Нормальность это в химии: это 📕 что такое НОРМАЛЬНОСТЬ

Содержание

это 📕 что такое НОРМАЛЬНОСТЬ

  найдено в  «Словаре-справочнике по психоанализу»

– представление о желательном состоянии человека, в соответствии с которым проводятся различия между здоровьем и болезнью, нормой и патологией. В психоанализе проблема нормальности возникает не только в плане определения критериев нормального и патологического развития человека, но и с точки зрения определения цели психоаналитической терапии, стратегии лечения, завершенности анализа. В работах З. Фрейда неоднократно ставились вопросы о понимании того, что следует считать нормальным развитием человека, что представляет собой нормальное Я и что такое нормальность вообще. Основатель психоанализа был одним из первых, кто показал, что граница между нормальностью и ненормальностью, здоровьем и болезнью весьма относительная. Эта мысль недвусмысленно звучала в отдельных его трудах. В кратком, но обобщенном виде ответы на вопросы, касающиеся психоаналитического понимания нормальности, наиболее отчетливо, пожалуй, содержались в его работе «Конечный и бесконечный анализ» (1937).

Как известно, аналитическая ситуация предполагает установление альянса между аналитиком и пациентом с целью подчинения необузданных влечений Оно больного и осознания им вытесненного, ослабления притязаний его гиперморального Сверх-Я и усиления его Я. Установление терапевтического альянса между аналитиком и пациентом может быть прочным в том случае, если Я того и другого является нормальным. Но, как замечал З. Фрейд, «подобное нормальное Я, как и нормальность в целом, – это идеальная фикция». Аналитику приходится иметь дело с ненормальным Я пациента и нет ничего удивительного в том, что и установление терапевтического альянса, и возможность успешного лечения представляются делом непростым, требующим значительных усилий со стороны обоих участников аналитического процесса. Кроме того, нормальность является не только идеалом, к достижению которого стремится человек, отмеченный печатью патологического развития, но и неким усредненным показателем здоровья, позволяющим проводить условную границу между нормой и патологией.
В действительности же, по мнению основателя психоанализа, «каждый нормальный человек нормален лишь в среднем, его Я приближается к Я психотика в той или иной части, в большей или меньшей мере». Степень удаления от одного конца ряда и приближения к другому, то есть от психотического к нормальному развитию, может служить мерой того изменения Я пациента, которое вообще достижимо при психоаналитической терапии. Профессиональная пригодность аналитика требует наличия у него высокой степени психической нормальности. Не случайно психоаналитическое образование предполагает прохождение кандидатом в аналитики дидактического анализа, в процессе осуществления которого прорабатываются его собственные комплексы и осуществляется разбирательство с его собственным бессознательным. В конечном счете качества аналитика влияют на перспективы психоаналитического лечения и каждый аналитик преуспевает настолько, насколько оказываются проработанными его собственные комплексы. Во всяком случае предполагается, что в процессе психоаналитического лечения ненормальному Я пациента противостоит нормальность аналитика.
Однако, по мнению З. Фрейда, остается бесспорным то обстоятельство, что «аналитики как личности отнюдь не достигли той степени психической нормальности, к которой они хотят подвести своих пациентов». Другое дело, что аналитики – это специалисты, обучившиеся владеть определенным искусством раскрытия бессознательного и в этом отношении они могут оказать существенную помощь пациентам, бессознательное мышление и поведение которых не осознается ими. С точки зрения нормальности, цель психоаналитической терапии состоит в том, чтобы осуществить такие изменения в пациенте, благодаря которым его ненормальное Я стало бы нормальным. Однако это вовсе не означает, что аналитик должен стремиться к достижению такой нормальности пациента, которая становится своего рода абсолютной нормальностью. З. Фрейд возражал против подобного понимания нормальности и соответствующей ей цели психоаналитической терапии. «Никто не ставит себе целью стереть все человеческие особенности во имя схематической нормальности и не требует, чтобы «основательно проанализированный человек» не испытывал страстей и не переживал внутренних конфликтов».
Цель анализа – создание наиболее благоприятных психологических условий для функционирования Я пациента. В работе «Очерк психоанализа» (1938) З. Фрейд высказал мысль, что ни в каком существенном отношении неврозы не отличаются от нормального состояния. И если это верно, то их изучение «обещает внести ценный вклад в наши знания о нормальном». При этом он подчеркнул, что, возможно, таким образом аналитикам удастся обнаружить «слабые точки» нормальной организации. В написанной совместно с У. Буллитом в 30-х годах работе «Томас Вудро Вильсон. 28-й президент США. Психологическое исследование» основатель психоанализа подчеркнул, что психоанализ давно отказался от веры в «узкие рамки нормальности», от веры в резкую разграничительную черту между «нормальным и анормальным в психической жизни». Более тонкая техника диагностики показывает всевозможные образцы неврозов там, где менее всего ожидается их обнаружить. До определенной степени невротические симптомы стали обычными для всех людей, живущих в условиях современной цивилизации.
Это вынуждает прийти к заключению, что «для суждения о психических явлениях категория «нормальный – патологический» является такой же неадекватной, как и предшествующая ей всеохватывающая категория «хороший – плохой». Представления З. Фрейда о нормальности получили свое дальнейшее развитие в работах ряда психоаналитиков. Так, А. Фрейд (1895–1982) отмечала, что во взрослом анализе понятие нормы играет особенно важную роль и всегда подвергается дискуссии, когда речь заходит об оценке успеха лечения. В детском психоанализе, начиная со своей первой встречи с ребенком, аналитик интересуется в первую очередь вопросом «о его нормальности, то есть о его нормальном или отклоняющемся от нормы состоянием развития». Психоаналитическое изучение нормальных процессов достигло успехов благодаря исследованиям в области детской психологии. Именно это изучение дало возможность лучше понять ступени или линии нормального и патологического развития ребенка. В частности, обнаружилось, что нет необходимости рассматривать дисгармонии между различными линиями развития в качестве патологических явлений.
Как заметила А. Фрейд в работе «Норма и патология детского развития» (1965), до тех пор, пока рассогласования в темпе развития на станут чрезмерно большими, они создают лишь вариации в пределах нормы, наблюдаемые у людей с самого раннего детского возраста. Одновременно она подчеркнула, что нормальное детское развитие идет не скачками, а шаг за шагом, с прогрессивными и регрессивными процессами в их постоянном чередовании и что регрессивные проявления в детстве «даже более нормальны, чем их противоположность». Если З. Фрейд рассматривал нормальность как идеальную фикцию, то Э. Фромм (1900–1980) поставил вопрос о «патологии нормальности» в современном обществе, что нашло отражение в его книге «Здоровое общество» (1955). В его понимании для большинства людей общество предусматривает такие модели поведения, которые дают им возможность сохранять здоровье, но оставаться ущербными. Поскольку социальная ущербность присуща не одному индивиду, а многим, то она не осознается как неполноценность.
Более того, сама ущербность возводится обществом в ранг добродетели, способствующей усилению ощущения человека в достигнутом успехе и в присущей ему нормальности, хотя в действительности он страдает от недостатка спонтанности и индивидуальности. Таким образом, задаваемая обществом нормальность на самом деле оказывается патологической. Психоаналитическое понимание нормальности и патологии, а также патологии нормальности вызывает потребность в переосмыслении представлений о цели и стратегии аналитической терапии. Во всяком случае ставшая привычной фрейдовская максима «Там, где было Оно, должно стать Я» оказывается не столь действенной, если при этом не уточняется вопрос о том, что представляет собой нормальное Я и о какой нормальности вообще может идти речь при психоаналитическом лечении.

Нормальность растворов. Грамм-эквивалент — Справочник химика 21

    Нормальность растворов. Грамм-эквивалент 211 [c.211]

    Нормальность растворов. Грамм-эквивалент [c.210]

    Концентрации растворов выражают в весовых процентах — число граммов вещества, содержащихся в 100 г раствора молях на 1 л раствора грамм-эквивалентах на 1 л раствора (нормальные растворы). [c.72]

    Нормальность растворов. Грамм-эквивалент 213 [c.213]

    Установка нормальности раствора соляной кислоты. Установка по буре. Сначала готовят 0,1 н. раствор буры. Для этого на аналитических весах отвешивают нужное количество перекристаллизованной и высушенной десятиводной соли. Обычно достаточно иметь 250 мл раствора грамм-эквивалент буры равен 190,71, поэтому на 250 мл необходимо взять 190 71 [c.330]


    Дайте определения понятий грамм-эквивалент , миллиграмм-эквива-леит и нормальность раствора . 
[c.229]

    Щавелевая кислота в данной реакции превращается в среднюю соль Na2 204, т. е. ведет себя как кислота двухосновная. Следо- вательно, грамм-эквивалент щавелевой кислоты равен V2 грамм-молекулы ее, т. е. 63,03 г. Во взятой навеске щавелевой кислоты содержится 0,1590 63,03 г-экв. С другой стороны, если искомая нормальность раствора NaOH равна N, то это значит, что в 1 л его содержится N г-экв, а в I мл N 1000 г-экв NaOtl [c.225]

    Такнм образом, при вычислении результатов анализов по методу отдельных наиесок можно находить количество определяемого элемента, либо подсчитав сначала количество затраченных на титрование грамм-эквивалентов рабочего рас-твира и умножив его на грамм-эквивалент определяемого вещества, либо пере-сч 1тав нормальность рабочего раствора на титр его по определяемому веществу и МНОЖИВ этот титр на затраченный объем рабочего раствора. Оба способа едина ОБО удобны и приводят к одному и тому же выражению для нахождения Q. 

[c.228]

    Нормальность растворов. Грамм-эквивалент  [c.224]

    Нормальную концентрацию выражают числом грамм-эквивалентов вещества в 1 л раствора. Грамм-эквивалентом (г-экв) называют число граммов вещества, химически взаимодействующее без остатка с 1 г-атомом водорода (1,008 г) или с половиной грамм-атома кислорода (8,00 г). Грамм-эквивалентом оснований и солей называют такую их массу, которая содержит столько граммов данного металла, сколько требуется его для замещения 1 г-иона водорода кислоты (или воды). Чтобы вычислить грамм-эквивалент, нужно разделить грамм-молеку-лярную массу 1) в случае кислоты — на проявленную ею основность в данной реакции, 2) в случае основания — на число групп ОН, принимающих участие в реакции,, 3) в случае соли — на произведение числа ионов металла и его валентности. [c.33]

    В(>дородная ошибка титрования. Предположим, что показатель титрования индикатора рТ, нормальность титруемой сильной кислоты Л , рбъем ее У мл а общий объем раствора в конце титрования мл. Каждый миллилитр N нормального раствора содержит N 1000 грамм-эквивалентов кислоты. Таким образом, всего взято для титрования КУ] 1000 грамм-эквивалентов кислоты, содержащих столько же грамм-ионов Н Подсчитаем теперь, сколько грамм-ионов Н останется неоттитрованными. Титрование заканчивается при pH, равном рТ взятого индикатора, например, при pH 4 для метилового оранжевого или при pH 9 для ф нолфталеина и т. д. Но поскольку pH = —[Н+], указанным величинам )Н отвечают концентрации ионов Н, равные соответственно [Н ] = 10 Н+] = 10″ г-ион/л и т. д. Отсюда ясно, что концентрация оставшихся неоттитрованными Н -ионов равна [Н+] = Ю Р г-ион/л. В образовавшемся после окончания тнтрования объеме 1 2 мл раствора число грамм-ионов Н+ равно Ш Р /1000. [c.287]


