Какой вклад внес в развитие современного общества теодор шульц: ЛАУРЕАТ НОБЕЛЕВСКОЙ ПРЕМИИ ПО ЭКОНОМИКЕ ТЕОДОР ШУЛЬЦ О РОЛИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА В ПРЕОДОЛЕНИИ ПРОБЛЕМ БЕДНОСТИ

Содержание

ЛАУРЕАТ НОБЕЛЕВСКОЙ ПРЕМИИ ПО ЭКОНОМИКЕ ТЕОДОР ШУЛЬЦ О РОЛИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА В ПРЕОДОЛЕНИИ ПРОБЛЕМ БЕДНОСТИ

Человеческий капитал должен достаточно быстро реагировать на

изменения в глобальной экономике и перестраиваться на те сферы

деятельности, в которых его производительность выше. Причем важна

как профессиональная, так и географическая мобильность. А для ее

обеспечения требуются соответствующие институты: финансовые

рынки и рынки жилья (ипотека и образовательные кредиты),

специфические институты рынка труда (мониторинг рынка труда,

развитая система повышения квалификации и т. д.).

Термин «человеческий капитал» определяет качественный

аспект экономики. Понятие «человеческий капитал», по сути, есть

всего лишь развитие экономического понятия «капитала». Это особый

способ размышления о компетенции человека на языке финансовых

показателей. Это принятая форма рационализации денежных

вложений в социальную сферу, причем, что важно – экономической

рационализации, то есть рассмотрение таких вложений в фокусе

альтернативных инвестиций. Согласно таким представлениям,

домохозяйство осуществляет рациональный выбор: положить

условные финансовые ресурсы на депозит, приобрести на них ценные

бумаги, потратить на «незабываемые удовольствия», вложить в

недвижимость или инвестировать в образование. Таким же образом и

правительство, принимая решение, совершает выбор – к примеру,

направить условную сумму в бюджет развития на решение инфра-

структурных проблем, или снизить налоги, или повысить пенсии и

выплаты безработным, или дать деньги на фундаментальную

библиотеку, или даже создать сеть «федеральных и исследовательских

университетов». В развитых странах увеличение продолжительности

образования на один год ведет к росту ВВП на 5-15%. Политика

домохозяйств и правительств поворачивается лицом к образованию, а

деньги, вложенные в образование, начинают рассматриваться

исключительно как инвестиции. Финансирование социальной сферы —

образования, здравоохранения, культуры, др. – приобретает счетность,

экономическую рациональность и вслед за этим политический спрос.

Таким образом, человеческий капитал получает статус

важнейшего фактора экономического роста. Уже в работе

«Преобразуя традиционное сельское хозяйство» показана важная роль

аграрной технологии, уровень которой, по мнению Т. Шульца,

1.1. Основные этапы развития информационного общества

Упражнение на повторение. Перейдите по ссылке.
 п/п
Задание
Порядок выполнения
1
Используя теоретический материал, расположенный на странице, заполните следующую таблицу:
Революция, годы появленияОсновные изобретения
Глобальные изменения




Выпишите таблицу в тетрадь, заполняйте таблицу по мере прочтения теории
2
Практическая работа
Какой вклад внесли эти люди в развитие современного общества?
Гэри Беккер
Саймон Кузнец
Эдвард Денисон
Теодор Шульц
Разбейтесь на группы по 2-3 человека.
Выберите одного представителя, найдите о нем информацию в Интернете.
Откройте редактор презентаций, создайте презентацию, содержащую 4-5 слайдов. На первом слайде укажите фамилию человека, о ком составлена презентация, вставьте фотографию. На следующих слайдах расскажите о нем (краткие библиографические сведения, основные труды)
3

Домашнее задание

1. Заполнить таблицу «Поколения ЭВМ»
Поколение
Основные характеристики ЭВМ
Примеры ЭВМ




2. Подготовить доклад «Информационные ресурсы общества»
3. Выучить теоретический материал, подготовиться к проверочной работе по пройденной теме (включая домашнее задание)
 4.   Дополнительные материалы:
1. Информационное общество   


ОТ ИНДУСТРИАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА  К ИНФОРМАЦИОННОМУ

 Роль и значение информационных революций

На заре цивилизации человеку было достаточно элементарных знаний и первобытных навыков. По мере развития общества участие в информационных процессах требовало уже не только индивидуальных, но и коллективных знаний и опыта, способст­вующих правильной переработке информации и принятию необ­ходимых решений. Для этого человеку понадобились различные устройства. Этапы появления средств и методов обработки ин­формации, вызвавших кардинальные изменения в обществе, оп­ределяются как информационные революции. При этом обще­ство переходит на более высокий уровень развития и обретает новое качество. Информационные революции определяют переломные моменты во всемирной истории, пос­ле которых начинаются новые эта­пы развития цивилизации, появ­ляются и развиваются принципи­ально новые технологии.

Первая информационная рево­люция связана с изобретением письменности, обусловившей ги­гантский качественный скачок в развитии цивилизации. Появилась возможность накопления знаний в письменной форме для передачи их следующим поколениям. С пози­ций информатики это можно оце­нить как появление качественно нового (по сравнению с устной фор­мой) средств и методов накопления информации.

Вторая информационная рево­люция (середина XVI века) началась в эпоху Возрождения и связана с изобретением книгопечатания, из­менившего человеческое общество, культуру и организацию деятель­ности самым радикальным образом. Книгопечатание является одной из первых информационных технологий. Человек не просто получил новые средства накопления, систематизации и тиражирования информации. Массовое распространение печат­ной продукции сделало культурные ценности общедоступны­ми, открыло возможность самостоятельного и целенаправлен­ного развития личности. С точки зрения информатики значение этой революции в том, что она выдвинула более совер­шенный способ хранения информации.

Третья информационная рево­люция (конец XIX века) связана с изобретением электричества, благодаря которому появились те­леграф, телефон и радио, позво­ляющие оперативно передавать информацию в любом объеме. По­явилась возможность обеспечить более оперативный обмен инфор­мацией между людьми. Этот этап важен для информатики прежде всего тем, что ознаменовал появление средств информационной коммуникации.

Четвертая информационная революция (70-е годы XX столе-ия) связана с изобретением микропроцессорной технологии и появлением персональных компьютеров. Это стимулировало переход от механических и электрических средств преобразования информации к электронным, что привело к миниатюризации узлов, устройств, приборов, машин и появлению программно-управляемых устройств и процессов. На микропроцессорах и интегральных схемах стали создаваться компьютеры, компью­терные сети, системы передачи данных (информационно-комму­никационные системы) и т. д. Благодаря этой революции чело­вечество впервые за всю историю своего развития получило средство для усиления собственной интеллектуальной деятель­ности. Этим средством является компьютер.

Толчком к четвертой информационной революции послужило изобретение в середине 40-х годов XX века электронно-вычисли­тельных машин (ЭВМ). Дальнейшие работы по усовершенство­ванию принципов их работы и элементной базы, то есть состав­ляющих частей, обусловили появление микропроцессорной технологии, а затем и персональных компьютеров. Для более наглядного представления о связи этих процессов рассмотрим и сопоставим достижения в области компьютерной техники, в ре­зультате которых происходила смена поколений компьютеров (табл. 1.1).

Как видно из таблицы, появление нового типа ЭВМ определя­лось изобретением новой элементной базы. С позиций информа­тики четвертую информационную революцию можно связать с появлением ЭВМ четвертого поколения — персонального компью­тера, позволяющего решать проблему хранения и передачи ин­формации на качественно новом уровне.

Информационная революция, происшедшая в 70-х годах, привела к тому, что человече­ская цивилизация к началу XXI столетия оказалась в со­стоянии перехода от индустри­альной фазы своего развития к информационной.

Рассмотрим, каковы основ­ные признаки этих периодов и как осуществлялся переход от одной фазы к другой.

Таблица 1.1. Поколения компьютеров 

Поколение

Элементная база

Характеристика

Первое поко­ление (сере­дина 40-х -конец 50-х годов)

Электронные лампы

ЭВМ отличаются огромными габаритами, большим потреб­лением энергии, малым быстро­действием, низкой надеж­ностью. Программирование ведется в кодах.

Второе поко­ление (конец 50-х — сере­дина 60-х го­дов)

Полупроводнико­вые элементы, транзисторы

Улучшены все технические характеристики. Для програм­мирования используются алго­ритмические языки.

Третье поко­ление (сере­дина 60-х -конец 70-х годов)

Интегральные схемы, много­слойный печат­ный монтаж

Резкое снижение габаритов ЭВМ, повышение их надежности, уве­личениепроизводительности. Возможность доступа с удален­ных терминалов.

Четвертое поколение (конец 70-х годов по на­стоящее вре­мя)

Микропроцессо­ры, большие ин­тегральные схемы

Улучшены технические характе­ристики. Массовый выпуск пер­сональных компьютеров.

Перспекти­вы разви­тия

Мощные многопроцессорные вычислительные сис­темы с высокой производительностью; создание дешевых микрокомпьютеров; разработка интел­лектуальных компьютеров. Внедрение компьютер­ных сетей во все сферы и их объединение; распре­деленная обработка данных; повсеместное использование компьютерных информационных технологий.


Дополнительные материалы:

1. Информационное общество

Теории человеческого капитала [Эссе №12654]

Современное научное и бизнес-сообщество придерживается концепции прямой взаимосвязи экономической эффективности организации в частности и государства в целом и объема затраченных на человеческие ресурсы средств.

Например, результаты отдельных оценок инвестирования в человеческие ресурсы в США демонстрируют, что размер такого инвестирования достигает 15 процентов валового внутреннего продукта. Таким образом, затраты в США на человеческие ресурсы превышают инвестиции в орудия труда, технические сооружения и здания.

Определение:

В самом общем виде теорию человеческого капитала можно охарактеризовать как науку, исследующую процесс качественного совершенствования человеческих ресурсов для обеспечения благосостояния индивида, эффективности деятельности организации и экономики в целом.

Человеческий капитал

Человеческий капитал

 — совокупность знаний, умений, навыков, использующихся для удовлетворения многообразных потребностей человека и общества в целом.

Впервые термин использовал Теодор Шульц, а его последователь — Гэри Беккер развил эту идею, обосновав эффективность вложений в человеческий капитал и сформулировав экономический подход к человеческому поведению.

Человеческий капитал в широком определении – это интенсивный производительный фактор развития экономики, общества и семьи, включающий образованную часть трудовых ресурсов, знания, инструментарий интеллектуального и управленческого труда, среду обитания и трудовой деятельности, обеспечивающие эффективное и рациональное функционирование ЧК как производительного фактора развития.

Особенности человеческого капитала

Человеческий капитал считается интенсивным производительным фактором в экономическом развитии, развитии общества и семьи, который включает образованную часть трудового населения, а именно:

Знания (интеллект), здоровье человека,

инструменты умственного и управленческого труда,

качество и производительность труда,

среда обитания и рабочая обстановка.

Посредством человеческого капитала происходит формирование и развитие инновационной экономики, экономики знаний в качестве высшего этапа развития.

Классификация человеческого капитала

Человеческий капитал классифицируется на следующие типы:

Индивидуальный ЧК,

ЧК предприятия (Фирмы),

ЧК нации (государства).

человеческий капитал.

Также различают следующие виды капитала, из которых состоит национальное богатство:

Физический капитал,

Человеческий капитал,

Интеллектуальный капитал,

Природный капитал,

Финансовый капитал и др.

Формирование человеческого капитала происходит за счет инвестиций, которые вкладываются в повышение уровня и качества жизни общества, в интеллектуальную деятельность человека. При этом не последнюю роль играет воспитание, уровень образования, услуги здравоохранения, предпринимательские способности и информационное обеспечение трудовой деятельности.

ем большим потенциалом обладает каждый член общества, тем выше интеллектуальный ресурс всей страны, тем динамичнее темпы роста экономики, тем значительнее возможности общества. Развитие человеческого потенциала России предполагает:

создание благоприятных условий для развития способностей каждого человека, улучшение условий жизни российских граждан и качества социальной среды;

повышение конкурентоспособности человеческого капитала и обеспечивающих его социальных секторов экономики.

Экономический рост в настоящее время зависит от степени формирования человеческого капитала, который представляет собой процесс расширения знаний, навыков и возможностей людей страны.

Формирование человеческого капитала принимает различные виды, формы и проходит через различные этапы жизненного цикла человека. Факторы, от которых зависит формирование человеческого капитала, возможно объединить в следующие группы:

социально-демографическая,

институциональная,

интеграционная,

социально-ментальная,

экологическая,

экономическая,

производственная,

демографическая,

социально-экономическая.

Важный вклад в осмысление данной проблемы внес Ж. Б. Сэй. Он утверждал, что профессиональные навыки и способности, приобретенные посредством затрат, ведут к росту производительности труда и в связи с этим могут рассматриваться как капитал. Предполагая, что способности человека могут накапливаться, Ж.Б. Сэй называл их капиталом. Джон Стюарт Милль писал: «Самого человека… я не рассматриваю как богатство. Но его приобретенные способности, которые существуют лишь как средство и порождены трудом, с полным основанием, я считаю, попадают в эту категорию» [4, с.139]. И далее: «Мастерство, энергия и настойчивость рабочих страны в такой же мере считаются ее богатством, как и их инструменты и машины» [4, с.139]. Основоположник неоклассического направления в экономической теории А.Маршалл (1842-1924 г.г.) в своей научной работе «Принципы экономической науки» (1890 г.) обращал внимание на то, что «мотивы, побуждающие человека накапливать персональный капитал в виде вложений в образование, сходны с теми, которые побуждают накапливать материальный капитал». В конце 30-х гг. ХХ в. Нассау Сениор предполагал, что человек может успешно трактоваться как капитал. В большинстве своих рассуждений на эту тему он брал в этом качестве мастерство и приобретённые способности, но не самого человека. Тем не менее он трактовал самого человека как капитал с затратами на содержание, вкладываемыми в человека с ожиданием получения выгоды в будущем. Если не считать применяемую автором терминологию, то его рассуждения весьма тесно перекликаются с теорией воспроизводства рабочей силы К.Маркса. Ключевой составной частью определения понятия «рабочая сила» у Маркса и у теоретиков человеческого капитала является один и тот же компонент – человеческие способности. Об их развитии и совокупной эффективности К.Маркс неоднократно говорил, подчеркивая необходимость развития «индивида». Научные исследования классиков мировой экономической мысли, развитие практики рыночного хозяйства позволили на рубеже 50-60-х годов XX века сформироваться теории человеческого капитала в самостоятельный раздел экономического анализа. Возвращение экономистов-теоретиков в конце 50-х-начале 60-х годов к идее человеческого капитала и интенсивное развитие этого направления в западной экономической теории вызвано объективными причинами. Оно является попыткой учесть реальные народнохозяйственные сдвиги, порожденные научно-технической революцией и выразившиеся в том, что в современных условиях накопление невещественных элементов богатства (научных достижений, роста уровня образования населения и т.д.) приобрело первостепенное значение для всего хода общественного воспроизводства. Заслуга ее выдвижения принадлежит известному американскому экономисту, лауреату Нобелевской премии 1979 г. Т.Шульцу, а базовая теоретическая модель была разработана в книге Г.Беккера (лауреат Нобелевской премии 1992 г.) «Человеческий капитал: теоретический и эмпирический анализ». Эта работа стала основой для всех последующих исследований в данной области и была признана классикой современной экономической науки. В основу анализа Г.Беккер положил представления о человеческом поведении, как рациональном и целесообразном, применяя такие понятия, как цена, редкость, альтернативные издержки и т. п., к самым разнообразным аспектам человеческой жизни. Сформулированная им концепция стала основой для всех последующих исследований в этой области. Человеческий капитал, по мнению Г.Беккера, — это имеющийся у каждого запас знаний, навыков, мотиваций. Инвестициями в него могут быть образование, накопление профессионального опыта, охрана здоровья, географическая мобильность, поиск информации. «Эти инвестиции улучшают квалификацию, знания или здоровье и поэтому способствуют увеличению денежных или натуральных доходов». Другие исследователи в области человеческого капитала (Т.Шульц, Э.Денисон, Дж.Кендрик), рассматривали в качестве капитала каждого человека лишь образование. Т. Шульц за свои работы по теории «человеческого капитала» и «инвестиций в человека» приобрел славу отца революции вложений в человеческий капитал. Для него эти вложения имели «широкий горизонт». К ним относились вложения в образование в стенах учебных заведений, дома, на работе и т.д.
Обратимся теперь к отечественному опыту изучения некоторых вопросов теории человеческого капитала. Хотя русская экономическая школа долгое время не использовала понятие «человеческий капитал», но она также имеет богатый опыт исследования отдельных его аспектов, в частности, экономических аспектов образования. Среди ученых, которые занимались анализом влияния народного образования на социально-экономическое развитие общества можно выделить таких как, И.Т.Посошков, М.В.Ломоносов, Д.И.Менделеев, А.И.Чупров, И.ИЛнжул, Е.НЛнжул, С.Г.Струмилин и другие. Идеи авторов касались вопросов экономической ценности образования, необходимости увеличения затрат государства на образование, а также повышения его качества. Количественная оценка факторов образования для экономического роста была дана С.Г.Струмилиным в 1924 году в статье «Хозяйственное значение народного образования». Эта работа вызвала дискуссии, главным образом, в направлении доказательств производительного и непроизводительного характера педагогического труда. В этой же работе им были проведены расчеты эффективности всеобщего обучения по 10-летнему плану реформы образования в РСФСР. Он также доказал, что высшее образование, соответствующее 14 годам школьного обучения, дает прирост квалификации в 2,8 раза больше, чем соответствующий по продолжительности стаж. С.Г.Струмилин пришел к выводу, что экономическая эффективность высшего образования меньше, чем начального и среднего. Издержки на образование были рассчитаны им методом «потерянных заработков». Но экономический анализ образования С.Г.Струмилин проводил с позиции оценки рентабельности, а это отличается от понимания «инвестиций в человеческий капитал». Среди современных отечественных исследователей проблем человеческого капитала можно отметить С.А.Дятлова, Р.И.Капелюшникова, М.М.Критского, С.А.Курганского и других. Так, например, Б.М. Генкин рассматривает человеческий капитал как совокупность качеств, которые определяют производительность и могут стать источниками дохода для человека, семьи, предприятия и общества. Как правило, такими качествами обычно считают здоровье, природные способности, образование, профессионализм, мобильность. С точки зрения А.Н. Добрынина и С.А. Дятлова, «Человеческий капитал представляет собой форму проявления производительных сил человека в рыночной экономике…, адекватную форму организации производительных сил человека, включенных в систему социально ориентированной рыночной экономики в качестве ведущего, творческого фактора общественного воспроизводства» [2, с.6-7]. Анализ содержания и условий капитализации человеческого капитала позволяет А.Н. Добрынину и С.А. Дятлову выработать обобщенное определение человеческого капитала как экономической категории современного информационно-инновационного общества. «Человеческий капитал — это сформированный в результате инвестиций и накопленный человеком определенный запас здоровья, знаний, навыков, способностей, мотиваций, которые целесообразно используются в процессе труда, содействуя росту его производительности и заработка» . Группа ученых под руководством Л.И. Абалкина, исследующих проблему стратегического развития России в XXI веке, рассматривает человеческий капитал как сумму врожденных способностей, общего и специального образования, приобретенного профессионального опыта, творческого потенциала, морально-психологического и физического здоровья, мотивов деятельности, обеспечивающих возможность приносить доход . Т.Г. Мясоедова представляет человеческий капитал как совокупность природных способностей, здоровья, приобретенных знаний, профессиональных навыков, мотиваций к труду и постоянному развитию, общей культуры, которая включает знание и соблюдение норм, правил, законов человеческого общения, нравственные ценности. Подводя итоги, можно сказать, что эволюционное развитие общества сопровождается эволюцией статуса человека в экономической системе общества. Всемерная информатизация производственных процессов, интерес к факторам экономического роста, ввод в эксплуатацию сложных в управлении механизмов явились причиной формирования в самостоятельный раздел экономического анализа теории человеческого капитала в 60-х годах XX в. Ее сторонники (Т.Шульц, Г. Беккер и др.) исходят из существования двух факторов производства: физического капитала, объединяющего все элементы производительных сил, за исключением самого работника; человеческого капитала, включающего как врожденные способности и таланты, физическую силу и здоровье, так и приобретенные в течение всей жизни человека знания, опыт, навыки. Исходя из этой позиции, они утверждают, что инвестиции в человеческий капитал осуществляются всю жизнь и относят к ним расходы на образование, поддержание здоровья и т.д. Таким образом, наиболее полно человеческий капитал можно охарактеризовать следующим образом: это врождённый, сформированный в результате инвестиций и накоплений определенный уровень здоровья, образования, навыков, способностей, мотиваций, энергии, культурного развития, как конкретного индивида, группы людей, так и общества в целом, которые целесообразно используются в той или иной сфере общественного воспроизводства, способствуют экономическому росту и влияют на величину доходов их обладателя.

Источники:

1. https://moluch.ru/archive/30/3421/

2. Учебная литература, презентация.

3. https://uspeshnick.ru/teorii-chelovecheskogo-kapitala-chelovecheskij-kapital-v-ekonomike-obshhij-i-spetsialnyj/

4. Добрынин А.Н., Дятлов С.А. Человеческий капитал в транзитивной экономике: формирование, оценка, эффективность использования. СПб.: «Наука», 1999.

Тема I  Введение в институциональную экономику

Общество живёт признанными истинами.

БАЛЬЗАК

1. Основные понятия

Предмет экономической теории. – Изучение эффективного использования ограниченных производственных ресурсов, необходимых для удовлетворения потребностей общества, отдельных социальных групп и каждого человека.

Позитивная экономика (позитивная экономическая теория). – Совокупность систематических знаний, относящихся к тому, что есть. Занимается сбором и анализом фактов (данных), на основе которых формулируются принципы (экономические законы).

Принципы (экономические законы). – Законы развития производства и другой экономической деятельности людей. Они характеризуют обобщенные мотивы практического поведения людей и организаций (фирм) и функционирование институтов.

Нормативная экономика (нормативная экономическая теория). – Совокупность систематических знаний, относящихся к тому, что должно быть. Отрасль экономической науки, основанная на оценочных суждениях относительно того, какой должна быть экономика, цели экономического развития и экономической политики.

Индукция (от лат. inductio – введение). – Метод научного познания, состоящий в выведении общих суждений на основе изучения однородных частных процессов и явлений (от частного к общему!).

Дедукция (от лат. deduction – выведение). – Метод научного познания, состоящий в выведении частных суждений об экономическом явлении на основании знания класса, к которому принадлежит исследуемое явление (от общего к частному!) и позволяющий обосновывать частные явления и процессы на базе общих положений. С помощью индукции гипотеза проверяется реальными экономическими фактами.

Экономическая модель. – Теоретическое (абстрактное) представление о внутренних закономерных взаимосвязях между экономическими переменными, очищенное от исторических и других случайностей. Экономическая модель может быть представлена в форме графика, формулы, уравнения и т. п.

Экономические модели используются для объяснения законов функционирования экономических явлений, для задач прогнозирования, определения оптимального состояния предмета или явления и пр.

Историческая школа. – Направление экономической мысли, отрицающее универсальность общих экономических законов развития и правомерность абстракций. Сформировалось в 40-е годы XIX в. в Германии. Сторонники исторической школы особое внимание уделяли истории национального хозяйства, считая, что экономика отдельных стран развивается по собственным законам, которые зависят от геополитических условий, истории, традиций и законодательства, и поэтому для каждой страны характерна своя «национальная экономика».

Институционализм /институциональная экономическая теория/ (от лат. institutum – установление, учреждение, обычай, порядок). – Альтернативное неоклассической теории направление экономической мысли, расширительно трактующее факторы, влияющие на экономические процессы. Принято считать, что термин «институциональная экономическая теория» был впервые употреблён В. Гамильтоном на собрании Американской экономической ассоциации в 1918 г.

Экономический империализм. – Экономический подход к анализу социальных явлений и процессов общественной жизни.

Жесткое ядро современного институционализма. – Совокупность неопровержимых допущений, содержащихся в рамках данной теории. Оно включает: системность, историзм, экономический империализм, междисциплинарность, эволюционный подход, аксиому неполноты информации, зависимость процессов развития от их предыдущей траектории.

2. Исторические, социальные и методологические предпосылки появления и развития институционализма

Институционализм как оформившееся экономическое течение возник в конце XIX века. Принято считать, что корнями своими он уходит в историческую школу Германии, критически относившуюся к английской классической школе и пытавшуюся теоретически обосновать особенности развития экономики Германии. Немецкая политэкономия отрицала возможность действия единых законов в экономической жизни разных стран. С точки зрения представителей исторической школы, не может быть универсальной экономической теории, для каждой страны существует своя национальная политэкономия, задача которой – анализ всей совокупности конкретных факторов хозяйственного развития. Один из основоположников Немецкой исторической школы Фридрих Лист (1789–1846) определял предмет политэкономии как «политику, которой должны следовать нации, чтобы достигнуть прогресса в экономическом развитии».

Историческая школа не стала в XIX веке направлением, определяющим развитие экономической мысли. Её роль и вклад в развитие экономической теории определялись разными авторами по-разному. Карл Маркс, например, характеризовал немецкую историческую школу как могилу политэкономии, так как в его представлении задача политэкономии и состоит в том, чтобы открыть и исследовать действие общих закономерностей развития, которые «историки» категорически отвергали. Развивая эту мысль, сподвижник Маркса Фридрих Энгельс писал, что нельзя полностью отождествлять законы развития общества с законами развития природы, так как в истории общества ничто не делается без сознательного намерения, без желаемой цели.

Достижением исторической школы является периодизация истории в соответствии с уровнем развития отраслей (Ф.Лист), уровнем развития обмена (Б.Гильдебранд) и т.п. В отличие от классической школы историческая школа обосновывала необходимость активной экономической политики государства, впервые проанализировав влияние государственного управления на экономическое развитие страны, умножение национального богатства.

Можно утверждать, что в экономическом развитии всегда существовали явления, которые не поддавались объяснению с позиций классической школы. Пришедшее на смену классической школе неоклассическое направление стало на продолжительный период «мейнстримом» экономической теории, но также не в состоянии было объяснить происходящее и предсказать его изменения и развитие.

Институционализм, включив в себя основные позиции немецкой исторической школы, стал развиваться, прежде всего, на волне критики английской классической школы политэкономии. Переосмыслению подверглась сама философская основа классической школы.

Фундаментом классической школы английской политэкономии являлось утверждение, что человек имеет четко им осознаваемые интересы, он способен их отстаивать и знает пути их достижения. В своем поведении человек стремится эти интересы реализовать. Эта точка зрения была обоснована в воззрениях весьма популярного в первой половине ХIХ века философа и юриста Иеремии Бентама (1748–1832), популярность теорий которого в России тонко отразил А.С. Пушкин:

«И правда то, что в наши лета

Довольно скучен высший тон;

Хоть, может быть, иная дама

Толкует Сея и Бентама,

Но вообще их разговор –

Несносный, хоть невинный вздор».

С точки зрения Бентама, в основе действий людей лежит «принцип пользы», причем никакого согласованного общественного действия на пути достижения этого интереса быть не может. Общественный интерес представляет только сумму индивидуальных интересов, что послужило основанием принципа методологического индивидуализма. Однако реальная действительность опровергала эти воззрения. Зачатки сотрудничества социальных групп, которые можно было наблюдать в Англии и Америке, свидетельствовали, что общественный интерес может быть сформирован и, более того, могут быть предприняты реальные шаги для его достижения. В законодательство разных стран вносились серьезные изменения по требованию различных общественных движений, например, Всеобщей федерации женских клубов.

В конце XIX века в экономической теории стало развиваться неоклассическое направление. Представители этого направления не занимались поисками причин, гносеологических корней того или иного явления, а главное внимание уделяли выявлению и количественному исчислению функциональных связей, широко используя для этих целей математические модели. Но особенностями любой модели является её достаточно абстрактный характер, многочисленные предпосылки и ограничения, которые в реальной действительности обычно не соблюдаются. Хотя модель помогает понять связи и зависимости между явлениями, но всё многообразие экономической действительности не отражает. Именно поэтому модели зачастую оказываются бесполезными для объяснения экономических реалий и выполнения прогнозной функции.

3. Развитие институционально-эволюционной теории

Справиться с недостатками и особенностями неоклассической теории, решить задачи, которые оказались для мейнстрима непосильными, должна была новая экономическая теория – институциональная.

Институционализм стремился отражать реальные изменения, происшедшие в экономике, то есть ответить на «вызовы времени». Поэтому характеристиками раннего институционализма, который теперь часто называют «старым», с начала его развития были:

1) эволюционный подход при рассмотрении явлений экономической жизни;

2) критика излишней формализации, характерной для неоклассического направления, что определило доминирование описательно-статистического метода в институциональном экономическом анализе;

3) обоснование необходимости социального контроля за экономической деятельностью со стороны общества и государства;

4) рассмотрение в качестве объекта анализа поведения и взаимосвязи не отдельных индивидуумов, а действия сообществ, коллективов, то есть людей, объединенных общими интересами;

5) междисциплинарный подход в институциональных исследованиях на стадии начального развития проявлялся в использовании психологии, социологии, юриспруденции для анализа экономических проблем;

6) технократический подход к решению вопросов управления, что формировало подход к решению проблем управления обществом на сугубо рациональных, научных основах.

4. Методологические основания новейшего институционального подхода

Институционализм сформировался в США в конце ХIХ в., хотя его методологические корни уходят в немецкую историческую школу. Институционалисты выступили против традиционной для экономической науки модели «экономического человека», в соответствии с которой человек рассматривался как рационально действующий эгоист, стремящийся к достижению своего материального интереса. Кроме того, критике институционалистов подвергся методологический индивидуализм, в рамках которого общие экономические закономерности выводились из анализа поведения отдельного хозяйствующего субъекта.

В противовес функциональному анализу, важнейшему для неоклассической школы, институционализм выдвинул идею анализа эволюции экономических отношений в исторической перспективе. Анализ экономических явлений в институционализме тесно связывали с анализом социальных, правовых, политических, организационных, психологических и других общественных отношений. Рассматривая человеческое общество как единое целое, институционалисты деятельность человека также интерпретируют исключительно в социальном контексте.

Под институтами понимается широкий круг явлений общественной жизни, нормы и правила, которые выполняют функции ограничений поведения экономических агентов и упорядочивают взаимодействие между ними, а также соответствующие механизмы контроля за соблюдением данных правил.

Институционализм – достаточно неоднородное направление экономической мысли. Хронологически в нём выделяют, как уже сказано, «старый» институционализм и неоинституционализм.

В старом институционализме оформились несколько направлений: социально-психологическое, социально-правовое, конъюнктурно-статистическое (эмпирическое).

Институционализм возник и стал развиваться на волне критики излишне формального теоретического экономического анализа. Второй особенностью “старого” институционализма являлось, прежде всего, рассмотрение и анализ экономических явлений и процессов с точки зрения социологии, права и психологии. «Старый институционализм» использовал, в основном, индуктивный метод исследования, то есть делая выводы и обобщения на основе изучения и анализа конкретных частных случаев. И третье, “старый” институционализм преимущественно занимался изучением действий коллективов (прежде всего профсоюзов и правительства) по защите интересов индивида.

Предтечей технократического подхода в институционализме является французский философ и социолог, основатель школы утопического социализма Анри де Сен-Симон (1760–1825). Развитие знаний, политики и экономики Сен-Симон интерпретировал как единый процесс, руководить которым должны ученые и промышленники. Конкуренция и борьба отдельных интересов должны смениться организацией производства и работой каждого на благо всех. Будущее общество должно стать обществом «индустриалов», в котором не будет бездельников, живущих за счет других.

Представителями «старого» институционализма, развивавшими его идеи в XX веке, являются: Т.Б.Веблен, Дж.А.Гобсон, Дж. Р.Коммонс, У.К.Митчелл, Г.Мюрдаль (1898–1987), Р.Хейлбронер (1919–2005), Дж.К.Гэлбрейт 1908–2006), Д.Белл (1919–2011).

Американец Торстейн Бунде Веблен (1857–1929) – основоположник социально-психологического направления институционализма. Главные работы Веблена: «Теория праздного класса» (1899), “Абсентеистская собственность и деловое предприятие в новое время” (1923). Став первопроходцем нового психологического взгляда на поведение человека, Веблен подверг критике концепцию рациональности и максимизации выгоды в экономическом поведении человека – модель поведения «homo economicus», восходящую к А.Смиту. Поведение человека, считал Веблен, с точки зрения окружающих далеко не всегда рационально, он руководствуется социальными инстинктами, формирующимися в определенных условиях и наследуемых из поколения в поколение. Среди движущих элементов развития общества Веблен считал главными социальные человеческие инстинкты. К их числу он относил «родительское чувство» (инстинкт самосохранения и сохранения рода»), инстинкт мастерства, инстинкт праздного любопытства, завистливого сравнения, соперничества.

По Веблену, институты это:

– привычные способы реагирования на стимулы;

– структура производственного или экономического механизма;

– принятая в настоящее время система общественной жизни.

Придавая большое значение развитию промышленности, росту крупных корпораций, трестов, анализируя возрастающую роль финансового капитала («абсентеистской собственности»), Веблен сделал вывод, что главным фактором развития является конфликт между денежным сектором, финансированием промышленности, и самой промышленностью, между денежной и производственной культурой. Неизбежным и желательным результатом этого конфликта в политическом смысле будет переход власти к научной интеллигенции, инженерам («совету техников»), способной серьезно снизить глубину этого конфликта.

Англичанин Джон Аткинсон Гобсон (1858–1941) – автор теории империализма, был критиком монополистического капитализма и сторонником возврата к свободной конкуренции. Гобсон предполагал, что система, краеугольным камнем которой является прибыль, может привести к гибели всего мира, а империализм понимал как безжалостную и непрекращающуюся попытку капитализма вырваться за собственные рамки.

Джон Роджерс Коммонс (1862–1945) – основоположник правового направления институционализма. Основные его работы: «Правовые основы капитализма» (1924), «Институциональная экономическая теория» (1934). Он известен не только как основоположник правового направления институционализма, авторитетный специалист по проблемам рабочего движения, но и как разработчик многих экономических реформ в качестве консультанта «мозгового треста» президента Ф.Д.Рузвельта в 1930-е гг. Коммонс считал, что основу экономического развития составляют правовые отношения, строящиеся на юридических законах, поэтому экономические институты являются категориями юридического порядка. Все отношения между людьми, по мнению Коммонса, можно представить в виде сделок. Базисными понятиями у Коммонса являются трансакции, рабочие правила и предприятия. В его трактовке трансакция – это передача прав собственности или свобод. Коммонс выделяет торговые трансакции, управленческие и рационирующие. Торговые осуществляются по добровольному соглашению между сторонами, управленческие включают законного начальника и законного подчиненного, а в рационирующих трансакциях роль начальника исполняет коллективный орган. Примером торговой трансакции может быть обмен, торговая сделка; примером управленческой трансакции являются четко определенные отношения между управляющим и управляемым, начальником и подчиненным; примерами рационирующих трансакции являются суд, совет директоров компании т.п. И управленческие, и рационирующие трансакции дополняются и ограничиваются законами и традицией, которые Коммонс назвал «рабочими правилами». Рабочие правила контролируют индивидуальные действия, но этот контроль может изменить тип трансакции при изменении рабочих правил, расширить или ограничить управленческую власть.

Основной вывод, который делает Коммонс, заключается в том, что практически любой конфликт можно разрешить мирным путем на основе регулирования и создания новых форм коллективного действия через исследования и переговоры под контролем государства, через совершенствование законодательства.

Уэсли Клэр Митчелл (1874–1948) – основоположник эмпирико-статистического направления. Как государственный администратор он основал Национальное бюро экономических исследований США (НБЭИ), которым руководил много лет. Здесь под его руководством начинали свои исследования будущие нобелевские лауреаты В.Леонтьев и С.Кузнец. Основные работы Митчелла: «История зеленых билетов» (1903), «Рациональность экономической деятельности» (1910), «Экономические циклы» (1913). Основное внимание Митчелл уделял сбору и обработке фактического материала, статистическому анализу экономических процессов, что даже приводило к обвинениям в занятиях «измерениями без теории». В первую очередь Митчелл, используя статистические методы, занимался анализом конъюнктуры, рассматривая экономические циклы как неповторяющиеся феномены экономического развития, в основе которых лежат изменения денежных факторов (цен, курсов акций, денежной массы и т.д.)

