Палеонтология ученые: Палеонтология — все статьи и новости

Содержание

Палеонтология: что это — она изучает?

В данной статье мы поговорим о такой науке как палеонтология — что такое она изучает, зачем нужна и какая от нее польза современному миру.

Древние времена

Чаще всего, при упоминании первых форм жизни на Земле, людям на ум приходят динозавры. Но мнение о том, что они самые древние обитатели нашего мира, раз с момента их исчезновения прошло целых 65 млн лет, ошибочно. По некоторым подсчетам ученых, жизнь на планете зародилась 3,9 млрд лет назад, и цифру эту осознать очень сложно.

В те периоды Землю населяли в основном первые бактерии и микроорганизмы, а значительно позже появились и первые беспозвоночные, амфибии и рептилии.

Еще в древней Греции ученые находили окаменевшие остатки разных форм жизни, но, само собой, о их возрасте и происхождении ничего узнать не могли, и поэтому целенаправленно их изучением не занимались. Зато уже в Средние века, в эпоху Возрождения, интерес к древним обитателям нашего мира вспыхнул с новой силой. А в начале XIX века был предложен термин «палеонтология». Что такое она изучает и зачем?

Наше время

Итак, согласно официальному определению, палеонтология занимается изучением древних форм жизни, существовавших в прошедшие геологические периоды и сохранившихся до наших дней в виде окаменелых останков и их фрагментов. Также стоит заметить, что наука эта воспроизводит промежуточные звенья биологических видов основываясь на теории биологической эволюции.

Изучение окаменелых костей, анализ следов и прочих фактов существования организмов — все это входит в сферу интересов такой науки как палеонтология. Что такое исследование может нам дать? Помимо теоретических знаний и представления о ходе эволюции, немного. Но дело в том, что основные гуманитарные науки вообще не ставят себе целью преследование какой-либо материальной выгоды.

Наверное, самая известная часть объектов изучения подобной науки, благодаря которой каждый хоть раз, но слышал о ней, — это изучение динозавров всех видов и эпох. Но на практике все более прозаично — их окаменелости попадаются редко и далеко не в полном составе, так что даже в музеях можно видеть только реконструкции скелетов, где настоящих костей лишь малая часть.

При ответе на вопрос, что изучает палеонтология, стоит упомянуть и жителей древних океанов — различных трилобитов и прочих. Их останки сохранились довольно неплохо в скальных отложениях и пластах песчаника. Ну а самые «молодые» представители исторической фауны — это мамонты. Благодаря условиям вечной мерзлоты в Сибири, их останки отличаются замечательной сохранностью и деталями.

Чем полезна палеонтология

Что такое нам может дать описываемая наука и как это применить в иных сферах? Дело в том, что названная дисциплина, в отличие от иных, не может похвастаться эффектными методами исследования и результатами, которые коренным образом влияют на нашу жизнь, как, например, физика, инженерия или медицина. Но на основе знаний, собираемых по крупицам, ученые узнают много нового об истории нашего мира до появления человека и восполняют промежуточные ветви теории эволюции. К примеру, с помощью радиоуглеродного анализа останков можно узнать какой климат был миллионы лет назад, от кого произошли птицы или иные животные, и сделать прогнозы, как они изменятся еще через несколько сотен тысяч лет.

То, что изучает палеонтология, на практике похоже на увлекательную, но очень сложную игру, где легко ошибиться или принять желаемое за действительное, ведь в распоряжении исследователей гораздо меньше материала, чем хотелось бы.

Раскопки

Но если фрагментам живых организмов так много лет, то почему они не сгнили в свои времена? Как сохранились спустя миллионы лет, и в чем причина их редкости?

Как уже было сказано, палеонтология — это наука о древних формах жизни, и до нас они дошли в виде окаменелостей. И все дело в том, что для их образования, нужны соответствующие условия. Чаще всего их находят в песчанике, и это неспроста. Окаменение – это особый процесс минерализации биологического материала, когда под действием давления, при отсутствии достаточного количества воздуха и влаги, кости или клетки «жертвы» постепенно пропитываются минеральными соединениями. И в конце концов, превращаются в камень.

Процесс этот очень долгий, и часто он нарушается каким-то физическим вмешательством, потому до наших дней окаменелых останков дошло меньше, чем могло бы. К тому же их сначала нужно отыскать, и не всегда они в виде идеального целого скелета. Порой ученые-палеонтологи тратят по нескольку месяцев для того, чтобы просто правильно их собрать.

Наиболее перспективные участки — это каньоны, ущелья, древние залежи песчаника, когда, к примеру, из-за землетрясения происходит обвал, и животные остаются под многометровым слоем породы.

Ответвления

У палеонтологии существует несколько основных ответвлений — это палеозоология и палеоботаника. Первая изучает позвоночных и беспозвоночных животных, а вторая – древние растения и все что с ними связано. А они, в свою очередь, делятся еще на множество разделов, из которых нельзя не упомянуть палеоантропологию, которая занимается исследованием предков людей. Так что палеонтология, это наука о некогда существовавших живых организмах в целом.

Палеонтолог и сказочница Ирина Яковлева — Троицкий вариант — Наука

Советским детям не повезло с динозаврами. Популярных книг о вымерших животных почти не было. Попытки ученых исправить ситуацию были редкими и неудачными. Например книга директора Палеонтологического института, академика Ю. А. Орлова «В мире древних животных». За многообещающим заголовком скрывалось скучное описание костного материала: «Массивные поперечные ветви крыловидных костей, примыкающих сзади к небным, внешними утолщенными концами опускаются далеко вниз». Проблема старая: ученым редко удается написать хорошую научно-популярную книгу. Хорошую детскую книгу — тем более. Из-под пера обычно выходит учебник.

Для СССР ситуация выглядела удивительной, учитывая государственную борьбу с религией, в которой палеонтология играла важную роль. Эта наука вписывала судьбу человека в долгую историю жизни, давала понятные ориентиры. Увы, в Советском Союзе всё ограничилось широким распространением факта, опровергающего библейские рассказы, что человек произошел от обезьяны.

Кто был предком обезьяны, знала лишь горстка интеллектуалов.

Однажды в Палеонтологическом музее экскурсовод показал посетителям остатки девонской рыбы, пояснив, что человек произошел примерно от такой же. В толпе пронесся шепот: «Как от рыбы? От обезьяны же…»

Послевоенный советский этап популярной палеонтологии можно назвать черно-белым. Картинки в редких книгах были почти сплошь схематичными, не цветными, слог и стиль тоже были сухими, формальными. Сложно было проникнуться интересом к изучению прошлого, разглядывая прорисовки раковин плеченогих или читая о различиях диастем и своеобразии перуниумов. Всё это не трогало ни мысль, ни фантазию.

Гигантский образовательный потенциал палеонтологии, ее притягательность и сила оставались неиспользованными. А ведь именно дети больше всех интересуются вымершими животными.

В конце 1970-x годов в издательстве «Детская литература» появилась счастливая мысль издать серию книг «Наука в картинках». Первую решили посвятить палеонтологии, видимо, логично рассудив, что начинать надо с начала.

Детская поэтесса Елена Благинина сказала, что книгу должен писать палеонтолог, тем более что с одним она знакома. Этим палеонтологом была Ирина Яковлева. Ее путь в литературу был случайным. Яковлева родилась в семье московских интеллигентов, окончила кафедру ихтиологии МГУ и стала изучать динозавров в Палеонтологическом институте АН СССР. В 25 лет у нее начались непредсказуемые и мучительные приступы сужения сосудов. Муж, тоже палеонтолог, руководитель лаборатории древних рыб в Палеонтологическом институте, посоветовал жене писать о чем-нибудь, чтобы отвлечься. На вопросы растерянной жены, как писать, о чем, ответил: «Пиши сказки, какие нашим детям рассказывала».

Яковлева взяла карандаш, общую тетрадь и села писать. Через несколько месяцев исписанную тетрадку прочел знакомый журналист А. А. Лилиенфельд. Он решил, что сказки хорошие, но сырые и над ними надо работать дальше. «

Остерегайся красивостей, забудь о причастиях и деепричастиях», — посоветовал он Яковлевой.

Спустя еще пару месяцев муж Яковлевой показал тетрадку писателю и журналисту А. А. Гангнусу, с которым общался в редакции журнала «Знание — сила». И произошел неожиданный поворот. Гангнус принес тетрадку домой, там она попалась на глаза его супруге, которая писала сценарии для телепередачи «Спокойной ночи, малыши». Она показала сказки редактору, тот предложил сделать из них сценарии.

Палеонтолог Яковлева стала сказочницей. «Мы заключили договор, что я буду писать для передачи по два сценария в месяц. Вот уж истинно был рабский труд! Я выдержала около трех лет. Потом почувствовала, что превращаюсь в ремесленника, и отказалась. Но первые передачи смотрела с большим трепетом. Всё не верилось, что ведущая Валентина Леонтьева произносит мой текст. А за ее спиной бегут кадры почти ­мультфильма, так здорово тогда всё было придумано!

» — вспоминает она.

Несколько сценариев Яковлева переделала в сказки. Рукопись ходила среди сотрудников Палеонтологического института и через знакомых попала к Благининой. Сказки ей очень понравились, она пригласила Яковлеву в гости и прямо за разговором позвонила в журнал «Мурзилка», потребовала снять посвященную ей страничку из первого номера за 1974 год и напечатать вместо этого сказку Яковлевой «Где раки зимуют». «Бросайте вашу работу палеонтологом! Только пишите!» — просила Благинина. На возражение, что без зарплаты научного сотрудника семья не проживет, воскликнула: «Глупости! Я буду вам доплачивать! Только пишите, пишите!»

Работу Яковлева всё же не бросила и по-прежнему ходила в институт. Днем изучала кости динозавров, а с 11 часов вечера, уложив сына и дочь, писала сказки. Их печатали в журналах «Костер», «Мурзилка», «Веселые картинки».

И вот, в 1976 году Благинина предложила Яковлевой написать целую книгу — «Палеонтологию в картинках». Яковлева, конечно, отказалась. Тема показалась ей необъятной, и было совершенно неясно, как к ней подступиться. Никаких литературных образцов для примера не было, а делать что-то первому слишком сложно. Однако Благинина умела быть убедительной. «И я, проливая слезы, согласилась», — вспоминает Яковлева.

Издательство хотело получить рукопись через две недели. Яковлева потребовала увеличить сроки до одного года. Со скрипом редакция пошла ей навстречу.

Чтобы справиться с неожиданной задачей, Яковлева ушла из института и уехала из Москвы в академический поселок Борок в Ярославской области. Ее руководитель в Палеонтологическом институте А. К. Рождественский очень расстроился и пробурчал, что всегда был против ее занятий литературой. «

Даже всплакнул. Мы с ним действительно очень дружно работали, — вспоминает Яковлева и говорит, что над книгой пришлось вкалывать „как ломовой лошади“: — Едва в один год уложилась. Это было адски трудно, изматывающе, напряженно, но очень интересно».

Текста в книге немного: всего 20 страничек крупного шрифта. Если писать их год, получится, что на создание одного абзаца уходило пять-шесть дней. Ужасно долго, но быстрее работать не получалось. «Чтобы хорошо написать, нужны знания и труд, труд, труд. В книге нет никакой, даже самой маленькой халтуры. Ничего на авось. Благинина была мною довольна, а это очень высокая оценка!» — говорит Яковлева.

Эндрюсархус

Не меньше сил и времени потратил художник Рубен Варшамов. Книгой он занялся по собственной инициативе. Он давно интересовался доисторическими животными и, услышав о подготовке книги, предложил издательству свои услуги. Ему пришлось часто ездить к Яковлевой и слушать подробные объяснения, как двигались животные, как выглядели растения и что было на небе: сплошные тучи или яркое солнце. «

Рубен был большим трудягой. Он никогда не спорил, если ему говорили, что рисунок в чем-то не совсем тот. Переделывал много раз и часто предлагал несколько вариантов на одну и ту же тему», — вспоминает Яковлева.

Варшамов говорил, что ему недостаточно просто нарисовать животное, а надо обязательно сделать сцену, настоящую художественную картину. По его словам, это необходимо, даже если приходится рисовать доисторических животных. Каждая картинка — сюжет. «Мне делать рисунок в духе научного определителя скучно, я и домысливаю, стараюсь увидеть, восстановить сценки из жизни этих самых животных

… Бывает, что авторы не всё скажут в тексте, тут уж я расскажу читателю — рисунками», — рассказывал он.

Когда рукопись была готова, Яковлева решилась, по ее словам, на самоубийственный шаг. Вместе с Варшамовым она представила текст и иллюстрации на рассмотрение Ученого совета Палеонтологического института. «Мы развесили картинки, раздали текст и в конце Ученого совета (никто не расходился) выслушали все замечания и дополнения. По домам разошлись только к ночи. Но все были довольны».

Книгу выпустили в нестандартном, квадратном формате. Она небольшая: всего 40 страниц. Необычен не только ее формат, но и красочные рисунки, чистый язык. Никаких зубодробительных терминов, никаких черно-белых костей и графиков. История Земли впервые в СССР, а может, и в мире была рассказана именно детям. И рассказана, словно сказка. «Лес пропитан водой, как губка. Вода ручейками сбегает по чешуйчатым стволам, дождем капает с пышных перистых веток. Розовый туман плавает в воздухе. Загудела, как вертолет, метровыми крыльями и спустилась к воде исполинская стрекоза. Лягушка величиной с теленка выставила из воды широкую, как ствол, голову, и лес загудел от богатырского кваканья».

Картинки — под стать рассказу, такие же живые, сказочные. У животных человеческие глаза. Мегатерий смотрит взглядом кокетки. Диатрима глядит вызывающе, как хулиган. Ученость и наука под кистью Варшамова капитулировали перед настроением. И у животных появились эмоции: удивление, страх, удовольствие.

