Род определение по истории: Род это в истории что такое? 🤓 [Есть ответ]

Содержание

история богатейшего рода в Российской империи

Род Юсуповых начался от ногайского хана Юсуфа-мурзы, потомки которого приняли христианство и верно служили российским правителям четыре века. Среди Юсуповых были военные начальники, губернаторы, тайные советники, министры и меценаты. Им принадлежали имения и дворцы, фабрики и многочисленные драгоценности. Известно, что состояние князей было во много раз больше, чем у самих Романовых. Читайте в нашем материале о самых ярких представителях известного рода.

История фамилии

Василий Худяков. Плененная царица Сююмбике, покидающая Казань (фрагмент). 1870. Ульяновский областной художественный музей, Ульяновск

Дворянский род Юсуповых берет свое начало с XVI века от Юсуфа-мурзы — хана Ногайской Орды. Это кочевое государство появилось после падения Золотой Орды в середине XV века. Среди детей Юсуфа-мурзы была дочь Сююмбике, которая в 1549–1551 годах правила Казанским ханством, а также сыновья Иль-мурза и Ибрагим — от них произошли две ветви будущих князей Юсуповых.

В 1565 году Юсуф-мурза велел своим сыновьям ехать в Москву. Царь Федор Иоаннович отдал им во владение город Романов (сегодня Тутаев в Ярославской области), в котором они и обосновались.

Вскоре потомки братьев приняли православие и получили фамилию Юсупово-Княжево. Это случилось, когда сын Иль-мурзы, Абдул-мурза, принимал в Романове московского патриарха Иоакима и подал на стол гуся, не зная, что православным нельзя есть мясо во время поста. За это Федор Иоаннович лишил его всех жалований. Чтобы вернуть доверие государя, Абдул-мурза решил перейти в православие. Он стал первым из рода, кто принял другую веру: его крестили под именем Дмитрий и фамилией Юсупово-Княжево, даровали титул князя и право на потомственное владение землями.

Приближенные русского двора

Василий Садовников. Праздничная иллюминация дворца Юсуповых на Мойке (фрагмент). 1856. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Василий Садовников. Юсуповский дворец. Кабинет (фрагмент). 1856. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Василий Садовников. Благотворительный базар в Банкетном зале Юсуповского дворца (фрагмент). 1852−1854. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

В конце XVIII века Юсуповы-Княжево начали носить фамилию Юсуповы. Они всегда пользовались уважением царской семьи и входили в круг приближенных. Сыну Дмитрия Юсупова и Екатерины Сумароковой, Григорию, царь Федор III Алексеевич еще во младенчестве пожаловал придворный чин стольника.

В детстве Григорий Юсупов часто играл с будущим императором Петром I и в дальнейшем стал его сподвижником. Во время Русско-турецкой войны в 1686–1700 годах Юсупов участвовал в Азовских походах, а позже — в Северной войне, Полтавской битве и других известных баталиях. Военную карьеру он закончил в чине генерал-аншефа, который ему пожаловала императрица Анна Иоанновна.

У Григория Юсупова было пять детей. В 1740 году его сын Борис стал московским губернатором, тайным советником, а когда на трон вступила императрица Елизавета Петровна — петербургским генерал-губернатором. Позже он возглавил Сухопутный шляхетский корпус: при нем здесь улучшилось содержание кадетов и появились новые дисциплины.

В браке с наследницей дворянского рода Ириной Зиновьевой Борис Юсупов воспитал шестерых детей. Дочь Елизавета вышла замуж за князя Андрея Голицына, а Евдокия стала женой курляндского герцога Петра Бирона.

Богатейший человек России

Генрих Фюгер. Портрет князя Николая Борисовича Юсупова (фрагмент). 1783. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Больших успехов в карьере добился младший и единственный выживший сын Бориса Юсупова — Николай. По наследству ему перешло огромное состояние и подмосковное имение Спасское (сегодня город Долгопрудный). В 1791 году Юсупов стал директором Императорских театров, а через шесть лет возглавил Эрмитаж. В эпоху правления Павла I он получил звание министра Департамента уделов — ведомства, которое занималось вопросами земель и имений. Позже, при Александре I, его назначили членом Государственного совета.

В 1810 году Николай Юсупов приобрел усадьбу Архангельское. Для реконструкции поместья он пригласил лучших архитекторов XIX века: Фому Петонди, Осипа Бове, Пьетро ди Готтардо Гонзаго и других. Здесь Юсупов принимал гостей и устраивал пышные балы. Архангельское называли «подмосковным Версалем», а ее хозяина — богатым вельможей «Златого века». В 1830 году Александр Пушкин посвятил князю оду:

Один всё тот же ты. Ступив за твой порог,
Я вдруг переношусь во дни Екатерины.
Книгохранилище, кумиры, и картины,
И стройные сады свидетельствуют мне,
Что благосклонствуешь ты музам в тишине,
Что ими в праздности ты дышишь благородной.
Я слушаю тебя: твой разговор свободный
Исполнен юности. Влиянье красоты
Ты живо чувствуешь. С восторгом ценишь ты
И блеск Алябьевой и прелесть Гончаровой.

Николай Юсупов был известным меценатом и ценителем искусства. Его современница Елизавета Янькова вспоминала: «…он очень любил картины, мраморы, бронзы и всякие дорогие и хорошие вещи и собрал у себя в Архангельском столько всяких ценных редкостей, что подобного собрания, говорят, ни у кого из частных лиц нет в России, разве только у Шереметева». С его собрания началась фамильная коллекция, куда вошли редкие книги, скульптуры, фарфор, живописные полотна Рембрандта, Франсуа Буше, Корреджо и многих других европейских художников.

Читайте также:

Первый владелец дворца на Мойке

Элизабет Виже-Лебрен. Портрет Татьяны Васильевны Юсуповой (урожденной Энгельгардт) (фрагмент). 1797. Художественный музей Фудзи, Токио, Япония

Иоганн Лампи. Портрет Николая Борисовича Юсупова (фрагмент). 1794. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Антуан-Жан Гро. Конный портрет Бориса Николаевича Юсупова (фрагмент). 1809. Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Москва

В 1794 году у Николая Юсупова в браке с племянницей князя Григория Потемкина Татьяной Энгельгардт родился сын Борис. Его крестным был сам император Павел I. После окончания Санкт-Петербургского педагогического института Борис Юсупов служил в Министерстве иностранных дел. В 1817 году ему пожаловали чин камергера — придворного высокого ранга. Общественная карьера принесла Юсупову много титулов, среди которых — чин гофмейстера, управляющего монаршим двором.

Однако в отличие от своих предков Борис Юсупов больше занимался хозяйственными делами, чем службой. В своих 17 имениях в разных губерниях страны он открывал и финансировал больницы. Князь смог раздать долги семьи и умножить фамильное состояние в несколько раз. Усадьбу Архангельское, которая была так популярна при его отце, Юсупов сделал доходным предприятием, а сам предпочитал жить в Санкт-Петербурге. В 1830 году он выкупил у своей своей тети, камер-фрейлины Екатерины II, графини Александры Браницкой, дворец на Мойке. Здесь он хранил свою коллекцию произведений искусства и драгоценностей.

…На отца он нисколько не походил, характер имел совсем иной. Независимостью, прямотой и простотой нажил более врагов, чем друзей. В выборе последних искал не богатство и положение, а доброту и честность. Однажды ожидал он у себя царя с царицей. Церемониймейстер вычеркнул было кое-кого из списка гостей, но встретил решительный отпор князя: «Коли оказана мне честь принять государей моих, она оказана и всем близким моим.

Последний князь из рода Юсуповых

Кристина Робертсон. Портрет Бориса Николаевича Юсупова (фрагмент). 1850. Юсуповский Дворец на Мойке, Санкт-Петербург

Кристина Робертсон. Портрет Николая Борисовича Юсупова подростком (фрагмент). 1840. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Франц Винтерхальтер. Портрет Зинаиды Ивановной Юсуповой (урожденной Нарышкиной) (фрагмент). 1858. Частное собрание

В 1827 году в Москве Борис Юсупов женился на наследнице из рода Нарышкиных — Зинаиде, которая была младше его на 15 лет. У супругов родился единственный ребенок, которого назвали в честь деда — Николаем. Николая Юсупова с детства увлекала живопись и музыка. Он сочинял сонаты, ноктюрны и романсы, которые исполняли в Санкт-Петербурге и городах Европы. Князь был почетным членом Римской музыкальной академии и Парижской консерватории. Также он писал романы и философские трактаты.

Своим хобби Юсупов не изменял на протяжении всей жизни. Он собирал музыкальные инструменты, произведения искусства, украшения. Князь гордился самым редким своим приобретением из коллекции — овальной жемчужиной Пелегриной, которая стала фамильной драгоценностью.

Франсуа Фламенг. Портрет Зинаиды Николаевны Юсуповой с фамильной жемчужиной «Пелегрина» (фрагмент). 1894. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Сергей Зарянко. Портрет Николая Борисовича Юсупова (фрагмент). 1868. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Франц Винтерхальтер. Портрет Татьяны Александровны Юсуповой (урожденной Рибопьер) (фрагмент). 1858. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Также Юсупов занимался благотворительностью — финансировал батальоны пехоты, — а во время Русско-турецкой войны 1877–1878 годов снабжал санитарный поезд, который перевозил раненых в тыл.

Николай Юсупов женился на Татьяне Рибопьер, которая приходилась ему двоюродной сестрой: их родной бабушкой была Татьяна Энгельгардт. Священники и родственники были против этого брака, однако влюбленных благословил сам император Александр II. У супругов родились две дочери — Зинаида и Татьяна, поэтому со смертью Николая Юсупова в 1891 году княжеский род по мужской линии прервался.

Самая завидная невеста России

Валентин Серов. Портрет Зинаиды Николаевны Юсуповой (фрагмент). 1902. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Валентин Серов. Портрет князя Феликса Феликсовича Юсупова, графа Сумарокова-Эльстона (фрагмент). 1903. Частное собрание

Константин Маковский. Портрет Зинаиды Николаевны Юсуповой в русском костюме (фрагмент). 1900-е. Государственный исторический музей, Москва

Сестры Юсуповы получили хорошее светское воспитание и образование. Зинаида Юсупова с юности разговаривала на разных иностранных языках и занималась благотворительностью: в 18 лет возглавила приют для сирот и вдов солдат Русской армии, а позже руководила несколькими фондами и содержала институт для глухих, церкви и гимназии.

К богатым наследницам сватались многие знатные графы и князья империи. Однако в 22 года Татьяна серьезно заболела и вскоре умерла, и Зинаида Юсупова стала единственной владелицей многомиллионного состояния. Выходить замуж по расчету она не хотела, поэтому ответила взаимностью только графу Феликсу Сумарокову-Эльстону, с которым у нее сложились теплые отношения.

Их свадьба состоялась в 1882 году. По особому императорскому указу граф Сумароков-Эльстон получил право унаследовать княжеский титул, герб и фамилию своего тестя Николая Юсупова, чтобы не допустить угасания древнего рода. С тех пор семья и их потомки официально стали носить двойной титул — князья Юсуповы, графы Сумароковы-Эльстон.

Юсуповы в эмиграции

Валентин Серов. Портрет Николая Феликсовича Сумарокова-Эльстона (фрагмент). 1903. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Валентин Серов. Портрет Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона с собакой (фрагмент). 1903. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Зинаида Серебрякова. Портрет Ирины Александровны Юсуповой (урожденной Романовой) (фрагмент). 1925. Частное собрание

В 1883 году у князей родился первенец, которому дали родовое имя Юсуповых — Николай. Он рос умным и образованным человеком. Молодой князь получил профессию юриста в Императорском Санкт-Петербургском университете, интересовался искусством, участвовал в театральных постановках и писал стихи. Однако его жизнь закончилась рано: он погиб на дуэли с офицером Арвидом Мантейфелем. Николаю Юсупову было 25 лет.

Второй сын, Феликс, был младше брата на пять лет. Он окончил частную гимназию Гуревича, а в 1909 году отправился в Англию, где учился в Оксфордском университете. Князь был ярким представителем золотой молодежи России того времени. За красоту и богатое наследство его называли русским Дорианом Греем.

В 1914 году Феликс Юсупов женился на племяннице императора Николая II, великой княжне Ирине Романовой. Церемония состоялась в Аничковом дворце, куда из Царского Села приехала вся монаршая семья.

Ирина появилась под руку с императором. Государь подвел ее ко мне, и, как только прошел он на свое место, церемония началась. Священник расстелил розовый шелковый ковер, по которому, согласно обычаю, должны пройти жених с невестой. По примете, кто из молодых ступит на ковер первый, тот и в семье будет первый. Ирина надеялась, что окажется проворней меня, но запуталась в шлейфе, и я опередил…

Феликс Юсупов был соучастником убийства Григория Распутина. 30 декабря 1916 года князь пригласил его во дворец на Мойке, якобы познакомить с молодой женой. На самом деле в этот вечер Распутина убили. Юсупова сослали в имение Ракитное Курской губернии, а через три месяца разрешили вернуться в столицу.

Юсуповы покинули Россию в 1919 году. В это время они находились в Крыму вместе с вдовствующей императрицей Марией Федоровной, за которой послал корабль «Мальборо» ее племянник, король Великобритании Георг V. Сначала супруги вместе с дочерью Ириной жили в Лондоне, а позже продали картины и часть фамильных драгоценностей, чтобы купить жилье во Франции.

В Париже супруги вынуждены были искать работу. Феликс Юсупов писал картины, издавал мемуары, а жена открыла белошвейную мастерскую. В 1924 году предприятие выросло в модный дом «Ирфе», который дал возможность трудоустроить других российских эмигрантов.

В 1967 году князя Феликса Юсупова не стало, а через три года умерла и его жена. Их похоронили на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в Париже.

Феликс Юсупов с супругой Ириной (урожденной Романовой). Санкт-Петербург, 1914 год. Фотография: Кингисеппский историко-краеведческий музей, Кингисепп, Ленинградская область

Ирина Юсупова вышла замуж за князя Николая Шереметева, а в 1942 году родила дочь Ксению. Спустя 72 года после того, как семья уехала из России, графиня Ксения Шереметева-Сфирис впервые оказалась на родине предков. Сегодня она живет в Греции и изредка приезжает в Россию вместе с внучками Марильей и Ясмин-Ксенией.


Автор: Ирина Малахова

Род, племя, община — урок. История, 6 класс.

Изучение жилищ, одежды, объектов искусства и орудий труда древнего человека позволяет делать выводы об организации общественной жизни.


Учёные считают, что на протяжении всего каменного века (палеолита, мезолита и неолита, о котором будет рассказано в последующих темах) люди жили группами, объединёнными родственной связью. Такие общности принято называть родовыми группами, или родами.

Род — коллектив древних людей, соединённых родственными связями.

До недавнего времени наличие кровного родства в первобытных коллективах оставалось скорее предположением, сделанным на основании наблюдений археологов и этнографов. Сегодня генетические исследования, позволяющие установить степень родства между людьми, останки которых были найдены при раскопках, подтвердили его.

 

Если совместно проживавшие люди оказывались связаны не только родством, но и коллективным трудом по добыче пропитания, обустройству жилища, изготовлению одежды и орудий труда, воспитанию потомства, если у них формировались особые правила распределения различных благ — такую организацию называют родовой общиной.

Родовая община — исторически первый вид общины, члены которой объединены родственными связями и общей хозяйственной деятельностью.

Несколько родовых общин, живущих на одной, но довольно обширной территории (скажем, вокруг большого озера), могли вступать в общие хозяйственные отношения (например, в период сезонной охоты), обмениваться ценными породами камня для изготовления орудий, выдавать замуж за соседей своих дочерей и принимать к себе невесток из чужих родов и т. д. Так формировалось племя.

Рис. \(1\). Род, община, племя

 

Постоянное взаимодействие способствовало формированию общего языка, культуры, представлений о мире, в том числе религии.

Племя — коллектив людей, объединённый не только кровным родством, но и хозяйственными связями, общим языком и культурными ценностями, представлениями о мире.

Род, община, племя — это первые формы общественной организации людей.

Источники:

Рис. 1. Род, община, племя. © ЯКласс.

Кого можно считать человеком? Мы до сих пор не знаем

  • Колин Баррас
  • BBC Earth

Приложение Русской службы BBC News доступно для IOS и Android. Вы можете также подписаться на наш канал в Telegram.

Автор фото, Getty

Мы не знаем, можно ли причислить к людям неандертальцев или шимпанзе, потому что никак не можем договориться о том, какие характерные черты определяют принадлежность к роду Homo, разводит руками обозреватель BBC Earth.

Есть мнение, что человека делает человеком его культура. Часто также упоминаются душа, мораль, язык и даже чувство юмора.

Но давайте попытаемся отвлечься от метафизических категорий и разобраться в том, что делает человека человеком в фундаментально-физическом смысле.

Как это ни удивительно, общепризнанного ответа на это вопрос нет. Ученые пока так и не смогли сформулировать формальное описание нашего биологического рода Homo (люди) и нашего вида sapiens (человек разумный).

Не то чтобы ученые никогда не пытались этого сделать. На самом деле, есть сразу несколько предлагаемых возможных описаний людского рода, и в научной среде существует на удивление широкий спектр мнений по поводу того, какие черты для человека характерны, а какие — нет.

Одни специалисты считают, что род Homo существует немногим более 100 тысяч лет, и отказываются причислять к нему даже наших самых известных доисторических предков, неандертальцев.

Другие же заявляют, что человеческому роду уже примерно 11 миллионов лет, и он включает в себя не только современных людей и вымерших неандертальцев, но и шимпанзе и даже горилл.

Как получилось, что по столь фундаментальному вопросу существуют такие большие разногласия? И, в конце концов, какое из определений рода Homo является верным?

Автор фото, Alexander Roslin

Подпись к фото,

Карл Линней (на портрете работы Александра Рослина, 1775 год) положил начало путанице

«Это и есть главный вопрос», — замечает Джеффри Шварц из Питтсбургского университета в американском штате Пенсильвания.

Похоже, путаница началась еще с Карла Линнея, жившего в XVIII веке шведского естествоиспытателя, который первым создал единую систему классификации растительного и животного мира.

В своей основополагающей работе «Система природы», первое издание которой вышло в 1735 году, он дал четкие названия и определения тысячам видов, но к нашему собственному роду подошел несколько более отвлеченно.

Называя очередной род животных, Линней подробно описывал его определяющие физические признаки. Но по поводу рода Homo он просто написал по-латыни «nosce te ipsum», или «познай себя».

Возможно, Линней полагал, что человек настолько сильно отличается от остальных животных, что давать ему формальное физическое описание нет необходимости.

Или же ссылался на тот факт, что люди — единственные животные, обладающие достаточным самосознанием для размышлений о собственном существовании.

В любом случае, его формулировка явно указывает на то, что люди фундаментально отличаются от всех остальных.

Линнея можно понять: он жил более чем за сто лет до публикации работ Чарльза Дарвина по теории эволюции путем естественного отбора, из которых можно сделать вывод, что люди тоже являются частью животного мира.

Но некоторые современные ученые — Шварц и его единомышленники — утверждают, что решение Линнея способно объяснить, почему человеческий род по-прежнему с трудом поддается формальному определению.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Вот оно, секретное оружие человека — мозг!

Многие специалисты по эволюции человека вообще-то считают, что с определением рода Homo никакой проблемы нет. По их мнению, первые люди появились в Африке два-три миллиона лет назад.

До тех пор на этом континенте жили группы высших приматов, в основном относившихся к другому роду — к австралопитекам.

Австралопитеки имели ряд человеческих черт — в частности, они перемещались на двух ногах, — но их мозг был существенно меньше нашего, а передние конечности были длиннее и более приспособлены к лазанию по деревьям, как и у других обезьян. Питались они тоже иначе, чем мы.

«Принято считать, что по мере того, как их мозг постепенно увеличивался, гоминини (люди, шимпанзе и некоторые их вымершие предки – Ред.) начали употреблять в пищу мясо, и их телесные пропорции постепенно стали ближе к современному человеку, к Homo», — говорит Бернард Вуд из Университета Джорджа Вашингтона в Вашингтоне.

Но не факт, что эта распространенная теория на самом деле верна.

Самые ранние виды из обычно относимых к роду Homo имеют ряд австралопитекских черт. К примеру, человек рудольфский (Homo rudolfensis), живший примерно два миллиона лет назад, имел большое, широкое обезьяноподобное лицо, а не более узкое человеческое.

Кроме того, ранее было принято считать, что на заре нашего рода объем человеческого мозга вырос скачкообразно, но современный детальный анализ заставляет предположить, что это процесс был куда более постепенным.

Другими словами, некогда четкая граница между первыми людьми и предками-австралопитеками стала более размытой.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Австралопитеки больше походили на обезьян

Именно этого и следовало ожидать, заявляет Брайан Вилмор из Университета Невады в американском Лас-Вегасе. По его словам, традиционно рисуемая картина ранних стадий развития человечества нуждается в корректировке.

Разглядывать окаменелые кости и пытаться понять, когда они начали в достаточной мере напоминать современные человеческие — это весьма субъективный подход.

Вместо этого определение роду Homo нужно давать, глядя на древо его эволюции.

На каком-то этапе предки человека обособились от австралопитеков, и род Homo берет свое начало именно во время этого отделения.

Сопутствующие физические характеристики, к примеру, большой мозг, появились позднее, в результате десятков тысяч лет эволюции.

Самые ранние люди были настолько близки к австралопитекам, что выглядели практически так же, считает Вилмор: имели длинные руки, маленький мозг и так далее.

На формирование собственных уникальных физических черт человечеству потребовалось не так уж много времени, но на первых порах отличить человека от австралопитека смог бы только внимательный глаз.

Вилмор таким глазом обладает. В 2015 году он и его коллеги объявили о находке, которая, по их мнению, стала самым ранним археологическим свидетельством существования рода Homo: они нашли фрагмент челюсти возрастом в 2,8 миллиона лет.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Неандертальцы были нашими близкими родственниками. Или все-таки нет?

Человеческой, по мнению ученых, ее можно считать благодаря нескольким малозаметным деталям. К примеру, форма небольшого отверстия в кости, через которое проходили нервы и кровеносные сосуды, однозначно человеческая, не похожая на таковую у австралопитека.

Если мы хотим составить перечень физических характеристик, определяющих род Homo, то, возможно, нам стоит обращать внимание именно на такие мелкие детали, а не на более очевидные черты вроде крупного мозга.

Но с этой точкой зрения согласны не все.

Вуд, к примеру, считает, что человеческий род появился позднее, когда у наших предков сформировался характерный образ жизни, явно отличающийся от образа жизни австралопитеков.

Последние имели длинные руки и, судя по всему, проводили немало времени на деревьях.

Человек же, как правило, живет на земле и имеет более короткие передние конечности.

Кроме того, похоже, что австралопитеки достигали зрелости сравнительно быстро, как современные обезьяны. У человека — более долгое детство.

Вуд говорит, что род Homo зародился тогда, когда наши предки наконец слезли с деревьев и продолжительность их детства начала расти.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Реконструкция австралопитека, получившего имя Люси

Если он прав, то при вынесении определения человеческого рода нужно учитывать и эти поведенческие черты, а не только особенности анатомии.

Применение такого подхода тоже внесет некоторые изменения в традиционное видение человеческой эволюции.

Вилмор и его коллеги не дали название виду, к которому относится найденный ими фрагмент челюсти возрастом в 2,8 миллиона лет.

Но в целом принято считать, что примерно два миллиона лет назад род Homo разделился по меньшей мере на три вида — человек умелый (H. habilis), человек рудольфский (H. rudolfensis) и человек прямоходящий (H. erectus).

Вуд полагает, что из всех трех к человеческому роду можно отнести только человека прямоходящего.

«Та отрывочная информация, которой мы обладаем о жизненном цикле habilis и rudolfensis, заставляет предположить, что они не сильно отличались от австралопитеков», — говорит он.

Кроме того, из найденных археологических фрагментов можно сделать вывод, что человек умелый сохранял способность австралопитеков ловко лазить по деревьям.

Нам нужно исключить человека умелого и человека рудольфского из нашего рода, утверждает Вуд. Их — по крайней мере, по имеющимся данным — стоит скорее отнести к австралопитекам.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Современный человек и человек прямоходящий (Homo erectus)

У такого подхода есть недостаток: ведь в ходе изучения эволюции человека появляются новые факты, которые еще сильнее запутывают дело.

Никто не спорит с тем, что человек прямоходящий был по пропорциям своего тела близок к нам и проводил большую часть жизни на земле, а не на деревьях.

Но в 2001 году стало известно, что взрослел он гораздо быстрее, чем мы. «Его жизненный цикл существенно отличался от такового у современных людей», — говорит Вуд.

Так что же, человека прямоходящего тоже нужно исключить из рода Homo? Или же мы должны в очередной раз пересмотреть описание рода, чтобы позволить этому человеку остаться человеком?

Вуду больше по душе второй вариант, но он вызовет некоторые научные последствия: «Если включить [в наш род] человека прямоходящего, придется признать, что в этом роду есть виды с разными жизненными циклами. Эта характеристика у них различается».

Может быть, к определению человека нужно подойти вообще с другой стороны?

В конце 1990-х годов группа биологов несколько расширила рамки этой дискуссии, рассмотрев, каким образом роды определяются в отряде приматов в целом.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Шимпанзе — это человек или нет?

Они применили критерии скорости генетических мутаций и степени генетического разнообразия в каждом роду, чтобы рассчитать, когда они появились в процессе эволюции.

Биологи выяснили, что типичный род в отряде приматов насчитывает 7-11 миллионов лет истории. Что делает род Homo, возрастом всего в 2,8 миллиона лет, большим исключением.

Ученые заявили, что имеет смысл переклассифицировать наш род таким образом, чтобы он соответствовал по возрасту другим родам приматов. То есть удлинить его историю втрое.

Другими словами, такой подход подразумевает, что род должен определяться по продолжительности его истории, а не по анатомическим или поведенческим характеристикам.

