Нас осталось четверо саша алимов: Задание №1585. Тип задания 27. ЕГЭ по русскому языку

Содержание

Задание №1585. Тип задания 27. ЕГЭ по русскому языку

Сформулируйте одну из проблем, поставленных автором текста.

Прокомментируйте сформулированную проблему. Включите в комментарий два примера-иллюстрации из прочитанного текста, которые, по Вашему мнению, важны для понимания проблемы исходного текста (избегайте чрезмерного цитирования).

Сформулируйте позицию автора (рассказчика). Напишите, согласны или не согласны Вы с точкой зрения автора прочитанного текста. Объясните почему. Своё мнение аргументируйте, опираясь в первую очередь на читательский опыт, а также на знания и жизненные наблюдения (учитываются первые два аргумента).

Объём сочинения — не менее 150 слов.

Работа, написанная без опоры на прочитанный текст (не по данному тексту), не оценивается. Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается нулём баллов.

Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком.

(1)Нас осталось четверо. (2)Саша Алимов ещё хромал, раненный в ногу, и мы по очереди помогали ему идти. (3)Всё было бы ничего, если бы Валя Ермолаев не проваливался. (4)Он был такой грузный и большой, что кочки не держали его. (5)А путь наш лежал через болота, и мы часто останавливались и тащили Ермолаева за ремень или протягивали ему жердины. (6)Измученные, мы потом лежали на кочках.

— (7)Бросьте вы меня, — стонал Ермолаев. — (8)Не могу я больше.

(9)Лежать долго было нельзя: кружилась голова от дурманного запаха багульника и болотных трав. (10)Надо было подниматься и снова брести, опираясь на винтовки.

(11)Хорошо, что ночи стояли светлые: мы шли и ночью. (12)На четвёртую ночь мы выбрались в сухой березняк и увидели огни, услышали женские голоса. (13)Мы подошли ближе. (14)Сперва нам показалось, что это табор: стояли телеги, плакали ребятишки. (15)Это были погорельцы — бабы и старики. (16)Деревня сгорела, и они ушли в лес. (17)Днём хоронились, а ночью рыли землянки, варили картошку.

(18) Когда мы вышли на свет костра, женщины испугались.

(19) Мы стали совсем страшные на этих болотах. (20)Волосы в тине, лица заросшие, гимнастёрки, штаны бурые от ржавой воды. (21)Только винтовки мы держали в порядке: мы обматывали их тряпками, поднимали над головой, когда лезли в трясину.

(22)Мы сели погреться и сразу заснули. (23)Проснулся я в землянке, на овчине. (24)Это была не землянка, а какая-то нора. (25)Низкая, без нар, стены земляные, пол земляной, вместо двери висели два половика. (26)Старуха и женщина лет тридцати сидели на полу и месили тесто в бадейках. (27)Женщина заметила, что я проснулся, и дала мне печёной картошки. (28)Я лежал, ел картошку, а она рассказывала про свое житьё. (29)Вечером они собирались пойти на пожарище поискать листы железа: надо печки складывать.

— (30)Что ж вы, в деревню не вернётесь?

— (31)Пепелище там, — сказала старуха.

— (32)Наша деревня-то у самого шоссе. (33)От немца там замучаешься, — сказала дочь.

(34)Был август сорок первого года. (35)Я ни разу ещё не подумал о том, сколько может продлиться война. (36)Даже в голову не приходило. (37)И никто у нас тогда не задумывался. (38)А эти бабы думали. (39)Они знали, что придётся зимовать и надо сложить печи и приготовиться к зиме. (40)Я слушал их и впервые задумался, что же будет с ними и со всеми нами зимой.

— (41)А куда вы идёте, может, в Питере немцы, — сказала старуха.

— (42)Не знаю, — сказал я. — (43)Может быть. (44)Только всё равно нам надо идти.

— (45)А то остались бы. (46)Помогли бы нам печи сладить.

— (47)Нет, — сказал я. — (48)Нам надо идти.

(49)В это время в землянку влезли Махотин и Саша Алимов.

— (50)Что делать будем? — сказали они. — (51)Есть такое мнение — задержаться.

— (52)Надо бабам помочь, — сказал Махотин. — (53)И вообще…

— (54)А где Ермолаев? — спросил я.

— (55)Ермолаев влюбился и чинит ей сапоги.

(56)Денёк был туманный, тёплый. (57)Отовсюду доносился приглушённый осторожный шумок. (58)3вякали чугуны, потрескивала береста. (59)Тут было семей пятнадцать — двадцать — всё, что осталось от деревни. (60)В корыте, подвешенном между двух берёз, стонал больной ребёнок. (61)Мать качала люльку.

— (62)Может, кто из вас врач? — спросила она.

(63)Среди нас не было врача, мы все были с одного завода. (64)Мы ничего не понимали в медицине. (65)Когда у Саши Алимова рана начала гноиться, мы просто вырезали ему кусок ножом, а потом прижгли. (66)Вот и вся была наша медицина.

— (67)Я бы лично остался, сказал Махотин.

(68)И я бы остался. (69)Мы рассказывали друг другу, как хорошо было бы остаться. (70)Хотя бы на недельку. (71)Отоспаться, и подкормиться, и помочь бабам… (72)Только теперь мы начинали чувствовать, как измотались.

— (73)Ежели идти, так сейчас, пока туман не согнало, — сказал старик. — (74)Вам шоссе переходить.

— (75)Эх, дед, что ты с нами делаешь, — простонал Ермолаев. — (76)Ребята, больной я, что ж это происходит, люди… — (77)Он встал, чуть не плача, и, шатаясь, побрёл куда-то.

(78)Ермолаев вернулся, неся наши четыре винтовки. (79)Он снял пилотку и низко поклонился:

— Простите нас, дорогие товарищи, женщины и дети.

(80)Мы тоже поклонились. (81)Мы не знали тогда, что за война ждёт нас, не знали о мёрзлых окопах, о блокаде, о долгих годах войны. (82)Мы ничего не знали, но мы уже чувствовали, что уйти отсюда просто, а вернуться нелегко.

(83)Женщины смотрели на нас сухими глазами. (84)Покорно и молча. (85)Никто больше не уговаривал нас и не осуждал. (86)Таисья во все глаза смотрела на Ермолаева, прижимая к себе сапоги, они блестели, смазанные жиром.

— (87)Возьми сапоги-то, возьми! — сказала она.

(88)Ермолаев замотал головой:

— Не возьму. — (89)Он притопнул босой ногой. — (90)Я привыкший.

— (91)Обуйся, — сказал я.

(92)Ермолаев обнял меня за плечи:

— Может, шинели им оставим, а? (93)Мы и так дойдём. (94)А им зимовать.

— (95) Обуйся, — сказал я.

(96)Он отступил.

— (97)Сердца в тебе нет! — крикнул он.

(98)Ребята смотрели на меня как чужие. (99)Они тоже готовы были снять с себя сапоги и шинели, я чувствовал это. (100)Я протянул руку и взял сапоги.

— (101)Не трогай! — закричал Ермолаев.

(102)Я бросил ему сапоги.

— (103)Надевай, — сказал я. — (104)Или оставайся тут.

(105)Я пошёл, не оборачиваясь. (106)Потом я услышал, что за мной идут ребята. (107)А потом услышал, как нагнал нас Ермолаев.

(108)Ещё не доходя до шоссе, мы пересекли ту погорелую разбитую деревню. (109)Белёные русские печи высились, широкие и могучие, среди выжженной земли.

(110)По шоссе ехали мотоциклы и машины, и мы долго лежали в кустах. (111)Наконец мы под покровом тумана проскочили шоссе и снова шли лесом. (112)К утру следующего дня мы перешли фронт где-то у Александровки и спустя час разыскали в Пушкине штаб нашей дивизии.

(По Д.А. Гранину)

Даниил Александрович Гранин (1919-2017 гг.) — советский и российский писатель, киносценарист, общественный деятель.

Вариант 11 » 4ЕГЭ

(1)Нас осталось четверо. (2) Саша Алимов ещё хромал, раненный в ногу, и мы по очереди помогали ему идти. (З) Всё было бы ничего, если бы Валя Ермолаев не проваливался.

Полный текст: 11-variant.docx

Сочинение

Можно ли в будничной военной жизни совершить подвиг? Что является истинным героизмом на войне? В чем проявляется это качество? Над этими вопросами задумывается Даниил Гранин, поднимая проблему ежедневного подвига солдат в годы Великой Отечественной войны.

Автор рассказывает нам историю четырех воинов, пробирающихся к штабу своей дивизии по оккупированной территории. Они измучены длительной дорогой, один из них ранен, но понимание необходимости идти в них непоколебимо. Гранин показывает, насколько силен был соблазн солдат остаться среди погорельцев, отоспаться, отдохнуть, но осознание воинского долга сильнее личного благополучия. Автору удалось через отдельные детали показать тяготы военного времени. Его герои думают о тех, кто остается жить на захваченной врагом земле.

Казалось бы, эти люди не совершают ничего героического, но мы понимаем, что военная повседневная жизнь с её тяготами и лишениями – огромное испытание для любого человека. Проявление стойкости характера на войне – это уже героизм. Так считает Даниил Гранин.

С мнением автора нельзя не согласиться. Каждодневные испытания, обрушивающиеся на солдат, закаляли их характер, были проявлением героизма. Быть на войне и остаться человеком – это ли не подвиг?

Поведение человека на войне изображали многие писатели, среди которых и Вячеслав Кондратьев, знающий войну не понаслышке. Герой его повести «Сашка» тоже показан в ситуации военного быта, когда надо уметь принять верное решение. Сашка сумел немца взять в плен и одновременно спасти его от жестокой расправы. Сам о себе размышляет так: «Особых геройств вроде не совершал, но и одно нахождение тут является уже подвигом». Тут, то есть на передовой, на линии фронта, в состоянии постоянной опасности.

Повесть Василя Быкова «Сотников» не откроет перед читателем грандиозных сражений, но покажет силу человеческого духа. Сотников, внешне слабый и требующий заботы, оказывается способен остаться верным себе и родине, которую защищает, а вот Рыбак, на вид могучий и крепкий, но внутренне слабый, становится предателем.

Каждый день на войне – это великое испытание на физическую и нравственную выносливость. Именно об этом заставил задуматься текст Даниила Гранина.

РЕБЯТ ПОМОГИТЕ ПЛИЗ ПО ТЕКСТУ НАПИСАТЬ СОЧИНЕНИЕ РАССУЖДЕНИЕ(1) Нас осталось четверо. (2)

(3) Мы по очереди помогали ему идти. (4) Оно было бы ничего, если бы
Валя Ермолаев не проваливался. (5) Он был такой грузный и большой, что
кочки не держали его. (6) Путь наш лежал через болота, мы часто
останавливались и тащили Ермолаева за ремень или протягивали ему
жердины. (7) Измученные, мы потом лежали на кочках.
(8) – Это парадокс: ничего не жрет, а такая же туша, – злился Махотин. – Почему ты не худеешь?
(9) – Бросьте вы меня, – ныл Ермолаев. – Не могу я больше.
(10) – Надо было сказать это раньше, тогда б мы тебя не тащили.

(11) Лежать долго было нельзя, кружилась голова от дурманного запаха
багульника и болотных трав. (12) Надо было подниматься и снова брести,
опираясь на винтовки.
(13) Хорошо, что ночи стояли светлые. (14) Мы
шли и ночью. (15) На четвертую ночь мы выбрались в сухой березняк,
увидели огни и услышали голоса. (16) Голоса были женские. (17) Мы
подошли ближе. (18) Сперва нам показалось, что это табор. (19) Стояли

телеги, плакали ребятишки. (20) Говорили по-русски. (21) Это были
погорельцы. (22) Бабы и старики. (23) Деревня сгорела, и они ушли в лес.
(24) Спали в телегах. (25) Днем хоронились, а ночью рыли землянки,
варили картошку.
(26) Когда мы вышли на свет костра, женщины испугались.

(27) Мы стали совсем страшные на этих болотах, волосы в тине,
гимнастерки, штаны – бурые от ржавой воды. (28) Морды заросшие. (29)
Только винтовки мы держали в порядке, мы обматывали их тряпками,
поднимали их над головой, когда лезли в трясину.
(30) Мы сели
погреться и сразу заснули. (31) Проснулся я в землянке, на овчине. (32)
Это была не землянка, а какая-то нора. (33) Не сравнить с нашими
фронтовыми землянками, сделанными саперами. (34) Низкая, без нар, стены
земляные, пол земляной. (35) Вместо двери висели два половика. (36)
Старуха и женщина лет тридцати сидели на полу и месили тесто в бадейках.
(37) Женщина заметила, что я проснулся, и дала мне печеной картошки.

(38) Я лежал, ел картошку, а она рассказывала про свое житье. (39)
Вечером они собирались пойти на пожарище поискать листы железа. (40)
Надо печки складывать. (41) Я спросил, зачем печки. (42) Она посмотрела
на меня. (43) Они были очень похожи, видно мать и дочь. (44) К холодам
надо готовиться. (45) Ночи холодные скоро пойдут, а там и дождить
станет.
(46) – Что ж вы, в деревню не вернетесь?
(47) – Пепелище там, – сказала старуха.
(48) – Наша деревня-то у самого шоссе. (49) От немца там замучаешься, – сказала дочь.
(50) Был август сорок первого года.
(Д. Гранин)

Гиа по русскому языку 6

Вариант 6
Часть 1
Прослушайте текст и выполните задание C1 на отдельном подписанном листе. Сначала напишите номер задания, а затем текст сжатого изложения.

C1 Прослушайте текст и напишите сжатое изложение.
Учтите, что вы должны передать главное содержание как каждой микротемы, так и всего текста в целом.
Объём изложения – не менее 90 слов.
Пишите изложение аккуратно, разборчивым почерком.

Атмосфера Земли похожа на океан, где вместо воды плещется воздух. Под воздействием солнечной радиации, рельефа и суточного вращения планеты в воздушном океане возникают области разного давления. Области пониженного давления называют циклонами, повышенного – антициклонами. Именно в циклонах зарождаются сильные ветры. Самые крупные из них достигают тысяч километров в диаметре и хорошо видны из космоса благодаря наполняющим их облакам. Это вихри, где воздух движется по спирали от краев к центру, в область с низким давлением. Такие вихри, постоянно существующие в атмосфере, но рожденные в тропиках Атлантики и восточной части Тихого океана и достигшие скорости ветра свыше 30 м/с, называют ураганами. Чтобы воздух перемещался с такой скоростью, необходима большая разность атмосферного давления на малом расстоянии.
Ураганы появляются над теплыми водами океанов между пятым и двадцатым градусами северной и южной широты. Обязательное условие для их образования – огромная масса прогретой воды. Более теплая, чем воздух, океанская вода начинает испаряться. Массы нагретого пара поднимаются вверх, образуя область пониженного давления и вовлекая в движение окружающий воздух. На определенной высоте нагретый пар конденсируется. Выделяющаяся при этом тепловая энергия подогревает воздух, гонит его вверх и питает новорожденный циклон. Вращательная составляющая скорости ветра закручивает его – в Северном полушарии против часовой стрелки, а в Южном – по часовой. Вращение вовлекает в вихрь все большие массы воздуха извне. Силуэт циклона обретает форму гигантской воронки, обращенной горлышком книзу.
Движется тропический циклон к северу или к югу от экватора, в зависимости от места рождения. Мощный ураган способен стирать с лица Земли целые острова и менять береговую линию. Обрушившись на густонаселенные районы, он совершает колоссальные разрушения, а сопутствующие ливни и наводнения наносят еще один, не менее опасный удар. (262 слова)
(По материалам журнала «Вокруг света»)

Часть 2
Прочтите текст и выполните задания A1 – A7; B1 – B14. К каждому заданию A1 – A7 даны 4 варианта ответа, из которых только один правильный. Номер этого ответа обведите кружком.

(1) Нас осталось четверо. (2) Саша Алимов еще хромал, раненный в ногу. (3) Мы по очереди помогали ему идти. (4) Оно было бы ничего, если бы Валя Ермолаев не проваливался. (5) Он был такой грузный и большой, что кочки не держали его. (6) Путь наш лежал через болота, мы часто останавливались и тащили Ермолаева за ремень или протягивали ему жердины. (7) Измученные, мы потом лежали на кочках.
(8) – Это парадокс: ничего не жрет, а такая же туша, – злился Махотин. – Почему ты не худеешь?
(9) – Бросьте вы меня, – ныл Ермолаев. – Не могу я больше.
(10) – Надо было сказать это раньше, тогда б мы тебя не тащили.
(11) Лежать долго было нельзя, кружилась голова от дурманного запаха багульника и болотных трав. (12) Надо было подниматься и снова брести, опираясь на винтовки.
(13) Хорошо, что ночи стояли светлые. (14) Мы шли и ночью. (15) На четвертую ночь мы выбрались в сухой березняк, увидели огни и услышали голоса. (16) Голоса были женские. (17) Мы подошли ближе. (18) Сперва нам показалось, что это табор. (19) Стояли телеги, плакали ребятишки. (20) Говорили по-русски. (21) Это были погорельцы. (22) Бабы и старики. (23) Деревня сгорела, и они ушли в лес. (24) Спали в телегах. (25) Днем хоронились, а ночью рыли землянки, варили картошку.
(26) Когда мы вышли на свет костра, женщины испугались.
(27) Мы стали совсем страшные на этих болотах, волосы в тине, гимнастерки, штаны – бурые от ржавой воды. (28) Морды заросшие. (29) Только винтовки мы держали в порядке, мы обматывали их тряпками, поднимали их над головой, когда лезли в трясину.
(30) Мы сели погреться и сразу заснули. (31) Проснулся я в землянке, на овчине. (32) Это была не землянка, а какая-то нора. (33) Не сравнить с нашими фронтовыми землянками, сделанными саперами. (34) Низкая, без нар, стены земляные, пол земляной. (35) Вместо двери висели два половика. (36) Старуха и женщина лет тридцати сидели на полу и месили тесто в бадейках. (37) Женщина заметила, что я проснулся, и дала мне печеной картошки. (38) Я лежал, ел картошку, а она рассказывала про свое житье. (39) Вечером они собирались пойти на пожарище поискать листы железа. (40) Надо печки складывать. (41) Я спросил, зачем печки. (42) Она посмотрела на меня. (43) Они были очень похожи, видно мать и дочь. (44) К холодам надо готовиться. (45) Ночи холодные скоро пойдут, а там и дождить станет.
(46) – Что ж вы, в деревню не вернетесь?
(47) – Пепелище там, – сказала старуха.
(48) – Наша деревня-то у самого шоссе. (49) От немца там замучаешься, – сказала дочь.
(50) Был август сорок первого года.
(Д. Гранин)

А1 Какое из высказываний, приведённых ниже, содержит ответ на во-прос: «Почему Махотин называл Ермолаева тушей, говорил, что ему раньше надо было бы сказать, чтоб его бросили (предложения 8, 10)»?

1) Махотин не любил Ермолаева.
2) Махотин был невоспитанным и бездушным человеком.
3) Это ирония, Махотин старался разрядить атмосферу.
4) Махотин предлагал избавиться от неуклюжего Ермолаева.

А2 Как рассказчик, описывая себя и своих товарищей, объясняет тот факт, что все «стали совсем страшные на этих болотах»?

1) Тяжелые испытания измучили бойцов.
2) Потому что все не хотели мыться и бриться.
3) Потому что все силы были брошены на уход за оружием.
4) Чтобы их не узнали, они надели грязную одежду.

А3 Как характеризует отношения между героями информация, заключённая в предложениях 1 – 12?

1) Ермолаева никто не любил.
2) Это были верные товарищи.
3) В группе каждый был сам за себя.
4) Алимов мешал всем.

А4 Укажите, в каком значении употребляется в тексте слово «парадокс» (предложение 8)

1) противоречие
2) странное мнение
3) беспорядок
4) уникальный случай

А5 Ниже даны пары предложений из прочитанного текста. В какой из этих пар содержание первого и второго предложений объединены отношениями причины и следствия?

1) 28 и 29.
2) 31 и 32.
3) 14 и 15.
4) 11 и 12.

А6 Выберите верное продолжение ответа на вопрос: «Почему рассказчик называет женщин бабами (предложение 22)?»

Такое наименование говорит о…
1) низком культурном уровне рассказчика.
2) пренебрежительном отношении рассказчика к женщинам.
3) том, что эти женщины были из простого народа, крестьянки.
4) возрасте этих женщин.

А7 Укажите, какое средство речевой выразительности используется в предложениях: «Это была не землянка, а какая-то нора. Не срав-нить с нашими фронтовыми землянками, сделанными саперами. Низкая, без нар, стены земляные, пол земляной».

1) синтаксический параллелизм
2) анафора
3) парцелляция
4) градация

Ответы на задания B1 – B14 записывайте словами или цифрами, разделяя их, если нужно, запятыми.

B1 Замените слово В БАДЕЙКАХ из предложения 36 стилистически нейтральным синонимом. Напишите этот синоним.

Ответ:

B2 Из предложений 8 – 12 выпишите слова с непроверяемой безударной гласной А в корне.

Ответ:

B3 Из предложений 30 – 45 выпишите слово, в приставке которого слышится звонкий звук, а пишется согласная глухого звука, так эта приставка всегда пишется одинаково.

Ответ:

B4 Из предложений 30 – 45 выпишите слово, в котором правописание Н определяется правилом: «В отглагольном прилагательном, образованном от глагола несовершенного вида без приставки, пишется Н при отсутствии зависимых слов».

Ответ:

B5 В приведенном ниже предложении из прочитанного текста пронуме-рованы все запятые. Выпишите цифры, обозначающие запятые при обособленном определении.

Саша Алимов еще хромал,(1) раненный в ногу. Оно было бы ниче-го,(2) если бы Валя Ермолаев не проваливался. Он был такой грузный и большой, (3)что кочки не держали его. А путь наш лежал через болота,(4) и мы часто останавливались и тащили Ермолаева за ремень или протягивали ему жердины. Измученные,(5) мы потом лежали на кочках.

Ответ:

B6 В приведенном ниже предложении из прочитанного текста пронуме-рованы все запятые. Выпишите цифры, обозначающие запятые между частями сложносочинённого предложения.

Он был такой грузный и большой,(1) что кочки не держали его. А путь наш лежал через болота,(2) и мы часто останавливались и тащили Ермолаева за ремень или протягивали ему жердины. Измученные,(3) мы потом лежали на кочках.

Ответ:

B7 В приведенном ниже предложении из прочитанного текста пронуме-рованы все запятые. Выпишите цифры, обозначающие запятые между частями сложноподчинённого предложения.

Лежать долго было нельзя, (1) кружилась голова от дурманного запаха багульника и болотных трав. Надо было подниматься и снова брести, (2) опираясь на винтовки. Хорошо, (3) что ночи стояли светлые.

B8 Замените словосочетание ЛИСТЫ ЖЕЛЕЗА (предложение 16), по-строенное на основе связи управление, синонимичным словосочета-нием со связью согласование. Напишите получившееся словосочетание.

Ответ:

B9 Выпишите грамматическую основу предложения 3.

Ответ:

B10 Среди предложений 13 – 26 найдите предложения с однородными членами. Напишите номера этих предложений.

Ответ:

B11 Среди предложений 1 – 12 найдите предложение с обособленным обстоятельством. Напишите номер этого предложения.

Ответ:

B12 Укажите количество грамматических основ в предложении 27.

Ответ:

B13 Среди предложений 1 – 7 найдите сложное бессоюзное предложение. Напишите номер этого предложения.

Ответ:

B14 Среди предложений 26 – 37 найдите сложное предложение с бессо-юзной и подчинительной связью. Напишите номер этого предложения.

Ответ:

Часть 3
Используя прочитанный текст части 2, выполните на отдельном подписанном листе ТОЛЬКО ОДНО из заданий: С2.1 или С2.2. Перед написанием сочинения запишите номер задания: С2.1 или С2.2.

Напишите сочинение-рассуждение «Что такое текст-повестование».
Обдумывая ответ на вопрос, прочитайте ещё раз текст.
Найдите и приведите 2 примера из прочитанного текста, иллюстри-рующие разные признаки текста-повествования.
Приводя примеры, указывайте номера нужных предложений или применяйте цитирование (избегайте чрезмерного цитирования).
Объём сочинения должен составлять не менее 50 слов.
Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком.

Напишите сочинение-рассуждение.
О чём говорит фраза «Был август сорок первого года»?
Приведите в сочинении два аргумента из прочитанного текста, подтвер-ждающие ваши рассуждения.
Приводя примеры, указывайте номера нужных предложений или применяйте цитирование (избегайте чрезмерного цитирования).
Объём сочинения должен составлять не менее 50 слов.
Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком.

Ответы В6:
А1 3
А2 1
А3 2
А4 1
А5 4
А6 3
А7 3
В1 в ведрах
В2 парадокс, багульник
В3 сделанными
В4 печеный
В5 1, 5
В6 2
В7 3
В8 железные листы
В9 мы помогали
В10 15, 22, 25
В11 12
В12 3
В13 6
В14 29

.1 Среди предложений 1 – 12 найдите предложение с обособленным обстоятельством. Напишите номер этого предложения.(1) Нас осталось четверо. (2) Саша Алимов еще хромал, раненный в ногу. (3) Мы по очеред…

Вопрос по русскому языку:

.1 Среди предложений 1 – 12 найдите предложение с обособленным обстоятельством. Напишите номер этого предложения.
(1) Нас осталось четверо. (2) Саша Алимов еще хромал, раненный в ногу. (3) Мы по очереди помогали ему идти. (4) Оно было бы ничего, если бы Валя Ермолаев не проваливался. (5) Он был такой грузный и большой, что кочки не держали его. (6) Путь наш лежал через болота, мы часто останавливались и тащили Ермолаева за ремень или протягивали ему жердины. (7) Измученные, мы потом лежали на кочках.

(8) – Это парадокс: ничего не жрет, а такая же туша, – злился Махотин. – Почему ты не худеешь?
(9) – Бросьте вы меня, – ныл Ермолаев. – Не могу я больше.
(10) – Надо было сказать это раньше, тогда б мы тебя не тащили.
(11) Лежать долго было нельзя, кружилась голова от дурманного запаха багульника и болотных трав. (12) Надо было подниматься и снова брести, опираясь на винтовки.

1.2 Среди предложений 7 – 10 найдите предложение с обособленным обстоятельством. Напишите номер этого предложения.
(7) Я не знаю почему, но дети, болея, всегда просят читать вслух сказки Корнея Чуковского. (8) Я знаю это по своим детям и по детям многих знакомых. (9) Казалось бы, строки знаменитых «Мухи-Цокотухи» или «Айболита» наизусть выучены, казалось бы, детское воображение уже не тронет история незадачливой «Цокотухи» и славного доктора Айболита, однако давно известные слова сказок не теряют силу свежести, своего аромата, своей действенности. (10) И снова, как при первом чтении, блестят у детей глаза ожиданием, радостью, любопытством, вдруг затаилось дыхание, и смотришь – появилась улыбка, как будто совершилось открытие доброты, как будто теплое солнце осветило лицо.

2. В приведенном ниже предложении из прочитанного текста пронумерованы все запятые. Выпишите цифры, обозначающие запятые, выделяющие обособленное обстоятельство.

Те на всем бегу красиво вскинулись на дыбки,(1) повернулись на задних ногах и,(2) колесом изогнув шеи,(4) помчались к колоде,(5) только малыш не справился с разгоном,(6) проскочил вперед и перепуганно,(7) во все лопатки кинулся вдогон.

3. В приведенном ниже предложении из прочитанного текста пронумерованы все запятые. Выпишите цифры, обозначающие запятые, выделяющие обособленное обстоятельство, выраженное сравнительным оборотом.

Оно было таким же,(1) как в детстве,(2) когда я спал в сухотинском яблоневом саду или под стогом в ночном,(3) во всю сферу,(4) не пригашенное никаким светом с земли,(5) оно переливалось,(6) мерцало,(7) ворошилось,(8) мигало,(9) пульсировало,(10) жило,(11) и лишь Млечный Путь оставался недвижим..

4. В приведенном ниже предложении из прочитанного текста пронумерованы все запятые. Выпишите цифры, обозначающие запятые, выделяющие обособленный уточняющий оборот.

В барачных,(1) воинствующе антисанитарных условиях она сделала сложнейшую операцию,(2) и мама прожила еще тридцать семь лет,(3) а я с того дня,(4) с первого ноября сорок первого года,(5) стал верить в Бога.

Самостоятельная работа по теме «Обособленные обстоятельства и уточняющие члены предложения ». 8 класс. на Сёзнайке.ру

Вариант 1
1.1 Среди предложений 1 – 12 найдите предложение с обособленным обстоятельством. Напишите номер этого предложения.
(1) Нас осталось четверо. (2) Саша Алимов еще хромал, раненный в ногу. (3) Мы по очереди помогали ему идти. (4) Оно было бы ничего, если бы Валя Ермолаев не проваливался. (5) Он был такой грузный и большой, что кочки не держали его. (6) Путь наш лежал через болота, мы часто останавливались и тащили Ермолаева за ремень или протягивали ему жердины. (7) Измученные, мы потом лежали на кочках.

(8) – Это парадокс: ничего не жрет, а такая же туша, – злился Махотин. – Почему ты не худеешь?
(9) – Бросьте вы меня, – ныл Ермолаев. – Не могу я больше.
(10) – Надо было сказать это раньше, тогда б мы тебя не тащили.
(11) Лежать долго было нельзя, кружилась голова от дурманного запаха багульника и болотных трав. (12) Надо было подниматься и снова брести, опираясь на винтовки.

1.2 Среди предложений 7 – 10 найдите предложение с обособленным обстоятельством. Напишите номер этого предложения.
(7) Я не знаю почему, но дети, болея, всегда просят читать вслух сказки Корнея Чуковского. (8) Я знаю это по своим детям и по детям многих знакомых. (9) Казалось бы, строки знаменитых «Мухи-Цокотухи» или «Айболита» наизусть выучены, казалось бы, детское воображение уже не тронет история незадачливой «Цокотухи» и славного доктора Айболита, однако давно известные слова сказок не теряют силу свежести, своего аромата, своей действенности. (10) И снова, как при первом чтении, блестят у детей глаза ожиданием, радостью, любопытством, вдруг затаилось дыхание, и смотришь – появилась улыбка, как будто совершилось открытие доброты, как будто теплое солнце осветило лицо.

2. В приведенном ниже предложении из прочитанного текста пронумерованы все запятые. Выпишите цифры, обозначающие запятые, выделяющие обособленное обстоятельство.

Те на всем бегу красиво вскинулись на дыбки,(1) повернулись на задних ногах и,(2) колесом изогнув шеи,(4) помчались к колоде,(5) только малыш не справился с разгоном,(6) проскочил вперед и перепуганно,(7) во все лопатки кинулся вдогон.

3. В приведенном ниже предложении из прочитанного текста пронумерованы все запятые. Выпишите цифры, обозначающие запятые, выделяющие обособленное обстоятельство, выраженное сравнительным оборотом.

Оно было таким же,(1) как в детстве,(2) когда я спал в сухотинском яблоневом саду или под стогом в ночном,(3) во всю сферу,(4) не пригашенное никаким светом с земли,(5) оно переливалось,(6) мерцало,(7) ворошилось,(8) мигало,(9) пульсировало,(10) жило,(11) и лишь Млечный Путь оставался недвижим..

4. В приведенном ниже предложении из прочитанного текста пронумерованы все запятые. Выпишите цифры, обозначающие запятые, выделяющие обособленный уточняющий оборот.

В барачных,(1) воинствующе антисанитарных условиях она сделала сложнейшую операцию,(2) и мама прожила еще тридцать семь лет,(3) а я с того дня,(4) с первого ноября сорок первого года,(5) стал верить в Бога.

Вариант 2.
1.1 Среди предложений 1 – 12 найдите предложение с обособленным обстоятельством. Напишите номер этого предложения


(1)Весна в изломе. (2)Вот-вот перейти ей в короткое быстротечное заполярное лето, да отчего-то медлила, тянулась весна, и, когда истаяла, утекла в озера и реки, людей шатало от голода.
(3)По дымящейся сизым паром, мокрой тундре брел парнишка в больших изодранных броднях, часто наклонялся, обирая с кочек и со мха-волосца, зеленого зимой и летом, прошлогоднюю, перемерзлую клюкву, почти уже вытекшую…
(4)На обогретом, с боков заголённом серебристой мерзлотою холмике парнишка увидел мокрое перо, хотел побежать скорее: может, сова или песец задавили линялого гуся, косточки да остались от него, но сапоги, хоть в них и было толсто подвернуто, хлябали, вязали ноги. (5)Парнишка упал, отдышался, стал подниматься на руках и замер, увидев перед носом цветок на мохнатой ножке.

1.2 (10)Цветок караулил солнце. (11)Коснувшись ледышки, солнечные лучи собирались в пучок, будто в линзе, и грели маковку, тоже укутанную в мохнатую паутинку на дне чашечки цветка. (12)Льдинка подтаивала, оседала, шире распирая празднично сияющие лепестки цветка, будто створки ворот, и тогда чашечка, почти выворачиваясь живым зевом, подставляла маковку солнцу, а льдинка оборачивалась в светлую каплю, освежая и питая собою цветок и назревающее в нем семя. (13)До ухода солнца, до самой последней секунды заката, цветок дышал теплом светила, поворачивая вслед ему яркую головку, после чего лепестки, с исподу отепленные шерстью, сразу плотно закрываются, грустно опадает головка, но внутри цветка, под лепестками, не кончается неприметная работа.

2. В приведенном ниже предложении из прочитанного текста пронумерованы все запятые. Выпишите цифры, обозначающие запятые, выделяющие обособленное обстоятельство.

Над обеими дверьми висели фонарики,(1) и по вечерам в них горели,(2) тускло освещая внутренность конки,(3) свечи.

3. В приведенном ниже предложении из прочитанного текста пронумерованы все запятые. Выпишите цифры, обозначающие запятые, выделяющие обособленное обстоятельство, выраженное сравнительным оборотом.

На верху корзины был плоский вкладыш с пирожными,(1) ниже лежали мелкие копеечные булочки всех сортов – розанчики,(2) пистолетики,(3) подковки,(4) с тмином и с маком,(5) облепленные сахарной глазурью и присыпанные крупной,(6) как битое стекло,(7) солью.

4. В приведенном ниже предложении из прочитанного текста пронумерованы все запятые. Выпишите цифры, обозначающие запятые, выделяющие обособленный уточняющий оборот.

Внизу,(1) в тепле,(2) сохранялись крупные изделия: батоны,(3) «домашние» булки,(4) которые я очень любил,(5) и калачи,(6) с сырой мучкой под тестяным вкусным язычком.

Готовимся к ГИА. Задание В11

1. Готовимся к ГИА

Задание В11

2. Среди предложений 8 – 15 найдите предложения с обособленным обстоятельством. Напишите номера этих предложений.

(8)Занимавшийся день разбудил саванну легким ветром: он взъерошил
«кудри» колючих акаций, которыми поросли холмы, чуть тронул заросли
высокой травы, запутался в жестких ветвях баобаба. (9)В развилке его
узловатого ствола лежала газель, убитая ночью, из ее разорванного
горла капала густая черная кровь. (10)Леопард, укрывший свою добычу
от шакалов и гиен, расположился здесь же, на дереве. (11)Успев
отведать еще теплого мяса, он дремал после удачной охоты, блаженно
щурился, ощущая приятную тяжесть в желудке. (12)Это был крупный,
сильный кот, полуденное солнце добавило золота его прекрасной желтой
шерсти, усыпанной черными округлыми пятнами, стройное, гибкое тело
хищника дышало мощью и грацией. (13)Он столь непринужденно
устроился среди ветвей, что казалось, создан для жизни на деревьях.
(14)Когда солнце миновало зенит, леопард наконец проснулся,
потянувшись всем телом, зевнул, обнажив желтоватые клыки, взял в
зубы недоеденную тушу газели и, спустившись на землю, завершил
прерванную сном трапезу. (15)Покончив со своей жертвой, кот медленно
удалился в глубь саванны.
11, 14, 15

3. Среди предложений 22 – 30 найдите предложения с обращением. Напишите номера этих предложений.

(22) – Вот так! – уже весело сказала Лида. – В другой раз зайду
только тогда, когда будет чисто. (23) До свидания, мальчики.
(24) Она ушла, безжалостно, тонко поскрипела под окном своими
узенькими валенками, и после ее ухода в комнате остался
неспокойный, смешанный запах мороза и свежести,
заиндевевшего меха. (25) Все молчали, глядя на двери. (26)
Пар холода таял над полом.
(27) – Москвичка! – с одобрительной усмешкой сказал Банников
и, вопросительно скосившись на Сергея, медленно добавил: –
(28) Э, парняга, парняга, плохие твои дела, брат!.. А ведь она
не к тебе приходила! Не понял?
(29) Сергей в растерянности стоял посреди комнаты, чувствуя на
себе испытующее внимание, потом бросил веник, сел на
кровать, произнес сдавленным голосом:
(30) – Ну и что ж!..
23, 28

4. Среди предложений 4 – 11 найдите предложение с обособленным обстоятельством, выраженным деепричастным оборотом. Напишите номер

этого предложения.
(4)У бабушки всегда жили племянницы и племянники, крестники.
(5) В то смутное, неустойчивое время они приезжали учиться,
искать работу, а некоторые, прибывшие из европейских
городов и из Сибири, приживались у нас на долгие годы. (6)
Однажды, года в три, я совершила неслыханное злодеяние:
мой двоюродный дядя Валентин (Тинка, как его называли
взрослые), в ту пору студент Межевого института, готовил
дипломный проект. (7) На столе были разложены листы с
чертежами: завтра защита. (8)Я в своем неизбывном
любопытстве и резвости посмотрела на эти непонятные
картинки, начертанные ровно линии, взяла пузырек с тушью,
аккуратненько вылила ее на весь проект, и краска залила
чертёж. (9) Сама я не помню этого эпизода, но у взрослых он
запечатлелся: не произнеся ни слова, Тинка снял
испачканные листы, наколол новые и принялся чертить.
(10)Он чертил всю ночь! (11) Но не помню, чтобы я понесла
какое-нибудь наказание.
9

5. Среди предложений 7 – 10 найдите предложение с обособленным обстоятельством. Напишите номер этого предложения.

