” Выслушав своего князя, дружина решила сражаться.

Четвертый, последний бой был дан 22 июля. Рать русов вышла в поле, и Святослав приказал запереть городские ворота, чтобы никто не мог думать о спасении за крепостными стенами. Войско Цимисхия также вышло из лагеря и построилось для боя.

На первом этапе боя русы атаковали византийские войска. Около полудня греки начали отступать. Цимисхий со свежим отрядом всадников задержал наступление русов и приказал уставшим бойцам освежиться водою и вином. Однако контратака византийцев не имела успеха: русы сражались стойко.

Византийцы не могли использовать свое численное превосходство, так как руссы не удалялись далеко от города. Вследствие этого Цимисхий решил применить хитрость. Он разделил свое войско на два отряда. Одному отряду под командованием патрикия Романа и столоначальника Петра было приказано вступить в бой, а затем отступить, чтобы заманить противника на открытую равнину. В это время другой отряд под командованием Варды Склира должен был зайти с тыла и преградить врагу путь отступления в Доростол. Этот план Цимисхия был удачно осуществлен: византийцы стали отступать, а русы, увлеченные успехом, начали их преследовать и удалились от города. Однако бой носил упорный характер, и победа долго склонялась то в одну то в другую сторону. Отряд Варды атаковал с тыла обессилевших русов, и начавшаяся в это время буря понесла тучи песка в глаза войску Святослава и помогла византийцам. Расстроенные натиском спереди, теснимые сзади, среди вихря и ливня, русы храбро сражались и с трудом пробились к стенам Доростола. Так закончился последний бой под Доростолом.

На следующий день Святослав предложил Цимисхию начать мирные переговоры. Несмотря на то, что византийцы имели численное и техническое превосходство, они не смогли разбить своего противника в полевом бою и штурмом взять Доростол. Войско русов стойко выдержало трехмесячную осаду. Враг вынужден был согласиться на условия, предложенные Святославом. После заключения мира Святослав обязался не воевать с Византией, а Цимисхий должен был беспрепятственно пропустить ладьи русов и выдать им по две меры хлеба на дорогу. Обе стороны скрепили свои обязательства клятвами.

После заключения мира состоялось свидание Святослава с Цимисхием. Они встретились на берегу Дуная, после чего рать русов двинулась к Понту. Коварные византийцы предупредили печенегов о том, что русы идут малой дружиной и с богатой добычей. Печенеги ждали войско Святослава у днепровских порогов, самого опасного места на всем пути. “Не ходи, князь, — говорил старый воевода Свенельд, — не ходи к порогам: там стоят печенеги…” Князь не послушался. Он пошел к порогам и, увидев печенегов, опять спустился назад. После тяжелой зимовки на Белобережье дружина пошла вновь. В жестоком бою с печенегами пал Святослав и почти вся его дружина. В Киев вернулся только один воевода Свенельд с небольшим войском. Печенежский князь Куря сделал из черепа Святослава чашу-братину и пил из нее в память победы над русским князем.

Святослав предпринял поход на Византию с целью утвердиться на Дунае, что имело в то время для государства русов важное политическое, экономическое и военное значение. Внешняя политика Святослава была направлена на расширение Древнерусского государства, на усиление его могущества и обеспечение безопасности. Русский князь настойчиво стремился овладеть бассейном Дуная, чтобы надежно обеспечить путь “из варяг в греки”. Занимая Балканы, русы создавали плацдарм для удара по Византии с суши. Кроме того, попытка Святослава удержаться в Переяславце на Дунае показывает стремление перенести политический центр Древнерусского государства ближе к богатым странам юга и объединить все славянские племена.

На войну славяне шли обычно пешими, в кольчуге, голову покрывал шлем, у левого бедра находился тяжелый щит, за спиной — лук и колчан со стрелами, пропитанными ядом; кроме того, они были вооружены обоюдоострым мечом, секирой, копьем и бердышом. С течением времени славяне ввели в военную практику и конницу. Личная дружина князя у всех славян была конной.

Постоянного войска у славян не было. В случае военной необходимости в поход выступали все мужчины, способные носить оружие, а детей и жен с пожитками они укрывали в лесах.

Славянские племена в VI веке вели оседлый образ жизни, что подтверждается характером их занятий и устройством поселений, которые обычно находились в лесах и болотах. Это были городища, состоявшие из землянок со многими выходами, чтобы в случае нападения можно было скрыться через один из запасных ходов. Селились славяне и на реках и озерах, где сооружались особые дома — свайные постройки. Таким образом, поселения славянских племен были надежно укрыты и труднодоступны, а поэтому отсутствовала надобность в строительстве таких оборонительных построек крепостного типа, какие, например, сооружались в Древнем Египте, на Ближнем Востоке, в Греции и Риме.

Древние славяне умели делать моноксилы — лодки-однодревки, на которых они по рекам спускались к Понту. На лодках славянские воины появлялись под Корсунем в Крыму, под Константинополем и даже на Крите в Средиземном море.

По свидетельству византийского историка Прокопия,склавины и анты отличались очень высоким ростом и огромной силой, а вот как он описал внешний вид древних славян: «Цвет кожи и волос у них не очень белый или золотистый и не совсем черный, но все же они темно-красные». Издревле летописцы отмечали у склавин и антов ловкость, выносливость, гостеприимство и любовь к свободе.

Из рассказов Маврикия, как и из других источников, можно сделать вывод, что у славян существовала кровная месть, следствием которой являлись вооруженные конфликты между племенами.

Особенностью развития славянских племен являлось отсутствие у них долгового рабства; рабами были только военнопленные, да и те имели возможность выкупиться или стать равноправными членами общины. Это было патриархальное рабство, которое у славян не превратилось в рабовладельческий строй.

У славян существовала родовая община, которая имела земельную собственность. Частной собственности на землю не было и тогда, когда семья стала получать определенное пахотное поле, так как пахотная земля периодически подлежала переделу. Выгоны, леса, луга, охотничьи и рыбные угодья продолжали оставаться общинной собственностью.

По сообщению Прокопия, «эти племена, склавин и антов, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим». Вече (собрание рода или племени) было высшим органом власти. Делами ведал старший в роде (староста, господарь).

Уже в конце V века стали возникать более или менее значительные объединения славянских племен для отражения нападения врагов или организации походов в пределы Восточной Римской империи. Войны способствовали упрочению власти военачальника, который стал называться князем и иметь свою дружину.

Общественное устройство славян в VI веке представляло собой военную демократию, органами которой были вече или собрание племен, совет старейшин и князь — военачальник. Некоторые военачальники поступали на службу в армию Восточной Римской империи. Но славянские племена обосновывались на Балканском полуострове не в качестве наемников, а в качестве завоевателей.

Маврикий отмечал, что у славян существовала межплеменная рознь. «Не имея над собой главы, — писал он, — они враждуют друг с другом; так как между ними нет единомыслия, то они не собираются вместе, а если и соберутся, то не приходят к единому решению, так как никто не хочет уступить другому». Для борьбы со славянами Маврикий рекомендовал пользоваться их межплеменной рознью, натравливать одни племена на другие и этим самым ослаблять их.

Византийские политики очень опасались крупных политических объединений славян.

Когда славянам угрожала внешняя опасность, племена забывали все свои распри и объединялись для общей борьбы за независимость. Говоря о борьбе аваров и «склавинского народа» в конце VI века, Менандр, византиец, сообщил ответ славянских старейшин вождю аваров, который потребовал от славянских племен покориться ему и платить дань. «Родился ли на свет, — спрашивали склавинские старейшины, — и согревается ли лучами солнца тот человек, который бы подчинил себе силу нашу?».

Восточные источники говорят о славянах как о воинственном народе. Так, арабский писатель Абу-Обеид-Аль-Бекри в своих трудах отмечал, что, если бы славяне, этот могущественный и страшный народ, не были разделены на множество колен и родов, никто в мире не мог бы им противостоять. Об этом же писали и другие восточные авторы. Воинственность славянских племен подчеркивали почти все византийские писатели.

По сообщению Маврикия, у славянских племен имелись дружины, которые комплектовались по возрастному принципу — в основном молодыми, физически сильными и ловкими воинами.

Количество сражавшихся обычно исчислялось сотнями и тысячами, значительно реже — десятками тысяч. В основе организации войска лежало деление на роды и племена. Возглавлял воинов рода старейшина (староста), во главе племени стоял вождь или князь.

Древние источники отмечали силу, выносливость, хитрость и храбрость славянских воинов, которые к тому же владели искусством маскировки. Прокопий писал, что воины-славяне «привыкли прятаться даже за маленькими камнями или за первым встречным кустом и ловить неприятелей. Это они не раз проделывали у реки Истр». Во время осады одного из городов готов византийский полководец Велизарий вызвал воина-славянина и приказал ему добыть языка. «И вот этот славянин, ранним утром пробравшись очень близко к стенам, прикрывшись хворостом, спрятался в траве». Когда подошел к этому месту гот, славянин внезапно схватил его и доставил живым в лагерь.

Маврикий сообщал об искусстве славян скрываться в воде: «Мужественно выдерживают они пребывание в воде, так что часто некоторые из числа остающихся дома, будучи застигнуты внезапным нападением, погружаются в пучину вод. При этом они держат во рту специально изготовленные, большие, выдолбленные внутри камыши, доходящие до поверхности воды, а сами, лежа навзничь на дне (реки), дышат с их помощью; и это они могут проделывать в течение многих часов, так что совершенно нельзя догадаться об их (присутствии)».

Относительно оружия славянских воинов Маврикий писал: «Каждый вооружен двумя небольшими копьями, некоторые имеют также щиты, прочные, но труднопереносимые. Они пользуются также деревянными луками и небольшими стрелами, намоченными особым ядом, сильно действующим, если раненый не примет раньше противоядия или (не воспользуется) другими вспомогательными средствами, известными опытным врачам, или тотчас же не обрежет кругом место ранения, чтобы яд не распространился по остальной части тела». Кроме лука и дротиков для метания, о которых говорил Маврикий, славянский воин имел копье для удара, секиру, бердыш и обоюдоострый меч.

Кроме большого щита славяне имели кольчугу, которая надежно прикрывала и в то же время не стесняла движений воина в бою. Кольчугу изготовляли славянские мастера. В этот период у норманнов доспехи были из кожи с прикрепленными к ней металлическими планками; византийские воины имели кованые доспехи, сильно стеснявшие движения. Таким образом, доспехи славян выгодно отличались от доспехов их соседей — норманнов и византийцев.

У древних славян было два рода войск — пехота и конница. В Восточной Римской империи при правителе Юстиниане (ок. 670—711 гг.) на службе находились конные славянские отряды, в частности у Велизария в коннице служили славяне. Командиром конницы был ант Доброгост. Описывая поход 589 года, древний историк Феофилакт Симокатт сообщал: «Соскочив с коней, славяне решили немного передохнуть, а также дать отдых своим коням». Таким образом, эти данные подтверждают наличие у славян конницы.

Во время сражений славяне широко применяли внезапные нападения на противника. «Сражаться со своими врагами, — писал Маврикий, — они любят в местах, поросших густым лесом, в теснинах, на обрывах; с выгодой для себя пользуются (засадами), внезапными атаками, хитростями, и днем и ночью, изобретая много (разнообразных) способов. Имея большую помощь в лесах, они направляются к ним, так как среди теснин они умеют отлично сражаться. Часто несомую добычу они бросают (как бы) под влиянием замешательства и бегут в леса, а затем, когда наступающие бросаются на добычу, они без труда поднимаются и наносят неприятелю вред. Все это они мастера делать разнообразными придумываемыми ими способами с целью заманить противника».

Маврикий рассказывал, что в искусстве форсирования рек славяне превосходили «всех людей». Находясь на службе в войске Восточной Римской империи, славянские отряды умело обеспечивали форсирование рек. Они быстро изготавливали лодки и на них перебрасывали на другой берег крупные отряды войска.

Лагерь славяне обычно разбивали на высоте, к которой не было скрытых подступов. При необходимости дать бой на открытом поле они устраивали укрепление из повозок. Феофилакт Симокатт поведал о походе одного славянского отряда, который вел бой с римлянами: «Так как это столкновение для варваров (славян) было неизбежным (и не предвещало успеха), то они, составив повозки, устроили из них укрепление лагеря и в середину этого лагеря поместили женщин и детей». Славяне связали повозки, и получилось сомкнутое укрепление, с которого они метали копья в противника. Укрепление из повозок было весьма надежной защитой от конницы.

Для оборонительного боя славяне выбирали труднодоступную для противника позицию или же насыпали вал и устраивали засеки. При штурме укреплений противника они применяли штурмовые лестницы, «черепахи» и осадные машины. В глубоком построении, положив щиты на спину, славяне шли на штурм.

Хотя Маврикий и говорил, что славяне не признавали военного строя и при наступлении продвигались вперед все вместе, это, однако, не означает, что у них не было боевого порядка. Тот же Маврикий рекомендовал выстраивать против славян не очень глубокий строй и атаковать не только с фронта, но во фланги и с тыла. Отсюда мы можем сделать вывод, что для боя славяне располагались в определенном порядке. «Иногда они, — писал Маврикий, — занимают очень крепкую позицию и, охраняя свой тыл, не дают возможности вступить в рукопашный бой, равно и окружить себя или ударить с фланга, или зайти к ним в тыл».

Если славяне отражали все атаки, то, по мнению Маврикия, оставалось одно средство — преднамеренно отступить, чтобы вызвать неорганизованное преследование, которое расстроит боевой порядок славян и позволит одержать победу внезапным ударом из засады.

Начиная с I века славянские племена боролись с войсками Римской империи. Древние источники упоминают восточнославянские племена, которые сражались с римскими завоевателями. Имеется сообщение готского историка Иордана о борьбе готов с анта-ми в IV веке. Отряд готов напал на антов, но вначале потерпел поражение. В результате дальнейших столкновений готам удалось захватить вождя антов Божа с сыновьями и 70 старейшинами и казнить их.

Более подробные сведения о войнах славянских племен относятся к VI—VIII векам, когда славяне вели борьбу с Восточной Римской империей.

К началу VI века натиск славянских племен из-за Дуная настолько усилился, что правитель Восточной Римской империи Анастасий в 512 году был вынужден построить линию укреплений протяжением 85 километров от Селимврии на Мраморном море до Деркоса на Понте. Эта линия укреплений получила название «Длинная стена» и находилась в 60 километрах от столицы. Один из современников назвал ее «знаменем бессилия, памятником трусости».

Во второй четверти VI века император Юстиниан, готовясь к борьбе со славянами, усиливал свою армию и строил оборонительные сооружения. Он назначил, по сообщению Прокопия, начальником охраны на реке Истр Хильбудия, который три года подряд успешно оборонял рубеж Дуная от нападений славянских племен. Для этого Хильбудий ежегодно переправлялся на левый берег Дуная, проникал на территорию славян и производил там опустошения. В 534 году Хильбудий переправился через реку с небольшим отрядом. Славяне выступили «против него все поголовно. Битва была жестокая, пало много ромеев, в том числе и их начальник Хильбудий». После этой победы славяне беспрепятственно переправлялись через Дунай для вторжения в глубь Балканского полуострова.

В 551 году отряд славян численностью более 3 тысяч человек, не встретив никакого противодействия, переправился через реку Истр. Затем, после переправы через реку Гевр (Марица), отряд разделился на два отряда. Византийский военачальник, имевший большие силы, решил воспользоваться этим своим преимуществом и уничтожить разрозненные отряды в открытом бою. Но славяне опередили ро-меев и разбили их внезапным нападением с двух направлений. Этот факт показывает умение славянских военачальников организовывать взаимодействие своих отрядов и осуществлять внезапное одновременное нападение на противника, имеющего превосходящие силы и действующего наступательно.

Вслед за этим против славян была брошена регулярная конница под командованием Асбада, который служил в отряде телохранителей императора Юстиниана. Отряд конницы дислоцировался во фракийской крепости Тзуруле и состоял из отличных всадников. Один из славянских отрядов атаковал византийскую конницу и обратил ее в бегство. Многие византийские всадники были убиты, а сам Асбад взят в плен. Из этого примера мы можем заключить, что славяне имели конницу, которая успешно сражалась с римской регулярной конницей.

Разбив регулярные полевые войска, отряды славян приступили к осаде крепостей во Фракии и Иллирии. Проко-пий сообщил очень подробные сведения о взятии славянами сильной приморской крепости Топер, находившейся на фракийском побережье в 12 днях пути от Византии. В этой крепости имелся сильный гарнизон и до 15 тысяч боеспособных мужчин — жителей города.

Славяне решили прежде всего выманить гарнизон из крепости и уничтожить его. Для этого большая часть их сил расположилась в засаде и укрылась в труднопроходимых местах, а незначительный отряд подошел к восточным воротам и начал обстреливать римских солдат: «Римские воины, находившиеся в гарнизоне, вообразив, что врагов не больше, чем сколько они видят, взявшись за оружие, тотчас же вышли против них все. Варвары стали отступать, делая вид для нападающих, что, испуганные ими, они обратились в бегство; римляне же, увлеченные преследованием, оказались далеко впереди укреплений. Тогда поднялись находившиеся в засаде и, оказавшись в тылу у преследующих, отрезали им возможность возвратиться назад в город. И те, которые делали вид, что отступают, повернувшись лицом к римлянам, поставили их между двух огней. Варвары всех их уничтожили и тогда бросились к стенам». Так был побежден гарнизон Топера. После этого славяне двинулись на штурм крепости, которую обороняло население города. Первый приступ, недостаточно подготовленный, был отражен. Оборонявшиеся бросали камни в штурмующих, выливали на них кипящее масло и смолу. Но успех горожан был временным. Славянские лучники стали обстреливать стену и заставили оборонявших покинуть ее. Вслед за этим штурмующие приставили к стенам лестницы, проникли в город и овладели им. При этом хорошо взаимодействовали лучники и штурмовые отряды. Славяне были меткими стрелками из лука и поэтому смогли заставить оборонявшихся покинуть стену.

Представляет интерес поход в 589 году Петра, военачальника византийского императора Маврикия, против сильного славянского племени под предводительством Пирагаста.

Император требовал от Петра быстрых и решительных действий. Войско Петра снялось из укрепленного лагеря и в четыре перехода достигло района, в котором находились славяне; ему предстояло форсировать реку. Для разведки противника была выслана группа в 20 воинов, которая двигалась ночью, а днем отдыхала. Проделав тяжелый ночной переход и переправившись через реку, группа расположилась в зарослях для отдыха, а охранения не выставила. Воины заснули и были обнаружены конным отрядом славян. Ромеи были взяты в плен. Захваченные разведчики рассказали о замысле византийского командования.

Пирагаст, узнав о плане противника, с крупными силами двинулся к месту переправы ромеев через реку и там скрытно расположился в лесу. Византийское войско подошло к переправе. Петр, не предполагая, что в этом месте может быть противник, приказал переправляться через реку отдельными отрядами. Когда на другой берег переправилась первая тысяча человек, славяне окружили их и уничтожили. Узнав об этом, Петр повелел переправляться всему войску, не разделяясь на отряды. На противоположном берегу византийцев ожидали ряды славян, которые, однако, рассеялись под градом стрел и копий, бросаемых с судов. Воспользовавшись этим, ромеи высадили свои крупные силы. Пирагаст был смертельно ранен, и войско славян в беспорядке отступило. Петр из-за отсутствия конницы не мог организовать преследование.