История планеты получилась захватывающим и цельным сюжетом. Рассказы Яковлевой и иллюстрации Варшамова и сейчас интересны, а полвека назад на фоне редких скучных книг они прозвучали совершенно оглушительно. В одном из откликов на книжном сайте написано: «В 1980–1981 годах они стали тотальным выносом мозга».

Как увидим ниже, оценка более чем точная.

Первый тираж «Палеонтологии в картинках» составил 150 тыс. экземпляров — по нынешним меркам фантастическое число, но весьма небольшое для СССР, где подчас рядовые книги выдерживали баснословные дополнительные тиражи в несколько миллионов штук.

Яковлева вспоминает, что Палеонтологический институт заказал для сотрудников и на подарки 500 книжек. Кафедра палеонтологии МГУ купила 50. Там говорили, что студенты после «Палеонтологии в картинках» лучше усваивают материал, потому что учебники подают тему слишком сухо.

Первый тираж разлетелся как горячие пирожки. Уже в следующем году издательство сделало допечатку, затем вторую, третью, четвертую. Последний раз «Палеонтология в картинках» вышла тиражом в 10 тыс. экземпляров в 2019 году. Она переведена на 28 языков, в том числе английский, испанский, персидский, арабский, тамильский, латышский, португальский, бенгали.

Были и награды. На книжной выставке в Париже книга получила Большую золотую медаль. Яковлева говорит, что медаль почему-то присудили не автору с художником, а редакции: «Нам с Рубеном после этого устроили застолье в редакции с пирогом с грибами. Каждому свое».

Другие книги серии «Наука в картинках» и близко не приблизились к такому феноменальному успеху. Их было немало: «Энтомология в картинках», «Рыбы в картинках», «Экология в картинках», «Астрономия в картинках». Авторы — маститые писатели Сладков, Танасийчук. Но их книги ничем не отличались от массы прочих детских книг. Отчасти потому, что литературы по астрономии и биологии было много. Открой любой номер «Юного натуралиста» — и читай о жабах, жирафах и бобрах. А вот о динозаврах и других ископаемых животных до Яковлевой детям никто не рассказывал. По крайней мере так образно и хорошо.

Примечательная деталь. Через два года после выхода «Палеонтологии в картинках», в 1979 году, издательство «Малыш» выпустило небольшую книгу с броским названием «Когда крокодилы летали». Ее написал супер­звезда советской научно-популярной литературы Игорь Акимушкин. Книга была адресована младшим школьникам и рассказывала о рептилиях мезозоя. Несмотря на выигрышную тему, книга прошла незамеченной, хотя написана простым языком и украшена неплохими иллюстрациями.

Чего-то ей не хватило. Видимо, именно образности и сказочности. Акимушкин не рисовал картины, а предлагал сухие знания, чуть украшая их прилагательными: «У эласмозавров шея очень длинная — семь метров. Два с половиной метра — хвост. И лишь около двух метров — туловище. А вся длина этого ящера около двенадцати метров. Плавал эласмозавр не очень быстро, но зато его длинная и гибкая шея, извиваясь змеей под водой, или быстро выброшенная вперед, настигала рыбу, плававшую совсем не близко»…

У Яковлевой всё иначе: «Величаво качнув необъятными ­крыльями, в небе проплыл летающий ящер птеранодон, под перепончатым крылом которого легко разместилось бы несколько слонов. Но властелин неба не смотрел вниз. Он летел к океану. Там в горячей дымке извивались змеиные шеи морских ящеров плезиозавров».

***

Благинина вскоре предложила Яковлевой написать продолжение, точнее, расширенный вариант «Палеонтологии в картинках»: не брошюру в 40 страниц, а увесистый том, и не для младших школьников, а для ребят постарше. Яковлева понимала, как много труда потребует работа, опять попробовала отказаться — и снова не смогла. «Благинина сказала, что разочаруется во мне, если я откажусь», — вспоминает она. Книгу назвали «По следам минувшего». Работа над ней затянулась на семь лет. Яковлева писала ее всё в том же академическом поселке Борок. Здесь было две библиотеки: Института внутренних вод и Геофизической лаборатории. Обе хорошие. Книги оттуда Яковлева носила сумками. «За столом через некоторое время меня уже трудно было разглядеть из-за гор книг на всех мыслимых языках, где упоминалось хоть что-нибудь по тому периоду, о котором я писала. Подчас я могла разобрать только резюме и подписи к иллюстрациям. Меня просто ужас охватывал! Но потихоньку, составив кое-какой план, писала».

Научным редактором стал выдающийся палеоботаник С. В. Мейен. Это гарантировало высочайшую достоверность книги. «Он все семь лет консультировал меня и прочитывал готовые куски, был в курсе каждой запятой», — вспоминает Яковлева.

В книге целые россыпи новейших на тот момент гипотез и такие подробности, какие можно почерпнуть только из профессиональной литературы. Например, о небольшом звероящере двинии, которая полагалась в основном на обоняние. Об этом можно было прочесть в трудах академика Л. П. Татаринова и в книге «По следам минувшего». Про чудом сохранившиеся остатки кожи пермских ящеров рассказывалось в паре статей доктора биологических наук П. К. Чудинова и, опять же, в детской книге Яковлевой.

За каждым абзацем стояли горы монографий, статей, заметок, тезисов. Необычной была и общая композиция. Историю жизни Яковлева показала через историю науки. Некоторые истории нетривиальны. К примеру, гипотеза о том, что Луна оторвалась от Земли всего 70 млн лет назад и эта катастрофа уничтожила динозавров. Гипотезу обсуждали И. А. Ефремов и А. К. Рождественский. Последний даже мечтал, что в лунных пещерах сохранились высохшие мумии динозавров.

Самое необычное в книге — полновесные художественные рассказы. Не зарисовки, как в первой книге, а настоящие рассказы. Их немного, меньше десятка, но все яркие и запоминающиеся. Например, об ихтиостеге. Вместо сухих слов учебника о том, что во время засухи древние рыбы переползали из одной лужи в другую — драма о голодном животном. «Дождя не было и в этот день. Облака рассеялись к вечеру, и огромная кровавая луна снова поднялась над смоляной гладью болота. Шершавые стволы риний зажглись мертвым, алюминиевым блеском, как крес­ты на кладбище».

Я читал этот рассказ в детстве в «Юном натуралисте» и до сих пор помню, какое он на меня произвел впечатление. Пожалуй, это было одним из самых сильных литературных потрясений за всю жизнь. Много лет спустя вторым (при всей парадоксальности сравнения) стал Х. Л. Борхес.

Голос Яковлевой за семь лет приобрел уверенность, сравнения стали более точными, изысканными и неожиданными. Панцирная рыба похожа на сковородку с ручкой. Минога состоит из сплошных «нет»: у нее нет зубов, челюстей, костей, парных плавников. А живая клетка похожа на… строчки Пушкина.

Спустя семь лет после подписания договора Яковлева привезла рукопись в редакцию, и возникла неожиданная сложность. «Редактор спросила, есть ли у меня ученая степень. Узнав, что нет, тут же объявила, что для придания солидности уже нашла мне соавтора, доктора географических наук. Гонорар, конечно, надо будет разделить пополам. Я возмутилась и сказала, что если нужен профессор, то им будет мой муж палеонтолог. Ей крыть было нечем, она попросила представить его дипломы, что я и сделала. Договор переписали на два лица, тем дело и кончилось».

Так у книги появились два соавтора, хотя вся она написана Яковлевой.

Тираж был 75 тыс. экземпляров, «а гонорар составил ровно столько, чтобы купить новый „запорожец“».

Презентация книги прошла в большом зале Дома литераторов. Собралась толпа редакторов, писателей, прессы. «Мы с Рубеном вещали что-то со сцены. Но изюминкой всей этой заварушки был банкет, который Фонд Ролана Быкова устроил в нашу честь. Столы ломились от икры, рыбы и прочих удивительных угощений. Я позвала на презентацию трех своих еще школьных подружек. Сейчас они смутно помнят презентацию, но с восторгом вспоминают банкет», — говорит Яковлева.

***

Третья книга Яковлевой называлась «След динозавра». Это сильно сокращенный вариант «По следам минувшего», с небольшими изменениями и дополнениями. Книгу выпустило издательство «Росмэн».

«Издательство сидело в одном из переулков Чистых прудов в однокомнатной квартире, переоборудованной под офис. Им очень понравились „По следам минувшего“. Но они считали, что большим успехом будет пользоваться книга без научных данных, с одними картинами прошлого. Я удивилась и огорчилась. Но время было суровое. За год или полтора я написала „След динозавра“. Им понравилось».

Книга тиражом в 200 тыс. экземпляров вышла в 1993 году. Варшамов для нее перерисовал несколько иллюстраций. Звероящеру иностранцевии добавил мех, чтобы соответствовало новым гипотезам. Из палеозойского моря убрал рыбу геликоприона (у нее, как выяснилось, неправильно нарисован нос) и поставил на ее место каракатицу.

Через 10 лет «Росмэн» переиздал «След динозавра». Яковлева попросила выдать ей гонорар книгами. Когда их привезли в квартиру, они перегородили большую комнату «длинной, высокой и широкой, лентой-то не назовешь, книжной громадой». «В редакции недоумевали, что я буду со всей этой массой книг делать. Но я взяла свод законов, разрешающий авторам продавать свои работы на улицах Москвы, и отправилась на Пушкинскую площадь», — рассказывает Яковлева. Она села на табурет, положила на картонную коробку книги и стала продавать, подписывая каждому покупателю.

«Возле меня всегда была очередь, потому что каждый хотел получить автограф, адресованный именно ему. И я, конечно, шла навстречу. Один раз подошел молодой человек лет 20. Получил автограф. Ушел. На завтра опять пришел. Я удивилась, а он сказал: „Мама послала, ей так понравилось то, что вы мне написали, что она велела купить еще одну книгу с автографом для брата“. Пришлось расспрашивать о брате. Подходила милиция, сначала очень грозная. Но, проверив документы и почитав выписки из законов, удалялась. На Пушкинской площади подходили и репортеры. Мои домашние очень удивились, когда услышали мой голос по „Радио России“. Позже я ходила на другие людные площади с тем же успехом. Распродажа моей части тиража затянулась на несколько месяцев. Уставала ужасно! Но вместо обещанных мне 700 тысяч получила около трех миллионов. Причем продавала книги по четыре с половиной тысячи, а в книжных магазинах они стояли по 10. Отсюда видно, как „выгодно“ получать гонорары в бухгалтерии издательств».

***

После работы с «Росмэн» Яковлева отошла от палеонтологии. Все ее палеонтологические работы выстроились в своеобразную симфонию. Сначала увертюра «Палеонтология в картинках», потом большое произведение «По следам минувшего» и своеобразные эпилоги к нему, с повторением главных тем: «След динозавра» и небольшой «Путь к динозавру» (еще более сокращенный вариант «По следам минувшего»).

Миллионы советских детей прочли эти книги. Они стали не просто бестселлерами и не просто вехой в литературе. Они были серьезным событием в истории отечественной науки. Когда я начал расспрашивать знакомых палеонтологов и заодно организовал опросы в сообществах любителей палеонтологии, то даже не представлял масштабы этого влияния.

Вологда. В 1983 году «По следам минувшего» попала в руки второклассника Дениса Гуляева. «Не прочитав еще и четверти книги, но помногу раз пересмотрев иллюстрации, я решил — буду палеонтологом», — вспоминает он. Сейчас Гуляев — специалист по аммонитам юрского периода.

Саратов. Школьник Максим Архангельский зачитывался «Палеонтологией в картинках», Яковлева стала главным кумиром его жизни. С ее книгой он не мог расстаться по вечерам и спал вместе с ней. Сейчас занимается морскими рептилиями мезозоя.

Москва. Школьник Валера Голубев уже понял, что будет палеонтологом, но не определился, каких животных хочет изучать. Прочтя в «Юном натуралисте» рассказ о двинии, влюбился в пермский период. Уже 30 лет он занимается пермскими звероящерами.

Санкт-Петербург. В детском саду Вадиму Глинскому попала на глаза книжка-раскраска по мотивам «Палеонтологии в картинках». Затем ему повезло прочесть саму книжку. Теперь он специалист по рыбам девонского периода. «Наверное, после этой книжки судьба и решилась», — говорит Глинский.

Алтай. Школьник Константин Рыбаков все три книги Яковлевой зачитал до дыр. Сейчас он переводчик, благодаря ему на русском языке выходят книги о птерозаврах, динозаврах, китах.

Нижний Новгород. Юля Сучкова прочла «След динозавра», когда ходила в детский сад, и книга оказалась одним из самых сильных впечатлений детства. «Она нравилась больше, чем любые другие, потому что там всё было загадочно. Например, в главе про вымирание динозавров после слов „Было так“ давалась одна версия, а затем шел другой абзац со слов „А может, и так“. Обилие разных версий и общая непонятность происходящего приводила меня в восторженный трепет, я часами сидела над этой страницей и думала, как было: так или вот так?» Сейчас она изучает хищных звероящеров.

Подмосковье. Школьник Гера Миранцев прочел свою первую книгу о палеонтологии — «След динозавра», и был очарован вымершими животными. Сейчас занимается палеозойскими иглокожими и говорит, что во многом благодаря Яковлевой у него зародился интерес к палеонтологии.

Кузбасс. Андрею Атучину в школьной библиотеке попалась «Палеонтология в картинках». «Одно из самых ярких впечатлений раннего детства, из которого я вообще мало чего помню, а это врезалось сильно», — вспоминает он. Теперь Атучин один из лучших палеоанималистов мира. Две книги с его иллюстрациями — «Древние чудовища России» и «История Земли: от звездной пыли к звездной пыли» — изданы в квадратном формате как своеобразная дань «Палеонтологии в картинках».