(7) Я не знаю почему, но дети, болея, всегда просят
читать вслух сказки Корнея Чуковского. (8) Я знаю
это по своим детям и по детям многих знакомых. (9)
Казалось бы, строки знаменитых «Мухи-Цокотухи»
или «Айболита» наизусть выучены, казалось бы,
детское воображение уже не тронет история
незадачливой «Цокотухи» и славного доктора
Айболита, однако давно известные слова сказок не
теряют силу свежести, своего аромата, своей
действенности. (10) И снова, как при первом чтении,
блестят у детей глаза ожиданием, радостью,
любопытством, вдруг затаилось дыхание, и смотришь
– появилась улыбка, как будто совершилось
открытие доброты, как будто теплое солнце осветило
лицо.
7

6. Среди предложений 27 – 33 найдите предложение с обособленным определением. Напишите номер этого предложения.

(27) Отвечать ему было так же легко, как и слушать. (28) Ответ сам
просился на язык, как только он умолкал, и слова лились, как будто то,
что он сказал, само собой вызывало их.
(29) Меня поражала одна мысль. (30) Я был знаком с ним всего какихнибудь четверть часа, а между тем мне казалось, что мы старые
друзья, что все в нем мне уже давно известно: его лицо, его жесты, его
глаза, его мысли.
(31) После нескольких минут разговора с ним я уже считал его настолько
близким себе человеком, что готов был посвятить его во все
сокровенные тайники моей души.
(32) Положительно, в этом была какая-то тайна. (33) Тех преград,
существующих вначале между всеми людьми, уничтожающихся одна
за другой лишь с течением времени, при известной доле взаимной
симпатии, при одинаковых вкусах и одинаковом развитии, совершенно
не существовало между ним и мною и, весьма вероятно, между ним и
всеми, как мужчинами, так и женщинами, которые сталкивались с ним
в жизни.
33

7. Среди предложений 1 – 12 найдите предложение с обособленным обстоятельством. Напишите номер этого предложения.

(1) Нас осталось четверо. (2) Саша Алимов еще хромал,
раненный в ногу. (3) Мы по очереди помогали ему идти. (4) Оно
было бы ничего, если бы Валя Ермолаев не проваливался. (5)
Он был такой грузный и большой, что кочки не держали его. (6)
Путь наш лежал через болота, мы часто останавливались и
тащили Ермолаева за ремень или протягивали ему жердины.
(7) Измученные, мы потом лежали на кочках.
(8) – Это парадокс: ничего не жрет, а такая же туша, – злился
Махотин. – Почему ты не худеешь?
(9) – Бросьте вы меня, – ныл Ермолаев. – Не могу я больше.
(10) – Надо было сказать это раньше, тогда б мы тебя не тащили.
(11) Лежать долго было нельзя, кружилась голова от дурманного
запаха багульника и болотных трав. (12) Надо было
подниматься и снова брести, опираясь на винтовки.
12

8. Среди предложений 12 – 19 найдите предложение с двумя обособленными приложениями. Напишите номер этого предложения.

(12) Учился я в Киеве, в классической гимназии. (13) Нашему
выпуску повезло: у нас были хорошие учителя так называемых
«гуманитарных наук» – русской словесности, истории и
психологии. (14) Литературу мы знали и любили и, конечно,
больше времени тратили на чтение книг, нежели на
приготовление уроков.
(15) Лучшим временем – порой безудержных мечтаний, увлечений и
бессонных ночей – была киевская весна, ослепительная и
нежная весна Украины. (16) Она тонула в росистой сирени, в чуть
липкой первой зелени киевских садов, в запахе тополе и розовых
свечах старых каштанов. (17) В такие весны нельзя было не
влюбляться в гимназисток с тяжелыми косами и не писать
стихов. (18) И я писал их без всякого удержу, по два – три
стихотворения в день.
(19) В нашей семье, по тогдашнему времени считавшейся
передовой и либеральной, много говорили о народе, но
подразумевали под ним преимущественно крестьян.
15

9. Среди предложений 7 – 11 найдите предложение с однородными подлежащими. Напишите номер этого предложения.

(7)Отличный мастер пейзажа, К. Паустовский
уверенно владеет и искусством психологических
описаний. (8)Тончайшие чувства, малейшие
движения человеческого сердца, едва приметные
волнения души возбуждают с особой силой его
авторское внимание. (9)Он описывает их с такой
же любовью и с такой же тщательностью, с какой
зарисовывает розовые облака в закатный час или
лесную чащу в предчувствии грозы…
(10)В книжке для детей автор остается верен себе и
своей главной теме. (11)В творчестве своем он
сохраняет единую целеустремленность,
независимо от материала, над которым работает, и
от характера читательской аудитории, которую
собирается обслуживать.
8

10. Среди предложений 20 – 25 найдите предложение с обособленным приложением. Напишите номер этого предложения.

(20)Их до подлости смиренное, отвергающее даже намек на
индивидуальность и покорное невесть чему поведение раздражало,
и мысль хищно обратилась к жертвоприношениям, закланиям,
шашлыку. (21)Появилась «молодая» с ведром в руке, налила воды
в колоду и что-то крикнула овцам. (22)Те на всем бегу красиво
вскинулись на дыбки, повернулись на задних ногах и, колесом
изогнув шеи, помчались к колоде, только малыш не справился с
разгоном, проскочил вперед и перепуганно, во все лопатки кинулся
вдогон.
(23)Спал я на террасе, а набитое звездами громадное небо вытянуло
меня наружу и поместило в пространстве. (24)Оно было таким же,
как в детстве, когда я спал в сухотинском яблоневом саду или под
стогом в ночном, во всю сферу, не пригашенное никаким светом с
земли, оно переливалось, мерцало, ворошилось, мигало,
пульсировало, жило, и лишь Млечный Путь оставался недвижим.
(25)И была великая тишина, а я – постоянный житель Подмосковья –
забыл о беззвучном мире.
25

11. Среди предложений 12 – 16 найдите предложение с вводным словом. Напишите номер этого предложения.

(12)В истории Второй мировой войны много и таких
трагических фактов, которые полузабыты или вовсе
поросли сорняками забвения. (13)Алюминиевые
предприятия до войны были расположены в местах
весьма уязвимых, недалеко от западной границы, и
все те заводы были уничтожены в первые же месяцы
битвы. (14)Страна практически осталась без
алюминия, это было событием катастрофическим.
(15)И тогда было решено на базе маленького
уральского алюминиевого завода в кратчайший срок
и, естественно, «не считаясь с потерями» создать
гигант алюминиевой промышленности. (16)Самый
мощный и опытный в стране строительный
коллектив, в котором работала мама, был брошен на
выполнение «исторического» задания.
15

12. Спасибо!

Netflix’s 6 Underground Руководство по ролям и предыстории персонажей

Кто участвует в актерском составе 6 Underground и где вы их видели раньше? Режиссер Майкл Бэй, боевик-триллер Netflix был произведен примерно за 150 миллионов долларов и теоретически положит начало франшизе фильмов для потокового сервиса.

В 6 Underground загадочный миллиардер, известный как «Один», собирает отряд для охоты на международных злодеев.Один официально был объявлен мертвым вместе с остальной частью его команды. Поскольку 6 подразделений Underground работают вместе незаметно, их лидер постоянно заявляет, что он не считает группу «семьей». Но команда сближается, преследуя злобного диктатора, и участники медленно раскрывают личные подробности своих коллективных предысторий — за исключением Одного.

Связанный: Сколько стоили подполье Netflix 6?

Netflix 6 Underground включает в себя звездный основной состав, а также различных игроков второго плана, которые будут знакомы подписчикам.Вот полное руководство по актерскому составу и персонажам долгожданного фильма Бэя.

Райан Рейнольдс как один

Изгой-миллиардер, Один вырос в приюте Lucky B, а позже получил образование в Стэнфорде.После разработки новаторской технологии слежения он предположительно работал на операцию ЦРУ «Черный свет», о чем свидетельствует вступительная последовательность фильма. Один из них одержим телешоу «Оставь это Биверу » и остается осторожным с точки зрения личной жизни.

Райан Рейнольдс начал свою карьеру в кино еще в 90-е. Он наиболее известен тем, что сыграл в фильме Дэдпул в качестве главного героя.В последние годы он изобразил Майкла Брайса в The Hitman’s Bodyguard и озвучил главного героя в Детектив Пикачу . 6 Underground звезда Рейнольдс женат на актрисе Блейк Лайвли.

Мелани Лоран как два

6 Подпольный , Призрак ЦРУ, Камилла.Ее предыстория связана с миссией ЦРУ 2017 года, в которой она захватила Мурата Алимова в Узбекистане и неохотно доставила его его брату-диктатору Ровачу. Она стремится к государственному перевороту в Туркестане, стране, которой сейчас управляет Ровач Алимов.

Французская актриса Мелани Лоран сыграла Шосанну Дрейфус в « Бесславных ублюдках» Квентина Тарантино .Она также сыграла Альму Дрей в Now You See Me и сыграла Ханну в Operation Finale .

Мануэль Гарсиа-Рульфо в роли троих

Наемный убийца, Хавьер.Он колумбиец и надеется доставить удовольствие своей матери, страдающей потерей памяти. Хавьер размышляет о колумбийском хите из прошлого и оставлении дочери жертвы без родителей. У Хавьера романтические отношения с Камиллой в 6 Underground .

Мексиканский актер Мануэль Гарсиа-Рульфо появился в недавних фильмах, таких как Великолепная семерка , Убийство в Восточном экспрессе , Сикарио: День Сольдадо и Вдовы .Он изобразил Габриэля Ортегу в Голиаф сезон 2 и Нарцисо Менендеса в От заката до рассвета: Серия .

Связанные: 25 лучших фильмов на Netflix прямо сейчас

Бен Харди как четыре

Скайуокер, Билли.Он был завербован One после неудачной миссии по краже драгоценности Калахари. Четверка падает из здания во время ограбления, выживает, а затем сталкивается лицом к лицу с Первым, который изначально притворяется плохим парнем.

До 6 Underground Бен Харди изображал Архангела в X-Men: Apocalypse и Роджера Тейлора в Bohemian Rhapsody .Он также снялся в роли Питера Била в сериале BBC One EastEnders .

Adria Arjona As Five

Доктор, Амелия.О ее предыстории мало что известно. Пятерка обычно выглядит доброй и менее резкой, чем ее товарищи из 6 Underground .

В 2019 году Адрия Арджона изобразила Устройство Анафемы в Good Omens от Amazon.Она наиболее известна по ролям в Pacific Rim: Uprising и True Detective , сезон 2.

Дэйв Франко в роли шестерки

Неназванный водитель команды, погибший в автокатастрофе во время миссии во Флоренции.После смерти водителя One напоминает всем, что они не принадлежали «семье» покойного, , и не «семье» . Больше о драйвере ничего не сообщается.

Помимо 6 Underground , Дэйв Франко известен выступлениями в комедийных фильмах на 21 Jump Street и Neighbours .В поп-культуре он, пожалуй, наиболее узнаваем как Джек Уайлдер из франшизы фильма Now You See Me и как младший брат актера Джеймса Франко.

Кори Хокинс как семерка

Оператор, Блейн, который присоединяется к команде после смерти Шестой.Впервые он появляется как снайпер во время военной операции в афганской провинции Гильменд. Команда Блейна «Дельта» погибает после взрыва грузовика, в котором ему приказано не стрелять. Будучи завербованным One, Блейн симулирует свою смерть, предположительно прыгнув с корабля. Согласно одним из правил, Блейн может посещать только города, в которых никогда не был. Из-за своего трагического прошлого в Дельте Блейн отказывается оставлять товарищей в 6 Underground .

Кори Хокинс исполнил роль доктораDre в N.W.A. biopic Прямо из Комптона . На телевидении он известен тем, что сыграл Хита в The Walking Dead и Эрика Картера в 24: Legacy .

Связанные: Лучшие потоковые фильмы десятилетия

Опорный каркас на 6 подземных сооружений

Лиор Раз в роли Ровача Алимова: Диктатор Туркестана.Лиор Раз сыграл Дорон Кавиллио в сериале Netflix Fauda . Совсем недавно он появился в фильмах Operation Finale , The Kindergarten Teacher и Mary Magdalene .

Пейман Маади в роли Мурата Алимова: «демократичный» брат Ровача.Пейман Маади сыграла Салима Хана в сериале HBO The Night Of .

Юрий Колокольников в роли Бааши Зии: Прихвостень Ровача Алимова. Юрий Колокольников сыграл Стыра в 4 сезоне Игры престолов ..

Ким Колд в роли Дакика: Приспешник Ровача Алимова, который появляется во время эпизода в Гонконге; он носит футболку с надписью «Человек, легенда». Ким Колд изобразил Клауса в Fast & Furious 6 и Заванко в Star Trek Beyond .

Лидия Франко в роли Марии: Мать Хавьера (Трое). Лидия Франко — известная актриса португальского телевидения. У нее была небольшая роль в Человек, убивший Дон Кихота .

Луханьо Беле в роли Джейхуна: Сподвижник одного из персонажей, который появляется во время воспоминаний о бомбардировке Туркестана. Луханьо Беле изображал Абдаллаха Диуфа в немецком сериале Tatort .

Джордж Кареман в роли Майка: Лидер фонда, который появляется во время воспоминаний о бомбардировке Туркестана.Джордж Кареман появился в сериалах «Кремниевая долина» и «Последний человек на Земле».

Джеймс Кэрролл Джордан в роли паромщика: Он наблюдает, как Седьмой (Блейн) предположительно покончил жизнь самоубийством, спрыгнув с корабля.Джеймс Кэрролл Джордан появился в сериале Hatfields & McCoys и фильме Kingsman: The Golden Circle .

Кейт Мараван в качестве руководителя разведки: Она помогает Ровачу Алимову найти команду One.Кейт Мараван изобразила доктора Жозефину Эббот в Эммердейл .

Рон выступает в роли похоронного спикера: Он много говорит и плачет во время фальшивых похорон Седьмого. Рон Фанчес изобразил Джоджо в Get Hard и озвучил Купера в Trolls .

Даниэль Адегбойега в роли Виктора: Торговец оружием, известный как вице-король, который закупает экспериментальный зарин для генералов Ровача Алимова в Лас-Вегасе. Даниэль Адегбойега изобразил Наемника Сильвии в Skyfall .

Елена Рускони в роли Арианны: Она проводит ночь с Первым в Париже. Елена Рускони появилась в сериалах Medici и The Catch .

Константин Григорий в роли Алимова Генерал: Он убит в Лас-Вегасе одним отрядом.Константин Григорий появлялся в GoldenEye и The Sum of All Fears .

Павел Краткий в роли Алимова Генерал: Второй генерал Ровача Алимова, убитый в Лас-Вегасе. Павел Краткий — каскадер, известный своими работами в Snowpiercer и The Mummy .

Таурас Сизас в роли генерала Алимова: Он убит в Лас-Вегасе вместе с другими генералами, когда курил сигару. Таурас Чижас — литовский актер, известный по роли в Эмилии .

Роджер Неварес в роли «Хендлера» Генерал: Четвертый генерал Ровача Алимова в 6 Метрополитен , который присматривает за Муратом Алимовым и передает его местонахождение в Гонконге команде Одного.Роджер Неварес — мексиканский актер, известный по фильму Crossing That Bridge и Rush .

Далее: Райан Рейнольдс зарабатывает нелепую сумму денег на потоковом просмотре фильмов

  • 6 Underground (2019) Дата выпуска: 13.12.2019

Режиссер Hot Cheetos Фламина раскрывает проблемы создания Biopic

Об авторе В.В. Хаф (Опубликовано 1893 статей)

Q.V. Хаф — старший писатель Screen Rant. Он также является редактором-основателем Vague Visages и внес свой вклад в RogerEbert.com и Fandor.

Ещё от Q.V. Hough

Рекетир (2007) сценарий фильма | Subs like Script

История человека по имени Саян, который пережил суровые 1990-е и принял непростые решения.

Это я.

Имя саян.

Родился в 1970 году, г.Алматы.

Мои родители обычные люди.

Меня не баловали.

Родители пытались дать мне
обычное советское образование.

Детство у меня было безмятежным и счастливым.

Двигайся! Держись!

Мне было двенадцать, когда отец
отвел меня к тренеру по боксу.

Я помню его слова:

Сынок, ты должен уметь защищаться.

Не могу сказать сразу
понравились эти тренировки.

Но я старался не пропускать ни одного упражнения.

Раскатайте, раскатайте. Работа руками

девушки делают отжимания на ладонях.

Отжимаемся на кулаках.

Ноги повыше, пальцы тянуть.

Хорошо, удваивается. Хороший.

Работай дублями.
Одно нарушение, два!

Саян, держи руку выше. Левый кулак
выше. И не моргайте пожалуйста. Ok. Хороший.

Двигай, давай! Верно. Чуть быстрее.

Время прошло.Я начал
участие в конкурсе.

Победителем нокаутом стал беккеримов саян!

Я стал чемпионом города.

И победитель по очкам
— беккаримов саян !!!

Я стал чемпионом республики.

Но маму не особо впечатлили
мои достижения в боксе.

Он должен думать о своем образовании!

Вы когда-нибудь думали
о том, кем хотите стать?

А ты! Вы видели
книгу Марка его ученика?

Хорошо.Книга оценок ученика была не очень хорошей.

Тем не менее школу я закончил.

Когда я закончил школу, папа нашел мне работу.

Я был курьером в местной администрации
.

Это была тяжелая работа.

Я бегал с письмами …

Из одного офиса в другой.

Но я предпочитаю вспоминать
подростковое общение.

Пашка, дай покурить.

Почти каждый вечер мы с ребятами
сидели возле актерской академии.

Бои начались после салюта
на старой площади.

Взяли вещи у слабых мальчиков.

Дискотека тоже была хорошим местом.

После того, как я не сдал университетские экзамены
мама была очень разочарована.

Отец ничего не мог поделать.

Той осенью я пошел в армию.

Отряд

! Вставать!

Два года прошли как долгий день.

После армии я окончательно поступил в университет.

Папа, смотри!

Тимур, он студент! Медовый!

Когда распался Советский Союз
мой отец остался без работы.

Мать тоже уволили, а
стала продавать вещи на улице.

Настали тяжелые времена.

Но я никогда не переставал заниматься боксом.

Если честно …

Я всегда хорошо ладил с кулаками.

Коробка!

Стоп. Один, два, три, четыре …

Думаю, это был день, когда они меня заметили.

Пять, шесть, семь, восемь, девять, вон!

Через неделю они пришли в мой спортзал.

Саян! Саян, вам звонит
человек.

Как дела, младший брат?

— Ок.
— Как тебя зовут?

Саян.

У вас все хорошо.

Я стараюсь изо всех сил.

Хотите познакомиться с достойными мужчинами?

Мы найдем для Вас работу.

Хорошо заработаешь,
машину себе купишь.

Что ж, я должен подумать об этом.

Хорошо, выбирайте.
Мы примем ваше решение.

И я задумался.

Я принял окончательное решение
во дворе Ассела.

Асселя!

Здравствуйте!

Привет!

Извини, саян, я не могу пойти с тобой сегодня.

Я приглашен …

Ассель ты идешь?

На дне рождения.

Пора идти. Пока-пока.
Не обижайтесь.

— Кто вам нужен?
— Руслан.

Руслан, старший брат, это для тебя.

О, младший брат! Заходи, присаживайся!

На следующий день я сидел
на заднем сиденье BMW.

Саян, ты видишь ту пьяницу?
Есть черный ход.

Собственник абу. Пойдите к
ему, он даст вам деньги.

Если что-нибудь случится,
не разговаривай с ним много.

Дай ему знать, что тебя послал руслан.
Вы поняли?

Ок.

Сколько у него долга?

— Довольно долг.
— Понятно.

Держи!

— Где абу?
— Он занят.

Эй, смотри!

Вау, он их всех обыграл

Он крут!

Ты абу?

— Понятно.Пожалуйста, не бей меня.
— меня Руслан прислал. Дай мне деньги!

Через секунду.

Вот и все.

Мистер!

— Брат!
— Мудак.

Можно быстрее?

Пиво. Теперь.

Что?

— Дайте мне пива!
— Вот!

Ты неплохо справился, младший брат.

Вот деньги.

Теперь он ваш клиент.
Встречайтесь с ним раз в неделю. Возьми вещи.

Половина моя, другая половина твоя.
Вот. Возьми это.

Поехали.

Итак, я начал посещать аб …

О, саян! Заходи, дорогой.

Так началась моя новая жизнь …

Я проводил почти каждый день
с моей новой семьей.

Теперь у меня были старшие братья и старшие братья.

Это наш старший брат руслан.

Отпусти меня! Ах!

Когда он был студентом, он был
сильнейшим во всех соседних общежитиях.

Ублюдок!

Это тело.Он чемпион республики
по вольной борьбе.

Теперь он чемпион по выбиванию монет.

Это асан …

И эйдос.

Надежные молодцы
на вас всегда можно рассчитывать.

Подождите, он что-то пытается сказать.

Я дам тебе все
пожалуйста, не убивай меня.

А это человек. Уважаемый среди других.

Не шуметь, если хочешь жить.

Дерзкие набеги и грабежи —
для него обычное дело.

D лет назад был скандал
рассказ о похищении ювелирного магазина.

Стой, сука!

Итак. Он был одним из угонщиков.

Я бросил университет.

Все вокруг меня зарабатывали деньги.

Мы не были исключением.

Думаю, мы были последними
, кто все еще играл наперстками.

Я приехал из США на своем зеленом байке.

Велосипед сломался, и
Я здесь с тобой.

Приходите, мои добрые люди, чувствуйте себя как дома.
Найди мяч, выиграй день.

Я не заставляю вас играть.

Эй, дай мне деньги, которые ты
должен мне вчера.

Что? Замолчи!

— Иди к черту! Он пришел предъявить требования.
— Что случилось?

— Он засранец!
— Что ты хочешь?

В тот день я слишком остро отреагировал.

Этот парень лежал в больнице с
травмой головы в течение двух месяцев

, и мне ничего не оставалось, кроме как бежать.

Полгода провел в кустанае
, пока менты не успокоились.

Это был не скучный отпуск

местные были веселыми ребятами.
Время шло весело.

Когда я вернулся в город, братья
уже взяли под свой контроль один базар.

Посмотрите рэкетиры.

Да, они везде.

Товары из Польши, Китая и
ОАЭ наводнили наши рынки.

Купцы и базары имели
их доход в тоннах usd.

Руслан не мог упустить шанс
поучаствовать в этом.

— Выпечка, как дела?
— Уважаемый, руслан.Заходи, брат!

Подождите здесь.

Тогда же мы начали защищать еще
конкретного предприимчивого предпринимателя.

Иногда даже в движении.

Эй, подожди!

Итак, ребята, вы откуда?

— Этот человек был вашим начальником?
— Ага, и что?

— Ищете кого-нибудь, молодые люди?
— Ты.

Что ты имеешь в виду?

То есть — ты. Вы открыли
собственное дело.

Ага. Так?

Кто ваш партнер?

«Кто ваш партнер?».Я работаю один.

Может быть трудно работать одному.

Ты за рулем крутые колеса.

Плохие парни могут видеть это и думать
, что у вас много денег.

И т. Д. Понимать?

Но если мы будем работать вместе, плохие парни
ничего не подумают. Вы поняли мою точку зрения?

Ничего страшного, вперед.

Ну вроде понял.

А наша следующая песня для руслана

и его друзей —
подарил брат серик.

Руслан! Ваше здоровье!

Деньги шли к нам
сами по себе.

Мы заслужили почет и уважение.

Братан, это от меня.

Мы хорошо проводили время в те годы.

Братан, это от меня.

Это от Константина.

— Да!
— выиграл!

Это вам очень подходит.

Тебе нравится костюм?

Я подружился с человеком.

Он всегда говорил мне правильные вещи.
Я многому у него научился.

Братья. Пабы и девушки не принесут нам
толку. Мы можем расслабиться.

У нас все под контролем, братан!

Все под контролем?

Именно тогда и появился ян.

Предприимчивый бизнесмен.

Сколько?

Он зарабатывал деньги 24 часа в сутки.

5 тыс.

С Русланом у него были особые отношения.

Отлично! Конечно по предоплате.

Они хотят меня убить!

Не волнуйтесь, я их знаю.
Мы решим эту проблему.

— Кто это?
— Ясык.

Имя Яссык.

Они … настоящие сволочи!

Вы представляете?
Днем у меня во дворе …

Они пришли на меня наброситься.

Мы знаем, где вы живете.
Офис вашей жены.

Мы знаем, сколько вы зарабатываете.
Вот дерьмо. Жалкий торгаш.

Вы должны нам четверть, понимаете?
Если ты что-нибудь сделаешь, ты мертв.

Я дам вам пару моих мальчиков.

— Они будут с тобой. Охрана.
— Хорошо, хорошо.

Мы позаботимся об этом.

Поехали.

Пока!

Кто выбрал место встречи?

Они сделали. Дело в том, что
ясык знает, что Ян — наш бизнесмен.

Он хочет нас обмануть, вот увидишь.

Аман. Мы должны закончить это дело.

Что ж, я думаю, мы сможем это решить.
Поговорим.

Что ты говоришь?
Я делаю то, что хочу делать.

Вы хотите защитить торгашу
или хотите выплатить его долг? Хм?

Повторяю: оставьте нашего бизнесмена в покое.

Ты мужик.
такого не случится, сказал вам.

Почему ты нервничаешь?

Кто ты такой, чтобы
мне запретить нервничать?

Да кто ты вообще такой? Вы пришли сюда,
, и рассказали мне все это дерьмо. Хм?

А твой руслан мне не весит.
Вы поняли? Разговор окончен.

Смотрите! Смотреть!

Какого черта ему делать! Водить машину!

Поехали!

В конце концов копы унюхали след человека.

Его нашли и заключили в тюрьму.

Для копов не пел
и сел в тюрьму один.

Убийство Ясыка стоило ему 10 лет.

Подсудимый, вставай.

Подсудимый признан виновным
в преступлении, указанном

в статье 88 части «б»
действующего уголовного преступления

, и ему
наказание в виде 10 лет лишения свободы.

Смотрите, вот он.

Брат!

Хорошо, поехали.

Руслан пытался вытащить человека.
Но все его попытки были безуспешны.

Ни в коем случае.

Слишком поздно.

Поехали.

Забронируйте у нас.

Еще мы помогли его матери.

Мам. Это от человека.

Все эти события с убийством ясыков
увеличили наш вес.

О руслан!

О нас заговорили
и прислушались к нашим словам.

Здравствуйте, старший брат руслан.
Как дела, калышв?

Как продвигается ваш бизнес?
Все в порядке?

Да, все идет хорошо.
Я приехал сюда отдохнуть.

— Привет, бодя.
— Останемся здесь.

Время шло. Жизнь
менялась к лучшему.

Ян расширил свой бизнес.

Асан и аидос расстались с нами.

А тело … бодя женился.

Аман пришел в ислам.

Руслан стал действительно могущественным.

Насчет мэв Я
всегда рядом с русланом.

Ты ему это скажешь. Я разорву ему задницу.
Надоедливый ублюдок.Давай двигаться.

Даже в тех редких случаях
, когда я приходил к родителям,

У меня никогда не было нормального семейного разговора.

Итак, какая у вас работа?
Ты не вернешься домой несколько дней.

Не думай обо мне.
Подумайте о своей матери.

— Ну, это вроде работа.
— Какая работа?

Покажите мне свой трудовой договор!

Саян, доедай.

Привет. Рад видеть тебя.
Мы подберем вам лучший стол.

Нет необходимости.Мы приглашены.

О! Они здесь!

— Руслан! Рад видеть тебя.
— Привет, как дела.

Выглядит хорошо!

Ребята, приходите. Присаживайся.

Я хочу поднять этот кубок …

Для моего друга. Мой брат. Для руслана.

Этот человек мне очень помог.

Он даже рискнул своей жизнью.

Я … думаю. Я надеюсь … что он
не пожалеет об этом.

И благодаря этому сегодня мы
живем лучше, чем вчера.

А завтра будем жить
лучше, чем сегодня.

Руслан,
у меня дела пойдут хорошо, тебе тоже будет хорошо.

Humm ..

Или наоборот. Если с тобой все в порядке,
, то и я в порядке.

Это потому, что мы
в одной лодке с вами.

На подводной лодке.

Круто!

Эта песня — подарок
брата ян брату руслану.

Вы мне сказали, что у вас
связь в Москве.

Слушайте.Если протолкнуть это дело через
Москву, то получится неплохая прибыль.

Всего два года … и деньги
потекут к нам сами.

И вы знаете, что
нет такой фабрики.

В тот вечер я встретил Асель.

Давно об этом думаю.
Мы должны запустить производство, понимаете?

— Сейчас буду.
— Вы представляете? Всего два года.

Я тебе сказал.

— Здравствуйте!
— Привет!

Не возражаете, если я присоединюсь к вам?

Нет, совсем нет.Вы пришли в хороший фолиант.

Это мои друзья Лена и Роза.
Сегодня у нее день рождения.

— Терка!
— Спасибо.

Поздравляю.

С Днем Рождения!

Терка!

Это моя любимая песня, танцуем.

— Нет, я подожду здесь.
— Давай. Ну давай же.

Эй, давай.

Не знаю почему, но был рад.

Я развелась.

Как называется ваша компания?

Ruslan & co

Вы знаете, что
моих родителей сегодня нет дома…

Может быть, приедем ко мне.
Выпьем чаю.

Поехали.

Завтра 8 марта.
Это для тебя.

А-ч. Спасибо!

— Что это?
— Смотри.

Вау!

Мы стали парой.

Это мечта, красавчик.

— Круто, да?
— Ты крутой парень, а?

Вы хотите, чтобы я выбрал для вас
эту звезду?

Хорошо, давай.

Не могу.

— Никогда не курила марихуану?
— No.

Попробуй.

Как мне его держать? Нравится?

— Верно?
— Вытяните дым.

Однажды я встретил своих старых школьных друзей.

Саян! Рад тебя видеть, друг!

— Здравствуйте!
— Смотришь футбол?

Привет, садитесь пожалуйста.

Оляс, табуретку попроси.

— Да возьми, пожалуйста.
— Официант Girll!

Саян, это Искандер.
Мы вместе учились у нас.

— Саян.
— С удовольствием.

— Ассель.
— С удовольствием, влад.

С удовольствием.

Я и оляс с сайаном
из той же формы.

Гол!

Понятно. А ты олясь, что делаешь?

Я в банке. Главный. Есть жена, дети.
Все в таком роде.

Разве вы не знаете? Он один из
лучших банкиров.

Перестань говорить.

А ты? Что вы делаете?

Работа в компании.

Ruslan & co

Искандер вы помните
ту рыбалку в Майами?

Собственно говорить было не о чем.

У них была своя жизнь, а у меня своя.

— Здравствуйте!
— Привет!

Мне некуда идти.

Ну заходи.

Тогда я уже жил отдельно от
родителей. Ассель переехала ко мне.

Это Володя. Его ребята из Москвы.

Приехали в город на
очень серьезную встречу.

— Становится душно.
— Ага, немного.

Решили свои проблемы
через связи руслана.

Когда мы были в Москве
, нас встретили достойно.

Теперь они наши гости.

Смотри, Володя, в Москве есть одно дело
.

Что за дело?
Подскажите цифры?

Дайте мне ручку.

Попутно мы тоже вели свой бизнес.

Можете ли вы связаться с этим человеком?

Нет проблем. Мы его найдем.

Привет!

— Здравствуйте. Руслан здесь?
— Есть.

Пришел Янв.

— Джейк, как дела?
— Хорошо, а ты?

Привет, руслан!

Это Володя, а это наш друг ян.

Янв.

С удовольствием.

Володя.

Привет.

Он расскажет вам подробности
нашего вчерашнего разговора.

Саша, прогуляйся.

Слушайте.

О нас
узнали не только в Москве.

Другие люди
тоже хотели с нами встретиться.

Оставайся на месте!
Все не двигайтесь!

— Не двигайся! Не двигайся!
— Ничего не ронять с рук!

Руки! На земле!

Ноги шире!

Держите руки за головой!
Я сказал, следи за своими руками!

Поцелуй стену! Ноги шире!

Держите руки за головой!

Полож.Никто не двигается! Лежать спокойно!

Нас зарегистрировали в милиции

как организованная преступная группа
вымогательство денег.

И когда в городе происходило что-то шумное,

, нас первыми вызывали в полицию
.

Нас долго не задерживали
, если бы у нас не было ничего серьезного.

Это было похоже на «рабочие черты».

Я кулаками не пользовался постоянно.

В то время нашей основной деятельностью
было взыскание долгов.

Возвращали деньги
от дебиторов, за акцию.

И мы помогали нашим партнерам.

Здравствуйте, ребята! Где твой начальник?

Вы пытаетесь меня напугать?
Я сильно испугался!

Верните деньги.

У меня нет денег.
Я ему уже сказал.

Я покрою свой долг, когда получу деньги.

Можете идти.

Погодите, сволочи! Оставаться!

Это твоя белая камри?

Можно поставить.Это справедливо для тебя?

Сынок, отпусти меня, пожалуйста.
Как ты можешь удерживать меня так долго?

Старик, мы вам говорим.

Возьмите кредит в банке,
верните долг и будьте свободны.

Деньги
нашему человеку не возвращает уже год.

— Сонни, я же сказал тебе.
— Подожди.

— И мы его не обидели.
— Погодите, а кто ваш партнер?

Я мурат. Брат Асылхана.

Асылхана? Подожди секунду.

Привет, тайр, как дела?

Вот пришел мурат поговорить.

Итак, вы об этом знаете.

Как мне с ним обращаться?

Ок. До свидания.

Вот история.

Старик дает вам квартал
до конца месяца.

Конец истории.

Или вообще ничего не получишь.

Сделка?

Сделка.

Привет, янв.

Что?

Где ты?

Они близки?

Скажи им подождать. Я уже в пути.

Ребята, поехали!

Это было янв.

Как всегда был нужен руслан.

У него и его жены возник конфликт
с владельцем кафе.

Владелец позвонил своим ребятам
и Ян позвонил нам.

— Итак? Где твои друзья?
— Ян, не делай этого.

Боишься намочить штаны?

Тогда иди в туалет.

Отрубим ему голову, ребята?

Да, мы можем это сделать.

Не делай этого, янв.

Руслан!

А теперь сволочь ты попросишь у меня
и мою жену прощения.

Не делай этого, ян!

Правая рука

между тем проект завода Яна есть.

В тот же вечер он пригласил на праздник
руслана.

— Янв, держись поближе.
— Я иду.

Это все наши.

Всем в свое время.

Добрый вечер дамы и господа!
Приносим извинения за небольшие неудобства.

— Что?
— Эта таблица зарезервирована.

В клубе был байк.
Брат Ясыка, убит человеком.

Большое спасибо за понимание,
прости нас, пожалуйста.

Спасибо, извините.

Очистите стол. Быстро.

Мы сделаем все возможное для такого гостя, как вы.
Присаживайтесь, пожалуйста.

В следующий раз позвоните нам, чтобы сделать заказ
и мы сделаем ваш вечер отличным.

Спасибо. Передай привет своему начальнику.

Заходите. Как вы себя чувствуете?

Здравствуйте, какой будет ваш заказ?

Принесите нам 2 бутылки куницы Реми…

— Байык уже здесь.
— Знаю.

Клубника.

Клубника? Конечно моя сладкая.
Моя золотая девочка.

И принесите, пожалуйста, меню.

Руслан, нам меню не нужно.

Заходите в клуб и ждите внизу.
На всякий случай, если что случится.

Саян, назови свой напиток на сегодня.

Какой у тебя яд?

— Апельсиновый сок.
— Апельсиновый сок? Ты шутишь, что ли?

Дело Москвы решено.
Дело фабрики решено. Русь, ты ему скажи!

Джек, все в порядке, расслабься.

Ну тогда апельсиновый сок. Нет их двоих.

Он спортсмен, что я умею.

Веселитесь, ребята? Вы что,
забыли про jas?

Как вы думаете,
ему некому отомстить за его смерть?

Что вы хотите?

Чего я хочу? Возьми нож и
пойдем на улицу, если ты мужчина.

Тихо. Пойдем.

Янв, подожди здесь.

— Пойдем на улицу. Подвинь это.
— Убери руки.

Ничего страшного. Расслабиться.

Переместите.

— Переместите. Подвинь это.
— Я сказал, убери руки.

— Ты меня злишь!
— Я убью тебя прямо здесь.

Не двигаться. Аман заплатит лично.

— Вы хотели у меня спросить?
— Да!

— Ешь!
— Вы такие крутые, ребята? Бойцы да?

Руслан!

Оставайтесь на месте!

Ты умрешь, панк!

Возьми это с собой.Быстро!

— Брат, что нам с ними делать?
— Ничего. Давай двигаться.

Черт побери.

Слушайте, янв. Вы нас не видели. Вы,
, нас не знаете. Понял? Необходимо.

Обсуди с администратором.
Скажи своим девочкам, чтобы они закрыли рот.

Иначе я их закрою.

