Книги о достоинстве и чести: Долг и честь 📚 – топ лучшей литературы по теме

Содержание

Никому не признавайтесь, что вы не читали эти книги!

Со временем все меняется. Появляются новые возможности, новые направления, новые перспективы и желания. Одно приходит на смену другому…

Но есть все же кое-что, что не уходит, что остается с нами надолго. И это книга. Ведь именно именно она помогает формировать мировоззрение, развивать чувство прекрасного, отличать добро от зла.

И есть незыблемые произведения, которыми зачитываешься в любое время и в любом возрасте. И если вы их еще не читали, то непременно советую начать, потому что пройдут века, а они по-прежнему будут актуальны.

1. Эрнест Хемингуэй – о любви и дружбе, чести и достоинстве

Одним из лучших романов Хемингуэя является «По ком звонит колокол» — прославление ценности человеческой жизни, воспевание любви к человеку, к жизни, к Родине. Это история одного американца о трех днях, проведенных в Испании во время гражданской войны. Прочитав книгу, вы узнаете, что такое честь и мужество, чувство нравственного долга и самопожертвования.

Стоит прочитать еще одну книгу Эрнеста Хемингуэя «Фиеста (И восходит солнце)», которая является манифестом «потерянного поколения» — людей, вернувшихся после первой мировой войны. Все герои несчастны, все стремятся уйти от тяжелых воспоминаний и окунуться в любовь. Но возможно ли это?

2. Дж.К. Джером — мастер юмора

Ну кто же не слышал о трех затейливых англичанах, которые путешествуют по Темзе со своим любимчиком Монморанси. Читая роман, вы окунетесь в невероятные приключения, попадете в самые нелепые ситуации. А как выйти из них, вам покажут истинные джентльмены. Да, и все это приправлено оригинальным юмором и потрясающим комизмом.

3. «Война и мир» — книга на все времена

Жемчужиной русской классики, безусловно, является роман Л.Н. Толстого «Война и мир». Книга не теряет своей популярности, несмотря на то, что мчатся эпохи, меняются люди, развиваются технологии.

Картины семейной жизни сменяются эпизодами из войны, имеющей значение для истории и для будущего народа. Эта книга о любви и ненависти, о чести и подлости, о жизни и смерти, о войне и мире. Это роман о нетленных вопросах, с которыми приходится сталкиваться каждому человеку.




4. «Маленький принц» — маленький шедевр мировой классики

Маленький принц Антуана де Сент-Экзюпери – это хрупкий беззащитный мальчик, перед добротой, благородством, любовью к природе, да и к жизни которого преклоняется все человечество уже не одно десятилетие. Это книга для маленьких и взрослых, которая учит нас видеть счастье в мелочах.

5. «Госпожа Бовари» — книга о женщине, которая хочет быть просто Женщиной 

Роман Гюстава Флобера уже долгое время вызывает дискуссии. С одной стороны, сюжет романа довольно прост, автор описывает обычную провинциальную жизнь. В произведении нет ни положительных, ни отрицательных героев. Героиня романа – жена обычного врача, которой хочется красивой жизни, красивой любви.

Но за простым повествованием скрывается нечто гораздо глубже: крушение романтических иллюзий, многогранность человеческих чувств и разнообразие характеров. С одной стороны, Эмма вызывает сочувствие и сострадание, но с другой стороны отталкивает своим равнодушием и эгоизмом. Жалеть ее или судить – решать вам.

6. Джеймс Купер – отец приключенческого романа


Его перу принадлежат всемирно известные романы «Последний из могикан», «Зверобой», «Прерия», «Пионеры» и «Следопыт». Книги посвящены описанию жизни и обычаев индейцев, которые отчаянно защищают родные земли. Задаете себе вопрос, стоит ли читать такую книгу? Безусловно, да, если хотите окунуться в мир удивительных и в то же время страшных событий, если хотите узнать о воле и дружбе, о чести и долге.

7. «Обломов» — размышляя о смысле жизни

Одним из самых глубоких отражений русского характера является герой романа «Обломов» И.А. Гончарова. Кто он? Лентяй и лежебока? Или добрый замечтавшийся человек? Вызывает ли он симпатию или отталкивает своей пассивностью? Давайте обсудим после прочтения!

Конечно же, дорогие читатели, это далеко не весь список книг, о которых следует знать. Но если вы уже начали читать, будьте уверены: вы на верном пути. Читайте хорошие книги, воспитывайте свой вкус и избегайте ширпотреба.

Долг и честь: 74 книги

Долг и честь

Слишком много книг? Вы можете уточнить книги по запросу «Долг и честь» (в скобках показано количество книг для данного уточнения)

Показать все уточнения

Сохранить страничку в социалках/поделиться ссылкой:

Переключить стиль отображения :

Любовь и проклятие камня

Ульяна Подавалова-Петухова

Исторические любовные романы

Отсутствует

Чосон (корейское государство), вторая половина XV века. Будучи ребенком Ким Соджун влюбляется в дочку торговца из Мин. У нее зеленые глаза и диковинное имя Елень. Но им не суждено быть вместе: в 16 лет Елень выходит замуж за другого. Несчастному юноше не остается ничего другого, как выбрать путь вои…

Сплетение мыслей

Александр Морозов

Афоризмы и цитаты

Отсутствует

Книга состоит из четверостиший, исполненных в правильной рифме и несущих исконные знания, активирующие в человеке духовное начало.…

Чужие ордена

Анатолий Полянский

Книги о войне

Офицерский роман. Честь имею

Генерал Романов со своей только что сформированной дивизией делает все, чтобы заслонить путь коричневой орде, стремящейся захватить Москву… Старший лейтенант Сергеев, попавший в плен к афганским моджахедам, остается командиром, невзирая ни на что… Майор Панарин поднимает бойцов в атаки и контратаки …

Долг – Отечеству, честь – никому…

Виктор Сенча

Биографии и Мемуары

Отсутствует

Новая книга писателя и публициста Виктора Сенчи «Долг – Отечеству, честь – никому…» – не о войне и сражениях. Прежде всего, эта книга – о людях, воинском долге и «белых пятнах» Истории. Прежде всего эта книга – о людях, воинском долге и «белых пятнах» Истории. Предлагаемая работа является продолжени…

Стать дельфином

Алия Арьен Новак

Современные любовные романы

Отсутствует

История о любви, дружбе, преданности и спасении. Красивые люди, дельфины, лошади, солоноватые брызги океана и соляные поля Камарга, Калифорния и Франция, Средняя Азия и Аравия. Путешествия в пространстве и во времени унесут читателя от суеты повседневности туда, где все имеет свою меру и свой смысл,…

Я вернулся, папа. Том 2

Нина Мелентьева

Фэнтези про драконов

Отсутствует

В мире происходят чудеса. И не все в них верят. Они случаются редко, но их проявление резко меняют жизни людей. А если это чудо – возвращение к жизни, свидетелем которого ты стал, волей не волей поверишь в него. И задумаешься над тем ради чего эту жизнь вернули. Просто ли из-за того что за эту жизнь…

Ты меня слышишь?

Алекс Фокс

Короткие любовные романы

Отсутствует

Этот рассказ был написан во время писательского марафона «Лето, плавки, рок-н-ролл», он повествует о девушке, пытающейся найти себя и о парне, который слышит и видит больше, чем окружающие.…

Я вернулся, папа. Том 3

Нина Мелентьева

Фэнтези про драконов

Отсутствует

Заключительная часть трилогии о герои Джейке, по воле Судьбы оказавшемся в другом мире. О том как он все же выполнил свою мечту и вернулся домой. О том как радость от возвращения была разрушена изменившимся отношением родного мира к нему. О том, какой выбор ему пришлось принять, что бы защитить свои…

С Повязкой на Глазах

Михаил Стафеев

Современная русская литература

Отсутствует

Грин – частный детектив, по долгу службы то и дело разрушающий чужие семьи и чужую любовь. Очередная заказчица просит его проследить за своим мужем, который, по её предположениям, крутит роман со своей молодой студенткой. Однако, даже такое заурядное дело вдруг оборачивается для Грина интересным пре…

Неуставняк-1

Александр Куделин

Общая психология

Отсутствует

Эта книга про то, что нас побеждает, что превращает мальчишек в мужчин – про то, что они уже не вернутся и что не разгладить нам больше морщин. – Что?! Наших детей здесь убивают? – я трижды слышал протест от опьянённых справедливостью родителей. – Нет! Они убивают друг друга сами, вбивая колья в соб…

Уилл Рок. Начало

Артём Минайленко

Исторические любовные романы

Отсутствует

История повествования в духе главного героя, что способна рассказать само начало бытия, которое сподвигло на конец… Словом, события происходят в истоке. В момент, когда это показалось чуждым для Дастана с одного взгляда. Залогом же этому являлась попытка воспринять во внимание то, что всегда происхо…

Левша. Том второй

Роман Ударцев

Героическая фантастика

Отсутствует

Ведунам приходится непросто. Их человеколюбивые планы встречают сопротивление тех, кому собственная мошна и власть дороже человечества.…

Хирургическая месть

Кэтти Спини

Современные любовные романы

Отсутствует

Улыбчивую девушку Арианну назначают ассистенткой к мрачному и циничному кардиохирургу Марцио. Но Арианну это не пугает: ведь она только хочет набраться опыта под руководством высококлассного специалиста. Однако работать бок о бок с таким медиком оказывается очень тяжело. И виной этому не только плох…

Новая жизнь. Книга 2

Сергей Савелов

Современная русская литература

Отсутствует

Продолжение книги Новая жизнь. Жизнь и приключения главного героя Воронова Андрея, бывшего офицера-разведчика, покалеченного на афганской войне продолжаются в новой постсоветской России.Содержит нецензурную брань.…

Десять рассказов

Александр Вовк

Современная русская литература

Отсутствует

Все представленные в сборнике рассказы рождены в последнее десятилетие (2010-2020). Они пронизаны духом не только своего времени, но немного и ностальгического, потому читаются с интересом и даже с пользой теми современниками, которые стремятся разобраться во всём, что обычно вслух не произносят.…

Путеводная звезда

Тата Орлова

Любовное фэнтези

Отсутствует

Их свела любовь, но развела судьба, разбив на осколки оба сердца и навсегда оставив в памяти образ другого.Её дорога вела под венец, оставляя надежду на тихое семейное счастье, его – на войну, в горнило боли и отчаяния.Но рок непредсказуем. Сегодня он щедро одаривает, завтра…. Завтра он лишает своей…

Лер-Лерок и лень-река

Олия псевдоним

Детская проза

Отсутствует

На планете няшных существ живут добрые друзья Лер-Лерок, Габриэль и Акула. Однажды они узнают от Мудрой Белки о загадочном исчезновении малинок – летучих рыбок, которые играли чарующую музыку, и отправляются на их поиски. На пути наших друзей будут подстерегать соблазны, такие как радость потреблени…

Крест во имя Христа. Часть 1

Дон Кельт

Исторические приключения

Отсутствует

Крестовые походы – великая и ужасная часть средневековой истории. Эта история о мальчике, которому, вопреки его желаниям, пришлось вырасти; о мире, который открылся ему и оказался не таким красочным, как он себе представлял; о любви и ненависти… Содержит нецензурную брань.…

Новая жизнь. Книга 1. Сергей Савелов

Сергей Савелов

Современная русская литература

Отсутствует

Это рассказ о покалеченном войной офицере-афганце, начинающем новую жизнь после службы в армии. Бонусом ему в помощь – возможность заглядывать в будущее. На этом фантастические возможности ГГ заканчиваются. Постараюсь обойтись без значимых «роялей» и показать, что только за счет человеческих качеств…

Дело родовой чести

Галина Осень

Любовное фэнтези

Отсутствует

Дорогие читатели))Приглашаю вас в новую историю. Опять попаданка, опять интриги, опять романтика отношений взрослых людей.))Мир примерно начала Нового времени по земным меркам. Интриги разного уровня.))Разные характеры, разное поведение, разные судьбы.ВНИМАНИЕ: в этом мире НЕТ привычной нам ЛЕСТНИЦЫ…

Вы мне ничего не должны

Ирина Андрианова

Культурология

Отсутствует

Какими бы замечательными родителями мы не были, мы не можем гарантировать нашим детям счастья. Однако мы все же производим их на свет, эгоистично спасая себя от страданий бездетности, уплачивая за свое родительское счастье их будущими рисками. Мы рождаем их ради своего удовольствия, не спрашивая, хо…

Аукцион

Юлиан Семенов

Шпионские детективы

Военные приключения (Вече)

Побеждать можно не только силой оружия. Во всех разведках мира существуют так называемые «отделы культуры», задачей которых является… хищение и сокрытие национального и культурного достояния потенциального противника. Особенно активно при этом пользуются услугами разных эмигрантов и отщепенцев. Одна…

Бремя чести

Любовь Бортник

Современная русская литература

Отсутствует

Ален до встречи с Арабель был обычным кутилой. Он любил развлекаться и тратить деньги на женщин и прочие утехи. Когда совершенно не знакомая ему девушка протянула ему руку в миг, когда он был на краю пропасти, он увидел в этом жесте что-то божественное. Незаметно для себя он стал обожествлять Арабел…

До дрожи по коже…

Ирина Рейнер

Здоровье

Отсутствует

Каждый хочет быть самим собой и чтобы его принимали таким, какой он есть. Да не всегда это легко дается в мире уже установленных правил. Только истинные чувства смогут сориентировать тебя в этой жизни. И тогда появляются вокруг люди, с которыми можно быть открытым.…

Имменсерит. Огненное сердце Ювина

Вячеслав Гильштейн

Боевое фэнтези

Отсутствует

Сидели ли вы когда-нибудь на берегу моря? На самой границе воды и суши, на границе двух таких разных миров. Это особенное место, согласны? Смотреть на горизонт, видеть, как солнце погружается в пучину, окрашивая всё небо алым цветом. Наверное, именно в такие моменты в жизни случается что-то особенно…

Полет «Грача»

Олег Шовкуненко

Боевая фантастика

Отсутствует

Альтернативная история. Совсем недавно отгремел Грузино-Осетинский конфликт, но напряженность на Кавказе не спадает. На территорию Грузии вводится международный контингент ООН в состав которого входит украинская эскадрилья фронтовых штурмовиков Су-25 «Грач». В том, что происходит в раздираемой полит…

Небеса в бездне

Эдриенн Янг

Зарубежное фэнтези

Отсутствует

«Честь превыше всего…» Слова, которые стали путеводными в жизни Элин. Потеряв в бою семью, юная воительница поклялась до последнего вздоха защищать родной клан. Но не ведающие жалости боги распорядились иначе: девушка стала рабыней своих давних врагов, каждый шрам на теле которых оставлен ее рукой. …

Коктейль для демона

Светлана Борыс

Попаданцы

Отсутствует

Эри – болтливый подросток с уникальной способностью – видеть чужие тайны. Убегая от одноклассников, он попадает в бар, в котором нет ничего необычного, кроме очень старого бармена. Что скрывает старик, и почему из-за его тайны Эри не может вернуться домой?…

Вера и рыцарь ее сердца. Книга вторая. Блажен кто смолоду был молод

Владимир Де Ланге

Современная русская литература

Отсутствует

Говорят, что молодость все стерпит… Молодость-то стерпит, а человек может остаться у разбитого корыта, которое когда-то являлось его мечтой о счастье. Вера вышла замуж и быстро поняла, что время романтики прошло, надо приниматься за дело. Ронни за годы в браке с нелюбимой женщиной, которая по закону…

Моя новая суперработа

Антон Эйне

Боевики

Отсутствует

Вы когда-нибудь хотели стать супергероем и защищать свой город от преступности, насилия и всякой нездоровой фигни?Прочитав объявление, что город ищет на работу супергероя, Саманта Уошингтон, в прошлом командир рейнджеров, не восприняла это всерьёз. И отправила своё резюме.Чем же окажется это необычн…

Груз небесный

Сергей Трахимёнок

Современная русская литература

Офицерский роман. Честь имею

Герой романа лейтенант Малых призывается после окончания института в армию в качестве офицера-двухгодичника и попадает служить в стройбат. Поскольку срочную он служил в Москве, в одной из элитных частей, то его поражает, если не сказать шокирует, разница между этими «двумя армиями». Тем не менее Мал…

Выбор

Валерий Фатеев

Современная русская литература

Отсутствует

Эта книга о коррупции. О мужественной борьбе героев романа с подлостью, ложью и воровством в российской власти. Читатель может сам сопоставить эти события «лихих девяностых» с сегодняшней реальностью и понять природу и источники благополучия нынешних министров и членов правительства, депутатов и суд…

Наследник

Виктория Королёва

Любовное фэнтези

Отсутствует

В мире, где мужчина обладает правом выбора, женщине остаётся подчиниться его воле. Жестокие правила, впитывались в мысли как данность, вместе с молоком матери. Но может быть… на краткий миг посмотреть в чёрные глаза и позволить себе то, что всю жизнь пугало? Окунуться в омут с головой и позволить се…

Всё лишь грёзы

Елена Славная

Книги про волшебников

Отсутствует

Дочь предателей и воспитанница тех, кто их убил… Иногда лучше не раскрывать правду, потому что знание может принести боль. Как быть, когда за тебя решили твою судьбу? Как хранить тех, кто лишает простого счастья? И вообще, что такое «счастье»? Мне только предстоит найти ответы на эти вопросы.…

Долг и честь

Валерий Сидр

Современная русская литература

Отсутствует

Белерианд – далеко не солнечное и радостное место. Здесь уже давно ведутся войны по разным причинам. Государства рождаются и умирают в этом кровавом круговороте жизни. Проследим же за отрядом наёмников Багровые Вороны, чтобы пройти с ними тернистый путь по землям этого неприветливого мира.…

Край ты мой любимый

Андрей Белов

Современная русская литература

Отсутствует

Край, где ты родился, где прожил всю жизнь, навсегда в твоей душе останется любимым краем – Родиной. И куда бы ни забросила тебя судьба, край этот останется Родиной и именно с большой буквы, поскольку у каждого человека Родина одна и не разделяется на большую и малую. Да храни нас всех Господь с наш…

Бусидо. Кодекс самурая

Ямамото Цунэтомо

Древневосточная литература

Военно-историческая коллекция

Первые самураи появились в Японии еще в VII в. Шло время, cформировались устои морального кодекса самурая, позже превратившегося в свод заповедей «Путь воина» («Бусидо»). Века сменялись тысячелетиями, но и по сей день моральный кодекс самураев не утратил своей актуальности. В этой книге собраны наиб…

Офицер флота

Александр Крон

Современная русская литература

Офицерский роман. Честь имею

В книгу известного советского писателя Александра Александровича Крона (1909—1983) включена повесть «Капитан дальнего плавания», рассказывающая о человеке трагической судьбы, легендарном моряке-подводнике Александре Ивановиче Маринеско, подводная лодка которого 30 января 1945 года торпедировала и по…

Добровольцы

Николай Раевский

Литература 20 века

Офицерский роман. Честь имею

Романы Николая Алексеевича Раевского (1894–1988) – автора, который принимал непосредственное участие в Гражданской войне 1917–1922 годов на стороне Белого движения, – это еще один взгляд, полный гордости, боли и отчаяния, на трагическую судьбу русской армии Юга России, пытавшейся спасти от гибели ро…

Пистолеты для двоих (сборник)

Джорджетт Хейер

Зарубежные детективы

Чай, кофе и убийства

Загадочный период Регентства. Время элегантных денди, недоступных светских красавиц и богатых наследников, когда вопросы чести решались на дуэлях, а галантность соседствовала со злодейством. Одиннадцать остроумных историй о негодяях и повесах, поединках на рассвете, таинственных исчезновениях и неож…

На том краю галактики

Эмилия Тайн

Героическая фантастика

Отсутствует

Мне бы хотелось быть обычной девчонкой. Жить спокойной и размеренной жизнью. Но это невозможно. Ведь я – леди солнца. Мой долг хранить мир и покой всех шести планет, а самое главное – беречь наше наследие. Наше солнце.…

Презентация

Юрий Аракчеев

Современная русская литература

Отсутствует

Москва, начало 90-х. Капитана советской армии, ветерана афганской войны, приглашают на презентацию российско-американской газеты, где должен выступать президент Ельцин. «Афганец», разочаровавшийся в том, что происходит в России, решает совершить покушение на того, кого он считает виновником всех бед…

Ксенофобы и подкалыватели

Геннадий Ерофеев

Детективная фантастика

Отсутствует

Ироническая проза с элементами детектива, сатиры и фантастики. Соперничество различных ведомств, институций и силовых структур Земли выливается в открытое столкновение, коварством, жестокостью и цинизмом затмевающее «войны миров» с пришельцами. Последние не преминули воспользоваться разбродом в стан…

Другое. Сборник

Антон Юртовой

Современная русская литература

Отсутствует

Антон Юртовой – независимый литератор и публицист. Живёт в Саранске. Возраст – 81 год. Склонен выражать себя в тематике культуры, эстетики и общественной духовности. Его прежние книги «Последний завет», «Миражи искусства» и «Гамлет и Маргарита» изданы в текущем, XXI веке. Новый изборник – своеобразн…

Эксперименты. Сборник рассказов

Андрей Манушин

Современная русская литература

Отсутствует

Три рассказа, которые заставят вас поверить в волшебство. Три истории, которые напомнят, что такое романтизм молодости. Пробы пера, первые шаги и вера в мечту.…

Вера

Natali Avoprac

Современные любовные романы

Отсутствует

Все поменять и начать жизнь с чистого листа необходимо человеку, чтобы обрести смысл дальнейшей жизни.В карьере Веры все складывалось замечательно, но не в этом счастье, она принимает предложение коллеги переехать в Москву. Коллектив принял ее душевно. Она делится опытом с коллегами и учится у них. …

Смертью храбрых

Александр Долгирев

Исторические детективы

Отсутствует

Ноябрь 1918-го года. Изнурительная война, отнявшая у Франции сотни тысяч жизней, завершилась победой, всю сладость которой измученная армия даже не может осознать. И именно в этот момент, когда отгремели последние взрывы и умолкли орудия, нескольким французским офицерам предстоит принять свой самый …

Дан приказ – Жить!

Natali Avoprac

Остросюжетные любовные романы

Отсутствует

Дан приказ – Жить! Приказ дан свыше капитану Андрею Донскому, в дальнейшем майору, который ежедневно ведет борьбу с криминальным миром – авторитетом Зиновием Воскобойниковым – Зевсом, разоблачая все его грязные противоправные действия, но все сложно, многие структуры служат Зевсу, забывая о моральны…

Дуэльный кодекс

Василий Дурасов

Документальная литература

Кодекс чести

До конца XIX в. в России не было своих дуэльных кодексов. Представители дворянства стрелялись, полагаясь на традицию, общественное мнение и свои личные представления о чести. Первым шагом к формированию Дуэльного кодекса в России стали опубликованные в 1894 г. «Правила о порядке разбирательства ссор…

Кодекс чести. Начало пути русского офицера (сборник)

Игорь Гребенкин

Биографии и Мемуары

Отсутствует

Вниманию читателя предлагается уникальный сборник свидетельств и мемуаров молодых русских офицеров конца XIX – начала XX века в составлении доктора исторических наук Игоря Николаевича Гребенкина. Кроме того, в состав издания входят «Советы молодому офицеру», написанные во время Русско-японской войны…

Восточный квартал. Повесть о дагестанской девушке

Александра Фролова

Контркультура

Отсутствует

Дагестан – часть Российской Федерации, но и сегодня здесь царят свои законы и порядки, и чем выше в горы – тем они строже. Здесь девушка должна беречь себя до свадьбы, а цена потерянной чести – жизнь. Окончив школу, Раиса переезжает из горного села в Махачкалу. Столица дразнит видимой свободой, толь…

Фатум

Ирина Давлетчина

Космическая фантастика

Отсутствует

Тьма космоса. Что таит она в своих глубинах? Что ждет там мальчика, впитавшего высокие идеалы далекой Империи? Ведомый Честью и Долгом, стремится он навстречу своей судьбе, но лишь судьба в праве решать, кто достоин ее.…

Долги тают на глазах

Саидмурод Давлатов

Личные финансы

Отсутствует

Эта книга написана человеком, который сам прошёл через унижения и страдания, оказавшись в долгах. Преодолевая неимоверные трудности и решая возникающие проблемы, он сумел выбраться из долговой ямы, постепенно закрыв все свои долги, а их было немало – 2 млн. 339 тыс. долларов. О том, как можно справи…

Дуэли Лермонтова. Дуэльный кодекс де Шатовильяра

Виктор Злобин

Документальная литература

Отсутствует

Настоящие материалы подготовлены в связи с 200-летней годовщиной рождения великого русского поэта М. Ю. Лермонтова, которая празднуется в 2014 году. Условно книгу можно разделить на две части: первая часть содержит описание дуэлей Лермонтова, а вторая – краткие пояснения к впервые издаваемому на рус…

Под стягом победным

Сесил Форестер

Морские приключения

Hornblower

Необходимость сплотить Европу подстегивает Бонапарта все сильнее и сильнее. Он уж давно не останавливается ни перед чем. Расстрел герцога Энгиенского, гибель в имперских застенках Альвареса и Туссен-Лувертюра. Вереница известных и неизвестных имен. Шестнадцать дней назад Хорнблауэр тоже неограниченн…

Арктика-2020

Петр Заспа

Боевая фантастика

Библиотека «Мужского клуба»

Природные богатства Арктики стали яблоком раздора для ведущих держав. Западу категорически не нравится, что Россия отказалась делиться ресурсами. Мировая элита считает нефть и газ общим достоянием, она готова доказать это силой. Напряжение нарастает. Достаточно малейшей искры, чтобы сработал эффект …

Береги честь смолоду. Лучшие произведения русских писателей о дружбе, верности и чести

Николай Лесков

Классическая проза

Отсутствует

Сегодня особенно важно, чтобы наши дети выросли добрыми и порядочными людьми. Эта книга поможет воспитать в ребенке самые лучшие человеческие качества, такие, как честь и совесть, искренность и сочувствие, показав на примере наших предков, что именно эти личностные качества имеют непреходящую ценнос…

Взлетная полоса

Александр Беляев

Советская литература

Офицерский роман. Честь имею

В романе «Взлетная полоса» известного писателя Александра Павловича Беляева (1927–1996) рассказывается о мирных буднях Советской армии, о совершенствовании ее боевой техники и оружия. Его герои – офицеры, сержанты, солдаты зачастую со сложными судьбами, прошедшие нелегкий путь «каждый в свою жизнь»…

Тёмные братья

Алексей Михайлович Ильин

Современные детективы

Отсутствует

Вернувшись домой из горячей точки миротворец Сергей Фомин не может найти свою девушку Анну. Обратившись за помощью к своему другу детства Виктору Шестову они вместе начинают поиски. Череда событий выводит их на криминальных авторитетов. Ребята понимают, что разборки не избежать и вступают в неравны…

Книга о русской дуэли

А. В. Востриков

Энциклопедии

Русская энциклопедия

Алексей Викторович Востриков – известный историк, публицист, сотрудник Научной библиотеки им. Горького СПбГУ. Его книга посвящена загадочному феномену дуэли в русской истории и культуре. Она основана на мемуарной литературе, письмах, царских указах и манифестах, а также описаниях дуэли в произведен…

Белый крейсер

Иар Эльтеррус

Боевая фантастика

Росская Империя

Долг превыше всего – это знает каждый, кто давал присягу служения Родине. Но что, если ты внезапно оказался в далеком будущем? Что, если на тебя свалилась величайшая ответственность, к которой ты не готов? Что тогда делать? Как поступить? Но ведь Родина и в будущем остается Родиной! А значит, нужно…

Утренняя звезда

Андрей Малышев

Книги о войне

Библиотека журнала «Российский колокол»

Автор этой книги – Андрей Валентинович Малышев – пишет о своей работе и своих боевых товарищах. Его герои – настоящие профессионалы, для которых понятие «верность долгу» означает – грудью встать на защиту безопасности и спокойствия людей. Порой – и ценой собственной жизни… …

Год Мужчины. Эффект женщины

Александр Гордиенко

Современные любовные романы

Год Мужчины

Как некоторые из нас могли заметить, жизнь есть штука совершенно непредсказуемая. В ней сплошь и рядом может проявиться эффект бабочки. Или эффект Женщины. Эффект, известный тем, что поступок в точке отсчета совершает Женщина, а в тартарары летит жизнь Мужчины. И тогда уже наступает момент истины д…

Кодекс чести русского офицера (сборник)

Александр Сергеевич Пушкин

Русская классика

Отсутствует

В Российской империи звание «русский офицер» было не просто обозначением профессиональной либо социальной принадлежности. Звание «офицер» означало принадлежность к особой касте людей, для которых честь и достоинство были дороже жизни. За честь сражались, за нее же и умирали. Во время Русско-японск…

Тихий русский

Геннадий Васильевич Ерофеев

Контркультура

Отсутствует

Безработного муромского инженера Геннадия Крупникова подлавливают террористы. За освобождение они требуют от него огромных отступных. Вместо денег парень предлагает им воплотить в жизнь сюжет своей книги о покушении на президента России. Для начала террористы заставляют Геныча убить мэра города. От…

До последнего мига (сборник)

Валерий Поволяев

Приключения: прочее

Офицерский роман. Честь имею

«Я должен был защищать Отечество…» Эти слова вполне мог сказать лейтенант Игорь Каретников – один из участников обороны окружённого кольцом блокады Ленинграда. Мог их произнести и прапорщик Батманов, не деливший дела на «пограничные» и «непограничные», без раздумий вставший на пути опасных негодяев…

Год Мужчины. Ордер на Любовь

Александр Гордиенко

Современные любовные романы

Год Мужчины

Кто-то очень могущественный выдал Ордер на Любовь. Вещь – редчайшая. Выдается одному на миллион. Или на миллиард. Отказаться невозможно. Как от рака. Ордер на Любовь к человеку случайному, чуждому, равнодушному, из другой галактики. И что с этим делать? Как (!) строить свою жизнь без надежды, что т…

Присяга Российской империи

Александр Прозоров

Боевики: Прочее

Отсутствует

Главным героем этого остросюжетного боевика является самолет «ТУ-160». И, конечно же, люди. Офицеры российской армии, честно исполняющие свой долг. Когда миру грозит ядерная катастрофа, только они способны встать на пути подлецов и провокаторов. …

Кодекс чести русского офицера (сборник)

Василий Дурасов

Военное дело, спецслужбы

Кодекс чести

В русской армии офицерское звание всегда определяло принадлежность не к социальной группе, но к касте, которая жила по своим неписаным законам – по кодексу чести. В том случае, если уложения армейских уставов вступали в конфликт с положениями кодекса, выбор офицера был очевиден – в пользу кодекса ч…

Достойная книга о достоинстве — ВИНДЛАНДИЯ «В поисках счастья, в погоне за истиной…» — ЖЖ

Акунин-Чхартишвили. Аристономия. М.: Захаров, 2012.

Очень долго читала эту книгу и, кажется, долго буду находиться под впечатлением от нее. По-моему, в ней целых две книги, и я даже не знаю, какая заинтересовала меня больше – история мытарств юного Антона Клобукова, перед глазами которого проходит Россия смутного времени – от февральской революции до апофеоза гражданской войны – или трактат об Аристономии, автором которого якобы является уже повзрослевший герой.

Не устаю радоваться и удивляться. Борис Акунин не входил в число моих любимых писателей в годы ажиотажной популярности его книжного сериала о сыщике Эрасте Фандорине.Прочитала и я несколько первых романов из этой серии. У меня, в силу того, что я не являюсь поклонницей детектива как жанра, они вызвали странное чувство избыточности средств для столь невеликой цели. Согласна с мнением о том, что Акунин – блестящий стилист, но для чего при такой живописной школе рисовать «картинки», цель которых – легковесное, пусть даже и качественное развлечение?
Репутацию автора в моих глазах спасли просто блистательные переводы. Того же Юкио Мисиму под маской Г.Чхартишвили я сочла совершенно несправедливо обойденным Нобелевской премией по литературе… Тогда я самонадеянно решила, что переводчик Чхартишвили стоит много выше писателя Акунина, и за это сейчас над собою посмеиваюсь.

Последние две книги Акунина, прочитанные мной, заставили меня признать себя неправой в отношении к его творчеству. И я рада, что это случилось именно тогда, когда «мода» схлынула, а в адрес писателя начала раздаваться жестокая критика, связанная более с его политической, нежели с литературной деятельностью.

Где-то полгода назад я прочитала сборник статей из его блога, под названием «Любовь к истории». В высшей степени достойная и красивая книга!

И вот сейчас мне в руки попал его роман «Аристономия», просто восхитивший меня! Перемежающиеся повествовательные, сюжетные и философские, публицистические главы равно заинтересовали и дали пищу для размышлений. Первые написаны в уже привычной и любимой преданными читателями автора манере – живописно, остроумно, с яркими, гротескными образами, с особым, узнаваемым тонким и с горчинкой юмором. (От Акунинского стиля веет немного Булгаковым, немного Алексеем Толстым, впрочем, это мое впечатление). Вторые – убедительно, разумно и вполне «научно», если трактату о достоинстве необходимо быть таким.

Меня до глубины души возмутило то, что, как мне сказали, некоторые читатели, якобы, сочли книгу скучной.
Киплю! Для любителей развлечений – возможно. Да, это не детектив. Но, зато, по-моему, это – большая и серьезная литература.
Тема же книги кажется мне настолько важной и актуальной, что, пожалуй, никакую иную рядом с ней и не поставишь.

Несколько цитат я решила привести именно из «трактата», чтобы намеренно распугать тех, кто боится отвлеченных от сюжета рассуждений как таковых.

Цитаты:

Ближе всего к аристономии находится понятие «достоинство». Им я вначале и пользовался, пока не почувствовал, что оно перестало меня удовлетворять, а в некоторых случаях уводит в сторону и даже сбивает с толку. […]
Из авторов прошлого века подобное толкование достоинства я встретил у моего любимого Герцена, который в относительно малоизвестной статье «Историческое развитие чести» пишет: «У человека вместе с сознанием развивается потребность нечто свое спасти из вихря случайностей, поставить неприкосновенным и святым, почтить себя уважением его, поставить его выше жизни своей. Пристально вглядываясь в длинный ряд превращений чтимого, мы увидим, что основа ему не что иное как чувство собственного достоинства и стремление сохранить нравственную самобытность своей личности, и то и другое сначала в формах детских, потом отроческих, как во всех человеческих отношениях». И далее: «Неудовлетворенный общим делом, человек ищет свое дело, обращается внутрь себя, в груди своей начинает открывать нечто твердое и незыблемое, в себе находит мерило своего достоинства и хладнокровно смотрит на племя, на город, на государство: тогда быстро развивается в нем понятие чести и собственного достоинства».
Итак, не статус и не естественное право, а внутреннее состояние, которое может вовсе отсутствовать или присутствовать, может развиваться или же, увы, утрачиваться. Вот тот аспект слишком расплывчатого и многозначного понятия dignitas, который является предметом моего исследования.

Стремясь к точности, я некоторое время использовал в своих записях аббревиатуру ЧСД (чувство собственного достоинства), под каковым имел в виду набор определенных нравственных или мировоззренческих признаков, самым главным из которых является естественное ощущение своего равенства с другими людьми, однако равенство вовсе не означает тождественности или заменяемости. Это напоминает равенство суверенных государств. Мир потерял бы много из своей красочности, если бы в нем не существовало какой-то из составляющих его стран. […]
Я уже касался этого предмета, но повторю снова: чем выше в человеке развито ЧСД, тем ниже его способность к выживанию. Слишком велик и строг набор внутренних регламентаций и табу. […] Понижение порога живучести – это цена, которую личность платит за более высокое качество своей духовной и внутренней жизни. […]
«Аристономия» — это закон всего лучшего, что накапливается в душе отдельного человека или в коллективном сознании общества вследствие эволюции. К дворянскому происхождению такое Качество не имеет никакого отношения. Со временем я привык к этому термину и, как будет видно из дальнейшего, стал использовать его в различных вариациях: у меня фигурируют «аристофилы» и «аристофобы», «аристономические характеристики» и «аристобежные тенденции, «аристогенные условия» и жестокие «диктаторы-аристофаги».

Человека можно назвать аристономом, если он стремится к развитию, обладает самоуважением, ответственностью, выдержкой и мужеством, при этом относясь к другим людям с уважением и эмпатией.

Аристополисом можно назвать страну, если она обеспечивает достойное существование и полноценное развитие своих граждан; существует в строгом соответствии с твердыми моральными нормами и способно эти принципы охранять; обладает исторической ответственностью и политической выдержкой; зиждется на солидарности и прочности общества; относится к другим странам с уважением и эмпатией, но при этом способно защититься от агрессии.
К сожалению, в сегодняшнем мире нет не только ни одного аристополиса – нет даже страны, которая хоть в достаточной степенью обладала бы хоть какой-то из вышеперечисленных характеристик. «Взрослых» среди нас пока нет. Мы все похожи на гурьбу дворовых подростков, где наибольшим авторитетом пользуются бузотеры с твердыми кулаками или «богатенькие мальчики», у которых есть велосипед, кулек леденцов и футбольный мяч.

Александр Касьян — Стихи о любви, чести и достоинстве читать онлайн бесплатно

Стихи о любви, чести и достоинстве

Александр Касьян

© Александр Касьян, 2015

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Мы часто как слепые в мире бродим
Ведь есть любовь, но что-то не находим.
Бывает от страданья бьёмся в муках
Тому виной нежданная разлука.

Творец создал нас всех по равным парам
Не зря в народе говорят о каждой «твари».
И если вы несчастны – это мука
И значит «ваше» у другого почему то.

Я знаю точно, прожито и было
Чужих любить не стерпится, не в силу.
Ищите и помогут вам в пути
Два ангела судьбу свою найти.

Ты моё солнце и звезда на небе ночью,
Мой сладкий сон, и радостная явь.
Тебя люблю я очень-очень-очень
И жду, как ждут все свыше благодать.

Прощёное воскресенье

Я грешник неприкаянный по жизни
Иду дорогой с ношей за спиной.
За то, что сделано, отвечу перед Богом
И обрету обещанный покой.

Но чтоб Создатель встретил меня в «белом»
Чтоб не держали «гирями» грехи,
Я вас прошу «Простите, Христа ради»
Пусть Бог простит, и я вас всех прощу.

На заре я встану на колени
Под иконами лампадку запалю.
Господи, спасибо, что ты рядом,
Больше жизни я тебя люблю.

Ты моя негаданная радость,
Лучик света в полной темноте,
Счастье ты моё, моя награда
Для тебя живу, тобой дышу.

Друзьям моим с благодарностью

Ну вот и осень у порога закружила
Жизнь пролетает и как будто и не было…
И сколько б ни осталось мне идти,
Я с вами этот путь готов пройти.

Мои друзья за вас молиться не устану
И если надо, то щитом в защиту встану!
С годами понял, что дороже мне не злато,
А то, что помните и любите меня, почти как брата.

Я ведь судьбу лихую не кляну, не плачу
Бывало всякое и горе и удача.
Люблю я самую прекрасную из женщин
И это чувство в сердце раны мне излечит.

Спасибо вам, что в этот день вы не забыли,
С утра звонили и подарков навалили)))))
Я обещаю вам, что через много лет
Вы позвоните, а в ответ вам: «Брат, привет!»

Ко мне в ладони ты легла холодной льдинкой
Совсем замёрзла, столько лет была зима

А я то помню называл тебя снежинкой
Такой же чистой и свободной ты была.

Над синим морем ты летала безмятежно
Не зная горя, ни обид, не видя зла.
Среди друзей, вокруг подруг в любви кружила
И не боялась, что вот – вот придет весна.

Но сильный ветер налетел из ниоткуда
Нас разбросало, разнесло по сторонам

Мы потерялись, и уже не веря в чудо
В чужих краях старались жить и выживать.

А я всё ждал, а я всё верил, так случится,
Ты прилетишь ко мне опять издалека.
Моя снежинка нежно ляжет мне в ладони
И от любви моей растает навсегда.

Пока ты рядом тихо дышишь
Шепчу я птицам «тише, тише».
Не разбудите слишком рано
Мою любовь, мою награду.

Я весь в слезах под образами на коленях
Спасибо Господу, что ты живёшь на этом свете.
Ты столько лет была несбыточной мечтой.
Спасибо, то что стала мне женой.

Я знаю, что когда-нибудь уйду
И может быть на тёмном небосклоне
Звездою стану, путь вам освещу
И сильною рукой от бед укрою.

Я точно знаю, что оставлю след
И может быть прощённый за былое
Увижу, как заплачут небеса
И милая, любимая моя, глаза мои тихонечко закроет.

Моя любовь и радость и печаль
Хорошая, любимая, родная.
Я буду ждать тебя на небесах
Ведь без тебя в Раю не будет Рая.

Внученьке моей…

Кому то дедушка Мороз под ёлку золото положит,
Кому то ключик от авто или пентхауза предложит.
А нам сегодня он принёс подарок самый лучший в мире

Конвертик с розовым бантом и голосочком нежным сильным.

История любви

Таких историй множество на свете.
Мы помним о Ромео и Джульетте,
Мы помним о Февронье и Петре…
И эта не приснилась мне во сне.

Всё это было много лет назад
Жил в городе мальчишка-хулиган
И девочка, которой говорили
«Не верь в любовь, о ней давно забыли».

Но словно чайка белокрылая над морем
Она накрыла их своей любовью
И лишь для них не замолкали соловьи,
Но счастья не бывает без беды.

Года промчались и пришла пора прощаться
Пошёл «призыв», мальчишке надо собираться.
Три долгих года на краю родной земли
И он сказал «не надо, ты не жди».

Я знаю, мне ребята говорили
Вы ждать не можете, о верности забыли.
Не рви мне сердце, там и так бушует вьюга.
Давай расстанемся, живи как все «подруга».

Обида горькая, надорвано сердечко
Сорвала с пальца им дарёное колечко
И в море бросила с обидой, «уходи»,
Пускай судьба, забудь и всё прости.

А годы, как три пули пролетели
Вернулся парень, но пусты в саду качели.
Его девчонку увезли в далёкий край.
Пускай судьба, «забудь, не вспоминай»

С тех пор промчалось долгих тридцать лет…
И вдруг в «агенте» смайлик и «привет».

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Хорошие детские книги | Блогер Bordzhia на сайте SPLETNIK.RU 4 апреля 2020

Давно я хотела написать про хорошие детские книги, и вот наступило это время. 

Эти книги я читала своим детям в их 8-12 лет. 

Некоторые книги пришли из моего детства, по следам моих собственных сильных впечатлений, которыми я хотела поделиться со своими детьми, а другие стали для меня приятным открытием только сейчас. 

Итак, начну, пожалуй, с книги-открытия: «Путешествие на Тандадрику» Витауте Жилинскайте.

Эта прекрасная история, начинающаяся, как обыкновенное приключение игрушек, имеет куда более глубокое значение, заставляя вас эмоционально сильно погрузиться в сюжет. Настолько ярко и правдиво описаны характеры и поступки героев, что ваши дети без труда найдут парочку знакомых, представленного типажа, в своём окружении. Написано красивым литературным языком, передавая все тонкости сюжета, и, главное — эмоции. Это самая эмоциональная детская книга, которую я читала. Автор, литовская писательница, написала книгу в далеком 1984 году, но история ни капли не устарела, потому, что описана в ней ни больше, ни меньше — философия жизни и ее составляющие: дружба, преданность, смелость, честь, любовь, жажда власти и изменения личности во власти, предательство, потери и надежда.

Если вы хотите увлечь детей на неделю — читайте им по несколько глав в день. Книга не отпускает и держит интерес на протяжении всего чтения.

 

Второе мое открытие: «Тройка с минусом или происшествие в 5 «А» Ирины Пивоваровой.

 

Эта книга прошла меня стороной в моем детстве, но сейчас я с удовольствием восполнила пробел, читая ее детям. 

 

Прекрасная школьная история, легко и красочно рассказанная: о взрослении, о первых чувствах, о первых ошибках и о необходимости их совершать, о первых порывах, страданиях и освобождении. И конечно о дружбе. Блестящая работа Ирины Пивоваровой. Я потом пыталась найти и прочитать другие ее книги, но они оказались далеко не так хороши, как эта история.

Увлечет и мальчишек и девчонок. 

 

Третья книга, горячо любимая и, прочитанная мною самой в пятом классе, а теперь перечитаная детям: «Шёл по городу волшебник» Юрия Томина. 

Двое ленинградских шестиклассников, мальчишек из обычного двора, увлекают вас с собой в безумно привлекательное, полное опасностей и соблазнов путешествие. Эта история о выборе. Каждый человек — делает свой выбор, от которого зависит его человеческое достоинство. В этой истории ты не можешь оторваться, наблюдая, как трудно бывает сделать верный выбор, но как легко становиться, когда ты определяешься, что именно важно для тебя самого. 

Даже немного устаревшие термины: «милиция», «портфель» и прочие будни ленинградских детей 80-х не сильно отвлекают от главной идеи книги: будь честен и верен себе. Мои дети вслед за мной полюбили эту книгу.

 

Следующая книга, даже серия книг, на все времена, которые можно читать лет до ста и находить все новые параллели с современностью, a начать можно как раз лет в 10. «Детский Плутарх» Владимира Бутромеева. 

Книги переставляют собой, легко и ясно рассказанные для детей, «Сравнительные жизнеописания» Плутарха. Прекрасная возможность познакомить юные умы с началом истории, ее любопытными проявлениями и изменениями. 

К сожалению, этого изданий книг у меня нет, но мы прослушали долгие часы аудиокниг по дороге на кружки. 

Дети узнают и про жреца верховного храма Бога солнца Амона из Древнего Египта, обхитрившего фараона с затмением и доказавшего, что власть жрецов важнее власти фараона, и о династии Птолемеев, мужчин которых почти всех звали Птолемеями, а женщин — Берениками и Клеопатрами, женившихся между собой близкородственно, чтобы сохранить чистоту крови и права на власть. 

Из этой же книги вы узнаете историю о чудесных волосах Береники, ставшими созвездием, о великой Клеопатре и ее женской мудрости, об Александре Македонском, о пятиста годах первого в мире «социализма», созданных правителем Спарты Ликургом, задолго до созревания подобных мыслей в головах немецких философов 19 века. 

Познакомитесь с приятными и не очень философами Древней Греции и их мыслями. Коротко говоря — эти книги шедевр для любителей и новых желающих стать любителями истории. 

 

А следующая книга стала любимой у детей: «Рони дочь разбойника» Астрид Линдгрен.

Эта история о переходе из беззаботного и шального детства в мыслящую и чувствующую юность, о поддержке, о чувствах, о безумии вражды и исцелении дружбы, о чести, достоинстве и становлении взрослым. 

 

 

И ещё одна книжка Линдгрен  «Суперсыщик Калле Блумквист» сейчас является фаворитом моего сына. 

Приключения, тайны, загадки, первые чувства и поиск призвания, и все это на фоне безмятежных шведских просторов, на фоне взросления трёх друзей подростков. 

 

Я постаралась найти не самые популярные, но заслуживающие интереса варианты. Конечно существует огромное количество прекрасных детских книг, являющимися классикой детской литературы, но о них и так все знают: классика английской литературы: Френсис Бернетт  «Секретный сад», «Маленькая принцесса», «Маленький лорд Фаунтлерой», Додж «Серебрянные коньки», классика американской литературы: Марк Твен «Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна» и т.д., Монтгомери «Ани из Зеленых Мезонинов» и др., ещё мне нравится классика французской литературы:  Госсини и Семпе «Маленький Николя», из русской классики мы читали грустных Куприна «Слон» и «Белый пудель» и Чехова «Каштанка»

 

А какие детские книги любимы вами? И вашими детьми? Делитесь и советуйте!

Обновлено 04/04/20 04:04:

К сожалению, некоторые иллюстрации слетели, особенно пострадала книга Ирины Пивоваровой, ни одной иллюстрации не осталось. 


Кодексы чести — понятия и слова, исчезнувшие из современного лексикона — Российская газета

Не секрет, что помимо законов жизнью людей управляют правила и нормы, принятые в разных сообществах — национальных, сословных, профессиональных. к ним относятся и кодексы чести, издавна окруженные ореолом романтики — хотя бы потому, что долгое время их держали в тайне


Кодекс офицера

Офицерские кодексы разных стран порой противоречили не только закону, но и воинскому уставу. Из-за этого они долгое время не печатались, распространяясь в списках или устно.

До революции книга «Советы молодому офицеру» вышла шестью изданиями, но и их не хватало — переписывали от руки

Россия не была исключением: неформальные своды офицерских правил поведения существовали здесь с XVIII века, но только в 1904 году их опубликовал ротмистр Валентин Михайлович Кульчицкий. Его судьба типична для многих офицеров: участник Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войн, он отказался эмигрировать и попал в ГУЛАГ. Вышел на свободу. Во время Великой Отечественной стал подпольщиком в Харькове, был схвачен и замучен на допросе.

До революции его книга «Советы молодому офицеру» вышла шестью изданиями, но и их не хватало — переписывали от руки. Там содержались советы не только по службе, но и на все случаи жизни. Автор считал своей целью «предотвратить от ложного, губительного шага неопытную военную молодежь».


Глава «Сущность военной службы»

Бойся нарушить свой долг

— Веруй в Бога, будь преданным Государю Императору, его семье и люби Родину. Первая и главная заповедь и обязанность солдата — это верность Государю Императору и

Отечеству. Без этого качества он не годен для военной службы. Целость Империи и поддержание ее престижа основаны на силе армии и флота; их качество и недостатки отзываются на всей стране, поэтому не твое дело впутываться в социальные вопросы и политические умствования; твое дело — неуклонно исполнять свои обязанности.

— Ставь выше всего славу Русской армии.

— Будь храбрым. Но храбрость бывает истинная и напускная. Заносчивость, свойственная юности, не есть храбрость. Военный должен всегда быть благоразумен и обдумывать свои поступки хладнокровно и осторожно. Если ты резок и заносчив, все тебя будут ненавидеть.

— Повинуйся дисциплине.

— Уважай свое начальство и верь ему.

— Бойся нарушить свой долг — этим навсегда потеряешь свое доброе имя.

— Офицер должен быть верен и правдив. Без этих качеств военному почти невозможно оставаться в армии. Верен — человек, исполняющий свой долг; правдив — если он не изменяет своему слову. Следовательно, не обещай никогда, если ты не уверен, что исполнишь обещание.

— Будь вежливым и скромным в обхождении со всеми людьми.

— Лучшая часть храбрости — осторожность.


Глава «Правила жизни»

Никогда не высказывай мнения о женщинах

— За полковыми дамами не ухаживай (в пошлом смысле). Не заводи романы в своей полковой семье, в которой приходится служить десятки лет. Подобные романы всегда кончаются трагически.

— Никогда не высказывай мнения о женщинах. Помни: женщины во все времена были причиной раздора и величайших несчастий не только отдельных лиц, но и целых империй.

— Береги репутацию доверившейся тебе женщины, кто бы она ни была. Порядочный человек вообще, тем более офицер, даже в интимном кругу своих верных и испытанных друзей о подобных вещах никогда не говорит — женщину страшит всегда больше всего огласка.

— В жизни бывают положения, когда надо заставить молчать свое сердце и жить рассудком.

— В интимной своей жизни будь очень осторожен — «полк твой верховный судья».

— Всякие неблаговидные поступки офицера обсуждаются полковым судом чести.

— О службе и о делах в обществе говорить не следует.

— Вверенную тайну или секрет даже неслужебного характера — храни. Тайна, сообщенная тобой хотя бы только одному человеку, перестает быть тайной.

— Не переступай черту условностей, выработанных традициями полка и жизнью.

— Руководствуйся в жизни инстинктом, чувством справедливости и долгом порядочности.

— Умей не только соображать и рассуждать, но и вовремя молчать и все слышать.

— На военной службе самолюбие не проявляй в мелочах, иначе будешь всегда страдать из-за него.

— Будь всегда начеку и не распускайся.

Через всю книгу красной нитью проходят главные правила: «Береги свою честь, честь полка и армии»; «Строго относись к своим служебным обязанностям»; «Держи себя просто, с достоинством, без фатовства»; «Будь выдержанным, корректным и тактичным всегда, со всеми и везде». Автор рекомендует офицеру быть честным, скромным, не кутить за чужой счет, избегать денежных счетов с товарищами, избегать пьянства и азартных игр.


Кодекс моряка

Моряки смотрели в лицо смерти не реже «сухопутных» офицеров — наверное, поэтому у них тоже рано выработался свой кодекс чести. Правда, никто не удосужился его записать: до нас дошли лишь отдельные нормы, тесно переплетенные с морскими суевериями.

— Моряки парусного флота никогда не называли даты прибытия корабля в порт назначения и даже не вносили ее в вахтенный журнал.

— Запрещалось указывать пальцем с берега на отплывающий корабль — это сулило ему гибель.

— Палец, направленный в небо (пусть и случайно), обещал шторм.

— Говорить о буре на борту запрещалось, даже если она уже миновала — можно было сказать только: «Прошла, и слава Богу!»

— При начавшейся буре морякам следовало надевать чистое белье.

— Во все чистое одевались и перед сражением — «по первому сроку».

— Моряки никогда не обижали чаек, несмотря на их наглость — считалось, что в этих птиц переселяются души погибших матросов.

В целом флотские понятия о чести были похожи на офицерские — дуэли у моряков тоже случались, хотя их разрешалось проводить только на берегу. Старшие так же учили младших быть верными своему долгу, честными, скромными, воздержанными.

И так же, как на суше, одни слушали мудрые советы, а другие — нет.


Кодекс дуэлянта

«Дуэльный кодекс» был впервые опубликован в 1911 году Василием Алексеевичем Дурасовым — дипломатом, историком. Его книга представляет собой массивный (500 пунктов) свод дуэльных правил, во многом заимствованных из французского кодекса Верже.


Теория

1) Дуэль может и должна происходить только между равными.

2) Осовной принцип и назначение дуэли — решить недоразумение между отдельными членами общей дворянской семьи между собою, не прибегая к посторонней помощи.

3) Дуэль служит способом отомщения за нанесенное оскорбление и не может быть заменена, но вместе с тем и не может заменять органы судебного правосудия, служащие для восстановления или защиты нарушенного права.

4) Оскорбление может быть нанесено только равным равному.

5) Лицо, стоящее ниже другого, может только нарушить его право, но не оскорбить его.

6) Поэтому дуэль, как отомщение за нанесенное оскорбление, возможна и допустима только между лицами равного, благородного происхождения. В противном случае дуэль недопустима и является аномалией.

7) При вызове дворянина разночинцем первый обязан отклонить вызов и предоставить последнему право искать удовлетворения судебным порядком.

8) При нарушении права дворянина разночинцем, несмотря на оскорбительность его действий, первый обязан искать удовлетворения судебным порядком, так как он потерпел от нарушения права, но не от оскорбления.

9) Если, несмотря на это, дворянин все-таки пожелает драться, то он имеет на это право не иначе, как с формального письменного разрешения суда чести, рассматривающего, достоин ли противник оказываемой ему чести.

10) Между разночинцами дуэль возможна, но является аномалией, не отвечая своему назначению.

Практика

58) Оскорбления имеют личный характер и отомщаются лично.

59) Замена оскорбленного лица другим допускается только в случае недееспособности оскорбленного лица, при оскорблении женщин и при оскорблении памяти умершего лица.

60) Заменяющее лицо всегда отождествляется с личностью заменяемого, пользуется всеми его преимуществами, принимает на себя все его обязанности…

61) Недееспособность для права замены определяется следующими положениями:

1] заменяемый должен иметь более 60 лет, причем разница в возрасте с противником должна быть не менее 10 лет. Если физическое состояние заменяемого дает ему возможность лично отомстить за полученное оскорбление, и если он на то изъявляет свое согласие, то он имеет право не пользоваться правом замены;
2] заменяемый должен иметь менее 18 лет;
3] заменяемый должен иметь какой-нибудь физический недостаток, не позволяющий ему драться как на пистолетах, так и на шпагах и саблях;
4] неумение пользоваться оружием ни в коем случае не может служить поводом для замены или отказа от дуэли.

Сын может заменить оскорбленного отца, племянник — дядю, зять — тестя. Только при отсутствии родственников у оскорбленного за него может заступиться друг. Если оскорбление нанесено женщине, за нее мстит «естественный защитник» — муж, брат или другой близкий родственник. Правда, с условием: дуэль допустима, если женщина известна «нравственным и честным поведением». Тот, кто однажды отказался принять вызов или нарушил правила дуэли, лишается права вызывать других, каким тяжелым бы ни было нанесенное ему оскорбление.

Условия

215) Прибыв на место поединка, противники должны поклониться друг другу и секундантам противника.

216) Всякий разговор между противниками воспрещен. Если одна сторона имеет что-либо сообщить другой, это исполняют секунданты,

217) Получив оружие, противники должны молчать в течение всей дуэли. Всякие замечания, насмешки, восклицания, крики абсолютно не допускаются.

218) Противники в продолжении всей дуэли обязаны беспрекословно исполнять все приказания секундантов.

219) Заставлять ждать себя на месте поединка крайне невежливо. Явившийся вовремя обязан ждать своего противника четверть часа. По прошествии этого срока явившийся первым имеет право покинуть место поединка и его секунданты должны составить протокол, свидетельствующий о неприбытии противника. Любезности противника, прибывшего первым, предоставляется прождать еще лишние четверть часа.

200) В случае, если какое-нибудь непреодолимое препятствие лишает одного из противников возможности явиться вовремя, его секунданты должны возможно скорее предупредить секундантов противника и сговариваться с ними относительно назначения дуэли в другое время.

В разделе «Дуэль на пистолетах» описаны шесть видов этой дуэли, каждый из которых может ограничиваться одним выстрелом, а может продолжаться до ранения или даже смерти одного из участников. При этом «секунданты противной стороны имеют право застрелить противника, совершившего нарушение».


Кодекс врача

Клятвой Гиппократа руководствовались врачи со времен древности. Ее античный текст включал обязательства бесплатно учить медицине всех желающих, не делать абортов и не вступать с пациентами в сексуальные связи.

А вот вариант клятвы, принятый в дореволюционной России:

«Принимая с глубокой признательностью даруемые мне наукой права врача и постигая всю важность обязанностей, возлагаемых на меня сим званием, я даю обещание в течение всей своей жизни не помрачать чести сословия, в которое ныне вступаю. Помогая страждущим, обещаю свято хранить вверяемые мне семейные тайны и не употреблять во зло оказанного доверия. Обещаю быть справедливым к своим сотоварищам-врачам и не оскорблять их личности, однако же, если бы этого потребовала польза больного, говорить правду без лицемерия. В важных случаях обещаю прибегать к советам врачей, более меня сведущих и опытных; когда же сам буду призван на совещание, обязуюсь по совести отдавать справедливость их заслугам и стараниям».

Нынешняя «Клятва российского врача», основанная на Женевской декларации 1949 года, призывает врачей честно исполнять свой долг, оказывать помощь независимо от пола, расы, национальности, политических убеждений, доброжелательно относиться к коллегам и своим учителям. Запрет в клятве только один — на эвтаназию, хотя в ряде стран позволена и она.


Кодекс купца

В 1881 году в России вышла брошюра литератора Ивана Егоровича Зегимеля «Необходимые правила для купцов, банкиров, комиссионеров и вообще для каждого человека, занимающегося каким-либо делом». Текст этого документа весьма актуален для сегодняшнего бизнес-сообщества.

Публикуем его без сокращений и комментариев.

1) Деловые качества: здравый рассудок, быстрое соображение, твердость характера в исполнении всех дел. Каждый порядочный человек может выработать эти качества непоколебимой решимостью и силой воли.

2) Любезность и вежливость. Часто случается выслушивать незаслуженные дерзости; чрезвычайно важно не потерять самообладания и отнестись к подобным случайностям с полным тактом и хладнокровием.

3) Соблюдайте такт в вежливости. Если вы будете слишком рассыпаться в любезностях перед своими покупателями, то они могут принять это за оскорбление и насмешку; этим вы только оттолкнете их от себя.

4) Наблюдайте за порядком во всех, даже малейших, ваших делах. Назначьте всякой вещи свое место, чтобы при первой необходимости вы могли найти ее безо всякого затруднения и без затраты времени. Это чрезвычайно важное условие для каждого делового человека. Не ложитесь спать, пока все ваши вещи не приведены в порядок. Дорожите копейкой, как дорожите рублем.

5) Будьте систематичны и регулярны. Никакое дело у вас не может идти правильно и успешно, если вы не обладаете устойчивым характером и не имеете твердых правил. Регулярность вы должны соблюдать не только в ваших делах, но и в домашних обстоятельствах.

6) Работайте сами. Не полагайтесь на своих помощников. То, что вы можете сделать сами, не давайте делать другим. Если необходимо что-то делать другим, то, по крайней мере, наблюдайте за ними.

7) Держите всегда данное слово. Лучше не обещайте, если не уверены в том, что вы в состоянии исполнить обещанное, но раз давши слово, вы должны его помнить и свято исполнять.

8) Делайте публикации. Если хотите делать большие дела, не жалейте денег на частые публикации о них в самых распространенных газетах.

9) Не гонитесь за делом, обещающим большие барыши, но сопряженным с риском. Лучше занимайтесь такими предметами, которые дают хотя малую, но верную пользу.

10) Не тратьте весь ваш капитал на одно дело, особенно при начале.

11) Сосредоточение сил — одно из главных условий успеха. Занимайтесь только одним делом, всесторонне изучайте его выгодные и дурные стороны и не бросайте его, пока не убедитесь в невозможности его успеха. Но если есть малейший шанс на успех, не отступайте, потому что постоянное и ревностное преследование одной цели непременно увенчается успехом.

12) Относитесь к своему делу с полным усердием, чем бы вы ни занимались. Работайте, когда случится надобность: рано и поздно, вовремя и не вовремя, одним словом, не пропускайте ни одного случая, который бы мог хотя и медленно служить успехам ваших занятий. Часто случается видеть, что иной исполняет свое дело усердно и основательно, наживает большие деньги, а его сосед, занимающийся тем же делом, всю свою жизнь остается бедняком, потому что он неохотно или без надлежащего внимания выполняет свою обязанность. «Ученик, идущий в школу из-под палки, никогда ничему не научится».

13) Будьте строго разборчивы в выборе помощников в вашем деле. Нанимайте таких служащих, которые безбедно могут существовать на назначенное вами жалованье. Семейный на маленьком жаловании существовать не может, он поневоле сделается нечестным и будет занят заботами о своих интересах.

14) Купец, дорожащий своей честью, не должен нанимать приказчика, конторщика или другого служащего, занимавшегося когда-либо у его знакомого, только в том случае, когда знакомый его попросит.

15) Говорите ясно и точно с вашими покупателями.

16) Никогда не скучайте.

17) Соблюдайте трезвость и выдержанность. Не входите в подробности чужих дел, не расспрашивайте о них ни прямо, ни косвенно, иначе почтут за назойливого человека.

18) Держитесь спокойно и хладнокровно в спорах о делах как с покупателями, так и с продавцами. Как бы ни был оживлен ваш спор, никогда не горячитесь и не жестикулируйте, не подавайте повода посторонним подслушивать ваш разговор и судить по выражению вашего лица и по жестикуляции, о чем вы толкуете.

19) Записывайте все. Никогда не держите в памяти того, что может быть записано сейчас.

20) Всякое дело основано на доверии. Поэтому вы должны всеми силами стараться снискать себе полное доверие тех, с кем вам приходится иметь дело. Этого вы можете достичь разными путями, а главное — честностью и добросовестностью.

21) Соблюдайте экономию в ваших личных расходах. Лучше живите ниже ваших средств, чем выше.


Кодекс строителя коммунизма

«Моральный кодекс строителя коммунизма» был принят в 1961 году на ХXII съезде КПСС. Один из его авторов, политолог Ф. Бурлацкий, утверждал, что сознательно добавил туда евангельские заповеди. Потому, дескать, и текст состоял из 12 пунктов:

1) Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма.

2) Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест.

3) Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния.

4) Высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушениям общественных интересов.

5) Коллективизм и товарищеская взаимопомощь: каждый за всех, все за одного.

6) Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми: человек человеку друг, товарищ и брат.

7) Честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни.

8) Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей.

9) Непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству.

10) Дружба и братство всех народов СССР, нетерпимость к национальной и расовой неприязни.

11) Нетерпимость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов.

12) Братская солидарность с трудящимися всех стран, со всеми народами.

В эпоху нараставшего кризиса социализма принципы, в которые не верили сами их создатели, вызывали издевку.

В постсоветскую эпоху их сменили заповеди «дикого капитализма», вовсе отрицающие всякую мораль. Поэтому расплодившиеся, как грибы, «кодекс таможенника», «кодекс судьи», «кодекс полицейского» и проч. — всего лишь заведомо бесплодные попытки соединить параграфы закона с нравственными предписаниями.

Это невозможно без возвращения в общество строгих моральных норм, вызвавших когда-то появление Кодексов чести.


Книга Дело чести. Защита чести, достоинства и деловой репутации врачей и клиник | П. Г. Габай, М. А. Разговорова | ISBN 9785970455371

Честь и доброе имя испокон веков являлись предметом острых нападок и такой же острой защиты. Российские дворяне и вовсе стали «невольниками чести», непрестанно защищая честь и достоинство при помощи клинка или пистолета. В XXI веке такой способ защиты представляется диким архаизмом, однако нельзя не вспомнить известные слова Александра Куприна: «Дуэль — варварский обычай, пережиток старины. Но, господа, скажу вам, не клевещите на дуэль, — это рыцарски благородный способ защитить открыто, что дороже жизни, — честь человека». Настоящая книга посвящена современным способам защиты чести, достоинства и деловой репутации медицинских работников и медицинских организаций. Материал во многом универсален и может быть использован при защите лиц других профессий.Издание предназначено организаторам здравоохранения, работникам образовательных учреждений, юристам, адвокатам и другим интересантам.

Chest i dobroe imja ispokon vekov javljalis predmetom ostrykh napadok i takoj zhe ostroj zaschity. Rossijskie dvorjane i vovse stali «nevolnikami chesti», neprestanno zaschischaja chest i dostoinstvo pri pomoschi klinka ili pistoleta. V XXI veke takoj sposob zaschity predstavljaetsja dikim arkhaizmom, odnako nelzja ne vspomnit izvestnye slova Aleksandra Kuprina: «Duel — varvarskij obychaj, perezhitok stariny. No, gospoda, skazhu vam, ne kleveschite na duel, — eto rytsarski blagorodnyj sposob zaschitit otkryto, chto dorozhe zhizni, — chest cheloveka». Nastojaschaja kniga posvjaschena sovremennym sposobam zaschity chesti, dostoinstva i delovoj reputatsii meditsinskikh rabotnikov i meditsinskikh organizatsij. Material vo mnogom universalen i mozhet byt ispolzovan pri zaschite lits drugikh professij.Izdanie prednaznacheno organizatoram zdravookhranenija, rabotnikam obrazovatelnykh uchrezhdenij, juristam, advokatam i drugim interesantam.

ДОСТОИНСТВО: В честь прав коренных народов, обновленное второе издание

45 долларов США

Размер обрезки: 9 1/4 x 11

Количество страниц: 144

ISBN: 9781576879221

«Работа Даны Глюкштайн помогает нам по-настоящему увидеть не только внешность, но и сущность, чтобы увидеть, как видит нас Бог, не только физическая форма, но и светящаяся душа, которая светит сквозь нас.”

— НОБЕЛОВСКИЙ ЛАУРЕАТ, АРХИЕПИСКОП ДЕСМОНД ПАТУ В ПРЕДИСЛОВИИ

Обновленное издание культовой книги Даны Глюкштейн « Достоинство: в честь прав коренных народов » обеспечивает актуальность и актуальность всемирного движения против расовой несправедливости, в котором DIGNITY продолжает играть важную роль. Он включает в себя новые изображения коренных американцев и марокканских берберов, а также новый эпилог от Amnesty International «Свобода от насилия», призывающий Соединенные Штаты принять меры против изнасилований и нападений на женщин коренных американцев и коренных жителей Аляски.

Первое издание DIGNITY , трехкратного победителя International Photography Awards, помогло администрации Обамы принять Декларацию ООН о правах коренных народов — историческую веху — в сотрудничестве с Amnesty International. к их 50-летию. Декларация ООН, полный текст которой воспроизведен в DIGNITY , является наиболее полным глобальным заявлением о мерах, которые каждое правительство должно принять для обеспечения выживания и благополучия коренных народов.Это дало возможность всемирному движению коренных народов отстаивать свое право распоряжаться землей, воздухом и водой.

Глюкштейн провел три десятилетия в Северной и Южной Америке, Африке, Азии и Тихоокеанском регионе, создав более 100 черно-белых двухцветных портретов, которые появляются в DIGNITY и отражают тему «племен в переходный период». За десятилетие, прошедшее с момента первого появления DIGNITY , обеспокоенность Глюкштейн по поводу обращения с коренными народами и ее приверженность борьбе от их имени только усилились.«ДОСТОИНСТВО — это призыв к действию против расизма», — заявляет Глюкштейн. Во введении к книге индейский хранитель веры Орен Р. Лайонс раскрывает корни расизма в средневековой католической церкви и ее Доктрину открытий, которая осуждала коренные народы как недочеловеков, чтобы с ними обращались как с животными — оправдание для их завоевателей, чтобы украсть землю и поработить их. жители.

Глюкштейн рассчитывает, что новое издание будет иметь такое же значение, как и оригинал, на этот раз в качестве стимула к действиям в интересах коренных американцев и женщин Аляски.Более одной из трех коренных женщин в какой-то момент своей жизни будут изнасилованы. Сексуальное насилие настолько распространено в этих сообществах, что многие женщины коренных американцев и коренных жителей Аляски не знают женщин, которые не испытали травмы. Кроме того, многие преступники остаются безнаказанными. Глюкштейн рассматривает второе издание DIGNITY как вклад в текущие усилия по обеспечению этим женщинам адекватной помощи после изнасилования, предусмотренной Законом США о племенном праве и порядке — Протоколами о сексуальных домогательствах и Декларацией ООН.«Я верю в силу изображений изменять сознание».

ДОСТОИНСТВО (книжная и музейная выставка) — это многогранный, многослойный проект, в котором отражено столкновение современности и традиций, глобализации и исконности с изяществом, элегантностью и глубокой человечностью ».

— ДЖИЛЛ ДЕУПИ, ГЛАВНЫЙ КУРАТОР МУЗЕЯ НИЗКОГО ИСКУССТВА

В честь прав коренных народов, обновленное второе издание

Уже три десятилетия фотограф Дана Глюкштейн снимает жизнь коренных народов.Второе издание Dignity — потрясающая коллекция, сопутствующая ее международным выставкам в галерее портретной живописи 2011 года.

В этом томе красивый макет с полноразмерными черными и белыми тонами на изысканных пластинах. Эти портреты привлекают внимание в это нестабильное время, когда глобальная напряженность нарастает, а геополитическое сотрудничество продолжает ослаблять воздействие на коренное население мира, подвергая его еще большему риску.

Глюкштейн сотрудничал с Amnesty International и другими глобальными гуманитарными организациями, чтобы привлечь внимание к гуманитарному кризису маргинализированных, угнетенных групп населения.

В своем предисловии к книге архиепископ Десмонд Туту описывает суть ее портретов как «не только физическую форму, но и светящуюся душу, которая сияет сквозь нас».

В эссе Орена Р. Лайонса, верного целителя клана черепах, Onondaga Nation (США) также подчеркивается важность этой коллекции фотографий в борьбе за права человека. Лайонс пишет для коренных народов мира, коллективно начавшееся в 1977 году, когда 146 делегатов от коренных народов приехали на ассамблею Организации Объединенных Наций в Женеве, чтобы добиться «справедливости в отношении веков невыразимых преступлений против наших народов».”

Миссия состоит в том, чтобы «развеять мифы» и раскрыть реалии их жизни отдельно от политических и религиозных режимов, которые игнорировали, разрушали и подавляли их культуру, наследие и обычаи.

Текст контекстуализирует гуманитарные вопросы, и именно художественная линза Глюкштайн иллюстрирует достоинства всех ее предметов. Они заявляют о своем сотрудничестве с этим артистом, чтобы показать свою силу и стойкость, а также свое нерушимое достоинство.Эти портреты явно не подглядывают за скрытыми обществами и никоим образом не эксплуатируют.

Понимание, не зависящее от слов, запечатленное в физическом облике танцора-певца на Гавайях, чье страдальческое выражение лица говорит о многом. Две подруги Нджемпс в Кении в 1985 году, в рваной одежде, грязные на работе и цепляющиеся друг за друга. Юная танцовщица из Оахаки, Мексика, великолепна в церемониальной племенной одежде. Посвященный масаи воин в Кении вступает в свой головной убор, щит и племенные доспехи из веток и земляных тканей.Группа берберских школьниц в Высоких Атласских горах Марокко в 2016 году объединилась в 2009 году в надежде и отчаянии. Семейный портрет трех поколений женщин Ботсваны, позирующих вместе, их головные уборы, бусы и наряды символизируют их жизнь. Работница гаитянского зернохранилища, 1983 год, потрясающе красиво выглядит в фактурном платье с узором пейсли.

Это документ, который должен быть частью любых дискуссий о «суверенитете» или «глобализации», поскольку страны игнорируют изменение климата, рост диктатур и господство фашистских и авторитарных режимов, которые захватывают власть, землю и ресурсы.

Глюкштейн использует свое искусство, чтобы представлять и воплощать голоса неслышных, наиболее уязвимых групп населения мира, написав: «Книга Dignity и соответствующая музейная выставка служат критическим призывом к действию в поддержку коренных народов».

Декларация ООН о правах коренных народов перепечатана в книге. 46 статей документа подробно описывают необходимые глобальные инициативы для всех людей, а также признают, защищают, уважают суверенитет коренных народов и их неприкосновенность.Маргарет Хуанг, исполнительный директор Amnesty International USA, отмечает, что «великолепные изображения демонстрируют глубокое сотрудничество между фотографом и объектом, как если бы они заключили договор о приостановке времени, чтобы мы, зрители, могли осознать весь смысл Декларации».

ДОСТОИНСТВО | Книга Даны Глюкштейн, Десмонда Туту, хранителя веры Орена Р. Лайонса, Amnesty International | Официальная страница издателя

«Работа Даны Глюкштайн помогает нам по-настоящему видеть не только внешность, но и сущность, видеть, как видит нас Бог, не только физическую форму, но и светящуюся душу, которая сияет через нас.»

— НОБЕЛЕВСКИЙ ЛАУРЕАТ, АРХИЕПИСКОП ДЕСМОНД ПАТУ В ПРЕДИСЛОВИЕ

Обновленное издание знаменитой книги Даны Глюкштайн« Достоинство: в честь прав коренных народов »придает актуальность и актуальность всемирному движению. против расовой несправедливости, в которой ДОСТОИНСТВО продолжает играть важную роль. Он включает в себя новые изображения коренных американцев и марокканских берберов, а также новый эпилог от Amnesty International «Свобода от насилия», призывающий Соединенные Штаты принять меры против изнасилований и нападений на женщин коренных американцев и коренных жителей Аляски.

Первое издание DIGNITY , трехкратного лауреата Международной премии в области фотографии, помогло администрации Обамы принять Декларацию ООН о правах коренных народов — историческую веху — в сотрудничестве с Amnesty. International к их 50-летию. Декларация ООН, полный текст которой воспроизведен в DIGNITY , является наиболее полным глобальным заявлением о мерах, которые каждое правительство должно принять для обеспечения выживания и благополучия коренных народов.Это дало возможность всемирному движению коренных народов отстаивать свое право распоряжаться землей, воздухом и водой.

Глюкштейн провел три десятилетия в Северной и Южной Америке, Африке, Азии и Тихоокеанском регионе, создав более 100 черно-белых двухцветных портретов, которые появляются в DIGNITY и выражают тему «племен в переходный период». За десятилетие, прошедшее с момента появления DIGNITY , обеспокоенность Глюкштейн по поводу обращения с коренными народами и ее приверженность борьбе от их имени только усилились.«ДОСТОИНСТВО — это призыв к действию против расизма», — заявляет Глюкштейн. Во введении к книге индейский хранитель веры Орен Р. Лайонс раскрывает корни расизма в средневековой католической церкви и ее Доктрину открытий, которая осуждала коренные народы как недочеловеков, чтобы с ними обращались как с животными — оправдание для их завоевателей, чтобы украсть землю и поработить их. жители.

Глюкштейн рассчитывает, что новое издание будет иметь такое же значение, как и оригинал, на этот раз в качестве стимула к действиям в интересах коренных американцев и женщин Аляски.Более одной из трех коренных женщин в какой-то момент своей жизни будут изнасилованы. Сексуальное насилие настолько распространено в этих сообществах, что многие женщины коренных американцев и коренных жителей Аляски не знают женщин, которые не испытали травмы. Кроме того, многие преступники остаются безнаказанными. Глюкштейн считает, что второе издание DIGNITY способствует текущим усилиям по обеспечению того, чтобы эти женщины получали адекватную помощь после изнасилования, предусмотренную Законом США о племенном праве и порядке — Протоколами о сексуальных домогательствах и Декларацией ООН.«Я верю в силу изображений изменять сознание».

«ДОСТОИНСТВО (книжная и музейная выставка) — это многогранный, многослойный проект, в котором отражено столкновение современности и традиций, глобализации и исконности с изяществом, элегантностью и глубокой человечностью».

— ДЖИЛЛ ДЕУПИ, ГЛАВНЫЙ КУРАТОР МУЗЕЯ НИЗКОГО ИСКУССТВА

Honor & Respect — Руководство по формам обращения

Honor & Respect содержит четкие инструкции о том, как:

• Обратитесь к официальному конверту и подготовьте блок адреса на письме
• Напишите наилучшее приветствие
• Определите правильный уровень формальности для приветственного закрытия
• Адресуйте конверт для социальной корреспонденции или приглашения
• Подготовьте внутренний конверт с приглашение
• Напишите карточку места или бейдж
• Выберите лучшие фразы при официальном представлении
• Представьте одного человека другому
• Обратитесь к другому человеку в разговоре

Исчерпывающий справочник, охватывающий больше официальных лиц в большем количестве организаций, чем любая книга, доступная сегодня

• Социальные формы для врачей, юристов, профессоров, судей и т. Д.
• Государственные служащие из более чем 180 стран: от Афганистана до Зимбабве
• Исполнительные, законодательные и судебные чиновники: как избранные, так и назначаемые
• Военные: военнослужащие, включая рядовых и офицеров
• Дипломаты и представители международных организаций
• Офицеры в отставке и бывшие должностные лица
• Должностные лица с двумя почетными или любезными титулами
• Религиозные должностные лица: все основные религиозные группы (многие из них доступны здесь впервые) в том числе: бахаи, буддисты, католики, православные христиане , Индуисты, Свидетели Иеговы, евреи, мормоны, протестанты-христиане (различные конфессии), мусульмане ( шииты и сунниты ) , Армия спасения, сикхи, зороастрийцы, и другие
• Правящие королевские и благородные семьи от всех существующих форм правления: королевство, султанат e, герцогство, княжество, эмират, и другие
• Вожди коренных американцев
• Глоссарий таких терминов, как маршал авиации, судебный пристав, викарий, выборщик, флагман, генерал-губернатор, интернунциум, легат, муфтий, нотариус, частный советник, ректор, солиситор, вице-король, и многие другие
• Как использовать почетные звания и титулы вежливости, такие как Почетный, Почетный, Преподобный, Ваше Превосходительство, Ваше Высокопреосвященство, и другие
• Сокращения и должность номиналы: академические, почетные, награды, ордена, и др.
• Старшинство и совместные формы обращения

Расширенное и обновленное второе издание
Библиотечный переплет 6 ″ x 9 ″ в твердом переплете
576 страниц с полным индексом
Сшит по смиту для удобства использования.
Архивная бескислотная бумага
ISBN: 978-0-9891886-0–9
Цена: 80 долларов США + доставка и транспортировка

Роберт Хики, автор книги «Честь и уважение»

Роберт Хики, автор книги «Честь и уважение»

Сущность достоинства — Еврейское обозрение книг

В Шаббат Нахаму в 1935 году, незадолго до Нюрнберга. Были обнародованы законы, раввин Лео Бек разослал всем утешение. Еврейские общины и региональные организации по всей Германии, чтобы читать публично перед субботними службами:

«Утешение, утешение, народ Мой» [Исаия 40: 1].Вот что призывает нас сегодня суббота. Откуда в эти дни, когда мы вынуждены переносить поток оскорблений, возникнет утешение? Он возникает из ответа, что наша вера, наша честь, наша молодость дают нам.

Против всех оскорблений мы настроили величественное достоинство нашей религии, [против] всех оскорблений наша стойкая настойчивость в следовании путями нашего иудаизма, в следовании его заповедям.

Настоящая честь — это то, что каждый человек дарит самому себе; он дает это себе через безупречную жизнь и чистым, скромным и честным, а также через жизнь этого самоконтроля что является признаком внутренней силы.Наша честь — это наша честь перед Богом; Это одна выдержит.

Подчеркивая достоинства самообладание, скромность и достоинство при отказе преклониться перед жестоким и незаконный режим, послание Бека отражало как его собственный характер, так и его последовательная политика разумного сопротивления нацистам в сочетании с пастырским заботиться о своих собратьях-евреях.

Майкл А. Мейер важный книга — это именно та биография, которую Лео Бек (1873–1956) хотел бы дань уважения немецкой еврейской культуре, из которой он вырос.Книга представляет, а также отражает характер Бека: глубоко образованный, формальный, скромный, и даже аскетично. Мы узнаем контуры жизни Бека, его разносторонние интересов и вкладов как раввина и ученого, и мы уходим с сильное ощущение его как фигуры огромного достоинства и приличия. Еще ниже его величественная формальность была человеком, который, не колеблясь, страстно защищал Иудаизм против своих христианских критиков, которые смело сформулировали свое понимание либерального иудаизма, который служил мудрым, заботливым раввином и проницательным лидером еврейской общины Германии при ужасающих обстоятельствах.


Лео Бек родился и вырос в Познани, , который дал нам замечательное количество блестящих раввинов и ученых на протяжении веков. Бэк, который посещал первоклассную академическую среднюю школу, которая, к счастью, была открыта для еврейских студентов, получил необычайное образование, полученное в условиях западной цивилизации, и окончил его первым в своем классе. Его отец, раввин, тщательно обучил его раввинским текстам и традиционным еврейским обычаям. Бек, один из одиннадцати детей, был сыном, который пошел по стопам отца и стал раввином.

Его формальное раввинское образование началось в 1891 году, когда в возрасте семнадцати лет он поступил в раввинскую семинарию в Бреслау, который сочетал в себе атмосферу ешивы со скрупулезным изучением история и исторический метод. Великий историк Генрих Грец был одним из его учителя. Через два года он переехал в Берлин, где учился в либеральная раввинская семинария Lehranstalt für die Wissenchaft des Judentums (Институт научных исследований иудаизма). Мейер предлагает три причины для переезда, каждая из которых раскрывает характер Бека и последующие карьера.Во-первых, предполагает Мейер, он, возможно, чувствовал себя ограниченным родственником. ортодоксальности института Бреслау, который, например, не одобрял библейские критика. Во-вторых, он хотел учиться в престижном Берлинском университете. В-третьих, как пишет Мейер:

Как это стало характерно для Бека, он, возможно, решил посещать более одной семинарии, поскольку он не хотел, чтобы его подход к иудаизму ограничивался одним из каналов, по которым иудаизм в то время тек в Германии.. . . Во время учебы в Берлине он дополнил учебу в Lehranstalt курсами в ешиве, которой руководил местный ортодоксальный раввин.

Еще до того, как он прибыл в Берлин, широта знаний Бека была замечательной, примером немецкого Еврейская цель Bildung (грубо говоря, обучение как самосовершенствование). Он читал классические тексты на иврите, греческом и латинском языках; знал историю философии, литература, искусство и религиозная мысль; чувствовал себя как дома во всех жанрах еврейской классика — библейская, раввинская, философская и каббалистическая; а также последовал труды современных христианских богословов, особенно о древности.

Лео Бек в качестве капеллана во время Первой мировой войны (любезно предоставлено Институтом Лео Бека).

Начало двадцатого века было все еще была эпоха глубоко заученных проповедей в либеральных синагогах, и когда молодые раввин, Бек применил все свои знания в проповедях, которые он тщательно составлен и запомнен. Тем не менее в городах, где он впервые служил раввином, Оппельн и Дюссельдорф, проповеди Бека были не очень успешный. «Он не был динамичным проповедником: в его проповедях не хватало сентиментальность, которую ожидали прихожане; и своим мягким голосом вибрирует К сожалению, он избегал всех популярных риторических приемов », — пишет Мейер.Пока что ими определенно восхищались издалека, и они принесли ему счастье быть нанят берлинской еврейской общиной в 1912 году. Под его официальной выправкой — Мейер. говорит нам, что Бек почти всегда носил костюм-тройку — был пастором, который заботился о душ и запомнился своей добротой в качестве капеллана раненому немецкому солдаты во время Первой мировой войны.

Мейер подчеркивает, что Бек держал очень четкое обязательство примирить разногласия и уважать все элементы и выражения еврейской жизни.Таким образом, он хотел, чтобы евреи чувствовали себя комфортно в обоих случаях. либеральные и православные общины; он хотел, чтобы евреи знали иудаизм, а также погрузиться в изучение великих произведений западной культуры. Когда большая часть евреи в Мюнхене отвергли в конечном итоге неудачную попытку Теодора Герцля провести там первый сионистский конгресс, Бек, молодой раввин из Оппельна, отказался присоединиться к своим собратьям-раввинам в резолюции, осуждающей сионизм, потому что он надеялся способствовать «взаимной терпимости между раввинами, придерживающимися различных взглядов».

Бек был либералом в классическое чувство толерантности и открытости и стремление к союзу.Теологически Бек считал, что откровение касается моральных принципов, а не ритуальные заповеди, но он также считал, что заповеди служат защитный забор вокруг иудаизма — до тех пор, пока они сохраняли свое значение. Это он в целом уважали православные, а также либеральные раввины, сионисты и антисионисты были связаны как с личной честностью Бека, так и с его усилиями по избегать политических разногласий. Тем не менее, он не пошел на компромисс со своими убеждениями. Он был мужественный, поддерживающий смешанное размещение женщин и мужчин в синагоге на время, когда это было почти неслыханным делом даже в реформистских синагогах Германии.Своей подписью он также заверил рукоположение Регины Йонас, которая в В декабре 1935 года стала первой раввином-женщиной. Йонас и Бек вместе работали в Берлин, а затем в лагере гетто Терезиенштадт, из которого она была депортирована. и убит в Освенциме в 1944 году.


Еще будучи молодым раввином в Оппельне, Бек взял на себя одного из самых важных профессоров протестантского богословия в немецкой академии, Адольфа фон Гарнака, чья книга Das Wesen des Christentums ( The Essence of Christianity ) имела стать всемирно известным бестселлером 1901 года и классическим заявлением либерального протестантизма.Каким бы сдержанным ни был Бек со своими прихожанами и даже со своей семьей, он мог бесстрашно защищать иудаизм в печати. Как смело утверждал Бек, представление Гарнака об Иисусе в конечном итоге основывалось на решительном осуждении иудаизма. Хотя Гарнак признал, что учения Иисуса были предвосхищены пророками и раввинами его времени, он утверждал, что Евангелия превосходят их, потому что они не были запятнаны извращенным ритуализмом древнего иудаизма. Гарнак писал раввинам:

[Религия] была утяжелена, затемнена, искажена, сделана неэффективной и лишенной своей силы тысячей вещей, которые они также считали религиозными и столь же важными, как милосердие и осуждение.. . . Источник святости. . . был забит песком и грязью, и его вода была загрязнена.

У Иисуса «снова вырвалась весна и новый путь для себя через мусор ». Значит, для Гарнака это не имеет значения. что учение Иисуса было неоригинальным, но, в отличие от иудаизма, было нетронутым, чистый родник, а не мутная вода.

Бэк расширил свой негативный обзор Гарнака в его собственную книгу, Das Wesen des Judentums ( The Essence of Judaism ), и продолжил рассуждение в своей классической статье: «Романтическая религия», опубликованная в 1922 году.В этой острой и продолжительной полемике Бек утверждал, что христианство решило последовать за Павлом и, таким образом, нарушить собственные взгляды Иисуса. соблюдение закона. Это превратило христианство, по словам Бека, в «Романтическая религия» мистицизма, в которой люди остаются в ловушке своих греховная природа, пассивно ожидающая спасения по благодати:

В этом экстатическом отказе, который так сильно хочет, чтобы его схватили и обнимали, и который хотел бы умереть в ревущем океане мира, раскрывается отличительный характер романтической религии — женская черта, которая ее отмечает.В его благочестии есть что-то пассивное; он чувствует себя настолько трогательно беспомощным и утомленным, что хочет, чтобы его схватили и вдохновили свыше, охватил поток благодати, который должен сойти на него, чтобы освятить его и овладеть им — безвольным орудием чудесных путей Бога.

Женское христианство, утверждал Бек, не способствует развитию моральная ответственность, в отличие от мужской «классической религии» Иудаизм, ставящий во главу угла этические заповеди и, в отличие от Христианство отвергает веру в неразумное учение.


Бек переехал из Оппельна в Дюссельдорф в 1907 году, , где он встретил восточноевропейских евреев, а также немецких евреев, мало интересовавшихся религиозной практикой. В поисках новых способов сделать иудаизм привлекательным, он хотел найти средний путь между утверждением, что западная культура не является просто областью христианства, и настаиванием на самобытности иудаизма и его несоответствии. В 1912 году, всего за два года до начала войны, Бек переехал в Берлин, где у него было гораздо более искушенное сообщество, а также возможность преподавать в Lehranstalt .Однако через несколько недель после начала войны Бек стал одним из первых шести раввинов, служивших капелланом в немецкой армии. Его целью была забота о солдатах; бушующий ура-патриотизм в Германии не заразил его. Для Бека национализм был «национальным эгоизмом», и войну можно было оправдать только на основе справедливости. В качестве капеллана его работа включала проведение огромных пасхальных седеров, обслуживание обедневшего еврейского населения на востоке и проведение похорон, включая массовые захоронения солдат. Как это часто бывает в его карьере, коллеги — в данном случае его коллеги-капелланы — выбрали его своим лидером.

Раввин Лео Бек выступает на собрании немецких евреев в берлинской синагоге во время нацистского правления. (Мемориальный музей Холокоста в США, любезно предоставлен Гансом Черным.)

Что стало известно из книги Бека опыт военного времени подтвердил, что идеалы Пруссии представлен не милитаризмом, а духом немецкого Просвещения, воплощено, в частности, Готтхольдом Лессингом. Более того, Просвещение центральная идея универсальной морали «в значительной степени родилась из духа Иудаизм », и именно эта идея привела к эмансипация евреев за последний век.

После Первой мировой войны Берлин увидел взрыв творчества почти во всех сферах искусства и науки, литература, музыка и наука. Веймар Берлин был также крупным центром Еврейская жизнь, в которой проживало более 170 000 евреев, треть евреев население в Германии. Творчество и интеллектуальные эксперименты были в изобилии. Новые способы понимания условий жизни человека достигли Бека в его исследованиях. религиозного опыта. Если бы евреи Веймарской республики подверглись возрождения, как утверждал историк Майкл Бреннер, Лео Бек был его консервативный представитель, фигура благородной осанки, олицетворявшая величие наследия немецкого иудаизма, либеральный раввин, но соблюдающий еврейские закон.Для него были важны традиции, но он также считал, что еврейские ритуалы должны выражать религиозные идеи и ценности, которые «превращают все сущее в религиозное служение ».

В то время как Бэк менее известен его стипендия, чем за его работу в качестве пастора и лидера общины, его публикации, представленные Мейером с исключительной ясностью, раскрывают ученого, который восстали против традиционных научных методов и тем, ища более заинтересованный подход, который понимал бы религию изнутри.Эта помолвка, замена далекого ученого, ищущего чистой объективности, пронизала Веймар эпохи, и Бек, как и многие его современники, находился под влиянием аргумент философа Вильгельма Дильтея о том, что собственно герменевтический или интерпретация, понимание текста или исторического момента всегда предполагало некую сочувствия.

Благодаря дружбе с несколько интеллектуалов из немецкой знати, он также познакомился с графом Германа фон Кейзерлинга и участвовать в его «Школе мудрости», которая провела публичные лекции и конференции с 1920 по 1927 год, прочитанные некоторыми из самые интересные интеллектуалы из многих областей.Кейзерлинг продвигал «Терапевтический ориентализм», основанный на неоромантических прочтениях индийских и Китайские религии. Это был поворотный момент для интеллигенции Германии, поскольку некоторые перешли от этого романтизма к расизму и даже, в конечном итоге, к нацизму. в три лекции, прочитанные Беком на собраниях Кейзерлинга, некоторые востоковеды в его изображениях религиозности очевидны влияния, но он твердо утверждал важный баланс иудаизма между духовной субъективностью и этической принципы и действия.Для Бека примером является христианство, а не иудаизм. романтический ориентализм, потому что ему не хватало прочной этической основы иудаизма.

В то время как многие, если не большинство, раввины, создавшие либеральный иудаизм в Германии, сосредоточили свои исследования на иудаизм раввинской эпохи или средневековая еврейская философия, ищущие прецеденты для их реформы, Бека не остановили каббалистические тексты. Его исследования включали важная работа по Sefer yezirah и Sefer bahir , работам, которые только начал привлекать внимание исследователей иудаизма.Здесь он нарисовал от своего отца и расширил его подход. Сэмюэл Бэк опубликовал пятисотстраничный обзор еврейской истории 1878 года с переводами отрывков из Зоар и обсуждение лурианского мистицизма, написав, что Каббала принесла мицвот «истинное посвящение и святое добродетель.»

Знак концептуальных контрастов Работы Бека — иудаизм и христианство, иудаизм и греческая мысль, люди и женщины, тайна и заповедь, смерть и возрождение, дух и кровь, совершенство и напряженность — отражая его попытки избежать догматического подхода и искать примирение через понимание обеих сторон.От восхищения его отца Каббала и растущее движение романтического ориентализма пришло к нему. акцент на личном, субъективном религиозном опыте. Тем не менее, 1922 г. издание его Das Wesen des Judentums подчеркивает, что иудаизм — это этическая религия и что Бог является высшей основой морального императив. Тем не менее, Бек понимал, что за гранью скрывается тайна. заповеди иудаизма, и та тайна — Бог.


В течение 1930-х годов половина евреев Германии смогли эмигрировать, а оставшиеся становились все более пожилыми, больными, бедными и остро нуждающимися в помощи.

До самого последнего момента, У Бека было достаточно возможностей покинуть Германию. Его жена Натали умерла в марте. 1937 год, и вскоре после этого его единственная дочь Рут покинула Германию со своим мужем. и дочь для Англии. Никто бы не винил его, если бы он последовал за ней. А также но он остался, чтобы служить оставшейся еврейской общине и был избран президентом Reichsvertretung der Deutschen Juden , коммунальной организации для осажденного немецкого еврейства. Добрые дела Бека не остались безнаказанными; он боролся с уродливым, высокомерным сопротивлением некоторых еврейских мирян в Берлине которые постоянно стремились подорвать его и действовали с кажущейся решимостью неэтичное поведение.Он был так же потрясен в Терезиенштадте пошлыми и даже жестокое поведение некоторых евреев, назначенных на «руководство» позиции, говорит нам Мейер. Хотя он был почти повсеместно, и, на мой взгляд, правильно, провозглашенный моральным героем после Холокоста, случайные обвинения что отношения Бека с нацистами иногда были слишком сговорчивыми, а его позиция по отношению к своим собратьям-евреям, иногда слишком патерналистская, затмила его репутация. Философ Ханна Арендт позорно описала его как «Еврейский фюрер» за его руководящую роль в нацистской Германии.Совсем недавно Чешский историк Анна Гайкова подвергла Бека резкой критике за неудачу сообщить евреям в Берлине, а затем и в Терезиенштадте о смерти, почти наверняка придет.

Мейер тщательно обрисовывает обстоятельства и объясняет попытки Бека действовать твердо, но осторожно. Самый для Бека важны были не действия физического противостояния нацистам, а сохранение еврейских жизней. В мае 1942 года Бек стал свидетелем мести, взятой Нацисты после того, как коммунистическая группа сопротивления Герберта Баума подожгли антисоциалистическая выставка: расстреляно 250 евреев; 250 евреев были депортированы.Бэк сам был ненадолго арестован пять раз; то, что он выжил, демонстрирует, что он был проницательный и политически острый тактик, который сознательно и с большим мужества, представился нацистским чиновникам как выдержанный человек достоинство — полная противоположность нацистским пропагандистским изображениям евреев. это тем не менее верно, что как лидер Бек оказался в положении, принимать чрезвычайно сложные решения.

Вскоре после вспышки массовые депортации евреев в октябре 1941 г., Бек узнал, что некоторые и, возможно, большинство из тех, кого отправили «на восток», на самом деле были убиты газом. фургоны, но он не решился рассказать своим собратьям-евреям.Он не отвечал за отбирал евреев для депортации, но организовал им помощь сочувственно со стороны раввинских студентов и других добровольцев, когда они были приказал явиться в гестапо. Эмиграции из Германии больше не было возможно, но некоторые евреи прятались у друзей-неевреев, особенно в районе Берлина. Одним из них был ученик Бека, Герберт Штраус, которого Бек не рассказал о судьбе евреев, депортированных на восток, даже после он скрылся . «Сделал бы он огласку то, что нас ждало в Восточной Европа спасла жизни, даже если бы это стоило ему его собственных? » Вопрос был искренним — Штраус любил Бека как учителя — и все же кажется очевидным, что даже если Бек ошибся, промолчав, его забота была не о себе.

27 января 1943 года Бек был депортирован из Берлина в Терезиенштадт, где он находился в тюрьме на протяжении всей войны и оставался там через несколько месяцев после прибытия русских 10 мая 1945 года, помогая ныне освобожденным оставшимся заключенным.В Терезиенштадте Бек работал в так называемом Совете старейшин, но он не был главой еврейской администрации, отбирающей людей для депортации. Как раввин, Бек произносил хвалебные речи, проводил свадьбы, советовал отчаявшимся и присоединился к проекту чтения лекций по вечерам. Мейер сообщает, что по крайней мере 2430 лекций прочитали 520 спикеров, и они были одним из великих источников духовной поддержки для заключенных. По оценкам, Бек прочитал лекции по тридцати восьми темам, из которых сохранился только один текст.Прежние трудности Бека как проповедника теперь исчезли; его доклады назывались «мудрыми и блестящими» и «образцами кристально чистого изложения». Одна из заключенных, Рут Клюгер, позже писала, что Бек «вернул нам наше наследие».

В Терезиенштадте Бек стал рядом с выдающимся пражским интеллектуалом Г. Г. Адлером, узником, который позже написал большой этюд о лагере. Когда Адлера депортировали в Освенцим вместе с женой и ее матерью в октябре 1944 года именно Бек сохранил тщательная документация, рискуя собственной жизнью.К тому времени Бек уже был в семидесятых, живя в крайне тяжелых условиях, хотя ему и давали некоторые привилегии, в том числе двухкомнатная квартира, нацистскими чиновниками, которые признал его важный символический статус представителя еврейского сообщество нацистского рейха. (Его экономка-нееврейка из Берлина приехала в заботиться о нем в гетто.)

Бек узнал о лагеря смерти к августу 1943 года. Мейер сообщает о послевоенном разговоре Бека с переживший Освенцим, которому он доверился угрызениям совести.Если бы он сообщил заключенным, что депортированных ожидает убийство, готовы ли они устроил физический бунт, который наверняка закончился бы смертью — хотя, возможно, мало кто мог сбежать и выжить? Что за отчаяние и рост самоубийств среди заключенных? И месть нацистов, если заключенные сбегут или восстание произошел? Мейер пишет, что это была «дилемма, при которой моральные аргументы могли быть сделано для обеих сторон », и, конечно же, это правда.

Помимо руководства Еврейская община Берлина в 1930-х годах, Бек написал необычайно длинный книга, 1245 страниц рукописи, исследующая правовое положение евреев в Европейская история.Неясно, написал ли Бек книгу, которая остается неопубликованной, от имени Сопротивления, как он однажды, казалось, имел в виду после войны, или по требованию гестапо. Мейер склонен думать, что Бек, по крайней мере, якобы взялся за проект по указанию гестапо, отчасти потому, что ему был предоставлен доступ к архивам Прусской государственной библиотеки. И все еще, Мейер отмечает, что ничто в книге не могло служить целям гестапо. (Готовящаяся книга Янива Феллера проанализирует текст и его происхождение.)


Героизм Бека в том, что он не покинул еврейскую общину , был отмечен с почестями после войны. В 1955 году он опубликовал первую часть своей последней книги « Этот народ, Израиль: смысл существования евреев» , историю еврейского духа. Он читал лекции по всему миру, и его голос имел огромный моральный вес. Он также пересмотрел некоторые из своих ранних аргументов и взглядов, в том числе свое понимание христианства, которое он стал рассматривать не как противоположность иудаизму, а как религиозную традицию, основанную на общей надежде и наследии.

Портрет раввина Лео Бека на марке, напечатанной в Германии, ок. 1957 г., в первую годовщину его смерти. (Ян Чао.)

Бек умер в ноябре 1956 г. Лондон, где жила его дочь и ее семья. Благородная осанка этот мудрый, образованный и нежный раввин символизирует величие немецкого еврейства. Его руководство еврейской общиной в ужасных политических обстоятельствах и его способность противостоять как нацистам, так и деятелям еврейского истеблишмента остается моральный пример для нас сегодня.

Майкл А. Мейер, родившийся в нацистской Германии — выдающийся историк немецкого еврейства. Он дал нам биография человека, которому мы все можем стремиться подражать. Книга красиво оформленные, тщательно взвешивающие сложные исторические обстоятельства и проницательные биографические суждения, всегда оставаясь верными самому прекрасному характер его предмета.

Home — Dignity Press

Добро пожаловать
Dignity Press и World Dignity University Press
являются проектами исследований человеческого достоинства и унижения

Исследования человеческого достоинства и унижения (HumanDHS) — это глобальная трансдисциплинарная сеть и совместное сообщество заинтересованных ученых, исследователей, преподавателей, практиков, творческих художников и других.Мы хотим стимулировать системные изменения на глобальном и местном уровнях, чтобы открыть пространство для достоинства, взаимного уважения и уважения, чтобы пустить корни и расти. HumanDHS также является организатором-основателем инициативы World Dignity University .

С 2012 года мы издаем книги, связанные с работой наших аффилированных лиц. Как указывает наш логотип, мы смотрим на человеческое достоинство с глобальной точки зрения. Наши авторы со всего мира, и в наших книгах человеческое достоинство и унижение рассматриваются с самых разных точек зрения.Пожалуйста, выберите меню выше или нажмите на изображение обложки, чтобы увидеть подробную информацию о книге.


Человечество достигло точки кипения. Насилие, ненависть и террор глубоко переплелись с честью, героизмом, славой, верностью и любовью. За последние пять процентов современной истории человечества на планете Земля, то есть примерно за последние десять тысячелетий, человеческая деятельность достигла апогея быстрой и безжалостной борьбы за господство, борьбы за власть над людьми и планетой, где «мощь» превратилась в ». Правильно.«В этом контексте возникла опасная культура чести, в которой разрушение безжалостно сливается с любовью:« Мой долг, если я люблю свой народ, героически уничтожать наших врагов и обеспечивать нам все ресурсы », — подписал зловещий девиз: «Хочешь мира — готовься к войне».

Этой книгой автор призывает нас признать огромные исторические возможности, которые открываются для нас в эти опасные времена. Опираясь на 40 лет исследований, собранных на ее личном жизненном пути в глобальном масштабе, она призывает нас к действиям, направленным на восстановление и пополнение здоровья человеческих отношений, подчеркивая жизненно важную необходимость взаимовыгодного сотрудничества.Когда мы преодолеем наследие чести и террора вместе, во взаимном уважении, мы сможем справиться с социальными и экологическими кризисами нашего времени и терроризмом, который порождают эти события.

Эта книга — захватывающий, глобально информированный отчет о том, как человечество может повернуть вспять нарастающую волну террора, сделав достоинство нашей судьбой и наследием … пока не стало слишком поздно. Эта книга — захватывающий, глобально информированный отчет о том, как человечество может обратить вспять подъем волна террора, превращающая достоинство в нашу судьбу и наследие… пока не стало слишком поздно.

Исследования человеческого достоинства и унижения


Краткое описание книги
Человечество достигло точки кипения. Захваченное ядовитой конкуренцией за доминирование, «мощь» стала «правильной». Следствием этого является повсеместное разрушение, осуществляемое с помощью инструментов террора. Эта книга — захватывающий, глобально информированный отчет о том, как мы можем повернуть вспять эту нарастающую волну, сделав достоинство нашей судьбой и наследием… пока не стало слишком поздно.

Расширенное описание книги
Человечество достигло точки кипения.Насилие, ненависть и террор глубоко переплелись с честью, героизмом, славой, верностью и любовью. За последние пять процентов современной истории человечества на планете Земля, то есть примерно за последние десять тысячелетий, человеческая деятельность достигла апогея быстрой и безжалостной борьбы за господство, борьбы за власть над людьми и планетой, где «мощь» превратилась в ». Правильно.» В этом контексте возникла опасная культура чести, в которой разрушение безжалостно сливается с любовью: «Мой долг, если я люблю свой народ, — героически уничтожить наших врагов и обеспечить нам все ресурсы», — заявил зловещий девиз: «Если хочешь мира, готовься к войне.»

Человечество бессистемно построило целую мировую систему на вершине этого слияния, удерживая весь мир в заложниках в бесконечных циклах господства и унижения. Следствием этого сегодня является повсеместное уничтожение людей и окружающей среды на этой планете. . Террор и терроризм — это инструменты извращенной системы чести, которые должны предупреждать нас о растущей опасности, пока у нас еще есть окно возможностей для перемен.

В этой книге автор призывает нас признать огромные исторические возможности, которые открываются. нам после этих опасных времен.Опираясь на 40 лет исследований, собранных на ее личном жизненном пути в глобальном масштабе, она призывает нас к действиям, направленным на восстановление и пополнение здоровья человеческих отношений, подчеркивая жизненно важную необходимость взаимовыгодного сотрудничества. Когда мы преодолеем наследие чести и террора вместе, во взаимном уважении, мы сможем справиться с социальными и экологическими кризисами нашего времени и терроризмом, который порождают эти события.

Эта книга представляет собой захватывающий, глобально информированный отчет о том, как человечество может обратить вспять нарастающую волну террора, сделав достоинство своей судьбой и наследием… пока не стало слишком поздно.

Краткое изложение автора ниже или его можно скачать здесь
Это резюме также было опубликовано в InterViews: Междисциплинарный журнал социальных наук , 5 (1), 2018, стр. 65–73.

Краткие ключевые слова
• трансдисциплинарное исследование
• безопасность и террор
• история доминирования и унижения
• экоцид и социоцид
• достоинство и мир
• глобальная солидарность
• размышления гражданина мира

Расширенные ключевые слова
• трансдисциплинарное исследование безопасности и террора
• история и нынешняя реальность господства и унижения
• анализ реального мира, экспериментальный запрос и размышления гражданина мира
• от экоцида и социоцида к достоинству и миру
• пути к глобальная солидарность через разнообразие и достоинство

Краткая биография автора
Эвелин Линднер имеет двойное образование: врач и психолог со степенью доктора философии.Доктор медицинских наук из Гамбургского университета в Германии и доктор философии. Кандидат психологических наук (доктор психол.) факультета психологии Университета Осло в Норвегии. Она является президентом-основателем Human Dignity and Humiliation Studies (HumanDHS), глобального трансдисциплинарного сообщества заинтересованных ученых и практиков, которые хотят продвигать достоинство и преодолевать унижение во всем мире. Линда Хартлинг — руководитель исследований человеческого достоинства и унижения. Линднер также является соучредителем инициативы World Dignity University, включая Dignity Press и World Dignity University Press.Все инициативы не направлены на получение прибыли. Она живет и преподает по всему миру и с 1997 года связана с Университетом Осло (сначала с факультетом психологии, а затем с его Центром гендерных исследований и Норвежским центром по правам человека). Кроме того, с 2001 года она связана с Колумбийским университетом в Нью-Йорке (с Расширенным консорциумом по сотрудничеству, конфликтам и сложностям, AC4), а с 2003 года — с Домом науки в Париже. Она созывает две конференции в год вместе с сетью HumanDHS, всего с 2003 года было проведено 30 конференций по всему миру.Одна конференция проводится каждый декабрь в Колумбийском университете в Нью-Йорке, это семинар по преобразованию унижения и жестокого конфликта, почетным организатором которого является Мортон Дойч. Другая конференция проходит каждый год в разных местах, начиная с 2003 года в Европе (Париж, Берлин, Осло, Дубровник), Коста-Рике, Китае, Гавайях, Турции, Новой Зеландии, Южной Африке, Руанде и Чиангмае на севере страны. Таиланд. См. Список прошлых и будущих конференций. Линднер получила несколько наград и, как представитель достойной работы HumanDHS, была номинирована на Нобелевскую премию мира в 2015, 2016 и 2017 годах.


Предисловие Линды Хартлинг, директора по исследованиям человеческого достоинства и унижения
Предисловие
Благодарности
Введение

Биография и подход автора
Значение достоинства и унижения в наше время
Приглашение читателя к участию в этом книжном проекте

Раздел первый: Дилемма безопасности — слишком далеко друг от друга и слишком близко друг к другу
Введение в первый раздел
Глава 1: Мышление доминатора — откуда оно взялось?
Глава 2: Как духовность стала жертвой дилеммы безопасности
Глава 3: Также человеческая природа и культурное разнообразие стали жертвой дилеммы безопасности
Глава 4: Возникновение «искусства доминирования» Explode
Вдохновляющие и наводящие на размышления вопросы
Приложение: Избранные интервью

Раздел второй: Унижение чести — долг нанести ответный удар
Введение во второй раздел
Глава 6: Честь подобна доспехам, а герои гордятся своими боевыми ранами
Глава 7: Возникновение «искусства унижения»
Глава 8: Смирение остается незаменимым
Глава 9: Méconnaissance , или Как можно навредить собственным интересам
Глава 10: Как возможно добровольное самоуничижение
Глава 11 : Как Dominator Economics терроризируют
вдохновляющих и наводящих на размышления вопросов

Раздел третий: Мир традиционным способом — баланс террора
I Введение к третьему разделу
Глава 12: Когда-то была неизбежна дилемма безопасности
Глава 13: Патриоты заслуживают уважения
Глава 14: «Война за мир» — все, что мы когда-то знали
Глава 15: Поддержание равновесия террора обходится дорого
Глава 16: Посей ветер и пожни бурю
Глава 17: Как ужас «войны за мир» все еще с нами
Глава 18: Что же тогда нам делать? Взгляд в будущее…
Вдохновляющие и наводящие на размышления вопросы

Указатель
Ссылки
Примечания


Вы готовы? Готовы ли вы к интеллектуальной поездке своей жизни? Если у вас в руках эта книга, вы на правильном пути к глобальному путешествию новаторских концептуализаций, литературному компасу в новый мир. Эвелин Линднер — современный Магеллан мысли, Галилей современной социальной науки, Микеланджело человеческих отношений и Мандела социальных преобразований.Эта книга является воплощением ее пожизненной экспедиции по культивированию безграничных знаний, основанных на глобальной науке и прямой связи с жизненным опытом народов мира.
Если вы готовы присоединиться к этому путешествию, будьте готовы мыслить масштабно. Линднер призывает нас выйти за рамки традиционных академических, институциональных, корпоративных и националистических границ. Эта книга не написана для тех, кто ограничивает свои исследования разрозненными политическими мозговыми центрами или академическими башнями из слоновой кости.Скорее, это книга глубокого трансдисциплинарного понимания, вдохновленная дальновидным глобальным сообществом: всемирно известными философами, такими как Арне Нэсс; специалисты по разрешению конфликтов, такие как Мортон Дойч; первопроходцы в изучении унижения, такие как Дональд Кляйн; революционные теоретики отношений в психологии, такие как Джин Бейкер Миллер; социологи и экономисты равенства, такие как С. Майк Миллер; лидеры коренных народов и устные историки, такие как Кармен Хетарака; художники и поэты, такие как Уильям Стаффорд и Франсиско Гомес де Матос; и лауреаты Нобелевской премии мира, такие как Берта фон Суттнер.Кроме того, эта книга отражает постоянное накопление мудрости Линднером бесчисленных тихих авторов, которые делятся своими историями о борьбе и стойкости перед лицом повседневных унижений и разрушительных бедствий. Эвелин Линднер организует всю свою жизнь как гражданина мира, чтобы донести до нас этот всемирно информированный трактат, всеобъемлющее понимание рисков, с которыми человечество сталкивается в современном мире.
На первый взгляд можно предположить, что это текст о терроризме. Без сомнения, Линднер предлагает незаменимые идеи для разрушения циклов унижения, которые могут привести к террористическим актам.Однако эта книга о чем-то гораздо большем. Он осмеливается вникнуть в всех форм террора , которые держат человечество в заложниках отравляющих социальных практик, токсичного корпоративного поведения, парализующего политического конфликта, разрушительной агрессии и экоцидных практик и политик. Линднер не полагается на устаревшую тактику поляризации людей или очернения людей, чтобы привлечь внимание к срочности своего сообщения. Вместо этого она дает читателям возможность понять сложные системные условия, которые мешают нам создавать новые возможности и решения.Она описывает многообещающее будущее взаимовыгодного сотрудничества и социальных договоренностей, которые помогут нам спасти самих себя и при этом спасти других и мир.
Эвелин Линднер и я начали наш разговор на протяжении всей жизни в 1999 году, после того, как мы оба начали изучение воздействия унижения, глубоко унизительного опыта, который до недавнего времени в значительной степени игнорировался в литературе. Мы оба, как и другие, присоединившиеся к нам, отправились в ад и обратно, чтобы извлечь необходимые уроки, которые заставляют наши усилия привносить преимущества равного достоинства во все аспекты нашей жизненной работы.Мы оба тверды в своей вере в основную доброту людей, добро, которое может затеряться в безжалостном тумане индустриализированных и институционализированных форм современного унижения и разрушительного конфликта.
Больше всего на свете наши исследования научили нас тому, что нельзя терять время. Мы никогда не прекращаем говорить о безотлагательной необходимости предотвращения и устранения боли унижения, которую Линднер называет «ядерной бомбой эмоций». Мы никогда не должны прекращать говорить о достоинстве как о пути к локальным и глобальным изменениям к лучшему.Мы никогда не должны прекращать говорить о том, как все мы можем работать вместе, чтобы создать достойные условия, которые обеспечивают рост и участие всех людей, в то время как мы защищаем и пополняем нашу планету.
Книга Эвелин Линднер служит универсальным подтверждением для тех, кто отважно стремится навести мосты равного достоинства в своей жизни и во всем мире. Кроме того, эта книга — универсальное приглашение для всех, кто хочет внести свой вклад в замену циклов унижения и террора достойным диалогом.Вы нужны миру сейчас. Вы готовы?
Линда Хартлинг, доктор философии
Директор
Исследования человеческого достоинства и унижения
Портленд, Орегон, США
3 ноября 2016 г.


Более крупный проект, частью которого является эта книга, называется Унижение и террор — обезвреживание и предотвращение взрывоопасной смеси . Первоначально он назывался «Унижение и терроризм» , а позже был переименован в «Унижение и террор» .Предполагалось, что он перейдет от Тома I к , прошедшему после (и как он все еще у нас), к настоящему (Том II), а оттуда в будущий (Том III). Это были оригинальные названия трех томов этого книжного проекта:

Том I — Прошлое: Терроризм во имя чести — Террор как принятый путь к большей чести

Том II — Настоящее: Терроризм в контексте достоинства — Террор как неприемлемый путь к большему достоинству

Том III — Будущее: к миру без террора

Это первый том всего книжного проекта.Поскольку время и ресурсы могут не позволить автору завершить работу над томами I и II, первый том был расширен, чтобы включить элементы всех трех. Поэтому он также получил новое название: Честь, Унижение и Ужас .

Это были исходные заголовки разделов книжного проекта, поскольку они основывались друг на друге:

Том I — Прошлое: Терроризм во имя чести — Террор как принятый путь к чести
— Раздел 1: Дилемма безопасности — Тоже Далеко друг от друга и слишком близко друг к другу
— Раздел 2: Унижение чести — Давление извне, обязанность нанести ответный удар
— Раздел 3: Мир традиционным способом — «Баланс террора» — Не подпускать врагов и сдерживать своих людей

Том II — Настоящее время: терроризм во имя достоинства — Террор как неприемлемый путь к достоинству
— Раздел 1: Дилемма достоинства — слишком близко друг к другу
— Раздел 2: Унижение достоинства — Призыв изнутри к ответным мерам
Раздел 3: Мир Новый путь — инклюзивный диалог между равными

Том III — Будущее: к миру без террора
— Раздел 1: Глобализация через эгализацию
— Раздел 2: Идя по пути Ганди и Манделы — Понимание с помощью ут потворствовать, уважать без умиротворения
— Раздел 3: Соблюдение принципов человеческого достоинства — На пути к будущему заботы о глобальном равенстве в достоинстве.


Эта книга написана для всех читателей, заинтересованных в размышлениях о будущем человечества. Он обращается к ученым и студентам в области планирования государственной политики. Он также обращается к тем, кто хочет уменьшить террор во всем мире, в какой бы форме он ни появлялся. И это обращается к тем, кто использует тактику террора или поддерживает их, включая тех, кто считает себя вправе бороться с террором с помощью террора.
Цель книги — радикализировать читателей.Радикализация в сторону достоинства, а не террора, радикализация в смысле пробуждения к сознательности , к которой призывал Пауло Фрейре, что означает превращение совести в действия ради достоинства. Книга включает тему терроризма в практику господства в целом, господства над людьми и природой, а также то, как они вызывают террор, как непосредственно, так и как побочные эффекты. В книге утверждается, что террор, возникающий в результате соперничества за господство, требует от нас большего внимания, и что мы игнорируем его на свой страх и риск, когда позволяем здесь и сейчас террористическим актам поглотить всю нашу энергию.Если мы слишком сосредоточимся на террористических актах, происходящих здесь и сейчас, от нас ускользнет общая картина. Автор говорит с точки зрения обеспокоенного гражданина мира, который опасается, что начало двадцать первого века однажды будет охарактеризовано как темное время, темное не из-за терроризма, а из-за неустойчивых социальных и экологических договоренностей, которые первыми сеют террор и тогда одновременно и недооценивают, и чрезмерно используют терроризм.
Книга подобна картине, картине мира, каким он является в двадцать первом веке.Он написан автором, который последние сорок лет жил глобально, на всех континентах. Поэтому в книге используется очень личная кисть, в надежде, что ее читатели будут вдохновлены сделать то же самое.
Вкратце рассуждение в книге таково: насилие, ненависть и террор глубоко переплетаются с честью, героизмом, славой и любовью. Последние пять процентов современной истории человечества на планете Земля, примерно последние десять тысячелетий, характеризовались соревнованием за господство, где «сила» превратилась в «право».В этом контексте зародилась культура чести, в которой разрушение слилось с любовью: «Если я люблю свой народ, мой долг — героически уничтожить наших врагов и обеспечить нам все ресурсы. Мой долг — сделать так, чтобы нас никогда не унижали ». Руководящим девизом было . Если хочешь мира, готовься к войне .
Сценарий чести и героизма, характерный для прошлых тысячелетий, создал мир победителей и побежденных, доминирующих, торжествующих над тем, над чем они доминируют, будь то другие люди или природа.Однако глобальная взаимосвязанность радикально меняет правила игры. В новом контексте старый сценарий больше не ведет к победе. Теперь это приводит к самоубийственному разрушению всей нашей социосферы и экосферы. Глобальная взаимосвязанность выдвигает на первый план другие девизы, такие как африканская поговорка: Чтобы вырастить ребенка, нужна деревня . Или Махатмы Ганди. Пути к миру нет. Мир — это путь .
К сожалению, пока что глобальная деревня не справляется со своей задачей.Это самый значительный источник террора, который переживает сейчас мир. Было бы опасной иллюзией полагать, что ограниченные природные ресурсы можно разграбить без побочных эффектов. И столь же опасная иллюзия — полагать, что на глобальные социальные вызовы можно ответить насилием и войной, как если бы мир все еще был разделен на несвязанные суверенные регионы. На тонущем корабле, когда все руки нужны на палубе, чтобы изменить курс, бой — смертельная стратегия.
Книга предупреждает, что риски, проистекающие из терроризма, опасно преуменьшаются и опасно преуменьшаются.Если бы результатом был разумный баланс, это было бы приемлемо. Однако это не так. В результате то, что делается, легко вводить в заблуждение, а то, что должно быть сделано, не может быть сделано. Терроризму уделяется слишком большое внимание из-за скрытых мотивов, когда он должен рассматриваться как социальная проблема, а с другой стороны, где он требует большего внимания и усилий для его предотвращения, им пренебрегают. Примеры включают инфраструктуру, включая уязвимые объекты, такие как атомные электростанции, которые недостаточно защищены от террористических атак.Когда терроризму уделяется внимание, это может иметь неправильные причины и иметь контрпродуктивные последствия. Что должно быть сделано, так это сплетение глобальной социальной сплоченности, но этим пренебрегают. То, что мы называем терроризмом, может в целом быть предвестником гораздо большего террора, террора, который вырисовывается, если мы, как человечество, продолжаем оставаться на поверхности с нашим вниманием.
Ускользнув от ядерного уничтожения во время холодной войны, аналогичные смертоносные угрозы, включая ядерные угрозы, теперь также исходят от терроризма.В ситуации, когда возможности для катастрофических террористических актов увеличиваются даже со стороны отдельных лиц, одновременно опасно и глупо увеличивать питательную среду для терроризма. Опасно чувствовать себя терроризированным здесь и сейчас изолированными чрезвычайными угрозами статус-кво, в то же время не чувствуя себя терроризированным тем фактом, что этот статус-кво является неустойчивым, по крайней мере, в долгосрочной перспективе, и что он порождает террор, а не уменьшает Это. Короче говоря, к терроризму нужно относиться менее серьезно с одной стороны и более серьезно — с другой.
Терроризм — пресловутая канарейка в угольной шахте. Это предупреждающий знак террора с большой буквы. Он предупреждает, что, когда мир так же взаимосвязан, как в настоящий момент истории, организация социальной жизни на Земле, как и в прошлом, больше невозможна. Хотя террористов немного, их деятельность держит в заложниках весь мир не только за счет немедленных разрушений, которые они вызывают, но и за счет ответных действий пострадавших обществ. Примеры — чрезмерная милитаризация, подрыв гражданских свобод и общий дрейф к авторитарным режимам.
Глобальные циклы унижения могут вызвать террор в масштабах, которые могут отбросить назад все достижения в области прав человека, достигнутые до сих пор. Они могут отбросить нас обратно в мир экстремистских империй на пути к уничтожению друг друга. Циклы унижения могут запускаться преднамеренно или непреднамеренно, например, из-за двойных стандартов, из-за невыполнения обещания о равном достоинстве для всех. Поэтому только крупномасштабные изменения как на глобальном, так и на местном уровне могут помочь нам построить более достойное будущее.Мелкомасштабные усилия, какими бы благими намерениями и частично успешными они ни были, похожи на желание удержать стены пресловутой угольной шахты от обрушения, просто залатав трещины.
Изучение терроризма и унижения должно разрабатываться как мульти- и трансдисциплинарный подход. Также следует избегать хроноцентризма . Если правда, что в течение последних пяти процентов современной истории человечества зародилась культура чести, в которой разрушение и храбрость слились, а насилие и террор переплелись с героизмом и славой, то сегодняшняя социальная и экологическая деградация является побочным продуктом успешное функционирование того, что мы создали как мир-систему.Ни одна из этих проблем не может быть адекватно осознана и решена в рамках одной дисциплины или с близорукой антиисторичностью.
Эта точка зрения подтверждается личным жизненным путем автора, который не является ни западным, ни незападным. Она не просто «путешествовала по миру», она жила глобально, со всеми континентами в качестве своего дома, и она делала это последние сорок лет. Этот глобальный опыт заставляет ее широко открыться глаза на тот факт, что мы, человечество, погрязли во множестве опасных кризисов, несмотря на то, что мы называем прогрессом, и из-за него.Тем не менее, автор также видит огромное окно возможностей, которое еще предстоит использовать. К сожалению, пока что вместо того, чтобы признать глубину кризиса и воспользоваться исторической возможностью для выхода, большинство из нас предпочитает оставаться близорукими. Мы склонны преувеличивать незначительные опасности, игнорировать гигантские опасности и пренебрегать возможностью выхода, которую нам предлагает история совершенно незаслуженно. Между тем террор способствует и используется для маскировки или даже закрытия этого окна возможностей.
Доминирование и унижение тесно взаимосвязаны, и мы живем в тот исторический момент, когда динамика унижения подпитывается все более мощно, не в последнюю очередь за счет нарушения обещания равного достоинства, закрепленного в идеалах прав человека, и это в сокращающийся мир. Это порождает атмосферу террора и вдохновляет на террористические акты, которые исключают нашу самую важную задачу: глобальное сотрудничество по спасению нашего корабля от затопления, сотрудничество в масштабном переходе от к достойной глобальной деревне для всех людей и нашей планеты.
Автор предсказывает, что враждебность усилится, если мы не справимся с этой задачей, не в последнюю очередь потому, что одна из ее движущих сил, унижение, становится гораздо более заметной во взаимосвязанном мире, чем это было в предыдущие исторические времена. Поэтому она советует принципиально по-новому учитывать унижение. Когда достоинство обещано, но нарушается, открывается не просто разрыв в ожиданиях, а разрыв в достоинстве, и это чрезвычайно опасно. Причина в том, что то, что автор называет унижением достоинства , более интенсивно, чем унижение достоинства , которое царило, когда мир еще не был так взаимосвязан, как сейчас.Унижение собственного достоинства исключает его из человечества и поэтому более обидно, чем унижение своей чести. Если бы унижение достоинства оставалось внутренне связным, это привело бы к сознательности Пауло Фрейре и к ответам в духе Махатмы Ганди и Нельсона Манделы. Однако чаще всего это приводит к тому, что автор называет переходом над : к актам мести, которые информируются сценарием унижения чести. Если этот переход станет нашим будущим, возникшая в результате враждебность будет представлять гораздо большую опасность, чем изменение климата или истощение запасов сырья или любой другой сценарий бедствия.
Тот, кто считает, что воспитание в духе мира было бы достаточно хорошим лекарством, будет разочарован. Воспитание мира полезно и важно, но его недостаточно. Исследования в области социальной психологии показывают, что особенно труднодоступны молодые люди в возрасте от 13 до 15 лет, которые больше всего нуждаются в внимании. Особенно уязвимы для вербовки террористами-предпринимателями подростки мужского пола. Большинство людей не полностью раскрывают свой мозг до двадцати пяти лет. Поэтому многие молодые люди могут быть не в состоянии сдерживать себя, и их окружение должно взять на себя эту ответственность.Их общины должны удерживать и сдерживать уязвимых молодых людей. «Чтобы вырастить ребенка, нужна деревня», — говорит одна африканская поговорка. «Все дети — наши дети» — другая. В мире, свободном от терроризма, именно глобальная деревня несет ответственность за всех детей и молодежь мира.
Не только молодежь нужно держать. Взаимная связь — жизненная необходимость для всех. Чтобы осознать это, мировое сообщество должно перестроить основополагающие конститутивные правила нашей существующей в настоящее время мир-системы, перейдя от конкуренции за господство к модели общества партнерства.Все другие вмешательства, какими бы благими они ни были, будут тщетно пытаться вылечить симптомы. Если для того, чтобы вырастить ребенка, нужна деревня, то до сих пор глобальная деревня не справляется с этой задачей. И это самый значительный ужас, который переживает мир.
Террор и терроризм уменьшатся, когда мы, как человечество в целом, перестанем игнорировать долгосрочные и глобальные проблемы нашего путешествия по планете Земля, когда мы перестанем вести искусственные конфликты и осмелимся заняться нашими необходимыми конфликтами.Необходимые конфликты нужно решать, а не игнорировать, и делать это нужно достойно и достойно, не унижая унижающих. И терроризм, и чрезмерная борьба с терроризмом препятствуют этому запоздалому переходу. Нам нужно использовать имеющееся в настоящее время историческое окно возможностей, чтобы стать глобальной семьей, которой мы являемся, неотъемлемой частью нашей природы, и решать наши семейные проблемы так, как это делают хорошие семьи.
Автор ввел термин эгализация для обозначения истинной реализации идеалов равного достоинства прав человека для всех.Она призывает к гуманизации глобализации путем уравнивания — к глобализации — вместо того, чтобы признать, что глобализация дегуманизирует человечество через глобальное господство и террор. Она призывает к достоинству, или dignism , чтобы информировать новые глобальные институты, которые извлекают выгоду из обещания, вытекающего из взаимосвязанности. Эти институты должны будут проявлять принцип единства в разнообразии, что означает, что мы объединяемся, уважая достоинство нашего разнообразия, в то же время защищая от глобального единообразия и глобального разделения.Такие глобальные институты позволят мировому сообществу преодолеть устаревшие культурные сценарии и научиться применять на практике метод Фрейре-Манделы-Ганди, исцеляющий унижение, преодолевая террор и создавая достойное будущее для наших детей.
Этой книгой автор надеется предупредить читателей о том, что позволяет ей видеть психо-гео-историческая линза, которую она использует. Когда случаются террористические акты, автор всегда надеется, что потрясение пробудит внимание людей к более глубоким слоям грядущего террора.Она надеется, что люди будут побуждены к более тщательному анализу долгосрочных превентивных мер. Однако обычно ее надежды разбиваются. Как и в случае с изменением климата, бездействие подпитывается как отрицанием угрозы, так и ее противоположностью, преувеличением вплоть до пораженчества: «мы ничего не можем сделать; мы уже обречены ».
Изображение Голубой планеты с точки зрения космонавта обобщает, освещает и символизирует огромное окно возможностей для нас, чтобы создать достойный мир, в том числе мир, свободный от террора, по крайней мере, свободный от системного террора.Человечеству сейчас приличествует ощущение чрезвычайной ситуации, чтобы по-настоящему увидеть и использовать это исторически непревзойденное окно возможностей, которое может оставаться открытым в течение длительного времени.
Изображение Blue Planet представляет собой мощную основу для совместной работы. Никто из наших предков не видел ничего подобного. Ни один из наших предшественников не мог постичь так же, как современный Homo sapiens , что мы — одна единственная семья , живущая на одной крошечной и конечной планете.Ни один из наших основателей религий, философий или империй не имел доступа к огромному объему знаний о Вселенной и нашем месте в ней, которыми мы обладаем сегодня. История больше не повторяется, она не ходит по кругу, теперь все новое.
Почему мы, человечество, упускаем из виду открывшуюся перед нами историческую возможность участвовать в более глубоком глобальном сотрудничестве — возможности, которая больше, чем когда-либо можно было представить? Почему наша глобальная взаимосвязь между правительством и корпорациями застряла в устаревших играх конкуренции за господство, играх, которые также подпитывают терроризм? Одной из причин могут быть негативные аспекты недавних витков глобализации, свидетелями которых мы стали, аспекты, которые систематически скрывают ее обещания.Его обещания заключаются в том, что антропологи называют собиранием человеческих племен. Это объединение влечет за собой уникальную возможность, возможность объединить глобальную человеческую семью, пригласить ее к единому мировому сознанию и сотрудничеству, не только в виде возвышенной риторики, но и в качестве практической глобальной солидарности.
Многие, в том числе и автор, задаются вопросом, почему даже мыслители и активисты, которые работают во имя лучшего будущего человечества, кажутся довольно незаинтересованными в глобальном управлении. Возможно, обещание, связанное с собиранием человечества, остается незамеченным и неиспользованным, потому что это такое новое явление.И, возможно, токсичные аспекты глобализации слишком сложны, заставляя людей отказываться от сосредоточения внимания на глобальном уровне. По мнению автора, даже при том, что такая оплошность понятна, она не простительна. По общему признанию, механизмы глобального грабежа настолько сложны, что лишь меньшинство людей в состоянии понять их, не говоря уже о том, чтобы что-то с ними сделать. Для большинства людей глобализация просто растворяет пол под ногами без каких-либо четких объяснений, особенно в сообществах, которые раньше были укрыты.Мир становится запутанным, наводящим страх и ужасающе «жидким», как сформулировал его Зигмунт Бауман. Чувство незащищенности, которое раньше испытывали только перемещенные лица, беженцы, диаспоры, изгнанники или коренные народы, теперь принесено остальным через глобализацию.
Результатом такого надзора является то, что глобальное пространство, ожидающее очеловечивания, предоставлено силам дегуманизации. Даже те из моих друзей остаются робкими, у кого есть все необходимые ресурсы, чтобы дать значительный толчок планетарной солидарности.Они оставляют это, например, социальным сетям, где потенциал планетарной солидарности используется для получения прибыли, и это по-прежнему является одним из наиболее безобидных злоупотреблений. Или они оставляют это на усмотрение глобальной взаимосвязи финансов, преступности и терроризма, включая инструментализацию страха перед терроризмом. Другие более смелые, но они делают глобализацию только более токсичной, когда вводят в действие версию глобального гражданства «часто путешествующих», рассматривая мир как парк отдыха для богатых, в лучшем случае, или ориентируясь на общественное достояние нашей планеты как рынок. возможности еще предстоит использовать.Кроме того, есть смелые и заботливые люди, желающие помочь, те, кто чувствует себя призванным работать на благо развития, гуманитарной помощи, трансформации конфликтов и защиты окружающей среды. Однако, к сожалению, они тоже слишком часто скатываются в благотворительно-промышленный комплекс, который является частью темной стороны глобализации. Недостаточно, даже самые благонамеренные глобальные защитники прав человека создают конфликт, а не предотвращают его, когда они придерживаются иллюзии, что только «объединение людей» и «повышение осведомленности о правах человека» приведет к мирному глобальному сотрудничеству.Вместо этого правозащитная деятельность может сделать неравенство и неуважение более резким контрастом, чем раньше, а это, в свою очередь, может создать пробелы в ожиданиях, которые приводят к чувству унижения, которое раньше не ощущалось. Если это чувство унижения, а также средства для ответной реакции с применением насилия будут затем усилены глобализацией, они могут разгореться и выкипеть. Терроризм — сложная часть этой смеси.
Книга заканчивается призывом к действию. Мы, как человечество, должны и можем кардинально изменить основные структуры нашей мир-системы.Мы можем совместно создать достойную глобальную деревню для всех людей и нашей планеты. Личный путь автора к глобальной жизни представляет собой радикальный практический эксперимент по глобальному «построению семьи». Она считает, что многим читателям книги стоит изучить, как они могут внести больший вклад в создание мира единства в разнообразии, а не выживать в мире разделения без единства. Глобальная солидарность и доверие равносильны решению наших глобальных проблем, что в случае успеха также уменьшит террор и страх.
В наши времена глобальных кризисов не только критически важно, но и очень полезно инвестировать в воспитание глобальной солидарности во взаимном уважении. Если мы это сделаем, природа того, что мы называем терроризмом, изменится, и откроется пространство для процветания достоинства.
Создание глобальной семьи с уважением более чем возможно, это также очень вдохновляет и даже весело. В сообществе по изучению человеческого достоинства и унижения, в рамках наших глобальных усилий по построению семьи, мы призываем всех наших членов открывать свои дома как дома диалога о человеческом достоинстве или Dignihomes .Автор встречает множество молодых людей по всему миру, в том числе и за пределами нашего достойного сообщества, которые подтверждают, что общение с другими людьми, общение с «незнакомцами», если делать это с уважением, может быть волнительно захватывающим, приятным, значимым и глубоко удовлетворяющим.
«Только соедините…», — написал романист Эдвард Морган Форстер (1879–1970) в эпиграфе своего знаменитого романа 1910 года « Говардс Конец ». Если бы к его совету прислушались в 1914 году, уже двух мировых войн двадцатого века можно было бы избежать.Уважительное общение, уважительная солидарность, учитывая точки зрения других в дополнение к своей собственной, могли бы спасти миллионы жизней. Эта книга — еще одна попытка наладить глобальное и локальное взаимодействие.



Наконец, книга, которая осмеливается погрузиться во все формы террора, удерживающие человечество в заложниках, включая токсичное корпоративное поведение, эскалацию насилия, а также практики и политику экоцида. Эвелин Линднер предлагает нам глобально информированный панорамный анализ рисков, с которыми сталкивается человечество.Ее призыв к всеобщему достоинству подтвердит, укрепит и активизирует усилия, которые могут спасти мир.
— Линда Хартлинг, директор по исследованиям человеческого достоинства и унижения и инициативы Университета мирового достоинства

Эвелин Линднер — одна из наиболее важных современных сторонников мира, международной солидарности и разрешения конфликтов, прав человека и построения демократии, и в этой книге она обращается к самым злободневным проблемам нашего времени — терроризму и поискам достойного мира. .В этой книге она развивает свои теории унижения и тем самым углубляет понимание многих безудержных конфликтов, которые угрожают сегодняшнему миру.
— Инга Бостад, профессор философии, директор Норвежского центра прав человека, Университет Осло, Норвегия

Чувство унижения — одно из самых сильных человеческих эмоций. Эвелин Линднер блестяще объясняет, как это способствует террору и войнам.
— Эрик Сольхейм, руководитель Программы Организации Объединенных Наций по окружающей среде (ЮНЕП), Найроби, Кения

Краткая версия: личное исследование Линднера о роли достоинства и унижения делает еще один гигантский шаг с этой книгой, которую необходимо прочитать, что заставит многих из нас пересмотреть наши собственные базовые схемы понимания.
— Кристиан Берг Харпвикен, директор Института исследования проблем мира Осло (PRIO), Норвегия

Расширенная версия для этого веб-сайта: новая книга Эвелин Линднер представляет собой новое и весьма желанное исследование истоков террора. В нем убедительно утверждается, что большинство нынешних усилий по предотвращению террора бесполезны и что на карту поставлен фундаментальный пересмотр глобального управления и распределения ресурсов. Личное исследование Линднера о роли достоинства и унижения делает еще один гигантский шаг с этой книгой, которую необходимо прочитать, она заставит многих из нас пересмотреть наши собственные базовые схемы понимания.
— Кристиан Берг Харпвикен, директор Института исследования проблем мира Осло (PRIO), Норвегия

Во время роста национализма и популизма глобальный призыв Эвелин Линднер к достоинству и ее борьба с унижением во всех его формах не только освежают, но и крайне необходимы. Читатель обнаружит, что ее пробудит и разбудит личное путешествие и история Линднера. Действительно, Линднер заставляет нас задаться вопросом, что каждый из нас может сделать для создания более достойного, мирного и единого мира — и более управляемого не только на местном, но и на глобальном уровне.Сочетая личное участие с пониманием, опытом и готовностью задавать неудобные вопросы, Эвелин Линднер решительно противостоит многим вызовам нашего времени.
— Хенрик Сайсе, философ и писатель, Институт исследования проблем мира Осло (PRIO) и Университетский колледж Бьёркнес, Норвегия, и Член Норвежского Нобелевского комитета

Книга Линднера представляет собой призыв к мировому сообществу признать реальность и силу нашей взаимосвязанности.Опираясь на мудрость своего жизненного опыта и опираясь на научные данные, она показывает, как наша самая большая надежда перед лицом глобального террора и насилия заключается в нашей способности распознавать то, как мы все неразрывно связаны друг с другом. Книга Линднера как нельзя более своевременна. Перед лицом растущего во всем мире призрака терроризма она призывает мировое сообщество признать силу контекста и то, как эти угрозы коренятся в фундаментальных человеческих потребностях, которые мы в силах уважать и преобразовывать.
— Питер Т. Коулман, директор Международного центра сотрудничества и разрешения конфликтов Morton Deutsch (MD-ICCCR), профессор психологии и образования, Программа социально-организационной психологии, Департамент организации и лидерства, Педагогический колледж Колумбийского университета, Нью-Йорк. Йорк

Сложные социальные системы особенно уязвимы для недовольства, разрушения и дезинтеграции; достоинство и уважение — это клей, который скрепляет и поддерживает наши все более сложные и расширяющиеся отношения.Исследуя связь между эмоциональным воздействием унижения и поведенческим выражением ужаса, Эвелин Линднер исследует суть напряжения между сообществом и исключительностью и то, как мы учимся жить вместе, чтобы не умереть в одиночестве. У террора всегда два лица, и каждое из них одинаково пугает другого; это источник его силы. Террор рождается в невежестве и процветает в предрассудках, и будет побежден только тогда, когда мы займем общую позицию во взаимном восхищении и уважении.
— Монти Г. Маршалл, директор Центра системного мира, Вирджиния, США

Краткая версия: Терроризм — это проблема, которую необходимо переосмыслить, прежде чем ее можно будет решить. Эвелин Линднер предлагает способ переосмыслить эту проблему и решить ее: распространить традиционные нормы заботы на всех наших сестер и братьев, которые живут с нами на этой голубой планете, которую Мартин Лютер Кинг-младший назвал нашим «домом мира».
— Говард Ричардс, профессор-исследователь философии Эрлхэм-колледжа, U.S.A. и Чили

Расширенная версия для этого веб-сайта: Терроризм — это проблема, которую необходимо переосмыслить, прежде чем ее можно будет решить. Эвелин Линднер предлагает переосмыслить его: как столкновение традиции с современностью. Она предлагает общие принципы решения этой проблемы и излагает их, опираясь на свой обширный практический опыт: сдерживайте обещания современности, воплощая в жизнь права человека, особенно социальные права, такие как право на средства к существованию. Распространите традиционные нормы заботы о тех, кто принадлежит к вашей семье или вашему сообществу, на всех ваших сестер и братьев, которые живут с вами на этой голубой планете, которую Мартин Лютер Кинг-младший.называется нашим «мировым домом». Сделать то, что необходимо для лечения сегодняшних эпидемий терроризма, нелегко, просто или быстро, но возможно. Чтение этой книги — хороший способ начать.
— Ховард Ричардс, профессор философии, Эрлхэм-колледж, США и Чили

Захватывающая своим видением, тщательно проработанная и мощно написанная, эта книга акцентирует внимание на борьбе нашего мира за господство как движущей силе террора в столетие, когда глобальная взаимосвязанность, отмеченная достоинством всех сторон, находится в пределах досягаемости.Если вы ищете реалистичный путь вперед, вы найдете его здесь. Взгляд этой книги на террор настолько удивителен, так неожидан, так глубоко сострадателен и понятен нашей общей человечности, а также нашим потребностям в достоинстве и сплоченности, он чрезвычайно проницателен, многообещающ и полезен.
— Майкл Бриттон, психолог мира, Нью-Джерси, США

Наш больной и жалкий мир слишком долго был пойман в ловушку мировоззрений и способов мышления, которые рассматривают иерархию, господство и отделение группы от группы как необходимые условия социального порядка.Соответственно, люди живут в рамках ценностей, которые очерняют тех, у кого нет власти доминировать, и высмеивают тех, кто стремится преодолеть доминирование в поисках всеобщего человеческого достоинства. Эвелин Линднер не только проинструктировала нас об опасностях для будущего человечества, присущих этому мировоззрению и этим образам мышления, но и дала нам средства расставить ловушку в своем исследовании циклов унижения, составляющих ловушку и рычаг к источнику, который является реализацией человеческого достоинства.Теперь она предлагает нам возможность освобождения от недавнего, самого горького плода системного унижения, причиненного теми, кто обладает властью доминирования, и теми, кто стремится захватить эту власть, — терроризмом. Ясно, что все, что было сделано насилием и войной во имя искоренения террора, привело к новым циклам унижения и эскалации жестокого возмездия. В упражнении с осознанным и смелым воображением Линднер показывает пути примирения и заживления ран разделения, ведущих к человеческому единству в глобальном порядке, в котором человеческое достоинство является нормой.Она дает нам источник надежды, который может позволить нам продолжать поиски мира, и вдохновляет нас изучать способы его достижения.
— Бетти А. Рирдон, почетный директор-основатель Международного института воспитания в духе мира

Эвелин Линднер в своей новой книге Честь, унижение и террор настаивает на целостном подходе к терроризму. Призывая всех нас держать в голове образ Голубой планеты с точки зрения космонавта, она убедительно говорит о потребностях этой прекрасной, уникальной и хрупкой нашей планеты.Чрезмерная реакция или контрпродуктивная реакция на терроризм отвлекает внимание от реальных вызовов выживанию человечества и планеты. Это также влечет за собой неправомерное использование в военных целях природных и человеческих ресурсов, необходимых для достижения 17 целей ООН в области устойчивого развития. Чтобы добиться достойной жизни для всех, потребуются новый образ мышления и действий, новые модели производства и потребления, основанные как на устойчивости, так и на солидарности. В случае принятия ЮНЕСКО и ООН видение культуры мира может помочь нам направить наш путь.
— Ингеборг Брайнес, бывший сопредседатель Международного бюро мира (IPB), бывший директор ЮНЕСКО по вопросам женщин и культуры мира и специальный советник Генерального директора по вопросам женщин, гендера и развития

Эта книга призывает к новым формам глобализации, основанным на новой концепции глобального достоинства, которая изменит действия как частного, так и государственного секторов, индивидуальные и общественные реакции и многие глобальные дисциплины, будь то гуманитарные, связанные с развитием, окружающей средой или конфликтами.Мир нуждается в этом собирании, чтобы объединить глобальную человеческую семью к единому мировому сознанию больше, чем когда-либо прежде.
— Гей Розенблюм-Кумар, бывший руководитель Межучрежденческой рамочной группы Организации Объединенных Наций по превентивным действиям и консультант по миростроительству

Линднер показывает, что укрепляет семьи и прекращает войну: у каждого есть история, которую нужно выслушать, даже вопиющей. Незаметные и игнорируемые, очень хорошие, любящие женщины, мужчины и молодые люди могут стать безнадежными, отчаявшимися, даже жестокими, даже террористами.Это можно предотвратить и излечить, если мы решим стать хорошими слушателями, особенно противников и тех, кто был для нас невидим. Как это ни удивительно для некоторых и как это ни парадоксально, первый шаг к жизни после войны — это не причинить вред или унизить, а возвеличить своего врага.
— Либби и Лен Траубман, соучредители, Еврейско-палестинский диалог гостиной, Калифорния, США

Еще одна плодотворная книга пионера исследований унижения. В Честь, Унижение и Террор Эвелин Линднер сосредотачивается на своем тезисе о том, что соревнование за господство и культура чести, героизма, славы и любви (к «моему» народу) приводят к террору во всех его формах и унижению.Незаменимая книга для всех, кто хочет понять истоки нашего беспокойного мира.
— Дипак Трипати, доктор философии, FRHistS, FRAS, автор книги Imperial Designs

Книга Эвелин убедительно показывает
, что честь и унижение
честь и Террор
не следует путать.
Он вдохновляет нас на терроризм, чтобы обезвредить
И он помогает нам распространить всемирное достоинство и мир
Пусть человеческое достоинство всегда будет в изобилии
— Франсиско Гомеш де Матос — лингвист мира из Ресифи, Бразилия

Книга Линднера пугает меня, выводит меня из лунатизма благодаря ежедневным сообщениям о трудноразрешимых глобальных кризисах.Она приводит блестящие аргументы в пользу того, что угроза планете и всем, кто на ней обитает, действительно ужасающая и непосредственная. Она также показывает, насколько граждане мира укоренились в деструктивных способах существования, которые являются движущей силой этой угрозы. Ее исследование причин нашего кризиса поможет нам найти решение. В последней главе она дает нам подсказки к своей следующей книге, своему запрету спасти нас от самих себя. Намек, который я особенно разделяю, — это ее извинения перед Америкой в ​​письме американскому другу.Я с нетерпением жду того же самого в ее следующей книге. Она понимает, что подлинная уязвимость, которая начинается с искренних извинений, если они сделаны умело, может вызвать то же самое у исторических идеологических оппонентов. Я вижу в этой динамике семена многообещающих отношений между людьми, ориентированными на сострадание, и, как она часто выражается, людьми, ориентированными на доминирование. Эвелин, поторопись и напиши эту книгу!
— Джон Макфадден, пресвитерианский священник, лицензированный психотерапевт и автор книги, которая скоро будет опубликована, Сочувственное объяснение: помощь вам и самые тревожные в мире

Честь, унижение и террор : книга, которую необходимо прочитать экономическая и социальная справедливость, мир и экологическая устойчивость в рамках духовного сознания и практики открытости, щедрости и заботы о других, побуждая всех нас знать и служить общему благу.
— Камран Мофид, к.т.н. (ECON), основатель инициативы «Глобализация для общего блага» (GCGI), соучредитель / редактор журнала « Journal of Globalization for the Common Good»

