От какой обезьяны произошел человек: От какой обезьяны произошел человек? (из книги 1963 г.)

Содержание

От какой обезьяны произошел человек? (из книги 1963 г.)

Родственные отношения между собственно человекообраз­ными обезьянами недостаточно ясны и еще мало исследованы. Однако мы располагаем в этой области многими фактами. Не подлежит никакому сомнению, что человек происходит от обезь­яны; это неопровержимо доказывают многочисленные анатоми­ческие и палеонтологические данные. Но не менее верно и то, что он не может происходить ни от одной из современных обезь­ян, ибо эти последние в такой же степени сами являются про­дуктами эволюционного процесса.

Это означает, что в отдален­ный период истории земного шара, когда на земле еще не было человека, а существовал только какой-то отдаленный и каче­ственно отличающийся от него предок, не было также ни го­риллы, ни шимпанзе, ни орангутана, ни гиббона. Многосто­роннее и глубокое анатомическое сходство между человеком и антропоидами объясняется общностью их происхождения, тем, что они имели одного и того же предка.

Подобно этому, и со­временные романские языки не могли происходить один от дру­гого; все они представляют собой результат параллельного раз­вития, и о всех них мы знаем, что они происходят от латыни, являющейся в настоящее время мертвым языком.

Другими сло­вами, современные обезьяны — только двоюродные братья че­ловека, а не его предки. В некоторых отношениях они обогнали человека в своем развитии, в других — остались позади. Попы­таемся теперь расшифровать генеалогические отношения в груп­пе человекообразных, к которой человек относится в качестве равноправного члена.

Эти отношения можно представить в форме одной из сле­дующих четырех схем.

Первая схема исходит от Гек­келя. Предок всех антропоидов дал начало двум равноценным ветвям. На одной из них развились горилла и шимпанзе, на другой — гиббон, орангутан и человек. Согласно этому взгляду, человек находится в более близком родстве с гиббоном и орангутаном, чем с африканскими обезьянами. Этот взгляд согласуется и с отношениями расселения, так как имеются серьезные основания предполагать, что колыбелью человека является именно Азия, где найдены наиболее древние остан­ки прачеловека. Однако в свете новейших анатомических ис­следований теория Геккеля не может быть признанной, ибо ряд важнейших анатомических особенностей отличает чело­века от азиатских антропоидов.

Вторая схема соответствует отношениям, которые до недавних пор пользовались довольно широким признанием. Согласно этой схеме, гиббон рано от­делился от общего ствола и является более отдаленным род­ственником, тогда как остальные антропоиды, включая и чело­века, представляют параллельные ветви одного и того же дерева.

Третью схему предлагает Грегори, считающий оранг­утана ближайшим родственником человека.

Наконец, четвертая схема, которую отстаивают Ремане, Эллиот Смит и Вейнерт, является более современной и представляется наиболее вероят­ной. Согласно этой схеме, человек вместе с африканскими антропоидами составляет общую группу.

Ян Дембовский, Психология обезьян, М., «Издательство иностранной литературы», 1963 г., с. 32-33.

Ученые выдвинули новую версию происхождения человека от обезьяны

https://ria.ru/20210601/superkhischniki-1734944167.html

Ученые выдвинули новую версию происхождения человека от обезьяны

Ученые выдвинули новую версию происхождения человека от обезьяны — РИА Новости, 01. 06.2021

Ученые выдвинули новую версию происхождения человека от обезьяны

По мере эволюции и отделения от прочих приматов древние люди ели все больше мяса. Примерно два миллиона лет назад человек утвердился на вершине пищевой пирамиды РИА Новости, 01.06.2021

2021-06-01T08:00

2021-06-01T08:00

2021-06-01T14:32

наука

питание

диета

здоровье

биология

археология

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/06/01/1735097770_0:0:3640:2048_1920x0_80_0_0_59ed6d2d1f4688bf6190e485abe48171.jpg

МОСКВА, 1 июн — РИА Новости, Владислав Стрекопытов. По мере эволюции и отделения от прочих приматов древние люди ели все больше мяса. Примерно два миллиона лет назад человек утвердился на вершине пищевой пирамиды и стал царем природы. Согласно новой гипотезе это произошло благодаря богатой белками и жирами пище, обеспечившей быстрое развитие мозга. От всеядных — к суперхищникамБиологи относят приматов к всеядным, или генералистам — животным, употребляющим, в зависимости от ситуации, разную пищу. Но преобладают все же растения и плоды. Например, в рационе шимпанзе мясо обычно не превышает пяти-шести процентов. По аналогии пытаются реконструировать и диету людей каменного века, но это некорректно. Экосистема в ту эпоху коренным образом отличалась от нынешней, прежде всего обилием крупных животных — так называемой мегафауны, обитавшей рядом с человеком.Недавнее исследование ученых из Израиля и Португалии указывает на то, что уже 2,6 миллиона лет назад человек умелый (Homo habilis) растительной пище предпочитал мясо. Еще большим мясоедом был человек прямоходящий (Homo erectus), живший 1,8 миллиона лет назад. Он использовал каменные орудия для разделывания мяса, зубы и кишечник у него были меньше, чем у предшественника. Уменьшение размеров и мощности челюстей, а также органов пищеварения — эволюционные признаки смещения в сторону плотоядности. Травоядным нужно тщательно пережевывать много волокнистой растительности, чтобы получить необходимое количество калорий, а мясоеды проглатывают пищу, практически не пережевывая, но при этом у них более кислая желудочная среда.Изучив опубликованные данные, авторы исследования определили 25 факторов, по которым можно судить о структуре питания древних людей. Это, в частности, морфологические признаки тела, костей, зубов и внутренних органов, характер метаболизма, включая кислотность желудка и инсулинорезистентность, генетические особенности, геохимические и изотопные маркеры, а также форма и функционал каменных орудий. Так вот, судя по всему, примерно два миллиона лет назад более плотоядные Homo erectus вытеснили преимущественно растительноядных Homo habilis. Это противоречит гипотезе о том, что конкурентное преимущество древних Homo перед прочими приматами заключалось в их всеядности и, соответственно, способности адаптироваться к изменениям окружающей среды. Более того, именно переход на животную пищу авторы работы считают главным фактором эволюционного успеха современного человека как биологического вида. Прежде всего, по мнению исследователей, это обеспечило быстрое перемещение Homo из середины пищевой цепочки, где он часто сам оказывался жертвой крупных хищников, в ее верхнюю часть. Экологическая ниша расширилась, а богатая жирами пища ускорила развитие древних людей, чей метаболизм был настроен на кетоны, а не глюкозу в качестве источника энергии для мозга.Кроме того, в отличие от растительноядных видов, привязанных к узкой географической зоне употребляемых в пищу растений, ареал плотоядных животных ограничен только климатом. Мясная диета помогла людям расселиться по всей планете. По волчьим законамВместе со структурой питания менялось и социальное поведение. От приматов остались только групповая защита и совместная охрана территории. При этом появились особенности, свойственные крупным хищникам: избыточное убийство жертв, межвидовая нетерпимость, совместные добыча, транспортировка и употребление пищи, создание пищевых запасов, разделение социальных ролей, коллективное воспитание потомства. У ранних гоминидов ничего подобного не было, и это до сих пор доминирует в психологии человека.Авторы работы сравнивают людей с волками. И те и другие чрезвычайно выносливы и адаптивны, постоянно расширяют ареал обитания в поисках добычи, а диапазон размеров жертв чрезвычайно велик: от килограмма до тонны у волка и от ста граммов до нескольких тонн у человека. Причем и те и другие морфологически плохо приспособлены к охоте на крупную дичь в одиночку.Но волки и сегодня охотятся, как в плейстоцене, довольствуясь тем, что попадется, а люди, непрерывно совершенствовавшие методы и приемы охоты, добились возможности выбирать жертву. Палеонтологические данные указывают на то, что наши предки охотились на самых крупных животных того времени, как минимум вдвое превосходящих по размеру современных обитателей суши. На месте палеолитических стоянок археологи находят множество костей гигантских травоядных — слонов, бегемотов, мамонтов и шерстистых носорогов, мясо которых, по мнению ученых, составляло основу рациона первобытных людей. Весили эти животные по десять-двенадцать тонн. Для сравнения: нынешние слоны редко бывают тяжелее семи тонн.Ученые считают, что переход на крупную дичь связан с элементарной экономией усилий — проще было раз в неделю всем вместе добыть мамонта, чем каждый день каждому в одиночку гоняться за зайцами.У такой «оптимизации» были далеко идущие последствия: освободилось время для других занятий — совершенствования инструментов, воспитания детей, творчества. В сочетании с богатой жирами пищей, которую многие ученые считают движущей силой эволюции человеческого мозга, это дало мощный импульс эволюции.Назад к всеядностиДля определения места человека в трофической цепочке авторы исследования впервые применили биохимический метод — на основе анализа стабильных изотопов азота. Известно, что в организме потребителей пищи азота-15 на несколько процентов больше, чем в растениях или животных, которых едят. Изотопный состав азота в коллагене костей древних людей показал, что 50 тысяч лет назад человек был на вершине пищевой пирамиды, то есть был главным хищником на планете. Затем в структуре питания случился переворот. В среднем палеолите люди перешли от коллективной к индивидуальной охоте на мелких и более подвижных животных, обитающих в лесной зоне. Изобрели ловушки и капканы, а в конце палеолита — лук и стрелы.Все большую роль играло собирательство, а в неолите возникли зачатки земледелия и началось одомашнивание животных. Человек сам занялся созданием продуктов питания. Это полностью изменило жизнь биологического вида — излишки продовольствия, все более совершенные орудия труда, оседлые поселения сделали людей относительно независимыми от окружающей природы.

https://ria.ru/20210525/koshernost-1733675698.html

https://ria.ru/20201229/neandertaltsy-1591234367.html

https://ria.ru/20210505/zakhoronenie-1730756447.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/06/01/1735097770_570:0:3301:2048_1920x0_80_0_0_2a77ccd70c30daf2ba9dd1b9662da636.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

питание, диета, здоровье, биология, археология

МОСКВА, 1 июн — РИА Новости, Владислав Стрекопытов. По мере эволюции и отделения от прочих приматов древние люди ели все больше мяса. Примерно два миллиона лет назад человек утвердился на вершине пищевой пирамиды и стал царем природы. Согласно новой гипотезе это произошло благодаря богатой белками и жирами пище, обеспечившей быстрое развитие мозга.

От всеядных — к суперхищникам

Биологи относят приматов к всеядным, или генералистам — животным, употребляющим, в зависимости от ситуации, разную пищу. Но преобладают все же растения и плоды. Например, в рационе шимпанзе мясо обычно не превышает пяти-шести процентов. По аналогии пытаются реконструировать и диету людей каменного века, но это некорректно. Экосистема в ту эпоху коренным образом отличалась от нынешней, прежде всего обилием крупных животных — так называемой мегафауны, обитавшей рядом с человеком.

Недавнее исследование ученых из Израиля и Португалии указывает на то, что уже 2,6 миллиона лет назад человек умелый (Homo habilis) растительной пище предпочитал мясо. Еще большим мясоедом был человек прямоходящий (Homo erectus), живший 1,8 миллиона лет назад. Он использовал каменные орудия для разделывания мяса, зубы и кишечник у него были меньше, чем у предшественника.

Уменьшение размеров и мощности челюстей, а также органов пищеварения — эволюционные признаки смещения в сторону плотоядности. Травоядным нужно тщательно пережевывать много волокнистой растительности, чтобы получить необходимое количество калорий, а мясоеды проглатывают пищу, практически не пережевывая, но при этом у них более кислая желудочная среда.

Изучив опубликованные данные, авторы исследования определили 25 факторов, по которым можно судить о структуре питания древних людей. Это, в частности, морфологические признаки тела, костей, зубов и внутренних органов, характер метаболизма, включая кислотность желудка и инсулинорезистентность, генетические особенности, геохимические и изотопные маркеры, а также форма и функционал каменных орудий. Так вот, судя по всему, примерно два миллиона лет назад более плотоядные Homo erectus вытеснили преимущественно растительноядных Homo habilis.

Это противоречит гипотезе о том, что конкурентное преимущество древних Homo перед прочими приматами заключалось в их всеядности и, соответственно, способности адаптироваться к изменениям окружающей среды. Более того, именно переход на животную пищу авторы работы считают главным фактором эволюционного успеха современного человека как биологического вида.

Прежде всего, по мнению исследователей, это обеспечило быстрое перемещение Homo из середины пищевой цепочки, где он часто сам оказывался жертвой крупных хищников, в ее верхнюю часть. Экологическая ниша расширилась, а богатая жирами пища ускорила развитие древних людей, чей метаболизм был настроен на кетоны, а не глюкозу в качестве источника энергии для мозга.

Кроме того, в отличие от растительноядных видов, привязанных к узкой географической зоне употребляемых в пищу растений, ареал плотоядных животных ограничен только климатом. Мясная диета помогла людям расселиться по всей планете.

По волчьим законам

Вместе со структурой питания менялось и социальное поведение. От приматов остались только групповая защита и совместная охрана территории. При этом появились особенности, свойственные крупным хищникам: избыточное убийство жертв, межвидовая нетерпимость, совместные добыча, транспортировка и употребление пищи, создание пищевых запасов, разделение социальных ролей, коллективное воспитание потомства. У ранних гоминидов ничего подобного не было, и это до сих пор доминирует в психологии человека.

25 мая 2021, 07:00НаукаУченые узнали о некошерном питании иудеев в древности

Авторы работы сравнивают людей с волками. И те и другие чрезвычайно выносливы и адаптивны, постоянно расширяют ареал обитания в поисках добычи, а диапазон размеров жертв чрезвычайно велик: от килограмма до тонны у волка и от ста граммов до нескольких тонн у человека. Причем и те и другие морфологически плохо приспособлены к охоте на крупную дичь в одиночку.

Но волки и сегодня охотятся, как в плейстоцене, довольствуясь тем, что попадется, а люди, непрерывно совершенствовавшие методы и приемы охоты, добились возможности выбирать жертву.

Палеонтологические данные указывают на то, что наши предки охотились на самых крупных животных того времени, как минимум вдвое превосходящих по размеру современных обитателей суши. На месте палеолитических стоянок археологи находят множество костей гигантских травоядных — слонов, бегемотов, мамонтов и шерстистых носорогов, мясо которых, по мнению ученых, составляло основу рациона первобытных людей. Весили эти животные по десять-двенадцать тонн. Для сравнения: нынешние слоны редко бывают тяжелее семи тонн.

Ученые считают, что переход на крупную дичь связан с элементарной экономией усилий — проще было раз в неделю всем вместе добыть мамонта, чем каждый день каждому в одиночку гоняться за зайцами.

У такой «оптимизации» были далеко идущие последствия: освободилось время для других занятий — совершенствования инструментов, воспитания детей, творчества. В сочетании с богатой жирами пищей, которую многие ученые считают движущей силой эволюции человеческого мозга, это дало мощный импульс эволюции.

29 декабря 2020, 08:00НаукаВойна людей и неандертальцев. История величайшего конфликта в истории

Назад к всеядности

Для определения места человека в трофической цепочке авторы исследования впервые применили биохимический метод — на основе анализа стабильных изотопов азота. Известно, что в организме потребителей пищи азота-15 на несколько процентов больше, чем в растениях или животных, которых едят. Изотопный состав азота в коллагене костей древних людей показал, что 50 тысяч лет назад человек был на вершине пищевой пирамиды, то есть был главным хищником на планете.

Затем в структуре питания случился переворот. В среднем палеолите люди перешли от коллективной к индивидуальной охоте на мелких и более подвижных животных, обитающих в лесной зоне. Изобрели ловушки и капканы, а в конце палеолита — лук и стрелы.

Все большую роль играло собирательство, а в неолите возникли зачатки земледелия и началось одомашнивание животных. Человек сам занялся созданием продуктов питания. Это полностью изменило жизнь биологического вида — излишки продовольствия, все более совершенные орудия труда, оседлые поселения сделали людей относительно независимыми от окружающей природы.

5 мая 2021, 18:00НаукаНайдено древнейшее человеческое захоронение в Африке

«Где бы взять мамонтятины?» — Газета.Ru

О том, как эффективно бороться с лженаучными теориями, особенно ставшими активными в России в последнюю неделю, и о том, почему не стоит придерживаться палеодиеты, «Газете. Ru» рассказал Александр Соколов — создатель и редактор научно-просветительского портала «Антропогенез.ру», автор книги «Мифы об эволюции человека», вошедшей в список номинантов на премию научно-популярной литературы «Просветитель» 2015 года.

— В своей книге «Мифы об эволюции человека», вошедшей в лонг-лист премии «Просветитель», вы боретесь с лженаучными теориями, распространенными в нашей стране. Как, на ваш взгляд, за последние 5–10 лет в России лженаука сдала позиции или, наоборот, укрепилась?


— На мой субъективный взгляд, улучшения все-таки произошли. Мне даже хочется верить, что этому способствовал и наш научно-популяризаторский вклад. В последнее время в России, несмотря на отвратительную ситуацию с фондом «Династия», появляется много качественной литературы, проводятся популяризаторские мероприятия, молодежь начинает интересоваться наукой. Десять лет назад в этом плане был полный кошмар!

Однако рано радоваться: стоит отъехать от Москвы и Питера, от больших городов, пообщаться с местными жителями, и становится понятно, что у многих в головах — средневековая… или даже первобытная картина мира!

Складывается впечатление, что она с тех самых первобытных времен и не менялась.

Конечно, мировоззрение большинства людей в XXI веке формируется с помощью массмедиа, в основном — по-прежнему с помощью телевизора. В крупных городах на первый план выходит интернет — а это ведь большая помойка. Если на телевидении присутствует хоть какой-то ценз, то в интернете фильтрация информации отсутствует в принципе, слова выплескиваются в сеть прямо из спинного мозга, минуя неокортекс. Всемирная паутина — это производитель шума. Этот шум инсталлируется в головы пользователей сети, вытесняя даже те немногочисленные знания, которые остались со школы. Интернет — замечательная штука, но нужно же уметь им пользоваться. Граждане! Неряшливое чтение в сети опасно для вашего психического здоровья.

— Сразу конкретный вопрос. Как бы вы доказали человеку, который не верит, что он произошел от обезьяны, что он не прав?

— Пусть человек ответит, почему у нас сломался ген, отвечающий за синтез витамина С.

У других млекопитающих он работает, а у всех обезьян и у человека — нет.

Причем у нас с прочими обезьянами мутация, которая вывела этот ген из строя, одна и та же.

Либо и у нас, и у обезьян ген «случайно» сломался в одном и том же месте (что очень маловероятно), либо ген сломался у нашего общего предка. Поскольку наши предки (древние приматы) в те далекие времена кушали много фруктов, витамин С они получали в избытке с пищей и поломку гена не заметили.

— Если взять более широко. Как, на ваш взгляд, эффективнее всего бороться с лженаукой?

— Конечно, лучшая защита от лженауки — хорошее образование. Однако я не верю в то, что в ближайшее время уровень образования у нас возрастет. Пока что мы наблюдаем обратный процесс.

Далее — опыт показывает, что в России ни судебные разбирательства, ни призывы ученых к населению через СМИ «одуматься» на уровне фактов и логики не работают. Остаются методы пиара. То есть научная пропаганда, которая формирует у населения (прежде всего — у молодежи) интерес и доверие к настоящей науке. Через интернет, с помощью популярных мероприятий, фестивалей, фильмов нужно систематически прививать мысль, что наука — это здорово, увлекательно, модно, черт возьми, что за наукой будущее.