Никто и никогда не найдет байджык,
захороненный нашими братьями в степи.

Мы никогда не оглядываемся назад.
Руслан глядел только вперед.

— Курмагазы?
— Ага.

Грустная музыка …

Это не грустно, а серьезно.

И еще нужно начать
заниматься серьезным бизнесом.

Серьезный бизнес. Серьезные деньги.

Вскоре Ян заканчивает строительство фабрики.
Мы навестим его там.

И так далее. Да, младший брат?

А как у вас семья?

Ничего страшного.

В конце 2003 года аселя
родила сына.

Здравствуйте! Да, папа. Ничего страшного,
Я в роддоме.

Вес и рост в норме.
Она тоже чувствует себя хорошо.

Не волнуйтесь, когда она выпишется из больницы
, мы зарегистрируем свой брак.

Беккаримов?

Я перезвоню тебе, папа.

— Ты отец?
— Да.

Мы сделали, что могли.

К сожалению,
не удалось спасти ребенка. Мне жаль.

Сын не дожил до
дня.

Медики сказали мне, что
у него нет шансов.

— Вау.Браво. Прохладный!
— Хороший выстрел!

Саян, ты супер лучший.

Здесь хорошо. День в порядке.

Саян похож на легендарный
ворошиловский стрелок.

— Саян, поесть хочешь?
— №

Ага …

Тебя зовут фанаты?

Пока не забыл …

Вы представляете? У нас есть соперник!
Он хочет построить похожий завод.

Я с ним познакомился. Я ему сказал, что 2 завода
— это многовато для нашего рынка.

А знаете что? Он не слушает.

А еще он нам делает
задачу.

Окружил себя теневыми людьми.
Он говорит, что собирается раздавить нас.

— Назовите мне его имя и адрес.
— Хорошо.

— Ян, пойдем домой.
— Хорошо, милая, через секунду.

Выпьем! Саян, за тебя!

Мы не хотели, чтобы этот конкурент
занимался каким-либо бизнесом.

И вот в начале лета
наконец открыл свою фабрику.

Спасибо.

Все шло гладко до
однажды. Это было неожиданно.

Он в офисе?

Пойдем к нему домой. Теперь.

— Руслан!
— Как дела, ян?

Поговорим позже. Рад тебя видеть,
мой дорогой друг.

— Я сказал им, что вы заняты.
— Ничего страшного.

— Присаживайтесь. Чай, кофе?
— В этом нет необходимости.

Янв, куда ты пропал?

Смотри, руслан. Я занятой человек.У меня
встреча, и большинство из них важные.

А во время встреч
не могу разговаривать по телефону.

За эти два месяца вы не могли
найти минутку для друга?

Позвонить мне. Спросить, как мне это сделать?
Чтобы узнать, как идет наш бизнес?

Кстати, как насчет нашего бизнеса?

Ты про свою долю завода?

Точно.

Вы знаете, что многое произошло, что-то
изменилось. Сейчас тяжело работать.

Короче говоря, мои партнеры
сказали: «Я не могу вам помочь».

Какой партнер?

Я хотел вам сказать.

У меня есть напарник.
Очень могущественный мужчина.

Ян, я не понимаю
о чем ты?

Руслан, я ожидал, что
тебе это может не понравиться.

Думаю, будет лучше, если мы троим
встретимся и поговорим.

Поговорите с ним и найдете компромисс.

Ты такой засранец, ян. Вы думали,
, что я все это оставлю?

После всего, что я с тобой сделал?
О чем ты думаешь?

Совсем не руслан.Мы друзья.

Кто этот партнер?

Назначьте с ним встречу.
Я хочу поговорить с ним лично.

Вы мне скажете, когда и где.
Понятно?

Рус!

Ну, я все понял,
но надо было заговорить.

Братан, что случилось?

Этот шакал обещал мне долю в
этой фабрике для нашего московского бизнеса.

И теперь он ведет себя подозрительно.

Наказать его?

Сначала я хочу увидеть его напарника.
Тогда посмотрим.

Говори.

Ян, перестань брить мне мозги.
Оставь разговор на завтра.

Завтра. Дом Толстяка. 9 вечера.

На следующий день. В 9 вечера мы сидели
в ресторане толстяка

и ждали партнера Яна.

Есть небольшие сложности.
Посмотрите на эти числа.

Я думаю, он пришел.

Послушайте, подрядчик доставил нам проблемы.
20 миллионов убытков.

И он снова прикрыл.Понимаете?
Он приехал, я встречусь с ним.

Как поживаешь, зарабатываешь?
Вы очень хорошо выглядите. Красивый костюм.

— Куда?
— Вот он.

— Чай, кофе?
— №

Руслан. Делать.

Да, я слышал о вас.

Make Я только что объяснил
рустам нашей ситуации.

Надеюсь, руслан
понял, о чем мы говорим?

Да, рустик, ты многого заслуживаешь.

Вы очень хорошо сделали для завода.
Я должен тебя наградить.

Возьми.

— Что это?
— Ваша доля. 200 тыс.

Эй, как ты думаешь, я?

Я поговорю с вами по-своему.
Вы поняли?

Руслан!

Поехали!

Братан, кто это был?

Просто какой-то парень,
говорит, что он бизнесмен.

Но пытается выглядеть так, будто он мафиози.

Со Джан спрыгивает. Он хочет, чтобы
поимелся с этим стариком.

— Мы сделаем это. Делай это тяжело.
— Братан, мы должны остаться с тобой?

Не надо, все идет
будет хорошо, младший брат.

— Приходи завтра пораньше.
— Хорошо.

Да.

Его убили? Как?

Где ты? Я в пути.

Что-то случилось?

Нет, ничего особенного.

Я солгал.

Руслана ночью стреляли.
В это было трудно поверить.

Мысли одна за другой, как
калейдоскоп, проносились у меня в голове.

Я действительно хотел, чтобы это было неправдой.

Здравствуйте!

— Скажите, что вы знаете.
— Сам не понял.

Появились слухи.

Все казино были в шоке.

Мы пытались получить информацию.
На место отправили мальчиков.

Менты были везде.
Ребята с ТВ.

Они сделали из этого шоу.

Говорят, его расстреляли в упор.
В собственной квартире.

Кто первым узнал?

Соседи.

Входная дверь распахнулась настежь.

Ой .. Человек. Что-то должно произойти.
Сегодня наших ребят притащат.

Утром сидел
у следователя.

— Здравствуйте!
— Привет!

— Был убит какой-то глава банды?
— Руслан погиб.

Он встретил свою судьбу.

Ага. Контрольный выстрел.
Все такое. Убийца это сделал.

Где алимов?

— Он опоздает.
— Пусть войдет.

Ок.

Итак, беккаримов, вы говорите, что
вы были дома в тот вечер,

вы можете это доказать и
вы ничего не знаете?

Я тебе сказал, что ничего не знаю.

Подпиши, сегодня ты свободен
.

При необходимости перезвоним.

На самом деле я знал
кого искать.

Марат, иди в верхний город,
Скоро буду.

Оставьте, спасибо.

Малыш, возьми с толика деньги
, иди на базар.

Куплю чаю, конфет, орехов,
сухофруктов. Много их.

Отнесите его в дом Руслана
и возьмите ситуацию под контроль.

Встречай людей там,
отводи людей домой. Ok?

Я сделаю это.

Вот, возьми мою машину.

Думаю, это сделал Ян,
и я хочу его убить.

Вы знаете, где он живет?

Я сделаю это.

Только сейчас я окончательно понял
, что руслан мертв.

Тормоз грунта под ногами.
Я не знал, что делать.

Единственная мысль, которая спасла меня
, была месть.

Я хотел разорвать Джана на части.

Это был первый раз, когда
принял решение без Руслана.

На следующий день

— Малыш, ты жана не видел?
— Нет, его здесь не было.

— Здравствуйте!
— Привет!

— Так ты все еще на этой работе?
— Да еще.

Вы сами можете это увидеть.
Как дела, братан? Как ваша семья?

Пока все нормально, алхамдилля.
Когда меня выпустили, было сложно.

Но я привык.
Мне родители помогли.

Прошу прощения за то, что
случилось с русланом.

Ага.

Пойдем в ресторан?
Братья собираются там.

Я отвезу вас на своей машине.
Кстати, поговорим.

— Мне нужно остановиться в мечети, чтобы помолиться.
— Хорошо. Подписывайтесь на нас.

Хорошо.

Руслан был достойным парнем.

Все переходят на
другую сторону.Рано или поздно.

Жизнь коротка. Счастье, богатство и
красота — это подарок, который могут получить немногие.

А смерть, мой дорогой брат,
делает всех равными.

Знаешь, Аман Руслан
был очень разочарован, ..

Когда он не смог освободить тебя.

Поверьте, он все старался.

Ничего страшного, саян. В этой жизни
я никому ничего не должен.

И я думаю, что
никто мне ничего не должен.

Я стоял на своем
, когда это было необходимо.

Я сделал то, что нужно было сделать.

Вам жалко эти 10 лет?

Не так уж и много. Я нахожу
что-то взамен.

В этой жизни не стоит терять
себя в первую очередь.

Однажды я просто понимаю, что
у всего есть конец.

И мое предложение тоже.

Вы знаете, я встречал в тюрьме
много людей.

Был старик.
Он много чего мне рассказал.

Он научил меня терпеть
и относиться к жизни такой, какая она есть.

С удовлетворением.

Знаете, у каждого мужчины
чаша над головой.

Чаша наполняется всей несправедливостью, которую совершает этот человек
.

Когда-нибудь эта чаша может переполниться.

И все это зло
изольется на этого человека.

Ответное действие, а?

Можно и так называть. На кладбище
вы слышали, как имам цитирует Коран.

Это была глава о власти.

В нем говорится, что Аллах сотворил
жизнь и смерть, чтобы испытать нас.

Чтобы узнать, чьи действия лучше.

И он попросит у нас
наших деяний, когда мы вернемся к нему.

Поверьте мне. Его допрос
будет не похож ни на что в этой жизни.

Где этот бизнесмен Ян?

Куда-то ползет этот ублюдок.
Он даже на похороны не пришел.

Теперь у него широко распространились крылья.

Последний раз у него было
недоразумение с русланом.

Небольшой совет, брат.
Будьте осторожны, прежде чем предпринимать какие-либо действия.

Делайте то, что считаете нужным. Если вы
хотите сделать обратное действие или нет.

Имейте в виду, что никто не собирается
обвинять вас ни в чем.

Саян, старший брат, это тебе.

Здравствуйте. Ага. Подожди там,
Я буду в пути.

Вот возьми.

Братан, у нас есть незаконченные дела.
Я закончу, увидимся сегодня вечером.

Береги себя, младший брат,
позвони мне сегодня вечером.

— Рад был вас видеть.
— Я тоже.

— Увидимся.
— Пока.

Пока мы разговаривали, мои мальчики
нашли ян. Он был у своей наложницы.

Он загрузил свой джип парой
чемодана и двинулся в сторону аэропорта.

Да, он едет в аэропорт.

Встретим его на выезде с парковки.

Ок.

Ничего страшного. Превосходно. Хороший.
Я это устроил.

Ты лучший!

— Брат, есть ли для меня парковка?
— Сюда, сэр.

Хорошо.

Нет, это не для тебя. Говорить.

Я позвоню вам по возвращении.
На неделю. Ok. До свидания.

Ребята. Ребята!

Это ошибка! Ребята! Ребята,
, пожалуйста, не делайте этого. Отпусти меня.

Куда вы меня везете?

Отведите его сюда.

Отпустите меня, ребята. Пожалуйста, дай мне гол!

Отпусти, у меня ребенок!

Ребята, что вы делаете?

— Саян, это ты? Саян!
— Заткнись!

— Саян, это он!
— Заткнись, дерьмо!

— Это был он! Это мой партнер!
— Дайте мне пистолет.

Это он. Он сказал мне, что позаботится о
вещах. Это не моя вина.

Ублюдок! Ведь руслан
сделал за тебя!

Пожалуйста, не делай этого, Саян. У меня
ребенок. Я ничего тебе не сделал.

Это был не я! Я этого не сделал.

— Это был не я! Я этого не сделал.
— Вы мне скажете, где его найти.

Я знаю, почему я сегодня не нажал на спусковой крючок
.


Ян не смог сдержать обещание, данное Руслану.

Думаю, дело пошло не так, как ожидалось
.Ему нужны были деньги.

Потом появился партнер.

Ян потерял контроль над ситуацией.
И Руслан не хотел с этим мириться.

Но отплатить хочу за руслана.

Они попытаются найти
меня раньше, чем я.

В любом случае для меня это не имеет большого значения.

Я не так легко упаду на землю.
И я не скрою.

— Малыш, ты тоже qto не знаешь?
— Нет.

Это «бросить, хорошо?»

Я хотел поговорить с человеком,
, но он был вне досягаемости.

Братан, что нам делать?

Снимите квартиру и подготовьте
свое ружье к утру.

— А теперь иди домой.
— Пойдем с тобой?

Нет, нужен младший брат, все в порядке.

Хорошо. Мы не должны прощаться.

Привет, ассел. Я на стоянке.
Еду домой.

Саян!

Беги!

Вот и все. Это моя жизнь. Ничего особенного.

Если бы у меня был шанс прожить это снова
, выбрал бы я другой путь?

Все равно было поздно что-либо менять.
Я думаю, моя чаша перелетела.

Прошу прощения за маму. Она будет плакать.
Становится холоднее …

Закрою глаза и …

Новости

Новости

Фото: Skitterphoto / pixabay.com Более 500 тысяч человек должны присоединиться к участникам госпрограммы содействия добровольному переселению российских соотечественников, пишет газета «Труд».Эта цель поставлена ​​в программе, утвержденной Правительством …

Фото: mos.ru (CC BY 4.0) Выборы в России начались в пятницу, 17 сентября, сообщает РИА Новости. В течение трех дней, до 19 сентября, граждане Российской Федерации будут голосовать за кандидатов в Государственную Думу (нижнюю палату российского парламента). Члены…

Фото: Денис Гришкин / Пресс-служба Мэра и Правительства Москвы / мос.ru (CC BY 4.0) Почти 30 стран Европы и СНГ принимают участие во Всемирном молодежном форуме российских соотечественников. Его работа началась в пятницу, 17 сентября. Организатором форума является София, …

13 сентября в мраморном зале Российского культурно-информационного центра Софии состоялась церемония закрытия 9-го Международного кинофорума «Славянская сказка».Мероприятие прошло при поддержке фонда «Русский мир» и Россотрудничества. Известные кинематографисты из 13 …

Русский филолог Елена Маркасова прочитала 16 сентября в Русском культурном центре в Пекине лекцию на тему «Общая характеристика русских фразеологизмов». Г-жа Маркасова была приглашена Русским центром и Институтом русского языка Пекинского иностранного университета. Языки…

Фото: ptksgc / pixabay.com Российские университеты готовы принимать студентов из разных стран, заверила заместитель главы Минобрнауки Наталья Бочарова на форуме ректоров России и Японии. …

Фото: Promo-bot.ru Робот российской компании Promobot получил работу в Нигерии, сообщает РИА Новости.Заказчик — филиал BTL Africa — собирается использовать его в …

Фото: klimkin / pixabay.com Обширная российская программа была представлена ​​на Международной книжной ярмарке в Сеуле, которая в этом году объединила очные и виртуальные мероприятия. Участники ярмарки из разных стран ознакомились с современным состоянием русской книги..

Фото: Евгений Самарин / Пресс-служба Мэра и Правительства Москвы / mos.ru (CC BY 4.0) Число избирателей, включенных в списки на выборах в Государственную Думу, превысило 108 миллионов человек, сообщает РИА Новости. За рубежом могут голосовать более двух миллионов человек, …

Фотография: ArtisticOperations / pixabay.ком Задержание гражданина России в Чехии по обращению киевских властей поднимает вопрос о системной защите россиян за рубежом, Сергей Петросов, возглавляющий Информационно-правовой центр российских соотечественников в …

Фото: mos.ru (CC BY 4.0) Студенты Стамбульского университета Эдитепе, изучающие филологию и право, приехали в Иваново, чтобы практиковать русский язык и познакомиться с российской правовой системой, Государственной телерадиокомпанией «Ивтелерадио»…

Фото: X-Javier / ru.wikipedia.org (CC BY-SA 3.0) Юрий Норштейн, создатель легендарных русских мультфильмов «Ежик в тумане» и «Сказка сказок», отмечает свой …

Фото: mos.ru (CC BY 4.0) Девять фильмов российских режиссеров войдут в программу Пекинского кинофестиваля, сообщает РИА Новости.В различные программы вошли девять работ отечественных режиссеров. Блокадный дневник Андрея Зайцева будет бороться за награду в основном …

Фото: Дальневосточная государственная научная библиотека / youtube.com Русские соотечественники, проживающие в Германии, присоединились к торжествам, приуроченным к годовщине со дня рождения Александра Невского. Об этом сообщил Русский дом в Берлине на своей странице в Facebook.Выходцы из …

Фото: mos.ru (CC BY 4.0) По словам члена Совета Федерации Андрея Климова, не менее пяти миллионов россиян за рубежом могут присоединиться к выборам в Государственную Думу. По его словам, это большое количество людей, участвующих в политической жизни страны, …

Фотография предоставлена: Axel137 / pixabay.ком Фестиваль «Волшебный мир сказки» стартовал в Опово (Сербия). Он стартовал во вторник, 14 сентября. Юных кинозрителей в третий раз приглашают познакомиться с российским кинематографом, сообщает сайт российских соотечественников в …

Фото: kremlin.ru (CC BY 4.0) Президент России Владимир Путин объявил о своем решении перейти на самоизоляцию, пишет «Российская газета».Он собирается присоединиться к предстоящим саммитам ОДКБ и ШОС в режиме онлайн. Об этом он говорил в …


Ардышев александр николаевич изменник где и живет сейчас. Вернутся власовцы? Василий Калинкин

Изменить размер текста: A A

Среди офицеров контрразведки он проходил под прозвищем Иуда. Ардышев перешел на сторону чеченских бандитов, чтобы бороться с федералами. Он был пойман и осужден — первый и пока единственный оборотень. 5. Среди боевиков однополчане узнали его по ушам Полк, из которого бежал Ардышев-Дудаев, получил хлеб в Грозном. Два «Урала» и две БМП конвой регулярно раз в неделю пылялись на проселочных дорогах Чечни. Но 24 октября 1995 года полк остался без хлеба. Когда колонна миновала Ца-Ведено, «Урал» взлетел и исчез за поворотом, а перед БМП выросла старая «Жигуленка». Гусеницы буквально крошили ржавый металл.Звенящая тишина внезапно заполнилась пронзительными криками жителей деревни. От двух мужчин от «Жигулей» ничего не осталось. Женщина и ребенок, все в крови, вылезли на дорогу. Чеченцы окружили БМП и потребовали сдачи экипажей. Ребята связались с командованием по радио. Им посоветовали выйти из машин и по-доброму договориться с сельчанами — тогда был мораторий на боевые действия и новых стрельб не потребовалось.Так должно было случиться, что отряд Басаева остановился в километре от места крушения. Пока офицеры кричали обстановку в рацию, мальчики побежали за боевиками. 12 русских солдат попали в плен. От выезда отказался только молодой водитель-механик, виновник аварии. Он закрыл люки и угрожающе повернул пушку. Среди прибывших боевиков съемочная группа узнала Сашку Ардышева. В руках у него был ручной противотанковый гранатомет, а через плечо болталась снайперская винтовка Драгунова.В черном джинсовом костюме в высоких рестлерах он ничем не отличался от боевиков. Только уши предали бывшего коллегу. Ардышев подошел к командиру полка, полковнику Курочкину: — Ну, гнида, драться закончили? Ты помнишь, как ты поставил меня на губу? Я воспользуюсь вами лично. Прямо из этой штуки. — И Ардышев наставил гранатомет на офицера. Пленных разоружили и увезли. Ардышев стал командовать штурмом БМП — солдат наотрез отказался сдаваться.- Нет, ребята, без шума. И техника пригодится. Посмотрите на верхние посадочные люки. Уж точно не успел задрать их … Верно. Солдата вытащили из доспехов. Он был весь белый и больше не оказывал сопротивления. Наши через неделю обменяли на два бензовоза. Естественно полный. А водителя-механика позже нашли в овраге на окраине села с пулей в голове. Командованию сообщили, что родственники погибших в авиакатастрофе лично определились с мальчиком.Однако экспертиза показала, что пуля была выпущена из снайперской винтовки. И только у Ардышева была такая винтовка … 6. Вот и познакомились … В Новочеркасской тюрьме на обед были макароны. А Ардышев все говорил и говорил. Тогда администрация пообещала сохранить паек Саши и раздать на обед. Тогда Сашка-Сераджи извинился и стал молиться по-арабски. Было странно слышать гортанные звуки из уст саратовского мальчика. Оказалось, что в камере, где еще пятеро, намаз как-то не принято совершать.«Я где-то тебя видел», — улыбнулся Ардышев из клетки, забрав душу. — Накажи меня Аллах! У меня хорошая память на людей и их действия. И обязательно прочту вашу газету со статьей обо мне. Как только откинусь, обязательно найду, потом поговорим, — и противно засмеялась. … Только по дороге из тюрьмы я вспомнил, где мы познакомились. Зимой 1997 года я приехал по редакционной работе на блокпост под Кизляром. Время было мирным.По ту сторону столба серела Чечня. Автобусы, забитые продуктовыми «шаттлами», беспрепятственно пересекали границу России и России. Как только они миновали пост Кизляр, их окружили таможенники с главной дороги. На сером бетоне была надпись: «Добро пожаловать в ад!» — Ребята, я бы хотел стрелять с чеченской стороны … — Идите, не возражаете против техники, — засмеялись собровцы из Тюмени. — И если не шутка, мы не можем туда поехать без видимых причин.Поэтому, если что, упадет на землю — откроем огонь. В общем, сегодня было спокойно. Так что вперед … После такого напутствия мне стало не по себе … Но все же удалось поговорить с чеченскими таможенниками. Они наперебой хвалили свою жизнь, хвастались, что скоро приедут в Дагестан, и даже забыли про проезжающие автобусы и грузовики. Среди них был один вислоухий мальчик. Если честно, запомнились только уши. Когда я предложил сфотографироваться, таможенники побежали к своей повозке за автоматами — как можно стрелять без оружия? Только вислоухий сказал, что не любит фотоаппараты, и грустно зашагал за бетонную стену.Это был Ардышев … 7. Обрывки стола Старший следователь по особо важным делам подполковник юстиции Владимир Васин сейчас вообще не пьет. Пока он работал над делом Ардышева, заработал не только повышение, но и две язвы желудка. — Волки сбиваются в кучу. Так Ардышев нашел себе компанию. Не хочу вспоминать, как сложно было с ним работать. — Владимир задумчиво пьет чай из треснувшей кружки. … Война повсюду забросила российского бойца Сераджи Дудаева.Бывшие заключенные рассказали, что видели его и в Шалах, и в Аргуне, и в Ведено … Российские пули пощадили бывшего российского солдата. Говорят, что именно в этот период Сераджи проявил себя как снайпер. Но не забыл и о своем «хобби» — издевательствах над русскими солдатами. Павел Баталов получил больше других от Ардышева-Дудаева. Однажды, желая развлечь боевиков, Сераджи приказал Пашке лечь на живот. Он, как врач, задрал куртку: — Не двигайся, кому ты сказал! Сераджи вытряхнул порох из двух винтовочных патронов и вылил Баталова себе на голую спину.- Внимание! Смертельный номер! Хореографическая композиция «Как горят русские танкисты». — И зажег спичку. Пашка катался по земле, корчась от боли под дружный смех чеченцев. Раны не заживали два месяца. Затем медицинское обследование установит, что у Баталова ожоги третьей степени. А во время августовского штурма Грозного Сераджи поручили провести ответственную спецоперацию. Проще — заняться мародерством. Он оклеивал заброшенные квартиры обоями.Чеченское командование высоко оценило новоиспеченного боевика. Перед формированием сам Шамиль Басаев ставил его в пример своим головорезам. Однажды Сераджи даже допустили к столу легендарного полевого командира. Сохранилась видеозапись этого торжественного события. Правда, Сераджи был рядом со слугой: он принес бригадному генералу чай. Первая чеченская война окончена. Чехи начали возвращаться домой. И Дудаев-Ардышев на родину не вернулся. Он поселился в Грозном на том же Хомзате, которого называл своим отцом.- Хорошо, мы поместим вас в погранично-таможенное управление. — подумал полевой командир Мовлади Хусаин. — Хотя есть только воры. Замечу за вас … Вскоре Сераджи пошел служить в 15-й военный городок — именно там располагался штаб чеченской таможни. Оформили камуфляж НАТО. Я поменял винтовку на пистолет Макарова в новой открытой кобуре. На удостоверении с зеленым флагом и лежащим волком было написано: водитель-стрелок. Обслуживание не было пыльным.Следите за КамАЗом и выезжайте на границу для изъятия контрабанды. Под контрабандой понимались бензовозы с «сгоревшим» топливом, которые по поддельным документам отправлялись в Дагестан караванами. После каждого налета во двор въезжали две-три цистерны. Вылили бензин и солярий. Машины возвращены владельцам. Раз в месяц Сераджи получал символическую зарплату в российских рублях. Но жил он не бедно — добычи на войне хватило. Старые товарищи по оружию не забыли Сераджи.Ему за бесценок купили небольшой двухкомнатный домик на северной окраине Грозного — большего он не заслужил. Ардышев вызвал свою мать. Уговорил остаться. Но женщина прожила неделю и начала собираться. — Хорошо, вернемся к этому разговору. — Сын обиделся, но с мамой спорить не стал. 8. По эту сторону решетки Димка Суханов уехал в демобилизацию в 1995 году. Служил во Владикавказе. Все ждали, что их отправят на войну, но увлеклись.Война нашла его сама по себе — в мирной жизни. После срочной работы устроился охранником в тюрьму. Получил чин прапорщика. В августе 1997 года он взял отпуск, сел в поезд и три дня махал рукой в ​​сторону Грозного. Хотел подработать: говорили, что осетровые в Чечне после войны дешевы. Две рыбки могут обеспечить недельный отдых на море с семьей. Дима был парнем рискованным. Вместо трех дней он пробыл в Чечне 53 недели … Повезли на Грозненском вокзале.Сначала он сказал, что идет на свадьбу друга. Но у него в кармане нашли фото, на котором он был в доспехах с ребятами во Владикавказе. Танк не говорит, где он служит. Потом следователь сменил, и Димка стал врать, что проспал станцию, а проводник его не будил. — Почему ты врешь? Ведь вы пошли на подключение. Все мы знаем о тебе. Суханов, вы агент Кошмана (премьер-министр Чеченской Республики в правительстве Завгаева.- Ю.С.), — был непреклонен следователь. Свою точку зрения он подтверждал ежедневными избиениями. К зиме Димку поместили одного в подвал службы безопасности Ичкерии. Их отпустили только через четыре с половиной месяца. «Когда я спустился в подвал, на улице было темно, шел снег», — вспоминает Суханов. — А меня утром выпустили. Представляете, кругом зелень, поют птицы, воздух просто мед. У меня закружилась голова, и я упал. Диму отправили в 15-й город.Раб. — Мы жили за решеткой. Сераджи часто навещал нас. Его тянуло к русским. Мы были для него механиками. Постоянно ремонтировали «КамАЗ» — «сгорала» солярка. Мы уже привыкли к избиениям. Он брал нас по одному и облажался. Я старался ударить сильнее. Я бью суставами. Зверь! Его остановили даже чеченцы. Они сказали: почему? Они уже в нашей власти. Пусть поработают спокойно. Они хотели завязать одеяла и сбежать через окно. Кто-то к нам стучал.Меня объявили зачинщиком, — тогда Дима замолкает. После попытки побега Диму отвели в подвал. «Для процедур», — сказали охранники. Я думал, они меня побьют. И они приковали меня наручниками к потолку. Потом сняли штаны и брызнули на промежность из стеклянной бутылки. В бутылке был раствор кислоты. Через минуту он там начал гореть. Утром появились язвы. Не то чтобы бегать — Димка первую неделю не ходил. — Как он в тюрьме? — Димка спросил об Ардышеве-Дудаеве не из праздного любопытства — сам охранник в колонии.- У меня есть видеозапись. Если хотите, смотрите. Как только экран телевизора загорелся и у Ардышева показались уши из-за решетки, Димка замер. Узелки вошли в скулы. Кулаки сжались. Он был похож на стойкую охотничью собаку. — Ты знаешь, о чем я мечтаю? — прошипел Дима, когда закончилась запись нашего интервью. — Перенести в тюрьму, где сидит этот ублюдок. И посмотрите на него с этой стороны решетки. Как он тогда на меня посмотрел … 9. Братский коктейль Так Сераджи служил бы на таможне, если бы один из многочисленных родственников его начальника шесть лет не загремел в русскую тюрьму.Нам нужно помочь. Пленных для обмена на таможне больше не было. Мы решили поменять его на Сераджи. … В тот же вечер Сераджи пригласили в гости. Был накрыт хороший стол. — Выпей, брат, завтра у меня большой праздник, — ласково сказал начальник. — Спасибо, водки не могу. Но пиво … — Я сейчас принесу холодное. Сераджи никогда не пробовал клонидин в пиве. Федералы спросили чеченцев, когда разгружали храпящего Ардышева: — Вы не возражаете? — Один раз он продал вас, в другой раз продаст нам… Ардышев проснулся днем ​​позже в Моздоке. Когда я увидел людей в российской форме, я все понял: — Продано, суки … Ардышева арестовали до выяснения обстоятельств. Они не знали, что он был милиционером среди чеченцев в Моздоке. Посмотрели его дело — парень амнистирован. Через пару дней его бы отпустили, и он напал на часового. Ударил его по голове гаечным ключом. Что ж, помощь пришла вовремя. Военный трибунал дал ему 9 месяцев.И тут вовремя приехал желанный папа из контрразведки. Вместо 9 месяцев — 9 лет. «Я понимаю, что они могли бы дать мне гораздо больше», — грустно повторяет Ардышев. — Так что претензий у меня нет. — Вы, наверное, знаете, что делали с милиционерами после Великой Отечественной войны? — спрашивает меня следователь военной контрразведки Васин. — Но это Чечня. Свидетели, если они живы, прячутся в горах … В СИЗО ФСБ Ардышев неожиданно пожелал креститься.Следователь поехал в Ростовский собор, купил Ардышеву крест, пригласил священника в изолятор. Причастие происходило в комнате для допросов. Всего две недели Ардышев нес крест. Затем из-за железных дверей снова раздалось гортанное пение. Видимо, понял: то, что отрезано, уже не вернуть …

ПО ПУТИ Полковник, вывозивший раненых боевиков в тыл, до сих пор получает офицерское жалованье заместителя командира 19-й мотострелковой дивизии 58-й армии полковника Александра Савченко (история его предательства была Как сообщает «Комсомольская правда» 18 апреля 2000 г.) офицеры военной контрразведки получили развитие, когда половина Чечни еще находилась под контролем боевиков и отделялась от наступающих войск реальной линией фронта.По всей оперативной информации, российский полковник за деньги вывозил раненых боевиков в безопасные места. 7 апреля 2000 года в селе Шатой Савченко задержали с поличным. Когда была предпринята попытка сопротивления укрывшимся в кузове грузовика боевикам, их практически расстреляли в упор, что впоследствии плохо сослужило прокуратуре — свидетелей у следователей практически не осталось. Полковника сразу взяли под стражу, провели обыск в комнате общежития и офицерской кунге, где проживал Савченко в Чечне.Найденные в личных вещах 90 тысяч рублей и две тысячи долларов говорили сами за себя. 201-я военная прокуратура Северо-Кавказского военного округа, расположенная в Ханкале, возбудила уголовное дело сразу по трем статьям УК: 33-я («соучастие в преступлении»), 208-я «(участие в незаконных вооруженных формированиях»). и 285-е («злоупотребление служебным положением»). Однако в июне решением военного суда Северо-Кавказского военного округа Савченко был отпущен под подписку о невыезде и полностью изменил свои показания.Сейчас Александр Савченко живет в собственном доме в поселке Мостовой Краснодарского края … Говорят, недавно купил машину. Более того, офицер еще не уволен из армии, получает зарплату от Минобороны и пользуется всеми льготами, установленными для военнослужащих.

Первая и вторая чеченские войны, иначе именуемые «Первым чеченским конфликтом» и «контртеррористической операцией на территории Северного Кавказа», стали, пожалуй, самыми кровопролитными страницами новейшей истории России.Эти военные конфликты поражают своей жестокостью. Они принесли террор и взрывы домов со спящими людьми на территорию России. Но в истории этих войн были люди, которых, пожалуй, можно считать преступниками более страшными, чем террористы. Они предатели.

Александр Ардышев — Сераджи Дудаев

В 1995 году часть, в которой служил Ардышев, перевели в Чечню. Александру было очень мало служить, всего несколько недель. Однако он решил кардинально изменить свою жизнь и дезертировал из части.Это было в селе Ведено. Кстати, об Ардышеве нельзя сказать, что он предал товарищей, так как товарищей у него не было. Во время службы он отличался тем, что периодически воровал вещи и деньги у однополчан, и среди солдат его части не было никого, кто относился бы к Ардышеву как к другу. Сначала он попал в отряд полевого командира Мавлади Хусаина, затем воевал под командованием Исы Мадаева, затем в отряде Хамзата Мусаева.Ардышев принял ислам и стал Сераджи Дудаевым. Новая служба Сераджи начала охранять пленников. Истории о том, как вчерашний российский солдат Александр, а ныне воин Ислама Сераджи, подвергал своих бывших коллег каким издевательствам и пыткам читать просто страшно. По приказу начальства избивал заключенных, неугодных расстреливал. Один солдат, раненный и измученный рабством, был вынужден выучить Коран наизусть, а когда он ошибался, он избил его. Однажды, в шутку с боевиками, он поджег порох на спине несчастного.Он был настолько уверен в своей безнаказанности, что даже не постеснялся заявить о себе российской стороне в своем новом обличье. Однажды он прибыл в Ведено со своим командиром Мавлади для урегулирования конфликта между местными жителями и федеральными войсками. Среди федералов был его бывший начальник полковник Кухарчук. Ардышев подошел к нему, чтобы похвастаться своим новым статусом, и пригрозил расправой.

Когда военный конфликт закончился, Сераджи обзавелся собственным домом в Чечне и стал служить в пограничной и таможенной службе.А потом в Москве был осужден один из чеченских бандитов Садулаев. Его товарищи и соратники в Чечне решили, что уважаемого человека нужно поменять. И обменял на … Александр-Серад жи. Дезертир и предатель совершенно не интересовались новыми хозяевами. Чтобы избежать лишних хлопот, Сераджи пил чай со снотворным, а когда он отключился, передали властям РФ … Удивительно, но оказавшись за пределами Чечни, Сераджи сразу вспомнил, что это Александр, и стал просить вернуться в русские и православные.Он был приговорен к 9 годам строгого режима.

Сергей Орёл

Воевал на Северном Кавказе по контракту. В декабре 1995 года его схватили боевики. Через год его отпустили, а спасенного «кавказского пленника» отправили в Грозный. А потом случилось невероятное: томящийся в жестоком плену и благополучно освобожденный российский солдат украл из военной прокуратуры автомат Калашникова, обмундирование и личные вещи, угнал грузовик «Урал» и бросился навстречу боевикам.Здесь собственно и выяснилось, что в неволе Орел совсем не бедствовал, а позволял себе вербовать себя без особых проблем. Он принял ислам, изучал саперное дело в одном из лагерей Хаттаба, участвовал в боевых действиях. В 1998 году по поддельному паспорту на имя Александра Козлова он появился в Москве, где контролировал строительные рынки. Вырученные средства переводились через специальных курьеров на Кавказ в поддержку «братьев по оружию». Это дело прекратилось только тогда, когда спецслужбы вышли на след Орла-Козлова.Перебежчика судили и приговорили к серьезному приговору.

Лимоны и Клочковы

Рядовые Константин Лимонов и Руслан Клочков осенью 1995 года решили как-то пойти на водку. Они покинули блокпост и направились в село Катыр-Юрт, где их без проблем связали боевики. Оказавшись в плену, Лимонов и Клочков долго не думали и практически сразу согласились стать надзирателями в федеральном лагере для военнопленных. Лимонов даже взял себе имя Казбек.Они очень старательно выполняли свои обязанности, превосходя по жестокости даже самих чеченцев. Один из заключенных, например, получил удар прикладом по голове. Другой был брошен в раскаленную печь. Третий был забит до смерти. Оба участвовали в казни шестнадцати российских солдат, приговоренных исламистами к смерти. Один из боевиков лично показал им пример, перерезав горло первому осужденному, а затем протянув предателям нож.Они выполнили приказ, а затем из пулемета добили мучительных солдат. Все это было записано на видео. Когда в 1997 году федеральные войска очистили район, где действовала их банда, Лимонов и Клочков пытались выдать себя за освобожденных заложников и надеялись, что самое серьезное, что им угрожало, — это срок дезертирства. Однако следствие довело до сведения российской судебной системы об их «подвигах».

Юрий Рыбаков

Этот человек тоже никоим образом не был ранен и без сознания в плену у боевиков.Он перешел к ним добровольно в сентябре 1999 года. Пройдя специальную подготовку, он стал снайпером. Надо сказать, что Рыбаков был метким снайпером. Всего за месяц он сделал 26 надрезов на прикладе своей винтовки — по одной на каждого «удаленного» солдата. Рыбакова доставили в село Улус-Керт, где федеральные войска окружили боевиков.