    Концентрацию выражают также через нормальность (числом грамм-эквивалентов растворенного вещества в 1 л раствора) и титр (числом грамм-эквивалентов растворенного вещества в 1 мл раствора). Причем при одинаковой нормальности (титре) объемы растворов реагирующих веществ равны. В общем случае они характеризуются соотношением [c.209]

    Нормальная концентрация, или нормальность, — число грамм-эквивалентов г-экв) растворенного вещества, содержащегося в 1 л раствора.[c.111]

    Нормальные растворы. Грамм-эквиваленты и эквиваленты- . Для осуществления кислотно-щелочного титрования химики предпочитают иметь дело с концентрациями, выраженными не в виде молярности. Некоторые кислоты, например, состоят из молекул, каждая из которых может освобождать более чем 1 ион водорода (т. е. двухосновные и трехосновные кислоты). При титровании химики употребляют более удобное понятие нормальный раствор. Для наглядности можно сказать, что 1 н. (однонормальный) раствор кислоты в 1 л содержит 1 моль способных к ионизации атомов водорода. [c.149]

    Нормальная концентрация (нормальность) — число грамм-эквивалентов растворенного вещества в 1 л раствора. Конкретная нормальность обозначается через н., например 2 н.— двунормальная концентрация. Ее единица измерения — г-экв/л (2 н.— 2 г-экв/л.) [c.33]

    Несмотря на удобство пользования растворами определенной нормальности, на практике наряду с ними нередко применяют так называемые эмпирические растворы. Концентрации их не находятся в какой-либо простой зависимости от величины грамм-эквивалента, но определяются теми или иными соображениями практического характера. [c.215]

    Единицами концентрации, которые наиболее часто используют в объемном анализе, являются молярность — число грамм-молей в 1 л раствора (моль/л), нормальность — число грамм-эквивалентов в 1 л раствора (г-экв/л == мг-экв/мл), титр — число граммов [c.235]

    Из этого определения видно, что понятие нормальность раствора тесно связано с понятием грамм-эквивалент , являющимся одннм из важнейших понятий титриметрического анализа. Поэтому остановимся на нем подробнее. [c.210]

    Молярная концентрация выражает количество молей, а нормальная—количество грамм-эквивалентов вещества в 1 л раствора. [c.76]

    Умножив нормальность на грамм-эквивалент железа (55,85 г), мы нашли бы содержание его в 1 л раствора, но анализировались лишь 100 мл раствора. Количество граммов Ре в них будет равно 0,06476-55,85-0,1 = 0,1615 г. [c.381]

    Молярность — число молей данной составной части в 1 д раствора. Модальность — число молей данной составной части в 1000 г растворителя. Нормальность — число грамм-эквивалентов данной составной части в 1 л раствора. Титр — большей частью число граммов растворенного вещества ъ i мл раствора или число граммов определяемого элемента, отвечающих. 1 мл данного раствора (см. Объемный анализ). Кроме того, нередко применяются К., выраженные числом граммов растворенного вещества в 100 г или в 1000 г или в 1 л растворителя, а также — числом молей растворенного вещества в 1000 молей растворителя. В обычной практике для выражения К. чаще применяются весовые единицы. При рассмотрении закономерностей зависимости свойств смеси или раствора от их К. чан е пользуются мольными или атомными единицами. Впрочем, при рассмотрении зависимости уд. свойств смеси (плотность, уд. объем и др.) естественно выражать К. , используя весовые единицы. В аналитич. химии широко применяют выражения К. нормальностью или титром. [c.354]

    По характеру взятого растворителя растворы делятся на водные и неводные. К последним принадлежат растворы веществ в таких органических растворителях, как спирт, эфир, ацетон, бензол, хлороформ и т. д. Растворы большинства солей, кислот, щелочей готовятся водные. Каждый раствор характеризуется концентрацией растворенного вещества, т. е. количеством вещества,, содержащегося в определенном количестве раствора. По точности выражения концентрации растворы разделяют на приблизительные и точные. Концентрации приблизительных растворов большей частью выражаются в весовых процентах концентрации точных растворов выражаются в молях на 1 л раствора, грамм-эквивалентах на 1 л раствора и титром, поэтому растворы бывают процентные, молярные, нормальные и титрованные. [c.53]

    Нормальная концентрация (нормальность) выражается числом грамм-эквивалентов растворенного вещества в 1 л раствора. Грамм-эквивалентом называется количество вещества, выраженное в граммах, которое в данной реакции соответствует (эквивалентно) [c.53]

    Исходные вещества. Нормальность раствора азотнокислого серебра устанавливают по раствору хлористого натрия или калия. Хлористый натрий предварительно очищают от примесей перекристаллизацией в присутствии соляной кислоты промытый хлористый натрий высушивают при 500—600° С. Из высушенной соли готовят 0,05 н. раствор. Грамм-эквивалент хлористого натрия равен молекулярному весу и поэтому 1 л 0,05 н. [c.413]


    Нормальный раствор (1 н.) содержит 1 грамм-эквивалент растворенного вещества в 1 л раствора. Грамм-эквивалент соединения зависит от того, в какой реакции принимает участие данное вещество. Грамм-эквивалентом называется количество вещества в граммах, соответствующее весу иона водорода (1 г) или любого другого иона, эквивалентного 1 г водорода (17 г гидроксильных групп, 8 г кислорода, 35,5 г хлора, 23 г натрия и т. д.). Например, в реакции [c.111]

    Предположим, что для установления нормальности приготовленной кислоты была взята на аналитических весах навеска соды в 0,1946 г, а на титрование раствора этой навески пошло 20,45 мл приготовленного рабочего раствора. Грамм-эквивалент соды равен половине грамм-моля, т. е. 53,00 г. Взятая навеска соды содержит 194,6 53,00 мг-экв. Это же число милиграмм-эквивалентов серной кислоты содержится согласно данным титрования и в 20,45 мл рабочего раствора серной кислоты. Нормальность раствора кислоты, таким образом, равна [c.138]

    С помощью ареометра и по справочной таблице определяют приблизительную концентрацию имеющегося концентрированного раствора кислоты. Раствор концентрированной кислоты наливают в высокий стеклянный цилиндр, диаметр которого по крайней мере в два раза превышает диаметр шарика ареометра. Осторожно опускают ареометр в жидкость и следят за тем, чтобы он свободно плавал, не касаясь стенок цилиндра. Отсчет ведут по шкале ареометра. Деление шкалы, совпадающее с уровнем жидкости, показывает плотность раствора. Процентное содержание кислоты находят по таблице (см. приложение 13). Затем по процентной концентрации вычисляют титр, т. е. определяют количество граммов вещества в 1 мл раствора, или нормальность — количество грамм-эквивалентов в 1 л раствора. [c.282]

    Нормальность — количество грамм-эквивалентов рабочего вещества, содержащееся в 1 л (или миллиграмм-эквивалентов в 1 мл) данного рабочего раствора. [c.112]

    Нормальность — число грамм-эквивалентов растворенного вещества, содержащееся в 1 л раствора [c.494]

    Применение нормальных растворов очень удобно и упрощает вычисления. Моли обычно обозначают буквой М или т, а нормальные растворы — буквой и. Соответственно этому обозначают и растворы молярные— 1М или 1т, нормальные — 1н. Но так как практически применимы не только эти, но и растворы, в литре которых находится количество вещества, большее или меньшее одного моля или одного нормального веса (грамм-эквивалента), то сообразно этому и делают обозначения 2 М — двумолярный, 2 н. — двунормальный, 0,5 М (V2 М) — полумо-лярный, 0,5 н. (V2 н.) —полунормальный, 0,1 М (Vio М) —де-цимолярный,0,1 н. (Vio н.) — децинормальный,0,01 н. (Viooh.) — сантинормальный и т. д. [c.25]

    ТИТРОВАННЫЕ РАСТВОРЫ — растворы, в единице объема к-рых содержится оиредеденпое количество растворенного вещества. Имеют большое значение в хим. анализе. Т. р. готовят молярные или нормальные. Молярные растворы содержат в 1 л 1 грамм-молекулу растворенного вещества, нормальные — 1 грамм-эквивалент, т. е. часть грамм-молекулы, отвечающую при реакции 1 грамм-эквиваленту водорода. Концентрация Т. р., выраженная в той пли иной форме, называется титром. В узком смысле слова титром называется количество вещества в грам мах, содержащееся в1 мл раствора [c.656]

    Нормальность раствора показывает, сколько грамм-эквивалентов вещества содержится в 1 л раствора. Грамм-эквивалент (г-экв) вещества равен грамм-молекулярному весу, деленному либо на валентность положительного иона-катиона (если имеется раствор соли), либо на число атомов водорода в молекуле (если имеется раствор кислоты), либо на число гидроксильных групп 0Н (в растворе основания), либо на чзкло электронов, переходящих от атома одного элемента к атому другого элемента (в растворе окислителя или восстановителя). Например  [c.35]

    Пример. Навеска К2СГ2О7 5,0260 г содержится в 1 л раствора. Определить нормальность и титр раствора. Грамм-эквивалент К2СГ2О7 в реакциях окисления — восстановления равен 49,04  [c.32]

    В аналитической химии концентрацию растворов чаще всего принято выражать числом грамм-эквивалентов вещества, заключенных в 1 л раствора. Грамм-эквивалентом называется такое количество элемента или соединения, вес которого, выраженный в граммах, численно равен его эквивалентному весу. Концентрация раствора, выраженная числом грамм-экви-валещ-ов растворенного вещества, содержащегося в 1 л раствора (или числом миллиграмм-эквивалентов в 1 мл раствора), называется нормальностью. [c.86]


Как рассчитать нормальность в химии — Наука

Измерения концентрации являются важной частью химии, поскольку они позволяют понять, сколько вещества присутствует в данном количестве раствора. Существует много разных способов расчета концентрации, но большинство из них зависят от количества молей (измерение определенного количества любого вещества) растворенного вещества (называемого растворенным веществом) на литр растворителя (жидкость, которая делает растворение). Нормальность — это одна мера концентрации, которая иногда используется для солей, кислот и оснований, поскольку она точно описывает количество ионов каждого типа в растворе.

    Взвесьте количество растворенного вещества (растворяемого вещества), используя цифровую шкалу. Ваш вес должен измеряться в граммах.

    Рассчитайте молярную массу растворенного вещества. Это можно рассчитать, сложив молярную массу каждого компонента растворенного вещества. Например, один моль соли MgCl2 состоит из 1 моль магния (с молярной массой 24, 3 г на моль) и 2 моль хлора (с молярной массой 35, 5 г на моль). В результате, молярная масса MgCl2 составляет 95, 3 грамма на моль.

    Разделите количество растворенного вещества с шага 1 на молярный вес растворенного вещества, чтобы получить количество молей растворенного вещества, которое у вас есть. Например, если на шаге 1 у вас было 95, 3 г MgCl2, а затем поделено на молярную массу MgCl2, вы обнаружите, что у вас есть 1 моль MgCl2.

    Разделите количество молей растворенного вещества на объем, в котором они растворены. Это даст вам нормальность раствора. Объемы обычно можно измерить с помощью предмета из стекла, называемого градуированным цилиндром. Например, если у вас есть 95, 3 грамма MgCl2 (что составляет один моль MgCl2), растворенного в 1 литре воды, то ваша нормальность будет 1N. N обозначает «нормальный», который является единицей нормальности.

    При расчете нормальности отдельных ионов в растворе умножьте нормальность, которую вы рассчитали на шаге 4, на количество ионов каждого типа, присутствующих в вашем растворенном веществе. Например, в 1N растворе MgCl2 ионы магния присутствуют в 1N (потому что в MgCl2 есть одна молекула магния) и в 2N присутствуют ионы хлорида (потому что каждая молекула MgCl2 имеет 2 иона хлорида).