Что всеми благами, которые у нас сейчас есть, мы обязаны ученым, а не каким-то шаманам с бубном.

Лженаука лишь имитирует деятельность, реальных результатов там нет. Проблема в том, что лженаука — это чистый пиар. Ученый тратит основную часть времени на научную работу, лжеученый — на «раздувание щек». Лжеученые в отличие от ученых настоящих практически не ограничены фактами и могут с легкостью играть на страхах и предрассудках обывателей. Например, идея о том, что мужчина по природе своей — насильник, вне зависимости от того, как она обосновывается, найдет отклик у определенной категории граждан — причем как мужчин, так и женщин.

Что мы можем с этим делать? Черному пиару лжеученых противопоставить белый пиар научной пропаганды.

Правда на нашей стороне, а лжеученые — все-таки деграданты, и методы пропаганды у них убогие. Победить сложно, но можно.

— Должна ли борьба с лженаукой осуществляться государством?

— Конечно, в идеальной ситуации это должно осуществляться на государственном уровне — если «наверху» хотят, чтобы страна была конкурентоспособной в XXI веке — веке высоких технологий. Но давайте смотреть на вещи реально. Кажется, что сейчас нашему государству не до того, власти занимаются решением каких-то своих проблем, и — на деле, а не на словах — просвещение их очень мало волнует. Поэтому с лженаукой у нас борются одиночки-энтузиасты. Хорошо, что хоть они есть. Хорошо бы, чтобы государство хотя бы не мешало этому процессу…

Идеально, конечно, показать материальный ущерб, наносимый лженаукой, — это то, что действует на чиновников.

Их моральные страдания ученых не трогают, а вот потерянные деньги — другое дело. Некоторые примеры такого рода есть. Вспомним знаменитую «гравицапу» или фильтры Петрика. Но как докажешь материальный ущерб от лжеисториков, лжепалеонтологов, лжелингвистов?

— Каков статус ученого в нашей стране?

— С одной стороны, статистика показывает, что науке по-прежнему доверяют. С другой стороны, если россиянина попросить нарисовать портрет ученого — возникнет образ эдакого растрепанного чудика в очках типа Брауна из картины «Назад в будущее». Ученый — это чудак-«ботаник», а не пример для подражания. Если провести опрос среди детей, кем они хотят стать в будущем, я боюсь, что профессия ученого не войдет в первую десятку. Хотел бы ошибиться.

— В своей книге вы пишете: «Там, где возникает национализм, историческая наука почему-то имеет свойство заканчиваться». Вы считаете, что это утверждение свойственно только для нашей страны или оно общее для всех?

— В антропологии с «национально-патриотическими деформациями» приходится сталкиваться далеко не только в России. Местечковые антропологи многих стран хотят доказать, что именно на их территории появился человек, что их находки — самые древние и, соответственно, самые лучшие и ценные.

Где только не открывали своих собственных предков человека — в Греции, в Китае, в Грузии, в Англии… Конечно, и в России тоже.

Когда наука вступает на поляну политических и националистических амбиций, неизбежен конфликт желаемого и реального. Настоящий исследователь стремится отделять свои желания от фактов, но на практике от своих убеждений и предубеждений не свободен никто. А еще может существовать и определенный «госзаказ». Псевдоисторические движения обостряются, когда в стране кризис. Когда у людей нет повода гордиться реальностью, они находят вымышленные предметы для гордости. Начинаются разговоры о том, что «зато именно наши предки дали миру все блага цивилизации».

— Вы часто упоминаете о том, что в научно-фантастических фильмах (например, Кубрика) и книгах (например, Уэллса) встречаются неправдоподобные образы, которые вживаются в сознание обывателя. Получается, научную фантастику стоит запретить и писать надо только научно-популярные книги?

— Ну что вы! Совсем наоборот, я считаю что научная фантастика — это отличный формат популяризации научных идей. Другое дело, что автор книги стремится сделать сюжет захватывающим, неизбежно что-то добавляет, что-то выкидывает. У Конан Дойла, например, в «Затерянном мире» динозавры живут одновременно с людьми. Хотя автор, безусловно, знал, что к появлению первого человека все динозавры уже давно вымерли. Поэтому плохо, если фантастика — это единственный источник, из которого читатель или зритель черпает знания. Фантастическая книжка может послужить подростку отличным стимулом для занятий наукой. Но чтобы не принимать все прочитанное за чистую монету, нужны если не знания, то определенный культурный уровень. И условия, чтобы желание учиться было осуществимо, а увлечение фантастикой не выродилось в коллекционирование атрибутики.

— Какой у вас самый любимый «антропологический» миф?

— Если не самый любимый, то самый свежий — про так называемую палеодиету. Мол, в древности люди питались «естественно» — давайте же вернемся к образу жизни охотников-собирателей палеолита и станем питаться как они. Интересно, что «естественностью» обосновывают свой выбор поборники разных диет — сыроеды, вегетарианцы. Но понимают ли они, что значит «питаться естественно» и когда именно человек «питался естественно»? Десять тысяч лет назад? Сто тысяч? Миллион лет назад? В разные времена разные группы людей питались очень по-разному.

Кроманьонцы в Европе охотились на мамонтов и носорогов. Где бы взять мамонтятины?

А человек умелый кушал падаль, например. Так какой рацион подходит вам? Вообще-то это вопрос индивидуальный, диету должен рекомендовать врач-диетолог. Налицо нарождающийся научный миф. Обязательно освещу тему палеодиеты в своей следующей книге!

— Вы пишете, что в нашей стране существует довольно большой разрыв между учеными и обществом. Получается, ученые тоже не правы в том, что не всегда внятно доносят свои мысли до простых граждан, не хотят общаться с журналистами?

— В том, что у нас провалена популяризация, виноваты все: и ученые, и общество, и журналисты. Журналистов можно понять: сейчас экономический кризис, издания закрываются, нужно как-то выживать, привлекать читателей. А самый простой путь к привлечению аудитории — сенсации и скандалы. Добавьте сюда низкую квалификацию журналистов.

Что касается ученых, то они, по идее, должны бы заниматься самой наукой, а не ее популяризацией.

Популяризация — вещь специфическая и требует как особых навыков, так и времени. Постоянно общаясь со СМИ, ученый отвлекается от научной работы и рискует просто-напросто закончиться в профессиональном плане. Очень не помешала бы структура, посредник между учеными и массмедиа, которая взяла бы эти задачи на себя. Такая структура, которая занималась бы и пиаром, и подготовкой ученых к эфиру, публичным выступлениям, и даже юридической помощью ученым, пострадавшим от нерадивых журналистов.

— Как можно сделать «сложную» науку интересной для обывателя? Ведь словосочетания «радиоуглеродный анализ», «калий-аргоновый метод» внушают страх непросвещенному человеку…

— Существуют разные уровни популяризации. На самом нижнем уровне терминология должна быть сведена к минимуму. Условно говоря, не более 1–2 терминов в коротком видеоролике, и каждый термин нужно разжевать. Почему один-два? Потому что, если их будет три, мы перегрузим зрителя и он не станет смотреть.

Нижний уровень популяризации ориентирован фактически на ребенка.

Это значит, что объяснять нужно на пальцах. Чуть утрируя: «Австралопитек — это такая обезьянка, которая давным-давно ходила по Африке на задних лапах».

Мне кажется, что хороший научно-популярный текст сродни инструкции по пользованию бытовыми приборами. В инструкциях ведь тоже не используется специальная лексика, там никогда не напишут «поверните реостат». Домохозяйка не знает, что такое реостат! Поэтому напишут: «Поверните красненькую ручечку…»

Произошел ли человек от обезьяны,

«Партнер» №8 (191) 2013г.

Д-р Светлана Кабанова (Дюссельдорф)

или Что действительно говорил Дарвин

 

Человек разумный – совершенен,

Лишь один непознанный изъян

Будоражит мысли поколений —

Мы произошли от обезьян?

 

Светлана Кабанова

 

Вспоминаете, дорогой читатель, зачитанную и законспектированную до дыр статью Фридриха Энгельса «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» (1876)? Каковы были ее основные постулаты? Их можно свести к следующему. У предполагаемых предков человека – высокоразвитых человекообразных обезьян в связи с прямохождением как возникшей новой функцией организма произошло высвобождение рук. Далее совершенствование функций рук происходило «только благодаря труду, благодаря приспособлению ко всё новым операциям, благодаря передаче по наследству достигнутого таким путем особого развития мускулов, связок и костей и благодаря всё новому применению этих переданных по наследству усовершенствований к новым, всё более сложным операциям…». В результате стимулирующего действия труда, по мнению Энгельса, общество человекообразных обезьян стало более сплоченным, многие действия они стали производить сообща. Результатом совместной деятельности явилось развитие необходимого коммуникативного инструмента – речи. Именно труд совместно с членораздельной речью ставит Фридрих Энгельс во главу угла, называя их движущей силой эволюции человека.

Логично? Безусловно. Мы еще вернемся к обозначенным тезисам, а пока обратим внимание на молодого Чарльза Дарвина, изучавшего медицину в Эдинбургском университете и богословие в Кембридже, а затем получившего почетное место натуралиста-исследователя на экспедиционном судне английского королевского флота «Бигль». Будущий великий натуралист, исследователь и аналитик, а в 1831-ом году двадцатитрехлетний любознательный юноша, Чарльз Дарвин смело ступил на борт «Бигля» в надежде за два года объехать вокруг света. Путешествие затянулось на пять лет.

За время этого кругосветного путешествия (1831-1836) Чарльз Дарвин собрал богатейшие ботанические, зоологические, палеонтологические и геологические коллекции и сделал большое количество наблюдений. Он раскапывал кости огромных вымерших ленивцев и броненосцев в Аргентине, наблюдал экзотических насекомых и птиц в тропических лесах Бразилии, изучал дельфинов вблизи берегов Уругвая и вечнозеленые буковые леса в Чили, удивлялся разнообразию флоры и фауны австралийских коралловых рифов и восхищался утконосом и кенгуру.

 

Маршрут кругосветного путешествия корабля «Бигль»: 1 — Девонпорт; 2 — Тенерифе; 3 — острова Зеленого мыса; 4 — Баия; 5 — Рио-де-Жанейро; 6 — Монтевидео; 7 — Фолклендские острова; 8 — Вальпараисо; 9 — Лима; 10 — Галапагосские острова; 11 — Таити; 12 — Новая Зеландия; 13 — Сидней; 14 — Хобарт; 15 — залив Короля Георга; 16 — Кокосовые острова; 17 — Маврикий; 18 — Кейптанун; 19 — Баия; 20 — Азорские острова.

 

Тщательный анализ наблюдений и полученного фактического материала сделал крутой поворот в мировоззрении Чарльза Дарвина: ступив на борт корабля убежденным сторонником идеи постоянства видов, по возвраще­нии из экспедиции ученый сделался ее горячим противником, разрабатывая теорию динамичности, изменчивости видов.

Что явилось поворотным пунктом для кардинального изменения научных взглядов ученого? Конечно, предоставленная возможность наблюдать огромное количество новых видов, недоступных оку кабинетного исследователя, стационарно работающему в одной из стран. Классическим примером может служить изучение так называемых «дарвиновых» вьюрков на Галапагосских островах, экваториальном архипелаге в Тихом океане. На Галапагосских островах Чарльз Дарвин открыл 14 видов вьюрков, различающихся по типу строения клюва. Например, у вьюрков, питающихся твердыми семенами, клювы были толстые и массивные, у их соплеменников, употребляющих в пищу мягкую растительную пищу (например, ягоды) – тонкие и короткие. Вьюрки, питающиеся нектаром цветов, имели длинные и острые как шило клювы, а их коллеги, извлекающие насекомых из-под коры деревьев, работали очень крепкими клювами, похожими на клюв дятла. Галапагосские острова – это закрытая система, огражденная более чем девятисоткилометровым водным барьером от побережья Южной Америки, где также можно встретить вьюрков. Но совершенно других, приспособленных к местным условиям обитания. Какой же вывод сделал Чарльз Дарвин на основе увиденного? Все вьюрки произошли от одного общего предка, а причиной изменения строения клювов являются особенности питания.

 

Биологические виды не статичны, а динамичны!

Возвратившись после такого значимого путешествия в Англию в 1836 году, Чарльз Дарвин совершенно по-иному стал рассматривать достижения европейских селекционеров тех лет: уже не как натуралист-наблюдатель, а как эволюционист-аналитик. Надо отметить, что в первой половине XIX века Англия стала развитой промышленной державой, в которой шел интенсивный рост городов, требовавший быстрого повышения продуктивности сельского хозяйства. Плодотворная селекционная работа благодаря искусственному отбору, проводимому человеком, ознаменовалась созданием множества новых сортов растений и пород животных. В конце XVIII – начале XIX века в Англии были созданы первые селекционные питомники, организовано племенное животноводство. «Нет ли в работе селекционеров аналогий с естественным отбором в природе?» – «спросила» Чарльза Дарвина научная мысль. Конечно, сходство механизмов действия искусственного и естественного отборов есть: выбирать наиболее подходящих и приспособленных. И Дарвин позже напишет об этом, обобщив выводы в своих знаменитых книгах.

 Сколько же лет понадобилось Чарльзу Дарвину, ответственному ученому, теоретику и практику, чтобы решиться опубликовать свои труды? Пять? Десять? Ему потребовалось около двадцати(!) лет напряженных размышлений, для того чтобы мир познакомился с ныне известной всем теорией эволюции органического мира. Первое развернутое изложение теории эволюции Дарвина было опубликовано в 1859 году в книге «Происхождение видов путем естественного отбора или сохранения благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь». Книга пользовалась бешеным успехом. Первое ее издание (чуть больше тысячи экземпляров) предназначалось только для узких специалистов. Тем не менее, весь тираж был распродан за один день – беспрецедентный случай в книготорговле того времени. При жизни ученого эта книга выдерживает шесть английских, три американских, пять немецких, три русских, три французских и по одному итальянскому, голландскому, шведскому изданию.

 

Итак, что же говорил великий Дарвин в своей эволюционной теории? Ученый определил три фактора исторического развития биологических видов в природе: наследственная изменчивость, борьба за существование и естественный отбор. В результате взаимосвязи указанных факторов виды приспосабливаются к условиям внешней среды и изменяются. Воздействие на живые организмы меняющихся условий обитания или скрещивание между особями приводит к появлению изменчивости, возникновению новых особенностей в строении и функциях организмов. Поскольку в природе живые организмы дают больше особей в потомстве, чем их потом остается, то должен быть некий механизм, регулирующий их численность. Следовательно, между молодыми особями должна происходить конкуренция – борьба за существование: лучше приспособленные к условиям обитания особи выживают, а неприспособленные – погибают. Иными словами, в естественных условиях сама дикая природа осуществляет естественный отбор.

 

Проявив завидное терпение при анализе обширного материала, касающегося успехов работы селекционеров при отборе наиболее подходящих сортов культурных растений и выведении пород домашних животных, Чарльз Дарвин пришел к выводу, что в сельскохозяйственной практике роль выбора наиболее пригодных особей выполняет селекционер, а не природные условия. Такой вид отбора особей, выполняемый человеком, Дарвин назвал искусственным отбором.

 

Как же происходит процесс эволюции? Ступенчато по прямой лестнице, как это предполагал Жан Ламарк, или разветвленно, как утверждал Петр Паллас? По Дарвину, сходные организмы связаны родством и происходят от общего предка, и происхождение всех организмов можно проследить в обратном направлении до какого-то единого предка. Предок один, разветвлений много. Мы видим очевидный пример представления Чарльзом Дарвиным путей происхождения живых организмов, включая человека, в виде родословного дерева.

Почему ученый не спешил публиковать свои идеи? Он пророчески понимал, что они будут негостеприимно встречены не только ортодоксальными богословами, но и религиозными друзьями-натуралистами. Случилось ли это? К сожалению, случилось. Но случилось еще и другое. Взгляды Чарльза Дарвина о происхождении человека были неверно интерпретированы некоторыми его потенциальными сторонниками, и это неверное толкование получило достаточно широкое распространение. О каком же утверждении Дарвина идет речь?

 

В своем труде «Происхождение человека и половой отбор» (1871) Чарльз Дарвин на основе сходного строения ряда органов обосновал идею родства человека и человекообразных обезьян и высказал гипотезу общности их происхождения от древнего исходного предка. Необходимо еще раз подчеркнуть, что гипотеза ученого состояла в том, что человек наряду с человекообразными обезьянами мог произойти от общего древнего предка, и не более того. Дальновидный ученый не говорил, что человек произошел прямо от обезьяны, как стали утверждать некоторые сторонники эволюционного учения под названием «дарвинизм», сделав очень многое для широкого распространения этого стереотипа. Для того чтобы подтвердить правоту этих строк, автор этой статьи счел своим долгом в подлиннике прочесть все основные труды Чарльза Дарвина и лично убедиться в том, к каким пагубным последствиям могут привести неадекватные интерпретация и перевод.

 

Итак, Чарльз Дарвин утверждал, что человек произошел не от обезьяны, а от общей с человекообразными обезьянами предковой формы. Данная формулировка имеет совсем иной биологический смыл и означает в первую очередь наличие родства между обезьянами и человеком. Факт родства человекообразных обезьян и человека подтвержден современными данными генетики. При этом необходимо отметить, что вопрос заявленного ранее высокого процента (95%) сходства генетического материала человека и некоторых человекообразных обезьян в настоящее время активно обсуждается и не без оснований остается открытым. С завершением в 2003-ом году основных работ по расшифровке генома (совокупности всех генов) человека и появившимися в этой связи возможностями современным антропологам проводить исследования на более высоком уровне достоверности свидетельствуют в пользу уменьшения процента генетического сходства между человеком и обезьянами.

 

Кем же был он, наш общий предок? Может быть, он был более похожим на человека, чем на обезьян? Смею также предположить, что ныне существующие виды человекообразных обезьян являются тупиковыми ветвями развития, произошедшими от возможного в некоторое время скрещивания наших общих предков с дикими животными.

 

«А как же утверждения Жоржа Бюффона, Жана Ламарка, Фридриха Энгельса и других исследователей?» – обязательно спросите вы. Что касается высказываний Жоржа Бюффона, то по самым достоверным источникам, которые удалось найти, он был больше склонен утверждать о наличии родства между человеком и обезьянами, чем о прямом происхождении первого от вторых. При этом необходимо также учесть, что, как и в случае с недостоверным переводом и неправильным пониманием высказываний Чарльза Дарвина, слова «обезьяна» и «человек не следует всегда понимать буквально: в ряде случаев эти термины используются для обозначения предшествующих организмов или собирательных образов.

 

Помните, что мы остановились на том, что согласились назвать логичной теорию Фридриха Энгельса, обозначающую основную роль труда в эволюции человека? Равно как и предположение Жан Ламарка о возможном очеловечивании наших предков. Упомянутые теории логичны, вопрос лишь в адекватном понимании и корректном переводе. Если речь идет о нашем далеком предке, особая ветвь которого, обладающая интеллектом и началами социальных форм поведения, с помощью развивающего труда превратилась в современное человеческое общество, то с такими выводами можно вполне согласиться.

 

Какова была дальнейшая судьба теории Дарвина? В современной биологии ее до сих пор считают основополагающей естественно-научной концепцией эволюции живых существ, впервые обозначившей естественный отбор как один из ее главных движущих факторов.