Василий Калинкин — Wahid

Этот человек служил прапорщиком в одной из частей Нижнего Тагила и воровал в особо крупном размере.А когда попахло жареной пищей, он убежал и пошел служить в армию «свободной Ичкерии». Сюда его отправили учиться в разведывательную школу в одну из арабских стран. Калинкин принял ислам, стал называться Вахидом. Его увезли в Волгоград, куда новоиспеченный шпион приехал для разведки и подготовки диверсионных актов.

АРДЫШЕВ Александр Николаевич
рядовой
в / ч 21617
506 мсп
пленник 07.04.95 Номер СОЧ

Первая чеченская кампания подходила к концу, когда среди солдат распространились слухи о том, что на другой стороне появился боевик по имени Сераджи.Горе тому, кто попадется ему в руки. Его изобретательности в пытках нет предела. Дело в том, что раньше Сераджи был русским солдатом. И поэтому он яростно ненавидит всех, кто напоминает ему о прошлой жизни … А Сераджи — меткий снайпер. На его винтовке три десятка зазубрин … 1. Иуда не родился Целых пять лет солдаты, вернувшиеся из плена, рассказывали офицерам военной контрразведки о «подвигах» Сераджи. Показания попали в аккуратный папа.Когда монстра поймали, его опознали. Сераджи оказался Александр Николаевич Ардышев, 1975 года рождения, уроженец Саратовской области. В доводке он перешел под именем Иуда. Ардышев выйдет на свободу 17 августа 2007 года. Он уже догадался — будет пятница. А пока каждый день ходит на работу — делает фурнитуру для мебели. Много читает. Недавно обнаружил Вальтера Скотта. Хитрые глаза смотрели на меня из-за прутьев. Нулевая стрижка делает ее еще более вислоухой.Чтобы попасть в камеру для допросов, Саше пришлось нагнуться — рост до двух метров. Почему улыбающегося парня сопровождали в наручниках и даже со злым служебным ротвейлером? Только тогда понимаешь, что Саша не случайно сидит на строгом режиме. — Они оклеветали меня! — Саша затягивает предложенную через решетку сигарету. — Придет время, и я это докажу. А сейчас я что-нибудь ляпну, а мне новый термин припаяют. У нас нет дураков! … Саша закончил в родном селе всего 9 классов.Он говорит, что сломал школьный компьютер — и его выгнали. Он был борцом. Вместе с друзьями он довел класс до белого каления. Самой безобидной шуткой было то, что стул проседал под учителем. Когда его исключили, вся школа вздохнула с облегчением. Сашка остался старшим в семье. Отец бросил мать в детстве. На руках — брат и сестра. Но Сашка не пошел на работу. Я начал готовиться в армию. Я поступил в школу ДОСААФ в Энгельсе и через четыре месяца получил водительское удостоверение — с ними в армии не потеряешься.Пришлось служить недалеко от дома — на станции Тоцкая. Когда служба подошла к концу, их полк перебросили в Чечню. Но и здесь Сашка устроился на хорошую работу — служил водителем в роте материально-технического обеспечения. Раз в неделю я ездил со своим узбекским прапорщиком на КамАЗе в Прохладное за горючим для полка. Ну а попутно «протолкнули» бочку местным жителям. Прапорщик внимательно пересчитал деньги и положил их в карман. Саше дали водку за тишину.Проницательный прапорщик посадил Сашу в свою палатку. Солдат — это честь, а прапорщик спокойнее. Так вороватый прапорщик и его верный помощник служили неразлучной парой. В Прохладном Саша познакомился с Наташей, медсестрой городской больницы. Роман развивался стремительно. Отправил фото домой: держись, мама, скоро «демобилизация», приеду с невестой. Ардышев, как ни странно, не уважал прапорщиков водки. Продал коллегам. И потерся возле медицинской палатки.Там по знакомству получил сильное обезболивающее для раненых — промедол. Вскоре Ардышев был намертво зацеплен иглой за прозрачные одноразовые тюбики. Невеста ушла в сторону. Денег от продажи водки не хватало. И начал воровать … 2. Осталась пара недель до «демобилизации» … — Кто-то c … У меня лицензия! — Ардышев ворвался в водительскую палатку рано утром. — Ребята! Отдайте по-хорошему. Я в полете.Сонные водители только прогнали его. Сашка злился. Воспользовавшись моментом, он прокрался в палатку и вытащил из-под матраса водительские права своего друга. Он тоже бросился на поиски. — Я говорил тебе! В компании есть мафия. Ты не первый. Давайте вместе разберемся. — подбадривал товарища Ардышев, а сам пошел к писцам с украденными правами. — Эй приятель. Перенесите сюда имя и вставьте картинку. Я поставлю тебе две водки. — Ардышев еще не знал, что обращается к лучшему другу правообладателя.Он вернул права потерпевшему, а Ардышеву дали «темное». Сразу стало понятно, куда делась автомобильная магнитола от командирского «УАЗа», куда делись новенькие джинсы с прикроватной тумбочки «демобилизации» Алимова, и кого теперь красили косметичкой медсестры Светы. Ардышева бойкотировали. Ему присвоили прозвище « Жертва ». Ардышев все-таки уехал в Прохладное. При разгрузке водки поймал косые взгляды бывших товарищей.Терпеть было недолго: через пару недель «демобилизация». Но Ардышев не удержался. — Эй братан! Ну я виноват. Вот полбокса водки. Пейте, чтобы не рассердиться. — Саша отдал бутылку травмированному водителю. Но водка быстро кончилась. — Давайте! Хотите дешево отделаться? — подвыпившие коллеги окружили тощего Сашу. — Вам, свиней, мало? — Саша искривился от злости, и он дернул затвор автомата Калашникова. — Я сейчас добавлю! Только чудом автомат не выстрелил.Солдаты набросились на Ардышева, вытащили оружие и «провели воспитательную работу». В ту же ночь Ардышев скрылся из части. Поиск ни к чему не привел. Коллеги умолчали о пьяной драке. Только бедный прапорщик бегал и хохотал: — Какая сука! Вместе в палатке были укрытия, я ел хлеб с водкой, а он у меня украл пять миллионов! О, нет, нет, нет! Лишь позже выяснилось, что из палатки штаба пропал блокнот со списками подразделения и штатным расписанием.Но компания эти события не связала … 3. Будь ты, обрезанный, Дудаев! — Нет, я не убегал от блока. — Ардышев задувает табачные кольца в своей допросной клетке. Встреча с журналистом для отдыха. Отвлекитесь от строгого режима минимум на два часа. — Мы с одним солдатом ходили по избам искать жрачку, — медленно объясняет Саша. — Я прислонился к одной хижине — одеяло лежало на диване. Я его поднял, а там чеченец. Он наставил на меня пистолет.Он говорит, заткнись, тогда я не буду стрелять в тебя. Что я мог сделать? Я пошел с ним. С завязанными глазами. Потом они продали меня Шамилю Басаеву за тысячу долларов. … Переданные боевикам списки отряда послужили Ардышеву пропуском в новую жизнь … Хотя он спал с пленных, на работу не ходил, от дежурства отпустили на кухне. Боевики внимательно на него смотрели. Через месяц после побега, в августе 1995 года, Ардышева и других заключенных перевезли в Чири-Юрт. Это был приказ Масхадова — собрать всех пленных и начать торг с российскими военными.Здесь в жизни Ардышева произошло важное событие. Сашка принял ислам. «Теперь вы имеете право на новое имя. Мы уже придумали вам фамилию — Дудаев. В чести сами знаете кто. — Полевой командир Иса Мадаев указал на портрет в позолоченной рамке и похлопал ново обрезанного Сашку по плечу. Морщась от боли, он выбрал имя Сераджи. А отчество — Хомзатович. Так звали чеченца, который привел Сашу в отряд. Вот уже неделю Сераджи ходил без штанов, завернувшись в одеяло.Он с радостью открыл его на глазах у боевиков. «Да, теперь ты наш», — сказали боевики, глядя на запекшуюся кровь, и захлопали языком. Сераджи сел за учебники. Ему пришлось выучить не только чеченский язык, но и арабский. Как он будет молиться? Как только рана зажила, Сераджи стал доверять автомату: — Хватит идти! Вы будете проводить заключенных на работу. И Сераджи проводил. Только заключенные часто возвращались с работы в крови, с синяками. Новоявленный боевик Сераджи Дудаев работал с ними «воспитательной работой». 4. Володя попросил у Бога скорую смерть Володя Карпухин (в дальнейшем имена свидетелей и потерпевших изменены. — Ю. С.) — один из бывших конвоев Сераи Дудаева. Вернувшись из плена, две недели пил черным. С трудом выбрался из пикирования. Я вышла замуж. Месяц назад родилась дочка. Сейчас он работает слесарем в теплице. — Какой грех скрывать, я заснул на посту, — отводит взгляд на Володю. — Ну, это спрятал мой заводской пулемет.Это шутка. И я боялся трибунала. Сбежал из подразделения. Я хотел домой, но заблудился. Зашел в заброшенную деревню. Я стирал одежду в колодце. Потом меня словно из-под земли окружили бородатые мужчины. Их увезли в Бамут. Допрашивали месяц. Был сломан копчик. Они привели меня на расстрел. Они поставили меня на колени перед обрывом … Можно мне сигарету? Не могу сказать … Когда Володя говорит о плену, его душат слезы. Там, на обрыве, все сразу стало безразлично.Пулеметчик не спешил стрелять в голову. Сначала он поднял фонтаны пыли перед своими коленями. Потом прошел по сторонам. Володя попросил у Бога скорую смерть. Но в руку попала только одна пуля. Вот тут кончились патроны. Чеченцы поссорились на своем языке, подняли Володю с колен и увезли в лагерь. — Потом нас с Димкой отвезли в Чири-Юрт. Наших было много. Поселились в детском саду. Сераджи сразу бросился в глаза среди «чехов» (чеченцы.- Ю. С.). Высокий, сутулый, вислоухий. Мы рыли полнопрофильные траншеи. Норма — 8 метров на человека в сутки. Недавно посмотрела фильм «Судьба человека». Так что там в концлагере норма составляла всего 4 кубометра. Прибегнуть! К тому времени Сераджи уже сносно говорил по-чеченски, знал несколько сур из Корана, выучил арабский алфавит. В шутку боевики подсунули ему книгу с русским алфавитом. — «Мама мыла раму»? Мы этого не прошли. Привет! Лейтенант Емельянов, вымойте пол! — Нет тряпок… — А у вас есть карманы брюк! — И вывернул их наизнанку. Даже самые жестокие «деды» Советской армии не могли подумать о таком издевательстве. Лейтенант застонал, но мыл пол — Сераджи приставил дуло к его голове. — Потом я слышал, как чеченцы отзывались о нем с уважением. — закаленные руки Володина с сигаретой трясутся. — Говорили, что под платками он стрелял в наших солдат. А потом снял с Сереги Иванова сапоги, сел в иномарку с боевиками и уехал.Говорят воевать. Володя натуральный блондин. Именно поэтому не бросаются в глаза пряди седых волос. Также есть нить, полученная от общения с Сераджи. — Если я увижу его на улице, то порву его, как грелку. Такому, как он, нет места на земле … Володя показывает две черно-белые фотографии из плена. Это большая редкость: Чечня — не курорт. Его мать, когда пришла за сыном и не смогла выкупить его у чеченцев, купила только эти фотографии.На одном Володя с лопатой в окопе и товарищи в плену. Другой чеченцы отдали «под груз» — на нем охрана сына была во всеоружии. Сераджи не любил фотографироваться и оставался за кадром. Переворачиваем пожелтевший картон. «Проклятье эту войну!» — эту фразу написал сержант Карпухин, когда наконец вернулся домой. Свидетель Алексей НАСОНОВ: Сераджи ударил его по лицу, в живот, где бы он ни был … Срочник Леша Насонов вообще ничего не служил — а на вас случайно сломал ключицу, влетел в Моздокскую больницу .Я вернулся в часть под Кизляром 16 апреля 1997 года на автобусе. Два русских поста прошли благополучно. Третий пост был чеченским. Проверка документов: «Вы незаконно пересекли границу Республики Ичкерия», наручники, Грозный. В военном городке Октябрьского района уже было 15 человек. Сразу допрос: кто, где, почему, где, почему? Меня не били, а угрожали, трясли оружием перед моим носом. Через три месяца охрана сменилась. Вместе с чеченцами в казарму вошел русский… — Он называл себя сыном полковника Мансуева. — Алексей осматривает потолок, и видно, что эти воспоминания ему не из легких. «Все звали его Сераджи. Что он действительно Ардышев, я узнал уже дома. — Как он к тебе относился? — Плохо. Хуже чеченцев. Был перевозчиком на КамАЗе, постоянно путешествовал рейсами. Машину обслуживали пять парней — мыли, ремонтировали. Они получили большинство из них. При каждом неверном движении — по лицу, под животом, где это необходимо.Кулаками, ногами. У многих остались ссадины и синяки. Били, конечно, все, но чеченцы — если виноваты. А ему могло просто понравиться из-за плохого настроения. Входит в барак: «Ты, иди сюда!» Куда-то поведут, побьют … — Он не сказал, почему решил принять ислам? — Якобы из-за «издевательств» в армии. Говорят, его избили офицеры и старшие солдаты, из-за этого он переправился через границу. Они пытались заставить многих принять ислам, но я не видел, чтобы кто-то соглашался… Леша не хочет вспоминать, не хочет рассказывать. Вы вырываете из него каждое слово, как плоскогубцы, а он упорно продолжает осматривать стены и потолок. Его дважды вызывали в Ростов-на-Дону в качестве свидетеля. Они устроили очную ставку с Ардышевым. — Он все отрицает, говорит, что был просто шофером, таким же пленником. И у него всегда было оружие, у него было удостоверение чеченского бойца. Сам видел, валялось в машине. Чеченская пограничная и таможенная служба. Звонили всем, кто его видел, кто знает.Он работал там еще до нас. Говорят, он взял наших пленных … Наталья ЛИСИЦИНА. (Наш корреспондент). Нижегородская область. (Имена жертв Ардышева изменены.) (Продолжение следует.)

ИСТОЧНИК KP.RU

Ростовский гарнизонный суд приговорил его к девяти годам лишения свободы. В деле он проходил под псевдонимом «Иуда». Александр Ардышев должен был выйти на свободу в августе 2007 года. На данный момент его дальнейшая судьба неизвестна.

18 августа 1995 г.Командование ЧРИ заявило, что оно готово освободить семерых российских пленных в соответствии с военным соглашением, подписанным с Москвой, но некоторые из военнопленных заявили, что хотят остаться и воевать на стороне ЧРИ.

Иса Мадаев, ответственный за обмен военнопленными, отметил, что его сторона готова освободить семерых российских солдат, удерживаемых в селе Чири-Юрт. «Мы готовы выпустить их сегодня или в любое другое время. Мы просто ждем ответа от российского военного командования », — сказал он.

В госпитале содержались семь солдат, шестеро из которых были переведены сегодня в другие жилые помещения.

Один из 7 раненых солдат сообщил, что был схвачен два с половиной месяца назад после того, как боевики ЧРИ уничтожили бронетранспортер, на котором он ехал. Четыре солдата были убиты, а он и его товарищ попали в плен. «Чеченцы сразу оказали мне медицинскую помощь. Со мной обращались хорошо, и я не могу сказать о них ничего плохого », — сказал он.

После известия о скором освобождении из плена некоторые солдаты заявили, что не хотят возвращаться в российскую армию.

Один из заключенных отметил, что его не поймали и что он сам сдался противной стороне, так как ему не нравится политика России в Чечне. Он сказал, что с тех пор принял ислам и будет бороться за свободу Чечни.

Еще один военнопленный изъявил желание остаться с чеченцами, потому что условия в плену были лучше, чем в российской армии.

Александр Ардышев, Михаил Загвоздкин, Валерий Лукьянов, Юрий Рыбаков, Евгений Титов, Василий Калинкин, Константин Лимонов, Руслан Клочков… К сожалению, этот список можно продолжить. Их всех объединяет одно — они, русские, пошли на службу к чеченским бандитам, а сами стали преступниками. И хотя в преступности нет религии и национальности (среди боевиков много наемников практически со всего мира), на мой взгляд, такие ставленники бандитов заслуживают отдельного разговора. Ведь предательство всегда считалось в России одним из самых серьезных грехов, не имеющих срока давности.

Эти люди пришли к предательству по-разному. Рядовой Александр Ардышев дезертировал из воинской части во время первой чеченской кампании. Добровольно вступив в отряд боевиков Мовлади Хусаин, он стал его личным телохранителем. Затем воевал под командованием Исы Мадаева, позже — в отряде Хамзата Мусаева. Российский боевик несли караульную службу, охранял и сопровождал пленных военнослужащих на хозяйственные работы, участвовал в боях с федеральными войсками.
Уроженец Ленинградской области Михаил Загвоздкин и Валерий Лукьянов из Волгограда приехали в Чечню в начале 90-х годов на заработки, заключив подряд на строительство домов. Но потом они решили, что быть наемниками намного выгоднее, и перешли к помощникам бандитов.
Юрий Рыбаков — уроженец поселка Майский Кабардино-Балкария. Встретив Лему Юсупова из села Первомайский Чеченской Республики, в сентябре 1999 года он присоединился к отряду боевиков, прошел специальную подготовку и стал снайпером.
Прапорщик Василий Калинкин, дезертировавший из воинской части в Нижнем Тагиле, попал на службу в «армию Ичкерии». Пройдя обучение в диверсионной школе в одной из арабских стран (помимо изучения связи преподавали минную инженерию, основы конспирации, захват, удержание и уничтожение заложников), Калинкин был отправлен мастерами в Волгоградскую область для собирать информацию военного характера и проводить террористические акты.
У уфимца Евгения Титова бандиты взяли подписку о сотрудничестве после проверки на причастность к российским спецслужбам.В отряде полевого командира Арсанова будущий террорист изучал мины-взрывчатку. А потом его «отправили» в Волгоград для совершения диверсии и теракта.
Рядовые Константин Лимонов и Руслан Клочков оказались в рядах боевиков, когда у них был месяц до выхода в запас. Решив отметить эту дату, боевики добровольно покинули блокпост и отправились за водкой в ​​село Катыр-Юрт, где и попали в плен. В концлагере для российских военнослужащих оба стали капо-надзирателями.
Может быть, я проявляю излишнюю эмоциональность, когда, говоря о предателях, называю их прихвостнями палачей? Факты показывают, что эти отморозки просто не заслуживают других определений. Ибо, желая выслужиться перед хозяевами, наемники поступили ТАК, что, когда узнаешь об их «делах», по коже непроизвольно пробегают мурашки по коже.
Взять того же Ардышева. Однажды он избил пленного солдата Горшкова за отказ чистить обувь боевику. В октябре 1995 года другой заключенный, лейтенант Э., отказался мыть полы в штабе Хусаина. Ардышев демонстративно направил в патронник патрон и прицелился в офицера, угрожая выстрелить в него. Весной 1996 года предатель заставил рядового Б. заучивать молитвы из Корана и читать их вслух по памяти. Когда молодой человек ошибся, Ардышев жестоко избил солдата и угрожал убить. Сломал нос, нанес несколько травм головы. Однажды чудовище предложило своим новым товарищам посмотреть, «как горят русские танкисты»: приказал Б.лечь на землю, натянул куртку, залил спину порохом из двух патронов и поднял огонь …
Первым самостоятельным «делом» Евгения Титова — своеобразной проверкой способностей в отряде Арсанова — стало убийство мужчина под прицелом … видеокамеры. И уже в Волгограде диверсант получил подробную инструкцию, как сделать взрывное устройство, когда и где его активировать. Евгений «товарищи» ни на йоту не отклонился от указаний террористов.«Адская машина» сработала 31 мая 2000 года, когда мимо проезжали российские военнослужащие. Двое солдат погибли, шестнадцать получили ранения различной степени тяжести.
В классе диверсионной школы прапорщик Василий Калинкин признался военным контрразведчикам, что «курсантам» не только рассказывали и показывали, как убивать людей, но и заставляли это делать. После завершения учебы на контрольном уроке им было поручено разрушить близлежащую деревню.Тогда каждый убил более десяти жителей — все без разбора: женщины, старики, дети.
Садизму Лимонова и Клочкова не было предела. Как будто в промежутке Лимонов сломал голову майору Д. Другой заключенный, Виктор Б., сушивший одежду, бросил его на раскаленную печь. А когда другой заключенный не подчинился насмешливому приказу чеченской охраны развлечь его пением, Лимонов и охранник забили несчастного до смерти. В июне 1996 года у села Рошни-Чу Лимонов и Клочков участвовали в расстреле шестнадцати российских солдат, приговоренных шариатским судом к смертной казни.Перерезав горло первой жертве, командовавший расстрелом Джамбулат передал нож российским прихвостням. Клочков оказался шустрее — подонок в точности повторил прием «наставника». Палачи добивали измученных солдат из автоматов.
Если уж говорить о жертвах выродков, то 18-летний снайпер Юрий Рыбаков всего за месяц «снял» 26 российских военнослужащих в Чечне. Летом 1995 года Валерий Лукьянов участвовал в нападении из засады на армейскую колонну в Грозном, добивая раненых солдат.Всего, по его словам, тогда он убил пятерых военнослужащих. Михаил Загвоздкин признался следователю, что всего отправил на тот свет около двух десятков военнослужащих. Еще он установил мины на дорогах …
Помимо совершенных зверств, предателей объединяет то, что каждый из предателей принял новую религию, превратившись в мусульманина из православного христианина. Это потребовало от русских изменить имена, данные им при рождении. Не долго думая, они это сделали.Так, Александр Ардышев стал Сераджи Дудаевым, Василий Калинкин — Вахидом, Константин Лимонов — Казбеком …
Конечно, в нашей стране есть закон о свободе вероисповедания, и это личное дело каждого гражданина, которому поклоняться — Аллаху. , Иисус или, как говорится в песне, «простой талисман». Но здесь частный случай.
Герой Российской Федерации генерал-полковник Геннадий Трошев в своей книге «Моя война (Записки окопного генерала)» свидетельствует: «Чтобы спасти свою жизнь, пленному солдату … предложили принять ислам.И некоторые согласились. Тогда новоиспеченные «мусульмане» в телевизионных интервью говорили, что быть мусульманином — это хорошо, что (первая) война в Чечне была неправедной … Они не говорили только об одном нюансе: принятие ислама было окроплено кровью. Другими словами, прежде чем принять ислам, пленник должен был застрелить или зарезать своего товарища по плену. Так что принятие ислама в тех условиях было не только религиозным вопросом. «
Думаю, есть достаточно примеров, чтобы показать, что руки российских приспешников чеченских палачей не образно, а фактически по локоть в крови.
И все же, перефразируя известную пословицу, можно сказать: предателями не рождаются. Они становятся — как по объективным, так и по субъективным причинам.
Итак, ни для кого не секрет, что уже более семидесяти лет в нашей стране культивируется атеизм, и это не могло не давать о себе знать.
«Я не крещеный», — пояснил суду Лимонов. — Раньше я не знала, что такое вера. Они (чеченские боевики. — Прим. Автора) стали мне рассказывать про свои. И я поверил… »
Неподготовленность солдат к ведению боевых действий в начале первой чеченской кампании, к возможности попадания в плен бандитами, со средневековой жестокостью, готовой снять с живых людей кожу и скальпы, отрубить им головы — это также одна из причин превращения простой русской молодежи в предателей …
Во многом это способствовало падению морали некоторых молодых россиян и деидеологизации общества.В то время официальная власть как бы отрекалась от старых советских идеалов, но не определяла новые. А свято место, как известно, пусто не бывает. В том числе и в душе человека. Так культ насилия и поклонение золотому тельцу, пропагандируемый в американских боевиках, показываемых по всем телепрограммам, заполнил пустоты души.
А возьмите информационную войну, полностью проигранную федеральными властями в первой чеченской кампании. Когда в иной раз центральные средства массовой информации героизировали боевиков, представляя их этакими Робин Гудами — борцами за справедливость и независимость Ичкерии от «мегаполиса» ?!
Дело, конечно, в самих нелюдях.Прежде чем они стали пособниками чеченских палачей, у каждого из них был недостаток. В душе была червоточина, которая при определенных условиях выросла до таких размеров, что поглотила саму душу.
Рядовой Александр Ардышев украл у коллег деньги и вещи. Евгений Титов, уехав в Чечню, уже имел судимость. Юрий Рыбаков вместе с Лемой Юсуповым торговали оружием. Только в Грозном «товарищи» купили, а затем продали по более высокой цене 30 автоматов Калашникова и ручной гранатомет.По словам офицеров военной контрразведки, прапорщик Калинкин дезертировал из войсковой части в Нижнем Тагиле, поскольку его подозревали «компетентные органы» в хищении узлов и агрегатов доверенного оборудования.
В то же время, например, Вася Калинкин рос сиротой при живых отце и матери. Пили, а за мальчиком ухаживали соседи. А родители Загвоздкина и Лукьянова лишили родительских прав, Михаила и Валерия отправили в детский дом.Ардышев и Лимонов выросли в так называемых неполных семьях — без отцов …
Все это, наверное, тоже сыграло свою роль.
Похоже, что вряд ли кто-либо из русских предателей, сделав шаг на сторону врага в Чечне, подумал, что в конце концов каждому придется ответить как по российским законам, так и по законам морали. И уж тем более никто из них не ожидал, что хозяева сами передадут своих ставленников российским «компетентным органам», когда отпадет потребность в головорезах.Но именно это и произошло с большинством из них, что лишний раз подтверждает истину: Восток — дело тонкое …
После подписания Хасавюртовских соглашений Ардышев служил в чеченской погранично-таможенной службе и был собственный дом. Но в конце мая 1998 года «братья-мусульмане» подлили ему в напиток … снотворное. И обменяли на некоего Садулаева, приговоренного в Москве судом к 6 годам лишения свободы. Проснулся Ардышев только в Моздоке.Не выдержав такого коварства «братьев по вере», Александр снова решил принять православие, крестился прямо в келье.
Константин Лимонов и Руслан Клочков также «сдались» боевиками. Осенью 1997 года под видом освобожденных заложников. Правда, после прохождения проверки соответствующими компетентными органами и даже после отбытия нескольких месяцев в СИЗО, пока военная прокуратура расследовала уголовное дело против них по факту дезертирства, оба…были освобождены по амнистии. Со временем у них появилось хозяйство, семьи, дети. Только в октябре 2000 года фанатиков снова арестовали …
После того, как боевики покинули Грозный, Юрий Рыбаков спрятался с родственниками Юсупова в Улус-Керте. В начале марта 2000 года, когда перед спецоперацией командование Объединенной группировки войск на Северном Кавказе выделило коридор для выхода из села женщинам и детям до 15 лет, они передали российскому командованию незнакомца …
Вина многих предателей уже доказана в суде, им вынесены приговоры, отбывают наказание нелюди.Тот же Ардышев приговорен к девяти годам колонии строгого режима, четыре из которых он проведет в тюрьме. Лимонов и Клочков были признаны особо опасными для общества и заслуживающими смертной казни, но в связи с действующим мораторием им назначили 15 лет лишения свободы в колонии строгого режима с отбыванием первых 10 лет лишения свободы.
Остальные приспешники чеченских палачей все еще ожидают суда.
Но другой — высший суд — по моральным законам нашей, человеческой морали и совести уже давно осужден.Есть узы, разорвав которые, человек перестает быть частью народа, сыном своего Отечества.

Кто виноват? Обещаю вернуться живым (Ю.В. Исламов)

Последний бой с шпионами разведгруппы под командованием старшего лейтенанта Олега Онищука произошел в конце октября 1987 года. По поводу этого инцидента было много споров. По этому поводу начальство спорило …

Последний бой с шпионами разведгруппы под командованием старшего лейтенанта Олега Онищука произошел в конце октября 1987 года.Этот инцидент вызвал много споров. Об этом спорили боссы в Афганистане после крушения советской системы и по настоящее время. Одни считают, что разведчики погибли во время военной операции по захвату каравана из-за опоздания военачальников, другие считают, что виновата авария. Но в одном все мнения единодушны — в этом роковом бою все разведчики из отряда Онищука вели себя как настоящие герои.

В конце октября 1987 года старшему лейтенанту Олегу Онищуку и его разведгруппе было приказано отправиться на территорию Шахджоя для разгрома караванов, следовавших из Пакистана в центр Афганистана.Разведывательная группа из 20 солдат покинула базу в 18:00. Совершив ночью два марша и пройдя более 40 километров, они устроили засаду.

Онищук Олег Петрович, ст. лейтенант

Мурадян Марат Бегеевич, рядовой

Сидоренко Роман Геннадьевич, младший сержант

Москаленко Игорь Васильевич, рядовой

Ночью разведчики заметили группу из трех грузовиков Mercedes, которые ехали на расстоянии полутора километров друг от друга.С расстояния 900 метров наши солдаты уничтожали охранные машины из гранатометов. Но так как вокруг было темно (а караваны призраков двигались только ночью, чтобы их не заметили советские «вертушки»), то командир разведгруппы Олег Онищук решил не обыскивать близлежащую местность, а подождать до утра, а потом уйти.

Хроленко Михаил Владимирович, рядовой

Иванов Олег Леонтьевич, рядовой

Фурман Александр Николаевич, рядовой

Джафаров Таир Теймур-оглу, частный

Боевики даже не подозревали, что уничтожили моджахедов из трех бандформирований: М.Модад, С. Насер и С. Ракетка. Эти банды моджахедов выступили в конце октября 1987 года по дороге между Кабулом и Кандагаром, чтобы организовать засаду на советские войска. И по пути они решили помочь защитить караван. Естественно, что духи очень рассердились на эту внезапную атаку наших бойцов и решили перейти в контратаку.

Мурадов Яшар Исбендияр-оглу, частный

Салахиев Эркин Искандарович, рядовой

Утром более 200 бандитов окружили район дислокации разведгруппы Олега Онищука и начали искать наших бойцов.Призраки были очень хорошо вооружены: зенитная установка, шесть пулеметов, три миномета и два безоткатных орудия. Бой начался в пять минут восьмого утра, когда шпионы начали обстреливать группу советских бойцов изо всех своих орудий.


Исламов Юрий Верикович, младший сержант

Одновременно с ликвидацией разведчиков моджахеды хотели вернуть захваченный «Мерседес» с оружием. Однако те немногие душманы, которые прорвались к разбитой машине, были очень разочарованы, поскольку советский снайпер М.Хроленко стал их «достать». Когда он застрелил нескольких моджахедов, остальные поняли, что вернуть машину не удастся, и поехали домой.


Много позже власти 40-й армии организовали расследование, чтобы выяснить обстоятельства того рокового сражения. Вот примерное содержание отчета об этом поединке.

«В первые минуты боя был ранен солдат Т. Джафаров. Младший сержант Р. Сидоренко, заметив это, бросился на помощь коллеге, но был смертельно ранен выстрелом из ручного противотанкового гранатомета.Боец Ю. Муратов, стрелявший из пулемета, несмотря на то, что противник вел непрерывную стрельбу в его сторону, нацелился на моджахедов и не дал им продвинуться вперед. С тыла его прикрывал боец ​​М. Хроленко. Меткими выстрелами он сломал расчет крупнокалиберного пулемета душманов и уничтожил два гранатомета. Затем разрывная пуля ранила его в шею.

Десантник Ю. Муратов, заметив, что моджахеды приближаются к нему отовсюду вокруг и их уже разделяет всего около 15 метров, поднялся на ноги и уже раненый, стрелял в ответ, пока не кончились боеприпасы.Разъяренные моджахеды долго стреляли по его трупу, а затем ранили его ножами.

Отважную борьбу вели пулеметчики И. Москаленко и М. Мурадян, а также прикрывавшие их десантники — О. Иванов и Э. Салахиев. Их нашли сильно изуродованными, вокруг были разбросаны ящики со снарядами, а вокруг валялось много убитых моджахедов. Свидетелями всему этому были их командир старший лейтенант О. Онищук и младший сержант Ю. Исламов. Они очень хотели помочь своим коллегам, но призраки уже заключили их в кольцо и пошли прямо в пули, даже не нагибаясь, находясь в наркотическом опьянении, уже радуясь перед победой над нашими бойцами.

Когда у них закончились боеприпасы, бойцы О. Онищук и Ю. Исламов бросился в рукопашный бой и в конце боя подорвался гранатами, унеся жизни еще тринадцати бандитов. Моджахеды в ярости жестоко изувечили тела советских разведчиков, порезав их ножами … »

В описываемом бою десантники под руководством Олега Онищука убили 63 бандита, в том числе М. Модада и С. Насера, которые были лидерами моджахедов.

Для вывода разведгруппы Онищука из окружения прибыл взвод капитана Ю. Горошко на вертолете Ми-8. Взвод вступил в бой, когда моджахеды уже радовались победе. Когда десантники увидели оскверненные тела своих сослуживцев, они очень разозлились и начали разбрасывать привидений в стороны, как котят. Поединок проходил на расстоянии около 15 метров, время от времени переходя в рукопашный бой.

Взводный солдат Ю.Горошко В. Соломатин выстрелил в душмана из гранатомета, затем зарезал другого бандита, который изуродовал ножом труп солдата взвода Онищука. Снайпер М. Нифталиев с дистанции 10 метров метнул гранаты и добил трех душманов из снайперской винтовки Драгунова, получив контроль над двумя пулеметами противника.

Сам капитан Ю. Горошко в рукопашном бою убил двоих моджахедов, еще троих расстрелял из пулемета. Всего десантники под командованием Ю.Горошко уничтожил 18 бандитов, потеряв только одного своего. Прибывшие за военнослужащими отрядов Горошко и Онищука вертолетчики активно вели огонь по моджахедам, не давая им приблизиться к советским истребителям. Они расстреляли более 70 «духов».

Офицеры О. Онищук (посмертно), Ю. Горошко и гвардии младший сержант Ю. Исламов (посмертно) удостоены звания Героя Советского Союза. Солдаты Ю. Муратов и И. Москаленко посмертно награждены орденом Ленина.Остальные разведчики, погибшие в описанном бою, были награждены орденом Боевого Красного Знамени.

«Когда государство начинает убивать людей, оно всегда называет себя Родиной»
Ромул Августул (последний император Рима).

Война — кровавая «забава» псевдолюдей и дегенератов всех времен и народов,
прорвалось к власти, а гибнут в основном нормальные люди


Младший лейтенант Константин ГОРЕЛОВ, переводчик 2-й роты:

Я не Не верю, что Олежка мог умереть.Все верили в него как в бога. Случалось, что после выполнения задания он вытаскивал группу из таких ситуаций, что для ума просто непонятно. В двадцати трех выходах, из которых одиннадцать были эффективными, он не допустил потерь личного состава, за исключением последнего выхода. Они ему завидовали. Его назвали счастливчиком. А ночью сидел над двухкилометровой дорогой, чертил схемы, «терял все возможные и невозможные варианты». Каждую операцию он строил на трезвом расчете.

Заместитель старшего лейтенанта роты АКМАЗИКОВ Анатолий:

Был компетентным офицером.Есть хорошие практики или теоретики. В Олеге отлично сочетались оба. Он щедро делился своим опытом с другими офицерами. Иногда перед боевым выходом он садился рядом со мной и подробно рассказывал, где и по какой мандеч (овраг) можно пройти, где днем ​​лучше посидеть, а ночью выйти на равнину. Повстанцам и в голову не могло прийти, что группа находится на равнине.

Младший лейтенант Константин ГОРЕЛОВ:

В первую ночь караван не был найден и в три часа ночи выехали в однодневную поездку, пять километров южнее, ближе к укрепленному району \ повстанцы.Это типичный тактический прием Онищука. Такими неординарными решениями он добился выполнения боевой задачи и спас личный состав от потерь.

Мы провели день в складках местности. Не найдены.

На следующую ночь мы снова вышли на место засады, несмотря на то, что в ночь с четверга на пятницу, как правило, караваны не сопровождают. Поскольку в пятницу, согласно Корану, Джума выходной. Но повстанцы могли этим воспользоваться, и Онищук решил исключить такую ​​возможность.Но даже в ту ночь каравана не было. Снова день среди холмов. Сняли со дня в 19-00 30 октября. Они преодолели дистанцию ​​пять километров за 40-50 минут и снова устроили засаду около двадцати часов. Вскоре мы увидели фары машины. Караван! .. Три машины, первой был здоровенный трехосный «Мерседес». Онищук из АКМ, оснащенный прибором ночного видения, «выстрелил» в водителя с довольно внушительного расстояния — 700 метров. Машина остановилась. Другие машины сдались. С охраной, не ожидавшей нападения, особых проблем не было.Группа сопровождения и прикрытия каравана, пытавшегося отбить машину, была рассеяна с помощью двух подъехавших «горбатых» (вертолет Ми-24).

Капитан Валерий УШАКОВ:

Олежка, как никто другой, был одержим результатами. Он считал делом чести эффективно осуществить любой выход. Но он мне сразу не понравился. Он казался гордым. Я старался во всем быть первым. Однажды он даже сказал: «Ставим на ящик минералки, что наша команда выиграет ваш футбол?» — начали, как говорится, с пол-оборота.Они играли в азартные игры. И его команда победила. И они вместе пили минеральную воду.

Майор БОРИСОВ А.В., комбат:

В гибели группы отчасти виноват сам Онищук. Есть приказ: осмотреть «застрявший» караван по прибытии инспекционной группы в светлое время суток. Онищук знал этот приказ, лично подписал его, но на этот раз не выполнил. Ночью с частью группы подошел к разбитой машине, произвел осмотр. Вернулись благополучно, достали тридцать единиц стрелкового оружия.Но при этом Онищук подверг разведгруппу ненужной опасности. К счастью, у повстанцев не было приборов ночного видения.