Чита. Станиславу Дробышевскому родители купили «Палеонтологию в картинках». Он вспоминает: «Впечатление книга оказала глубочайшее, я до сих пор часть текста помню наизусть, и картинки перед глазами есть». После прочтения он решил стать палеонтологом, поступил на биологический факультет МГУ и до середины второго курса собирался заниматься вымершими животными, но при распределении выбрал кафедру антропологии, которая показалась ему добрее и гуманнее. Теперь Дробышевский — знаменитый антрополог и популярный писатель.

Некоторые признаются, что книги Яковлевой стали для них чуть ли не священным писанием. «Разве что на них не молился», — говорит любитель палеонтологии Сергей Титков. А школьнику Константину Мерзлякову из Ижевска пришлось буквально голодать, чтобы сэкономить деньги на обедах и купить «След динозавра». «Для детского пытливого ума, жаждущего знаний, но не имеющего доступа к ним, это был настоящий праздник, настоящее и такое редкое ощущение счастья», — говорит он.

Схватка цератозавров

Одно воспоминание стоит процитировать целиком. Журналист, бывший сотрудник палеонтологического кружка при Московской городской станции юннатов Дмитрий Рякин рассказывает: «Хорошо помню день, когда в нашей районной библиотеке появилась книга Яковлевых „По следам минувшего“. Хотя я числился на хорошем счету и успел перечитать весь имевшийся научпоп про палеонтологию, на дом мне эту книгу не дали. Пришлось сидеть в читальном зале и, затаив дыхание, листать большие, плотные, пахнущие типографской краской страницы. Ничего подобного на тот момент в СССР не было. Книги для школьников иллюстрировались унылыми черно-белыми картинками с рахитично искривленными звероящерами и динозаврами, на мордах которых застыло отвращение к художнику. Альбомы профессионального палеореконструктора Зденека Буриана были хороши, но сухи и академичны — как по части текста, так и по реконструкциям.
И тут „По следам минувшего“. Пятнистые и полосатые животные кислотных тонов, художественные новеллы об их волнующих приключениях и нелегкой судьбе. Всё это нарисовано в совершенно непривычной школьнику манере и написано ярко и очень понятно. Домой я ушел, только прочтя чуть не половину книги и только потому, что у библиотекарей кончился рабочий день. Пожалуй, главное, что подарила мне эта книга,
 — научную фантазию, если так можно выразиться. Окаменелости перестали быть просто камушками и косточками, они обрели цвет, объем, дыхание и движение. И когда спустя многие годы я брал в руки череп лабиринтодонта, то видел не прихотливые изгибы костного орнамента, а поросшую каламитами лужу с темной торфяной водой, со дна которой за мной следили три неподвижных глаза»…

Книги Яковлевой сделали для русской палеонтологии не меньше, чем для Запада «Парк юрского периода». Благодаря им целые поколения во­очию увидели динозавров, мамонтов, допотопных рыб и амфибий. При желании список ученых и любителей, которые заинтересовались палеонтологией благодаря Яковлевой, можно увеличить в разы. Наверняка и переведенные книги повлияли на многие судьбы, и если устроить опрос среди тамильских или арабских палеонтологов, скорее всего, не один признается, что посвятил себя науке, прочтя небольшую, переведенную с русского языка книгу.

***

Ирина Николаевна Яковлева по-прежнему живет в академическом поселке Борок, ей 82 года. «Живу в полном счастье в коттедже со всеми удобствами. Три раза в день мы гуляем с собаками, бегаем в березовой роще». Недавно она закончила две повести: о приключениях бельчат и мышат. В издательстве «Нигма» вышло несколько ее сказок.

Ее сын стал археологом, дочь — юристом, один из внуков — художником. «Недавно взял у меня сразу четыре сказки. Сказал — мультфильмам быть!» — радуется она.

Свои палеонтологические книги она вспоминает как каторжный, но радостный труд.

За полвека они, конечно, сильно устарели — уже разгадали загадку конодонтов, которая осталась без ответа в книге «По следам минувшего»; динозавры покрылись перьями; были открыты тысячи интересных животных, в палеонтологии всё стало ярче, богаче, сложнее, — это не страшно. Книги Яковлевой остались замечательным памятником литературы и культуры. Они получились уникальными по своему влиянию, стали чем-то совершенно удивительным, небывалым, сказочным и, пожалуй, неповторимым.

Антон Нелихов,
научный журналист, историк палеонтологии

Иллюстрации — рисунки Р. Варшамова
к книгам И. Яковлевой

Ученый-палеонтолог и писатель-фантаст И.А. Ефремов. Человек прошлого и будущего Возрождения

Сто лет назад, 22 апреля 1908 г. родился выдающийся ученый-палеонтолог и писатель-фантаст Иван Антонович Ефремов. Некоторые, правда, отметили это событие еще год назад, поскольку в юности писатель, чтобы устроиться на работу, добавил себе лет. И что значит какой-то год для человека, который в своей научной деятельности и литературных произведениях непринужденно оперировал целыми геологическими и социальными эпохами.

Сама жизнь Ефремова напоминает роман. Родившись в купеческой семье, он успел побыть бездомным, воспитанником автороты, грузчиком, шофером, моряком, геологом, палеонтологом, основателем новой отрасли палеонтологии «тафономии», начинающим писателем, которого заметил и пригласил для разговора умирающий Алексей Толстой и, наконец, родоначальником советской научно-социальной фантастики. Не был разве что студентом: Ленинградский горный институт Ефремов закончил в 1935 году экстерном. Зато, едва получив диплом, стал кандидатом наук, а через пять лет — доктором.

Ефремов начал свою литературную деятельность в начале 1940-х годов, движимый, главным образом, беспокойством по поводу сильного перекоса общественного мнения в сторону науки и техники в ущерб душе и чувствам человека. Он был убежден, что наука ведет в пустоту, если за ней не стоит философия, показывал, что научно-технический прогресс должен сопровождаться прогрессом нравственным, иначе будущего у человечества не будет, «а будет песок и пыль на мертвой планете». По мнению писателя, главным двигателем прогресса является не совершенство техники, а эволюция человека (причем это закон общий для всего космоса). Именно человек оказывается в будущем мерой всех вещей, а наука и ее открытия подчинены потребностям его развития.

Кроме рассказов и повестей, в которых, кстати, предусмотрено открытие алмазов в Якутии и появление голографии, Иван Ефремов написал всего четыре больших романы («Туманность Андромеды» (1957), «Лезвие бритвы» (1963), «Час Быка» (1968 ) и «Таис Афинская» (1972)), но каждый из них стал событием. Стал, как теперь говорят, «культовым» для нескольких поколений читателей.

Первым и, пожалуй, самым известным был роман-утопия «Туманность Андромеды». В нем рассказывается о Великом Кольце цивилизаций Вселенной и о красивых, «ненасытных в подвиге» людей (кстати, сам автор — высокий красавец, силач, владелец густого баса и абсолютного слуха, энциклопедист, выдающийся ученый и талантливый писатель — во многом напоминал своих героев), об истинных человеческих отношениях и о планете, преобразованной ее жителями в цветущий сад, о мире, где у людей есть дела более достойны внимания, чем «делать деньги» или «выполнять высокие указания». Роман сделал автора известным во всем мире, определив выбор жизненного пути многих выдающихся людей, от космонавтов до педагогов-новаторов. Даже автор «Звездных войн» Джордж Лукас был так поражен романом Ефремова, что назвал своего Дарта Вейдера в честь героя «Туманности …» Дара Ветра.

Продолжил линию «Туманности Андромеды» роман-предупреждение «Час Быка», где светлому будущему Земли противопоставлено мрачную антиутопию планеты Торманс, управляемую олигархией мира, что зашла в тупик эволюции. Нарушение основного закона эволюции — параллельности и взаимозависимости научно-технического и морального прогресса — приводит к инферно: непрерывного, бесконечного и безысходного страдания. Некоторые мысли романа показались настолько крамольными, что его на 18 лет было изъято из библиотек и запрещено переиздавать.

Новым временам Ефремов тоже не очень пришелся по душе. Навязанное обществу убеждение, что современный капитализм является самой и последней стадией развития человечества, а сам человек — алчное, ленивое животное, что не поддается перевоспитанию и требует постоянного контроля, плохо сочетается с идеями писателя. Ведь Ефремов призывает к большему, говорит: не думай, что ты высшая ступень эволюции, что ты только высокоорганизованное животное, обреченное вечно терзать себе подобных и подчиняться им! Он призывает человека вспомнить о своем высшем предназначении. Отказ от мечты, от утопии, от будущего — страшная ошибка современного общества, но, может, читая Ефремова, оно найдет в себе силы ее исправить?

Автор: С.В.Пальцун, ст. преподаватель ФМФ

российский палеонтолог — о страусах-гигантах, динозаврах и пещерных гиенах в Крыму — РТ на русском

Учёные могут обнаружить останки древних людей в районе крымской пещеры Таврида после того, как там были найдены кости их современника — гигантского страуса пахиструтио. Об этом в интервью RT заявил директор Палеонтологического института имени А.А. Борисяка академик РАН Алексей Лопатин. Также он объяснил, почему в России долгое время не находили останки динозавров, рассказал о «полярных» ящерах Якутии, самой древней пещерной фауне позвоночных в Крыму и дальневосточных тираннозаврах, а также о российских экспедициях на Кубу и во Вьетнам.

— Какие палеонтологические открытия на территории России были сделаны в последнее время?

— Палеонтологическому институту РАН в этом году исполняется 90 лет, и сегодня у нас работают специалисты по самым разным группам организмов — от бактерий до приматов. Каждый год мы выезжаем в несколько десятков экспедиций в разные регионы России. Интересных и важных находок очень много.

Это и мёрзлая мумия лемминга из Якутии, и кладбище древних китов в Крыму, и мезозойские млекопитающие Сибири, и тропические птицы с острова Ольхон на Байкале, и гигантский плиозавр из Саратовской области, и разнообразные удивительные насекомые (у нас очень сильная научная школа палеоэнтомологов), вендобионты со следами регенерации тела, древние микроорганизмы возрастом несколько миллиардов лет и многое другое.

— Были ли среди ваших находок останки динозавров? Какие из их видов жили на территории России?

— Динозавры обитали почти «от полюса до полюса», благо мягкий тёплый климат мезозоя позволял. Они господствовали на суше 135 млн лет, среди них были карлики и гиганты, зубастые хищники и мирные вегетарианцы, шустрые пернатые древолазы с крыльями и бронированные тихоходы. Описано более 1 тыс. видов, и многие ещё будут найдены, в том числе в России.

Также по теме

Цепь трагических событий: учёные приблизились к разгадке тайны гибели динозавров

Американские исследователи составили цепочку событий, которые могли привести к гибели динозавров на планете. Для этого они датировали…

В 1990-е большой сюрприз преподнесли учёным многочисленные скелеты с отпечатками покровных образований, которые были найдены в Китае. Выяснилось, что они принадлежат динозаврам, которые были покрыты перьями и пухом. Более того, одна группа оказалась предковой для современных птиц. То есть с точки зрения зоологической систематики динозавры не вымерли.

Так получилось, что долгое время динозавров в России не находили. Представляете, конец XIX века, времена «динозавровой лихорадки», или «костяной войны», — в Соединённых Штатах идёт настоящая охота за костями ящеров, учёные соревнуются по числу описанных видов динозавров. А на огромной территории Российской империи находок не было, поскольку хорошо изучены были лишь центральные области, где в мезозое находилось Среднерусское море.

В XX и XXI веках местонахождения динозавров были открыты в Сибири, на Дальнем Востоке, в Крыму, в Поволжье и даже в Подмосковье. Недавно мы обнаружили в Кемеровской области у села Шестаково Чебулинского района массовое захоронение небольших растительноядных динозавров — пситтакозавров. В этом захоронении оказались вместе и детёныши, и матёрые взрослые особи. Видимо, там утонула целая семейная группа. Теперь этот ящер, пситтакозавр сибирский, изображён на гербе района.

Другим геральдическим животным стал маленький пернатый динозавр кулиндадромей: он помещён на герб Чернышевского района Забайкальского края. Этот небольшой ящер хорошо сохранился: остались и кости, и отпечатки. Помимо перьев, у него есть и отпечатки чешуи — покровные образования различного типа на одном животном!

  • Зал мезозоя — зал динозавров — в Палеонтологическом музее им. Ю.А. Орлова
  • © ПИН РАН

В Западной Сибири найден гигантский длинношеий ящер сибиротитан, стегозавры, а также килеск — дальний родственник знаменитого тираннозавра. На Дальнем Востоке обитали сами тираннозавры и их добыча — крупные полуводные утконосые ящеры: амурозавр, олоротитан и керберозавр. В Бурятии найден гигантский ящер из группы завроподов тенгризавр, в Поволжье под Ульяновском — волгатитан. Недавно заново описан найденный в Крыму рябининогадрос из группы примитивных орнитоподов. На территории Подмосковья известны мелкие хищные целурозавры и гигантский ящер, родственный диплодоку.

Самым интересным оказалось открытие «полярных» динозавров в Якутии — это наиболее северная точка их распространения в раннем меловом периоде. Там найдены останки не только взрослых особей завроподов, но и их детёнышей, то есть динозавры не просто мигрировали в северные области, но и размножались там.

— Какие находки были сделаны в Крыму благодаря строительству автотрассы «Таврида» и открытию одноимённой пещеры?