Великий глобалист о глобальной пандемии и «великой перезагрузке»

Ревью

Один из немногих плюсов частых авиаперелётов – возможность читать, не отрываясь на телефонные разговоры и другие дела. В моём списке «обязательно к ознакомлению» подошла очередь книги Клауса Шваба и Тьерри Маллере «COVID-19: великая перезагрузка» (“COVID-19: The Great Reset”). Благо, современные технологии позволяют не возить с собой бумажные тома и даже не ждать их переводов на русский язык.

Почему я решил поделиться своими впечатлениями именно об этой книге? Во-первых, она знакомит нас с размышлениями о глобальной пандемии одного из главных глобалистов планеты и идеологов Четвертой промышленной революции. Во-вторых, является предметом самых противоречивых мнений и оценок западных читателей. Для одних это «ключевая книга, позволяющая понять, чем живет мир сегодня». Для других – «пугающая книга, созданная людьми, излагающими свою дорожную карту глобального управления». И отрицательных отзывов, надо сказать, значительно больше: на Amazon книга с заметным «скрипом» набрала всего 3,5 балла из 5 и стала «самой скандальной» в 2020 году. Причем, и высокие, и низкие оценки ставили, как правило, за одно и то же – прямоту авторских суждений. В результате для кого-то она стала «открытым предупреждением», а для кого-то – «открытым заговором» (сразу напрашивается метафора с наполовину наполненным или наполовину пустым стаканом). Произведение Шваба и Маллере сравнивают с антиутопиями «1984» и «О дивный новый мир», но, в отличие от Оруэлла и Хаксли, ругают за мрачность и безысходность. Но может ли антиутопия быть оптимистичной?

Что касается отечественного дискурса, то для него эта книга прошла почти незамеченной, так как общественному вниманию были предложены другие, внешне более впечатляющие события и факты. В частности, президентские выборы в США. Было всего несколько центральных российских СМИ и частных обозревателей, отозвавшихся (в основном, резко отрицательно) о творении председателя Всемирного экономического форума (ВЭФ) в Давосе.

Учитывая, что две предыдущие книги Шваба «Четвертая промышленная революция» (“The Fourth Industrial Revolution” ) и «Технологии Четвертой промышленной революции» (“Shaping the Future of the Fourth Industrial Revolution”) не только получили высокий рейтинг на мировых книжных платформах, но и стали почти «обязательными» для упоминания в научных публикациях о цифровизации современного общества, невольно задаёшься вопросом: чем можно объяснить такой жесткий остракизм по отношению к его же, пусть и с Маллере, «Великой перезагрузке»?

Попробую ответить на этот вопрос, ни в коей мере не претендуя на глубокий и всесторонний анализ первоисточника и не желая повторять уже сказанного другими. Остановлюсь на тех моментах, которые запомнились прежде всего.

Первое и главное разочарование читатели могут испытать уже на входе в книгу. Если её «амазонская» аннотация обещает им «тревожный, но обнадёживающий анализ» текущей и постпандемийной ситуации и внушает уверенность в дальновидности и изобретательности людей, способных «взять судьбу в свои руки и спланировать лучшее будущее», то аннотация, размещённая в самой книге, настраивает совсем на другое. Она объясняет, что читателей ждет «множество предположений и идей о том, как может и, возможно, должен выглядеть постпандемический мир»; и что у человечества всего два пути. «Один путь приведет нас к лучшему миру: более инклюзивному, более справедливому и более уважительному к Матери-природе. Другой перенесёт нас в мир, похожий на тот, который мы только что оставили, но ещё хуже и постоянно преследуемый неприятными сюрпризами. Поэтому мы должны сделать правильный выбор». Понятно, что в таком случае реального выбора нет. Но непонятно, почему предположений и идей о будущем множество, а пути всего два – лучший и худший. Кроме того, измотанная пандемией и локдаунами значительная часть человечества ностальгирует по старому миру и не хочет принципиально другого. Неудивительно, что после такого зачина всё остальное повествование воспринимается как навязывание чужой недоброй воли. В книге немало и других противоречий, что создаёт ощущение некоторой скоропалительности и необоснованности ряда умозаключений доктора Шваба и его команды, а также тех «фьючерсов», которые они предлагают.

Действительно, книга, претендующая на системный анализ глобального кризиса, вызванного COVID-19, и единственную стратегию выхода в светлое будущее, была опубликована в июне 2020-го, то есть всего спустя 3 месяца после официального объявления пандемии. Многие увидели в этом прямое подтверждение принадлежности авторов к кругу людей, знавших о ней и её последствиях заранее и планировавших её с целью «великой перезагрузки» мирового устройства в своих интересах. Если иметь в виду ещё и «событие 201» (“Event 201”), произошедшее всего за несколько месяцев до начала пандемии, то конспирологический характер книги «COVID-19: великая перезагрузка», на первый взгляд, просто невозможно опровергнуть. Напомню, что «событие 201» — это пандемические учения высокого уровня, проходившие 18 октября 2019 года в исследовательском Университете Джонса Хопкинса (Балтимор, США) при участии представителей Фонда Мелинды и Билла Гейтса и ВЭФ в формате симуляционной компьютерной игры. Её целью было выявление сфер, в которых будет необходимо партнерство государственного и частного секторов во время борьбы с серьезной пандемией для снижения масштабов негативных экономических и социальных последствий. Внимательные наблюдатели пишут, что реальная пандемия коронавируса началась и идет буквально по сценарию игрового «события 201», о котором знали и авторы обсуждаемой книги. Как такое можно объяснить, кроме как «играли, играли и доигрались»?


Лично я считаю, что для понимания этой ситуации нужно более внимательно прочитать предыдущие две книги Шваба и сравнить их с тем, что написано в его с Маллере опусе. На мой взгляд, «лучший путь», предлагаемый в нём, совершенно логично вытекает из содержания «Четвертой промышленной революции» и её «Технологий». Где-то эти книги просто повторяют друг друга. С этой точки зрения основные стратегии, изложенные в «Великой перезагрузке», действительно являются заранее спланированной повесткой дня, поскольку опираются на тезисы, сформулированные ещё несколько лет назад, а также на весь победоносный технократический дискурс, резко активизировавшийся с 1990-х в связи с глобальным распространением интернета и появлением различных инновационных технологий (прежде всего NBIC). Шваб верен своей доктрине цифровизации всех сфер жизни и никогда этого не скрывал. Разница только в том, что «Четвертая промышленная революция» вышла в свет в 2016 году, то есть в относительно мирное время, а «Великая перезагрузка» – в самый разгар войны с коронавирусом, когда читательская аудитория взвинчена и её раздражают любые факты и прогнозы, имеющие негативный характер. Пять лет назад читатели воспринимали Шваба как футуролога, а сегодня – как жесткого реалиста, циника и цифрового диктатора. Но суть его доктрины от этого не изменилась. Изменились контексты.

Люди, вполне спокойно и с интересом относившиеся к предсказаниям Клауса Шваба о Четвертой промышленной революции и Рэймонда Курцвейла о технологической сингулярности, в большинстве своём оказались не готовы к тому, что они начнут сбываться так быстро. Для них удобнее, когда технологии эволюционируют постепенно, а не стремительно, то есть революционно. Срабатывает природный инстинкт самосохранения. Те же, кто готов сразу пользоваться новейшими технологиями, редко задумываются о рисках и негативных эффектах технологизации и цифровизации, несмотря на все предупреждения (читайте Ж. Аттали, Ю. Хабермаса, У. Митчелла, С. Гарфинкеля, Д. Рашкофф). Иначе говоря, мы все хотим, «чтобы у нас всё было» – разнообразные гаджеты, беспроводная связь, социальные сети, интернет-магазины, телемедицина, «умные» дома и прочее; «и нам бы за это ничего не было» – компьютерной зависимости, фейковых новостей, назойливой рекламы, тотального контроля за нами, ограничения нашей мобильности (в случае неуплаты налогов, например). Но так не бывает! Это действительно две стороны одной медали.


Что касается удивительной похожести сценариев «события 201» и реальной пандемии коронавируса, то для того компьютерная симуляция и проводилась, чтобы максимально предвидеть то, что может случиться на самом деле. Понятно, что в условия задачи вводились все риски, включая возможность разного рода «утечек». Подобные симуляционные игры, изучающие различные глобальные проблемы, проводятся в Университете Джона Хопкинса постоянно. Кстати сказать, этот университет со своими филиалами в Италии и Китае до сих пор является главным аналитическим центром, отслеживающим мировую статистику по COVID-19.

Нельзя исключать и фактор «неслучайной случайности» совпадения стратегий компьютерной игры, пандемии и книги как частного проявления определенной закономерности.

Известно, например, что гибель «Титаника» в 1912 году была почти детально описана в романе американского фантаста Моргана Робертсона «Тщетность», вышедшего за 14 лет до этого. Исследователи крушения были поражены сходством ситуаций, причин катастроф, а также технических параметров и даже названий гигантских лайнеров: реального «Титаника» и вымышленного «Титана». Позже выяснилось, что Робертсон был очень опытным морским офицером, дослужившимся до первого помощника капитана, и поэтому хорошо представлял, каким образом происходят столкновения судов с айсбергами. Кроме того, он отслеживал тенденцию производства всё более крупных лайнеров, наблюдавшуюся в конце 19 века, и понимал, что это может сказаться на их маневренности. Шваб и Маллере тоже внимательно отслеживали все тенденции, прежде чем опубликовать свой труд с описанием хода и возможных последствий пандемии для различных сфер жизни общества.

Итак, за какие-же тезисы книги «COVID-19: великая перезагрузка» её авторов критикуют больше всего? Вот некоторые из них:

– Многие спрашивают: когда мы вернемся к нормальной жизни? Ответ короток: никогда. Наша история разделится на две части: до коронавируса и после.

Ответ Шваба и Маллере неприятен, но честен, и с ним невозможно спорить. Некоторые читатели увидели в этом «никогда» наступившую эпоху непрерывных глобальных пандемий и локдаунов. Я этого не увидел. Тем более, что авторы называют пандемию коронавируса «квази-мгновенным» явлением в отличие от экологического кризиса, который может длиться десятками лет. Локдауны априори не могут быть бесконечными, так как они убивают экономику и наносят ущерб всем сферам жизни общества. Но очевидно, что постпандемическая эпоха будет эпохой сверхсложности, сверхнестабильности и хрупкости, вынуждающей человечество в лице ученых, инженеров, IT-специалистов, руководителей корпораций и государств думать над возможными последствиями применения любой новой прорывной технологии, какой бы отрасли она ни касалась. Иначе, кроме не зависящих от человека природных катаклизмов, возможны новые – «рукотворные» – глобальные катастрофы и бедствия. Остальные люди также будут хранить память о глобальной пандемии 2020, что заставит во многом изменить их стиль жизни и, возможно, изменит их ценности.

– Формируется «новая нормальность», радикально отличная от той, которую мы оставим позади. Многие наши убеждения и догадки, как может или должен выглядеть мир, разрушатся.