Капитан Валерий УШАКОВ:

Когда Онищук сообщил, что «забил» машину, батальон был схвачен с приподнятым настроением. Такого результата все ждали давно. Об этом сообщили в штаб полка. Всем не терпелось узнать, что было в этом большом трехосном грузовом «Мерседесе». И хотя никто не отдавал приказа обыскивать Онищука, его несколько раз запрашивали.Разговор проходил примерно так:
— Что вы забили?
— «Мерседес».
— Молодец. Духи не стреляют?
— Больше нет.
— Хорошо. А что ты знаешь в машине?
— №
— И начальство обеспокоено. Ну да ладно, утром в 6-00 «вертушки» приедут и заберут.

Желание узнать, что было в машине, схватило Онищука. Итак, он пошел. Эх, Олежка, Олежка, горячая голова! .. Я помню, что мы были с ним в больнице Кандагара с гепатитом.Их выписали раньше срока, ровно за два дня до этого злополучного выхода. Олег был еще очень слаб. Я уговаривал его не ехать на этот раз. И он в ответ пошутил. Мол, скоро у нас будет встреча выпускников школ, но мне не хватает наград. К тому же моя жена — одноклассница. Она должна мной гордиться.

Рядовой Ахмад ЕРГАШЕВ:

За несколько часов до того, как караван был «застрял», лидер группы подвергся сильной атаке. Болела печень. Ничего не ел, выворачивался наизнанку, временами терял сознание.Мы пытались хоть чем-то помочь. А когда почувствовал себя лучше, его накормили диетическим паштетом (собрав последние банки, которые остались). (Здесь и далее слова в скобках изъяты горбачевской цензурой 19 лет назад и публикуются впервые — Г.С.).

Они дали нам чай. Старший лейтенант Онищук запретил передавать по радио, что он болен.

Корреспондент:

Почему Онищук поехал утром осматривать «забитую» машину, не дожидаясь инспекционной группы?


Константин Горелов и Ярослав Горошко
Младший лейтенант спецназа Константин Горелов и Герой Советского Союза капитан Ярослав Горошко

Онищук все просчитал.В пять тридцать он прислал прикрытие из четырех человек: двух пулеметчиков (рядовой Яшар Мурадов, рядовой Марат Мурадян) и двух пулеметчиков (рядовой Михаил Хроленко, младший сержант Роман Сидоренко).

Задача группе: расположиться на доминирующем небоскребе рядом с автомобилем и при необходимости прикрыть инспекционную группу. В пять сорок пять Онищук с пятью боевиками двинулся к машине. Я с пятью бойцами, среди которых были радисты Николай Окипский, Миша Деревянко, пулеметчик Игорь Москаленко, сержант Марих Нифталиев, рядовой Абдухаким Нишанов, выехали на то же место и поставили задачу установить связь с батальоном, а при необходимости поддержать с огнем.

Идти к машине минут пятнадцать. В шесть, ноль-ноль приход «вертушек». Так было в последний раз, когда группа Онищука захватила автоматическую пушку «Эрликон». Пойдем налегке. Взяли только один боеприпас. Это десять-пятнадцать минут хорошего боя. В шесть часов повстанцы атаковали.
Казалось, они вьются отовсюду.

Рядовой Михаил Деревянко:

Мы как могли огнем поддерживали наступающую группу. Под прикрытием огня ДШК и ЗУ, стрелявших из кишлака без отдачи от «зелени», «духи» хлынули во весь рост, несмотря на то, что наш пулеметчик рядовой Игорь Москаленко скосил их в пакеты.Он им очень мешал, и снайпер снял Гошу, попав ему прямо в область сердца. Он прохрипел: «Мужчины-и-и», и упал на автомат. Гоша умер, не уронив ни капли крови, от остановки сердца, вызванной болевым шоком. Я закрыл ему глаза.

В шесть пятнадцать группа была закончена. Прошло сорок минут боя. А «вертушек» по-прежнему не было …

Не прилетели вовремя …

Капитан В. УШАКОВ:

Гибели группы Онищука способствовали действия командира вертолета. отряда майор Егоров и бывший командир батальона А.Нечитайло. Когда Онищук доложил, что караван ночью «застрял», командир батальона А. Нечитайло приказал майору Егорову снять «вертушки» с инспекционной группой в пять тридцать, прибыв в указанный район в шесть ноль ноль. . Однако, впечатленные своим успехом, оба забыли расписаться в книге заказов. (Отверстия для ордена суки протыкали и промывали … Свидетелей тому много. Только не пишите об этом, не хочу позорить батальон.)

Снайпер третьей роты сержанта Мариха Нифталиева:

(- Они также убили группу Онищука.) Ночью Онищук вызвал «сушилки» (самолеты), чтобы «очистить» территорию. В ЦБУ подтвердили, что самолеты будут. И только два горбатых (вертолеты Ми-24) прибыли.

Напугали «духов» НУРСами и все.

Когда караван был «забит», бронетанковая группа в составе роты вышла из батальона в Онищук. Но почему-то командир батальона вернул ее и приказал ждать «вертушку» до утра.Если бы подкрепление прибыло вовремя, все были бы живы.
капитан Ярослав Горошко

Герой Советского Союза капитан Ярослав ГОРОШКО:

31 октября в пять или двадцать я бежал со своей группой по взлету в надежде найти стартовые «вертушки». Потом бросился будить пилотов (с матом и пинками). Они непонимающе хлопали в ладоши. Оказывается, им не дали команду на взлет. Пока Егорова нашли, пока связались со штабом ВВС и получили разрешение на вылет, пока «вертушки» прогревали, время вылета давно прошло.Эх, что я могу сказать! Боевые Ми-24 взлетели только в шесть сорок. И эвакуация Ми-8 в семь двадцать.

В пятьдесят девять пришло сообщение от радиста группы Онищука: боевики не стреляют, все тихо. И в шесть ноль-ноль на них напали силы численностью около двухсот человек. Если бы Онищук не поехал осматривать машину, а остался на месте засады, группа отыгралась бы до прибытия «вертушек».

Убытки, конечно, могут быть, но минимальные.

Начальник штаба майор КОЧЕРГИН С.Н.:

Онищук — парень-герой. Четверо из них бросились спасать своих товарищей на высотке, оставив сержанта Исламова и рядового Эркина Салахиева возле машины прикрывать отход. Но бежать не успели. Призраки прямым попаданием из гранатомета убили рядового Михаила Хроленко, убит младший сержант Роман Сидоренко. Пулеметчики рядового Яшара Мурадова и рядового Марата Мурадяна отстреляли все ленты и дали отпор гранатами.Вокруг них были разбросаны куски мяса повстанцев. И все же расстреляли почти в упор. Заняв высоту, «духи» начали расстреливать пролезающих через склоку десантников. Погибли рядовые Олег Иванов, Саша Фурман, Таир Джафаров. Онищука видели последним.

Когда вертолет приземлился, по нам стреляли «духи». Рядовой Рустам Алимов был смертельно ранен. Пуля пробила пузырек вертолета и попала в шею. Один из солдат, прижимая ладонь к ране, пытался остановить хлынувшую фонтаном кровь.Пришлось срочно эвакуировать сразу двух человек. Рустам не доехал до больницы. Через несколько минут он умер прямо в воздухе.

Когда моя группа приземлилась, под прикрытием огня мы бросились искать группу Онищука. Один за другим я обнаружил несколько трупов наших ребят. Онищука среди них не было. А потом я увидел группу людей в нашей разведывательной форме. Я был рад, что некоторые ребята остались живы. Я был уверен, что Онищук не может умереть, он даже взял с собой пять писем для себя от жены и матери.

Духи стреляли с трех сторон. Пытаясь заглушить шум битвы, он крикнул:

Олег, не стреляй. Это Горошко. Мы тебя вытащим.

В ответ загремели автоматические огни. И когда я увидел мерцающие бороды, одетый в нашу форму, я все понял … Такая ненависть охватила меня. Я был готов зубами рвать их грязные глотки.

Ребята лежали на склоне горы, цепью тянулись от машины до вершины горы.Именно о них поется в песне «… и пуля шла ему навстречу со склона, в бегство». Вы слышали это? Песня про них …

Онищук не дошел до вершины метров тридцати. «Между днем ​​и ночью тридцать метров …»

Он лежал с ножом в руке, разорванный на части, заколотый штыками. Он подвергся насилию, засунув в рот кусок собственного окровавленного тела. (Его «домочадец» был отрезан и засунут ему в рот.) Я не мог смотреть на это и ножом освободил Олегу рот.Эти ублюдки поступили так же с рядовыми Мишей Хроленко и Олегом Ивановым. (Марату Мурадяну отрубили голову.)

Корр .:

Онищук подорвал себя и окруживших его привидений последней гранатой?

Герой Советского Союза капитан Ю. ГОРОШКО:

Не могу сказать, что Олег подорвал себя последней гранатой. Возможно, он бросил его в этих ублюдков, а может пуля срезала его раньше, и он не успел вытащить кольцо.(Нет, не последний, не предпоследний — он не подорвался ни одной гранатой. Я видел его труп … Он был сильно обезображен, но следов взрыва гранаты на нем не было.)

Корр .:

Кто-нибудь видел, как умер Онищук?

Младший лейтенант К. ГОРЕЛОВ:

Смерть Онищука никто не видел. Нас разделяло около восьмисот метров. И последнее, что мы увидели, это спина Онищука, взбирающегося на вершину в одиночку.


Рядовой Абдухаким НИШАНОВ:

Как погибли Онищук и Исламов, я тоже не видел. Они погибли в разных местах. Исламов у разбитой машины, Онищук на холме. Последнее, что я увидел, это группа, растянутая цепью, идущая к машине.

Не дойдя метров пятидесяти до «Мерседеса», она подверглась нападению повстанцев.

Корреспондент:

Кто слышал, что Онищук в последнюю секунду жизни кричал: «Давайте покажем ублюдкам, как умирают русские»?

Младший лейтенант К.ГОРЕЛОВ:

Никто этого не слышал. На таком расстоянии и даже в грохоте боя было невозможно услышать. И кому он мог кричать? Исламов, который остался с поврежденным «Мерседесом» и подорвался гранатой? Салахиев, умерший от ран? Или погибшие еще раньше солдаты, с которыми Онищук отправился на помощь главному патрулю? И вообще Олег был украинцем.

Корреспондент:

Абдухаким, судя по материалам газеты «Красная звезда», вы единственный очевидец гибели Онищука и Нишанова.Расскажите, пожалуйста, поподробнее.

Рядовой Абдухаким Нишанов:

Как погибли Онищук и Исламов, я не видел. Они погибли в разных местах. Онищук на холме, Исламов у разбитой машины. Последнее, что я увидел, это то, что группа, идущая к машине, вытянулась цепью и, не дойдя до машины пятидесяти метров, была атакована «духами». «Духи» выползли отовсюду и стреляли, стреляли, стреляли … Затем Онищук побежал на холм, чтобы выручить группу прикрытия.Больше я его не видел. Но я услышал пронзительный крик Онищука. А то, что он кричал, я не слышал.

Корреспондент:

Возможно, у вас была слуховая галлюцинация. Вы просто хотели услышать его голос, узнать, что лейтенант жив?
— Нет, я определенно слышал, как он кричал.

Рядовой Николай ОКИПСКИЙ:

Били нас безоткатными машинами и минометами, ДШК и стрелковым оружием. В этом реве невозможно было ничего услышать, даже если ты кричал себе в ухо.Приезда «вертушек» тоже не слышал. И только когда они прошли прямо у меня перед носом, я их увидел. Рядом с нами села одна «вертушка». (Мы вчетвером зарядили оружие, имущество и сели. Младший лейтенант Горелов потребовал, чтобы экипаж подлетел к разбитой машине — забрал раненых. Они его не слушали. Я их тоже просил и хотел выпрыгнуть из машины ». поворотный стол ». Но бортмеханик вытащил меня из проема и захлопнул дверь. В то же время механик закричал:« Я все еще хочу жить! Я не хочу пулю в челюсть! »Почему именно в челюсть? .. Я был готов пустить в него пулю в другом месте. Ребята меня сдерживали… Мы улетели. «осталось пустым.

Горелов, черт его тоже ..! Надо было ехать спасать Онищука, а он — связь, поддерживать связь, огонь … С ** а … Лучше уйду, а то я Скажу так! ..)

Старший лейтенант А. АКМАЗИКОВ:

Выжившие ребята из группы Онищука получили тяжелую психическую травму, она проявляется у каждого по-своему, но ломает «крышу». конкретно.Например, через два месяца после этого Костя Горелов заикался. Как можем, мы пытаемся вывести ребят из этого состояния. (Можно понять рядового Окипского — солдаты своего командира любили. Но, в данном случае, он ошибается. Костя Горелов действовал грамотно: его группа обеспечивала связь с батальоном, сдерживала противника огнем. И это было под прямой наводкой. от «без отката» и плотного огня … И попытка выйти на выручку Онищука была обречена … В общем, если бы не Кости, «духи» перебили бы всех.)

Рядовой А. НИШАНОВ:

Ну что сказать. Подполковник Олийник пишет в «Красной звезде»: «Перед глазами еще битва 31 октября», — сказал мне кавалер ордена Красной Звезды А. Нишанов, один из немногих, кто выжил. «А какой я« ​​кавалер », если у меня нет этого ордена. Не награжден … (Да, и я с ним не разговаривал — не давали … Олийник сказал, мол, мы встретимся в Хайратоне — все расскажешь.Уже месяц стоим в Хайратоне, 28 мая пересечем границу. А где он? Он солгал! В Союзе, если увижу, плюну в морду.)

Младший лейтенант К.ГОРЕЛОВ:

Больно читать ложь. Пишут, что вокруг Онищука было семь тел боевиков. Вокруг Исламова почти гора. Сколько убили, видели только те, кто никогда не сможет нам об этом рассказать. Горошко первым нашел тело Онищука.Нифталиев погрузил тело Исламова в «вертушку». В тот момент вокруг них не было душманов. И не могло быть, так как «духи» никогда не покидают своих убитых и раненых. И у них было на это время.


Корреспондент:

Почему Онищук, зная, что поблизости самый мощный укрепленный район, насчитывающий две с половиной тысячи боевиков, не уничтожил машину, а после этого не покинул этот район?

Командир батальона майор БОРИСОВ А.Н.:

Дело в том, что после каждого боевого выхода командир составляет развернутый рапорт.И так уж получилось, что больше ценится результат, который можно потрогать руками или увидеть своими глазами. То есть либо доставить захваченный караван, либо сфотографировать и потом уничтожить. И это может сделать только инспекционная группа. Получается замкнутый круг. Да, Онищук мог взорвать машину и уехать без потерь. Но, давайте посмотрим правде в глаза, они ему просто не поверили. И результат был бы расценен как слабый. Так что ребята рисковали жизнью (ради ненужного зрелища и блеска.Я думаю, что порядок и порядок проверки караванов следует пересмотреть.)

Я следую всем приказам и инструкциям от письма к письму. И того же требую от подчиненных. Хотя иногда заранее знаю, что пользы это не принесет. Разработанная тактика ведения боя с караванами требует серьезных изменений. Мы совершенно забыли опыт партизанского движения в годы Великой Отечественной войны … Но ведьмы с ним хорошо знакомы. Каким-то образом десантники захватили книги «Партизанское движение в Беларуси» на пушту и дари.Так и партизаны, атакуя колонну противника, сидели и ждали подкрепления, чтобы забрать трофеи. Нет. Они забрали самое ценное, что можно было унести. А остальное было уничтожено и тут же улетело, исчезло, растворилось.

Вы бы поверили Онищуку? Лично я и офицеры батальона бы поверили. Но отстоять результат Онищука перед вышестоящим штабом не смогли.

(Случай с группой Онищука не единичный.Но так продолжаться не может. Так не должно быть!)

Корреспондент:

Вы не боитесь быть смелыми в своих суждениях?

Начальник штаба батальона майор С. КОЧЕРГИН:

Боюсь … Духи все напугали. Все ставки были поставлены на нашу голову — я не боялся. И я боюсь своего. Ведь мне еще служить, и за такую ​​правду не пьют по голове.

Корреспондент:

Сколько сегодня голов?

Начальник штаба батальона майор С.КОЧЕРГИН:

После этой памятной битвы, в ходе которой были убиты около 160 повстанцев и их лидер Мулло Мадад, духи поклялись отомстить могиле вождя. И даже были выпущены листовки, в которых зеленым по белому написано:
— на голову солдата — 20 тысяч долларов;
— на голову офицера — 40 тысяч долларов.

Корреспондент:

Как узнать количество убитых призраков, ведь они не оставляют трупы?

Начальник штаба батальона майор С.КОЧЕРГИН:

(- Эта информация тщательно собирается нашим спецотделом и ХАД — службой государственной безопасности Республики Афганистан.)

Корреспондент:

Что вам понравилось и что не понравилось в Онищуке ?

Не понравилось? Пожалуй, многим не понравился максимализм, требовательность и избирательность Олега по отношению к себе и окружающим. Онищук на все имел свое особое мнение. Но он никому этого не навязывал.Особые отношения сложились между Олегом и его подчиненными. Солдаты уважали его. И в бою он не оглядывался на них. Я знал, что они меня не подведут и не будут стрелять в спину.

Любил готовить. Иногда придумывает, что угодно — вкусно. (Он украинец, он же украинец в Шахджое (село Шахджой — место дислокации 7-го батальона). Он любил делать людей счастливыми.)

Олег был моногамен. Он с теплотой отзывался о своей жене и дочерях.В сентябре 1987 года у них родилась вторая дочь. Олег засиял от радости. Но он просто не видел свою дочь …

Заместитель командира батальона майор Юрий СЛОБОДСКИЙ:

Нельзя выкинуть слова из песни: «… третий тост, молчим, кто там? ушел, кто сковородка … ». Низкие поклоны от всего батальона вам, ребята, вашим семьям и вашим родителям.

Заместитель начальника Особого отдела капитан Валерий Ушаков:

Да, Серега, ты везунчик.Редко парни открываются кому-либо. Спецназ, вы понимаете. И тема для них больная. Ваше разрешение Грековскому оставаться в отряде им ничего не стоит. Вы помните, как в первые дни Рэмбо (Слава Горошко) он хватал вас за горло? Но когда он в составе группы Маланц (Женя Романенко) пошел на «выход», и организовал ребятам заплыв — все срослось. Какого черта вы тогда обидели генерала? Наверное, Аркашка Рембовидный оказал вам первую помощь за отвагу из своего «НЗ»? Ну не дай бог, не последнее, конечно.… Кто «слил» информацию? Да, весь отряд гудит об этом. Герои, твоя мать … И я должен это понять.

Сергей БУКОВСКИЙ, старший лейтенант.
Хайратон — Кабул — Рига.

Примечание. Олег Онищук и Юра Исламов, взорвавшие себя гранатой,
были удостоены звания Героев Советского Союза за этот бой.

Из письма А. Эргашева родителям Яшара Мурадова:

«… Я вам напишу, как это было.Наша группа из 16 человек вышла на задание ночью 26 октября 1987 года. В первую ночь мы преодолели 25 км. Но, короче. 30 октября в 20.00 мы «забили» караван. Потом по рации сказали, что караван «избили», дайте подкрепление. Командир группы старший лейтенант Онищук по рации передал нам Ми-29 для работы в районе.

Вместо МИ-29 нам подарили вертушки МИ-24. А ночью «духи» обстреляли нас из стрелкового оружия. Изобразительное искусство. л-т Онищук сказал: «Мы находимся под обстрелом.«После этого« дежурная броня »уехала к нам. Только что ушла — господин Горбунов вернул« броню ».

Потом Онищук снова передал по рации, чтобы« вертушки »были там в 6 часов утра.

Командир батальона сказал: «Будет».

Затем утром в 4.00 Онищук послал 4 человек на передний холм для прикрытия группы.

Онищук снова в 5:45 по рации — четыре МИ- 8 и два Ми-24, потому что «Мерседес» был загружен оружием и боеприпасами.

Перед тем, как пойти осматривать караван, Онищук еще раз попросил по рации «вертушки». Потом сказали, что «вертушки» уже подошли к нам. Затем Онищук взял с собой 5 человек: младшего Исламова, рядка. Джафаров, ряд. Салахиев, ряд. Фурман, ряд. Иванова. А впереди, на холме, сидели на обложке. с-нт Сидоренко, ряд. Мурадян, ряд. Хроленко, ряд. Мурадов. Группа 6 человек с ул. Л-Том Онищук только что приехал, а потом произошла перестрелка.

Битва началась в 6.05 утра 31 октября 1987 года. Больше мы не надеялись на помощь, потому что вертолеты прибыли только в 7 часов утра, когда бой уже закончился.

Тут виноват только комбат Константин Горбунов, командир эскадрильи. Если бы вовремя пришла помощь, все остались бы в живых. «

Разведывательный отряд Олега Онищука. Июнь 1987 года. Предательство командира батальона и его помощников стоило жизни одиннадцати детям. Но их главный убийца — Горбачев, который уже 5 лет ведет войну против афганского народа.

Этот материал заимствован мной с сайта http://www.ser-buk.com Сергея Буковского, написанного им в мае 1988 года в Афганистане, но недавно опубликованного впервые без исключения в полной версии. военной цензурой, действовавшей при горбачевской «гласности».

S.V. Буковский — участник боевых действий, заслуженный журналист Украины, член Союза журналистов Германии.

П.С. Впервые об этом материале я узнал из газеты «Советская Молодежь» в сентябре 1988 г., которая вышла, как теперь выяснилось, с удалением некоторых частей текста, что, по мнению военной цензуры, было недопустимо. для публикации.

Я изменил первоначальное название материала «Битва под деревней Дури» на «Битва и предательство», как наиболее подходящее, на мой взгляд, к происходящим событиям. Заметка под заголовком тоже сделана мной. (ГС)

Съемка района гибели парней

(186 Оо СnH — местонахождение воинской части, ОВЭ — отдельная вертолетная эскадрилья)

Военная прокуратура признала вину батальона командира Нечитайло за гибель детей, но в связи с подписанием Горбачевым указа об амнистии всех лиц, совершивших военные преступления в Афганистане, он не предстал перед судом.В гибели сына я виню не только командира батальона Нечитайло и майора Егорова, но, прежде всего, лично Горбачева. Я считаю, что именно он был настоящим убийцей моего сына и многих других парней, которых военные власти незаконно и насильно призвали на войну. Горбачев это прекрасно понимал, и только он мог запретить военным властям творить этот варварский произвол над нашими детьми.
Описанная здесь трагедия произошла 31 октября 1987 года. Но еще в 1986 году я написал Горбачеву о бесчеловечности и незаконности отправки 18-летних мальчиков на войну в Афганистане.Горбачев молчал.

Позже я понял, что для него, как и вообще для многих морально невменяемых личностей, прорвавшихся к власти, человеческие жизни ничего не стоят. Он предпочитал убивать и калечить наших детей почти пять лет, но не остановил эту бессмысленную войну и даже не приказал военным властям набирать 40-ю армию из отслуживших свою военную службу «солдат удачи», если эта война была так ему нужна, но продолжала присылать к ней призывников — вчерашних школьников.О какой морали и этике вообще можно говорить? В принципе нормальные люди на такую ​​бесчеловечность не способны! Безнравственность, бесстыдство — врожденное, генетически закрепленное свойство биотрицательного, о чем убедительно писал Б. Диденко в своей книге «Цивилизация каннибалов». За такие крайне бесчеловечные преступления виновные должны предстать перед судом — даже посмертно! — чтобы прорвавшийся к власти биотегатив знал, что наказание за причиненный людям вред будет неминуемо.Но, к сожалению, народ молчит! Все, видимо, думают, что такое зло его никогда не коснется, забывая при этом, что «безнаказанность преступлений порождает новые преступления».

Фото последнего пристанища моего сына см. Сначала зайти в, а потом обязательно сюда стоит

Вся Россия наблюдает за «9 ротой». Создатели фильма заявили, что сюжет написан на основе реальных событий афганской войны. И их участники говорят, что кино очень далеко от кошмара, который они пережили более двух десятилетий назад.

ШУМ пробуждающейся Москвы проникает сквозь оконные створки. Боль, как будто узкое лезвие пронзает левую сторону груди. Сколько лет прошло с тех пор? Больше двадцати пяти.

И на наших глазах наши солдаты, пулеметы злобно ревут им в спину, вырывая куски мяса раскаленными пулями. И не прятаться от этого видения, накрывшись одеялом, не прятаться от их глаз, смотрящих на меня сквозь десятилетия.Господи, зачем мне такой крест?

Это не просто признание лейтенанта Игоря КОТОВА, воевавшего в Афганистане, это его личная трагедия. 25 лет назад его предали великие полководцы. Он не бросил своих солдат, но он застрелил одного из них в той битве, приняв его в кромешной тьме за врага. Выразить всю боль, мучившую его все эти годы, он решил через «АиФ».

Летчик-капитан не испугался

Из 90 человек, участвовавших в бою у афганской деревни Хара 11 мая 1980 года, выжили только 12.Я являюсь одним из них.

Тогда пришлось силами батальона вытеснить повстанцев из ущелья, что наши войска не могли взять два года. Пять часов утра. Полк вертолетов высадил нас у села на дне ущелья. Пришлось разойтись по склонам гор.

Горы поднимались направо и налево. Справа река Кунар. Мы только вошли в кишлак, как с вершин гор разлетелась автоматная стрельба.Около 10 наших солдат упали замертво в песок. Рота, сбитая огнем, на полном ходу бросилась в реку. Это было глупо, но река казалась нам единственным безопасным местом. Тяжело раненые солдаты были убиты ножами на берегу. Тех, кому удалось добраться до воды, унесло течением, и афганцы расстреляли их как мишени на стрельбище.

Лейтенант Серега Заколодяжный (во многом благодаря ему спасено 12 человек) с группой поселились в трехэтажном доме на окраине села.Мы прорвались к нему. Афганцев было много, человек семьдесят. Скрываясь в доме, мы за короткое время выдержали более пятнадцати нападений. Тяжело раненых кладем в одну из комнат. К 11 часам утра войти в него невозможно — ноги скользят по полу, пропитанному кровью. В другом лежат мертвые, шестеро.

Снайперы стреляют с противоположного берега, и потери растут с каждой минутой. А радиостанция работает как швейцарские часы, и мы все время просим о помощи.Штаб батальона на «материке» знает каждый наш шаг. Но они ничего не делают для их спасения, хотя рядом есть и другие роты батальона. Потом мы с Заколодяжным вызвали огонь по себе. Находившиеся поблизости артиллеристы быстро взяли наши координаты. Первый снаряд расколол воздух перед нами, и десятки призраков, оказавшихся в эпицентре взрыва, будто слизали их языками со склона горы. Регулируя артиллерию, я попросил переместить огонь на 50 метров дальше, но снаряд попал во вторую роту, стоявшую на якоре на высоте полутора километров от нас, убив двух солдат.После этого нам отказали в артиллерийской поддержке, и наши надежды разлетелись, как лопнувший шар. Когда им отказали в «вертушках», мы заживо похоронили себя. К 12 часам в нашем доме было около 20 боеспособных солдат.

Вдруг раздался звук винта. Вертолет! У многих на глазах стояли слезы. Как правило, вертолеты Ми-8МТ летают парами. Один выполняет задание, второй накрывает огнем. Этот прилетел в ОДНОМ. Позже мне удалось встретиться с этим пилотом. Мне жаль, что я не спросил его адрес.Я говорю сейчас: «Капитан, вы не представляете, сколько мужества вы вложили в нас, прилетев на помощь. Мы выжили благодаря вам». Теперь я знаю, что на самом деле «вертушки» не полетели не потому, что двигатель не тянул, просто командир вертолетного полка похолодел, опасаясь больших потерь. Только тот капитан не боялся.

Промедол — лекарство войны

ПОСЛЕ того, как вертолет облетел вершины гор, где сидели афганцы, три долгих часа стояла тишина.Атак не было, только одиночные выстрелы снайперов выбили из наших рядов разинутых солдат. Все, что мы могли сделать, чтобы помочь раненым, — это ввести им «лошадиную дозу» промедола, наркотика войны, чтобы они умерли тихо. До сих пор помню стоны одного парня, настойчиво просящего воды. Напившись остатками влаги, по крупицам собранной из различных колб, он мгновенно умер.

К вечеру крупнокалиберные пулеметы афганцев все же подожгли деревянную крышу нашего убежища трассерами.Из живых, обнимавших стены и землю избы, усеянную окровавленными останками солдат, осталось 12 человек.

Десять часов. Горящая крыша прижимала нас к земле невыносимым жаром. Воспользовавшись темнотой, я отправился на поиски тропы, чтобы сбежать. Но даже в грохоте автоматов и автоматов за моей спиной слышны удары подошв моих горных ботинок железными когтями. Потом я их снял. В толстых шерстяных носках, тихо поднимаясь и слыша, как сердце стучит в моих ребрах, я молился, чтобы его стук не достиг ушей двух «духов», стоявших в трех шагах от меня.В холодном поту я судорожно схватился за автомат и, выпустив по ним длинную очередь, спрыгнул с обрыва.

Сколько летал, не помню. Мне показалось, что меня преследуют, и я бросился бежать с головокружительной скоростью, не разбирая дороги. И в тот момент, когда я еще не справился со своими «демонами», на меня из тьмы явились три тени, как привидения, сверкающие зрачками. Мне казалось, что убитые мной «духи» вернулись за мной. Я нажал на курок и, только услышав громкий крик «Мама!», Понял, что это наш.Меня трясло: я убил своего солдата.

В тот момент я хотел умереть. Я залез в реку с головой и посидел под водой две минуты. Остальные подъехали. Все тащили раненых на плечах, с трудом двигая ногами. Остатки верной компании, уставшие, истощенные, вырвались из окружения в кромешной тьме.

Серега, прикрою, уйди, — шепнул я командиру. И попросил у оставшихся солдат гранату. Собрав около десяти, я сменил магазин своего АК-74, прошел по берегу к пылающему дому, мокрый, с единственной целью — отомстить привидениям за убитого мною солдата.

До горящего дома оставалось чуть больше тридцати метров, когда я увидел двух «духов» в сиянии пылающего костра. Похоже, я потратил на них весь свой запас гранат, оставив себе только одну. Он избил другого из автомата, попав прикладом и стволом в голову и грудь. Не помню, как вернулся на берег. Потом я только что узнал, что за мной вернулся Заколодяжный.

Мы шли по шею в ледяной воде, волоча раненых на спине, и думали только, что преследующие нас привидения не догадаются осмотреть реку.Их яркие фонари скользнули в сторону по дороге наверху.

Трусы — герои, а выжившие — изгои

Все остальное помню как бред. Когда мы прибыли на место штаба батальона, ВСЕ начальники сладко спали, накормив до этого обильным ужином. На следующий день нас допрашивал какой-то пухлый генерал в камуфляже, специально прилетевший к нам на вертолете. Я все еще слышу его напарника так же отчетливо, как крики мертвых мальчиков на берегу реки Кунар.Вижу Сережку, устало склонил голову, как будто всю вину за гибель роты взял на себя.

Только 12 человек из 90 спаслись из смертельной ловушки. Преданные, но непоколебимые, нам все еще приходилось терпеть язвительные обвинения в трусости и панике. Мы тогда еще не знали, что виноваты именно мы в гибели первой роты батальона 66-й отдельной мотострелковой бригады.

Мы были предоставлены нашим командованием на произвол судьбы, лишились огневой поддержки артиллерии и авиации и погибли в огне всего в трех километрах от основных сил батальона.Я знаю, что и.о. командира батальона капитан Косинов просил офицеров взвода совершить спасательный рейд, но им было отказано. А командир минометной батареи капитан Князев, имея в своем распоряжении два миномета и более двухсот мин, при наличии связи не организовал огневого прикрытия. Только старший лейтенант Мамыркулов Алик, отобрав добровольцев, добровольно перешел к нам на помощь. Благодаря ему выжили 12 человек.

Командир ордена Красной Звезды капитан Князев после мясорубки запил так, словно никогда в жизни не пил, надев на свой отряд то, что называют «двадцать первым пальцем».И в тисках «белой горячки» расстрелял своего взводного старшего лейтенанта. Капитан Косинов «представился» орденом Боевого Красного Знамени.


Все фотографии и материалы на сайте размещены с разрешения сотрудников музея
памяти воинов-интернационалистов «Шурави»
и лично директора музея Салмина Николая Анатольевича.

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

ОБЕЩАЮ ВЕРНУТЬСЯ

АФГАНИСТАН 1979-1989

ИСЛАМОВ

ЮРИЙ ВЕРИКОВИЧ

ИСЛАМОВ Юрий Верикович был в армию 16 ноября 1986 года. Окончил учебную часть в г. Чирчик (Узбекистан).

С апреля 1987 года Юра уже служил в Афганистане.Был командиром отделения 2-й роты 7-го отдельного батальона особого назначения. (в / ч 54783 п / п), Шахджой. Участвовал в 16 (!) Боевых действиях.

Из воспоминаний коллег: «… Юрий был хорошим спортсменом и прекрасным командиром. Он должен был оставаться в учебной части и готовить молодых призывников. Но когда он узнал, что его товарищ, единственный сын матери-одиночки, направляется в Афганистан, Юрий подал рапорт командиру части со словами: «Если со мной что-то случится, у меня есть отец, но что будет с его мать? Его отправили в Афганистан вместо товарища… »

31 октября 1987 года на караванной тропе в районе села Дури провинции Забол, недалеко от границы с Пакистаном, группа спецназа под командованием старшего лейтенанта О. Онищука (посмертно присвоено звание Герой Советского Союза), в составе которого был Юрий Исламов, остановил для осмотра караван, который оказался набит оружием и боеприпасами. В завязавшемся бою шпионы подтянули подкрепление. Группа попала в окружение, начала прорываться через кольцо врагов.Юрий остался, чтобы прикрыть маневр группы. После того, как кончились патроны, Юра отбивался гранатами, оставив последнюю себе и окружающим его врагам …

Юрию Исламову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Его именем названа Свердловская областная организация ветеранов Афганистана.

В Талице его именем названы одна из улиц и спортивная школа.

В Талице и Екатеринбурге ежегодно проходят лыжные соревнования на приз Юрия Исламова.

Советский спецназ перед отправлением на перехват каравана

ЧТО ДЕЛАЕТ ВЕТК В EXOCHORD?

На земле Афганистана много деревень. Вы не можете вспомнить их имена. Они остались только в памяти солдат, но на старых командирских картах. Но в провинции Заболь есть деревня, название которой не забудут. Омывается слезами матери.Это символ мужества и самопожертвования. Кишлак Дури вошел в историю афганской войны как одна из самых печальных страниц. Здесь 31 октября 1987 года в неравном бою погибли двенадцать бойцов советского спецназа. Здесь, за час до рассвета, истекающий кровью младший сержант Юрий Исламов, прикрывая отход товарищей, взорвал себя и окруживших его привидений последней гранатой. Посмертно ему было присвоено звание ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА.

Враги не засчитываются — их бьют

Битва на караванной тропе у села Дури действительно была неравной.Двести моджашедов с пятью минометами, тремя зенитными орудиями, шестью крупнокалиберными пулеметами, несколькими безоткатными орудиями и гранатометами противостояли всего шестнадцать спецназовцев с пулеметами, четырьмя пулеметами и снайперской винтовкой. На стороне душманов было не только численное превосходство, но и тактическое преимущество, внезапность огневого удара. Кроме того, всего в десяти километрах от места столкновения находился укрепленный район командующего фронтом ДИРА (Исламское революционное движение Афганистана) муллы Мадада, под чьим рулем в провинции Забол и ее окрестностях находилось около двух человек. полторы тысячи боевиков.Но неравный бой стал и для моджахедов. У наших солдат и офицеров было преимущество, которое нельзя измерить количеством оружия и солдат. Боевой дух — главное оружие спецназа. Враги не в счет — они побеждены. Кратко восстановим хронологию сражения. 26 октября 1987 года группа старшего лейтенанта Олега Онищука из отдельного подразделения спецназа ГРУ, дислоцированного в Шахджое, вторглась в район предполагаемого движения каравана с оружием.После трехдневных безрезультатных поисков старший лейтенант Онищук попросил у командира батальона подполковника Александра Нечитайло разрешения остаться еще на день. Получено. 30 октября, с 20:00 до 21:30, спецназовцы «Забили» , трехосные, грузовые «Мерседесы» , начиненные оружием. В 22:30 вертолеты огневой поддержки Ми-24 атаковали село Дури, откуда «духи» обстреляли группу спецназа. Около 1:00 31 октября поисковая группа двинулась на «Мерседес» , забрав небольшую часть трофеев.В 5:30 поисковая группа из семи человек во главе со старшим лейтенантом Онищуком двинулась к разрушенному каравану. Чтобы прикрыть его, к трехглавой возвышенности выдвинулись пулеметные расчеты Марата Мурадяна и Яшара Мурадова. Вторая часть группы прикрытия из пяти человек во главе с младшим лейтенантом Константином Гореловым осталась на ночной позиции спецназа. В 6:00 при подходе спецподразделения к «Мерседесу» спецназовцы открыли по ним шквальный огонь. Разразился ожесточенный бой.Подойдя к холму, старший лейтенант Онищук оставил младшего сержанта Исламова и рядового Хроленко прикрывать поисковую группу … Герой Советского Союза майор Ярослав Горошко, преследовавший моджахедов в тот роковой день, написал в письме о том, что произошло дальше. Родителям Юрия Исламова в 1990 году: «Тогда 31 октября 1987 года в районе Дури я первым увидел вашего Юрку и вместе со своими разведчиками на руках отнес его тело к вертолету. Юра погиб у подножия небоскреба, отдельно от ядра разведгруппы.Олег Онищук оставил его с Хроленко внизу прикрывать подход к сбитому вертолету. Отстреливались до конца, но их прикрыл прямой выстрел из гранатомета. Хроленко был убит, Юра был ранен, но продолжал стрелять. Затем он получил второе ранение, выстрелом из автомата. Когда он упал, «духи» подумали, что он мертв, и подошли к нему. А потом Юра рванул свой «лимон» и себе, и им. Рядом с ним было много крови, два тюрбана, тюбетейка и отрубленная нога басмаха.Накануне выхода ко мне подошел Юрий и попросил жидкий компас. До этого я был единственным, кто устроил засаду под Дури, ну. Поэтому я ему сказал, где находятся «духовные» посты и что искать, если вы были в главном патруле (а Юра почти всегда командовал старшим патрулем). Он был в хорошем настроении и сказал, что беспокоится только о Онищуке, так как он болел гепатитом и будет болеть, и ему пришлось пройти около тридцати километров. «Только не волнуйтесь, товарищ капитан, — будем работать, все будет хорошо», — сказал он эти слова на прощание… Ох, если бы Нечитайло меня слушался и не делал столько ошибок, все было бы хорошо. Он запретил мне вылетать ночью после того, как группа дала результат. Я предложил высадить меня с группой в пяти километрах к северо-западу. В 2:30 — 3:00 я уже был бы с ними. А мы — тридцать шесть человек (у Олега шестнадцать, у меня двадцать) — с семью пулеметами и двумя гранатометами могли дать отпор и продержаться до подхода бронетанковой группы. Причем вылет он назначил на 6:00, кто-то вернул бронегруппу, хотя она вышла сразу и к 6 утра 31 октября может оказаться на месте боя.Единственное, что мы смогли сделать позже, — это уничтожить многих из этих ублюдков, истерзанных кровью. Но это не помогло вернуть жизнь Юре, Олегу и другим девяти нашим товарищам. Караван дорого обошелся нашему батальону, хотя «духи» потеряли убитыми и ранеными до ста пятидесяти человек, а также полевых командиров Сулеймана Насира, Хамидуллаха. Командующий фронтом ДИРА Мадад оторвался от головы взрывом ракеты. Мы потеряли двенадцать человек: одиннадцать из группы Олега, и один убитый (Акимов) был в моей группе.По завышенной цене … » Если бы Ярослав Горошко был жив сегодня, мы бы его обязательно нашли и еще раз выяснили бы все обстоятельства трагедии. Но он погиб в результате ДТП в девяностых годах. И все же Ярославу удалось рассказать много военному журналисту полковнику Геннадию Иванову, опубликовавшему в 1990 году документальный рассказ «Баллада о караванах» .