— Пещера Таврида была открыта летом 2018 года. Первые ископаемые кости обнаружили спелеологи. В тот же год Палеонтологический институт РАН вместе с Крымским федеральным университетом и Институтом экологии растений и животных Уральского отделения РАН организовал первые раскопки. После них стало ясно, что это уникальное местонахождение — в нём обнаружена самая древняя пещерная фауна позвоночных в Крыму и вообще в России возрастом около 1,8 млн лет.

  • Пещера Таврида. У входного колодца
  • © Павел Оксиненко

В её составе много древних видов: саблезубая кошка гомотерий, гигантская гиена, этрусский медведь, этрусский волк, южный слон, носороги, лошади, олени, гигантский верблюд, антилопы, быки лептобосы и эобизоны, дикобразы и так далее. Гигантские гиены и другие хищники использовали пещеру как логово и укрытие.

Но самой значительной находкой стали кости гигантского страуса пахиструтио, который достигал в высоту 3,5 м и весил до 450 кг. Это была самая крупная птица всех времён в Северном полушарии. Пахиструтио был современником древнейших людей в Европе, и есть вероятность, что останки ранних представителей рода Homo также будут обнаружены в пещере. Это, конечно, будет величайшим научным достижением.

  • Кости ископаемых крупных млекопитающих из пещеры Таврида
  • © Палеонтологический институт им. А.А.Борисяка РАН

— Почему учёные считают, что в пещере Таврида могут быть найдены останки людей?

— Ранние люди были обычным элементом фауны крупных млекопитающих, крупных позвоночных. Подобно крупным хищникам и падалеядным видам, они мигрировали вместе с крупными копытными, от которых зависел их пищевой рацион. Зная пути миграций древних млекопитающих, мы можем предполагать и пути миграции древних людей. Основываясь на этих соображениях, можно полагать, что в этой пещере или поблизости будут найдены останки древнейших представителей нашего рода.

— Какие самые древние из известных существ обитали на территории современной России?

— Самыми первыми были, как и везде, микроскопические бактерии, которые появились более 3,5 млрд лет назад. Палеонтологи находят многочисленные строматолиты — окаменевшие слоистые колонии цианобионтов, известных под прежним названием — «сине-зелёные водоросли».

Первыми многоклеточными обитателями территории России были вендобионты с Зимнего берега Белого моря Архангельской области. Они имели бесскелетное мягкое тело сравнительно крупных размеров — до 1 м.

  • Реконструкция вендского моря с вендобионтами. Л.М. Толпыгин, 1983
  • © ПИН РАН

Они жили 555 млн лет назад и были мало похожи на более поздние организмы, так как отличались от них типом симметрии, внутренним строением и характером роста.  А росли они изометрически, то есть без изменения пропорций. Для простоты понимания это можно сравнить с печатью с увеличением документа на копировальном аппарате.

Беломорское местонахождение уникально, так как местная биота по составу отличается от вендобионтов, которые были найдены в Англии, Китае, Канаде, Австралии и Намибии.

  • Обрывы Зимнего берега Белого моря — местонахождение вендских ископаемых
  • © Палеонтологический институт им. А.А.Борисяка РАН

— Расскажите о работе российских палеонтологов за рубежом. Какие успехи принесли экспедиции в Монголию, на Кубу и во Вьетнам?

— В Монголии наша совместная экспедиция работает уже 50 лет. За это время написаны тысячи статей и сотни книг. Монголия стала одной из самых изученных с палеонтологической точки зрения стран мира, а динозавры являются её известным брендом. Главным открытием последних лет стали новые местонахождения мезозойских млекопитающих.

Мы обычно не задумываемся, что более чем две трети истории нашего собственного класса — класса млекопитающих — прошли в мезозое во времена господства рептилий. А значит, большинство эволюционных приобретений у млекопитающих возникло в то время. Появились подземные, водные, древесные и даже планирующие формы. Поэтому изучение млекопитающих мезозоя очень важно.

  • Раскопки мезозойских млекопитающих в Монголии

Так, недавно мы установили, что древние хищники гобиконодоны имели не одну, а несколько смен коренных зубов. Эта черта не свойственна современным млекопитающим, что генетически запрограммировано. Но гобиконодоны как-то преодолели этот запрет, а это значит, что существует возможность «выключать» соответствующий контролирующий ген.

В 2018 году мы организовали совместную экспедицию на Кубу, исследовали асфальтовое местонахождение Лас-Бреас де Сан-Фелипе в провинции Матансас. В этом районе до сих пор на поверхность изливаются битумы. Они становились ловушкой для разных видов животных — от разнообразных грызунов до гигантских ленивцев, крокодилов и гигантских бегающих сов орнимегалониксов.

В 2019 году мы с кубинскими коллегами работали в пещерном местонахождении Эль-Аброн, где собрали тысячи костей мелких млекопитающих, птиц, ящериц. Уже есть интересные результаты: описан первый ископаемый представитель мелких эндемичных птиц рода тоди и первая ископаемая находка местных безногих ящериц.

Во Вьетнаме мы начали работать в этом году, посетили два пещерных местонахождения. Обнаружены многочисленные ископаемые останки плейстоценовых и современных видов, включая человекообразных и мартышкообразных обезьян, слонов, носорогов, тапиров, свиней, оленей, разных хищников, грызунов и летучих мышей.

  • Разбор костеносных отложений из пещеры Ланг-Транг
  • © Палеонтологический институт им. А.А.Борисяка РАН

Главная задача работ на Кубе и во Вьетнаме — историческая палеоэкология. По ископаемым формам мы делаем выводы об исторической динамике состояния разных групп эндемичных животных в уязвимых тропических экосистемах.

— При вашем институте работает Палеонтологический музей. Какова его история?

— Наш музей был создан в 1937 году как особое научное подразделение института. Первое время он находился на Большой Калужской улице, ныне на Ленинском проспекте, занимая одно здание с Минералогическим музеем. Музей был очень популярен — в него приходили и пионеры, и красноармейцы, и делегаты съездов.

Ядром коллекции были крупные экспонаты: добытые на рубеже XIX и XX веков палеонтологом Владимиром Амалицким скелеты пермских ящеров, подаренный американским миллионером Эндрю Карнеги слепок динозавра диплодока, скелеты мастодонтов и носорогов из Казахстана, в том числе гигантского индрикотерия, а также мамонт и пещерные медведи.

  • Северо-Двинская галерея в Палеонтологическом музее им. Ю.А. Орлова ПИН РАН: скелет позднепермского скутозавра (Scutosaurus karpinskii).
  • © ПИН РАН

В конце 1940-х годов палеонтолог, философ и писатель Иван Антонович Ефремов привёз из экспедиции в Монголию скелеты тарбозавра, зауролофа и других динозавров, после чего музею стало тесно в старом доме. Академик Орлов, преемник основателя нашего института академика Борисяка, добился решения Совета министров СССР о постройке нового здания. Так в Москве появился один из крупнейших и богатейших палеонтологических музеев мира.

Ученые рассказали о гигантских следах динозавров на потолке пещеры во Франции

Опубликовано: Отредактировано:

Французские палеонтологи изучили гигантские следы динозавров, обнаруженные в 2015 году на потолке пещеры Кастельбук (департамент Лозер). Свои выводы они опубликовали в издании Journal of Vertebrate Peleontology.

Ископаемые следы динозавров нашли на потолке пещеры Кастельбук (Castelbouc), в 500 метрах под поверхностью известнякового плато Кос-Межан (Causse Méjean) на юге Франции. Речь идет о травоядных ящероногих динозаврах (зауроподах), известных своей длинной шеей и огромными размерами. В карстовой пещере (к этому типу относится пещера Кастельбук) следы зауроподов обнаружили впервые, отмечают специалисты.

Их возраст оценивают в 166–168 миллионов лет. Таким образом, следы относятся к Батскому ярусу — одному из ярусов среднего отдела юрской системы. «Это важнейший, но еще малоизученный период в эволюции зауроподов», — объясняют ученые.

В пещере на юге Франции обнаружили три тропы динозавров. Вероятно, следы оставили три особи. Длина отпечатков достигает 1,25 м, что вносит их в число одних из самых крупных из обнаруженных следов динозавров в мире. Некоторые отпечатки отлично сохранились, до сих пор четко видны следы пальцев, подушечек пальцев и когтей.

Палеонтологи точно не знают, с каким видом имеют дело. Но предполагают, что следы могли оставить динозавры из клады Titanosauriformes. Эти гигантские четвероногие травоядные динозавры обитали на всех материках с юрского по меловой период. Но с такой формой следа ученые раньше не сталкивались. Поэтому они выделили новый ихнотаксон (вид отпечатка), названный Occitanopodus gandi в честь французской Окситании.

Но как следы могли оказаться на потолке пещеры? Палеонтологи изучили пещерные отложения, чтобы понять, в какой среде обитали зауроподы. Там нашлись окаменелости, ветки и зубы рыб. Выяснилось, что динозавры жили возле моря, на берегу лагуны, окаймленной хвойным лесом. Следы животные оставили на пляже. Они отпечатались в окаменелом песке. Со временем песчаник стал потолком пещеры, которая образовалась под бывшим пляжем. В итоге на потолке пещеры мы видим, так сказать, «обратные» следы в виде выпуклостей.

Как нашли следы?

Пещера Кастельбук давно и хорошо известна спелеологам. Но следы динозавров на ее потолке обнаружила только в 2015 году команда палеонтолога Жан-Давида Моро из Университета Бургундии Франш-Конте (Université Bourgogne Franche-Comté). Самые большие следы специалисты нашли в декабре прошлого года, сообщает телеканал France 3 Occitanie.

Несколько раз они спускались в пещеру для исследований, в которых участвовали специалисты Палеонтологической ассоциации высоких плато Лангедока (Association Paléontologique des Hauts Plateaux du Languedoc) и университета Бургундии Франш-Конте. В конце марта группа ученых опубликовала исследование в издании Journal of Vertebrate Peleontology.

Добираться до этой части пещеры сложно и опасно. Для этого нужно спуститься на 500 м под землю, около часа продвигаться по лабиринтам тесных ходов. Некоторые участки периодически затапливает, поэтому передвигаться можно только в период засухи. Но риск стоил свеч. «Это открытие демонстрирует большой потенциал поиска в глубоких карстовых пещерах, которые порой могут предложить большие и лучше сохранившиеся поверхности, чем наружные обнажения», — делают вывод палеонтологи.

Уже больше века в этом регионе находят следы ног динозавров (обычно это мелкие плотоядные виды). Но еще никогда здесь не находили отпечатков такого размера и такого типа. Жан-Давид Моро собирается продолжить опасные поиски.

Все по зубам: палеонтологи СПбГУ описали новый род мезозойских млекопитающих

Ученые Санкт-Петербургского государственного университета в ходе совместной экспедиции с коллегами из Томского государственного университета обнаружили новых млекопитающих из группы многобугорчатых — древних животных, похожих на современных грызунов. Ранее неизвестный род получил название «Байдабатыр» (Baidabatyr clivosus). Результаты исследования опубликованы в журнале Journal of Vertebrate Paleontology

Летом 2016 года группа исследователей под руководством специалиста по мезозойским позвоночным, доцента СПбГУ кандидата биологических наук Павла Скучаса и доцента ТГУ кандидата геолого-минералогических наук Степана Иванцова отправилась в палеонтологическую экспедицию к берегам реки Кемчуг в Красноярском крае. Изучая новые местонахождения динозавровой фауны, ученые нашли двухмиллиметровый зуб млекопитающего, что позволило им впоследствии описать новый таксон.

«Мы открыли очень примитивного представителя своей группы: он должен был жить в юрском периоде (более 145 миллионов лет назад), а обнаружили его в отложениях начала мелового периода (от 100 до 125 миллионов лет), — рассказал Павел Скучас. — Этого древнего аналога современных грызунов можно назвать „живым“ ископаемым своего времени. Находка подтвердила, что в Западной Сибири на протяжении 40 миллионов лет продолжался грандиозный эволюционный застой, когда видовой состав млекопитающих и амфибий практически не менялся».

Научная статья с описанием нового вида вышла в журнале Journal of Vertebrate Paleontology. В исследовании приняли участие заведующий лабораторией териологии Зоологического института Александр Аверьянов, врио директора Палеонтологического института им. А. А. Борисяка академик РАН Алексей Лопатин, доцент ТГУ Степан Иванцов, а также выпускник и студентка СПбГУ Иван Кузьмин и Елизавета Бойцова.

Необычное имя «Байдабатыр» ученые выбрали неслучайно. Его первая часть обозначает байдарку — именно на этом плавсредстве можно добраться до местонахождения у реки Кемчуг. Вторая часть отсылает к традиции ученых называть новые виды этой группы млекопитающих монгольским словом «баатар» (в переводе — «богатырь»), ведь первых многобугорчатых подробно описали именно с территории Монголии. Исследователи заменили «баатар» на аналогичное тюркское слово «батыр» и дали название новому роду.

Как рассказал Павел Скучас, никогда раньше многобугорчатых в меловых отложениях Сибири не находили. Эти животные по своему строению и образу жизни напоминали современных крыс или хомяков, однако не являются их родственниками. Считается, что именно они стали первыми растительноядными млекопитающими. К тому же эта группа смогла пережить массовое вымирание видов в конце мелового периода (65,5 миллиона лет назад), когда исчезло большинство динозавров, но все-таки вымерла в середине кайнозойской эры, не выдержав конкуренции с другими грызунами.

«Одна из интересных особенностей, которые были выявлены на их целых скелетах, — это ядовитые шпоры на задних лапах, — рассказал Павел Скучас. — У современных утконоса и ехидны они тоже есть. Не исключено, что ядовитость — изначальная черта всех млекопитающих, которая позже была утрачена».