По сути, это продолжение предыдущего тезиса. Если под «новой нормальностью» подразумевается новая картина мира или, как говорят философы, новая онтология, то и с этим не поспоришь. Смены онтологий или «великие перезагрузки» происходили уже не раз. Например, человечество веками существовало с представлениями о Земле как о плоской поверхности, и эти представления влияли на всё – религию, отношение к природе и т. д. Вряд ли было легко тем, кто жил на рубеже 16-17 веков, сразу свыкнуться с мыслью, что Земля не только круглая, но и вращается вокруг своей оси и Солнца. Любому взрослому человеку сложно принять «новую нормальность». Чтобы это произошло легко, нужно в ней родиться и взрослеть. Вот и мы сейчас находимся на рубеже эпох, поэтому нам так трудно. Другой вопрос, ЧТО именно представляет собой приходящая к нам «новая нормальность». То, что предлагают нам в этом качестве Шваб и Маллере, далеко не бесспорно. В некоторых случаях просто априори неприемлемо в качестве постоянной меры воздействия на людей и как стиль их жизни. Я имею в виду тотальный цифровой контроль, переход подавляющего большинства образовательных учреждений только на онлайн обучение и т. п. Опираясь на тезис самих авторов, можно сказать, что их сегодняшние убеждения и догадки о том, как должен выглядеть мир, тоже могут разрушиться.

Чем больше демографический рост, тем выше риск новых пандемий.

Некоторые критики восприняли этот тезис как прямой призыв к сокращению народонаселения. Я бы назвал это «оговоркой по Фрейду». Демографический рост всегда был «больным» вопросом для членов Римского клуба, а теперь, видимо, и для ВЭФ. Сразу хочется сказать, что риск новых пандемий могут повышать и другие факторы: разработка и производство где-либо биологического оружия, несмотря на международную Конвенцию о запрете такового; нищета и отсутствие доступа к качественному медицинскому обслуживанию; недостаток пресной воды и так далее. И если анализировать всю книгу, а не выдёргивать из неё отдельные фразы, то очевидно, что авторы это прекрасно понимают. Но очевидно также и то, что к теме демографии у них отношение всё-таки особое. Безусловно, она должна постоянно присутствовать в повестке дня лидеров государств и соответствующих организаций. В частности, такие её аспекты, как поиск способов повышения рождаемости в «стареющей» Европе и её сдерживания в самых бедных и неразвитых странах Африки и Азии (кстати, специальные исследования показали, что самым мощным средством такого сдерживания является не пропаганда контрацепции, а женское образование). В целом же до перенаселения планеты ещё очень далеко. И сейчас всех должна беспокоить другая зависимость: пандемии сокращают демографический рост!

– Пандемия дает нам шанс: это – узкое «окно возможностей» для размышлений, решений и перезагрузки нашего мира. Чрезвычайные ситуации часто оказываются кузницей, в которой выковываются новые идеи.

Критики Шваба и Маллере упрекают их в «беллетризации» пандемии и её возможностей по отношению к «великой перезагрузке». Но Шваб и Маллере далеко не первые, кто видит в кризисах не только опасность, но и потенциал преобразования. И это – самый разумный подход, если только ради этого кризисы не создаются специально. Естественно, авторы предсказывают большой прогресс и много инноваций в таких секторах, как цифровые технологии и биотехнические разработки, а также в сфере искусства. Приведенные ими исторические кейсы показывают, что ситуации вынужденной изоляции в ряде случаев способствуют более глубокой рефлексии и сосредоточенности внимания на исследуемом объекте у людей с оригинальным – научным и художественным – мышлением. Среди таких были, например, Бокаччо, Ньютон и Шекспир, скрывавшиеся от чумы, а также Пушкин, переживавший эпидемию холеры в Болдино. Считается, что именно в изоляции они совершили свои самые выдающиеся открытия и создали самые гениальные произведения. Мы не знаем пока всех открытий и произведений, над которыми сейчас работают ученые, инженеры, художники, скульпторы, писатели, сценаристы и композиторы, но наверняка таковые будут. От себя я бы добавил кейс, подтверждающий, что карантин в сочетании с новыми технологиями, поддерживающими социальную коммуникацию, оказывается, может привести в креативное состояние даже не единицы, а массы людей. Это возникновение в середине марта 2020 года многотысячного флешмоба «Изоизоляция» среди русскоязычных пользователей социальных сетей. Устав от однообразия своего вынужденного досуга, люди стали воспроизводить из подручных материалов композиции известных картин и скульптур, выкладывая их фотографии в сети. Аналогичные проекты были затем инициированы и в других странах, но они не смогли превзойти русскую инициативу.

– Многие поймут, что работа на дому является более благоприятной для климата и менее стрессовой, чем необходимость добираться до офиса.

Шваба и Маллере критикуют за то, что они «спели оду» удаленной работе на дому. Вообще-то первым её спел Элвин Тоффлер в «Третьей волне» (1980), описывая прелести «электронного коттеджа», позволяющего семье с помощью компьютеров и сетей кабельно-спутниковой связи рационально управлять процессами производства и иметь дополнительный досуг, не тратя время на перемещения между домом и местом работы, но сохраняя виртуальные контакты с обществом. Как говорится, бойтесь своих желаний. Сегодня многие воспримут предложение такого стиля жизни как издевательство. Однако немало и тех, кто не только к нему привык, но и не хочет возвращаться к старому по разным причинам. Речь идёт, в первую очередь, о людях, которые имеют постоянную работу и могут выполнять её достаточно эффективно «на удалёнке» в комфортных для себя условиях.

– Если демократия и глобализация будут расширяться, то национальному государству места не останется.

А вот с этим спешить точно не следует. Возможно, когда-нибудь все страны и сольются в единое земное государство, как описано во многих фантастических романах, но ускорять этот процесс искусственно нельзя. Пока что более продуктивной идеей представляется не тотальная глобализация, а глокализация, понимаемая как сосуществование разнонаправленных, но взаимодополняющих друг друга тенденций – глобализации и локализации. Я бы проиллюстрировал это так: одним из основных мотивов туризма как глобального явления является интерес к локальным (то есть национальным) культурам. Процессы универсализации и монополизации, неизменно сопровождающие глобализацию, привели к тому, что, попадая в разные страны, ты видишь одни и те же сетевые отели, кафе, магазины, кинотеатры. Зачем куда-то ездить, если везде одно и то же? В результате наиболее посещаемыми стали именно те страны, где сохранились национальные традиции в архитектуре, различных видах искусства и ремёсел. Национальная культура – важнейший ресурс и духовное наследие каждого народа.

Потенциальное решение для университетов может заключаться в гибридной модели. Мир образования, как и другие отрасли, станет частично виртуальным.

Несмотря на то, что многомесячная практика всеобщего полного перехода университетов в «виртуальность» выявила не только минусы, но и плюсы онлайн-обучения и естественным образом подвела к мысли о будущей гибридной модели образовательного процесса как сочетания его форматов офлайн и онлайн, часть отечественного преподавательского сообщества пока её не приемлет. По сути, это тоже вопрос смены онтологий в сознании людей, который затрагивался выше. Должно пройти некоторое время, чтобы новая картина мира высшего образования улеглась в головах руководителей вузов, преподавателей, студентов и их родителей. Скорость этого процесса будет во многом зависеть от самого содержания гибридной модели, а также от вариантов, в которых эта модель может быть реализована. Наша задача – сделать это содержание глубоким и разнообразным, а варианты – удобными для студентов и преподавателей и дополняющими друг друга. Именно таким «гибридным» проектированием и занимаются сегодня мировые вузы. В определенном смысле оно напоминает одновременно работу авиаинженеров и диспетчеров, которым нужно не только создавать современные самолёты, но и разруливать их в воздухе с учетом сложных погодных условий и разнообразия временных поясов. Гибридная модель – это не столько последовательная смена периодов очного и дистанционного обучения (хотя может быть и такая практика), сколько сочетание различных вариантов офлайн и онлайн-форматов в рамках одних и тех же периодов и групп учащихся («гибридных классов»).


Кроме обозначенных тезисов, Шваба и Маллере обвиняют и в других «грехах», которые невозможно полностью перечислить в рамках одного обзора. Подверглись критике и явно правильные и очень своевременные мысли авторов. Например, о том, что при разработке нового общественного договора нельзя игнорировать мнение молодого поколения, которому придётся страдать от экономической и социальной незащищённости, поскольку миллионы молодых людей достигнут возраста трудоустройства в разгар глубочайшей рецессии. «Миллениалы (по крайней мере, в западном мире) уже находятся в худшем положении, чем их родители, с точки зрения доходов, активов и богатства. Они скорее всего, будут владеть меньшим количеством недвижимости и иметь меньше детей, чем их родители. Теперь другое поколение (Gen Z) входит в систему, которую оно считает неэффективной и которая будет определяться давними проблемами, выявленными и усугубляющимися пандемией», пишут Шваб и Маллере. Но и здесь их упрекают в «банальности и пессимизме», в чём не стали бы упрекать других, если бы те высказали нечто подобное. Досталось им и за их приверженность «зелёной» энергетике, которую они «пытаются навязать человечеству».

Чем можно объяснить такую реакцию читателей? На мой взгляд, здесь срабатывает «эффект ореола»: нелюбовь к глобалистам как таковым накладывает отпечаток буквально на всё, что они говорят и пишут. А если эти глобалисты ещё и нарциссы, то им не прощается ничего. Действительно, в конце раздела 3.1.1 («Лучшие ангелы в нашей природе… или нет») авторы «Великой перезагрузки» осознанно или неосознанно дают понять, что они и есть те самые «ангелы» человеческой природы, которых должно призвать человечество в ситуации, когда оно само не способно ответить на экзистенциальные кризисы. Ну что тут скажешь? Трудно хотя бы иногда не терять голову от восхищения самим собой, если возглавляешь клуб самых богатых и влиятельных людей планеты!

И всё же как относиться к этой книге и стоит ли её вообще читать? Безусловно, стоит. Но с опорой на здравый смысл. Нельзя принимать всё на веру. Представленные в «Великой перезагрузке» сценарии – это просто идеи, а идеи – ещё не истины. Идеи порождают истины, только если читатели их принимают. Старайтесь быть беспристрастными. Жизнь нелинейна: «черные лебеди» могут прилететь в любой момент и кардинально изменить любые планы и стратегии. Некоторые тезисы книги опровергаются самой жизнью: после февральских событий в Техасе, где в течение многих суток миллионы людей были лишены электричества и тепла из-за неработающих при низких температурах ветряков и солнечных батарей, «ода» зеленой энергетике, спетая Швабом и Маллере, звучит уже далеко не торжественно.


Мне близка позиция, согласно которой мир сейчас находится в точке бифуркации, а значит выбор траектории его дальнейшего развития в значительной степени зависит от акторов, то есть от нас с вами. Назад пути действительно нет. Нужно учиться жить в новой реальности. Значение книги «COVID-19: Великая перезагрузка» вижу, прежде всего, в том, что она заставляет каждого задуматься об этой новой реальности и своём месте в ней.

P.S: Пока готовился этот обзор, вышла ещё одна книга Клауса Шваба (в соавторстве с Питером Ванхамом) – «Капитализм участия: глобальная экономика, работающая на прогресс, людей и планету» («Stakeholder Capitalism: A Global Economy that Works for Progress, People and Planet»). Судя по всему, теперь Швабу «достанется» уже от самих капиталистов.

Эдуард Галажинский,
ректор ТГУ и врио президента РАО 

Полезные ссылки:

Для детей и взрослых:

Теория счастья. Закон арбузной корки и нормальность ненормальности / Хабр

Представляю на суд читателей Хабра неупорядоченные главы из своей книжки «Теория счастья» с подзаголовком «Математические основы законов подлости». Это ещё не изданная научно-популярная книжка, очень неформально рассказывающая о том, как математика позволяет с новой степенью осознанности взглянуть на мир и жизнь людей. Она для тех кому интересна наука и для тех, кому интересна жизнь. А поскольку жизнь наша сложна и, по большому счёту, непредсказуема, упор в книжке делается, в основном, на теорию вероятностей и математическую статистику. Здесь не доказываются теоремы и не даются основы науки, это ни в коем случае не учебник, а то, что называется recreational science. Но именно такой почти игровой подход позволяет развить интуицию, скрасить яркими примерами лекции для студентов и, наконец, объяснить нематематикам и нашим детям, что же такого интересного мы нашли в своей сухой науке.Опубликованные главы:

В этой главе мы начнём с анализа арбузов и их корок, выясним их связь со знаменитым законом Мерфи и убедимся со всей строгостью в том, что о вкусах не спорят.