Глобальное гражданство могло бы стать решением проблемы устаревшего национализма, который, как рак, разрушает мировое сообщество, в которое эволюционирует современный мир. Но в отличие от национализма, подпитываемого прошлым опытом унижения и агрессии, глобальное гражданство для многих является расплывчатым понятием.Эта книга изменит это. Богатый опыт Линднера на протяжении десятилетий как гражданина мира вселяет в нас веру и надежду на более устойчивое будущее человечества.
— Луиза Сундарараджан, основатель и председатель Целевой группы по психологии коренных народов, автор книги «Понимание эмоций в китайской культуре: мышление через психологию»

Доктор Линднер обсуждает насилие, терроризм, ненависть и то, как человечество постоянно борется за власть и господство, и мы можем отличить их от чести, славы и героизма.Благодаря сотрудничеству и восстановлению отношений мы можем обратить вспять эту глобальную историческую тенденцию и справиться с кризисами наших дней. Доктор Линднер утверждает, что наше окно возможностей для принятия мер ограничено. В эпоху роста национализма эти вопросы не только заслуживают нашего внимания, но и требуют его.
— Доктор Крис Стаут, директор-основатель Центра глобальных инициатив, обладатель международной гуманитарной премии Американской психологической ассоциации. С ним можно связаться в DrChrisStout.com

Последняя книга Эвелин Линднер « Честь, унижение и террор» является своевременным и долгожданным дополнением к научным текстам, которые мы рекомендуем нашим студентам в Центре восстановления устойчивых сообществ после бедствий (CRSCAD), где мы активно продвигаем человеческое достоинство и права человека. , социальная справедливость и устойчивое восстановление после бедствий. Акцент в книге на взаимосвязанных отношениях «насилия, ненависти и террора» и «чести, героизма, славы и любви» пересекается с озабоченностью CRSCAD проблемами местной и глобальной бедности, местного и глобального управления, национальной и глобальной безопасности, деградации окружающей среды и неравенство (включая неравномерное распределение ресурсов), которые являются одновременно движущими силами и последствиями различных форм бедствий (природных и антропогенных, таких как терроризм и конфликты).Это также углубляет наше понимание нашей взаимосвязанности во все более сложном и глобализированном мире. Ясно, что эту книгу обязательно должны прочитать все заинтересованные стороны, заинтересованные в ликвидации последствий стихийных бедствий, включая правительственных чиновников, политиков и лиц, принимающих решения, гуманитарные организации и организации по оказанию помощи при стихийных бедствиях, некоммерческий и неправительственный секторы, исследователей, специалистов по оказанию первой помощи в чрезвычайных ситуациях и студентов, изучающих глобальные проблемы. исследования после стихийных бедствий.
— Аденреле Авотона, доктор философии, профессор, основатель и директор Центра восстановления устойчивых сообществ после стихийных бедствий, Массачусетский университет, Бостон

Эвелин Линднер — выдающийся и увлеченный ученый, который предоставляет язык, идеи, знания и мудрость по наиболее важным темам нашего времени.Ее инклюзивная стипендия позволяет нам лучше понять многообразие условий жизни человека. Она помогает нам увидеть, как можно противостоять способности зла и разрушения с помощью добрых дел и добрых намерений. В основе лежит борьба за достоинство и недопущение унижения. Эта книга заслуживает широкого и заинтересованного читателя.
— Ингер Скьельсбек, профессор-исследователь, Международный институт исследования проблем мира в Осло (PRIO) и факультет психологии, Университет Осло, Норвегия

Честь, унижение и террор: взрывоопасная смесь — и как мы можем разрядить ее с достоинством дает ясное, доступное письменное и, прежде всего, исчерпывающее представление о трагических последствиях войны и унижения для нас как отдельных лиц и общества.Книга представляет примеры из реальной жизни со всего мира и опирается на современные теории и исследования, представляя человеческую борьбу во время войны и терроризма как общий опыт и глобальную ответственность. Он выступает против безмолвного наблюдения и призывает к сознательному вмешательству в изменение как самих себя, так и наших сообществ.
— Доаа Рашед, директор программы для преподавателей и аспирантов, преподавание английского языка носителям других языков, Университет Мэриленда, округ Балтимор, США

По мере того, как нищета, жадность и власть обходят глобальную арену международной политики, худшее из человечества жаждет надежды, освобождения и внутреннего мира.Воздействие и последствия насилия, ненависти и террора сложны, деликатны, но хрупки. Критический анализ унижения Эвелин Линднер не только призывает к спокойствию, но и побуждает стремиться к восстановлению достоинства, если человечество будет настойчиво.
— Вероника Финн Бруи, академический адвокат и исполнительный директор Туки-Тумаранке

Честь, унижение и террор — отличное дополнение к растущей литературе по изучению достоинства и унижения.Эвелин Линднер продвигает, расширяет и углубляет наше понимание этой области, выявляя новый подход к представлению глобальных отношений с меньшим ужасом и унижением, поскольку она углубляется в часто игнорируемую роль достоинства среди людей. Эта красиво написанная, организованная и своевременная книга вносит огромный вклад в новую область исследований достоинства и унижения. Открывая окно в человеческий опыт различных форм террора, которые ловят человечество в нашем мире, эта книга открывает новые перспективы в примирении мира, полного террора и унижения во многих формах.Это незаменимое чтение для студентов, ученых, практиков и политиков, а также для тех, кто занят трудной задачей попыток примирить мир очернения одних и доминирования над ними со стороны других. Новейшая книга Эвелин интеллектуально увлекательна и является важным вкладом в подлинный поиск мира и уменьшения конфликтов с точки зрения как семян, так и урожая.
— Фонкем Аханкенг I, Университет Висконсина, Ошкош; Член исполнительного совета, Висконсинский институт исследований мира и конфликтов, Висконсин, США

Эвелин Линднер демонстрирует свой истинный гений в серии Честь, унижение и террор , которая вносит свой вклад в международные дела, преодолевая преследующие разногласия в мире, нуждающемся в пробуждении к ужасающему террору и растущей человеческой солидарности.Эвелин Линднер идет по пути преодоления глобального кризиса человечества, угрожающего самому нашему выживанию. Она помнит о транскультурной эволюции, которая освещает, обогащает и назидает наш духовный характер и наше творческое призвание в управлении планетарной жизнью и ресурсами мира. Линднер помнит о глобальном кризисе человечества и стремится пробудить нас к транскультурной эволюции, которая в корне отличается от материалистической интерпретации космоса и вселенной.
— Винс Ломбарди, почетный профессор Мичиганского государственного университета

Тяжелые усилия Эвелин Линднер в Честь, унижение и террор: взрывоопасная смесь — и как мы можем его обезвредить с достоинством — это работа, меняющая правила игры на пути к миру во всем мире.
Линднер, недавний номинант на Нобелевскую премию, заслуживает Пулитцеровской премии за эту новаторскую работу. Честь, унижение и террор — новаторский план будущего человечества. Книга углубляется в жестокое прошлое нашего вида и дает обзор, ведущий к пониманию того, куда мы должны двигаться дальше.Линднер документирует, как «экологическая паника» заставила Гитлера искать жизненное пространство для своего народа. Она рассказывает, как незащищенность порождает страх, а страх порождает стресс. Это заставляет людей следовать за властителями, обещающими уничтожить «врага».
Многие работы такого рода описывают болезнь, но не предлагают лечения. В книге «Честь, унижение и террор» Линднер объясняет, как диалог с природой и друг другом когда-то был заменен господством над природой и друг другом. Затем она делает еще один шаг, чтобы предложить выход.Эвелин Линднер предлагает преобразовать эту дилемму безопасности с накопления оружия в глобальное сотрудничество.
« Честь, унижение и террор» — книга твердой надежды, хотя ее название является зловещим. Линднер и другие пытаются изменить мир. Несмотря на все их самопожертвование, мы обязаны им слушать и действовать. По словам Эвелин Линднер, мы должны освободить наше воображение и творческие способности, чтобы радикально изменить нашу нынешнюю систему.
В 1960-х мне сказали, что я не могу изменить архаичные законы о контроле над рождаемостью.Хотя я был заключен в тюрьму за обучение контролю над рождаемостью, я, в конечном итоге, помог сделать это легальным в Верховном суде США по делу Бэрд против Айзенштадта. Если бы я как один человек смог это сделать, то вы как один человек могли бы читать и продвигать революционные идеи в Честь, унижение и террор . Получите копию для отдельного человека или группы, чтобы мы могли, как выразилась Эвелин Линднер, начать разорвать цикл унижений и проекций. Затем мы должны заменить его «планетарным сознанием и органическим единством человечества».«Единство в разнообразии — это суть Честь, унижение и террор .
— Билл Бэрд является одним из руководителей некоммерческой организации по защите прав женщин. Дело Билла Бэрда в Верховном суде США, Baird v. Eisenstadt , легализовал контроль рождаемости в США в 1972 году

Книга отражает более глубокое понимание д-ром Линднером человеческой жизни и практики и того, как моральный подход, ставящий во главу угла достоинство, может устранить асимметрию, присущую самому построению общества.Основная идея — достойный подход к жизни, возносящий достоинство всех и обеспечивающий трансформирующее зеркало, позволяющее ценить жизнь, — это то, в чем отчаянно нуждается наш неспокойный мир, и что необходимо учитывать при выработке политики. То, что терроризм является продуктом унижения на многих уровнях, подробно рассматривается в этой книге, и в ней критически рассматриваются все формы террора — физический, социальный и психологический — и предлагаются достойные способы борьбы с ними. Возможно, йог мог бы написать такую ​​книгу, исходя из более глубокого размышления о себе, жизни и обществе!
— Дебидатта Ауробинда Махапатра, директор Центра Махатмы Ганди в Индусском университете Америки

Афроамериканский мыслитель, борец за свободу и писатель Джеймс Болдуин написал в своей книге « Огонь в следующий раз » (Винтаж, 1962) длинное эссе, которое он назвал «Вниз на кресте, письмо из области в моем сознании».Он пророческий, суровый и мудрый во всем, поскольку он пишет: «Прославление одной расы и последующее унижение другой — или других — всегда было и всегда будет рецептом для убийства. Нет никакого способа обойти это. Если кому-то разрешено относиться к какой-либо группе людей с особым дискомфортом из-за их расы или цвета их кожи, нет предела тому, что вы заставляете их терпеть, и, поскольку вся раса была таинственным образом обвинена, нет никаких причин не пытаться уничтожить его корень и ветку.«Смелость и страсть Джеймса Болдуина делают меня еще более готовым принять невероятно важный документ « Честь, унижение и террор. Взрывоопасная смесь — и как мы можем его обезвредить с достоинством » (Dignity Press, 2017) Эвелин Линднер, которая стоит для нашего осознания несчастья и разрушения любого унижения, а также насущной потребности в достоинстве всех людей. Эвелин Линднер, врач, психолог, гуманист, мудрый человек и страстный человек, дарит нам необходимый энтузиазм, поскольку она толкает нас в своем исследовании чести и террора, унижения могущественных людей по отношению к менее могущественным, полна абсолютного реализма в отношении как нам пришлось бы изменить наши предположения (и наши действия), чтобы сделать мир пригодным для жизни и любящим местом.Для меня эта книга предназначена для того, чтобы ее поднять, испытать, а затем отложить, чтобы ее снова подобрали. Потому что факты в книге потрясут читателя, поскольку они напоминают нам об ошибочных предположениях общества, в котором мы живем. У доктора Линднер потрясающее чувство надежды, поразительное, потому что ее надежда не основана на отрицании. Это основано на ее способности любить и узнавать о возможностях пересмотра рабства тела и разума силовой политике и экономике. Она знает и помогает читателю понять, что достоинство — это больше, чем слово, а скорее необходимость, которая может и должна сообщать не только эмоции или сообщения поэзии или доброй воли, но и все стороны нашей жизни.Это не только практично, но и никогда не будет практично жить без него как для нас самих со всеми нашими недостатками, так и для других, без которых мы — ничто.
— Кэрол Смальдино, психотерапевт по социальной работе, Huffington Post Соавтор и автор книги The Human Climate: Facing the Divisions Inside Us and Between Us , Dignity Press, выход в свет в 2018 году


«Перспектива голубой планеты Эвелин Линднер для преобразования унижения и террора», Джанет Герсон, изд.D. Директор по образованию, Международный институт воспитания в духе мира, обзор в информационном бюллетене Global Campaign for Peace Education от 19 сентября 2018 г. и In Factis Pax: Journal of Peace Education and Social Justice Volume 12 Number 2 (2018), стр. . 154-164 (Pdf)
Введение: чтобы понять доктора Эвелин Линдер (доктор психологических наук) и ее новую книгу «Честь, унижение и террор: взрывоопасная смесь и как мы можем обезвредить ее с достоинством» (2017a), нужно искать инновационный трансдисциплинарный подход к ключевым кризисам нашего времени.Ее цель — «интеллектуальный активизм» (стр. Xv), изложенный через «взгляд художника, путешествие в поисках новых уровней смысла» (стр. Xxi). Концептуальный ключ Линднера — унижение и его контрконцепция — достоинство (2006). Это нашло отражение в ее докторском исследовании «Чувство унижения: центральная тема вооруженного конфликта» (2000; 1996), в котором основное внимание уделялось случаям геноцида в Сомали, Руанде / Бурунди и нацистской Германии, стране ее происхождения. В недавней презентации этой книги она описала, как росла в семье перемещенных лиц во время холодной войны, на немецком краю границы советского блока, прямо там, где было нацелено атомное оружие.Возможно, это объясняет ее отчетливое понимание того, как унижение и террор переплетаются внутри личности, в обществе и на уровне государства. [подробнее]

Обзор в журнале Journal of Peace Research Бонни Селтерман, Нью-Йоркский университет, 19 марта 2018 г.
Какое отношение любовь имеет к терроризму? Возможно все. Последняя книга Эвелин Линднер — энциклопедический источник, объединяющий любовь, честь, унижение и терроризм, а также призыв к действию. Любовь к своей группе, одетая в кодексы чести, глубоко раненная политическим, культурным или экономическим унижением, вполне может мотивировать террористические акты.И наша ограниченная ориентация на отдельные действия, а не на условия, которые их порождают, обеспечивает их постоянство. Читатели набираются, чтобы взять на себя ответственность за совместное создание жизнеспособных идей, чтобы исправить это — на локальной и глобальной аренах, сверху вниз и снизу вверх. В интересах каждого, как доминирующих, так и подчиненных, переход к социальным структурам, обеспечивающим равное достоинство и устойчивое использование природных ресурсов для всех. Идеалы прав человека соблазнительно распространились, но остаются неосуществимыми для слишком многих, усиливая унижение и порождая новые циклы террора мести.Хотя привлекательность доктора Линднера в высшей степени рациональна, она привлекает представителей всего интеллектуального спектра, включая психологию, нейробиологию, экономику, историю и экологию; она также использует личный опыт и знания коренных народов для аутентичного обращения к эмоциональным и личностным человеческим потребностям. Учитывая озабоченность радикальным и государственным терроризмом, ядерным, экономическим, кибер- или экологическим терроризмом, честь и унижение не должны занимать место водителя. В сегодняшнем сложно взаимосвязанном мире мы сталкиваемся с необходимостью и возможностью перехода сознания и сопутствующих экономических, политических и экологических преобразований.Настаивать на равном достоинстве, единстве человеческой семьи — в разнообразии, а не в единообразии, высвобождении самого полного творческого потенциала для человеческого процветания и коллективного выживания — это наивно? Линднер отвечает: Разве не наивно думать, что наш нынешний разрушительный путь может продолжаться?

Транснациональный фонд за мир и исследования будущего, Ян Эберг
30 декабря 2017 г.
Ян Оберг комментирует: «Эвелин — мой друг и сотрудник TFF, и я могу сказать, что в своей жизни я встречал мало людей с таким всеобъемлющим преданность делу сделать мир лучше.Представьте себе, у Эвелин нет того, что мы с вами называем домом. Она возглавляет глобальную сеть, имеющую огромное инновационное значение, говорит и путешествует — и живет как кочевник. Вот так просто и так сложно. И затем производит одно впечатляющее исследование за другим. Как и TFF, она не зависит ни от правительства, ни от корпоративных денег и всегда мыслит человеческими, альтернативными терминами. Вот почему мы были связаны друг с другом с 1999 года — когда мы столкнулись друг с другом в Бурунди. Я не могу достаточно рекомендовать Эвелин, ее глобальную сеть и World Dignity University.Вы тоже будете удивлены, что такие люди работают таким образом. В этом мире ».
Комментарий Эвелин, 4 января 2018 г .:« Уважаемый Ян! Твоя доброта меня так трогает! Только то, что каждое слово подходит ВАМ намного лучше меня! Совершенно потрясающий именно ВЫ! ВЫ удивляете мир своей работой. Глубокое спасибо за вашу чрезвычайно важную работу по смене парадигмы достоинства в этом мире !!! «

Новая книга: «Честь, унижение и террор — взрывоопасная смесь — и как мы можем разрядить ее с достоинством»
Глобальная кампания за воспитание в духе мира , 28 июля 2017 г.

Юдит Ревес прокомментировала презентацию книги Честь, унижение и террор 7 декабря 2016 г. в педагогическом колледже , 22 декабря 2016 г. :
Дорогая Эвелин,
Позвольте мне поделиться с вами идеей. Я забыл упомянуть о презентации вашей книги 7 декабря в педагогическом колледже. Я подумал, что помимо публикации книги «Честь, унижение и террор» в виде одной или трех книг, возможно, было бы хорошо иметь короткие онлайн-публикации в формате манифеста / воззвания.И да, это могут быть как видео, так и онлайн-публикации.
Это очень сложное явление нужно было бы описать таким образом, чтобы каждый чувствовал, что вы разговариваете с ним лично, возможно, используя некоторые из ваших примеров. Поскольку вы говорили о том, что хотите радикализовать каждого из нас, я предполагал, что истории будут рассказаны либо во второй форме, либо, что еще более радикально, будут использовать формат диалога или интервью. Тогда остается вопрос, кто будет приглашен и кто захочет участвовать.
В любом случае, одно сообщение может быть адресовано предполагаемому террористу или группе, а другое — широкой публике, которая хотела бы понять эту сложную ситуацию и что-то предпринять.
Ваши способы радикализации очень сильны. Рассказывая о том, сколько лет мы, люди, могли относительно мирно сосуществовать, а затем взглянув на сегодняшнюю картину планеты Земля как на нашу новую точку зрения и фокус, мы должны создать новые мозговые связи и понимание.
Спасибо за ваше вдохновение и за то, что вы посеяли семена мира, любви и заботливых отношений!
С любовью, Юдит




Спасибо, дорогая Линда Хартлинг, за то, что поделилась с нами этим плакатом, который вы видели 14 сентября 2016 года в реакторе B на площадке Хэнфорд, недалеко от Ричленда, штат Вашингтон, который был первым в истории крупномасштабным ядерным реактором. построен.Проект был заказан для производства плутония-239 путем нейтронной активации в рамках Манхэттенского проекта, программы США по разработке ядерного оружия во время Второй мировой войны. Реактор B был первым в мире реактором для производства плутония.
На плакате написано: «Безопасность — это индивидуальная ответственность: будьте индивидуалистом».
Спасибо, дорогая Линда, что подумали о моих размышлениях о том, как дилемма безопасности была «индивидуализирована». Дилемма безопасности — это термин, используемый экспертами по международным отношениям для описания дилеммы взаимного недоверия, в которую попали государства.Правящие элиты государств — это те, кто «управляет» этой дилеммой, это определяет «Realpolitik», что означает, что не может быть никакого доверия, поскольку союзник может превратиться во врага в одночасье. Этот плакат приглашает каждого гражданина поделиться им. Хотя государства не могут избежать дилеммы безопасности, пока мир разделен, граждане могут преодолевать ее между собой, они могут научиться укреплять доверие. Если вместо этого они научатся выдвигать на первый план недоверие, внутренняя сплоченность общества окажется в опасности.
Спасибо, дорогая Линда, также за то, что поделилась с нами своими ключевыми идеями:

  1. В 1943 году военные захватили участок земли в штате Вашингтон, который составляет половину штата Род-Айленд, что привело к перемещению 1500 местных жителей и коренного населения.
  2. Они выбрали сторону реки Колумбия, потому что нуждались в обильной и чистой воде. Река Колумбия протекает между Орегоном и штатом Вашингтон через самый большой густонаселенный город — Портленд, штат Орегон. В этой статье описывается проблема загрязнения, связанная с этим проектом сегодня.
  3. 45 000 человек были привлечены для строительства реакторов и других зданий в поддержку этого проекта, строительства других реакторов и других зданий на площадке.
  4. Рабочие не знали, над чем они работают. Только те, кто был на самом верху, знали, что они разрабатывают топливо для ядерной бомбы.
  5. Даже ученые мало знали о том, что произойдет с их реактором. Это было похоже на большой научный эксперимент.
  6. Реактор
  7. B создал плутоний для бомбардировки Нагасаки.
  8. Меня очень тревожило отсутствие фотографий разрушений, вызванных взрывом бомбы, в здании или во время экскурсии (вне поля зрения, вне памяти).
  9. Американский народ платит 2 миллиарда долларов в год в течение 25 лет, чтобы очистить это место.
  10. Экскурсия по реактору подчеркнула достижения американской инженерии в конкуренции с немецкой техникой того времени. На строительство реактора ушло 11 месяцев.
  11. Я хотел бы, чтобы это был тур, чтобы напомнить людям «никогда больше», но это было не так.

• Нажмите на картинку выше, чтобы увеличить ее.

.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.