Сибирские палеонтологи исследуют водоросли докембрийского периода

Ученые из Института нефтегазовой геологии и геофизики имени А. А. Трофимука СО РАН в сотрудничестве с зарубежными коллегами провели комплексную работу с протерозойскими и раннепалеозойскими донными водорослями. Специалисты смогли охарактеризовать морфологические и экологические аспекты эволюции этих древних организмов. Полученные данные будут использованы при обосновании первого в докембрии яруса эдиакария в международной стратиграфической шкале. Статья опубликована в журнале Precambrian Research. 

В древние времена, до появления животных, ставших постепенно господствующей частью нашей экосистемы, водоросли имели большее значение, чем сейчас, являясь основой биогеоценоза. «Сегодня известно, что примерно 540 миллионов лет назад произошел кембрийский взрыв, то есть резкое появление животных. Однако в докембрийское время, когда они либо отсутствовали, либо были крайне малочисленны, водоросли выполняли фактически все роли в экосистеме. Именно они в далеком прошлом наравне с микробиальными сообществами участвовали в процессе обогащения воды в океане кислородом, что фактически улучшало физические свойства среды и создало биологические условия для жизни других организмов. Однако после бурного развития животных на Земле водоросли уходят на второй план и становятся неинтересны исследователям. Некоторые ученые в случае обнаружения макроводорослей просто игнорируют их, поскольку цель работы с ними не связана. На мой взгляд, такое отношение недальновидно, так как если мы хотим восстановить максимально полную картину древних событий, нельзя смотреть только на одну сторону монеты и оставлять без внимания столь важную часть существовавшей экосистемы», — говорит старший научный сотрудник лаборатории палеонтологии и стратиграфии докембрия ИНГГ СО РАН PhD по геологическим наукам Наталья Владимировна Быкова.

 

   Обнажение с водорослями

 

В исследовательской работе были использованы 2 189 экземпляров некальцифицированных остатков макроводорослей (размером от 1 мм). Они представляют временной интервал от ~ 2 млрд лет назад до 420 млн лет назад и собраны из отложений по всему миру: в США, Китае, Намибии, России. Центральное место для изучения морфологической эволюции макроводорослей в эдиакарии представляют материалы из хатыспытской свиты, которая расположена на Оленёкском поднятии в северо-восточной части Сибирской платформы. «Поскольку мы пытаемся посмотреть, что же было с водорослями до кембрийского взрыва, нужно обозначить границы исследования. Точно известно, что в криогении (720—635 млн лет назад) произошло повсеместное оледенение, свидетельства которого найдены по всему миру, и в этот период условия среды не располагали к массовому существованию и захоронению живых организмов. На сегодняшний день по всему миру найдено всего одно местонахождение макроводорослей этого периода, мы впервые включаем его в исследование, но сравнительные данные пока что отсутствуют. Основное внимание уделяется эдиакарию (или венду), и здесь начинается самое интересное. У нас была возможность использовать коллекции водорослей из разных мест земного шара, однако содержательнее всех оказались материалы из хатыспытской свиты, потому что это “месторождение” является одним из наиболее богатых макроводорослевых сообществ того времени. Здесь также широко представлена эдиакарская фауна и следы жизнедеятельности древних организмов. Кроме того, обычно найденные в отложениях докембрийского времени водоросли очень маленькие, но у нас в Сибири они гигантские. Сейчас мы также пытаемся понять, что же такое происходило на этой территории в прошлом, что организмы росли практически без ограничений», — рассказывает Наталья Быкова. 

 

Собрав данные из имеющихся отложений, ученые выделили 30 морфологических признаков, закодировали их, представив в двух пространствах, и применили NMDS (неметрическое многомерное шкалирование) и метод функциональных морфологических групп. В итоге исследователи восстановили следующую картину: всё начинается с появления водорослей примерно 2,1 млрд лет назад, когда они были простыми трубочками и имели два-три морфологических признака. Примерно 1 млрд лет назад, в тонии, в палеонтологической летописи появляются ветвящиеся водоросли, идет процесс скачкообразного развития организмов, и уже в эдиакарии (635—540 млн лет назад) происходит насыщение морфологического пространства, которое сокращается в кембрии. Однако в ордовике, когда появились и активно развивались животные, у водорослей происходит второй скачок в общем тренде увеличения морфопространства макроводорослей. «По результатам нашей работы мы смогли установить несколько эволюционных закономерностей: первое морфологическое усложнение строения водорослей не совпадает со временем массового появления животных и, скорее всего, происходит на рубеже 1 млрд лет назад. Возможно, этот всплеск был связан с зарождением первых наших “предков”, или же повлияли физические процессы — в это время распадался один суперконтинент и образовывался другой, следовательно, изменялось количество осадков, попадающих в океан, и изменялись окислительно-восстановительные условия толщи воды, ее прозрачность. Дальнейшая история показывает, что примерно за 10 млн лет до кембрия идет снижение морфологического и таксономического разнообразия водорослей. С чем точно это связано, пока неясно, но этот тренд заметен по всему миру. И наконец, в ордовике происходит второй скачок в усложнении водорослей, связанный с развитием животных, которые могли их отгрызать. Поэтому рассматриваемые нами многоклеточные организмы начинают образовывать ветви, чтобы уберечь свою центральную часть», — говорит Наталья Быкова.  

 

   Макроводросль из хатыспытской свиты

 

Полученные учеными результаты будут использованы Международной стратиграфической комиссией. Сегодня в мировой геологии имеется обоснованная шкала с разделением на периоды, отделы, ярусы для эона фанерозоя (начинается с кембрия и заканчивается четвертичным периодом, то есть с 538 млн лет назад до наших дней), однако если обращаться к докембрийскому эону, сразу начинаются расхождения и споры. К примеру, во всем мире период до возникновения животных и растений называется эдиакарским, в России же принято называть это время вендом. У них различные верхние и нижние границы. Кроме того, в международном научном сообществе отсутствует единое мнение по обоснованию ярусов эдиакария (или венда). Поэтому сегодня мировая общественность занялась унификацией и разбиением докембрийских периодов на более мелкие части. «Если при работе с фанерозоем описание ярусов начали снизу вверх в соответствии с эволюцией живых организмов, в нашем случае мы начинаем сверху вниз, так как чем глубже копаешь, тем меньше информации. И вот последние 10 млн лет перед кембрием, которые описаны в статье, сейчас фактически являются кандидатом на первый ярус в докембрии, и работа является еще одной монетой в копилку того, что период отличается даже на уровне водорослей, и именно этот интервал можно будет выделить в ближайшее время, дать ему официальное название, что станет первым обоснованным подразделением в докембрийское время. Такого еще не было, и я считаю это важным вкладом в расчленение всей нашей геологической летописи», — добавляет Наталья Владимировна.  

 

Андрей Фурцев

 

Фотографии предоставлены Натальей Быковой

 

Палеонтология | Лесная служба США

Что такое палеонтология?

Палеонтология – это научное исследование жизни в геологическом прошлом, основанное на изучении окаменелых останков некогда живых организмов, таких как следы, кости, зубы, растения и раковины. Окаменелости — это уникальные невозобновляемые ресурсы, которые рисуют древний портрет жизни на Земле. Эта история писалась в течение миллиардов лет на страницах слоев осадочных пород, где окаменелости погребены до тех пор, пока их не обнажит эрозия или другие сдвиги в Земле.

Что такое окаменелости?

Окаменелости — это любые свидетельства прошлой жизни, в том числе:

  • Следы: отпечатки, норы, следы.
  • Растения
  • Беспозвоночные: животные, в основном известные по панцирям
  • Позвоночные: животные с костями, хрящами или зубами
  • Микрофоссилии: очень маленькие организмы, для идентификации которых требуется увеличение

Является ли палеонтология тем же, что и археология?

Нет. Это две разные, но в чем-то похожие науки.

  • Палеонтология — это изучение окаменелостей, таких как раковины, растения, следы, кости, древесина и животные.
  • Археология — это изучение человеческих останков и артефактов, таких как исторические усадьбы, гончарные изделия, каменные орудия труда и наскальные рисунки. Помните, артефакты начинаются с «искусства»; нечто созданное людьми.

Существуют важные юридические различия в том, как управляются палеонтологические ресурсы (ископаемые) и археологические ресурсы (человеческие останки и артефакты) на федеральных землях.

Какова роль Лесной службы?

Окаменелости известны или могут быть обнаружены примерно на 50 процентах земель, находящихся под управлением национальных лесов и пастбищ. Осадочные породы, содержащие ископаемые, часто хорошо обнажены в засушливых землях, таких как Великие равнины и Западная часть США. Одним из примеров является местонахождение следов динозавров возрастом 150 миллионов лет — крупнейшее в Северной Америке — на Национальном пастбище команчей в Колорадо.

Сохранение и защита особых палеонтологических районов является ключом к сохранению части геологического прошлого для изучения сейчас и в будущем.Как только палеонтологический ресурс исчезает, эта уникальная часть истории Земли исчезает навсегда. Агентство требует, чтобы любой, кто хочет изучать окаменелости в полевых условиях, должен был получить палеонтологическое разрешение, чтобы гарантировать целостность исследования и чтобы любое открытие было доступно научному сообществу. Когда кто-то находит окаменелость, он первым ее видит. Эти открытия сопровождаются научной и этической ответственностью.

Что происходит, когда находят окаменелости?

Окаменелости сохраняются для исследований, образования и научных целей.Они хранятся в музеях-партнерах, не являющихся федеральными, где специализированный персонал знает, как обеспечить долгосрочный уход за хрупкими окаменелостями. В музеях ученые и широкая общественность могут больше узнать об истории жизни на Земле. Общественность может обучаться, интерпретируя информацию, посещая выставки в музеях или участвуя в профессиональных мероприятиях по сбору окаменелостей.

Могу ли я собирать окаменелости?

Если вы планируете собирать окаменелости, убедитесь, что вы знаете правила.Правила Лесной службы допускают случайный сбор «обычных» окаменелостей, не связанных с научными исследованиями. Однако такие возможности допускаются только при определенных обстоятельствах, а сбор — это привилегия, которая влечет за собой ответственность. Свяжитесь с национальным лесом или лугопастбищным угодьем, где вы заинтересованы в поиске, чтобы понять, что вы можете и чего не можете делать, и как вы можете помочь в сообщении ученым о местонахождении ископаемых. Если вы не уверены, является ли конкретное беспозвоночное или ископаемое растение обычным и многочисленным, или же оно соответствует условиям, установленным для случайного сбора, хорошим практическим правилом является не удалять и не беспокоить его без консультации с местным управлением Лесной службы. Это гарантирует, что этими ресурсами управляют в интересах будущей научной работы и для развлечения посетителей. Несанкционированный сбор окаменелостей является нарушением федерального закона. Вы обязаны знать, что и где разрешено собирать окаменелости. Знай, прежде чем идти.

Есть ли возможности для волонтеров?

Волонтеры — неотъемлемая часть того, что мы делаем каждый день. Добровольцы и студенты работают с нашими палеонтологами и партнерами над обнаружением, сбором и сохранением важных ископаемых образцов.Лесная служба проводит волонтерские проекты в научных и образовательных целях. Подключайтесь к Passport вовремя или обращайтесь в местные музеи, чтобы узнать о возможностях для волонтеров.

Где я могу узнать больше?

Лучше всего посетить некоторые из наших захватывающих мест, где вы можете своими глазами увидеть окаменелости. А пока читайте наши блоги:

Прикусывание происхождения зуба

Части динозавров, обнаруженные на пастбищах Колорадо

Копаем динозавров в национальных лесах, лугах

Эоценовый мир возрастом 46 миллионов лет в лесу

Погребенные заживо: окаменевшая правдивая история леса, превращенного в камень

Добровольцы нашли поле окаменелостей в лесах и лугах

Окаменевший лес Кастер-Галлатин

Озеро динозавров

Геологический парк поганок

Берлин-Ихтиозавр

 

Почему контрабандные окаменелости вредят палеонтологии | Наука

Иллюстрация Tetrapodophis , ящерицы, названной на основе окаменелости, вероятно, контрабандой вывезенной из Бразилии в Германию. Юлиус Чотони

Для существа размером с банан Tetrapodophis вызвал большой переполох.Отчасти спорный характер окаменелости был связан с ее идентичностью и классификацией. Первоначально описанное в 2015 году, волнистое маленькое ископаемое позвоночное животное было объявлено возможным родственником самых ранних змей, извилистой рептилии, у которой все еще были ноги. Второе исследование, опубликованное в конце прошлого года, опровергло это утверждение: ископаемая рептилия — это ящерица, принадлежащая к вымершей группе, называемой долихозаврами, — но это далеко не конец истории. Окаменелость высветила серьезную проблему, с которой палеонтология только начинает считаться.Первоначально найденный в Бразилии, Tetrapodophis каким-то образом попал в частную коллекцию окаменелостей в Германии. Мрачная история предполагает, что окаменелость была незаконно вывезена из Бразилии, одна из многих, извлеченных в нарушение законов страны о наследии естественной истории.

Палеонтология процветает благодаря новым открытиям окаменелостей, и на протяжении большей части своей истории специалисты в этой области были экспертами в Северной Америке и Западной Европе, которые путешествовали в другие места, чтобы открывать и собирать новые окаменелости.Исследования западных палеонтологов в Патагонии, Монголии, Танзании и других странах часто отмечаются в истории дисциплины. Но когда наука распространилась по всей планете, возникла тревожная тенденция. Нередко в научных журналах можно увидеть окаменелости, взятые или даже контрабандно вывезенные из страны их происхождения, часто без участия исследователей, проживающих в странах, откуда эти окаменелости. Эта практика, как отмечают некоторые эксперты, представляет собой не что иное, как продолжающийся научный колониализм.«Мы должны количественно показать, как эти колониальные взгляды вредят нашей науке в целом, — говорит палеонтолог из Федерального университета Риу-Гранди-ду-Норте Алин Гиларди, — и как они особенно вредят меньшинствам».