На другой день проводники, которые вели войско, заблудились. Ромеи трое суток не имели воды и жажду утоляли вином. Войско могло погибнуть, если бы не пленный, указавший, что вблизи находится река Геликабия. Наутро римляне подошли к реке и бросились к воде. Находившиеся в засаде на противоположном высоком берегу славяне стали поражать римлян стрелами. «И вот римляне, — сообщает византийский хронист, — построив суда, переправились через реку, чтобы схватиться с врагами в открытом бою. Когда же войско оказалось на противоположном берегу, варвары всей массой тотчас напали на римлян и их одолели. Побежденные римляне бросились бежать. Так как Петр был наголову разбит варварами, то главнокомандующим назначается Приск, а Петр, отрешенный от командования, вернулся в Византию».

Древние и современные авторы часто представляют славянские племена тихим, миролюбивым и доброжелательным народом. В советский период активно поддерживали эту линию. Миролюбие перекочевало даже в советский фольклор. Вспомним слова старой песни «мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути».
Однако так ли это было на самом деле?
Немецкий историк Йоахим Херрман пишет, что «морские дружины рюгенских славян или пешие рати ободритов наводили ужас на жителей Ютландии, датских и шведских островов». Но только ли в этом направлении смотрели наши воинственные предки?
Обратимся к фактам.
С начала VI в. славяне почти ежегодно переходят Дунай то небольшими отрядами, то значительными массами с целью захватить добычу и пленных в пределах Византийской империи. В 547/48 г. походы славян достигают Иллирика и Далмации, а 15-тысячное византийское войско не решается вступить с ними в бой.В 578 г. славянские племена вторгаются в Грецию, когда, по текстам Менандра, славяне, перейдя Дунай, опустошили Фракию, Эпир и Фессалию, и даже Элладу.
В 581 г. Славяне вновь нападают на Византийскую империю и осаждают ее столицу. Иоанн Эфесский описывает следующее, «(славяне) стремительно прошли всю Элладу, области Солуни и всей Фракии и покорили многие города и крепости. Они опустошили и сожгли их, взяли пленных и стали господами на земле. Они осели на ней господами, как на своей, без страха… У самой внешней стены (перед Константинополем) они захватили и все царские табуны, много тысяч (голов) и другую разную (добычу). Вот и до сего дня, т. е. до 895 г. (селевкидской эры, иначе — до 583-584 гг. н. э.) они остаются, живут и спокойно пребывают в странах ромеев».
Франкские хроники времен императора Карла и араб Масуди заявляли, что велеты самый сильный славянский народ, господствующий чуть ли не над всеми славянами Средней Европы. Утрехтский летописец сообщает, что лютичи вместе с саксами ходили на Британию еще со времен Хенгиста и Хорсы, с V века, и основали там город Вильтон и графство Вильтшир.
В 11-12 вв. Вендская держава еще существовала на территории между устьями рек Лабы (Эльбы) и Одры (Одера) на севере и до Дуная и Днестра на юге, состоявшая из племенных княжеств вендов. Их князья не давали спуску саксонским и датским феодалам, некоторые славянские племена боролись с немцами.
Император Карл Великий запретил продавать мечи славянам-вендам еще в 805 году, не шведам, не норманнам. Именно вендам. А с ободритами заключил союз. Более того, основатель империи франков, женил своего сына на ободритской княжне. Тем самым введя славянскую кровь в европейскую королевскую династию. Это произошло еще задолго до княгини Анны, ставшей королевой Франции.
От железной поступи ободритов содрогнулась даже Италию. В 1010 году рати ободритов ведомые князем Местивым предприняли конный поход в северную Италию.
Cлавянские племена зарекомендовали себя, как самые свирепые морские дружины. Еще помнившая викингов Балтика XI века содрогалась от более страшных нападений вагров или вагиров, входившие в союз ободритских племен, и ругов с острова Рюген.
Средневековый польский хронист Кадлубек передает предание, по которому в древности славяне победили воинов Даномалхийских (Данемаркских, Датских) островов. Побежденным предложили или платить дань, или носить, в знак поражения и позора, женские длинные волосы, убранные в косы. Пока датчане раздумывали, славяне снова напали на них, полностью разгромили и заставили датчан сделать и то, и другое. Даже если это просто фольклор, то имеющий под собой реальную почву и описывающий ситуацию того времени.
Норманнские саги, записанные в XIII веке в Швеции, Тидрек сага повествует о подвигах и завоеваниях конунга (титул переиначен на скандинавский манер) Вилькина, славянского вождя. Вилькин — вождь и прародитель вилькинов. По другим источникам вилькины известны, как вильцы, велетабы, велеты, вельты или венды. Вилькин захватил и разорил Свитьодом (Швецией), Гуталандом (островом Готланд), и всем царством шведского конунга, Сканией (южный берег Швеции) Скаландом, Ютландом (Данией), Виндландом, и всеми царствами, какие к тому принадлежат. Весьма впечатляющая победа славянского оружия.
В IХ веке датские короли попытались огородить свой полуостров огромной стеной, которая и сейчас известна под названием Славянский вал. Однако особо успешной роли в защите это не сыграло.
Скандинавские крепости — Аггерсборг, Фюркат, Треллеборг — выстроены по образу и подобию славянских укреплений ободритов в Европы, а может даже и под их руководством. В этих крепостях археологи находят славянскую керамику в большом количестве. Ободритские кольцевые крепости перекочевали на острове Лоланд и считаются славянскими, как и крепость близ Соре в центре Зеландии. Крепость Экеторп на Эланде – в точности повторяет ободритское кольцевое укрепление. Для зарубежных историков славянские корни этих крепостей даже не является предметом спора.
Если опираться на подборку М.П. Погодина из средневековых авторов, то можно смело считать, что доля вендов в набегах на Западную Европу, в процентном соотношении, более 50%. Отнюдь не скандинавы были ужасом Европы, а наши предки славяне. Да и были ли дружины викингов столь однородны, что включали в свой состав только скандинавов. Весьма вероятно, в их составе воевало немало наших предков. Вспомним, как Утрехтский летописец сообщает, о союзе лютичей с саксами и их совместных нападениях на Британию. Наши предки всегда были открыты для честного союза. Так что весьма вероятно в дружинах викингов было немало славян. Да и не зря же Балтийское море называли Варяжским, а еще раньше Вендским заливом. Такими были наши предки. Сильными, смелыми, воинственными. Славянские племена держали в страхе не только Европу, но даже Грецию, Италию и Причерноморье. Но откуда тогда появилось утверждение о миролюбии славян? Из религии и политики.

В наше время, когда весь мир пытается подражать американцам начиная от формы одежды, заканчивая тактикой и суточными сухими пайками, нашим воинам необходимо чаще смотреть в богатую копилку российских воинских традиций и использовать многовековой опыт русских воинов. Нет, я не призываю надеть лапти, отрастить бороды и взять в руки мечи и луки. Главное — умело выделить и обобщить те принципы, с помощью которых они побеждали более сильного и численно превосходящего их врага.

Основы и философия русской военной школы изложены в «Науке побеждать» А В.Суворова. К сожалению, не у многих современных командиров, что называется, доходят руки до этой книги. Но чтобы увидеть и понять суть принципов, изложенных Суворовым в своем безсмертном труде, стоит совершить экскурс в глубь веков и посмотреть, как же воевали древние Русичи.

Земля, на которой жили наши далекие Пращуры, была богатой и плодородной и постоянно привлекала с востока — кочевников, с запада — германские племена, к тому же наши предки старались осваивать новые земли. Иногда эта колонизация проходила мирно, но. зачастую, сопровождалась боевыми действиями.

Советский военный историк Е.А. Разин в своей книге «История военного искусства” так рассказывает об организации Славянского войска периода V-VI веков:
У Славян воинами были все взрослые мужчины. У славянских племён имелись дружины, которые комплектовались по возрастному принципу молодыми, физически сильными и ловкими воинами. В основе организации войска лежало деление на роды и племена, Возглавлял воинов рода старейшина (староста), во главе племени стоял вождь или князь

Прокопий из Кессарии в своей книге «Война с готами» пишет, что воины славянского племени «привыкли прятаться даже за маленькими камнями или за первым встречным кустом и ловить неприятелей. Это они не раз проделывали у реки Истр». Так, древний автор в вышеупомянутой книге описывает один интересный случай, как славянский воин, умело используя подручные средства маскировки, взял «языка».

И вот этот Славянин, ранним утром подобравшись очень близко к стенам, прикрывшись хворостом и свернувшись в клубочек, спрятался в траве. Когда подошел к этому месту гот, Славянин внезапно схватил его и принёс живым в лагерь.

Мужественно выдерживают они пребывание в воде, так что часто некоторые из числа остающихся дома, будучи застигнутыми внезапным нападением, погружаются в пучину вод. При этом они держат во рту специально изготовленные большие, выдолбленные внутри камыши, доходящие до поверхности воды, а сами, лежа навзничь на дне реки, дышат с помощью них; и это они могут проделывать в течение многих часов. Так что совершенно нельзя догадаться об их присутствии.

Местность, на которой Славяне обычно принимали бой, всегда была их союзником. Из тёмных лесов, речных заводей, глубоких оврагов Славяне внезапно атаковали своих противников. Вот что об этом пишет упомянутый ранее Маврикий:
Сражаться со своими врагами Славяне любят в местах, поросших густым лесом, в теснинах. на обрывах, с выгодой для себя пользуются засадами, внезапными атаками, хитростями, и дном и ночью изобретая много разнообразных способов… Имея большую помощь в лесах, они направляются к ним, так как среди теснин они умеют отлично сражаться. Часто несомую добычу они бросают как бы под влиянием замешательства и бегут в леса, а затем, когда наступающие бросаются на добычу, они без труда поднимаются и наносят неприятелю вред. Все это они мастера делать разнообразными придумываемыми ими способами с целью заманить противника.

Таким образом, мы видим, что древние воины брали верх над противником в первую очередь отсутствием шаблона, хитростью, умелым использованием окружающей местности.

В инженерной подготовке наши Пращуры также были признанными специалистами Древние авторы пишут, что Славяне в искусстве форсирования рек превосходили «всех людей». Находясь на службе в войске Восточной Римской империи, славянские отряды умело обеспечивали форсирование рек. Они бысгро изготавливали лодки и на них перебрасывали на другой берег крупные воинские отряды. Лагерь Славяне обычно разбивали на высоте, к которой не было скрытых подступов. При необходимости дать бой на открытом поле они устраивали укрепление из повозок.

Феофинат Сиомпатт сообщает о походе одного славянского отряда, который вёл бой с римлянами:
Так как это столкновение для варваров (Славян) было неизбежным (и не предвещало успеха), то они, составив повозки, устроили из них как бы укрепление лагеря и в середину этого лагеря поместили женщин и дотей. Славяне связали повозки, и получилось сомкнутое укрепление, с которого они метали копья в противника. Укрепление из повозок было надежной защитой от конницы.

Для оборонительного боя Славяне выбирали труднодоступную для противника позицию или же насыпали вал и устраивали засыпи.

При штурме укреплений противника они применяли штурмовые лестницы и осадные машины. В глубоком построении, положив щиты на спину, Славяне шли на штурм. Из вышеприведённых примеров мы видим, что использование местности в сочетании с подручными предметами лишало противников наших предков тех преимуществ, которыми они первоначально обладали.

Многие западные источники утверждают, что у Славян не было строя, однако это не означает, что они не имели боевого порядка. Тот же Маврикий рекомендовал выстраивать против них не очень глубокий строй и атаковать не только с фронта, но во фланги и с тыла. Отсюда мы можем сделать вывод что для боя Славяне располагались в определённом порядке. Маврикий пишет:
…иногда они занимают очень крепкую позицию и, охраняя свой тыл, не дают возможности вступить в рукопашный бой, равно и окружить себя или ударить с фланга, или зайти к ним в тыл.
Приведённый выше пример даёт понять, что у древних Славян был определённый боевой порядок, что сражались они не толпой, а организованно, построившись по родам и племенам. Родовые и племенные вожди являлись начальниками и поддерживали в войске необходимую дисциплину. В основе организации славянского войска лежало общественное устройство — деление на родовые и племенные отряды. Родовые и племенные связи обеспечивали необходимую сплоченность воинов в бою.

Таким образом, использование славянскими воинами боевого порядка, дающего неоспоримые преимущества в бою с сильным противником, говорит о том, что Славяне но только проводили боевую подготопку со своими дружинами. Ведь для того чтобы быстро действовать в боевом порядке надо было это отроботать до автоматизма. Также, надо было знать противника, с которым придется воевать.

Славяне могли не только искусно сражаться в лесу и поле. Для взятия крепостей они пользовались простой и эффективной тактикой.

В 551 году отряд Славян численностью более 3000 человек, не встретив никакого противодействия, переправился через реку Истр. Навстречу Славянам было выслано войско, имеющее большие силы. После переправы через реку Марица Славяне разделились на два отряда. Римский военачальник решил разбить их силы поодиночке в открытом поле. Имея хорошо поставленную тактическую разведку и будучи осведомлёнными о передвижениях противника. Славяне упредили римлян и, внезапно атаковав их с двух направлений, уничтожили своего врага.
Вслед за этим император Юстиниан бросил против Славян отряд регулярной конницы. Отряд дислоцировался во фракийской крепости Тзуруле. Однако, этот отряд был разбит Славянами, которые имели в своих рядах конницу не уступавшую римской. Разбив регулярные полевые войска, наши предки начали осаду крепостей во Фракии и Иллирии.

Представляет большой интерес взятие Славянами приморской крепости Тойер, которая была расположена в 12 днях пути от Византии. Гарнизон крепости в 15 тысяч человек представлял собой грозную силу. Славяне решили прежде всего выманить гарнизон из крепости и уничтожить его. Для этого большая часть воинов расположилась в засаде недалеко от города, а незначительный отряд подошел к восточным воротам и начал обстреливать римских солдат.

Римляне, увидев, что врагов не так много, решили выйти за пределы крепости и разбить Славян в поле. Осаждающие начали отступать, делая вид для напавших, что, испуганные ими, обратились в бегство. Римляне же, увлеченные преследованием, оказались далеко впереди крепостных укреплений. Тогда поднялись находившиеся в засаде и, оказавшись в тылу у преследовавших, отрезали им возможные пути отступления. А те, которые делали вид, что отступают, повернувшись лицом к римлянам, атаковали их. Истребив преследователей, Славяне вновь бросились к стенам города. Гарнизон Тойера был уничтожен. Из сказанного можно сдедать вывод о том, что в славянском войске были хорошо поставлены взаимодействие нескольких отрядов, разведка, маскировка на местности.

Из всех приведенньх примеров видно, что в VI веке наши предки обладали совершенной по тем временам тактикой, они могли воевать и наносить серьёзный урон противнику, который был гораздо сильнее их, а зачастую обладал и численным превосходством. Совершенной была не только тактика, но и боевая техника. Так, при осаде крепостей, Славяне использовали железные тараны, установив осадные машины. Славяне под прикрытием метательных машин и стрелков из лука подвигали тараны вплотную к крепостной стене, начинали её расшатывать и пробивать бреши.

Помимо сухопутной армии, Славяне имели флот. Существует много письменных свидетельств использования ими флота при боевых действиях против Византии. В основном корабли применялись для транспортировки войск и высадки десантов.

За многие годы славянские племена в борьбе с многочисленными агрессорами с территории Азии, с могущественной Римской империей, с Хазарским каганатом и франками отстояли свою независимость и обьединились в союзы племён.

В этой многовековой борьбе складывалась военная организация Славян, возникло военное искусство соседних народов и государств. Не слабость противников, а сила и военное искусство Славян обеспечивали им победы.

Наступательные действия Славян вынуждали Римскую империю переходить к стратегической обороне и создавать по нескольку оборонительных линий, наличие которых не обеспечивало безопасности границ империи. Не достигали поставленных целей и походы византийской армии за Дунай, в глубь славянских территорий.

Эти походы обычно заканчивались поражением византийцев. Когда же Славяне, даже при своих наступательных действиях, встречали превосходящие силы противника, они обычно уклонялись от боя, добивались изменения обстановки в свою пользу и лишь тогда снова переходили в наступление.

Для дальних походов, переправ через реки и овладения приморскими крепостями Славяне пользовались ладейным флотом, который они строили очень быстро. Большим походам и глубоким вторжениям обычно предшествовала разведка боем силами значительных отрядов, проверявших способность противника к сопротивлению.

Тактика Русичей заключалась не в изобретении форм построения боевых порядков, чему придавали исключительное значение римляне, а в многообразии приёмов нападения на врага, как при наступлении, так и при обороне. Для применения этой тактики необходима была хорошая организация войсковой разведки, которой Славяне уделяли серьёзное внимание. Знание противника позволяло производить внезапные нападения. Умело осуществлялось тактическое взаимодействие отрядов как в полевом бою, так и при штурме крепостей. Для осады крепостей древние Славяне умели в короткий срок создать всю современную им осадную технику. Помимо всего прочего, славянские воины умело использовали психологическое воздействие на противника.

Так, ранним утром 18 июня 860 года столица Византийской империи Константинополь подверглась неожиданной атаке русского войска. Русы пришли морем, высадились у самых стен города и осадили его. Воины поднимали на вытянутых руках своих товарищей и те, потрясая сверкающими на солнце мечами, повергали в смятение стоящих на высоких стенах константинопольцев. Это “нападение” было исполнено для Руси огромного смысла — впервые молодое государство вступило в противоборство с великой империей, впервые, как покажут события, предъявило ему свои военные, экономические и территориальные претензии. А главное -благодаря этому демонстративному, психологически точно просчитанному нападению и последующему мирному договору о «дружбе и любви» Русь была признана равноправным партнёром Византии. Русский летописец записал позднее, что с этого момента «началася прозывати Руска земля».

Все перечисленные здесь принципы ведения боевых действий не потеряли своего значения и в наши дни. Разве маскировка и военная хитрость в век ядерных технологий и информационного бума потеряли свою актуальность? Как показали последние военные конфликты, даже имея разведывательные спутники, самолеты-шпионы, совершенную аппаратуру, компьютерные сети и огромной разрушительной силы оружие, можно долго бомбить резиновые и деревянные макеты и при этом громогласно вещать на весь мир о громадных военных успехах.

Разве потеряли свое значение скрытность и внезапность?

Вспомним, как были удивлены европейские и НАТОвские стратеги, когда, совершенно неожиданно, на Приштинском аэродроме в Косово вдруг оказались российские десантники, а наши «союзники» были безсильны что-либо предпринять.