Митчелл поддерживал институциональный принцип, в соответствии с которым при анализе экономических процессов необходимо проведение междисциплинарных исследований. Разделяя одну из основных идей институционалистов об установлении социального контроля над производством, активной роли государства в экономике, Митчелл подчеркивал необходимость государственного страхования от безработицы, писал о целесообразности введения индикативного планирования, используя прежде всего метод экстраполяции (продление тенденции, сложившейся в прошлом, в будущее).

Во второй половине ХХ в. институционализм возродился в социологическом направлении Джона Кеннета Гэлбрейта (1908–2006), который стал признанным лидером второй волны подъема и популярности институционализма, пришедшейся на 1950–60-е годы. Основные работы Гэлбрейта: “Общество изобилия” (1958), “Новое индустриальное общество” (1967), “Экономические теории и цели общества” (1973).

Наибольшую известность получила его концепция нового индустриального общества. Характерной чертой современного развития техники, по Гэлбрейту, является появление и распространение в ведущих отраслях хозяйства крупных корпораций, для которых отличительной чертой становится использование планирования. Мир крупных корпораций Гэлбрейт назвал планирующей системой. Управление современной корпорацией осуществляется большой группой лиц, которых Гэлбрейт называет техноструктурой, а максимизация прибыли целью техноструктуры не является. С одной стороны, техноструктура стремится к росту фирмы, что укрепляет её позиции, с другой, она должна свести к минимуму опасность внешнего вмешательства, используя для этой цели планирование, что снижает зависимость корпорации от рынка. Но техноструктура стремится подчинить своим интересам окружающую среду и институты, включая рыночную систему, государство, общество в целом. Таким образом, Гэлбрейт видит главный конфликт не между технократами и праздным классом, как Веблен, а между интересами общества и планирующей системой. Поэтому для устранения этого конфликта необходимы реформы:

1) должна быть организована поддержка рыночной системы: повышение её уровня по сравнению с планирующей системой, уменьшение неравенства в распределении доходов между двумя системами;

2) упорядочение целей планирующей системы: защита окружающей среды, переключение государства на обслуживание общества;

3) управление всей экономикой должно осуществлять государство.

К послевоенной волне «старого институционализма» можно отнести и выдающегося шведского экономиста ХХ столетия Гуннара Мюрдаля (1898–1987, Нобелевский лауреат по экономике 1974 г.) и американского социолога и экономиста Р.Хейлбронера. Мюрдаль с философских и социологических позиций рассмотрел многие предубеждения, которые существуют в экономической теории. В своих представлениях о хозяйственной жизни, которые, в конечном счете, формируют экономическое поведение, человек исходит из своих оценочных суждений, в которых, по существу, выражается его индивидуальность.

Роберт Хейлбронер (1919–2005) – активный критик современного капитализма. Главные работы: «Закат цивилизации бизнеса» (1977), «Будущее как история» (1959), «Великий подъем» (1963), «Исследование перспектив человечества» (1974), «Философы от мира сего». Развивая идеи Гэлбрейта, Хейлбронер утверждал, что с конца XIX века главной формой организации экономической деятельности в связи с возрастанием роли науки и техники стала корпорация, а инструментом, упорядочивающим экономическую жизнь, должна стать государственная политика планирования. Изменения, с точки зрения Хейлбронера, коснулись и социальной жизни общества. Уменьшился удельный вес слоев, связанных исключительно с рыночной деятельностью, изменились акценты в системе ценностей: культ материального благосостояния сменяется целью гармонического сочетания человеческой деятельности и окружающей среды. Развивая традиции, заложенные А.Сен-Симоном и продолженные Гэлбрейтом, Хейлбронер считал, что наука и её носители олицетворяют ту социальную группу, которая возглавит будущее общество, сменяющее капитализм. Ученые сумеют организовать производство в новой социально-экономической среде.

5. Методологические основания новейшего институционального подхода. Классификация институциональных концепций: конституционная экономика; теория экономической политики; экономика права; новая экономическая история. Ведущие представители неоинституционализма

В отличие от «старого» институционализма, использующего достижения и методы исследования психологии, социологии, юриспруденции для изучения и объяснения экономических явлений, новая институциональная экономическая теория использует экономический подход к исследованию явлений общественной жизни.

В рамках современной волны развития институционализма –неоинституционализма, или новой институциональной теории – разработаны теория трансакционных издержек, экономическая теория прав собственности, теория общественного выбора, человеческого капитала и другие важные проблемы.

Ведущие представители неоинституционализма – Нобелевские лауреаты по экономике: Рональд Коуз (1910–2013), Герберт Саймон (1916–2001), Джеймс Бьюкенен (1919–2013), Дуглас Норт (1920–2015), Роберт Фогель (1926–2013), Элинор Остром (1933–2012), Гари Беккер (1930–2015), Оливер Уильямсон (р.1932), а также А.Алчиан, Л.Тевено, К.Менар, М.Олсон, Г.Демсец, С.Пейович, Т.Эггертссон. Более молодое поколение неоинституционализма представляют: Дж.Ходжсон, Р.Нельсон, С.Уинтер, Ж.Сапир.

Принято считать, что современный неоинституционализм берет свое начало с работ Рональда Коуза (1910–2013) «Природа фирмы» (1937) и «Проблема социальных издержек» (1960).

В статье «Природа фирмы» Коуз принципиально по-новому подошел к определению роли фирмы, которая, с его точки зрения, является совокупностью контрактных отношений, замещающей рынок и сокращающей общественные издержки (трансакционные издержки), связанные с совершением рыночных сделок. Коуз проанализировал факторы, влияющие на размер фирмы, и вывел ряд правил, определяющих ее величину. Фирма будет расти в размерах до тех пор, пока издержки на осуществление рыночных трансакций будут больше, чем издержки на организацию этих же трансакций внутри фирмы. Проще говоря, пока купить на рынке будет дороже, чем произвести внутри фирмы. Хотя тезис Коуза, что фирма заменяет рынок, не признается многими экономистами, тем не менее бесспорной заслугой Коуза считается включение им в экономический анализ и прояснение значения категории трансакционных издержек и права собственности на распределение ресурсов. В своей работе «Проблема социальных издержек» Коуз соединил общенаучный анализ с экономической интерпретацией конкретных решений, связанных с вопросами собственности. Он показал, что наличие трансакционных решений, распределение прав собственности может влиять на хозяйственные решения. Проблема в данном случае заключается в оптимальном распределении прав собственности. В дальнейшем этот вывод Коуза вошел в экономическую науку в формулировке Дж.Стиглера в виде “теоремы Коуза”. Существует несколько её формулировок на микро- и макроуровне. Здесь уместно привести одну из них, а именно: если права собственности определены, а трансакционные издержки приближаются к нулю, то распределение ресурсов оптимально. Нобелевская премия по экономике была присуждена Коузу в 1991 г. “за открытие и прояснение значения трансакционных издержек и права собственности для институциональной структуры и функционирования микроэкономики”.

Дуглас Сесил Норт (1920–2015, лауреат Нобелевской премии по экономике 1993 г.) Главная работа Норта «Институты, институциональные изменения и функционирование экономики» (1990). Согласно Норту, институты – это разработанные людьми формальные (законы, конституции) и неформальные (договоры и добровольно принятые кодексы поведения) ограничения, а также факторы принуждения, структурирующие их взаимодействие. Особое внимание Норт уделял изучению институциональных изменений. В основу принятого Нортом подхода положена концепция, согласно которой рыночная экономика, ее структура и протекающие в ней процессы связаны с социальными и политическими институтами, поэтому понять протекающие в ней процессы можно только изучая институциональные изменения. Норт считается одним из основоположников клиометрики – направления в экономической истории, основанного на статистическом анализе.

Оливер Уильямсон (1932) – ведущий современный представитель неоинституциональной экономической теории, внесший серьезный вклад в развитие теории фирмы и теории трансакционных издержек. В традициях неоинституционализма Уильямсон развивает концепцию ограниченной рациональности, специфичности активов и оппортунистического поведения.

С точки зрения Уильямсона, люди склонны к рациональности, но они не могут узнать и просчитать все возможные риски, с которыми они могут столкнуться, вступая во взаимоотношения. «Экономический человек» в неоклассическом понимании знает все, в своих желаниях свободен и формирует их, сам при этом стремится максимизировать полезность. Уильямсон вводит понятие оппортунистического поведения – это достижение собственной выгоды, используя для ее достижения все доступные им средства, в том числе ложь и вероломство в ущерб другому. Уильямсон также внёс значительный вклад в неоинституциональную теорию фирмы, рассмотрев фирму, в отличие от неоклассиков, как нечто большее, чем производственную функцию. В его понимании фирма – это управленческая структура, совокупность контрактов, заключаемых с целью экономии трансакционных издержек.

Для всех представителей неоинституционализма, несмотря на индивидуальные различия, общим является использование методов экономического анализа в решении социальных проблем. При этом применяются некоторые элементы неоклассического метода при рассмотрении модели экономического поведения человека: методологический индивидуализм, максимизация полезности, а также неиспользуемое неоклассиками понятие – оппортунистическое поведение.

Неоинституционализм ставит во главу угла независимого индивида. Предшественниками неоинституционализма являются экономисты Австрийской школы, в частности Карл Менгер и Фридрих фон Хайек, которые привнесли в экономическую науку эволюционный метод, а также поставили вопрос о синтезе многих наук, изучающих общество. Современная неоинституциональная теория представляет собой целый ряд самостоятельных, достаточно разрозненных концепций, не опровергающих основных методологических подходов неоклассики, а развивающих их и стремящихся применить к исследованию разнообразных сторон общественной жизни.

РАЗЛИЧИЯ СТАРОГО И НОВОГО ИНСТИТУЦИОНАЛИЗМА

СТАРЫЙ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗМ

НЕОИНСТИТУЦИОНАЛИЗМ

Экономику рассматривает с точки зрения социологии, права, политики, изучая их методами предмет экономической теории.

Ведёт изучение политических, правовых и социальных явлений методами экономической теории.

Используется преимущественно индуктивный метод – переход от частных случаев к обобщениям и выводам

Опора на дедуктивный метод – общие принципы неоклассической теории используются для объяснения конкретных явлений и процессов общественной жизни.

Изучение институтов ведётся на макроуровне с использованием методов истории, социологии, политологии, права.

Анализ институтов осуществляется с помощью стандартного аппарата микроэкономики и теории игр.

Институты трактуются как социально-психологические феномены, изучаются эволюционные механизмы институциональной динамики и влияние социально-культурных норм на экономическое и технологическое развитие.

Институты рассматриваются в рамках теории игр как правила и нормы, большое внимание уделяется правам собственности.

Отрицание методов маржинального и равновесного анализа, применяются эволюционно-социологические методы (концепции конвергенции, постиндустриального и постэкономического общества, экономика глобальных проблем.

Укрепление и расширение неоклассической парадигмы, которой подчиняются всё новые сферы исследования: семейные отношения, этика, политическая жизнь, межрасовые отношения, преступность, историческое развитие общества и др.

Приходит к полному отрицанию неоклассики, становится оппозиционным классическому мейнстриму.

Расширяет и модифицирует неоклассическую парадигму, оставаясь в её пределах, но снимая определённые наиболее нереалистические предпосылки.

Ведёт анализ сфер, выходящих за пределы рыночного хозяйства, – преодоление ограничения частной собственности, проблемы творческого труда, ликвидация эксплуатации и др.

Расширяет, развивает и дополняет магистральное направление экономической науки, рассматривая любые отношения между людьми сквозь призму взаимовыгодного обмена, формирует контрактную (договорную) парадигму.

В центре внимания находятся действия коллективов – профсоюзов, правительства, корпораций, которые рассматриваются через призму защиты интересов индивидов.

В центре анализа – независимый индивид, который по собственной воле и в соответствии со своими интересами решает, членом каких коллективов ему выгоднее быть.

Представители: Веблен, Коммонс, Митчелл, Гобсон, Мюрдаль, Гэлбрейт.

Представители: Коуз, Саймон, Беккер, Норт, Фогель, Акерлоф.

Таблица разработана на основе учебного пособия «Институциональная экономика» под ред. Н.В.Манохиной. – М.: ИНФРА-М, 2014.

1. Основные труды в истории институциональной мысли

IV в. до н.э.

ПЛАТОН “Государство”, “Законы”

IV в. до н.э.

АРИСТОТЕЛЬ “Политика”, “Никомахова этика”

I в.

Луций Анней СЕНЕКА «Нравственные письма к Луцилию»

I-Ш вв.

БИБЛИЯ

IV в.

Блаженный АВГУСТИН “О граде Божием”

XI–XIII вв.

«РУССКАЯ ПРАВДА» (свод юридических актов)

XIII в.

Фома АКВИНСКИЙ “Сумма теологии”

1516

Томас МОР «Утопия»

XVI в.

СИЛЬВЕСТР «Домострой»

1568–76

Жан БОДЕН «Ответ», «Шесть книг об общем деле»

1623

Томмазо КАМПАНЕЛЛА «Город Солнца»

1689

Джон ЛОКК «Два трактата о государственном правлении»

1739–40

Давид ЮМ «Трактат о человеческой природе»

1759

Адам СМИТ «Теория нравственных чувств»

1762

Жан-Жак РУССО «Об общественном договоре, или принципы политического права»

1776

Адам СМИТ «Исследование о природе и причинах богатства народов»

1780

Иеремия БЕНТАМ «Введение в принципы морали и юриспруденции»

1795

Иеремия БЕНТАМ «Предложение без границ»

1821–25

Клод-Анри де Рувруа СЕН-СИМОН «О промышленной системе», «Катехизис промышленников», «Новое христианство»

1827

Иеремия БЕНТАМ «Основы судебного доказательства»

1840

Пьер-Жозеф ПРУДОН «Что такое собственность?»

1841

Фридрих ЛИСТ «Национальная система политической экономии»

1845

Фридрих ЭНГЕЛЬС «Положение рабочего класса в Англии»

1848

Джон Стюарт МИЛЛЬ «Принципы политической экономии, с некоторыми их применениями к социальной философии»

1848

Карл Генрих МАРКС, Фридрих ЭНГЕЛЬС «Манифест Коммунистической партии»

1867

Карл Генрих МАРКС «Капитал», I том

1876

Фридрих ЭНГЕЛЬС «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека»

1878

Фридрих ЭНГЕЛЬС «Анти-Дюринг»

1879

Карл МЕНГЕР «Проблемы экономики и социологии»

1879

Генри ДЖОРДЖ «Прогресс и бедность»

1884

Фридрих ЭНГЕЛЬС «Происхождение семьи, частной собственности и государства»

1893

Эмиль Дюркгейм «О разделении общественного труда»

1894

Джон Аткинсон ГОБСОН «Развитие современного капитализма»

1899

Торстейн ВЕБЛЕН «Теория праздного класса»

1900

Джон Аткинсон ГОБСОН «Экономика распределения»

1902

Джон Аткинсон ГОБСОН «Империализм»

1902–27

Вернер ЗОМБАРТ «Современный капитализм» (1902, 3 том – 1927)

1904–05

Макс ВЕБЕР «Протестантская этика и дух капитализма»

1909

Джон Аткинсон ГОБСОН «Индустриальная система: исследование заработанного и незаработанного дохода»

1908

Уэсли Клэр МИТЧЕЛЛ «Золото, цены и заработная плата в системе бумажного доллара»

1911

Вернер ЗОМБАРТ «Евреи и современный капитализм»

1912

Йозеф Алоиз ШУМПЕТЕР «Теория экономического развития»

1913

Вернер ЗОМБАРТ «Буржуа. Квинтэссенция капитализма», «Исследования по истории развития современного капитализма»

1913

Уэсли Клэр МИТЧЕЛЛ «Экономические циклы»

1914

Торстейн ВЕБЛЕН «Инстинкт мастерства и уровень развития технологии производства»

1918–35

Джон Роджер КОММОНС «История труда в США»

1919

Торстейн ВЕБЛЕН «Крупные предприниматели и простой человек»

1920

Александр Васильевич ЧАЯНОВ «К вопросу теории некапиталистических систем хозяйства»

1921

Торстейн ВЕБЛЕН «Инженеры и система ценностей»

1921

Фрэнк Хейнеман НАЙТ «Риск, неопределённость и прибыль»

1923

Торстейн ВЕБЛЕН «Абсентеистская собственность и предпринимательство в новое время»

1924

Джон Роджерс КОММОНС «Правовые основания капитализма»

1925

Николай Дмитриевич КОНДРАТЬЕВ «Большие циклы конъюнктуры»

1927

Уэсли Клэр МИТЧЕЛЛ «Экономические циклы: Проблема и её постановка»

1929

Джон Аткинсон ГОБСОН «Экономика и этика»

1930

Гуннар МЮРДАЛЬ «Роль политического фактора в развитии экономической теории», Н-1974

1934

Вернер ЗОМБАРТ «Новая социальная философия»

1934

Джон Роджер КОММОНС “Институциональная экономическая теория”

1937

Рональд Гарри КОУЗ «Природа фирмы», Н-1991

1937

Уэсли Клэр МИТЧЕЛЛ «Отсталость в искусстве тратить деньги» (сборник статей 1915–37)

1944

Гуннар МЮРДАЛЬ «Американская дилемма: негритянский вопрос и современная демократия», Н-1975

1946

Уэсли Клэр МИТЧЕЛЛ, Артур Ф. БЕРНС «Измерение экономических циклов»

1947

Фрэнк Хейнеман НАЙТ «Свобода и реформа: очерки по экономической теории и социальной философии»

1947

Герберт САЙМОН «Административное поведение», Н-1978

1947

Джордж СТИГЛЕР «Ломаная кривая спроса в условиях олигополии и жесткие цены», Н-1982

1948

Джордж СТИГЛЕР «Пять лекций об экономических проблемах», Н-1982

1950

Рональд Гарри КОУЗ «Британское телевещание: исследование монополии», Н-1991

1950

Армен АЛЧИАН «Неопределённость, эволюция и экономическая теория»

1951

Уильям Артур ЛЬЮИС «Экономическое развитие в странах с низким доходом», Н-1979

1951

Кеннет Джозеф ЭРРОУ «Общественный выбор и индивидуальные ценности», Н-1972

1952

Ян ТИНБЕРГЕН «К теории экономической политики», Н-1969

1954

Ян ТИНБЕРГЕН «Централизация и децентрализация экономической политики», Н-1969

1956

Гуннар МЮРДАЛЬ «Международная экономика: проблемы и перспективы», Н-1974

1956

Фрэнк Хейнеман НАЙТ «Об истории и методе экономической теории»

1956

Ян ТИНБЕРГЕН «Экономическая политика: принципы и разработка», Н-1969

1956

Герберт САЙМОН «Модели человека», Н-1978

1957

Гарри С. БЕККЕР «Экономическая теория дискриминации», Н-1992

1957

Гуннар МЮРДАЛЬ «Экономическая теория и недоразвитые регионы», Н-1974

1958

Джон Кеннет ГЭЛБРЕЙТ «Общество изобилия»

1958

Гуннар МЮРДАЛЬ «Ценность в социальной науке: избранные очерки по методологии», Н-1974

1958

Герберт САЙМОН «Организация», Н-1978

1958

Ян ТИНБЕРГЕН «Разработка развития», Н-1969

1959

Уильям БАУМОЛЬ «Поведение предприятий, ценность и рост»

1959

Джордж СТИГЛЕР «Политика политэконома», Н-1982

1960

Рональд КОУЗ «Проблема социальных издержек», Н-1991

1960

Гуннар МЮРДАЛЬ «За фасадом государства благосостояния», Н-1974

1960

Уолт Юджин РОСТОУ «Стадии экономического роста: некоммунистический манифест»

1960

Герберт САЙМОН «Новая наука принятия управленческих решений», Н-1978

1961

Теодор У. ШУЛЬЦ «Инвестиции в человеческий капитал», Н-1979

1962

Джеймс Макджилл БЬЮКЕНЕН, Гордон ТАЛЛОК «Расчёт согласия: логические основания конституционной демократии»

1962

Гуннар МЮРДАЛЬ «Вызов изобилию», Н-1974

1962

Джордж СТИГЛЕР «Информация на рынке труда», Н-1982

1962

Ян ТИНБЕРГЕН «Математические модели экономического роста», Н-1969

1963

Теодор У.ШУЛЬЦ «Экономическая ценность образования» (учебник), Н-1979

1964

Гарри С.БЕККЕР «Человеческий капитал», Н-1992

1964

Роберт Уильям ФОГЕЛЬ «Железные дороги и американский экономический рост: очерки по экономической истории», Н-1993

1964

Теодор У. ШУЛЬЦ «Преобразование традиционного сельского хозяйства», Н-1979

1965

Гарри С.БЕККЕР «Теория распределения времени», Н-1992

1965

Дуглас Сесил НОРТ «Экономический рост США с 1790 по 1860 гг.», Н-1993

1965

Герберт САЙМОН «Способы автоматизации человеческой деятельности и менеджмент», Н-1978

1965

Джордж СТИГЛЕР «Интеллектуал и рынок» и другие очерки», «Очерки по экономической теории», Н-1982

1965

Гордон ТАЛЛОК «Политология бюрократии»

1965

Ян ТИНБЕРГЕН «Эконометрические модели образования», Н-1969

1966

Уильям БАУМОЛЬ, У. Г.БОУИН «Исполнительские искусства: экономическая дилемма»

1966

Джеймс Макджилл БЬЮКЕНЕН «Общественные финансы в условиях демократии», Н-1986

1966

Дуглас Сесил НОРТ «Рост и благосостояние в американском прошлом: новая экономическая история», Н-1993

1967

Джон Кеннет ГЭЛБРЕЙТ «Новое индустриальное общество»

1967

Ян ТИНБЕРГЕН «Планирование развития», Н-1969

1968

Уильям БАУМОЛЬ, С.М.ГОЛДФЕЛЬД «Предвестники математической экономики: антология»

1968

Гарри С.БЕККЕР «Преступление и наказание: экономический подход», Н-1992

1968

Джеймс Макджилл БЬЮКЕНЕН «Спрос и предложение на рынках общественных благ», Н-1986

1968

Гуннар МЮРДАЛЬ (Н-1974), Альва МЮРДАЛЬ (Н-1982), «Азиатская драма: исследование бедности народов»

1968

Джордж СТИГЛЕР «Организация отрасли», Н-1982

1968

Теодор У. ШУЛЬЦ «Экономический рост и сельское хозяйство», Н-1979

1969

Джеймс Макджилл БЬЮКЕНЕН «Затраты и выбор», Н-1986

1969

Гуннар МЮРДАЛЬ «Объективность в социальной науке», Н-1974

1969

Герберт САЙМОН «Науки об искусственном», Н-1978

1970

Гуннар МЮРДАЛЬ «Вызов всемирной бедности: очерк всемирной программы по борьбе с бедностью», Н-1974

1970

Элвин ТОФФЛЕР «Шок будущего (Футурошок)»

1971

Дуглас Сесил НОРТ, Л.ДЕВИС «Институциональные изменения и американский экономический рост»

1971

Джон РОЛЗ «Теория справедливости»

1971

Джордж СТИГЛЕР «Теория экономического регулирования», Н-1982

1971

Теодор У. ШУЛЬЦ «Инвестиции в человеческий капитал: роль образования и исследований», Н-1979

1971

Кеннет Джозеф ЭРРОУ «Очерки по теории принятия рискованных решений», Н-1972

1972

Армен АЛЧИАН, Гарольд ДЕМСЕЦ «Производство, информационные издержки и экономическая организация»

1972

Джеймс Макджилл БЬЮКЕНЕН, Роберт ТОЛЛИСОН «Теория общественного выбора: политические приложения экономической теории»

1973

Дениел БЕЛЛ «Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования»

1973

Джон Кеннет ГЭЛБРЕЙТ «Экономические теории и цели общества»

1973

Дэйдра МАККЛОСКИ «Экономическая зрелость и упадок предпринимательства»

1973

Гуннар МЮРДАЛЬ «Против течения: критические очерки по экономике», «Очерки и лекции», Н-1974

1973

Теодор У. ШУЛЬЦ «Инвестиции в образование: дилемма равенства и эффективности», Н-1979

1974

Роберт Уильям ФОГЕЛЬ, С.Л.ЭНГЕРМАН «На перепутье: экономика американского рабства»

1974

Теодор У.ШУЛЬЦ «Экономическая теория семьи: брак, семья, человеческий капитал и рождаемость» (редактор и автор статей), Н-1979

1974

Кеннет Джозеф ЭРРОУ «Пределы организации», Н-1972

1975

Джеймс Макджилл БЬЮКЕНЕН «Границы свободы: между анархией и Левиафаном», Н-1986

1975

Дуглас Сесил НОРТ, Р.ТОМАС «Развитие западного мира: новая экономическая история»

1975

Джордж СТИГЛЕР «Гражданин и государство», Н-1982

1975

Ян ТИНБЕРГЕН «Распределение дохода: анализ и политика», Н-1969

1976

Гарри С. БЕККЕР «Экономический подход к человеческому поведению», Н-1992

1976

Дэйдра МАККЛОСКИ «Полезно ли прошлое для экономической науки»

1976

Дэйдра МАККЛОСКИ, Р.ЗЕЧЕР «Английская система открытых полей как способ устранения риска», «Как работал Золотой стандарт»

1976

Ян ТИНБЕРГЕН «Пересмотр международного порядка» (руководитель Доклада Римскому клубу)

1977

Джеймс Макджилл БЬЮКЕНЕН «Свобода в конституционном контракте», Н-1986

1977

Джеймс Макджилл БЬЮКЕНЕН, Джеффри БРЕННАН, Р.ВАГНЕР «Демократия в условиях дефицита: политическое наследие лорда Кейнса»

1978

Дэниел БЕЛЛ «Культурные противоречия капитализма»

1978

Джон Кеннет ГЭЛБРЕЙТ, Н. СЭЛИНДЖЕР «Путеводитель по экономической теории для всех»

1978

Гордон ТАЛЛОК, Р.Б. МАККЕНЗИ «Общественная дилемма: Экономика войны и революция», «Новый мир экономической науки», «Современная политическая экономия: введение в экономическую науку»

1978

Уолт Юджин РОСТОУ «Мировая экономика: история и будущее»

1979

Уильям БАУМОЛЬ, У.ОУТС, С.А.Б. БЛЭКМАН «Экономическая теория, политика природопользования и качество жизни»

1979

Гуннар МЮРДАЛЬ «Очерки и лекции после 1973», Н-1974

1979

Бенгт Хольмстрём «Моральный риск и наблюдаемость»

1980

Джеймс Макджилл БЬЮКЕНЕН «Власть облагать налогом», Н-1986

1980

Элвин ТОФФЛЕР «Третья волна»

1980

Гордон ТАЛЛОК «Суд над судами: чистая теория судопроизводства», «Экономическая теория особых привилегий и поиска ренты»

1981

Гарри С. БЕККЕР «Трактат о семье», Н-1992

1981

Джон Кеннет ГЭЛБРЕЙТ «Жизнь в наше время» (воспоминания экономиста и политика)

1981

Дэйдра МАККЛОСКИ «Предпринимательство и торговля в викторианской Британии: очерки по экономике истории»

1981

Дуглас Сесил НОРТ «Структура и изменения в экономической истории», Н-1993

1982

Дэйдра МАККЛОСКИ «Экономическая история Британии: с 1700 до нашего времени»

1982

Мансур Олсон «Возвышение и упадок народов»

1982

Герберт САЙМОН «Модели ограниченной рациональности и другие сюжеты экономической теории», Н-1978

1982

Джордж СТИГЛЕР «Экономист как проповедник», Н-1982

1982

Ричард Р. НЕЛЬСОН, Сидней Дж. УИНТЕР «Эволюционная теория экономических изменений»

1985

Оливер УИЛЬЯМСОН «Экономические институты капитализма: фирмы, рынки, контрактные отношения»

1985

Дэйдра МАККЛОСКИ «Риторика экономической науки»

1985

Джеймс Макджилл БЬЮКЕНЕН, Джеффри БРЕННАН «Причина правил: политическая экономия конституций»

1985

Ян ТИНБЕРГЕН «Производство, доход и благосостояние: в поисках оптимального устройства общества», Н-1969

1988

Джеффри ХОДЖСОН «Экономическая теория и институты»

1990

Элинор ОСТРОМ «Управляя общим»

1990

Дэйдра МАККЛОСКИ «Если ты такой умный: демонстрация экономической квалификации»

1990

Дуглас Сесил НОРТ «Институты, институциональные изменения и экономическая эффективность», Н-1993

1990

Уолт Юджин РОСТОУ «Теория экономического роста от Давида Юма до настоящего времени, а также их будущая перспектива»

1990

Ян ТИНБЕРГЕН «Безопасность и равенство в мире», Н-1969

1990

Теодор У. ШУЛЬЦ «Восстановление экономического равновесия: человеческий капитал в современной экономике», Н-1979

1990

Трауинн ЭГЕРТССОН «Экономическое поведение и институты»

1992

Герберт САЙМОН «Экономическая наука, ограниченная рациональность и когнитивная революция», Н-1978

1993

Дэйдра МАККЛОСКИ «Знание и убеждение в экономической науке»

1995

Оливер ХАРТ «Фирмы, контракты и финансовая структура»


Философский словарь — значение слова Адорно (adorno), Визенгрунд-адорно (wiesengrund-adorno) Теодор (1903-1969)

— немецкий философ, социолог, музыковед, композитор. Один из ведущих представителей Франкфуртской школы, внес крупный вклад в эстетику модернизма. Творческую деятельность А. начал уже в 17-летнем возрасте с опубликования первой критической статьи «Экспрессионизм и художественная правдивость» (1920), в которой речь шла об экспрессионистской драме. Следом появляются полемические и критические статьи преимущественно о музыке. В них предметом рассмотрения А. становятся музыкальные направления, формирующие образ «музыкального ландшафта» 1920-х. При этом метод анализа А. феноменов передачи музыкального содержания характеризуется акцентированием не художественной выразительности, а когнитивного потенциала музыки, что свидетельствует о рациональном осмыслении музыкального материала. С начала 1920-х вовлечен в интеллектуальную орбиту Франкфуртского института социальных исследований, вокруг которого стала складываться т.н. Франкфуртская школа. Философия А. строилась на исходном мотиве о необходимости подвергать критике любые теории общества по мере исторического изменения последнего. Ранние философские работы А. были посвящены критическому разбору философских систем Кьеркегора и Гуссерля, которые критиковались им за пренебрежение факторами социальной реальности и приоритетную трактовку субъекта. В этот же период ярче всего сказались симпатии А. по отношению к марксизму, — марксизму неортодоксальному, разработанному Лукачем и Коршем, некоторые установки которого А. будет разделять в течение всей жизни. Наиболее значимой для философии А. была марксистская концепция товарного фетишизма, интегрированная с идеей Лукача об «овеществлении». В 1934 А. эмигрировал из фашистской Германии в Великобританию, с 1938 жил в США. В эмиграции связи А. с институтом особенно укрепились, обернувшись интенсивным интеллектуальным сотрудничеством. Результатом стала одна из важнейших работ А. «Диалектика просвещения» (1947), написанная им совместно с Хоркхаймером. В ней авторы бросили вызов вере в исторический прогресс, которая составляла незыблемый потенциал марксистской традиции. История общества интерпретирована в книге как универсальная история просвещения. Показано, что в ходе борьбы за выживание человек вынужден постоянно совершенствоваться в управлении миром в своих собственных субъективных целях. Эта постоянная ориентация на господство изменяет сущность человеческого мышления, делая его несостоятельным в осуществлении своей собственной саморефлексии, низводя разум до значения неизменного во всех ситуациях инструмента. Так процесс просвещения оборачивается последовательной рационализацией мира в субъективно-инструментальном смысле. В ходе ее человеческий разум опускается до слепой процедуры формального автоматизма, осуществляемой им исключительно в поле действия самого себя. Логическая и техническая «аппаратура подавления» внешней природы, созданная человеком с помощью науки и техники, через господство и разделение труда подавляет и природу самого человека. Он все меньше распоряжается созданной аппаратурой, которая все более обособляется от него. Опасность медленного дрейфа человеческого миропонимания в сторону укрепления пустого автоматизма сложившихся стереотипов, действований по правилам, узаконенным лишь силой привычки, еще острее будет обозначена в следующей совместной работе А. и Хоркхаймера «Авторитарная личность» (1950). Люди, считают авторы, сплющиваясь в ходе рационализации в «узловые пункты установившихся реакций и укрепившихся представлений», обнаруживают завуалированные склонности к авторитаризму. На основе проведенных в 1940-е социологических исследований А. выявил весьма симптоматичное для антидемократической структуры сочетание таких личностных черт как конвенциальность, покорность власти, деструктивность и цинизм. В «авторитарной личности» А. усматривал проявление недуга позитивистской цивилизации, результат действия ее тоталитарных тенденций. Вместе с тем франкфуртские теоретики не утверждали, что просвещение было полностью репрессивным или что инструментальный разум будет полностью отвергнут. Своей критикой прогрессивного историзма они надеялись подготовить в интеллектуальной сфере почву для поиска концепции справедливого общества. В 1950-1960-е А. продолжал входить в число ведущих мыслителей Франкфуртской школы. Это был наиболее плодотворный период творческой деятельности А. Были написаны, в частности, весьма значительные философские произведения: «К метакритике эпистемологии» (1956), «Негативная диалектика» (1966), «Эстетическая теория» (1970). В них получила дальнейшее развитие развернутая им ранее совместно с Хоркхаймером теория рациональности. В этих же работах А. разрабатывает свою негативную диалектику как диалектический способ противоречиво мыслить о противоречиях. Неудовлетворенность А. формально-логическим мышлением была вызвана его глубокой убежденностью в том, что между вещами и их понятиями имеет место конфронтация, в условиях которой угнетается «нетождественное», т.е. «то, что не уступает себя понятию, дезавуирует в-себе-бытие этого понятия». Высказываясь против систематизации, детерминированности, категориального аппарата как инструментов формально-логического мышления, А. основным принципом своей «негативной диалектики» делает принцип отрицания «тождества». В ее рамках А. отклоняет категорию диалектического снятия, которая вменялась Гегелем в качестве непременного условия осуществления философской системы. А. переосмысливает гегелевскую категорию «определенного» (bestimmte) отрицания, придавая отрицанию другое значение. Если по Гегелю оно являлось движущим моментом, в соответствии с которым диалектика подводила к развертыванию и снятию, то А. поворачивает его как «твердое», «непоколебимое» (unbeirrte) отрицание, которое более не должно приступать к снятию. Принимая во внимание руководящую для Франкфуртской школы идею о социальной обусловленности всех форм духовной жизни, которая и сообщает социальный подтекст адорновской интерпретации логики движения мышления, возможно подчеркнуть, что и в негативной диалектике А. выражается реакция на бесчеловечную общественно-историческую реальность. А. не удовлетворяет позитивное гегелевское отрицание, поскольку он рассматривает его как санкционирующее существующий порядок вещей. Последний, по мнению А., оказывается «недостаточно отрицаемым». В таком истолковании отрицания содержится решающий момент, отделяющий негативную ди-лектику А. от диалектики Гегеля. Важнейшую часть теоретического наследия А. составляет философская критика культуры, в сферу которой входят все его многочисленные музыкально-критические работы. Среди них «Философия новой музыки» (1949), «Опыт о Вагнере» (1952), «Призмы. Критика культуры и общество» (1955), «Диссонансы. Музыка в управляемом мире» (1956), «Введение в социологию музыки» (1962). Ключевое значение в этих работах получила критика «массового» коммерческого искусства, искажающего, по А., сознание людей до уровня, на котором критическое мышление оказалось под угрозой искоренения. Стандартизация и псевдоиндивидуализация опровергали притязания массовой культуры угодить индивидуальным вкусам. Критическому сознанию и счастью отдельной личности, по А., могло бы способствовать только «аутентичное» искусство, под которым у него подразумевалось искусство стиля «модерн». Искусство, которое сознательно разоблачает собственные притязания на целостность и самодостаточность, по мнению А., более способно к продуктивному отрицанию общественной реальности, нежели то, которое продолжает держаться своей претенциозности. А. разработал философско-эстетическую концепцию «новой музыки», отстаивая позиции эстетического модернизма и протестуя против призывов вернуться к классической или реалистической альтернативам искусства. Труды А. оказали влияние на современную западную философию, социологию, эстетику, музыковедение, а также на идеологию леворадикального студенческого движения 1960-х. С.Н. Александрова

Смотреть значение

Адорно (adorno), Визенгрунд-адорно (wiesengrund-adorno) Теодор (1903-1969) в других словарях

Адорно Теодор (1903-1969) — — немецкий философ, представитель франкфуртской школы, музыкальный критик. Социально-политическая проблематика представлена у Адорно прежде всего в коллективном……..
Политический словарь

Герцль Теодор — (1860 – 1904) – лидер и основатель сионистского движения. В 1896 г. выпускает книгу «Еврейское государство», в которой доказывает, что создание самостоятельного еврейского……..
Политический словарь

Лессинг Теодор — (1729 – 1781) – философ-гуманист, представитель революционного направления либерал-демократического толка.
Политический словарь

Бердж (berge) Уэнделл (1903-1955) — американский юрист и экономист. Сторонник принципа свободного капиталистического предпринимательства. Бердж отмечал тормозящее влияние национальных и международных……..
Экономический словарь

Жувенель Дез Юрсен (jouvenel) Бертран Де (1903-1987) — французский экономист, социолог. С позиций либерального реформизма разрабатывал перспективные социально-экономические проблемы, в частности концепцию «возможного будущего».
Экономический словарь

Лимперг, Теодор (1879-1961) — — глава амстердамской школы бухгалтерского
учета. Выдвинул в 20-30 гг. XX в. теорию, согласно которой учет должен вестись не по себестоимости и не по текущим
ценам………
Экономический словарь

Лурье Александр Львович (1903-1970) — советский
экономист, один из первых применил математические
методы в исследовании закономерностей социалистической экономики. Практически применил
линейное……..
Экономический словарь

Перру (perroux) Франсуа (1903-1987) — французский экономист, глава институционально-социологического направления. Перру принадлежит попытка разработки теории современного капитализма, которая преодолела……..
Экономический словарь

Робинсон (robinson) Джоан (1903-1983) — английский экономист, представительница неокейнсианства, создатель теории несовершенной конкуренции. Основные работы: «Экономика несовершенной конкуренции» (1933),. …….
Экономический словарь

Теодор Шульц — Нобелевская премия по экономике 1979 г.

(совместно с Уильямом Артуром Льюисом)

Американский экономист Теодор Уильям Шульц, сын Генри Эдварда и Анны Элизабет……..
Экономический словарь

Тинберген (tinbergen) Ян (1903-1994) — нидерландский экономист, представитель эконометрического направления экономической мысли, лауреат Нобелевской премии 1969 г. (совместно с Р.Фришем). Тинберген в своей……..
Экономический словарь

Шеффле (schaffle) Альберт Эберхард Фридрих (1831-1903) — немецкий и австрийский экономист и социолог. Стоял на позициях соединения взглядов исторической и австрийской школ. В работе «Сущность социализма» (1906) Шеффле рассматривал……..
Экономический словарь

Шульц (schultz) Теодор Уильям (род. 1902) — американский экономист, представитель чикагской школы в современной политической экономии. Автор работ по проблемам людских ресурсов, экономике сельского хозяйства……..
Экономический словарь

Consumer Credit Protection Act 1969 (закон О Защите Прав Получателей Потребительского Кредита 1969г. — Американский закон, являющийся аналогом британского Закона о потребительском кредите 1974г. (Consumer Credit Act 1974).
Экономический словарь

Конго (республика Конго, В 1969- 1991 Гг. — Народная Республика Конго) — — государство в Центральной Африке. Независимость провозглашена 15 августа 1960 г. Столица — г. Браззавиль. Административное деление: 10 областей. Действующая Конституция……..
Юридический словарь

Ливия (социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия. До 1969 Г. — Королевство Ливия, Зате — — государство в Северной Африке. Независимость провозглашена 24 декабря 1951 г. Столица — г. Триполи. Административное деление: 13 муниципалитетов. 1 сентября 1969……..
Юридический словарь

Судан (республика Судан, В 1969- 1985 Гг. — Демократическая Республика Судан) — — государство в Северо-Восточной Африке. Независимость провозглашена 1 января 1958 г. Столица — г. Хартум. Административное деление: 26 штатов. С момента провозглашения……..
Юридический словарь

Адорно — (Adorno) (Визенгрунд-) Теодор (1903-69) — немецкий философ,социолог, музыковед. Представитель франкфуртской школы. Выступил скритикой культуры и общества («Диалектика Просвещения»,……..
Большой энциклопедический словарь

Американо-панамские Договоры 1903 1936, 1955. — По договору 1903 СШАполучили навечно зону панамской территории для сооружения и эксплуатацииПанамского канала; договоры 1936 и 1955 уточняли условия эксплуатацииканала и его зоны.
Большой энциклопедический словарь

Венская Конвенция 1969 — о праве международных договоров — международнаяконвенция; регламентирует порядок заключения и вступления в силу,применения, толкования, прекращения и приостановления……..
Большой энциклопедический словарь

Илинденское Восстание 1903 — восстание в Македонии против турецкого ига.Началось 20 июля (2 августа) в Ильин день (отсюда название). ПодготовленоВнутренней македонско-одринской революционной организацией………
Большой энциклопедический словарь

Лев Xiii (1810-1903) — римский папа с 1878. Автор энциклики «Рерумноварум». Иностранный почетный член Петербургской АН (1985).
Большой энциклопедический словарь

Лю Шаоци (1898-1969) — председатель КНР в 1959-68. С 1931 в руководстве КПКитая. В 1954-59 председатель Постоянного комитета Всекитайского собраниянародных представителей. В 1968 исключен из Китайской……..
Большой энциклопедический словарь

Ульви Раджаб (1903-37) — актер. На сцене с 1918. С 1925 в Азербайджанскомтеатре им. Азизбекова (Баку). Один из ведущих мастеров национальноготеатра. Репрессирован; реабилитирован посмертно.
Большой энциклопедический словарь

Яшпал (1903-76) — индийский писатель. Писал на хинди. Романы «ТоварищДада» (1941), «Дивья» (1945), «Товарищ по партии» (1946), дилогия «Ложнаяправда» (1958-60). Темы большинства сочинений -национально-освободительная……..
Большой энциклопедический словарь

Бубек Теодор Христофорович — Бубек, Теодор Христофорович — органист и композитор (1866 — 1909). Учился в консерватории в Штуттгарте, перешел в московскую, где и кончил курс сначала по классу органа, а затем……..
Исторический словарь

Беккер, Фридрих Эрнст Теодор — — доктор медицины, род. в Кандау в 1793 г., ум. 4 июля 1828 г. Учился в Дерпте, Берлине и Геттингене; в последнем получил степень доктора медицины. В 1818 г. Беккер вернулся в Россию……..
Большая биографическая энциклопедия

Гейне (heine) Томас Теодор — (1867-1948). Немецкий живописец, рисовальщик, декоратор и скульптор. Один из главных участников сатирического журнала «Симплициссимус» (1896).
Исторический словарь

Герцль, Теодор — (1860 — 1904) — признанный вождь сионизма. В молодости занимался литературной деятельностью. Дело Дрейфуса и растущее антисемитское движение привлекают его внимание к еврейскому. …….
Исторический словарь

Бетхер, Теодор — (Betcher Федор Федорович), д-р медицины, ст. сов.; р. в Рейнском палатинате (Пфальце) 14 октября 1811 г., † здесь 1 марта 1883
Большая биографическая энциклопедия

Посмотреть еще слова :

Рефераты по социологии — YaNeuch.ru

  1. Предметы
  2. Рефераты по социологии

09 Июня 2013, курсовая работа

Цель данной работы состоит в том, чтобы раскрыть суть критики
Ч. Миллсом стратификации американского общества.
Для достижения данной цели необходимо выполнить следующие задачи:
— описать жизненный путь Ч.Р. Миллса;
— изучить методологические принципы социологии Ч.Р. Миллса;
— раскрыть основные работы Ч.Р. Миллса;
— проанализировать исследование социальных проблем американского общества Ч. Миллсом

07 Апреля 2013, реферат

Чарльз Хортон Кули (1864-1929) — американский социолог, прямой предшественник символического
интеракционизма. Основы социологической теории Кули изложены им в работах
«Человеческая природа и социальный порядок» (1902), «Социальнаяорганизация» (1909), «Социальный
процесс» (1918), «Социологическая теория и социальное исследование» (1930).
По своему образованию Ч.Кули — экономист, переориентировавшийся позднее на социологию.
Он приобрел известность благодаря работам в области социализации и первичных групп.
Ему принадлежит создание одной из первых социологических и социально-психологических
концепций личности, положившей начало самостоятельному направлению в мировойсоциологии,
— интеракционизма.

05 Ноября 2015, курсовая работа

Цель курсовой работы: изучить человека в интегральной социологии П.Сорокина.
В соответствии с предметом и целью были поставлены следующие задачи курсовой работы:
Изучить социокультурную суперсистему П.Сорокина;
Рассмотреть человека как «интегральное существо»;
Изучить человека и общество в период реформирования и рассмотреть теорию конвергенции как путь преодоления кризиса;

22 Января 2012, реферат

Учение о ноосфере связывается с человеком не случайно. Ее нельзя
охарактеризовать набором объективных признаков, присущих природе
определенного периода. Главное и, пожалуй, самое существенное для ноосферы
— принципиально новый тип связи природы и человека. Поэтому можно сказать,
что ее формирование предполагает глубокие преобразования в самом человеке и
прежде всего в сфере его сознания.

13 Января 2013, доклад

Проведенные в XIX–XX вв. этнографические исследования племен, до сих пор живущих в условиях первобытного общества, позволяют довольно полно и достоверно реконструировать образ жизни человека той эпохи.

17 Февраля 2014, курсовая работа

В данной работе, написанной на тему «Человек в концепции социальной работы» рассматривается роль социальной работника и люди, которые нуждаются в помощи социального работника. То, есть концепция социальной работы предполагает особую философию, принципы и подход к человеческому фактору при оказании социальной помощи.
Специфические принципы социальной рабо¬ты (соблю¬дения конфиденциальности в работе; преемственности всех видов и форм социального обслуживания; адресности; приоритета содей¬ствия гражданам, находящимся в ситуации, угрожающей их здоро¬вью или жизни; профилактической направленности; содействия со¬циальной реабилитации и адаптации и др.).

24 Июня 2013, сочинение

Темой для своего эссе я выбрала “Человек в толпе ”. В XX веке роль толпы во всех сферах жизни общества существенно возрасла. В первую очередь это объясняется концентрацией людей. Во всем мире произошло небывалое увеличение концентрации населения. Сейчас мы ежедневно оказываемся в центре самых плотных толп: в автобусах, метро, в больших магазинах, на городских рынках. Это не может не сказаться на нашем поведении.

24 Января 2013, сочинение

Данная проблема является актуальной в условиях современности. Действительно, мы с раннего детства слышим истории о людях-отшельниках, людях, росших без общества людей, иногда среди зверей.
Смысл данного высказывания состоит в том, что для нормального развития, становления личности человеку необходимо жить и развиваться в обществе, а человек, выросший или живущий вне общества как бы и не совсем человек.

13 Июня 2012, реферат

Тема моего реферата «Человек и образование в XXI веке». Я считаю, что это довольно актуальная тема в наше время. Дело в том, что данная тема раскрывает значимость образования в XXI веке ( как школьное, так и вузовское). Указывает на особую важность направляемого системного развития совокупности взаимосвязанных, взаимодействующих и содействующих друг другу образовательных учреждений различного вида для содействия реализации стратегий эволюционного развития других социальных институтов, включая и государство.

04 Июня 2013, реферат

Общество на любой ступени его развития и в любом конкретном проявлении — это сложное сплетение множества разнообразных связей и отношений людей. Жизнь общества не исчерпывается жизнью составляющих его конкретных индивидов. Сложный и противоречивый клубок человеческих отношений, действий и их результатов и есть то, что составляет общество. Человек в качестве предмета рассмотрения в социальной философии берется не «сам по себе», не как отдельный индивид, а как представитель социальной группы или общности, т.е. в системе его социальных связей.

13 Июня 2013, реферат

В политической науке проблема личности имеет несколько аспектов. Во-первых, личность, обладающая правами и свободами, рассматривается как участник политических событий и общественной жизни, как исполнитель определенной политической роли избирателя, члена партии или политического объединения. Во-вторых, личность рассматривается как представитель элиты — группы лиц, профессионально занимающихся политикой. В-третьих, как политический лидер, носитель определённых индивидуальных особенностей, позволяющих постоянно и решающим образом влиять на общество, политическую организацию, социальную группу, осуществлять политическую власть.

17 Февраля 2013, творческая работа

Основное назначение техники — избавление человека от выполнения физически тяжёлой или рутинной (однообразной) работы, чтобы предоставить ему больше времени для творческих занятий, облегчить его повседневную жизнь.Различные технические устройства позволяют значительно повысить эффективность и производительность труда, более рационально использовать природные ресурсы, а также снизить вероятность ошибки человека при выполнении каких-либо сложных операций.

08 Апреля 2015, реферат

Цель моей работы состоит в изучении, как биологической, так и социальной сторон человеческого бытия.

19 Мая 2013, реферат

Человек не только объект и субъект социализации. Он может стать ее жертвой. Это связано с тем, что процесс и результат социализации заключают в себе внутреннее противоречие. Успешная социализация предполагает, с одной стороны, эффективную адаптацию человека в обществе, а с другой – способность в определенной мере противостоять обществу, а точнее – части тех жизненных коллизий, которые мешают развитию, самореализации, самоутверждению человека. Таким образом, можно констатировать, что в процессе социализации заложен внутренний, до конца не разрешимый конфликт между степенью идентификации человека с обществом и степенью обособления его в обществе.

10 Декабря 2013, реферат

Человек – весьма сложное существо, которое помимо особых, имеет и свойства, объединяющие его с остальными существами. Так, человек есть существо биологическое и подчиняется законам природы. Как биологическое существо, он есть результат длительной эволюции и имеет ряд определенных характеристик, а также способность приспосабливаться к различным ситуациям, чтобы сохраниться как вид. Но человек есть существо, наделенное психикой. Его психические свойства и его жизнь есть результат биопсихологической эволюции, в которой значительное место занимает трудовая деятельность. Наконец, человек есть общественное существо, сформировавшееся в ходе общественного развития.

07 Июня 2013, реферат

Человек – представитель вида Homo sapiens. Многие мыслители и ученые не всегда проводят различия между понятиями “человек”, “индивид” – единичный представитель вида Homo sapiens и “личность” – соц. система, содержание нашего Я, что вполне оправдано при каких-либо частных решениях, но недопустимо при рассмотрении фундаментальных проблем человеческой экзистенции. Так, биологи н медики не обращают внимания на соц. характеристики, гуманитарии упускают из виду, что культурные особенности человека основаны на нейробиологических механизмах человеческого тела.

21 Декабря 2012, реферат

Объектом исследования юриспруденции как науки является не только государство и право, но и человек во всем многообразии его связей с государственно-правовой действительностью. «Человек, личность, гражданин» – близкие, но не тождественные понятия, которые непременно являются достоянием профессионального сознания юриста.

18 Января 2015, контрольная работа

Человек как целостная система в широком смысле слова включает в себя две подсистемы:
— организм — морфофизиологическая организация;
— личность — социально-психологическая организация.

01 Декабря 2013, реферат

Человек — это высшая ступень живых организмов на Земле, субъект общественно-исторической деятельности и культуры, в котором биологическое и социальное начало тесно взаимосвязаны. Новорожденный с биологической точки зрения — человек, а с социальной точки зрения -только кандидат в человека. Поэтому я считаю, что А. Пьерон прав.
Индивид—это конкретный человек, как целостный, неповторимый представитель человеческого рода с его неповторимыми психофизиологическими чертами (возраст, пол, темперамент, уровень способностей, особенности здоровья и внешности и т. д.). Личность — это человеческий индивид, являющийся субъектом социальной деятельности, обладающий совокупностью социально значимых черт, свойств и качеств, которые он реализует в общественной жизни.

12 Ноября 2013, статья

Реалистично мыслящие руководители ведущих корпораций связывают вопрос о кризисном состоянии управления «человеческим ресурсом» с тем, что наряду с проявлениями общей конфликтной сущности капиталистической организации труда обострились проти-воречия между технократическими подходами, сложившимися в ус-ловиях индустриального развития, и требованиями нового типа эко-номического роста. Преодоление кризиса в управлении стало непос-редственно связываться с перспективами экономического развития страны.

31 Мая 2013, реферат

Под человеческим капиталом понимается сформированный в результате инвестиций и накопленный человеком определенный запас здоровья, знаний, навыков, способностей. Человеческий капитал — главный фактор формирования и развития инновационной экономики и экономики знаний, как следующего высшего этапа развития. Так же ЧК является источником – либо потенциальных доходов, либо будущих удовлетворений потребностей людей. А чаще всего он дает и то и другое вместе.

24 Мая 2015, реферат

Многочисленные примеры неудач РФ в государственном строительстве, законодательстве, экономике, в инновационном секторе экономики и т.д. — прямое следствие низкого качества и эффективности российского человеческого капитала и, соответственно, низкой отдачи от инвестиций в него.
Особо опасны для настоящего и будущего страны падение морали, нравственности и культуры российского народа, его наркоманизация и алкоголизация. Только на наркоманах Россия, по данным директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктора Иванова, теряет ежегодно около 3% ВВП.
России необходима кардинальная смена парадигмы своего развития, необходим переход на новые принципы стратегического планирования, в основе которого лежат высокое качество жизни населения и высокое качество национального человеческого капитала.

06 Ноября 2013, реферат

Теорией человеческого капитала стали заниматься еще в XIX в. Тогда это стало одним из перспективных направлений развития экономической науки. Концепция человеческого капитала впервые была выдвинута в 1960 году американским экономистом, профессором экономики и социологии Чикагского университета Гэри С. Беккером. Классическим сочинением, во многом определившим дальнейшее направление исследований в этой области, считается книга Гэри Беккера «Человеческий капитал». Значительный вклад в развитие теории человеческого капитала внес коллега Гэри Беккера по Чикагскому университету Теодор Шульц.

17 Декабря 2012, реферат

Цель изучения данной работы — дать общую характеристику эффективности, направления деятельности по управлению человеческими ресурсами, выявить возникающие проблемы и изучить способы их преодоления, а так же закрепление, углубление и обобщение знаний, полученных в результате работы.
Основные задачи данной работы:
— изучить историю развития управления человеческими ресурсами;
— определить сущность, характеристику и систему управления человеческими ресурсами;
— выявить проблемы и определить основные направления возможного их решения.

02 Декабря 2013, реферат

Изначально тема, предложенная для написания реферата, звучала по-другому. А именно «Эрих Фромм о рыночном типе человека». Но, на мой взгляд, стоило расширить данную тему и раскрыть и другие типы человека, а также поговорить о характере человека в целом.

09 Июня 2015, биография

Серге́й Валериа́нович Чесноко́в (англ. Sergey Chesnokov; род. 1943) — российский ученый, математик, социолог, культуролог, музыкант, специалист по методам анализа данных и применению математических методов в гуманитарных исследованиях и проектах. Известен как создатель детерминационного анализа и детерминационной логики, исследователь гуманитарных оснований точных наук, активный участник песенного движения и артистического андерграунда в СССР и современной России.

15 Октября 2012, контрольная работа

Основная цель работы – изучение численности и демографических признаков населения.
Исходя из темы работы определим следующие задачи:
1. рассмотреть понятие численности населения;
2. изучить демографические признаки численности населения

14 Ноября 2011, лабораторная работа

Взрослые уверенно утверждают, что молодежь не читает

08 Сентября 2015, курсовая работа

Цель исследования: дать рекомендации студентам по актуальной теме моей курсовой работы

Задачи:
-анализировать как сейчас обстоят дела в исследуемом учебном заведении, что для студентов чтение, что студентам даёт чтение

-описать и провести исследования в МАТИ-РГТУ им. К.Э. Циолковского, провести опрос студентов вуза и подвести итоги
-дать рекомендации по улучшению ситуации

08 Апреля 2013, статья

Проблема чтения — одна из острых проблем в условиях влияния всемирной информационной паутины , которая оторвала огромную часть молодежи от чтения литературы. Автор сделал попытку раскрыть функционирующую роль чтения в социализации молодежи.
Молодежная проблематика является одной из наиболее стратегически значимых для успешного развития современного общества.
Современная ситуация в российском обществе характеризуется состоянием определенного идейно-мировоззренческою вакуума, когда одни социальные идеалы и ценности уже ушли в прошлое, а другие еще не сформировались.

    Конкретно – социологические исследования условий формирования и реализации человеческого капитала на селе


    Человеческий капитал современного российского села.

    Рецензент:

    академик Голенкова З. Т.

    Научный редактор:

    профессор Хагуров А.А.

    Человеческий капитал современного российского села.

    В монографии рассматриваются основные подходы к теории человеческого капитала. Исследуются состав и структура человеческого капитала. Особое внимание уделяется методологическим основам изучения человеческого капитала, в т. ч. социокультурному проектированию человеческого капитала на селе. Приведены результаты конкретного социологического исследования, проведенного лабораторией «Крестьяноведения и социологических исследований КГАУ и ИС РАН» в 2005 году.

    Предназначена студентам и преподавателям, аспирантам, работникам научных учреждений и аппарата управления, всем, кто интересуется новыми подходами в рассмотрении формирования, развития и реализации человеческого капитала на селе.


    Каталог: upload -> iblock -> 9f7
    iblock -> Xiv международная научно-практическая конференция «Ценности и цели современного образования: проблемы и перспективы»
    iblock -> Нормативно-правовая база инклюзивного (интегрированного) образования детей-инвалидов и детей с ограниченными возможностями здоровья
    iblock -> «фгос в системе дошкольного образования Алтайского края»
    iblock -> Диагностика социальной тревоги
    iblock -> Отчет по результатам самообследования краевого государственного бюджетного образовательного учреждения «Камчатский центр психолого-педагогической реабилитации и коррекции»
    iblock -> «центр психолого-педагогической реабилитации и коррекции» Индивидуальное сопровождение детей «группы риска»
    iblock -> Обзор современных зарубежных исследований по проблемам инклюзивного образования
    9f7 -> Человеческий капитал современного российского села
    9f7 -> Вопросы к вступительным экзаменам в аспирантуру

    Скачать 1,28 Mb.
    Поделитесь с Вашими друзьями:

    Теодор Шульц: Ценность человека

    Шульц решил исследовать важную область экономики, исследование, которое поможет человечеству в целом. Он обратил свое внимание на изучение экономики сельского хозяйства и бедности, кульминацией которого стала его всемирно известная работа «Какова экономика бедности?»

    «Я пытался понять состав того, что делает людей бедными, — сказал Шульц. «Мои первые усилия были направлены на выявление бедных. Я не говорю о бедных людях.Я думаю обо всем сообществе или, как это бывает в некоторых местах, я думаю о всей стране».

    Как вы можете определить бедные сообщества? Сначала исследуется сумма дохода, которую люди в сообществе тратят на еду. «Если доля дохода, потраченная на еду, составляет половину или больше, то это довольно сильный признак того, что они действительно бедны, — объяснил Шульц. — Согласно этому тесту, вы сможете определить большинство бедных сообществ.

    Вам не нужно идти дальше, а я пошел дальше».

    Второй показатель — это средняя продолжительность жизни в данной местности. Способности, которые люди приобрели, и их уровень знаний. «Так много людей не имеют даже начальных навыков письма и владения языком, — сказал он. — Семьдесят пять процентов годового дохода людей в Соединенных Штатах являются производными от работы из высококвалифицированного населения.То же самое и в Европе и в Канаде».

    Как мы можем улучшить благосостояние бедных людей?

    До Шульца интеллектуалы придерживались общего мнения, что для развития экономики внимание должно быть сосредоточено на достижениях в промышленности, а не в сельском хозяйстве. Они придерживались мнения, что сельское хозяйство было символом прошлого, а не будущего.«Большинство бедных людей в мире зарабатывают себе на жизнь сельским хозяйством», — возразил он. «Поэтому, если бы мы знали экономику сельского хозяйства, мы многое знали бы об экономике бедности.

    В качестве примера он упомянул людей в Африке. «Люди на малопродуктивных почвах Сахары, на несколько более продуктивных почвах на склонах Рифтового рельефа и на высокопродуктивных землях вдоль и в устье р. Нил, у всех есть одна общая черта. Они очень бедны.»

    «Хотя земля сама по себе не является решающим фактором в бедности, человеческий фактор является решающим», — сказал он. «Инвестиции в улучшение качества населения могут значительно улучшить экономические перспективы и благосостояние бедных людей.»

    Представляем Global Perspectives: редакционное эссе | Global Perspectives

    Global Perspectives — это новый журнал по общественным наукам: только онлайн, рецензируемый, междисциплинарный и трансдисциплинарный, использующий преимущества мультимедийных публикаций, предоставляемых академическим журналам сегодня. Global Perspectives стремится продвигать современные исследования и дебаты в области социальных наук, особенно с точки зрения концепций, теорий, методологий и доказательных баз. Global Perspectives посвящен изучению моделей и событий в таких областях, как торговля и рынки; безопасность и конфликты; связь и СМИ; системы правосудия и закон; управление и регулирование; культурные сферы, ценности и идентичности; экологические проблемы и устойчивость; интерфейсы технологии и общества; и социальные изменения и социальные структуры, среди прочего.

    В более общем плане программа Global Perspectives открыта для всего тематического диапазона социальных наук и, в частности, для тех явлений, которые больше не располагаются четко в установленных географических или национальных границах, если они когда-либо были.После нескольких десятилетий глобализации многие факты, тенденции или отношения, которые, казалось бы, более или менее сдерживались национальными государствами, обществами или регионами, теперь все чаще пересекают границы и обнаруживают значительную степень «промежуточности». Единицы анализа перекрывают друг друга и встраиваются друг в друга. Концепции и эмпирические основы, необходимые для глубокого понимания финансовых потоков, изменения климата, прав интеллектуальной собственности, технологических достижений или миграционных потоков, — это лишь некоторые примеры, иллюстрирующие сложность предстоящей исследовательской задачи.

    Global Perspectives также интересуется концептуальными и эмпирическими подходами, которые выходят за установленные дисциплинарные границы. От их общего происхождения в моральной политической экономии восемнадцатого века, современные социальные науки сейчас находятся во втором веке своего существования. Они стали глобальным предприятием с миллионами исследователей и гораздо большим количеством студентов. Как продукт Просвещения и современности, они в значительной степени сформировались под влиянием национальных интересов, изменения политики высшего образования и многочисленных попыток профессионального и политического контроля. Когда, начиная с конца девятнадцатого века, всерьез возникли различные дисциплины, они были ближе друг к другу, чем сейчас, и границы между тем, что сегодня считается наукой, социальными и гуманитарными науками, были более подвижными. Показательными примерами являются часто неустойчивые позиции психологии, истории, антропологии, географии и юридических исследований.

    Можно утверждать, что экономика, политология и социология стали тремя «опорными» дисциплинами, а другие находятся между наукой и обществознанием (антропология, география, психология) или между обществом и гуманитарными науками (история).Довольно подвижное разделение труда оказалось весьма полезным, особенно в периоды их основания, и положило начало тому, что в широком смысле можно было бы назвать веком классики. Высокие фигуры — от Карла Маркса и Эмиля Дюркгейма до Вильфредо Парето, от Макса и Альфреда Веберов, Джона Мейнарда Кейнса, У. Э. Б. Дюбуа, Теодора Адорно и Ханны Арендт до Карла Поппера — объединили и действительно представляли несколько дисциплин. Другие, такие как Рабиндранат Тагор, Франц Фанон, Пауло Фрейре и Али Мазруи, добавили ценные и интересные точки зрения, хотя они и не были социологами как таковыми.

    В сущности, эпоха классиков, протянувшаяся с середины XIX до середины XX в., была высокопродуктивным периодом, заложившим фундамент современной социальной науки. Даже сегодня, когда различные дисциплины быстро развиваются, а также отдаляются друг от друга, некоторые из самых новаторских работ исходят от ученых, которые пересекают или комбинируют дисциплинарные точки зрения: Элинор Остром (политология), Харрисон Уайт (социология), Майкл Спенс (экономика). ), Мэри Дуглас (антропология), Аллен Скотт (география) и Эдвард Саид (культурология) являются показательными примерами.

    Мы не утверждаем, что дисциплинарная установка социальных наук нуждается в фундаментальном переосмыслении или пересмотре. Мы также не стремимся отвлечься от дисциплинарных дискурсов. Скорее, мы хотим предоставить пространство для работ, которые нелегко вписываются в установленные дисциплинарные рамки и которые именно из-за этого могут таить в себе важные новые идеи и инновационный потенциал. Открытие и развитие таких возможностей является основной задачей Global Perspectives. Это будет непростой задачей, поскольку она сталкивается с глубоко укоренившимися, исторически случайными конструкциями, которые все чаще признаются ограничениями социальных наук, среди которых появление сильных дисциплинарных границ, методологический национализм и нерешенные нормативные проблемы.

    Дисциплинарные бункеры подвергались широкой критике — например, Валлерстайн (2003), выдвинувший убедительный аргумент, что социальная конструкция дисциплин как интеллектуальных арен изжила себя.Тем не менее призывы к большей междисциплинарности, трансдисциплинарности и мультидисциплинарности, вероятно, восходят к тому самому времени, когда интеллектуальные арены были разделены, сигнализируя о постоянной напряженности, которая была в основном в пользу дисциплин, когда они взяли на себя профессиональный контроль.

    Тем не менее, мы предполагаем, что возникает все больше и больше проблем, которые Stirling (2015) определяет как «связанные с нексусом». Под ними он имеет в виду комплексные проблемы, такие как изменение климата, неравенство, нехватка ресурсов, цифровая трансформация или миграция, которые требуют научного анализа междисциплинарного и даже трансдисциплинарного характера.Невнимание к этим вопросам, связанным с нексусом, может привести к неудачам, особенно когда отдельные дисциплины не видят более многогранного характера рассматриваемых проблем. Мировой финансовый кризис тому пример. После кризиса многие наблюдатели требовали знать, почему немногие его предсказывали. В 2009 году королева Елизавета II спросила аудиторию экономистов Лондонской школы экономики и политических наук, если кризис был таким масштабным и очевидным в ретроспективе, «почему его никто не заметил?» После кризиса были опубликованы десятки статей, в основном экономистов, пытающихся оправдаться за свои прогностические ошибки (Rivas and Perez-Quiros, 2015, 534–536).

    Тем не менее, смысл и степень того, как различные дисциплины социальных наук должны сотрудничать, остаются неясными, даже спорными. Несмотря на приведенную выше критику, Валлерстайн (2008) позже не одобрял мультидисциплинарные подходы и высказывался в пользу границ традиционных дисциплинарных границ, поскольку они вносят особый вклад в общее предприятие социальных наук. Валлерстайн, кажется, упускает из виду, что эта закономерность уже устоялась, и такие особенности, как пол, этническая принадлежность, развитие, мир и, конечно же, глобальные исследования, внесли значительный вклад в наше понимание общества.Чего, однако, не хватает, так это прочной петли обратной связи от специальностей к основным дисциплинам социальных наук. В результате они остаются несколько изолированными от мейнстрима социальных наук.

    Эта относительная изоляция междисциплинарных специальностей также означает, что социальные науки окружены слабо интегрированными областями в иерархическом порядке. Эту конфигурацию следует рассматривать в контексте точки зрения Буравоя (2013, 7), утверждающего, что междисциплинарность может быть «опасной для более слабых, критических дисциплин, поскольку она может стать троянским конем для растворения отдельных дисциплин путем приведения их в иерархическую связь. с более сильными дисциплинами.Другими словами, социальные науки сегодня представляют собой менее открытое и ровное игровое поле, чем в прошлом.

    Помимо дисциплинарных разногласий, ключевой чертой дебатов о состоянии социальных наук остается вопрос методологического национализма. Виммер и Шиллер (2002, 301) описывают это как «предположение, что нация/государство/общество является естественной социальной и политической формой современного мира.Они излагают фундаментальный смысл этого предположения, когда указывают на состояние дискуссии: «Там, где были фиксированные границы, теперь все равно и непосредственно взаимосвязано. Структуры заменяются текучестью. Сидячий образ жизни заменяется движением. . . . Территориальная ограниченность анализа была преодолена спиралевидной риторикой детерриториализации и делокализации» (326). Ясно, что здесь действуют сложные дуальности, и, согласно Сассену (2010), глобальное — как институт, процесс, практика или образ — возникает и действует в рамках национальных государств, в то же время выходя за его пределы.Иными словами, глобализация бросает вызов национальному государству и формируется им.

    Рассматривая историю социальных наук, Чернило (2011, 99) предполагает, что «методологический национализм рассматривается как результат исторического формирования как современности, так и социальных наук, которые связались вокруг процессов формирования национального государства». Этот процесс был подкреплен появляющимися дисциплинами и профессионально-академическими структурами контроля, которые вскоре развились, но особенно после 1960-х годов и распространения университетских систем по всему миру. Другими словами, дисциплинарные структуры и методологический национализм создают тесно связанные проблемы.

    Понимание истории социальных наук имеет решающее значение не только в связи с методологическим национализмом, но также и с точки зрения европоцентризма и западных предубеждений. Один из подходов к противодействию западному господству исходит из постколониальных исследований, в частности, из понятия подчиненного. Это подход, основанный на работе Грамши о культурной гегемонии, с акцентом на нарративы и осмысление.Это также в традициях Саида (1978) понятия ориентализма; он утверждает, что Запад сводит восточные общества к статическому, несовременному образу, изображая себя динамичным и «рациональным». Это создает ложное представление о «восточной культуре», которую затем можно изучать и изображать так, чтобы это служило имперской власти.

    Постколониальное мышление приобрело определенное влияние в последние десятилетия, особенно в антропологии и глобальных исследованиях. Можно ли «девестернизировать» социальную науку двадцать первого века и с какой целью? Если верно то, что нынешний мейнстрим социальных наук воспроизводит западную гегемонию, что следует, и кому или чему будут или должны служить при альтернативных сценариях? И если «западный» подход к изучению социальных явлений уже не может претендовать на некий универсалистский статус и действительно стал «провинциальным» (Чакрабарти 2008), что последует?

    Это трудные вопросы, которые вскоре входят в нормативную, даже политическую сферу.Они также указывают на другую проблему: все еще преобладающие подходы Поппера и логические выводы в социальных науках. Критический рационализм как попытка проводить исследования как можно более нейтрально в нормативном отношении и делать это с систематическим привлечением теорий, гипотез и фактов, сталкивается с оспариванием со стороны политико-культурных сил, набирающих силу и признание.

    В какой-то степени такие вызовы были и раньше, если вспомнить Франкфуртскую школу и критику Адорно критического рационализма Поппера.За пределами Запада, например, в Советском Союзе, изучение политики было встроено в другие дисциплины и направлено на «критику буржуазных теорий». Эти исследования считались тесно связанными с режимом, а политология как дисциплина не существовала до 1989 г. (Ильин, Малинова 2008, 4). Социология в бывшей Германской Демократической Республике была высокопрофессиональной эмпирической дисциплиной — по крайней мере, с точки зрения наблюдения за обществом. Однако он был концептуально бесплоден в отношении интерпретации данных, зажатых в идеологической смирительной рубашке марксизма-ленинизма.Во всех социалистических режимах экономика стала подчиняться государственному планированию. Однако в то же время мы должны помнить, что такие экономисты, как Оскар Ланге, Василий Леонтьев и Михал Калецки, оказали значительное влияние на изучение рыночного ценообразования, производственных систем и экономических циклов в условиях капитализма.

    Более того, нам необходимо пересмотреть нормативную природу социальных наук. Сам Карл Поппер, осознавая свои идеологические корни, был членом либертарианского Общества Мон-Пелерин вместе с Фридрихом Хайеком, его другом на всю жизнь.Вместе с другими ведущими мыслителями своего поколения они рассматривали социальные науки как инструмент построения социального порядка на основе общих основных ценностей. Нормативная социальная наука может процветать в либеральных порядках, а также может быть оспорена, как это сделали Франкфуртская школа в 1960-х годах и постколониальные исследования сегодня.

    Основной вопрос заключается в том, могут ли социальные науки процветать в недемократических или нелиберальных порядках.Здесь Гупта (2019) приводит сильный аргумент, утверждая, что «до демократии не существовало контекста для занятий социальными науками». Это утверждение исторически довольно сомнительно, поскольку классический период современной социальной науки имел место в политических системах, которые не соответствуют сегодняшнему пониманию того, что представляет собой демократический порядок. Яркий тому пример — расцвет социологии в Германии начала двадцатого века. Тем не менее, в фундаментальном смысле будущее социальных наук в глобальном масштабе больше не зависит только от Запада; она также все больше зависит от траектории социальных наук, в частности, в Китае — не только с политической, но и с точки зрения ее эпистемологического воздействия (Reny 2016; Ahram and Goode 2016).

    Столь же важным, как и связь между социальными науками и демократией, является проблема западных и незападных представлений о «социальном» и концепции общества, экономики и государственного устройства. Однако эти в конечном счете западные представления, первоначально принесенные колониализмом, а затем академическими кругами и институтами бреттон-вудского мира, не распространялись глобально без изменений семантики и понимания. Как формировались концепции общества и экономики в незападных обществах и, что особенно важно, в их языках? Какие концептуализации и эпистемологии существуют вне западных канонов? Различные значения al-ijtima’ (арабский), shehui (китайский), samāj (современный хинди), masyarakat (малайский и индонезийский) и sangkom (тайский) — все термины, которые приравниваются в английское общество — безусловно, оказало влияние на практику социальных наук в этих странах и академических системах.Эти термины не всегда имели то же значение, что и их западные аналоги. В некоторых случаях для перевода слова «общество» были выбраны существующие слова (например, хинди самадж существовало веками до того, как было введено значение «общество»). В других решающие противоречия между гражданином и государством исчезали при переводе (как в корейском sahoe или в тайском языке).

    Есть и другие вопросы, которые мы могли бы поднять: рост кибермира, искусственный интеллект, робототехника и будущее «аналогового» общества; явление больших данных, когда огромные объемы информации становятся доступными для анализа, и проблема защиты данных; или интерфейс между естественными науками, с одной стороны, и гуманитарными, с другой. Для решения этих и поднятых выше проблем социальные науки кажутся плохо оснащенными. Они каким-то образом оказываются зажатыми между национальным, международным и транснациональным, а также дисциплинарным, междисциплинарным, мультидисциплинарным и трансдисциплинарным. Сочетание дисциплинарной работы в национальном контексте по-прежнему доминирует и получает большее академическое признание. Более того, социальные науки коллективно не смогли подвергнуть себя критическому анализу, чтобы стать более способными противостоять сильным культурным и политическим течениям, которые все больше ставят под сомнение их легитимность и влияние.

    Global Perspectives стремится помочь преодолеть такую ​​междисциплинарную фрагментацию и изоляцию на национальном уровне и хочет стать платформой для неудобных дебатов, где могут быть рассмотрены насущные вопросы. Global Perspectives исходит из того, что мира, породившего современные социальные науки в их нынешнем виде, больше нет. Национальные и дисциплинарные подходы, разработанные в прошлом веке, становятся все более недостаточными для того, чтобы уловить сложности глобальных реалий существенно изменившегося мира.Требуются новые концепции, подходы и формы академического дискурса.

    Глобальные перспективы будут организованы в тематические разделы, основанные на основных концептуальных или эмпирических проблемах, иногда основанных на традиционных дисциплинах, при этом предлагая значительные междисциплинарные пересечения и междисциплинарные подходы. Все разделы подразумевают соответствующие прилагательные от глобального, транснационального и международного до национального, регионального и местного, и они включают соответствующие учреждения и организации.

    Первоначально Global Perspectives имеет восемь тематических разделов (перечисленных ниже в алфавитном порядке), которые имеют одинаковый вес:

    1. коммуникация, медиа и сети

    2. культуры, значений и тождеств

    3. эпистемологии, концепции, методологии и системы данных

    4. политическая экономия, рынки и институты

    5. политика, управление

    6. Безопасность и сотрудничество, международные институты и отношения

    7. Социальные институты, организации и отношения

    8. Устойчивые преобразования и взаимодействие технологий и общества

    Предметные разделы включают такие дисциплины, как экономика, социология, политология, география, психология и антропология, и охватывают такие области или специализации, как глобальная история, гендерные исследования, исследования в области развития, политические исследования, образование, культурные исследования, исследования в области здравоохранения и данные. аналитика, в том числе.Что их объединяет, так это стремление выйти за установленные границы, чтобы расширить возможности социальных наук и улучшить наше понимание сложного, глобализирующегося мира. Это также подразумевает обращение к естественным наукам и гуманитарным наукам.

    Секция связи, СМИ и сетей

    Редактор: Паял Арора, Университет Эразма, Роттердам

    «Глобальный поворот» в средствах массовой информации и коммуникации требует новых способов концептуализации отношений и границ между локальным, национальным и транснациональным.В последние годы повсеместное распространение компьютеров, мобильных технологий и социальных сетей усилило настоятельную необходимость разобраться с глобализацией медиа-платформ, моделей и процессов коммуникации, а также лежащих в их основе политики и политики.

    В то время как средства массовой информации по-прежнему вовлечены в расхождения между экономикой, культурой и политикой, как проницательно заметил четверть века назад Appadurai (1990), их цифровая культура создала новые возможности и разрывы в глобальном масштабе, которые требуют длительного и вдумчивого изучение.

    Спекуляции о судьбе традиционных средств массовой информации, таких как печать, радио и телевидение, продолжают вызывать растущую озабоченность в академических и промышленных исследованиях. Рост пользовательского контента бросил вызов традиционным представлениям производителей СМИ и аудитории, связанных национальным государством. Например, блогеры, подкастеры, интернет-знаменитости, цифровые активисты и гражданские журналисты могут формировать глобальное общественное мнение и медийный ландшафт в целом.

    Поскольку несколько цифровых платформ контролируют огромные объемы данных, генерируемых в ходе повседневных коммуникативных практик по всему миру, ученые разных дисциплин справедливо обеспокоены тем, кто будет собирать, курировать, хранить и модерировать такой медиаконтент. Что движет расширением медиа-инфраструктуры и политик, и существует ли единая и общая логика в их организации? Каковы последствия новых медиатехнологий для политики и управления на национальном и международном уровнях?

    Мы стали свидетелями значительного сдвига в дискурсах, связанных с глобализацией и средствами массовой информации, от праздничной к более критической позиции.Всего десять лет назад исследования были привязаны к понятию «сетевого общества» коллективного разума, совместного создания знаний, создания сообщества и активности. Сегодня мы кажемся менее оптимистичными, поскольку ученые бьют тревогу по поводу новых форм дискриминации, отчуждения и виктимизации посредством непрерывного сбора данных, прогнозной аналитики и автоматизации «общества наблюдения».

    Хотя большие данные не превратились в «конец теории», как это преждевременно предполагалось, мы не решаемся задавать большие вопросы, которые могут наилучшим образом отразить взаимосвязь информационных потоков и взаимосвязь их наборов данных. «Децентрировать» и «деколонизировать» глобальный мир по-прежнему сложно, чтобы избежать единой и универсальной логики, объясняющей социальный порядок глобальных медиа. Это усилие требует пересмотра прошлых формулировок информационных/медийных систем, а также критической оценки скорости, разнообразия, объема и других подобных критериев, определяющих новые медиа-архитектуры и практики.

    Как нам выйти за пределы бинарности онлайна и офлайна, публичных и частных медиа-сфер, «богатых данными» и «бедных данных», производителя и потребителя, гомогенизации и гетерогенизации, конвергенции и дивергенции медиа, а также развоплощений и ситуативной материальности. воображаемых медиа к контекстуальной целостности медиасобытия? Какие альтернативные рамки, системы, этимологии и онтологии предлагаются для изменения нашего понимания того, как глобальные СМИ организуют отношения власти в обществе?

    В этом контексте мы приглашаем статьи, которые предлагают методологические инновации и концептуальные альтернативы тому, как мы подходим к диалогу между СМИ и глобальным миром. Должны ли мы продолжать использовать национальное государство в качестве центральной единицы анализа или настаивать на провинциализации или перемещении глобального в исследованиях СМИ? Не придаем ли мы слишком большое значение данным в распутывании глобальных цифровых культур и переоцениваем их влияние? Как мы можем концептуализировать глобальные преобразования традиционных медиа, не будучи слишком ориентированными на среду или пользователя? Это лишь некоторые из многих вопросов, на которые участники Global Perspectives могут ответить.

    Секция культур, ценностей и самобытности

    Редактор: Гельмут К.Anheier, Hertie School и Luskin School of Public Relations, Калифорнийский университет, Лос-Анджелес

    Культура является сегодня одним из самых сложных терминов в социальных науках, глубоко вовлеченным в разнообразные и спорные дисциплинарные дискурсы. Культура в широком смысле — это система значений, их социального конструирования, артикуляции и восприятия, включая религию, идеологии, системы ценностей и коллективную идентичность.В узком смысле это относится к искусству, то есть к тому, что художники создают и что рассматривается, сохраняется, обменивается и потребляется как культурные артефакты.

    Различные дисциплины считают культуру своей территорией: антропология, экономика, политология, социология и, конечно же, история и гуманитарные науки, включая культурологию и само искусство. Часто разделенные методологией и расколом между количественными и качественными подходами, они слишком часто функционируют как тщательно охраняемые бункеры, препятствуя междисциплинарному и междисциплинарному диалогу Global Perspectives защитников.

    Global Perspectives бросит вызов и противопоставит предпосылки социальных наук к культуре: слишком часто культура является либо остатком после рассмотрения «жестких» экономических и политических факторов, либо становится всеобъемлющей конструкцией, якобы объясняющей все. Точно так же культура рассматривается как нечто, что либо препятствует прогрессу, либо ускоряет его, либо становится политически невинной справочной категорией, закрашивающей все более отсутствующие общие ценности и общие нарративы.

    То, что глобализация влияет на культуру и наоборот, может показаться трюизмом. Тем не менее взаимодействие затрагивает некоторые из самых неприятных вопросов нашего времени, и оно по-прежнему недостаточно задокументировано, проанализировано и понято. Он бросает вызов ранее более стабильным культурным системам, формам повседневной жизни и идентичности, причем делает это очень неравномерно и разнообразно. Треугольник коллективного наследия, идентичности и памяти, долгое время лежавший в основе обществ, стал неопределенным и трансформируется.

    Существуют глубоко укоренившиеся столкновения национальных культурных интересов, которые были приведены в движение по мере развития глобализации. Движется ли мир, как утверждают некоторые, к культурному единообразию или к напряженности и конфликтам? Или есть признаки альтернативного набора результатов, укорененного в более полицентричной системе культур с точки зрения значения и идентичности, производства или потребления? В чем смысл и обоснованность западного или азиатского тезиса о «культурном империализме» или «столкновении цивилизаций» между Востоком и Западом?

    В современном обществе углубляется взаимосвязь между экономическим и культурным.Средства массовой информации представляют одну яркую иллюстрацию этого пересечения — коммерческие культурные артефакты. В то же время культура стала рассматриваться как инструмент экономического развития и возрождения городов — точка зрения, которая выражается в таких терминах, как творческий класс , креативные города, и креативная экономика .

    Тем не менее, культура также связана с искусством. Понятия l’art pour l’art (искусство ради искусства) в том смысле, что культура в первую очередь связана с искусством и творческим самовыражением, оспариваются углубляющимся пересечением с экономикой и политикой.Рамки интерпретации того, что считается искусством, что можно рассматривать как культурные инновации и кто «владеет» ими или представляет их, подразумевают множество изменений в том, как произведения искусства, например, оцениваются, собираются, представляются, покупаются и продаются и сохраняются.

    Секция эпистемологии, концепций, методологий и систем данных

    Редактор: Мигель А.Сентено, Принстонский университет

    Социальные науки не поспевают за глобализацией. В то время как масштаб и размах глобальных взаимодействий увеличились в геометрической прогрессии, единицей анализа для большей части социальных наук остается наивысший национальный уровень. То есть, когда мир принимает другую форму, социологи продолжают изучать его, используя, возможно, устаревшие научные фокусы. Чтобы развить глобальную перспективу, мы должны переориентироваться на новый уровень агрегации.

    По сути, все социальные науки интересуются процессом, посредством которого индивиды объединяются, образуя более сложные, организованные целостности. Сегодня мы создали беспрецедентный уровень организованной, сложной агрегации. Количество и типы узлов и различные связи между ними теперь образуют то, что можно представить как трехмерную паутину по всему миру. Как его изучить?

    Мы предполагаем, что базовой эпистемологией мог бы быть анализ сложных систем, формирующих костяк все более взаимосвязанных и взаимозависимых обществ.То, что когда-то было локальными и региональными экономиками и социально-экологическими системами с несколько ограниченными культурами, теперь быстро становится глобальным, все больше зависящим от координации в пространственных и временных масштабах. Каждый компонент в таких системах соединяется с бесчисленным множеством других компонентов, создавая сеть взаимодействий, которая в некоторой степени самоорганизуется, не контролируется централизованно и восприимчива к нелинейным реакциям на изменения.

    Чтобы унифицировать изучение систем в академических дисциплинах и операционных областях, мы могли бы использовать и развивать концепции, подобные тем, которые предлагаются сетевым анализом в качестве инструмента и метафоры, а также способствовать введению новых концепций, которые помогут социальным наукам решить загадку методологический национализм.Такие концепции могли бы быть более универсальными в разных дисциплинах и обеспечивать проницательный уровень абстракции для понимания механизмов, лежащих в основе систем, без потери важных характеристик системы в целом.

    Мы открыты для всех форм методологии, качественных и количественных. В первом случае мы бы приветствовали исторический анализ развития глобальных связей, институциональный анализ соответствующих организаций и этнографию (и прослеживание подходов) к процессу и последствиям глобализации.Количественные подходы могут включать сетевой анализ, многоуровневый анализ, историю событий, модели потока и распространения, а также тематические исследования возможных стрессов и переломных моментов в сложных системах (например, глобальных финансов, коммуникаций, логистики, окружающей среды и т. д.).

    Мы также приветствовали бы изучение существующих источников данных о сложных глобальных системах. Нас особенно интересуют стратегии сбора, визуализации и распространения данных, сообщающих о единицах анализа, отличных от национального государства.К ним относятся глобальные или транснациональные потоки и транзакции в реальном, а также киберпространстве между организационными и институциональными комплексами, а также несмежными географическими единицами, такими как города, регионы или геополитические союзы.

    Секция политической экономии, рынков и институтов

    Редактор: Дж.П. Сингх, Университет Джорджа Мейсона

    Ученые продолжают бороться с тем, как рынки работают в тандеме или в отличие от институтов политической экономии на локальном и глобальном уровнях. Рынки включают формальные и неформальные формы обмена, включая бартерные системы и новые формы криптовалют. Эти обмены, способствующие распределению ресурсов и адаптации, ограничиваются (а также формируют) формальными и неформальными институтами, такими как правила регулирования, системы управления, формы коллективных действий и социальной организации, культурные и национальные границы и идеологические возможности.Политическая экономия рынков и институтов также постоянно трансформируется под действием поперечных факторов, таких как быстро меняющиеся технологии, потоки идей и людей, а также изменения в окружающей среде.

    Политическая экономия рынков и институтов требует множества точек зрения и методов для решения растущего списка проблем, с которыми сталкивается человечество. К ним относятся опасения по поводу глобального и социального неравенства, несовместимости систем регулирования и управления, последствий изменения климата, сбоев в глобальном управлении, включая международную торговлю, преобразования в глобальных цепочках создания стоимости, новые формы труда и работы, а также проблемы искусственного интеллекта, начиная от новых форм работы и вычислений к финансовой социометрии.Чтобы понять рынки и институты, необходимо пересмотреть лежащие в их основе понятия от взаимности и доверия до принуждения и дисциплины. Методы, необходимые для решения этих проблем, включают подробные этнографии, сравнительные и исторические примеры, а также количественные модели, охватывающие традиционные наборы данных и новые формы больших данных.

    От общего происхождения в вопросах моральной политической экономии в восемнадцатом веке социальные науки разошлись в дисциплинарном направлении в течение последних двух столетий.Текущие проблемы и аномалии все чаще вовлекают социальные науки в содержательные разговоры об общих проблемах и проблемах. К ним относятся междисциплинарные взгляды на формирование предпочтений на микроуровне и решение вопросов коллективных действий на макро- или глобальном уровнях по таким вопросам, как миграция, изменение климата и интеллектуальная собственность. Разрозненность разрушается: вопросы культурной идентичности и беспокойства обсуждаются одновременно с международной торговлей и занятостью в понимании предпочтений и коллективных действий; изменение климата серьезно влияет на здоровье, миграцию и ресурсы.

    Global Perspectives — это важное мероприятие, направленное на поощрение междисциплинарных и смешанных дискуссий по текущим теоретическим, этическим, эмпирическим и политическим вопросам, связанным с политической экономией рынков и институтов. Такую научную работу часто трудно опубликовать в журналах, которые являются монодисциплинарными, отдают предпочтение эмпирическому методу или придерживаются одного мировоззрения. Мы приветствуем статьи, анализирующие политэкономию рынков и институтов с разных точек зрения и использующие индивидуальные или смешанные методы.Дисциплинарные области включают антропологию, культурологию, демографию, экономику, географию, международные отношения, политологию, психологию и социологию. Эти и родственные дисциплины имеют отношение к анализу политической экономии человеческих усилий по созданию, поддержанию и регулированию рынков и институтов.

    Секция политики, управления и права

    Редактор: Хаген Шульц-Форберг, Орхусский университет

    На первый взгляд, политика, управление и право — и как концепции, и как эмпирические реальности — кажутся отдельными и легко отнесенными к отдельным дисциплинам. Тем не менее, если рассматривать их с глобальной точки зрения, они в конечном итоге оспариваются, как и отношения между ними. В общем, политику можно рассматривать как непрерывный самодизайн государства посредством способов получения и организации власти; управление как способ, которым правительство могло бы функционировать эффективно и одновременно, когда оно понимается глобально, как транснациональные и глобальные режимы за пределами национальных сфер суверенитета; и закон можно понять как социальную технику, с помощью которой общества и международное сообщество выбирают и живут в соответствии с нормами, которые они имеют основания ценить.

    Триединство политики, управления и права сформировало «долгий двадцатый век». От распада европейских империй до появления международного права, основанного на либеральной телеологии в межвоенный период, взаимодействие трех концепций имело решающее значение для формирования глобального порядка. С созданием международных организаций и институтов в качестве места упокоения троицы и утверждением национального государства в качестве главного центра социальной жизни между местной социальной организацией и более крупными транснациональными структурами, режимами и торговыми потоками возникла, казалось бы, неразрешимая напряженность.Если рассматривать конкретную политическую практику в разных частях мира, то, что такое политика, помимо общего описания, существенно различается. То же самое верно для управления и права. Ясно, что существуют разные концепции и традиции права, если смотреть с глобальной точки зрения, а не с локальной или трансцендентной.

    В двадцать первом веке на кону все чаще стоит усиление борьбы двадцатого века за законный национальный и глобальный порядок — и за то, как сделать так, чтобы их отношения продолжали поддерживать мирное сосуществование.То, что было сформулировано как противоречие между «политическим» как конечным источником нормативной власти и «законом» как основанной на ценностях конструкцией, на которой строится нормативная власть и на которую должна ориентироваться вся политика, в послевоенный период достигло компромиссной формулы. десятилетия. Но в основном это было о Западе. Построение международного права и национального конституционализма предполагало базовые нормы, такие как «человеческая личность», «человеческая неприкосновенность» и «права человека». Когда бывшие колонии перешли к своим собственным нормативным порядкам и когда незападные религиозные влияния воздержались от копирования либерального сценария в конституции своих стран, их конструкции легитимности пришли в противоречие с западными понятиями и практиками.

    На фоне неизбежных противоречий между транснациональными экономическими и правовыми сферами и национальными политическими и социальными сферами старая напряженность двадцатого века между законностью и легитимностью возвращается в повестку дня с полной силой. Увы, эта напряженность возникает в гораздо более сложной глобальной обстановке, чем семьдесят, пятьдесят или даже двадцать пять лет назад. Отношения между политикой, управлением и законом будут играть решающую роль в формировании мирного развития двадцать первого века, поскольку потребность в новой глобальной устойчивости становится все более настоятельной, особенно перед лицом усиливающихся тенденций к автократическому правлению и длительному «Чрезвычайное положение. Когда национальные государства формируются таким образом, чтобы способствовать глобальному миру? И когда глобальные отношения формируются таким образом, чтобы способствовать национальному миру? Каково будущее демократии в двадцать первом веке? Будут ли, наконец, демократизированы региональные федерации, или демократия останется в национальных государствах? Насколько устойчивы национальные демократии перед лицом авторитарных вызовов и как должны взаимодействовать национальная, региональная и глобальная политика, управление и право, чтобы мирно работать вместе?

    Отдел безопасности и сотрудничества, международных институтов и отношений

    Редактор: Томас Дж.Бирстекер, институт последипломного образования, Женева

    Глобальная безопасность и сотрудничество принимают разные формы и выглядят по-разному с разных точек зрения на земном шаре. Вот почему необходимы глобальные взгляды на безопасность, сотрудничество и институты. Как то, что необходимо защищать, так и угрозы, от которых оно должно быть защищено, варьируются в зависимости от времени и места. Безопасность включает в себя классические вопросы, связанные с безопасностью государств, вытекающие из веберианских обоснований формирования государства (для обеспечения внутренней безопасности и защиты извне).В то же время безопасность также распространяется на области безопасности человека, системы или сети, а также на безопасность/выживание самой планеты. Государство может быть источником безопасности и/или источником незащищенности для различных слоев населения. Источниками незащищенности разных слоев населения могут быть межгосударственные конфликты (ядерный конфликт), развал функционирующих государственных институтов (анархия на местном уровне), совершение террористических актов, отсутствие доступа к базовым ресурсам (таким как воды), от киберугроз существующим глобальным сетям, от мусора из космоса или от пренебрежения экологическим здоровьем планеты.

    Международное сотрудничество также многомерно и все чаще проявляется на нескольких уровнях. Международные институты выходят далеко за рамки формальных межправительственных организаций и все чаще включают неформальные механизмы, в которых участвуют государственные субъекты, а также представители бизнеса и гражданского общества. Эти неформальные механизмы могут принимать различные институциональные формы, начиная от государственно-частных партнерств и заканчивая многосторонними инициативами, межправительственными инициативами и транснациональными политическими сетями или сообществами.Дефицит управления на межправительственном или межгосударственном уровне может быть преодолен или устранен на региональном или местном (и все чаще на городском) уровне.

    Международные отношения как предмет остаются спорной областью, и сменяющие друг друга поколения ученых раздвигают границы предмета концептуальными, нормативными и методологическими новшествами. Global Perspectives открыт для тех, кто бросает вызов ограничениям и оспаривает разнообразие различных местностей, возникающих в различных национальных, дисциплинарных и институциональных условиях, а также бросает вызов тем, кто занимается «дисциплинированием» поля.В то время как важно оставаться эмпатически открытым к существованию множества точек зрения и чувствительным к возможности сосуществования множества истин для описания международных отношений, крайне важно сохранять приверженность науке в самом широком смысле этого слова, с внимание к ценностному и систематическому анализу.

    Global Perspectives поощряет заявки, в которых рассматривается безопасность, сотрудничество, международные институты и международные отношения.То есть особенно поощряются преднамеренные попытки взглянуть на общую проблему с нескольких точек зрения или с недостаточно представленных точек зрения. Междисциплинарные подходы приветствуются, но не являются обязательными, равно как и вклады, которые выходят за рамки обсуждения дискуссий только в социальных науках, чтобы продумать и разъяснить некоторые политические и практические последствия их анализа.

    Отдел общественных институтов, организаций и отношений

    Редактор: Сара Р.Курран, Вашингтонский университет

    Если одним из следствий глобализации является то, что национальный суверенитет и международный порядок рушатся или, по крайней мере, подвергаются глубокому сомнению и изменению конфигурации, тогда возникает необходимость задать фундаментальные, даже мучительные вопросы, такие как следующие: что связывает людей вместе? Что обеспечивает преемственность и существование сообществ? И каковы более глубокие социальные силы, которые либо ускоряют, либо замедляют силы глобальных изменений и формируют каскадные эффекты в локальном масштабе (и наоборот)?

    Социологи, стремящиеся лучше понять глобальную сложность, предлагают искать основные элементы, которые объединяют одних людей, исключают других, разрушают социальные порядки и изобретают новые социальные отношения. Это означает возвращение к фундаментальным понятиям, таким как социальные институты, организации и отношения, чтобы продвигать знания вперед и лучше понимать значимые социальные изменения, составы и механизмы как концептуально, так и эмпирически. Глобальные вызовы сегодняшнего дня восходят к другим моментам социальной истории, когда появлялись интеллектуалы, предлагающие убедительные интерпретации и объяснения природы человеческого состояния, характера социальных изменений и возникновения социальных институтов, организаций и отношений.

    Global Perspectives предлагает эссе с «большими идеями», которые посвящены глубоко гуманным исследованиям, которые характеризуют наши общие социальные науки, интеллектуальное прошлое и тех, кто изменил наши парадигматические взгляды на значимость социальных институтов, организаций и отношений. Эти эссе могут задавать вопросы, сформулированные в более ранние исторические моменты, такие как следующие: Как мы можем объяснить социальные изменения? Как возможно общество? Что такое общество в наше время и что такое социальные организации?

    Почему сейчас так важно задавать эти вопросы? Сегодняшние парадоксы требуют лучших объяснений и правдоподобных ответов. Качественные сдвиги в социальных отношениях часто используются в качестве объяснения и результата в наше время как экстремальной связанности, так и изолированности, возникающей в результате наших глобальных техносоциальных ландшафтов. Например, технология расширила доступ к средствам, которые могли бы соединить нас всех, и в то же время сконцентрировала мощные разрушительные инструменты в руках лишь немногих. С глобализацией технологий возникают и другие парадоксы. Как понять реальные возможности сострадательного контакта между людьми по всему миру с распространением выражений глубокого страха перед «другим» и сопутствующей неуверенностью и насильственными действиями против «другого» почти со всех уголков земного шара? Глобус?

    Мы приветствуем вклад, который помогает нам увидеть само собой разумеющееся и оживить воображение социальных наук, чтобы выявить правила, нормы и стратегии, которые структурируют множество повседневных взаимодействий в глобальном масштабе и локально. Поскольку временные и пространственные дистанции, управляющие транзакциями, на протяжении большей части истории создавали неопределенность в отношении будущего социальной жизни, анализ социальных институтов предлагает способы, например, понять, как неопределенности формируются, управляются и, возможно, ограничиваются посредством вливания и овеществления ценности и чувства в конкретные руководящие принципы для ожидаемых действий и результатов (Williamson 1998). Глобальный взгляд на институты может пересмотреть то, как результаты временной интенсификации и пространственного сжатия глобализации создают новые или еще большие неопределенности и могут разрушать или укреплять институты, создавая место для совершенно новых и совпадающих или конкурирующих институциональных форм через новые идеологии, воображаемые и онтологии (Стегер и Джеймс 2019).

    В то время как социальные институты представляют собой нормы, правила и общие стратегии, ограничивающие человеческую жизнь, социальные организации представляют собой формальные и неформальные социальные пространства для контролируемого человеческого взаимодействия и обеспечивают признаки социальной сплоченности (Moody and White 2003). Социальные организации обеспечивают социальные связи, накапливают и распределяют, дисциплинируют и упорядочивают, создают и производят, разрушают и восстанавливают, и это лишь некоторые из значимых действий, которые были теоретизированы и наблюдались.Таким образом, социальные организации взаимодействуют, формируют и реагируют как с социальными институтами, так и с социальными отношениями взаимозависимым и динамичным образом. Глобальная перспектива социальных организаций касается этих фундаментальных действий, структур и связей (Foucault 2012; Giddens 2003). Глобальные исследования социальных организаций могут «следовать за деньгами» посредством знаковых исследований потоков и точек приземления по всему миру любого объекта или вещи — например, футболок или шлепанцев (Knowles 2015; Rivoli 2014).Такие исследования обладают эпистемологической силой для выявления ранее скрытых участников глобализации как в ядре, так и на периферии, возможно, раскрывая фундаментальные механизмы, оживляющие глобальные сборки (Sassen 2007). В этой области предстоит проделать большую работу, чтобы помочь объяснить важные и насущные социально-экологические глобальные проблемы и дилеммы.

    Социальные отношения являются фундаментальными фокусами социального анализа, определяющими взаимодействия и статусы между двумя или более индивидуумами или между индивидуумом и любыми другими социальными коллективами более высокого порядка.Решающие социальные теоретики для понимания агентной природы социальных отношений указывают на аффинити, идентичности и воображаемое как на когнитивные механизмы, которые воплощаются и разыгрываются в повседневных взаимодействиях социальной жизни и раскрывают силу, позиционность и интерсекциональность, воплощенные в социальных отношениях. И, как напоминает нам работа Хиршмана (1970), для полного понимания социальных организаций и институтов необходимо наблюдать не только инстанцирование, но и разрывы или растворения.Исследование глобальных социальных отношений в этой области может быть особенно продуктивным через этнографические исследования нарушений и разрушений с этнометодологической чувствительностью глубоко воплощенной природы социальных отношений. Увлекательным примером такого подхода могут быть исследования, найденные в недавнем сборнике под редакцией Александра, Стэка и Хосрохавара (2019).

    Очерки в этом разделе будут способствовать этому новому пониманию, уделяя основное внимание динамической, взаимозависимой и изменчивой природе обществ и глобальных сил.Эти эссе должны оживить исследования социальных институтов, организаций и отношений, поскольку они сообщают о глобальных сложностях, и должны способствовать созданию новых концептуальных областей и нового знания через мультиперспективные линзы пространства и времени; анализ процессов, сбоев и разрушителей; рекурсивное отражение; изменчивость; и диалектика.

    Раздел по преобразованиям в области устойчивого развития и взаимодействию технологии и общества

    Редактор: Дирк Месснер, Федеральное агентство по охране окружающей среды, Берлин

    В этом разделе рассматривается треугольник из трех тесно связанных тем: глобальные изменения, устойчивость и технологии. Понимание динамики каждого из них, а также их взаимосвязей требует взглядов со всех сторон социальных наук, а также из естественных наук и наук о жизни, включая такие области, как информатика, робототехника и исследования окружающей среды.

    Повестка дня ООН на период до 2030 г. и Парижское соглашение об изменении климата, среди прочего, предлагают план размещения населения Земли в десять миллиардов человек к 2050 г. Они признают и принимают планетарные ограничения, стремясь избежать переломных моментов в несущей способности Земли.Понимание последствий многих преобразований в направлении устойчивости требует глубоких междисциплинарных и междисциплинарных подходов: надежных знаний о взаимодействиях и петлях обратной связи между глобально взаимосвязанными социальными системами (обществами, экономиками, политиками, культурами), техническими инфраструктурами, окружающей средой и киберпространством. Global Perspectives предоставляет пространство для социальных и гуманитарных наук, а также естественных наук и наук о жизни, инженерии и информатики, чтобы внести свой вклад в анализ глобальных преобразований в области устойчивого развития.

    Цифровизация, большие данные, искусственный интеллект, автономные технические системы, биотехнологии и нанотехнологии коренным образом изменят общество и экономику. Необходимо понимать различные и разнообразные воздействия, которые эти технологические движущие силы изменений могут оказать на фундаментальные аспекты общества: могут возникнуть новые модели власти и различные механизмы неравенства, а демократия и неприкосновенность частной жизни могут быть поставлены под вопрос.Передача полномочий по принятию решений техническим системам (например, на фондовых рынках, отправлении правосудия, автономной мобильности, диагностике здоровья или энергосистемах) открывает возможности для решения проблем на основе машинного обучения, но также сопряжена с риском потери контроля над общественные процессы. Как будут взаимодействовать преобразования в области устойчивого развития и эти технологические революции? Формирование этой социально-технологической динамики требует новых исследовательских союзов наук об устойчивости, социальных наук, гуманитарных наук, а также цифровых и других инженерных наук.

    Краеугольным камнем преобразований глобальной устойчивости является реконфигурация глобального порядка: мир экономически, технологически и экологически высоко интегрирован и взаимосвязан, но социально, культурно и политически фрагментирован. Как глобальное управление, направленное на поддержку преобразований в области устойчивого развития, работает или разрушается в этих условиях? Глобальное управление касается не только власти, институтов, стандартов и механизмов обеспечения соблюдения, но также и строительных блоков глобального сотрудничества, которое может возникать и меняться, а также ослабевать и укрепляться.Что мы знаем о сотрудничестве людей в очень сложных системах, выходящих за установленные физические, политические и культурные границы и в которых люди взаимодействуют друг с другом в несмежном пространстве и вне часовых поясов?

    Гельмут К. Анхейер (доктор философии Йельского университета) — главный редактор Global Perspectives , профессор социологии в Школе Херти, член факультета Школы по связям с общественностью Ласкина и приглашенный профессор LSE Ideas.Он много публиковался в области социальных наук с упором на гражданское общество, организацию и управление и получил несколько национальных и международных наград за свои академические достижения. Ранее он был президентом школы Херти и профессором Института социологии Макса Вебера в Гейдельбергском университете, где руководил Центром социальных инвестиций и инноваций. Прежде чем начать академическую карьеру, он служил в Организации Объединенных Наций в качестве сотрудника по социальным вопросам.

    Пайал Арора — профессор и заведующая кафедрой технологий, ценностей и глобальных медиакультур в Университете Эразма в Роттердаме.Ее опыт заключается в опыте работы с цифровыми медиа и потребительских ценностях среди малообеспеченных сообществ по всему миру, и она обладает более чем десятилетним опытом полевой работы в таких контекстах. Она является автором ряда книг, в том числе отмеченной наградами « Leisure Commons» и совсем недавно « The Next Billion Users » в издательстве Harvard Press. Forbes назвал ее «чемпионом следующего миллиарда» и подходящим человеком для реформирования технологий. Несколько международных СМИ освещали ее работу, включая BBC, The Economist, Quartz, Tech Crunch, The Boston Globe, F.AZ, The Nation и CBC. Она консультировала по вопросам технологических инноваций различные организации, такие как ЮНЕСКО, KPMG, GE и HP, и провела более 170 презентаций в 109 городах 54 стран, включая выступление на TEDx о будущем Интернета. Она является основателем Catalyst Lab, организации цифрового активизма, и входит в несколько советов, таких как Columbia Univ. Институт Земли и Всемирный женский глобальный совет в Нью-Йорке. Она занимала должности научного сотрудника в GE, ZEMKI, ITSRio и NYU. Она имеет степень магистра международной политики Гарвардского университета и докторскую степень по языку, грамотности и технологиям Колумбийского университета. Она родилась и выросла в Индии, является гражданкой Ирландии и Америки и в настоящее время живет в Амстердаме.

    Томас Бирстекер — профессор Гастейгера по международной безопасности и директор по политическим исследованиям Института последипломного образования в Женеве. Ранее он руководил программой Высшего института по изучению международного управления, Институтом международных исследований Уотсона в Университете Брауна, а также преподавал в Йельском университете и Университете Южной Калифорнии.Он является автором/редактором десяти книг, в том числе Государственный суверенитет как социальная конструкция (издательство Кембриджского университета, 1996 г.), Появление частной власти в глобальном управлении (издательство Кембриджского университета, 2002 г.) и Адресные санкции: Воздействие и эффективность действия Организации Объединенных Наций  (издательство Кембриджского университета, 2016 г. ). Его текущие исследования сосредоточены на адресных санкциях, транснациональных политических сетях в управлении глобальной безопасностью и диалектике мировых порядков.Он был главным разработчиком SanctionsApp, инструмента для мобильных устройств, созданного в 2013 году для расширения доступа к информации о целенаправленных санкциях в ООН. Он получил докторскую степень и степень магистра в Массачусетском технологическом институте и степень бакалавра в Чикагском университете. До 2017 года он был директором Центра глобального управления, ранее называвшегося Программой изучения международного управления Института последипломного образования.

    Мигель Сентено — профессор социологии Масгрейва и заместитель декана Школы Вудро Вильсона.Он опубликовал множество статей, глав и книг. Его последние публикации: Война и общество (Политика, 2016 г.), Глобальный капитализм (Политика, 2010 г. ), Государства в развивающихся странах (Кембриджский университет, 2017 г.) и Создание государства и наций в Пиренейском мире (Том I). , Cambridge UP, 2013 г., том II, 2018 г.). Он также заканчивает новый книжный проект по социологии дисциплины. Он является основателем Исследовательского сообщества по глобальным системным рискам, финансируемого PIIRS с 2013 года (http://risk.Princeton.edu). Он был главой Колледжа Уилсона, директором-основателем PIIRS и заведующим кафедрой социологии. В 2001 году он основал PUPP (https://pupp.princeton.edu), а в 2019–2020 годах — PSP (https://paw.princeton.edu/article/new-faculty-path-princeton-leads-effort-encourage). -недопредставленные-студенты-ищут-докторантов).

    Сара Карран — директор Центра исследований в области демографии и экологии Вашингтонского университета и профессор международных исследований, социологии, государственной политики и управления. Ее исследовательские интересы включают миграцию, глобализацию, гендер, развитие, изменение климата и адаптацию, и она использует различные исследовательские методы, в том числе качественные полевые исследования, полевые исследования, регрессионное моделирование, смешанные методы, а также пространственный и сетевой анализ.

    Дирк Месснер — президент Федерального агентства по охране окружающей среды Германии. До этого он руководил Университетом Организации Объединенных Наций – Институтом окружающей среды и безопасности человека (UNU-EHS) в Бонне, Германия.С 2003 по 2018 год Месснер был директором Немецкого института развития (Deutsches Institut für Entwicklungspolitik, DIE). Он также является содиректором Käte Hamburger Kolleg (Центр исследований глобального сотрудничества), который был создан в 2012 году в Университете Дуйсбург-Эссен, Германия. Месснер — экономист по вопросам развития и политолог, ведет исследовательскую и преподавательскую деятельность в различных странах Латинской Америки и Азии. Его работа посвящена глобальным изменениям и устойчивому развитию, переходу к декарбонизации мировой экономики, глобализации и глобальному управлению, а также международному сотрудничеству и человеческому поведению.Основываясь на своих исследованиях, Месснер участвует в нескольких высокопоставленных политических консультативных советах. Например, он является сопредседателем Немецкого консультативного совета по глобальным изменениям и членом Китайского совета по глобальному сотрудничеству в области развития и окружающей среды. Месснер является членом ведущего факультета проекта управления системой Земля.

    Хаген Шульц-Форберг преподает современную глобальную и европейскую историю и мысль на факультете глобальных исследований Орхусского университета.

    Посетите: https://pure.au.dk/portal/en/persons/hagen-schulzforberg(150b1f5b-9570-4dcd-8030-111f86fd1ad7). html, чтобы увидеть дополнительную информацию.

    Дж. П. Сингх — профессор международной торговли и политики в Школе политики и управления им. Шара Университета Джорджа Мейсона и научный сотрудник Ричарда фон Вайцзекера в Академии Роберта Боша в Берлине.Ранее он был председателем и профессором культуры и политической экономии, а также директором Института международных культурных отношений Эдинбургского университета.

    Профессор Сингх является автором пяти монографий, редактировал пять книг и опубликовал десятки научных статей. Многие из этих книг и статей посвящены международной торговле и развитию, национальной и международной культурной политике, международным переговорам и дипломатии.Его книги включают «Сладкий разговор: патернализм и коллективные действия в торговых переговорах между Севером и Югом» (Стэнфорд, 2017 г. ), «Переговоры о глобальной информации», «Экономика» (Кембридж, 2008 г.) и «Глобализованное искусство: экономика развлечений и культурная идентичность» (Колумбия, 2011 г.). , которая получила награду Американской ассоциации политических наук за лучшую книгу по информационным технологиям и политике в 2012 году.

    Профессор Сингх консультировал Всемирный банк и Всемирную торговую организацию по вопросам торговли и международного развития, а также Британский совет и ЮНЕСКО по вопросам международной культурной политики.Он играл руководящую роль в нескольких профессиональных организациях и работал редактором с 2006 по 2009 год и значительно увеличил влияние Review of Policy Research , журнала, специализирующегося на политике и политике в области науки и технологий. Профессор Сингх в настоящее время редактирует и основал журнал Arts and International Affairs. Он также редактирует серию книг Стэнфорда о новых рубежах мировой экономики. Он имеет докторскую степень. по политической экономии и государственной политике Университета Южной Калифорнии.

    Традиционная компания Theodor Schulz: Мастера в сердце — Brillux

    Успешный стиль управления

    Многолетняя история компании и количество энергии и жизненных услуг, вложенных в Theodor Schulz GmbH & Co.KG были основными причинами, которые убедили Харальда Альпса временно взять на себя управление в 2009 году. Когда тогдашний босс Хорст-Фридрих Зеласко внезапно скончался, жена Альпса Сильвия, сертифицированный специалист по оптометрии и родственница Зеласко, унаследовала компанию.

    Но Сильвия Альпс, владелица собственного магазина оптики для глаз в Блокде, в это время была занята преподаванием оптометрии. Поначалу будущее малярной компании было неясным: «Было много рабочих мест в опасности, и были серьезные опасения по поводу того, как действовать дальше.Но я был готов дать направление. Я думал, что моя работа заключается не только в том, чтобы сохранить этот исторический бизнес, но и в том, чтобы еще больше расширить его и сделать его пригодным для будущего», — говорит Альпс.

    Но какое влияние это имеет на бизнес, если босс не знает ремесла? В случае с Theodor Schulz GmbH на этот вопрос легко ответить: она обогащает. Личность Харальда Альпса во многом связана с этим. 48-летний мужчина, который выглядит моложе, не боится признать, что его 18 сотрудников кое-что знают лучше него.«Здесь у каждого есть свои основные компетенции», — говорит Альпс. «А если я чего-то не знаю, то обычно знает кто-то еще из команды».

    Операционный менеджер после командного решения

    Из-за отсутствия у него опыта в торговле красками взаимодействие с его операционным менеджером Бенджамином Вагнером особенно важно для Alps. 30-летний мужчина четыре года руководил операционным бизнесом компании. Wagner планирует строительные площадки, включая соответствующие материалы и персонал, рассчитывает заказы и является первым контактным лицом для потенциальных клиентов.

    Другие недавние публикации | Американское историческое обозрение

    Получить помощь с доступом

    Институциональный доступ

    Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок.Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

    Доступ на основе IP

    Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов. Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

    Войдите через свое учреждение

    Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

    Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

    1. Нажмите Войти через свое учреждение.
    2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
    3. Находясь на сайте учреждения, используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением.Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
    4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

    Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

    Войти с помощью читательского билета

    Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

    Члены общества

    Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

    1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
    2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
    3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

    Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

    Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

    Личный кабинет

    Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

    Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

    Институциональная администрация

    Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью. Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

    Просмотр ваших зарегистрированных учетных записей

    Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения.Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

    Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

    Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции. Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

    Религия и животные — Оксфордские справочники

    Адамс, Кэрол.2006. «Очень редкая и трудная вещь»: экофеминизм, внимание к страданиям животных и исчезновение субъекта». В . Сообщество субъектов: животные в религии, науке и этике , изд. Пол Вальдау и Кимберли Паттон. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Найдите этот ресурс:

    Адамс, Кэрол Дж. 2010. Сексуальная политика мяса: феминистско-бегетарианская критическая теория . 20-летие изд. Нью-Йорк: Континуум. Оригинальное издание, 1990 г. Найдите этот ресурс:

    Афтандилиан, Дэвид, изд.2007. Что для нас животные?: Подходы науки, религии, фольклора, литературы и искусства . 1-е изд. Ноксвилл: University of Tennessee Press. Найдите этот ресурс:

    Агамбен, Джорджио. 2004. Открытие: Человек и животное . Транс. Кевин Аттел. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета. Найдите этот ресурс:

    Александр, Доминик. 2008. Святые и животные в средние века . Рочестер, Нью-Йорк: Boydell Press. Найдите этот ресурс:

    Амброс, Барбара.2012. Яблоки раздора: животные и религия в современной Японии . Гонолулу: University of Hawai’i Press. Найдите этот ресурс:

    Anderson, E. N., and Lisa Raphals. 2006. «Даосизм и животные». В Сообщество субъектов: животные в религии, науке и этике , изд. Пол Вальдау и Кимберли Паттон, 275–292. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Найдите этот ресурс:

    Белла, Роберт Нилли. 2011. Религия в эволюции человека: от палеолита до осевого века .Кембридж, Массачусетс: Belknap Press издательства Гарвардского университета. Найдите этот ресурс:

    Бенджамин, Эндрю. 2011. О евреях и животных, Границы теории. Эдинбург: Издательство Эдинбургского университета. Найдите этот ресурс:

    Биардо, Мадлен. 1993. «Камадхену: мифическая корова, символ процветания». В мифологиях животных , изд. Ив Бонфуа. Чикаго: Издательство Чикагского университета. Найдите этот ресурс:

    Блэнд, Калман. 2009. «Каин, Авель и брутизм». В Толкование Священных Писаний, формы культуры и религиозное воображение: очерки в честь Майкла Фишбейна , изд.Дебора Грин и Лаура Либер, 165–185. Оксфорд: University of Oxford Press. Найдите этот ресурс:

    Бланд, Калман. 2010. «Построение животных в средневековой еврейской философии». В Новые направления в еврейской философии , изд. Аарон В. Хьюз и Эллиот Р. Вольфсон, x, 362. Блумингтон: Издательство Индианского университета. Найдите этот ресурс:

    Бубер, Мартин. 1996. Я и ты . Транс. Вальтер Кауфманн. Нью-Йорк: Пробный камень. Оригинальное издание, 1970 г. Найдите этот ресурс:

    Бьюкенен, Бретт.2012. «Быть ​​​​с животными» в книге «Другие животные и человеческое воображение» , изд. Аарон Гросс и Энн Валлели. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Найдите этот ресурс:

    Burkert, Walter. 1983. Homo Necans: антропология древнегреческого жертвенного ритуала и мифа . Беркли: University of California Press. Найдите этот ресурс:

    Burkert, Walter. 1996. Сотворение священного: следы биологии в ранних религиях . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.Найдите этот ресурс:

    Беркерт, Уолтер, Рене Жирар, Джонатан З. Смит и Роберт Хамертон-Келли. 1987. Насилие Происхождение . Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета. Найдите этот ресурс:

    Камози, Чарльз. 2013. Из любви к животным: христианская этика, последовательные действия . Цинциннати, Огайо: Fransciscan Media. Найдите этот ресурс:

    Чаппл, Кристофер Ки. 1993. Ненасилие по отношению к животным, Земле и себе в азиатских традициях. Серия SUNY по религиоведению .Олбани: State University of New York Press. Найдите этот ресурс:

    Крис, Синтия. 2006. Наблюдение за дикой природой . Миннеаполис: University of Minnesota Press. Найдите этот ресурс:

    Cixous, Hélѐne. 1998. Стигматы: экранирование текстов . Лондон и Нью-Йорк: Routledge. Найдите этот ресурс:

    Кларк, Стивен. 2013. «Спроси у зверей, и они научат тебя». Селия Дин-Драммон, Дэвид Л.Клаф и Ребекка Артиниан-Кайзер. Лондон и Блумсбери: T&T Clark. Найдите этот ресурс:

    Клаф, Дэвид. 2012. О животных: систематическое богословие . Лондон и Нью-Йорк: T&T Clark. Найдите этот ресурс:

    Coetzee, JM, ed. 1999. Жизнь животных . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета. Найдите этот ресурс:

    Corso, Regina A. 2011. Домашние животные действительно являются членами семьи . Харрис Интерактив. http://www.prnewswire.com/news-releases/pets-really-are-members-of-the-family-123604964.html. Найдите этот ресурс:

    Крейн, Джонатан и Аарон Гросс. 2015. «Жестокое правосудие? Судебные процессы над животными и вопрос о контртрадиции». В Звериная мораль , изд. Джонатан Крейн. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Найдите этот ресурс:

    Дин-Драммонд, Селия, Дэвид Л. Клаф и Ребекка Артиниан-Кайзер, ред. 2013. Животные как религиозные субъекты: трансдисциплинарные перспективы . Лондон и Блумсбери: T&T Clark. Найдите этот ресурс:

    Деррида, Жак.2002. «Вера и знание: два источника« религии »в пределах разумного». В актах религии , изд. Gil Anidjar, vi, 436. Нью-Йорк: Routledge. Найдите этот ресурс:

    Деррида, Жак. 2008. Животное, которым я являюсь . Транс. Дэвид Уиллс и изд. Мари-Луиза Малле. В Перспективы континентальной философии . Нью-Йорк: издательство Фордхэмского университета. Найдите этот ресурс:

    Дюркгейм, Эмиль и Марсель Мосс. 1963. Примитивная классификация .Чикаго: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

    Foer, Jonathan Safran. 2009. Поедание животных . Нью-Йорк: Литтл, Браун. Найдите этот ресурс:

    Фрейзер, Джеймс Джордж и Теодор Гастер, ред. 1959. Новая золотая ветвь: новое сокращение классической работы . Нью-Йорк: Criterion Books. Найдите этот ресурс:

    Гир, Александра ван дер. 2008. Животные в камне: скульптуры индийских млекопитающих во времени, Справочник по востоковедению = Handbuch der Orientalistik Section 2, India. Лейден и Бостон: Брилл. Найдите этот ресурс:

    Гудолл, Джейн. 2005. «Первобытная духовность». В Энциклопедии религии и природы , изд. Брон Тейлор. Лондон и Нью-Йорк: Континуум. Найдите этот ресурс:

    Гудолл, Джейн. 2006. «Танец благоговения». В Сообщество субъектов: животные в религии, науке и этике , изд. Пол Вальдау и Кимберли Паттон, 651–656. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Найдите этот ресурс:

    Гросс, Аарон. 2013.«Еврейская этика животных». В Оксфордском справочнике еврейской этики и морали , изд. Эллиот Дорфф и Джонатан Крейн, xx, 514. Оксфорд и Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. Найдите этот ресурс:

    Гросс, Аарон. 2015. Вопрос о животных и религии: теоретические ставки, практические последствия . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Найдите этот ресурс:

    Гросс, Аарон и Энн Валлели, ред. 2012. Животные и человеческое воображение: дополнение к исследованиям на животных .Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Найдите этот ресурс:

    Хаберман, Дэвид. 2013. Люди-деревья: поклонение деревьям в Северной Индии . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. Найдите этот ресурс:

    Harvey, Graham. 2006. Анимизм: уважение к Живому Миру . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Найдите этот ресурс:

    Herzog, Hal. 2010. Кого-то мы любим, кого-то ненавидим, кого-то едим: почему так трудно думать о животных прямо . 1-е изд. Нью-Йорк: Харпер.Найдите этот ресурс:

    Хобгуд-Остер, Лаура. 2008. Святые псы и ослы: животные в христианской традиции . Урбана: University of Illinois Press. Найдите этот ресурс:

    Hughes, Dennis D. 1991. Человеческие жертвоприношения в Древней Греции . Лондон и Нью-Йорк: Routledge. Найдите этот ресурс:

    Ингольд, Тим, изд. 1988. Что такое животное? Лондон: Анвин Хайман. Найдите этот ресурс:

    Ингольд, Тим. 2012. «Охота и собирательство как способы восприятия окружающей среды» В «Животные и человеческое воображение» , изд.Аарон Гросс и Энн Валлели, 31–54 года. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Найдите этот ресурс:

    Джейкобсон, Доранн. 1999. «Почитание коров». Natural History 6: 58–63. Найдите этот ресурс:

    Jaini, Padmanabh S. 2000. «Indian Perspectives on the Spirituality of Animals» In Сборник статей по джайнским исследованиям , 253–266. Индия: Motilal Banarsidass. Найдите этот ресурс:

    Jha, DN 2002. The Myth of the Holy Cow . Лондон и Нью-Йорк: оборотная сторона.Найдите этот ресурс:

    Джонс, Дебора. 2009. Школа Сострадания . Великобритания: Gracewing Publishing. Найдите этот ресурс:

    Komjathy, Louis. 2011. «Даосизм и животные». Encyclopaedia Britannica Online . Найдите этот ресурс:

    Komjathy, Louis. 2014. Даосизм: Путеводитель для растерянных, Путеводители для растерянных. Лондон и Нью-Йорк: Bloomsbury. Найдите этот ресурс:

    Кором, Фрэнк Дж. 2000. «Святая корова! Апофеоз Зебу, или Почему корова священна в индуизме.” Asian Folklore Studies 59 (2): 181–203. Найдите этот ресурс:

    Lodrick, Deryck O. 1981. Священные коровы, священные места: происхождение и сохранение приютов для животных в Индии . Беркли и Лос-Анджелес: University of California Press. Найдите этот ресурс:

    Мардер, Майкл. 2012. «Если горох может говорить, стоит ли его есть?» New York Times , 28 апреля, Opinion Pages. http://opinionator.blogs.nytimes. com/2012/04/28/if-peas-can-talk-should-we-eat-them/. Найдите этот ресурс:

    Мардер, Майкл.2013. Растительное мышление: философия растительной жизни . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Найдите этот ресурс:

    Марцлафф, Джон М. и Тони Энджелл. 2005. В компании Ворон и Ворон . Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета. Найдите этот ресурс:

    Мейсон, Джим. 1993. Неестественный порядок: раскрытие корней нашего господства над природой и друг другом . Нью-Йорк: Simon & Schuster. Найдите этот ресурс:

    Masuzawa, Tomoko. 2005. Изобретение мировых религий, или Как сохранился европейский универсализм в языке плюрализма .Чикаго: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

    McAuliffe, Jane Dammen. 2001. Энциклопедия Корана . 6 тт. Лейден: Брилл. Найдите этот ресурс:

    Мелсон, Л. Гейл. 2001. Почему дикие твари: животные в жизни детей . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. Найдите этот ресурс:

    Меули, Карл. 1946. «Griechische Opferbrauche» In Phyllobolia: Festschrift Peter Von der Muhll , 185–288. Базель: n.p. Найдите этот ресурс:

    Милгром, Джейкоб.1991. Левит 1–16, серия Anchor Bible. Нью-Йорк: Doubleday Dell. Найдите этот ресурс:

    Мортенсен, Эрик. 2006. «Прорицание ворона от Тибета до Аляски: диалекты, божественная сила и взгляд с высоты птичьего полета» В . Сообщество субъектов: животные в религии, науке и этике , изд. Пол Вальдау и Кимберли Паттон, 423–439. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Найдите этот ресурс:

    Наппи, Карла Сьюзан. 2009. Обезьяна и чернильница: естественная история и ее трансформации в Китае раннего Нового времени .Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. Найдите этот ресурс:

    Нельсон, Ричард К. 1983. Помолитесь ворону: Коюкон, вид на северный лес . Чикаго: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

    Нельсон, Лэнс. 2006. «Коровы, слоны, собаки и другие меньшие воплощения Атмана : размышления об отношении индусов к нечеловеческим животным» В Сообщество субъектов: животные в религии, науке и этике , изд. Пол Вальдау и Кимберли С.Patton, xxxi, 686. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Найдите этот ресурс:

    Pandian, Anand. 2012. «Пасторская власть в постколонии: о биополитике преступного животного в Южной Индии» В книге «Животные и человеческое воображение: дополнение к исследованиям животных» , изд. Аарон Гросс и Энн Валлели, 7–112. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Найдите этот ресурс:

    Паттон, Кимберли. 2006. «Пойманные сами в сети жизни и времени»: традиционные взгляды на животных в религии».Пол Вальдау и Кимберли Паттон. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Найдите этот ресурс:

    Перло, Кэтрин Уиллс. 2009. Родство и убийство: животное в мировых религиях . Нью-Йорк: Columbia University Press. Найдите этот ресурс:

    Person, Raymond F. , Jr. 2013. «Ваши жены, ваши дети и ваш скот: домашние существа как религиозные объекты в книге Второзаконие». В 90 459 животных как религиозные предметы: трансдисциплинарные перспективы 90 460, изд.Селия Дин-Драммонд, Дэвид Л. Клаф и Ребекка Артиниан-Кайзер, 227–242. Лондон: Bloomsbury: T&T Clark. Найдите этот ресурс:

    Солсбери, Джойс. 2011. Зверь внутри: Животные в средние века . 2-е изд. Нью-Йорк: Routledge. Найдите этот ресурс:

    Schaefer, Donovan O. 2015. Religious Affects: Animality, Evolution, and Power . Дарем, Северная Каролина: Издательство Университета Дьюка. Найдите этот ресурс:

    Шульц, Бруно. 2008. Улица крокодилов и другие истории .Транс. Селина Веневская. Нью-Йорк: Penguin. Найдите этот ресурс:

    Seidenberg, David Mevorach. 2015. Каббала и экология: образ Бога в сверхчеловеческом мире . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. Найдите этот ресурс:

    Серпелл, Джеймс. 1996. В компании животных: исследование взаимоотношений человека и животных . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Найдите этот ресурс:

    Шепард, Пол. 1996. Другие: как животные сделали нас людьми .Вашингтон, округ Колумбия: Island Press. Найдите этот ресурс:

    Шепард, Пол. 1998. Мыслящие животные: животные и развитие человеческого интеллекта . Афины: University of Georgia Press. Найдите этот ресурс:

    Сайф, Уоллес. 1993. Потеря питомца . Нью-Йорк: Howell Book House. Найдите этот ресурс:

    Smith, Jonathan Z. 1988. «The Bare Facts of Ritual» In Imagining Religion: From Babylon to Jonestown , 53–65. Чикаго: Издательство Чикагского университета.Найдите этот ресурс:

    Smith, Jonathan Z. 2004. «A Matter of Class: Taxonomies of Religion» In Relationing Religion: Essays in the Study of Religion , под редакцией Jonathan Z. Smith, xv, 412. Chicago: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

    Smith, Jonathan Z., William Scott Green и Jorunn Jacobsen Buckley. 1995. «Религии традиционных народов» В The HarperCollins Dictionary of Religion , изд. Джонатан З. Смит, Уильям Скотт Грин и Йорунн Якобсен Бакли, 1087–1098 гг.Сан-Франциско: HarperCollins. Найдите этот ресурс:

    Сорабджи, Ричард. 1993. Разум животных и человеческая мораль: истоки западных дебатов, Корнельские исследования классической филологии . Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета. Найдите этот ресурс:

    Spiegel, Marjorie. 1996. Ужасное сравнение: рабство людей и животных . Испр. и расширенное изд. Нью-Йорк: Mirror Books. Найдите этот ресурс:

    Суперле, Мишель. 2012. «Герои-животные и трансформирующие вещества: собачьи персонажи в современной детской литературе» В книге «Животные и человеческое воображение: дополнение к исследованиям животных» , изд.Аарон Гросс и Энн Валлели. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Найдите этот ресурс:

    Томас, Норткот В. 1908. «Животные». В Энциклопедии религии и этики , изд. Дж. Гастингс. Нью-Йорк: Scribner’s. Найдите этот ресурс:

    Tillich, Paul. 1959. Богословие культуры . Эд. Роберт С. Кимбалл. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. Найдите этот ресурс:

    Тлили, Сарра. 2010. «Значение коранического слова «Дабба»: «Животные» или «Нечеловеческие животные»?» Journal of Quranic Studies 12:11.Найдите этот ресурс:

    Тлили, Сарра. 2012. Животные в Коране . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. Найдите этот ресурс:

    Туан, И-фу. 1984. Доминирование и привязанность: создание домашних животных . Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета. Найдите этот ресурс:

    Вальдау, Пол. 2002. Призрак видов: буддийские и христианские взгляды на животных . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. Найдите этот ресурс:

    Вальдау, Пол. 2006. «Видя местность, по которой мы идем: черты современного ландшафта« религии и животных ».’» В Сообщество субъектов: животные в религии, науке и этике , изд. Пол Вальдау и Кимберли Паттон. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Найдите этот ресурс:

    Frontiers | Вирусы и эволюция – сначала вирусы? Личная точка зрения

    Рибозимы и вироиды

    Происхождение жизни на Земле недавно вновь привлекло внимание после открытия экзопланет в пределах возможных обитаемых зон (Kasting et al., 1993). Астрономическое количество ожидаемых экзопланет предполагает, что существует высокая статистическая вероятность того, что жизнь зародилась где-то еще.Эта возможность стимулирует размышления о том, как зародилась жизнь на ранней Земле, что может помочь экстраполировать ее на другие планеты.

    Жизнь, по-видимому, началась с простого. Это правдоподобно, но это предположение. Самые маленькие из известных бактерий все еще довольно велики. Одним из самых маленьких известных метаболически автономных видов бактерий является Pelagibacter ubique с примерно 1400 генами (Giovannoni et al., 2005). Редукция генома Mycoplasma mycoides путем систематической делеции отдельных генов привела к синтетическому минимальному геному из 473 генов (Hutchison et al. , 2016). Можно ли рассматривать более простые живые существа?

    Существуют элементы с нулевыми генами, отвечающие многим критериям ранней жизни: рибозимы, каталитические РНК, тесно связанные с вироидами. Их было выделено in vitro из 10 15 молекул (аптамеров) длиной 220 нуклеотидов с помощью 10 раундов селекции. Среди многих видов РНК, представленных в этой коллекции квазивидов РНК, были каталитически активные члены, ферментативно активные рибозимы. Пространство последовательностей для 220-мерных РНК составляет примерно 3 × 10 132 (Eigen, 1971; Wilson and Szostak, 1999; Brackett and Dieckmann, 2006).

    Выбранные рибозимы были способны к репликации, расщеплению, соединению и образованию пептидных связей. Они могут химически полимеризовать потомство, допускают возникновение мутаций и могут развиваться. Одна молекула служит катализатором, другая – субстратом. Репликация рибозимов была продемонстрирована в пробирке (Lincoln, Joyce, 2009). Рибозимы могут образовывать пептидные связи между аминокислотами (Zhang and Cech, 1997). Таким образом, малые пептиды были доступны благодаря рибозимной активности. Следовательно, была предложена модификация РНК в виде пептидной нуклеиновой кислоты (ПНК) с более стабильными пептидными связями вместо фосфодиэфирных связей (Zhang and Cech, 1997; Joyce, 2002).Репликация молекул РНК может осуществляться химическим путем из РНК без ферментов-полимераз. Кроме того, из рибонуклеотидов могут образовываться дезоксирибозимы (Wilson, Szostak, 1999). Таким образом, ДНК может образоваться из РНК химическим путем, без ключевого белкового фермента, обратной транскриптазы.

    Весь живой мир возможен от некодирующей РНК (нкРНК) до эволюции генетического кода и белковых ферментов. Рибозимы в природе состоят из кольцевых одноцепочечных РНК (Orgel, 2004). У них отсутствует генетический триплетный код, и они не кодируют белки.Вместо этого они демонстрируют структурную информацию с помощью петель-шпилек, которые образуют водородные связи между неполными двойными цепями, и петель, свободных для взаимодействия с другими молекулами. Они представляют собой квазивиды, в которых могут образовываться многие виды РНК, такие как рибозимы, тРНК-подобные молекулы и другие нкРНК. РНК в таком пуле могут связывать аминокислоты. На метеорите Мерчисон, найденном в Австралии, идентифицировано 90 различных аминокислот, в то время как на Земле только около 20 из них используются для синтеза белка (Meierhenrich, 2008).Где на ранней Земле произошло образование рибозимов, остается предметом предположений. Гидротермальные источники, такие как черные курильщики в глубоком океане, являются возможными местами, где могла зародиться жизнь (Martin et al., 2008). Там доступны температурные градиенты и глина, содержащая минералы, такие как магний или марганец. Поры или ниши открывают возможности для концентрации строительных блоков, что необходимо для протекания химических реакций. Интересно, что лед также является кандидатом для образования рибозимов и химических реакций.Кристаллы льда вытесняют биомолекулы в жидкую фазу, что приводит к концентрации, создавая квазиклеточную компартментализацию, в которой стимулируется синтез предшественников нуклеотидов. Там могут возникать РНК и рибозимы, способные к саморепликации (Attwater et al., 2010).

    комплекса тРНК-аминокислота могут найти РНК как «мРНК». Такие взаимодействия могли способствовать эволюции генетического кода. Эта последовательность событий может привести к примитивным предшественникам рибосом.Рибозимы являются важными каталитическими элементами в рибосомах: «Рибосома — это рибозим» (Cech, 2000), дополненный примерно сотней каркасных белков позже в ходе эволюции. Белки выполняют структурные функции и косвенно участвуют в ферментативной активности. Являются ли эти связанные с рибосомами окаменелости рибозимов ранней Землей? Небольшие пептиды могут быть образованы рибозимами до того, как развились рибосомы, в результате чего одиночные или димерные аминокислоты могут происходить из Вселенной (Meierhenrich, 2008).

    Небольшие пептиды с основными аминокислотами могут повышать каталитическую активность рибозимов, как показано in vitro (Müller et al., 1994). Такие белки известны как РНК-связывающие белки РНК-вирусов, которые защищают РНК-геном, с такими мотивами, как RAPRKKG нуклеокапсида NCp7 ВИЧ (Schmalzbauer et al. , 1996). Пептиды могут повышать каталитическую активность рибозимов до 100 раз (Müller et al., 1994). Такие пептиды РНК-вирусов служат шаперонами, которые удаляют структуры РНК более высокого порядка, обеспечивая более эффективное взаимодействие молекул РНК и повышая скорость транскрипции РНК-полимераз (Müller et al., 1994). Рибонуклеопротеины, возможно, также были функционально важны во время эволюции рибосом (Harish and Caetano-Anolles, 2012).

    Эти пре-рибосомные структуры также похожи на предшественники структур ретровирусов. Обратная транскрипция может осуществляться химическим путем с помощью рибозимов. Для этого действия не обязательно требуется протеин-полимераза, такая как обратная транскриптаза. Точно так же дезоксирибонуклеотиды могут возникать путем удаления кислорода без необходимости использования белкового фермента (редуктазы), как сегодня, и допускают полимеризацию ДНК (Wilson and Szostak, 1999; Joyce, 2002).Те же элементы-предшественники рибосом также являются строительными блоками ретровирусов, которые могут иметь сходное эволюционное происхождение (Moelling, 2012, 2013). тРНК служат праймерами для обратной транскриптазы, а последовательности промоторов мобильных элементов происходят от тРНК (Lander et al., 2001). Рибозимы превратились в более сложные саморасщепляющиеся интроны группы II со вставкой генов, кодирующих обратную транскриптазу, и дополнительных белков (Moelling and Broecker, 2015; Moelling et al., 2017) (рис. 1).

    Рисунок 1. Показан отсек с основными компонентами жизни, как описано в тексте. Некодирующие РНК (нкРНК), рибозимы или вироиды могут выполнять многие этапы жизни без кодирующих белок генов, а только за счет структурной информации. Отдельные аминокислоты обозначены черными точками и могут быть доступны на Земле из Вселенной. ДНК могла существовать до появления ретровирусов. Компартмент можно интерпретировать как предвирусный или предклеточный. Вироидный, зеленый; РНК, красный; ДНК, черный.

    Неожиданно оказалось, что геномы почти всех видов богаты нкДНК, транскрибируемыми в нкРНК, но не кодирующими белки, о чем свидетельствует, например, проект «Энциклопедия элементов ДНК» (ENCODE). нкДНК составляет более 98% генома ДНК человека (Deveson et al., 2017). Высшие организмы, как правило, имеют больше некодирующей информации, что позволяет использовать более сложные способы регуляции генов. нкРНК являются регуляторами кодирующих белок последовательностей. Очень сложные организмы, такие как человек, обычно имеют большое количество нкРНК и регуляторных механизмов.нкРНК может варьироваться от нуля в мельчайших бактериях, таких как Pelagibacter ubique , до примерно 98% в геноме человека.

    РНК-вирусы, такие как ретровирус ВИЧ, содержат нкРНК для регуляции генов, такие как транс -активирующий ответный элемент (TAR), сайт связывания белка Tat для ранней экспрессии вирусного гена. Tat имеет высокоосновный домен, состоящий в основном из остатков Lys и Arg, напоминающий другие РНК-связывающие белки. нкРНК также служат в геномах вирусных РНК в качестве сайтов входа в рибосомы, сайтов связывания праймеров или сигналов упаковки.Синтез ДНК зависит от синтеза РНК как начального события, при этом РНК-праймеры служат стартером для репликации ДНК внутри клеток, а также во время ретровирусной репликации, что доказывает потребность в РНК (Flint, 2015).

    Количество генов, кодирующих белок, у млекопитающих составляет около 20 000. Удивительно, но это лишь пятая часть генов мягкой пшеницы (Appels et al., 2018). Тюльпаны, кукуруза и другие растения также имеют более крупные геномы, что указывает на то, что количество генов не обязательно отражает сложность организма.Что делает геномы этих растений такими большими, до сих пор остается открытым вопросом. Могли ли гигантские геномы быть результатом селекции растений фермерами или садовниками?

    Согласно Шостаку, существуют молекулы, которые кажутся реликвиями из мира РНК, такие как ацетил-КоА или витамин В12, которые связаны с рибонуклеотидом без видимой причины — его «забыли» удалить? (Робертс и Шостак, 1997; Шостак и др., 2001; Шостак, 2011). Возможно, связанная РНК служит структурным стабилизатором.Липидные везикулы могли сформировать первые компартменты и заключенные в них рибозимы, тРНК с выбранными аминокислотами и РНК, которые стали мРНК. Это пре-клетка или пре-вирус (рис. 1)?

    Патель и др. (2015) продемонстрировали, что строительные блоки жизни, рибонуклеотиды, липиды и аминокислоты, могут быть образованы из C, H, O, P, N, S в синтезе «в одном сосуде». Это исследование можно рассматривать как продолжение классического синтеза биомолекул in vitro Urey-Miller (Miller, 1953; Miller and Urey, 1959).Переходу из мира РНК в мир ДНК способствовало образование обратной транскриптазы. Фермент был впервые описан у ретровирусов, но он почти повсеместно встречается и обнаруживается во многих видах клеток, многие из которых с неизвестными функциями (Simon and Zimmerly, 2008; Lescot et al., 2016). Это важное связующее звено между мирами РНК и ДНК. Название «обратная транскриптаза» является историческим и раздражающим, потому что это «настоящая» транскриптаза во время перехода из мира РНК в мир ДНК.Точно так же рибонуклеаза H (РНКаза H) является важным ферментом ретровирусов (Mölling et al., 1971). РНКаза Н оказалась одним из пяти наиболее частых и древних белков (Ma et al. , 2008), относящимся к надсемейству из более чем шестидесяти различных уникальных представителей и 152 семействам с многочисленными функциями (Majorek et al., 2014). .

    Некоторые из многих тРНК могут быть загружены аминокислотами. Существуют вирусы, содержащие тРНК-подобные структуры (TLS), напоминающие эти ранние РНК (Dreher, 2009).TLS этих вирусов обычно связывается с одной аминокислотой. TLS-вирусы включают вирусы растений, такие как вирус желтой мозаики репы, вирус комков арахиса, вирус табачной мозаики (TMV) и вирус мозаики костра. Только половина тРНК обнаружена у нарнавирусов грибов. Аминокислоты, которые, как известно, являются компонентами тРНК-подобных вирусов, представляют собой валин, гистидин и тирозин. Эти структуры также были обозначены как «мимикрия», усиливающая перевод (Dreher, 2009, 2010). Они выглядят как «замороженные» элементы-предшественники для синтеза белка.Эта комбинация частичной тРНК, связанной с одной аминокислотой, может быть интерпретирована как ранний эволюционный шаг к синтезу белка, захваченного вирусным элементом.

    Рибозимы относятся к безбелковым вироидам. Вироиды — это вирусоподобные элементы, принадлежащие к виросфере, миру вирусов (Chela-Flores, 1994). Вироиды лишены белковых оболочек и поэтому первоначально были обозначены не как вирусы, а как вирусоподобные вироиды, когда они были обнаружены в 1971 году Теодором Динером. Он описал вироиды как «живые ископаемые» (Diener, 2016) (рис. 2).

    Рисунок 2. Вироиды представляют собой шпилько-петлевые структуры и показаны схематически и в виде электронной микрофотографии. Вироиды, как и рибозимы, не имеют генетической информации и сегодня играют важную биологическую роль в болезнях растений, в цветках гвоздики, в раке печени, как катализатор синтеза белка в рибосомах и как кольцевые регуляторные РНК, как «губки» для других регуляторных РНК.

    Из инфицированного картофеля Динер выделил вироид веретенообразных клубней картофеля (PSTVd), геном которого был примерно в 100 раз меньше, чем у вирусов, известных в то время. Известные сегодня вироиды имеют размер от 246 до 467 нуклеотидов. Они содержат кольцевую одноцепочечную РНК, не содержат белка и самовоспроизводятся без генетической информации, а только со структурной информацией в виде шпильки-петли (Riesner et al., 1979). Они могут создавать копии самих себя в соответствующей среде. Их обозначили как «рубежи жизни» (Flores et al., 2014).

    Информация о составе вируса была основана на ВТМ и его кристаллизации Венделлом Стэнли в 1935 г. (Pennazio and Roggero, 2000).Геном ВТМ представляет собой кодирующую белок одноцепочечную РНК длиной около 6400 нуклеотидов, окруженную палочковидной белковой оболочкой. Вироиды, напротив, не кодируют белки и не имеют оболочки, но они тесно связаны с вирусами. Вироиды могут терять свою автономию и полагаться на РНК-полимеразы хозяина для репликации, способны заражать растения, и многие из них являются экономически важными патогенами. Существует два семейства: репликация ядра Pospiviroidae , такая как PSTVd, и репликация хлоропласта Avsunviroidae , такая как вироид солнечной пятнистости авокадо (ASBVd). Для их репликации требуются ферменты хозяина. Таким образом, автономия заменяется зависимостью от ферментов хозяина и внутриклеточного образа жизни.

    Большинство вироидов часто являются ферментативно активными рибозимами, однако они являются примерами того, что эта черта может быть утрачена в результате изменения условий окружающей среды. Потеря активности рибозима является функциональной, а не генетической потерей. Только ядерные варианты, Pospiviroidae , могут терять свою рибозимную активность и использовать клеточный фермент РНКазу III для своей репликации.Напротив, Avsunviroidae все еще являются активными рибозимами в виде головки молотка. Таким образом, внутри ядра клетки-хозяина функция ферментативной РНК может стать ненужной. Теряются не гены, а функция, каталитическая активность.

    Вироиды, по-видимому, не приобрели гены, а объединились для более сложного образа жизни. Например, малая вироподобная РНК гвоздики (CarSV РНК) взаимодействует с ретровирусом и сопровождается гомологичной ДНК, генерируемой обратной транскриптазой. Этот фермент предположительно происходит от параретровируса растений.Параретровирусы упаковывают вирусные частицы на другой стадии репликации, чем ретровирусы, ДНК, а не РНК. Эта уникальная комбинация двух вирусных элементов до сих пор была обнаружена с помощью CarSV только в цветках гвоздики (Flores et al., 2005, 2014). Почему возникла такая кооперация – возможно, благодаря размножению садовников? РНК чувствительна к деградации; следовательно, генетическое увеличение и рост генома могут быть энергетически невыгодны — по крайней мере, не у растений. Приобретение функции в данном случае является сотрудничеством.

    Кольцевая РНК (цирРНК) родственна рибозимам/вироидам как главный регулятор других регуляторных РНК, «губка», поглощающая малые РНК. МикроРНК (miRNAs) являются посттранскрипционными регуляторами, на которые влияет присутствие circRNAs. circRNAs были обнаружены в мозге и семенниках человека и мыши, а также в растениях. Они могут связывать 70 консервативных микроРНК в клетке и насчитывают до 25 000 молекул (Hansen et al. , 2013). Их структура напоминает каталитически активные рибозимы.

    Существует исключительный вироид, который получил информацию о кодировании и проник в печень человека (Taylor, 2009). Вироид известен как вирус гепатита дельта (HDV). Он имеет самый маленький геном среди всех известных вирусов животных, состоящий примерно из 1680 нуклеотидов. Он обладает типичными для вироидов свойствами, так как содержит циркРНК, образует сходные шпильки-петли и реплицируется в ядре с помощью ферментов хозяина. Две полимеразы должны перенаправить свою специфичность с ДНК на РНК, чтобы создать геном и антигеном HDV.Оба они обладают рибозимной активностью. В отличие от других рибозимов, HDV кодирует белок, дельта-антиген гепатита (HDVAg), который встречается в двух формах: малый-HDVAg (24 кДа), поддерживающий репликацию, и большой-HDVAg (27 кДа), помогающий сборке вириона. Ген предположительно был взят из клетки-хозяина путем рекомбинации промежуточного соединения мРНК HDV с мРНК хозяина. Передача зависит от вируса-помощника, вируса гепатита В (HBV), который доставляет оболочку (Taylor, 2009). Защищает ли упаковка вспомогательным вирусом геном и тем самым позволяет существовать более крупному вироиду?

    В растениях вироиды не могут стать больше, возможно, из-за их чувствительности к деградации, но они также не могут стать намного меньше.Известен только один вироид, полностью состоящий из кодирующей белок РНК с триплетами (AbouHaidar et al., 2014). Вироиды и родственные реплицирующиеся РНК являются репликационными единицами, подверженными ошибкам, и частота ошибок накладывает на них определенный минимальный размер, поскольку в противном случае они вымерли бы. Этот механизм был описан как «катастрофа ошибок», препятствующая выживанию (Eigen, 1971, 2013). Вироиды и родственные РНК являются наименьшими известными репликонами. Более мелкие вымерли бы без ремонтных систем.

    Таким образом, РНК может катализировать многие реакции. Белковые ферменты, которые могли появиться позже, обладают более высокой каталитической активностью. Рибозимы являются носителями информации, но не требуют кодирующих генов. Информация хранится в их последовательности и структуре. Таким образом, репликация исходной РНК сопровождается потоком информации от ДНК к РНК и белку, как описано в Центральной догме (Crick, 1968). Для некоторых белков архей описан даже поток информации от белка к ДНК (Béguin et al., 2015). Мир ДНК-белков содержит множество нкРНК с ключевыми функциями. нкРНК может служить модельным соединением для происхождения жизни на других планетах. При этом важен не химический состав этой молекулы, а ее простота и многофункциональность. Более того, РНК — это программное и аппаратное обеспечение в одной молекуле, что делает ее уникальной в нашем мире. Существуют и другие сценарии, помимо обсуждаемого здесь «сначала вирус», такие как «сначала белок», «сначала метаболизм» или «мир липидов» (Segré et al., 2001; Андрас и Андрас, 2005 г.; Васас и др., 2010; Меллинг, 2012). Некоторые из этих альтернативных концепций были построены на филогеномике, реконструкции древа жизни путем секвенирования генома (Delsuc et al. , 2005). Удивительно, но именно сэр Фрэнсис Крик, один из первооткрывателей двойной спирали ДНК, заявил, что его не удивит мир, полностью построенный из РНК. Аналогичное предсказание сделал Уолтер Гилберт (Crick, 1968; Gilbert, 1986). Какое видение! Наш мир спустя почти 50 лет был определен как «РНК-белковый» мир (Альтман, 2013).Можно предположить, что наш мир был построен из рибозимов или вироидов, что означает «сначала вирусы».

    Монстр Шпигельмана

    нкРНК появляются как реликвии из прошлого мира РНК, до того, как появились ДНК, генетический код и белки. Тем не менее, нкРНК имеет важное значение в нашем биологическом мире ДНК сегодня. Сегодня можно получить такую ​​нкРНК в пробирке за счет потери генетической информации из РНК, кодирующей белок. Это восстановление до нкРНК было продемонстрировано in vitro с фаговой РНК. Геномную РНК фага Qβ длиной 4217 нуклеотидов инкубировали в присутствии репликазы Qβ, свободных нуклеотидов и солей, богатой среды в пробирке. РНК давали возможность реплицироваться с помощью репликазы Qβ. Последовательный перенос аликвот на свежую среду привел к еще более высокой скорости репликации и уменьшению размера генома до 218 нуклеотидов нкРНК в 74 поколениях. Это исследование показало, что в зависимости от условий окружающей среды может иметь место экстремальная редукция генов. Этот эксперимент, проведенный в 1965 году, получил название «Шпигельмановское чудовище». Кодирующая РНК стала реплицирующейся нкРНК (Spiegelman et al., 1965; Kacian et al., 1972)!

    Манфред Эйген расширил этот эксперимент и далее продемонстрировал, что смесь, изначально не содержащая РНК, а только рибонуклеотиды и репликазу Qβ, может при правильных условиях в пробирке спонтанно генерировать самовоспроизводящуюся нкРНК.Это превратилось в форму, похожую на монстра Шпигельмана. В этих исследованиях по-прежнему было необходимо присутствие фермента репликазы. Более того, изменение концентрации фермента и добавление коротких РНК или РНК-интеркалятора влияло на возникающую популяцию РНК (Sumper and Luce, 1975; Eigen, 2013). Таким образом, сложность геномов зависит от среды: плохие условия ведут к увеличению сложности, а богатые среды — к уменьшению сложности.

    Процесс, продемонстрированный в этом эксперименте с вирусными компонентами, указывает на то, что возвращение к простоте, уменьшение размера, потеря генетической информации и скорость репликации могут быть основными движущими силами жизни, даже если это похоже на обращение эволюции вспять.Эксперимент, возможно, можно обобщить с пробирки до принципа, согласно которому наиболее успешно выжившими на нашей планете являются вирусы и микроорганизмы, которые стали наиболее многочисленными существами. Возможно, жизнь может начаться оттуда снова.

    Эти исследования поднимают вопрос о том, как молекулы РНК могут становиться длиннее, если маленькие полимеры становятся все меньше и меньше, реплицируются быстрее и вытесняют более длинные молекулы. Это можно преодолеть за счет теплового потока через открытую пору в подводных породах, который концентрирует реплицирующиеся олигонуклеотиды из постоянного потока питания и отбора более длинных нитей. Это было описано для увеличения от 100 до 1000 нуклеотидов in vitro . Молекулы РНК короче 75 нуклеотидов вымрут (Kreysing et al., 2015). Может ли плохая среда привести к увеличению сложности? Это можно было проверить. Было показано, что рибозимы увеличиваются в размерах за счет поглощения генов, как показано для HDV (Taylor, 2009).

    Микробиом в кишечнике человека

    Интересным недавним неожиданным примером, подтверждающим мнение о том, что условия окружающей среды влияют на генетическую сложность, является микробиом кишечника человека.Его сложность увеличивается с разнообразной пищей, в то время как однообразная богатая пища уменьшает ее разнообразие и может привести к таким заболеваниям, как ожирение. Колонизация кишечного тракта человека начинается с рождения. Несколько десятков видов бактерий и вирусов/фагов сохраняются между особями (основные последовательности) в виде стабильной композиции (Broecker et al., 2016c, 2017). Дисбактериоз наблюдался при некоторых хронических заболеваниях и при ожирении, потере бактериального богатства и разнообразия. Питание в обеспеченных условиях богатой сахаром пищей способствует ожирению, что приводит к значительному снижению сложности микробиома.Это снижение трудно обратить вспять (Cotillard et al., 2013; Le Chatelier et al., 2013). Микробиом кишечника у пациентов с ожирением напоминает редукцию генов, описанную в эксперименте Шпигельмана «Монстр»: редукция генов в богатой среде.

    Уменьшение сложности микробиома частично объясняется действием фагов, которые в таких условиях, определяемых как стресс, лизируют бактерии. Трансплантацию фекальной микробиоты можно даже заменить растворимыми фракциями, содержащими фаги или метаболиты от донора без бактерий (Ott et al., 2017). Точно так же самые сложные микробиомы встречаются у коренных человеческих племен в Африке, которые питаются широким спектром различных питательных веществ. Однако увеличение сложности кишечной микробиоты за счет разнообразного питания — это медленный процесс. Связанная с ожирением микробиота, которая выживает, более здорова, и с ней труднее бороться. Урбанизация и вестернизация рациона связаны с утратой микробного биоразнообразия, утратой микробных организмов и генов (Segata, 2015).

    Чтобы понять механизм и движущую силу сокращения генома, частота делеций была протестирована путем вставки гена-индикатора в геном Salmonella enterica .Потеря индикаторного гена контролировалась серийным пассированием в богатой среде. После 1000 поколений около 25% делеций вызывали повышенную приспособленность бактерий. Делеции приводили к меньшим геномам с уменьшенными или отсутствующими генами репарации ДНК (Koskiniemi et al., 2012). Потеря гена придала бактериям более высокую приспособленность в этих экспериментальных условиях.

    Мимивирусы – приобретение или потеря?

    Недавно обнаруженные мимивирусы и другие гигантские вирусы заслуживают внимания для понимания эволюции жизни с точки зрения вклада вирусов.Их хозяевами являются, например, водоросли Acanthamoeba , Chlorella и Coccolithus ( Emiliania huxleyi ), а также кораллы или губки, как обсуждалось совсем недавно. Мимивирусы были впервые обнаружены в градирнях в Брэдфорде, Великобритания, в 2003 г. и содержали около 1000 генов, большинство из которых не были связаны с ранее известными генами. Мимивирусы привлекли внимание, потому что они содержат элементы, которые считались отличительными чертами живых клеток, а не вирусов, такие как элементы, необходимые для синтеза белка, тРНК и аминокислотных трансфераз.Мимивирусы содержат эти строительные блоки в виде неполных наборов, которых недостаточно для независимого синтеза белка, как это могут делать бактерии или археи, что мешает им вести автономную жизнь (La Scola et al., 2003, 2008). Они крупнее некоторых бактерий. Гигантские вирусы можно рассматривать как находящиеся на эволюционном пути к клеточному организму. С другой стороны, они могли произойти из клеточного организма в результате потери генетической информации (Nasir and Caetano-Anolles, 2015). Гигантские вирусы часто перенимают гены у своих хозяев путем горизонтального переноса генов (HGT) (La Scola et al., 2008; Насир и Каэтано-Анольес, 2015 г.; Колсон и др., 2018). График размеров генома показывает, что мимивирусы и бактерии перекрываются по размеру, что указывает на непрерывный переход между вирусами и бактериями, а также между живым и неживым мирами (на основе Holmes, 2011) (рис. 3). Другие гигантские вирусы, такие как мегавирусы, были обнаружены в океане Чили с 1120 генами. Совсем недавно Klosneuvirus был идентифицирован в сточных водах монастыря Клостернойбург в Австрии в 2017 году с 1,57 миллиона (млн) пар оснований (Mitch, 2017). Pithovirus sibericum является крупнейшим среди обнаруженных на сегодняшний день гигантских вирусов с диаметром 1,5 микрона, геномом 470 000 п.н. с 467 предполагаемыми генами, длиной 1,6 микрона и предположительно возрастом 30 000 лет, поскольку он был извлечен из вечной мерзлоты в Сибири. (Легандр и др., 2014). Меньшие пандоравирусы длиной 1 микрон имеют в пять раз больший геном, 2 500 000 п.н. (Philippe et al., 2013) (рис. 3).

    Рисунок 3. Распределение размеров вирусов (красные кружки), свободноживущих бактерий и эукариот (черные кружки) показано относительно их частоты.Переходная зона между паразитами или симбионтами и свободноживущими видами обозначена черной линией. Переход не является резкой границей, как показано кружками и как обсуждается в тексте (изменено из Holmes, 2011).

    Гигантские вирусы могут быть хозяевами даже более мелких вирусов, вирофагов, напоминающих бактериофагов, вирусов бактерий. Эти вирофаги, такие как Sputnik, имеют размер всего 50 нм с 18 343 п.н. кольцевой двухцепочечной ДНК и 21 предполагаемым геном, кодирующим белок.Они размножаются на вирусных фабриках и потребляют ресурсы мимивируса, тем самым уничтожая его. Некоторые вирофаги могут даже интегрироваться в геном клетки-хозяина и реактивироваться при заражении хозяина гигантскими вирусами. Таким образом, гигантские вирусы предполагают, что вирусы близки к живым существам или могли быть живыми (La Scola et al., 2008; Fischer and Hackl, 2016).

    В биологии принято различать живую и мертвую материю по способности синтезировать белки и автономно воспроизводиться.Гигантские вирусы можно считать недостающим звеном между ними, потому что они содержат «почти» аппарат синтеза белка. Переход от живого к неживому миру непрерывен, не разделен резкой границей (рис. 3).

    Вирусы не считаются живыми большинством научного сообщества и теми, о которых написано в учебниках, потому что они не могут размножаться автономно. Тем не менее, некоторые из гигантских вирусов оснащены почти всеми компонентами механизма синтеза белка, близкими к бактериям, что позволяет предположить их принадлежность к живой материи (Schulz et al., 2017). Рибозимы, возможно, были самыми ранними репликационными объектами. Возможно, и другие вирусы изначально были более независимы от ранней Земли, чем сегодня. Как показано на рис. 1, изначально могло не быть существенной разницы между ранним вирусом и ранней клеткой. Только более поздние вирусы могли отказаться от автономной репликации и стать паразитами, как это было описано для некоторых бактерий (см. ниже).

    Были предприняты попытки идентифицировать самую маленькую живую клетку, которая все еще автономно воспроизводится.Среди предположительно самых маленьких встречающихся в природе бактерий находится Pelagibacter ubique из клады бактерий SAR11 (Giovannoni, 2017), которая была открыта в 1990 году. Это альфа-протеобактерия с 1389 генами, присутствующими повсеместно во всех океанах. Всего он может достигать 10 28 свободноживущих клеток и составляет около 25% клеток микробного планктона. Очень небольшая часть его ДНК не кодирует. Он содержит фаги типа подофагов, обозначенные как «пелагифаги» (Zhao et al., 2013).Эта маленькая бактерия была названа самым распространенным организмом на планете. Почему это так успешно? Эта автономная бактерия меньше, чем некоторые паразитические гигантские вирусы. Крейг Вентер, которому впервые удалось секвенировать геном человека, попытался минимизировать предполагаемый наименьший геном живого вида из Mycoplasma mycoides , паразитирующей бактерии, обитающей в жвачных животных (Gibson et al., 2008, 2010). Его группа синтезировала геном размером 531 000 п.н. с 473 генами, 149 из них (32%) с неизвестными функциями (Hutchison et al., 2016). К числу мельчайших паразитических живых организмов относится Nanoarchaeum equitans . Это термофильный археон, живущий при 80°C и pH 6 с 2% соли (Huber et al., 2003). Его геном имеет размер 490 000 п.н. и кодирует 540 генов. N. equitans является облигатным симбионтом более крупного археона, Ignicoccus верхом на нем, как на лошади, отсюда и название (Huber et al., 2003).

    Мир вирусов охватывает диапазон трех логарифмических размеров их геномов: от нуля генов до примерно 2500 генов, составляющих примерно 2 500 000 п.н. ДНК.Вироиды с нулевым геном имеют длину около 300 оснований (рис. 3).

    Виросфера является наиболее успешным резервуаром биологических объектов на нашей планете с точки зрения количества частиц, скорости репликации, скорости роста и пространства последовательностей. На нашей планете насчитывается около 10 33 вирусов, и они присутствуют у всех существующих видов (Suttle, 2005).

    Без вирусов нет живых существ! Вирусы также свободно встречаются в океанах, в почве, в облаках до стратосферы и выше, по крайней мере, до 300 км над уровнем моря.Они заселяют кишечник человека, родовые пути и внешнюю часть тела в качестве защитного слоя от микробных популяций. Микробы содержат фаги, которые активируются при стрессовых состояниях, таких как нехватка питательных веществ, изменение температуры, нехватка места и другие изменения условий окружающей среды.

    Ретровирусы как движущие силы эволюции

    Одной из самых потрясающих работ этого века стала публикация последовательности генома человека (Lander et al., 2001). Около половины, возможно, даже две трети последовательности состоят из более или менее полных эндогенных ретровирусов (ERV) и родственных ретроэлементов (RE) (de Koning et al., 2011). RE амплифицируются с помощью механизмов копирования и вставки, включающих стадию обратной транскриптазы из промежуточного звена РНК в ДНК. Кроме того, мобильные элементы ДНК (TE) перемещаются по механизму вырезания и вставки. Происхождение РЭ обсуждается как остатки древних ретровирусных инфекций зародышевой линии, которые эволюционно закрепились в геноме. Около 450 000 элементов ERV (HERV) человека составляют около 8% генома человека, состоящего из характерных ретровирусных элементов, таких как генов gag, pol, env и фланкирующих длинных концевых повторов (LTR), которые действуют как промоторы (Lander et al., 2001). Говард Темин, один из первооткрывателей обратной транскриптазы, в 1985 г. уже описал эндогенные ретровирусоподобные элементы, которые он оценил примерно в 10% последовательности генома человека и мыши (Temin, 1985). Фактическое число составляет около 45% по современным оценкам (Lander et al., 2001). В некоторых генах, таких как ген Protein Kinase Inhibitor B ( PKIB ), мы определили около 70% последовательностей, связанных с ретровирусами (Moelling and Broecker, 2015). Есть ли предел? Могло ли быть 100%? По оценкам, ретровирусы вошли в состав генома млекопитающих 550 миллионов лет назад (млн лет назад) (Hayward, 2017).Более старые последовательности ERV могут существовать, но сегодня они неузнаваемы из-за накопления мутаций.

    ERV подвергаются мутациям, делециям или событиям гомологичной рекомбинации с большими делециями и могут становиться такими же короткими, как одиночные LTR-элементы, длина которых составляет несколько сотен п. Промоторы LTR могут дерегулировать соседние гены. События гомологичной рекомбинации можно рассматривать как события потери или редукции генов. Это предположение, что ERV, которые больше не были нужны для защиты клетки-хозяина, больше не отбирались в процессе эволюции и, следовательно, удалялись как ненужные потребители энергии.

    Юджин Кунин отмечает, что заражение и интеграция — уникальные события, происходящие в быстром темпе, в то время как потеря и редукция генов могут занимать гораздо более продолжительное время (Wolf and Koonin, 2013).

    Частая генная редукция геномов эукариот — это потеря белка вирусной оболочки, кодируемого геном env . Без оболочки ретровирусы больше не могут покинуть клетку и заразить другие клетки. Они теряют подвижность и становятся обязательными внутриклеточными элементами. Вспомогательные вирусы могут поставлять белки оболочки в транс и мобилизовать вирусы.TE или RE можно рассматривать как примеры реликтов внутриклеточных вирусов без оболочки — или могло быть наоборот, возможно, предшественниками полноразмерных ретровирусов? Эти элементы могут быть амплифицированы внутриклеточно и модифицировать геномы хозяина путем интеграции с потенциальной опасностью разрушения генов и генетических изменений. RE могут приводить к дупликации генов и развитию псевдогенов, причем одна копия предназначена для стабильного сохранения приобретенных функций, а другая — для инноваций (Cotton and Page, 2005).Такие дупликации составляют большое количество геномов млекопитающих (Zhang, 2003). Ретровирусы имеют дупликацию фрагмента РНКазы H, один из которых служит каталитически неактивным линкером между полимеразой RT и ферментативно активной РНКазой H (Xiong and Eickbush, 1990; Malik and Eickbush, 2001; Moelling and Broecker, 2015; Moelling et al. , 2017). Это удвоение гена датируется 500 млн лет (Cotton and Page, 2005).

    Дупликации генов являются распространенной причиной рака, который часто возникает только в геноме самой раковой клетки, в меньшей степени затрагивая потомство.Myc, Myb, ErbB2, Ras и Raf являются онкогенами, амплифицированными при различных типах рака человека (Vogelstein and Kinzler, 2002). Способность ретровирусов к интеграции отличает их от эндосимбионтов, которые остаются отдельными. Тем не менее, конечный результат очень похож: приобретение новой генетической информации, которая передается следующему поколению, если зародышевая линия инфицирована и произошла эндогенизация вируса.

    Вирусная интеграция не ограничивается эукариотическими клетками, но также является механизмом у прокариот для поддержания лизогенного состояния фагов внутри бактерий.

    Также у других эукариотических вирусов, таких как HBV, поверхностный антиген оболочки BHsAg может быть делетирован, что приводит к обязательному внутриклеточному образу жизни вируса, который особенно в присутствии HCV способствует раку (Yang et al., 2016).

    Было показано, что

    ВИЧ быстро теряет один из своих вспомогательных генов, nef , первоначально из-за отрицательного фактора. Ген был потерян в течение довольно небольшого числа пассажей вируса, выращенного в условиях культуры ткани путем отбора клеток, продуцирующих высокий титр вируса.Делеция nef привела к значительному увеличению титра вируса в культуре — отсюда и название. Продукт гена nef не был нужен внутри клеток тканевой культуры, скорее он подавлял репликацию. Однако он необходим для патогенности у животных, и впоследствии nef был переинтерпретирован как «необходимый фактор» (Flint, 2015).

    Кроме того, люди-хозяева ВИЧ могут терять значительную терминальную часть семи трансмембранных рецепторов в лимфоцитах, первичных клетках-мишенях для проникновения ВИЧ и поглощения вируса.Эта молекула, цитокиновый рецептор CCR5, укорочена на 32 карбоксиконцевых аминокислоты (CCR5-Δ32), что функционально отключает рецептор. Частота аллеля мутантного мутанта CCR5-Δ32 составляет около 10% в популяции Европы, что делает этих людей устойчивыми к ВИЧ-инфекциям (Solloch et al., 2017). Было показано, что эта потеря гена у европейцев делает людей устойчивыми не только к ВИЧ-инфекции, но и к малярии. Возможно, это было избирательное давление в прошлом до возникновения ВИЧ/СПИДа.Никаких побочных эффектов у людей, у которых отсутствует этот ген, не описано (Гальвани и Слаткин, 2003).

    Доказано, что вирусы являются драйверами эволюции (Villarreal and Witzany, 2010), включая геном человека, который не менее чем на 45% состоит из последовательностей, родственных ретровирусам. Кроме того, эндогенизированные ретровирусы поставляли гены синцитина, необходимые для развития плаценты млекопитающих, и позволяли выращивать эмбрионы без их отторжения материнской иммунной системой (Dupressoir et al., 2012). Таким образом, то же свойство, которое вызывает иммунодефицит у ВИЧ-инфицированных и приводит к СПИДу, вызывает образование синцитиев, слияние клеток после инфицирования ретровирусом. Также предполагалось, что вирусы лежат в основе эволюции адаптивного иммунитета (Villareal, 2009). Таким образом, вирусы формировали геномы, предоставляя необходимые гены и механизмы.

    Эндогенизация вирусов

    Эндогенизация ретровирусов происходила в геномах млекопитающих не менее 550 млн лет (Hayward, 2017).Если интегрированные ERV не давали какого-либо селективного преимущества, они ухудшались и накапливали мутации с потерей функции. Это было непосредственно доказано путем реконструкции инфекционного ретровируса из консенсусной последовательности 9 дефектных последовательностей эндогенного вируса, обозначенного как Phoenix. Вирус экспрессировался из сконструированного синтетического клона ДНК в культуре клеток и образовывал вирусные частицы, идентифицированные с помощью микроскопического анализа высокого разрешения (Dewannieux and Heidmann, 2013).

    Коалы в Австралии в настоящее время подвергаются эндогенизации ретровируса (koala retrovirus, KoRV) в «реальном времени» и демонстрируют возможные последствия для иммунитета.В начале 1900-х годов некоторые особи были переселены на острова, в том числе на остров Кенгуру, недалеко от материковой части Австралии, в целях репопуляции, поскольку коалы находились под угрозой исчезновения. Сегодня большая часть популяции коал инфицирована KoRV, который тесно связан с вирусом лейкемии обезьян Гиббона (GALV). Тем не менее, коалы, выделенные на острове Кенгуру, являются KoRV-отрицательными, что позволяет датировать введение KoRV в популяцию коал примерно сто лет назад. Многие из инфицированных коал заболели и умерли, однако некоторые популяции стали устойчивыми в течение примерно 100 лет, что соответствует примерно 10 поколениям.У коал, вероятно, развилась резистентность из-за интегрированных в ДНК провирусов. Ретровирус передается как экзогенный, так и эндогенный вирус, подобно ретровирусу овец Яагсиекте (JSRV), при этом эндогенизированные вирусы защищают с помощью продукта вирусного гена, такого как Env, от инфекций de novo путем «исключения суперинфекции» (Tarlinton , 2012). Вклад ретровирусов в противовирусную защиту поразителен, поскольку все ретровирусные гены имеют аналогичные гены в защитном механизме миРНК/РНКи эукариотических клеток (Moelling et al., 2006).

    Вирусы защищают от вирусов

    Ретровирусы могут защищать от заражения другими родственными вирусами, например, путем экспрессии белков Env, которые блокируют рецепторы клеточной поверхности (Villarreal, 2011). Аналогичный механизм защищает бактериальные клетки от ДНК-фагов за счет интегрированных фрагментов ДНК фага, которые транскрибируются в мРНК и гибридизуются с поступающими новыми ДНК-фагами, что приводит к их разрушению гибридоспецифичными нуклеазами, иммунитетом CRISPR/Cas (Charpentier and Doudna, 2013). .Часто не осознается, что приобретение иммунитета у бактерий и клеток млекопитающих следует аналогичным механизмам (рис. 4).

    Рисунок 4. Вирусы защищают от вирусов: ретровирусы защищают клетку от новой инфекции аналогичным вирусом, обозначенным как «исключение суперинфекции» или вирусная интерференция. Это опосредовано продуктами вирусных генов, такими как белки или нуклеиновые кислоты. Точно так же фаги защищают от фагов: суперинфекция бактерий предотвращается CRISPR/Cas РНК, происходящей от предыдущих инфекций.Механизмы защиты от вирусов и фагов аналогичны. Защита вирусами или фагами от суперинфекций представляет собой клеточную защиту и приобретенный иммунитет. Четыре примера обсуждаются в тексте.

    Интеграция ретровирусов обычно происходит в соматических клетках после инфицирования как обязательный этап жизненного цикла вируса. Инфицирование зародышевых клеток может привести к передаче инфекции следующему поколению и, в конечном итоге, к наследственной резистентности. Эндогенизированные ретровирусы, вероятно, вызывали устойчивость к экзогенным аналогам.Точно так же устойчивость к вирусу иммунодефицита обезьян (SIV) у некоторых видов обезьян можно объяснить эндогенизацией (Li et al., 2017, 2018). В случае фагов и их прокариотических хозяев механизм описывается как CRISPR/Cas, который следует аналогичным принципам «эндогенизации» поступающего генетического материала для последующего исключения.

    Можно предположить, что ВИЧ также может со временем эндогенизироваться в геноме человека. Имеются некоторые свидетельства того, что ВИЧ может инфицировать зародышевые клетки человека и передаваться в эмбриональный геном (Wang et al., 2011). Сколько времени на это может уйти неизвестно – 10 поколений?

    Потеря функции ERV может происходить в результате мутаций, делеций env или других генов и, в конечном счете, всех кодирующих генов путем гомологичной рекомбинации, оставляя после себя только один LTR. Общее количество ретровирусоподобных элементов составляет около 450 000, что соответствует 8% генома человека (Lander et al., 2001; Cordaux and Batzer, 2009). Промоторные области были проанализированы на предмет их вклада в развитие рака за счет активации соседних генов — как следствие бывшей ретровирусной инфекции.Действительно, в исследованиях на животных были идентифицированы активированные клеточные гены путем «нисходящего продвижения» с активацией гена myc в качестве одного из многих примеров, приводящих к хроническому, а не острому развитию рака (Ott et al., 2013). Однако в качестве общего механизма развития рака человека сегодня LTR не идентифицированы как главный виновник. Большинство ERV, которые мы находим сегодня, были интегрированы в ходе эволюции в интроны или другие области, где их присутствие относительно безвредно. Привели ли остальные к гибели исчезнувших носителей? Влияние LTR на уровни экспрессии соседних генов-хозяев изучалось на примере эндогенного человеческого вируса HERV-K как возможной причины рака, но, по-видимому, это не является общим явлением (Broecker et al., 2016б). Как показано на примере коал, ERV могут обеспечивать иммунитет к вирусным инфекциям (Feschotte and Gilbert, 2012).

    Было показано, что родственный ERV, HERV-H, продуцирует РНК, которая поддерживает плюрипотентность ранних эмбриональных клеток и даже возвращает взрослые клетки к восстановлению плюрипотентности (Grow et al., 2015). Таким образом, роль ERV может быть более сложной, чем мы знаем в настоящее время.

    Мобильные элементы и RE, утратившие способность к клеточной передаче из-за делеции белка оболочки, вносят основной вклад в генетическую сложность клеток-хозяев.Они «заперты» внутри клеток и являются основными факторами увеличения генетической сложности (Cordaux and Batzer, 2009). Можно предположить, что эти внутриклеточные элементы представляют собой некомпетентные к репликации ретровирусы, лишенные оболочки (Lander et al., 2001). Летучие мыши передают такие вирусы, как Эбола и коронавирус SARS, не болея (Beltz, 2018). Было показано, что даже РНК-вирусы, такие как борнавирусы, интегрируются посредством незаконной обратной транскрипции, что, возможно, также обеспечивает иммунитет против суперинфекции (Katzourakis and Gifford, 2010).

    Эндосимбиоз

    Есть два выдающихся события, которые в значительной степени способствовали успеху жизни и формированию клеток. Оба они связаны с редукцией генов. Это явление может сыграть роль в эволюции вирусов от автономного к паразитическому образу жизни. В 1960-х годах Линн Маргулис предположила внеклеточное происхождение митохондрий (Маргулис, 1970, 1993). Предковая клетка, возможно, архея, была инфицирована анаэробной бактерией, которая дала начало митохондриям.Точно так же цианобактерии сформировали хлоропласты в современных растительных клетках. Митохондрии возникли около 1,45 миллиарда лет назад (BYA) (Embley and Martin, 2006). Митохондрии и хлоропласты — наиболее яркие примеры изменения образа жизни от автономных бактерий к эндосимбионтам. Этот переход часто считают чрезвычайно редким и отличительным признаком эволюции жизни на нашей планете. Однако существует множество других облигатных внутриклеточных паразитов, таких как Rickettsia , Chlamydia trachomatis, Coxiella burnetii (возбудитель Ку-лихорадки), Mycobacterium leprae , M.tuberculosis и M. mycoides (Beare et al., 2006).

    Изменение образа жизни эндосимбионтов в двух случаях митохондрий и хлоропластов поразительно. Оба они резко сократили свой генетический состав. Митохондрии содержат менее 37 генов, осталось от исходных около 3000 генов. Связана ли эндогенизация ретровирусов, ERV, которые интегрируются в зародышевые клетки, с эндосимбиозом? Являются ли эти эндосимбионты моделями перехода от автономного образа жизни к паразитическому образу жизни, что могло произойти с вирусами?

    Более поздним типичным примером редуктивной эволюции являются Rickettsia. Некоторое время эти бактерии считались вирусами из-за их обязательного внутриклеточного паразитарного существования. Rickettsia произошли от автономно размножающихся бактерий. Редуктивная эволюция эндосимбионтов может дать бактерии с крошечными геномами за счет автономной внеклеточной жизни. Их геномы имеют длину 1,11 млн п.н., содержат около 834 генов, кодирующих белок, и теряют 24% в результате редуктивной эволюции (Ogata et al., 2001). Rickettsia может иметь некоторое родство с цианобактериями, которые считаются основными симбионтами.

    Можно ли предположить, что изначально вирусы могли быть автономными сущностями? Вироиды, возможно, претерпели переход от автономии к паразитам, как показано для митохондрий, хлоропластов или Rickettsia ? В какой степени вирусы изначально были автономны и независимы от клеточного метаболизма и в какой мере способствовали возникновению клеток? Могли ли они лишь потом утратить свою автономию и стать паразитами?