Наиболее заметным громоотводом в продолжающемся споре о контрабанде ископаемых и колониальной науке является динозавр из Бразилии. В 2020 году некоторые из тех же палеонтологов, которые описали Tetrapodophis , попытались назвать новый вид динозавра на основе окаменелости из Бразилии, которая также оказалась в Германии.Названный « Ubirajara jubatus », динозавр вызвал немедленную негативную реакцию, поскольку он, вероятно, также был экспортирован в нарушение бразильских законов об ископаемом наследии. Полемика вызвала тег #UbirajarabelongstoBR в социальных сетях и привела к изъятию статьи из публикации. Тем не менее, окаменелость остается в Германии, и ее возвращение в Бразилию остается неопределенным, поскольку музей утверждает, что они считают, что динозавр был приобретен на законных основаниях и теперь является собственностью немецкого государства, в котором находится окаменелость.Учитывая, что документ с описанием окаменелости был отозван, динозавр находится в научной неопределенности — он известен экспертам, но не может быть изучен до тех пор, пока не будет разобрана этическая путаница.

Tetrapodophis и « Ubirajara jubatus» являются одними из самых известных случаев незаконной добычи окаменелостей, но они не были первыми или единственными примерами. Бассейн Арарипи в Бразилии — одно из мест, куда контрабандным путем ввозилось много окаменелостей. При добыче известняка в этом районе были обнаружены окаменелости динозавров, рыб, растений и многого другого, отмечает палеонтолог из Федерального университета Пиауи Хуан Карлос Сиснерос, а пик торговли окаменелостями, экспортируемыми из этого района, пришелся на 1990-е годы.Полицейские расследования и большие инвестиции Бразилии в ученых внутри страны помогли остановить поток, но в то же время многие из ранее ввезенных контрабандой окаменелостей начали появляться за границей, говорит Сиснерос. «Палеонтологическое сообщество Бразилии сейчас больше и сильнее», — добавляет он, уделяя особое внимание обнаружению, изучению и сохранению окаменелостей внутри страны.

Учитывая, что многие окаменелости могут ждать в коллекциях годами или десятилетиями, прежде чем будут описаны, общее количество окаменелостей, вывезенных из страны их происхождения, вероятно, намного больше, чем то, что можно различить по опубликованным образцам.

Irritator — динозавр из Бразилии, незаконно собранный браконьерами и проданный музею в Штутгарте, Германия. Ангатурама — 01 через Wikimedia Commons под CC By 2.0

Бразилия — не единственная страна, затронутая такой практикой. За последние два года было несколько споров о незаконно ввезенных контрабандой окаменелостях и этике их сбора. Окаменелость акулы, найденная в Мексике, вызвала беспокойство после того, как окаменелость была незаконно куплена частным коллекционером и, как утверждается, помещена в музей, который еще не открыт.В начале 2020 года статья с описанием маленького динозавра — на самом деле маленькой ящерицы — вызвала критику, поскольку окаменелость могла быть заключена в «кровавый янтарь». Этот термин относится к окаменелостям, заключенным в янтарь, добытый в Мьянме и проданный в Китай для разжигания вооруженного конфликта в стране. В апреле 2020 года Общество палеонтологии позвоночных, крупнейшая профессиональная организация палеонтологов в мире, призвало ввести мораторий на публикацию окаменелостей, которые могли быть проданы для разжигания геноцида в Мьянме.

Контрабандные окаменелости — это только вершина айсберга. Стандартные практики палеонтологии также подверглись тщательному анализу. Палеонтология часто полагается на исследователей из Северной Америки и Западной Европы, строящих свою репутацию на окаменелостях из других частей мира, не привлекая местных исследователей и не отдавая должное местным сообществам. И хотя палеонтологическое сообщество ранее небрежно обсуждало этот вопрос, отмечает специалист по данным Эрланген-Нюрнбергского университета им. Фридриха-Александра Нуссайба Раджа, недавние разногласия и способность исследователей высказать свои опасения в социальных сетях вывели этот разговор на передний план.Тем не менее, когда дело доходит до этики, отмечает коллега Эмма Данн, «палеонтология определенно опоздала на вечеринку».

Американские палеонтологи имеют давнюю традицию извлечения окаменелостей из местонахождений в других странах, таких как Пылающие скалы Монголии. Ричард Мортел через Викисклад под CC By 2. 0

Используя данные о том, где были собраны окаменелости, и записи об их публикациях в базе данных палеобиологии, Раджа и его коллеги обнаружили, что 97 процентов данных о местонахождении окаменелостей и публикаций были основаны на статьях, написанных авторами из Северной Америки и Западной Европы.Между тем такие страны, как Доминиканская Республика, Мьянма и Намибия, являются наиболее распространенными «направлениями исследований», которые посещают иностранные исследователи без привлечения местных специалистов. США, Германия и Великобритания, в частности, проводят наибольший объем исследований окаменелостей из других стран без привлечения местных ученых. Неравенство во многом связано с финансированием — у некоторых исследователей больше возможностей подать заявку на финансовую поддержку и другие формы поддержки для выполнения своей научной работы.«Исследователи в более богатых странах очень привыкли добиваться своего за века колониализма и грабежа», — говорит Данн, и эти ценности передаются из поколения в поколение студентов.

Перекос искажает то, что палеонтологи надеются понять о прошлом, отмечает Раджа. Окаменелости отбираются неравномерно, скорее эксперты отправляются на поиск окаменелостей, имеющих отношение к их конкретным интересам, будь то научный вопрос или окаменелость, которая принесет им престиж.По этому поводу, отмечает Раджа, то, какие палеонтологические исследования получают финансирование, а какие нет, часто изменяется в соответствии с западными представлениями о том, что достаточно важно, чтобы заслуживать поддержки. «Из-за этого, — говорит Раджа, — некоторые области исследований или географические регионы могут игнорироваться, потому что они считаются не имеющими никакого значения». Это создает белые пятна в летописи окаменелостей, которые препятствуют тому, что ученые надеются исследовать. Раджа и Данн пишут, что транснациональные финансовые партнерства и разработка новых способов для исследователей в странах с недостаточным финансированием получить поддержку для исследований могут помочь обеспечить более широкую глобальную поддержку исследованиям окаменелостей в местах и ​​периодах времени, которые в противном случае могли бы остаться незамеченными.

«Я думаю, что мы постепенно формируем общее представление о том, что колонизаторское отношение Индианы Джонса, которое некоторые исследователи в богатых странах придерживаются к странам Глобального Юга, вредно», — говорит Сиснерос. В то время как окаменелости традиционно рассматривались как объекты, которые могут дать представление о прошлом, все большее число ученых признают, что они также являются частью наследия страны и имеют отношение к жителям, которые живут там, где найдены окаменелости. «Очень трудно выйти из своей зоны комфорта и поставить себя на место другой группы, чтобы увидеть другую точку зрения», — говорит Гиларди, но открывая возможность изменить то, как делается наука, и кто от этого выигрывает. -важно.Охват социальных сетей и усилия исследователей Глобального Юга помогают изменить ход разговора.

Хотя законы, касающиеся того, кто может раскапывать, экспортировать и изучать окаменелости, варьируются от страны к стране, решение давно назревавшей проблемы заключается не только в более строгих законах. «Тот факт, что палеонтологи не обучены думать об этике и законах в целом, создал черный рынок для ученых», — говорит Раджа. Палеонтологи должны играть активную роль в изменении ситуации.«Волшебное слово здесь — сотрудничество», — говорит Сиснерос, когда приезжающие исследователи из хорошо финансируемых стран прилагают больше усилий для работы с местными экспертами, а не просто вывозят окаменелости обратно в Соединенные Штаты или куда-либо еще. Любая окаменелость имеет смысл только с точки зрения своего контекста, своего места и времени и требует глобального взгляда на прошлое. «Публикации данных недостаточно, — говорит Гиларди. — Нам нужно широко говорить об этих проблемах, понимать все точки зрения и противостоять тому, с чем необходимо столкнуться.

Животные Бразилия Динозавры Окаменелости Ящерицы Палеонтологи Палеонтология

Рекомендуемые видео

Многие способы, которыми женщины уходят из палеонтологии | Наука

В начале 20-го века пионер-палеонтолог Энни Монтегю-Александер должна была найти социально приемлемых партнеров для полевых работ, чтобы избежать обвинений в туманных нарушениях в ее экспедициях. Затем она основала Музей палеонтологии Калифорнийского университета в Беркли. Фотоиллюстрация Шейлин Эспозито

Нельзя говорить о первых днях палеонтологии, не упомянув о Мэри Эннинг. Будучи далеко не только источником вдохновения для скороговорки «она продает морские ракушки на берегу моря», новаторская охотница за окаменелостями помогла сформировать молодую область, собирая и изучая останки юрского периода в то время, когда наука была открыто враждебна женщинам.Несмотря на то, что ее не пускали в научные сообщества, а ее потрясающие открытия публиковали ее сверстники-мужчины, Эннинг сделала себя научной иконой. Ее работа по выкапыванию зубастых морских чудовищ в английской сельской местности была увековечена в биографиях, романах и даже фильме 2018 года.

Было бы утешительно думать, что мы прошли те дни, когда Эннинг приходилось бороться так же яростно, чтобы быть признанной, как доисторические существа, которые она обнаружила. Но дуга истории не всегда склоняется к равенству. Спустя два столетия после блестящих усилий Эннинг палеонтология по-прежнему представляет множество проблем для женщин, желающих пойти по ее стопам. Сама Эннинг часто по умолчанию заменяет всех женщин в палеонтологии — точно так же, когда вы спрашиваете кого-то о его любимой женщине-ученом, Мария Кюри часто оказывается единственной, кого они могут назвать.

Тем не менее, несмотря на то, что поколения исследователей отбрасывают культуру палеонтологии, в которой доминируют мужчины, пробел остается. Женщины сегодня составляют почти половину студентов-членов в таких организациях, как Общество палеонтологии позвоночных, но, как отмечает палеонтолог из Университета Огайо Кэтрин Эрли, женщины составляют менее четверти профессиональных членов — людей, занимающих штатные должности, например кураторов или профессоров.Причины варьируются от тонкой дискриминации до прямых сексуальных домогательств, но все они взаимосвязаны. В классе и в поле женщины все еще пытаются избавиться от мнения, что палеонтология — это клуб для мальчиков.

Smithsonian.com поговорил с несколькими женщинами-палеонтологами и исследователями о том, что они считают наиболее насущными гендерными проблемами в своей области.

Эллен Куррано, палеоботаник из Университета Вайоминга, сфотографирована здесь в рамках проекта «Бородатая леди».Согласно веб-сайту, фильм и фотопроект посвящен «прославлению работы женщин-палеонтологов и освещению проблем и препятствий, с которыми они сталкиваются». © 2017 Келси Вэнс

Небезопасно в полевых условиях

Только в последние несколько лет стали известны истинные масштабы преследований в научных полевых исследованиях. Некоторые из лучших данных, которые у нас есть, получены от антрополога Кэтрин Клэнси и ее коллег, которые в 2014 году сообщили, что в опросе 666 полевых ученых из разных дисциплин 64 процента заявили, что сталкивались с той или иной формой сексуальных домогательств в полевых условиях, а более 20 процентов были подвергся сексуальному насилию. Схема была ясна: жертвы имели более низкий профессиональный статус, чем их преследователи, многие из которых считали, что не имеют права сообщать о своих обидчиках. Исследователи обнаружили, что «женщины-стажеры были основными мишенями» жестокого обращения, в то время как «преступники в основном были выше их профессионального уровня в исследовательской группе».

Палеонтология позвоночных не является исключением. Профессиональные палеонтологические экспедиции обычно проводятся под эгидой музеев и университетов. Однако, часто проводимые летом в отдаленных местах раскопок, они имеют гораздо более расслабленную атмосферу, как поход с научной миссией.Это не обязательно плохо; полевые исследования порождают истории и дружеские отношения, а также достоверные данные. Но это также может создать опасные ситуации, когда жертвы будут изолированы от преследователей и хищников.

То, как проводится полевая экспедиция и как управляется лагерем, во многом зависит от главного исследователя, говорит палеонтолог Кливлендского музея естественной истории Дениз Су, которая участвовала в экспедициях из Юньнани, Китай, в долину Манонга, Танзания. Каждый лагерь уникален, как и люди, которые им управляют, без каких-либо общедисциплинарных стандартов или принуждения.Тем не менее, последующее исследование, опубликованное Клэнси и его коллегами в октябре 2017 года, показало, что у этих экспедиций, как правило, есть одна общая черта: они пренебрегают изложением четких требований к профессиональному поведению или политики в отношении того, что делать с сексуальными домогательствами.

Участвуя в десятках полевых экспедиций под руководством университетов и музеев и в течение семи лет освещая палеонтологию на американском Западе, я сам заметил это невнимание во время полевых работ. Больше времени уделяется полевому снаряжению и тому, как использовать GPS, чем приемлемому поведению, когда кризисы часто решаются постфактум, если вообще решаются.Полевым работникам говорят, например, принести солнцезащитный крем, но не к кому обращаться в случае нападения. «По моему опыту, — говорит научный сотрудник AAAS и палеонтолог Шаена Монтанари, — многие полевые экспедиции начинаются без четко изложенного для всех надлежащего плана действий в чрезвычайных ситуациях и сексуальных домогательств».

Из опрошенных в ходе исследования 2014 года только 38 процентов знали о каком-либо кодексе поведения на своем полевом участке. Только 22 процента знали о какой-либо политике в отношении сексуальных домогательств.«Немногие респонденты знали о механизмах сообщения об инцидентах; большинство из тех, кто сообщил, были недовольны результатом», — написали Клэнси и его коллеги в своем исследовании.