Мне одному кажется, что я нормальный?

Как часто, глядя новости, или читая комментарии к ним, мы недоумеваем: «Есть в этом мире нормальные люди?!» Вроде как, должны быть, ведь нас много, и в среднем, мы и должны быть нормальны. Но при этом мудрецы говорят, что каждый из нас уникален. А подростки уверены, что они-то уж точно отличаются от серой массы «нормальных людей» и ни на кого не похожи.

Читатели, знакомые со статистикой, конечно же, много раз видели как для различных несимметричных распределений мода (максимум на графике плотности вероятности) не совпадает со средним значением или математическим ожиданием. То есть, среднее значение не соответствует самой большой плотности вероятности, но всё равно, на то оно и ожидаемое, чтобы быть если уже и не самым часто встречающимся, то, по крайней мере, доминирующим. Однако, не всё так просто. До сих пор мы рассматривали одновариантные распределения — распределения в одномерном пространстве исходов. Но жизнь многогранна, и уж точно не одномерна! А при добавлении дополнительных размерностей могут случаться весьма неожиданные вещи.

Одна из особенностей многомерной геометрии — увеличение доли пограничных значений в ограниченном объёме. Вот что имеется в виду. Рассмотрим классическую задачу об арбузе в пространствах с различной размерностью и зададимся целью выяснить, сколько же чудесной сахарной мякоти нам достанется от этого огромного, крепкого и аппетитного арбуза, если надрезав его, мы выяснили, что толщина его корки не превышает от его радиуса? Кажется, что это уж больно много, но посмотрите на рисунок вначале статьи, пожалуй, арбуз с такими пропорциями мы сочтём вполне приемлемым.

Начнём с одномерного арбуза — это розовый столбик, а его корка представляет собой два маленьких белых отрезочка по краям. Суммарная длина корки — это аналог объёма в одномерном мире — составит от общей длины арбуза. У двумерного, блинообразного арбуза, корка в виде белого кольца, по площади будет меньше, чем его внутренняя часть, уже всего в три раза. В привычном нам трёхмерном мире, такая корка составит почти общего объёма. Чувствуется подвох.

Доли, которые занимает корка в арбузе различной размерности.

Для шара, как, впрочем, и для тела произвольной формы, можно получить зависимость отношения объёма корки к общему объёму тела. Она выражается через отношение толщины корки к характерному размеру тела и является показательной функцией размерности пространства :

Вот как выглядит график роста доли пятнадцатипроцентной по радиусу корочки арбуза в его объёме, при дальнейшем увеличении размерности пространства.

В четырёхмерном пространстве наш условно тонкокорый арбуз оставит нам уже лишь половину мякоти, а в одиннадцатимерном мире мы сможем полакомится лишь

от всего арбуза, выбросив корочку, составляющую

его радиуса!

Итак, мы готовы сформулировать глубокомысленный закон арбузной корки:

Покупая многомерный арбуз, ты приобретаешь, в основном, его корку.

Обидно, конечно, но какое это имеет отношение к нормальности нашего мира и к законам подлости? Увы, именно он препятствует отысканию так называемой «золотой середины», обесценивает результаты социологических опросов и повышает роль маловероятных неприятностей.

Дело в том, что пространство людей со всеми их параметрами существенно многомерно. Вполне независимыми размерностями можно счесть и очевидные рост, вес, возраст и достаток, а также, уровни интеллектуального (IQ) и эмоционального (EQ) развития, наконец, наблюдаемые, хоть и плохо формализуемые черты лица, либо черты характера, такие как уровень болтливости, упрямства или влюбчивости. Мы без труда насчитаем с десяток-полтора параметров, характеризующих человека. И для каждого из этих параметров существует некая статистически определяемая «норма» — наиболее ожидаемое и более того, часто наблюдаемое значение. Сколько же в таком богатом пространстве параметров окажется людей, типичных во всех отношениях? Выражение, которое мы использовали для вычисления отношения объёмов корки и арбуза, можно использовать и для вычисления вероятности попасть в число хоть в чём-то но «ненормальных» людей. Действительно, вероятность удовлетворить всем критериям типичности одновременно равна произведению вероятностей оказаться типичным по каждому критерию в отдельности.

Сейчас мы сильно упростим задачу, чтобы не писать пугающих формул, по которым нельзя ничего толком вычислить. Предположим, что качества людей по каждому из направлений подчиняются нормальному (гауссовому) распределению вокруг некоторого среднего значения. Это, конечно чрезвычайно смело, но вполне разумно для наших целей, ведь мы говорим не о каком-то конкретном наборе характеристик, а, прямо скажем, фантазируем, стараясь сформулировать хоть что-то определённое в столь зыбкой теме. Поэтому загружаться подробностями, пока не видна самая общая картина, рановато. Итак, все критерии мы подчинили нормальному распределению со своими средними и дисперсиями. Значит, мы можем определить параметры самого типичного человека на свете, и отсчитывать отклонения от них. Кроме того, нам неважно какие конкретно значения дисперсии, окажутся у каждого критерия, ведь нас интересует лишь вероятность выйти за пределы стандартного отклонения, а это значение от масштаба самого распределения не зависит. Всё это приводит к тому, что если обозначить за вероятность оказаться за пределами области, ограниченной стандартным отклонением (оказаться во внешней «корочке» распределения, похожей, скорее, не на корку арбуза, а на атмосферу Земли, уходящую далеко в космическое пространство, становясь всё тоньше и тоньше), то вероятность оказаться в чём-то ненормальным, при рассмотрении критериев, будет вычисляться по «арбузной» формуле:

Для гауссового распределения

, где

— стандартное отклонение.

Вероятности оказаться «ненормальным» для различного числа критериев сравнения и для различной «строгости» определения нормы. Верхний и нижний графики отличаются тем, что при определении «нормальности» используют радиус в одно и два стандартных отклонения, соответственно.

Что же, выходит, это нормально — быть хоть в чём-то ненормальным. Оценивая людей по десятку параметров, будьте готовы к тому, что полностью заурядными окажутся лишь 2% общей популяции. Причём, как только мы их разыщем, они тут же станут знаменитостями, потеряв свою заурядность!

Тот самый закон подлости

Один из классических законов подлости, сформулированный в сердцах инженером Эдвардом Мёрфи, гласит:

«Всё, что может пойти не так, пойдет не так».

Он несколько глубже, чем тривиальное утверждение о том, что в полной выборке наблюдаются все исходы, даже самые маловероятные.

Пусть для выполнения некоторой работы требуется совершить ряд действий, и для каждого из них существует маленькая вероятность неудачи. Какова вероятность того, что всё пройдёт без сучка без задоринки? Всё просто — нужно перемножить вероятности успеха для всех шагов. И тут же включается закон арбузной корки: чем больше число шагов, тем существеннее роль границ, в нашем случае, внештатных ситуаций. Достаточно дюжины шагов, чтобы 5% вероятности ошибки на каждом из них, выросли до 50% вероятности провала всего дела! То же самое относится и к сложным системам со множеством частей, каждая из которых может отказать. В простейшем случае, вероятность отказа системы вычисляется из вероятности отказа каждой её части по тому же самому закону арбузной корки.

Эти наши рассуждения чрезвычайно просты, а закон Мерфи скорее эмоционален, чем объективен и кажется трюизмом, но всё же, именно с этого наблюдения в сороковые-пятидесятые годы двадцатого века началась новая большая наука: теория надёжности. Она добавила в рассмотрение время, взаимосвязь элементов систем, экономику, а также человеческий фактор и нашла применение за пределами инженерных наук: в экономике, теории управления и, наконец, в программировании.

Мы ещё вернёмся к этой теме, когда будем изучать закон последнего дня, который заставляет принтер барахлить именно в день сдачи проекта. Закон Мерфи с учётом времени — поистине страшная сила! А пока вернёмся к теме уникальности и нормальности.

Счастье — это найти друзей с тем же диагнозом, что и у тебя

Все мы разные, это понятно, а можно ли вообще ставить вопрос о соответствии какой-то норме, не пытаемся ли мы при этом оценивать и сравнивать? Вы спросите, что же в этом плохого? Мы всё время кого-нибудь с кем-нибудь сравниваем, чаще всего, себя с другими, но иногда позволяем оценить и кого-нибудь ещё. Однако, с точки зрения математики, всё не так просто.

Сравнивать — значит определять отношение порядка. То есть обозначать, что один элемент некоего множества, в каком-то смысле, предшествует другому. Этому мы научились ещё в школе: 2 меньше чем 20, слон слабее кита, договор дороже денег и т. п. Но вот вам ряд вопросов. Что идёт раньше понедельник или вторник? А воскресенье или понедельник? А какое воскресенье — то, что перед понедельником, или то, что после субботы? А какое число больше: 2+3i или 3+2i? Мы можем назвать по порядку цвета радуги и даже ассоциировать все промежуточные цвета с вещественным числом — частотой света, но кроме этих цветов существует множество неспектральных цветов, они образуют хорошо знакомый типографам и дизайнерам цветовой круг, можно ли все видимые глазом цвета выстроить по порядку? Эти примеры показывают, что с отношением порядка бывают трудности. Например, на множестве дней недели не работает транзитивность (из того, что за следует , а за следует не следует, что всегда следует за ). Попытка ввести понятие больше/меньше на поле комплексных чисел не согласуется с арифметикой этих чисел, а цвета обладают обоими этими недостатками.

И как же можно сравнивать людей, книги, блюда, языки программирования и прочие объекты, имеющие множество параметров, пусть даже условно формализуемых? В принципе, можно, но только сперва договорившись об определениях и метриках, а иначе это будет бесконечный, бурный и бессмысленный спор. Увы, жаркие споры возникают чаще всего уже на этапе выбора метрик, поскольку они сами образуют некое множество, на котором тоже нужно определять отношение порядка.

Впрочем, можно предложить вполне осмысленный и однозначный способ рассуждений о сравнимости многомерных объектов, например, людей. В многомерном пространстве параметров каждый объект может быть представлен вектором — набором чисел — значений критериев, которые его характеризуют. Рассматривая ансамбль векторов (например, человеческое общество), мы увидим, что какие-то из них окажутся сонаправлены, или, по крайней мере, близки по направлениям, вот их-то уже вполне можно сравнивать по длине. В тоже время, какие-то векторы будут ортогональны (в геометрическом смысле — перпендикулярны, в более широком — независимы), и соответствующие им люди будут попросту друг другу непонятны: они по ряду параметров окажутся в сопряжённых пространствах, как пресловутые физики и лирики. Нет смысла рассуждать о том, что хороший поэт в чём-либо лучше или хуже талантливого инженера или одарённого природой спортсмена. Единственное, о чём можно судить, это о длине вектора — о степени одарённости, о расстоянии от среднего.

В этой связи может возникнуть любопытный вопрос: а какая доля случайных векторов в пространстве заданной размерности будет сонаправленной, а какая — ортогональной? Как много удастся найти единомышленников или, хотя бы, тех с кем можно себя сравнить?

В двухмерном мире каждому вектору соответствует одномерное пространство коллинеарных (сонаправленных) и одномерное пространство ортогональных векторов. Если мы рассмотрим «почти» сонаправленные и «почти» ортогональные вектора, то они образуют секторы одинаковой площади при одинаковом выборе допустимого отклонения. То есть похожих и непохожих объектов, при рассмотрении двух критериев, будет одинаковое количество.


Почти коллинеарные и почти ортогональные векторы в двухмерном и трёхмерном пространстве.

В трёхмерном мире картина поменяется. Сонаправленные векторы всё также образуют одномерное пространство, а вот ортогональные уже заполняют плоскость — двухмерное пространство. Фиксируя длину векторов и допуская небольшое отклонение от идеальных направлений на угол , можно число почти сонаправленных векторов сопоставить с площадью круговых областей вокруг полюсов , а число почти ортогональных векторов — с площадью полосы вокруг экватора: . Их отношение при уменьшении отклонения растёт неограниченно.

В четырёхмерном мире ортогональные векторы образуют уже трёхмерное пространство, тогда как сонаправленные векторы всё ещё лежат в одномерном, и разница в их количестве растёт уже пропорционально квадрату отклонения от идеала. Но на этом этапе лучше обратиться к теории вероятностей и выяснить каковы шансы получить ортогональные или сонаправленные векторы, взяв наугад два вектора из пространства, размерности ? Об этом нам расскажет распределение углов между случайными векторами. К счастью, рассуждая о площадях многомерных сфер, его можно вычислить аналитически и представить в конечной форме:

Здесь

— это гамма-функция, обобщение факториала на вещественные (и даже комплексные) числа.

Распределения углов случайных векторов для пространств различных размерностей.

Теперь видно, что для двумерного пространства углы распределяются равномерно, для трёхмерного — пропорционально синусоидальной функции, а при повышении размерности распределение стремится к нормальному с постоянно уменьшающейся дисперсией. Для всех размерностей выше двух, мода распределения приходится на 90 градусов и доля взаимно ортогональных векторов увеличивается, по мере увеличения числа параметров. Самое же главное наблюдение — сонаправленных векторов (имеющих угол около 0 или 180 градусов практически не остаётся при достаточно высокой размерности пространства. Давайте будем считать более или менее похожими (сонаправленными, сравнимыми) векторы, имеющие угол мене 30 градусов (это вполне малый угол: ). Тогда, при сравнении по двум критериям, похожей на какой-то выделенный вектор, окажется только треть всех случайных векторов. Использование трёх критериев позволит сравнивать с заданным вектором лишь всего множества, для четырёх критериев — уже , и каждое следующее добавление размерности будет уменьшать эту долю вдвое. Если мы будем строже и ограничим себя меньшим углом, доля векторов, считающихся похожими станет убывать ещё быстрее.

Таким образом, получаем векторную формулировку закона арбузной корки:

В пространствах высокой размерности почти все вектора ортогональны друг другу.

или эквивалентно: на вкус и цвет товарищей нет.

Сравнивайте разумно, не ищите в жизни нормальности и не бойтесь ненормальности. Сама математика подсказывает нам, что в сложном мире людей говорить можно лишь о степени подобия, но не о сравнении. Так что нет резона вести нескончаемые споры, в поисках истины, вместо этого, стоит прислушаться и постараться услышать иное мнение, увидеть взгляд из другого, сопряжённого, пространства, обогащая тем самым своё восприятие мира.

Мудрецы правы: все мы уникальны и в своей уникальности абсолютно одинаковы.



Приглашаю вас, первых читателей этой книжки, к вопросам, дополнениям и замечаниям, которые, без сомнения, сделают её точнее, богаче и интереснее.

Удовольствие от Х: Новая нормальность. Глава из книги Стивена Строгаца

где x — население города, у — количество городов, имеющих такой размер, с — константа, а показатель степени a (показатель степенной зависимости) определяет отрицательный наклон прямой линии.

Степенные распределения имеют некоторые нелогичные, с точки зрения традиционной статистики, свойства. Например, в отличие от нормального распределения, их моды, медианы и средние значения не совпадают из-за скошенной асимметричной формы L-образных кривых.

Президент Буш извлек из этого немалую пользу, заявив в 2003 году, что сокращение налогов позволило каждой семье сэкономить в среднем 1586 долларов. Хотя математически это верно, здесь он к своей выгоде взял за основу среднее значение вычета, под которым скрывались огромные вычеты в сотни тысяч долларов, полученные 0,1% богатейшего населения страны. Известно, что «хвост» в правой части распределения дохода следует степенной зависимости, и в подобной ситуации использование средней величины вводит в заблуждение, поскольку она далека от своего реального значения. В действительности большинству семей вернули менее 650 долларов. В данном распределении медиана значительно меньше, чем среднее значение.

Этот пример демонстрирует важнейшее свойство распределений степенной зависимости: они имеют «тяжелые хвосты» по сравнению по крайней мере с маленькими «жидкими хвостиками» нормального распределения. Подобные большие хвосты хотя и редкость, но встречаются чаще в распределениях данных, чем обычные колоколообразные кривые.

В «черный понедельник», 19 октября 1987 года, промышленный индекс Доу-Джонса упал на 22%. По сравнению с обычным уровнем нестабильности на фондовом рынке это падение составило более двадцати стандартных отклонений. Согласно традиционной статистике (в которой используется нормальное распределение), подобное событие практически невозможно: его вероятность составляет менее чем один случай на 100 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 (10 в 50 степени). Однако это произошло — поскольку колебания цен на фондовом рынке не соответствовали нормальному распределению.

Для их описания лучше подходят распределения с «тяжелым хвостом». Подобное происходит с землетрясениями, пожарами и наводнениями, что усложняет страховым компаниям задачу управления рисками.

Такая же математическая модель описывает число погибших в результате войн и террористических атак, а также другие, гораздо более мирные вещи, такие как количество слов в романе или число сексуальных партнеров у человека.

Хотя прилагательные, используемые для описания длинных хвостов, выставляют их в не слишком выгодном свете, «хвостатые» распределения гордо несут свои хвосты. Жирный, тяжелый и длинный? Да, это так. Но в таком случае покажите, какой нормальный?

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram.

по ней удобно идти, но цветы на ней не растут, Кусочки чьих-то жизней — ориджинал

Линда и Роза дружили с начальной школы, и за всё это время никто вокруг так и не понял, как эти две абсолютно разные девушки сумели найти общий язык. Линда с её любовью к учёбе и наукам была очень любознательной и очень ответственной. Роза на уроках постоянно витала в облаках и часто забывала в классе какие-нибудь вещи по типу ручек, карандашей или даже ключей от квартиры. Линда почти не выходила на улицу, вместо этого она сидела дома и читала, очень много читала. Роза обожала выходить из дома по вечерам и ходить в самых разных направлениях в поисках ещё неисследованных ею дворов. Их обоих презирали одноклассники. Линду — за то, что она слишком часто своими знаниями затмевала остальной класс и была любимицей учителей. Розу — за её отчуждённость от реальности и ненормальность. Таким образом, у каждой из них другая была единственной подругой. И их вполне устраивала их дружба. Линда никогда не отказывалась помочь Розе с домашним заданием, а Роза дарила подруге цветы, сладости и прочие мелкие прелести. Даже от споров, которые между ними вспыхивали довольно часто, они получали удовольствие.

***

— Почему ты никогда не гуляешь со мной по выходным? — жалостно протянула Роза, сжимая сухую ладонь Линды. Та оторвалась от учебника и поправила свои поцарапанные круглые очки. — У меня нет времени, — рассеянно ответила она, удивлённо глядя на подругу. — Ты ведь делаешь всю домашку на понедельник ещё в пятницу! — На выходных я делаю домашку на другие дни, — пожала плечами она. — Ещё у меня есть задания с дополнительных занятий, задания от репетитора, факультатив по химии в субботу… Роза разочарованно охнула. — Но ведь так вся жизнь мимо пройдёт… — Да брось! — Линда улыбнулась. — Я люблю учиться. Это и есть моя жизнь. Роза не ответила. Она задумчиво провожала глазами идущих мимо людей. — К тому же, я пообещала погулять с тобой на каникулах, — напомнила Линда. — Ну да… — Роза вдруг оживилась. — Будем гоняться за облаками? — … Че-его? — скривилась Линда. — Ну знаешь, ты вот видишь вдалеке красивое облако и бежишь к нему. Правда, в итоге его догнать так и не выходит… — И-и в чём тогда смысл? — Ну смотри… Пока ты будешь бежать за ним, ты совершенно случайно можешь оказаться в каком-нибудь интересном месте. Может, это детская площадка, на которой ты  играла в детстве, или новый ресторанчик, или дом твоего друга… Помнишь, как я один раз без предупреждения зашла к тебе в гости? — Это было после… — Ага. Линда тяжело вздохнула. — Рози, послушай… Брось ты это всё. Понимаю, ты любишь это так же, как я люблю учёбу, но в моей любви хотя бы есть смысл. А что ты получаешь от того, что гоняешься за сгустками пара, которые всё равно не догонишь? — Новые впечатления, — незамедлительно ответила Роза. — Веселье. Чувство свободы и счастья. — Брось это всё, — повторила Линда. — Неодушевлённые предметы не живые. Животные не понимают твоих слов. Люди не будут добрее. В мире нет магии. Это — реальность. Роза нисколько не смутилась. — Ты хочешь, чтобы я стала нормальной, — серьёзно сказала она. — Но этого не хочу я. Моя жизнь потеряет все краски. Линда тихо простонала. — Ты ведь тоже ненормальная. — Что, прости??? — Линда резко вскинула голову. — Так много учиться — это нормально? — Но… — Нет уж, Линда. Я не считаю, что мы должны стремиться к нормальности. Если бы все были теми, кого считают за нормальных, мир был бы невероятно скучным. Линда молчала. Роза тоже. Над их головами проплывали снежно-белые облака. — Ты похожа на Полумну Лавгуд, — вдруг сказала Линда. Роза засмеялась, и её чистый смех зазвенел в прозрачном воздухе. Облака гнались друг за другом, летели в далёкие земли, куда, быть может, однажды доберутся и Роза с Линдой. А пока что они будут здесь. «Главное, не становиться нормальными».

Нормальность | Определение, формула, ограничения, примеры

Определение нормальности

Нормальность – это мера концентрации, равная граммам эквивалентного веса на литр раствора. Эквивалентный вес в граммах является мерой реакционной способности молекулы. Роль растворенного вещества в реакции определяет нормальность раствора.

Нормальность также известна как эквивалентная концентрация раствора.

Согласно стандартному определению, это количество граммов или мольных эквивалентов растворенного вещества, присутствующего в одном литре раствора. Когда мы говорим эквивалент, это количество молей реакционноспособных единиц в соединении.

Формула нормальности

Нормальность = Количество грамм-эквивалентов × [объем раствора в литрах] -1

Количество грамм-эквивалентов = масса растворенного вещества × [эквивалентная масса растворенного вещества] -1

N = вес растворенного вещества (грамм) × [эквивалентный вес × объем (л)]

= Молярность × Молярная масса × [Эквивалентная масса] -1

N = молярность × основность = молярность × кислотность

Нормальность часто обозначается буквой N.Некоторые другие единицы нормальности также выражаются как экв. л -1 или мэкв. л -1 .

Последнее часто используется в медицинских отчетах в соответствии со стандартным определением, а N описывается как количество граммов или мольных эквивалентов растворенного вещества, присутствующих в одном литре раствора. Когда мы говорим эквивалент, это количество молей реакционноспособных единиц в соединении.

Единицы нормальности

Заглавная буква N используется для обозначения концентрации с точки зрения нормальности.Его также можно выразить как экв/л (эквивалент на литр) или мэкв/л (миллиэквивалент на литр 0,001 Н).

Уравнения нормальности

Уравнение нормальности, которое помогает оценить объем раствора, необходимый для приготовления раствора с различным азотом, имеет вид

.

Начальная нормальность (N 1 ) × Начальный объем (V 1 ) = Нормальность окончательного решения (N 2 ) × Конечный объем (V 2 )

Предположим, смешаны четыре различных раствора с одним и тем же растворенным веществом нормальности и объема; поэтому результирующая нормальность определяется выражением;

NR = [N A V A + N B V B + N C V C + N D ] × [V A + V B +V c +V d ] -1

Если смешать четыре раствора, имеющие различные молярные растворы, объем и ионы H + (n a , n b , n c , n d ), то результирующая нормальность определяется выражением;

NR = [N A M A V A + N B M B V B + N C M C V C + N D M D V d ] × [V a +V b +V c +V d ] -1

Использование нормальности

Нормальность используется в основном в трех распространенных ситуациях:

  • При определении концентрации в кислотно-щелочной химии. Например, нормальность указывает на концентрации ионов гидроксония (H 3 O + ) или ионов гидроксида (OH ) в растворе.
  • Нормальность используется в реакциях осаждения для измерения количества ионов, которые могут осаждаться в конкретной реакции.
  • Он используется в окислительно-восстановительных реакциях для определения количества электронов, которое может отдать или принять восстановитель или окислитель.

Ограничения в использовании нормальности

Многие химики используют нормальность в кислотно-щелочной химии, чтобы избежать расчетов мольных соотношений или получить более точные результаты.Хотя нормальность обычно используется в реакциях осаждения и окислительно-восстановительных реакциях, у нее есть некоторые ограничения. Эти ограничения следующие:

  1. Это неподходящая единица концентрации в ситуациях, кроме упомянутых выше. Это неоднозначная мера, и молярность или моляльность — лучший вариант для единиц.
  2. Нормальность требует определенного коэффициента эквивалентности.
  3. Это не указанное значение для конкретного химического раствора. Величина может существенно меняться в зависимости от химической реакции.Чтобы пояснить далее, один раствор может содержать разные нормальности для разных реакций.

Примеры

Вот несколько решенных примеров нормальности

Пример-1

Найти нормальность 0,1 М H 2 SO 4 (серная кислота) для реакции:

H 2 SO 4 + 2NaOH → Na 2 SO 4 + 2H 2 O

Согласно уравнению, 2 моля ионов H+ (2 эквивалента) из серной кислоты реагируют с гидроксидом натрия (NaOH) с образованием сульфата натрия (Na 2 SO 4 ) и воды.Используя уравнение:

N = молярность x эквиваленты N = 0,1 x 2 N = 0,2 N

Пусть вас не смущает количество молей гидроксида натрия и воды в уравнении. Поскольку вам известна молярность кислоты, вам не нужна дополнительная информация. Все, что вам нужно выяснить, это сколько молей ионов водорода участвует в реакции.

Поскольку серная кислота является сильной кислотой, вы знаете, что она полностью диссоциирует на свои ионы.

Пример-2

В следующей реакции вычислите и найдите нормальность, когда она равна 1.0 М В 3 Заказ на покупку 4

H 3 AsO 4 + 2NaOH → Na 2 HAsO 4 + 2H 2 O

Решение: Если мы посмотрим на данную реакцию, мы можем определить, что только два из ионов H + H 3 AsO 4 реагируют с NaOH с образованием продукта.

Таким образом, два иона являются 2 эквивалентами. Для нахождения нормальности применим данную формулу.

N = Молярность (M) × количество эквивалентов

Следовательно, нормалити решения = 2.0. N = 1,0 × 2 (замена значений)

Подробнее:

Родственные

Что такое нормальность решения? Как это рассчитать? —

Нормальность раствора определяется как эквивалентная масса любого растворенного вещества в граммах на литр раствора. Это также может быть известно как эквивалентная концентрация. Обозначается символом «Н». Эквивалентный вес граммов или эквивалентов измеряет реакционную способность иона, молекулы и т. д.Эквивалентное значение рассчитывается по молекулярной массе и валентности этого химического вещества. Нормальность — это единица концентрации, которая зависит от реакции.

Нормальность  – это единица концентрации, в которой химический раствор выражается как  90 219 грамм эквивалентного веса 90 220 растворенного вещества на литр раствора. Коэффициент эквивалентности используется для выражения концентрации. Единицы нормальности: «N», « эквивалентов/ л» или « миллиэквивалентов/ л».

Нормальность — это единица измерения, зависящая от исследуемой химической реакции. Использование нормальности подходит не для всех химических растворов. Нормальность обычно используется в кислотно-щелочной химии , окислительно-восстановительных реакциях или реакциях осаждения . Молярность или моляльность чаще используются для единиц.

Читайте также: Различия между щелочью и щелочью

Существуют определенные ситуации, когда мы предпочитаем использовать нормальность, а не молярность или любую другую единицу концентрации химического раствора.Нормальность используется в кислотно-щелочных реакциях для оценки концентрации иона «Гидроний» (h4O+) и иона «Гидроксид» (OH-). Здесь, в данном случае,  1/feq  – это целая часть.

Коэффициент эквивалентности .e; Нормальность используется в реакциях осаждения для определения количества ионов, которые будут осаждаться. Здесь  1/feq  является снова целым числом. В окислительно-восстановительных реакциях нормальность указывает, сколько электронов может быть отдано или принято окислителем или восстановителем.Для окислительно-восстановительных реакций 1/фекв. также может быть дробью.

Читайте также: Факты о кислотах и ​​основаниях — химия.

Единица Нормальности не подходит для концентрации в любой ситуации. Для этого требуется определенный коэффициент эквивалентности. Нормальность не является постоянной величиной для любого химического раствора; вместо этого он является переменным. Значение нормальности изменяется в зависимости от исследуемой химической реакции.

Формула нормальности используется для измерения концентрации раствора.Это эквивалентная концентрация раствора. Он измеряет реактивные частицы в растворе, а также во время титрования реакций. Эквивалентный вес в граммах определяется количеством иона, вступившего в реакцию. Но это также зависит от реакции.

Нормальность также может быть описана как количество граммов молярных эквивалентов растворенного вещества , присутствующих в одном литре раствора. Нормальность в основном используется для определения концентраций в кислотно-щелочной химии, в реакциях осаждения для оценки количества ионов, осажденных в любой данной реакции, и в окислительно-восстановительных реакциях для расчета числа электронов любого восстановителя или окислителя.

       

Нормальность Формула a

Нормальность (N) = число эквивалентных граммов объема раствора в литрах.

Где Количество эквивалентов в граммах = Масса растворенного вещества × Эквивалентная масса растворенного вещества.

Следовательно, N = вес растворенного вещества (грамм) × эквивалентный вес × объем (в литрах)

Мы также можем рассчитать его, используя молярность: Эквивалентная масса

N = молярность × основность = молярность × кислотность

растворенного вещества, затем определение количества грамм-эквивалента растворенного вещества расчетным путем, затем расчет объема в литрах.Затем вычислите нормальность, используя ее формулу.

Мы выражаем Нормальность как экв/л, т.е. эквивалент на литр .

В титровании уравнение нормальности: N1 V1 = N2 V2

основного раствора, а V3 – объем основного раствора. Уравнение нормальности, используемое для оценки объема раствора различной нормальности, выглядит следующим образом:

Начальная нормальность (N1) × Начальный объем (V1) = Нормальность конечного раствора (N2) × Конечный объем (V2).

Что такое нормальность в химии?

Нормальность в химии — очень важный термин, который очень полезен при создании реагентов для анализа.

К сожалению, многие профессионалы, даже опытные, не имеют четкого базового понятия нормальности.

Я гарантирую, что после прочтения этой статьи у вас будет четкое представление о нормальности и ее расчете.

Определение: Нормальность в химии означает количество эквивалентов на литр раствора.Обозначается символом N.

Нормальность в химии определяется следующей формулой:

Формула: Нормальность (N) = Число эквивалентов (n) / Объем раствора (л)

Другим очень важным фактором является то, как рассчитать эквиваленты вещества. Вы можете легко рассчитать эквивалент, разделив молекулярную массу на его валентность.

Давайте возьмем пример и рассчитаем количество эквивалентов соляной кислоты и серной кислоты.

Формула: молекулярная масса (г/моль) / валентность

Что такое валентность в химии?

«Валентность» или «валентность» атома или молекулы, описываемая тем, как атомы водорода могут связываться с ними.В нашем примере

Соляная кислота – HCl имеет один атом водорода, поэтому эквиваленты соляной кислоты составляют 36,46/1 = 36,46

Серная кислота – h3SO4 имеет два атома водорода, поэтому эквиваленты серной кислоты составляют 98/2 = 49

.

Как рассчитать нормальность концентрированной соляной кислоты (HCl)?

Во-первых, запишите три вещи на этикетке упаковки раствора:

Удельный вес

Удельный вес означает, насколько вещество тяжелее или легче по сравнению с водой. Это единица меньше, потому что это показывает сравнение.

Анализ в процентах

Анализ показывает чистоту вещества в процентах. Чтобы преобразовать проценты в десятичные числа, просто разделите анализ на 100.

Эквивалентная масса

Анализ показывает чистоту вещества в процентах. Чтобы преобразовать проценты в десятичные числа, просто разделите анализ на 100.

Используйте приведенную ниже формулу для расчета нормальности любого имеющегося в продаже жидкого раствора:

Нормальность = Удельный вес × Процент чистоты в десятичной дроби × 1000 ÷ Эквивалентный вес

Если вы видите этикетку бутылки с реагентом соляной кислоты, вы получите ниже трех значений:

  1. Удельный вес – 1.18
  2. Анализ – 35,4 (переведите в десятичную дробь, деленную на 100. 35,4/100 = 0,354)
  3. Молекулярная масса – 36,46 г/моль (Рассчитайте эквивалентную массу, деленную на ее валентность. Валентность соляной кислоты равна 1, что означает 36,46/ 1 =36,46)

Подставьте вышеуказанные значения в формулу,

Нормальность = 1,18 × 0,354 × 1000 ÷ 36,46 = 11,46 Н

Важное примечание

Если какое-либо вещество или химическое вещество имеет одинаковую молекулярную массу и эквивалентную массу, то молярность и нормальность этого вещества или химического вещества будут одинаковыми.

Как рассчитать нормальность концентрированной серной кислоты?

Если вы видите этикетку бутылки с реагентом серной кислоты, вы получите ниже трех значений:

  1. Удельный вес – 1.84
  2. Анализ – 98 (преобразовать в десятичную дробь, деленную на 100. 98/100 = 0,98)
  3. Молекулярная масса – 98,08 г/моль (Рассчитайте эквивалентную массу, деленную на ее валентность. Валентность серной кислоты равна 2, что означает 98,08/ 2 =49,04)

Подставьте приведенные выше значения в формулу,

Нормальность = 1,84 × 0,98 × 1000 ÷ 49,04 = 36,77 Н

Калькулятор нормальности для концентрированного жидкого химиката

Это очень удобный инструмент для студентов, изучающих естественные науки, для изготовления реагентов для анализа.Вы можете легко рассчитать нормальность любого концентрированного жидкого раствора кислоты или основания с помощью этого калькулятора нормальности.





 

В заключение, Нормальная или эквивалентная концентрация раствора указывает, сколько эквивалентов присутствует на литр раствора.

Часто задаваемые вопросы:

Нормальность и молярность одинаковы?

Нет, оба разные. Нормальность дает концентрацию в эквиваленте на литр, а молярность — в молях на литр.

Какова формула Нормальности?

Формула: Нормальность (N) = Количество эквивалентов (n) / Объем раствора (л)

Какова формула молярности?

Формула: Молярность (M) = Моль растворенного вещества (M) / Объем раствора (L)

Произошла ошибка при настройке пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности. Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.


Настройка браузера на прием файлов cookie

Существует множество причин, по которым файл cookie не может быть установлен правильно.Ниже приведены наиболее распространенные причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки браузера, чтобы принять файлы cookie, или спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались. Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, нажмите кнопку «Назад» и примите файл cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Попробуйте другой браузер, если вы подозреваете это.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом.Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы это исправить, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie. Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Предоставить доступ без файлов cookie потребует от сайта создания нового сеанса для каждой посещаемой вами страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.


Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в файле cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файле cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта.Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, если вы не решите ввести его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступ к остальной части вашего компьютера, и только сайт, создавший файл cookie, может его прочитать.

Обычный и Обычный — в чем разница?

Английский

Существительное

  • (неисчисляемое) Нормальное или обычное состояние; нормальность.
  • : Джесси собиралась надеть брюки в школу, но ее брат убедил ее надеть шорты, чтобы сохранить нормальность .
  • (химия) Концентрация раствора, выраженная в граммах эквивалентной массы растворенного вещества на литр раствора.
  • (счетное, математическое, статистическое) Мера того, насколько хорошо наблюдаемое распределение приближается к нормальному распределению.
  • Синонимы
    * ( нормальное состояние ) нормальность ( US )

    Антонимы
    * нарушение

    См. также
    * молярность * моляльность

    Прилагательное

    ( ан прилагательное )
  • Согласно нормам или правилам.
  • Здоров; не болен и не болен.
  • Относится к школе для обучения учителей тому, как преподавать.
  • (химия) Относящийся к раствору или представляющий собой раствор, содержащий один эквивалентный вес растворенного вещества на литр раствора.
  • (органическая химия) Описание изомера с прямой цепью алифатического углеводорода или алифатического соединения, в котором заместитель находится в положении 1 такого углеводорода.
  • (физика) ( О режиме в колебательной системе ) При котором все части объекта вибрируют с одинаковой частотой; Видеть .
  • (геометрия) Перпендикулярно касательной или производной поверхности в евклидовом пространстве.
  • * Внутренний вектор нормали идеальной идеальной сферы всегда будет указывать к центру, а внешний вектор нормали — прямо в сторону, и оба они всегда будут коллинеарны лучу, кончик которого заканчивается в точке пересечения, то есть пересечение всех трех наборов точек.
  • (алгебра) (подгруппы), смежные классы которой образуют группу.
  • (алгебра) (расширения поля поля K), которое является полем расщепления семейства многочленов в K.
  • (теория вероятностей, статистика) (распределения), которое имеет очень специфическую форму колоколообразной кривой.
  • (комплексный анализ) (О семействе непрерывных функций), который является предкомпактным.
  • (теория множеств) (функции от ординалов к ординалам), строго монотонно возрастающей и непрерывной относительно топологии порядка.
  • (линейная алгебра) (матрицы), которая коммутирует со своим сопряженным транспонированием.
  • (функциональный анализ) (об операторе гильбертова пространства), который коммутирует со своим сопряженным.
  • (теория категорий) (эпиморфизма), который является коядром некоторого морфизма.
  • (теория категорий) (мономорфизма), который является ядром некоторого морфизма.
  • (теория категорий) (морфизма), который является нормальным эпиморфизмом или нормальным мономорфизмом.
  • (теория категорий) (Категории), в которой каждый мономорфизм является нормальным.
  • 90 137 (Действительного числа), цифры которого в любом базовом представлении имеют равномерное распределение.
  • (топология) (о топологии), в которой непересекающиеся замкнутые множества могут быть разделены непересекающимися окрестностями.
  • (Железнодорожный транспорт, Пункты) в положении по умолчанию, установленном для наиболее часто используемого маршрута.
  • Синонимы
    * ( обычный ) обычный, обычный, стандартный, обычный, обычный, средний, ожидаемый, естественный * ( здоровый ) здоров, здоров, здоров * ( перпендикулярно ) под прямым углом к, перпендикулярно, ортогонально * ( статистика ) Гауссова

    Антонимы
    * ( обычный ) нетрадиционный, нестандартный, необычный * ( здоровый ) больной, плохо ( британский ), больной, нездоровый * ( перпендикулярно ) по касательной * ( железнодорожный транспорт ) реверс

    Производные термины
    * аномальный * конормаль * нормальность * нормализовать, нормализовать * нормальность * как обычно * нормальная школа * нормальный вектор * ортонормированный * Паранормальное явление * субнормальный * сверхнормальный * ультранормальный

    Связанные термины
    * норма

    Замечания по использованию
    * Предупреждение: нормальный , когда он используется для описания большинства людей, может считаться оскорбительным для тех, кто не считает принадлежность к своему меньшинству чем-то необычным. Следует проявлять осторожность при сопоставлении нормального, особенно со стереотипными ярлыками, чтобы избежать неоправданного оскорбления.

    Существительное

    ( существительное )
  • (геометрия) Линия или вектор, перпендикулярный другой линии, поверхности или плоскости.
  • (сленг) Нормальный человек, вписывающийся в основное общество, в отличие от тех, кто ведет альтернативный образ жизни.
  • Синонимы
    * ( обычный человек ) см.

    Нормальность (химия)

    Эквивалентная концентрация (символ: ceq), устаревшая нормальность (символ единицы: N) является показателем концентрации в химии.Это определенное количество концентрации вещества, которое основано на эталонном коэффициенте 1 / z. Здесь z — стехиометрическое значение, которое также называют эквивалентным числом. Таким образом, в случае, когда z = 3 является эквивалентной концентрацией, в три раза превышающей молярную концентрацию, каждая из всех частиц считается в Z раз. Термин 1 / z также называется Äquivalentteilchen или эквивалентами. ceq является мерой того, сколько Äquivalentteilchen вещества находится в определенном объеме раствора.

    Особенно важна эквивалентная концентрация в реакциях нейтрализации, окислительно-восстановительных реакциях, в объемном анализе и ионных реакциях.

    В окислительно-восстановительной реакции перманганат MnO4-5 электронов поглощает ион хлорида, но испускает только электрон. Молярную массу перманганата калия необходимо разделить на 5, затем количество, которое необходимо растворить ровно в одном литре дистиллированной воды, равно 1 нэкв (моль поглощения электронов), чтобы получить эквивалентную концентрацию этого окислителя/литр.1 neq (= 1 экв) поглощения электрона соответствует, т.е. 1/5 молярной массы KMnO4, и это описывается как: neq (KMnO4) = n (1/5 KMnO4).

    При кислотно-основном титровании различают кислоты с одним или двумя (например, серная кислота) или тремя протонами (например, фосфорная кислота). Эти кислоты титруют раствором едкого натра, для нейтрализации кислоты требуется в зависимости от количества эквивалента кислоты одна, две или три части раствора едкого натра. Поэтому при кислотно-основном титровании молярная масса делится на число доставляемых или регистрируемых протонов и это количество вещества не менее одного литра.Растворенная вода, для получения эквивалентной концентрации 1 моль протонов неэкв. Именно тогда: нэкв (h3SO4 ) = нэкв (NaOH )

    Определение

    Эквивалентная концентрация определяется уравнением:

    Это эквивалентная концентрация ceq, c — молярная концентрация раствора, z — стехиометрическое значение, а также эквивалентное число.

    Стехиометрическое значение — и, следовательно, эквивалентная концентрация данного раствора — может зависеть от химической реакции, таким образом, от использования раствора без самих этих изменений.Кроме того, эквивалентная концентрация зависит от температуры.

    Общепринятая единица измерения – моль/литр.

    Растворы с ceq = 1 моль/л ранее назывались «нормальными растворами». Говорили и о 0,1 н растворах, если сэкв = было 0,1 моль/л и т. д.

    Другим способом является определение количества растворенного вещества в одном литре раствора или эквиваленты Val

    Затем нормальность определяется уравнением:

    Здесь N — нормальность суммы эквивалентов, V — объем.

    Примеры

    Солевые растворы

    Карбонат натрия (Na2CO3) состоит из двух ионов натрия (Na) и карбонат-иона. Таким образом, соответствует 1 молярный (M) раствор карбоната натрия, 2 н (N) раствор карбоната натрия в пересчете на ион натрия (Z = 2).

    Кислотно-основные реакции

    В кислотно-щелочных реакциях эквивалентны протоны (H) в кислых растворах или гидроксид-ионы (OH-) в щелочных растворах.Например, два протона могут присоединяться к иону сульфата (SO42-), что соответствует валентности аниона кислоты. В растворе в два раза больше Äquivalentteilchen (здесь протонов) Следовательно, включают в себя как молекулы самого вещества

    То есть 1 моль/л (h3SO4) = 2 н (h3SO4) или другими словами, это обычный 1 ½ молярный раствор h3SO4 (1 н соответствует ½ M).

    Окислительно-восстановительные реакции

    Однако в окислительно-восстановительных реакциях эквивалентом является количество вещества окислителя и восстановителя, которое может ввести или оставить ровно 1 моль электронов.Пример:

    Марганец в этой реакции восстановитель и на 1 моль марганца приходится 7 моль электронов. Следовательно, на 1/7 моль марганца приходится ровно 1 моль электронов. Äquivalentteilchen здесь составляет 1/7 Mn.

    Исторический

    Применение стандартных растворов с эквивалентной концентрацией 1 моль/л (один нормальный раствор) или 0,1 моль/л было в частности введено Фридрихом Мором (1806-1879) в аналитическую химию, особенно в его 1855 г., изданным в нескольких изданиях учебником «Химическая аналитический титрметод».

    Пример 1:

    Рассчитайте нормальность, если раствор содержит 50 граммов h3SO4\rm H_2SO_4h3​SO4​, растворенных в 15 л раствора. Первым шагом является определение молекулярной массы серной кислоты (h3SO4\rm H_2SO_4h3​SO4​). +H+ переданные ионы] = 98/2 = 49 г/моль

    Масса растворенного вещества в граммах = 50

    Объем раствора = 15 литров

    Подставив их в формулу,

    Нормальность (N) = Вес растворенного вещества. Эквивалентный вес × Объем раствора   \text{Нормальность}\left( \text{N} \right)\text{ = }\frac{\text{Вес растворенного вещества}} {\ text {Эквивалент} \, \ text {вес} \, \ times \, \ text {Объем} \, \ text {of} \, \ text {the} \, \ text {solution} \, \,} \,Нормальность (N) = Эквивалентный вес × Объем раствора. Вес растворенного вещества​
    =  5049 × 15 \text{=}\,\frac{50}{49\,\times \,15}\text{ }=49×1550​
    = 50735\текст{= }\frac{50}{735}= 73550​
    = 0.068 Н\текст{= 0}\текст{.068 Н}= 0,068 Н

    Пример 2:

    Вычислите нормальность, если раствор содержит 1,5 г Ca(OH)2\rm Ca(OH)_2Ca(OH)2​, растворенных в 850 мл раствора.

    Первым этапом является определение молекулярной массы гидроксида кальция.

    Получается: 40 + 32 + 2 = 74 грамма {\ rm {40 + 32 + 2 = 74 грамма}} 40 + 32 + 2 = 74 грамма

    Эквивалентный вес: 74/2=37 грамм/моль {\rm{74/2 = 37 грамм/моль}}74/2=37 грамм/моль (должны быть переданы два иона OH-\rm OH^-OH-) Масса растворенного вещества в граммах = 1.

    Author: alexxlab

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.