 

Как сложилась дальнейшая судьба дарвинизма? Автором термина «дарвинизм», а также апологетом утверждения о происхождении человека от обезьяны является английский ученый Томас Гексли (Thomas Henry Huxley), «бульдог Дарвина», агностик и материалист, яростно противопоставивший эволюционное мировоззрение догматическим идеям божественного сотворения (креационизму). Это был дерзкий выпад в сторону Церкви, вызов изжившей себя системе взглядов, эпатаж, открывший ворота к смелому научному поиску, к самым необычным предположениям и дискуссиям. Превратившись в своего рода антирелигию, дарвинизм получил широкое распространение в среде ученых XIX века.

 

 Что же произошло в XX веке? Либеральное крыло дарвинизма трансформировалось в компромиссную синтетическую теорию эволюции, объединившую в себе постулаты дарвинизма и современные данные палеонтологии, генетики и эволюции биосферы. Реакционное направление дарвинизма превратилось в элемент коммунистической идеологии, типичным примером которого может быть цитата из газеты «Правда»: «Рабочий класс, вооруженный марксистско-ленинской теорией, берет всё подлинно научное в дарвинизме для борьбы за построение социализма». Эти и другие попытки политизирования научных знаний имели, к сожалению, далекоидущие негативные последствия как для биологии, так и для других наук. Однако в том нет ответственности Чарльза Дарвина: любое научное открытие можно использовать как для благих, так и для недобрых целей. Всё зависит от того, кем будет использоваться та или иная информация.

 

Что происходит сейчас, в XXI веке, веке молекулярной биологии и генной инженерии? Является ли дарвинизм основополагающей теорией эволюции? Считать ли человека прямым потомком обезьян или эволюционный процесс был гораздо сложнее? Противоречит ли эволюционная теория Дарвина идеям духовного развития личности? Приглашаю вас к дискуссии, дорогой читатель. Ваши мнения, комментарии и вопросы вы можете присылать в редакцию «Партнёра» или автору на электронный адрес: [email protected]

 


Человек произошёл от обезьяны — Прогулки по воде — ЖЖ

Знаете, есть такая, вот, часто встречающаяся фраза: «человек не произошёл от обезьяны — человек и обезьяна произошли от общего предка».

То есть повторяющий эту фразу как бы за науку и теорию эволюции, но всё равно немножко стесняется говорить напрямую. Пацаны, типа, огорчатся. Особенно те, которые верят в спец-дяденьку на небесах.

Ну или хочет показаться «более тонко понимающим».

Причём распространено это столь сильно, что временами такую фразу можно услышать даже от граждан, которые не просто за науку, а ещё и ей занимаются. Не антропологией, конечно, и не биологией, но всё-таки чем-то научным. Физикой, там, или историей.

Так вот, товарищи, человек действительно произошёл от обезьяны, не надо этого стесняться: тот самый предок, от которого ответвились современные высшие обезьяны и человек, уже был обезьяной. Поскольку «обезьяны» — это разговорное название «приматов».

Понятно, что если мы от высших обезьян пойдём к низшим, и будем искать их общего предка с человеком, то этот предок будет всё меньше похож на современных обезьян, и проживать он будет всё раньше по времени. Но это уже следствие некоторой условности классификации: она дискретна, а видообразование непрерывно, поэтому провести границу наверняка никак нельзя — где ни проведи, а по обе стороны от неё будет что-то почти идентичное своим соседям, располагающихся по другую сторону границы. Однако на большом промежутке времени отличий может накопиться даже больше, чем между карасём и слоном.

Классификация, конечно, условна, однако по ней общий предок высших обезьян и человека — тоже обезьяна. Про гипотетического предка всех обезьян в целом ещё можно поспорить, считать ли его обезьяной, и вполне понятно, например, что общий предок обезьян и шерстокрылов обезьяной не был, но с высшими обезьянами — вот так.

Однако особенно циничным для любителей сгладить углы (а также для поклонников спец-дяденьки) будет то, что человек не просто произошёл от обезьяны.

Человек ещё и является обезьяной.

«Обезьяны», напомню, это разговорное название отряда «приматы». Человек — это примат. Он — обезьяна.

К нам все эти «сглаженные углы», на самом деле, прибыли, как водится, из-за бугра. Но ввиду зашкаливающей духовности большинство восприняло этот дискурс как ниспосланную богами данность, не вникая в детали. С одной стороны, мы тут все такие патриоты, а сраная америкашка — сраная. С другой стороны, в этой сраной америкашке что-то там говорят, поэтому и нам тоже обязательно надо сделать так же.

В английском языке эта фраза осмысленна. У них есть два слова, оба из которых на русский переводятся как «обезьяна». «Ape» — человекообразная обезьяна. И «monkey» — все остальные обезьяны.

Так вот, человек и «monkey» действительно имеют общего предка, который, возможно, не должен классифицироваться ни как «monkey», ни как «ape».

При этом человек — и примат («primate»), и гоминоид («человекообразная обезьяна», «ape»).

В переводе же на русский, ввиду отсутствия в нём специальных слов, аналогичных «ape» и «monkey» (у нас есть только словосочетания, обозначающие это самое), получается очень странное утверждение: человек, который является обезьяной, тем не менее, «имеет с обезьянами общего предка».

Ну да, сто пудов имеет: если он сам — обезьяна, то у него совершенно точно есть общий предок с обезьянами — например, его папа с мамой, являющиеся ближайшими предками данного индивида и его же самого. Но вы точно хотели сказать именно это?

Такая, вот, беспредельная духовность и сглаженные углы.

doc-файл

Действительно ли человек произошёл от обезьяны?

Es ist der stetig fortgesetzte, nie erlahmende Kampf gegen Skeptizismus und Dogmatismus, gegen Unglaube und Aberglaube, den Religion und Naturwissenschaft gemeinsam führen. Und das richtungweisende Losungswort in diesem Kampf lautet von jeher und in alle Zukunft: Hin zu Gott!
Max Planck

Именно никогда не прекращающаяся, никогда не ослабевающая борьба против скептицизма и догматизма, против неверия и суеверия – это то, что религия и наука совместно ведут. И лозунг в этой борьбе, указывающий ей направление, звучит во все времена и навсегда: вперёд к Богу.

Макс Планк, лауреат Нобелевской премии по физике, один из создателей квантовой механики

Креационизм: сделано в секте

«Научное мировоззрение несовместимо с вашей христианской верой, поскольку вы утверждаете, что мир сотворён за 6 суток, Земле и Вселенной около 7000 лет, все виды животных и растений существуют неизменными с момента их появления, а Ева скроена из ребра Адама», – такие претензии слышу я часто от своих неверующих коллег. Что отвечать православным на такого рода «наезды»?

Современная космология, основываясь на анализе красного смещения звёзд, установила, что возраст Вселенной составляет 13,6 млрд лет. Геология, изучая содержание в древних породах радиоактивных изотопов калия и получающегося из них в ходе бета-распада газа аргона (а также по другим радиоактивным элементам), датирует возраст Земли иначе – 4,54 млрд лет. Подчеркнём, что в отличие от теорий, эти два утверждения являются таким же экспериментальным фактом, как то, что «Логос» выходит на протяжении последних шести лет. Я, безусловно, никому не могу запретить думать, что подшивка номеров газеты чудесно образовалась в моём шкафу вчера, но такая вера всё же покажется мне в высшей степени странной.

Что же касается теории эволюции, то, хотя мы не можем просмотреть как на киноплёнке события, приведшие за миллионы лет к трансформации рыбы в амфибию, рептилии – в птицу, тем не менее, эволюционное учение в наши дни становится из теоретического также и экспериментальным, когда наблюдаются процессы возникновения устойчивых к пестицидам крыс или устойчивых к антибиотикам бактерий. Я не говорю здесь про совокупность прочих доказательств справедливости теории эволюции, среди которых есть палеонтологические, морфологические, палеогеографические, биохимические и другие. Можно опровергать по мелочам отдельные детали конструкции, выискивать подделки (которые, безусловно, встречаются) среди экспонатов палеонтологических музеев, недобросовестность и даже фальсификации отдельных учёных (хотел бы я видеть человеческий коллектив, в котором на 12 человек не найдётся хотя бы одного Иуды), но полнота доказательств, собранная всем мировым сообществом к настоящему времени, от этого не пострадает. Можно говорить о полной рецепции (принятии) научным сообществом идей эволюции, и, напротив, об отторжении им креационистских идей.

Креационизм – учение, согласно которому все организмы были одновременно и независимо созданы Творцом в том виде, в каком они существуют сейчас (лат. creo – создаю) и предполагающее молодой возраст Земли, проповедуется в основном рядом американских сект в США. Ни в одном европейском университете вы не найдёте кафедры «креационистской биологии» или «креационистской космологии». Обратите внимание и на то, что состав участников дискуссий, развернувшихся между креационистами и эволюционистами в прессе и на интернет-форумах, неодинаков с разных сторон баррикад: за радикальный креационизм выступают или представители далёких от естествознания научных дисциплин, или абсолютно невежественные и необразованные люди, но никак не профессионалы биологи и палеонтологи.

Тема креационизма стала муссироваться в последнее время и в православных кругах. В Санкт-Петербурге некий «суперверующий» гражданин подал в суд на школу, в которой его дочь учили теории эволюции и не хотели знакомить с креационизмом. Что ж, очень жаль. Я думал, что только фундаменталисты в Южных Штатах протестуют против идеи эволюции, и что наше-то Православие «привито» от подобных заблуждений просто в силу хорошего образования. Увы!

Но, может быть, в самом деле теория эволюции противоречит православной вере, христианству, и мои обвинители правы? Вдруг Церковь действительно требует от своих прихожан под страхом анафематствования разделять взгляды, столь чуждые современной науке? Давайте попробуем разобраться.

Чего нет в Библии?

Наверное, никого не надо убеждать, что в Библии нет инструкции по выращиванию помидоров на широте Якутска, принципиальной схемы телевизора фирмы «Филипс» или полной дискографии Гребенщикова. Нет там и сведений о возникновении видимого мира. 1-я и 2-я главы книги «Бытие» – это нравоучительный рассказ, направленный на борьбу с идолопоклонством в древнем Израиле, а не конспект лекции для первокурсников геологического факультета. Церковь принципиально не занимается вопросами естествознания – это не её компетенция. Епископ Василий (Родзянко) в книге «Теория распада Вселенной и вера Отцов» предупреждал: «Чтобы избежать фантазии и фальши, нам надо придерживаться строжайшего правила – не смешивать разные, по существу не смешиваемые области – науку и религию». Господь основал на земле не академию наук и не университет. Целью дела Божия было и есть наше спасение, а не научное просвещение. «Библия – не научная книга, не историческая и не географическая, говорит Владыка Василий. – Она не принадлежит «миру сему», но выражается она языком именно «мира сего», языком, картинами, символами, образами, понятными этому миру».

Читатель, вспомнив картинки из школьного учебника, на которых злобные попы сжигают Джордано Бруно (мало кто знает, что он пострадал не за науку, поскольку ею вообще не занимался, а за свои философско-религиозные убеждения) или заставляют отречься Галилея, и в очередной раз попрекнёт: «Ну как же Церкви безразлична наука, коль скоро она так жёстко боролась с определёнными направлениями мысли и поддерживала другие?» Профессор СПбДА, архиепископ Михаил (Мудьюгин) говорит: «Что касается ссылок на конфликты между представителями научного и церковного мира, то упускается из виду, что эти конфликты были обусловлены не столько расхождениями прокламируемых учёными научных положений с положениями христианского вероучения, сколько неосновательными попытками богословов вторгнуться в неподлежащую их авторитету сферу эмпирического познания…» Добавим, что вмешательство Церкви в чисто научные вопросы было типично для средневекового и ренессансного католицизма, а не для Православия.

Аргументация, основанная на применении Библии к свойствам видимого мира уже заводила западных богословов в тупик. 1-й стих 92-го Псалма «Потому вселенная тверда, не подвигнется», и 5-й 103-го: «Ты поставил землю на твердых основах: не поколеблется она во веки и веки» вовсю использовались врагами Коперника для того, чтобы «доказать», что единственная астрономическая теория, совместимая с христианской верой, – геоцентризм. Найдётся ли в наши дни хоть один христианин в здравом уме, уверенный, что Земля – это центр Вселенной? Сегодня всем совершенно ясно, что эти отрывки библейской поэзии относятся к духовному состоянию человека, а не к динамике небесных тел. Позиция же критиков эволюции «с точки зрения христианства» ещё слабее: нет ни одного стиха Библии, который можно было бы понять как прямую поддержку их взглядов. Поэтому я убеждён, что через какое-то время в результате естественного отбора креационисты в христианской среде будут встречаться не чаще, чем сторонники геоцентризма Птолемея.

Зачем Богу эволюция?

После того, как мы выяснили, чего в Библии и в учении Церкви нет – а нет ни химии, ни биологии, ни прочих естественных наук, – давайте приглядимся к тому, что там на деле всё-таки есть. Многим православным богословам представляется, что мир, наделённый способностью развиваться от простого к сложному, в большей степени соответствует представлениям Церкви о всемогуществе Творца, чем такой мир, в котором ежесекундно нужно что-то «чинить» и «регулировать». Какой автомобиль совершеннее – тот, что требует постоянного вмешательства мастера, или тот, что едет без поломок десятки тысяч километров? Сравните «Жигули» с Мерседесом, и скажите, что вам кажется предпочтительнее – спокойно ехать в машине или лежать с гаечным ключом под ней. Мне хочется верить, что Творец создал мир, который много совершеннее даже последней модели Мерседеса.

В это же верил Василий Великий, который писал: «Тогдашний глагол (в акте творения – «да произведёт земля») и оное повеление сделалось как бы естественным законом и осталось на земле на последующие времена… То же повеление… и доныне действует в земле». Профессор, протоиерей Василий Зеньковский так комментирует слова святого: «Это есть учение о даре активности, сообщённом Земле при творении мира, – и этот дар активности, действующий и поныне, связывает мир с его Творцом».

Нас могут спросить: не преуменьшаем ли мы всемогущество Божие, представляя процесс творения постоянным соработничеством материи, способной к развитию, и творческих импульсов Божества? Не более ли правильным будет представление о Творце, создающем множество живых существ одним сверхъестественным актом, чем постепенное превращение одних форм в другие? Зачем Богу эволюция как посредник или инструмент? Отвечу четверостишием А.К.Толстого:

Способ, как творил Создатель,
Что считал он боле кстати –
Знать не может председатель
Комитета по печати.

Пророк Исайя говорит: «Горе тому, кто препирается с Создателем своим, черепок из черепков земных! Скажет ли глина горшечнику: «что ты делаешь?» и твое дело скажет ли о тебе: «у него нет рук?»» (Ис. 45, 9). Это не нашего ума дела – зачем Бог сделал что-то так, а не иначе. Нашего ума дело – как Он это сделал, чем и занимаются естественные науки.

Профессор В.В.Зеньковский пишет: «Акт творения не отрывает мир от Бога, а самостоятельная активность природы, внутренняя причинная связанность мира совсем не означает закрытости мира для воздействия Бога». Продолжая (конечно, неполную) аналогию с машинами, можно сказать, что современный процессор 64-битный Xeon в компьютере у меня на рабочем столе развился, эволюционируя из 16-битного 8086, бегавшего на 5 МГц. Но при этом мы не будем отрицать причастность к этому процессу сотрудников корпорации Intel, правда?

Итак, Бог не самоустраняется из мира, который создал, и участвует в его развитии. Позволю себе высказать частное мнение: мир наделён Богом способностью к синергии, то есть со-работничеству с Ним. Также, как Бог спасает нас не без нас, Он и мир сотворил не без мира, но с его помощью. Не потому, что не мог сделать его иначе, но потому что Ему угодно оставить всякой твари свободу, которая у неё есть. Свобода человека заключается в возможности принятия решений в моральной сфере. Свобода мира состоит в действии объективных законов. Наше спасение благодатью Божией – «Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар» (Еф. 2, 8) – не лишает нас ответственности за нравственный выбор, но этот выбор и помогает нам достичь цели – спасения. Также и создание Богом мира не прекращает работы эволюции, напротив, мир через действие эволюционных закономерностей достигает состояния, о котором сказано: «Хорошо весьма» (Быт. 1, 31).

Чего не может теория эволюции?

Однако же признаем, теория эволюции не может объяснить одну важнейшую вещь – возникновение существ со свободной волей. Очевидно, что физико-химическая система любой сложности никакой свободы иметь не может. Живая материя подвержена универсальным законам природы ничуть не в меньшей степени, чем космический корабль на орбите. Это только в анекдоте советская и американская ракеты встречаются над Атлантикой, приветствуют друг друга и сами решают лететь по домам.

Мы, люди, по собственному опыту знаем, что свободны. Поэтому всякий, кто не считает себя запрограммированным фирмой Microsoft устройством, должен предположить, что в нём есть что-то, не сводимое к процессу эволюции. Мы вполне можем считать, что природа прошла максимально далеко путь, который могла совершить своими силами, но, очевидно, что появление человека потребовало нового творческого акта полностью ex nihilo (из ничего). То есть природа подготовила почву, благодатный материал, который смог принять в себя бессмертную душу. И здесь заканчивается компетенция биологии и начинается компетенция религии, кончается учебник эволюционной теории и начинается Библия, которая говорит, что «создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт. 2, 7).

Как понимать этот «прах земной»? Очевидно, держаться вавилонского мифа о том, как Homo sapiens был слеплен буквально из глины, мы не обязаны. Феофан Затворник, например, считал так: «Было животное в образе человека, с душою животного. Потом Бог вдунул в него дух Свой – и из животного стал человек». Замечательный православный апологет XX века, новомученик профессор Николай Николаевич Фиолетов писал: «Когда Библия говорит о сотворении человека из земли, то дело здесь, конечно, не в земле в буквальном смысле слова, не в химическом составе земли, не в том или ином свойстве почвы, а в той идее, что человек и в создании своём органически связан с жизнью земли, исполняя на земле свое назначение».

Динозавр в качестве аргумента

Впрочем, у наших оппонентов, действительно, имеется важный довод, основанный на Священном Писании. Нам возражают: «Существование смерти до Адама противоречит учению Церкви о вхождении её в мир через грехопадение». Но если смерть пришла в мир в результате того, что наш праотец согрешил, то откуда же взялись останки динозавров в слоях более глубоких, чем те, что хранят следы человеческого существования? А ведь это является доказанным фактом. По логике вещей, доведённой до абсурда, христиане, увидев в палеонтологическом музее окаменелости, выкопанные из более ранних слоёв, чем те, в которых встречаются кости Адамовых потомков, должны были бы от своей веры отказаться. А заодно и от пользования нефтепродуктами, которые являются результатом разложения биомассы, накопленной за много миллионов лет до появления человека: ведь она в принципе не может существовать, а значит, Роснефть получает свои нефтедоллары «из ничего».

Совместимо ли наше знание (не мнение, а именно знание!), что динозавры вымерли до появления первого человека, с христианской верой? Да, смерть Адама есть результат его грехопадения. Апостол Павел говорит: «Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, [потому что] в нем все согрешили» (Рим. 5, 12). Но в стихе речь идёт о поражении смертью исключительно человеческого рода: говорится не «на всё бытие», и не на «всё живое», а на «всех человеков». Более того, не за умерших динозавров умер Христос – за нас, людей. Если бы было правдой (выдуманное мною сейчас) утверждение «грехом Адама смерть динозавров вошла в мир», то потребовалось бы принятие тезиса, что Христос, исправляя преступление Адама, и динозавров воскресит. Заметим здесь, что Церковь не отпевает ни собак, ни кошек – нужны ли ещё аргументы в пользу того, что именно смерть человека есть тот «последний враг» (1 Кор. 15, 26), который истребится в конце времён?