    Вирусы и онкогены

    Вирусы минималистичны по своему составу и, должно быть, подверглись строгой редукции генов (Flint, 2015).Насколько маленькими могут стать их геномы? Большинство кодирующих РНК-вирусов по-прежнему содержат регуляторные элементы, нкРНК на 3′- и 5′-концевых участках для входа в рибосомы, синтеза белка, регуляции транскрипции и др.

    Подгруппа ретровирусов является интересным примером одновременной потери и приобретения генетической информации. Онкогенные ретровирусы или опухолевые вирусы могут рекомбинировать с клеточными генами, которые под действием промоторов ретровирусов могут стать онкогенами и драйверами рака.Около сотни онкогенов были отобраны в лабораториях и изучены на протяжении десятилетий для понимания молекулярных механизмов рака. Селекция по преимуществам роста клеток-хозяев привела к открытию самых быстро стимулирующих рост онкогенов, известных нам сегодня, таких как Ras, Raf, ErbB или Myc, которые частично являются успешными мишенями для противоопухолевых препаратов (Moelling et al., 1984). .

    Эти онкогены в большинстве случаев поглощались ретровирусами за счет структурных ( gag ), реплицирующихся ( pol ) или оболочечных ( env ) генов и часто экспрессируются в виде белков слияния с Gag.Таким образом, онкогенные ретровирусы являются обязательными внутриклеточными дефектными вирусами и были отобраны исследователями в лаборатории на предмет онкогенов с наиболее мощной способностью стимулировать рост. Им необходим запас репликационных генов в транс от коинфицирующих хелперных вирусов, чтобы заразить другие клетки (Flint, 2015). Ретровирусы способны улавливать клеточные гены, переносить и интегрировать их в соседние клетки. Некоторые штаммы вируса саркомы Рауса сохраняют способность к репликации, когда несут клеточный онкоген src (для саркомы), кодирующий белок из 536 аминокислот, который, по-видимому, может вписаться в ретровирусную частицу вместе с полноразмерным вирусным геномом (Broecker et al. ., 2016а). Пространственные причины могли повлиять на формирование онкогенных ретровирусов и ограничить их размер, что привело к их дефектным фенотипам.

    Имеются указания на то, что неконтролируемая активность (ретро)транспозонов в клетках зародышевой линии может привести к таким заболеваниям, как мужское бесплодие, предположительно из-за «катастрофы ошибок», вызванной слишком большим количеством событий транспозиции. У млекопитающих piРНК подавляют активность транспозонов посредством активности РНКазы H белков PIWI во время сперматогенеза (Girard et al., 2006).

    Лишь небольшая часть вирусов является патогенами; большинство из них не вызывают заболеваний. Наоборот, они наиболее важны как движущие силы эволюции, как передатчики генетического материала, как новаторские агенты. В частности, РНК-содержащие вирусы являются наиболее инновационными. Некоторые из них патогенны и опасны, например ВИЧ или вирус гриппа, или вироиды в растениях. РНК-вирусы способны изменяться так быстро, что иммунная система хозяина не может противостоять инфекции. Патогенность возникает при изменении условий окружающей среды, например, при попадании вируса в новый организм или вид.

    Увеличение сложности клеток вирусами является важной особенностью эволюции. Такие крупные эволюционные изменения в последнее время принимаются как аргументы против эволюционной теории Чарльза Дарвина, который рассматривал постепенные изменения, небольшие приращения за счет мутаций как основную основу отбора и эволюции. Новая критика обращается к этому мышлению, рассматривая более крупные изменения как движущие силы эволюции. Такие изменения возникают в результате многих сложных явлений, таких как эндосимбиоз, заражение прокариотами, вирусами и грибами, рекомбинация генов, ГПГ, инфекции, пол.Драматические изменения, такие как эндосимбиоз или патогенные инфекции, расширяют концепцию эволюции Дарвина.

    Заключение

    Существует множество примеров вклада вирусов в эволюцию жизни, начиная как минимум с 550 млн лет назад (Hayward, 2017). Но генетический шум через случайные мутации не позволяет вернуться к истокам жизни. Не исключено, что самый ранний компартмент был неотличим от предклетки или довируса. По аналогии можно предположить, что в какой-то момент автономные вирусы отказались от независимости ради обязательной внутриклеточной жизни — как это было описано для митохондрий и хлоропластов, а также внутриклеточных бактерий, таких как Rickettsia .Это предположение основано на концепции о том, что ранняя жизнь должна была начинаться просто и с высокой генетической изменчивостью, а затем становиться более сложной. Но от сложности можно отказаться в пользу менее энергозатратного образа жизни с небольшими геномами и высокой скоростью репликации (Moelling, 2012, 2013). Поэтому можно повторить вопрос: «Являются ли вирусы нашими древнейшими предками?» Некоторые ископаемые формы жизни могут быть частично воспроизведены in vitro с помощью последующих экспериментов Шпигельмана «Монстр» и Эйгена, что объясняет огромный потенциал выживания простой нкРНК.

    Вирусы могут быть патогенами, но признание их главным образом вызывающими заболевания ошибочно. Это понятие основано на истории вирусов в медицине, как объясняется в книге под названием «Вирусы: больше друзей, чем врагов» (Moelling, 2017). Описанный здесь сценарий фокусируется на вирусах как движущих силах эволюции.

    Ранний мир РНК вызвал интерес 20–30 лет назад, о чем свидетельствуют приведенные выше ссылки. Удивительно, но есть ученые, которые до сих пор верят в «гипотезу пансперма» и считают, что ретровирусы имеют внеземное происхождение (Steele et al., 2018). Недавний интерес к происхождению жизни возник в связи с недавно открытыми экзопланетами, число которых увеличивается с каждым днем ​​и может достигать 10 25 . Таким образом, чистая статистика заставляет некоторых людей поверить в существование внеземной жизни.

    Внеземная жизнь имитируется в земных лабораториях с множеством предположений — возможно, этот обзор стимулирует некоторые размышления. Представленное здесь обсуждение следует рассматривать как концепцию простых реплицирующихся и эволюционирующих сущностей, которые, возможно, возникают из разных строительных блоков в других средах, при этом структура имеет большее значение, чем последовательность.

    Вклад авторов

    Оба автора написали рукопись и утвердили окончательный вариант.

    Финансирование

    FB был финансово поддержан стипендией Немецкой академии наук Леопольдина.

    Благодарности

    Посвящается памяти Манфреда Эйгена (1927–2019) с благодарностью за приглашения в КМ на многие вдохновляющие зимние семинары в Клостерсе, Швейцария. Мы также хотели бы поблагодарить профессора Питера Палезе за его щедрую поддержку.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Ссылки

    Абу Хайдар, М. Г., Венкатараман, С., Гольшани, А., Лю, Б., и Ахмад, Т. (2014). Новое кодирование, трансляция и генная экспрессия реплицирующейся ковалентно замкнутой кольцевой РНК из 220 н. Проц. Натл. акад. науч. США 111, 14542–14547.doi: 10.1073/pnas.1402814111

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Андрас, П., и Андрас, К. (2005). Происхождение жизни — гипотеза «мира взаимодействия белков»: взаимодействия белков были первой формой самовоспроизводящейся жизни, а нуклеиновые кислоты эволюционировали позже как молекулы памяти. Мед. Гипотезы 64, 678–688. doi: 10.1016/j.mehy.2004.11.029

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Аппельс, Р., Eversole, K., Feuillet, C., Keller, B., Rogers, J., Stein, N., et al. (2018). Расширение границ исследований и селекции пшеницы с использованием полностью аннотированного эталонного генома. Наука 361:eaar7191. doi: 10.1126/science.aar7191

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Beare, P.A., Samuel, J.E., Howe, D., Virtaneva, K., Porcella, S.F., and Heinzen, R.A. (2006). Генетическое разнообразие возбудителя лихорадки Ку, Coxiella burnetii, оценено путем сравнения всего генома на основе микрочипов. J. Бактериол. 188, 2309–2324. doi: 10.1128/JB.188.7.2309-2324.2006

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Беген П., Гилл С., Шарпин Н. и Фортерре П. (2015). Синергетический синтез двухцепочечной ДНК без матрицы с помощью праймазы PolpTN2 Thermococcus nautili, ДНК-полимеразы PolB и геликазы pTN2. Экстремофилы 19, 69–76. doi: 10.1007/s00792-014-0706-1

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Бельц, Л.А. (2018). Летучие мыши и здоровье человека: Эбола, атипичная пневмония, бешенство и другие. Хобокен, Нью-Джерси: Wiley-Blackwell.

    Академия Google

    Broecker, F., Hardt, C., Herwig, R., Timmermann, B., Kerick, M., Wunderlich, A., et al. (2016а). Сигнатура транскрипции, индуцированная мутантным c-Src, способствующим метастазированию, в линии клеток молочной железы человека. FEBS J. 283, 1669–1688. doi: 10.1111/февраль 13694

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Брокер, Ф., Horton, R., Heinrich, J., Franz, A., Schweiger, M.R., Lehrach, H., et al. (2016б). Обогащенное интронами семейство HERV-K(HML-10) подавляет апоптоз, показатель злокачественной трансформации. Моб. ДНК 7:25. doi: 10.1186/s13100-016-0081-9

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Брокер Ф., Клумпп Дж. и Меллинг К. (2016c). Долгосрочная микробиота и виром у пациента из Цюриха после фекальной трансплантации против инфекции Clostridium difficile. Энн. Н. Я. акад. науч. 1372, 29–41. doi: 10.1111/nyas.13100

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Брокер Ф., Руссо Г., Клумпп Дж. и Меллинг К. (2017). Стабильный основной виром, несмотря на изменчивый микробиом после фекального переноса. Микробы кишечника 8, 214–220. дои: 10.1080/194

    .2016.1265196

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Чех, Т. Р. (2000). Структурная биология. Рибосома представляет собой рибозим. Наука 289, 878–879.

    Академия Google

    Чела-Флорес, Дж. (1994). Являются ли вироиды молекулярными окаменелостями мира РНК? Ж. Теор. биол. 166, 163–166. doi: 10.1006/jtbi.1994.1014

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Колсон П., Левассёр А., Ла Скола Б., Шарма В., Насир А., Понтаротти П. и др. (2018). Наследственность и мозаицизм гигантских вирусов подтверждают определение четвертого TRUC микробов. Фронт.микробиол. 9:2668. doi: 10.3389/fmicb.2018.02668

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Котийяр, А., Кеннеди, С.П., Конг, Л.С., Прифти, Э., Понс, Н., Ле Шателье, Э., и другие. (2013). Диетическое вмешательство влияет на богатство микробных генов кишечника. Природа 500, 585–588. doi: 10.1038/nature12480

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    де Конинг, А. П., Гу, В., Кастоу, Т. А., Батцер, М. А.и Поллок, Д. Д. (2011). Повторяющиеся элементы могут составлять более двух третей генома человека. Генетика PLoS. 7:e1002384. doi: 10.1371/journal.pgen.1002384

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Девесон, И. В., Хардвик, С. А., Мерсер, Т. Р., и Маттик, Дж. С. (2017). Размеры, динамика и значимость некодирующего транскриптома млекопитающих. Тенденции Жене. 33, 464–478. doi: 10.1016/j.tig.2017.04.004

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Деванье, М.и Хайдманн, Т. (2013). Эндогенные ретровирусы: приобретение, амплификация и приручение геномных захватчиков. Курс. мнение Вирол. 3, 646–656. doi: 10.1016/j.coviro.2013.08.005

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Дюпрессуар, А., Лавиаль, К., и Хайдманн, Т. (2012). От наследственных инфекционных ретровирусов к добросовестным клеточным генам: роль захваченных синцитинов в плацентации. Плацента 33, 663–671. doi: 10.1016/j.placenta.2012.05.005

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Эйген, М. (2013). От странной простоты к сложному знакомству. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. doi: 10.1093/acprof:oso/9780198570219.001.0001

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Флорес Р., Гаго-Захерт С., Серра П., Санхуан Р. и Елена С. Ф. (2014). Вироиды: выжившие из мира РНК? Год. Преподобный Микробиолог. 68, 395–414. дои: 10.1146/аннурев-микро-0

    -103416

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Флорес, Р., Эрнандес, К., Мартинес де Альба, А. Э., Дарос, Дж. А., и Ди Серио, Ф. (2005). Вироиды и взаимодействие вироидов с хозяином. Год. Преподобный Фитопат. 43, 117–139. doi: 10.1146/annurev.phyto.43.040204.140243

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Гальвани, А. П., и Слаткин, М. (2003). Оценка чумы и оспы как исторического селективного давления на аллель устойчивости к ВИЧ CCR5-Delta 32. Проц. Натл. акад. науч. США 100, 15276–15279. doi: 10.1073/pnas.2435085100

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Гибсон, Д.Г., Бендерс, Г.А., Эндрюс-Пфаннкоч, К., Денисова, Е.А., Баден-Тилсон, Х., Завери, Дж., и соавт. (2008). Полный химический синтез, сборка и клонирование генома Mycoplasma genitalium. Наука 319, 1215–1220. doi: 10.1126/science.1151721

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Гибсон, Д.G., Glass, J.I., Lartigue, C., Noskov, V.N., Chuang, R.Y., Algire, M.A., et al. (2010). Создание бактериальной клетки, контролируемой химически синтезированным геномом. Наука 329, 52–56. doi: 10.1126/science.11

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Giovannoni, S.J., Tripp, H.J., Givan, S., Podar, M., Vergin, K.L., Baptista, D., et al. (2005). Оптимизация генома космополитической океанической бактерии. Наука 309, 1242–1245.doi: 10.1126/science.1114057

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Жирар, А., Сачиданандам, Р., Хэннон, Г.Дж., и Кармелл, М.А. (2006). Специфический для зародышевой линии класс малых РНК связывает белки Piwi млекопитающих. Природа 442, 199–202. doi: 10.1038/nature04917

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Grow, E.J., Flynn, R.A., Chavez, S.L., Bayless, N.L., Wossidlo, M., Wesche, D.J., et al. (2015).Внутренняя ретровирусная реактивация в предимплантационных эмбрионах человека и плюрипотентных клетках. Природа 522, 221–225. doi: 10.1038/nature14308

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Hansen, T.B., Jensen, T.I., Clausen, B.H., Bramsen, J.B., Finsen, B., Damgaard, C.K., et al. (2013). Круги природной РНК функционируют как эффективные губки микроРНК. Природа 495, 384–388. doi: 10.1038/nature11993

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Хубер, Х., Хон, М.Дж., Стеттер, К.О., и Рэйчел, Р. (2003). Тип Nanoarchaeota: настоящее знание и перспективы на будущее уникальной формы жизни. Рез. микробиол. 154, 165–171. doi: 10.1016/S0923-2508(03)00035-4

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Hutchison, C.A.III, Chuang, R.Y., Noskov, V.N., Assad-Garcia, N., Deerinck, T.J., Ellisman, M.H., et al. (2016). Дизайн и синтез минимального бактериального генома. Наука 351:aad6253.doi: 10.1126/science.aad6253

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Кациан Д.Л., Миллс Д.Р., Крамер Ф.Р. и Шпигельман С. (1972). Реплицирующаяся молекула РНК, подходящая для детального анализа внеклеточной эволюции и репликации. Проц. Натл. акад. науч. США 69, 3038–3042. doi: 10.1073/pnas.69.10.3038

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Кастинг, Дж. Ф., Уитмайр, Д. П., и Рейнольдс, Р.Т. (1993). Обитаемые зоны вокруг звезд главной последовательности. Икар 101, 108–128. doi: 10.1006/icar.1993.1010

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Крейсинг М., Кейл Л., Ланзмич С. и Браун Д. (2015). Тепловой поток через открытую пору обеспечивает непрерывную репликацию и отбор олигонуклеотидов в сторону увеличения длины. Нац. хим. 7, 203–208. doi: 10.1038/nchem.2155

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Ла Скола, Б., Audic, S., Robert, C., Jungang, L., de Lamballerie, X., Drancourt, M., et al. (2003). Гигантский вирус у амеб. Наука 299:2033. doi: 10.1126/science.1081867

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Ла Скола, Б., Десню, К., Панье, И., Роберт, К., Баррасси, Л., Фурнус, Г., и др. (2008). Вирофаг как уникальный паразит гигантского мимивируса. Природа 455, 100–104. doi: 10.1038/nature07218

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Ландер, Э.С., Линтон, Л.М., Биррен, Б., Нусбаум, С., Зоди, М.С., Болдуин, Дж., и соавт. (2001). Начальная последовательность и анализ человеческого генома. Природа 409, 860–921. дои: 10.1038/35057062

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Le Chatelier, E., Nielsen, T., Qin, J., Prifti, E., Hildebrand, F., Falony, G., et al. (2013). Богатство микробиома кишечника человека коррелирует с метаболическими маркерами. Природа 500, 541–546. doi: 10.1038/nature12506

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Лежандр, М., Бартоли Дж., Шмакова Л., Джуди С., Лабади К., Адрайт А. и соавт. (2014). Тридцатитысячелетний дальний родственник гигантских икосаэдрических ДНК-вирусов с морфологией пандоравируса. Проц. Натл. акад. науч. США 111, 4274–4279. doi: 10.1073/pnas.1320670111

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Лескот, М., Хингамп, П., Кодзима, К.К., Виллар, Э., Ромак, С., Велучами, А., и другие. (2016). Гены обратной транскриптазы очень распространены и транскрипционно активны в сообществах морского планктона. ISME J. 10, 1134–1146. doi: 10.1038/ismej.2015.192

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Li, H., Li, L., Liu, L.R., Omange, R.W., Toledo, N., Kashem, M.A., et al. (2018). Гипотетические эндогенные SIV-подобные антигены у маврикийских яванских макак. Биоинформация 14, 48–52. дои: 10.6026/97320630014048

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Ли, Х., Николюк, М., Ли, Л., Лю, Л. Р., Omange, R.W., Soule, G., et al. (2017). Естественные и перекрестно индуцируемые антитела против SIV у маврикийских яванских макак. PLoS One 12:e0186079. doi: 10.1371/journal.pone.0186079

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Ma, B.G., Chen, L., Ji, H.F., Chen, Z.H., Yang, F.R., Wang, L., et al. (2008). Признаки очень древних белков. Биохим. Биофиз. Рез. коммун. 366, 607–611. doi: 10.1016/j.bbrc.2007.12.014

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Майорек, К.А., Дунин-Хоркавич С., Стечкевич К., Мушевска А., Новотны М., Гинальский К. и соавт. (2014). Суперсемейство РНКаз Н-подобных: новые члены, сравнительный структурный анализ и эволюционная классификация. Рез. нуклеиновых кислот. 42, 4160–4179. doi: 10.1093/nar/gkt1414

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Малик, Х.С., и Эйкбуш, Т.Х. (2001). Филогенетический анализ Н-доменов рибонуклеазы свидетельствует о позднем химерном происхождении ретромобильных элементов LTR и ретровирусов. Рез. генома. 11, 1187–1197. дои: 10.1101/гр.185101

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Маргулис, Л. (1970). Происхождение эукариотических клеток. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

    Академия Google

    Маргулис, Л. (1993). Symbiosis in Cell Evolution , 2nd Edn. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: WH Фримен и Ко

    Академия Google

    Мейерхенрих, У. (2008). Аминокислоты и асимметрия жизни. Берлин: Springer-Verlag.

    Академия Google

    Миллер, С.Л. (1953). Производство аминокислот в возможных первобытных земных условиях. Наука 117, 528–529. doi: 10.1126/наука.117.3046.528

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Миллер С.Л. и Юри Х.К. (1959). Синтез органических соединений на первобытной Земле. Наука 130, 245–251. doi: 10.1126/наука.130.3370.245

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Митч, Л.(2017). Гигантские вирусы, обнаруженные в австрийских сточных водах, вызывают споры о потенциальной четвертой области жизни. Наука doi: 10.1126/science.aal1005

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Меллинг, К. (2017). Вирусы, скорее друзья, чем враги. То Так: World Scientific Press.

    Академия Google

    Меллинг К., Брокер Ф., Руссо Г. и Сунагава С. (2017). РНКаза Н как генный модификатор, двигатель эволюции и противовирусная защита. Фронт.микробиол. 8:1745. doi: 10.3389/fmicb.2017.01745

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Меллинг, К., Хейманн, Б., Беймлинг, П., Рапп, У.Р., и Сандер, Т. (1984). Серин- и треонин-специфическая протеинкиназная активность очищенных белков gag-mil и gag-raf. Природа 312, 558–561. дои: 10.1038/312558a0

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Меллинг К., Мацкевич А. и Юнг Дж. С.(2006). Связь между ретровирусной репликацией и механизмами РНК-интерференции. Гавань Колд Спринг. Симп. Квант. биол. 71, 365–368. doi: 10.1101/кв.2006.71.010

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Mölling, K., Bolognesi, D.P., Bauer, H., Büsen, W., Plassmann, H.W., and Hausen, P. (1971). Ассоциация вирусной обратной транскриптазы с ферментом, расщепляющим фрагмент РНК гибридов РНК-ДНК. Нац. Новая биол. 234, 240–243.дои: 10.1038/newbio234240a0

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Мюллер Г., Штрак Б., Даннулл Дж., Спроат Б. С., Суровой А., Юнг Г. и соавт. (1994). Потребность в аминокислотах нуклеокапсидного белка ВИЧ-1 для повышения каталитической активности рибозима Ki-ras in vitro. Дж. Мол. биол. 242, 422–429. дои: 10.1006/jmbi.1994.1592

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Огата, Х., Аудик, С., Ренесто-Аудиффрен, П., Fournier, P.E., Barbe, V., Samson, D., et al. (2001). Механизмы эволюции Rickettsia conorii и R. prowazekii . Наука 293, 2093–2098.

    Реферат PubMed | Академия Google

    Отт Г., Розенвальд А. и Кампо Э. (2013). Понимание агрессивных В-клеточных лимфом, вызванных MYC: патогенез и классификация. Кровь 122, 3884–3891. дои: 10.1182/кровь-2013-05-498329

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Отт, С.J., Waetzig, G.H., Rehman, A., Moltzau-Anderson, J., Bharti, R., Grasis, J.A., et al. (2017). Эффективность стерильного переноса фекального фильтрата для лечения пациентов с инфекцией Clostridium difficile. Гастроэнтерология 152, 799–811.e7. doi: 10.1053/j.gastro.2016.11.010

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Патель, Б. Х., Персиваль, К., Ритсон, Д. Дж., Даффи, К. Д., и Сазерленд, Дж. Д. (2015). Общее происхождение предшественников РНК, белков и липидов в цианосульфидном протометаболизме. Нац. хим. 7, 301–307. doi: 10.1038/nchem.2202

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Пеннацио, С., и Роджеро, П. (2000). Открытие химической природы вируса табачной мозаики. Рив. биол. 93, 253–281.

    Академия Google

    Филипп, Н., Лежандр, М., Дутр, Г., Куте, Ю., Пуаро, О., Леско, М., и др. (2013). Пандоравирусы: вирусы амебы с геномом до 2,5 Мб, достигающим генома паразитических эукариот. Наука 341, 281–286. doi: 10.1126/science.1239181

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Riesner, D., Henco, K., Rokohl, U., Klotz, G., Kleinschmidt, A.K., Domdey, H., et al. (1979). Структура и структурообразование вироидов. Дж. Мол. биол. 133, 85–115. дои: 10.1016/0022-2836(79)

    -3

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Робертс, Р. В. (1997). Слияние РНК и пептидов для селекции пептидов и белков in vitro. Проц. Натл. акад. науч. США 94, 12297–12302. doi: 10.1073/pnas.94.23.12297

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Schmalzbauer, E., Strack, B., Dannull, J., Guehmann, S., и Moelling, K. (1996). Мутации основных аминокислот NCp7 вируса иммунодефицита человека типа 1 влияют на связывание РНК in vitro. Дж. Вирол. 70, 771–777.

    Реферат PubMed | Академия Google

    Шульц Ф., Ютин Н., Иванова Н. Н., Ортега Д. Р., Ли Т.K., Vierheilig, J., et al. (2017). Гигантские вирусы с расширенным набором компонентов системы трансляции. Наука 356, 82–85. doi: 10.1126/science.aal4657

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Сегре Д., Бен-Эли Д., Димер Д. В. и Ланцет Д. (2001). Липидный мир. Ориг. Жизнь Эвол. биосф. 31, 119–145. дои: 10.1023/A:1006746807104

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Соллох, Ю. В., Ланг, К., Ланге, В., Беме, И., Шмидт, А. Х., и Заутер, Дж. (2017). Частоты варианта гена CCR5-Δ32 в 87 странах на основе секвенирования следующего поколения 1,3 миллиона человек, отобранных из 3 национальных донорских центров DKMS. Гул. Иммунол. 78, 710–717. doi: 10.1016/j.humimm.2017.10.001

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Шпигельман С., Харуна И., Холланд И.Б., Бодро Г. и Миллс Д. (1965). Синтез саморазмножающейся и инфекционной нуклеиновой кислоты с очищенным ферментом. Проц. Натл. акад. науч. США 54, 919–927. doi: 10.1073/pnas.54.3.919

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Steele, E.J., Al-Mufti, S., Augustyn, K.A., Chandrajith, R., Coghlan, J.P., Coulson, S.G., et al. (2018). Причина кембрийского взрыва — земная или космическая? Прог. Биофиз. Мол. биол. 136, 3–23. doi: 10.1016/j.pbiomolbio.2018.03.004

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Сумпер, М.и Люс, Р. (1975). Доказательства образования de novo самовоспроизводящихся и адаптированных к окружающей среде структур РНК репликазой бактериофага Qbeta. Проц. Натл. акад. науч. США 72, 162–166. doi: 10.1073/pnas.72.1.162

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Шостак, Дж. В. (2011). Оптимальная степень физической и химической неоднородности для возникновения жизни? Филос. Транс. Р. Соц. Лонд. Б биол. науч. 366, 2894–2901. дои: 10.1098/рстб.2011.0140

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Тарлинтон, RE (2012). «Эндогенизация ретровируса коала в действии», в Viruses: Essential Agents of Life , изд. Г. Витцани (Берлин: Springer), 283–291. дои: 10.1007/978-94-007-4899-6_14

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Тейлор, Дж. М. (2009). Репликация генома РНК вируса гепатита дельта. Доп. Вирус Рез. 74, 103–121. doi: 10.1016/S0065-3527(09)74003-5

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Темин Х.М. (1985). Обратная транскрипция в геноме эукариот: ретровирусы, параретровирусы, ретротранспозоны и ретротранскрипты. Мол. биол. Эвол. 2, 455–468. doi: 10.1093/oxfordjournals.molbev.a040365

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Васас, В., Сатмари, Э., и Сантоса, М. (2010). Отсутствие эволюционируемости в самоподдерживающихся автокаталитических сетях: ограничение на пути метаболизма к происхождению жизни. Проц. Натл. акад.науч. США 107, 1470–1475. doi: 10.1073/pnas.08107

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Вильярреал, Л. П., и Витцани, Г. (2010). Вирусы являются важными агентами в корнях и стволе древа жизни. Ж. Теор. биол. 262, 698–710. doi: 10.1016/j.jtbi.2009.10.014

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Фогельштейн, Б., и Кинзлер, К.В. (2002). Генетическая основа рака человека , 2-е изд.Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: McGraw-Hill, 116.

    .

    Академия Google

    Wang, D., Li, L.B., Hou, Z.W., Kang, X.J., Xie, Q.D., Yu, X.J., et al. (2011). Интегрированный провирус ВИЧ-1 в хромосому спермы пациента и его перенос в ранний эмбрион путем оплодотворения. PLoS One 6:e28586. doi: 10.1371/journal.pone.0028586

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Уилсон, Д.С., и Шостак, Дж.В. (1999). Селекция in vitro функциональных нуклеиновых кислот. Год. Преподобный Биохим. 68, 611–647. doi: 10.1146/annurev.biochem.68.1.611

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Сюн, Ю., и Эйкбуш, Т.Х. (1990). Происхождение и эволюция ретроэлементов на основе их последовательностей обратной транскриптазы. EMBO J. 9, 3353–3362. doi: 10.1002/j.1460-2075.1990.tb07536.x

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Yang, W.T., Wu, L.W., Tseng, T.C., Chen, C.L., Yang, H.C., Su, T.H., et al.(2016). Потеря поверхностного антигена гепатита В и развитие гепатоцеллюлярной карциномы у пациентов с двойной инфекцией гепатита В и С. Медицина 95:e2995. doi: 10.1097/MD.0000000000002995

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Чжан, Дж. (2003). Эволюция путем удвоения генов: обновление. Тренды Экол. Эвол. 18, 292–298. doi: 10.1016/S0169-5347(03)00033-8

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Чжао Ю., Темпертон Б., Thrash, J.C., Schwalbach, M.S., Vergin, K.L., Landry, Z.C., et al. (2013). Многочисленные вирусы SAR11 в океане. Природа 494, 357–360. doi: 10.1038/nature11921

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Будущее глобального сотрудничества: чего не хватает?

    В начале двадцать первого века мир столкнулся с своего рода парадоксом сотрудничества. Принято считать, что сотрудничество — это то, в чем участвуют индивидуальные и коллективные акторы, преследующие общие цели, в то время как акторы, имеющие разные мировоззрения и преследующие противоречивые цели, не склонны к сотрудничеству.Однако до 1990 года, во время конфликта между Востоком и Западом, два противоборствующих блока противостояли друг другу, хотя между ними существовало сотрудничество. В военном отношении они были вооружены до зубов; идеологически они были далеки друг от друга; в социально-экономическом отношении развитие общества при капитализме было несовместимо с развитием общества при коммунизме. Но два силовых блока были объединены целью не допустить перерастания холодной войны в ядерный конфликт, вызывающий коллективное самоуничтожение.

    Накал антагонизма не исключал, таким образом, мирного сосуществования под знаменем взаимного сдерживания.В этой игре было ясно, что обе стороны находятся в одной лодке. И что ни один из них не мог уничтожить другого, не рискуя пойти под себя. Кубинский ракетный кризис 1962 года показал, насколько близко мир подошел к пропасти, а в Юго-Восточной Азии, Центральной Америке и на Ближнем Востоке напряженность была ослаблена войной по доверенности, опять же без глобального пожара. С конца 1950-х годов доминировала политика разрядки, не отказываясь от капиталистической и коммунистической моделей.

    Сегодня преобладает обратный парадокс. Мир, ставший тем временем многополярным и с появлением новых держав, — если верить заявлениям саммитов «Большой восьмерки» и «Группы двадцати» или переговоров в ООН — по существу согласен по таким общим целям, как «зеленый рост» и справедливая торговля, ограничение изменения климата. и вымирание видов, реформа финансовых рынков и искоренение нищеты и голода. Таким образом, такие комментаторы нашего времени, как Фрэнсис Фукуяма, возродили гегелевскую риторику о «конце истории».

    Несмотря на все нормативное и идеологическое сближение, увы, отсутствуют инструменты, институты и акторы, необходимые для превращения консенсуса в реальность. Примером этого являются «двухградусные ограждения», намерение международного сообщества, поддержанное почти всеми странами мира, ограничить искусственное глобальное потепление двумя градусами (по сравнению с доиндустриальным уровнем). Однако в отсутствие имеющих обязательную юридическую силу соглашений мир фактически движется к потеплению более чем на два градуса и, таким образом, к опасным переломным моментам, которые угрожают существованию человечества почти так же, как конфронтация с ядерным оружием (которое к тому же все еще находится в пределах возможного).

    Почему это? Существуют ли непреодолимые различия интересов, люди по-разному видят и оценивают ситуацию в мире, преследуют разные ценности? Дилемма заключенного, часто встречающаяся в теории игр, говорит нам о том, что даже игроки, имеющие возможность сотрудничать и таким образом побеждать вместе, предадут друг друга, если каждый из них не знает о выборе другого и поэтому не доверяет ему.

    Вместо недальновидного максимизации выгод другие комментаторы нашего времени рассматривают культурные различия как причины отказа от сотрудничества.Является ли «культура» препятствием или ускорителем сотрудничества, зависит не в последнюю очередь от того, что именно понимается под этим термином. Те, кто считает его субстанцией, нерастворимой и пересаживаемой с трудом, будут склонны — подобно выдающемуся политологу Сэмюэлю П. Хантингтону — предполагать, что имеет место столкновение культур ; если, с другой стороны, культурное различие — не только между этническими и религиозными группами, но и между полами и поколениями, между верхами и низами, богатыми и бедными, менталитетами и средами — рассматривается как норма отношений в современном обществе , будут предприняты усилия для создания условий, при которых эти разные миры смогут наилучшим образом достичь общих целей.(Можно с досадой наблюдать — более чем через двадцать лет после дела Рушди — как легко агентов-провокаторов с обеих сторон, совсем недавно продюсеры глупого антимусульманского видео в США и толпа, возбужденная фанатиками в имя религии, может воспламенить мир.)

    Удивительно, как мало мы еще знаем о «культуре» как факторе мирового общества. Исследования сосредоточены преимущественно на сотрудничестве в небольших группах, желающих достичь общих целей, общей полезности ( utilitatis communio ) и общем культурном фоне, являющихся основными предположениями.Там, где неожиданно не получается сотрудничества, принимается во внимание то, что остается — культура, сначала для объяснения неудачи, а затем, возможно, для ее преодоления или предотвращения. Как работает сотрудничество в больших группах, в крупных международных организациях или даже между обществами, так или иначе различающимися в культурном отношении (что, как уже было сказано, является нормой), остается загадкой.

    Как заинтересованные ученые, так и граждане, наша цель состоит в том, чтобы разобраться с тем, что по своей природе является междисциплинарным вопросом, и сделать это эмпирически и со ссылкой на базовую теорию.Как, например, действуют такие межкультурные команды, как экипажи самолетов, спасатели, персонал больниц, полиции и общественных центров, когда они и их клиенты становятся все более разнообразными в языковом и культурном отношении? Является ли Генеральная Ассамблея ООН дипломатической сценой для культурно слепой силовой политики или, образно говоря, театром мировых культур? Существуют ли азиатские ценности (и противоречат ли они западным христианским ценностям, какими бы они ни были)? Другими словами, являются ли незнакомые культуры источником обогащения или они встречаются друг с другом, как кошки и собаки? Кроме того, кто хочет видеть это таким образом — и кто предполагает прямо противоположное, гуманную склонность к сопереживанию? Помогает ли поездка в чужие регионы или это подпитывает предрассудки? Как работают альтруистическая помощь и глобальная солидарность в случае эпидемий, голода и благотворительности? В нашей мультикультурной повседневной жизни все мы делаем определенные наблюдения, но амбивалентность культурного фактора, безусловно, неоценима.

    Поэтому вместо того, чтобы с самого начала зацикливаться на его лечебном или разрушительном эффекте, мы должны рассмотреть саму культуру сотрудничества. В конце концов, отношения сотрудничества основаны не только и не главным образом на совпадении интересов, взаимности, общих ожиданиях выгод и взаимных обязательствах homo oeconomicus. Сотрудничество также и особенно признак «бессмысленной» игры детей; музыкальный ансамбль импровизирует не (только) потому, что хочет продать диск; танцовщицы кордебалета работают вместе только ради удовольствия; а хор поет в основном для того, чтобы петь вместе.Или посмотрите на фестиваль с его насыщенными презентациями и перфомансами, где организационная инфраструктура всегда увенчана безмерной игривостью актеров и игроков в прямом смысле этого слова.

    Эти небольшие примеры демонстрируют присущую ценность сотрудничества как такового, ценность, которая основана на эмпатии и возникает сама по себе. Обмен подарками, который порождает взаимные обязательства, но может включать и «иррациональную» расточительность, — понятие, перекочевавшее из этнологии в культурологию и нуждающееся в рассмотрении в условиях глобального взаимодействия.Таким образом, в глобальном сотрудничестве как никогда важно, чтобы эти культурные элементы анализировались и применялись с крайней осторожностью к большим переговорным аренам и причинам конфронтации.

    Удивительно, как мало мы еще знаем о «культуре» как факторе мирового общества. Исследования сосредоточены преимущественно на сотрудничестве в небольших группах, желающих достичь общих целей, при этом основными предположениями являются общая полезность (utilitatis communio) и общий культурный фон.