Но тогда мы получим неожиданный результат: если первые представители рода Homo жили 11 миллионов лет назад, то к ним нужно отнести не только ранних людей, но и шимпанзе, так как последние обособились от нас всего семь миллионов лет назад.

Шимпанзе, выходит, тоже люди?

Это предположение звучит, мягко говоря, спорно, но некоторые ученые видят в нем рациональное зерно.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

По логике некоторых ученых, гориллы тоже могут оказаться людьми

В 2001 году группа генетиков решила подойти к определению рода Homo еще более широко: специалисты рассмотрели степень генетической изменчивости в нескольких родах млекопитающих.

У людей и у шимпанзе, как известно, совпадает около 99% ДНК (точные цифры несколько разнятся в зависимости от методики подсчета), ДНК гориллы тоже от них не очень сильно отличается.

Разные виды кошачьих, собачьих или медведей, обладающих подобной генетической схожестью, относились бы к одному и тому же роду, и для приматов, по идее, тоже не должно делаться исключений.

В соответствии с такой методикой, в человеческий род должны попадать не только шимпанзе, но и гориллы.

У этой идеи есть сторонники. В 2003 году Даррен Курно (сейчас работающий в Университете Нового Южного Уэльса в Австралии) совместно с покойным ныне Аланом Торном на основании исследований ДНК пытался переработать научную классификацию наших вымерших предков.

Курно и Торн указали на то, что люди и шимпанзе, несмотря на значительное сходство генов, внешне сильно отличаются друг от друга.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Стоунхендж. Ведь это дело рук человека?

На основании этого наблюдения можно сделать вывод, что у приматов с легкостью эволюционируют новые физические черты — даже если ДНК остается почти неизменной.

Исследователи сочли, что не стоит давать названия новым ископаемым видам и родам гомининов (в отличие от «гоминини» к гомининам относят еще и горилл – Ред.) на основании одних лишь небольших различий в их костной структуре.

Все кости, похожие на человеческие и имеющие возраст до семи миллионов лет, должны относиться к роду Homo, заявили они. А заодно в род нужно включить и шимпанзе.

Однако сейчас Курно говорит, что с тех пор изменил свою точку зрения. «Я больше не считаю, что шимпанзе нужно относить к роду Homo», — говорит ученый.

Теперь Курно скорее согласен с теорией, предлагаемой Вилмором и его единомышленниками, а именно: люди впервые появились около 2,8 млн лет назад и были тогда представлены такими видами, как Homo habilis и Homo gautengensis (этот вид Курно описал на основании окаменелостей, найденных в Южной Африке).

Хотя Курно сейчас и не согласен с собственными ранними выводами, они, по крайней мере, представляли собой попытку привести определение рода Homo в соответствие с принятыми практиками классификации других приматов и млекопитающих — а заодно уточнить расплывчатое определение, сформулированное Линнеем 280 лет назад.

Вуд тоже говорит, что он преследует именно эту цель в своих поисках описания рода человека.

Автор фото, B Christopher Alamy Stock Photo

Подпись к фото,

Homo florensiensis — человек или нет?

Шварц тоже хотел бы сформулировать определение Homo таким образом, чтобы оно не выделялось из системы классификации других родов млекопитающих.

Но результат — если последовать его методике — окажется совершенно иным.

Шварц считает, что самые главные отличия между родами млекопитающих заключаются во внешности, а не в генах и не в поведении.

«Выдры вскрывают ракушки при помощи камней, вороны умеют с помощью камешков поднять уровень воды в сосуде, чтобы до нее дотянуться, но мы ведь не станем утверждать, что эти особенности поведения определяют выдр или ворон, — замечает он. — И к гомининам нужно относиться точно так же, как и к любым другим организмам».

По его словам, если внимательно присмотреться к ископаемым останкам гомининов, в них обнаружится гораздо больше разнообразия, чем считает большинство исследователей.

К примеру, неандертальцы были крепче сбиты, чем мы, и имели выраженные надбровные дуги, которых, как правило, нет у современных людей.

Шварц утверждает, что если бы подобные различия наблюдались у других животных, ученые без колебаний отнесли бы их к совершенно разным родам.

Тут уж не до шимпанзе: Шварц предлагает хорошенько задуматься над тем, не изгнать ли из наших сородичей даже неандертальцев.

По его словам, нужно начать с известной величины — ныне живущих людей — и постепенно двигаться назад во времени, внимательно оценивая, какие окаменелости действительно относятся к нашему роду и виду.

«Эта точка зрения не очень популярна, но если мы хотим классифицировать человека точно так же, как свиней, грызунов, лошадей и других млекопитающих, именно так нам и нужно поступить», — убежден ученый.

Автор фото, SLP

Подпись к фото,

Можно ли принять в нашу семью Homo erectus?

Он уже начал работать по этой методике, обращая особое внимание на черепа и челюсти гомининов.

Человеческий род определяется формой подбородка и лба, говорит он. А их характерная форма впервые появилась примерно 100 тысяч лет назад.

Если исходить из этого, то родственниками ныне живущих людей можно считать лишь относительно недавних наших предков — такие останки были найдены, к примеру, в израильской пещере Схул и в южноафриканской пещере Бордер-кейв.

В общем, совершенно ясно, что недостатка в разных научных методологиях определения нашего рода нет.

Но у ученых также нет и консенсуса по поводу того, какое из определений нужно считать правильным. А с учетом того, насколько рьяно сторонники разных точек зрения отстаивают свои позиции, ожидать компромисса в ближайшем будущем вряд ли приходится.

Может показаться удивительным, что мы не способны без споров определить саму нашу суть. Но, возможно, дело тут отчасти и в том, что речь идет о человечестве.

«Когда мы сравниваем окаменелые кости лошадей, страсти не кипят, — замечает Шварц. — А если речь идет о гомининах, начинают бушевать эмоции».

О ПОТОПЕ

О ПОТОПЕ

О ПОТОПЕ

(пер. М. Д. Каган-Тарковской)

 

 

 

    Настало время, когда начали люди размножаться на земле и дочери родились у них. Увидели мужи дочерей их красивых и взяли себе в жены тех, которых избрали. И сказал Господь бог: Не будет пребывать дух мой в людях этих вовеки, потому что греховны они. Путь проживут они 120 лет, исполины. Увидел же Господь бог, что умножилось зло от людей на земле, и сказал бог: Да истреблю человека на земле, его же я создал; от человека до скота и от гадов и до птиц небесных.

    Ной же обрел благодать у Господа бога. Ной, праведный в роде своем, угодил богу. Увидел бог, что земля осквернена людьми и осквернили все живущие путь свой на земле. И сказал Господь бог Ною: Настало время каждого человека погубить на земле, преисполнилась неправда их предо мною. Сооруди себе ковчег на Аравитских горах, и, показав ему древо четвероугольное, повелел делать ковчег в длину 300 локтей, в ширину 50 локтей, в высоту 30 локтей. И полаты сотворишь в нем отдельные. Тогда были люди могучие, великаны: их 300 локтей, а наших 3000. их 50, а наших 1000, их 30 локтей, а наших 900. Египтяне сажень локтем называют. И оконца сделай в ковчеге и просмоли его снаружи и внутри горною смолою, двери же в ковчеге сверху сделай, а по бокам жилье в два и в три яруса сооруди. Ной же по приказанию ангела начал строить ковчег и спускался с горы за пищей раз в три месяца в дом свой.

    Дьявол же. испокон века ненавидящий род человеческий, приблизился к жене Ноя и сказал ей: Узнай, куда ходит муж твой. Она же отказалась: Упрям муж мой, и не смогу выпытать у него. И сказал Дьявол ей: Есть трава над рекою, вьется около дерева. Ты же возьми цвет травы той и заквась с мукою, и напои мужа своего, и расскажет тебе все. Она же сделала так по наущению Дьявола.

    Ной же сошел с горы пищи ради и приказал: Жена, дай мне пить, возжаждал я от работы своей. Она же дала ему чашу. Ной же, выпив, сказал: Это хмель рванец, умному на веселье, на свадьбу, на кумовство и на братство, и на все добрые дела, а глупому на драку, на вражду и на всякое злое дело. И, испив три чаши, веселился с женою Ной. Она же начала по наущению Дьявола ласкаться к мужу своему и спросила: Поведай мне, господин, куда ходишь? Он же ответил ей: Послал Господь ангела своего ко мне и сказал мне: «Хочу потопить всю землю», и повелел мне построить ковчег и войти в него мне и тебе, и сыновьям нашим, и женам их.

    И сказала жена Дьяволу, куда ходит Ной. Дьявол же, придя, разломал постройку Ноя. И утром Ной, взойдя на гору, увидел ковчег, разбитый в прах. И плакал Ной 40 дней, и явился ему ангел Господень и указал ему дерево негниющее, по имени кедр, и сказал: Из этого дерева строй ковчег. И построил Ной ковчег за 30 лет.

    Случилось это в 600-е лето жизни Ноя, во второй месяц года, в апреле, в 27 день. Пришел потоп на землю, открыл Господь бог 12 окон морских и разверзлись хляби небесные, и шел дождь 40 дней и 40 ночей. Ной же ударил в било, и вошли к Ною в ковчег сыновья его Сим, Хам и Афет и жены сыновей его. Услышав зов тот, вошли к Ною в ковчег по паре от скотов и от зверей чистых и от зверей нечистых, по паре от птиц чистых и от птиц нечистых, и от гадов вошли в ковчег, чтобы прокормиться с Ноем в ковчеге.

    Дьявол же, не хотя добра роду человеческому, но замыслив погубить его, приблизился к жене Ноя и сказал ей: Не входи в ковчег без моего слова. И тогда жена Ноя по наущению Дьявола не пошла в ковчег. Уже все собрались к Ною в ковчег, жена же Ноя не шла в ковчег. Ной же начал звать в ковчег: Иди, окаянная, в ковчег, иди, обманщица! Она же стояла, горюя о родных своих и ожидая слова Дьявола. И сказал ей Ной: Иди, дьявол, в ковчег! Она же пошла в ковчег, и Дьявол с нею же вошел в ковчег.

    Тогда окаянный Дьявол, желая погубить весь род человеческий, превратился в мышь и начал грызть дно ковчега. Ной же помолился богу, и пришел в ковчег лютый зверь и чихнул, и из ноздрей его выскочили кот и кошка и удавили мышь ту. Повелением божиим не сбылись козни Дьявола, и с тех пор начали водиться коты.

    И повелел Господь воде нести ковчег на горы Аравитские, на то место, где создан был. Ковчег же носился на водах выше гор высоких на 15 локтей. И утонули все живущие. И плавал ковчег 150 дней, и сидел Ной в ковчеге 7 месяцев 27 дней на горах Аравитских. Вода же убывала до 10-го месяца. В 11 месяц, в 1 день иссякла вода с лица земли. И открыл Ной кровлю ковчега, и оконце отворил, и послал ворона, чтобы узнать, отступила ли вода от лица земли. И, полетав, ворон набросился на тела мертвых и не возвратился к Ною в ковчег.

    Ной же послал голубя посмотреть, убавилась ли вода. Голубь же, не найдя опоры ногам своим, полетал и возвратился к Ною в ковчег, ибо стояла вода по всему лицу земли. Ной же простер руку свою и принял голубя, и внес его в ковчег. И еще, подождав 7 дней, второй раз послал голубя. Голубь же. полетав, возвратился вечером к Ною в ковчег и принес в клюве своем ветвь масличную. И понял Ной, что отступила вода от лица земли. И, подождав еще 7 дней, послал голубя, и не возвратился голубь к Ною в ковчег, потому что сошла вода с лица земли. Ной же благословил птицу голубя, да будет чист и мудрейший среди всех птиц. Птицу ворона же проклял, причислил к нечистым птицам.

    Было Ною 601-е лето жизни его, первого месяца в 1 день ушла вода от лица земли. И открыл Ной крышу ковчега, когда сошла вода с лица земли. Продолжался потоп на земле 20 месяцев, во второй же месяц, называемый октябрь, обсохла земля. И сказал Господь бог Ною: Выйди ты из ковчега и жена твоя. и сыновья твои, и жены сыновей твоих с тобою, и весь род твой, и все звери и скоты, и птицы, и все гады, пресмыкающиеся по земле. Да плодитесь и размножайтесь, и умножайтесь на земле, и наполните землю.

 

За что Джипси невзлюбила маму — Bird In Flight

Ким набрала номер Ди Ди, но никто не отвечал. Дэвид, муж Ким, предложил проехать к их дому, чтобы убедиться, что все в порядке. Когда они прибыли, толпа обеспокоенных соседей уже начала собираться. Ди Ди и Джипси и раньше иногда пропадали — они могли улететь на лечение, не сообщив другим. Окно закрывала защитная пленка, и было сложно разглядеть, что внутри, а стук в дверь не давал никакого результата. Но тут кто-то обнаружил фургон Ди Ди, в котором она возила Джипси с коляской, припаркованным возле дома.

Ким набрала 911. Полиция не могла зайти в дом без ордера, но Дэвида это не остановило. Забравшись в жилище через окно, он не обнаружил ничего подозрительного. Свет был выключен, никаких признаков взлома или ограбления. Также в доме стояли все коляски Джипси. Страшно было представить, что она могла где-то оказаться без них.

В ожидании ордера полиция начала брать показания у людей. Ким в это время поделилась новостями в фейсбуке. Да, они были в доме. Да, полицию вызвали. Френды Ди Ди начали забрасывать Ким вопросами. Она отвечала, насколько могла, но ее пост уже начали шерить по всему Миссури. «Такое дело, ребят… Я знаю, что все очень переживают, — написала Ким в фейсбуке. — Но нужно понимать, что тот, кто запостил все это, может сейчас все это читать».

Ордер на обыск был получен только в 22:45 того же дня. Полиция нашла тело Ди Ди в спальне. Ее закололи ножом, она была мертва уже несколько дней. Но Джипси в доме не оказалось.

На следующий день Ким организовала дежурство, а также завела аккаунт на GoFundMe для сбора денег на похороны Ди Ди — и, возможно, Джипси. Все готовились к худшему. Всю свою жизнь Джипси вызывала у людей желание защитить ее. Она была такая маленькая и такая беспомощная. Никто не мог понять: почему это произошло именно с ней? Кто мог поднять руку на беззащитное существо?

Между тем полиция начала прояснять некоторые детали. К ним обратилась девушка по имени Алия Вудманси. Она знала то, что могло быть полезным для полиции. Например, что у Джипси был онлайн-бойфренд.

23-летняя Алия была дочерью соседки, Эми Пайнгэр. Она ощущала себя старшей сестрой Джипси, и в конце концов та начала чувствовать то же самое. Но наедине они проводили очень мало времени, так как мама Джипси не отходила от нее ни на минуту. Поэтому, когда Джипси начала доверять Алие, они вели разговоры через секретный фейсбук-аккаунт Джипси, зарегистрированный на имя Эммы Роуз.

«Это мой личный аккаунт. Мама чересчур меня опекает, поэтому она о нем не знает», — написала Джипси в октябре 2014 года. Потом она призналась, что познакомилась с парнем на сайте одиноких христиан и влюбилась в него. Джипси сказала, что не говорила об этом маме. Она писала, что Ди Ди этого не одобрит и что ей не разрешается ни с кем встречаться, хотя она старалась повзрослеть и хотела, чтобы у нее появился бойфренд, как у других девчонок ее возраста.

«Однажды я сказала маме что-то вроде того, что я бы хотела, чтобы твоя мама была моей, потому что миссис Эми позволяет Алие встречаться, с кем она захочет, и это очень обидело мою маму», — писала Джипси. Ее нового парня звали Николас Годжон. Они переписывались на протяжении двух лет. Ему было все равно, что она прикована к коляске, и Джипси планировала выйти за него замуж. Они оба были католиками. Они даже придумали имена своим будущим детям. Джипси вынашивала план, чтобы Ди Ди случайно встретила Ника в местном кинотеатре. После этого, надеялась Джипси, они с Николасом наконец смогут рассказать о своих отношениях.

23 февраля — День защитника Отечества. Чем важен этот праздник для нас?

Информация о материале
Опубликовано: 23 февраля 2022
Просмотров: 81683

Как правило, праздники, памятные даты не возникают на пустом месте. Некоторым из них предшествует длительная история. Это можно сказать и о Дне защитника Отечества — празднике, в который мы привыкли чествовать представителей отечественных Вооруженных Сил и других силовых структур, обеспечивающих безопасность нашей страны.

Чем же важен этот праздник для нас? В России трудно найти семью, где бы ни было своих героев, проливавших кровь на полях сражений. Только в XX столетии наша страна пережила целую череду страшных и опустошительных войн, унёсших жизни миллионов людей. Да и вся отечественная история включает в себя множество войн, битв, сражений, военных кампаний, в которых нашим воинам приходилось принимать участие. Военная мощь была и является неотъемлемой чертой нашего государства, а профессия военного – уважаемой и почётной. Неслучайно ещё Александр III говорил, что у России есть только два союзника: армия и флот. История знает множество примеров, когда армия вместе со всем народом отстаивала независимость страны. Здесь можно вспомнить народное ополчение Минина и Пожарского, освободившее Москву от польской интервенции, войну 1812 года, Великую Отечественную… Появление подобного праздника не явилось чем-то чуждым и непонятным народу.

День защитника Отечества – официальный праздник в современной России – имеет довольно длительную историю. В качестве некоего «предшественника» праздника можно отметить День Георгиевских кавалеров, отмечавшийся официально 26 ноября (ст.ст.) – с момента учреждения ордена в 1769 г. В этот день чествовали обладателей ордена Святого Великомученика Георгия Победоносца. Однако этот праздник был предназначен сугубо для обладателей данной почётной награды. Торжеств более широкого формата, которые бы включали в себя всех защитников Отечества, в дореволюционной России ещё не существовало.

В начале прошлого столетия Россия столкнулась с целым рядом потрясений. Это не только Первая мировая война, но и последовавшие за ней революционные события, приведшие к кровопролитному конфликту внутри страны. Государство было расколото. Выраставшая на основе империи Советская Россия представляла собой совершенно новое для мирового сообщества социалистическое государство, стремившееся порвать с «буржуазным» прошлым.

В этот непростой период, когда новому обществу требовались соответствующие ориентиры, советская власть начала проводить в жизнь самые разные преобразования, которые бы способствовали формированию общества на новых началах. Не была исключением и организация новых государственных праздников, которые могли бы стать важным инструментом в формировании новых ценностей и идей граждан. Следуя этой политике, 23 февраля было выбрано советскими лидерами в качестве даты, ставшей официальным Днем Красной армии.

Возникает вопрос: почему же советское руководство уделяло такое внимание вооруженным силам? Причин тому можно выделить несколько. Во-первых, армия и флот играли в Советской России крайне важную роль. Новообразованное государство находилось в кольце врагов. Чтобы выжить – ему необходимо было иметь боеспособные войска. В связи с этим поддержка Красной армии осуществлялась советским руководством самыми разными мерами. Во-вторых, Красная армия в значительной своей части состояла из представителей молодёжи. А ведь именно на молодое поколение, являвшееся будущим нового общества, в значительной мере было устремлено внимание советских лидеров. Значимость вооруженных сил от этого только возрастала. Появление соответствующего праздника было закономерным итогом времени.

День Красной армии – а именно такое название было первоначальным – планировалось приурочить к первой годовщине основания советских вооруженных сил – 28 января 1919 г., в связи с чем в президиум ВЦИК было направлено соответствующее предложение. Однако подготовить всё необходимое к выбранной дате не удалось. Празднование перенесли на 23 февраля, совместив торжества с Днем красного подарка. В последующие два года праздник не отмечался. Очередная годовщина была отмечена лишь в 1922 г., окончательно закрепилась за 23-м числом, несмотря на то, что дата фактического основания Красной армии относилась к другому дню. Сам день впоследствии был очень условно приурочен советским руководством к февральским событиям 1918-го – столкновениям Красной армии с немецкими войсками. Были и другие попытки привязать праздник к каким-либо событиям, в частности, к началу мобилизации трудящихся. Однако все эти попытки не увенчалась каким-либо успехом. Но традиция сыграла свою роль. И вот уже почти сто лет мы отмечаем в этот день праздник, посвящённый защитникам нашей Родины.

Любопытно, что изначально День Красной армии не был праздником в привычном смысле этого слова. Это был скорее памятный день, приуроченный к образованию Красной армии и флота. Особых мероприятий, торжеств, выступлений в этот день не проводилось. Подобный случай, когда праздник со временем претерпевает существенные изменения, далеко не единственный. Например, в первые годы советской власти празднование дня Октябрьской революции сопровождалось также печатью скорби в память о погибших товарищах. Затем, однако, данная практика ушла, а праздник 7 Ноября стал самым главным днём в жизни советского народа.

Повышенное внимание к дате – 23 февраля отмечено уже в годы Великой Отечественной войны. Период Великой Отечественной в целом характеризуется возрождением многих традиций, существовавших ещё в дореволюционной России, в частности, возвращением погон.

В 1946 г. праздник получил новое наименование – День Советской Армии и Военно-Морского Флота – в связи с соответствующими переменами в наименованиях отечественных вооруженных сил. Несмотря на то, что вплоть до распада СССР 23 Февраля не являлось официальным выходным (к слову, 9 Мая до 1965 г. и вовсе оставался рабочим днём), данный праздник стал приобретать всё большее значение. Именно в этот день было принято чествовать защитников нашей Родины, а также поздравлять молодое поколение мужчин, которые в будущем должны были вступить в ряды вооруженных сил. Именно поэтому 23 Февраля зачастую стали называть «мужским днём».

С распадом СССР праздник сохранил своё существование и не утратил своего значения. Однако название было изменено на более привычное нам. С 2002 г. 23 Февраля официально считается праздничным выходным днем.

В современной России День защитника Отечества напоминает нам не только о славном прошлом Красной армии, но и обо всех воинских подвигах в истории нашего государства. Мы отмечаем не конкретное событие, но чествуем наших защитников, отдаём определённые почести всем воинам: от русских ратников до современников. Событие или эпоха, род войск или наличие соответствующих наград здесь не имеют какого-либо принципиального значения.

На современном этапе в обществе порой возникают вопросы: зачем нам это праздник? Что он в себе несет? Правильный ли выбран день для него? В отечественной истории есть множество славных и значимых событий. Некоторые из них незаслуженно забыты. Некоторым придаётся несколько большее значение, нежели это было в действительности. Праздник вовсе не обязательно должен быть связан с каким-либо громким и значимым событием. Намного важнее, какую смысловую нагрузку он в себе несёт сейчас, какие символы, какую память он нам передаёт. День защитника Отечества отмечается в нашей стране уже без малого сто лет. За это время выросло не одно поколение людей. Для современных россиян этот праздник – неотъемлемая часть повседневности. Профессия военного, несмотря на все трудности, что пережила наша страна с момента распада СССР, до сих пор остается почётной. Поэтому, отмечая этот праздник, мы не только выполняем важные коммеморативные функции (т.е. функции по передачи памяти о прошлом, в т.ч. подрастающему поколению), но отдаём дань уважения всем защитникам Отечества.

В современном, быстро меняющемся мире значение вооруженных сил не потеряло своей актуальности. Разрушая же сложившуюся традицию, мы выбиваем камень из того фундамента, что формирует современную российскую культуру, современное общество. Неслучайно ещё Н.Я. Данилевский отмечал, что культура (в нашем случае – Россия), которая резко прерывает свой исторический рост из-за невозможности принять прошлое и в пику каким-то модернизационным процессам, становится либо «изолятом» (закрытым и ни с кем не контактирующим обществом), либо придатком других культур. Тому можно привести множество примеров. В связи с этим важно не только сохранение данного праздника, но и сохранение сложившейся даты. Ибо традиция проведения торжественных мероприятий, трансляция определённых представлений, передача памяти и опыта зачастую тесно связаны не только с конкретными событиями, но и с конкретным днём. И этот день – 23 февраля – четко отложился в сознании россиян, формируя их идентичность, делая их частью огромной и великой культуры.

Давая какие-то оценки происходившим в феврале 1918 г. событиям, мы, как правило, смотрим на них с позиции сегодняшнего обывателя. Занимаясь же историей, мы не можем себе такого позволить. В начале прошлого столетия люди жили, думали, говорили, мечтали и действовали иначе, нежели сейчас. Нужно учитывать и происходившие в то время события, те вызовы, с которыми столкнулась Россия. Создавая этот памятный день, его организаторы руководствовались соответствующими мотивами, которые могут быть не вполне понятны и типичны для современного человека. Приводя же какие-то свойственные нам, сегодняшним, оценки, мы нарушаем своеобразие прошлого. В то же время целесообразность существования Дня защитника Отечества в качестве одного из главных праздников современной России не подвергается какому-либо сомнению.

Текст: Научный сотрудник научно-исследовательского отдела Музея вооружённых сил 

Константин Медведев

Род существительных в английском языке

В первую очередь род — это грамматическая категория. Ее роль в том, что она распределяет слова по различным классам, которые ассоциируются с мужским или женским полом или, наоборот, с отсутствием пола. Категория рода присутствует почти в каждом четвертом языке на планете. Различают мужской, женский и средний род, но в некоторых языках присутствует только мужской и женский род.

Категорию рода существительного можно заметить только в словосочетаниях — с глаголами, местоимениями, прилагательными. А заметно ли это явление в английском языке? Сравним, например:

  • The waiter is very prompt. — Официант очень расторопен.
    The waitress is very prompt. — Официантка очень расторопна.
  • The lion was roaring at night. — Лев рычал в ночи.
    The lioness was roaring at night. — Львица рычала в ночи.

В переводе эти пары предложений отличаются родом. Но и в английском эти существительные отличаются: waiter и lion (мужского рода), waitress и lioness (женского рода). Но на грамматическую форму других слов эти существительные никак не влияют. Например, мы используем одну и ту же форму прилагательного, когда говорим об официанте или официантке. Не зависит от рода и форма глагола.