Апостол Павел говорит, что вся природа страдает в результате грехопадения: «Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне (Рим. 8, 23)». И Церковь поэтому мыслит Христа Спасителем не только людей, но всех живых существ: «…Сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. (Рим. 8, 20-21)». Но в чём это «рабство тлению» – мы не знаем. Если бы имелась в виду именно смерть тварей от естественных причин, то христиане, наверное, давно должны были бы стать вегетарианцами. В качестве своего частного мнения могу предложить понимание «страданий» природы как её неблагополучное экологическое состояние, которое является результатом грехов людей. Всякий, кто рискнёт в Якутске доехать до седьмого километра Вилюйского тракта и вдохнуть «благоухание» городской свалки, думаю, согласится с возможностью такой интерпретации.

Big Bang ударил по материализму?

Хотя неуместно было бы подгонять под текущую научную парадигму слова книги Бытия, есть множество свидетельств того, как именно Священное Писание и христианское богословие двигали человеческий ум в правильном направлении. Н.Н.Фиолетов пишет: «Древний языческий мир не знал этой идеи, чужда она была, как остаётся чуждой и сейчас, религиозно-философским мировоззрениям Востока (индуизму и буддизму). Нехристианский Восток знает лишь круговорот вещей, циклически повторяющееся движение («идея вечного возвращения»). Древняя Греция и античный мир вообще, исходящий из языческих пантеистических представлений, мыслил себе мир как замкнутое ограниченное целое, которому некуда идти и некуда развиваться».

Долгое время в физике господствовало представление о вечном, не имеющем начала во времени и бесконечном в пространстве космосе. Марксистко-ленинская философия также утверждала: «Принципиальное отличие диалектико-материалистического понимания материи от идеалистического заключается в том, что материя признаётся существующей вне и независимо от человеческого сознания, вечной, несотворимой, неуничтожимой и бесконечной во времени и пространстве» (А.И.Ракитов, «Марксистско-ленинская философия», 1988).

Теоретическое открытие в 1920-х гг. католического аббата Жоржа Леметра и русского учёного Фридмана, подтверждённое вскорости наблюдениями Эдвина Хаббла, перевернуло космологию (или, лучше сказать, создало космологию как математическую и наблюдательную науку). Монсиньор Леметр назвал предложенную им картину первоатомом, взрывающимся в момент сотворения мира. Суть его сводилась к тому, что Вселенная расширяется со временем, и что некоторое время назад Вселенной и вовсе не было! Не этому ли учит нас библейское Откровение, и не с этим ли боролись французские «просветители» и пропагандисты советского «научного атеизма»? «Теория большого взрыва» (Big Bang) в настоящее время принята за основу курса космологии во всех университетах, и взрыв этот, по образному выражению епископа Василия (Родзянко), «ударяет и по догматике материализма».

Идея возникновения сущего из ничего, сложного из простого всякий раз по-своему, но удивительно гармонично звучит на языке религии и языке науки. Архиепископ Михаил (Мудьюгин) замечает: «К тому же разряду явлений, в описании которых в Библии и на страницах любого учебника биологии легко обнаружить поразительно большую степень совпадения, относится процесс эволюции органического мира, от растений до человека включительно. В самом деле, последовательность появления на нашей планете всё более сложных живых существ одна и та же и в 1 главе Книги Бытия (Быт 1, 11-12, 20-27), и в трудах Уоллеса, Ламарка, Дарвина, Геккеля, Менделя, Тимирязева и других, ставших достоянием науки».

Наука и вера сходятся… в человеке

Для меня чрезвычайно важно, что подобного рода воззрения отнюдь не маргинальны, а наоборот, высказываются наиболее компетентными деятелями Церкви. Так, митрополит Антоний (Храповицкий) в конце позапрошлого века заявлял: «Мы не отвергаем эволюцию, мы её видим в совершенствовании человека на пути ко Христу». Сербский богослов XX века преподобный Иустин (Попович) говорил: «Мы верим в эволюцию человека на пути ко Христу». Н.Н.Фиолетов возмущался: «Делается обычно голословное и ни на чём не основанное утверждение, что будто бы религиозная точка зрения исключает возможность развития, что эволюция противоречит христианскому учению о творении мира. Трудно представить себе, в каких источниках, в каких положениях христианского вероучения можно было бы найти хотя бы намёк, дававший основание для таких утверждений». Профессор Киевской Духовной Академии С.Л.Епифанович (1886-1918) писал: «Причинам и силам всех существ вдруг и в одно мгновение Бог положил основание – в потенции создал мир мгновенно, после чего в известном порядке стали появляться отдельные виды бытия».

С другой стороны, в современной научной среде мы находим много верующих христиан и даже священнослужителей. Например, католический священник Джордж Койн из общества Иисуса, астроном и астрофизик, являвшийся до последнего времени руководителем обсерватории Ватикана и астрономической группы в университете Аризоны (США), говорит: «Бог в Своей бесконечной свободе творит мир, который отражает эту свободу на всех уровнях эволюционного процесса ко всё большей и большей сложности. Он не вмешивается непрестанно, но скорее позволяет, участвует, любит». Другой физик, профессор Джон Полкингхорн, специалист по квантовой теории поля и священник англиканской церкви, связывает возможность эволюционного развития мира с той свободой, которую Бог даёт твари: «Бог может сделать всё, что Бог пожелает, но это пожелание ограничено его природой… Бог не сотворит зла, ибо Бог благ. И я думаю, что Бог любви позволит миру делать себя самостоятельно. Поэтому я считаю, что эволюция – такая мощная и богословски полезная идея. Бог позволяет миру быть собой. Бог позволяет другим быть – со всеми неприятными последствиями, которые приходят вместе с этой свободой».

Поэтому православному христианину не нужно смущаться пришедшей к нам из наименее образованной части американского баптизма доктриной креационизма. Следует помнить, что наша Церковь никогда не требовала принятия тех или иных научных теорий, никогда не предавала анафеме последователей того или иного учения – политического, научного, философского – не имеющего отношения к делу нашего спасения. Надо спокойно воспринимать истины космологии (эволюция космоса) и биологии (эволюция животного мира). На нашей жизни в Вечности это никак не отразится.

Андрей ЗАЯКИН Якутская православная молодежная газета «Логос»

Читайте также:

Креационизм или эволюция?

Креационисты протестантского толка противоречат Священному Писанию. Считая день творения первой главы книги Бытия длиной в 24 часа, они не замечают, что уже во второй главе, «тем днем» названы все дни до появления человека. Сейчас-то какой день творения идет? Седьмой! Не правда ли затянулся по сравнению с предыдущими?!

Библия и наука о сотворении мира (Опыт естественно-научного толкования книги Бытия)

В предлагаемом вниманию читателя очерке автор старается выяснить, действительно ли между религией (имея в виду христианство) и наукой имеются противоречия во взглядах на происхождение мира. Для решения поставленного вопроса применяется сравнительно-аналитический метод. Он заключается в анализе и сопоставлении библейских текстов с современными научными данными.

О происхождении вселенной

После блестящего успеха книги Дарвина в головах ученых зародилась мысль, а нельзя ли так же воссоздать строительство всего мира — «камень на камень, кирпич на кирпич…». Первое научное продвижение возникло, когда ученые начали раздумывать над уравнениями общей теории относительности, приложенными ко всей Вселенной. Оказалось, что эти уравнения сами по себе не имеют стационарного решения, то есть решения, при котором все стояло бы на своих местах и не двигалось.

не обречен наступать на грабли

Слухи о том, что французские ученые обнаружили некий уникальный регион человеческого мозга, отвечающий за интеллект и отсутствующий у человекоподобных обезьян, похоже, несколько преувеличены. По крайней мере, так считает нейробиолог Филипп Хайтович. По его словам, явные отличия мозга человека от мозга обезьяны не обнаруживаются ни на анатомическом, ни на молекулярном уровне.

Человека от шимпанзе отличает способность перенимать опыт предшествующих поколений, в то время как обезьяна обречена из поколения в поколение наступать на одни и те же грабли, —  если, конечно, предположить, что шимпанзе для каких-то своих надобностей пользовался бы этим инструментом. И еще человек, в отличие от обезьяны, способен сохранять до старости детское любопытство, побуждающее некоторых из нас к инновациям. Впрочем, и эта способность не носит безусловно положительный характер, когда некоторые ученые, например, исследуют количество выражений лошадиной морды и сравнивают полученный результат с количеством гримас шимпанзе.

Филипп Хайтович. Фото Sk.ru

Об этом и многом другом заведующий лабораторией Сколтеха, руководитель Института вычислительной биологии в Шанхае говорил с корреспондентом Sk.ru. Ниже – выдержки из интервью.

-Газета Guardian сообщила о результатах исследования британских ученых, которые идентифицировали 17 различных выражений лошадиной морды и обнаружили, что по этому показателю лошадь существенно превосходит шимпанзе (только 14 различных выражений). Где, на Ваш взгляд, проходит грань между удовлетворением любопытства взрослых людей за счет грантов и серьезной наукой?

Я думаю, что эта история выглядит очень странно. Какой смысл сравнивать количество выражений шимпанзе и лошади? То есть, с поверхностной точки зрения, это выглядит даже не как детский вопрос, а как более чем странное занятие. Но если все же попытаться понять, зачем ученые это делали, то, конечно, суть вопроса совсем не в выражениях морды лошади или физиономии шимпанзе, а в том, чтобы понять, насколько люди уникальны. То есть насколько мы отличаемся от других животных, насколько мы можем распознавать настроения и состояния других людей. Потому что в нашей жизни понять настроение или ход мысли другого является ключевым аспектом нашей когнитивной деятельности. Если я что-то сказал, я всегда буду пытаться понять, какую реакцию мои слова вызвали у собеседника.

«У человека есть свойство нашего сознания, которое позволяет нам перенимать опыт, накопленный предыдущим поколением. Без этого наша цивилизация была бы невозможна»

Мы привыкли думать, что это является чисто человеческим свойством. Еще примерно 25 лет назад считалось, что у шимпанзе нет никакого понимания эмоционального или когнитивного состояния другого шимпанзе. Считалось, что они не понимают, о чем думает другой шимпанзе. Иными словами считалось, что подобная способность — это чисто человеческая характеристика.

Фото Sk.ru

Примерно 15 лет назад или даже немножко позднее исследования показали, что это не совсем так и даже совсем не так. Шимпанзе интересуется или пытается понять, какую реакцию вызовет его поведение у другого шимпанзе, и пытается даже манипулировать, то есть обманывать.

Теперь ученые стали смотреть на другие виды, например, на собак: собаки живут вместе с людьми довольно долго и, конечно, за это время немножко адаптировались к поведению человека, поэтому собаки являются очень интересной моделью того, насколько животные и человек могут общаться друг с другом, насколько возможно построить мост общения между видами. Лошади – не собаки, но они в некотором смысле не намного хуже, поэтому они тоже являются интересной моделью.

Что делает человека человеком

-Вы давно сравниваете человека и шимпанзе. В 2005 г. Вы с коллегами осуществили исследование по сравнению геномов шимпанзе и человека, которое было признано одним из главных научных прорывов года. Насколько далеко ушел человек от шимпанзе?

Как я уже говорил, раньше считалось, что между человеком и шимпанзе существует пропасть с точки зрения того, как работает мозг. А теперь мы понимаем, что это в принципе не совсем пропасть, скорее это градиент. Разумеется, шимпанзе не строят города, не создают университетов, не ездят на автобусе и не конструируют автобусы, не создают библиотек. Поэтому понятно, что, с точки зрения того, как работает наш мозг, между нами и шимпанзе или другими приматами действительно существует объективная разница.

Конечно, когда мы сравниваем современного человека, окруженного продуктами нашей культуры, и шимпанзе, это не совсем правильно. Но нужно понимать, в чем основное отличие. У человека есть свойство нашего сознания, которое позволяет нам перенимать опыт, накопленный предыдущим поколением. Без этого наша цивилизация была бы невозможна. Представьте себе, если бы каждый раз нам приходилось изобретать все по-новому, мы до сих пор жили бы в пещерах, и в лучшем случае у нас были бы какие-нибудь каменные скребки. Невозможно изобрести за срок жизни одного поколения все, что нас окружает.

И это основное отличие. У шимпанзе есть некоторые навыки. Они тоже пользуются инструментами, но процесс передачи информации из поколения в поколение у них не налажен. Поэтому не идет накопления знания, ну, и, конечно, изобретают они меньше; с точки зрения инноваций, модернизации – у шимпанзе с этим плохо. А у человека – хорошо. И, конечно, хотелось бы понять: какие механизмы в мозге отвечают за это?

Вы упомянули геном: это очень интересно. Был громадный проект, геном человека, который закончился в 2000 году. Казалось, что вот мы сейчас расшифруем геном и поймем, что делает человека человеком. Расшифровали геном, но по-прежнему было непонятно.

После этого сказали: давайте расшифруем геном шимпанзе. Тогда мы посмотрим, чем отличается один геном от другого, и нам станет понятно, что же все-таки отличает человека от животного.

Расшифровали геном шимпанзе и все равно ничего не поняли. Потому что геном – это как библиотека всего, что есть в нашем организме, всего, что с ним может случиться. А чтобы прочитать эту библиотеку, нужно понять, что там написано. Это не так просто. Это как шумерские письмена, которые вы нашли: как их прочитать, даже если вы можете различить буквы, то все равно не знаете, что они означают.  Вот так и в случае с геномом ученые пытаются понять, что эти генетические письмена означают.

Увеличивая радиус ясности, мы увеличиваем окружность темноты

— Журнал Current Biology сообщил о работе французских нейробиологов, которые нашли в мозге человека участок, вероятно, отвечающий за уникальные особенности разума Homo sapiens по сравнению с остальными приматами. Когда во время эксперимента обезьянам и человеку представляли абстрактную информацию, активной эта зона оказалась только у людей.

Вы в недавнем интервью «Комсомольской правде» перефразировали Сократа в том духе, что чем больше изучаете мозг, тем лучше осознаете, как мало о нем знаете. Работа французов добавляет что-то важное к представлениям ученых о мозге человека?

-Естественно, каждая научная работа приближает нас к пониманию того, как работает та или иная вещь, включая человеческий мозг. В то же время есть знаменитое изречение о том, что, увеличивая радиус ясности, мы увеличиваем окружность темноты. Некоторые люди вообще считают, что мозг невозможно расшифровать: изнутри своим мозгом мы не можем расшифровать мозг.

Фото Sk.ru

Я не придерживаюсь этой точки зрения. Но мозг действительно является очень сложной системой. Надо понимать, что современная биология, несмотря на все ее достижения, находится на достаточно примитивном уровне. Мы привыкли считать, что биологи могут чуть ли не творить чудеса. На самом деле это все совсем не так. Биология находится во младенчестве. Мы знаем функции меньше половины генов, которые у нас есть. И, естественно, как же можно говорить, что мы можем все понять, если мы даже не знаем того, что делают белки, закодированные в нашем геноме.

Это не значит, что этим не следует заниматься, потому что мозг является основой того, кто мы есть. Понять, как он работает, важно, с точки зрения многих практических аспектов.

Возвращаясь к работе французских ученых. Для нас важен порядок слов: в русском языке порядок слов можно менять, в других языках это сложнее. Для нас важна структура тех сигналов, которые мы посылаем языком либо жестами. То же в музыке. Но это – лишь один из аспектов того, чем мы отличаемся от других животных. Речь идет об одном из маленьких кусочков мозаики того, как работает наш мозг.

Сами по себе исследования того, как работают отдельные области мозга, не новы. Поначалу это делалось без всяких приборов, когда изучали повреждения мозга, полученные на войне или на производстве или в результате инсульта. Просто смотрели: человек потерял такую-то способность, например, способность разговаривать, и это локализовано в знаменитом районе мозга, зоне Брока.

Это было сделано давно, больше ста лет назад.

С появлением функциональной томографии это стало делать гораздо проще. Возьмем ту же зону Брока. В принципе известно, что она должна отвечать за речь. И действительно, когда люди разговаривают, у них активируется эта часть мозга: у мужчин, обычно, в левом полушарии, у женщин это зачастую активируется более диффузно – и слева, и справа, но, в общем, это происходит индивидуально.

А как это выглядит в сравнении с шимпанзе? Наверное, в мозге человека есть некие специфические структуры, отвечающие за речь: мы же определенно видим, что какая-то зона мозга активируется, когда человек разговаривает. Если эта зона повреждена, мы теряем речь. И стали сравнивать: есть ли какие-то отличия в анатомической структуре между мозгом человека и шимпанзе. Не нашли. Тогда решили посмотреть на молекулярные маркеры – экспрессия генов, концентрация белков, и тоже ничего не нашли.   Конечно, какие-то совсем тонкие различия могут быть, просто они еще не найдены, поскольку современные методы еще не настолько чувствительны.

Но можно сказать, что речь идет не о каком-то специфическом регионе мозга человека, это обычная часть коры. Этой части коры распределили некую функцию, и она стала за нее отвечать. Это как на работе, приходит начальник и говорит: ты будешь отвечать за командировки. И человек работает и отвечает за командировки. Потом кто-то ушел в декретный отпуск, и надо, чтобы кто-то стал отвечать еще за бухгалтерию. Человек подучился, и стал выполнять новую работу. В мозге происходит то же самое. Мы знаем, что в случае повреждения определенного участка мозга другие участки могут эту функцию более или менее восполнить. Конечно, если человек в возрасте, это не так просто, потому что мозг не такой гибкий. Но если это происходит в детстве, то вообще никаких проблем: другие регионы мозга полностью компенсируют потерю.

-То есть перераспределение функций между различными регионами мозга возможно в зависимости от обстоятельств?

Фото Sk. ru

-Да, несомненно.  Я всегда привожу такой пример. Есть редкое заболевание, которое вызывает частые эпилептические припадки у детей в очень раннем возрасте, где-то, начиная с года, и единственный способ предотвратить смерть этих детей – удалить одно из полушарий. Казалось бы, лучше смерть, чем жить без одного полушария мозга. Но это совсем не так. Конечно, после такой операции дети некоторое время не могут двигать одной половиной тела, но примерно через год оставшееся полушарие практически полностью компенсирует утраченное. Дети не умственно отсталые, они ходят в обычную школу и могут разговаривать, даже если левое полушарие удалено; могут даже выучить несколько иностранных языков. Это научный факт.

Иначе говоря, в обычном, полноценно работающем мозге такой-то регион будет отвечать за такую-то функцию. Это естественно: если у нас есть эта функция, какой-то регион мозга должен за нее отвечать. Например, мы чувствуем вкус — должен же какой-то регион за это отвечать. Мы разговариваем, — должен быть регион мозга, который за это отвечает. Даже математика: мы решаем уравнение, и должен быть регион или несколько регионов, которые за это отвечают, иначе как бы мы могли это делать? Мы же не можем научиться математике с помощью печени или почек. И обычно у людей это распределено определенным образом. Возвращаясь к аналогии с работой некоей организации: бухгалтерия сидит на первом этаже, на втором этаже – начальник…  Но надо понимать, что все это достаточно условно, потому что существуют достаточно большие отличия между разными людьми, у кого-то немножко слева, у кого-то немножко справа; в случае повреждений одни регионы мозга могут хотя бы частично компенсировать утраченные функции. То есть речь не идет о том, что в мозге существует некая уникальная структура или какие-то уникальные гены, или какие-то уникальные белки.