    Европейская загадка

    Давайте теперь изменим перспективу и поближе посмотрим на Европу и плачевное состояние Европейского Союза.Для существенной реформы Европейского Союза не хватает двух основных строительных блоков: преобразующей политики и демократической легитимности. «Пакет роста», принятый в Риме в июне 2012 года, далек от того, чтобы быть генеральным планом для южноевропейских стран по образцу Европейской программы восстановления или плана Маршалла для Европы, которая осталась в руинах после 1945 года. не хватает какой-либо искры и, более того, каких-либо настоящих новых денег, поскольку все, что было сделано, по крайней мере, на данный момент, это переименование некоторых плохо используемых и распределенных структурных помощи ЕС и полировка некоторых инвестиций европейских Инвестиционный банк, который уже был запланирован.Это не способ создать более экологическую или социально справедливую Европу.

    Более серьезной является очевидная неспособность элит европейских руководителей придавать какое-либо особое значение легитимности своих планов. Если радикальное изменение европейской институциональной системы, намеченное лидерами ЕС, будет предписано и реализовано сверху вниз, это, вероятно, станет окончательным кризисом ЕС — накопленный дефицит легитимности почти наверняка ознаменует конец Союза, а национал-популисты могли драться за останки, как стервятники . «Нет налогообложения без представительства» — основное правило представительной демократии — те, кто платит налоги, также хотят управлять собой. Именно председатель парламента ЕС Мартин Шульц напомнил «создателям» об этом элементарном правиле демократии.

    Любое ускорение в сторону европейского экономического и финансового правительства должно быть одобрено и контролироваться европейским демоном . (Давайте примем их здесь за «актеров и игроков» на сцене). Хотя «Банда четырех», состоящая из председателя Еврокомиссии Жозе Мануэля Дурана Баррозу, президента Еврогруппы Жан-Клода Юнкера, председателя Европейского совета Хермана ван Ромпея и главы Европейского центрального банка Марио Драги, призывала к «укреплению демократической основы», они не вдавались в подробности.Однако демократическая легитимность и контроль необходимы, если мы хотим стать «большей Европой». Широкая общественность откажется от поддержки любого расширения, согласованного в тени, и в июне 2012 года блюстители Конституции Германии в Карлсруэ незамедлительно вмешались, поскольку они сочли этот процесс недостаточно демократическим с точки зрения Германии. С другой стороны, они постановили, что ратификация постоянного европейского фонда спасения, ESM, и европейского финансового пакта была конституционной.

    Таким образом, Конституционный суд Германии постановил, что парламент должен знать и участвовать в разрешении европейского кризиса суверенного долга и спасении евро. Но даже в обычное время и в гораздо менее ярких случаях баланс власти и разделения труда между законодательной и исполнительной властью смещается от парламента. технические (энергетическая политика) или слишком правовые (каждая политика).Скорость объективно важна, потому что многочисленные и разнообразные кризисы в индустриальном обществе ограничивают способность государства осуществлять контроль, вынуждая его к постоянному кризисному вмешательству. Ограничение парламентских прав является одним из аспектов сопутствующего ущерба, вызванного приватизацией политики, единственной функцией которой теперь является действовать как пожарная команда, и она обречена на провал, когда срочно необходимы активное государство и регулятивная политика.

    В прошлом европеизация также часто означала, в отсутствие полноценного парламента ЕС, депарламентаризацию и уменьшение демократии.Даже в более ранних постановлениях, таких как решение от июня 2009 г. по Лиссабонскому договору, Федеральный конституционный суд Германии позиционировал себя как защитник национально установленной демократии и суверенного государства в лице Бундестага , немецкого парламента, и, в частности, как хранитель статьи 23 Основного закона, которая требует, чтобы Бундестаг был проинформирован всесторонне и как можно скорее. Карлсруэ будет вмешиваться всякий раз, когда немецкая демократия подрывается правилами ЕС, навязанными Берлином и Брюсселем.Но национальная перспектива недооценивает реальный сдвиг политической власти на наднациональный уровень, на котором — гораздо более поразительно, чем в ЕС — действуют такие клубы, как G8, G20 и ВТО. Здесь — неформальным и содержательным образом — демократический контроль и противодействующая сила создают в лучшем случае НПО, которые являются влиятельными и получают освещение в СМИ, выступают в качестве поборников местной оппозиции или глобального достояния и стремятся влиться в транснациональную систему принятия решений в качестве экспертов. за ту или иную сторону спора.

    Карлсруэ притормозит всякий раз, когда конечным результатом финансового союза и экономического правительства станут Соединенные Штаты Европы, а Страсбург, разумеется, будет преобразован в настоящий парламент. Для этого нужно не только изменить Основной закон, но и Германии в конце концов (или, может быть, даже очень скоро) придется принять новую Конституцию, а Европе, наконец, дать ее. Предложения председателя Еврокомиссии Дурана Баррозу о дальнейшем развитии ЕС в «федерацию национальных государств» указывают именно на это направление.Конституционный суд Германии больше не может противостоять этой динамике, потому что европейское измерение принципа демократии, принятого в Основном законе, неоспоримо.

    Европейская идентичность всегда была эксцентричной, поскольку многое «европейское» родом из Азии (Малой), и всегда экстерриториальной, поскольку Европа экспортировала свои достижения в остальной мир как мирным, так и агрессивно-колониальным путем . Неустойчивость границ на юге (и на востоке) становится почти физически ощутимой на средиземноморском пространстве.

    Недостаток обширных, хотя и недостаточно обширных предложений, выдвинутых Вольфгангом Шойбле и «Бандой четырех», заключается в том, что они по-прежнему ориентированы на ядро ​​или остаточную Европу и увеличили бы разрыв между странами еврозоны и странами, не входящими в ЕС. валютный союз, в частности Великобритании и Чехии, — иными словами, они ускорили бы тенденции к размежеванию, которые уже развились не только в Лондоне и Праге, но и в Гааге и Хельсинки.

    Однако было бы неправильно думать, что центральная Европа будет сильнее, чем 27 ЕС или более крупный евро-средиземноморский регион: только в качестве крупной державы Европа может уравновесить политические конкурентные преимущества США или Китая. И здесь снова сходятся демократическая легитимность и преобразующая политика: Евро-средиземноморский союз (по аналогии с Союзом Балтийского моря, Союзом Альп-Адриатики и т. д.) не только обеспечит рабочую основу для реального пакта о развитии: он может также предложить федеральную перспективу для устойчивой демократизации региона.

    До сих пор Европа регионов рассматривалась и устраивалась в слишком малом масштабе, как провинциальная опора для большого квазигосударства, управляемого из Брюсселя и узаконенного из столиц. Региональные ассоциации на основе общего культурного наследия и мультикультурных взаимодействий могут возродить старый добрый принцип европейского федерализма — они возвышаются над нациями, которые сегодня зачастую действуют как блокирующие силы, но при этом они все еще достаточно близки к культурным особенностям и сетям народ Европы.

    Новое Средиземноморье?

    С древних времен гавани Средиземноморья притягивали внимание путешественников и исследователей культуры. Однако, посетив их сегодня, можно увидеть не более чем тень — отчасти ветхую, отчасти живописную — их былого величия и важности. Эти порты когда-то находились в центре первой транссредиземноморской фазы глобализации, центральная ось которой сместилась к Атлантике в шестнадцатом веке. В настоящее время грузооборот даже крупных средиземноморских портов, таких как Стамбул или Марсель, легко опережает контейнерные терминалы в Восточной Азии и Персидском заливе.

    Портовые города как места передвижения, иммиграции и эмиграции, как места включения и исключения, развивают различные способы бытия, которые не только отражают различные культурные традиции и политические и социальные представления о себе, но также содержат экономический потенциал и сообщают, как они себя видят как часть более крупной структуры, которой является «Европа».

    Через Средиземное море проходит примерно треть всех мировых перевозок сырой нефти и природного газа.Его гавани в основном являются пунктами назначения круизных лайнеров и паромов, а его аэропорты являются отправной и конечной точками для пляжного отдыха и городских каникул. Рыбалка, еще одна икона Южной Европы, также изменила свой характер. Фотография в пиццерии рыбака, чинящего сеть, рекламирует бренд Méditérranée , но имеет мало отношения к реальности центров массового туризма.

    Из-за расширения флота ЕС и вторжения азиатских рыбацких судов чрезмерный вылов рыбы подвергает опасности такие виды, как тунец и рыба-меч; во многих случаях максимальный устойчивый улов больше не может быть достигнут, и общие квоты на вылов рыбы существенно сократились.Нынешнее морское право Объединенных конвенций предоставляет каждому государству исключительное суверенное право на прибрежную зону, простирающуюся до 200 морских миль вглубь моря, для разведки и разработки ресурсов. Это в дополнение к континентальному шельфу, (условному) расширению континента под поверхностью моря. В «малом» Средиземноморье это приводит к многочисленным совпадениям, которые вполне могут стать предметом конфликта в будущем, особенно когда речь идет о газовых месторождениях и правах на морское бурение.

    Тем не менее, море несет наибольший ущерб от взаимодействия с землепользованием — промышленное сельское хозяйство, жестокая урбанизация и райские места для отдыха с их высоким уровнем потребления и отходов — вот что создает наибольшую нагрузку на Средиземное море. Туризм и промышленность вступают в конкуренцию, но они также напрямую связаны между собой. Засоление, эвтрофикация (вызванная сточными водами) и рост водорослей представляют дополнительную опасность для средиземноморской экосистемы, которая нагревается в результате изменения климата.

    Реки Рона и По, в частности, несут в Средиземное море большие массы тяжелых металлов и химических веществ; нитраты и фосфаты, которые попадают в реки в результате постоянного чрезмерного внесения удобрений, вызывают бурное цветение водорослей на побережьях с ограниченным водообменом. Приток пресной воды постоянно уменьшается, что усугубляет недостатки, связанные с медленным обновлением соленой воды в Средиземном море (каждые 80 лет). По оценкам, Средиземное море ежегодно поглощает 500 миллионов тонн навозной жижи, 600 000 тонн нитратных удобрений, 200 000 тонн фосфорных удобрений и многие другие тысячи тонн тяжелых металлов и радиоактивных отходов, в основном с французских атомных электростанций.От этих токсичных притоков серьезно страдают прибрежные жители, морские птицы, ракообразные и рыба. Особенно загрязнены побережья северо-востока Испании, Французской Ривьеры и Адриатики.

    Судоходство, нефтяные гавани и нефтеперерабатывающие заводы загрязняют Средиземное море токсинами; между Суэцким каналом и Гибралтаром постоянно движется колонна танкеров. Столкновение танкера, вызвавшее разлив нефти, имело бы разрушительные последствия для всей экосистемы Средиземноморья, о чем свидетельствует сильное загрязнение ливанского побережья в 2009 году.По оценкам, ежегодно в Средиземное море попадает 800 000 тонн нефти, что делает его одним из самых загрязненных морей и в этом отношении. Отходы, образующиеся, в частности, на круизных лайнерах, такие же, как и в небольших городах, и не всегда утилизируются в соответствии с правилами; высокие выбросы углерода, которые излучают эти популярные автопарки, — это другое дело.

    Портовые города Средиземноморья по-прежнему расположены на пересечениях глобальных сетей, но они больше не обладают чувством собственного достоинства или жизненной силой.Впечатление, производимое сегодня такими городами, как Генуя, Альмерия, Палермо или Пирей, слишком близко соответствует образу СВИНЕЙ. Эта свиная аббревиатура — вне зависимости от того, кто ее придумал — биржевой маклер, еврократ или клоун — обозначает кризис, который касается всего Европейского Союза. Многие на севере были бы рады избавиться от квартета при первой же возможности, в то время как на юге преобладает настроение «сбросим брюссельское иго». Вместе они вызывают образ национального государства, еще более неспособного к регулированию или эффективным действиям, чем все более сложное наднациональное сообщество ЕС.

    Южная периферия Европы, простирающаяся от Португалии до Греции через государства Северной Африки, в настоящее время рассматривается как зона угрозы, почти как Восточный блок во время холодной войны. Юг — прежде политическая точка компаса, обычно вызывающая положительные и беззаботные ассоциации в народном воображении и политической культуре — был обозначен политиками и общественным мнением как источник величайших угроз безопасности: исламистский терроризм, «заразный» еврокрах. и волны беженцев с глобального Юга.

    История, территория, империя

    Наднациональная конструкция Европы, которая устанавливает границы, но также делает их предметом переговоров, имеет противоречие, встроенное в ее генетический код. Глядя на карты Европы разных времен, начиная с античности, это вряд ли кажется новым — внешние границы Европы, как и ее внутренние, менялись бесконечно часто. Однако эпоха национализма и национального государства — с ее иллюзией совпадения территории, языка, истории и коллективной идентичности — способствовала определенности, более чем когда-либо несовместимой с прозрачной внешней границей.Европейский союз, как «наднациональное партнерство по расчету, которое в принципе открыто для расширения», имеет границы, которые по своей природе изменчивы; они регулируются европейским законодательством и, как известно, оспариваются в приграничных регионах.

    В средиземноморском пространстве — «Среднем море» между Европой, Африкой и Азией — эти подвижные границы тем более проблематичны, что их нельзя символизировать забором или эквивалентной территориальной демаркацией. Вместо этого границы буквально исчезают в мерцающем горизонте, и их можно поддерживать только с помощью случайного патрулирования.Здесь опыт глобализации, задуманный Георгом Зиммелем более века назад, становится социальным фактом: границы — это культурные нормы, которые (могут) принимать пространственную форму. Таким образом, Европейский Союз лучше всего воспринимается через его границы.

    Но его границы также являются местом, где его суверенитет подвергается наибольшей опасности. В конечном счете, это выражение извечной проблемы европейской идентичности. Это идентичность, которая всегда была эксцентричной, поскольку многое «европейское» родом из Азии (Малой), и всегда экстерриториальной, поскольку Европа экспортировала свои достижения в остальной мир как в мирной, так и в агрессивно-колониальной способы.Неустойчивость границ на юге (и на востоке) становится почти физически ощутимой в средиземноморском пространстве: в воде линии границ становятся подвижными и неоднозначными, и их действительность оспаривается. Погода, состояние кораблей и патрули добавляют неопределенности.

    До недавнего времени Средиземное море было очагом нестабильности, если не сказать зоной боевых действий. Это то, что ярко выражено в экстраординарном романе Матиаса Энара «, Зона », главный герой которого, подобно некоему разъяренному Ахиллесу, прислушивается к отголоскам прошлых сражений и прослеживает недавние бойни — от гомеровских троянцев до палестинцев Жана Жене, от гражданской войны в Испании до Война в Алжире, от преступлений немецких оккупационных войск в Греции и депортации евреев из Салоников до кровавого краха бывшей Югославии или, как говорится в другом обзоре, от битвы при Фермопилах до кампании Наполеона в Монтенотте, пистолетный выстрел Гаврило Принципа , депортация греческих евреев, резня палестинцев в лагерях в Сабре и Шатиле, выпотрошение сербской бабушки с ее распятием.В Сербии Средиземное море иногда называют «голубым кладбищем».

    Если средиземноморская политика хочет быть реалистичной, она должна знать об этой истории насилия, чтобы не испытать ее заново. Однако процесс становления историей может также научить нас тому, как Средиземноморское пространство с его портовыми городами и островами было мирно переплетено и связано политически, экономически и культурно. Концепция полиса была разработана и испытана в Средиземноморье одной из первых в мире морских держав — городами-государствами Делосского союза — в пятом веке до нашей эры.Их символом был Акрополь в Афинах, строительство которого было заказано Периклом и который теперь стал полуразрушенной иконой средиземноморского «свинарника» в вечерних новостях.

    Не желая идеализировать эту лигу полюсов ( hoi Athenaíoi kai hoi s´ymmachoi ) и придавать ей чрезмерную актуальность, тем не менее она содержала политическое ядро, имеющее отношение к тому, как мы можем думать о современном транснациональном сотрудничестве: горизонтальная ассоциация, необычное для своего времени небольшие города предоставляли демократическое участие своим полноправным гражданам, становясь политической силой вместо восточной державы земли, деспотических персов.Симмахия объединила города-государства на материковой части Греции, в западной части Малой Азии, во Фракии и на островах Эгейского моря; местом их собраний был сначала кикладский остров Делос, затем Афины, в то время как финансовые ресурсы Лиги, собранные за счет дани членов, хранились в храмах Аполлона или Афины.

    Основанный как оборонительный фронт против персов, которых он разгромил в битве при Саламине, Лига стала инструментом афинской гегемонии. Колонизация шла рука об руку с экспортом демократии, пока Лига не стала служить главным образом интересам господства и эксплуатации — тогда, как и сейчас, демократии вели агрессивные войны.Об этом свидетельствует жестокое нападение Афин на непокорных жителей небольшого острова Мелос, а также экологический кризис, имевший место в четвертом веке до н. целью приобретения дров для топки печей.

    В то время как старые империи (за исключением викингов) были ограничены сушей, в новое время море формирует естественную и системную среду международного государственного порядка.Кристаллизация современной государственности и экономики значительно продвинулась вперед в «эпоху открытий» — процесс трансатлантического, глобализирующего колониализма, протекавший сначала под эгидой Португалии и Испании, затем Нидерландов и Англии; международные отношения, международное право и свободная мировая торговля в значительной степени развивались на этой основе. Здесь Средиземное море было не более чем отправной точкой, из которой флорентиец Америго Веспуччи и генуэзец Христофор Колумб пересекли Атлантику, выйдя из Лиссабона и Кадиса.

    Морская экспансия значительно отличалась от наземной тем, что она не направлялась и не ограничивалась границами. Этот де-факто универсализм, или спонтанный космополитизм, оставил неизгладимый след в морском праве и торговых и транспортных отношениях, которые охватывают сегодня весь мир; однако он также все больше становился функцией земного развития, основанного на составе, концентрации и сотрудничестве национальных государств. Начиная с шестнадцатого века, Средиземное море было отодвинуто на периферию.

    Культура, торговля, миграция

    Такие ученые, как швейцарско-словенский историк Десанка Швара, описали Средиземноморский регион как гнездовую структуру общин диаспор. В имперских пространствах мигрантская среда была основана на базе моря задолго до того, как сформировались и укрепились современные национальные государства. Важнейшими представителями этих общин были купцы, мореплаватели и пираты; люди, которые были очень мобильны, которые придавали большое значение своей свободе передвижения и которые — в интересах прибыли и добычи — были связаны лояльностью не наций, а верностью религии и расширенной семьи.Средиземное море лежало перед ними как простор для приобретения товаров, пассажиров и идей; они превратили его в зону плотного общения разных мировоззрений и соперничающих верований, что проявилось в пестром календаре религиозных праздников. В то же время границы между санкционированной торговлей и преступным и тайным каперством, между богословскими спорами и миссионерским рвением были размыты.

    Средиземноморье как зона диаспоры, в которой «пути» значили больше, чем «корни»: этот взгляд не должен вести к романтизации мобильности и дерасинации, ибо и в более ранние эпохи миграция часто вызывалась насилием.Сама по себе диаспора — буквально «рассеяние» — не является рассадником инноваций и космополитизма; оно становится таковым только при благоприятных условиях городской терпимости. Таким образом, более подходящим кажется более нейтральный термин «сети». Как бы то ни было, физические взаимодействия и воображаемые связи в районе Средиземноморья не установили ни четкой общей идентичности, ни территориального единства; скорее, они создали «окраины» (см. Натали Земон Дэвис), интерстициальные миры. Они восходят к культурным истокам Европы в Месопотамии и распространяются на регионы северной и южной Атлантики, колонизированные районы Африки и Азии и многие средиземноморские диаспоры по всему миру.В этом смысле Méditerranée можно найти с Sopranos в Нью-Джерси, Papakonstantinous в Мельбурне и Mandelbaums в Лос-Анджелесе и Шанхае.

    Силы, которые когда-то характеризовали Средиземноморье, не должны считаться современным идеалом. Безусловно, падение средиземноморского мира — это история потерь. Тем не менее вполне законно искать в этой истории структуру для современной Европы, возводя сеть городов-государств в статус модели и центра евро-средиземноморского объединения.

    Со времен финикийцев и этрусков сети между городами-государствами были особенно важны для средиземноморских миров; их обмены, как продемонстрировали Фернан Бродель и другие, придали Средиземноморью фактическое единство. Пока эта сеть функционировала, Средиземноморский регион мог находиться в центре мира и быть ареной первого этапа глобализации. Его влияние и формирующая сила ослабли по мере того, как глобализация расширялась вдоль атлантической оси, а международные отношения стали определяться вестфальским суверенитетом конфессионально однородных национальных государств и гонкой за имперскими сферами влияния.

    По этой причине необходимо вспомнить исторические городские системы, чья жизнеспособность проистекала из существования общественного пространства, часто посещаемого и разделяемого всеми (мужскими) сообществами. В этом пространстве развернулась палитра профессий, наций и конфессий; он смог интегрировать высокую степень неоднородности и предоставил значительную свободу действий меньшинствам и аутсайдерам, открывая возможности для социального подъема и политической карьеры. В нем развилось множество мужских систем покровительства и клиентуры, деловых связей и сетей дружбы — уникальных в мировой истории; общественное пространство было местом, где люди собирались в тавернах, кофейнях и бальных залах, где практиковалась благотворительность, среди банков и ломбардов.

    Один факт заслуживает хотя бы краткого упоминания: этот «христианский Запад» находился под сильным влиянием и информировался еврейскими и мусульманскими меньшинствами и элитами, в то время как арабы достигли своего высокого уровня развития только в результате экспансии на юг Европы через Месопотамия, Сирия и Египет. В позднем средневековье и начале Нового времени такие города, как Дамаск, Каир, Кайруан, Фес, Палермо, Кордова и другие места в Аль-Андалусе, были центрами религиозного и научного мира.Расцвели теология, философия, юриспруденция, математика, астрономия и другие предметы, а также литература, архитектура и медицина. В частности, именно в школе Толедо был совершен скачок от античной культуры к современной Европе; Арабский язык был лингва-франка, на котором были написаны важные произведения мировой литературы, в том числе произведения Золотого века еврейской литературы.

    Реконкиста, изгнание ислама и евреев из западного Средиземноморья, нанесла серьезный удар по интеллектуальному развитию католической Европы, как и арабского мира.Однако без достижений аль-Андалуса в переводе и переносе ни восхождение Испании к мировой державе, ни последующее глобальное господство над Западной Европой были бы немыслимы. Те, кто отвергает такие воспоминания как «мультикультуралистский» романтизм, ошибаются. Никто не отрицает политического и богословского соперничества между монотеистическими конфессиями или конфликтов, которые во многих случаях разрешались с помощью насилия. Но никто не должен недооценивать достижения этой эпохи и, следовательно, ее функцию в качестве модели средиземноморского союза нового типа, которым он все чаще становится с 2001 года по соображениям политической целесообразности.

    Силы, которые когда-то характеризовали Méditerrannée и которые теперь, вероятно, утеряны безвозвратно, не должны рассматриваться как современный идеал. Безусловно, упадок средиземноморского мира с шестнадцатого века, при всем его разнообразии, представляет собой историю потерь. Однако это история, которую нужно наблюдать трезво. В то же время правомерно в нынешнем кризисе искать в этой истории основу для полиморфной структуры современной Европы — структуры, которая, хотя и лишена всякого принуждения к подражанию, возводит сеть городов-государств в статус модели и центра евро-средиземноморского объединения.Таким образом, Mare nostrum будет деколонизирован навсегда, а его национальный, этнический и религиозный антагонизм смягчится.

    В прибрежных районах и островных зонах Средиземноморья города-государства с высоким осознанием своей автономии сначала возникли как антиподы территориальным государствам, а затем функционировали как живые и самоуверенные анклавы. Поэтому не случайно, что большая часть средиземноморских исследований, включая художественную литературу и эссе, обращается к этим городским агломерациям больше, чем к провинциальным и аграрным глубинкам, ранее считавшимся многими антропологами и путешественниками центром средиземноморского мира спокойствия и гарантом стабильности.Теперь на карте Средиземноморья имеется бесконечное количество центров: города, основанные финикийцами и этрусками, Афины, Карфаген и Рим классической древности; резиденции Каролингов и Гогенштауфенов; большие и малые мегаполисы, такие как Византия и Гранада, Венеция и Рагуза — список можно продолжить. Именно в Средиземноморье современный город как тип, с его четким образцом урбанизации и урбанизации, развивался по преимуществу , его образцовый характер сохранялся до тех пор, пока не возник американский (пригородный) город и не стал доминирующим в девятнадцатом веке.Даже сегодня большинство жителей региона живут на прибрежных полосах и в дельтах (наиболее плотно в сливающемся столичном регионе Каир/Александрия, в таких мегаполисах, как Стамбул, и в агломерациях вокруг Афин, Алжира, Рима, Марселя и Барселоны). Если смотреть ночью, городские центры света очерчивают линию вдоль береговой линии, как гирлянда волшебных огней.

    От PIGS к партнерам: перспективы развития

    Причины, по которым почти все страны Средиземноморья в социальном и экономическом плане отстали в последние десятилетия, сейчас широко обсуждаются (и этнизируются).Чрезмерная зависимость от доходов от товарного и аграрного экспорта, туризма и денежных переводов от рабочих-мигрантов означала, что их экономики не поспевают за капиталистической глобализацией 1970-х годов. Другая причина заключается в том, что с 1980-х годов некоторые части тех же самых экономик быстро адаптировались к глобальному капитализму казино и камикадзе, инвестируя доходы в спекулятивную недвижимость и финансовые операции, оставив нетронутыми по существу анахроничные государственные аппараты и социальные структуры. Последствия этого проявляются сегодня.Психологическую и институциональную зависимость от пути преодолеть трудно, однако от этих охваченных кризисом обществ требуется не что иное, как радикальное изменение направления. Этого нельзя добиться за счет внешнего «совета» или давления, а только в рамках общеевропейского наступления на устойчивость, которое воздерживается от неблагоприятного сочетания жесткой экономии и слепого роста.

    Трансформация европейского сознания должна сопровождаться постоянным культурным и научным сотрудничеством, ориентированным на потребности молодого поколения, в рамках существующих программ ЕС (Эразм, Леонардо да Винчи, Жан Монне).

    Средиземноморский союз нового типа требует более амбициозных и далеко идущих рамок, в которых свободные и разрозненные элементы средиземноморской политики на сегодняшний день лучше приспосабливаются друг к другу и становятся более устойчивыми. Конвергенция такого рода завершит процесс деколонизации и придаст важную роль южноевропейским государствам-членам ЕС. Молодежи Средиземноморья нужна перспектива за пределами стагнации и эмиграции, обнищания и нестабильности, авторитаризма и насилия.На первый план выходит ряд ключевых политических направлений: энергоснабжение, туризм, внешняя торговля, охрана окружающей среды и экономика знаний.

    На сегодняшний день модели поставок и экспорта энергии на южной периферии едва ли отражают потенциал этой залитой солнцем и продуваемой ветрами зоны для производства возобновляемой энергии. Возобновляемая энергия с юга должна быть не только включена в электрические сети Северной Европы, но и, прежде всего, использоваться для содействия устойчивому развитию в самих странах, а также в странах Африки к югу от Сахары.Это позволит разорвать порочный круг зависимости от нефти, экономической деятельности, наносящей ущерб климату, и долга.

    На Средиземноморский регион по-прежнему приходится примерно одна треть мирового туризма, и это оказало глубокое влияние на его инфраструктуру и менталитет. В то же время десятилетия массового туризма нанесли серьезный экологический и экономический ущерб. Вместо того, чтобы быть массовым притоком с Севера в сервисные центры Юга, туризм должен быть преобразован в уважительное и творческое столкновение между двумя культурами.

    Несмотря на промышленное развитие и рост сектора услуг, средиземноморские страны по-прежнему находятся в асимметричном разделении труда с богатыми странами ЕС. Это держало их в постоянной зависимости и до 1980-х годов и снова сейчас вынуждало неквалифицированных и квалифицированных рабочих эмигрировать. Необходимо вести переговоры об аграрной экономике, которая является экологически чувствительной и намного лучше адаптированной к местным потребностям и рынкам, равно как и о более сбалансированной торговой системе с Севером и разумном миграционном режиме.

    Уязвимая экологическая основа моря должна быть защищена путем поощрения устойчивого рыболовства, превентивного сохранения прибрежных районов и соответствующих морских энергетических услуг. Méditerranée должен снова стать «нашим морем» в сознании европейцев.

    В районе Средиземноморья отсутствует устойчивая, местная экономика знаний, которая выходит за культурные и религиозные границы и ориентируется на истории различных культур. Связи с прошлым, возможно, были разорваны, но недостатка в образцах для подражания действительно нет.

    Эта программа трансформации должна сопровождаться постоянным культурным и научным сотрудничеством, ориентированным на потребности молодого поколения, в рамках существующих программ ЕС (Эразмус, Леонардо да Винчи, Жан Моне) и соответствующих разделов соглашений об ассоциации.

    «Спасательные фонды» и «структурная помощь» ЕС имеют смысл только в среднесрочной и долгосрочной перспективе, если они направлены на альтернативные источники энергии, устойчивый туризм, справедливую торговлю и морское развитие (среди прочего).Только тогда неопределенная и специальная реструктуризация может привести к устойчивому развитию, а политическая опека Севера превратиться в сотрудничество между равными. Конечно, эти возможности для развития были только в общих чертах описаны выше (и, учитывая кризисное управление до сих пор, являются контрфактическими). Ключевым моментом является то, что лица, принимающие решения, и общественные дебаты должны предоставить Пакту роста ЕС перспективы на будущее, перспективы, которые включают институциональную реформу ЕС и Средиземноморского союза.

    Постскриптум: Сотрудничество и человеческая природа

    1

    Позвольте мне в заключение рассказать о задаче надрегионального глобального сотрудничества. Может быть, глобализация требует слишком многого от международных организаций, правительств и от нас как людей? Несмотря на всеобщее согласие в отношении опасностей изменения климата и сужения границ земной системы, переговоры по климату топчутся на месте уже много лет, а ожидания саммита Земли, который состоится в Рио-де-Жанейро в июне 2012 года, неуклонно снижаются.Как отмечает политолог Дирк Месснер: «Международная система, возникшая после Второй мировой войны, больше не соответствует требованиям двадцать первого века. Вместо глобального сотрудничества глобальная политика все чаще сталкивается с национальным эгоизмом, конфликтами распределения и борьбой за власть. Макиавелли и Томас Гоббс, кажется, побеждают Канта, который ввел термин «космополитическое общество» ( Weltbürgergesellschaft ) еще в 1784 году. Выявляет ли глобализация снова то, что долгое время проповедовала экономическая теория: люди — это эгоистичные существа, озабоченные оптимизацией? свои интересы? Реалистическая школа международных отношений тоже может чувствовать себя оправданной.Он рассматривает государства как акторов, стремящихся максимизировать свои национальные интересы в анархическом мире международной системы. Разве людям мешает их собственная природа?»

    В колонке в New York Times Дэвид Брукс написал в 2007 году: «Из содержания наших генов, природы наших нейронов и уроков эволюционной биологии стало ясно, что природа наполнена конкуренцией и конфликтами интерес.» Успешная русско-американская писательница Айн Рэнд передает в своих романах то же самое.К моральным обязательствам и сотрудничеству между людьми она питает только презрение и насмешку. Эгоизм, утверждает она, — это то, что движет людьми, единственная обязанность человека — перед самим собой. Такой взгляд на мир не нов. Уже в девятнадцатом веке британский философ Герберт Спенсер описывал жизнь людей и государств как непрекращающуюся борьбу, в которой «выживает сильнейший». Тем не менее, можно очень удивиться, увидев, что социал-дарвинизм такого рода поддержал Пол Райан, напарник Митта Ромни в 2012 году и кандидат в вице-президенты Соединенных Штатов Америки.

    Вопреки этим популярным и опасным предположениям Франс де Вааль, биолог, этнолог и исследователь эволюции, показал, что с тех пор, как около 200 000 лет назад появился Homo sapiens , выживание людей сильно зависело друг от друга. В течение своего жизненного цикла каждый, будь то молодой, старый или больной, нуждается в поддержке других. Уникальные способности к сотрудничеству, развившиеся у наших предков, позволили им проникать в ранее неизведанные районы в поисках пищи и ресурсов и, что особенно важно, координировать охоту на крупных животных.Сотрудничество для взаимной выгоды, или взаимность, является основным строительным блоком человеческого существования. Таким образом, с точки зрения де Вааля, люди в первую очередь являются стадными животными и социальными существами. Их можно охарактеризовать либо как созданий с высокой степенью склонности к сотрудничеству, изо всех сил пытающихся держать под контролем эгоистические побуждения, либо как существ, которые, хотя и чрезвычайно склонны к соперничеству, тем не менее вынуждены находить баланс между конкуренцией и сотрудничеством, чтобы выжить как вид.

    Майкл Томаселло, директор Института эволюционной антропологии им. Макса Планка в Лейпциге, приходит к аналогичным выводам.Он приписывает уникальные характеристики людей, которые отличают их от других животных, их способности к сотрудничеству. Общие цели, знания и убеждения, а также способность мыслить в терминах общего «мы» являются основой истории культурного успеха человечества. Иными словами, сотрудничество стало эволюционно выгодным. Если человеческое сотрудничество терпит неудачу в значительных масштабах, результатом является разрыв в цивилизации, война, кризис. В основе сотрудничества лежит не в последнюю очередь способность к эмпатии, о которой уже упоминал Теодор Липпс в конце девятнадцатого века.Когда мы смотрим на канатоходца, мы инстинктивно затаиваем дыхание, разделяем его опыт. С любой из этих точек зрения образ людей как корыстных стремящихся к максимизации полезности представляет собой довольно жалкую карикатуру на эволюцию человечества.

    Способность людей к сотрудничеству подтверждается и общественными науками. В многочисленных исследованиях успешных и неудачных попыток защитить такое общее достояние, как леса, рыбные и водные ресурсы, Элинор Остром, лауреат Нобелевской премии по экономике, определила некоторые основные требования для сотрудничества: общение, доверие, репутация, взаимное поведение, совместное развитие. наборы правил, развивающиеся мы-идентичности и средства наказания оппортунистического поведения.Это основа успешного сотрудничества. Таким образом, «естественное состояние» человека — это не безжалостная конкуренция и конфликт. Сотрудничество возможно, но оно также может потерпеть неудачу без поддержки соответствующих институтов.

    Так почему же необходимы институты, чтобы справляться с глобальными системными рисками, не возникающими в начале двадцать первого века? Теории эволюции, основанные на естественных науках и науках о поведении, могут дать ответ на этот вопрос. Такие вопросы, как глобализация, изменение климата, переломные моменты в земной системе и вызовы человечеству, обсуждались только в последние десятилетия.Осознание людьми того, что они не только зависят друг от друга на местном уровне и в своих национальных обществах, но фактически составляют глобальное сообщество риска, является довольно новым в истории человечества. Таким образом, теория мирового общества все еще находится в зачаточном состоянии. Сотрудничество было необходимо для успеха Homo sapiens как вида на ранней стадии его эволюционной истории. Сложный вопрос нашего времени: научатся ли люди поднимать свою программу эволюционного успеха в качестве стадных животных и существ, способных к сотрудничеству, до уровня глобального общества до того, как возникнут серьезные глобальные системные кризисы? И как можно ускорить этот процесс обучения? Можно ли масштабировать «мы-интенциональности» до глобального уровня? Могут ли люди развить эмпатию в контексте глобального общества? Могут ли помочь в этом новые коммуникационные технологии?

    Теории сотрудничества также дают полезные указания на причины текущей дисфункции международного сотрудничества.В связи с крупными переменами сил в мире некоторые из основных условий для успешного сотрудничества находятся под значительным давлением или еще не созданы. Взгляд на структуру G20 быстро показывает, чем она отличается от западных клубов — от G7 до НАТО — с их снижающимся влиянием: доверие, плотные модели коммуникации, репутация, «мы-идентичности», общие наборы правил и совместные процессы обучения еще предстоит развить отношения между старой и новой державами.

    Author: alexxlab

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.