Юра и сестренка Танечка

«Я продолжу учебу в институте после армии.»

В горах Тянь-Шаня растет редкое дерево — экзохорд. Занесен в Красную книгу. Человеческая любовь сохранила, спасла его от гибели. Однажды под этим деревом Юра Исламов любил помечтать. И теперь он стоит высоко и одиноко на скалистом обрыве, с которого открывается чудесный вид на долину, где цветет садами деревня Арслан-Боб. Здесь, под ветвями экзохорда, юноша никогда не вернется взглядом задумчивых глаз. Он не приведет сюда своих детей и внуков, потому что они никогда не родятся свыше.И вся чистая красота этих мест, откуда видны уходящие в облака каменные волны Тянь-Шаня, осиротела без чистой мальчишеской души. Кто-то должен восхищаться красотой. И Юра не только восхищался — он жил этой божьей милостью. И она дала ему духовный свет. … Можно ли говорить по-взрослому, посоветоваться с маленьким человечком? Любовь Игнатьевна и говорила, и советовалась. И сынишка ответил: «Мама, я не все понимаю, что ты говоришь. Я еще маленький! Но она все же делила с ним боль, и ей стало легче.Почему, почему она увидела в его глазах детскую взрослость? Наделены ли зрелой мудростью те, кому от рождения суждено пройти короткий путь? Юра редко улыбался, поэтому его улыбка, как солнышко, согревала родительское сердце. Иметь такого сына — счастье. Мама и папа жили этим счастьем, они верили: у Юры большое будущее. В мальчике соединилась кровь нескольких народов. Дед и бабушка по отцовской линии — киргизы и узбечки, а матери — русские. Ведь что-то подтолкнуло русскую девушку из уральского городка Талица учиться в Ташкенте, в политехническом училище связи.Конечно, была девичья солидарность и неповторимая романтика 60-х, когда уралочские девушки устремились в дальние страны. Здесь Люба Корякина познакомилась с Вериком Исламовым, своей судьбой. И я ни разу не пожалел, что более сорока лет она шла с ним рука об руку. Даже пережив потерю сына, они выстояли и сохранили свою любовь. Муж Любови Игнатьевны, Верик Эргешевич, не пил и не курил. После окончания вуза в Ташкенте вернулся в Кыргызстан, стал лесником.Он продолжил дело своего отца, бывшего учителя с высшим образованием, который бросил школу после того, как скрытые басмачи сожгли его дом. Зачем бедному деханину письмо? Так думали те, кто не хотел новой жизни. Так Юра, впоследствии студент Лесного института, мог стать интеллектуалом уже в третьем поколении. В прошлом веке для Востока это редкое явление. Но интеллект — это скорее внутреннее состояние человека, стоящего перед достойной целью. Это было целью его деда, который обучал детей бедного дехканского хозяйства.Это было также с его отцом, который защищал уникальные природные богатства для потомков. Сосредоточенный взгляд, направленный внутрь, от отца Юры. Но и в нем текла материнская кровь русского народа, алтарников, не щадивших себя во имя защиты Отечества. Красоту горной природы, обычаи народов Средней Азии Джура впитала с раннего детства … Но после окончания четвертого класса из-за проблем со здоровьем сына родители приняли для себя непростое решение: Юра должен измениться. климат.Кроме того, мне нужно было подумать о получении хорошего образования. Так Юрий уехал жить в город Талица Свердловской области, к своей бабушке Агриппине Никаноровне. Здесь, на Урале, для него началось постижение другого, не менее богатого духовного мира. Во многих журналистских описаниях жизни Юрия Исламова в Талице в первую очередь уделяется внимание спортивным увлечениям юноши, его упорным тренировкам. Но спорт — это скорее внешняя сторона, следствие той внутренней работы, которая постоянно происходила в мальчике.. Девятнадцать лет он прожил целую жизнь. У него не было времени для юношеских размышлений. Спорт сам по себе ничего не значит. Мы не найдем физически слабых среди бандитов, террористов и прочей нечисти. И снова возникает вопрос — для чего нужны физическая сила и воля? В мире много сильных мужчин, которые достигли высоких спортивных результатов или «Сделавших» вашей фигуры. Но сколько из них смогут, как Юра, пожертвовать собой в неравном бою в девятнадцать лет? Юрию с рождения дано редкое качество — жить для других.Заботливый сын, верный друг, надежный боец ​​- это все о нем. Определения разные, но суть одна. Как раньше говорили — для друзей. Легче брать на себя ответственность. Для других ответственность огромна. И Юра был наделен этой ответственностью — за свою семью и друзей, за своих товарищей по оружию, за свою Родину. Их тянуло к нему, потому что его любили. Вот почему мы скорбим по нему сегодня. Принимая ответственность за других, вы не можете быть слабым.Юрию не дали ничего легкого. Плохое здоровье, связанное с болезнью крови, плоскостопие — что за спорт и армия! И каждый день ломал себя на тренировках, истязал приборами для развития стопы. Мальчик, родившийся в Средней Азии и не видевший настоящей русской зимы, впоследствии становится победителем региональных и региональных соревнований по лыжным гонкам среди юниоров и достигает первой взрослой категории. Настоящий мужчина должен уметь постоять за себя и других. Юра активно занимается боксом.Даже во время летних каникул в Арслан-Бобе он установил себе жесткий распорядок: в 6:00 он просыпается, пробегает двенадцать километров в горы и обратно, плавает в холодной речке. Поднятие тяжестей в саду, тренировки с резиной. Бабушка Тургун жалобно покачала головой: «Сынок, зачем тебе такие мучения?» Он только улыбается: «Ах, бабушка, а мне в армии будет легко» … Даже для девятилетней Танечки вольницы кончились, когда пришел ее брат Юра. Сегодня Татьяна, мать двоих детей, вспоминает: «Юра был жесткий, дисциплинированный, держал меня в кулаке, хотя очень меня любил.Иногда я прошу его прогуляться, и он мне говорит, мол, ты пойдешь, когда скажешь десять стихов. Я читаю стихи, пою песни. А Юра говорит: «Таня, как я могу тебя отпустить — у нас еще столько дел! Что за гуляния? «Я весь день был занят домашним заданием. Он очень любил своих родителей, старался, чтобы они меньше беспокоились о доме» Хорошее понимается через хорошее. Юрию повезло, что вокруг него были люди. Тренер детско-юношеской спортивной школы Александр Алексеевич Бабинов — педагог с большой буквы.Юра и его сверстники учили не только технике катания, но и воспитывали в них настоящие мужские качества — трудолюбие, целеустремленность и надежность.
Родные и знакомые Юрия Исламова до сих пор удивляются, насколько ему хватило на все. Я постоянно помогал бабушке, с которой он жил в частном доме. После учебы в довольно слабой школе в Арслан-Бобе Юра становится одним из лучших учеников Талицкого к 10 классу средней школы № 5, окончив ее всего с двумя четверками в аттестате.Мальчик блестяще сдает вступительные экзамены в Уральский лесотехнический институт. Помимо учебы в университете, посещает школу ДОСААФ, выполняет несколько прыжков с парашютом.
Не будем забывать, что юность Юра прошла в Талице, где в довоенные годы некоторое время жил легендарный разведчик Великой Отечественной войны Николай Кузнецов. На Урале чествуют великих земляков. В Талице все связано с именем выдающегося советского разведчика. Юра жил в этой ауре, впитал ее в себя.Юрию Исламову, как и Николаю Кузнецову, посмертно будет присвоено звание Героя Советского Союза. Военный подвиг — это высшее проявление
человеческого духа, потому что он основан на самопожертвовании. Это минута, момент, к которому, однако, готовится вся жизнь.
Юрий всмотрелся в фронтовую судьбу деда своей матери Игнатия Корякина, награжденного орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За оборону Москвы» , десятью грамотами Верховного Главнокомандующего. за отличные бои при взятии города Лодзь, других населенных пунктов.Бывший начальник телефонного отдела до последних дней носил под сердцем стальную осколок с рваными краями. Лицо деда было покрыто синими пятнами — следами близких взрывов пороховых зарядов. Путь от Москвы до Берлина, семь ушибов и травм. Сердце фронтовика не выдержало, он умер в мирное время.
А теперь представим себе двенадцатилетнего мальчика, который купил альбом и наклеил туда благодарность Верховного главнокомандующего. Но он даже не слышал рассказов деда о войне, не успел повзрослеть.
Учеба в Лесном институте прошла успешно. Юра написал родителям из Свердловска: «Кабинет ». здесь интересно и , уверен , непросто . Есть мне по инженерное дело графика нет все скважина , из ниоткуда возьми появился талант тираж . Уже по два работа получил четверку и первая пятерка . Все контроль зачислено. из группы мне избран делегат на комсомол конференция , это было очень интересно «.
Но у Юры была еще одна мечта, ставшая голом. 29 января 1986 года написал заявление в военкомат: «Спросите ». позвоните мне на действующий военный сервис при рангов Вооруженные силы СССР из 25 апрель по 3 май 1986 года . Сеанс обязательство сдать досрочно . Исследование при институт будет продолжить после армия . Отправьте мне при ДОСААФ для подготовка на парашютист ».
Юрий Исламов пойдет в армию со второго курса Уральского лесотехнического института 16 ноября 1986 года. Его направят в учебную часть в Чирчик, где готовили бойцов советского спецназа.
Письма Юрия Исламова — живой голос поколения 80-х. Об этом поколении написано несколько фильмов и книг. Этому поколению не повезло с памятью. В советское время о войне в Афганистане говорили либо с ложным пафосом, либо без ничего.Затем афганская драма сменилась трагедией распада СССР. Потом нашу жизнь потрясли экономический кризис, войны на Северном Кавказе. И ушел и забыл. Как будто не было чистых ребят с верой в справедливую жизнь и идеалы родного государства, интересы которых они отстаивали в Афганистане. Но, всматриваясь в судьбу погибших ребят, читая их письма, оказавшиеся умирающими, невольно начинаешь постигать моральную высоту, на которой стояли солдаты и офицеры, не вернувшиеся из Афганистана.Та высота духа, которую многие в наше время созерцают либо бояться, либо стыдиться. Но я считаю, что о поколении мальчиков из 80-х годов еще будет сказано достойное слово.
“Здесь уже пройдено гладкая месяц , как я на действующий военная служба . По это термин мне и мой товарищи лот учил . Здесь , при армия , вы станете реальный мужчина . Много вы начинаете понять . AT армия нет слова «не я могу « , и есть должно . Я право на сказать , что я уже воин СССР , — Юрий написал родителям 20 декабря 1986 года.- как бабушка Тургун ? как при ей с здоровья ? Пройд , так что мне ждал , все-таки два года пролететь быстро ».
Есть люди, с которыми нас связывает судьба. Таким человеком стал для курсанта Исламова старший лейтенант Олег Онищук. Офицер был командиром учебного взвода, в котором служил Юра. Они не знали и не могли знать, что их имена для потомков всегда будут стоять рядом. 31 октября 1987 года они вместе сражались и погибли в одном бою. Им обоим будет посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
И вот старший лейтенант Онищук во время марша, а затем перехода в горах невольно отметил выдержку Исламова, ровное дыхание.Сразу видно хорошего солдата. Затем в Афганистане офицер будет постоянно нанимать младшего сержанта для перехвата караванов. В изнурительных ночных переездах Юра будет в головном патруле. В роковой момент последнего боя группа Онищука прикрывает отход к холму.
Офицер вызвал симпатию и к Юре — его прекрасной подготовкой, какой-то страстной любовью к военной профессии. Настоящий офицер тоже сразу виден. Но и служить с ним нелегко.Во время тактических учений старший лейтенант Они-Пайк не щадил ни себя, ни своих подчиненных, заранее зная, что впереди Афганистан.
Веселыми письмами Юры Любовь Игнатьевна чувствовала тоску сына: «Очень пропустить по дом . Первый время при жизнь я получил , что такой родной дом , родители , сестра , наш края . Ранее я на этом как , затем внешне посмотрел . Здесь , при армия , на все ты выглядишь иначе глаз . Запомнить прошлое и думаю : как много бесплатно время уходил потрачено впустую . Если будет вам мог см. Форму наш офицеры на присяга : сам темный синий , и подсветка петель синий . Так красиво ! Есть много заказа , медалей . Многие офицеры наш компании обслужено при Афганистан … »
Афганистан … Это устрашающее слово Любовь Игнатьевна услышала на блокпосту части в Чирчике. «Всех, кто здесь служит, отправляют в Афганистан. Там парни могут умереть », — сказали ей на блокпосту родители. То же самое сказала администратор гостиницы. От таких разговоров стало черным на душе. И Юра спокойно отнесся к ее вопросам: « Все это женское. говорить ».
Сын еще больше зазвучал в плечах, окреп. Форма десантника сделала его настоящим мужчиной. Вместе с сестрой и мамой он гулял по городу, им было так хорошо вместе.Любовь Игнатьевна сказала Юре: «Ты такой высокий и здоровый, а я такой маленький. Тебе, наверное, стыдно со мной ехать » … Он даже остановился: « О чем ты, мама! Хочешь, чтобы я тебя через весь город на руках несла? ».
Юра повернулся к матери. за «Ты» , и это тоже было проявлением его уважения к родителям. Верик Эргешевич и Любовь Игнатьевна несколько раз навещали сына. Радость встречи не могла омрачить какое-то плохое предчувствие.Только после смерти сына они узнают, что Юра остался на сержантской должности в «Учеб-ке» … И он попросил командующего частью направления в Афганистан вместо белорусского парня — единственного сын в семье. Сотрудники милиции привели следующие аргументы: «Если со мной что-то случится, у меня останутся брат и сестра. А папа есть. А у него нет никого, кроме мамы ».
Подходил к концу срок обучения по учебной части. Прошли последние тактические учения.Состоялся десятикилометровый марш на приз Героя Советского Союза Валерия Арсенова. Исламов финишировал первым в своем взводе. В одном из боев в Афганистане выпускник той же «подготовки» Валерий Арсенов своим телом замкнул офицера с линии душманов. Кто бы мог подумать, что через год пройдут соревнования памяти Героя Советского Союза Юрия Исламова.
Но в апреле 1986 года Юра беспокоился об одном: как скрыть правду об Афганистане от своей семьи.Он сообщил им о предстоящей службе в одной из групп советских войск в Восточной Европе. Но со своим другом по институту Андреем Михалевым он откровенно сказал: «» Сегодня 11 апр , 25- й последняя экзамен , и там отправка при ДРА . Сейчас решено вопрос : кому оставить здесь . Итого необходимо оставить двенадцать сержанты , , затем есть нас . Я не очень хочу окажутся при из них номер . AT Афганистан реальный сервис , настоящие бои действий . Я вам не могу все объяснить , но хочу сказать , что Афганский это не , затем , что вам представить я . приду через полтора года , я вам скажу. «

Командиры
Убытки

Историческая справка

Весной 1985 года на юго-восточной окраине города Шахджой, расположенного к северу от города Калат (административный центр провинции Забол), был создан небольшой советский гарнизон.В его основе лежал 3-й парашютный батальон 317-го гвардейского парашютно-десантного полка 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, усиленный 9-й гаубичной батареей 1074-го артиллерийского полка 108-й мотострелковой дивизии. Гарнизон создавался исключительно для размещения подразделения специального назначения, для которого должен был обеспечить передислокацию десантный батальон, передислоцированный из города Лашкаргах.

11 апреля 1985 года переведен в Шахджой 186-й отдельный отряд спецназа 22-я бригада, сформированный на базе 8-й отдельной бригады спецназа Прикарпатского военного округа.Этому подразделению было присвоено обозначение 7-й отдельный мотострелковый батальон (далее по тексту 7-й батальон или в / ч 54783). Для авиационного обеспечения 7-го батальона в Шахджое были развернуты 4-я вертолетная эскадрилья 205-й отдельной вертолетной эскадрильи, а также 276-я отдельная аэродромная рота. Общая численность гарнизона вместе со 186-м отрядом достигла 1400 человек.

Организация засады

Во второй половине октября 1987 года руководство 7-го батальона принимает решение об организации засады на караванной дороге, соединяющей приграничное село Дури с территорией Пакистана.

Задание было поручено 4-й группе 2-й разведывательной роте (условное обозначение «Каспиан-724» ) под командованием заместителя командира роты старшего лейтенанта Олега Онищука (в связи с отсутствием командира группы), численность 17 человек (совместно с Онищуком).

Следует отметить, что в состав группы входил военный переводчик младший лейтенант Горелов, не имевший соответствующей боевой подготовки — следовательно, все источники говорят о 16 разведчиках, участвовавших в бою.Изначально операция была запланирована на 23 октября. Но по разным причинам он начался вечером 28 октября.

В связи с невозможностью обеспечить транспортировку группы вертолетом, продвижение к району засады осуществлялось пешком. За два ночных перехода группа преодолела около 40 километров и достигла окрестностей села Дури, устроив засаду на доминирующей вершине над дорогой.

Засада в ночь с 29 на 30 октября оказалась неудачной.Днем 30 октября, по решению Онищука, отряд тайно расположился у укрепленного участка противника.

Ход боя

Вечером 30 октября группа разделилась на две части: на вершине горы подгруппа поддержки из 5 бойцов и младшего лейтенанта Горелова, которым поручено прикрывать тыл и обеспечивать радиосвязь с командованием батальона остается. Онищук и 10 бойцов занимают позицию ниже по склону, примерно в 800 метрах от вершины горы, откуда был удобный вид на дорогу.

С 20:00 до 21:30 СММ видела караван из 3 грузовиков, следовавший из Пакистана в деревню Дури с интервалом в километр. По приказу Онищука был уничтожен главный караул противника и выбита головная машина из гранатомета, после чего он доложил начальству по радио о ситуации. Два других грузовика повернули в сторону Пакистана.

В 22:30 пара вертолетов Ми-24, вызванная Онищуком, обстреляла село Дури, откуда открыла огонь по группе.

В 01:00 31 октября Онищук принял самостоятельное решение осмотреть подбитую машину и частично перенести оружие к месту расположения подгруппы поддержки на вершине горы.

Командование 7-го батальона по радиосвязи позволило Онищуку остаться в районе засады и проинформировало его, что в 6 часов утра прибудут вертолеты с группой поддержки, которые проведут окончательный осмотр груза на подбитой машине. .

Ближе к моменту прибытия вертолетов Онищук принял самостоятельное решение о повторном осмотре машины и дальнейшем вывозе оружия.

Дальнейшие разработки представлены двумя версиями .

Официальная версия

В 5:40 10 солдат и Онищук начинают движение к разбитой машине. Для организации огневого прикрытия Онищук разделяет 4 солдат и отправляет их на холм возле машины. Онищук и 6 солдат продвигаются к машине.

В 5:59 радистка сообщает командиру 7-го дивизиона о спокойной обстановке.

В 6:00 неожиданный огонь противника был открыт по приближавшимся к машине солдатам, которым под покровом темноты удалось тайно разойтись на подступах к машине.Разведчики попали в организованную засаду и были окружены противником численностью до 160 человек.

Онищук и его подчиненные решают прорваться из окружения к ближайшему холму, на котором находились 4 бойца, прикрывающие огонь.

К 6:15 в ходе скоротечного боя все 11 солдат, двигавшихся к разбитой машине, в том числе Онищук, были убиты. Вопреки договоренностям, вертолеты огневой поддержки Ми-24 вылетели только в 6:40, а транспортные вертолеты Ми-8 — в 7:20.

После этого противник атаковал позиции опорной подгруппы, расположившейся на вершине горы. Разведчики под командованием младшего лейтенанта Горелова отразили 12 последовавших друг за другом атак противника до прихода подкрепления

Остальная часть 2-й роты под командованием капитана Ярослава Горошко вылетела на помощь окруженным разведчикам. Подгруппа поддержки из 5 солдат и переводчика, находившаяся на вершине, была эвакуирована вертолетом.Капитану Горошко со своими подчиненными удалось отбить у противника тела всех 11 погибших, при этом потеряв 1 подчиненного убитым.

Данная версия событий основана на утверждениях командования батальона и легла в основу протокола, согласно которому противник понес большие потери, а погибшие военнослужащие получили основание для посмертного награждения высокими государственными наградами.

Неофициальная версия

За время, прошедшее с момента уничтожения первой машины, старший лейтенант Онищук неоднократно направлял поисковую подгруппу к разрушенной машине для перевозки трофеев.В результате нескольких успешных переходов была потеряна бдительность как командира, так и его подчиненных.

… Нет, ни последний, ни предпоследний — он ни гранатометом (Онищук — прим. ) себя не подорвал.
Я видел его труп … Сильно изуродованный, но без следов, характерных для взрыва гранаты …

Итоги боя

Общие потери 7-й батальон в бою у села Дури утром 31 октября погибло 12 человек (в том числе 1 убит из прибывших подкреплений).

По официальной версии, противник понес потери, по разным данным, от 63 до 160 убитыми и ранеными, в том числе полевые командиры Мулло Мадад, Сулейман Насир и Хамидулла.

Причины трагедии

По компетентному мнению участников событий, трагедия стала возможной по следующим причинам:

  1. Грубое нарушение старшим отрядом Онищука официальных инструкций, требующих осматривать разрушенный караван после прибытия подкрепления и поисковой группы исключительно в светлое время суток.Мотивом поступка Онищука, нарушившего инструкции, послужили недостатки принятой командованием 40-й армии порядка документирования результатов осмотра караванов противника. Такое мнение высказали командир 7-го батальона майор Борисов (сменил Нечитайло), начальник штаба 7-го батальона майор Кочергин, а также командир роты капитан Горошко.
  2. Командирское разрешение 7-й батальон подполковник Нечитайло Онищуку, — ждите инспекционную группу возле места засады.Мнение заместителя командира по политическим вопросам 7-го батальона майора Слободского.
  3. Запрет подполковником Нечитайло на ночной полет вертолетов группы поддержки 2-й роты под командованием капитана Горошко. Мнение командира роты.
  4. Неприбытие в назначенное время вертолетов огневой поддержки и транспортных вертолетов для эвакуации по вине командира 7-го батальона подполковника Нечитайло и командира вертолетного отряда 7-го батальона майора Егорова, который совместно Решили отправить вертолеты к 6:00, но в книге заказов не дали соответствующего заказа.Такое мнение высказал командир роты.
  5. Возвращение в расположение Бронетанковая группа 7-го батальона по приказу Нечитайло, пришедшая на помощь группе Онищука сразу после его донесения об уничтожении головной машины. Подход бронетанковой группы до предполагаемого времени прибытия вертолетов к месту событий радикально изменит соотношение сил сторон. Такое мнение высказал командир роты и военнослужащий 3-й роты сержант Нифталиев.

Награды

За проявленное мужество и героизм в бою у села Дури награждены следующие военнослужащие 2-я разведывательная рота 7-й батальон :

  • Младший сержант Исламов Юрий Верикович, полкомандир — 3 марта 1988 года посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

  • Старший лейтенант Олег Петрович Онищук, заместитель командира роты — 5 мая 1988 года посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

  • Капитан Горошко Ярослав Павлович, , командир роты — 5 мая 1988 года присвоено звание Героя Советского Союза.

  • Рядовой Мурадов Яшар Исбендияр-оглу, разведчик-пулеметчик — орден Ленина, посмертно .
  • Рядовой Москаленко Игорь Васильевич, разведчик-пулеметчик — орден Ленина, посмертно.
  • Остальные погибшие бойцы разведгруппы « Каспиан-724 » — награждены

Молодая война. Гранин Даниил. Молодой воин Гранин Даниил Молоко на траве Анализ рассказа

Смерть Интенанты

Хозяйка резала хлеб.
Ни хозяйки, ни хижины я не вспомнил, но сейчас помню ее руку и длинный полумесяц, зажатый с лакированной корочкой. И горшок с зелеными цветами, полный густой желто-белой сметаны.
На четвертый день наш полк вышел из окружения. Мы гуляли глухими деревенскими кораблями. Пыль тянулась за нами прочь, плотным облаком, в котором уединился Робре, ослабевший от голода и жары.
В полдень было приказано рухнуть к деревне. Как все произошло — не знаю. Может быть, форварды прислали разведчиков, — тогда мы не беспокоились об этом. У нас был инклюзивный, у нас были штатная и головная колонна, командир полка и штабные начальники. Наше дело было солдатским: держись поближе к кухне и подальше от начальства, — учил Саша Алимов.Но так как кухонь у нас не было, нужно было не заблудиться. Пока там подавился кто, Саша быстро сориентировался, и поэтому мы с ним сели за стол и ели сметану.
Посмотрел.
— прикреплен? Это скорость, — сказал он. — Ладно, поднимайся ко мне. Я напротив. — Он вздохнул. — Ребята, это … Белубо сожалеет. Затем вы просыпаетесь, бегаете по кустам.
Мы только были У нас был такой гражданский разговор, потому что все мы приехали в милицию с одного завода и наш приятель был мастером с прокаткой, хорошим мастером, наверное, для этого комом и набором.Больше ничего не слышала и ничего не видела, на хлеб сметану намазала, соль посмотрела прямо во рту, сметану с ложки ела. В ту минуту я ни о чем не думал, иначе точно запомнил бы свои мысли, а мы ни о чем не говорили, мы были слишком голодны. Поскольку короны закончились, мы ели только то, что попадалось на дорогу, — недозрелый овес, щавель, зеленую чернику, клубнику, даже сырые жеванные грибы.
Вдруг возле хижины раздался автомат.Хозяйка закричала. Слышался еще один пулемет, и все же …
— немцы! — Так кричала хозяйка.
Через какую-то секунду мы все еще сидели за столом с голыми ртами — пока поняли, что у нас на полке нет автоматов. У нас не было ни ружей, ни пулеметов, только винтовки и гранаты.
Саша бросился в сеню и тут же отскочил назад:
— Иди в сад!
Окно кухни, где мы сидели, выходило в сад.
«Прости, хозяйка», — успела сказать Саша и приземлилась в кадре.
Я за ним прыгнул, мы бежали, прогибаясь между разнообразием. Воздух свистел, прошитый пулями. Упали в ботву, перевернулись и увидели деревню. Сад спускался к реке. Мы лежали на Козочиоре и впервые увидели эту деревню, вытянутую на гребне, а в просвете между рукавами для гурманов зеленый мотоцикл. Немец сидел в инвалидной коляске и бил нас из рук из ручного пулемета. Сидел удобно, а по дороге ползли бронемашины и крутили во все стороны, да и в самом селе мотоциклы были, да и в колясках удобно сидели.Впервые мы увидели их так близко. Саша зацепился за створку и выстрелил в пулеметчика. Но, может, не в пулеметчик, просто стрелял там, но он сдвинулся, и с этого я перестал смотреть на немца и тоже поднял винтовку, а я приспособился к шестому испуганному, за тощим шестым, арстом, и начал стрелять. Пугало Мне нужно махнуть на немецкую куртку с дранными рукавами. Фуражка с него полетела, зашуршала, а она все помахала, машет рукой. Саша вытащил гранату, чуть приподнял, бросил, — бред гранатовый «РГ», но мотоцикл уехал к избе, автомат упал.Скатились, нырнули в Евняк, перепрыгнули через реку и побежали в лес. Сначала поехала на Молеля, Ольшаник, потом — лес, редкий, заболоченный, но все же лес.
Где-то в кустах мы упали. Я достаточно пошевелился, осмотрелся, показал Саше мешок от противогаза; Его пробили в двух местах. Мы давно забрасываем противогазы. В мешочке лежали гранаты. А — хлеб? Мы только что съели хлеб. Как мне удалось это туда поставить, так я так и не понял.
— Вы могли взорваться? — сказал я, и мы пошли.Мы смеялись изо всех сил, смеялись до слез.
«Мы очень их просили», — сказал я. — Сколько снимали? Я четыре раза.
Бились второй месяц. Были ранены, ушли, куда-то стреляли, но мы действительно немцев не встретили, и сделали то, что нам приказали — а потом стреляли без команды.
— Где твой подбородок? — спросил Саша.
Каток остался в избе. Я был расстроен, что хотел вернуться в деревню. Я почти не поддерживал меня. Я испортил себе все настроение. Он упадет на подбородок.А как объяснить влечение?
Слышались звуки моторов. «Арморовики», — сказал Саша, и мы стали лезть вглубь леса. Мох беззвучно прыгает под его ногами. Пришлось искать свою. Они нас не ждут. Гуляли, винтовки недорогие, теперь готовы к любой неожиданности.
Посреди тигля мы увидели военных. Он сел на пень. Фуражка лежала у его ног. Редкие седые волосы плотно срослись. Возможно, он был из нашего полка, но я его не знал. В малиновых петакерах у него был спящий и интимный значок.
Мы так обрадовались, что к нему кинулись, размахивая всеми чартерами. Он посмотрел на нас и не двинулся с места. Нам было стыдно за нашу панику. Пристегнул калитку гимнасток. Как спокойно мы его спросили — где наши?
Он пожал плечами. Мы ничего не поняли.
«Полки нет», — сказал он. — чувствовала.
«Как же так», — сказал Саша, все еще на что-то надеясь. — Ведь это полк. Командир Шельф. А наш приятный, Леонид Семенович …
«У меня его кружка и любовь», — сказал я.
Intensdunt не слушал.Он даже не смотрел на нас. Его глаза были как бы обращены внутрь, как будто он рассматривал что-то внутри себя.
Мы ждали, пока он объяснит ситуацию. Он был командиром, хоть и неопытным, но все же командиром, личным составом. Теперь нам не о чем беспокоиться.
Миномет начали стрелять из села через лес. Интеннант вытащил Нагана, его рука дрожала.
«Товарищи», — сказал он шепотом. — Помоги мне.
— Что ты ранен? — спросил Саша.
Он покачал головой и сказал самым обычным голосом:
— Пристрели меня.
— Как так? За что? Да ты? Прийти.
«Я не могу», — сказал он. — Сердце.
«Будем хорошо себя вести», — сказал Саша.
— Я не могу пойти. Вообще. Теперь немец фальсифицирует лес. Давай скоро. — протянул Саша Наган.
Саша отступил.
— Приказ есть, — ясно, командир, — сказал Интенсдант. — Живым в плену не сдаваться! Вы знаете? — Рыхлый груз, — он вдруг выпрямился, спрятавшись. «Я сохранил документы», — сказал он.
«Мы вас понесем», — сказал я.
Саша посмотрел на болотистого Кочкарника, который вытянулся, если был.
— Казнить, — сказал интеннант, — Эх, вы, милиция!
Несколько раз за войну вспоминал этого интенанта. В голодную зиму сорок второго года, когда мы хихикали в окопах под Пушкиным. После прорыва блокады, когда наш полк был уже другим полком — пошел вперед, оторвался. Я вспомнил, как на бетонном прусском шоссе я командовал поднятием танка.
— Магния, — повторила напряженность.
Старший лейтенант, я понял, что он имел в виду. В конце концов, это был полк, — почему они не были завернуты, дозы, как можно было удивиться, как мы могли выбежать без боя из-за нескольких мотоциклистов? Но тогда с Сашей Алимовым ничего не поняли.
«Маршрут», — сказал интеннант, слушая. Ровел Моторс. Возможно, рядом была дорога и по ней двигались бронетранспортеры. — Товарищи … Ребята … Есть приказ … — И он заплакал. Он попытался поднять, повернуть дрожащую избранницу Нагана и не смог.
Страх перед ним перешел ко мне:
— А как насчет нас? А где мы?
«Прекрати», — опасно от стыда сказал Саша. — Пойдем. — И он пошел, не дождавшись меня.
«Стой», — сказал интеннант. — приказываю.
«Вы оскорблены… »- сказал Саша, не оборачиваясь.
— Стой, — повторил накал. — Я буду стрелять!
Саша толкнул Ельник. Интеннант вдруг бросил наган и выстрелил. Саша прыгнул, упал, сломав Ельник. Я встал рядом. ко лбу. Я не выносила ничего, чтобы вышивать или просто брать у него наган. Вместо этого я стояла и более строгим взглядом смотрела на него — как он стрелял, потом приложил руку к сердцу, сидел неподвижно, такой же прямоугольный. Саша выругался, Я бросился к нему глубоко, пуля не зацепила его, мы стояли и прислушивались.Из-за газа доносились странные звуки. Не то, что рыдания, не то на половинчатый стон. А может мне показалось? Саше я ничего не просила. Мы старались не смотреть друг на друга. Потом пошли, держась по азимуту нашего полка, чтобы солнце оставалось правым. Иногда мы оставались, отдыхали, слушали. И через час, и через два мы все еще слушали тишину для наших спинов. Вечером встретили двух солдат нашего полка. У них был компас, и теперь мы могли переехать точно в Ленинград. Открылся в лесу.Я лег, прикрытый дуплом Алимовской Стенсели, и все слушал, пока не заснул.
После войны День Победы был нерабочим днем. Бывшие солдаты надевали ордена, медали, гвардейские значки и уходили на вечер, либо просто в пиве, либо культурно — в гости.
Меня пригласили на завод, поставили в президиум. В антракте я спустился в буфет. Там я увидел Сашу Алимову и с ним какого-то парня на костылях тоже из милиции. Заказали «Москву» и пиво.
— Будем помнить? — сказал Саша.
«Почему бы не вспомнить?» — сказал инвалид. — По крайней мере, тогда я тогда стоял по делу.
— Вы помните это намерение? — спросил я Сашу.
— Что такое намерение? — спросил инвалид.
«Был такой интендант, — сказал Саша. — Героический командир. Некоторые люди погибли.
— Это я, что ты спал? — Я сказал.
— Забыли? Я забыл, как все воодушевлялись, когда шли лесом? Пример установлен. При выполнении приказа — живым не сдаться.
«Именно такой приказ был», — сказал инвалид. — Из такого приказа получилось более драматично. Некоторые. У нас было дело …
«Подождите, — сказал я. — Я это сказал?
Ничего подобного не припомнил. Удивительно, но я слушал, как Саша рассказывал обо мне.
«Зная, когда мы застреваем в болоте, ты тоже очень думал», — сказал Саша.
— Почему вы так думаете?
— И при том, что я сам об этом подумал.
— Ты? — Я сказал. — подумал? Вы кричали и не думали.
— Что я кричал? — спросил Саша Алимов.
— Всю дорогу ругались и кричали, что не хочешь большего. Так что если не хочешь.
«Естественно», — сказал инвалид.
«Странно», — сказал Саша.
И он сказал это, что я не говорил, когда он плакал.
«Так развлекаюсь, Баламунт», — сказал инвалид. «Комерианцы, у них есть ружье, а солдата пытаются сделать из винтовки, стреляют. Конечно, в целом приказ помог. После войны у меня была позиция …
« Мы были тогда мальчишками », — Саша сказал.- Хорошо, выпей за них.
Мы выпили.
«Это ваша интенсивность», — сказал инвалид. — Как его фамилия?
«Не знаю», — сказал я.
— У нас там тоже был такой.
— Была ли у вас в сети? — Я спросил.
— Основание. Что я имею в виду? Я разобрался, почему, мол, захватили. Так и было. Когда нас давили под старую Руссу …
И он стал нам рассказывать свою историю.