Чем двадцатилетний человек похож на двухлетнего шимпанзе

-У Вас есть очень интересное рассуждение о том, что человеческий череп похож на череп детеныша человекообразной обезьяны; с  возрастом у обезьяны череп изменяется и становится маленьким по сравнению с  остальным телом, а у человека череп «замораживается», сохраняя детскую форму. Возможно, это каким-то образом связано с тем, что некоторые из нас с возрастом сохраняют детскую любознательность.

-Это совсем не моя идея. Я просто суммировал некоторые гипотезы. Первая гипотеза насчет черепа была сформулирована больше ста лет назад. А первые наблюдения были сделаны лет двести назад, когда в Европу для развлечения населения стали привозить человекообразных обезьян из Африки. И стало очевидно, что маленькие детишки шимпанзе или горилл – очень милые, похожи на людей, а когда вырастают – совсем не похожи. Тогда же стали изучать, как отличается форма черепа. Действительно, если посмотреть на череп взрослого человека и молодого шимпанзе, они похожи. А когда шимпанзе вырастает, там происходят морфологические изменения, которых у человека нет.

Есть такой феномен, который наблюдается у некоторых видов, в  частности, у некоторых ящериц, которые во взрослом возрасте напоминают невзрослую степень развития близких видов. Если вы не знаете, то посмотришь, — на вид подростки, а на самом деле – взрослые особи. И появилась такая гипотеза, что, может быть, у человека то же самое: мы взрослые, а с точки зрения шимпанзе, мы выглядим, как детеныши.

Конечно, это довольно наивное обобщение, но, как я уже сказал, сама биология находится в младенческом возрасте, благодаря чему такие достаточно наивные гипотезы циркулируют и имеют вес.

В 70-е годы была высказана гипотеза знаменитым американским биологом Стивеном Джеймсом Гулдом, что, может быть, это наше ребячество действительно существует. Но не с точки зрения формы черепа, а с точки зрения того, что мы остаемся любопытными, интересуемся всем, мы не такие агрессивные. Нам легче общаться с другими особями нашего вида. Это уже более интересная гипотеза, потому что надо же объяснить, почему человеческий мозг так работает.

«Биология находится в младенчестве. Как же можно говорить, что мы можем все понять, если мы даже не знаем того, что делают белки, закодированные в нашем геноме?»

Мы изучали этот вопрос на молекулярном уровне и продолжаем его изучать с точки зрения активности генов. Конечно же, на самом деле все, как всегда, гораздо сложнее. То есть в этой гипотезе есть доля правды, но только доля. Если мы смотрим на мозг в целом, то ничего такого нет.  Мозг развивается, как он должен развиваться, и мы не заморожены в каком-то детском состоянии по сравнению с шимпанзе.

Но есть определенные процессы, отвечающие за формирование нейронных сетей, тех сетей, которые отвечают за память, за то, как мы реагируем на внешний мир, и этот процесс у человека гораздо более растянут, чем у шимпанзе или макаки, или других приматов. Представьте себе, что вы лепите что-то из глины: слепили и после этого изделие затвердело. У шимпанзе мозг как бы лепится из глины в течение где-то года, а потом этот процесс замедляется, и менять там что-то уже практически нельзя.

Фото Sk.ru

Но это только отдельный процесс из нескольких сотен процессов, которые проистекают в мозге. В этом смысле действительно можно сказать, что, например, взрослый двадцатилетний человек может быть похож на двухлетнего шимпанзе с точки зрения формирования нервных сетей, но, с точки зрения других процессов, это не так: в этом отношении двадцатилетний человек сопоставим с пятнадцатилетним шимпанзе, потому что  шимпанзе немножко быстрее взрослеют, немножко быстрее стареют. Поэтому нельзя сказать, что все синхронизировано, — все немного сложнее.А у человека мозг остается в пластичном состоянии гораздо дольше, вся эта «лепка» продолжается первые почти десять лет. Потом это как-то шлифуется, но даже во взрослом состоянии не полностью застывает. Это видно  с точки зрения молекулярных процессов, это можно проследить.

А мозги все меньше и меньше

-От формы черепа – к объему мозга. Существует гипотеза, что Homo Sapiens победил неандертальца не из-за разницы в объеме мозга, а просто потому, что быстрее размножался…

-Это опять-таки не моя гипотеза, точнее догадка. Насчет неандертальца доподлинно известно, что объем его мозга не был меньше, чем объем мозга современного человека. На самом деле, говорят, что мозг неандертальца был даже больше, чем у человека, но это тоже не совсем так. Он больше, чем у нас, ныне живущих. Но если мы посмотрим на мозг наших предшественников, наших прапрапрабабушек и прапрапрадедушек, живших в то же время, что неандерталец, их мозг был примерно такого же размера как у неандертальцев.

Просто за последние 50 тысяч лет наш мозг уменьшился в объеме. Возможно, после того как мы победили неандертальцев, такой большой мозг нам оказался ни к чему, он слишком много энергии потребляет. И мозг стал уменьшаться.

Что касается скорости размножения, про неандертальца сложно сказать, насколько быстро он размножался, потому что мы этого на данный момент не знаем. Но мы можем сравнивать человека с другими видами приматов. Давайте посмотрим на шимпанзе, на горилл, на орангутангов. Казалось бы, шимпанзе должны рожать, как кошки. На самом деле они размножаются примерно раз в четыре года. Примерно то же самое гориллы, орангутанги – наши ближайшие родственники. Это удивительно, потому что у них продолжительность жизни немножко меньше: мы стареем в шестьдесят, а они – в сорок-сорок пять; небольшая разница, но достаточно существенная. Казалось бы, обезьянам стоило размножаться побольше, но это совсем не так. А вот человек может размножаться раз в год, даже чуть почаще, если здоровье позволяет и достаточно еды.

Опять-таки: сколько требуется вскармливать грудным молоком? Для человеческих детей, чем дольше, тем лучше, но если вы через полгода остановитесь, то ничего страшного не произойдет, ребенок не погибнет. А у шимпанзе, горилл, орангутангов это очень длительный процесс. Они кормят детенышей где-то на протяжении четырех лет. Конечно, у них совершенно другая диета. И если приостановить кормление раньше, скорее всего детеныш погибнет.

А ведь это наши ближайшие родственники, если, конечно, не считать неандертальцев. Конечно неандертальцы нам ближе, мы с ними разошлись примерно полмиллиона лет назад, а с шимпанзе – восемь миллионов лет назад, с гориллами – десять миллионов лет назад. То есть разница на порядок. Так что достоверно сказать, как размножались неандертальцы мы пока не можем. Тем не менее, люди действительно достаточно уникальны среди высших приматов тем, что они размножаются достаточно быстро. Это удивительно.

«Принято считать, что гаджеты призваны сделать нас более умными. На самом деле в современном обществе можно прожить без большого объема мыслительной деятельности»

-Вы телевизор смотрите?

-Да, конечно.

-Вас не удивляет, что в последнее время на нашем телевидении появилось такое невероятное количество рекламных роликов средств от импотенции? Еще год назад такого количество роликов на эту тему не было и в помине. Это что-нибудь сообщает о состоянии наших мозгов?

-Мне кажется, это больше говорит о развитии фармацевтической индустрии. Видимо, производители обратили больше внимания на российский рынок таких средств.

-Напоследок об энергопотреблении мозга. Если я правильно Вас понял, мозги человека уменьшились, вероятно, в том числе, и потому, что мозг потребляет слишком много энергии?

-Это одна из гипотез, почему наши мозги уменьшились…

Мозг еще не понял, что он не нужен

-Сейчас человеческий мозг потребляет около 20% энергии. Это рационально?

-Наше тело и наш мозг – это продукт эволюции. Как продукт эволюции наш мозг является тем, что позволяло нашим предкам выживать по сравнению с теми, у кого мозг потреблял больше или меньше энергии. Конечно, можно отрицать эволюцию, но если мы признаем существование эволюционного процесса, то с этой точки зрения, все достаточно просто.

Почему мы стареем в 60, а не в 30, как макаки, или в 150, как киты? И почему у нас мозг потребляет 20% (в состоянии покоя, когда мы не бежим, потому что в движении наши мышцы потребляют много энергии)? Почему у нас пять пальцев, а не три или не шесть? С эволюционной точки зрения такой дизайн был самым лучшим по сравнению с другими. Человек, устроенный таким образом, имел больше детей, они лучше выживали, а у других — меньше детей, и они хуже выживали. Чего тут думать, рационально это или нет; с эволюционной точки зрения, это было на определенный момент хорошо и правильно.

Конечно, есть проблемы. С эволюционной точки зрения, было правильно откладывать жир. Сейчас, когда есть доступ к Макдоналдсу, это уже становится некоторым недостатком. Всем бы хотелось есть в Макдоналдсе и не толстеть. Но если сейчас, например, случится такая глобальная революция, когда кроме Макдоналдса ничего не останется, то люди, которые могут питаться в Макдоналдсе и при этом не толстеть и не иметь диабет или очень высокое кровяное давление, — у них будет эволюционное преимущество. Несомненно такие люди есть среди нас: у них произошли некоторые мутации в тех генах, которые отвечают за метаболизм, и они оказались невосприимчивы к жиру – лопают, а жир у них не усваивается или сгорает.  Вот если на Земле останутся одни Макдоналдсы, эти люди выживут, и с точки зрения эволюции, это будет хорошо. Является ли это рациональным в более глобальном смысле слова – трудно сказать.

Фото Sk.ru

-Вы можете спрогнозировать: в каком-то отдаленном будущем мозг человека будет потреблять больше энергии или меньше?

-Это интересный вопрос. Существует гипотеза которая пытается объяснить, почему наш мозг уменьшился за последние 50 тысяч лет. Проводят аналогию с одомашниванием. Когда происходит процесс одомашнивания, мозг уменьшается. Частично это так для того, чтобы повысить продуктивность размножения. Например, если вы хотите, чтобы хрюшки быстро размножались; зачем им для этого такой большой и затратный мозг? Им и маленького достаточно в свинарнике. Пусть лучше жир нагуливается, чем мозг растет, хотя, в принципе, мозг — тот же самый жир, только более дорогой.

«За последние 50 тысяч лет наш мозг уменьшился в объеме. Возможно, после того как мы победили неандертальцев, такой большой мозг нам оказался ни к чему, он слишком много энергии потребляет»

Если продолжится тенденция, что мозг нам особенно ни к чему, а размножаться нужно обязательно, то с этой точки зрения, эволюционно иметь мозг меньшего размера будет выгодно. Можно будет жить поживать, ни о чем особенно не думая, и иметь кучу детей…

-Плюс гаджеты…

— Обычно принято считать, что гаджеты призваны сделать нас более умными. На самом деле в современном обществе можно прожить без большого объема мыслительной деятельности. Почему люди ездят в метро и играют в свой мобильный телефон? Потому что эволюция – достаточно медленный процесс. У большинства людей мозг не может сидеть без дела. Раньше было так: зазевался, тебя раз – и съели, какой-нибудь неандерталец тебя стукнул по башке каменным молотком, и ты эволюционно проиграл. А сейчас можно в метро отключиться и ни о чем не думать. Но мозг нам не позволяет до конца отключаться, потому что он еще не понял, что в принципе не нужен. Поэтому люди играют в мобильные игры или читают анекдоты в метро, чтобы просто занять свой мозг, чтобы было не так скучно. Так что гаджеты нам в основном нужны, чтобы развлекать мозг, и отвлекать мозг от того факта, что большинству людей он не требуется.

Нерассказанная история эволюции | Evolution

Человеческая эволюция должна быть величайшей историей, которую никогда не рассказывали. Он начинается в непознаваемом прошлом и таинственным образом продолжается в течение следующих пяти или шести миллионов лет. Это триллер, эпопея или комедия ошибок? Нет ни суперобложки, ни титульного листа, ни посвящения, ни благодарностей. Почти весь текст отсутствует, за исключением случайной фразы, предложения или абзаца, казалось бы, наугад вырванного из великого шестимиллионного повествования. Если история человечества состоит из одного тома, то уцелела только последняя страница.

Время от времени ученые находят еще один окаменелый обрывок пропавшего повествования, появляется новый персонаж, и сюжет принимает новый поворот. Кое-что ясно: история началась в Африке между 5 и 7 миллионами лет назад с последнего общего предка двух видов шимпанзе и Homo sapiens sapiens . Чарльз Дарвин подсчитал именно это, когда начал рассказывать эту историю в «Происхождении человека» (1871 г.). «Так мы узнаем, что человек произошел от мохнатого, хвостатого четвероногого, вероятно, древесного по своим повадкам и обитателя Старого Света», — писал он.

Антропологи сходятся во мнении о связи человека и обезьяны. Согласие содержится в названиях книг, изданных за последние 40 лет: «Водная обезьяна», «Голая обезьяна», «Третий шимпанзе», «Говорящая обезьяна», «Наша внутренняя обезьяна», «Мыслящая обезьяна», «Обезьяна в зеркале», «Охотящиеся обезьяны». Обезьяна, которая говорила и искусственная обезьяна.

Все эти книги — попытки вернуться назад, от того, что мы есть сейчас, к тому, кем мы могли бы быть. Тот факт, что зоологи, антропологи и палеонтологи могут написать так много книг со словом «обезьяна» в названии, говорит нам о двух вещах.Во-первых, доказательства настолько скудны, что люди могут свободно выдвигать любимую гипотезу о том, что именно отличало людей. Во-вторых, связь между человеком и шимпанзе настолько очевидна, что начать больше не с чего.

Во-первых, семейное сходство: шимпанзе борются за статус, кричат, общаются, играют в политику, используют уловки, проявляют агрессию, отвергают посторонних, ухаживают и поддерживают друг друга, предают друг друга и прибегают к насилию или сексуальному подкупу, чтобы добиться своего.Шимпанзе демонстрируют осознание себя, способность рассуждать и понимание чисел. Шимпанзе — оппортунистические всеядные животные, которые также изготавливают и используют инструменты для наживы, а группы шимпанзе в дикой природе имеют отдельные традиции, методы и способы ведения дел, которые они передают из поколения в поколение. То есть у шимпанзе есть культура. Генетическое родство шимпанзе и человека настолько близко, что они имеют почти 99% общих ДНК.

Викторианцы называли их «человекоподобными обезьянами». Ученые и наблюдатели двадцатого века стали называть людей голыми обезьянами.В начале 21 века некоторые систематики и защитники природы начали кампанию по изменению рода шимпанзе с Pan на Homo , настолько близки параллели между видами.

Но африканские шимпанзе — вид, находящийся под угрозой исчезновения, их численность сократилась до 150 000, в то время как человеческая популяция приближается к семи миллиардам чаевых. Подразумевается, что давным-давно самые ранние предки человека также жили небольшими социальными группами, сотрудничали и конкурировали за ресурсы леса и саванны.Почему люди стали такими другими: двуногими, прямоходящими, безволосыми, с ограниченной силой, слабыми челюстями, больной спиной, смущающе большими головами и мозгом с корой головного мозга в четыре раза больше, чем у шимпанзе?

На протяжении десятилетий традиционная эволюционная линия была простой: шаркающая обезьяна стоит прямо, эволюционирует в двуногое волосатое животное, затем в сутулое волосатое животное с ручным топором и, наконец, в безволосого человека с помощью BlackBerry. Это теория лестницы эволюции человека. Его давно выкинули.Находки в Африке — бедренная кость здесь, фрагмент черепа там, таз, время от времени частичный скелет, набор следов, окаменевших в древней вулканической грязи, — раскрывают картину скорее запутанную, чем направленную: расцвет существ более или менее человекоподобные или обезьяноподобные, некоторые из них, возможно, являются прямыми предками, некоторые, возможно, двоюродными братьями по параллельному происхождению, и все они пытаются зарабатывать на жизнь, живя в совсем другой Африке, миллионы лет назад. Окаменелости обнаруживаются в Южной Африке, Восточной Африке, Эфиопии и даже в Сахеле.Они имеют общие названия, такие как Sahelanthropus , Ardipithecus , Orrorin , Australopithecus , Paranthropus и Kenyanthropus , 5м лет назад.

Два миллиона лет назад в летописи окаменелостей начинают появляться существа, носящие родовое имя Homo : Homo habilis , Homo ergaster , Homo erectus , а вместе с ними появляются обработанные каменные орудия, ручные топоры, вещи для рубки и резки. Вряд ли какие-либо из этих ранних человеческих реликвий являются полными. Палеоантропологи когда-то любили говорить, что всю летопись человеческих окаменелостей можно разложить на одном столе или упаковать в соответствующий набор чемоданов Gucci, но это уже не так. Что правда, так это то, что даже 2 миллиона лет назад человеческая родословная начинает выглядеть как куст, с видами, прорастающими во всех направлениях.

А потом история становится по-настоящему сложной. В какой-то момент ранние люди встают и начинают двигаться. Они распространяются.Они берут топоры, покидают Африку и начинают колонизировать Ближний Восток, Европу и Южную Азию. И миграции из Африки не одна: сначала Homo erectus или что-то еще более примитивное, а потом, гораздо позже, Homo sapiens . И они продолжают дифференцироваться в новые виды. В какой-то момент человеческой истории, около 40 000 лет назад, современные люди должны были делить планету по крайней мере с четырьмя другими кузенами человека: Homo erectus , неандертальцами, странным человеком с маленьким мозгом, найденным только на острове Флорес в Индонезия, ласково известная как Хоббит; и самый последний из всех, вид X: отдельная генетическая линия человека, идентифицированная в 2010 году только с помощью ДНК, извлеченной из кости пальца, найденной в сибирской пещере.

Что давало первобытным людям возможность двигаться вперед? Почему у людей развился большой мозг и длинные ноги? Следует ли первых мобильных людей причислить к лицам, ищущим убежища, изгнанным из родной земли из-за изменения климата? Или они были экономическими мигрантами в поисках лучших возможностей в широко открытой Европе и Азии?

Мозги — это то, что биологи называют дорогими предметами: человеческий мозг в состоянии покоя потребляет 20% дневной калорийности. Другими словами, мозги нужно кормить. Таким образом, большой жадный мозг становится ценным только в том случае, если он помогает доставлять еще больше еды и обеспечивает большую безопасность.Так был ли увеличенный мозг генетической мутацией, которая все больше давала избирательное преимущество в борьбе за выживание? И как люди перешли от размышлений о стратегиях сбора пищи к размышлениям о таксономии, уклонении от уплаты налогов и Твиттере?

Большая мозговая история, возможно, началась на деревьях. Древесные приматы, которые ищут пищу на обширных территориях в пологе, похоже, знают, что для них хорошо: они часто игнорируют легкие запасы и отправляются на поиски особой пищи. Похоже, у них есть понятие о сбалансированной диете — богатые белком листья и высококалорийные фрукты и не слишком много клетчатки — и за ними наблюдали, как они намеренно выбирают растения с лечебными свойствами.Все это требует оперативной памяти, мысленной карты того, куда идти и что искать. По крайней мере, согласно одному исследованию, приматы, которые охотятся высоко и низко в поисках качественной пищи, как правило, имеют больший мозг, чем те, которые этого не делают.