В то время как все больше становится известно о плохом поведении, добавляет она, жертвы часто чувствуют, что у них мало шансов на спасение. В 2017 году журнал Science сообщил о многочисленных обвинениях в словесных и физических домогательствах и нападениях на известного геолога Дэвида Маршана. Четыре женщины сказали репортеру Мередит Уодман, что рассматривали возможность сообщить о жестоком обращении, но в конечном итоге ждали годы или так и не сделали этого.Они сослались на опасения по поводу последствий для карьеры, а также на чувство разочарования после встречи с преподавателями. «Число женщин было настолько низким, чтобы женщины не высказывались», — особенно когда они одни, в изоляции со своим преследователем, который может руководить поездкой, — говорит палеонтолог Университета Калгари Джессика Теодор.

В зависимости от того, как была организована экспедиция, отношение к сообщениям о домогательствах может иметь институциональные последствия. Поездки под руководством университета подпадают под Раздел IX — закон 1972 года, запрещающий дискриминацию по признаку пола в учебных заведениях, финансируемых из федерального бюджета.Этот закон возлагает на университет юридическую ответственность, если он решит игнорировать случаи сексуальных домогательств или посягательств. В случае с музеями, отмечает Теодор, действия зависят от желания администрации.

Теодор считает, что лидеры лагерей обязаны подавать пример тем, кого они ведут. «Если я задаю тон, не напиваясь и действуя определенным образом (в экспедиции), то люди на это не потянут», — говорит Теодор. Она добавляет, что злоупотребление алкоголем — стереотип в этой области — и климат, в котором женщины отчуждены или подвергаются дискриминации, не следует воспринимать как данность.«Так не должно быть и так быть не должно».

Почему доктор Алан Грант из «Парка Юрского периода» является образцом почти для всех охотников за окаменелостями на большом экране? Архив AF / Alamy

Тонкая дискриминация

Конечно, дискриминация, с которой сталкиваются женщины на местах, может быть гораздо менее очевидной, чем прямое преследование со стороны таких, как Маршан. «Быть ​​полевым палеонтологом-женщиной довольно сложно, — говорит Су. Это начинается задолго до того, как экспедиции загружаются в свои машины и с грохотом мчатся к обнажению: для многих успех возникает на фоне постоянного преодоления необоснованных препятствий.«Вы действительно должны хотеть, чтобы он мирился с большим количеством дерьма», — говорит Су.

Будь то члены полевой бригады или люди, с которыми приходится работать исследователям в отдаленных местах, Су говорит, что часто в основе лежит предположение, что женщины не такие опытные, жесткие или целеустремленные, как мужчины. Есть ощущение, что «вы не можете остановиться или отдохнуть, потому что вас осудят», — говорит Су.

Бриана Побинер, палеоантрополог Смитсоновского национального музея естественной истории, говорит, что это может быть особенно заметным в аспирантуре.«Я хотел доказать, что могу работать так же усердно, как мужчины-инструкторы в этой области, — вспоминает Побинер. Несмотря на это, мужчинам часто дают больше послаблений, когда дело доходит до полевого поведения (что я также испытал во время полевой работы). Складывается впечатление, что палеонтологи-мужчины могут получить легендарный статус за опоздание, пьянство или безрассудство, отмечает Су, однако женщины постоянно испытывают избыточное давление, чтобы быть идеальными во всех отношениях, иначе они потеряют свое приглашение к раскопкам. «Мы считаем само собой разумеющимся, что так обстоят дела», — говорит Су.

Изоляция работы не помогает. «Вы обычно единственная женщина в этой области», — говорит Су, — и есть некоторые биологические реалии, которые просто не приходят в голову мужчинам, от месячных до беременности.

Антрополог из Университета Джорджии Сюзанна Пилаар Берч, например, написала о том, как справиться с беременностью в отдаленных местах. «Мужчинам не нужно беспокоиться о том, какие противомалярийные препараты безопасны, когда вы беременны или пытаетесь забеременеть», — добавляет Побинер. и говорит, что опыт других матерей-ученых проложил ей путь к тому же.Она вспоминает, как была в поле «с Кей Беренсмейер более десяти лет назад, когда она привела с собой мужа и двух тогда еще маленьких дочерей, и хотя тогда я была далека от мыслей о создании семьи, я наблюдала, как она это делает. ».

Есть и более повседневные реалии — например, найти место для мочи с достаточным укрытием, — говорит Су, опасаясь, что такая задержка будет воспринята свысока как задержка команды.

Помимо невыгоды для самих женщин, отсутствие женщин в полевых командах может быть практическим недостатком для науки.

«Очень полезно иметь в составе полевой группы самых разных людей, — говорит палеонтолог из Университета Торонто Виктория Арбур. «Если у всех одинаковый опыт, ваша способность придумывать эффективные способы решения проблем снизится. Вам нужны группы людей, которые готовы много работать, использовать имеющиеся инструменты и ресурсы, составлять хорошие планы на случай непредвиденных обстоятельств, быть организованными и ориентированными на детали, а также мыслить нестандартно, когда что-то не получается».

Крутой парень охотится за окаменелостями

Общественный образ палеонтологов как персонажей типа Индианы Джонса никому не помогает.За десятилетия популяризации науки у нас остался образ палеонтолога в виде неряшливого белого человека в ковбойской шляпе. Палеонтологи, такие как Джек Хорнер и Боб Баккер, даже послужили источником вдохновения для персонажей фильмов «Парк Юрского периода », выступая в качестве стереотипных палео, которые представляют всю область в сознании публики. (Документально-фотопроект «Проект бородатой дамы» является резкой пародией именно на этот троп.)

Это означает, что для публики — и для тех, кто стремится проникнуть в палеонтологию — образ палеонтологии преимущественно белый и мужской.

«Когда смотришь много-много документальных фильмов, даже вышедших в этом году, — говорит Монтанари, — создается впечатление, что миром палеонтологии правят белые люди, что просто неправда». Ту же группу говорящих голов можно увидеть в большинстве основных кабельных программ о динозаврах, таких как «Революция динозавров» на канале Discovery, где женщины редко включаются и почти никогда не берут интервью во время полевых исследований. «Я не должен был смотреть документальный фильм о динозаврах в 2018 году и видеть в нем ноль женщин или цветных людей», — говорит Монтанари.

В действительности, конечно, женщины-палеонтологи с самого начала вносили свой вклад в эту область и руководили ею, от Эннинг до экспертов, упомянутых в этой статье, и других, таких как Эмили Линдси из La Brea Tar Pits, Колорадский университет в Боулдере Карен Чин. , Анусуя Чинсамы-Туран из Кейптаунского университета и другие. Но признание было завоевано с трудом и относительно недавно, и восприятие области еще не наверстало. «Тенденция уже в значительной степени изменилась, многие женщины руководят крупными полевыми программами и исследовательскими группами, но мужчины по-прежнему пользуются возможностями, доступными публично», — говорит Монтанари.

Сюда входят мероприятия по информированию общественности, на которых музеи в подавляющем большинстве случаев просят мужчин-палеонтологов выступать вместо женщин. Например, ежегодное собрание ПалеоФест в Музее естественной истории Берпи подверглось критике за недостаточное представительство полов, и в 2016 году в ответ на это было проведено заседание «Женщины в палеонтологии». Подобные разовые мероприятия не решат проблему полностью, но, по крайней мере, список выступающих в 2018 году стал более равномерным, чем раньше.

Тем не менее, борьба за справедливое представительство продолжается. Как отметила Арбор, например, в документальном фильме 2011 года « Dino Gangs » не только не было ни одной женщины-палеонтолога, но также игнорировался Юонг-Нам Ли — лидер Международного проекта динозавров, за которым последовал фильм. Но есть простой способ решить эту проблему, говорит Арбур: избранные СМИ, которых часто приглашают на интервью, должны прилагать больше усилий, чтобы быть в центре внимания. «Если бы я мог дать совет людям, у которых есть возможность регулярно общаться со СМИ, — говорит Арбур, — я бы также назвал имена коллег, которые не так часто получают такую ​​возможность.

Независимо от того, занимается ли палеонтология практическими проблемами или информационно-просветительской работой, ее по-прежнему душит пробел в разнообразии. Члены сообщества ЛГБТК+, например, только начинают становиться заметными и проводят свои собственные ежегодные собрания на конференции Общества палеонтологии позвоночных.

Эти вопросы глубоко проникают в дисциплину. Если вы не белый мужчина, будет сложно найти кого-то, кто похож на вас, чтобы идентифицировать себя в палеонтологической работе.«Я уверен, что полностью белые мужские панели часто не создаются со злым умыслом или намеренно исключают людей, — говорит Монтанари, — но если ваш идеал «настоящего» палеонтолога — это семь белых парней, найдите минутку, чтобы выяснить, почему это так».

Палеонтолог Смитсоновского института Бриана Побинер ищет узоры повреждений на костях животных в полевых условиях. NMNH / Крис Коварович.

Решение проблемы

Дефицит представительства сокращается.Проект Bearded Lady Project, Trowelblazers, появление таких палеонтологов, как Арбор, на таких шоу, как «Охота на динозавров в Канаде», и книга She Found Fossils Юджинии Голд, Абагейл Уэст и Эми Гардинер — все это меняет то, что когда-то казалось высеченным в камне. .

Политика борьбы с домогательствами тоже постепенно меняется. В 2015 году первоначальный опрос, проведенный Клэнси и ее коллегами, помог Американской ассоциации физических антропологов признать необходимость конкретного заявления против сексуальных домогательств в дополнение к их общему кодексу поведения.В том же году группа опубликовала такое девятистраничное заявление, которое было принято как Палеоантропологическим обществом, так и Обществом американской археологии. В нем особо упоминаются опасности сексуальных домогательств в полевых условиях и предлагаются конкретные способы борьбы с домогательствами, включая рекомендацию о том, чтобы главные следователи «соблюдали правила поведения на местах».

Кроме того, только в прошлом году Американский геофизический союз принял решение признать сексуальные домогательства научным нарушением наравне с фальсификацией результатов или плагиатом.(К сожалению, эти группы не являются юридическими лицами и не могут на законных основаниях применять эти политики.)

Теодор соглашается с тем, что заблаговременное установление четких правил является важным шагом вперед в изменении культуры. В Университете Калгари «мы внедрили официальную политику в полевых школах», — говорит Теодор, заставляя студентов «подписывать политику о том, что они будут ответственными взрослыми». Исследование безопасности сигналов, проведенное Робином Нельсоном и его коллегами, подтверждает это, обнаружив снижение домогательств и других форм дискриминации в отношении женщин, когда существовали и соблюдались четкие правила лагеря.

Эти изменения подтверждают ключевую истину: дискриминация женщин-палеонтологов — реальность, но не неизбежная. Палеонтологи, с которыми я разговаривал, сказали, что те, кто уже занимает видное положение и власть, могут предпринять простые, осязаемые шаги — например, сформулировать и обеспечить соблюдение кодексов поведения и даже рекомендовать своих коллег-женщин для выступлений, таких как комментирование документальных фильмов, — которые снимут барьеры, которые поразил науку с самого начала.

Бремя внесения этих изменений не может полностью лежать на женщинах — продолжение изнурительного стремления к равенству требует, чтобы мужчины тоже участвовали в разговоре, подчеркивают Су и Теодор. «Поскольку сексуальные домогательства и нападения так распространены на полевых участках, я считаю, что любому главному следователю или полевому руководителю необходимо разработать кристально четкий кодекс поведения», — говорит Побинер. Это не просто вопрос ожиданий, а способ безопасно сообщать об инцидентах и ​​реагировать на них в местах, часто удаленных от классной комнаты.

Палеонтология в целом слишком долго избегала этого разговора, а также создания и соблюдения этих стандартов. Впереди еще долгий путь, и каждый полевой сезон поднимает вопрос о том, какой наукой выберет палеонтология: той, которая ценит равенство и разнообразие, или дисциплиной, которая так же умирает, как и ее окаменевшие предметы.

«Кто-то открыл мне дверь, — говорит Су. «Я хочу убедиться, что он остается открытым и открывается шире».

Динозавры Окаменелости Пол Палеонтологи Палеонтология Женщины в науке

Рекомендуемые видео

Палеонтологические исследования

Обзор

Палеонтологи из Музея естественных наук Северной Каролины исследуют эволюцию жизни на протяжении последних 550 миллионов лет и используют множество биологические и геологические методы, включая микроскопию, иммуногистохимию, филогенетику, расширенную трехмерную визуализацию, сравнительную макроанатомию, и гистология.

Подразделение палеонтологии поддерживает активную исследовательскую программу, состоящую из сотрудников, студентов, стажеров, ученых-постдокторантов, добровольцев, адъюнкт-исследователей. и наши коллекции. Эти компоненты распределены между лабораториями и офисами в обоих крыльях музея, и многие из них назначаются совместно с Колледжем наук. в Университете штата Северная Каролина. Наши исследования получили всемирное признание, и мы стремимся служить обществу посредством просветительских программ.

Все вместе наши сотрудники заботятся о значимой для региона и уникальной в глобальном масштабе коллекции ископаемых, которая растет по количеству, репутации, популярности и использованию. Коллекции разделены на палеоботанику, палеонтологию беспозвоночных и палеонтологию позвоночных, в которых хранится более 125 000 ископаемых образцов. Большинство наших холдингов являются местными представители, примерно 85% палеонтологических образцов которых происходят из штата Северная Каролина. Благодаря недавней награде Национального научного фонда*, NCSM палеонтологические запасы недавно были перемещены в стальные шкафы музейного класса с архивными материалами с использованием проверенных передовых методов сохранения образцов.