Нас осталось четверо. Саша Алимов все еще хром, ранен в ногу. Мы по очереди помогли ему уйти.Ничего не было бы, если бы Валя Ермолаев не подвел. Он был таким тяжелым и большим, что тела его не удерживали. А наш путь лежал через болота, и мы часто останавливались и таскали Ермолаева за пояс или растягивали его культя. Измученные, мы лежали тогда на кочках.
«Это парадокс: я не ем ничего, кроме той же туши», — рассердился Махотин. — Почему бы тебе не похудеть?
— Брось меня, — Ермолаев. — Не могу больше.
— Раньше надо было сказать, тогда мы тебя не тащили.
Нельзя было долго лежать, голова кружилась от смрадного запаха сока и болотных трав. Пришлось снова залезть и снова сломаться, опираясь на винтовки.
Хорошо, что ночи стояли яркие. Гуляли ночью. На четвертую ночь мы выбрались из сухой березы, увидели огни и услышали голоса. Голоса были женские. Мы подошли ближе. Сначала нам показалось, что это табор. Поталс стоял, плакали дети. Говорил по-русски; Это были охотники. Баба и старики.Село сгорело, и они ушли в лес. Спали в телегах. Днем закапывали, а ночью соломкой копали, варили картошку.
Когда мы вышли к свету костра, женщины испугались.
Нам стало совсем страшно на этих болотах, волосы в Тине, гимнастки, штаны — коричневые от ржавой воды. Морды заросли. Только ружья держали в порядке, тряпками оборачивались, поднимали над головой, когда в трясину забирались.
Сели погреться и сразу заснули.Проснулась в землянке, на овчине. Это была не землянка, а какая-то Нора. Не сравнивайте с нашими парадными землянками от саперов. Низкий, без па, земляная стена, земляной пол. Вместо двери висели два коврика. Старуха и женщина лет тридцати сели на пол и месили тесто на весах. Женщина заметила, что я проснулся, и дала мне печеную картошку. Я лежал, ел картошку, а она рассказывала о себе вживую. Вечером собирались отправиться на фиус искать железные листы.Надо сложить плиту. Я спросил, почему печки. Она посмотрела на меня. Они были очень похожи, видно мать и дочь. К холоду нужно подготовиться. Ночи скоро уйдут холодные, и будет отказ.
— Ты что, в деревню не вернешься?
«Там пепел», — сказала старуха.
— Наша деревня находится у трассы. «От немца там тебя мучают», — сказала дочь.
Был август сорок первого года. Никогда не думала о том, сколько может длиться война.Даже в голову не пришло. И никто из нас тогда не подумал. Мы никогда об этом не говорили. И эти женщины думали. Они знали, что им придется перезимовать, нужно сложить печи и подготовиться к зиме. Я послушал их и сначала подумал, что будет с ними и со всеми нами зимой.
«А вы куда, может, в Питер немцы», — сказала старуха.
«Не знаю», — сказал я. — Может быть. Просто нам еще нужно идти.
— И тогда бы его оставили. Помогали бы нам печь.
«Нет, — сказал я, — нам нужно идти». Винтовка где моя?
«Я плакала», — сказала дочь.
В это время Махотин и Саша Алимовы находились в блиндаже.
— Что мы будем делать? — Они сказали. — Есть такое мнение — остаться.
«Надо помогать младенцам», — сказал Махотин. — А вообще…
— Картошка, витамины, — сказал Саша. — А те нэ.
— Где Ермолаев? — Я спросил.
— Ермолаев влюбился и отомстил ее сапогам.
«Полное разложение», — сказал Саша.
«Эти печи просят сложить», — сказал я.
«Могу», — сказал Махотин.
Потом дед протиснулся в землянку. Он пошел искать коров и не нашел. Стадо потерялось где-то при бомбежке, а сколько дней все ищут, ищут его и не находят.
«Смотри, немецкая огранка», — сказал дедушка. — Без коров без вести пропавших.
Дочь рыдала, я хотела освободить руку от теста и не могла, тесто за ней тянулось, растягивалось…
«Кстати, — сказал Саша Алимов, — как дела, кобылы?» Я могу рассказать тебе о Кумсе. Нет, серьезно.
Они с дедушкой что-то плюнули и вылезли из землянки.
День выдался туманный, теплый. Отовсюду доносились приглушенные осторожные шумки. Звякали чугун, треснула берст. Здесь было Пятнадцать семей — двадцать — все, что осталось от деревни. В корыте, подвешенном между двумя березками, стонет больной ребенок. Мать пила колыбель.
— Может, у кого-то есть ваш врач? Спросила она.
Среди нас не было врача, все мы были с одного завода. Из разных мастерских, но с одного завода. Мы ничего не понимали в медицине. Когда рана Саши Алимова начала затуманиваться, мы просто ножом отрезали кусок, а потом воткнули. Все это было нашим лекарством.
Я нашел Ермолаеву под тележкой, возле Самовара. Ермолаев лежал, положив голову на ноги красивой женщине в жилете. Она была такого же роста, как он. Она погладила его по волосам, и на траве стояли чашки, от которых пахло самогоном.
«Это Таиса, идет наш красный командир», — сказал Ермолаев. — Он найдет невесту? — Он попытался встать и не смог.
«Я не знаю, как это случилось», — сказала женщина. — Итого половину и выпил. Видите, ослабление.
«Совершенно верно», — сказал Ермолаев. — Я слабею во всех смыслах. А Илья где?
— здесь.
И вот из-за кустов вышел голый мужик с кривой рукой.
— Здравствуйте.
«Привет», — ответил я. — Ранен?
«Это была штука», — неопределенно сказал парень.
Мы сели.Парень вытащил бутылку:
— Вы пьете?
Сюда подошел Мачотин. Взял бутылку, поболтал, понюхал, отдал мне. Я тоже принюхался, потом посмотрел на Ермолаеву и отдал ее парню.
— Дезертир? — спросил Мачотин.
«Как и ты», — сказал парень. — Мне нужно в больницу.
«Зачем тебе в больницу, оттуда через неделю запишут». И вот Лафа здесь. Один наряд — Баб-слуга.
Парень засмеялся. Он не хотел ссориться, он хотел, чтобы мы остались в этой деревне.Его уже окружал Псков. Потом, когда вышли, долго спрашивали — почему да, как … Теперь боялся возвращаться. В партизаны — пожалуйста. А куда вернуться?
Тогда я с ним не спорил. Мы сидели, мирно пили чай и рассказывали и о немцах, и о наших командирах, и о местных лесах.
«Я бы лично остался», — сказал Махотин.
А я бы остался. Мы говорили друг другу, как это было бы хорошо. Хотя бы неделю. Подошли, спустились и помогли женщинам… Только сейчас мы начали чувствовать, как нас потушили.
Илья налил полный стакан самогона, протянул мне:
— Раз останешься, можешь пить.
«Да, — сказал я, — тогда ты можешь надеяться быть здоровым».
«Нам сейчас много не нужно», — сказал Махотин. — Вы видите, какой у этого бегемота папочка.
Илья толкнул ему стакан.
Мы посмотрели на это стекло. Кто-то покачал его языком. Это был Саша Алимов, мы не заметили, как он появился с дедушкой. В кругу мы стояли женщины и ждали.
«Если вы пойдете, так что сейчас, пока не нагрянет туман», — сказал старик.- Вы двигаетесь по шоссе.
«Эх, дедушка, что ты с нами делаешь», — простонал Ермолаев. — Ребята, больной я, что ж: Бывает, люди … — Он встал, чуть не заплакал и, пошатываясь, куда-то пошел.
«Глядишь», — сказал мне Махотин. — Наш Ермолаев похудел. За одну ночь я похудела. Тайна природы!
Ермолаев вернулся со всеми нашими четырьмя винтовками.
Илья посмотрел на нас и выпил стакан самогона. Взяв винтовку, мы выглядели так, будто он пьет, кивая головой. Он вытер губы и сказал нам, Хмелей перед:
— пролетариат.В тебе нет земного корня. Брось товарища.
Распрощаемся. Ермолаев обнял своего знакомого.
«У тебя нет адресов, Таиса, — сказал он. — Вот что плохо. И я не. У нас нет с вами адресов.
Ермолаев снял пилота и опустил низко:
— Простите нас, дорогие товарищи, женщины и дети.
Мы тоже поклонились. Мы не знали, какая война нас ждет, не знали о замерзших окопах, о блокаде, о долгих годах войны. Мы ничего не знали, но уже чувствовали, что отсюда легко уйти, а вот вернуться — непросто.
Женщины смотрели на нас сухими глазами. Бедно и тихо. Больше нас никто не уговаривал и не осуждал. Таисаа посмотрела на Ермолаеву во все глаза, прижала к нему сапоги, они блестели, смазывались жиром.
— Возьми сапоги. Берите, — сказала она.
Ермолаев залез на голову:
— Не возьму. — Вытащил босиком. — Я привык.
«Дак», — сказал я.
Ермолаев обнял меня за плечи:
— Может они оставят камни? НО? Мы так и сделаем. И они будут зимовать.
«Утка», — сказал я.
Он отступил.
— В тебе нет сердец! — он крикнул. — бюрократ.
Ребята посмотрели на меня как на незнакомца. Они тоже были готовы снять ботинки и пиджаки, я это чувствовал. Я протянул руку и взял сапоги.
— Не трогайте! — крикнул Ермолаев.
Я бросил ему сапоги.
«Орех», — сказал я. — Или оставайся здесь.
Я пошел, не оборачиваясь. Потом я услышал, что ребята идут за мной. А потом услышал, как Ермолаев догнал.

Через час мы вышли на трассу.Еще не доехав до шоссе, мы пересекли устойчивую разбитую деревню. Белые русские печи пересекались, широкие и могущественные, среди выжженной земли. Сохранился окколик — кусок живой изгороди с калиткой, закрытой на веревочном кольце.
Шоссе проехали мотоциклы и автомобили. Лежим в кустах. Машины ехали не торопясь, потому что туман еще не спустился, но нам показалось, что они никуда не торопятся, потому что спешить некуда. Были тогда горькие мысли.
Наконец, мы съехали с шоссе и снова пошли в лес.Вечером на закате мы пошли к реке, на Стопанную поляну за бассейном. Здесь мы видели коров. Скорее сказать, что они нас видели. Они бросились к нам. Не подошло, но прибежало. С дюжиной коров и молодым бычком. Бегут, глумятся и пашут. С ними никого не было. Они смотрели на нас и издевались.
— Доненед, — сказал Ермолаев. — Молоко горит. Ужасная вещь.
Он наклонился, потрогал поцарапанные соски. Минутой позже он поднялся в водную пещеру, он, сеноминг, ловко выиграл ров у Болата Пеструхи.Корова вздрогнула, когда он, осторожно оторвав соски, начал доить.
«Дайте мне, — сказал Махотин, — и вы приготовите другой».
Ермолаев приготовил для меня.
«Вы обе, обе руки по очереди», — учил он.
Только Саша Алимов не мог доить, потому что мешала больная нога.
Сначала сделали в котелке и сразу пили молоко, а потом сверлили про запас. А потом доить было негде.
«На Землю», — скомандовал Ермолаев.
Начали доить прямо на земле.Молоко забито нам на сапоги, впитывается, проливается лужами. Все мы милосердны и натренированы. Трава торчит из белых пар луж. Стаканы молочных ручьев в бассейне.
«Наверное, это их коровы», — сказал Саша.
— Слушай, командир, мы назначим? Взять скот, а? — спросил Ермолаев.
— Как вы стреляете по трассе? — Я сказал.
«Давайте», — сказал Махотин. — Кто-нибудь туда пойдет, поведет мальчика или какую-нибудь женщину, да еще пусть отправит себя.
Разобрался — погас, нужно пробыть почти сутки.
«Это невозможно», — сказал я. — У нас нет такого права.
«Все исчезнут», — сказал Ермолаев. — Понимаете, скот исчезнет.
«Что за скот, пропадут детки», — сказал Махотин.
«Вот что», — сказал я. — Ищи другого командира. Давай, Ермолаев, стань командиром. Какого черта он сдался. Достаточно. Кем вы были на заводе? Член замка? Вот команда.
«Не Дури», — сказал Саша.
Но я лег на траву и вытянул ноги.
— Бюрократ, — сказал Ермолаев. — Куда мы бежим? Где я спрашиваю?
Я посмотрел на небо, на облака, которые все еще собирались плыть.
«Хорошо», — сказал Ермолаев. — Будь ты проклят.
Коровы щипали траву, но как только мы двинулись в путь, они пошли за нами. Мачотин их перегонял, махал им из ружья, а они ходили по кустам и Буржемасам.
«Надо их расстрелять», — сказал Махотин.
— Я тебя пристрелю! — сказал Ермолаев.
— И есть такой приказ, ничего не оставлять врагу.
«О, приказ», — вдруг сказала Саша. — А дети уходят от врага — тоже такой приказ?
Махотин отошел ко мне за спину.
— Что ты смиренно? — он сказал. — То есть, по-вашему, пусть останутся немцами?
«Стреляй по разговору», — сказал я. — Идти.
Они пошли, а я остался с коровами. Потом я бежал от коров на другой стороне, прыгая через пни.
Фаулинг Я догнал ребят и сменил Махотина, который помог выйти Саше Алимову.
… К утру мы перешли фронт где-то в Александровке, а через час нашли штаб нашей дивизии в Пушкине.

По приказу армии танковая дивизия должна была обеспечить смену.
Art Protection не удалось. Не хватает снарядов. Колонна со снарядами застряла под старой Руссой, где бомбили мост.
Согласно приказу дивизии, Полк Голубцева должна была освоить предпосылки.
После первых же попыток выбраться из рощи, которая простиралась до самого берега, были сбиты две машины, и габберы поняли, что все это безнадежно.
Сидел на КП в рации и пытался связаться с командиром дивизии. КП разместили в бывшей немецкой землянке, единственной на этом болоте. Но еще раньше в этой землянке стоял наш миномет. Из наших на стеллажах были картины химическим карандашом, у немцев остались гранаты на длинных деревянных ручках и открытка с какой-то девушкой, усиливающаяся в сторону голов Нар.
Голуба держал глухую половину землянки, отделенную плащом. Над столом Голубетова горела фара, подключенная к батареям.От тесных разрывов содрогалась болотная земля, из щелей выталкивался песок. Заманил на гранулированный колпачок, на карту, в тарелку со шпротами.
Молодой радиоведущий сидел на ящике и размазывал умника, не переставая говорить в микрофон: «Василек, Василек, я сирень, я сирень». Масленка в его руках звенела и раздражала Голубеву так же, как его беспечный голос.
— Надолго вытащишь? — сказал Голубцовец.
Радист посмотрел на него, сдвинул наушники.
— Слушаю, товарищ майор.
— Общение, давай, общение! — крикнул капуста и выругался.
Радист сморщился, нажал на наушники и прыгнул.
— Второй слушает.
Лампочка блаженствовала в рядах Голубцова.
«Стреляйте», — сказал командир дивизии. Они вместе сражались уже год, и Голубцову стало ясно, что командир дивизии уже ничего не может.
«Оказывается, выскакивают», — сказал командир дивизии.- С самого начала прорыв на ходу. Ну огонь, ну огонь, что вы подумали? — И поскольку он не мог помочь боевой рыбе, у него светился голос. — Как вы думали, что вам встретятся рогалики? Что, черт возьми, застряло! В пенальти я хотел?

Нас осталось четверо. Саша Алимов все еще хром, ранен в ногу. Мы по очереди помогли ему уйти. Ничего не было бы, если бы Валя Ермолаев не подвел. Он был таким тяжелым и большим, что тела его не удерживали. А наш путь лежал через болота, и мы часто останавливались и таскали Ермолаева за пояс или растягивали его культя.Измученные, мы лежали тогда на кочках.

Это парадокс: ничего не ест, а тушу ту же », — рассердился Махотин. — Почему ты не худеешь?

Брось меня, — Ермолаев. — Не могу больше.

Раньше надо было сказать, тогда мы тебя не тащили.

Нельзя было долго лежать, голова кружилась от смрадного запаха сока и болотных трав. Пришлось снова залезть и снова сломаться, опираясь на винтовки.

Хорошо, что ночи стояли яркие. Гуляли ночью. На четвертую ночь мы выбрались из сухой березы, увидели огни и услышали голоса. Голоса были женские. Мы подошли ближе. Сначала нам показалось, что это табор. Поталс стоял, плакали дети. Говорил по-русски; Это были охотники. Баба и старики. Село сгорело, и они ушли в лес. Спали в телегах. Днем закапывали, а ночью соломкой копали, варили картошку.

Когда мы подошли к свету костра, женщины испугались.

Нам стало совсем страшно на этих болотах, волосы в Тине, гимнастки, штаны — коричневые от ржавой воды. Морды заросли. Только ружья держали в порядке, тряпками оборачивались, поднимали над головой, когда в трясину забирались.

Сели погреться и сразу заснули. Проснулась в землянке, на овчине. Это была не землянка, а какая-то Нора. Не сравнивайте с нашими парадными землянками от саперов. Низкий, без па, земляная стена, земляной пол.Вместо двери висели два коврика. Старуха и женщина лет тридцати сели на пол и месили тесто на весах. Женщина заметила, что я проснулся, и дала мне печеную картошку. Я лежал, ел картошку, а она рассказывала о себе вживую. Вечером собирались отправиться на фиус искать железные листы. Надо сложить плиту. Я спросил, почему печки. Она посмотрела на меня. Они были очень похожи, видно мать и дочь. К холоду нужно подготовиться.Ночи скоро уйдут холодные, и будет отказ.

Ну что, в деревню не вернешься?

Праха нет, — сказала старуха.

Наша деревня находится у шоссе. «От немца там тебя мучают», — сказала дочь.

Был август сорок первого года. Я никогда не думал о том, сколько может длиться война. Даже в голову не пришло. И никто из нас тогда не подумал. Мы никогда об этом не говорили. И эти женщины думали. Они знали, что им придется перезимовать, нужно сложить печи и подготовиться к зиме.Я послушал их и сначала подумал, что будет с ними и со всеми нами зимой.

А вы куда, может в Питере немцы, — сказала старуха.

Не знаю, — сказал я. — Может быть. Просто нам нужно идти.

И его бы оставили. Помогали бы нам печь.

Нет, — сказал я, — нам нужно идти. «Винтовка где моя?

Я забрала «, — сказала дочь.

В это время Махотин и Саша Алимовы находились в землянке.

Что мы будем делать? — Они сказали. — Есть такое мнение — остаться.

Деткам нужно помогать, — сказал Махотин. — А вообще…

Картофель, витамины, — сказал Саша. — А те нэ.

А где Ермолаев? — Я спросил.

Ермолаев влюбился и отомстил ей сапогами.

Полное разложение, — сказал Саша.

Эту печь просят сложить, — сказал я.

Могу, — сказал Махотин.

Потом дед в блиндаж втиснулся.Он пошел искать коров и не нашел. Стадо потерялось где-то при бомбежке, а сколько дней все ищут, ищут его и не находят.

Смотри, немецкая резка, — сказал Дед. — Без коров на пропавших без вести.

Дочка рыдала, хотела освободить руку от теста и не могла, тесто за ней тянуло, протягивало …

Кстати, — сказал Саша Алимов, — как у вас кобыла? Я могу научить вас про Кумсу.Нет, серьезно.

Они с дедушкой что-то плюнули и вылезли из землянки.

День был туманный, теплый. Отовсюду доносились приглушенные осторожные шумки. Звякали чугун, треснула берст. Здесь было Пятнадцать семей — двадцать — все, что осталось от деревни. В корыте, подвешенном между двумя березками, стонет больной ребенок. Мать пила колыбель.

Может кто твой врач? Спросила она.

Среди нас не было врача, все мы были с одного завода.Из разных мастерских, но с одного завода. Мы ничего не понимали в медицине. Когда рана Саши Алимова начала затуманиваться, мы просто ножом отрезали кусок, а потом воткнули. Все это было нашим лекарством.

Я нашел Ермолаеву под телегой, возле Самовара. Ермолаев лежал, положив голову на ноги красивой женщине в жилете. Она была такого же роста, как он. Она погладила его по волосам, и на траве стояли чашки, от которых пахло самогоном.

Вот, Таиса, идет наш красный командир, — сказал Ермолаев.- Он найдет невесту? — Он попытался встать и не смог.

Не знаю, как это произошло «, — сказала женщина. — Всего половину и выпила. Видите, ослабление.

Точно, слабенький, — сказал Ермолаев. — Я слабею во всех смыслах. А Илья где?

И вот из-за кустов вышел голый мужик с кривой рукой.

Здравствуйте.

Привет, — ответил я. — Ранен?

Так и было, — неопределенно сказал парень.

Сели. Парень вытащил бутылку:

Вы пьете?

Мачотин подошел сюда.Взял бутылку, поболтал, понюхал, отдал мне. Я тоже принюхался, потом посмотрел на Ермолаеву и отдал ее парню.

Дезертир? — спросил Мачотин.

Вам кажется, — сказал парень. — Мне нужно в больницу.

Зачем тебе в больницу, оттуда через неделю запишут. И вот Лафа здесь. Один наряд — Баб-слуга.

Парень засмеялся. Он не хотел ссориться, он хотел, чтобы мы остались в этой деревне. Его уже окружал Псков.Потом, когда вышли, долго спрашивали — почему да, как … Теперь боялся возвращаться. В партизаны — пожалуйста. А куда вернуться?

Я тогда с ним не спорил. Мы сидели, мирно пили чай и рассказывали и о немцах, и о наших командирах, и о местных лесах.

Я бы лично остался », — сказал Махотин.

И я бы остался. Мы говорили друг другу, как это было бы хорошо. Хотя бы неделю. Подошли, спустились и помогли женщинам… Только сейчас мы начали чувствовать, как нас потушили.

Илья налил полный стакан Самогона, протянул мне:

Когда останешься, можешь пить.

Да, — сказал я, — тогда можно было бы надеяться быть здоровым.

Нам сейчас много не нужно, — сказал Махотин. — Вы видите, какой этот бегемот — папочка.

Илья толкнул ему стакан.

Мы посмотрели на это стекло. Кто-то покачал его языком. Это был Саша Алимов, мы не заметили, как он появился с дедушкой.В кругу мы стояли женщины и ждали.

Если поедешь, так сейчас, пока туман не поймает, — сказал старик. — Вы двигаетесь по шоссе.

Эх, дедушка, что ты с нами делаешь, — сказал Ермолаев. — Ребята, больной Я, что ж: Бывает, люди … — Он встал, чуть не заплакал, и, пошатываясь, куда-то пошел.

Глядишь, — сказал мне Махотин. — Наш Ермолаев похудел. За одну ночь похудел. Тайна природы!

Ермолаев вернулся со всеми нашими четырьмя винтовками.

Илья посмотрел на нас и выпил стакан самогона. Взяв винтовку, мы выглядели так, будто он пьет, кивая головой. Он вытер губы и сказал нам, Хмелей перед:

Пролетариат. В тебе нет земного корня. Брось товарища.

Распространяемся на прощание. Ермолаев обнял своего знакомого.

Адресов нет, Таиса, — сказал он. — Вот что плохо. И я не. У нас нет с вами адресов.

Ермолаев снял пилота и опустил низко:

Простите нас, дорогие товарищи, женщины и дети.

Мы тоже поклонились. Мы не знали, какая война нас ждет, не знали о замерзших окопах, о блокаде, о долгих годах войны. Мы ничего не знали, но уже чувствовали, что отсюда легко уйти, а вот вернуться — непросто.

Женщины смотрели на нас сухими глазами. Бедно и тихо. Больше нас никто не уговаривал и не осуждал. Таисаа посмотрела на Ермолаеву во все глаза, прижала к нему сапоги, они блестели, смазывались жиром.

Возьми сапоги. Бери, — сказала она.

Ермолаев залез на голову:

брать не буду. — Он вытащил босиком. — Я привык.

Сухой, — сказал я.

Ермолаев обнял меня за плечи:

Может камни оставим? НО? Мы так и сделаем. И они перезимуют.

Сухой, — сказал я.

Он отступил.

Сердца в тебе! — он крикнул. — бюрократ.

Ребята посмотрели на меня как на незнакомца. Они тоже были готовы снять ботинки и пиджаки, я это чувствовал.Я протянул руку и взял сапоги.

Не трогайте! — крикнул Ермолаев.

Я бросил ему сапоги.

Wear, — сказал я. — Или оставайся здесь.

Я пошел, не оборачиваясь. Потом я услышал, что ребята идут за мной. А потом услышал, как Ермолаев догнал.

Через час мы вышли на трассу. Еще не доехав до шоссе, мы пересекли устойчивую разбитую деревню. Белые русские печи пересекались, широкие и могущественные, среди выжженной земли. Сохранился окколик — кусок живой изгороди с калиткой, закрытой на веревочном кольце.

Шоссе ездили на мотоциклах и автомобилях. Лежим в кустах. Машины ехали не торопясь, потому что туман еще не спустился, но нам показалось, что они никуда не торопятся, потому что спешить некуда. Были тогда горькие мысли.

Наконец, мы поскользнулись на шоссе и снова пошли в лес. Вечером на закате мы пошли к реке, на Стопанную поляну за бассейном. Здесь мы видели коров. Скорее сказать, что они нас видели. Они бросились к нам. Не подошло, но прибежало.С дюжиной коров и молодым бычком. Бегут, глумятся и пашут. С ними никого не было. Они смотрели на нас и издевались.

Доставлено, — сказал Ермолаев. — Молоко горит. Ужасная вещь.

Он наклонился, потрогал поцарапанные соски. Минутой позже он поднялся в водную пещеру, он, сеноминг, ловко выиграл ров у Болата Пеструхи. Корова вздрогнула, когда он, осторожно оторвав соски, начал доить.

Позвольте мне, — сказал Махотин, — и вы готовы к другому.«

Ермолаев приготовил для меня.

Вы обе, обе руки по очереди, — учил он.

Только Саша Алимов не мог доить, потому что мешала больная нога.

Сначала сделали в котелке и сразу пили молоко, а потом сверлили про запас. А потом доить было негде.

На земле, — скомандовал Ермолаев.

Мы начали доить прямо на земле. Молоко забито нам на сапоги, впитывается, проливается лужами.Все мы милосердны и натренированы. Трава торчит из белых пар луж. Стаканы молочных ручьев в бассейне.

Наверное, это их коровы, — сказал Саша.

Слушайте, командир, мы назначим? Взять скот, а? — спросил Ермолаев.

Как вы стреляете по трассе? — Я сказал.

Давай сделаем это, — сказал Махотин. — Кто-нибудь пойдет туда, поведет мальчика или несколько женщин, да еще пусть сами пришлют.

Разобрался — потухло, нужно пробыть почти сутки.

Невозможно, — сказал я. — У нас нет такого права.

Они исчезнут «, — сказал Ермолаев. — Понимаете, исчезнет скот.

Что за скот, пропадут пацаны, — сказал Махотин.

Вот что, — сказал я. — Ищи другого командира. Давай, Ермолаев, стань командиром. Какого черта он сдался. Достаточно. Кем вы были на заводе? Член замка? Вот команда.

Не Дури, — сказал Саша.

Но я лег на траву и вытянул ноги.

Бюрократ, — сказал Ермолаев. — Куда мы бежим? Где я спрашиваю?

Я посмотрел на небо, на облака, которые все еще собирались плыть.

Хорошо, — сказал Ермолаев. — Будь ты проклят.

Коровы щипали траву, но как только мы двинулись в путь, они пошли за нами. Мачотин их перегонял, махал им из ружья, а они ходили по кустам и Буржемасам.

Надо их пристрелить, — сказал Махотин.

Я тебя пристрелю! — сказал Ермолаев.

А есть такой приказ, врагу нечего оставлять.

А, приказ, — вдруг сказал Саша. — А дети уходят от врага — такой приказ тоже?

Махотин отошел ко мне за спину.

Что ты смиренно? — он сказал. — То есть, по-вашему, пусть останутся немцами?

Stick talk, — сказал я. — Идти.

Они пошли, а я остался с коровами. Потом я бежал от коров на другой стороне, прыгая через пни.

Фаулинг догнал ребят и сменил Махотина, который помог выйти Саше Алимову.

… К утру мы перешли фронт где-то в Александровке, а через час нашли штаб нашей дивизии в Пушкине.

Молоко на траве

Нас осталось четверо. Саша Алимов все еще хром, ранен в ногу. Мы по очереди помогли ему уйти. Ничего не было бы, если бы Валя Ермолаев не подвел. Он был таким тяжелым и большим, что тела его не удерживали. А наш путь лежал через болота, и мы часто останавливались и таскали Ермолаева за пояс или растягивали его культя.Измученные, мы лежали тогда на кочках.

Это парадокс: ничего не ест, а тушу ту же », — рассердился Махотин. — Почему ты не худеешь?

Брось меня, — Ермолаев. — Не могу больше.

Раньше надо было сказать, тогда мы тебя не тащили.

Нельзя было долго лежать, голова кружилась от смрадного запаха сока и болотных трав. Пришлось снова залезть и снова сломаться, опираясь на винтовки.

Хорошо, что ночи стояли яркие. Гуляли ночью. На четвертую ночь мы выбрались из сухой березы, увидели огни и услышали голоса. Голоса были женские. Мы подошли ближе. Сначала нам показалось, что это табор. Поталс стоял, плакали дети. Говорил по-русски; Это были охотники. Баба и старики. Село сгорело, и они ушли в лес. Спали в телегах. Днем закапывали, а ночью соломкой копали, варили картошку.

Когда мы подошли к свету костра, женщины испугались.

Нам стало совсем страшно на этих болотах, волосы в Тине, гимнастки, штаны — коричневые от ржавой воды. Морды заросли. Только ружья держали в порядке, тряпками оборачивались, поднимали над головой, когда в трясину забирались.

Сели погреться и сразу заснули. Проснулась в землянке, на овчине. Это была не землянка, а какая-то Нора. Не сравнивайте с нашими парадными землянками от саперов. Низкий, без па, земляная стена, земляной пол.Вместо двери висели два коврика. Старуха и женщина лет тридцати сели на пол и месили тесто на весах. Женщина заметила, что я проснулся, и дала мне печеную картошку. Я лежал, ел картошку, а она рассказывала о себе вживую. Вечером собирались отправиться на фиус искать железные листы. Надо сложить плиту. Я спросил, почему печки. Она посмотрела на меня. Они были очень похожи, видно мать и дочь. К холоду нужно подготовиться.Ночи скоро уйдут холодные, и будет отказ.

Ну что, в деревню не вернешься?

Праха нет, — сказала старуха.

Наша деревня находится у шоссе. «От немца там тебя мучают», — сказала дочь.

Был август сорок первого года. Я никогда не думал о том, сколько может длиться война. Даже в голову не пришло. И никто из нас тогда не подумал. Мы никогда об этом не говорили. И эти женщины думали. Они знали, что им придется перезимовать, нужно сложить печи и подготовиться к зиме.Я послушал их и сначала подумал, что будет с ними и со всеми нами зимой.

А вы куда, может в Питере немцы, — сказала старуха.

Не знаю, — сказал я. — Может быть. Просто нам нужно идти.

И его бы оставили. Помогали бы нам печь.

Нет, — сказал я, — нам нужно идти. «Винтовка где моя?

Я забрала «, — сказала дочь.

В это время Махотин и Саша Алимовы находились в землянке.

Что мы будем делать? — Они сказали. — Есть такое мнение — остаться.

Деткам нужно помогать, — сказал Махотин. — А вообще…

Картофель, витамины, — сказал Саша. — А те нэ.

А где Ермолаев? — Я спросил.

Ермолаев влюбился и отомстил ей сапогами.

Полное разложение, — сказал Саша.

Эту печь просят сложить, — сказал я.

Могу, — сказал Махотин.

Потом дед в блиндаж втиснулся.Он пошел искать коров и не нашел. Стадо потерялось где-то при бомбежке, а сколько дней все ищут, ищут его и не находят.

Смотри, немецкая резка, — сказал Дед. — Без коров на пропавших без вести.

Дочка рыдала, хотела освободить руку от теста и не могла, тесто за ней тянуло, протягивало …

Кстати, — сказал Саша Алимов, — Как у вас кобыла? Я могу научить вас про Кумсу. Нет, серьезно.

Они с дедушкой что-то плюнули и вылезли из землянки.

День был туманный, теплый. Отовсюду доносились приглушенные осторожные шумки. Звякали чугун, треснула берст. Здесь было Пятнадцать семей — двадцать — все, что осталось от деревни. В корыте, подвешенном между двумя березками, стонет больной ребенок. Мать пила колыбель.

Может кто твой врач? Спросила она.

Среди нас не было врача, все мы были с одного завода.Из разных мастерских, но с одного завода. Мы ничего не понимали в медицине. Когда рана Саши Алимова начала затуманиваться, мы просто ножом отрезали кусок, а потом воткнули. Все это было нашим лекарством.

Я нашел Ермолаеву под телегой, возле Самовара. Ермолаев лежал, положив голову на ноги красивой женщине в жилете. Она была такого же роста, как он. Она погладила его по волосам, и на траве стояли чашки, от которых пахло самогоном.

Вот, Таиса, идет наш красный командир, — сказал Ермолаев.- Он найдет невесту? — Он попытался встать и не смог.

Не знаю, как это произошло «, — сказала женщина. — Всего половину и выпила. Видите, ослабление.

Точно, слабенький, — сказал Ермолаев. — Я слабею во всех смыслах. А Илья где?

И вот из-за кустов вышел голый мужик с кривой рукой.

Здравствуйте.

Привет, — ответил я. — Ранен?

Так и было, — неопределенно сказал парень.

Сели. Парень вытащил бутылку:

Вы пьете?

Мачотин подошел сюда.Взял бутылку, поболтал, понюхал, отдал мне. Я тоже принюхался, потом посмотрел на Ермолаеву и отдал ее парню.

Дезертир? — спросил Мачотин.

Вам кажется, — сказал парень. — Мне нужно в больницу.

Зачем тебе в больницу, оттуда через неделю запишут. И вот Лафа здесь. Один наряд — Баб-слуга.

Парень засмеялся. Он не хотел ссориться, он хотел, чтобы мы остались в этой деревне. Его уже окружал Псков. Потом, когда вышли, долго спрашивали — почему да, как… Теперь он боялся возвращаться. В партизаны — пожалуйста. А куда вернуться?

Я тогда с ним не спорил. Мы сидели, мирно пили чай и рассказывали и о немцах, и о наших командирах, и о местных лесах.

Я бы лично остался », — сказал Махотин.

И я бы остался. Мы говорили друг другу, как это было бы хорошо. Хотя бы неделю. Подошли, спустились, помогли женщинам … Только теперь мы начали чувствовать, как нас потушили.

Илья налил полный стакан Самогона, протянул мне:

Когда останешься, можешь пить.

Да, — сказал я, — тогда можно было бы надеяться быть здоровым.

Нам сейчас много не нужно, — сказал Махотин. — Вы видите, какой этот бегемот — папочка.

Илья толкнул ему стакан.

Мы посмотрели на это стекло. Кто-то покачал его языком. Это был Саша Алимов, мы не заметили, как он появился с дедушкой. В кругу мы стояли женщины и ждали.

Если поедешь, так сейчас, пока туман не поймает, — сказал старик. — Вы двигаетесь по шоссе.

Эх, дедушка, что ты с нами делаешь, — сказал Ермолаев.- Ребята, больной я, что ж: Бывает, люди … — Он встал, чуть не заплакал и, пошатываясь, куда-то пошел.

Глядишь, — сказал мне Махотин. — Наш Ермолаев похудел. За одну ночь похудел. Тайна природы!

Ермолаев вернулся со всеми нашими четырьмя винтовками.

Илья посмотрел на нас и выпил стакан самогона. Взяв винтовку, мы выглядели так, будто он пьет, кивая головой. Он вытер губы и сказал нам, Хмелей перед:

Пролетариат. В тебе нет земного корня.Брось товарища.

Распространяемся на прощание. Ермолаев обнял своего знакомого.

Адресов нет, Таиса, — сказал он. — Вот что плохо. И я не. У нас нет с вами адресов.

Ермолаев снял пилота и опустил низко:

Простите нас, дорогие товарищи, женщины и дети.

Мы тоже поклонились. Мы не знали, какая война нас ждет, не знали о замерзших окопах, о блокаде, о долгих годах войны. Мы ничего не знали, но уже чувствовали, что отсюда легко уйти, а вот вернуться — непросто.

Женщины смотрели на нас сухими глазами. Бедно и тихо. Больше нас никто не уговаривал и не осуждал. Таисаа посмотрела на Ермолаеву во все глаза, прижала к нему сапоги, они блестели, смазывались жиром.

Возьми сапоги. Бери, — сказала она.

Ермолаев залез на голову:

брать не буду. — Он вытащил босиком. — Я привык.

Сухой, — сказал я.

Ермолаев обнял меня за плечи:

Может камни оставим? НО? Мы так и сделаем.И они перезимуют.

Сухой, — сказал я.

Он отступил.

Сердца в тебе! — он крикнул. — бюрократ.

Ребята посмотрели на меня как на незнакомца. Они тоже были готовы снять ботинки и пиджаки, я это чувствовал. Я протянул руку и взял сапоги.

Не трогайте! — крикнул Ермолаев.

Я бросил ему сапоги.

Wear, — сказал я. — Или оставайся здесь.

Я пошел, не оборачиваясь. Потом я услышал, что ребята идут за мной. А потом услышал, как Ермолаев догнал.

Через час мы вышли на трассу. Еще не доехав до шоссе, мы пересекли устойчивую разбитую деревню. Белые русские печи пересекались, широкие и могущественные, среди выжженной земли. Сохранился окколик — кусок живой изгороди с калиткой, закрытой на веревочном кольце.