Походы и битвы предков древних славян

Приводя сражения и битвы древних славян, не будем рассуждать на тему: что такое – хорошо и что такое – плохо. Скрывать тут нечего – в древности славяне, наряду с защитой своих рубежей от ненасытных и алчных чужеземцев, сами проводили завоевательные походы в соседние земли и государства. Точнее назвать эти походы можно даже грабительскими, отряды славян шли на соседей не ради военной славы или попранной справедливости, а дабы, поживиться чужим имуществом и прихватить бесплатной рабсилы.
Термин этот следует понимать не совсем в современном смысле – рабочей силы, а в смысле — силы рабов. Хотя рабство у славян имело заметные отличительные особенности от других народов, причем в сторону его гуманности, о чем будет сказано несколько ниже.
Дети своего времени – по своим обычаям и нравам – славяне мало чем выделялись от окружающих их племен и народов. Воинская доблесть в те далекие времена заключалась, прежде всего, в количестве и качестве захваченной добычи. А уж, каковы способы добывания нужных предметов, оружия, продовольствия и прочего ценимого тогда имущества, то это уже дело – пятое, десятое. И крылатое выражение: «победителей не судят» пришло к нам из необъятной глубины веков…
Начиная уже с I века новой эры, славянские племена вели постоянные войны и стычки со своими соседями и, прежде всего, с могущественной Римской империей.
Готский историк Иордан свидетельствовал о крупном вооруженном столкновении готов и антов еще в IV веке. По его словам готы вначале терпели поражение, но в дальнейшем все же одержали победу, захватив вождя антов Божа, его сыновей и семьдесят старейшин. Пленники были казнены.
В 499 году славяне вторглись во Фракию. Против них было направлено сильное 15-тысячное войско магистра восточно-римской армии, имевшее своей задачей полный разгром и вытеснение варварских племен за Дунай. В битве на реке Цутра войско магистра потерпело сокрушительное поражение – сам он погиб, потеряв в бою около четырех тысяч своих подчиненных. Это была одна из самых первых исторически зафиксированных битв с участием славян.
К началу VI века натиск славянских племен, появлявшихся, раз за разом, из-за Дуная и вторгавшихся в римскую империю был настолько силен и постоянен, что Анастасий (император Восточной Римской империи) в 512 году был вынужден начать строительство одного из ранних прообразов Великой Китайской стены – непрерывную линию укреплений. Первоначально она имела протяжение 85 километров и простиралась от порта Селимврии на Мраморном море до Понта (Черного моря).
Укрепления, названные «Длинной стеной» проходили всего лишь в 60 километрах от столицы империи и по определению современников являлись «знаменем бессилия» и «памятником трусости».
Позже император Юстиниан построил целые укрепрайоны в приграничных областях. Всего было построено три линии обороны, состоявшие из почти 600 различных укреплений и крепостных сооружений, перемежавшихся мощными крепостями.
По сообщению Прокопия Кессарийского Юстиниан назначил начальником охраны реки Истр полководца Хильбудия, который на протяжении трех лет ежегодно переправлялся на левый берег Дуная и превентивно опустошал славянские земли.
В 534 году, однако, при очередном набеге Хильбудия, славяне сумели объединиться и дать достойный отпор. Прокопий пишет, что славяне выступили «… против него все поголовно. Битва была жестокая; пало много римлян, в том числе и их начальник Хильбудий».
В 547 году славяне неожиданно форсировали реку Истр и стремительно овладели всей Иллирией. Наместник Иллирии с 15-тысячным войском следовал за ними, не решаясь дать генерального сражения. Наученный печальным опытом Хильбудия, он полагал свои силы недостаточными для противостояния многочисленным вторгшимся племенам чужаков.
В 551 году один из отрядов славян, числом около 3 тысяч воинов, не встречая никакого сопротивления, вновь переправился через реку Истр, после чего разделился на два отряда с целью широкого охвата территории. Римляне, располагавшие гораздо большими силами, решили воспользоваться этим делением и уничтожить противника по частям. Но славяне, по обычаю имевшие сильную разведку, разгадали этот замысел и упредили римского полководца, внезапно ударив по ним сразу с двух фланговых направлений. Римляне были наголову разгромлены. Этот факт лишний раз подтверждает наличие грамотных тактических навыков у славян и их четкое взаимодействие в бою.
Всерьез обеспокоенный военными неудачами император Юстиниан посылает на славян конную императорскую гвардию во главе со своим личным телохранителем Асбадом. Но и здесь все решила внезапность и грамотная тактика. Славяне не стали дожидаться сражения в чистом поле, где превосходно обученные и лучше вооруженные римские всадники имели бы неоспоримое преимущество. Славянский отряд атаковал их непосредственно во фракийской крепости Тзуруле, основном месте дислокации римлян и одержал решительную победу. Замкнутое пространство и внезапность позволило славянам свести на нет превосходные воинские достоинства противника – многие римляне были убиты, а сам Асбад был пленен.
Таким образом, регулярные полевые войска, находящиеся в этом районе были разбиты и рассеяны, и славяне приступили к осаде крепостей Фракии и Иллирии, надеясь, не без оснований, на богатую добычу. Не будем строгими судьями к своим далеким предкам – таковы были правила войны и их придерживались все, без исключения.
Крепость – это уже серьезно. Это не стремительный набег на, иногда беззащитные, поселения. Но и здесь славяне не ударили в грязь лицом.
Напомню лишь читателю, что речь здесь продолжается о рейде в глубокий тыл противника все того же 3-тысячного славянского отряда.
Удрученный Прокопий сообщает об этом довольно подробно. Славяне осадили мощную приморскую крепость Топер, находившуюся на фракийском побережье всего в десятке дней пути от территории непосредственно Византии. Оборонял ее весьма сильный гарнизон, о численности которого история умалчивает, но вероятно полностью укомплектованный, иначе византиец непременно посетовал бы на это обстоятельство. Кроме того, в обороне крепости были готовы принять участие около полутора десятка тысяч вооруженных и боеспособных мужчин осажденного города.
По своему обыкновению, славяне начали с военной хитрости. К самой крепости подошли лишь небольшие их силы. Основная часть отряда замаскировалась в скрытых местах по ходу их предполагаемого отступления. Подошедшие к крепостным стенам начали задирать римских солдат, находящихся на стенах и обстреливать их из луков.
Далее случилось ожидаемое. Предоставим слово уже знакомому нам Прокопию. «… Римские воины, находившиеся в гарнизоне, вообразив, что врагов не больше, чем сколько они видят, взявшись за оружие, тотчас же вышли против них все. Варвары стали отступать, делая вид для нападающих, что, испуганные ими, они обратились в бегство; римляне же увлеченные преследованием, оказались далеко впереди укреплений. Тогда поднялись находившиеся в засаде и, оказавшись в тылу у преследующих, отрезали им возможность возвратиться назад в город. И те, которые делали вид, что отступают, повернувшись лицом к римлянам, поставили их между двух огней. Варвары всех их уничтожили и тогда бросились к стенам».
Итак, регулярные войска, составлявшие гарнизон крепости, уничтожены. Кажется, дело за малым – взять крепость штурмом. Однако горожане подготовились к осаде основательно – на головы славян полились кипящие масло и смола. Увесистые камни и стрелы причинили нападающим потери, и первый приступ был отбит.
Уяснив, что наскоком крепость не взять, славянские военачальники действовали далее чрезвычайно грамотно. Выстроившиеся вдоль стены лучники осыпали защитников города тучей стрел и заставили их временно покинуть стены. Тем временем штурмовые отряды немедленно приставили к стене длинные лестницы и захватили укрепления, а затем овладели и городом, со всеми вытекающими последствиями.

Фото: стр.44 «История воен. искусства», т.2

Не правда ли – для древних воинов весьма показательный образец тактического мастерства при захвате сильно укрепленной крепости?
В 552 году, воодушевленные успехом славяне, вновь форсировав реку Истр, вторглись во Фракию уже значительными силами. Император Юстиниан готовил в это время поход в Италию, но был вынужден отложить его. Узнав, что ближайшей целью славян является крупный и богатый город Фессалоника, византийский владыка отправил на их перехват большое войско во главе со своим племянником, сравнительно молодым, но опытным полководцем Германом.
Как всегда хорошо сработала славянская разведка. Захватив пленных и сопоставив свои силы с римлянами, славяне прервали поход, сделали большой маневр в виде крюка и отступили в Далмацию.
По сообщению Прокопия неожиданно Герман умирает. Зададимся вопросом – неожиданно ли? Не помогли ли ему умереть славянские лазутчики? Поскольку славяне, только того и ждали, находясь в полной боевой готовности, и сразу же вновь вторглись в пределы Восточной Римской империи.
И опять Юстиниан для борьбы с ними выделяет свои отборные войска во главе с испытанным полководцем Схоластиком. Разделившись, славянские отряды почти беспрепятственно идут по территории Византии. Недалеко от Адрианополя Схоластик, наконец, догоняет большой отряд славян.
Но те уже начеку, что снова свидетельствует в пользу их разведки. Отряд стал лагерем на высокой горе и был полностью готов к бою с римлянами. При таких обстоятельствах Схоластик не решился на штурм временных, но качественных славянских укреплений и, окружив врага, стал выжидать истощения его продовольственных запасов.
Но и здесь славяне оказались на высоте, видимо заранее подготовившись к длительной осаде. Недостаток продовольствия вскоре ощутили римские солдаты, под давлением которых византийский полководец все же решился на штурм. В очередной раз римские войска потерпели поражение, их остатки отступили вглубь империи.
Славяне вновь соединились, двинулись вперед и подошли вплотную к «Длинной стене». И здесь их впервые постигла неудача.
То ли на этот раз подкачала славянская разведка, то ли славянские вожди уверовали в свою непобедимость, то ли римляне имели слишком большой численный перевес – об этом можно только гадать, так как Прокопий об этом умалчивает. Но фактом является то, что славяне, вначале имея успех, затем дали напасть на себя с тыла, потерпели поражение и вынуждены были отступить за реку Истр.
Приведенные сражения свидетельствуют о высокой боевой выучке древних славян, определенном оперативно-тактическом мастерстве их вождей, умении правильно оценивать позиции и соотношение сил, а также правильном и грамотном сочетании оборонительных и наступательных действий.
Поражение в сражении у «Длинной стены» не прекратило, однако, вторжений славян на территорию империи, и в 582 году император Тиберий был вынужден для борьбы с ними заключить военный союз с аварами. Одновременно римляне предприняли несколько походов внутрь славянских земель, пытаясь лишить их опорных баз для нападений на Византию. Вначале им это удается – в 584 году славяне были рассеяны и оттеснены за Балканы.
Но уже через два года сильные славянские отряды вновь появляются под Адрианополем.
Тогда император Маврикий совершает несколько упреждающих походов на славянские земли. Славяне сопротивляются и, в свою очередь, наносят сильные и неожиданные удары. Они действуют весьма грамотно и избирательно, готовя оборонительные рубежи. Прежде всего используются естественные водные преграды.
Живописные подробности изобретательности славян приводит нам Фефилакт Симокатта. Он сообщает об интересном и поучительном эпизоде противоборства римского полководца Петра и славянского вождя Пирагаста.
Император Маврикий, сам являясь неплохим теоретиком военного дела, учел предыдущие ошибки, повлекшие поражения римских войск. Он справедливо полагал, что корни неудач римлян лежат в отсутствии надлежащей разведки и нерешительности их полководцев, не знавших истинных сил и замысла противника. В связи с этим он потребовал от Петра надлежащей осмотрительности, а затем быстрых и решительных военных действий.
Петр выполнил указания императора. И что же? Оказывается славяне, помимо разведки, имели и контрразведку…
Отряду Петра предстояло форсировать реку. Ночью двадцать лучших римских воинов скрытно двинулись в путь и к утру переправились через реку. Изнуренные тяжелым ночным переходом римляне заснули в зарослях леса возле реки, не выставив ни боевого охранения, ни просто часового.
Отслеживая ситуацию, связанную с передвижением римских войск, мобильный конный отряд славян без всякого труда пленил беспечных «разведчиков». Пытки были тогда вполне обычным делом – и Пирагасту вскоре было доложено о замыслах Петра.
Он расположил свои силы в том же лесу, точнехонько вдоль ночной переправы передового разведотряда византийцев и спокойно стал ждать приближения основных сил Петра.
Не получив никаких известий от своей разведки (!), полагая, что она беспрепятственно пошла дальше (?), Петр дал команду форсировать водную преграду…
Первая тысяча, ничего не подозревавших римских воинов, была окружена славянами и уничтожена почти мгновенно. Тем не менее, войско римлян было весьма многочисленно, и они с ходу вступили в бой.
«… Узнав об этом (об уничтожении первой тысячи – примеч. авт.), полководец велит войску переходить реку, не разделившись на маленькие отряды, чтобы переходя реку понемногу, не быть ненужной и легкой жертвой врага. Когда, таким образом, римское войско выстроило свои ряды, варвары (напомню: варварами римляне называли всех чужеземцев – авт.) в свою очередь, выстроились на берегу реки. И вот римляне стали поражать варваров со своих судов стрелами и копьями». Феофилакт Симокатта немногословен и точен. Далее он сообщает о беспорядочном отступлении славян.
Думается оно вызвано не военным преимуществом, а смертельным ранением славянского вождя Пирагаста. Славяне болезненно переносили гибель своих вождей и причиной тому были их тесные родовые и племенные связи.
Петр, якобы, не организовал их преследование, ввиду отсутствия конницы. Это весьма сомнительное утверждение. Во-первых, боевой строй византийского войска предполагал обязательное наличие конницы, тем более в далеком походе на земли славян. Во-вторых, Петр, вероятно, не без основания опасался обычной засадной тактики славян, потому и не рискнул углубляться в густые леса.
Нерешительность полководца и погубила римскую армию вторжения. Заблудившие проводники завели таки византийцев в глухие чащобы, где они в течение трех дней не имели воды и утоляли жажду вином (?). Что за римский интендант, который не имел даже необходимого запаса воды, но вина – хоть залейся. Возможно, последовавшее похмелье и сыграло свою решающую роль, когда заблудшие рати, наконец, вышли к реке Геликабии. Поскольку здесь их уже на противоположном берегу реки, в полной готовности, ждали так и не разгромленные славянские дружины.
Свидетельствует, лаконичный до предела, Феофилакт Симокатта:
«… И вот римляне, построив суда, переправились через реку, чтобы схватиться с врагами в открытом бою. Когда же войско оказалось на противоположном берегу, варвары всей массой тотчас напали на римлян и их одолели. Побежденные римляне бросились бежать. Так как Петр был наголову разбит варварами, то главнокомандующим назначается Приск, а Петр, отрешенный от командования, вернулся в Византию».
Минуточку! Сравните, что же здесь изменилось по сопоставлению с первым эпизодом? Римлянам даже дали возможность высадиться и вступить в бой…
Правильно, во втором эпизоде нет гибели славянского вождя, и поэтому воины действуют целеустремленно и решительно. Это косвенно подтверждает догадку о крайне болезненном отношении славян к гибели своих родичей-предводителей. Вероятно, в связи с этим, ломалась и какая-то система чисто воинских взаимоотношений славян внутри их отрядов.
А в 597 году славяне все же добрались и до вожделенной богатой Фессалоники.
Об осаде славянскими отрядами этого города рассказывает епископ Фессалоники Иоанн Эфесский. Осада проводилась по всем канонам осадного искусства, с применением соответствующей техники. Иоанн упоминает о наличии у осаждающих осадной машины для метания камней, «черепах», массивных железных таранов, а также громадных крючьев. Метательная машина с трех сторон была обшита досками для защиты обслуживающего ее гарнизона. «Черепахи» были покрыты сухими кожами, но поскольку это не спасало от льющейся с крепостных стен горячей смолы, то их заменили на свежие шкуры только что убитых быков и верблюдов.
Начав обстрел защитников города стрелами, славяне постепенно придвинули метательные машины, которые швыряли довольно крупные камни. Затем к стенам были вплотную придвинуты «черепахи», под прикрытием которых, славяне пытались пробить в стенах бреши для прорыва в город. Железные тараны расшатывали камни в стене, а крючья вырывали их наружу.
Так продолжалось шесть дней.
Осажденные делали вылазки, пытаясь захватить или уничтожить осадную технику, но безуспешно. На седьмой день славяне, без всякой видимой причины, неожиданно, прекратили боевые действия, бросили осадные машины возле крепостных стен и ушли в горы.
Остается лишь гадать, что помешало им продолжить осаду города. Иоанн об этом ничего не пишет, поэтому логично предположить, что виной тому были не внешние причины (в виде подошедших к осажденным подкреплений, например). И уж, конечно, не победные действия осажденных, о которых епископ непременно с гордостью бы упомянул. К тому же Иоанн Эфесский отмечал в своих записях, что славяне «… научились вести войну, лучше чем римляне».
Скорее всего, осада была снята ввиду каких-то серьезных внутренних обстоятельств. Это могла быть смерть вождя, случайно получившего смертельную рану. Но, думается, истинной причиной была случившаяся внезапно массовая болезнь, которая стала косить славянских воинов… Известно, что в те времена воинские безвозвратные потери от эпидемий и болезней многократно превышали потери в сражениях, поскольку никаких действенных лекарств не существовало.
В самом начале VII века серьезную попытку подорвать военную и экономическую мощь славянских племен стал готовить император Маврикий. И кто знает, чем бы она закончилась – византийский владыка готовил огромную армию вторжения и неплохо разбирался в воинском искусстве, в том числе и в славянских тактических хитростях.
Но в 602 году некий римский солдат, по имени Фока, спровоцировал восстание в уже сосредотачивавшейся на границе возле реки Дунай восточно-римской армии. Восстание было поддержано местным населением, недовольным императорскими поборами – сам Маврикий был схвачен и убит.
В 610 году в Византии к власти пришел император Ираклий. К этому в государстве времени была завершена, так называемая «фемная военная реформа», призванная укрепить охрану границ. Суть ее заключалась в том, что римским воинам выделялись участки земли на определенных территориях, которые назывались «фемами». Они обзаводились хозяйством на этих участках и получали с них доходы, на которые и жили. Фемом назывался и территориальный отряд, который составляли воины данной округи, возглавлял его местный военачальник. Короче говоря, был образован особый род пограничных войск для защиты рубежей. Такая практика позже существовала и в других государствах, в том числе и в России.
К началу VII века некоторые славянские племена уже обжились в глубине Балканского полуострова, создав своеобразный форпост для походов на Византию. Древние историки отмечают ряд морских военных походов славян. В 610 году ими была произведена осада Солуни, причем как на суше, так и со стороны моря. А в 623 году славянский морской десант был высажен даже на побережье острова Крит.
В 626 году византийский император Ираклий во главе большого войска совершил поход в Малую Азию для военных действий против персов. Воспользовавшись этим, славянские племена поставили своей целью захват самой столицы империи. С этой целью ими был заключен военный союз с воинственными аварскими племенами.
В июне 626 года славяне совместно с аварами обогнули «Длинную стену» и вторглись в пределы империи. Почти не встречая сопротивления, они вышли непосредственно к Константинополю (столица империи была основана императором Константином I в 324 году на месте города Византий) и осадили его с суши. В то же время славянский флот полностью блокировал город с моря. Однако столица империи была надежно защищена очень высокими и массивными крепостными стенами.

Найти фото. стр.65 «Истории воен. иск.» т.2

Союзники прямо на месте изготовили множество метательных машин, но главное – ими были, буквально за неделю, сооружены двенадцать больших штурмовых башен, равных по высоте крепостным стенам, окружающим весь город. Жителей столицы охватила паника. Византийский епископ живописал так: враги «… наполнили море и сушу дикими племенами, для которых жизнь – война». Однако в городе оставался сильный гарнизон, а из многих жителей было составлено воинское ополчение – византийцы решили держаться до конца. Они прекрасно понимали, чем чреват захват города жаждавшими добычи воинами.
Наконец, после долгих осадных дней, 31 июля состоялся решающий штурм. Однако попытка высадки морского десанта в тыл противника оказалась неудачной. Фронтальная атака, в центре которой шли авары, а на флангах отряды славян, также не принесла успеха. Некоторые штурмовые башни были разрушены осажденными. Обороняющиеся умело отбивали валы штурмующих. Столица устояла.
Но даже неудачный штурм показал высокую техническую оснащенность славян, умелую организацию взаимодействия различных родов войск и готовность для достижения ближайшей цели объединиться с любым союзником.
Дело в том, что авары, в принципе, были врагами славян и многие годы совершали грабительские набеги на их земли. В конце концов, славянские племена моравов, чехов, сербов и хорутанцев объединились в мощный племенной союз, который возглавил уже известный нам моравский князь Само. Несколько крупных сражений аварами было проиграно, и они были оттеснены.
Впрочем, и византийцы в некоторых войнах были союзниками славян, а многие из последних служили, на постоянной основе, в элитных императорских частях регулярной армии.
А в 630 году союзное войско в кровопролитном трехдневном сражении у Вогатисбурга разгромило и армию, наступающего на славян с запада, франкского короля Дагоберта, о чем уже говорилось выше.
Войны славян в конце VII – X веков прослеживаются на западе лишь на примерах военных действий обоих славянских моравских государств, что было предметом рассмотрения в одной из предшествующих глав. Кроме того, с франками и византийцами воевали дунайские болгары.
На северо-востоке и на востоке же уже зарождались новые мощные славянские государства: Новгородская земля и Киевская Русь.
Но их военные действия не станут предметом нашего изучения, поскольку мы отслеживаем непосредственных предков древних белорусов, а не родственные им племена.
Продолжение следует

Велизарий — Всемирная история истории Византийская империя. Велизарий указан среди известных кандидатов на звание «Последний из римлян», под которым подразумевается последний человек, который наилучшим образом воплощает ценности Римской империи. Он служил командующим войсками при византийском императоре Юстиниане I (г.527-565 н.э.), с которым у него были заведомо сложные отношения.

Сначала он записался в армию при византийском императоре Юстине I (годы правления 518-527 гг. н.э.), а после смерти Юстина его преемник Юстиниан I передал Велизарию полное командование армией. Он подавил восстание Ники в Константинополе в 532 г. н.э. в результате недовольства Юстинианом I, убив от 20 до 30 000 человек. Затем он командовал византийскими войсками против персов, вандалов, готов и булгар, благородно и верно служа империи до самой смерти.

Ранняя карьера и восстание Ники

Родным языком Велисария был фракийский, а латынь была его вторым языком. Будучи подростком-рекрутом в византийской армии, он показал себя способным солдатом и, очевидно, произвел впечатление на начальство, поскольку был повышен в звании во время правления Юстина I и вскоре после этого командовал личной охраной императора. Джастин I был настолько впечатлен этим молодым человеком, что сделал его офицером, а затем повысил до командира.

Велисарий несколько раз терпел поражение, прежде чем он, кажется, лучше разобрался в полномасштабных сражениях и командовании крупными силами.

Какое бы обещание Юстину я ни видел в Велизарии, оно не было подтверждено его первыми сражениями. Велизарий несколько раз терпел поражение, прежде чем он, кажется, лучше разобрался в полномасштабных сражениях и командовании крупными силами. Когда Юстин I умер, несмотря на поражения Велизария, Юстиниан I повысил его до командования восточными войсками против империи Сасанидов, и он одержал великую победу в битве при Даре в 530 г. н.э. во время Иберийской войны. Однако его следующее сражение, битва при Каллиникуме в 531 г. н.э., не было столь успешным, поскольку он потерпел поражение с большими потерями.Велизарию было приказано вернуться в Константинополь, чтобы предъявить обвинения в своем поражении на основании некомпетентности, но с него сняли все обвинения, и он возобновил свои обязанности.

Политика Юстиниана I, особенно в отношении налогообложения и методов сбора налогов, была крайне непопулярна среди жителей его столицы Константинополя, и в 532 г. н.э. эта ситуация вылилась в так называемые бунты Ника. Непосредственной причиной конфликта стал арест и тюремное заключение двух спортсменов из двух соперничающих команд по гонкам на колесницах «Синие» и «Зеленые».Несколько спортсменов были арестованы за убийство после драки после гонки, и большинство из них были казнены. Юстиниан I заменил приговоры двум последним с казни на тюремное заключение, когда стало ясно, насколько население недовольно его предыдущим выбором.

Толпы на ипподроме в январе 532 г. н.э. были не более довольны приговором о тюремном заключении, чем казнью, и во время скачек в тот день они вспыхнули беспорядками, скандируя «Ника!» («победа») и штурмовали дворец Юстиниана I. Толпу поддержали сенаторы, которые также устали от политики Юстиниана I и его склонности игнорировать ее в пользу своего префекта Иоанна Каппадокийца (служил около 532–541 гг. Н. Э.), Коррумпированного чиновника, отвечавшего за налоги.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку по электронной почте!

Римский император на ипподроме

Разговор с Радомилом (CC BY-SA)

Толпа избрала своим новым императором консула Ипатия, и он поддержал их восстание, обращаясь к толпе, заполнившей ипподром.Юстиниан I в частном порядке сдался без боя и собирался бежать из города со своими сторонниками, но был остановлен его женой Феодорой (ок. 500–548 гг. Н. Э.), Которая настоятельно советовала этого не делать, указав, что он может спасти свою жизнь, дезертировав из города. город, но впоследствии сочтет, что жизнь в ней не стоит того, чтобы жить, так как в ней не будет ни чести, ни достоинства.

Юстиниан I послушался ее совета и приказал Велизарию разобраться с бунтом. Велизарий, получив доступ к ипподрому, подавил восстание, убив от 20 000 до 30 000 граждан (современные ученые называют число значительно выше).Ипатий был схвачен и позже казнен.

Кампания в Северной Африке

Восстание подавлено, Юстиниан I затем послал Велисария против вандалов в 533 году н.э., чтобы вернуть африканские провинции империи и «освободить» тринитарных (никейских) христиан от предполагаемой тирании вандалов, исповедовавших арианское христианство. Вандалы завоевали африканские провинции бывшей Римской империи под предводительством своего короля Гейзериха (годы правления 428-478 гг. н.э.). Вандалы-ариане-христиане, утвердившись, систематически преследовали никейских христиан, считавшихся последователями «римского» направления христианства.

Вопрос о том, действительно ли Юстиниан I приказал вторжению в Северную Африку, чтобы остановить эти преследования, все еще обсуждается, как и вопрос о том, приказал ли он вообще вторжение, поскольку некоторые ученые, цитируя работу Прокопия, указывают, что вторжение на самом деле было идеей Велисария. . Похоже, что единственной первоначальной целью Юстиниана I было отвоевать прибыльные порты Триполитании, включая Эю, Сабрату и Лептис-Магну на побережье. Поскольку эти порты и прилегающие к ним земли больше не находились под управлением империи, они не приносили никакого дохода Юстиниану I, чья популярность была на рекордно низком уровне после восстания Ника и других неудач и который нуждался в большой победе (и большем количестве денег). ), чтобы восстановить свой престиж.

Император Юстиниан и его двор

Кэрол Раддато (CC BY-SA)

В 533 г. н.э. Велисарий отплыл на борт с 5000 всадников, 10000 пехотинцев, 20000 моряков на флоте из 500 военных кораблей и 92 небольших боевых корабля с 2000 рабами. Эти огромные силы вторжения покинули Константинополь и высадились на Сицилии для пополнения запасов. По словам историка Дж. Ф. К. Фуллера, только в этот момент Велизарий принял решение о полномасштабном вторжении в Северную Африку, как только он получил сведения о том, что король вандалов Гелимер (ок. 530-534 гг. н.э.) понятия не имел, что он придет.

Велисарий высадил свои войска в Северной Африке и двинулся к Карфагену, столице королевства вандалов. По пути он поддерживал строгую дисциплину среди своих войск, чтобы ни одно из поселений, через которые они проходили, не пострадало и не пострадало. Его рыцарское поведение по отношению к жителям Северной Африки завоевало их доверие, и они предоставили ему припасы и разведданные. Гелимер, наконец узнав, что византийские силы спускаются на его столицу, начал план, согласно которому он заманит своего врага в ловушку в долине Ад-Дециум и внезапным ударом по трем направлениям уничтожит византийцев.

План Гелимера основывался на точно скоординированной атаке, возглавляемой им самим, его братом Амматусом и его племянником Гибамундом. Чтобы план сработал, все должны были двигаться точно в нужное время. Как отмечает Фуллер, «поскольку правильное время было предпосылкой успеха, в эпоху отсутствия часов было бы случайностью, если бы три колонны включались одновременно» (312). Аммат ударил первым, прежде чем Гелимер и Гибамунд заняли позицию, и был быстро убит, а его силы рассеялись.Затем Гибамунд атаковал, не дожидаясь Гелимера, и потерпел поражение от византийской кавалерии. К тому времени, когда Гелимер прибыл, он нашел только тела своей разбитой армии и своего мертвого брата. Он был так расстроен смертью Аммата, что остановил армию, чтобы похоронить его с надлежащими обрядами. Это позволило Велизарию добраться до Карфагена и легко взять его.

г. Гелимер двинулся на Карфаген, но потерпел поражение в битве при Трикамероне в декабре 533 г. н.э. Гелимер бежал с поля боя перед лицом византийского натиска, а его войска впали в панику и вышли из строя.Позже Гелимера выследили, схватили и вернули в цепях в Константинополь в рамках триумфа Велисария.

Готические войны

В 535 г. н.э. Велизарий был послан против остготов в Италии. Страна была стабильной и процветающей при остготском короле Теодорихе Великом (годы правления 493-526 гг. н.э.), который приносил доход Византийской империи, но после его смерти впал в хаос под властью своекорыстных и слабых монархов. В то время, когда Юстиниан I решил действовать, дочь Теодориха Амаласунта (л.в. 495-535 н.э.), правящая королева, была убита своим кузеном Теодахадом, который затем занял трон.

Велизарий захватил сначала Сицилию в 535 г. н.э., а затем Неаполь и Рим в 536 г. н.э. Теодахад был не в состоянии защищать свои города и, кроме того, показал себя очень плохим королем во всех отношениях. Он был убит зятем Амаласунты Витигисом (также известным как Витигес, годы правления 536-540 н.э.) в 536 г. н.э., который затем организовал защиту своего царства, но не лучше, чем Теодахад.В 540 г. н.э. Велизарий взял город Равенну и взял Витигиса в плен. Затем Юстиниан I предложил готам свои условия, которые, по мнению Велисария, были слишком щедрыми: они могли сохранить независимое королевство и, несмотря на причиненные ими неприятности, должны были отдать только половину своей казны Юстиниану I. Юстиниан Похоже, у меня не было намерения выполнять эту сделку, а даже если бы он и собирался, Велисарий посчитал ее излишне снисходительной.

Карта Готической войны

Cplakidas (CC BY-SA)

Готы не доверяли ни Юстиниану, ни его условиям, но доверяли Велизарию, который на протяжении всей войны вел себя достойно по отношению к побежденным.Они ответили, что согласятся на условия капитуляции, если Велизарий одобрит договор. Однако Велизарий не мог этого сделать как благородный человек и воин. Фракция остготской знати предложила выход из этого тупика, сделав самого Велисария своим новым королем.

Велизарий сделал вид, что принимает их предложение, но, верный Юстиниану I и зная, что он более способный воин, чем государственный деятель, согласился со всеми их приготовлениями, чтобы короновать его в Равенне, а затем арестовал зачинщиков заговора и заявил права на всю Остготскую империю. и всю казну во имя Юстиниана I.Ученый Дэвид Л. Бонгард комментарии:

Храбрый и искусный воин, Велизарий был талантливым тактиком, смелым, хитрым и гибким; несмотря на плохое обращение со стороны Юстиниана, он всегда вел себя лояльно [вплоть до отказа] от предложения короны в Равенне. (Энциклопедия военной биографии Харпера, 76)

Возвращение в Константинополь и персидские войны

Вернувшись в Константинополь, Велизарий был популярен как никогда — гораздо больше, чем Юстиниан I.

Несмотря на то, что Велизарий никогда не давал Юстиниану I никакого повода, император стал подозревать его лояльность. Велизарий был невероятно популярен среди своих людей, а также среди тех, кого он завоевал, и поэтому, по мнению Юстиниана I, не было причин, по которым его полководец не восстал бы против него. Он счел за лучшее держать Велизария под рукой, чтобы его можно было лучше контролировать, и поэтому отозвал Велисария в Константинополь и заменил его в Италии византийскими чиновниками. Это оказалось серьезной ошибкой, поскольку чиновники были коррумпированы, а народ Италии, особенно остготы, страдал под их управлением.

Вернувшись в Константинополь, Велизарий был популярен как никогда — гораздо больше, чем Юстиниан I. Историк Уилл Дюран цитирует Прокопия, рассказывая о том, как горожане относились к полководцу:

Византийцы с удовольствием наблюдали за Велизарием, когда он каждый день выходил из дома… Ибо его продвижение напоминало многолюдное праздничное шествие, так как его всегда сопровождало большое количество вандалов, готов и мавров. Кроме того, у него была прекрасная фигура, он был высок и удивительно красив.Но его поведение было таким кротким, а манеры такими приветливыми, что он казался очень бедным и бесславным человеком. (110)

Велизарий жил в это время относительно спокойной жизнью со своей женой Антонией (л. ок. 495 — ок. 565 н. э.), которой он был предан, хотя она была ему неверна. Антония следовала за Велизарием в его походах и казалась верной женой и доверенным лицом, но, по словам Прокопия, на самом деле она служила императрице Феодоре, чтобы шпионить за Велизарием.

Теодора I

Йоркский проект (общественное достояние)

Однако недолго он был дома, прежде чем Юстиниан I отправил его сражаться с персами. Велизарий выиграл эти войны благодаря своей обычной осторожной тактике и обману. В какой-то момент, когда он знал, что его превосходят численностью, и персидский полководец пытался получить сведения о силе своих войск, Велизарий прибыл на встречу с персидскими послами с большим контингентом людей (6000 человек, по словам Прокопия), одетых так, как будто они были охотничьей экспедицией.Создавалось впечатление, что если простой охотничий отряд насчитывал так много, то армия Велисария должна была значительно превосходить численностью персов. Вместо того чтобы атаковать, персы отступили, и Велизарий одержал победу.

Война Тотилы

Пока он сражался с персами, ситуация в Италии ухудшилась. Византийские чиновники, которым Юстиниан дал губернаторство, настолько злоупотребили своими полномочиями, что восстание готов, возглавляемое харизматическим националистом-остготом по имени Тотила (имя при рождении Бадуила-Бадуа, р.541-552 н.э.), погрузили регион в хаос. Тотила был избран королем остготов и начал изгонять византийцев и объявлять Италию своим королевством.

Тотила был харизматичным и эффективным полководцем, в то время как византийские полководцы, посланные против него Юстинианом I, были больше озабочены тем, как они могут лично извлечь выгоду из кампании. Тотила легко победил их и к 542 г. н.э. имел под своим командованием более 20 000 человек, и его ряды ежедневно пополнялись. Когда он победил византийскую армию, он предложил помилование, и многие из взятых в плен перешли на его сторону и сражались за него.

Тотила, король остготов

Художественный музей Уолтерса (CC BY-SA)

В 545 году н.э. Юстиниан I отправил Велисария обратно в Италию, чтобы разобраться с Тотилой, и в декабре того же года Тотила взял город Рим. Несмотря на то, что Рим больше не был центром власти, он по-прежнему сохранял символическое значение для византийцев. Тотила сообщил в Константинополь, что он открыт для переговоров, но Юстиниан I ответил, что ему следует иметь дело с Велизарием.Разочарованный Тотила написал Велисарию, что, если византийцы не уйдут из Италии и не оставят его в покое, он разрушит Рим и казнит сенаторов, которые были его пленниками.

Велизарий ответил тщательно составленным письмом, в котором объяснил, что требования Тотилы невыполнимы, потому что Италия принадлежит Византийской империи, и Юстиниан I не собирался легко сдаваться. Велизарий подчеркнул репутацию Тотилы как благородного и милосердного полководца, пощадившего города и тех, кого он победил, и предупредил, что, если он выполнит свой план по разрушению Рима и казни своих пленников, его доброе имя будет навсегда запятнано.Рим был знаменитым городом, заметил Велизарий, и если бы Тотила оставил его нетронутым, его хорошо бы запомнили; если он уничтожит его, он навсегда останется в презрении.

Даже после всей своей службы Юстиниану I Велизарий был обвинен в коррупции и заключен в тюрьму в 562 г. н.э.

Тотила согласился на шаг, который ученый Хервиг Вольфрам (выражая научный консенсус) называет «важной ошибкой отказа от Рима» (356). Ему нужны были все люди под его командованием для продолжения войны, и поэтому он не мог оставить Рим укрепленным; поэтому он решил отказаться от него.Впоследствии Велисарий взял город, отремонтировал и укрепил стены и разместил в нем гарнизон, чтобы лишить Тотилу значительного ресурса в любых будущих переговорах.

Тотила продолжал свои успешные кампании, перехитрив даже Велисария, в то время как его армия росла — в основном за счет новобранцев из побежденных имперских сил — между 547-548 годами н.э., пока в 550 году н.э. он не вернулся и не вернул Рим. Затем он отправил послов в Константинополь для переговоров о мире, но его посланникам отказали в аудиенции, а затем арестовали.Юстиниан отозвал Велизария из Италии и заменил его генералом Германом, вторым мужем покойной Амаласунты, но Герман умер, не успев добраться до Италии, и был заменен Нарсесом (ок. 480–573 гг. н. э.), который победил Тотилу в битве при Тагинах в 552 г. н.э., убив его и вернув Италию Византийской империи.

Заключение

Вернувшись в Константинополь и несмотря на плохое обращение со стороны Юстиниана I, Велизарий снова принял командование войсками и разгромил булгар, когда они попытались вторгнуться в Византийскую империю в 559 г. н.э.Он еще раз умело отбросил врага через границу и обезопасил границы империи. Даже после всей своей службы Юстиниану I Велизарий был обвинен в коррупции (что сегодня обычно понимается как сфабрикованные обвинения) и заключен в тюрьму в 562 г. н.э.