В какой-то момент история человечества начинается с изменения климата: на более прохладном и засушливом континенте некогда обитавшие на деревьях существа должны были начать эксплуатировать леса и саванны. Было бы явно выгодно встать и ходить на двух ногах, видеть дальше, иметь свободную руку, чтобы нести младенца.Связывание пар — любовь и брак с небиологами — уже является эволюционной особенностью, и двуногий самец мог пойти дальше, чтобы найти пищу для своей семьи, и нести ее обратно.

«Дарвин утверждал, что прямохождение на двух ногах освобождает руки», — говорит Крис Стрингер, глава отдела происхождения человека в Музее естественной истории. «Он утверждал, что 150 лет назад, и это все еще там. Но есть и другая точка зрения, которую стоит рассмотреть: это могло начаться на деревьях. Орангутанги, например, ходят на двух ногах». Чтобы добраться до самого вкусного корма, орангутаны ходят по веткам, держась за еще более высокие ветки.Таким образом, мог быть длительный период, когда первые члены еще не существовавшей человеческой семьи ходили по земле и жили на деревьях.

К этому времени размер мозга начал увеличиваться. Есть новые проблемы, новые возможности, новые продукты, которые нужно попробовать, и новые трудности, которые нужно преодолеть. За последние три десятилетия исследователи выдвинули ряд идей о том, как могла развиваться человеческая история. Начал ли гоминиды развивать больший мозг, потому что они потеряли большую часть волос на теле? Безволосый человек с талантом выделять пот менее подвержен риску перегрева; более длинные ноги увеличат соотношение поверхности к объему и сохранят мозг прохладным; и в качестве бонуса клещам, вшам и прочим паразитам негде будет спрятаться.

Или гоминиды получили возможность развить больший мозг, потому что мышцы их челюстей начали сокращаться, позволяя черепу расширяться? Начали ли ранние люди развивать еще больший мозг, потому что они становились все более эффективными бегунами на выносливость, которые могли добраться до туши раньше гиен и стервятников и отобрать питательную пищу из мяса, жира и костного мозга? Начали ли люди вставать прямо, попав в воду, и питать больший мозг высокобелковыми продуктами из рыбы и моллюсков?

Люди научились использовать огонь миллионы лет назад, задолго до колонизации Европы? Приготовление сделало бы растения более питательными и легче усваиваемыми; он избавлялся бы от инфекций и патогенов в мясе и доставлял бы больше энергии на один глоток.Зубы, челюсти и пищеварительный тракт могут уменьшиться, а мозг может стать больше. Увеличился ли мозг людей, потому что дополнительные нейронные схемы были необходимы, чтобы понять требования социальной и совместной жизни?

«Я думаю, что большая часть нашего мозга на самом деле составляет карты отношений и читает мысли наших друзей и врагов: что они делают? Вам нужно много вычислительной мощности, чтобы делать это хорошо», — говорит Стрингер. «Если вы начинаете охотиться на животных, вы должны перехитрить их, и это способствует увеличению вычислительной мощности и увеличению объема памяти.Так что я думаю, что ключом к этому был социальный мозг и мясоедение».

Каким-то образом из этой миллионолетней смеси еды, страха и дружбы охотников и собирателей в Африке возник сложный язык. предложение «Вы подождите за тем камнем в конце оврага, и я погоню оленя к вам» продемонстрировало понимание причины и следствия, географии, зоологии, стратегии, сотрудничества для будущей взаимной выгоды. Где-то в таком предложении есть и зародыш первой пьесы для двух актеров, первой компьютерной игры и первой приключенческой истории.

Но о первом отъезде с африканской родины нечего рассказывать. Свидетельства снова фрагментарны, иногда дразняще двусмысленны и капризно редки. Но этого достаточно, чтобы подтвердить присутствие первых видов человека в Грузии, Испании, Португалии, Германии и Великобритании еще 800 000 лет назад, а также на Ближнем Востоке и в Южной Азии. Первые мигранты могли быть вытеснены из страны изменением климата, или конкуренцией за ресурсы, или стремлением к чему-то новому.Возможно, они могли совершить прямой переход по воде от Африканского Рога к тому, что сейчас является Йеменом, или они могли пройти вверх по долине Нила и через то, что сейчас является Газой, в Европу и на Ближний Восток. Эта сказочная одиссея, возможно, не была запланирована, она могла просто случиться. Охотники-собиратели следуют за дичью, и когда дичь исчезает, они идут дальше. Все, что нужно было этим первым мигрантам, — это прижаться к побережью: сначала вверх по западному берегу Красного моря, а затем по побережью Аравии.

«Они как раз протягивались в ту ленту побережья, из Африки, вокруг Аравии, вокруг южно-азиатского побережья: при низком уровне моря они могли дойти до Явы только по берегу. Тогда им просто нужно изобретайте по пути лодки, и они смогут добраться до Австралии», — говорит Стрингер. «Одна миля в год, и вы прошли весь путь до Явы за 10 000 лет».

И в ходе этого великого приключения мигранты меняются. Появляются новые виды, а вместе с ними и новое поведение. Неандертальцы стали первыми, кто официально хоронил своих умерших.

И спустя много времени появляются современные люди. И снова история начинается где-то в Африке, точно неизвестно где, и еще раз, по крайней мере 60 000 лет назад — а может быть, по недавним загадочным свидетельствам каменных орудий в Аравии, аж 125 000 лет назад — новый человеческий вид начинает покидать Африку и распространяться по планете, по всей Европе и Азии, а затем, наконец, по засушливым ледяным равнинам, которые со временем станут Беринговым проливом, на Аляску, а затем и на всю Америку.Современные люди по-прежнему занимаются охотой и собирательством, но около 30 000 лет назад появились свидетельства существования сложных технологий, основанных на камне, костях и панцирях. Они используют иглы, украшают охрой, создают удивительные произведения искусства, надевают украшения и проявляют религиозное чувство — свидетельства всего этого лежат рядом с человеческими окаменелостями. В Европе эти пришельцы живут рядом с неандертальцами, охотятся на тех же животных, собирают те же семена и плоды. Есть недавние свидетельства того, что где-то в европейской главе этой истории современные люди и неандертальцы должны были скрещиваться, но во всех других отношениях неандертальцы кажутся другим видом.

Задолго до окончания последнего ледникового периода неандертальцы и все другие человеческие виды, прошедшие тот же путь, полностью исчезают, оставляя пришельцев в одиночестве в своем роде и бесспорно владеющих планетой.

Географические мемуары Тима Рэдфорда «Адресная книга: наше место в схеме вещей» опубликованы издательством Fourth Estate 28 апреля по цене 16,99 фунтов стерлингов. Чтобы заказать копию за 13,59 фунтов стерлингов с бесплатным p&p, позвоните по номеру 0330 333 6846 begin_of_the_skype_highlighting              0330 333 6846      end_of_the_skype_highlighting или посетите сайт theguardian.com/bookshop

Если люди произошли от обезьян, почему обезьяны все еще существуют?

В 2017 году актер-комик Тим Аллен опубликовал в Твиттере знаменитый вопрос, который показал, насколько мало он понимает в эволюции. Кажется, он не один. Его твит получил почти 50 000 лайков и 13 000 ретвитов. Можно с уверенностью предположить, что многие люди, отреагировавшие на пост Аллена, также хотели знать ответ на вопрос, который он сформулировал как утверждение: «Если мы произошли от обезьян, почему они все еще существуют».

Если коротко, то «мы не произошли ни от одного из ныне живущих животных», — говорит Зак Кофран, антрополог из колледжа Вассар.Другими словами, люди не произошли от горилл, которых мы видим в зоопарке, или от шимпанзе, которых мы фотографируем на сафари. «Это распространенное заблуждение, что человекообразные обезьяны находятся в одном шаге от того, чтобы стать человеком, или что-то вроде шага на этом пути», — говорит Кофран. Но, добавляет он, это не так.

Чарльз Дарвин, натуралист, наиболее известный своими теориями естественного отбора, описал эволюцию «как «происхождение с модификациями», — говорит Кофран. Это означает, что люди произошли от общих (и ныне вымерших) предков-обезьян, живших миллионы лет назад, и этот процесс также называют «общим происхождением». «Хотя мы разделяем наши предки с этими животными, за миллионы лет мы все изменились. «Каждый из нас адаптировался к нашей собственной среде, конкретным обстоятельствам или нишам», — говорит Кофран. Считается, что это расхождение человека с шимпанзе произошло между 9,3 и 6,5 миллионами лет назад.

Суть в том, что все люди — обезьяны, и поэтому все люди связаны с другими обезьянами. Эта концепция всеобщего родства «на самом деле очень унизительна, потому что, если подумать, у нас общие предки практически со всем живым на Земле», — говорит Кофран.Другими словами, все мы потомки одного вида, жившего миллионы и миллионы лет назад. Это также означает, что люди связаны с китами, акулами, деревьями, дождевыми червями и бактериями.

«Многое из генетического материала, который делает нас такими, какие мы есть, — это тот же самый материал, который делает других животных такими, какие они есть, — говорит Кофран. — Просто он используется по-другому». Короче говоря, мы больше всего говорим об обезьянах, когда говорим об эволюции, потому что сегодня они являются нашими ближайшими родственниками.

Все еще развивается  

Кофран указывает на еще одно распространенное заблуждение, а именно на то, что люди больше не развиваются.Но все животные на Земле продолжают развиваться, а значит, и люди тоже. Кроме того, продолжает он, мы склонны рассматривать эволюцию через линзу, ориентированную на человека: цель эволюции не в том, чтобы стать человеком, и существо, которое выглядит более «примитивным», также не находится на пути к тому, чтобы однажды стать человеком.


Подробнее: Эволюция человека в современную эпоху


«[Мы не] вершина эволюции, — говорит Кофран. — Было бы заблуждением полагать, что все эволюционирует в направлении человечества.«На самом деле, — говорит он, — у эволюции нет цели. «Как общество, мы наполнили термин «эволюция» большим количеством социального багажа, где мы как бы думаем об эволюции как о каком-то улучшении».

Ветвящиеся деревья

Некоторые исследователи считают, что нам нужно переосмыслить то, как мы визуализируем эволюцию, и термины, которые мы используем для ее объяснения. Другое заблуждение состоит в том, что эволюция является строго линейным процессом, то есть она происходит по прямой линии от примитивной Но, может быть, правильнее было бы думать об эволюции как о «ветвящемся» процессе.Научный термин для этого разветвления — кладогенез, или создание новой группы организмов посредством «эволюционного расхождения» с этим общим предком. Другими словами, кладогенетические события — это когда один вид «расщепляется» на два. И эти моменты являются ключом к эволюции.

В поп-культуре эволюция часто изображается как нечто прямолинейное, конечным пунктом которого является современный человек. (Источник: дядя Лео/Shutterstock)

Тем не менее, это не означает, что линейное рассмотрение эволюции совершенно бесполезно, утверждает Рональд А.Дженнер, биолог из Лондонского музея естественной истории, в статье 2018 года. «Влиятельные голоса десятилетиями вводили публику в заблуждение, ложно изображая линейные и ветвящиеся аспекты эволюции как противоречащие друг другу», — пишет Дженнер, добавляя, что эти изображения часто не различают (законную) линейность общего происхождения и ветвящиеся отношения, которые возникает, когда линии общих предков расходятся.

Сверху вниз и снизу вверх 

Важно отметить, что даже те, кто изучает эволюцию, не всегда согласны с тем, как лучше всего подходить к ней.Биологи-эволюционисты из Американского музея естественной истории (AMNH) в Нью-Йорке подчеркнули различные тактики в статье 2021 года, опубликованной в журнале Science. Ученые представляют два основных подхода к изучению и пониманию эволюции человека: «сверху вниз» и «снизу вверх». окаменелости в основном вымерших человекообразных обезьян В статье Science исследователи утверждают, что эти ископаемые обезьяны могут предоставить ключевую информацию об эволюции обезьян и человека.

Автор исследования и биологический антрополог AMNH Эшли Хаммонд считает, что ученые не могут получить полную картину эволюции, не рассматривая оба подхода. «Живые виды обезьян — это специализированные виды, реликты гораздо большей группы ныне вымерших обезьян», — сказала она в пресс-релизе. «Когда мы рассматриваем все доказательства — то есть как живых, так и ископаемых обезьян и гоминидов — становится ясно, что история эволюции человека, основанная на нескольких живых видах обезьян, в настоящее время упускает большую часть более широкой картины.

Помимо этого, добавил в пресс-релизе автор исследования и биологический антрополог AMNH Серджио Альмесия, противоречащие друг другу теории об эволюции обезьян и человека были бы гораздо более полными, если бы больше этих вымерших видов было частью уравнения. «Другими словами, ископаемые человекообразные обезьяны необходимы для реконструкции «отправной точки», из которой произошли люди и шимпанзе».

Фактически, недавнее открытие окаменелости обезьяны — зуба, в дополнение к кремневым наконечникам, которые, как считается, были наконечниками стрел — в пещере на юге Франции отодвинуло самую раннюю дату появления нашего вида в Европе примерно на 10 000 лет. до примерно 54000 лет назад.Находка предполагает, что современные люди жили рядом с неандертальцами, о чем ученые давно подозревали, но до сих пор так и не установили.

Окаменелость показывает, как выглядел последний общий предок людей и обезьян

Согласно новому исследованию, самый полный из когда-либо найденных черепов вымерших обезьян показывает, как мог выглядеть последний общий предок всех ныне живущих обезьян и людей.

Череп младенца возрастом 13 миллионов лет, которого первооткрыватели назвали «Алези», был обнаружен в Кении в 2014 году.По словам исследователей, он, вероятно, принадлежал питающемуся фруктами медленно лазающему примату, который напоминал детеныша гиббона.

Среди ныне живущих приматов люди наиболее тесно связаны с человекообразными обезьянами, к которым относятся низшие (гиббоны) и человекообразные (шимпанзе, гориллы и орангутаны). Эти так называемые гоминоиды — то есть гиббоны, человекообразные обезьяны и люди — появились и диверсифицировались в эпоху миоцена, примерно от 23 до 5 миллионов лет назад. (Последний общий предок человека с шимпанзе жил от 6 до 7 миллионов лет назад.)

Многое остается неизвестным об общих предках живых обезьян и людей с того критического времени, когда эти ветви разошлись. Ископаемые свидетельства этой части генеалогического древа приматов скудны и состоят в основном из отдельных зубов и фрагментов сломанных челюстей. Таким образом, исследователи не были уверены, как могли выглядеть последние общие предки ныне живущих человекообразных обезьян и людей, и даже возникли ли они в Африке или Евразии. [См. фотографии Алези и места раскопок в Кении] 

«Живые человекообразные обезьяны обитают по всей Африке и Азии — шимпанзе и гориллы в Африке, орангутаны и гиббоны в Азии — и есть много ископаемых обезьян, найденных на обоих континентах, а также в Европе», — соавтор исследования Кристофер Гилберт, рассказал Live Science палеоантрополог из Хантер-колледжа в Нью-Йорке.«Итак, как вы можете себе представить, существует множество вариантов того, как возникло это распределение, и разные исследователи предлагали разные гипотезы о том, где можно найти общего предка современных обезьян и людей».

Отличное время

Кенийский охотник за окаменелостями Джон Экуси обнаружил череп в 2014 году в районе Напудет, к западу от озера Туркана на севере Кении. Он предложил ему прозвище «Алеси», потому что «алес» означает «предок» на местном языке туркана.

«Местность Напудет предлагает нам редкий взгляд на африканский ландшафт 13 миллионов лет назад», — говорится в заявлении соавтора исследования Крейга Фейбела, заведующего кафедрой антропологии Университета Рутгерса в Нью-Джерси. «Близлежащий вулкан похоронил лес, в котором жил детеныш обезьяны, сохранив окаменелости и бесчисленные деревья. Это также предоставило нам важные вулканические минералы, по которым мы смогли датировать окаменелость».

Это первый череп обезьяны, обнаруженный между 10 и 14 миллионами лет назад, и самый полный череп, обнаруженный между 7 и 17 миллионами лет назад. [В фотографиях: открытие приматов, изменившее правила игры]

«Алези появился в нужное время и в нужном месте, чтобы показать нам, как могли выглядеть предки всех современных человекообразных обезьян и людей», — соавтор исследования Эллен Миллер, приматолог и палеоантрополог из Университета Уэйк Форест в Уинстон-Салеме. Северная Каролина, сообщает Live Science.«У нас никогда не было информации об этом раньше — это всегда было загадкой».

Остается неясным, как умерла Алези. Однако, возможно, младенец был убит толстыми слоями пепла от огромных вулканических извержений, которые покрыли окаменелость, считают исследователи.

Детеныш примата выглядел как гиббон ​​

Череп размером с лимон все еще имел корни молочных зубов, а ни один из взрослых зубов еще не прорезался из челюсти. Трехмерные рентгеновские снимки этих взрослых зубов были настолько подробными, что исследователи смогли подсчитать слои их эмали, которые со временем откладывались, как кольца внутри дерева, что помогло ученым оценить, что детенышу примата было 16 месяцев, когда он родился. умер.

«По зубам мы можем сказать, что он в основном ел фрукты», — сказал Миллер.

Форма непрорезавшихся взрослых зубов показала, что Алези принадлежал к роду или группе видов, известной как Nyanzapithecus , сестринской группе гуманоидов, обнаруженной около 30 лет назад. Однако зубы Алези были намного крупнее, чем у других представителей этого рода, поэтому ученые заявили, что Алези принадлежал к новому виду, Nyanzipithecus alesi . («Ньянза» — провинция на западе Кении, где был найден первый экземпляр Nyanzapithecus , а «питек» происходит от греческого слова «обезьяна». »)

« Nyanzapithecus alesi был частью группы приматов, которые существовали в Африке более 10 миллионов лет», — говорится в заявлении ведущего автора исследования Исайи Ненго из Университета Стоуни-Брук в Нью-Йорке. «Открытие Алези показывает, что эта группа была близка к происхождению современных обезьян и людей, и что это происхождение было африканским».

Определение того, что последние общие предки ныне живущих человекообразных обезьян и людей произошли в Африке, важно, потому что это помогает ученым лучше понять, как древний климат, экология, география и другие факторы сыграли ключевую роль в их эволюции.«Это помогает нам понять и реконструировать, как и почему могла развиться определенная линия», — сказал Гилберт.

Исследователи не могут сказать, был ли Алези мужчиной или женщиной, так как младенец был слишком молод для того, чтобы появились черты черепа, которые отличают пол, заявили исследователи. Однако размер черепа и зубов предполагает, что, если бы Алези достиг совершеннолетия, он бы весил около 24,9 фунтов. (11,3 кг) при созревании. Исследователи также отметили, что у Алези 6.Мозг объемом 16 кубических дюймов (101 кубический сантиметр) был примерно таким же, как у современного лемура того же размера.

Маленькая морда черепа сделала бы Алези похожим на детеныша гиббона. «Поскольку они, вероятно, близки к предку всех современных человекообразных обезьян, образец может помочь нам получить некоторое представление о том, как мог выглядеть общий предок всех живых обезьян и современных людей, и поскольку наш образец больше всего похож на гиббонов. Среди живых обезьян это потенциально может поддержать идею о том, что общий предок живых обезьян и людей был похож на гиббона», — сказал Гилберт.