  • a prompt waiter / a prompt waitress
  • the lion was roaring / the lioness was roaring

Аналогично естественные различия в роде таких пар как brother — sister (брат — сестра), nephew — niece (племянник — племянница), king — queen (король — королева) не отражаются на грамматической форме связанных с ними слов. Однако род важен при выборе местоимений для замены таких существительных и имен собственных:

  • John is late. — He is late.
    Джон опоздал. — Он опоздал.
  • My sister is late. — She is late.
    Моя сестра опоздала. — Она опоздала.

Категория рода проявляется не только в личных, но и притяжательных (his/her) и возвратных (himself/herself) местоимениях.

  • That’s my brother’s toy. — That’s his toy.
    Это игрушка моего брата. — Это его игрушка.
  • This dress is my daughter’s. — This dress is hers.
    Это платье моей дочери. — Это ее платье.

Итак, выбор местоимения зависит от того, какого рода, мужского или женского, тот, о ком говорят. Но иногда мы этого не знаем. В этом случае можно использовать they в качестве местоимения в единственном числе.

  • When I meet a person, I make my first impression of them within a minute. —
    Когда я знакомлюсь с человеком, я составляю о нем впечатление за минуту.

Непонятно, к мужскому или женскому роду относится person из примера выше, и they будет корректным вариантом. В подобной ситуации можно также использовать “he or she” .

  • When I meet a person, I make my first impression of him or her within a minute. —
    Когда я знакомлюсь с человеком, я составляю о нем впечатление за минуту.

Когда речь идет о множественном числе, различие между мужским и женским родом исчезает.

  • John and Mary are late. — They are late.
    Джон и Мэри опоздали. — Они опоздали.
  • John and David are late. — They are late.
    Джон и Дэвид опоздали. — Они опоздали.
  • Mary and Jane are late. — They are late.
    Мэри и Джейн опоздали. — Они опоздали.

Мужской и женский род в названиях профессий: преодоление гендерных стереотипов

Профессии мужского рода (fireman — «пожарный», fisherman — «рыбак») и женского рода (nurse — «медсестра», stewardess — «стюардесса») теперь становятся «общими». На помощь приходят нейтральные, гендерно-корректные слова: вместо stewardess — flight attendant, вместо fireman — firefighter, а male nurse (для медбрата) становится просто nurse.

  • Peter is my cousin. He is a flight attendant. — Питер — мой двоюродный брат. Он бортпроводник.
  • Mary is my friend. She is a flight attendant. — Мэри — моя подруга. Она бортпроводница.

Иногда, наоборот, нужно внести определенность, поэтому добавляем слова male («мужской») или female («женский»).

  • No, he is not my boyfriend, he is just a male friend. — Нет, он не мой парень. Он просто мой друг.
  • I have three female cousins and two male cousins. — У меня три кузины и два кузена.

Список слов мужского и женского рода в английском языке

Предлагаем подборку слов, которые в английском имеют форму мужского и женского рода. В этой таблице собраны названия родственников, профессий и видов деятельности, титулов и некоторых характеристик. В одних случаях мужской и женский род представлены разными словами, в других отличаются суффиксом (чаще всего женский род образован от мужского).

Мужской род Женский род
actor
aктер
actress
aктриса
bachelor
холостяк
bachelorette
незамужняя женщина
boy
мальчик, юноша
girl
девочка, девушка
bridegroom / groom
жених (на свадьбе)
bride
невеста (на свадьбе)
brother
брат
sister
сестра
сhairman
председатель
chairwoman
председательница
сount
граф
countess
графиня
dad
папа
mum
мама
duke
герцог
duchess
герцогиня
emperor
император
empress
императрица
father
отец
mother
мать
father-in-law
тесть, свекор
mother-in-law
теща, свекровь
fiancé
жених (до свадьбы), обрученный, нареченный
fiancée
невеста (до свадьбы), обрученная, нареченная
gentleman
джентльмен
lady
леди
giant
великан
giantess
великанша
god
бог
goddess
богиня
grandfather
дедушка
grandmother
бабушка
grandson
внук
granddaughter
внучка
headmaster
директор
headmistress
директриса
heir
наследник
heiress
наследница
hero
герой
heroine
героиня
host
хозяин, ведущий передачи
hostess
хозяйка, ведущая передачи
hunter
охотник
huntress
охотница
husband
муж
wife
жена
king
король
queen
королева
landlord
землевладелец
landlady
землевладелица
lord
лорд
lady
леди, дама
male
самец
female
самка
man
мужчина
woman
женщина
masseur
массажист
masseuse
массажистка
master
хозяин
mistress
хозяйка
mayor
мэр
mayoress
женщина-мэр
millionaire
миллионер
millionairess
миллионерша
monk
монах
nun
монахиня
Mr.
господин
Mrs.
госпожа
murderer
убийца
murderess
женщина-убийца
nephew
племянник
niece
племянница
poet
поэт
poetess
поэтесса
policeman
полицейский
policewoman
женщина-полицейский
postman
почтальон
postwoman
почтальонша
priest
жрец, священник
priestess
жрица, жена священника
prince
принц
princess
принцесса
prophet
пророк
prophetess
пророчица
proprietor
собственник
proprietress
собственница
protector
защитник
protectress
защитница
shepherd
пастух
shepherdess
пастушка
sir
господин
madam
госпожа
son
сын
daughter
дочь
son-in-law
зять
daughter-in-law
невестка
stepfather
отчим
stepmother
мачеха
stepson
пасынок
stepdaughter
падчерица
sultan
султан
sultana
султанша
tailor
портной
tailoress
портниха
tsar
царь
tsarina / tsaritsa
царица
uncle
дядя
aunt
тетя
usher
привратник
usherette
привратница
waiter
официант
waitress
официантка
widower
вдовец
widow
вдова
wizard
колдун
witch
ведьма

Важное замечание: названия многих профессий в женском роде постепенно исчезают из английского языка, уступая место более общим и нейтральным. Например, нейтральное chairperson или просто chair вытесняют существительное женского рода сhairwoman и существительное мужского рода chairman.

Мужской и женский род в названиях животных

Некоторые названия животных в английском языке имеют разные формы для обозначения самцов и самок.

Общее название Мужской род Женский род
bear
 
he-bear
медведь
she-bear
медведица
bee drone
трутень
bee
пчела
cat tomcat
кот
pussycat
кошка
cattle bull
бык
cow
корова
chicken cock (в британском варианте английского) /

rooster (в американском варианте английского) петух

hen
курица
deer buck / stag
самец оленя
doe / hind
лань, самка оленя
dog dog / male dog
самец собаки (кобель)
bitch / female dog самка собаки (сука)
donkey
 
jack
осел
jenny, jennet
ослица
duck drake
селезень
duck
утка
elephant bull elephant
слон
cow elephant
слониха
fox fox
лис
vixen
лиса, лисица
goose gander
гусь
goose
гусыня
goat billy-goat / he-goat козел nanny-goat, she-goat коза
guinea pig boar
самец морской свинки
sow
самка морской свинки
hare buck
заяц
doe
зайчиха
hedgehog boar
еж
sow
ежиха
horse stallion
жеребец
mare
кобыла
leopard leopard
леопард
leopardess
самка леопарда
lion lion
лев
lioness
львица
peacock peacock
павлин
peahen
самка павлина, пава
pig
 
boar
боров
sow
свиноматка
pigeon cock pigeon
голубь
hen pigeon
голубка
rabbit buck
кролик
doe
крольчиха
sheep ram
баран
ewe
овца
seal bull seal
тюлень
cow seal
тюлениха
sparrow cock sparrow
воробей
hen sparrow
воробьиха
swan сob
самец лебедя
pen
самка лебедя
tiger tiger
тигр
tigress
тигрица
turkey turkey cock, gobbler индюк turkey hen
индейка
whale bull whale
самец кита
cow whale
самка кита
wolf he-wolf
волк
she-wolf
волчица

Есть ли род у неодушевленных существительных?

Неодушевленные существительные, а также названия животных в английском языке заменяют на местоимение it. Но иногда к ним обращаются и с помощью местоимений мужского или женского рода. Обычно это означает особое личное отношение к объекту — так чаще говорят о любимых питомцах, а также автомобилях и яхтах. Можно сказать, что любовь одушевляет.

  • I love my car. She (the car) is my greatest passion. — Я люблю свою машину. Она (машина) — моя величайшая страсть.

В повседневной речи такое редко встретишь, но в исторической или художественной литературе местоимением she могут заменять корабли, страны или даже церковь.

  • France is popular with her neighbours at the moment. — Сейчас Франция популярна среди своих соседей.
  • I travelled from England to New York on the Queen Elizabeth. She is a great ship. — Я путешествовал из Англии до Нью-Йорка на «Королеве Элизабет». Это отличный корабль.
  • The Church always protects her own. — Церковь всегда оберегает свою собственность.

Подведем итог

Итак, грамматической категории рода в английском языке нет, а слов для обозначения существ мужского и женского рода много. Это относится к названиям животных, родственников, профессий и так далее. Что касается профессий, наблюдается тенденция к замене названий мужского и женского рода на одно общее. Не забывайте об этом, если хотите придерживаться правил политкорректности. А также помните о правилах замены слов мужского и женского рода соответствующими местоимениями.

Краткая история «гендера» – язык: руководство для феминисток

В 1999 году в Нью-Йорке я услышал выступление, в котором Рики Энн Уилчинс (самопровозглашенная «транссексуальная угроза» и описанная в Gender Variance Who’s Who как «одна из знаковых трансгендерных личностей 1990-х годов») заявила, что феминистки не было теории пола. Я подумал: «О чем она говорит? Несомненно, феминистки изобрели понятие гендера!»

Перенесемся на десять лет вперед в 2009 год, когда я пошла на книжную ярмарку в Эдинбурге, чтобы рассказать о The Trouble & Strife Reader , сборнике статей из феминистского журнала, в котором я участвовала с 1980-х годов. Затем подошли две молодые женщины, чтобы поболтать. Интересная книга, говорили они, но почему в ней ничего не говорится о гендере?

С моей точки зрения, книга была всем о гендере, под которым я подразумевал, используя формулировку Гейл Рубин 1975 года, «социально навязанное разделение полов». Феминистки моего поколения понимали гендер как часть аппарата патриархата: социальной системы, построенной на биологическом фундаменте полового диморфизма человека, который наделял мужчин и женщин разными ролями, правами и обязанностями.Но к 2009 году я знал, что это уже не то, что «гендер» значил для всех. Для молодых женщин на книжной ярмарке «гендер» означал форму идентичности, локализованную в индивидуумах и утверждаемую ими, а не навязываемую им извне. Это не просто отличалось от секса, оно не имело необходимой связи с сексом. И это не было бинарным разделением: было много полов, а не только два.

Снова перенесемся в октябрь 2016 года, когда Папа Франциск во время пастырского визита в Грузию осудил «гендерную теорию» как угрозу учению Римско-католической церкви. Корреспондент, передавший его комментарий, пояснил:

Гендерная теория в широком смысле представляет собой концепцию, согласно которой, хотя человек может быть биологически мужчиной или женщиной, он имеет право идентифицировать себя как мужчину, женщину, и то, и другое или ни то, ни другое.

Я подумал: «Я помню, как гендерная теория угрожала учению Церкви, предполагая, что традиционные женские роли не были предопределены Богом и природой». Я тоже подумал: «Хорошо, это переломный момент».

Я не собираюсь сетовать на то, что «гендер» означает разные вещи для разных людей (хотя, очевидно, это так, и одним из следствий этого является много споров и разговоров о противоположных целях).Как и все остальное в языке, значение слова варьируется и изменяется: всегда было, всегда будет. Меня интересует вопрос, как мы оказались там, где мы есть. Откуда взялись два конкурирующих значения понятия «гендер»? Когда они начали использоваться, кем и в каких контекстах?

У меня было много разговоров об этом, и я часто чувствовал, что мир разделен между людьми, которые думают, что гендер как теоретическое понятие было фактически изобретено Джудит Батлер в 1990 году, и людьми, которые придерживаются Батлера (или квир-теоретиков) несет ответственность за подрыв феминистского анализа гендера и искажение «настоящего» значения этого слова. Меня никогда не удовлетворяла ни одна из этих точек зрения, и я хотел посмотреть, какой свет я мог бы пролить на них, используя различные источники информации об истории и использовании английских слов.

Один из ключевых источников, который я использовал, — Оксфордский словарь английского языка: к счастью для меня, его статья о «гендере» была пересмотрена совсем недавно, так что он настолько близок к актуальности, насколько это возможно в исторических словарях. Я также использовал большие текстовые корпуса — в данном случае коллекции текстов на американском английском, потому что интересующие меня употребления были впервые записаны в США.Я использовал COHA, исторический корпус, охватывающий период с 1810 по 2010 год, и COCA, современный корпус, охватывающий период с 1990 по 2015 год. Словари и корпуса обычно стремятся представить «общее» использование, и их охват неосновных источников может быть скудным. Итак, я также использовал некоторые феминистские тексты 20 -го -го века, чтобы предоставить дополнительные доказательства того, как феминистки использовали термин «гендер».

Я обнаружил некоторые вещи, которые ожидал, и другие, которые меня удивили. Например: не феминистки первыми провели различие между полом и гендером (на самом деле им потребовалось некоторое время, чтобы последовательно принять термин «гендер»), и не квир-теоретики первыми определили концепцию гендерной идентичности.«Идентичность» в значении «гендер» только недавно стала общепринятой, но в этом нет ничего нового: оно существует примерно столько же времени, сколько и то, с которым сейчас конкурирует, и оба они использовались задолго до подъем второй волны феминизма в 1960-х гг.

Я еще вернусь к этим пунктам, но сначала давайте бросим беглый взгляд на более раннюю историю английского слова «гендер». Вы, возможно, слышали, что он возник как грамматический термин, используемый при описании языков, в которых существительные подразделяются на мужской, женский и средний роды.Обычная история состоит в том, что это грамматическое значение было расширено позже, чтобы говорить о различии между мужчинами и женщинами. «Позднее», однако, является относительным термином: в норманнском французском языке, откуда английский взял это слово, gendre уже использовалось для обозначения «качества быть мужчиной или женщиной» ко второй половине 12 года. век. Первая запись в OED об английской форме «гендер», используемой в значении «мужской или женский», датирована 1474 годом — ссылка на «его наследников мужского рода».Короче говоря: «мужское или женское» значение слова «гендер» уходит своими корнями в далекое прошлое. Люди используют его так, как часто жалуются феминистки, то есть просто как модное слово для обозначения «секса» уже более 500 лет.

Когда впервые в английском языке появилось разделение на пол/гендер и кто его сделал? Вы можете себе представить, что его первое появление будет в каком-нибудь феминистском тексте конца 1960-х или 1970-х годов. Но на самом деле самая ранняя иллюстративная цитата OED для соответствующего смысла («состояние быть мужчиной или женщиной, выраженное социальными или культурными различиями и различиями, а не биологическими») взята из статьи, опубликованной в 1945 году в журнале академической психологии:

и в школьные годы гендер (который является социализированной обратной стороной пола) представляет собой фиксированную демаркационную линию, квалифицирующие термины — «женский» и «мужской».

Этот же журнал является источником следующей цитаты [1] , датированной 1950 годом:

он информирует читателя о «гендере» и «поле», о мужских и женских ролях, а также о мужских и женских функциях и их репродуктивных функциях.

Как показывают эти примеры, значение «гендера», которое зависит от явного или неявного противопоставления биологическому полу, впервые было использовано учеными в таких социальных дисциплинах, как антропология, социология и психология.Цитаты, которые я воспроизвел, позволяют предположить, что это употребление первоначально было ограничено довольно узкой группой специалистов: даже когда писали для своих коллег-академиков, авторы, очевидно, не ожидали, что все читатели будут знакомы с ним (отсюда скобки в первый пример и кавычки во втором).

Самая ранняя цитата в OED, которая не взята из академического источника и не трактует «гендер» как кусок неясного жаргона, взята из номера журнала Time за 1968 год. Это может означать, что к концу 1960-х социально-научная концепция гендера начала становиться мейнстримом. Но исторические корпусные данные показывают, что даже в 1960-х годах слово «гендер» (в любом смысле) все еще было редкостью. В COHA он регистрируется с 1830-х гг., но до конца 1950-х гг. его частота остается низкой — менее одного появления на миллион слов текста. В 1960-х частота возрастает до (чуть) более одного использования на миллион слов, а в 1970-х наблюдается еще более незначительное увеличение.Только в 1980-х произошел скачок к более чем пяти использованиям на миллион слов.

Означает ли это, что история о феминистках до 1990 года, не имевших теоретического представления о гендере, все-таки может быть правдой? Этот вопрос поднимает довольно сложный вопрос о том, каковы отношения между теорией и терминологией. Мое прочтение ранних феминистских текстов второй волны предполагает, что «гендер» в этот период (т. ‘, который я цитировал ранее, является одним из примеров), но он редко появляется в письме феминисток, которые были политически активны за пределами академии [2] . Однако это не означает, что активисты не делали различия между биологией и культурой: зачастую ясно, что понятие гендера у них было, просто они выражали его другими терминами.

Вот пример из книги Суламифь Файрстоун Диалектика секса (1970):

Точно так же, как конечной целью социалистической революции была не только ликвидация привилегии экономического класса , но и самого экономического класса различия , так и конечной целью феминистской революции должно быть… не просто устранение мужской привилегии , а самого полового различия : генитальные различия между людьми больше не будут иметь культурного значения.

Файрстоун не использует термин «гендер», но она проводит различие между биологическими маркерами пола и тем, что она называет «половым различием», под которым она, очевидно, имеет в виду что-то вроде «социально навязанного разделения полов» Рубина. Именно это, утверждает она, и стремится устранить феминизм. После революции «генитальные различия между людьми» останутся, но они «утратят культурное значение».

Суламифь Файрстоун признала себя в долгу перед Симоной де Бовуар, чье замечание о том, что «женщиной не рождаются, женщиной становятся», часто превозносится как основополагающее утверждение современного антиэссенциалистского феминизма.Бовуар также не использовал слово «гендер». В 1949 году, когда впервые появилось The Second Sex , и даже в течение нескольких десятилетий после этого франкоговорящие люди не проводили лингвистического различия между «полом» и «гендером», эквивалентного английскому (хотя некоторые недавно приняли термин «жанр »). , чтобы заполнить пробел). Но это, очевидно, не помешало французским феминисткам (или феминисткам, говорящим на других языках, в которых не было различия) отвергнуть биологический детерминизм и разработать анализ женского подчинения как продукта социальных сил.

А как насчет «идентичности» смысла «пола»? Когда это начинает появляться в текстах, отобранных для словарей и корпусов, и в каких текстах вы это находите? Ответ заключается в том, что оно впервые появляется в 1950-х годах в текстах, посвященных клиническому лечению тех, кого тогда называли «гермафродитами» (то есть людьми с интерсексуальными состояниями) и «транссексуалами». Не совсем ясно, развивалось ли это медицинское употребление параллельно с употреблением в социальных науках или непосредственно из него, но в любом случае клиницисты вскоре начали производить отчетливую совокупность знаний, которая включала предложения об определении «гендера».

Есть два имени, которые неоднократно встречаются в цитатах, иллюстрирующих использование термина «гендер» в медицине в середине -го -го века. Одним из них является Роберт Столлер, психиатр, который с середины 1950-х годов работал в Клинике гендерной идентичности Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Он был автором книги 1968 года под названием « Пол и гендер: развитие мужественности и женственности », и ему часто приписывают введение термина «гендерная идентичность», означающего более или менее то, что он означает в современном использовании.

Я говорю «более или менее», потому что представления Столлера о гендерной идентичности не совсем те, с которыми мы наиболее знакомы сегодня. Он считал, что существует биологическая основа для того, что он называл «стержневой гендерной идентичностью» — определяемой как врожденное чувство принадлежности к мужчине или женщине, которое обычно закрепляется на втором году жизни, — но он также много писал о влиянии воспитания. Помимо медицинского образования, он обучался фрейдистскому психоанализу и интересовался идеей о том, что сексуальные желания и поведение человека, особенно те, которые в то время определялись как «извращения» (включая гомосексуальность, садомазохизм и трансвестизм), развиваются в ответ на события детства, которые угрожают основной гендерной идентичности человека.

Другое имя — Джон Мани, психолог, основавший клинику гендерной идентичности в Университете Джонса Хопкинса в Балтиморе. Мани был влиятельным сторонником взгляда на то, что гендер приобретается, а не врожденный: его клинические наблюдения показали, как он утверждал, что дети приобретают пол, в котором они выросли, даже если он не соответствует их рожденному полу. Тематическое исследование, на которое он больше всего опирался в поддержку этого утверждения, позже было дискредитировано, что нанесло ущерб репутации Мани и авторитету его теорий.Но работа, проделанная в Университете Джонса Хопкинса, внесла значительный вклад в историю гендера — как концепции, так и слова.

В исследовательском отчете 1955 года Мани и двое его коллег объяснили свою концепцию «гендерной роли», которую они определили как

.

все то, что человек говорит или делает, чтобы раскрыть себя как имеющего статус мальчика или мужчины, девочки или женщины соответственно. …Гендерная роль оценивается в отношении: общих манер, поведения и поведения; игровые предпочтения и развлекательные интересы; спонтанные темы разговоров в непринужденной беседе и случайных комментариях; содержание снов, грез и фантазий; ответы на косвенные запросы и проективные тесты; свидетельства эротических практик и, наконец, собственные ответы человека на прямой запрос.

«Гендерная роль» концептуализируется здесь аналогично современной гендерной идентичности — как внутренняя характеристика индивидов, «раскрывающаяся» в их поведении и в том, что они говорят о себе. Отсутствующим элементом текущего значения является идея о том, что гендер не является бинарным разделением: это раннее определение признает только две категории («мальчик или мужчина, девочка или женщина»). Столлер также предполагал, что «основная гендерная идентичность» человека должна быть либо мужской, либо женской. Недавнее появление альтернативных категорий (включая «небинарную» и «гендерфлюидную» идентичности) может отражать влияние квир-теории; но во всех других отношениях, возможно, сегодняшнее понимание гендера как формы идентичности больше обязано медицинской модели, разработанной такими людьми, как Мани и Столлер.

Я не могу претендовать на исчерпывающий отчет об истории «гендера», но я все же нашел это упражнение показательным. Знание того, что два конкурирующих чувства развились из разных интеллектуальных традиций (одно чувство уходит своими корнями в социологические исследования человеческой культуры и поведения, а другое уходит корнями в теорию и практику клиницистов, работающих с гендерно-вариантными людьми), делает его легче понять, почему они конфликтуют так, как они это делают. И конфликт глубок: если я использую «гендер» для обозначения «социального статуса, навязанного людям в силу их пола», а вы используете его для обозначения «врожденного чувства идентичности, связанного с полом мозга человека» ( общепринятое понимание, происходящее из медицинской традиции), мы можем использовать одно и то же слово, но наши концептуальные рамки не имеют почти ничего общего (например, ваш «пол» имеет биологическую основу, тогда как определяющая черта моего «пола» пол» заключается в том, что это не так).

Эта ситуация особенно раздражает тех феминисток, которые чувствуют, что потеряли «свое» слово. Но можно спросить, насколько нам действительно нужно это слово. Оно возникло не в феминистском политическом анализе или массовом активизме: оно относилось к академическому реестру (и до сих пор, согласно собранным данным, используется преимущественно в академических контекстах). Многие классические феминистские анализы социального положения женщин (например, Бовуар Второй пол , Файерстоун Диалектика пола и Анджела Дэвис Женщины, раса и класс ) вообще не используют его.

В последние годы я стал более осторожно относиться к тому, когда и как я использую слово «гендер», поскольку в некоторых контекстах и ​​для некоторых аудиторий я знаю, что может быть неясно, в каком смысле я использую это слово. Теперь я спрашиваю себя: если есть какие-то контексты, где я действительно не мог обойтись без него. Как я уже говорила, многие феминистки прошлого обходились без него. Может быть, то, что было достаточно хорошо для Симоны де Бовуар и Анжелы Дэвис, должно подойти и мне.

_____________________

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] «Это», упомянутое в этой цитате, является работой американского культурного антрополога Маргарет Мид.Сама Мид не использовала термин «гендер», но в своих книгах Совершеннолетие в Самоа (1928), Пол и темперамент в трех первобытных обществах (1935) и Мужчина и женщина (1949) она дала учет изменчивости мужских и женских качеств и социальных ролей в разных культурах, которые предвосхитили, а в некоторых случаях прямо повлияли на более поздние дискуссии о гендере среди социологов и феминисток. (Если вы читаете по-французски, здесь есть хороший краткий отчет о вкладе Мида в эту историю).

[2] Одной академической книгой, в которой довольно подробно исследовались понятия пола и гендера, а также связанная с ними терминология, была книга социолога Энн Окли « Пол, гендер и общество », впервые опубликованная в 1972 году и ныне считающаяся классикой феминизма ( в этом году она была переиздана в новой редакции с ретроспективным предисловием автора). В книге обсуждаются работы Маргарет Мид, а также работы Роберта Столлера и Джона Мани. Новое введение Окли также кратко намекает на Матильду Вертинг, немку, почти современницу Мид, которая еще в 1921 году писала о том, как общества делают мужчин и женщин одновременно разными и неравными.(Здесь есть некоторая информация о Вэртинге.)