Юстиниан I простил его, однако, и восстановил его прежнее положение и честь при византийском дворе. Позже вокруг этого события вырос миф, в ходе которого Юстиниан I ослепил Велисария, а великий полководец стал нищим на улицах Константинополя.Этот миф, однако, не имеет под собой реальной основы, хотя многие произведения искусства, такие как картина Жака-Луи Давида Велизарий , изображают его как историческую правду. Велизарий умер естественной смертью в 565 г. н.э., всего через несколько недель после смерти Юстиниана I, в своем имении недалеко от Константинополя. Уилл Дюран выражает мнение большинства о репутации Велисария, написав:

Ни один полководец со времен Цезаря никогда не одерживал столько побед с такими ограниченными ресурсами людей и средств; мало кто превзошел его в стратегии или тактике, в популярности среди его людей и в милосердии к врагам; пожалуй, стоит отметить, что величайшие полководцы — Александр, Цезарь, Велизарий, Саладин, Наполеон — считали милосердие могущественным орудием войны.(108)

Его помнят как одного из величайших военачальников в истории, и, как отмечает Дюран, его регулярно сравнивают с самыми прославленными генералами всех времен. Однако, в отличие от многих из них, Велизарий ценил скромность, регулярно советовался со своими подчиненными, прежде чем принимать решения, которые могли бы повлиять на них, и последовательно придерживался собственного кодекса чести, сохраняя свою честность в обстоятельствах, которые развратили бы человека меньшего уровня.

Перед публикацией эта статья прошла проверку на точность, надежность и соответствие академическим стандартам.

Римская империя наносит ответный удар — HeritageDaily

Принятой датой краха Западной Римской империи был примерно 476 г. н.э., когда последний настоящий римский император Ромул был свергнут Одоакром, германским лидером, который стал первым варваром, правившим Римом. .

Когда солнце садилось на западе, на востоке прочное наследие продолжалось с Византийской империей, иначе известной как Восточная Римская империя.

Восточная империя была избавлена ​​от многих трудностей, с которыми столкнулся Запад, отчасти благодаря установленному центру торговли, большим финансовым ресурсам и инвестициям в защиту своих границ посредством строительных проектов, дипломатии и дани.Границы Империи со временем значительно изменились, поскольку она прошла через несколько циклов упадка и восстановления.

Несмотря на то, что Восточная империя никогда полностью не соответствовала славе Имперского Рима с точки зрения территорий, находящихся под контролем Византии, она все же стала одной из самых мощных экономических, культурных и военных сил в Европе.

Новая надежда

Только во время правления Юстиниана I мысли обратились к «renovatio imperii» — восстановлению Империи.Византийцы по-прежнему называли свою империю «Imperium Romanum» (Римская империя), а себя — «Римской».

Юстиниан, известный традиционно как «Юстиниан Великий», правил Византийской империей с 527 по 565 год нашей эры. Его правление представляет собой особую эпоху в истории Поздней Римской империи, оставившую сегодня непреходящее наследие.

Прозванный «императором, который никогда не спит», Юстиниан реформировал римскую налоговую и судебную системы, расширил границы империи через Средиземное море и Африку, отразил вторжение наций и расцвел золотой век в искусстве, литературе и архитектуре.Эти успехи были достигнуты, в частности, благодаря выбору Юстинианом высокоэффективных, но непопулярных советников на государственные должности и поддержке его жены Феодоры.

Но, несмотря на свои успехи, Юстиниан знал, что его империи не хватает того самого, что делает ее римской… Ей не хватало Рима….

Остроготская угроза

С падением Западной империи в 476 г. н.э. Одоакр заручился поддержкой остатков римского сената в Риме и был коронован как первый король Италии, сформировав первое остготское королевство.

Его правление, хотя и запятнанное завоеваниями, приняло римскую административную систему, и закон Империи оставался правящим римским населением (хотя готы правили в соответствии со своими собственными традиционными законами).

Ромул Августул передает римскую корону Одоакру

Итак, римский образ жизни продолжался, хотя и с тенью той славы, которой был Имперский Рим. Но во время правления Теодориха Великого (493–526) отношения с Византийской империей и этим зарождающимся остготским королевством стали обостряться.Даже коренное римское население Италии чувствовало растущее отчуждение своего состава от готского режима.

Готические войны

В 534 году н.э. византийцы под командованием генерала Велисария вернули утраченные североафриканские провинции, отнятые вандалами у Западной империи. Велизарий вернулся в Константинополь с королевским сокровищем вандалов, чтобы насладиться триумфом, в то время как Африка была формально восстановлена ​​под имперским правлением.

Война с вандалами привела к неожиданно быстрой и решительной победе Римской империи и, несомненно, воодушевила Юстиниана в его стремлении вернуть больше утраченных западных провинций.

Воспользовавшись династическим спором в остготском королевстве, Юстиниан нашел предлог для casus belli «действия или события, которые провоцируют или используются для оправдания войны» и отправил вновь назначенного главнокомандующего — стратегоса-автократора Велисария и Мундус Мундус, magister militum per Illyricum в 535 году нашей эры.

Велисарий впервые высадился на Сицилии, которая не встретила большого сопротивления византийскому завоеванию. Оттуда велись приготовления к вторжению в Италию с моря.Генерал Мундус, командовавший войсками в Иллирике, повел свои войска в Далмацию по суше и взял столицу Салону.

Далматинская кампания привела к тяжелым поражениям от готов, но римляне в конце концов отступили. Не испугавшись неудачи, Юстиниан послал нового magister militum per Illyricum по имени Констанциан, чтобы вернуть Далмацию. Кампания привела к полному отступлению готских войск обратно в Италию.

Карта операций первой фазы Готской войны, охватывающая период от первых византийских атак в 535 г. до падения Равенны в 540 г. и отзыва Велизария.

Поздней весной 536 г. н.э. Велизарий переправился со своим войском вторжения численностью всего 7500 человек в Италию и захватил Регий. Город за городом начали падать, пока, наконец, в декабре того же года Рим снова не оказался под властью римлян. В свете поражений гот нынешний король Теодахад был свергнут, и был коронован новый король Витигес, который на целый год осадил Рим.

Имея такие небольшие византийские силы для защиты стен, Велизарий не мог позволить себе участвовать в боях на открытом поле, но сражался с укрепившимися готами в вылазках и мелких сражениях.

Подкрепление наконец прибыло из Константинополя в 537 г. н.э., что позволило византийцам вернуться в наступление и продвинуться на север через Италию. К 540 г. н.э. византийские армии двинулись на столицу остготов Равенну и захватили короля.

Незадолго до взятия Равенны остготы предложили сделать Велизария западным императором, но Велизарий симулировал согласие, прежде чем объявить о захвате Равенны по прибытии от имени императора Юстиниана и Восточной Римской империи.Услышав о предложении остготов короновать Велисария, Юстиниан стал не доверять своему генералу и отказал ему в чести триумфа по возвращении в Константинополь.

Несмотря на это, вскоре после этого Велизарий был отправлен для борьбы с персидским завоеванием Сирии, ключевой провинции империи, где он отразил новые атаки. В его отсутствие в Италии остготы избрали нового лидера, Тотилу, который был полон решимости восстановить готское царство.

Византийская империя была только что опустошена вспышкой чумы и была отвлечена новыми римско-персидскими войнами.Тоталия воспользовался этим периодом нестабильности, который отчасти позволил его кампании добиться заметных успехов в возрождении готики.

В 542 г. н.э. в битве при Фавентии было уничтожено 5000 римских солдат. Он снова одержал победу в битве при Муцеллиуме, когда победил преследующие превосходящие византийские силы. Затем он двинул готские силы на юг, отвоевав большую часть Италии, и изгнал римлян из Рима в своем стремлении отвоевать Лацио.

Возвращение Велизария

Воспользовавшись пятилетним перемирием на Востоке с персами, Велизарий был отправлен обратно в Италию с 200 кораблями и снова вернул себе Рим, но ненадолго.Он спешно восстановил разрушенные участки оборонительных стен и отразил очередную атаку сил Тоталии.

Несмотря на некоторые небольшие победы во время его второй кампании, общая победа оказалась неудачной, отчасти из-за ограниченных поставок и подкреплений из империи, ослабленной чумой, а отчасти, как полагают некоторые историки, из-за зависти императора, который считал Велисария потенциальной угрозой для корону и замышлял его отстранение от власти. В 548–549 годах Велизарий был освобожден от службы.

Евнух Нарсес

Еще один поход в Италию был поручен племяннику Юстиниана, но в 550 г. н.э. он заболел и вскоре умер. Командование было передано Нарсесу, евнуху и бывшему генералу на службе у Велисария, который оказался еще одним грозным полководцем на войне.

Нарсес собрал от 20 000 до 30 000 солдат и совершил долгий марш вдоль побережья Адриатического моря, чтобы добраться до Италии. В поддержку был флот кораблей, которые сражались с остготским флотом в битве при Сене Галлике до победы.

Нарсес добился успеха в битве при Тагинах (также известной как битва при Буста Галлорум), когда в 552 г. н.э. его войска сломили мощь остготов, и Тоталия погибла в последовавшей битве.

Теперь он двинулся на Рим, и после короткой осады город снова стал римским.

Отсюда Нарсес координировал ликвидацию остготского сопротивления, оставшегося в Италии, которое в конце концов пало в битве при Монс Лактариус. Италия, Рим и многие бывшие провинции теперь наконец стали частью объединенной Римской империи.

Последствия

Готская война истощила жизнь и финансы Восточной Римской империи в безумии Юстиниана восстановить империю. Он увеличил территории, управляемые византийцами, почти на 45% во время своего правления, но ценой того, что почти нанес ущерб Империи и оставил границы слабыми и уязвимыми для захватчиков со всех сторон.

Сам Рим был оставлен в состоянии полного упадка — почти заброшенный и заброшенный, большая часть его низменных частей превратилась в болота.Юстиниан пытался предоставить Риму субсидии на содержание общественных зданий, акведуков и мостов, но, поскольку Рим в основном брался из Италии, резко обедневшей в результате недавних войн, этого не всегда было достаточно.

Сенат Рима теоретически был восстановлен, но уступил место городскому префекту и византийским властям в Равенне. Местная власть в Риме в конечном итоге перешла к Папе, и в течение следующих нескольких десятилетий как большая часть оставшихся владений сенаторской аристократии, так и местная византийская администрация в Риме были поглощены церковью.

Через три года после смерти Юстиниана материковые территории Италии перешли в руки германского племени лангобардов, оставив Равеннскому экзархату полосу территорий, простиравшуюся через центральную Италию до Тирренского моря и на юг до Неаполя, вдоль с частями южной Италии, как единственные оставшиеся имперские владения в стране.

В то время как границы менялись много раз на протяжении веков, Византийская империя продолжала оставаться маяком цивилизации, искусства и культуры, который, возможно, превзошел даже Имперский Рим.Почти 900 лет спустя, когда турки вторглись на порог Константинополя, 29 мая 1453 г. н.э., солнце Восточной Римской империи наконец село.

Мехмед II, Вступление в Константинополь после падения города. Нарисовано Фаусто Зонаро

13.2: Юстиниан — Гуманитарные науки LibreTexts

Самым важным ранним императором Византии был Юстиниан, правивший с 527 по 565 год. Юстиниан был последним римским императором, говорившим на латыни как на родном языке; впоследствии все императоры говорили по-гречески.Его помнят как невероятно пылкого христианина, крупного военачальника, спонсора одних из самых красивых и долговечных византийских архитектур из существующих, а также как мужа, вероятно, самой могущественной императрицы в истории империи, бывшей актрисы. и куртизанка по имени Феодора .

Юстиниан создал традицию, которой суждено было сохраниться на протяжении всей византийской истории: император был одновременно и духовным лидером христианской церкви, и светским правителем самой империи.Ко времени падения западной империи архиепископы Рима начали свои попытки утвердить свою власть над церковью (впрочем, даже на западе им не удавалось много веков). Эти утверждения никогда не принимались на востоке, где именно император отвечал за принятие окончательного решения по вопросам религиозной доктрины. Юстиниан считал своим священным долгом как лидера величайшей христианской империи в мире обеспечивать соблюдение религиозного единообразия среди своих подданных и искоренять ереси.Он называл себя «возлюбленным Христа» — титул, который переняли и более поздние императоры. Хотя ему так и не удалось заставить всех своих подданных принять христианскую ортодоксию (особенно в отдаленных от столицы сельских районах), он предпринял ряд нападений и кампаний преследования против еретических сект.

Одним из аспектов внимания Юстиниана к христианскому очищению было разрушение древних традиций язычества в Греции и прилегающих районах, инициированное его христианскими предшественниками.Олимпийские игры уже были закрыты императором Феодосием I еще в 393 г. н.э. (он возражал против их статуса языческого религиозного праздника, а не спортивного соревнования). Юстиниан настаивал на том, чтобы все учителя и воспитатели обратились в христианство и отказались от преподавания греческих классиков; когда они отказались в 528 году, он закрыл Академию Платона, действовавшую на тот момент почти 1000 лет.

Юстиниан не только навязал религиозное единообразие, но и навязал римское право всем подвластным ему народам.Империя традиционно оставляла местные обычаи и законы в покое до тех пор, пока они не вмешивались в важные дела по сбору налогов, набору войск и лояльности империи. Однако Юстиниан рассматривал римское право как аспект римского единства и стремился искоренить другие формы права, находящиеся под его юрисдикцией. Он поручил экспертам-юристам изучить весь корпус римского права, отсеять противоречия и выяснить, какие законы необходимо обеспечить. Он кодифицировал этот проект в Corpus Juris Civilis , который формирует прямой текстовый предшественник для большинства правовых систем, все еще используемых в Европе.

Теодора, происходившая из весьма скромного происхождения как артистка, усердно работала над освобождением проституток от сексуального рабства, расширением законных прав и защиты женщин и защитой детей от детоубийства. Она была доверенным лицом и сторонником Юстиниана на протяжении всей их совместной жизни, помогая задумать не только правовые изменения, но и великолепные новые строительные проекты, которыми они руководили в Константинополе. В известном эпизоде ​​начала правления Юстиниана Феодора помешала Юстиниану и его советникам бежать от массовых беспорядков против его правления, вместо этого вдохновив Юстиниана отдать приказ о контратаке, которая вполне могла спасти его правление.В то время как большинство политических браков в Византии, как и практически в любом досовременном обществе, не имели ничего общего с любовью или даже влечением, Феодора и Юстиниан явно разделяли как искреннюю привязанность друг к другу, так и интеллектуальное родство.

Рисунок \(\PageIndex{1}\): самое известное сохранившееся изображение Юстиниана из мозаики в Равенне, Италия. На мозаике Юстиниан одет в «королевский пурпур», цвет, предназначенный для императорской семьи.

Юстиниан намеревался отвоевать западную империю у захвативших ее германских королей.В равной степени он был заинтересован в навязывании христианского единообразия путем устранения христианских ересей, таких как арианство. Он отправил блестящего полководца Велисария в контролируемую вандалами Северную Африку в 533 году с довольно небольшим отрядом солдат и кавалерии, и в течение года Велизарий нанес сокрушительное поражение армии вандалов и вернул Северную Африку империи. Оттуда Юстиниан отправил Велизария и его войско в Италию, чтобы захватить ее у остготов.

За этим последовала двадцатилетняя война между византийцами и Готским королевством Италии.Готы завоевали поддержку большинства итальянцев благодаря справедливому правлению и разумным уровням налогообложения, и, таким образом, большинство итальянцев боролись против византийцев, хотя последние представляли законное римское правительство. В конце концов, византийцам удалось разрушить готское королевство и вернуть себе Италию, но война нанесла ущерб итальянской экономике и опустошила византийскую казну. Италия осталась опустошенной; именно византийское вторжение, а не «падение Рима» ранее, парализовало итальянскую экономику вплоть до позднего Средневековья.

В 542 году, в самый разгар итальянской кампании, ужасная чума («Чума Юстиниана») унесла жизни половины населения Константинополя и одной трети населения империи в целом. Это оказало очевидное влияние на военную вербовку и моральный дух. В долгосрочной перспективе более важное влияние чумы заключалось в разрыве многих торговых связей между двумя половинами империи. Экономика на западе стала более локализованной и менее связанной с торговлей на дальние расстояния, что в конечном итоге привело их к обнищанию.Несколькими годами ранее, в 536 году, сильное извержение вулкана в Исландии выбросило в воздух столько мусора, что климат Европы значительно похолодел за «годы без лета», что также сильно подорвало экономику. Таким образом, войны, стихийные бедствия и болезни способствовали началу самого мрачного периода средневековья на западе, а также привели к сильному экономическому и культурному разделению между востоком и западом.

Даже когда византийские войска пытались отвоевать Италию, у Юстиниана, как и у последовавших за ним императоров, была огромная проблема на его восточном фланге: Персидская империя.Все еще управляемые Сасанидами, персы были изощренными и хорошо организованными противниками империи, которые никогда не были завоеваны Римом. Продолжающиеся войны с Персией представляли собой самые большие расходы, с которыми столкнулся Юстиниан, даже когда он руководил кампаниями в Италии. Византийцы и персы сражались за густонаселенную Армению и очень богатую Сирию. Ближе к концу своего правления Юстиниан просто заключил мир с персидским царем Хусро I, согласившись платить ежегодную дань в размере 30 000 золотых монет.В конечном счете, тратить огромные суммы золота в качестве взяток было дешевле, чем платить за войны.

Проблема войн Юстиниана, как реконкисты на западе, так и непрекращающихся сражений с персами на востоке, заключалась в том, что они были чрезвычайно дорогими. Поскольку его войска выиграли достаточно сражений, чтобы постоянно грабить, и поскольку империя была относительно стабильной и процветающей во время его правления, он смог поддерживать эти усилия в течение всей своей жизни. Однако после его смерти Византия постепенно лишилась своих завоеваний на западе из-за очередного раунда германских вторжений, и персы также неуклонно наступали на восточные территории.

Война Юстиниана за поклонение Троице

macrohistory.com

(ВИЗАНТИЯ и САССАНИДЫ уступают место ИСЛАМУ – продолжение)

дом | 6-15 вв.

УСТРАНЯЯ ПУТЬ ИСЛАМУ (2 из 5)

Война Юстиниана за поклонение Троице

Как и другие христиане, Юстиниан ожидал Второго пришествия Христа в ближайшем будущем, и готовясь к этому, он хотел унифицировать увиденное как Божья империя.Он хотел освободить Западную Европу и Северную Африку от нетроицкая, арианская ветвь христианства – христианство вандалов, остготов и вестготов. note2   Франки были его союзниками – католиками, обратившимися в христианство через несколько десятилетий до восшествия на престол Юстиниана. Юстиниан считал, что как богоизбранный Император обязан был создать одно государство, одну церковь и один закон.

Юстиниан унаследовал продолжающийся конфликт с империей Сасанидов, и, чтобы вести войну против вандалов, в 532 году он вел переговоры с Хосровом I из династии Сасанидов, правившим из Ктесифона.Они назвали это соглашением о «вечном мире».

Некоторые историки утверждают, что вандалы смягчились за сто лет после они завоевали Северную Африку. Возможно, их обессилил мягкий Север Африканский климат, потакание своим слабостям и новое богатство, которое многие из них получил. Военные Вандала были описаны как отказавшиеся в эффективности, а их новый король, Гелимер, описывался как лишенный военного или дипломатического таланта. Константинопольский историк Прокопий должен был приписать грядущее поражение вандалов к Богу и судьбе.Во всяком случае, вандалы были слабее, чем могли бы. если бы они заключили союз со своими братьями-арианами-христианами, Остготы Италии. Вместо этого они воевали против остготов.