Однако форма внутреннего уха Алези, в котором находится орган равновесия приматов, предполагает, что Алези не был способен к быстрому акробатическому раскачиванию деревьев, характерному для гиббонов.

«Вероятно, у него была более медленная форма передвижения, больше похожая на шимпанзе», — сказал Миллер.

Ученые подробно описали свои выводы в выпуске журнала Nature от 10 августа.

 

Copyright 2017  ЖИВАЯ НАУКА.com , компания по закупкам. Все права защищены. Этот материал нельзя публиковать, транслировать, переписывать или распространять. Оригинал статьи читайте здесь.

Рекомендации редактора

Обзор Hominin Evolution | Изучайте науку в Scitable

Великая проницательность Дарвина и объединяющий принцип современной биологии заключается в том, что все виды связаны друг с другом, как сестры, кузены и дальние родственники на обширном генеалогическом древе жизни.Последствия захватывают дух; если бы мы могли отправиться достаточно далеко назад во времени, мы бы нашли общих предков между собой и любым другим живым организмом, от дикобразов до фламинго и кактусов. Наша непосредственная эволюционная семья состоит из 90 201 гоминоидов 90 202, группы 90 201 приматов 90 202, в которую входят «низшие человекообразные обезьяны» (сиаманги и гиббоны), а также «великие человекообразные обезьяны» (шимпанзе, бонобо, гориллы и орангутаны). Среди человекообразных обезьян нашими ближайшими родственниками являются шимпанзе и бонобо (рис. 1).Летопись окаменелостей, наряду с исследованиями ДНК человека и обезьян, указывает на то, что люди имели общего предка с шимпанзе и бонобо около 6 миллионов лет назад (млн лет назад). Мы начинаем это обсуждение эволюции нашего вида в Африке, ближе к концу геологического периода времени, известного как миоцен, как раз перед тем, как наша линия отделилась от линии шимпанзе и бонобо.


Рисунок 1: Эволюционное генеалогическое древо человека.

Показаны отношения и расчетное время расхождения живых обезьян.Гоминины — это все виды, включая боковые ответвления и вымершие виды, относящиеся к человеческой линии (выделены) после нашего последнего общего предка с шимпанзе и бонобо (отмечены буквой «А»). Некоторые ископаемые виды гоминидов показаны в правой колонке с указанием их приблизительного возраста; ранние гоминины: серые, австралопитеки : синие, Homo : оранжевые.

Чтобы понять эволюцию любого вида, мы должны сначала установить его предковое состояние: какое животное он развил из ? Для нашей линии это требует, чтобы мы попытались реконструировать последнего общего предка человека и шимпанзе (обозначен буквой «А» на рисунке 1).Последний общий предок человека и шимпанзе (HC-LCA) — это вид, от которого отделилась линия гоминина и линия шимпанзе и бонобо. Гоминины — это виды на нашей ветви гоминоидного дерева после разделения с линией шимпанзе и бонобо, включая все вымершие виды и эволюционные боковые ветви (рис. 1).

В миоцене существовало большое разнообразие видов обезьян, десятки видов известны из летописи окаменелостей в Африке, Европе и Азии.Эти виды различались по своей анатомии и экологии, и неясно, какие из ископаемых видов, обнаруженных до сих пор, представляют собой HC-LCA (Kunimatsu et al . 2007; Young and MacLatchy, 2004). Тем не менее, из ископаемых и сравнительных данных мы знаем, что он был гораздо больше похож на современных обезьян, чем на живых людей. HC-LCA должен был иметь мозг и тело размером с обезьяну, с относительно длинными руками и пальцами и хватательной ногой, которая позволяла ему добывать пищу на деревьях. Клыки, вероятно, были большими и острыми, как у некоторых миоценовых гоминоидов.Более того, клыки, вероятно, были сексуально диморфными , при этом у самцов клыки были намного крупнее, чем у самок, как видно среди современных человекообразных обезьян и миоценовых окаменелостей. Подобно современным обезьянам, он ходил на четвереньках (на четвереньках), когда находился на земле, и его рацион почти полностью состоял из растительной пищи, в основном фруктов и листьев.

Изменения по сравнению с обезьяноподобной анатомией заметны в окаменелостях гоминоидов позднего миоцена в Африке. Некоторые виды гоминоидов этого периода демонстрируют черты, типичные для людей, но не наблюдаемые у других ныне живущих обезьян, что побудило палеоантропологов сделать вывод, что эти окаменелости представляют собой ранних представителей линии гоминидов. Первыми человекоподобными чертами, появившимися в летописи окаменелостей гоминидов, являются двуногие ходьба и более мелкие тупые клыки .

Самыми старыми известными в настоящее время гоминидами являются Sahelanthropus tchadensis из Чада (Brunet et al . 2005) и Orrorin tugenensis из Кении (Senut et al . 2001). Sahelanthropus , датируемый от 6 до 7 млн ​​лет назад, известен по практически полному черепу и некоторым другим фрагментарным останкам.Размер его мозга, 360 куб. см, находится в пределах диапазона, наблюдаемого у шимпанзе, а череп имеет массивную надбровную дугу, по толщине аналогичную таковой у самцов горилл (Brunet et al . 2005). Однако положение и ориентация большого затылочного отверстия , отверстия в основании черепа, через которое проходит спинной мозг, предполагает, что Sahelanthropus стоял и ходил на двух ногах, а его позвоночник держался вертикально, как у современных людей, а не горизонтально, как у обезьян и других четвероногих (Zollikofer et al . 2005). Оррорин известен в основном из посткраниальных окаменелостей, включая частичную бедренную кость . Проксимальная часть бедренной кости имеет сходство с таковой у современных людей, что позволяет предположить, что этот вид был двуногим (Pickford et al . 2002). Черепа Orrorin не были обнаружены, поэтому его черепная морфология и размер мозга неясны. И у Orrorin , и у Sahelanthropus клыки самцов крупнее и острее, чем у современных людей, но маленькие и тупые по сравнению с клыками самцов обезьян.Это говорит о том, что собачий половой диморфизм — и, соответственно, конкуренция между самцами за доступ к самкам для спаривания — у этих ранних гоминидов был меньше, чем у человекообразных обезьян.

Безусловно, самым известным ранним гоминидом является Ardipithecus ramidus , вид из Эфиопии возрастом 4,4 миллиона лет, который известен по почти полному скелету, а также по многочисленным другим зубным и скелетным останкам (White et al . 2009). Ар. ramidus и более старый родственный вид, известный по фрагментарным остаткам, Ar.kadabba (5,8–5,2 млн лет назад) имеют редуцированные клыки, подобные клыкам Orrorin и Sahelanthropus . Череп Ар. ramidus довольно похож на обезьяну и в целом похож на Sahelanthropus с небольшим мозгом размером 300–350 куб. см (рис. 2). Посткраниальный скелет Ardipithecus интригует. Хотя восстановленный таз сильно фрагментирован, он обнаруживает морфологию, совершенно отличную от морфологии современных обезьян, с более короткой, более чашеобразной формой, что убедительно свидетельствует о том, что Ardipithecus ходил на двух ногах; это согласуется с положением большого затылочного отверстия, что предполагает вертикальное положение.Однако его длинные передние конечности и пальцы, а также расходящийся цепляющийся первый палец (большой палец) позволяют предположить, что Ardipithecus проводил большую часть своего времени на деревьях. Общее впечатление складывается о преимущественно древесном виде, который ходил на двух ногах всякий раз, когда отваживался спуститься на землю.


Рисунок 2: Анатомическое сравнение человекообразных обезьян, ранних гоминидов, австралопитеков , Homo erectus и людей.

Череп самца шимпанзе показан как пример современных человекообразных обезьян.Ранние гоминиды и австралопитеки сохранили мозг размером с обезьяну. Двуногая ходьба развилась в линии гоминидов очень рано, но Ardipithecus (и, возможно, другие ранние гоминиды) сохранили хватательную ступню, которая, возможно, уменьшила эффективность двуногого. Уменьшенный размер клыков также развился в ранней линии гоминидов, хотя клыки ранних гоминидов были крупнее и острее, чем у более поздних гоминидов. Размер моляров увеличился у Australopithecus , но позже уменьшился у Homo (примечание: на этой схеме премоляры не показаны).Передвижение по деревьям, на что указывают наличие длинных рук, изогнутых пальцев рук и ног и другие особенности передних конечностей, было обычным явлением для большей части линии гоминидов.

Около 4 млн лет назад мы находим самых ранних представителей рода Australopithecus , гомининов, которые были искусными наземными двуногими, но продолжали использовать деревья для еды и защиты. Первые экземпляры Australopithecus были обнаружены в Южной Африке в 1924 году (Dart, 1925), а в течение последующих восьми десятилетий в ходе исследований были получены сотни окаменелостей нескольких видов в местах по всей Восточной и Южной Африке.Теперь мы знаем, что Australopithecus был очень успешным родом, существовавшим почти три миллиона лет (рис. 1).

Наиболее известными видами Australopithecus являются A. afarensis (3,6–2,9 млн лет назад) из Восточной Африки и A. africanus (3,2–2,0 млн лет назад) из Южной Африки. Таз и нижние конечности этих видов ясно указывают на то, что они были полностью двуногими: таз короткий и имеет чашеобразную форму, что приводит ягодичные мышцы к бокам тела, как у современных людей, для стабилизации туловища при двуногом движении, а первый палец находится на одной линии с остальными пальцами (Ward, 2002; Harcourt-Smith and Aiello, 2004). Стопа Australopithecus могла даже иметь арку, похожую на человеческую, на основании анализа плюсневых костей и окаменелых следов Laetoli (Ward et al. 2011). Тем не менее, по сравнению с современными людьми, предплечья были длинными, а пальцы рук и ног длинными и несколько изогнутыми, что позволяет предположить, что австралопитеков регулярно использовали деревья в качестве корма и, возможно, в качестве убежища от хищников в ночное время. Эта смешанная наземная и древесная стратегия хорошо послужила бы этим видам в смешанной среде леса и саванны, в которой они обитали.

Размер мозга австралопитеков колебался от 390 до 515 кубических сантиметров, как у шимпанзе и горилл (Falk et al. 2000), что позволяет предположить, что когнитивные способности были в целом аналогичны современным обезьянам (рис. 2). Размер тела Australopithecus был довольно маленьким и имел половой диморфизм, около 30 кг у самок и 40 кг у самцов (McHenry, 1992). Этот уровень диморфизма не отражается на клыках, которые были маленькими, тупыми и мономорфными, как у более ранних гоминидов.

В отличие от клыков, коренные зубы австралопитеков были намного больше, чем у более ранних гоминидов, и имели более толстую эмаль. Это говорит о том, что их диета включала в себя твердую низкокачественную растительную пищу, для обработки которой требовалось сильное пережевывание. Подгруппа Australopithecus , известная как «крепкие» австралопитеки (часто обозначаемая отдельным родом Paranthropus ) из-за их огромных зубов и жевательных мышц, довела эту адаптацию до крайности.Большинство видов австралопитеков вымерли к 2 млн лет назад, но некоторые устойчивые формы сохранялись примерно до 1,2 млн лет назад в Восточной и Южной Африке.

Самые ранние окаменелости нашего собственного рода, Homo , были найдены в Восточной Африке и датированы 2,3 млн лет назад (Kimbel et al. 1997). Эти ранние экземпляры похожи по размеру мозга и тела на австралопитеков , но имеют различия в коренных зубах, что свидетельствует об изменении рациона.Действительно, по крайней мере 1,8 млн лет назад первые представители нашего рода использовали примитивные каменные орудия для разделки туш животных, добавляя богатое энергией мясо и костный мозг к своему растительному рациону.

Самый древний представитель рода Homo , H. habilis (2,3–1,4 млн лет назад) встречается в Восточной Африке и ассоциируется с разрубленными костями животных и простыми каменными орудиями (Blumenschine et al . 2003). Его более грозный и широко распространенный потомок, H. erectus , встречается по всей Африке и Евразии и сохраняется с 1900-х гг.от 9 до 100 тыс. лет назад, а возможно, и позже (Антон, 2003). Как и у современных людей, у H. erectus не было приспособлений передних конечностей для лазания, как у Australopithecus (рис. 2). Его глобальное распространение предполагает, что H. erectus был экологически гибким, с когнитивной способностью адаптироваться и процветать в самых разных средах. Неудивительно, что именно у H. erectus мы начинаем наблюдать значительное увеличение размера мозга, до 1250 см3 у более поздних азиатских особей (Anton, 2003).Размер моляров у H. erectus уменьшен по сравнению с Australopithecus , что отражает более мягкую и богатую диету.

Около 700 тыс. лет назад, а возможно, и раньше, H. erectus в Африке дал начало H. heidelbergensis , виду, очень похожему на нас с точки зрения пропорций тела, адаптации зубов и когнитивных способностей (Rightmire, 2009). H. heidelbergensis , которого часто называют «архаичным» Homo sapiens, был активным охотником на крупную дичь, производил сложные леваллуазские инструменты и по крайней мере к 400 тыс. лет назад научился управлять огнем (Roebroeks and Villa, 2011). ).Считается, что неандертальцы ( H. neanderthalensis ), приспособленные к холоду гоминиды с крепким телосложением, сложным поведением и мозгом, подобным нашему, произошли от популяций H. heidelbergensis в Европе по крайней мере на 250 тыс. лет назад (Rightmire, 2008; Хаблин, 2009).

Данные окаменелостей и ДНК предполагают, что наш собственный вид, H. sapiens , эволюционировал в Африке 200 тыс. лет назад (Relethford, 2008; Rightmire, 2009), вероятно, от H. heidelbergensis . Повышенная сложность поведения H.sapiens , на что указывает наш большой мозг (1400 куб. см) и археологические свидетельства более широкого набора инструментов и умных методов охоты, позволили нашему виду процветать и расти на африканском континенте. К 100 тыс. лет назад наш вид распространился по Евразии, в конечном итоге распространившись по всему земному шару в Австралию и Америку (DiGiorgio et al . 2009). По пути наш вид вытеснил других гоминидов, с которыми они столкнулись, включая неандертальцев в Европе и аналогичные формы в Азии. (Обратите внимание, что не все согласны с такой интерпретацией данных, см. Tryon and Bailey).Исследования древней ДНК, извлеченной из окаменелостей неандертальцев, позволяют предположить, что наш вид мог время от времени скрещиваться с ними (Green et al . , 2010). Наше растущее глобальное влияние продолжается и сегодня, поскольку культурные инновации, такие как сельское хозяйство и урбанизация, формируют ландшафт и виды вокруг нас.

Эволюция нашего вида от обезьяноподобного миоценового предка была сложным процессом. Наша родословная полна боковых ответвлений и эволюционных тупиков, и такие виды, как крепкие австралопитеки, просуществовали более миллиона лет, прежде чем исчезнуть.Некоторые человеческие черты, такие как прямохождение, развились очень рано, в то время как другие, такие как большой мозг, появились относительно недавно. Другие черты, такие как молярный размер, эволюционировали в одном направлении, но позже были отброшены назад из-за изменения экологического давления. В отличие от мощного корабля, прокладывающего прямой курс к какому-то заранее определенному пункту назначения, эволюция нашего рода — на самом деле, происхождения любого вида — соответствует образу спасательной шлюпки, бросаемой зыбучим морем изменений окружающей среды, генетической удачи и геологический шанс. Интересно, куда нас могут завести следующие шесть миллионов лет.

Человек и обезьяна: легенда, история и ДНК

Abstract

Каждый год публикуется огромное количество статей об эволюции видов, наиболее интересными из которых являются недавно опубликованные в журнале Nature статьи о человеке-обезьяне. отношение. Результаты и новые теории, порожденные этим исследованием, иногда поражают, поднимая не только биологические, но и социальные, религиозные и культурные вопросы.Один из новых вопросов касается роли межвидового скрещивания как средства эволюции. В теме скрещивания видов между человеком и обезьяной мы нашли некоторые интересные исторические и мифические сведения, которые как бы подкрепляют эту теорию скрещивания с исторической и культурной точки зрения.

Ключевые слова: человек ДНК, обезьяна ДНК, видовые эволюции, интерволирование

серия бумаг, опубликованных в природе 1 , 2 и природа генетика 3 , 4 за последние несколько месяцев, касающихся анализа ДНК генома человека и шимпанзе, пришли к выводу, что люди и шимпанзе не только имеют общего предка, но, вероятно, также продолжали скрещиваться в течение длительного времени после их генетического разделения. Сегодня это вывод, подкрепленный убедительными научными данными. В то же время концепция такой связи широко распространена в истории человечества. В этой статье мы приводим некоторые данные, совместимые с теорией о том, что идея межвидовых сексуальных отношений укоренилась в общей памяти человечества на протяжении тысячелетий. ().

Наскальная живопись из долины Валь-Камоника, Италия, около 8000 г. до н.э.

Идея эволюции древняя. Аристотель в своих трудах упоминал, что «Природа постепенно, шаг за шагом, развивается от неодушевленных веществ к живым существам» 5 .Он даже намекнул на естественный отбор. В течение 13 в. мусульманский ученый по имени Насираддин Туси, комментируя Аристотеля, добавил, что из элементов развиваются минералы, из минералов развиваются растения, из растений развиваются животные, а из животных развиваются люди, добавляя, что «человек имеет черты, которые отличают его от других существ, но имеет и другие черты, объединяющие его с животным миром, растительным царством или даже с неодушевленными телами» 6 . Все это, конечно, были предположения, основанные на довольно обобщенном наблюдении за природой, и именно специальные наблюдения Дарвина привели к более точной и хорошо документированной теории, наиболее спорным элементом которой является теория общего предка человека и обезьяны.Концепция отношений человека и обезьяны также имеет давнюю историю, ее происхождение прослеживается где-то между историей и легендой. Всегда подразумевалось, но редко точно описывалось, что 90 005 человека и обезьяны, независимо от подвида обезьяны, делили не только воздух, которым они дышали.

В некоторых легендах мы находим следы этой общей памяти о двоюродном человеке-обезьяне, воображаемом животном между двумя видами. В 15 в. версии «Historia Alexandri Magni», книги-басни о жизни и завоеваниях Александра Македонского, которая воплощает более ранние истории и легенды, относящиеся к эллинистической эпохе, Александр достиг «страны обезьян», где он нашел два вида человеко-обезьян. , один большой, свирепый и людоед (напоминающий горилл), а другой маленький, гостеприимный и игривый (напоминающий бабуинов) 7 . Другими легендарными обезьяноподобными людьми или человекоподобными обезьянами являются знаменитые йети из Гималаев и йети из Северной Америки. Где-то между вымыслом и реальностью существует несколько историй о человекоподобных шимпанзе (Humanzees), «задокументированных» фотографиями плохого качества, хотя их достоверность довольно сомнительна 8 . Все эти истории не могли не затронуть Голливуд, и несколько человекоподобных пришельцев стали звездами ХХ века: Чубакка и Йода в «Звездных войнах», клингоны в «Звездном пути» и персонажи «Планеты обезьян». самый знаменитый.Но откуда взялись эти люди-обезьяны? Скрытый в некоторых других легендах мы можем найти вероятный ответ: в индуистской мифологии Хануман был богом-обезьяной, сыном Вайю, бога ветра, и женщиной по имени Анджана, которая была ванарой (человеком с мехом и хвостом обезьяна) 9 . Согласно древнегреческой легенде, дочь Гермолика совокупилась с большой обезьяной и родила несколько «гермообезьян» 10 . В книге «Тысяча и одна ночь» («Ночи 9-18», «История завистника и завистника») влюбленная принцесса защищает человека, заколдованного в образ обезьяны.Эти отношения между человеком и обезьяной оставались скрытыми главным образом потому, что результат был унизительным и унизительным. На самом деле, в общественном мнении любое родство с обезьянами унизительно и унизительно. В 1860 году Томас Хаксли, верный защитник теории эволюции Чарльза Дарвина, спорил с архиепископом Сэмюэлем Уилберфорсом по поводу «Происхождения видов». Лучшая строчка была произнесена женщиной, которую даже не пустили на прием: «Произошла от обезьяны? Будем надеяться, что это неправда, а если правда, то помолимся, чтобы это не стало достоянием гласности».Такая деградация вполне может быть наказанием от Бога: согласно одной еврейской легенде, три класса людей построили Вавилонскую башню, один из которых был превращен в обезьян в качестве наказания от Бога, положив начало мысли, которая дает возможность не только эволюции от обезьяны к человеку, но и деградации от человека к обезьяне. В том же источнике мы читаем мусульманскую басню, повествующую о древних евреях, живших в Элате и превращенных в обезьян в наказание от Аллаха за рыбную ловлю в субботу 11 .