Все три коллекции палеонтологии в NCSM зарегистрированы в GRBIO и Earth Cube и загружены в хранилище Музея. Веб-сайт онлайн-коллекций, GBIF, VertNet (только палеонтологические коллекции беспозвоночных и позвоночных) и iDigBio. База данных 3D-моделей значительных палеонтологических образцы общедоступны в нашей галерее 3D-моделей онлайн-коллекций.

Вы можете узнать больше об исследованиях нашего сотрудника и коллекциях музея по палеонтологии позвоночных, беспозвоночных и палеоботанике, перейдя по ссылкам ниже.

Палеонтологические исследования позвоночных

Куратор палеонтологии позвоночных в первую очередь занимается изучением эволюции и разнообразия мезозойских наземных экосистем, уделяя особое внимание уникальным позднеземным экосистемам. Триасовые записи Северной Каролины, меловые динозавры Северной Америки и Азии, а также зарождающаяся область молекулярной палеонтологии, занимающаяся сохранением мягких тканей в летописи окаменелостей жизни.

Палеонтологические исследования беспозвоночных

Палеонтологические исследования беспозвоночных в Музее естественных наук Северной Каролины охватывают широкий спектр таксономических групп и геологических периодов времени.Основное внимание в исследованиях уделяется колеоидным головоногим, эдиакарским комплексам Северной Каролины и ракообразным и иглокожим от мезозоя до кайнозоя.

*2016–2019 Национальный научный фонд, Коллекции в поддержку биологических исследований: коллекции естественной истории (CSBR, награда № 1560871): Критическое сохранение палеонтологических коллекций в NCSM: платформа для привлечения малообеспеченных студентов к гражданской науке. (495 280 долларов США для PI LE Zanno; с Co-PIs L Herzog, P Weaver, V Schneider)


Персонал

Постдокторские ученые-исследователи

Аспиранты-резиденты

Дополнительные исследователи

  • Терри «Баки» Гейтс
  • Беседка Виктория
  • Дон Клементс
  • Сьюзен Дримала
  • Алессандро Гарасино
  • Энди Хеккерт
  • Тони Мартин
  • Джим Микл
  • Стерлинг Несбитт
  • Н. Адам Смит
  • Раффин Такер
  • Элизабет Уилер

Коллекции

Лаборатории

Центр передового опыта в области палеонтологии

 

 

Центр состоит из большой группы исследователей, сотрудников, студентов, техников, и волонтеры со всего мира.Все члены Центра объединены общими целями и миссия.

Центр и его Музей естественной истории на участке серых ископаемых служат воротами в университет путем набора студентов, просвещения общественности, сбора средств, и проведение высококачественных исследований. В составе учебно-научного предприятия Колледжа искусств и наук, Центра, музея и места окаменелостей предоставляют точные и текущая информация о палеонтологии и исследованиях естественной истории посредством раскопок, открытия, экспонаты и информационно-просветительские программы. Музей Центра является хранилищем для коллекций палеонтологии колледжа и отвечает за их заботу и сохранение в вечность. Коллекции используются для выставок, программирования и исследований.

Центр наблюдает за научными исследованиями серых ископаемых возрастом 4,5–7 миллионов лет. Участок, необычное ископаемое место, расположенное в самом сердце Аппалачей.

Хотя этот сайт служит основой для исследовательской деятельности Центра, наш проекты очень разнообразны, начиная от мио-плиоценовых флор и фауны восточных Северной Америки и Евразии до фаун ледникового периода Аппалачей и Мексики, до палеобиология и эволюционные взаимоотношения неогеновых млекопитающих, рептилий и амфибий Мировой.Исследователи Центра очень активно сообщают о научных результатах местной, национальной и международной аудитории посредством общественных мероприятий, научных встреч, местные новостные агентства, журналы и ведущие рецензируемые научные журналы.

Наконец, Центр сыграл важную роль в разработке палеонтологической программы для Студенты ЭТГУ.

Сюда входит ряд классов бакалавриата и магистратуры (на факультетах геонаук и биологических наук), ежегодные экскурсии, опыт раскопок, и исследовательские возможности.Кроме того, текущая палеонтологическая программа для выпускников пятнадцать студентов со всей страны, что делает его одним из крупнейших и наиболее существуют различные палеонтологические программы.

 

Окаменелости 101: Основы палеонтологии | Объезды | Доисторическое путешествие

Окаменелость — это останки или отпечатки организма из предыдущего геологического периода времени, которые сохранились в земной коре. По данным Геологической службы Северной Дакоты, растения, животные, жуки, древесина и даже экскременты могут быть окаменелостями. Они могут принимать форму костей, раковин, отпечатков, янтаря, окаменевшего дерева, масла, угля и многого другого.

Палеонтология — это научное исследование этой прошлой жизни с использованием окаменелостей для понимания эволюции, окружающей среды, вымирания и других доисторических характеристик и событий. Существуют различные подразделы палеонтологии, такие как палеоботаника (изучающая ископаемые растения), палеоклиматология (изучающая древний климат Земли) или тафономия (изучающая процессы, связанные с окаменением).

Чтобы считаться ископаемым, образец должен быть старше 10 000 лет. Древнейшим из когда-либо найденных окаменелостей — строматолитам — от 3,5 до 4 миллиардов лет.

Большинство окаменелостей находят в осадочных породах, одной из трех основных групп горных пород, образующихся при накоплении или отложении отложений и других мелких частиц.

Как образуются окаменелости?

Ископаемое образуется, когда органический живой материал заменяется неорганическими материалами и минералами.Тип полезных ископаемых зависит от окружающей среды. Когда организмы умирают, они обычно разлагаются бесследно. Редко можно найти окаменелые мягкие ткани, такие как органы и мышцы, потому что они быстрее разлагаются до того, как успеет произойти окаменение. Но если условия окружающей среды подходящие, пишет Американский институт наук о Земле, ископаемое может образоваться.

Предположим, кость динозавра медленно засыпается грязью и водой вдоль русла реки. По мере того, как со временем накапливается осадок и кость все глубже погружается в земную поверхность, окружающий осадок превращается в горную породу, а вода и минералы, попадающие в пространство кости, кристаллизуют ее.Та-да! Вот так (спустя много-много времени) у вас есть окаменелость.

Это самый распространенный способ образования окаменелостей. Это называется перминерализацией. Есть и другие способы оставить растения и животных, такие как формы, слепки, карбонизация, янтарь и многое другое.

Окаменеть могут не только растения и животные, но и то, что они оставляют после себя. Следы окаменелостей возникают, когда остаются следы животного, такие как следы или норы. Копролиты — окаменелые фекалии — еще один вид следов окаменелостей.

Как ученые определяют возраст окаменелости?

Ученые используют метод радиометрического датирования, чтобы определить возраст пород, окружающих окаменелость. Этот метод сравнивает количество встречающихся в природе радиоактивных изотопов в породе с количеством продуктов ее распада.

Это причудливый способ сказать, что они видят, какая часть элемента со временем распалась. Поскольку ученым известна скорость распада изотопов, они могут выяснить, насколько стары окружающие породы и, следовательно, насколько стары окаменелости.

Почему в США так много окаменелостей?

Части Верхнего Среднего Запада и западных штатов имели все необходимые ингредиенты для образования ископаемых, особенно в меловой период между 67 и 145 миллионами лет назад. В то время части современных Канзаса, Небраски и других равнинных штатов были покрыты внутренним морем. Движущаяся вода является ключевым компонентом образования ископаемых, поэтому все эти реки и моря способствовали отложению ила и грязи на костях.

Итак, если кости были закопаны, почему мы так часто их находим? Горы — вот ответ.В том же районе, который был покрыт водой, миллионы лет спустя начали формироваться Скалистые горы и другие горные хребты, приближая те погребенные кости к поверхности земли. Китай также является прекрасным местом для поиска окаменелостей, поскольку его история горообразования аналогична истории Соединенных Штатов.

Лучшие места для поиска окаменелостей находятся в Монтане, Вайоминге, Дакоте, Калифорнии и Колорадо.

Что делать, если я найду окаменелость?

Если вы думаете, что понятие «хранители-искатели» применимо к поиску ископаемых, подумайте еще раз, особенно когда речь идет об окаменелостях позвоночных (например, черепах, костях ног и позвоночниках). Право собственности на ископаемое частично зависит от того, кому принадлежит земля, на которой оно было найдено. В Соединенных Штатах нет стандартизированной системы владения ископаемыми. В разных штатах и ​​резервациях коренных американцев действуют разные законы и правила сбора окаменелостей.

Лучше всего выяснить, кто управляет землей, на которой вы нашли окаменелость, и выяснить, каковы правила, прежде чем вы начнете копать. В общем, это плохая идея — отправиться на землю, о которой вы ничего не знаете, и взять оттуда окаменелость, особенно потому, что окаменелости так важны для идентичности многих сообществ.

На некоторых государственных землях, например, в ведении Лесной службы США, будут выдаваться разрешения на сбор окаменелостей. Другие, такие как национальные парки, полностью запрещают сбор окаменелостей без разрешения. Некоторые группы или землевладельцы предлагают платные раскопки, когда вы можете заплатить деньги, чтобы выкопать окаменелости на определенном участке земли. Если вы владеете землей, на которой нашли окаменелость, вы, вероятно, можете оставить ее себе. Но может быть хорошей идеей поделиться своим открытием с местным музеем, палеонтологической группой или государственной геологической службой, хотя бы для того, чтобы отпраздновать вашу находку.

Департамент наук о Земле и атмосфере

Палеонтология

823. Четвертичная экология и климат (3 кр) Fritz
Анализ и интерпретация четвертичных палеоэкологических данных. Закономерности долговременных изменений климата. Закономерности распространения и реакции организмов и экосистем на четвертичные экологические изменения.

830. Количественные методы в палеонтологии (3 кредита) Watkins
Численный и статистический анализ палеонтологических данных, включая биометрию, синэкологию и количественную биостратиграфию.

831. Микропалеонтология (3 кредита) Harwood
Морфология, классификация, экология и геологическое применение обычных ископаемых и сохранившихся морских, солоноватоводных и пресноводных микрофоссилий.

835. Палеонтология позвоночных (3 кредита) Hunt
Исследование эволюции позвоночных, включая изучение геологических и биологических факторов, влияющих на модель эволюции, и лабораторное исследование ископаемых материалов основных групп позвоночных.

836. Палеонтология млекопитающих (2 кредита) Secord
Обзор истории млекопитающих в мезозое и кайнозое с упором на интеграцию геологических и биологических данных о закономерностях и процессах эволюции млекопитающих.

935. Палеоэкология кайнозойских позвоночных (2 кр) Hunt
История наземных позвоночных в кайнозойскую эру с упором на летопись окаменелостей сообществ млекопитающих Великих равнин за последние пятнадцать миллионов лет.

936. Палеонтология кремнистого фитопланктона (4 кр) Harwood
Биостратиграфия, палеоэкология и палеобиогеография ископаемых диатомовых водорослей, силикофлагеллят и эбридианов.

937. Палеонтология мезозойских известняковых нанофоссилий (4 cr) Watkins
Биостратиграфия, палеоэкология и палеобиогеография мезозойских известняковых наннофоссилий.

938. Палеонтология кайнозойских известковых окаменелостей (4 кр) Лекция 3, лаборатория 3.
Биостратиграфия, палеоэкология и палеобиогеография кайнозойских известняковых наннофоссилий.

Связанные

814. Минералогия глин (4 балла) Holmes
Структура и свойства обычных глинистых минералов; их формирование и геологическое/почвенное распространение. Генерация и использование рентгеновских лучей для дифракционного анализа. Анализ глин и родственных им минералов методами рентгеновской дифракции и электронной микроскопии.

816. Геохимия изотопов (3 кр) Kettler
Поведение стабильных и радиогенных изотопов в геологических и космохимических системах. Применение изотопной геохимии для определения возраста горных пород, а также источников химических компонентов в горных породах.

817. Органическая геохимия (3 кредита) Kettler
Происхождение, сохранение и перенос органических соединений , обнаруженных в горных породах. Применение органической геохимии к палеоклиматическим и палеоэкологическим интерпретациям, а также к определению происхождения угля, нефти и природного газа.

821. Карбонатная петрология (3 кр) Франк
Обстановка и процессы осадконакопления, петрография, геохимия, диагенез и геологическое значение современных и древних карбонатных пород и отложений.

824. Биогеохимические циклы (3 кредита) Fritz
Химический цикл на поверхности земли или вблизи нее. Взаимодействие атмосферы, биосферы, геосферы и гидросферы. Современные процессы, геологическая летопись и влияние человека на циклы элементов.

828. Стратиграфическая архитектура и секвенс-стратиграфия (3 кредита) Филдинг
Анализ моделей стратиграфического суммирования в осадочных бассейнах и методы секвенс-стратиграфии.

885. Геология и разведка ископаемого топлива (3 балла) Филдинг
Геология угля, нефти и газа и методы разведки этих ресурсов.

895. Экономическая и разведочная геология (2 балла, макс. 6). Рекомендуемая параллель: курс GEOL, указанный инструктором и меняющийся в зависимости от содержания курса. Контент будет меняться каждые 3 года. Комбинированные лекции, семинары, краткосрочные курсы выходного дня и экскурсии. Экскурсии необходимы и поддерживаются пожертвованиями выпускников. Экскурсии могут быть запланированы во время семестровых каникул.Э. Ф. Шрамм Курс экономической геологии.

926. Морская геология и палеоокеанография (3 кредита) Франк, Уоткинс
Геология океанической области, формирование океанической коры, циркуляция, геохимия, пелагические отложения и их диагенез, корреляция и история океана.

929. Стратиграфия мезозоя и кайнозоя (3 кр) 
Применение стратиграфических принципов и методов к решению задач мезозоя и кайнозоя.

.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.