Изображение Хосрова. Он сказал Юстиниану: «Если ты не дашь мне те участки территории, которые я хочу, я буду воевать. (Викисклад)

Вместо того, чтобы относиться к Юстиниану как к опасности как для себя, так и для вандалов, остготы позволили флоту Юстиниана состоять из 500 кораблей и 15 000 солдат, использовать свой порт на Сицилии против вандалов.Это было в июне 533 года. Из Сицилии войска Юстиниана под предводительством Велисария вторглись на север. Африке, и победа пришла быстро. Велизарий победил вандалов к декабрю 533 г.

г.

Велизарий сделал рабами побежденных вандалов воины. Вандалы должны были вернуть все поместья, которые они захватили при завоевании Северная Африка, заявление, которое вызвало множество претензий и много судебных разбирательств. Церкви, конфискованные вандалами, должны были быть возвращены католическому богослужению. и любой, кто был виновен в том, что он был арианским христианином, должен был быть исключен из публичный офис.Войска Юстиниана захватили сокровища Гелимера, и Гелимер был доставлены в Константинополь и выставлены на параде победы. Он отказался оставить арианство, но Юстиниан был милостив и пожаловал ему поместье, на котором он было разрешено уйти в отставку.

Завоевание Северной Африки, однако, не было завершено. Юстиниана за победой над вандалами последовали периодические войны между его войсками и голубоглазые берберы (также называемые маврами) из горной страны Северной Африки.Берберы сражались верхом на фронте, слишком длинном для Юстиниана. войска. Ради «римской цивилизации» военные Юстиниана построили ряд оборонительные укрепления.

Юстиниан против остготов

Продолжая свое стремление воссоединить Римскую империю и победить арианство, Затем Юстиниан двинулся против остготов. В 536 году его войска во главе с Велизарием высадился в Италии недалеко от Неаполя, а в ноябре Велизарий завоевал этот город.Остготам угрожали также франками к северу от них, и они нейтрализовали франков взяткой, золото оказалось сильнее, чем верность франков делу, преследуемому по Юстиниану. Остготы покинули Рим, захватив с собой группу римских сенаторов в качестве заложников и присягу на верность. от епископа Рима папы Сильвариуса. Армия Велизария прибыла туда в декабре. Католики города просмотрели их как иностранцев. Они не подвергались дискриминации при остготах, но они были полны надежд и преисполнены уважения к императору Юстиниану.То Папа тоже надеялся, нарушил данное остготам слово и перешел на стороне Юстиниана.

Король остготов Витигис собрал армию численностью около 150 000 человек, в основном кавалеристы в кольчугах. С ними в марте 537 г. он вернулся в Рим и начал осаду города. Остготы перекрыли Риму подачу воды извне — начало конца великих акведуков Рима и конец его роскошным общественным баням. Остготы попытались штурмовать стены Рима, но потерпел неудачу – защитники города в одном районе бросали статуи вниз на нападавших.В Риме тайная группа антикатоликов пыталась открыть ворота для остготов, но не удалось. В городе Велизарий собрал женщин, детей и рабов, и остготы позволили им уйти целыми и невредимыми. Велисарий составлен всех здоровых мужчин в городе в его армию, и присоединение к его армии было около шестнадцать сотен кавалеристов, в основном гуннов и славян во главе с римлянами, которым удалось пробраться в город мимо остготов.

У остготов не было флота, а флот Юстиниана давал ему преимущество.Юстиниан не только доставлял продовольствие и подкрепления вверх по реке Тибр. и в Риме он смог заблокировать доступ еды к остготам. А немногим более чем через год после начала осады голодные остготы сняли их осаду Рима и вернулся на север. Там остготы и их собратья-ариане-христиане бургунды блокировали город Милан и сократили его жителей к поеданию собак и мышей. А когда остготы и бургунды взяли город они вырезали всех взрослых мужчин города, численность которых оценивается в 300 000 человек, и бургундцев. брал городских женщин в рабство.

К 539 г. производство и распределение продуктов питания в Италии сократилось до что многие умирали от недоедания. Появился каннибализм. Непогребенные трупы захламляли сельскую местность. Воспользовавшись уязвимостью Италии, франки вторглись в Италию в поисках добычи, убивая по пути.

Возобновление войны с империей Сасанидов и чума

С завоеванием Константинополем Северной Африки и Италии, Хосров беспокоился о большей силе Константинополя, и его интересовала награда за сделал возможными завоевания Юстиниана.Тем временем он реорганизовал свою армию, превратив ее из плохо обученного феодального учреждения в компетентную силу, способную вести длительные кампании. Он просил у Юстиниана выхода к Черному морю и золотые прииски Трапезунда на юго-восточной окраине Черного моря, которые, по его мнению, должны были принадлежать его империя. Весной 540 г., после отказа Юстиниана, Хосров нарушил соглашение о «вечном мире», объявил войну и вторгся в Константинопольскую империю.

В 541 году, совпав с возобновлением войны и передвижения войск, в Константинопольской империи разразилась эпидемия чумы, которая считается первым зарегистрированным случаем бубонной чумы.Сначала его заметили в египетском портовом городе Пелусий, где обитала огромная популяция крыс, как и в большей части Европы. Это были смертельные бактерии, которые развились и существовали в блохах и передавались вместе с укусами блох.

Беги не ушли далеко, но на крысах ехали. Сами по себе крысы не путешествовали далеко за свою жизнь, но люди это делали, и люди перевозили инфицированных крыс. Бактерии передавались через укусы блох. Не все блохи были заражены, но зараженные блохи убивали своих крыс-хозяев, и если вокруг зараженных блох было достаточно крыс, они прыгали к новым хозяевам, крысам или людям.Все зависело от больших популяций мух и крыс. У людей ослабленная иммунная система способствовала опасности.

Чума распространилась на Александрию и переместилась в Сирию, Палестину и Константинополь, где она продолжалась четыре месяца и убила примерно 40 процентов населения города, прежде чем умерла от нехватки доступных носителей. Император Юстиниан был заражен и, казалось, был на грани смерти, но он был одним из счастливчиков: укусы беглецов и болезни не слишком сильно повлияли на его иммунную систему, и он выздоровел.

Бацилла чумы сохранилась среди популяций блох в других местах, и эпидемии этой болезни в других местах возникали и исчезали. По современным оценкам, половина населения Европы умерла от чумы до того, как она исчезла в 700-х годах. note3  И в 1300-х годах в Европе произойдет еще одна крупная вспышка.

предыдущий | следующий  (3 из 5)

Источники

Copyright © 1998-2018 Фрэнк Э. Смита.Все права сдержанный.

 

 

HIST 210 — Лекция 9 — Правление Юстиниана

HIST 210 — Лекция 9 — Правление Юстиниана

Глава 1: Первоисточники: Прокопий и Григорий Турский [00:00:00]

Профессор Пол Фридман: Мы начинаем использовать первоисточники для нашего понимания обсуждаемых исторических периодов. Основные источники? Сочинения людей, живших в то время. И, как и во всех подобных источниках, большое преимущество — живость, непосредственность — люди прожили это.А проблема в удаленности от нас и чуждости.

Прокопий и Григорий Турский, с которых мы начнем на следующей неделе, — очень разные писатели. Прокопий, гораздо более сознательный в стиле, мирянин, действовал в рамках классической традиции.

Григорий Турский, безусловно, человек, для которого стиль не имеет первостепенного значения. Или, по крайней мере, это не классические представления о риторике, плавности и живости, которые есть у Прокопия. Он епископ. Он очень обеспокоен сверхъестественными событиями и Церковью.Или, скажем, сверхъестественные события, контролируемые Церковью.

Прокопий, как вы видели, не очень заботится о христианстве, и сверхъестественные события, которые касались его, такие как Юстиниан, ходящий по дворцу без головы, не являются христианским сверхъестественным. Они из какой-то другой древней сверхъестественной традиции.

Но и Григорий Турский, и Прокопий требуют усилий, чтобы разобраться. Почему бы просто не прочитать что-нибудь писателя, ныне живущего историка, которого, может быть, легче понять? А кто пишет, имея в виду вас и меня? Из-за живости и из-за хитрости попыток реконструировать не только то, что произошло, что достаточно тяжело, но и то, какое было настроение у людей, какова была реакция.

Глава 2: Император Юстиниан [00:02:19]

Сегодня мы говорим о Юстиниане. Итак, император, чье правление занимает большую часть шестого века, с 527 по 565 год. Итак, мы концентрируемся на шестом веке как на части общего выживания и кризиса Восточной Римской империи. Его царствование, или, точнее, более ранняя часть его царствования примерно до 540 г., является вершиной, апогеем, максимальной силой этой империи, которой удается, скажем так, отвоевать или завоевать.Возвращение или добавление частей Западной Римской империи, многих частей Западной Римской империи, которые были фактически потеряны в результате вторжений варваров в пятом веке.

Если вы еще можете свериться со своей картой, или если у вас с памятью географии все в порядке – основные районы завоеваний Юстиниана за границами старой восточной империи – это сначала Северная Африка – это побережье современной Ливии, Туниса, Алжира. и даже Марокко, удерживаемое вандалами и захваченное Юстинианом; части Испании, прибрежная Испания, средиземноморская Испания, принадлежавшая вестготам; и Италия, принадлежавшая остготам.

Это центральная часть правления Юстиниана. И какое-то время казалось, что он фактически воссоздал империю Константина и Диоклетиана. Но, как мы увидим, это триумф ужасной ценой. Ужасной ценой было то, что это ослабило Византию.

Теперь, когда мы говорим о деятелях прошлого или даже о деятелях недавнего прошлого, что их политика была ошибкой, потому что оказалось, что будущим врагом будет нечто иное, чем то, с чем они сражались, мы можем сказать, что с преимуществом быть в состоянии видеть, что происходит.Другими словами, есть люди, которые утверждают, что вторжение в Ирак было безумием или что расходы на агрессивную внешнюю политику первых лет двадцать первого века были глупостью, потому что, как выясняется, экономические проблемы, внутренние проблемы , ипотечный пузырь, действительно был проблемой, которую люди должны были решить. Или они должны были решать дефицит.

Можно так сказать. В своем роде это факт. Но это не обязательно говорит вам, о чем должны были думать люди в то время.Таким образом, из последней лекции мы знаем, что прежде всего Юстиниан должен был сосредоточиться на персах. Персы на его восточной границе, которые его не интересовали, которых он просто хотел как бы усмирить, чтобы отправиться на запад и совершать свои завоевания. Персы оказались злейшим врагом Империи.

Итак, вы знаете, если бы вы планировали это как некую международную политическую стратегию, вы могли бы сказать: «Забудьте об остготах. Забудьте о вандалах. Создайте эту границу.Вторгнись в Персию, держи там свою армию». И действительно, оглядываясь назад, мы можем сказать: «Боже мой, через восемьдесят лет мусульмане захватят восточную часть вашей империи».

Ну, очевидно же, что он вряд ли будет знать это. За исключением того, что если вы смотрите на расстояние более 1000 лет, 1500 лет. Тогда можно сказать, что восточная граница оказывается уязвимым местом. Итак, классическая историческая проблема или промежуточный вопрос раннего Средневековья звучит так: «Юстиниан, авантюрист или разумный человек?» или «Покорение запада: глупость или величие?» И то и другое.

Это классический пример чрезмерного расширения империй, означающий, что империи в какой-то момент фатально ослабевают, просто становясь слишком большими или тратя слишком много денег. И оба связаны. Если вы станете слишком большим, вам придется тратить больше денег, чтобы защитить себя. На самом деле не имея ресурсов, чтобы сохранить то, что у вас есть.

Британская империя, если взять достаточно ясный и нейтральный пример, в какой-то момент просто слишком велика для ресурсов ослабленной Великобритании.А наш коллега Пол Кеннеди весьма памятно исследовал империи, которые просто не могли выполнять свои обязательства. Испанская империя, Британская империя и, как выяснилось после написания книги Кеннеди, Российская советская империя.

Это закономерность в истории, которая повторяется. Вопрос, однако, заключается в том, что при данных обстоятельствах и при условии существования этой империи какова разумная политика для ее сохранения или расширения?

Глава 3: Прокопий как источник Юстиниана [00:08:42]

Мы знаем о завоевательных и оборонительных войнах Юстиниана — у него действительно было несколько войн против персов — его завоевательных и оборонительных войнах в основном, хотя и не исключительно, через Прокопия.Он наш лучший источник в двух работах. Одна, Секрет История, и другая, гораздо более обширная, серия книг под названием Войны. И они разделены персидскими войнами, африканскими войнами, итальянскими войнами. В Войнах вы можете видеть, что как только итальянская война начинает идти плохо, мнение Прокопия о Юстиниане и великом полководце Велизарии, как правило, меняется от своего рода восхищения и иди, убивай, получай дух к беспокойству. , к обвинению, к своеобразному указанию пальцем.

Итак, мы зависим от Прокопия. И когда вы впервые читаете Войны , это кажется очень, очень отличным от Секрет История . Похоже, это Фукидид или какой-то другой здравомыслящий, объективный греческий писатель. И он действительно пишет в этой традиции. Те из вас, кто читал Фукидида, помнят, что он часто описывает глупости и очень ужасные события, но трезво, на деле. И в духе олимпийской печали по поводу безрассудства политиков и генералов.

И в какой-то степени у Прокопия есть тот тон, который, кажется, сильно контрастирует со страстностью Тайны Истории , заставляя некоторых людей предположить, что он был сумасшедшим, когда писал Тайну Историю. Или, скажем, выведен из равновесия. Или что Войны представляли настоящего Прокопия, а это представляло его злого близнеца. Термин «злой близнец» не встречается у Гиббона, но мог бы. Это могло бы.

Что делает его более сложным, так это третья его работа под названием Buildings. Buildings — это, как следует из названия, книга о строительной кампании Юстиниана, которая включает в себя, но не ограничивается церковью Святой Софии в современном Стамбуле, которая и по сей день остается выдающимся здание такой необъятности и такого пространства внутри. Купол, который кажется ничем не поддерживаемым и который, кажется, покрывает половину земли, когда вы находитесь внутри него. И великолепный, и экстраординарный инженерный подвиг.

А потом Юстиниан построил церкви.Он построил церкви, которые стоят в Равенне с невероятно красивыми мозаиками, Равенна в Италии. И это важно, потому что Равенна находилась вне зоны территории, контролируемой иконоборцами. И поэтому, хотя иконоборцы были склонны уничтожать или обелять представления о чем-либо божественном, их влияние не простиралось до Равенны. Так что в каком-то смысле лучшие образцы византийского мозаичного искусства самого раннего периода — не в каком-то смысле, а абсолютно точно — за пределами восточного Средиземноморья, а в Италии.

Однако

Здания — это не просто отчет об архитектурных очерках Юстиниана, а панегирик, восхваление Юстиниана. Почти такое же рабское лести, как Секрет История — это осуждение. И как я предположил в прошлый раз, они на самом деле идут рука об руку в обществе, где огромная власть сосредоточена в одном человеке, или в одном дворе, или в одном окружении, реакция людей склонна к лести, которая в какой-то степени вытесняется из них или, по крайней мере, приглашены правителем.

Итак, опять же, если взять очевидную аналогию: Сталин к своему семидесятилетию был доволен тем, что самый большой музей Москвы, вся постоянная экспозиция была отложена и складирована, и весь музей был отдан на подарки Сталину на его семидесятилетие. от благодарного народа. Ему не нужно было заказывать. Кому-то пришла в голову эта идея, и он сказал: «О, не утруждай себя». У них была вещь, эта лесть. Это то, что позже назовут «культом личности». И это только один из сотен примеров.Называть города его именем, превозносить его как «Великий садовник», «Друг детей», «преемник Ленина» и т.д.

Другая сторона этого — своего рода ненависть и обличение, более или менее тайное. О Сталине было много анекдотов. Можно было и людей в Сибирь отправляли или казнили за такие анекдоты. Но в данных обстоятельствах это были очень хорошие шутки. Это одно из объяснений того, как вы можете получить одновременно лесть и демонизацию.

Интересно, конечно, что он у того же парня, Прокопия.И хотя люди одно время думали: «О, ну, он написал Здания раньше, а потом разочаровался». Он действительно разочаровался. Все разочаровались, потому что после 540 года все пошло не так. Для начала, в 542 году произошла огромная чума, унесшая жизни трети населения. Но похоже, что он пишет эти вещи более или менее одновременно.

Секрет История не закончена. Вот почему все так странно начинается, не с Юстиниана, а с Велизария и жены Велисария, которого жена пинает, а вы с Феодорой как бы не знаете, кто эти люди.И вдруг мы в Юстиниане. Ну, порядок этой штуки еще не установлен. Вероятно, он не закончил его. Однако он хотел, чтобы книга была опубликована после его смерти.

Это называется Секрет История или Анекдота, рассказы более поздних авторов. Он сохранился только в одной рукописи, как я, кажется, заметил. Тем не менее, поскольку у него очень риторический стиль, его явно должны были прочитать другие люди. Это не просто набор заметок для собственного удовольствия.Он надеялся, что эта работа будет широко опубликована после его благополучной смерти. А Анекдота буквально означает не «рассказы», ​​как сейчас, анекдоты, ложное родственное, это значит «не публиковаться». Итак, в Тайне Истории Юстиниан — чудовище.

Глава 4: Предыстория Юстиниана [00:16:28]

Давайте на мгновение отложим это в сторону и поговорим о том, что на самом деле сделал Юстиниан. Юстиниан был силой, стоящей за троном его дяди, Юстина Первого.Так что в некотором смысле его правление восходит к 510-м годам. Характер Юстиниана, изображенный Прокопием как в Войны , так и в Тайна История , очень умен, трудолюбив — Прокопий говорит, что он почти никогда не спал — предан деталям, способен погрузиться во многие разные вещи: архитектура, церковные обряды, богословие и право.

Он был скромного происхождения. Его дядя, его семья были солдатами. Они были из современной Хорватии, более или менее, с Балканского полуострова, бывшей Югославии-иллирийцы, как бы это называли в то время.Он вырос, немного разговаривая на латыни, и, как я уже сказал в прошлый раз, он последний император, чьим родным языком была латынь, а не греческий.

Он одевался очень просто и был доступен. У него не было того внушающего благоговение великолепия Диоклетиана или Константина, например. Он редко сердился, но был холоден и, кажется, не имел ни следа милосердия или доброты. Он напоминает мне некоторых моих профессоров. Он был нетерпим; он был неумолим; и он был безжалостен.

У него было грандиозное представление об Империи.И он был готов обложить своих подданных высокими налогами и поставить под угрозу безопасность восточной границы, чтобы расширить свою территорию и свой престиж. Я думаю, что это справедливое суждение. Он считал, что его предшественники из-за небрежности потеряли то, что завоевали древние римляне. И он считал, что нельзя назвать это Римской империей, если все, из чего она состоит, это владения в восточном Средиземноморье. И, как мы уже говорили, он действительно ценой больших затрат завоевал Северную Африку, часть Испании и Италии.

У него была… я думаю, неправильно использовать термин тоталитарная, но, безусловно, очень сильная концепция имперского правления. Он пытался навязать церкви доктрины, чтобы решить извечный монофизитский вопрос. Он, между прочим, был не более успешен, чем Константин или Феодосий, но, например, чтобы дать вам представление о его методах, он похитил Папу в Риме, пытался запугать его и сослал на Крымский полуостров, где он умер.

Феодора. Одна из самых интересных особенностей Юстиниана заключается в том, что он дал так много власти и уважения своей супруге Феодоре, которая была еще более скромного происхождения, чем он.Теперь я не думаю, что мы должны верить Прокопию в деталях юности Феодоры. Он определенно приберегает свои самые истерические обличения для Феодоры. Думаю, справедливо будет сказать, что Прокопий не был большим поклонником компетентных женщин.

Историк Бери, Дж. Б. Бери, один из крупнейших историков позднего Рима и Византии, писавший около 100, 120 лет назад, описывает ее юность как бурную. Прилагательное, которое мне нравится, потому что оно может быть чем угодно. Ее бурная молодость. Вероятно, ее отец был сторожем медведей.Кто-то, кто держал медведей для развлечения людей в цирке. Дрессировщик животных. Она была матерью законного [исправление: незаконнорожденного] ребенка. Возможно, у нее был опыт любительской или квазипрофессиональной, полупрофессиональной проституции.

Обратите внимание, что Прокопий осуждает ее сначала за то, что она была проституткой, а затем за то, что она подавляла проституцию, когда она стала императрицей. В этом есть логика. Прокопий не против проституции. Такое ощущение, что он если не знаток, то по крайней мере случайный причастник.Но чтобы проститутки были чем-то иным, кроме этого твердо подчиненного класса, то есть чтобы проститутки имели какой-то голос или мнение, или чтобы люди старались помогать им или уважать их, по его мнению, смешно и возмутительно. Прокопий — консерватор. Ему не нравится ослабление сенаторского класса. Он представляет интересы землевладельцев. Ему не нравится слишком большая имперская власть. Он вполне рад уважать императора, но сердится, когда кажется, что император облагает налогом богатых людей.Он не любит выскочек. Выскочки вроде Юстиниана. Кто он? Солдатский ребенок. Выскочки вроде Теодоры. Выскочки вроде Антонии, жены Велизария.

Юстиниан и Феодора правили как одна команда. У них были очень разные характеры. Очень интересная команда. Феодора любила сон, роскошь, симпатизировала монофизитам. Юстиниан был полной противоположностью: страдающий бессонницей, человек, одетый в самую обычную одежду, и ярый антимонофизит. Они, по сути, поддерживали разные группировки в цирке.Вот брак Джайентс-Джетс.

Глава 5: Цирк, синие и зеленые и бунты Ники [00:24:10]

Цирк. Цирк представлял собой арену, примыкавшую к дворцу, где император появлялся на спортивных мероприятиях. Хотя мы сказали, что Юстиниан был доступным, под этим мы подразумеваем, что люди в правительстве или на высоких должностях могли видеть его без особых церемоний. Это не значит, что он доступен каждому.

В абсолютистском государстве есть определенные виды событий, на которых правитель должен показать себя или традиционно показывает себя.Так в советское время первомайские парады. В Москве есть обзорный стенд у могилы Ленина. А иностранные корреспонденты и разведчики пытались увидеть, кто был у власти, а кто не был, по тому, кто появился с вожаком, кого не было, где они стояли.

Ипподром, арена скачек в Константинополе, был чем-то вроде этого. У императора была своя ложа, и люди могли делать ему какие-то торжественные жесты, хвалить его, а если были в бунтарском настроении, то и критиковать.Были так называемые цирковые группировки. То есть люди, которые болели за ту или иную сторону, самые главные из которых в Константинополе — «Синие» и «Зеленые».

Зеленые, как правило, были сторонниками монофизитов, а Феодора была сторонником Зеленых. Блюз, антимонофизит; Юстиниан был их сторонником. В 532 г. цирковые группировки восстали. Отчасти это налоговый бунт. Отчасти это борьба фракций.

Не стоит пытаться исследовать, что представляли собой эти фракции.Через некоторое время они просто фракции. Это просто люди, которые любят драться. Или кто любит болеть за ту или иную сторону. Но они дебоширы и даже преступны. У них очень необычные костюмы. Они тратят все свои деньги и всю свою энергию на спортивные мероприятия и связанные с ними дебоши. Это не совсем незнакомо.

Префект города арестовал семь человек за беспорядки и приговорил их к смертной казни. Двое из них сбежали, когда веревка оборвалась. Всегда выгодно обслуживать ваше — я имею в виду, это совет историка — всегда выгодно обслуживать ваше принудительное оборудование.Раз эти ребята сбежали, значит, они были героями. И они были защищены от толпы. Их поместили в монастырь, где у них было святилище.

И достаточно удобно, один был Синий, а другой Зеленый. Так объединились Синие и Зеленые. Они бегали по улицам, требуя помилования для беглецов. А когда Юстиниан отказался, произошел бунт. Боевым кличем этих бунтовщиков было «Победа!». Верно? Ника, не путать со спортивным снаряжением. Ника — победа. Толпы пытались свергнуть Юстиниана и Феодору.И в процессе они сожгли большую часть города.

Прокопий сообщает, что Юстиниан готов бежать. Но Теодора укрепила его решимость, фактически сказав ему, что она предпочитает умереть в саване императорской мантии, а не бежать, переодевшись, и мобилизовала генералов, Велисария и Нарсеса. Мы уже встречались с Велизарием. И они расправились с мафией и убили, может быть, 40 000 из них. Сколько людей посещает игру Янки? Около 80 000? Итак, 30 000, 40 000 человек, и на этом беспорядки закончились.Константинополь был частично сожжен.

Юстиниан любил строить. Это была отличная возможность. В каком-то смысле он не мог и мечтать о лучшем моменте. Конечно, для этого требовалось больше налогов, но теперь люди увидели проблемы с сопротивлением налогам. И вот здесь мы начинаем строительство нового собора Святой Софии, который мы видим сегодня. Построен за пять лет. Сравните это с грандиозными проектами вроде съезда с Коннектикутской магистрали, которые занимают лет пятнадцать или около того.

За пять лет можно построить что-то невероятное количество рабочих.И расточительная трата денег. Трон патриарха в Святой Софии был сделан из серебра. Он весил 40 000 фунтов. Колонны порфировые, многие из них. Он использует много стекла, чтобы излучать свет. А свет исходит так далеко, что образует эти чудесные узоры в зависимости от времени суток. Юстиниан также перестроил Сенат, бани, императорский дворец, церковь Святой Ирины, церковь Апостолов и так далее и тому подобное.

Глава 6: Войны Юстиниана [00:30:20]

Он начал свои войны против Персии до восстания Ника.А война с Персией — это один из эпизодов многовековой войны. В данном случае это влияние на Кавказе. Но на самом деле речь идет о попытке защитить Византию от персидского вторжения. Но, как я уже сказал, интересы Юстиниана на самом деле были не в Персии. Он был заинтересован в мире с Персией и в обеспечении достаточной безопасности границы, чтобы персы не могли, по крайней мере с легкостью, начать внезапную атаку. А в 531 году Восточная Римская империя и Персия подписали вечный мир. А Юстиниан затем двинул свои войска на запад., место его реальных амбиций.

Война вандалов в Северной Африке была триумфальной. То, что мы видим, — один из тех случаев, когда кажется, что политика чудесным образом легко приводит к успеху. Вандалы пали, казалось, без боя. Здесь народ, наводивший ужас на Рим 100 лет назад, разграбивший Рим в 455 г., захвативший житницу Рима в 430 г., пал почти без боя. Правда, коренное берберское население, находившееся в подчинении у вандалов, народ пустыни, восстало.И они смогли совершить набег на побережье и подорвать позиции византийских оккупантов.

Следующей остановкой была Италия в 535 году. 533 — 534 годы, завоевание Африки. Но Италии потребовалось бы двадцать лет, а не один. При этом сама Италия будет опустошена. И с этим опустошением большая часть классической культуры будет потеряна. То, что не было разрушено вторжениями пятого века — а помните, мы говорили, что остготы были вполне разумными оккупантами, — будет уничтожено самими римлянами.

Я не буду утомлять вас подробностями, плюсами и минусами этой кампании. Достаточно сказать, что полководец Велизарий сначала смог одержать победу в Италии. Однако сопротивление остготов оказалось намного сильнее, чем он ожидал. И Юстиниан вспомнил о Велизарии. Почти вся Италия была повторно оккупирована остготами, и только второй полководец, Нарсес, с 552 по 555 год смог захватить Италию. 540 год — это год, когда Равенна падает перед византийцами, и, похоже, это зенит правления Юстиниана.В том же году персы вторглись. Этот вечный мир длился девять лет. И персидское вторжение было вполне успешным. В результате был разграблен крупнейший город Империи после Константинополя и Александрии, город Антиохия в Восточном Средиземноморье.

А за этим последовала чума. Так называемая Юстинианова чума, которая, по-видимому, связана, возможно, с чумой в Афинах Перакла или Афинами Пелопоннесской войны, а может быть, с Черной смертью 1348, 1349 годов.Тяжело сказать. И на самом деле, исследования ДНК в массовых захоронениях той чумы, которые сейчас проводятся, возможно, скажут нам, что это была за болезнь на самом деле. Хотя пока, видимо, нет. Итак, с 540 по 565 год, смерть Юстиниана, его политика официально успешна. 555 год, падение Италии. В конце концов чума проходит. По крайней мере, персы вытеснены из Антиохии. Но Империя в последние годы правления Юстиниана явно шатается под тяжестью налогов, экономического спада, сокращения населения и чрезмерного расширения.Они завоевали Италию, но завоеванная ими Италия была разрушена. И эта империя, простирающаяся теперь от Сицилии до границы с Персией, явно слишком велика, чтобы удержаться. Так что это часть гнева Прокопия. Но он озлоблен и разочарован. Он говорит: «Но у меня кружится голова, когда я пишу о таких страданиях. И передать в будущее это воспоминания». Здесь он говорит о персидском вторжении в Антиохию. «Ибо я не могу понять, почему воля Божья состоит в том, чтобы возвысить судьбу человека или поставить ее и низвергнуть без причины, которую мы можем видеть.

Теперь, если вы сравните его с тем, что вы читали у Августина, в Исповедь , вы увидите, что у Августина есть некоторые причины, почему это происходит. Прокопий здесь сопротивляется христианскому объяснению. И это наводит некоторых наблюдателей на мысль, что он вообще не совсем христианин. Да, но он пишет в классической традиции.

А еще он, напомню, элитист, консерватор. Я использую термин «элитарист» в довольно нейтральном смысле. Трудно ожидать, что кто-то, чьи сочинения дошли до нас все это время, каким-то образом был обычным человеком.Да, он представляет класс. Но не очень любит религиозные споры. Но на самом деле ему не нравится вся эта суета о природе или природе Христа. Но есть и другие вещи, которых нет у Прокопия и которые несколько удивляют. Юстиниан наиболее известен своими архитектурными памятниками, такими как Айя-София; историкам — за то, о чем мы, по сути, сегодня говорим, — о западном завоевании; а за его правовые реформы — Кодекс Юстиниана, который является основой всего европейского права. Европейский, то есть в отличие от англо-американского.Англо-американское право – это отдельная традиция. Европейское право основано в конечном счете на переработке прецедентов римского права.

Глава 7: Кодекс законов Юстиниана, Corpus Iuris Civilis [00:38:21]

Итак, я хочу немного рассказать о его юридическом свершении, о котором Прокопий, человек, знакомый с судами, с правовыми системами, ничего нам не сообщает в своих произведениях. Практически ничего. Юстиниан фактически кодифицировал римское право.И это важно не только потому, что это основа европейского права, но и право связано с политическим и административным порядком. Как бы мы ни ненавидели бюрократию или осуждали администрацию, именно так правительства обеспечивают то, что они предоставляют своим гражданам. А поскольку альтернативой правительству является анархия, и поскольку перед нашими глазами есть примеры анархических обществ, не стоит недооценивать преимущества закона, как бы цинично мы ни относились к его применению.

Римское право во времена Юстиниана было, как и положено праву, ученым и громоздким. Если вы хотите знать, как решить вопрос, вы можете просмотреть тысячи и тысячи так называемых «ответов» или просмотреть законодательство. Так же, как и в англо-американской традиции, и некоторые из вас очень скоро узнают об этом в юридической школе, вы можете посмотреть либо на законодательные акты, принятые законодательными органами, либо на судебные дела-прецеденты. Эквивалент статута, Коннектикут принимает закон, согласно которому вы не можете иметь оружие в своей машине.В то время как в Техасе есть законы, которые разрешают иметь оружие в машине при таких-то и таких-то обстоятельствах, хорошо?

Итак, у вас есть целый набор статутных законов, которые были бы имперскими статутами в Римской империи, имперским законодательством. Или, если закон не распространяется на конкретную ситуацию, или вы хотите что-то, имеющее особенность — дерево с моей собственности падает на собственность моего соседа — я уже упоминал об этом? Да, тот — в гараже моего соседа. Кто виноват? Хорошо, вы идете и говорите, ну, это дело возникло в Цинциннати в 1949 году, и вот что нашел судья.При отсутствии компьютеров поиск этого материала очень затруднен.

В англо-американском праве это называется «прецедент». В римском праве они называются «responsae». И что интересно, этот термин также стоит в единственном и множественном числе. Это относится к еврейскому закону. Ответ есть ответ. Судью, эксперта, профессора права, в сущности, спрашивают его мнение о чем-то. И его ответ сохраняется как своего рода прецедент. Они были объемными и представляли вековой закон. И тем более, конечно, ответы противоречивы.Один судья говорит: «Вы должны заплатить, потому что это было ваше дерево». Другой говорит: «Это несчастный случай, он сам отвечает за свои средства».

Что делать, если у вас конфликт судей? Что бы вы сделали, если бы у вас были два типа противоречивых ответов? Вы должны решить, кто более авторитетен? Какой из них лучше? Таким образом, работа составителей Юстиниана заключалась в том, чтобы разобраться в законодательстве, статутах и ​​ответах, а также выбрать среди противоречащих друг другу.

Что в этом законе? Ну что в любом законе? Мы думаем, что закон в основном имеет дело с преступниками и тому подобными вещами.Но уголовное право на самом деле очень простое. Это как бургундский кодекс. Если вы убьете кого-то, это то, что произойдет с вами. Могут быть разные виды убийства. Если вы убиваете их намеренно и преднамеренно, это хуже, чем если вы убиваете их в драке и спонтанно.

Непредумышленное убийство отличается от убийства. Непредумышленное убийство — это когда вы не собирались убивать человека, но вы это сделали. Ты ударил его и не знал, что у них слабое сердце, и он умер. Это непредумышленное убийство.Ты ударил их. Вы хотели причинить ему боль, но не собирались его убивать, но он умер. Непредумышленное убийство на автомобиле. В чем разница между небрежностью (вы должны были что-то увидеть, но не увидели) и преступным умыслом? Ты сделал это намеренно. Но это очень просто, уголовное право. Там не так много серых зон, и вы можете довольно быстро пройти уголовный кодекс.

А как же контракты? Как насчет имущества? Это бесконечно. Это бесконечно. Итак, вы знаете, что в юридической школе уголовное право будет сливками, или верхушкой пресловутого айсберга, или каким-то небольшим побочным вопросом.Большая часть вашего времени будет потрачена теми из вас, кто выберет этот вариант, на недвижимость и контракты. И это то, чем в основном является закон Юстиниана: собственность и договоры, юридические механизмы купли-продажи, наследование, партнерство, опекунство, обеспечение, поручительство, обязательства. Это очень продвинутая наука в римском праве. Настолько продвинутый, насколько это возможно в любом месте и в любое время. Это очень отличается от «Вы отрезали один палец; вы платите пять солидов», которые мы рассматривали на прошлой неделе.

Последовавшая за этим работа, так называемый Кодекс Юстиниана, или Corpus Iuris Civilis, свод гражданского права, был составлен за пять лет.Вот, опять же, пример невероятной быстроты по сравнению с тем временем, которое требуется сейчас, просто для того, чтобы реформировать налоговый кодекс Коннектикута, если уж на то пошло, правила дорожного движения Коннектикута. Это было сделано комиссией.

Выпущено четыре книги. Первый представляет собой собрание статутов, и он называется Кодекс . Собрание законов Сената и имперских законов прошлых веков.

Самая большая книга — это Digest, или на латыни Digesta. Дайджест — это отсеянные ответы, организованные по темам. Так что это то место, куда вы могли бы пойти, чтобы попытаться выяснить, что произойдет, если река немного изменит свое русло, и ваша земля, кажется, теперь захвачена вашим соседом. Река — это граница или искусственная линия?

Третья книга является своего рода учебником или обзором всего закона и того, что он должен означать под названием институтов. И четвертый называется Новелла , или новые законы, потому что, очевидно, должны быть приняты новые законы.Кодекс , Дайджест , и Институты написаны на латыни, потому что латынь была языком Римской империи. Но Novella написаны на греческом языке, потому что греческий язык теперь был языком Империи. «Сейчас» было 534 года, когда эта работа была закончена.

Кодекс Юстиниана, однако, представляет собой нечто большее, чем перестановку старых законов. Он показал последовательную философию правительства, где закон больше, чем прецедент, является активной силой в обществе. Император считается служителем закона, исполнителем закона, но он также и хозяин закона.Он абсолютная сила. Он воплощение закона.

Это хорошо управляемая, огромная, обременительная империя. Прокопий дает нам, хотя он может быть ненадежным в том, что Юстиниан был демоном, и так далее, Прокопий дает нам яркую картину высокоуправляемого, даже эффективно управляемого, но деспотично-управляемого и очень амбициозного общества.

На следующей неделе и немного позже, помните, что в среду у нас нет занятий. У нас занятия в понедельник. Мы будем читать у Григория Турского о Хлодвиге и франках.И это покажется более жестоким и более примитивным, чем то, что мы читали. Но насилие и первобытность, к сожалению, являются частью истории и управления почти в любое время. А так, наслаждайтесь интригой.

Я не буду проверять вас на имена. Вы увидите, что есть много замечательных кошачьих имен франкских варваров. Но обратите внимание на фигуру Хлодвига и на отношение Григория. Потому что, как и у Прокопия, у нас есть интересный, хотя и не вполне достоверный источник.

[конец стенограммы]

Вернуться к началу

Эта неделя в истории: бунты «Ника» потрясли Константинополь

янв.13 ноября 532 года в Константинополе вспыхнули беспорядки, почти уничтожившие режим императора Юстиниана I. Юстиниан, правивший всего несколько лет, решил бороться за свой трон во многом благодаря решимости своей жены Феодоры.

К середине VI века подданные Византийской империи со столицей в Константинополе все еще считали себя римлянами, несмотря на то, что они говорили на греческом, а не на латыни, и что вся Италия и большая часть бывшей западной империи попал в руки немецких варваров.Когда Юстиниан I стал императором в 527 году, он мечтал отвоевать Италию и другие западные земли для империи.

Он также унаследовал раздутую, коррумпированную имперскую систему и бюрократию, а также враждебную границу на юге и востоке. Персидская империя Сасанидов постоянно угрожала границе с Византийской империей, и после долгих приливов и отливов в 531 году был заключен хрупкий мир. Мир требовал от Юстиниана выплаты персам значительной суммы, что истощило финансы Константинополя до предела.

Вместо того, чтобы закрепить свою победу на востоке и предложить некоторую налоговую льготу дома, Юстиниан решил, что пришло время подготовить армию для возвращения западной империи. Проект должен был возглавить его лучший полководец Велизарий. Однако немногие, кроме военных, разделяли мечту Юстиниана об отвоевании Запада, а налоги, которые должны поддерживать такое масштабное предприятие, оставили многих подданных явно недовольными.

В книге «Генералы-спасители: как пять великих полководцев спасли проигранные войны — от Древней Греции до Ирака» историк Виктор Дэвис Хэнсон писал: действовали как не более чем вооруженные банды.Так называемые зеленые отождествлялись с государственными служащими, торговцами и коммерческими интересами восточных провинций. Учрежденческая часть знати и богатых, со всеми претензиями греко-римской аристократии, составляла более влиятельное ядро ​​соперничающих синих. Две противоборствующие зонтичные группы… представляли собой странные конгломераты фанатов скачек, групп политического давления, мафиозных покровительственных организаций и христианских фанатиков — все в одном».

Время от времени выходки этих групп приводили к насилию после игр, мало чем отличаясь от случайного плохого поведения после современных футбольных игр, хотя в Константинополе убийства не были редкостью.После особенно смертоносной вспышки насилия после игры в конце 531 года несколько главарей, Синих и Зеленых, были приговорены к смертной казни.

Когда двух последних осужденных — Синего и Зеленого — должны были повесить, веревки оборвались, и их жизни были спасены. Когда двое мужчин были похищены и им предоставлено убежище в церкви, две фракции, каждая из которых имела свои претензии к императору, объединились и потребовали помилования двух мужчин. Юстиниан не хотел использовать армию для разгона толпы, чтобы не обострить ситуацию.

Толпа также призвала Юстиниана уволить своих самых доверенных советников, Иоанна Каппадокийца, министра, ответственного за налоги, и Трибониана, министра, работавшего над новым сводом законов. Как реформаторы, два министра работали над тем, чтобы сделать империю менее коррумпированной. Это не устраивало ни зеленых, которые считали государственную службу своим корытом, ни синих, которые считали легкий доступ к государственным должностям своей прерогативой. Юстиниан неохотно уволил министров.

Пытаясь отвлечь толпу от политической агитации, Юстиниан заказал к январю новые игры.13. Сидя в императорской ложе на ипподроме, Юстиниан, несомненно, надеялся, что азарт скачек успокоит народный гнев. Традиционно обе стороны пытались перекричать друг друга, выкрикивая слово «Ника!» («Победи!») перед именем любимого спортсмена. Однако вскоре после начала игр обе стороны, 30 000 имперских подданных, закричали «Ника!» к императору, наполняя слово зловещим тоном.

В книге «Затерянные для Запада: забытая византийская цивилизация, которая спасла западную цивилизацию» историк Ларс Браунворт писал: «Толпа высыпала на улицы в поисках способов выразить свое разочарование.Найдя дворец неприступным, они штурмовали городские тюрьмы, пополнив их ряды освобожденными заключенными. Юстиниан… отправил имперскую полицию, но к этому моменту все полностью вышло из-под контроля. … Толпа возводила на улицах баррикады. Хулиганы подожгли магазины, и вскоре ветер разнес их…».

Юстиниан остался во дворце, не зная, что делать дальше. Хэнсон сравнил свою нерешительность с политическим параличом Иосифа Сталина после вторжения Германии в Советский Союз в июне 1941 года.Наконец, император приказал подготовить свои корабли в доках. Он собирался бежать. Именно в этот момент его жена сделала твердое заявление.

Родившаяся около 500 г. н.э., Теодора была актрисой и, возможно, проституткой, хотя древний мир часто правильно или неправильно приравнивал эти две профессии. Британский историк 18-го века Эдвард Гиббон ​​в своем «Закате и падении Римской империи» отмечал, что «Она не танцевала, не пела и не играла на флейте; ее мастерство ограничивалось искусством пантомимы; она преуспела в шутовских персонажах.Гиббон ​​также отметил, что о ее красоте много говорили и ею восхищались, «предмет более лестных похвал и источник более изысканного наслаждения».

Браунворт рассказал о возражении Теодоры против приказа ее мужа бежать: «Меня не волнует, подобает ли женщине давать храбрые советы испуганным мужчинам; но в моменты крайней опасности совесть — единственный проводник. Каждый человек, рожденный на свет божий, рано или поздно должен умереть; и как Император может позволить себе стать беглецом.… Но сначала подумайте, не пожалеете ли вы, достигнув безопасности, о том, что не предпочли смерть. Что касается меня, то я придерживаюсь древней поговорки: королевская власть делает лучший саван».

Увещевания Феодоры укрепили решимость императора, и он решил силой подавить толпу. Юстиниан приказал Велизарию взять на себя командование скандинавскими наемниками, оказавшимися в городе, и генерал направил свои силы к ипподрому, где остались многие повстанцы.Другой командир лоялистов, Нарсес, окружил ипподром и заблокировал выходы, в то же время подкупив некоторых видных синих в толпе, чтобы они отступили и отправились домой.

Когда войска Велизария вошли на Ипподром, толпа атаковала их. Однако из-за отсутствия тяжелого оружия и доспехов повстанцы вскоре были уничтожены солдатами. Убийства продолжались некоторое время, а когда они закончились, на Ипподром обрушилась армия мародеров, выхвативших что могли из карманов убитых революционеров.Среди погибших был Ипатий, человек, которого толпа объявила новым императором.

Через несколько дней после вспышки насилия беспорядки прекратились. Юстиниан считался решительным и бескомпромиссным, и вскоре он вернул Иоанна Каппадокийца и Трибонианина, которые вели новую бюрократическую войну против Синих и Зеленых из своих кабинетов, облагая их налогами до предела и убедившись, что они слишком заняты, чтобы вступать в бой. в очередной раунд насилия и нелояльности.

Большая часть города была уничтожена огнем, и, по некоторым оценкам, погибло до 30 000 человек.Это позволило Юстиниану перестроить город по своему вкусу, в том числе создать собор Святой Софии, церковь Святой Мудрости. Феодора, женщина, которая, скорее всего, спасла режим Юстиниана, умерла естественной смертью в 548 году. Велизарий, лучший полководец Юстиниана, закончил свою жизнь в немилости, бедный и слепой. Он умер в 565 году. Юстиниан умер через несколько месяцев.

Коди К. Карлсон имеет степень магистра истории Университета штата Юта и преподает в Общественном колледже Солт-Лейк-Сити. Заядлый игрок в настольные игры, он ведет блог на thedistributinggamer.ком. Электронная почта: [email protected]

Какие территории завоевал Юстиниан? – JanetPanic.com

Какие территории завоевал Юстиниан?

Император Юстиниан отвоевал многие бывшие территории Западной Римской империи, включая Италию, Далмацию, Африку и южную Испанию.

Куда ушел Велизарий, завоевавший земли бывшей Римской империи?

Северная Африка

Когда Велизарий отвоевал Рим?

9 декабря 536 г.

г. н.э.

Что случилось с территорией, которую Юстиниан отобрал для империи?

При династии Юстинианов, особенно при правлении Юстиниана I, Империя достигла своего крупнейшего территориального пункта, вновь включив в состав Империи Северную Африку, южную Иллирию, южную Испанию и Италию.Династия Юстинианов закончилась в 602 году свержением Маврикия и восхождением на престол его преемника Фоки.

Почему Юстин I обратился за помощью к своему племяннику Юстиниану I?

Ответ: Юстин I был византийским императором с 518 года. Когда северная граница оказалась под угрозой из-за вторжения славян в балканские провинции, он понял, что не в состоянии отразить их, поэтому обратился за помощью к своему племяннику Юстиниану.

Какая была одна из самых больших проблем, с которыми столкнулся Юстиниан в начале своего правления?

Юстиниан украсил Константинополь, построив церковь, известную как Айя-София.столкнулась империя? Две самые большие проблемы, с которыми столкнулась империя, включали болезни и захватчиков. Например, в 542 году вспыхнула страшная болезнь, унесшая жизни тысяч людей (как Эбола).

Какие факторы привели к упадку Киева?

Глава 11 WY

Вопрос Ответить
Какие факторы привели Киев к упадку? Ярослав разделил свой мир между соплеменниками. Когда он умер, они разорвали его на части, сражаясь за территорию.Крестовые походы нарушили торговлю.

Как назывались законы Юстиниана I?

The Corpus Juris (или Iuris) Civilis («Свод гражданского права») — современное название собрания фундаментальных трудов по юриспруденции, издававшегося с 529 по 534 год по приказу Юстиниана I, византийского императора. Его также иногда называют метонимически по одной из его частей, Кодексу Юстиниана.

На ком женился Юстиниан?

Феодорам. 525 г. н.э. – 548 г. н.э.

г.

Чем был известен Юстиниан?

Юстиниана больше всего помнят за его работу в качестве законодателя и кодификатора.Он также спонсировал кодификацию законов, известных как Codex Justinianus (Кодекс Юстиниана), и руководил строительством нескольких важных соборов, в том числе собора Святой Софии.

Какая фамилия была у Теодоры?

Феодора Фамилия Представление пользователя: Тидра — это неправильное произношение или краткая форма имени королевы Феодоры, императрицы Византийской империи. Королева Феодора — святая в Восточной Православной Церкви, так как она была очень влиятельной и могущественной императрицей.

Были ли Юстиниан и Теодора самой могущественной парой?

Властная пара Византии Однако было немного влиятельных пар, столь же влиятельных, как император Юстиниан и императрица Феодора.Вместе эта византийская правящая пара доминировала в VI веке, принося свет, богатство и рост в эпоху, которую мы склонны ошибочно считать темным веком.

Как Юстиниан относился к своей жене?

Юстиниан относился к своей жене как к своему интеллектуальному партнеру, и тем самым Феодора смогла оказать большое влияние на политические решения Византийской империи. Хотя ее так и не сделали соправительницей, многие считали, что Византией правила она, а не ее муж.

Что стало причиной падения Византийской империи?

Византийская империя пала в 1453 году.Непосредственной причиной его падения стало давление турок-османов. К этому времени османы сражались с византийцами уже более 100 лет. В 1454 году Константинополь наконец пал перед ними, и их завоевание Византийской империи было завершено.

Как долго Феодора и Юстиниан были женаты?

Феодора ( / ˌθiːəˈdɔːrə / ; греч . Θεοδώρα ; ок. 500 г. — 28 июня 548 г.) была императрицей Восточной Римской империи, вышедшей замуж за императора Юстиниана . Она стала императрицей после восшествия на престол Юстиниана в 527 году и была одним из его главных советников, хотя и имела скромное происхождение…Феодора (жена Юстиниана I)

Теодора
Супруга Юстиниан I
Династия Юстиниан
Религия Миафизитство

В чем смысл речи Феодоры?

Юстиниан и его чиновники, не в силах совладать с толпой, приготовились бежать, но Феодора заговорила и произнесла трогательную речь о большем значении жизни того, кто умер как правитель, над жизнью того, кто жил, но был ничем.

Чего добилась Феодора как самый доверенный советник Юстиниана?

Что описывает, чего добилась Феодора как самый доверенный советник Юстиниана? Принятие законов, предоставляющих замужним женщинам больше прав и защищающих разведенных женщин.

Почему Феодора работала над изменением развода в Византийской империи?

Феодору помнят как одну из первых правителей, признавших права женщин, принявших строгие законы, запрещающие торговлю молодыми девушками, и изменившие законы о разводе, чтобы предоставить женщинам больше преимуществ.Она провела большую часть своего правления, пытаясь смягчить законы против миафизитов.

Какие законы изменила Феодора?

Итак, Феодора переложила юридическую власть с содержателей публичных домов на проституток. По новым законам женщин больше нельзя было принуждать к проституции[vi]. Если женщина добровольно выбрала проституцию, но позже захотела уйти, законы Феодоры запрещали владельцу публичного дома останавливать ее.

Какие две важные функции выполняла Византийская империя?

Какие две важные функции выполняла Византийская империя? Это была интеллектуальная связь между классической Грецией и Римом и ближневосточной цивилизацией, передавшая свою культуру Восточной Европе и России.

Что такое Крестовые походы и как они способствовали ослаблению Византийской империи?

Главным из последствий крестовых походов было окончательное фатальное ослабление Византийской империи. Крестовые походы не смогли отвоевать Анатолию у турок, а разграбление Константинополя в 1204 году уничтожило Византию как первоклассную державу. Отныне он будет существовать только как удобство для турок.

Что, если бы Константинополь никогда не пал?

Если бы Константинополь не пал после первой осады, он продлился бы немного дольше, прежде чем в конце концов пал.Византийская империя долгое время была очень нестабильной и не смогла бы победить в долгосрочной перспективе без поддержки со стороны европейских стран, чтобы Империя могла сосредоточиться на одном фронте.

Кто разрушил Константинополь?

Султан Мехмед II

Кто напал на Константинополь в 1204 году?

Крестоносцы

Сколько погибло при разграблении Константинополя?

Разграбление Константинополя
22 000 60 боевых галер и 150 транспортов 15 000 20 военных галер
Потери и потери
Неизвестно Неизвестно
2000 греческих мирных жителей убиты крестоносцами

Почему четвертые крестоносцы оказались в Константинополе, а не в Иерусалиме?

Четвертый крестовый поход (1202–1204 гг.) — латинско-христианская вооруженная экспедиция, организованная папой Иннокентием III.Заявленная цель экспедиции заключалась в том, чтобы вернуть контролируемый мусульманами город Иерусалим, сначала завоевав могущественный египетский султанат Айюбидов, сильнейшее мусульманское государство того времени.

Почему Константинополь был важен для христианства?

Впервые заселенный в седьмом веке до нашей эры, Константинополь превратился в процветающий порт благодаря своему выгодному географическому положению между Европой и Азией и естественной гавани. В 330 году нашей эры он стал местом «Нового Рима» римского императора Константина, христианского города огромного богатства и великолепной архитектуры.

Что мешало завоевать Константинополь?

Константинополь было так трудно завоевать из-за двух основных факторов. Их двойные стены и греческий огонь. Двойные стены были настолько мощными и массивными, что могли хранить огромное количество зерна и могли выдержать годы осады, если бы они тоже были.

Чем был так ценен Константинополь в древности?

Константинополь имел важное значение для расширения Османской империи. Когда турки-османы захватили город, он стал символом подъема ислама и падения центра христианства, что сделало Османскую империю самой могущественной во всей Юго-Восточной Европе и ознаменовало конец Восточной Римской империи.

Что стало с Константинополем после завоевания его османами?

После завоевания султан Мехмед II перенес столицу Османской империи из Эдирне в Константинополь. Константинополь превратился в исламский город: собор Святой Софии стал мечетью, а сам город со временем стал называться Стамбулом.

Сколько территорий завоевал Юстиниан?

Кто назвал Византию?

Байзас

Почему Стамбул переименовали?

Почему это Стамбул, а не Константинополь Сначала он назывался «Новый Рим», но затем изменился на Константинополь, что означает «Город Константина».В 1453 году османы (теперь известные как турки) захватили город и переименовали его в Исламбол («город ислама»). Название Стамбул использовалось с 10 века.

Насколько богатой была Византийская империя?

ВВП. Византийский ВВП на душу населения, по оценке экономиста Всемирного банка Бранко Милановича, колеблется от 680 до 770 долларов в международных долларах 1990 года на пике около 1000 (царствование Василия II).

Османы взяли Константинополь?

Падение Константинополя (29 мая 1453 г.), завоевание Константинополя султаном Османской империи Мехмедом II.Сокращающаяся Византийская империя подошла к концу, когда османы прорвали древнюю сухопутную стену Константинополя после осады города в течение 55 дней.

В чем разница между Восточной и Западной Римской империей?

Некоторые основные различия между Восточной и Западной Римскими империями заключаются в том, что основным языком Восточной Римской империи был греческий, а языком Западной Римской империи была латынь, и что Восточная Римская империя была более космополитичной.

Что Юстиниан сделал для армии?

Хотя Юстиниан сам не был активным солдатом, он инициировал огромное военное предприятие с целью захватить Италию, Сицилию и Африку.Хотя сам Юстиниан не был активным солдатом, он инициировал огромное военное предприятие с целью захватить Италию, Сицилию и Африку.

Какие территории завоевали византийские военные?

В наибольшей степени Византийская империя покрывала большую часть земель, окружающих Средиземное море, включая то, что сейчас является Италией, Грецией и Турцией, а также части Северной Африки и Ближнего Востока.

Какие военные преимущества имели византийцы?

В средние века Византийская армия была одной из самых эффективных на западе.Константинополь имел много естественных преимуществ. Он располагался на возвышенном скалистом полуострове и с трех сторон был окружен водным массивом.

Использовали ли византийцы бумагу?

Бумага использовалась в Византии гораздо раньше, чем в Западной Европе. Он дополнил — и, в конечном счете, вытеснил — роль, которую раньше играл только пергамент. В Византии он, по-видимому, в основном импортировался, а не производился на месте.

Пользовались ли когда-нибудь рыцари оружием?

Да.Самое первое огнестрельное оружие, предназначенное для верховой езды, называлось петронелями, и появилось оно примерно в 1450 году нашей эры. Рыцарям не потребовалось много времени, чтобы заметить, что ружье имеет большую досягаемость, чем копье, и кулеврин был принят после 1520 года. Тенденция была к более легкому и удобному огнестрельному оружию, и пистолет был разработан в 1550 году.

Было ли у средневековых людей оружие?

Артиллерия в Средние века в основном заключалась в использовании пушек, больших трубчатых огнестрельных орудий, предназначенных для стрельбы тяжелыми снарядами на большие расстояния.Самая ранняя средневековая пушка, пот-де-фер, имела выпуклую вазообразную форму и использовалась больше для психологического воздействия, чем для нанесения физического ущерба.

Рыцари еще существуют?

Несколько рыцарских орденов средневековья все еще существуют сегодня как служебные ордена (например, рыцари-госпитальеры и тевтонские рыцари). Но большинству из нас известно, что рыцарство — это честь, дарованная в Соединенном Королевстве королевой или членами королевской семьи в знак признания их большого социального вклада.

Кто был величайшим рыцарем в истории?

Уильям Маршал

Что такое рыцарь без лорда?

Исторически странствующим рыцарем называли безземельного рыцаря, который путешествовал на службе у своего лорда и надеялся заработать себе землю. Если он путешествует, потому что его послал кто-то, это может быть случай «Мой господин, прав он или не прав». По сути, это феодальный эквивалент Безгосударственных.

Есть ли преимущества у посвящения в рыцари?

ТЫ ЧТО-НИБУДЬ ПОЛУЧИШЬ, СТАВ РЫЦАРЕМ? Проще говоря, нет.Кроме титула, который вы будете носить на протяжении всей жизни, нет никаких других ощутимых преимуществ для того, чтобы быть посвященным в рыцари. Безусловно, получение такой награды от королевы – это настоящее наследие для получателя и его семьи.

Что означает kt после имени?

Ордена и награды

Офис Постноминальный
Георгиевский крест ГК
Рыцарь Ордена Подвязки кг
Дама Ордена Подвязки ЛГ
Рыцарь Ордена Чертополоха КТ

Может ли простолюдин стать рыцарем?

Стр.Рыцарь должен был родиться из знати — обычно сыновьями рыцарей или лордов.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.