Но это только басни. Какие отношения между людьми и обезьянами на самом деле были и есть до сих пор? Существует по крайней мере четыре вида. Во-первых, обезьяна в качестве пищи, во-вторых, обезьяна в качестве домашнего животного, в-третьих, обезьяна в качестве экспериментального животного и, в-четвертых, обезьяна в качестве сексуального партнера. Обезьяны были и, вероятно, остаются важным источником белка для некоторых примитивных племен. Существуют убедительные доказательства того, что некоторые болезни передаются от обезьян к людям в результате охоты или употребления в пищу их мяса и внутренностей.ВИО мог эволюционировать в ВИЧ аналогичным образом 12 . В тех случаях, когда у людей были другие, более вкусные животные, они все равно использовали обезьян для развлечения. Существуют многочисленные упоминания из Древнего Египта, Рима, средневековой Европы, где мужчины и женщины аристократии ходили на рынок со своими домашними обезьянами. В настоящее время, хотя обезьян найти труднее, чем, скажем, собак, некоторые люди держат обезьян в качестве домашних животных. В недавнем отчете рассказывается о женщине с юго-запада штата Миссури, которая обратилась в Департамент здравоохранения округа Спрингфилд-Грин с просьбой разрешить ей брать свою домашнюю обезьяну в местные рестораны в качестве служебного животного, потому что, по ее словам, ее макака в шляпе обеспечивает эмоциональную поддержку, которая позволяет ей, чтобы преодолеть тревожное расстройство и выходить в общественные места, такие как рестораны 13 .Но в случае, когда обезьяна как домашнее животное не является проблемой, человекообразные обезьяны все равно пригодятся людям. Их сходство с людьми делает их отличным материалом для экспериментов. Из римской эпохи Гален экстраполировал использование обезьян для вскрытия в образовательных и экспериментальных целях, указав, что из всех обезьян следует отдавать предпочтение наиболее человекоподобным 14 . Гален упомянул их внешнее сходство с людьми, потому что это была единственная подсказка, которая у него была. Такая же политика в отношении экспериментов имеет место и сегодня: мы используем тех обезьян, которые более близки нам генетически.А что насчет сексуальных отношений? Согласно отчету, специально обученные большие обезьяны использовались на римской арене для совокупления с желающими или не желающими женщинами 15 . Из того же источника мы узнаем, что в средние века существовало несколько историй об обезьянах, совокупляющихся с людьми, одна из которых предположительно была рассказана папой Александром II, который также представил обезьяноподобного мальчика как отпрыска графини и обезьяны. Также существует интересный отчет 1920-х годов о русском биологе по имени Илья Иванович Иванов, который провел серию экспериментов по созданию гибрида человека и обезьяны.Его проект был поддержан советским правительством значительной суммой денег. Сомнительно, почему советское правительство заинтересовалось таким проектом. В этом есть два аспекта: 1) большевистская верхушка хотела разрушить веру в Бога и подчинить природу на службу новому советскому человеку. 2) Вероятно, ни общие этические соображения, ни иудео-христианские верования не представляли бы никакого интереса для советских марксистов. Сталин, чья звезда взошла в багровом мире советской политики, надеялся получить гибридных рабов, которые будут полностью послушны.Однако все усилия Иванова не увенчались успехом 16 . Хотя такие сообщения могут показаться неверными, по словам приматолога Бируте Галдикаса, орангутаны могут испытывать сексуальный интерес к человеку, если какое-то время живут рядом. И история идет и наоборот. Согласно исследованию, проведенному Мередит Чиверс и Дж. Майклом Бейли, женщины могут испытывать сексуальное возбуждение, наблюдая за совокуплением других приматов 17 . Такое поведение имеет и свою юмористическую сторону зрения ().

Мультфильм художника-карикатуриста Кэти Уилкокс

Анализ и сравнение ДНК человека и шимпанзе подтвердили очень высокий процент гомологии, более 98%. Некоторые ученые использовали это открытие, чтобы подтвердить наше родство с шимпанзе, в то время как другие подчеркивали несоответствие в 2% как очень важную часть, чтобы подчеркнуть различия между видами. После того, как Стивен Вудинг и его коллеги опубликовали свои результаты о возможных путях передачи ВИЧ от шимпанзе к человеку, разгорелась дискуссия об отношениях человека и обезьяны. Последние результаты о сходстве ДНК между нашими собственными видами и некоторыми видами обезьян, а также некоторые очень интересные гипотезы о разделении видов в ходе эволюции, но с непрерывным скрещиванием, вынесли на поверхность гораздо более неполиткорректную дискуссию: действительно ли «гуманоиды» и примитивные обезьяны скрещиваться? Согласно приведенным выше легендам и рассказам, мы можем ответить положительно.Конечно, эти легенды и истории охватывают только последние 3000 лет, а скрещивание началось миллионы лет назад. У нас есть, однако, другие примеры событий, которые имели место до исторических времен, были так же встроены в обычную человеческую память, но были включены в письменные религиозные или народные традиционные тексты много столетий спустя, такие как Катаклизм, поэмы Гомера, Бытие Ветхого Завета и т. д. Таким образом, если люди и человекообразные обезьяны имели всевозможные контакты спустя долгое время после их генетического расщепления, неудивительно, что они обычно скрещивались рано после своего генетического расщепления, когда их внешние характеристики лишь немного различались.

Homo sapiens произошел от обезьян?

Наверное, все слышали или видели, как написано на плакате протеста: «Я не произошел от обезьяны». Это избитый рефрен тех, кто сопротивляется эволюционной перспективе. Ответ, который мы часто слышим, звучит так: «Вы правы! Мы не произошли от обезьян. У нас с ними общие предки». Однако этот разговор не совсем честен.

Да, мы произошли от обезьян. Библиотека Конгресса

Да, у нас общие предки с обезьянами; мы делим предков со всеми живыми существами.Но также, чтобы внести ясность: мы, , произошли от обезьян.

Невозможно со 100-процентной уверенностью определить, какие ископаемые виды являются нашими прямыми предками, а какие — нашими более дальними родственниками. Это связано с тем, что чем дальше мы возвращаемся назад во времени, тем меньше уникальных черт мы разделяем с членами нашего рода, и часто одновременно существует более одного вида, который может быть связан с любым данным предком. Тем не менее, мы можем с высокой степенью уверенности проследить происхождение человечества по окаменелостям вплоть до первых зарегистрированных окаменелостей почти четыре миллиарда лет назад.Один относительно небольшой отрезок нашей родословной, насчитывающий от 40 до 20 миллионов лет назад, полностью населен животными, которых мы называем обезьянами.

Окаменелые кости и зубы этих древних обезьян во многом похожи на кости современных обезьян. А ведь они тоже разные. Например, у древнейших ископаемых обезьян нет характерных стриженых гребней на коренных зубах, возникших позже и присутствующих у многих современных обезьян, таких как бабуины. Обезьяны, гуляющие сегодня по Земле, эволюционировали так же долго, как и мы — с тех пор, как наши общие ископаемые предки-обезьяны украшали планету.

Около 20 миллионов лет назад многие из этих линий ископаемых обезьян продолжали развиваться как «обезьяны», но линия, которая привела к нам, перешла на другую ветвь эволюционного древа, которую мы решили назвать «обезьянами». Эти ископаемые обезьяны привели к современным, включая горилл, шимпанзе и нас. Эволюция происходит постоянно, поколение за поколением, со временем создавая спектр унаследованных вариаций. Чтобы исследовать и понять эту изменчивость, мы часто делим континуум на семейства или ветви на древе жизни.Поскольку они являются человеческими изобретениями, границы вокруг определений «обезьяны» и «обезьяны» требуют научного обсуждения. Необходимая, но в конечном счете произвольная практика таксономии является причиной того, что биологическая классификация так часто обсуждается. Возьмем, к примеру, споры о том, являются ли новые находки окаменелостей вновь открытыми видами или вариациями известных, или споры о том, следует ли нам называть себя «обезьянами».

Наряду с другими человекообразными обезьянами (к которым относятся шимпанзе, бонобо, гориллы и орангутаны) мы произошли от древних человекообразных обезьян. Подобно современным человекообразным обезьянам и обезьянам, мы произошли от древних обезьян. И как все позвоночные с четырьмя конечностями, известные как четвероногие, мы произошли от одних и тех же древних рыб.

Чем больше живущих родственников мы включаем в семью, тем дальше мы должны идти, чтобы найти общих ископаемых предков этой семьи. Эти предки часто имеют больше общих черт с некоторыми живыми членами семьи, чем с другими. Самые ранние приматы, жившие более 65 миллионов лет назад, больше напоминают лемуров, чем шимпанзе.Но, конечно, они ни то, ни другое. Самые ранние четвероногие больше напоминают рыб, чем саламандр, но это не так. Так что давайте перестанем притворяться, что наши предки не были обезьянами, рыбами и слизистыми одноклеточными тварями. Ходить на цыпочках вокруг общего предка с обезьянами бесполезно. В той или иной степени экзистенциальные вопросы об изначальном происхождении жизни уходят глубже, чем любые вопросы, поднятые эволюцией.

И, конечно же, вопросы, возникающие в связи с эволюцией, ведут к еще большему количеству вопросов. Научное исследование — это процесс, причем непрерывный и незавершенный. По определению, наука включает в себя неопределенности — вопросы без известных ответов. И поэтому, возможно, ученым больше, чем другим, нравится неизведанное. Например, когда дело доходит до неразрешимых вопросов о происхождении Вселенной, некоторые из нас могут списать это на «черепахи на всем пути вниз» (бесконечная башня сложенных друг на друга черепах), посмеиваться про себя и покончить с этим. Другие не могут, но это не потому, что с ними что-то не так.То же самое верно, когда речь идет об отношении к эволюционному мышлению и к тем обезьянам, которых мы имеем вместо дядей. Многие люди, которые борются с этими понятиями, глубоко мыслят, и пренебрежение ими в лучшем случае бесполезно.

Почему люди потеряли свой мех? | Наука

Homo neanderthalensis , более ранние родственники Homo sapiens , также в ходе эволюции избавились от большей части волос на теле. Пол Хадсон / Flickr / CC BY 2. 0

Миллионы современных людей каждое утро, глядя в зеркало, задают себе один и тот же вопрос: почему я такой волосатый? Как общество, мы тратим миллионы долларов в год на восковую эпиляцию губ, коррекцию бровей, лазерную эпиляцию, бритье лица и ног, не говоря уже о деньгах, которые мы отдаем Supercuts или соседнему салону. Но оказывается, что мы задаем неправильный вопрос — по крайней мере, по мнению ученых, изучающих генетику и эволюцию человека. Для них большая загадка, почему мы такие безволосые .

Теоретики-эволюционисты выдвинули множество гипотез о том, почему люди стали голыми землекопами в мире приматов. Приспособились ли мы к полуводной среде? Помогает ли голая кожа нам потеть, чтобы сохранять прохладу во время охоты в дневную жару? Позволила ли нам потеря нашего меха читать эмоциональные реакции друг друга, такие как ярость или покраснение? Ученые не совсем уверены, но биологи начинают понимать физический механизм, который делает людей голыми обезьянами. В частности, недавнее исследование в журнале Cell Reports начало раскрывать тайну на молекулярном и генетическом уровне.

Сара Миллар, соавтор нового исследования и профессор дерматологии в Медицинской школе Перельмана Пенсильванского университета, объясняет, что ученые в значительной степени затрудняются объяснить, почему на человеческих телах появляются разные узоры волос. «У нас очень длинные волосы на голове и короткие волосы в других регионах, и у нас нет волос на ладонях, нижней стороне запястий и подошвах ног», — говорит она. «Никто на самом деле вообще не понимает, как возникают эти различия.

У многих млекопитающих область, известная как подошвенная кожа, похожая на нижнюю сторону запястья у человека, лишена волос вместе с подушечками лап. Но у некоторых видов, включая белых медведей и кроликов, подошвенная область покрыта мехом. Исследователь, изучавший подошвенную область кроликов, заметил, что белок-ингибитор, называемый Dickkopf 2 или Dkk2, не присутствовал в больших количествах, что дало команде первый намек на то, что Dkk2 может иметь основополагающее значение для роста волос. Когда команда изучила безволосую подошвенную область мышей, они обнаружили высокие уровни Dkk2, что позволяет предположить, что белок может сохранять кусочки кожи безволосыми, блокируя сигнальный путь, называемый WNT, который, как известно, контролирует рост волос.

Для исследования команда сравнила нормально развивающихся мышей с группой, у которой была мутация, препятствующая выработке Dkk2. Они обнаружили, что у мышей-мутантов на подошвенной коже росли волосы, что дает дополнительные доказательства того, что ингибитор играет роль в определении того, что является пушистым, а что нет.

Но Миллар подозревает, что белок Dkk2 — это еще не конец истории. Волосы, развившиеся на подошвенной коже мышей с мутацией, были короче, тоньше и располагались менее равномерно, чем волосы остальных животных.«Dkk2 достаточно для предотвращения роста волос, но не для избавления от всех механизмов контроля. Есть на что посмотреть».

Даже без полной картины открытие может быть важным для будущих исследований таких состояний, как облысение, поскольку путь WNT, вероятно, все еще присутствует в хромированных куполах — он просто блокируется Dkk2 или подобными ингибиторами у людей. Миллар говорит, что понимание того, как работает система ингибиторов, также может помочь в исследовании других кожных заболеваний, таких как псориаз и витилиго, которые вызывают пятнистую потерю окраски кожи.

Реконструкция головы предка человека Australopithecus afarensis , вымершего гоминида, жившего примерно 3-4 миллиона лет назад. Знаменитый скелет Люси принадлежит к виду Australopithecus afarensis . Фото Тима Эвансона / Реконструкция Джона Гурча / Flickr / CC BY-SA 2.0

С более глубоким пониманием того, как кожа становится безволосой, остается большой вопрос: почему люди стали почти полностью безволосыми обезьянами.Миллар говорит, что на это есть несколько очевидных причин — например, наличие волос на ладонях и запястьях затрудняло бы работу с каменными орудиями или механизмами, и поэтому человеческие предки, потерявшие эти волосы, могли иметь преимущество. Однако причина, по которой остальная часть нашего тела потеряла свой мех, обсуждалась на протяжении десятилетий.

Одна популярная идея, которая то появлялась, то теряла популярность с тех пор, как была предложена, называется теорией водных обезьян. Гипотеза предполагает, что предки человека жили в саваннах Африки, собирая и охотясь на добычу.Но в засушливый сезон они перемещались в оазисы и берега озер и заходили на мелководье, чтобы собирать водные клубни, моллюсков или другие источники пищи. Гипотеза предполагает, что, поскольку волосы не являются очень хорошим изолятором в воде, наш вид потерял свой мех и образовал слой жира. Гипотеза даже предполагает, что у нас могло развиться прямохождение из-за его преимуществ при ходьбе по мелководью. Но эта идея, которая существует уже несколько десятилетий, не получила большой поддержки в летописи окаменелостей и не воспринимается всерьез большинством исследователей.

Более широко распространенная теория состоит в том, что когда предки человека перебрались из прохладных тенистых лесов в саванну, они выработали новый метод терморегуляции. Потеря всего этого меха позволила гомининам охотиться днем ​​на жарких лугах, не перегреваясь. Увеличение потовых желез, намного большее, чем у других приматов, также удерживало древних людей от холода. Развитие огня и одежды означало, что люди могли сохранять прохладу в течение дня и уютно устраиваться ночью.

Но это не единственные возможности, и, возможно, выпадение волос связано с комбинацией факторов. Ученый-эволюционист Марк Пейджел из Университета Рединга также предположил, что отказ от меха снижает воздействие вшей и других паразитов. У людей были пряди волос, например, на головах, которые защищают от солнца, и на лобке, которые удерживают секретируемые феромоны. Но чем более безволосыми мы становились, говорит Пейджел, тем более привлекательными они становились, и полоска безволосой шкуры превращалась в мощную рекламу здорового партнера, свободного от паразитов.

Одна из самых интригующих теорий состоит в том, что потеря волос на лице и некоторых волос вокруг гениталий могла способствовать эмоциональному общению. Марк Чангизи, нейробиолог-эволюционист и директор по человеческому познанию в исследовательской компании 2AI, изучает зрение и теорию цвета и говорит, что причина нашего безволосого тела может быть в наших глазах. В то время как у многих животных есть два типа колбочек или рецепторов в глазу, которые определяют цвет, у людей их три. Другие животные, имеющие три или более колбочек, такие как птицы и рептилии, могут видеть в широком диапазоне длин волн в спектре видимого света.Но наша третья колбочка необычна — она дает нам немного больше возможностей для обнаружения оттенков прямо в середине спектра, позволяя людям выбирать широкий диапазон оттенков, которые кажутся ненужными для охоты или выслеживания.

Чангизи предполагает, что третий конус позволяет нам общаться невербально, наблюдая за изменением цвета лица. «Наличие этих двух колбочек, определяющих длины волн рядом, — это то, что вам нужно, если вы хотите быть чувствительным к оксигенации гемоглобина под кожей, чтобы понимать изменения здоровья или эмоциональные изменения», — говорит он. Например, ребенок, чья кожа выглядит немного зеленой или синей, может указывать на болезнь, розовый румянец может указывать на сексуальное влечение, а красное лицо может указывать на гнев даже у людей с более темным оттенком кожи. Но единственный способ увидеть все эти эмоциональные состояния — это если люди потеряют мех, особенно на лице.

В статье 2006 года в журнале Biology Letters Чангизи обнаружил, что приматы с голыми лицами, а иногда и голыми ягодицами, как и люди, имели, как правило, три колбочки, в то время как обезьяны с пушистым лицом жили только с двумя колбочками.Согласно газете, безволосые лица и цветовое зрение, кажется, идут рука об руку.

Миллар говорит, что маловероятно, что ее работа поможет нам напрямую выяснить, являются ли люди плавающими обезьянами, потными обезьянами или краснеющими приматами. Но объединение молекулярных данных нового исследования о том, как растут волосы, с физическими чертами, наблюдаемыми у людей, приблизит нас к истине или, по крайней мере, к более густым и блестящим волосам.

Обезьяны Эволюция Гоминиды Эволюция человека Происхождение человека

Рекомендуемые видео

.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.