Нравится:

Нравится Загрузка…

Гендер: историческая перспектива — Oxford Handbooks

Аберле, Дэвид Ф. «Матрилинейное происхождение в межкультурной перспективе». В Matrilineal Родство , под редакцией Дэвида М. Шнайдера и Кэтлин Гоф, 655–727. Беркли: Калифорнийский университет, 1961 г. Найдите этот ресурс:

Acemoglu, Daron, David H. Autor, and David Lyle. «Женщины, война и заработная плата: влияние женской рабочей силы на структуру заработной платы в середине века. Журнал политической экономии 112, вып. 3 (2004): 497–550. Найдите этот ресурс:

Агнихотри, С. «Соотношение полов среди несовершеннолетних в Индии: дезагрегированный анализ». Экономический и политический еженедельник 31, вып. 52 (1996): 3369–3382. Найдите этот ресурс:

Альбанези, Стефания и Клаудия Оливетти. «Гендерные роли и медицинский прогресс». Журнал политической экономии 124, вып. 3 (2016): 650–695. Найдите этот ресурс:

Алесина, Альберто, Бенедетта Бриоски и Элиана Ла Феррара.«Насилие в отношении женщин: кросс-культурный анализ для Африки». Гарвардский университет, мимео, 2016 г. Найдите этот ресурс:

Алесина, Альберто и Паола Джулиано. «Сила семьи». Journal of Economic Growth 15 (2010): 93–125. Найдите этот ресурс:

Алесина, Альберто и Паола Джулиано. «Семейные узы.» В Справочник экономического роста , том. 2A, под редакцией П. Агиона и С. Дурлауфа, 177–215. Нидерланды: Северная Голландия, 2014 г. Найдите этот ресурс:

. (п.668) Алесина, Альберто, Паола Джулиано и Натан Нанн. «Плодородие и плуг». American Economic Review Papers and Proceedings 101, no. 3 (2011): 499–503. Найдите этот ресурс:

Алесина, Альберто, Паола Джулиано и Натан Нанн. «Об истоках гендерных ролей: женщины и плуг». Ежеквартальный журнал экономики 128, вып. 2 (2013): 469–530. Найдите этот ресурс:

Алесина, Альберто и Андреа Ичино. L’Italia Fatta in Casa . Милан: Мондадори, 2009.Найдите этот ресурс:

Алган, Янн и Пьер Каук. «Охрана труда: гипотеза мачо». Оксфордский обзор экономической политики 22, вып. 3 (2006): 390–410. Найдите этот ресурс:

Алган, Янн и Пьер Каук. «Корни низкой европейской занятости: семейная культура?» В NBER Macroeconomic Annual . Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 2007. Найдите этот ресурс:

Ашраф, Нава, Натали Бау, Натан Нанн и Алессандра Воэна. «Выкуп за невесту и женское образование», Гарвардский университет, мимео, 2016 г.Найдите этот ресурс:

Аттанасио, Орацио, Хэмиш Лоу и Вирджиния Санчес-Маркос. «Объяснение изменений предложения женской рабочей силы в модели жизненного цикла». American Economic Review 98 (2008): 1517–1552. Найдите этот ресурс:

Basant, Rakesh. «Сельскохозяйственные технологии и занятость в Индии: обзор последних исследований». Экономический и политический еженедельник 22, вып. 32 (1987): 1348–1364. Найдите этот ресурс:

Бау, Натали. «Может ли политика вытеснить культуру?» Гарвардский университет, мимео, 2016.Найдите этот ресурс:

Беккер, Саша О. и Людгер Вёссманн. «Лютер и девушки: религиозное вероисповедание и пробел в женском образовании в Пруссии девятнадцатого века». Скандинавский экономический журнал 110, вып. 4 (2008): 777–805. Найдите этот ресурс:

Bertocchi, Graziella. «Предоставление избирательных прав женщинам и государство всеобщего благосостояния». European Economic Review 55 (2011): 535–553. Найдите этот ресурс:

Bertocchi, Graziella, and Monica Bozzano. «Структура семьи и гендерный разрыв в образовании: данные из итальянских провинций. CESifo Economic Studies 61, вып. 1 (2015): 263–300. Найдите этот ресурс:

Бертран, Марианна, Эмир Каменика и Джессика Пэн. «Гендерная идентичность и относительный доход в домохозяйствах». Ежеквартальный экономический журнал 130, вып. 2 (2015): 571–614. Найдите этот ресурс:

Бизен, Альберто и Тьерри Вердье. «За плавильным котлом: культурная передача, брак и эволюция этнических и религиозных черт». Ежеквартальный экономический журнал 115 (2000): 955–988.Найдите этот ресурс:

Бизен, Альберто и Тьерри Вердье. «Экономика культурной передачи и динамика предпочтений». Journal of Economic Theory 97 (2001): 298–319. Найдите этот ресурс:

Блох, Фрэнсис и Виджаендра Рао. «Террор как инструмент ведения переговоров: пример насилия из-за приданого в сельской Индии». American Economic Review 92 (2002): 1029–1043. Найдите этот ресурс:

Boserup, Ester. Роль женщины в экономическом развитии .Лондон: Джордж Аллен и Анвин, 1970. Найдите этот ресурс:

Бойд, Роберт и Питер Дж. Ричерсон. Культура и эволюционный процесс . Лондон: University of Chicago Press, 1985. Найдите этот ресурс:

Бойд, Роберт и Питер Дж. Ричерсон. Происхождение и эволюция культур . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 2005. Найдите этот ресурс:

Брейерова, Лючия и Эстер Дюфло. «Влияние образования на фертильность и детскую смертность: действительно ли отцы значат меньше, чем матери?» Рабочий документ NBER 10513, 2004 г.Найдите этот ресурс:

Кампа, Памела и Мишель Серафинелли. «Политико-экономические режимы и отношения: работницы при государственном социализме». Рабочий документ Дондены WP 89, 2016 г. Найдите этот ресурс:

Carranza, Eliana. «Почвенные ресурсы, участие женщин в рабочей силе и демографический дефицит женщин в Индии». Американский экономический журнал: прикладная экономика 6, вып. 4 (2014): 197–225. Найдите этот ресурс:

Castles, Francis G. «Развитие государства всеобщего благосостояния в Южной Европе.” Западноевропейская политика 18 (1995): 201–213. Найдите этот ресурс:

(стр. 669) Чейф, Уильям Х. Американская женщина: ее меняющиеся социальные, экономические и политические роли, 1920–1970 . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 1972. Найдите этот ресурс:

Далтон, Джон Т. и Тин Чеук Леунг. «Почему многоженство более распространено в Западной Африке? Перспектива африканской работорговли». Экономическое развитие и культурные изменения 62, вып. 4 (2014): 599–632.Найдите этот ресурс:

Дас Гупта, Моника, Цзян Чжэнхуа, Ли Бохуа, Се Чжэньмин, Уджин Чунг и Пэ Хва-Ок. «Почему предпочтение сыновей так устойчиво в Восточной и Южной Азии? Межстрановое исследование Китая, Индии и Республики Корея». Журнал исследований развития 40, вып. 2 (2003): 153–187. Найдите этот ресурс:

Дайсон, Тим и Мик Мур. «О структуре родства, женской автономии и демографическом поведении в Индии». Обзор населения и развития 9, вып.1 (1983): 35–60. Найдите этот ресурс:

Эдлунд, Лена и Хеджин Ку. «Африканская работорговля и любопытный случай генерала-полигинии». Документ MPRA 52735, Университетская библиотека Мюнхена, Германия, 2013 г. Найдите этот ресурс:

Esping-Andersen, Gøsta. Три мира капитализма благосостояния . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1990. Найдите этот ресурс:

Эспинг-Андерсен, Гёста. Социальный фонд постиндустриальной экономики . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1999.Найдите этот ресурс:

Фернандес, Ракель. «Женщины, работа и культура». Журнал Европейской экономической ассоциации 5, вып. 2–3 (2007): 305–332. Найдите этот ресурс:

Фернандес, Ракель. «Культурные изменения как обучение: эволюция участия женщин в рабочей силе за столетие». American Economic Review 103, вып. 1 (2013): 472–500. Найдите этот ресурс:

Фернандес, Ракель и Алессандра Фольи. «Культура: эмпирическое исследование убеждений, работы и плодородия. Американский экономический журнал: макроэкономика 1, вып. 1 (2010): 146–177. Найдите этот ресурс:

Фернандес, Ракель, Алессандра Фольи и Клаудия Оливетти. «Матери и сыновья: формирование предпочтений и динамика женской рабочей силы». Ежеквартальный журнал экономики 119, вып. 4 (2004): 1249–1299. Найдите этот ресурс:

Феррера, Маурицио. «Южная модель благосостояния в социальной Европе». Журнал европейской социальной политики 6, вып. 1 (1996): 17–37.Найдите этот ресурс:

Фольи, Алессандра и Лаура Вельдкамп. «Природа или воспитание? Обучение и география участия женщин в рабочей силе». Эконометрика 79, вып. 4 (2011): 1103–1138. Найдите этот ресурс:

Галор, Одед, Омер Озак и Ассаф Сарид. «Географическое происхождение и экономические последствия языковых структур». Рабочий документ CESIFO № 6149, 2016 г. Найдите этот ресурс:

Гей, Виктор, Эстефания Сантакреу-Васут и Амир Шохам. «Грамматическое происхождение гендерных ролей.” Лаборатория экономической истории Беркли, WP2013-03, 2013. Найдите этот ресурс:

Джавацци, Франческо, Фабио Скьянтарелли и Мишель Серафинелли. «Отношение, политика и работа». Журнал Европейской экономической ассоциации 11, вып. 6 (2013): 1256–1289. Найдите этот ресурс:

Джулиано, Паола. «Роль женщин в обществе: от доиндустриальной эпохи до современности». CESifo Economic Studies 61, вып. 1 (2015): 33–52. Найдите этот ресурс:

Джулиано, Паола и Натан Нанн.«Понимание культурного постоянства и изменений». NBER WP 23617, 2017 г. Найдите этот ресурс:

Гнизи, Ури, Кеннет Л. Леонард и Джон А. Лист. «Гендерные различия в конкуренции: свидетельства матрилинейного и патриархального общества». Эконометрика 77, вып. 5 (2009): 1637–1664. Найдите этот ресурс:

Голдин, Клаудия. Понимание гендерного разрыва: экономическая история американских женщин . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 1990 г. Найдите этот ресурс:

Голдин, Клаудия и Лоуренс Ф.Кац. «Сила таблетки: оральные контрацептивы и решения женщин о карьере и браке». Журнал политической экономии 110, вып. 4 (2002): 730–770. Найти этот ресурс:

(стр. 670) Голдин, Клаудия и Клаудия Оливетти. «Шокирующее предложение рабочей силы: переоценка роли Второй мировой войны в предложении женской рабочей силы». American Economic Review: документы и материалы 103, вып. 3 (2013): 257–262. Найдите этот ресурс:

Голдин, Клаудия и Кеннет Соколофф.«Гипотеза относительной производительности индустриализации: американский случай, 1820–1850». Ежеквартальный экономический журнал 99, вып. 3 (1984): 461–487. Найдите этот ресурс:

Гонг, Бинлин, Хуйбинь Ян и Чун-Лей Ян. «Гендерные различия в эксперименте с диктатором: свидетельства матрилинейного Мосуо и патриархального И». Экспериментальная экономика 18, вып. 2 (2015): 302–313. Найдите этот ресурс:

Гонг, Бинлин и Чун-Лей Ян. «Гендерные различия в отношении к риску: полевые эксперименты с матрилинейным мосуо и патриархальным Йи. Журнал экономического поведения и организации 83, вып. 1 (2012): 59–65. Найдите этот ресурс:

Готтлиб, Джессика и Аманда Леа Робинсон. «Влияние матрилинейности на гендерные различия в политическом поведении в Африке». Калифорнийский университет, Беркли, мимео, 2016 г. Найдите этот ресурс:

Гринвуд, Джереми, Анант Сешадри и Мехмет Йорукоглу. «Двигатели освобождения». Обзор экономических исследований 72, вып. 1 (2005): 109–133. Найдите этот ресурс:

Грожан, Полин и Роуз Хаттар.«Люди Дождя! Аллилуйя?» Исследовательский документ бизнес-школы UNSW № 2014 ECON29C, 2016 г. Найдите этот ресурс:

Goody, Jack, Production and Reproduction . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1976. Найдите этот ресурс:

Гизо, Луиджи, Паола Сапиенца и Луиджи Зингалес. «Народный опиум? Религия и экономические отношения». Journal of Monetary Economics 50 (2003): 225–282. Найдите этот ресурс:

Hansen, Casper Worm, Peter Sandholt Jensen и Christian Volmar Skovsgaard.«Современные гендерные роли и история сельского хозяйства: неолитическое наследие». Журнал экономического роста 20, вып. 4 (2015): 365–404. Найдите этот ресурс:

Хаук, Эстер и Мария Саез-Марти. «О культурной передаче коррупции». Журнал экономической теории 107, вып. 2 (2002): 311–335. Найдите этот ресурс:

Хоффман, Моше, Ури Гнизи и Джон А. Лист. «Воспитание влияет на гендерные различия в пространственных способностях». Труды Национальной академии наук 108, вып.36 (2011): 14786–14788. Найдите этот ресурс:

Хамфрис, Ллойд Г., Дэвид Лубински и Грейс Яо. «Полезность прогнозирования членства в группе и роль пространственной визуализации в становлении инженером, физиком или художником». Журнал прикладной психологии 78, вып. 2 (1993): 250–261. Найдите этот ресурс:

Джаячандран, Сима. «Корни гендерного неравенства в развивающихся странах». Annual Review of Economics 7 (2015): 63–88. Найдите этот ресурс:

Korpi, Walter.«Лица неравенства: пол, класс и модели неравенства в различных типах государств всеобщего благосостояния». Социальная политика 7, вып. 2 (2000): 127–191. Найдите этот ресурс:

Иверсен, Торбен и Фрэнсис Розенблут. Женщины, работа и политика: политическая экономия гендерного неравенства . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета, 2010 г. Найдите этот ресурс:

Левин, Дэвид и Майкл Кевейн. «Снижаются ли инвестиции в дочерей, когда дочери уезжают?» Мировое развитие 31, вып.6 (2003): 1065–1084. Найдите этот ресурс:

Лоус, Сара. «Системы родства, гендерные нормы и семейные переговоры: данные из матрилинейного пояса». Гарвардский университет, mimeo, 2016. Найдите этот ресурс:

Манн, Майкл Э. , Чжихуа Чжан, Скотт Резерфорд, Рэймонд С. Брэдли, Малкольм К. Хьюз, Дрю Шинделл, Каспар Амманн, Грег Фалувеги и Фенбяо Ни. «Глобальные признаки и динамическое происхождение малого ледникового периода и средневековой климатической аномалии». Наука 326, вып.5957 (2009): 1256–1260. Найдите этот ресурс:

Мэннинг, Патрик. Рабство и африканская жизнь: западная, восточная и африканская работорговля . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1990. Найдите этот ресурс:

. (стр. 671) Мердок, Джордж Питер. Этнографический атлас . Питтсбург, Пенсильвания: Университет Питтсбурга, 1967 г. Найдите этот ресурс:

Нанн, Натан. «Важность истории для экономического развития». Ежегодный обзор экономики 1 (2009): 65–92.Найдите этот ресурс:

Нанн, Натан. «Гендер и миссионерское влияние в колониальной Африке». В «Развитие Африки в исторической перспективе» , под редакцией Э. Акьеампонга, Р. Бейтса, Н. Нанна и Дж. А. Робинсона, 489–512. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 2014 г. Найдите этот ресурс:

Нанн, Натан и Леонард Ванчекон. «Работорговля и истоки недоверия в Африке». American Economic Review 101, вып. 7 (2011): 3221–3352. Найдите этот ресурс:

Прайор, Фредерик Л.«Изобретение плуга». Сравнительные исследования в обществе и истории 27, вып. 4 (1985): 727–743. Найдите этот ресурс:

Qian, Nancy. «Пропавшие без вести женщины и цена чая в Китае: влияние доходов, зависящих от пола, на половой дисбаланс». Quarterly Journal of Economics 123 (2008): 1251–1285. Найдите этот ресурс:

Роджерс, Алан Р. «Ограничивает ли биология культуру?» Американский антрополог 90, вып. 4 (1988): 819–831. Найдите этот ресурс:

Табеллини, Гвидо.«Сфера сотрудничества: ценности и стимулы». Ежеквартальный журнал экономики 123, вып. 3 (2008): 905–950. Найдите этот ресурс:

Teso, Edoardo. «Долгосрочное влияние демографических потрясений на эволюцию гендерных ролей: данные трансатлантической работорговли», Journal of the European Economic Association , готовится к печати. ​​Найдите этот ресурс:

Thorton, John. «Работорговля в Анголе восемнадцатого века: влияние на демографические структуры». Канадский журнал африканских исследований 14, вып.3 (1980): 417–427. Найдите этот ресурс:

Tur-Prats, Ana. «Типы семьи и насилие со стороны интимного партнера: историческая перспектива». Universitat Pompeu Fabra, mimeo, 2016. Найдите этот ресурс:

Сюэ, Мелани Мэн. «Дорогой труд и подъем женщин: хлопковая революция и гендерное равенство в Китае». Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, mimeo, 2016. Найдите этот ресурс:

Уорф, Бенджамин Ли. «Пунктуальные и сегментные аспекты глаголов в языке хопи». В «Язык, мысль и реальность: избранные произведения Бенджамина Ли Уорфа» .Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 1956. Найдите этот ресурс:

Вудберри, Роберт Д. «Разделение элит: религиозная свобода, протестантская конкуренция и демократия на глобальном Юге». Рабочий документ 002, Проект «Религия и экономические изменения», 2009 г. Найдите этот ресурс:

Вудберри, Роберт Д. и Тимоти С. Шах. «Первопроходцы-протестанты». Журнал демократии 15, вып. 2 (2004): 47–61. Найдите этот ресурс:

World Economic Forum. Доклад о глобальном гендерном разрыве, 2013 г. .Женева. 2013 г. http://reports.weforum.org/global-gender-gap-report-2015/ (стр. 672) Найдите этот ресурс:

Пол — Энциклопедия Нового Света

Гендерные символы, используемые для обозначения женского (слева) или мужского (справа) организма, произошли от астрологических символов Венеры и Марса.

Пол традиционно относится к различиям между мужчинами и женщинами. Совсем недавно это также относилось к восприятию человеком себя мужчиной или женщиной. В академических областях культурологии, гендерных исследований и социальных наук «гендер» используется взаимозаменяемо как в отношении «пола», так и в отношении «идентичности», и часто используется для описания гендерной роли.

Гендерные роли традиционно часто делились на женские и мужские роли до конца двадцатого века, когда многие виды работ как в индустриальном, так и в информационном обществе могли выполняться как мужчинами, так и женщинами. Во многих современных обществах пол больше не определяет рабочие или домашние функции, которые может выполнять человек, что обеспечивает большее равенство для всех людей, чтобы конкурировать на рабочем месте и получать достойную заработную плату.

В последние годы многие общества признали однополые браки, в которых партнеры могут идентифицировать или не идентифицировать себя с определенными гендерными ролями.Это может быть важно для юридических целей, связанных с льготами по здоровью и наследованием имущества для преданных партнерских отношений. Однако биологически только биологические женщины способны рожать детей. Таким образом, в структуре семьи сохраняется путаница в отношении пола и гендерных ролей, связанных с браком и сексуальной любовью. Вместо того, чтобы описывать любовное партнерство между людьми как брак, брак как социальный институт традиционно был связан с воспитанием детей и созданием стабильного, мирного и счастливого общества.Это может сбивать с толку, поскольку часто неясно, предназначены ли законы, касающиеся брака, для человеческого партнерства или для социальных институтов, воспитывающих детей.

Этимология и использование

Слово гендер происходит от среднеанглийского gendre, заимствовано из среднефранцузского языка эпохи норманнского завоевания. Это, в свою очередь, произошло от латинского рода . Оба слова означают «вид», «тип» или «сорт». В конечном итоге они происходят от широко известного протоиндоевропейского (PIE) корня g e n- . [1]

В английском языке и «пол», и «гендер» используются в контекстах, где их нельзя заменить — «половой акт», «безопасный секс», «секс-работник» или, с другой стороны, « грамматический род». В других языках, таких как немецкий или голландский, используется одно и то же слово, Geschlecht или Geslacht, , для обозначения не только биологического пола, но также социальных различий и грамматического пола, что затрудняет различие между «полом» и «гендером». . В некоторых контекстах немецкий язык принял английское заимствованное слово Gender , чтобы добиться этого различия. Иногда Geschlechtsidentität используется для «пола» (хотя это буквально означает «гендерная идентичность»), а Geschlecht — для «пола».

Биологическая концепция пола

Самец (слева) и самка дрозофилы, D. melanogaster . Самка определяется наличием двух Х-хромосом.

Пол может относиться к биологическому состоянию мужчины или женщины, или, реже, к интерсексу или «третьему полу» применительно к людям или гермафродитизму применительно к животным и растениям, отличным от человека.

Биология пола — это научный анализ физических основ поведенческих различий между мужчинами и женщинами. Он более специфичен, чем половой диморфизм, который охватывает физические и поведенческие различия между самцами и самками любого вида, размножающегося половым путем, или половая дифференциация, когда описываются физические и поведенческие различия между мужчинами и женщинами.

Биологическое исследование пола исследовало такие области, как: интерсекс-физические особенности, гендерная идентичность, гендерные роли и сексуальные предпочтения. Исследования конца двадцатого века были сосредоточены на гормональных аспектах биологии пола. Благодаря успешному картированию генома человека в начале двадцать первого века исследования начали продвигаться вперед в понимании влияния генной регуляции на человеческий мозг.

Давно известно, что существуют корреляции между биологическим полом животных и их поведением. [2] Также давно известно, что на поведение человека влияет мозг.

В конце двадцатого века произошел взрыв технологий, способных помочь в гендерных исследованиях.Были достигнуты значительные успехи в понимании полового диморфизма у животных, таких как влияние половых гормонов на крыс. Начало двадцать первого века дало результаты, касающиеся генетически запрограммированного полового диморфизма в мозге крыс, еще до влияния гормонов на развитие. «Гены в половых хромосомах могут напрямую влиять на половой диморфизм в познании и поведении, независимо от действия половых стероидов». [3]

Различия между полами

Мужская и женская анатомия человека

Мозг многих животных, включая человека, существенно различается у самцов и самок этого вида. [4] И гены, и гормоны влияют на формирование мозга многих животных до «рождения» (или вылупления), а также на поведение взрослых особей. Гормоны существенно влияют на формирование мозга человека, а также на развитие мозга в период полового созревания. Оба типа мозговых различий влияют на поведение мужчин и женщин.

Хотя у мужчин размер мозга больше, даже с поправкой на массу тела, нет явных указаний на то, что мужчины умнее женщин. Напротив, женщины имеют более высокую плотность нейронов в определенных частях мозга.Разница видна в способности выполнять определенные задачи. В среднем женщины превосходят по различным показателям вербальных способностей, в то время как мужчины имеют определенные способности по показателям математических и пространственных способностей.

Ричард Дж. Хайер и его коллеги из университетов Нью-Мексико и Калифорнии (Ирвайн) с помощью картирования мозга обнаружили, что у мужчин более чем в шесть раз больше серого вещества, связанного с общим интеллектом, чем у женщин, а у женщин — почти в десять раз больше, чем у женщин. количество белого вещества связано с интеллектом, чем у мужчин. [5] «Эти данные свидетельствуют о том, что эволюция человека создала два разных типа мозга, предназначенных для одинаково разумного поведения», — говорит Хайер. Серое вещество используется для обработки информации, а белое вещество состоит из связей между центрами обработки.

Также было продемонстрировано, что мозг реагирует на внешнюю среду. Обучение как идеям, так и поведению, по-видимому, закодировано в мозговых процессах. Также оказывается, что в некоторых упрощенных случаях это кодирование работает по-разному, но в некотором роде одинаково в мозгу мужчин и женщин.«Даже когда мужчины и женщины одинаково хорошо справляются с одними и теми же делами, они могут использовать разные мозговые цепи для получения одного и того же результата». [6] Например, и мужчины, и женщины изучают и используют язык; однако биохимически они, по-видимому, обрабатывают его по-разному. Различия в использовании языка мужчинами и женщинами, вероятно, являются отражением и биологических предпочтений и способностей и усвоенных паттернов.

Биологическое влияние на пол проявляется в самом акте полового акта, наряду с вытекающей из него беременностью, при которой женщины должны вынашивать нерожденного ребенка в течение девяти месяцев.После рождения ребенка у матерей также есть физическая связь грудного вскармливания. Они рассматриваются как корни одного различия в отношении и действиях по признаку пола. Эти корни растут, принимая форму различных ролей в воспитании детей, и их можно рассматривать как влияние на концепцию пола в целом.

Социальные представления о гендере

С 1950-х годов термин «гендер» все чаще используется для обозначения социальной роли (гендерной роли) и/или личной идентичности (гендерной идентичности), отличной от биологического пола.Сексолог Джон Мани писал в 1955 году: «Термин гендерная роль используется для обозначения всех тех вещей, которые человек говорит или делает, чтобы раскрыть себя как имеющего статус мальчика или мужчины, девочки или женщины соответственно. Это включает, но не ограничивается, сексуальность в смысле эротики». [7] Элементы такой роли включают одежду, манеру речи, движение и другие факторы, не ограничивающиеся только биологическим полом.

Деталь «Танец под бердаш», , нарисованная Джорджем Кэтлином.

Многие общества классифицируют всех людей как мужчин или женщин, однако это не является универсальным. Некоторые общества признают третий пол; [8] например, люди с двумя духами некоторых коренных народов Америки и хиджры Индии и Пакистана; [9] или даже четвертый [10] или пятый. [11] Такими категориями могут быть промежуточное состояние между мужским и женским, состояние бесполости или отдельный пол, не зависящий от мужских и женских гендерных ролей.В некоторых культурах такие гендерные идентичности называют «небинарными». Джоан Рафгарден утверждала, что у некоторых видов животных, кроме человека, также можно сказать, что существует более двух полов, поскольку может быть несколько шаблонов поведения, доступных для отдельных организмов с данным биологическим полом. [12]

Некоторые гендерные ассоциации меняются по мере изменения общества, однако существует много споров по поводу того, в какой степени гендерные роли являются просто стереотипами, произвольными социальными конструкциями или естественными врожденными различиями.

Были серьезные споры о том, в какой степени гендер является социальным конструктом и в какой степени биологическим конструктом. Одной из точек зрения в дебатах является социальный конструктивизм, предполагающий, что гендер — это исключительно социальная конструкция. Социальному конструкционизму противостоит эссенциализм, предполагающий, что это полностью биологический конструкт. Другие мнения по этому вопросу лежат где-то посередине.

Феминизм и гендер

Феминистки придерживаются разных взглядов на гендер, в основном в трех лагерях.Первый лагерь охватывает гендерные роли, сосредотачиваясь на биологических различиях между полами и подчеркивая возникающие в результате роли. Эта школа придерживается мнения, что женщины являются естественными опекунами детей в результате их биологической функции деторождения и грудного вскармливания. Второй лагерь признает, что у полов могут быть разные природные силы, но борется за равное отношение к обоим полам, а не только за то, чтобы ценить сильные стороны, традиционно присущие мужчинам. Третий лагерь феминисток утверждает, что понятие гендера должно быть упразднено, поскольку никто не соответствует прототипу любого пола, поэтому гендерные нормы создают нездоровые идеальные гендеры, которые никто не может встретить.

Пол в законе

Гендерная проблематика по-разному повлияла на законодательство. Начиная с рождения ребенка, можно посмотреть отпуск, предоставляемый родителям новорожденных детей. Традиционно женщинам предлагался гораздо более длительный отпуск по беременности и родам, чем разрешено брать отцу ребенка в качестве отпуска по уходу за ребенком. Точно так же, если эти родители должны были быть разведены, многие правовые системы отдавали приоритет опеке матерям. Кроме того, разведенные матери, как правило, получают больше пособий по алиментам, чем разведенные отцы.

С точки зрения ребенка образование, получаемое детьми, во многих культурах подразделяется на школы только для девочек или только для мальчиков. Участие в спорте долгое время подвергалось гендерным предрассудкам. На этой арене мужчины имеют долгую историю предпочтения. Только в 1970-х годах, когда такие действия, как Раздел IX «Поправки об образовании» США, предписывали равное финансирование женского спорта, женщины имели равные возможности заниматься спортом.

Для взрослых половая принадлежность имеет множество юридических последствий.Пол человека, женский или мужской, имеет юридическое значение на протяжении всей жизни: пол указывается в государственных документах, а законы по-разному определяют права женщин и мужчин. Например, тюрьма, в которую отправляют преступников, или жилье в любом государственном учреждении зависит от их предполагаемого пола; во многих пенсионных системах установлен разный возраст выхода на пенсию для мужчин и женщин, и обычно брак возможен только для пар противоположного пола.

Тогда возникает вопрос, что юридически определяет, является ли человек мужчиной или женщиной.В большинстве случаев это может показаться очевидным, но для интерсексуалов или трансгендеров дело обстоит сложнее. Различные юрисдикции приняли разные ответы на этот вопрос. Почти во всех странах разрешено изменение правового гендерного статуса в случаях интерсексуализма, когда присвоение пола, сделанное при рождении, при дальнейшем расследовании признается биологически неточным — однако технически это не изменение статуса как таковое. Скорее, это признание статуса, который считался неизвестным от рождения.Все чаще юрисдикции также предусматривают процедуру изменения юридического пола для трансгендеров.

Присвоение пола, когда есть какие-либо признаки того, что генитальный пол может не иметь решающего значения в конкретном случае, обычно определяется не каким-либо одним определением, а комбинацией условий, включая хромосомы и гонады. Так, например, во многих юрисдикциях человек с хромосомами XY, но женскими гонадами может быть признан женщиной при рождении.

Возможность изменить юридический пол для трансгендеров, в частности, привела к тому, что в некоторых юрисдикциях одно и то же лицо имеет разный пол для целей разных областей права.Например, в Австралии до решений Ре Кевина транссексуалы могли быть признаны в качестве пола, с которым они себя идентифицировали, в соответствии со многими областями права, такими как закон о социальном обеспечении, но не в соответствии с законом о браке. Таким образом, в течение определенного периода времени одно и то же лицо могло иметь два разных пола в соответствии с австралийским законодательством. В федеральных системах также возможно, что одно и то же лицо может иметь один пол в соответствии с законодательством штата и другой пол в соответствии с федеральным законодательством (если штат признает смену пола, а федеральное правительство — нет).

Пол в религии

В даосизме инь и ян считаются женским и мужским соответственно.

В христианстве Бог описывается в мужском роде; однако исторически Церковь описывалась в женских терминах.

Одной из нескольких форм индуистского бога, Шивы, является Ардханаришвар (буквально полуженский бог). Здесь Шива проявляет себя так, что левая половина — это женщина, а правая — мужчина. Левая представляет Шакти (энергию, силу) в форме Богини Парвати (иначе его супруга), а правая половина — Шиву.В то время как Парвати является причиной возбуждения Камы (желаний), Шива является убийцей. Шива пронизан силой Парвати, а Парвати пронизана силой Шивы.

Хотя может показаться, что каменные изваяния представляют наполовину мужчину и наполовину женщину Бога, истинное символическое изображение представляет собой существо, которое целиком является Шивой и в то же время является Шакти. Это трехмерное представление только шакти с одной стороны и только Шивы с другой. Следовательно, Шива и Шакти представляют собой одно и то же существо, представляющее совокупность Джнаны (знания) и Крии (активности).

Ади Шанкарачарья, основатель недуалистической философии (Адвайта — «не два») в индуистской мысли, говорит в своей «Саундарьалахари»— когда Шива соединяется с Шакти, Он обретает способность стать Господом Вселенной. В отсутствие Шакти Он даже не может пошевелиться. На самом деле термин «Шива» произошел от «Шва», что означает мертвое тело.Только через присущую ему шакти Шива осознает свою истинную природу.

Эта мифология отражает присущее древнему индуизму представление о том, что каждый человек несет в себе как мужские, так и женские составляющие, которые представляют собой силы, а не пол, и это гармония между созидающим и разрушающим, сильным и мягким, активный и пассивный, что делает человека истинным. Такая мысль полностью стирает всякое материальное различие между мужчиной и женщиной. Это может объяснить, почему в древней Индии обнаруживаются свидетельства гомосексуализма, бисексуальности, андрогинности, множества сексуальных партнеров и открытого изображения сексуальных удовольствий в произведениях искусства, таких как храмы Кхаджурахо, которые были приняты в преобладающих социальных рамках. [13]

Гендер в других контекстах

Слово «гендер» используется в нескольких контекстах для описания бинарных различий, более или менее свободно связанных по аналогии с различными фактическими или воспринимаемыми различиями между мужчинами и женщинами.

Язык

Естественные языки часто делают гендерные различия. Это могут быть самые разные виды:

  • Грамматический род, свойство некоторых языков, в котором каждому существительному присваивается род, часто не имеющий прямого отношения к его значению.Например, испанский muchacha (грамматически женский род), немецкий Mädchen (грамматически средний род) и ирландский cailín (грамматически мужской род) означают «девушка». Термины «мужской» и «женский» обычно предпочтительнее «мужской» и «женский» в отношении грамматического рода.
  • Традиционное использование разной лексики мужчинами и женщинами. Например, существуют различия в разговорном японском языке в зависимости от того, кто говорит, мужчина или женщина.
  • Асимметричное использование терминов, относящихся к мужчинам и женщинам.Обеспокоенность тем, что современный язык может быть предвзятым в пользу мужчин, в последнее время побудила некоторых авторов выступить за использование более гендерно-нейтрального языка в английском и других языках.

Соединители и застежки

Штепсельная вилка электропитания слева и соответствующая гнездовая розетка.

В электротехнических и механических отраслях и производстве, а также в электронике каждой паре ответных разъемов или крепежных деталей (таких как гайки и болты) обычно присваивается обозначение «папа» или «мама».«Назначение осуществляется по прямой аналогии с гениталиями животных; часть, имеющая один или несколько выступов или входящая внутрь другой, обозначается как мужская, а часть, имеющая соответствующие углубления или располагающаяся снаружи другой, — как женская.

Музыка

В западной теории музыки тональности, аккорды и гаммы часто описываются как имеющие «мажорную» или «минорную» тональность, иногда связанные с «мужским» и «женским». По аналогии, «мажорные» гаммы являются мужскими (ясный, открытый, экстравертный), а минорные гаммы наделены женскими качествами (темный, мягкий, интровертный).Отражая эту связь с полом, в немецком языке используется слово Tongeschlecht («Тоновый род») для тональности и слова Dur (от латинского durus , твердый) для мажор и moll (от латинского mollis). , мягкий) для второстепенный .

Примечания

  1. ↑ Дуглас Харпер, род Онлайн-словарь этимологии . Проверено 22 декабря 2020 г.
  2. ↑ Чарльз Дарвин, О происхождении видов путем естественного отбора или о сохранении привилегированных рас в борьбе за жизнь (Лондон: Джон Мюррей, 1859).
  3. ↑ Дэвид Х. Скьюз, Половой диморфизм в познании и поведении: роль генов, сцепленных с Х-хромосомой, Европейский журнал эндокринологии (155): 99-106.
  4. ↑ Роберт В. Гой и Брюс С. Макьюэн, Половая дифференциация мозга: на основе рабочей сессии Программы исследований в области неврологии. Проверено 22 декабря 2020 г.
  5. ↑ Ричард Дж. Хайер, Рекс Э. Юнг, Рональд А. Йео, Кевин Хед и Майкл Т. Алкир, Структурные изменения мозга и общий интеллект, NeuroImage 23 (2004): 425–433.Проверено 22 декабря 2020 г.
  6. ↑ Линда Марша, Он думает, она думает, Откройте для себя , 5 июля 2007 г. Проверено 22 декабря 2020 г.
  7. ↑ Дж. Мани, «Гермафродитизм, пол и раннее развитие при гиперадренокортицизме: психологические данные», Bulletin of the Johns Hopkins Hospital 96: 253–264.
  8. ↑ Гилберт Хердт (редактор), Третий пол Третий пол: помимо полового диморфизма в культуре и истории (Zone Books, 1996, ISBN 0942299825).
  9. ↑ Серена Нанда, Ни мужчина, ни женщина: хиджры Индии (Wadsworth Publishing, 1998, ISBN 0534509037).
  10. ↑ Уилл Роско, Меняющиеся: третий и четвертый пол коренных жителей Северной Америки (Palgrave Macmillan, 2000, ISBN 0312224796).
  11. ↑ Шарин Грэм, пятый пол Сулавеси Inside Indonesia , 30 июля 2007 г. Проверено 22 декабря 2020 г.
  12. ↑ Джоан Рафгарден, Радуга эволюции: разнообразие, пол и сексуальность в природе и людях (University of California Press, 2004, ISBN 0520240731).
  13. ↑ Ашок Вохра, «Голограмма мужского и женского пола», Times of India, , 8 марта 2005 г., стр. 9.

Ссылки

Ссылки ISBN поддерживают NWE за счет реферальных сборов

  • Барон-Коэн, Саймон. Существенная разница: правда о мужском и женском мозге . Нью-Йорк: Perseus Books Group, 2003. ISBN 046500556X.
  • Бризендин, Луанн. Женский мозг . Нью-Йорк: Morgan Road Books, 2006. ISBN 0767920104.
  • Браун, Дональд Э. Человеческие универсалии . Нью-Йорк: McGraw Hill, 1991. ISBN 0877228418.
  • Чафец, Дж.S. Мужской/женский или человеческий? Обзор социологии половых ролей . Итаска, Иллинойс: FE Peacock. ISBN 0875812317.
  • Дарвин, Чарльз. О происхождении видов путем естественного отбора, или Сохранение благоприятствуемых рас в борьбе за жизнь . Лондон: Джон Мюррей, 1859.
  • .
  • Хердт, Гилберт (ред.). Третий пол Третий пол: помимо полового диморфизма в культуре и истории. Zone Books, 1996. ISBN 0942299825.
  • Кимура, Дорин. Секс и познание . MIT Press, 1999. ISBN 0262611643.
  • Мойр, Энн и Дэвид Джессел. Мозговой секс: реальная разница между мужчинами и женщинами . Дельта, 1992. ISBN 0385311834.
  • Нанда, Серена. Ни мужчина, ни женщина: хиджры Индии. Издательство Wadsworth, 1998. ISBN 0534509037.
  • Пинкер, Стивен. Чистый лист: современное отрицание человеческой природы . Лондон: Penguin Books, 2002. ISBN 0142003344.
  • Редди, Гаятри. В отношении пола: переговоры об идентичности хиджры в Южной Индии. University of Chicago Press, 2005. ISBN 0226707563.
  • Роско, Уилл. Меняющиеся: третий и четвертый пол коренных жителей Северной Америки. Палгрейв Макмиллан, 2000. ISBN 0312224796.
  • Рафгарден, Джоан. Радуга эволюции: разнообразие, пол и сексуальность в природе и людях. University of California Press, 2004. ISBN 0520240731.

Внешние ссылки

Все ссылки получены 21 декабря 2020 г.

Кредиты

New World Encyclopedia авторов и редакторов переписали и дополнили статью Wikipedia в соответствии со стандартами New World Encyclopedia . Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с надлежащим указанием авторства. Упоминание должно быть выполнено в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на авторов New World Encyclopedia , так и на самоотверженных добровольных участников Фонда Викимедиа.Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних вкладов википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в New World Encyclopedia :

Примечание. На использование отдельных изображений, лицензированных отдельно, могут распространяться некоторые ограничения.

границ | Развитые, но не фиксированные: история жизни, рассказ о гендерных ролях и гендерном неравенстве

Оба социальных конструктивиста (т.g., Wood and Eagly, 2012) и психологи-эволюционисты (например, Buss and Schmitt, 2011) пытаются объяснить два взаимосвязанных феномена, касающихся гендерных отношений: (1) традиционное гендерное разделение труда («гендерные роли») с женщины, работающие в качестве домохозяек и опекунов, и мужчины, выступающие в роли кормильцев и защитников (Шелтон и Джон, 1996; Алесина и др. , 2011), и (2) асимметрия власти между полами в отношении контроля над репродуктивными, экономическими и политическими ресурсами ( «гендерное неравенство»).Ученые с различных теоретических точек зрения обсуждали отдаленные истоки и непосредственные причины таких гендерных ролей и гендерного неравенства, начиная от врожденных предрасположенностей и заканчивая исторической конструкцией и половым отбором (Buss, 1995) до патриархальных социальных структур (Lerner, 1986; Hrdy, 1997). . Отношение людей к таким вопросам влияет на то, как они решают проблему существующего гендерного неравенства.

В данной статье делается попытка объединить теорию истории жизни (Del Giudice et al., 2015) с теорией полового отбора (Andersson, 1994).Наше мнение утверждает, что гендерные отношения формируются стратегиями жизненного цикла, которые в среднем способствуют настоящему или будущему репродуктивному успеху людей в различных экологических и социальных средах. Когда приоритет отдается репродуктивным целям, ориентированным на настоящее, половой отбор имеет тенденцию преувеличивать половые различия в направлении, благоприятствующем традиционным гендерным ролям. Такая стратегия, ориентированная на настоящее, в сочетании с иерархией, основанной на доминировании, сформированной агонистической неограниченной конкуренцией (в первую очередь среди мужчин), может способствовать гендерному неравенству в пользу мужчин.Напротив, когда приоритет отдается репродуктивным целям, ориентированным на будущее, женщины и мужчины освобождаются от традиционных гендерных ролей «женщины как опекуны, а мужчины как кормильцы». Стратегия, ориентированная на будущее, также способствует возникновению основанных на престиже иерархий, управляемых непротиворечивой конкуренцией, регулируемой правилами, что, в свою очередь, уменьшает асимметрию власти между полами. Следовательно, гендерные отношения рассматриваются как в большей степени податливые, чем фиксированные, и могут быть систематически объяснены путем изучения взаимодействия между экологической и социальной средой в истории эволюции человека, культурах, онтогенетической среде и переходных ситуациях.Текущая теория не оправдывает и не натурализует гендерное неравенство, сосредотачиваясь на неизменных половых различиях, и не рассматривает гендерное неравенство как чисто социально-историческое изобретение. Скорее, мы стремимся расширить существующие эволюционные объяснения и способствовать пониманию зависящих от окружающей среды вариаций гендерных отношений.

Предыдущие теории гендерных отношений

Был предложен ряд объяснений гендерных ролей и гендерного неравенства, начиная от изобретения плуга для интенсивного земледелия (Алесина и др., 2011) к общему прогрессу «модернизации» (например, Inglehart and Baker, 2000). Однако эти отдельно выделенные элементы технологии и исторического процесса интегрированы или объясняются более комплексными теориями, касающимися отдаленных причин гендерных ролей и гендерного неравенства, которые можно в широком смысле классифицировать как эволюционно-психологические объяснения (например, Buss and Kenrick, 1998; Buss and Schmitt, 2011) и биосоциальные отчеты (Wood and Eagly, 2002, 2012).

Психологи-эволюционисты утверждают, что по крайней мере некоторые половые различия в человеческом поведении и психологических предрасположенностях, особенно связанные с поиском партнера и его выбором, объясняются избирательным давлением межполового отбора и внутриполовой конкуренции, вызванным рядом адаптивных проблем (Buss, 1995; Buss и Кенрик, 1998; Путс, 2010). Эти проблемы включают выявление репродуктивно ценных партнеров для обоих полов, снижение неопределенности в отношении отцовства для мужчин и выявление родительского вклада партнеров в потомство для женщин (Buss and Schmitt, 1993; Buss, 1995). Мужчины и женщины сталкиваются с разными проблемами из-за более высокой репродуктивной способности мужчин, что вызывает неравенство в родительских инвестициях между полами (Geary, 2000; Archer, 2009). «Решения» полового отбора для этих специфичных для пола проблем рассматриваются как ответственные за психологические предрасположенности, относящиеся к спариванию и гендерным ролям (Buss and Schmitt, 2011).Например, конкуренция между самцами за приобретение самок может привести к склонности самцов к агрессии и риску, в то время как выбор самками защитных и высокооплачиваемых самцов может сделать их более зависимыми и избегающими риска (Archer, 2009; Путс, 2010).

Хотя разные теории эволюционной психологии по-разному акцентируют внимание на различных процессах полового отбора (например, конкуренции между самцами или межполовом отборе), все они утверждают, что половые различия в конечном счете возникают в результате отбора наследуемых признаков, а не негенетических процессов, таких как как социальное обучение (Басс и Шмитт, 2011). Это подтверждается твердым консенсусом в поведенческой генетике относительно того, что почти все психологические и поведенческие черты человека демонстрируют существенное генетическое влияние (Plomin et al., 2016). Более того, самцы и самки сталкиваются с давлением дифференцированного полового отбора из-за дифференцированной по полу репродуктивной способности и затрат (Trivers, 1972; Geary, 2002). Например, было обнаружено, что наследуемость социосексуальности (то есть интереса к случайным половым связям) у женщин выше, чем у мужчин (0,43 против 0,26; Bailey et al., 2000), указывая на то, что большая половая ограниченность самок в большей степени зависит от генетических факторов. Этот акцент на генетических влияниях часто путают с генетическим эссенциализмом (т. е. рассматривая поверхностные черты или социальные явления как определяемые «генами», которые составляют фиксированную «сущность» организмов и социальных категорий; Dar-Nimrod and Heine, 2011), который часто порождает неправильное понимание эволюционной психологии и эволюционных представлений о гендере.

Вопреки этому ошибочному представлению, современные психологи-эволюционисты активно отвергают генетический эссенциализм, признавая негенетический вклад окружающей среды и фенотипическую пластичность в стратегиях истории человеческой жизни (Geary, 2002).Несмотря на это, ранние эволюционные психологические гипотезы, связывающие инвариантные процессы полового отбора непосредственно с половыми различиями в спаривании, не учитывают сложные эффекты окружающей среды, включая взаимодействие генов и окружающей среды (Bailey et al., 2000). Также проблематично рассматривать половые различия в спаривании как отражение функционально различных «модулей», не принимая во внимание возможность того, что такие половые различия в спаривании могут быть стратегиями, адаптированными к различным экологическим проблемам, с которыми сталкивается каждый пол.В более поздних эволюционных отчетах о вариациях и половых различиях в спаривании учитывались такие факторы, как рабочее соотношение полов, воздействие патогенов, доступность ресурсов, а также культурные и правовые условия (например, Gangestad and Simpson, 2000; Schmitt, 2005; Lee and Zietsch). , 2011). Однако эти отдельные воздействия окружающей среды на спаривание еще предстоит объединить в одну теоретическую основу и расширить для учета гендерных отношений (Buss and Schmitt, 2011). В результате продолжается «эссенциалистская» критика эволюционно-психологических трактовок гендерных отношений и опасения, что такие трактовки служат узакониванию гендерного неравенства (Hrdy, 1997; Wood and Eagly, 2002).

В качестве конкурирующего подхода биосоциальная модель Вуда и Игли (Wood and Eagly, 2002, 2012) приписывает гендерные роли и гендерное неравенство взаимодействию между «ограничениями и возможностями, налагаемыми физическими характеристиками каждого пола и репродуктивной деятельностью» (Wood and Eagly, 2002, 2012). стр. 709) и социальные, технологические и экономические факторы. Они считают, что, поскольку специфические для пола биологические ограничения делают разделение труда по признаку пола более эффективным, чем сотрудничество по признаку пола, мужчины специализируются на квалифицированной деятельности, которая уводит их из дома, в то время как женщины сосредотачиваются на домашних задачах. Мужчины достигают более высокого статуса благодаря монополии на «военные действия, сельское хозяйство и производственную деятельность», которые приносят гораздо больше материальных благ, чем домашний труд (Wood and Eagly, 2002, стр. 716). В конце концов, чрезмерное обобщение социальной реальности разделения труда по признаку пола на внутренние характеристики женщин и мужчин посредством «соответствующего вывода» заставляет людей конструировать и рационализировать гендерное неравенство (Wood and Eagly, 2012). Биосоциальная точка зрения также явно связывает предпочтения людей в отношении спаривания с гендерным неравенством.Однако, в отличие от эволюционно-психологических теорий, биосоциальная модель рассматривает стереотипные половые предпочтения в отношении партнера как результат социально сконструированных патриархальных систем, а не полового отбора (Eagly and Wood, 1999).

Следовательно, как и эволюционные объяснения, биосоциальная модель признает существование половых различий. Однако, подобно другим социальным конструкционистским объяснениям (например, Hrdy, 1997), он прибегает к социальному конструкционистскому объяснению гендерных отношений и соответствующих психологических установок, основанных на более поздних социально-исторических факторах, таких как патриархальные системы, адаптирующиеся к гендерным различиям в эффективности участия в труде. Вуд и Игли, 2002, 2012).Однако множество этнографических находок поставили под сомнение эту точку зрения, показав, что многие общества охотников-собирателей, для которых биологические ограничения эффективности участия женщин в труде имеют существенное значение, демонстрируют относительно эгалитарные гендерные отношения (например, матриархальные традиции в обществах собирателей и садоводов на острове Ванатинай). ; Lepowsky, 1993; женщины-охотницы Агты; Goodman et al., 1985). Гендерное неравенство в эффективности участия в труде также не может объяснить распространенность гендерных ролей в традиционных обществах, которые сильно различаются по вкладу мужчин в средства к существованию (Marlowe, 2000), или сохранение сексистских гендерных ролей в современных обществах с минимальным гендерным неравенством в доходах. потенциалы (т.г., Эванс и Дикман, 2009; Эберт и др., 2014). Эти ограничения указывают на то, что биосоциальная модель должна быть дополнена эволюционными механизмами, учитывающими возможность того, что женщины и мужчины приобретают приспособленность в разной степени, придерживаясь неравных гендерных отношений в некоторых средах.

Таким образом, эволюционная психология и биосоциальная модель имеют некоторые общие представления о гендерных отношениях, но расходятся во мнениях относительно роли полового отбора и социально-исторических факторов.Важно отметить, что отдаленные эволюционные механизмы, такие как родительские инвестиции (Trivers, 1972) и половой отбор (Andersson, 1994), не исключают друг друга с более близкими и податливыми биосоциальными и социокультурными факторами. Таким образом, в дополнение к обеим теориям, наше описание истории жизни раскрывает промежуточные механизмы, управляющие эволюцией и проявлением гендерных отношений в различных экологических и социальных средах. Это позволяет нам генерировать более конкретные гипотезы относительно индивидуальных и популяционных различий в психологических атрибутах, связанных с гендерными ролями и гендерным неравенством.

История жизни, рассказ о гендерных ролях и гендерном неравенстве

Теория истории жизни использовалась для объяснения индивидуальных различий человека в широком спектре психологических и социальных черт на основе компромисса между настоящим и будущим репродуктивным успехом (Del Giudice et al., 2015). «Стратегии истории жизни», которые представляют собой наборы черт, служащих репродуктивным целям, ориентированным на настоящее или будущее (включая черты, связанные со спариванием и гендерными ролями), чувствительны к экологическим рискам на протяжении всей жизни, хотя ранний жизненный опыт особенно важен (Chisholm). , 1999).Таким образом, взгляд на историю жизни больше связан с объяснением гибкости поведения, зависящей от окружающей среды (в пределах норм реакции), чем с поиском конкретных эволюционных объяснений определенных черт и поведения, наблюдаемых в современной среде.

Здесь мы разделяем «влияние окружающей среды» на две всеобъемлющие силы: (1) внешние риски (часто делящиеся на жесткость и непредсказуемость), которые представляют собой угрозы заболеваемости и смертности, которых невозможно избежать с помощью индивидуальных усилий (Ellis et al., 2009; Chang and Lu, 2017) и (2) общественная конкуренция, которая представляет собой степень, в которой индивидуальные усилия влияют на доступ человека к ресурсам, желаемым другими в том же обществе. Обе силы рассматривались как фундаментальные силы, формирующие наследуемую биологическую историю жизни (MacArthur and Wilson, 1967), и они присутствуют на протяжении всей истории эволюции человека. Соответственно, они формируют приобретенные культурные ценности, которые, в свою очередь, приводят к межкультурным и региональным различиям в семейных отношениях, тенденциях убийств и моральных представлениях (Hackman and Hruschka, 2013; Van Leeuwen et al., 2014). В наше время внешние риски могут принимать формы стихийных бедствий, несчастных случаев и болезней, в то время как социальная конкуренция обычно принимает форму непротиворечивых, основанных на престиже состязаний на образовательной и профессиональной аренах (Zhu et al. , 2018), но может также проявляется в агонистических, основанных на доминировании соревнованиях (например, гангстеры соревнуются за более высокие звания в мафиозных организациях, бизнесмены участвуют в ценовых войнах, чтобы захватить долю рынка). Ранний опыт этих событий служит для калибровки индивидуальных жизненных стратегий посредством развития (Chisholm, 1999; Belsky et al., 2012). Между тем, эти события могут также служить внешними сигналами для выявления поведения, соответствующего соответствующей жизненной стратегии в переходных ситуациях (Griskevicius et al., 2011; Zhu et al., 2019).

Влияние внешних рисков на гендерные роли

Было продемонстрировано, что в человеческом обществе жестокость и непредсказуемость (например, голод, патогены, стихийные бедствия и насилие) посредством их косвенного воздействия на семьи (например, родительская жесткость и ненадежная привязанность) «ускоряют» жизненный цикл индивидуумов, что проявляется более ранним физиологическим созреванием, более ранним началом половой жизни и более ранним размножением (Ellis, Essex, 2007; Belsky et al. , 2010а,б, 2012; см. обзор Belsky, 2012). Все эти факторы эффективно способствуют продлению репродуктивной карьеры самок и, в конечном счете, максимизируют нынешний репродуктивный успех обоих полов. Таким образом, это увеличивает вероятность того, что особь оставит по крайней мере одно потомство до того, как заболеет или погибнет в опасных условиях (Ellis et al., 2009). В качестве исключения из предполагаемой связи между внешними рисками и ускоренным жизненным циклом Шмитт (2005) в кросс-культурном исследовании обнаружил, что многие индикаторы внешних рисков (например,г., высокие показатели младенческой смертности) отрицательно коррелировали с неограниченной социосексуальностью на популяционном уровне. Однако важно отметить, что социосексуальность (то есть принятие случайного секса) не обязательно предполагает репродуктивные цели, ориентированные на настоящее. На самом деле, большинство причин, приводимых молодыми взрослыми для краткосрочных сексуальных контактов, кажется, не связаны с репродукцией в богатых странах (Regan and Dreyer, 1999). Это может объяснить, почему социосексуальность отрицательно коррелирует с другими индикаторами истории жизни, ориентированной на настоящее (например, социосексуальность).g., уровень подростковой беременности) и положительно коррелирует с валовым внутренним продуктом и индексом человеческого развития (Schmitt, 2005).

Однако упомянутые стратегии налагают долгосрочные издержки на здоровье человека, отношения и конкурентоспособность потомства (Chisholm, 1999; Geary, 2000, 2002). В частности, хотя оба пола разделяют преимущества ориентированной на настоящее репродуктивной стратегии, женщины несут значительно более высокие издержки такой стратегии. Репродуктивная деятельность, такая как беременность, кормление грудью и уход за детьми, представляет собой серьезное препятствие для участия женщин в большинстве видов экономической производственной деятельности (Wood and Eagly, 2012).Относительная уязвимость и беспомощность женщин в эти критические периоды также увеличивают их зависимость от мужского обеспечения, даже в традиционных обществах, где женщины и мужчины в целом вносят одинаковый вклад в средства к существованию (Marlowe, 2003). Более того, из-за дисбаланса первоначальных родительских вложений в млекопитающих (включая человека) и неопределенности в отношении отцовства, вызванной скрытой овуляцией (Geary, 2000; Buss and Schmitt, 2011), матери предрасположены оказывать большую непосредственную заботу о своем потомстве, чем отцы. Триверс, 1972).Напротив, мужчины получают больше репродуктивных преимуществ от поиска дополнительных партнеров, чем от инвестиций в существующее потомство (Buss and Schmitt, 1993). Действительно, в большинстве сообществ собирателей отцы гораздо меньше непосредственно заботятся о своих потомках, чем матери (Marlowe, 2000). Это еще больше увеличивает разрыв в родительских вкладах между женщинами и мужчинами, так что чем больше у женщин потомства, тем меньше времени и энергии они тратят на нерепродуктивную деятельность.

Примечательно, что резко несбалансированные родительские инвестиции не являются фиксированной природой человечества.Люди являются исключением среди млекопитающих с точки зрения отцовских инвестиций в потомство (Geary, 2000). Однако совместная родительская забота и экстенсивное воспитание детей (обеспечение детей и их обучение) снижают отдачу в бедных и опасных условиях (Quinlan, 2007), что может ограничивать отцовские инвестиции, тем самым возлагая на женщин большее бремя ухода за детьми в таких условиях. Другими словами, более высокие репродуктивные издержки женщин будут только способствовать несбалансированности родительских инвестиций и традиционному разделению труда по признаку пола (т.например, женщины как лица, обеспечивающие уход, и мужчины как кормильцы), когда затраты на соблюдение таких жестких гендерных ролей считаются необходимыми для достижения более высокого репродуктивного успеха перед лицом внешних рисков.

Влияние социальной конкуренции на гендерные роли

Поскольку экологическое доминирование человеческого вида преодолело многочисленные внешние риски, включая хищников и холодный климат, люди стали сами себе злейшими врагами из-за социальной конкуренции (Александер, 1989). Гиперконкурентность человеческого общества оказывает давление отбора на качество или конкурентоспособность потомства.Это эффективно повышает репродуктивные затраты для обоих полов и способствует отсрочке воспроизводства меньшего количества потомства, что позволяет направить чрезмерную энергию и ресурсы на рост, телесное поддержание и родительские усилия (Geary, 2002; Del Giudice et al., 2015). Увеличение затрат на воспитание детей может существенно повлиять на историю человеческой жизни и родительские инвестиции из-за преждевременного рождения человеческих младенцев и длительной зависимости человеческих детей (Walker et al., 2010). Более того, по мере накопления и наследования богатства в стабильных и безопасных человеческих обществах увеличение инвестиций со стороны обоих родителей (особенно отцов) не только повышает выживаемость потомства, но также способствует развитию их навыков и социального статуса (Mace, 1998; Geary, 2000). .Таким образом, в стабильной и безопасной среде непротиворечивое, основанное на престиже общественное соревнование способствует «гонке вооружений» родительских инвестиций, поскольку для потомства становится все более важным превосходство в навыках (которые помогают заработать престиж, повышающий физическую форму). ; Хенрих и Гил-Уайт, 2001). Между тем, скрытая овуляция у женщин в сочетании с механизмом создания пар также побуждает мужчин сохранять долгосрочные инвестиции в своих партнеров и потомство (Geary, 2000). Мужчины, которые более склонны и способны инвестировать, как правило, превосходят тех, кто не находится в конкурентном обществе, что приводит к тому, что половой отбор благоприятствует отцовским инвестициям (Geary, 2000).В конечном итоге это сократит разрыв в родительских инвестициях между полами и будет способствовать «модернизированным», гибким гендерным ролям и гендерному равенству.

Важно отличать социальную конкуренцию от конкуренции, зависящей от плотности. Модели истории ранней жизни рассматривают конкуренцию как эквивалент плотности популяции или К-отбора и противоположность внешним рискам или r-отбору, поскольку популяции, сталкивающиеся с высоким риском смертности, обычно имеют проблемы с поддержанием высокой плотности популяции и, следовательно, с интенсивной конкуренцией (т. г., Макартур и Уилсон, 1967). Действительно, есть исследования, демонстрирующие, что люди, подвергшиеся воздействию признаков плотности населения (Sng et al., 2017), демонстрировали более выраженную ориентацию на долгосрочное спаривание, более поздний возраст вступления в брак, более низкую фертильность и большие родительские инвестиции. Однако в этих исследованиях не учитывались внешние риски. Более того, предположение о том, что конкуренция обратно пропорциональна внешним рискам, неверно для людей на уровне популяции: многие нестабильные, раздираемые войной страны (например,г., Ирак, 93 человека на км 2 ) имеют более высокую плотность населения, чем стабильные, процветающие страны (например, США, 36 человек на км 2 ; Департамент по экономическим и социальным вопросам Организации Объединенных Наций, 2019). Учитывая, что более высокие показатели воспроизводства, вызванные внешними рисками, могут более чем компенсировать потери населения, вызванные внешними рисками, суровые и непредсказуемые условия могут также иметь высокую плотность населения. Дефицит ресурсов или неравномерное распределение ресурсов в таких средах, в свою очередь, может усилить социальную конкуренцию.Между тем в стабильных и безопасных обществах с низким неравенством в богатстве высокая плотность населения не обязательно приводит к высокой социальной конкуренции. Таким образом, модель гендерных отношений в жизненной истории должна учитывать взаимодействие между внешними рисками и социальной конкуренцией.

Взаимодействие сил окружающей среды, влияющих на гендерные отношения

Социальная конкуренция в сочетании с внешними рисками может не привести к эгалитарным гендерным отношениям по нескольким причинам.Во-первых, конкурентоспособность потомства, полученная за счет увеличения родительских инвестиций, уменьшила отдачу перед лицом внешних угроз (Quinlan, 2007). Столкнувшись с частым голодом, вспышками болезней или военными действиями, оба пола, скорее всего, будут отдавать предпочтение выживанию и репродуктивным целям, ориентированным на настоящее, а не будущему развитию, тем самым укрепляя традиционные гендерные роли.

Во-вторых, такое сочетание сил окружающей среды усилит конкуренцию между самцами за репродуктивные цели, ориентированные на настоящее.Конкуренция между мужчинами часто включает в себя физические состязания и даже насилие в истории эволюции человека (Archer, 2009; Puts, 2010). Действительно, ранняя война между группами мужчин часто включала захват женщин в качестве рабынь или «трофеев» (Lerner, 1986). Репродуктивная конкуренция между мужчинами была одним из основных стимулов для борьбы в доземледельческих обществах (Gat, 2000). До установления моногамии и социальных институтов, направленных против насилия, в более крупных обществах возможность заполучить много жен с помощью чистой силы направляла социальную конкуренцию в сторону борьбы за господство, отдаваемую грозным и воинственным мужчинам.Возникающий в результате порочный круг возмездия и мести часто приводит к непредсказуемости доступности ресурсов, что, в свою очередь, усиливает агонистическую конкуренцию даже в богатых ресурсами районах (Gat, 2000). Это сочетание внешних рисков и конкуренции за господство (не подавляемой социальными институтами против насилия) усиливает роль мужчин как защитников и зависимость женщин от защитников-мужчин. Между тем, в таких условиях мужчины также сталкиваются с возросшей угрозой неуверенности в отцовстве со стороны однополых конкурентов, которые преследуют репродуктивные цели, ориентированные на настоящее , путем спаривания с дополнительными парами.Чтобы максимизировать уверенность в отцовстве в своих попытках спаривания, мужчины могут использовать стратегии контроля, чтобы монополизировать своих партнерш, начиная от насильственного принуждения и заканчивая «клаустрацией, индоктринацией, слежкой, сплетнями, правилами наследования и законами» (Hrdy, 1997, стр. 25). Вытекающее из этого ограничение женской автономии и мобильности создает дополнительные препятствия для участия женщин в производственной деятельности, требующей накопления навыков и опыта посредством социальных обменов (Wood and Eagly, 2002, 2012), что фактически приводит к экономической зависимости женщин от мужчин.

Снижение отдачи от родительских инвестиций и усиление конкуренции между мужчинами — не единственные последствия внешних рисков, они также влияют на выражение социальной конкуренции и результирующую социальную структуру. Существенной характеристикой власти в человеческом обществе является способность предоставлять или удерживать ценные ресурсы (Андерсон и Бердал, 2002), включая доступ к партнерам. Социальная конкуренция позволяет успешным людям контролировать ресурсы и/или партнеров без частых вызовов со стороны подчиненных, что приводит к статусной иерархии (Александер, 1989; Камминс, 2006).Есть два пути к высокому статусу в человеческом обществе. Индивидуумы могут заслужить уважение (т. е. престиж) других, демонстрируя экстраординарные навыки или знания в ценных областях и готовность делиться такой информацией с сородичами (Henrich and Gil-White, 2001). Такая общественная конкуренция, основанная на престиже, зависит от (1) уникальной человеческой культурной способности и (2) ориентированных на будущее стратегий истории жизни, позволяющих направлять больше энергии и ресурсов на развитие навыков, накопление знаний и альтруистический обмен. В результате конкуренция за престиж и вытекающая из нее иерархия престижа непрочны перед лицом внешних рисков, которые побуждают индивидуумов преследовать краткосрочные цели воспроизводства и монополии на партнеров, часто с помощью насилия и тактики доминирования (Daly and Wilson, 1990). Другими словами, люди способны участвовать в общественной конкуренции на уровне престижа и соответствовать иерархии престижа в среде с низкими внешними рисками, чтобы подорвать ценность культурной передачи. Тем не менее, они прибегли бы к подобному типу конкуренции за доминирование, наблюдаемой у других видов в суровых и непредсказуемых условиях, что привело бы к иерархии доминирования, навязываемой посредством насилия и принуждения (Henrich and Gil-White, 2001).

Иерархии доминирования, сформированные агонистическими формами конкуренции, более склонны отдавать предпочтение мужчинам. Половой диморфизм с точки зрения физической силы, агрессивности и психологической конкурентоспособности благоприятствует мужчинам в бою или создании угроз. Иерархии власти, в которых доминируют мужчины, в свою очередь, усиливают традиционные гендерные роли, которые максимизируют репродуктивный успех мужчин за счет монополизации (множественных или более молодых) партнеров-женщин (Puts, 2010). Действительно, исследования показали, что самки проявляют повышенное сексуальное влечение к самцам, демонстрирующим доминантное поведение (Sadalla et al., 1987). Этнографические данные также показывают, что полигамные системы спаривания более распространены в обществах с более неравномерным распределением богатства и более высокими различиями в статусе мужчин по сравнению с другими обществами (Marlowe, 2000). Данные о репродуктивном успехе показывают, что в современных традиционных обществах (охотники-собиратели и скотоводы-садоводы) и древних земледельческих обществах мужчины (но не женщины) демонстрируют еще большую изменчивость и диапазон репродуктивных возможностей и успех спаривания в более стратифицированных обществах (Betzig, 2012). ).В древних земледельческих обществах люди с самым высоким статусом (например, императоры) обычно сохраняют свой статус за счет доминирования (Betzig, 2012). Таким образом, в той мере, в какой преобладала конкуренция за господство в досовременных обществах, гендерное неравенство должно возрастать в этих обществах, когда они становятся более стратифицированными. Более того, когда такие иерархии доминирования сочетаются с сосредоточением внимания на текущем репродуктивном успехе перед лицом внешних рисков, выбор женщин ограничивается (Hrdy, 1997), поскольку их зависимость от мужчин может быть единственным средством, которое у них есть для продвижения своей ориентированной на настоящее жизни. репродуктивные цели.В полигамных обществах, которые ограничивают доступ женщин к ресурсам, женщины, как правило, предпочитают быть одной из нескольких жен богатого мужчины, а не единственной женой бедного (Betzig, 1986).

Социальная конкуренция, выражающаяся в неагонистических состязаниях, основанных на навыках и альтруизме, также может принести репродуктивную пользу людям с высоким престижем (Henrich and Gil-White, 2001). Одно исследование показало, что женщины предпочитали мужчин с высоким престижем и низким уровнем доминирования в долгосрочных отношениях, но мужчин с высоким уровнем доминирования предпочитали в краткосрочных отношениях (Snyder et al. , 2008). Похоже, это относится и к традиционным обществам. Исследование индейских обществ, например, показало, что престиж мужчин, но не доминирование, косвенно предсказывает количество их потомства через возраст их партнеров-женщин при первом размножении (von Rueden et al., 2011). Точно так же недавнее исследование охотников-собирателей-пигмеев байяка показало, что престиж (на который указывает популярность в игре с подарками) положительно влияет на успех мужчин на рынке брачных игр (Chaudhary et al., 2015). Что еще более важно, поскольку соревнование за престиж требует больше социальных навыков, чем физического мастерства, мужчины не имеют преимущества в таком соревновании, поскольку женщины обычно набирают более высокие баллы, чем мужчины, по альтруизму, доброжелательности и социальным навыкам (MacDonald, 1995; Petrides and Furnham, 2000).В сочетании с навязанной обществом моногамией, контрацептивными технологиями и расширенными экономическими нишами, которые меньше зависят от физической силы, соревнование за престиж, вероятно, трансформирует традиционные социальные роли, связанные с полом, в гибкие по отношению к полу и будет способствовать гендерно-эгалитарной социальной структуре.

Приведенный выше анализ приводит нас к ряду прогнозов, касающихся гендерных ролей и гендерного неравенства (см. в таблице 1 сводку теоретических прогнозов в средах, различающихся по этим двум параметрам).В частности, в опасных и нестабильных обществах, где отсутствует острая конкуренция, будет преобладать традиционное разделение труда по половому типу. Однако женщины в таких обществах будут иметь такой же социальный статус, как и мужчины. Напротив, общества, которые являются безопасными, стабильными и конкурентоспособными, будут способствовать модернизированным гендерным ролям и гендерным эгалитарным ценностям. Однако, когда внешние риски сочетаются с социальной конкуренцией, приоритет отдается репродуктивным целям, ориентированным на настоящее, что способствует традиционным гендерным ролям.Кроме того, конкуренция между мужчинами в суровых и непредсказуемых условиях будет способствовать мужской монополии на ресурсы и социальной иерархии, основанной на доминировании, которая отдает предпочтение мужчинам, что в конечном итоге увековечивает гендерное неравенство. Наконец, в стабильных и безопасных, но неконкурентных обществах мужчины будут пытаться реализовать свой репродуктивный потенциал с репродуктивными целями, ориентированными на настоящее, в то время как женщины предпочтут более низкие репродуктивные затраты с репродуктивными целями, ориентированными на будущее. Компромисс, вероятно, приведет к умеренному разделению гендерных ролей.Между тем, отсутствие социальной иерархии, в которой доминируют мужчины, позволило бы добиться некоторой степени гендерного равенства.

Таблица 1 . Резюме теоретических прогнозов репродуктивных стратегий, социальных структур и результатов гендерных отношений в различных условиях окружающей среды.

Значение и предсказания истории жизни

Из предыдущего анализа можно сделать два общих следствия. Первый и самый важный заключается в том, что социальные и поведенческие предубеждения, которые приводят к гендерным ролям и гендерному неравенству, развиваются, но не фиксируются. Быстрые изменения в отношениях между полами могут происходить из-за культурной эволюции (Newson and Richerson, 2009) и более тонких изменений окружающей среды в обществе. Примечательно, что это может объяснить многочисленные выводы, касающиеся половых различий в предпочтениях партнеров (например, Buss et al., 2001; Chang et al., 2011), социосексуальности (Schmitt, 2005; Kandrik et al., 2015) и сексизма (Glick et al., 2015). и др., 2000; Глик и Фиске, 2001). Во-вторых, взаимодействие между внешними рисками и социальной конкуренцией частично лежит в основе вариаций гендерных ролей и гендерного неравенства.Это позволяет нам по-новому интерпретировать исторические и межкультурные различия в брачных системах, родительских вложениях и культурных практиках (например, обычаи бинтования ног и моды на корсеты).

Гендерные роли развиваются и меняются

Половые различия в предпочтениях партнеров могут объяснить преобладающие гендерные роли в обществе. В частности, предпочтения мужчин в отношении женских домашних навыков и фертильности отражают традиционные женские гендерные роли домохозяек и опекунов. Это дополняет предпочтения женщин в отношении социального статуса мужчин и их способностей к обеспечению, что отражает традиционные мужские гендерные роли как кормильцев и защитников. Предыдущие исследования действительно демонстрировали такие половые различия в стандартах выбора партнера (Buss, 1989, 1995; Buss and Schmitt, 1993). В целом, женщины отдают предпочтение финансовым перспективам и социальному статусу, в то время как мужчины отдают предпочтение молодости и внешности (Shackelford et al., 2005; Furnham, 2009).Этот паттерн сохранялся в долгосрочных усилиях по выбору партнера среди более широкого круга потенциальных партнеров и в «бюджетных» задачах выбора партнера (Li et al., 2002, 2011), что побудило Li et al. (2002) рассматривать такие предпочтения как универсальные «необходимости».

Эти хорошо задокументированные предпочтения партнера рассматриваются как стратегии, происходящие из специфических для пола адаптаций к давлению полового отбора (Buss and Schmitt, 1993). Однако это не означает, что величина половых различий в предпочтениях партнеров обязательно универсальна или фиксирована. На самом деле, несколько поперечных исследований, отслеживающих предпочтения партнеров в крупных странах за последние несколько десятилетий, показали неуклонное снижение половых различий (в США, 1939–1996 годы: Buss et al., 2001; Китай, 1980–2008 годы: Chang et al. , 2011 г.; Бразилия, 1984–2014 гг.: Souza et al., 2016). Во всех этих исследованиях финансовые перспективы все больше ценились представителями обоих полов, особенно мужчинами (что может отражать растущую социальную конкуренцию), в то время как мужчины придавали меньшее значение навыкам ведения домашнего хозяйства и девственности.Это в некоторой степени отражает преобладание ориентированных на будущее жизненных историй и постепенную модернизацию гендерных ролей в этих обществах, что совпадает с длительными периодами мирного и стабильного экономического роста после Второй мировой войны во все более конкурентоспособных обществах.

Кроме того, предпочтения в отношении партнеров также различаются в разных обществах и, по-видимому, зависят от внешних рисков (например, патогенов, нехватки ресурсов, военных действий). Исследования показали, что в таких опасных условиях женщины предпочитают мужчин с показателями хороших генов (т.г., симметричные черты; Gangestad and Simpson, 2000) или статус доминирования (Cummins, 2006), чтобы повысить выживаемость своего потомства. Например, женщины из групп охотников-собирателей хадза в Танзании демонстрировали повышенное предпочтение симметрии лиц противоположного пола (особенно во время беременности или кормления грудью) по сравнению с людьми в Соединенном Королевстве (Little et al., 2007). Аналогичным образом, в кросс-культурном исследовании, проведенном в 29 странах, распространенность возбудителя была связана с большей воспринимаемой важностью привлекательности для обоих полов и меньшей значимостью отцовских инвестиций для женщин (Gangestad and Buss, 1993).В более позднем исследовании предпочтение женщин мужской мужественности лица отрицательно коррелировало с национальным индексом здоровья (DeBruine et al., 2010). Эти результаты бросили вызов чрезмерно упрощенному взгляду на половой отбор, который упускает из виду вызванные окружающей средой вариации половых различий в предпочтениях партнера, которые помогают формировать гендерные роли в разных обществах.

Даже внутри общества предпочтения людей в отношении партнеров различаются предсказуемым образом. Исследования показали, что финансовая независимость и власть женщин (Moore et al., 2006) и уровень образования (Kasser and Sharma, 1999) были отрицательно связаны с тем значением, которое они придавали финансовым перспективам в выборе партнера. Точно так же Лу и соавт. (2015) заметили, что женщины с высоким социально-экономическим статусом или проживающие в городских районах, по сравнению с женщинами с низким социально-экономическим статусом или проживающими в сельской местности, отдавали предпочтение хорошим отцовским качествам (например, заботе, любви к детям) над хорошим кормильцем (например, успешная карьера, амбициозность) или хорошие генотипы (например, мужественность, спортивность).Наконец, экспериментальные исследования показали, что мужчины, идентифицированные как ориентированные на настоящее в стратегии жизненной истории, больше отдавали предпочтение фертильности и качествам партнера, связанным с хорошим геном, и были более чувствительны к неотении женских лиц, представляющих фертильность. В целом, приведенные выше данные согласуются с описанием гендерных ролей в истории жизни, указывая на то, что репродуктивные стратегии, ориентированные на настоящее, могут способствовать формированию традиционных гендерных ролей «уязвимых женщин и защищающих мужчин» при спаривании. И наоборот, ориентированные на будущее репродуктивные стратегии, поддерживаемые гендерно-равной конкуренцией, способствуют модернизированным предпочтениям в отношении партнера и гендерным ролям.

Еще одним аспектом человеческого спаривания является социосексуальная ориентация, отражающая принятие индивидами незаконченного секса (Simpson and Gangestad, 1991). Как обсуждалось ранее, социосексуальность на уровне популяции, агрегирующаяся между полами, может не отражать ориентированные на настоящее репродуктивные цели или гендерные отношения (например, в гендерно-эгалитарных обществах женщины, как правило, более свободны в сексуальном отношении, тогда как мужчины демонстрируют противоположную тенденцию; Schmitt, 2005). Тем не менее, с точки зрения истории жизни, мы предсказываем, что половые различия в социосексуальности должны быть функцией преобладания репродуктивных целей, ориентированных на настоящее.В поддержку этого прогноза Шмитт (2005) обнаружил, что величина половых различий в социосексуальности действительно различается в разных странах. В частности, уровень подростковой беременности и уровень фертильности, отражающие репродуктивные цели, ориентированные на настоящее, отрицательно коррелировали с социосексуальностью женщин, но не с социосексуальностью мужчин, что способствовало увеличению половых различий в социосексуальности. Точно так же недавнее исследование показало, что в Соединенных Штатах женщины, но не мужчины, сообщали о более низком желании заниматься сексом без обязательств в штатах с более требовательной средой (например, в США).г., более высокая частота подростковой беременности, более низкая продолжительность жизни), хотя в социально-сексуальных установках или поведении таких же половых различий не обнаружено (Kandrik et al. , 2015).

Наконец, история жизни также дает представление о половых различиях в сексизме, который определяется как враждебное или «доброжелательное» суждение о противоположном поле, оправдывающее обращение с людьми в соответствии с их полом (Glick and Fiske, 2001). Сексизм часто рассматривается как оправдание традиционных гендерных ролей и патриархальной системы (Barreto and Ellemers, 2010).Однако это также отражает психологическую адаптацию обоих полов для продвижения своих репродуктивных интересов перед лицом внешних рисков и социальной конкуренции. Предыдущие исследования в целом показали, что мужчины имеют более высокие баллы как по враждебному, так и по доброжелательному сексизму, чем женщины (например, Glick and Fiske, 2001). Это понятно с эволюционной точки зрения, поскольку мужчины больше выигрывают от оправдания традиционных гендерных ролей, которые способствуют достижению репродуктивных целей, ориентированных на настоящее, из-за их более высокой репродуктивной способности. Соответственно, мужчины должны быть более «мотивированы» к проявлению более выраженных сексистских установок, чем женщины, особенно при столкновении с повышенным внешним риском. Кроме того, в обществах с большим количеством межполовых конфликтов из-за родительских инвестиций (что отражает репродуктивные цели, ориентированные на настоящее), мужчины должны проявлять более высокий враждебный сексизм, тогда как женщины должны отвергать такой враждебный сексизм. В соответствии с этим прогнозом, Glick et al. (2000) обнаружили, что в 19 странах враждебный сексизм мужчин связан с увеличением гендерного разрыва в принятии сексизма.Более того, используя данные Всемирного обзора ценностей, Ньюсон и Ричерсон (2009) показали, что страны с более ранним снижением рождаемости (отражающим культурное одобрение ориентированных на будущее репродуктивных целей) демонстрировали более высокое отношение к расширению прав и возможностей женщин (в противоположность сексистским отношениям), чем страны с более поздним снижением рождаемости. в плодородии. Эти результаты, хотя и предварительные, предполагают, что стратегии жизненных историй могут влиять на отношение и убеждения в отношении гендерных отношений.

Таким образом, множественные линии доказательств предполагают, что дифференцированные по полу предпочтения партнеров, которые поддерживают традиционные гендерные роли, вероятно, представляют собой репродуктивные стратегии, ориентированные на настоящее, адаптированные к внешним рискам.Точно так же половые различия в социосексуальности и сексизме также лучше рассматривать как эволюционные продукты гибких стратегий жизненной истории, чем фиксированные аспекты человеческой природы или чисто социально-исторические артефакты. Однако для подтверждения подробных гипотез необходимы дальнейшие исследования.

Взаимодействие между непредсказуемостью и социальной конкуренцией

Текущий отчет об истории жизни выходит за рамки признания влияния окружающей среды на гендерные отношения с помощью стратегий истории жизни. Мы также стремимся предсказать нюансы межсоциальных и внутриобщественных вариаций гендерных отношений, изучая отдаленные эффекты окружающей среды, которые также действуют в человеческой среде эволюционной адаптированности (ЭЭА). В частности, взаимодействие между внешними рисками и социальной конкуренцией может пролить свет на множество культурных феноменов (в основном задокументированных в этнографических исследованиях), имеющих отношение к гендерным ролям и гендерному неравенству.

Небольшие несельскохозяйственные сообщества, некоторые из которых, вероятно, напоминают сообщества, населяющие ЕЭП (Volk and Atkinson, 2013), обычно сталкиваются с высокими внешними рисками.Двумя основными источниками неконтролируемых внешних рисков в этих обществах являются младенческая/детская смертность и насилие (например, кровная месть, набеги и полномасштабные военные действия), которые, как оказалось, более распространены в традиционных обществах, чем в современных обществах (Шагнон, 1988; Крамер и Гривз, 2010). Исследование современных охотников-собирателей и исторические данные показали, что уровни младенческой и детской смертности в ЕЭП составляют 27 и 47,5% соответственно (Volk and Atkinson, 2013). Между тем, на основе своего исследования племенных обществ яномами, Шаньон (1988) сообщил, что смертность, вызванная насилием, составляет примерно 30% смертности взрослых мужчин и что почти 70% взрослых в возрасте 40 лет и старше потеряли по крайней мере один близкий человек. относительно насилия.Более активные репродуктивные усилия, направленные на компенсацию повышенного уровня детской и взрослой смертности, могут привести к ориентированным на настоящее стратегиям истории жизни и более несбалансированным родительским вкладам между полами, что будет способствовать сохранению традиционных гендерных ролей в несельскохозяйственных обществах. В соответствии с этим прогнозом, в 77% доиндустриальных обществ, проанализированных Келли (1995), мужчины вносили больше средств к существованию, чем женщины, что согласуется с традиционной мужской ролью основных кормильцев.

Тем не менее доля полигамных систем спаривания, которые обычно связаны с ограничениями женской автономии (Hrdy, 1997), сильно различается в этих обществах. Среди обществ охотников-собирателей, имевших наименьшую плотность населения и социальную стратификацию, только 21 % относились к полигамным в целом, по сравнению с 41 % среди скотоводческих обществ, 39 % среди садоводческих обществ и 25 % среди земледельческих обществ (Marlowe, 2000; см. Apostolou, 2007 для аналогичной оценки уровня полигамии в 190 обществах охотников-собирателей).Среди неземледельческих обществ (в том числе обществ охотников-собирателей, садоводов и скотоводов) степень полигинии была положительно связана с социальной стратификацией (Marlowe, 2000; Betzig, 2012), что отражает различия в социальном статусе мужчин. Учитывая, что люди в этих обществах также сталкиваются с высокой степенью внешних рисков, интенсивная социальная конкуренция, скорее всего, приведет к насильственным конфликтам и иерархии доминирования, а не к соревнованиям навыков и иерархии престижа. Другими словами, в обществах, сталкивающихся с высокими внешними рисками, менее интенсивная социальная конкуренция (показанная как более низкие уровни социальной стратификации) может фактически предотвратить появление крайней асимметрии власти в пользу мужчин.Это, по-видимому, имеет место в большинстве обществ охотников-собирателей, чей образ жизни не может поддерживать плотность населения, необходимую для более сложных социальных структур (по сравнению с садоводами и скотоводами охотники-собиратели находятся на самом низком уровне социальной стратификации; Marlowe, 2000), и степень полигинии обычно низкая (например, Marlowe, 2000, 2004; Apostolou, 2007). Кроме того, практика охотников-собирателей справедливого распределения крупной дичи между домохозяйствами без предпочтения семей охотников (Hawkes et al., 2001) также может предотвратить неравномерное распределение богатства и появление любой формы иерархии. Таким образом, в соответствии с нашим теоретическим прогнозом отсутствие иерархии доминирования может объяснить, почему некоторые охотники-собиратели менее подвержены гендерному неравенству в брачной системе, даже если они принимают традиционные гендерные роли (Marlowe, 2000, 2004).

Многоженство также редко встречается в сельскохозяйственных обществах, но это может быть связано с социально навязанной моногамией, а не с указанием равной власти между полами в таких обществах (Alesina et al., 2011). В обществах, практикующих интенсивный сельскохозяйственный труд, женщины обычно имеют гораздо более низкий статус, чем мужчины (Алесина и др., 2011). Этнографические исследования показали, что в сельскохозяйственных обществах уровень женских связей был ниже, чем в несельскохозяйственных обществах любого типа (Marlowe, 2000). Это косвенно отражает эффективный контроль мужчин над репродуктивной деятельностью женщин. Кроме того, некоторые культурные обычаи в исторически сельскохозяйственных культурах, по-видимому, преувеличивают уязвимость, бессилие и потребность женщин в защите, ограничивая при этом их мобильность.Это включает в себя практику бинтования ног в феодальном Китае (Carroll, 2009) и моду на корсеты и тугую шнуровку в Европе 19 века (Steele, 1999). Обе практики сексуально привлекательны для мужчин, но одновременно ограничивают подвижность женщин: например, бинтование ног вызывает у женщин трудности при ходьбе без поддержки обуви (Bossen, 2004). Общей чертой этих двух культурных практик является то, что они возникают в сильно стратифицированных обществах с иерархиями, в которых доминируют мужчины, до демографического перехода (Lee, 2003).Это совместимо с нашим постулатом о том, что сочетание интенсивной конкуренции между мужчинами за статус доминирования и высоких репродуктивных усилий способствует гендерному неравенству.

Напротив, эта практика быстро пришла в упадок, и ценности гендерного равенства заменили традиционные ценности, подавляющие свободу женщин, по мере того как Европа и Восточная Азия переживали индустриализацию и демографический переход. Две взаимосвязанные причины могут объяснить эту культурную практику и смену культурных ценностей.Во-первых, повышенная концентрация населения в городских районах и на промышленных предприятиях приводит к крупномасштабным кооперативным обществам, состоящим в основном из незнакомых людей, а не из родственных групп (Henrich et al., 2010). С точки зрения культурной эволюции культурная передача от родственников (которая обычно поощряет репродуктивные цели, ориентированные на настоящее) уменьшилась в таких современных условиях, что позволило преобладать ориентированным на будущее репродуктивным целям в этих конкурирующих обществах (Newson and Richerson, 2009). Это может стать предварительным условием женской (и мужской) эмансипации от традиционных гендерных ролей.Между тем, наказание третьих сторон и контроль над насилием жизненно важны для стабильности и порядка в таких крупных обществах (Henrich et al., 2010), которые сдерживают конкуренцию, основанную на доминировании, и поощряют конкуренцию, основанную на престиже. Вместе с ориентированной на будущее репродуктивной стратегией этот сдвиг в сторону конкуренции за престиж может сделать культурные практики мужского доминирования и соответствующие ценности гендерного неравенства устаревшими. В целом, эти анализы показывают, что культурные практики и ценности, связанные с гендерными отношениями, не являются просто произвольными социально-историческими конструкциями.Скорее, они могут воплощать стратегии истории жизни и культурные адаптации, чувствительные к внешним рискам и социальной конкуренции.

Заключение

Наш отчет об истории жизни дополняет существующие теории о гендерных отношениях: (1) подчеркивая тот факт, что эволюционные процессы, включая половой отбор, которые формируют традиционные гендерные роли и гендерное неравенство, являются гибкими, а не фиксированными, и (2) давая конкретные прогнозы относительно как эти процессы зависят от взаимодействия между внешними рисками и социальной конкуренцией. Будущие исследования необходимы для улучшения доказательного статуса влияния окружающей среды на гендерные отношения, и они сталкиваются с рядом проблем.

Во-первых, определение источников внешних рисков в современной среде при одновременном исключении смешанных генетических эффектов может быть затруднено. В предыдущих исследованиях изучалась ненадежность семейных ресурсов (например, соотношение доходов и потребностей; Belsky et al., 2012), жизненные изменения или негативные жизненные события (например, Brumbach et al., 2009; Zhu et al., 2018), родительские отсутствие (т.g., Chang and Lu, 2018), а также самооценка подверженности насилию (например, Brumbach et al., 2009). Однако ни одна из этих мер не отражает чистое влияние окружающей среды, поскольку исследования поведенческой генетики показали, что экологические риски в общей семейной среде (например, стили воспитания, материнская привязанность) частично объясняются генетическими эффектами (Plomin et al., 2016). Однако внешние риски, оцениваемые в виде неконтролируемых жизненных событий (например, смерть супруга), с меньшей вероятностью будут смешиваться с генетическими факторами, чем контролируемые жизненные события (например, смерть супруга). г., финансовые проблемы; Пломин и др., 2016). Таким образом, чтобы проверить наши вышеупомянутые гипотезы, важно использовать оценки с меньшей генетической изменчивостью или наследственностью и с осторожностью интерпретировать результаты, когда такие оценки, вероятно, включают контролируемые аспекты окружающей среды.

Во-вторых, необходимы дальнейшие теоретические и эмпирические исследования для разработки различных эволюционных факторов и различных последствий для социального развития доминирования по сравнению с конкуренцией за престиж в рамках истории жизни.Как две формы социальной конкуренции или стратегии поиска статуса, доминирование и престиж концептуально разделены (Henrich and Gil-White, 2001). Однако вполне возможно, что любая статусная иерархия передает как статус доминирования, так и статус престижа в различной степени, и в большинстве случаев они могут привести к смешению друг с другом (Henrich and Gil-White, 2001). Доминирование и престиж как разные средства достижения статуса также не привязаны к определенному типу общества или стилю существования. С одной стороны, не все традиционные общества структурированы как иерархии господства, возникшие в результате воинственной конкуренции. Конкуренция на основе престижа может быть важным способом достижения большего репродуктивного успеха без накопления богатства в некоторых обществах охотников-собирателей (например, Chaudhary et al., 2015). В других группах охотников-собирателей, таких как хадза в северной Танзании, нет четкой иерархии доминирования или престижа (Marlowe, 2004), хотя альтруистическое деление мяса хорошими охотниками можно рассматривать как примеры основанной на престиже конкуренции (Hawkes и другие., 2001). В этих группах моногамия является нормой (с довольно высоким уровнем разводов), и женщины, как правило, имеют право голоса при принятии важных решений (что указывает на определенный уровень гендерного равенства; Marlowe, 2004). С другой стороны, в промышленно развитых обществах, хотя иерархия доминирования в значительной степени подавлена, конкуренция за доминирование все еще существует в некоторых областях и продолжает влиять, по крайней мере, на краткосрочные брачные предпочтения (например, Snyder et al. , 2008).

Мы предполагаем, что относительная важность доминирования и престижа в социальной конкуренции может быть больше связана с компромиссами в жизненной истории перед лицом внешних рисков.В частности, конкуренция за доминирование может преобладать в средах высокого риска, поскольку репродуктивные цели, ориентированные на настоящее, вызывают конкуренцию между мужчинами и агонистическую конфронтацию за ресурсы (Gat, 2000). Соревнование за престиж, напротив, может быть более распространенным, когда внешние риски низки, поскольку развитие навыков и альтруизм требуют ориентированных на будущее соматических усилий в относительно стабильных условиях. Индивидуальные различия в стратегиях поиска статуса, основанных на доминировании или престиже, могут также зависеть от индивидуальных стратегий жизненного цикла (ускоренный жизненный цикл может побудить людей больше полагаться на доминирование).Таким образом, стратегии жизненной истории, проявляющиеся на культурном уровне, могут влиять на характер статусных иерархий, что, в свою очередь, влияет на гендерные отношения. В качестве предостережения, поскольку конкуренция за престиж в значительной степени связана с культурными способностями человека (Henrich and Gil-White, 2001), у нечеловеческих видов нет хорошей аналогии. Таким образом, необходимо больше теоретических и эмпирических работ, чтобы расширить рамки истории жизни до потенциального компромисса между доминированием и престижем в динамике статуса и социальных структурах.

Третья проблема заключается в распознавании индивидуальных различий в восприимчивости к воздействиям окружающей среды на разных уровнях (Бельский, 2012). Например, экспериментальные данные показывают, что ситуационные сигналы внешних рисков могут вызывать более ориентированное на настоящее репродуктивное планирование у лиц с детским возрастом или хроническим воздействием необеспеченности ресурсами, чем у тех, кто не испытывал необеспеченности ресурсами (Griskevicius et al., 2011). Точно так же недавнее исследование показало, что люди, сталкивающиеся с хронической нехваткой ресурсов, снижали свое просоциальное поведение при столкновении с конкурентными сценариями, тогда как у людей, находящихся в благоприятных условиях, было обратное (Zhu et al. , 2019). Более того, хотя текущий подход фокусируется только на двух всеохватывающих факторах среды, он не исключает другие факторы среды с более непосредственным влиянием на гендерные отношения, такие как социально навязанные брачные системы, доступность противозачаточных средств и аллопаров, совместное размножение и достижения в образовании, законодательстве и технологиях. Эти факторы могут влиять на подверженность людей внешним рискам и социальной конкуренции и приводить к социальным структурным вариациям, влияющим на поведение и психологию, лежащие в основе гендерных отношений.Эти более непосредственные факторы дополняют пластичность черт, сформированную компромиссами в жизненном цикле под влиянием хронического опыта внешних рисков и социальной конкуренции. Принятие их во внимание обеспечивает дополнительные направления для будущих исследований вариаций гендерных отношений на индивидуальном уровне и на уровне общества.

Четвертая задача состоит в том, чтобы отличить гендерное неравенство от гендерных ролей — хотя иногда они тесно связаны друг с другом (см. Eagly and Wood, 1999) — и избежать ошибки, связанной с принятием всех гендерных ролей за воплощение гендерного неравенства.Как свидетельствуют этнографические исследования, гендерное разделение труда (например, обеспечение мужчин продовольствием) и практики гендерного неравенства (например, полигамные системы спаривания) могут быть результатом независимого давления окружающей среды (Marlowe, 2000). Это также предостерегает от оценки гендерного неравенства с использованием одного показателя, поскольку гендерное неравенство может принимать различные формы и даже скрываться в якобы благожелательных социальных договоренностях.

Наконец, нашу позицию не следует принимать за еще одну версию гендерного эссенциализма.Мы согласны с биосоциальной моделью (Wood and Eagly, 2002, 2012) и другими социальными конструкционистскими подходами (например, Lerner, 1986) в том, что гендерное неравенство не следует оправдывать просто потому, что оно имеет эволюционные корни. Мы также не рассматриваем сексистские гендерные роли и гендерное неравенство просто как социально-исторические артефакты, которые должны быть устранены «социальным прогрессом» или «модернизацией». Такие события, как насильственные революции, войны и внутренние конфликты, могут нарушить социальный прогресс в направлении гендерного равенства.Более того, даже мирные современные общества не свободны от внешних рисков в виде преступлений, семейных разногласий и социальных волнений, которые могут сместить социальную конкуренцию в сторону мужского доминирования. Это может объяснить непоколебимое преобладание сексистских гендерных ролей и гендерного неравенства в постиндустриальных странах, которые долгое время выступали за идеологию гендерного равенства. Чтобы заставить людей по-настоящему хотеть гендерного равенства и гибких гендерных ролей, современный отчет об истории жизни предполагает, что мы должны начать с преобразования нашего общества в стабильное и безопасное с неагрессивной конкуренцией за престиж.

Вклад авторов

NZ и LC разработали концепцию рукописи. NZ подготовила первый проект, а LC отредактировала и доработала рукопись.

Финансирование

Исследование проводилось при поддержке профессора кафедры Гранта (CPG2019-0008-FSS) Университета Макао.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Каталожные номера

Алесина, А., Джулиано, П., и Нанн, Н. (2011). Плодородие и плуг. утра. Экон. Ред. 101, 499–503. doi: 10.1257/aer.101.3.499

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Александр, Р. Д. (1989). «Эволюция человеческой психики» Человеческая революция . ред. К. Стрингер и П. Мелларс (Эдинбург, Великобритания: University of Edinburgh Press), 455–513.

Академия Google

Андерсон, К., и Бердал, Дж.Л. (2002). Опыт власти: изучение влияния власти на тенденции приближения и сдерживания. Дж. Перс. соц. Психол. 83, 1362–1377. дои: 10.1037/0022-3514.83.6.1362

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Андерссон, МБ (1994). Половой отбор . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Академия Google

Апостолу, М. (2007). Половой отбор по выбору родителей: роль родителей в эволюции спаривания человека. Эволюция. Гум. Поведение 28, 403–409. doi: 10.1016/j.evolhumbehav.2007.05.007

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Арчер, Дж. (2009). Объясняет ли половой отбор половые различия в агрессивности человека? Поведение. наук о мозге. 32, 266–267. дои: 10.1017/S0140525X099

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бейли, Дж. М., Кирк, К. М., Чжу, Г., Данн, М. П., и Мартин, Н. Г. (2000). Представляют ли индивидуальные различия в социосексуальности генетические или экологически обусловленные стратегии? Данные австралийского реестра близнецов. Дж. Перс. соц. Психол. 78, 537–545. дои: 10.1037/0022-3514.78.3.537

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Баррето, М. , и Эллемерс, Н. (2010). Бремя доброжелательного сексизма: как он способствует сохранению гендерного неравенства. евро. Дж. Соц. Психол. 35, 633–642. doi: 10.1002/ejsp.270

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бельский, Дж. (2012). Развитие репродуктивных стратегий человека: прогресс и перспективы. Курс. Реж. Психол. науч. 21, 310–316. дои: 10.1177/0963721412453588

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бельский, Дж., Хаутс, Р. М., и Фирон, Р. П. (2010a). Безопасность детской привязанности и время полового созревания: проверка эволюционной гипотезы. Психология. науч. 21, 1195–1201. дои: 10.1177/0956797610379867

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Бельский, Дж., Шломер, Г.Л., и Эллис, Б.Дж. (2012).Помимо кумулятивного риска: различение жесткости и непредсказуемости как определяющих факторов стратегии воспитания детей и ранней истории жизни. Дев. Психол. 48, 662–673. дои: 10.1037/a0024454

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Бельский Дж., Стейнберг Л., Хаутс Р.М. и Халперн-Фельшер Б.Л. (2010b). Развитие репродуктивной стратегии у женщин: ранняя материнская жесткость → более раннее менархе → повышенный риск сексуального поведения. Дев. Психол. 46, 120–128. дои: 10.1037/a0015549

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Бетциг, Л.Л. (1986). Деспотизм и дифференцированное воспроизводство: Дарвиновский взгляд на историю . Хоторн, Нью-Йорк: Альдин.

Академия Google

Бетциг, Л.Л. (2012). Средние значения, различия и диапазоны репродуктивного успеха: сравнительные данные. Эволюция. Гум. Поведение 33, 309–317. doi: 10.1016/j.evolhumbehav.2011.10.008

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Боссен, Л.(2004). Рецензия на фильм – Связывание ног: поиск трехдюймового золотого лотоса. Антропологика 48, 301–303. дои: 10.2307/25606208

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Брумбах, Б. Х., Фигередо, А. Дж., и Эллис, Б. Дж. (2009). Влияние суровых и непредсказуемых условий в подростковом возрасте на развитие стратегий жизненных историй. Гул. Нац. 20, 25–51. doi: 10.1007/s12110-009-9059-3

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Бусс, Д.М. (1989). Половые различия в предпочтениях человека в отношении партнера: эволюционные гипотезы, проверенные в 37 культурах. Поведение. наук о мозге. 12, 1–49. дои: 10.1017/S0140525X00023992

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Басс, Д.М., и Кенрик, Д.Т. (1998). «Эволюционная социальная психология» Справочник по социальной психологии . 4-е изд. Том. 2, ред. Д. Т. Гилберт, С. Т. Фиске и Г. Линдзи (Бостон: McGraw-Hill), 982–1026.

Академия Google

Бусс, Д.М. и Шмитт, Д. П. (2011). Эволюционная психология и феминизм. Половые роли 64, 768–787. doi: 10.1007/s11199-011-9987-3

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Басс, Д.М., Шакелфорд, Т.К., Киркпатрик, Л.А., и Ларсен, Р.Дж. (2001). Полвека предпочтений партнера: культурная эволюция ценностей. J. Marriage Fam. 63, 491–503. doi: 10.1111/j.1741-3737.2001.00491.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кэрролл, Дж.Л. (2009). Сексуальность сейчас: разнообразие . Бостон, Массачусетс: Cengage Learning.

Академия Google

Чанг, Л., и Лу, Х. (2017). «Экологические риски» в Энциклопедии эволюционных психологических наук . ред. Т. К. Шакелфорд и В. Уикс-Шакелфорд (Нью-Йорк: Springer Meteor).

Академия Google

Чанг, Л., и Лу, Х. Дж. (2018). Ресурс и внешний риск в определении быстрой жизни брошенных детей из сельской местности Китая. Эволюция. Гум. Поведение 39, 59–66. doi: 10.1016/j.evolhumbehav.2017.10.003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Чанг Л., Ван Ю., Шакелфорд Т.К. и Басс Д.М. (2011). Предпочтения китайских партнеров: культурная эволюция и преемственность на протяжении четверти века. Личный. Индивид. Отличаться. 50, 678–683. doi: 10.1016/j.paid.2010.12.016

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Чаудхари, Н., Салали, Г. Д., Томпсон, Дж., Дайбл, М., Пейдж А., Смит Д. и др. (2015). Многоженство без богатства: популярность в играх с подарками предсказывает многоженство у пигмеев БаЯка. Р. Соц. Открытая наука. 2:150054. doi: 10.1098/rsos.150054

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Чисхолм, Дж. С. (1999). Смерть, надежда и секс: Шаги к эволюционной экологии разума и морали . Нью-Йорк и Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Академия Google

Камминс, Д. (2006). «Доминирование, статус и социальные иерархии» в Справочник по эволюционной психологии . изд. Д. М. Басс (Хобокен, Нью-Джерси: Wiley), 676–697.

Академия Google

DeBruine, L.M., Jones, B.C., Crawford, J.R., Welling, L.L., and Little, A.C. (2010). Здоровье нации предсказывает их предпочтения в отношении партнеров: кросс-культурные различия в предпочтениях женщин в отношении маскулинизированных мужских лиц. Проц. биол. науч. 277, 2405–2410. doi: 10.1098/rspb.2009.2184

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Дель Джудиче, доктор медицинских наук, Гангестад, С.В., и Каплан, Х.С. (2015). «Теория истории жизни и эволюционная психология» в Справочник по эволюционной психологии . изд. Д. М. Басс (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley), 88–114. doi: 10.1002/978111

63.evpsych202

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Игли, А. Х., и Вуд, В. (1999). Истоки половых различий в человеческом поведении: эволюционные склонности против социальных ролей. утра. Психол. 54, 408–423. doi: 10. 1037/0003-066X.54.6.408

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Эберт, И.Д., Стеффенс, М.С., и Крот, А. (2014). Тепло, но, может быть, не так компетентно? — современные имплицитные стереотипы о женщинах и мужчинах в Германии. Половые роли 70, 359–375. doi: 10.1007/s11199-014-0369-5

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Эллис, Б. Дж., и Эссекс, М. Дж. (2007). Семейная среда, адренархе и половое созревание: лонгитюдный тест модели истории жизни. Детская разработка. 78, 1799–1817 гг. doi: 10.1111/j.1467-8624.2007.01092.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Эванс, К.Д. и Дикман А.Б. (2009). О мотивированном выборе роли: гендерные убеждения, отдаленные цели и карьерный интерес. Психология. Женский квартал. 33, 235–249. doi: 10.1111/j.1471-6402.2009.01493.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Фернхэм, А. (2009). Половые различия в предпочтениях в выборе партнера. Личный. Индивид. Отличаться. 47, 262–267. doi: 10.1016/j.paid.2009.03.013

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гангестад, С.В. и Басс Д.М. (1993). Распространенность патогенов и предпочтения человека в отношении партнера. Этол. Социобиол. 14, 89–96. дои: 10.1016/0162-3095(93)-7

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гат, А. (2000). Мотивационный комплекс человека: эволюционная теория и причины борьбы охотников и собирателей. Часть I. Первичные соматические и репродуктивные причины. Антропол. Q. 73, 20–34. Доступно по адресу: http://www.jstor.org/stable/3317472

.

Академия Google

Глик, П.и Фиске С.Т. (2001). Амбивалентный союз: враждебный и доброжелательный сексизм как дополнительные оправдания гендерного неравенства. утра. Психол. 56, 109–118. doi: 10.1037/0003-066X.56.2.109

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Глик, П. , Фиске, С.Т., Младиник, А., Саиз, Дж.Л., Абрамс, Д., Массер, Б., и др. (2000). Помимо предубеждений как простой антипатии: враждебный и доброжелательный сексизм в разных культурах. Дж. Перс. соц. Психол. 79, 763–775. дои: 10.1037/0022-3514.79.5.763

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Гудман, М.Дж., Эстиокогриффин, А., Гриффин, П.Б., и Гроув, Дж.С. (1985). Менархе, беременность, интервал между родами и менопауза у женщин-собирательниц агта из провинции Кагаян, Лусон, Филиппины. Энн. Гум. биол. 12, 169–177. дои: 10.1080/03014468500007661

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Грискявичюс, В., Делтон, А. В., Робертсон, Т. Е., и Тайбур, Дж.М. (2011). Непредвиденные обстоятельства окружающей среды в стратегиях истории жизни: влияние смертности и социально-экономического статуса на репродуктивные сроки. Дж. Перс. соц. Психол. 100, 241–254. DOI: 10.1037/a0021082

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Хэкман, Дж. , и Хрушка, Д. (2013). Быстрые истории жизни, а не патогены, объясняют вариации на уровне штатов в убийствах, жестоком обращении с детьми и семейных связях в США Evol. Гум. Поведение 34, 118–124.doi: 10.1016/j.evolhumbehav.2012.11.002

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хоукс, К., О’Коннелл, Дж. Ф., и Джонс, Н. Б. (2001). Разделение мяса хадза. Эволюция. Гум. Поведение 22, 113–142. дои: 10.1016/S1090-5138(00)00066-0

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хенрих, Дж., Энсмингер, Дж., МакЭлрит, Р., Барр, А., Барретт, К., Болианац, А., и соавт. (2010). Рынки, религия, размер сообщества и эволюция справедливости и наказания. Наука 327, 1480–1484. doi: 10.1126/science.1182238

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Хенрих, Дж., и Гил-Уайт, Ф.Дж. (2001). Эволюция престижа: свободно даруемое почтение как механизм увеличения преимуществ культурной передачи. Эволюция. Гум. Поведение 22, 165–196. doi: 10.1016/S1090-5138(00)00071-4

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Инглхарт Р. и Бейкер В.Э. (2000). Модернизация, культурные изменения и сохранение традиционных ценностей. утра. соц. Ред. 65, 19–51. дои: 10.2307/2657288

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кандрик, М., Джонс, Б. К., и Дебрюйн, Л. М. (2015). Нехватка партнеров женского пола предсказывает региональные различия в социосексуальной ориентации мужчин и женщин в штатах США. Эволюция. Гум. Поведение 36, 206–210. doi: 10.1016/j.evolhumbehav.2014.11.004

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Кассер, Т.и Шарма, Ю.С. (1999). Репродуктивная свобода, образовательное равенство и предпочтение женщинами характеристик приобретения ресурсов у партнеров. Психология. науч. 10, 374–377. дои: 10.1111/1467-9280.00171

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Келли, Р. Л. (1995). Спектр кормодобывания: разнообразие образа жизни охотников-собирателей . Вашингтон: Smithsonian Institution-Press.

Академия Google

Крамер, К.Л., и Гривз, Р.Д. (2010).Синхронность между моделями роста и размножения у самок человека: ранние инвестиции в рост среди собирателей пуме. утра. Дж. Физ. Антропол. 141, 235–244. doi: 10.1002/ajpa.21139

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ли, Р. (2003). Демографический переход: три столетия фундаментальных изменений. Ж. эконом. Перспектива. 17, 167–190. дои: 10.1257/089533003772034943

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ли, А. Дж., и Зич, Б.П. (2011). Экспериментальные доказательства того, что на предпочтения женщин в отношении партнеров напрямую влияют признаки распространенности патогенов и нехватки ресурсов. биол. лат. 7, 892–895. doi: 10.1098/rsbl.2011.0454

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Леповски, Массачусетс (1993). Плоды Родины: Гендер в эгалитарном обществе . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

Академия Google

Лернер, Г. (1986). Создание патриархата .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Ли, Н.П., Бейли, Дж.М., Кенрик, Д.Т., и Линсенмайер, Дж.А. (2002). Необходимость и роскошь предпочтений партнера: проверка компромиссов. Дж. Перс. соц. Психол. 82, 947–955. дои: 10.1037/0022-3514.82.6.947

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ли, Н.П., Валентайн, К.А., и Патель, Л. (2011). Предпочтения партнера в США и Сингапуре: межкультурный тест модели приоритета предпочтения партнера. Личный. Индивид. Отличаться. 50, 291–294. doi: 10.1016/j.paid.2010.10.005

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Литтл, А.С., Апичелла, К.Л., и Марлоу, Ф.В. (2007). Предпочтения симметрии человеческих лиц в двух культурах: данные из Великобритании и хадза, изолированной группы охотников-собирателей. Проц. биол. науч. 274, 3113–3117. doi: 10.1098/rspb.2007.0895

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Лу, Х.Дж., Чжу, К. К., и Чанг, Л. (2015). Хорошие гены, хорошие кормильцы и хорошие отцы: экономическое развитие влияет на то, как женщины выбирают себе пару. Эволюция. Поведение науч. 9, 215–228. дои: 10.1037/ebs0000048

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Макартур Р.Х. и Уилсон Э.О. (1967). Теория островной биогеографии . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Академия Google

Макдональд, К. (1995). Эволюция, пятифакторная модель и уровни личности. Дж. Перс. 63, 525–567. doi: 10.1111/j.1467-6494.1995.tb00505.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Марлоу, Ф. (2000). Отцовские инвестиции и система спаривания человека. Поведение. Обработать. 51, 45–61. doi: 10.1016/S0376-6357(00)00118-2

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Марлоу, Ф. В. (2003). Критический период для снабжения мужчин хадза: значение для создания пары. Эволюция. Гум. Поведение 24, 217–229. дои: 10.1016/С1090-5138(03)00014-С

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мур, Ф. Р., Кэссиди, К., Лоу Смит, М. Дж., и Перретт, Д. И. (2006). Влияние женского контроля над ресурсами на половые предпочтения партнеров. Эволюция. Гум. Поведение 27, 193–205. doi: 10.1016/j.evolhumbehav.2005.08.003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ньюсон, Л., и Ричерсон, П.Дж. (2009). Почему люди становятся современными? Дарвиновское объяснение. Насел.Дев. Ред. 35, 117–158. doi: 10.1111/j.1728-4457.2009.00263.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Петридес, К.В., и Фернхэм, А. (2000). Гендерные различия в измеряемом и самооценке эмоционального интеллекта. Половые роли 42, 449–461. дои: 10.1023/A:1007006523133

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пломин Р. , ДеФрис Дж. К., Кнопик В. С. и Найдерхайзер Дж. М. (2016). 10 лучших воспроизведенных результатов поведенческой генетики. Перспектива. Психол. науч. 11, 3–23. дои: 10.1177/1745691615617439

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Путс, Д.А. (2010). Красавица и чудовище: механизмы полового отбора у человека. Эволюция. Гум. Поведение 31, 157–175. doi: 10.1016/j.evolhumbehav.2010.02.005

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Regan, PC, and Dreyer, C.S. (1999). Похоть? Любовь? Положение дел? Мотивы молодых людей для случайного секса. Журнал психологии. Человеческий сексуальный. 11, 1–24. дои: 10.1300/J056v11n01_01

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Садалла, Э.К., Кенрик, Д.Т., и Вершур, Б. (1987). Доминирование и гетеросексуальное влечение. Дж. Личный. соц. Психол. 52, 730–738. дои: 10.1037/0022-3514.52.4.730

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шмитт, Д. П. (2005). Социосексуальность от Аргентины до Зимбабве: исследование пола, культуры и стратегий человеческого спаривания в 48 странах. Поведение. наук о мозге. 28, 247–275. DOI: 10.1017/S0140525X05000051

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шакелфорд Т., Шмитт Д. и Басс Д. (2005). Краткий отчет. Познан. Эмоция 19, 1262–1270. дои: 10.1080/02699930500215249

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шелтон, Б.А., и Джон, Д. (1996). Разделение домашнего труда. год. Преп. Соц. 22, 299–322. дои: 10.2307/2083433

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Симпсон, Дж.А. и Гангестад, С.В. (1991). Индивидуальные различия в социосексуальности: доказательства конвергентной и дискриминантной достоверности. Дж. Перс. соц. Психол. 60, 870–883. дои: 10.1037/0022-3514.60.6.870

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Снг, О. , Нойберг, С.Л., Варнум, М.Е.В., и Кенрик, Д.Т. (2017). Многолюдная жизнь — медленная жизнь: плотность населения и стратегия истории жизни. Дж. Перс. соц. Психол. 112, 736–754. дои: 10.1037/pspi0000086

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Снайдер, Дж. К., Киркпатрик, Л. А., и Барретт, Х. К. (2008). Дилемма доминирования: действительно ли женщины предпочитают доминирующих партнеров? чел. Относ. 15, 425–444. doi: 10.1111/j.1475-6811.2008.00208.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Соуза, А.Л., Конрой-Бим, Д., и Басс, Д.М. (2016). Предпочтения в отношении партнера в Бразилии: эволюция желаний и культурная эволюция за три десятилетия. Личный. Индивид. Отличаться. 95, 45–49. doi: 10.1016/j.paid.2016.01.053

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Стил, В. (1999). Корсет: мода и эротика. Fashion Theory J. Dress Body Cult. 3, 449–473. дои: 10. 2752/136270499779476054

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Триверс, Р. (1972). «Родительский вклад и половой отбор» в Половой отбор и происхождение человека . изд. BB Кэмпбелл (Лондон, Великобритания: Aldine), 136–179.

Академия Google

Ван Левен, Ф., Кениг, Б.Л., Грэм, Дж., и Парк, Дж.Х. (2014). Моральные проблемы в Соединенных Штатах: связь с переменными жизненного цикла, распространенностью патогенов, урбанизацией, когнитивными способностями и социальным классом. Эволюция. Гум. Поведение 35, 464–471. doi: 10.1016/j.evolhumbehav.2014.06.005

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Волк, А. А., и Аткинсон, Дж. А. (2013). Младенческая и детская смерть в среде человека эволюционной адаптации. Эволюция. Гум. Поведение 34, 182–192. doi: 10.1016/j.evolhumbehav.2012.11.007

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

фон Рюден, К., Гурвен, М., и Каплан, Х. (2011). Почему мужчины ищут статус? приспособленность приносит доминирование и престиж. Проц. биол. науч. 278, 2223–2232. дои: 10.2307/41314919

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Уокер, Р., Хилл, К., Бургер, О., и Уртадо, А. М. (2010). Возвращение к жизни в медленном переулке: онтогенетическое разделение между шимпанзе и людьми. утра. Дж. Физ. Антропол. 129, 577–583. doi: 10.1002/ajpa.20306

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Вуд, В., и Игли, А. Х. (2002). Кросс-культурный анализ поведения женщин и мужчин: значение для происхождения половых различий. Психология. Бык. 128, 699–727. дои: 10.1037/0033-2909.128.5.699

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Вуд, В., и Игли, А. Х. (2012). Биосоциальная конструкция половых различий и сходства в поведении. Доп. Эксп. соц. Психол. 46, 55–123. дои: 10.1016/B978-0-12-394281-4.00002-7

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Чжу Н. , Хоук С. Т. и Чанг Л. (2019). Непредсказуемые и конкурентные сигналы влияют на просоциальное поведение и суждения. Личный. Индивид. Отличаться. 138, 203–211. doi: 10.1016/j.paid.2018.10.006

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гендерная идентичность и гендерный процесс | Журнал американской истории

Читая Корнелию Х.В эссе Дейтона и Лизы Левенштейн о последнем десятилетии исследований в рамках сорокалетней эволюции области меня поражает выбор, сделанный авторами. Это хороший выбор, возможно, единственный разумный выбор для организации все более сложной литературы, и они позволили Дейтону и Левенштейну плавно и щедро включить удивительное множество литературы. За это мы все должны быть благодарны. Я рад, что мое внимание было привлечено к новой и захватывающей работе, которую они описывают.И все же, с моей точки зрения по другую сторону разделения поколений, я нахожу организационные категории ограничивающими. Позвольте мне попытаться в этом коротком ответе объяснить, почему. 1

Дейтон и Левенштейн предлагают в своем произведении две траектории. Первый определяет пол с точки зрения идентичности и уделяет особое внимание вопросам сексуальности и тела. Второй предлагает связать недавние исследования с основными повествованиями об истории США. При этом он смещает определение пола с идентичности на процесс и вызывает литературу, которая обращается к более традиционным предметам.Авторы совершенно правы, отмечая, что различия в подходах не вызвали разногласий среди историков, и все же, если наше использование понятий гендера изменилось достаточно, чтобы создать богатую литературу, которую описывают авторы, стоит отметить их последствия. Углубление нашего понимания использования гендера может помочь нам немного больше задуматься о том, куда эта область будет двигаться в будущем.

Когда в 1970-х годах женская история вышла из своего праздничного режима, чтобы попытаться понять, как мужчины и женщины функционируют внутри того, что Гейл Рубин назвала гендерной системой, гендер стал пониматься как процесс. 2 Как и класс, он стал рассматриваться не как фиксированный набор обстоятельств, а как изменяющийся набор отношений, присущих конкретным представлениям о социальном порядке, возникающим в разное время в разных обществах. Таким образом, гендер стал средством изучения распределения власти в обществе в целом. Раскрывая кое-что о том, как власть упорядочивалась и увековечивалась, гендер стал решающим для понимания социальной структуры и социальных изменений. Чем больше мы понимали, как работает гендер, тем больше мы понимали иерархии доминирования, поскольку они функционировали для регулирования и контроля.Мы представляли гендер нормативным и идейным, его способность формировать сознание и действия политическими по своей сути, поскольку он понимался как самоутверждающаяся система; мы думали о ней как о системе значений, в рамках которой люди строили свою жизнь: бросить ей вызов было смелым, даже революционным поступком. В этом контексте раса и класс служили моделями, освещая влияние пола, демонстрируя способность систем мысли формировать социальные обстоятельства. Историки, обученные в тот ранний период, постепенно пришли к выводу, что пол и раса, как пол и класс, взаимно конституируют друг друга.Для большинства из нас это понимание сочеталось с попытками увидеть их взаимосвязанную природу как продукт более крупных систем, таких как рабство, капитализм и миграция.

В последние годы пол все чаще представлялся как идентичность. С методологической точки зрения это переворачивает историческую интерпретацию, требуя от историков исследовать субъективный опыт своих главных героев как ключ к формированию социального контекста. Важно отметить, что опыт становится фокусом, вокруг которого строится социальный контекст, средством, порождающим интерпретацию.Индивидуум становится центром, инструментом, открывающим понимание напряженности, на фоне которой разворачивается исторический процесс. Этот акцент способствовал сосредоточению внимания на политике тела, превратив его в предмет исторического анализа, и сместил внимание с социальной структуры на самые сокровенные индивидуальные заботы, отделив семейные взаимодействия и узаконив изучение сексуальности. Развернув эту концепцию гендера в первой части своего эссе, авторы элегантно раскрывают то, как более сложные определения пола, сексуальности и однополых взаимоотношений изменили наше понимание человеческих отношений и их политических последствий.Меня особенно поражает предположение авторов о том, что белые и черные женщины по-разному относятся к гендеру, иногда используя его для утверждения государственной власти, а иногда сопротивляясь (в случае чернокожих женщин) ее последствиям. Результатом, как показывают Дейтон и Левенштейн, стал богатый, заманчивый спектр исследований, о котором мы не могли и мечтать два десятилетия назад.

Однако только когда авторы переходят ко второй части своего эссе, мы начинаем понимать последствия работы над телом для изменения формы U.С. история. Неявно возвращаясь к более старому использованию гендера, они показывают, как проект интерпретации истории США в широком смысле опирается на работу историков, чьи основные проблемы связаны с отношениями пола к власти или бессилию. Одним из ярких примеров этого являются их иллюстрации того, как американская дипломатия полагалась на гендерные культурные репрезентации и как имперский проект начала двадцатого века был укоренен в особенно мужских представлениях о нации, которые, в свою очередь, уходили корнями в внутренние представления о себе.Но есть и другие примеры: связь личной чистоты с моделями семейного благополучия и представлениями о цивилизованной культуре; трактовка благосостояния как функции бедности, а также расы; создание низкооплачиваемой рабочей силы для оказания медицинской помощи на дому как функция мифов о семейной жизни и служении.

И здесь я не могу отделаться от мысли, что более осознанная интеграция изменяющихся значений гендера могла бы позволить написать более инклюзивное эссе. Я думаю, например, о области биографии, к которой я недавно обратился.По моему опыту, переопределение гендера с точки зрения политики идентичности дает гораздо больше возможностей превратить биографию и мемуары из исследования внутренней жизни в линзу, через которую можно увидеть меняющееся американское сознание. Биография Барбары Рэнсби Эллы Бейкер, которую авторы цитируют, чтобы проиллюстрировать присутствие чернокожих женщин в движении за свободу, также является ярким примером того, как индивидуальная жизнь выявляет недостатки в историческом процессе. 3

Более гибкое понимание значения гендера открывает возможности для исторической интерпретации на аренах, объединяющих междисциплинарное и транснациональное.Новая работа по уходу на дому (за больными, за детьми и за пожилыми людьми) дает богатый набор примеров; поскольку в этих томах вопросы трудовой миграции смешиваются с условиями труда низкооплачиваемой рабочей силы, положение которой рационализируется мифами о семейной жизни и любящем служении. Ни один элемент сложных историй, возникающих в этих историях, не может быть объяснен без понимания гендера как процесса и идентичности. Меняющиеся представления о гендере также играют роль в рассказах о транснациональном усыновлении, где они освещают закон и социальную политику, а также традиционные представления о религии и расе. Эта новая работа не только показывает, как такие категории, как материнство и темы, такие как женские сети (долгое время считавшиеся уместными только для более узкой истории женщин), влияют на отношения между нациями и предлагают изменения в значении гражданства. А еще есть история права. Как показала нам Барбара Велке, интерпретация закона через призму всеохватывающего определения гендера в какой-то степени раскрывает то, как он изменил понимание свободы в конце девятнадцатого века. 4

Дейтон и Левенштейн побуждают меня спросить, не пора ли вернуться к изучению гендера как способу не столько понимания социальных отношений пола, сколько стимулирования исследования того, как эти отношения влияют, формируют и ограничивают социальные образования и политические решения общества, в котором они существуют.Авторы говорят нам, что теперь мы знаем достаточно, чтобы увидеть части этого слона. Нужен ли нам более крупный проект, который займется этой проблемой? Иными словами, говорит ли нам чуткость к женщинам и гендеру что-нибудь о значении свободы, демократии и равенства, и особенно об их трансформации в ходе нашего прошлого?

© Автор, 2012 г. Опубликовано Oxford University Press от имени Организации американских историков. Все права защищены.Для разрешений, пожалуйста, по электронной почте: [email protected]

Гендер: полезная категория исторического анализа | Американское историческое обозрение

Получить помощь с доступом

Институциональный доступ

Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок. Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

Доступ на основе IP

Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов.Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

Войдите через свое учреждение

Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

  1. Щелкните Войти через свое учреждение.
  2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
  3. Находясь на сайте учреждения, используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

Вход с помощью читательского билета

Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

Члены общества

Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

  1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
  2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

Личный кабинет

Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

Институциональная администрация

Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью.Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

Просмотр ваших зарегистрированных учетных записей

Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения. Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции. Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

Понимание гендера – гендерный спектр

Конгруэнтность

Гендерная конгруэнтность – это чувство гармонии в нашем гендере:

  • ощущение комфорта в нашем теле, связанное с нашим полом
  • наименование нашего пола, которое адекватно соответствует нашему внутреннему чувству кто мы есть
  • самовыражение через одежду, манеры поведения, интересы и деятельность
  • нас постоянно видят другие такими же, какими мы видим себя

Обретение конгруэнтности — это непрерывный процесс на протяжении всей нашей жизни, поскольку мы продолжаем расти и познавать себя .Чаще всего его находят при разведке. Для некоторых найти конгруэнтность довольно просто; для других это гораздо более сложный процесс. Но фундаментальная потребность найти гендерную конгруэнтность верна для всех нас, и любая степень, в которой мы ее не испытываем, может быть неприятной.

Термин «переход» обычно используется для обозначения шагов, предпринимаемых трансгендером, агендером или небинарным человеком для достижения соответствия своему полу. Но этот термин может ввести в заблуждение, поскольку подразумевает, что гендерная идентичность человека меняется и что в определенный момент времени это происходит.Чаще всего меняется понимание другими людьми пола человека. То, что люди считают «переходом», на самом деле является выравниванием в одном или нескольких измерениях пола человека, поскольку они стремятся к конгруэнтности в этих измерениях. Переход происходит, но часто другие люди (родители и другие члены семьи, специалисты по поддержке, работодатели и т. д.) меняют то, как они видят пол человека, а не сам человек. Для человека эти изменения часто являются не столько переходом, сколько эволюцией.

Вместо «перехода» более подходящим выражением будет «принятие мер соответствия». Человек может искать гармонию разными способами:

  • Меры социальной конгруэнтности:  изменение социальных идентификаторов, таких как одежда, прическа, гендерная идентичность, имя и/или местоимения;
  • Показатели гормональной конгруэнтности:  использование медицинских подходов, таких как «блокаторы» гормонов или гормональная терапия, для улучшения физического, умственного и/или эмоционального выравнивания;
  • Хирургические меры конгруэнтности: добавление, удаление или модификация связанных с полом физических черт; и
  • Юридические меры соответствия : изменение документов, удостоверяющих личность, таких как свидетельство о рождении, водительские права или паспорт.

Однако важно отметить, что опыт перехода может быть очень важным событием в жизни человека. Некоторое публичное заявление, когда человек сообщает другим, что его аспекты отличаются от того, что предполагали другие, и что теперь он живет в согласии с тем, кем, как он себя знает, может быть вдохновляющим и освобождающим опытом (и переходом к тем кто разделит с ними этот момент). Часто во время переходного опыта человек объявляет об изменении имени и местоимений, которые он использует, и просит других использовать его новое имя и местоимения в будущем.Выполнение этой просьбы — это знак уважения и критически важный способ продемонстрировать поддержку.

Личный пол

Хотя гендерные аспекты и стремление к конгруэнтности являются общими для всех нас, в конечном счете пол является личным. Каждое измерение пола определяется нашим уникальным пересечением идентичностей, опыта и личных характеристик. Мы больше, чем наше тело, гендерная идентичность и гендерное выражение: мы также наша раса, этническая принадлежность, класс, вера, чувство географического положения, семейная история и многое другое. Наш пол индивидуален, потому что, хотя мы разделяем некоторые из этих аспектов личности с другими, то, как все эти личности, влияния и характеристики объединяются, уникально для каждого из нас.

Пол отличается от сексуальной ориентации

Последнее различие, которое необходимо сделать, — это различие между полом и сексуальной ориентацией, которые часто неправильно объединяют. На самом деле пол и сексуальная ориентация – это два разных, но связанных аспекта личности. Пол — это личное (то, как мы себя видим), а сексуальная ориентация — это межличностное (к кому нас влечет физически, эмоционально и/или романтически).

Почему так важно различать эти два понятия? Когда мы путаем пол с сексуальной ориентацией, мы, вероятно, делаем предположения о молодом человеке, которые не имеют ничего общего с тем, кто он есть. Например, когда чье-то гендерное выражение не соответствует ожиданиям других, часто делаются предположения о сексуальной ориентации этого человека. Мальчик, который любит играть в принцессу, считается геем, а девушка, которая покупает одежду в разделе «мальчики» и предпочитает короткую стрижку, может считаться лесбиянкой. Это могут быть ошибочные выводы. То, что кто-то носит и как он себя ведет, зависит от гендерного самовыражения. Вы не можете определить сексуальную ориентацию человека по тому, что он носит (если на то пошло, вы также не можете знать, какова его гендерная идентичность, если он вам не скажет).

Смешение пола и сексуальной ориентации в нашем обществе также может повлиять на способность молодого человека понимать и формулировать аспекты своего пола. Например, нередко трансгендерная или небинарная молодежь задается вопросом, являются ли они геями или лесбиянками (или любой другой сексуальной ориентацией, кроме гетеросексуальной), прежде чем прийти к более полному осознанию своей гендерной идентичности.То, как мы приходим к пониманию своего пола и своей сексуальной ориентации, а также выбор, который мы делаем, чтобы раскрыть и выразить эти части себя, — это разные пути. Представление об этих двух аспектах личности как взаимозаменяемых может вместо того, чтобы помочь нам лучше узнать себя и друг друга, на самом деле помешает пониманию и общению.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.