Шоссе ездили на мотоциклах и автомобилях. Лежим в кустах. Машины ехали не торопясь, потому что туман еще не спустился, но нам показалось, что они никуда не торопятся, потому что спешить некуда.Были тогда горькие мысли.

Наконец, мы поскользнулись на шоссе и снова пошли в лес. Вечером на закате мы пошли к реке, на Стопанную поляну за бассейном. Здесь мы видели коров. Скорее сказать, что они нас видели. Они бросились к нам. Не подошло, но прибежало. С дюжиной коров и молодым бычком. Бегут, глумятся и пашут. С ними никого не было. Они смотрели на нас и издевались.

Доставлено, — сказал Ермолаев. — Молоко горит. Ужасная вещь.

Он наклонился, потрогал поцарапанные соски.Минутой позже он поднялся в водную пещеру, он, сеноминг, ловко выиграл ров у Болата Пеструхи. Корова вздрогнула, когда он, осторожно оторвав соски, начал доить.

Позвольте мне, — сказал Махотин, — и вы готовы к другому. «

Ермолаев приготовил для меня.

Вы обе, обе руки по очереди, — учил он.

Только Саша Алимов не мог доить, потому что мешала больная нога.

Сначала сделали в котелке и сразу пили молоко, а потом сверлили про запас.А потом доить было негде.

На земле, — скомандовал Ермолаев.

Мы начали доить прямо на земле. Молоко забито нам на сапоги, впитывается, проливается лужами. Все мы милосердны и натренированы. Трава торчит из белых пар луж. Стаканы молочных ручьев в бассейне.

Наверное, это их коровы, — сказал Саша.

Слушайте, командир, мы назначим? Взять скот, а? — спросил Ермолаев.

Как вы стреляете по трассе? — Я сказал.

Давай сделаем это, — сказал Махотин. — Кто-нибудь пойдет туда, поведет мальчика или несколько женщин, да еще пусть сами пришлют.

Разобрался — потухло, нужно пробыть почти сутки.

Невозможно, — сказал я. — У нас нет такого права.

Они исчезнут «, — сказал Ермолаев. — Понимаете, исчезнет скот.

Что за скот, пропадут пацаны, — сказал Махотин.

Вот что, — сказал я. — Ищи другого командира.Давай, Ермолаев, стань командиром. Какого черта он сдался. Достаточно. Кем вы были на заводе? Член замка? Вот команда.

Не Дури, — сказал Саша.

Но я лег на траву и вытянул ноги.

Бюрократ, — сказал Ермолаев. — Куда мы бежим? Где я спрашиваю?

Я посмотрел на небо, на облака, которые все еще собирались плыть.

Хорошо, — сказал Ермолаев. — Будь ты проклят.

Коровы щипали траву, но как только мы двинулись в путь, они пошли за нами.Мачотин их перегонял, махал им из ружья, а они ходили по кустам и Буржемасам.

Надо их пристрелить, — сказал Махотин.

Я тебя пристрелю! — сказал Ермолаев.

А есть такой приказ, врагу нечего оставлять.

А, приказ, — вдруг сказал Саша. — А дети уходят от врага — такой приказ тоже?

Махотин отошел ко мне за спину.

Что ты смиренно? — он сказал. — То есть, по-вашему, пусть останутся немцами?

Stick talk, — сказал я.- Идти.

Они пошли, а я остался с коровами. Потом я бежал от коров на другой стороне, прыгая через пни.

Фаулинг догнал ребят и сменил Махотина, который помог выйти Саше Алимову.

… К утру мы перешли фронт где-то в Александровке, а через час нашли штаб нашей дивизии в Пушкине.

Даниэль Гранан.

Смерть Интенанты

Молоко на траве

Солдат КП

Даниэль Гранан.

Молодая война

Смерть Интенанты

Хозяйка нарезает хлеб.

Ни хозяйки, ни хижины не вспомнил, но теперь помню ее руку и длинный полумесяц, зажатый с лакированной корочкой. И горшок с зелеными цветами, полный густой желто-белой сметаны.

На четвертый день наш полк вышел из окружения. Мы гуляли глухими деревенскими кораблями. Пыль тянулась за нами прочь, плотным облаком, в котором уединился Робре, ослабевший от голода и жары.

В полдень было приказано рухнуть к деревне. Как все произошло — не знаю. Может быть, форварды прислали разведчиков, — тогда мы не беспокоились об этом. У нас был инклюзивный, у нас были штатная и головная колонна, командир полка и штабные начальники. Наше дело было солдатским: держись поближе к кухне и подальше от начальства, — учил Саша Алимов. Но так как кухонь у нас не было, нужно было не заблудиться. Пока там подавился кто, Саша быстро сориентировался, и поэтому мы с ним сели за стол и ели сметану.

Посмотрел.

Прикреплен? Это скорость, — сказал он. — Ладно, лезь ко мне. Я напротив. — Он вздохнул. — Ребята, это … Белубо сожалеет. Потом ты просыпаешься, бегаешь по кустам.

Мы только ополоснулись. У нас был такой гражданский разговор, потому что все мы приехали в ополчение с одного завода и наш приятель был мастером катания, хорошим мастером, наверное, для этого комом и набором. Больше ничего не слышала и ничего не видела, на хлеб сметану намазала, соль посмотрела прямо во рту, сметану с ложки ела.В ту минуту я ни о чем не думал, иначе точно запомнил бы свои мысли, а мы ни о чем не говорили, мы были слишком голодны. Поскольку короны закончились, мы ели только то, что попадалось на дорогу, — недозрелый овес, щавель, зеленую чернику, клубнику, даже сырые жеванные грибы.

Вдруг возле хижины раздался автомат. Хозяйка закричала. Слышался еще один пулемет, и все равно …

немцев! — Так кричала хозяйка.

Через какую-то секунду мы все еще сидели за столом с голыми ртами — пока поняли, что у нас на полке нет автоматов.У нас не было ни ружей, ни пулеметов, только винтовки и гранаты.

Саша бросился в сеню и сразу отпрыгнул:

Давай в сад!

Окно кухни, где мы сидели, выходило в сад.

Простите, хозяйка, — успела сказать Саша и приземлилась рама.

Я прыгнул за ним, мы бежали, прогибаясь между разнообразием. Воздух свистел, прошитый пулями. Упали в ботву, перевернулись и увидели деревню. Сад спускался к реке.Мы лежали на Козочиоре и впервые увидели эту деревню, вытянутую на гребне, а в просвете между рукавами для гурманов зеленый мотоцикл. Немец сидел в инвалидной коляске и бил нас из рук из ручного пулемета. Сидел удобно, а по дороге ползли бронемашины и крутили во все стороны, да и в самом селе мотоциклы были, да и в колясках удобно сидели. Впервые мы увидели их так близко. Саша зацепился за створку и выстрелил в пулеметчика.Но, может, не в пулеметчик, просто стрелял там, но он сдвинулся, и с этого я перестал смотреть на немца и тоже поднял винтовку, а я приспособился к шестому испуганному, за тощим шестым, арстом, и начал стрелять. Пугало Мне нужно махнуть на немецкую куртку с дранными рукавами. Фуражка с него полетела, зашуршала, а она все помахала, машет рукой. Саша вытащил гранату, чуть приподнял, бросил, — бред гранатовый «РГ», но мотоцикл уехал к избе, автомат упал.Скатились, нырнули в Евняк, перепрыгнули через реку и побежали в лес. Сначала поехала на Молеля, Ольшаник, потом — лес, редкий, заболоченный, но все же лес.

Где-то в кустах мы упали. Я достаточно пошевелился, осмотрелся, показал Саше мешок от противогаза; Его пробили в двух местах. Мы давно забрасываем противогазы. В мешочке лежали гранаты. А — хлеб? Мы только что съели хлеб. Как мне удалось это туда поставить, так я так и не понял.

А вы могли взорваться? — сказал я, и мы пошли.Мы смеялись изо всех сил, смеялись до слез.

Ну, мы их просили, — сказал я. — Сколько снимали? Я четыре раза.

Бились второй месяц. Были ранены, ушли, куда-то стреляли, но мы действительно немцев не встретили, и сделали то, что нам приказали — а потом стреляли без команды.

Где твой подбородок? — спросил Саша.

Каток остался в избе. Я был расстроен, что хотел вернуться в деревню. Я почти не поддерживал меня. Я испортил себе все настроение.Он упадет на подбородок. А как объяснить влечение?

Слышались звуки моторов. «Арморовики», — сказал Саша, и мы стали лезть вглубь леса. Мох беззвучно прыгает под его ногами. Пришлось искать свою. Они нас не ждут. Гуляли, винтовки недорогие, теперь готовы к любой неожиданности.

Посреди тигля мы увидели военных. Он сел на пень. Фуражка лежала у его ног. Редкие седые волосы плотно срослись. Возможно, он был из нашего полка, но я его не знал.В малиновых петакерах у него был спящий и интимный значок.

Мы так обрадовались, что они кинулись к нему, размахивая всеми чартерами. Он посмотрел на нас и не двинулся с места. Нам было стыдно за нашу панику. Пристегнул калитку гимнасток. Как спокойно мы его спросили — где наши?

Он пожал плечами. Мы ничего не поняли.

Без полки, — сказал он. — Войлок.

Как так, — сказал Саша, все еще на что-то надеясь. — Ведь это полк. Командир Шельф.А наш приятный, Леонид Семенович …

У меня его кружка и любовь, — сказал я.

Intensdunt не слушал. Он даже не смотрел на нас. Его глаза были как бы обращены внутрь, как будто он рассматривал что-то внутри себя.

Мы ждали, пока он объяснит ситуацию. Он был командиром, хоть и неопытным, но все же командиром, личным составом. Теперь нам не о чем беспокоиться.

Миномет начал стрелять из села через лес. Интеннант вытащил Нагана, его рука дрожала.

Товарищи, — сказал он шепотом. — Помоги мне.

Чем ты ранен? — спросил Саша.

Он покачал головой и сказал самым обычным голосом:

Пристрелите меня.

Как так? За что? Да ты? Прийти.

Я не могу «, — сказал он. — Сердце.

Будем себя вести, — сказал Саша.

Я не могу пойти. Вообще. Теперь немец фальсифицирует лес. Давай скоро. — протянул Саша Наган.

Саша отступил.

Приказ есть, — ясно, командир, — сказал Интенсдант.- Живым в плену не сдаваться! Вы знаете? — Рыхлый груз, — он вдруг выпрямился, спрятавшись. «Я сохранил документы», — сказал он.

Мы вас терпим, — сказал я.

Саша посмотрел на болотистого Кочкарника, который вытянулся, если был.

Выполняйте, — сказал интеннант, — Эх, вы, милиция!

Несколько раз за войну вспоминал этого интенанта. В голодную зиму сорок второго года, когда мы хихикали в окопах под Пушкиным. После прорыва блокады, когда наш полк был уже другим полком — пошел вперед, оторвался.Я вспомнил, как на бетонном прусском шоссе я командовал поднятием танка.

Ополчение, — повторила напряженность.

Старший лейтенант, я понял, что он имел в виду. В конце концов, это был полк, — почему они не были завернуты, дозы, как можно было удивиться, как мы могли выбежать без боя из-за нескольких мотоциклистов? Но тогда с Сашей Алимовым ничего не поняли.

Верно, — сказал напряженно, прислушиваясь. Ровел Моторс. Возможно, рядом была дорога и по ней двигались бронетранспортеры.- Товарищи … Ребята … Есть приказ … — И он заплакал. Он попытался поднять, повернуть дрожащую избранницу Нагана и не смог.

Страх перед ним перешел ко мне:

А что? А где мы?

Стоп, — опасно от стыда сказал Саша. — Пойдем. — И он пошел, не дождавшись меня.

Стоп, — сказал интенант. — приказываю.

Катус, ты … — сказал Саша, не оборачиваясь.

Стоп, — повторила интенсивность. — Я буду стрелять!

Саша толкнул Ельник.Интеннант внезапно бросил нагана и выстрелил. Саша прыгнул, упал, сломав Ельник. Я стоял рядом со лбом. Я не выдерживала ничего вышивать или просто брать у него наган. Вместо этого я встал и более грубым взглядом посмотрел на него — когда он выстрелил, потом приложил руку к сердцу, сидя неподвижно, точно такой же прямоугольной формы. Саша выругался, я кинулся к нему глубоко. Пуля не зацепила. Мы стояли и слушали. Из-за газа доносились странные звуки. Не то, что рыдания, не то на половинчатый стон. А может мне показалось? Саше я ничего не просила.Мы старались не смотреть друг на друга. Потом пошли, держась по азимуту нашего полка, чтобы солнце оставалось правым. Иногда мы оставались, отдыхали, слушали. И через час, и через два мы все еще слушали тишину для наших спинов. Вечером встретили двух солдат нашего полка. У них был компас, и теперь мы могли переехать точно в Ленинград. Открылся в лесу. Я лег, прикрытый дуплом Алимовской Стенсели, и все слушал, пока не заснул.

После войны День Победы был нерабочим днем.Бывшие солдаты надевали ордена, медали, гвардейские значки и уходили на вечер, либо просто в пиве, либо культурно — в гости.

Меня пригласили на завод, поставили в президиум. В антракте я спустился в буфет. Там я увидел Сашу Алимову и с ним какого-то парня на костылях тоже из милиции. Заказали «Москву» и пиво.

Будем помнить? — сказал Саша.

А почему бы не вспомнить, — сказал инвалид. — По крайней мере, тогда я тогда стоял по делу.

Вы помните тот интернат? — спросил я Сашу.

Что такое намерение? — спросил инвалид.

Был такой кишечник », — сказал Саша. — Героический командир. Погибло несколько человек.

Это я, что ты спал? — Я сказал.

Забыли? Я забыл, как все воодушевлялись, когда шли лесом? Пример установлен. При выполнении приказа — живым не сдаться.

Наверняка был такой приказ », — сказал инвалид. — От такого приказа получилось более драматично.Некоторые. У нас было дело …

Подожди, — сказал я. — Я это сказал?

Ничего подобного не припомнил. Удивительно, но я слушал, как Саша рассказывал обо мне.

Вы, наверное, подумали, когда мы застряли в болоте, — сказал Саша.

Почему вы так думаете?

И при том, что я сам об этом подумал.

Ты? — Я сказал. — подумал? Вы кричали и не думали.

Что я это кричала? — …

Даниил Гранин Молоко на траве Нас четверо.Саша Алимов все еще хром, ранен в ногу. Мы по очереди помогли ему уйти. Ничего не было бы, если бы Валя Ермолаев не подвел. Он был таким тяжелым и большим, что тела его не удерживали. И наш путь …

Даниил Гранин Молоко на траве Нас четверо. Саша Алимов все еще хром, ранен в ногу. Мы по очереди помогли ему уйти. Ничего не было бы, если бы Валя Ермолаев не подвел. Он был таким тяжелым и большим, что тела его не удерживали. А наш путь лежал через болота, и мы часто останавливались и таскали Ермолаева за пояс или растягивали его культя.Измученные, мы лежали тогда на кочках. «Это парадокс: я не ем ничего, кроме той же туши», — рассердился Махотин. — Почему бы тебе не похудеть? — Брось меня, — Ермолаев. — Не могу больше. — Раньше надо было сказать, тогда мы вас не тащили. Долго лежать было невозможно, голова кружилась от смрадного запаха сваи и болотных трав. Пришлось снова залезть и снова сломаться, опираясь на винтовки. Хорошо, что ночи стояли светлые. Гуляли ночью.На четвертую ночь мы выбрались из сухой березы, увидели огни и услышали голоса. Голоса были женские. Мы подошли ближе. Сначала нам показалось, что это табор. Поталс стоял, плакали дети. Gov

Даниил Гранин Молоко на траве Нас четверо. Саша Алимов все еще хром, ранен в ногу. Мы по очереди помогли ему уйти. Ничего не было бы, если бы Валя Ермолаев не подвел. Он был таким тяжелым и большим, что тела его не удерживали. А наш путь лежал через болота, и мы часто останавливались и таскали Ермолаева за пояс или растягивали его культя.Измученные, мы лежали тогда на кочках. «Это парадокс: я не ем ничего, кроме той же туши», — рассердился Махотин. — Почему бы тебе не похудеть? — Брось меня, — Ермолаев. — Не могу больше. — Раньше надо было сказать, тогда мы вас не тащили. Долго лежать было невозможно, голова кружилась от смрадного запаха сваи и болотных трав. Пришлось снова залезть и снова сломаться, опираясь на винтовки. Хорошо, что ночи стояли светлые. Гуляли ночью.На четвертую ночь мы выбрались из сухой березы, увидели огни и услышали голоса. Голоса были женские. Мы подошли ближе. Сначала нам показалось, что это табор. Поталс стоял, плакали дети. Говорил по-русски; Это были охотники. Баба и старики. Село сгорело, и они ушли в лес. Спали в телегах. Днем закапывали, а ночью соломкой копали, варили картошку. Когда мы вышли к свету костра, женщины испугались. Нам стало совсем страшно на этих болотах, волосы в Тине, гимнастки, штаны — коричневые от ржавой воды.Морды заросли. Только ружья держали в порядке, тряпками оборачивались, поднимали над головой, когда в трясину забирались. Сели погреться и сразу заснули. Проснулась в землянке, на овчине. Это была не землянка, а какая-то Нора. Не сравнивайте с нашими парадными землянками от саперов. Низкий, без па, земляная стена, земляной пол. Вместо двери висели два коврика. Старуха и женщина лет тридцати сели на пол и месили тесто на весах.Женщина заметила, что я проснулся, и дала мне печеную картошку. Я лежал, ел картошку, а она рассказывала о себе вживую. Вечером собирались отправиться на фиус искать железные листы. Надо сложить плиту. Я спросил, почему печки. Она посмотрела на меня. Они были очень похожи, видно мать и дочь. К холоду нужно подготовиться. Ночи скоро уйдут холодные, и будет отказ. — Ты что, в деревню не вернешься? «Там пепел», — сказала старуха.- Наша деревня находится у трассы. «От немца там тебя мучают», — рассказала дочь. Был август сорок первого года. Никогда не думала о том, сколько может длиться война. Даже в голову не приходило. И никто из нас тогда не думал. Мы.

никогда об этом не говорил. И эти женщины думали. Они знали, что им придется перезимовать, нужно сложить печи и подготовиться к зиме. Я послушал их и сначала подумал, что будет с ними и со всеми нами зимой. «А ты куда, может, в Питер?- Петербургские немцы, — сказала старуха. — Не знаю, — сказала я. — Может быть. Просто нам еще надо идти. — А потом бы оставили. Мы бы нам печкой помогли. «Нет». Я сказал: «Нам нужно идти. Винтовка где моя?» Я плакала », — сказала дочь. В это время в блиндаже были Махотин и Саша Алимов. — Что будем делать? — сказали. Есть такое мнение — остаться. «Надо помогать малышам», — сказал Махотин. — А вообще … — Картошка, витамины, — сказал Саша. — И те нэ. — А где Ермолаев? — спросил я.- Ермолаев влюбился и отомстил ей сапогами. «Полное разложение», — сказал Саша. «Эти печи просят сложить», — сказал я. «Могу», — сказал Махотин. Потом дед втиснулся в землянку. Он пошел искать коров и не нашел. Стадо потерялось где-то при бомбежке, а сколько дней все ищут, ищут его и не находят. «Смотри, немецкая версия», — сказал дедушка. — Без коров без вести пропавших. Дочка рыдала, я хотела освободить руку из теста и не могла, тесто за ней натянулось, растянулось… «Кстати, — сказал Саша Алимов, — как у вас кобыла?» Я могу рассказать тебе о Кумсе. Нет, серьезно. Они что-то плюнули с дедушкой и вылезли из землянки. День был туманный, теплый. Отовсюду доносились приглушенные осторожные шумки. Звякали чугун, треснула берст. Здесь было Пятнадцать семей — двадцать — все, что осталось от деревни. В корыте, подвешенном между двумя березками, стонет больной ребенок. Мать пила колыбель. — Может, у кого-то есть врач? Спросила она.

Среди нас не было врача, все мы были с одного завода. Из разных мастерских, но с одного завода. Мы ничего не понимали в медицине. Когда рана Саши Алимова начала затуманиваться, мы просто ножом отрезали кусок, а потом воткнули. Все это было нашим лекарством. Я нашел Ермолаеву под телегой, возле Самовара. Ермолаев лежал, положив голову на ноги красивой женщине в жилете. Она была такого же роста, как он. Она погладила его по волосам, и на траве стояли чашки, от которых пахло самогоном.«Это Таиса, идет наш красный командир», — сказал Ермолаев. — Он найдет невесту? — Он попытался встать и не смог. «Я не знаю, как это случилось», — сказала женщина. — Итого половину и выпил. Видите, ослабление. «Совершенно верно, — сказал Ермолаев. — Я слабею во всех смыслах. А Илья где? — здесь. И вот из-за кустов вышел голый парень с кривой рукой. — Привет. «Привет», — ответил я. — Ранен? «Это была штука», — неопределенно сказал парень. Мы сели. Парень вытащил бутылку: — Выпьем? Сюда подошел Мачотин.Взял бутылку, поболтал, понюхал, отдал мне. Я тоже принюхался, потом посмотрел на Ермолаеву и отдал ее парню. — Дезертир? — спросил Мачотин. «Как и ты», — сказал парень. — Мне нужно в больницу. «Зачем тебе в больницу, оттуда через неделю запишут». И вот Лафа здесь. Один наряд — Баб-слуга. Парень засмеялся. Он не хотел ссориться, он хотел, чтобы мы остались в этой деревне. Его уже окружал Псков. Потом, когда вышли, долго спрашивали — почему да, как… Теперь он боялся возвращаться. В партизаны — пожалуйста. А куда вернуться? Тогда я с ним не спорил. Мы сидели, мирно пили чай и рассказывали и о немцах, и о наших командирах, и о местных лесах. «Я бы лично остался», — сказал Махотин.

И я бы остался. Мы говорили друг другу, как это было бы хорошо. Хотя бы неделю. Подошли, спустились, помогли женщинам … Только теперь мы начали чувствовать, как нас потушили. Илья налил полный стакан самогона, протянул мне: — Раз останешься, можешь пить.«Да, — сказал я, — тогда ты сможешь быть здоровым». «Нам сейчас много не нужно», — сказал Махотин. — Вы видите, какой у этого бегемота папочка. Илья толкнул ему стакан. Мы посмотрели на это стекло. Кто-то покачал его языком. Это был Саша Алимов, мы не заметили, как он появился с дедушкой. В кругу мы стояли женщины и ждали. «Если вы пойдете, так что сейчас, пока не нагонит туман», — сказал старик. — Вы двигаетесь по шоссе. «Эх, дедушка, что ты с нами делаешь», — простонал Ермолаев. — Ребята, пациент я, что ж: Бывает, люди… — Он встал, чуть не заплакал, и, пошатываясь, куда-то пошел. «Глядишь», — сказал мне Махотин. — Наш Ермолаев похудел. За одну ночь я похудела. Тайна природы! Ермолаев вернулся со всеми нашими четырьмя винтовками. Илья посмотрел на нас и выпил стакан самогона. Взяв винтовку, мы выглядели так, будто он пьет, кивая головой. Он вытер губы и сказал нам, Хмелею в глаза: — ПРОЛЕТАРИАТ. В тебе нет земного корня. Брось товарища. Выкладываем до свидания. Ермолаев обнял своего знакомого. «У тебя нет адресов, Таиса, — сказал он.- Вот что плохо. И я не. У нас нет с вами адресов. Ермолаев снял пилота и низко опустил: «Простите нас, дорогие товарищи, женщины и дети». Мы тоже поклонились. Мы не знали, какая война нас ждет, не знали о замерзших окопах, о блокаде, о долгих годах войны. Мы ничего не знали, но уже чувствовали, что отсюда легко уйти, а вот вернуться — непросто. Женщины смотрели на нас сухими глазами. Бедно и тихо. Больше нас никто не уговаривал и не осуждал.Таисаа посмотрела на Ермолаеву во все глаза, прижала к нему сапоги, они блестели, смазывались жиром. — Возьми сапоги. Бери, — сказала она.

Ермолаев залез на голову: — Не возьму. — Он вытащил босиком. — Я привык. «Утка», — сказал я. Ермолаев обнял меня за плечи: — Может, камни оставят? НО? Мы так и сделаем. И они перезимуют. «Утка», — сказал я. Он отступил. — В тебе нет сердец! — он крикнул. — бюрократ. Ребята смотрели на меня как на чужого. Они тоже были готовы снять ботинки и пиджаки, я это чувствовал.Я протянул руку и взял сапоги. — Не трогай! — крикнул Ермолаев. Я бросил ему сапоги. «Орех», — сказал я. — Или оставайся здесь. Я пошел, не оборачиваясь. Потом я услышал, что ребята идут за мной. А потом услышал, как Ермолаев догнал. Через час мы вышли на трассу. Еще не доехав до шоссе, мы пересекли устойчивую разбитую деревню. Белые русские печи пересекались, широкие и могущественные, среди выжженной земли. Сохранился окколик — кусок живой изгороди с калиткой, закрытой на веревочном кольце. По шоссе ездили мотоциклы и автомобили.Лежим в кустах. Машины ехали не торопясь, потому что туман еще не спустился, но нам показалось, что они никуда не торопятся, потому что спешить некуда. Были тогда горькие мысли. Наконец мы съехали с шоссе и снова пошли в лес. Вечером на закате мы пошли к реке, на Стопанную поляну за бассейном. Здесь мы видели коров. Скорее сказать, что они нас видели. Они бросились к нам. Не подошло, но прибежало. С дюжиной коров и молодым бычком. Бегут, глумятся и пашут.С ними никого не было. Они смотрели на нас и издевались. — Доненед, — сказал Ермолаев. — Молоко горит. Ужасная вещь. Он наклонился, коснулся поцарапанных сосков. Минутой позже он поднялся в водную пещеру, он, сеноминг, ловко выиграл ров у Болата Пеструхи. Корова вздрогнула, когда он, осторожно оторвав соски, начал доить. «Дайте мне, — сказал Махотин, — и вы приготовите другой». Ермолаев готовился за меня.

Вы обе, обе руки по очереди, — учил он. Только Саша Алимов не мог доить, потому что мешала больная нога.Сначала сделали в котелке и сразу пили молоко, а потом сверлили запас. А потом доить было негде. «На Землю», — скомандовал Ермолаев. Мы начали доить прямо на земле. Молоко забито нам на сапоги, впитывается, проливается лужами. Все мы милосердны и натренированы. Трава торчит из белых пар луж. Стаканы молочных ручьев в бассейне. «Наверное, это их коровы», — сказал Саша. — Слушай, командир, назначим? Взять скот, а? — спросил Ермолаев.- Как вы стреляете по трассе? — Я сказал. «Давай, — сказал Махотин. — Кто-нибудь туда пойдет, поведет мальчика или какую-нибудь женщину, да еще пусть отправит себя. Я разобрался — потухло, нам нужно пробыть почти сутки. «Это невозможно», — сказал я. — У нас нет такого права. «Все исчезнут», — сказал Ермолаев. — Понимаете, скот исчезнет. «Что за скот, пропадут дети», — сказал Махотин. «Это то, что я сказал. — Ищи другого командира. Давай, Ермолаев, стань командиром.Какого черта он сдался. Достаточно. Кем вы были на заводе? Член замка? Вот команда. «Только не Дури», — сказал Саша. Но я лег на траву и вытянул ноги. — Бюрократ, — сказал Ермолаев. — Куда мы бежим? Где я спрашиваю? Я посмотрел на небо, на облака, которые все еще собирались плыть.

Почему украинский кинорежиссер Олег Сенцов объявил голодовку

Олег Сенцов. CC BY-SA 4.0 Antonymon / Википедия. Некоторые права защищены.Олег Сенцов, украинский кинорежиссер из Симферополя, политзаключенный Кремля, на 16-й день голодовки. Сенцов выбрал дату старта (14 мая), чтобы быть уверенным, что он будет бить целый месяц к старту чемпионата мира по футболу, который стартует в России 14 июня. Целью протеста Сенцова является освобождение 64 граждан Украины, которые в настоящее время содержатся в Российской Федерации по политическим мотивам.

Летом 2014 года Сенцов, активист Автомайдана из Крыма, был обвинен в террористических актах — он, как сообщается, планировал поджечь местный офис «Единой России» и взорвать местный памятник Ленину.Следствие и суд основывались на показаниях, полученных под пытками, но впоследствии от которых отказались. Никаких доказательств существования какой-либо террористической группировки в Крыму обнаружено не было, и единственное, что «доказывало» принадлежность Сенцова к украинской крайне правой группировке «Правый сектор» — имени, которое кремлевская пропаганда использовала для разжигания страха перед «нацистской хунтой» в Киеве. , представлял собой компакт-диск с советским документальным фильмом «Обыкновенный фашизм».

Во время судебного процесса в 2015 году Сенцов отказался признать, что ему навязали российское гражданство, заявив, что он не крепостной на продажу с землей.Без малейших доказательств он был приговорен к 20 годам лишения свободы и в настоящее время содержится в колонии-поселении на Крайнем Севере России. Тот факт, что Сенцов одновременно и кинорежиссер, и невероятно храбрый человек, гарантировал ему поддержку СМИ и международное общественное мнение, что, надо сказать, пока не привело к его освобождению. Но он объявил голодовку не за себя: он объявил голодовку за всех украинских политзаключенных, которые в настоящее время содержатся в Российской Федерации.

Большинство этих заключенных — жители Крыма, многие — крымские татары.Во многих случаях в средствах массовой информации можно найти только одно или два упоминания о них. Все описанные ниже дела имеют политическую подоплеку: либо недостаточно доказательств, стоящих за этими судебными преследованиями, либо предъявляемые обвинения слишком серьезны для имеющихся доказательств. Все эти люди должны быть освобождены и отправлены в Украину как можно скорее.

Александр Кольченко, анархист из Крыма. Он был осужден вместе с Сенцовым по делу о «крымских террористах», связанном с поджогом двери в здании «Единой России» в Симферополе.Он получил 10 лет тюрьмы.

Владимир Балух, фермер из Крыма. Он поднял украинский флаг над своим домом и установил уличный знак с надписью «Улица Героев Небесной сотни». Балух также в настоящее время на 72-й день голодовки. Он получил три года и семь месяцев тюрьмы.

Николай Карпюк, один из руководителей УНА-УНСО, и Станислав Клых, учитель истории. Карпюк и Клых были осуждены по сфабрикованному делу против бывшего премьер-министра Украины Арсения Яценюка за его предполагаемую роль в Первой чеченской войне.Клых до сих пор борется с психологическими последствиями пыток. Они получили 22 года, шесть месяцев и 20 лет соответственно.

Павел Гриб, студент, который приехал в Беларусь, чтобы познакомиться с женщиной, которая, как выяснилось, работала на российские спецслужбы. Ему инкриминируют шпионаж. Ему грозит от пяти до десяти лет тюрьмы.

Александр Костенко, участник Евромайдана и милиционер из Крыма. Костенко расследовал торговлю людьми в Российской Федерации и был арестован теми же людьми, которых расследовал, и обвинен в нападении и хранении огнестрельного оружия.Он приговорен к трем годам и 11 месяцам заключения.

Али Асанов и Мустафа Дегерменджи были участниками публичного митинга против российской аннексии Крыма 26 февраля 2014 года в Симферополе. Им грозит восемь лет тюрьмы.

Бекир Дегерменджи, Асан Чапух, Кязим Аметов, Руслан Трубач — активисты крымскотатарского сопротивления. Этих мужчин задержали в кафе. При задержании 82-летний ветеран крымскотатарского активиста Веджие Кашка перенес сердечный приступ и скончался по дороге в больницу.Им инкриминируют вымогательство.

Эрнест Аметов, Сервер Зекиряев, Сейран Салиев, Мемет Белялов, Марлен (Сулейман) Асанов, Тимур Ибрагимов, Узаир Абдуллаев, Теймур Абдуллаев, Эмиль Джемаденов, Рустем Исмаилов, Аидер Саледзинов, Рустемов Междинов, Мецелтэмеев, Рустемов, Мецилтриме Рустэм Рефат Алимов, Арсен Джеппаров, Вадим Сирук, Эмир-Усеин Куку, Муслим Алиев, Энвер Бекиров, Ферат Сайфуллаев, Нури (Юрий) Примов, Рустем Ваитов, Руслан Зейтуллаев, Нариман Мемедеминов — это крымские татары, которым предъявлены обвинения или вынесены приговоры. их реальное или предполагаемое членство в «Хизб ут-Тахрир», организации (запрещенной в России), которая призывает к мирному установлению исламского халифата.Этим мужчинам грозит от 10 до 20 лет лишения свободы.

Талят Абдурахманов, Сейран Мустафаев, Арсен Кубединов, Ренат Сулейманов — активисты крымскотатарского сопротивления. Их обвиняют в экстремистской деятельности.

Эмиль Минасов, пользователь Facebook, разместивший петицию в поддержку обвиняемых по «делу 26 марта» — Али Асанова и Мустафы Дегерменджи, а также освобожденного Ахтема Чийгоза. Ему грозит один год и три месяца.

Алексей Стогний, украинский моряк.Он был осужден за якобы шпионаж в пользу украинца. Он получил три года и шесть месяцев.

Глеб Шаблый, предприниматель. В 2016 году телеканал Россия-1 показал видео, в котором Шаблый якобы признается в шпионаже в пользу Украины. Это дело в настоящее время рассматривается в камере.

Владимир Присыч, водитель грузовика. После пыток Присыч зачитал на камеру текст, в котором признался в шпионаже. Он был осужден за хранение наркотиков и перенес незначительный сердечный приступ во время суда.Он был приговорен к трем годам заключения.

Владимир Дудка, гражданский специалист МЧС Украины, и Алексей Бессарабов, аналитик. Оба были обвинены в шпионаже. Им грозит 20 лет тюрьмы.

Дмитрий Штыбликов, грузчик МЧС РФ в Севастполе. Его обвинили в шпионаже. Ему грозит пять лет тюрьмы.

Евгений Панов, водитель-волонтер, и Андрей Захтей, штукатур. Обоим предъявлено обвинение в участии в шпионской группе.Им грозит от 12 до 20 лет лишения свободы.

Николай Шиптур, активист Евромайдана, который приехал в Крым, чтобы поддержать общественный митинг, посвященный 200-летию украинского народного поэта Тараса Шевченко. Он был задержан так называемой группой «Самооборона» и обвинен в покушении на убийство. Его приговор составляет 10 лет.

Андрей Коломиец, активист Евромайдана, проживавший в Кабардино-Балкарии, Россия, был арестован за участие в Майдане. Он был осужден за хранение наркотиков и попытку убийства.Он был приговорен к 10 годам заключения.

Николай Дадеу, волонтер из Николаева. Он был арестован в Новороссийске, Крым, и обвиняется в пособничестве «Правому сектору».

Алексей Сизонович, пенсионер из Краснодона. Его обвиняют в подготовке терактов. Он дважды переживал клиническую смерть после пыток во время следствия. Он приговорен к 12 годам заключения.

Алексей Чирный, учитель истории. Во время дела «крымских террористов» оговорил себя и других участников.Он приговорен к семи годам лишения свободы.

Сергей Литвинов, рабочий из Луганской области. Его похитили из российской больницы и обвинили в грабеже. Его приговорили к восьми годам и шести месяцам лишения свободы.

Валентин Выговский, предприниматель. Он был похищен сотрудниками ФСБ во время личного визита в Крым и обвинен в шпионаже. Он был приговорен в 2015 году к 11 годам заключения.

Виктор Шур, бизнесмен, который якобы сфотографировал секретный военный объект и обвинялся в шпионаже.Он был приговорен к 12 годам заключения.

Александр Шумков, бывший телохранитель лидера «Правого сектора» Дмитрия Яроша. Шумков не помнит, как он оказался в СИЗО в Брянске, Россия. Он объявил голодовку в поддержку Олега Сенцова. Ему грозит от двух до шести лет тюрьмы.

Дмитрий Долгополов, украинский солдат, перешедший в российскую армию, и Анна Сухоносова, инструктор по фитнесу. Оба обвиняются в шпионаже.

Общий срок приговоров, вынесенных этим людям, по словам правозащитников, составляет 189 лет.Между тем украинские власти не торопятся систематически работать над освобождением украинских граждан. За четыре года, прошедшие с момента задержания первых людей в 2014 году, украинские власти не создали официальную должность, которая отвечала бы за освобождение или обмен заключенных. На днях украинская пресса сообщила, что активисты, участвовавшие в кампании в поддержку Олега Сенцова, столкнулись с проблемами — сначала типография отказалась выпускать листовки для кампании Сенцова под предлогом давления со стороны украинских спецслужб, а затем потребовали от властей Киева. убрать баннер в поддержку Сенцова с городского Дома кино (видимо, это была «политическая реклама», запрещенная во время финала Лиги чемпионов в Киеве).

Единственным человеком, назначенным — без какого-либо юридического признания этой должности или юридической ответственности за любую ненадлежащую деятельность — для работы по обмену пленными на украинской стороне, почему-то является Виктор Медведчук. Этот человек, который еще в 1980-х годах сажал в тюрьму украинских диссидентов, таких как Василий Стус, был ярым противником Евромайдана и поддерживает личные отношения с Владимиром Путиным (поскольку последний, как сообщается, является крестным отцом его дочери). Медведчук также включен в санкционный список США и Канады.

Единственный способ помочь Кремлю освободить заложников — это одновременно оказать давление на российские и украинские власти, чтобы они немедленно начали переговоры об обмене пленными или их освобождении. Международное сообщество может выступить в качестве посредника на этих переговорах, чтобы гарантировать их эффективность.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *