Геродот и его открытия: Открытия геродота в географии кратко. Что открыл Геродот? Изгнанный из Галикарнаса

Содержание

Открытия геродота в географии кратко. Что открыл Геродот? Изгнанный из Галикарнаса

Геродот – житель Древней Греции, «отец истории». Грек стал автором первого дожившего до наших дней трактата «История», в котором подробно описал обычаи народов, существовавших в пятом веке до нашей эры, а также ход греко-персидских войн. Труды Геродота сыграли важную роль в развитии античной культуры.

До нас дошли два ключевых источника информации о жизненном пути Геродота: энциклопедия «Суда», созданная во второй половине десятого века в Византии, и тексты самого историка. Некоторые данные в этих источниках противоречивы.

Бюст Геродота

Общепризнанной считается версия о том, что Геродот родился в Галикарнасе в 484 году до нашей эры. Этот древний город располагался на территории исторической области «Кария», на побережье Средиземного моря в Малой Азии. Город Галикарнас был основан дорийцами, поблизости располагалось поселение карийцев (и дорийцы, и карийцы являются представителями основных древнегреческих племен).

Будущий древнегреческий историк родился во влиятельной и обеспеченной семье Ликса. В молодости Геродот участвовал в политической жизни народа. Он примкнул к партии, поставившей целью низвергнуть тиранического правителя Лигдамида, был изгнан, некоторое время жил на острове Самос.


Затем Геродот отправился в продолжительные и многочисленные путешествия. Он побывал в Египте, Вавилоне, Малой Азии, Ассирии, Северном Причерноморье, Геллеспонте, а также объездил Балканский полуостров от Македонии до Пелопоннеса. Во время путешествий историк делал наброски для своего последующего творения.

В сорокалетнем возрасте Геродот поселился в Афинах. В то время он уже читал представителям высших слоев городского общества отрывки из своей «Истории», что и дало исследователям возможность сделать вывод о том, что наброски были написаны еще во время путешествий. В Афинах историк познакомился и сблизился со сторонниками Перикла – полководца и оратора, которого считают одним из основателей демократии в Афинах.

В 444 году до нашей эры, когда на месте разрушенного города Сибариса была основана греческая колония Фурии, он принимал участие в восстановлении поселения из руин.

Наука

Благодаря Геродоту наука обогатилась фундаментальным сочинением «История». Эта книга не может быть названа историческим исследованием. Она представляет собой интересное повествование любознательного, общительного, одаренного человека, который побывал во многих местах и располагал обширными знаниями о современниках. В «Истории» Геродота сочетаются сразу несколько компонентов:

  • Этнографические данные. Историк собрал внушительный объем информации о традициях, обычаях, особенностях быта различных племен и народов.
  • Географическая информация. Благодаря «Истории» стало возможным восстановление очертаний древних государств по состоянию на пятое столетие до нашей эры.
  • Естественно-исторические материалы. Геродот включил в книгу данные об исторических событиях, свидетелем которых ему удалось стать.
  • Литературный компонент. Автор был одаренным писателем, которому удалось создать интересное и увлекательное повествование.

Книга «История» Геродота

В общей сложности сочинение Геродота включает в себя девять книг. При этом сочинение принято делить на две части:

  1. В первой части автор рассказывает о Скифии, Ассирии, Ливии, Египте, Вавилонии и ряде других государств того времени, а также о возвышении Персидского царства. Поскольку во второй половине труда автор предполагал повести рассказ о многочисленных греко-персидских войнах, в первой части он стремился проследить вехи исторической борьбы между эллинами и варварами. Из-за стремления к подобному единству, взаимосвязанности изложения Геродот не включил в произведение все материалы, которые запомнились ему из путешествий, а обошелся ограниченным их количеством. В своем труде он нередко высказывает субъективную точку зрения на те или иные исторические реалии.
  2. Вторая часть труда Геродота – это хронологический рассказ о военном противостоянии между персами и греками. Повествование завершается 479 годом до нашей эры, когда афинские войска осадили и взяли персидский город Сеста.

При написании своей книги Геродот уделял внимание прихотям судьбы и зависти божественных сил по отношению к счастью людей. Автор верил в то, что боги постоянно вмешиваются в естественный ход исторических событий. Он признавал и тот факт, что личные качества политических деятелей также являются залогом их успеха.


Геродот осуждал правителей Персии за их дерзость, за стремление нарушить существовавший порядок устройства мира, в соответствии с которым персы должны жить в Азии, а эллины – на территории Европы. В 500 году до нашей эры состоялось ионийское восстание, из-за которого Древняя Греция и была вовлечена в кровопролитную войну. Это событие автор характеризует как проявление гордыни и крайней неосмотрительности.

Структура «Истории» Геродота

  • Книга первая – «Клио». В ней рассказывается о начале раздора между варварами и эллинами, приводится история древней страны Лидии, рассказ об афинском политике и мудреце Солоне, тиране Писистрате, история Мидии и Спарты. В этой книге Геродот упоминает и о скифах в контексте противостояния с киммерийцами, а также рассказывает о войне между массагетами и персами.
  • Книга вторая – «Эвтерпа». В этой части труда историк решил рассказать об истории Ливии и Египта, о пигмеях и насамонах, о древних египетских фараонах. Здесь Геродот изложил легенду о том, как Псамметих I определил, что древнейшим народом в мире являются фригийцы.
  • Книга третья – «Талия». В ней приводятся сведения об Аравии и Индии, о греческом тиране Поликрате, а также рассказывается о завоевании Египта персидским царем Камбисом, о восстании магов, заговоре семи и антиперсидском восстании, произошедшем в Вавилоне.

Фрагмент страницы из книги «Истории» Геродота
  • Книга четвертая – «Мельпомена». Здесь автор описал народы Скифии, Фракии, Ливии и Азии, а также изложил известную ему информацию о походе персидского царя Дария против скифов Причерноморья.
  • Книга пятая – «Терпсихора». В этой книге упор делается уже на события греко-персидских войн. Если в предыдущих томах автор отводил немало страниц под описание этнографических особенностей народов, то здесь он рассказывает о персах в Македонии, об Ионийском восстании, о пришествии персидского наместника Аристагора в Афины и афинских войнах.
  • Книга шестая – «Эрато». Ключевые события из описанных – морское сражение «Битва при Ладе», взятие карийского древнегреческого города Милета, поход персидского полководца Мардония, поход персидских военачальников Артафрена и Датиса.

Геродот. Барельеф в Лувре, Париж
  • Книга седьмая – «Полигимния». В ней речь идет о гибели Дария и восшествии Ксеркса (Дарий и Ксеркс были персидскими царями), о попытках Ксеркса завоевать Азию и Европу, а также о знаковом сражении персов и греков в ущелье Фермопилы.
  • Книга восьмая – «Урания». Этот материал описывает морское сражение при Артемиссии, морскую битву при Саламине, бегство Ксеркса и приход Александра в Афины.
  • Книга девятая – «Каллиопа». В завершительной части монументального труда автор решил рассказать о подготовке и ходе битвы при Платеях (одного из крупнейших сражений греко-персидских войн, проходившего на суше), битве при Меркале, в результате которой персидскому войску было нанесено сокрушительное поражение, и об осаде Сеста.

«История» данного древнегреческого мыслителя также носит название «Музы», поскольку каждую из ее девяти частей александрийские ученые решили назвать именем одной из муз.


Девять муз дали названия томам «Истории» Геродота

В процессе работы Геродот использовал не только свои воспоминания и собственное отношение к событиям, но и руководствовался воспоминаниями очевидцев, записями оракулов, материалами надписей. Чтобы реконструировать каждое сражение максимально точно, он специально посещал места битв. Будучи сторонником Перикла, он часто воспевает заслуги его рода.

Несмотря на веру в божественное вмешательство, субъективный подход и ограниченность средств для получения информации в древности, автор не свел весь свой труд к тому, чтобы воспеть сражение греков за свою свободу. Он также старался определить причины и последствия, к которым приводили их победы или поражения. «История» Геродота стала важной вехой в развитии мировой историографии.


Успех произведения историка обусловлен не только тем, что в одном произведении он собрал множество фактов о народах и событиях своего времени. Он также продемонстрировал высокое искусство рассказчика, приблизив свою «Историю» к эпосу и сделав ее захватывающим чтивом как для современников, так и для людей Нового Времени. Большинство фактов, изложенных им в книге, впоследствии были доказаны в ходе археологических раскопок.

Личная жизнь

Биография Геродота дошла до наших дней лишь в виде обрывочной информации, в которой невозможно найти данные о собственной семье ученого, о том, была ли у него жена и дети. Известно лишь, что историк был любознательным и общительным человеком, легко сходился с людьми и умел проявлять поразительную настойчивость в поиске исторически достоверных фактов.

Смерть

Геродот предположительно скончался в 425 году до нашей эры. Место его захоронения неизвестно.

Биография Геродота

Происхождение Геродота

Отец истории Геродот родился в промежутке между первою и второю персидскими войнами (490–480 до Р. X.), а по одному известию, не вполне, впрочем, достоверному , в 484 г.

до Р. X. Местом его рождения был Галикарнас, дорийская колония на берегу Карии. Этот город, расположенный на берегу моря и обладающий прекрасным портом, вел значительную торговлю и пользовался достаточным благосостоянием. Он был основан дорянами из Трезена, с которыми смешались ахейцы, а по всей вероятности также и ионяне, так как до дорийского переселения Трезен был населен ионянами, и в древнейшее время, вместе с Косом, Книдом и родосскими городами Линдом, Ялисом и Камиром, входил в состав дорийского союза городов, так называемого дорического Шестиградья (Έξάπολις;). Но впоследствии Галикарнас был исключен из этого союза, как рассказывает Геродот, за то, что один из граждан, получив в награду на союзных играх треножник, не поставил его, как того требовал обычай, в храме Аполлона , а унес к себе домой. Это незначительное обстоятельство послужило, конечно, только внешним поводом для исключения Галикарнаса из союза, настоящая же причина была важнее. Разрыв обусловливался тем, что Галикарнас, вследствие наплыва ионян из соседних местностей, потерял свой первоначальный дорический характер; ионическое наречие в половине V века, как это видно из одной надписи, было в Галикарнасе официальным языком.
И сам Геродот, который по происхождению своему должен считаться дорянином, по всему своему характеру более ионянин, чем дорянин. После исключения Галикарнаса из дорического союза, время которого не может быть определено с точностью, Галикарнас, подобно другим греческим городам в Малой Азии, был под властью лидян, а потом под властью персов. Персы пользовались своим господством над греческими городами обыкновенно так, что ставили там наиболее выдающихся граждан тиранами, и последние управляли городами по своей воле. Так, в то время когда родился Геродот, правительницей Галикарнаса и соседних небольших островов – Коса, Нисира и Калидны, под верховной властью персов, была Артемизия, женщина умная и смелая, которая с пятью кораблями сопровождала Ксеркса в его походе на Грецию и подала ему много дельных советов, и в битве при Саламине так отличилась своей решительностью, что царь в удивлении воскликнул: «Женщины стали мужчинами, а мужчины женщинами!» Геродот в своей истории так восхваляет речи и слова этой женщины, что можно заключить, что он в юности своей охотно прислушивался к рассказам о её подвигах. Вероятно, она очень мягко и благодушно относилась и к своим подданным.

Бюст Геродота. Национальный музей Рима. Начало IV в. до Р. Х.

Геродот принадлежал к знатному и, по всей вероятности, древне-аристократическому дорийскому роду. Имя отца его было Ликс, матери – Дрио (или Рио), брата – Феодор. Эпический поэт Паниасис, которого древние прославляют, как удачного возобновителя почти забытого эпического рода поэзии, был близким родственником Геродота – или его дядей (братом матери), или сыном брата его отца, и весьма вероятно, что он, как старший родственник, имел немалое влияние на умственное развитие Геродота. Мы знаем, что и те предметы, которыми занимался Паниасис, также имели интерес для Геродота. Паниасис обработал миф о Геркулесе в эпической поэме «Гераклея», а сюжетом другой поэмы избрал историю ионического переселения в Азию. Именно этими-то ионическими преданиями Геродот и занимался всего более, а мифами о Геркулесе и культом его интересовался до такой степени, что предпринял особенное путешествие в Тир к знаменитому святилищу финикийского Геркулеса (Мелькарта), чтобы получить верные сведения о древности геркулесовского мифа и его культа.

Исторические события в эпоху молодости Геродота

Нет сомнения, что Геродот, происходя из богатого и знатного дома и притом имея стремление к науке, получил в молодости обширное и всестороннее образование; он обнаруживает превосходное знание Гомера и других поэтов; он ревностно изучал своих предшественников в исторических занятиях – логографов. Глубокое и прочное влияние на ум подраставшего юноши должны были оказать рассказы о великих мировых событиях , которые произошли в его ранней молодости и отразились на его родном городе. Произошло нечто невероятное. Геродот слышал о том, как всемогущий, великий царь персидский собрал свои громадные войска, в числе которых находились и отряды малоазиатских греков , и выступил в поход, чтобы наказать и покорить греков европейских, но был разбит наголову этим маленьким раздробленным и, по-видимому, столь слабым народом, и покрытый позором, в страхе поспешно бежал назад, в свое потрясенное царство. Мысль, которая тогда невольно приходила в голову всякому и высказывалась повсюду, – мысль о божьем суде, поражающем гордых и дерзких, о бренности всего человеческого и о ничтожестве земного величия глубоко запала в юную душу и на всю жизнь осталась убеждением Геродота, как это видно из его сочинений.

Радость и восторг, овладевшие в то время всеми эллинами, отозвались и в сердцах малоазиатских греков. Когда флот и войско их европейских единоплеменников появились у берегов Малой Азии, после побед при Микале и Эвримедонте, тогда и они почувствовали в себе силу и решились свергнуть с себя давнишнее иго и примкнуть к своим братьям. Были ли сделаны подобные попытки и на родине Геродота, в Галикарнасе, – это нам неизвестно. Может быть, умная Артемизия, любимая и уважаемая своими подданными, сумела отклонить от себя надвигавшуюся бурю. По крайней мере её сын Писинделид и после него, около 455 г., сын его Лигдамид были тиранами в Галикарнасе; но мы не знаем, переходила ли эта тирания по наследству беспрерывно. Смотря по тому, за кем оставалась власть на малоазиатском берегу – за афинским союзом или за персами, в городах господствовала свобода или рабство, и то изгонялись тираны, то снова назначались персидские правители – сатрапы. Так и Лигдамид опирался на помощь персов, без которой он не мог бы овладеть городом против воли знатных и могущественных фамилий. Многие из последних спасались от преследований тирана бегством; в том числе и семейство Геродота, удалившись из города, нашло себе приют на острове Самосе. Здесь, вместе с другими беглецами и, вероятно, при помощи самосцев, которые храбро отстаивали греческую свободу на малоазиатском берегу, родственники Геродота стали заботиться об освобождении своего родного города. При одной из попыток этого рода старый друг и родственник Геродота Паниасис попал в руки Лигдамида, который велел его казнить. Наконец, в 449 году, когда, вследствие похода Кимона на остров Кипр, дело греческой свободы снова одержало победу, Геродоту и его товарищам удалось изгнать тирана из Галикарнаса.

Геродот. Проект Энциклопедия

Переселение Геродота в Фурии

Однако Геродот недолго пробыл в своем родном городе: причиною его отъезда оттуда были, по всей вероятности, политические раздоры. Когда, в 444 году, в Лукании (в Южной Италии), неподалеку от разрушенного кротонцами города Сибариса , потомки сибаритов основали новый город, Фурии, пригласив к участию в заселении его всех греков без различия племен на равных правах, тогда из Афин, по предложению Перикла, отправились туда колонисты под предводительством государственного человека и истолкователя оракулов Лампона, друга Перикла . Желание получить землю в этой прекрасной стране побудило многих греков присоединиться к этому предприятию; в числе колонистов был и Геродот, и известный оратор Лисий с двумя братьями. С тех пор Фурии сделались жилищем Геродота, так что древние нередко называют его не галикарнасцем, а фурийцем.

Геродот и Афины времени Перикла

Впрочем, нет необходимости предполагать, что Геродот отправился в Фурии в 444 году; это могло случиться и позже. По всей вероятности, в промежутке между своим отъездом из Галикарнаса и переселением в Фурии он провел некоторое время в тогдашнем центре политической и умственной жизни Греции – в Афинах, где он и впоследствии бывал много раз. То, что Геродот жил в Афинах довольно долго, доказывается его знанием положения дел в Аттике и тем преимуществом, которое он оказывал Афинам до такой степени, что завистливые противники, вроде Плутарха, говорили, что он подкуплен афинянами. В то время, когда могущественные Афины возбуждали сильную ненависть в остальной Греции, Геродот задался целью показать, как этот город во время персидских войн сделался спасителем Греции. С руководителем афинской политики Периклом и его семейством Геродот был, без сомнения, знаком лично. В своем историческом труде он сообщает подробные сведения о значении рода Алкмеонидов, к которому принадлежал Перикл по матери, и указывает на то, как успешно стараниями этого рода, который во времена Геродота не пользовался народным расположением, была низвергнута тирания Писистратидов и упрочена афинская свобода. Так как сведения, сообщаемые Геродотом, по-видимому, заимствованы отчасти из семейных преданий Периклова дома, то можно предположить, что прекрасный рассказ о сватовстве за Агаристу, дочь сикионского тирана Клисфена, прабабку Перикла (VI, 126–130), – рассказ, отличающийся эпическим изложением, – имел своим источником какую-нибудь поэму, принадлежавшую Алкмеонидам. Агариста вышла замуж за афинянина Мегакла, сына Алкмеонова, и от этого брака родились Клисфен , впоследствии известный законодатель, и Гиппократ ; последний был отцом Агаристы, жены Ксантиппа, матери Перикла. Геродот рассказывает, что однажды она видела во сне, будто у неё родился лев, и через несколько дней родила Перикла. Это место, – единственное, где Геродот упоминает о Перикле, показывает, как высоко ценил историк государственного деятеля. Геродот был знаком лично также и с другими выдающимися афинянами; Софокл в течение многих лет был его другом.

Древняя статуя Геродоту в Бодруме (античном Галикарнасе)

Путешествия Геродота

Геродот в Малой Азии и Персии

Значительную часть великого труда Геродота составляют географические и этнографические сведения. Он рассказывает о событиях, но вместе с тем описывает страны, нравы, обычаи, гражданские и религиозные учреждения – словом, пересказывает все замечательное о землях, народах и городах. Прежде своего переселения в Фурии Геродот много путешествовал. Любознательность и вместе с тем желание собрать поболее географического и этнографического материала для сочинения, которое он задумал, по-видимому, уже очень рано, побудили его посетить различные страны известного тогда мира; Геродот видел отдаленнейшие местности, населенные греками, и проехал все персидское царство по различным направлениям. В этих путешествиях ему не приходилось встречать значительных затруднений и опасностей, а при достаточном богатстве у него не было нужды в средствах для поездок. Вследствие торговых сношений путь ко всем берегам Средиземного моря был открыт для всякого; при этом, вследствие распоряжений персидского царя Дария , всякий гражданин области, подвластной персам, пользовался в путешествии гораздо большими удобствами и безопасностью, чем иностранец, желающий в наше время путешествовать по этой стране. Во времена Геродота царские военные дороги, охраняемые укреплениями и стражею и доставлявшие путешественнику приют на каждой станции, соединяли все провинции с центром государства – Сузами. Иностранец, хотя и под бдительным надзором властей, мог ехать по этим дорогам спокойно и везде находил все необходимое для существования и для отдыха.

Геродот вспоминает о своих путешествиях в своем труде часто, но только при случае, когда он, в подтверждение своего рассказа, ссылается на то, что он видел и слышал на месте, причем ничего не сообщает о времени и способе путешествия. Поэтому мы не имеем возможности точно определить, в какие годы и в каком порядке предпринимал он свои путешествия. Во всяком случае, он был в Персии в то время, когда его родной город Галикарнас был ещё под властью персов, т. е. раньше 449 г. до Р. X.; после низвержения Лигдамида, которому Геродот сам содействовал и которое освободило Галикарнас от персидской власти, он уже не осмелился бы предпринять поездку в персидское царство. Египет посетил он в то время, когда эта страна также еще находилась во власти персов, но уже после восстания Инара, которое продолжалось от 460 до 455 года; Геродот видел поле сражения при Папремисе, где Инар разбил Ксерксова брата Ахемена. Поэтому время его поездки в Египет приходится между 455 и 449 годами. Путешествие же в провинции верхней Азии он предпринял ранее, как можно заключать из одного указания в его труде.

Во внутреннюю Азию Геродот ехал, вероятно, по царской дороге, которая вела от Эфеса через Сарды в Сузы; он описывает размеры этой дороги, её протяжение и её внешний вид так подробно, что должно полагать, что он сам ее видел (V, 52 и сл. ). Он доехал до самой Сузы и оттуда посетил находившееся в пяти милях от города царское поместье Ардерикку, где Дарий поселил некогда пленных жителей Эретрии (VI, 119). В Вавилоне , которого историей, чудесными постройками, нравами и культом Геродот очень интересовался (I, 178 и сл.), он, по-видимому, пробыл довольно долгое время. Наш путешественник видел также и Экбатану, столицу Мидии , с дворцом Дейока ; весьма вероятно, что он был также и на развалинах Ниневии, прежней столицы Ассирии . Прибрежье Малой Азии до Галиса Геродот знал очень хорошо; поэтому можно предположить, что он много раз бывал в этих местах.

Геродот в Египте

С особенным вниманием осматривал Геродот страну чудес – Египет . Как кажется, он прибыл сначала в Каноб, известную гавань при устье западного рукава Нила, и затем посетил различные города нижнего Египта: Навкратис, привилегированный греческий торговый пункт, Саис, резиденцию последних египетских царей, где Геродот был посвящен в мистерии Осириса; Бусирис, где находился большой храм Изиды, и др. В средний и верхний Египет он ехал во время разлития Нила, как можно заключить по той наглядности, с какою он описывает поездку от Навкратиса до Мемфиса. «Когда Нил выступает из берегов, говорит Геродот (II, 97), кругом видны только высокие города, как острова в Эгейском море, ибо все остальное скрыто под водой. Лишь только случится разлив, по реке никто уже не ездит, а все суда идут по воде, разлившейся на равнинах. Отправляясь в это время из Навкратиса в Мемфис, приходится проезжать как раз мимо пирамид (близ Гизе, к северо-западу от Мемфиса). Но обыкновенный путь идет на вершину дельты и на город Керкасор», и т. д. Из древнего города царей, Мемфиса, где Геродот узнал от жрецов большую часть сообщаемых им о Египте сведений, он посетил находящиеся неподалеку оттуда пирамиды , из которых самую большую, пирамиду Хеопса, он сам измерил. Был он также и на берегах искусственного Меридова озера, находящегося в 12 милях к югу от Мемфиса, близ которого находился лабиринт, большой дворец в 3000 комнат, здание, представляющее по величине своей «сверхчеловеческий труд». Направляясь далее вверх по Нилу, Геродот прибыл в город Элефантину и, таким образом, дошел до южной границы персидского царства. Перейти эту границу он однако не решился, как ни хотелось ему получить верные сведения об источниках Нила, так как за этой границей иностранец не мог уже быть уверенным в своей безопасности. На обратном пути Геродот из Мемфиса отправился на восток, проехал канал египетского царя Нехо (Нехао), проложенный из Нила в залив Арабского (Красного) моря, и дошел до восточной границы Египта, – до города Пелузиума на Средиземном море. Оттуда, по берегу, он доехал до Газы, в Палестине, и здесь, вероятно, сел на корабль и отправился в Тир, чтобы там собрать сведения о Геркулесе.

Геродот в Причерноморье, изучение им Скифии

Кроме того, Геродот предпринял особенное путешествие в эллинскую колонию Кирену на северном берегу Ливии, а затем – к Черному морю – к Понту, берега которого были усеяны греческими колониями и который вследствие этого обратился из «негостеприимного» (Πόντος άξεινος) в «гостеприимный» (Πόντος εΰξεινος – Понт Эвксинский). Войдя в Понт чрез Фракийский Босфор, Геродот направился к западу, желая объехать кругом все море. Ехал ли он от Босфора до устьев Истра (Дуная) сухим путем или на корабле – этот вопрос остается покуда нерешенным; известно только, что по дороге Геродот посетил греческие колонии – Аполлонию, Месемврию и Истрию, лежавшую при устье Истра. Реку Истр он считает величайшею и обширнейшею из всех рек; Истр «протекает через всю Европу, а начало берет у кельтов» и имеет множество притоков, которые Геродотом перечисляются (IV, 47–50). К северу от Истра, Черного моря и Кавказа находится обширная земля скифов, о которой Геродот во время этого путешествия особенно старался собрать сведения. Скифы находились в оживленных сношениях с береговыми греческими городами, и по многочисленным водным путям доставляли сюда произведения своей богатой страны. Многие из них жили для коммерческих целей в греческих городах, другие подвозили к морю товары из внутренних стран; греческие купцы разъезжали по окрестным землям. Таким образом, Геродот легко мог из расспросов у греков и туземцев получить подробные сведения о свойствах этой страны, о нравах, обычаях и преданиях этого замечательного народа; иногда он и сам отправлялся на короткое время в разные местности, во внутрь страны. По-видимому, Геродот провел довольно долгое время в цветущем торговом городе Ольвии, при устье Гипаниса (Буга) и здесь собирал сведения о странах, лежащих между Тиром (Днестром) и Борисфеном (Днепром). В этой части Скифии многие местности известны ему по собственному наблюдению; он употребил несколько дней на плавание вверх по Бугу. Из Ольвии Геродот отправился вокруг Таврического полуострова (Крыма) в Меотиду (Азовское море), затем, по восточному берегу Понта, в Колхиду, и оттуда по южному побережью Черного моря возвратился в Босфор Фракийский.

Для древнейшей России и Украины Геродот – важнейший из античных историков, как Юлий Цезарь для Франции и Тацит для Германии. Геродот посетил многие местности Причерноморья, дал довольно подробные сведения об этой стране и её тогдашних обитателях: скифах и сарматах. Раскопки в курганах на местах скифских поселений, описанных Геродотом, обнаруживают культуру, близкую к той, о которой он говорит в своем изображении Скифии .

Научные труды Геродота

Кроме названных выше стран, Геродот посетил и осмотрел все значительные города и святилища на греческих островах и на материке Греции; собрал подробные сведения о землях Балканского полуострова, лежащих к северу от Греции, а впоследствии, живя в Фуриях, предпринимал поездки по южной Италии и в Сицилию, так что мы с уверенностью можем утверждать, что никто из греков ни до Геродота, ни в его время не видел столько стран и народов и не имел таких обширных географических познаний, как он. Результаты его путешествий послужили главным материалом, из которого он составил свой великий исторический труд. Но мы не можем предположить, что план этого великого труда ясно представлялся ему уже в самом начале его исследований; скорее можно думать, что он сначала пошел по пути своих предшественников, логографов, располагая собранные сведения в виде ряда исторических и географических картин. Таким образом Геродот написал отдельные «истории» (λόγοι) – персидскую, ассирийскую, египетскую, лидийскую, скифскую, а впоследствии, достигнув высшей точки зрения, снова переработал их в виду новой цели и отчасти включил их в свое великое произведение . Этого высшего понимания задач историографии Геродот достиг вследствие своих неоднократных поездок в Афины и продолжительного пребывания в этом городе; здесь, в обществе политически развитых людей и при непосредственном знакомстве с великими стремлениями, представителем которых был Перикл, он мог глубже вникнуть в дух греческой истории.

«История» Геродота

Свида, в своей статье о Геродоте, сообщает, что наш историк, убежав из Галикарнаса в Самос, занялся там ионическим диалектом и написал «Историю» в 9 книгах, начав от времен персидского царя Кира и лидийского Кандавла. Это предположение, будто Геродот написал свое произведение вполне уже в эти ранние годы, мы не можем признать за вероятное. Из него можно только заключать, что он около этого времени написал некоторые из упомянутых уже выше отдельных этюдов, λόγοι. Такие отдельные этюды он мог и издавать, прежде чем приступил к обработке всего сочинения. Лукиан, в своем небольшом сочинении «Геродот или Аэтион», рассказывает, что Геродот, желая скорее приобрести известность и доставить популярность своим сочинениям, отправился со своей родины, Карии, в Элладу, и там, на олимпийских играх, читал свое произведение перед громадной толпой, собравшейся из всех эллинских стран, и удостоился такого одобрения, что его книги, которых было девять, получили названия по именам муз. Но этот рассказ мы можем считать только измышлением ритора, мало заботившегося об исторической истине, хотя в основе его заключается, может быть, и исторический факт, что Геродот читал на олимпийских играх, перед многочисленным собранием, если не все свое сочинение, то отдельные части своих литературных трудов. О таких чтениях Геродота говорят и другие древние писатели, и мы не имеем основания в этом сомневаться. В те времена и софисты, и поэты, и рапсоды выступали таким образом перед многочисленной публикой; сочинения же Геродота и по своему содержанию, и по форме были до такой степени интересны и занимательны, что должны были встретить чрезвычайное одобрение.

Древние рассказывают также о чтении Геродота в Афинах, которое Евсевий относит к 446 году. Некоторые из новейших писателей предполагают, что Геродот читал в собрании во время праздника Панафиней. Мы имеем довольно вероятное известие, что афинский совет, по предложению Анита, наградил Геродота за чтение подарком в 10 талантов. С рассказом об этом чтении или о другом чтении в Афинах же, в доме Олора, отца Фукидида (историка), а также и с рассказом о чтении в Олимпии связывается маловероятный рассказ о мальчике Фукидиде, будто бы он присутствовал при этом чтении и залился слезами от восторга, а вместе с тем и от желания подражать Геродоту. Тогда Геродот сказал отцу мальчика: «Поздравляю тебя, Олор: твой сын горит стремлением к знанию». Далее, рассказывают о чтении Геродота в Фивах и о намерении его ввести изучение истории в тамошние школы. Без сомнения, выдуман впоследствии анекдот, передаваемый Дионом Хризостомом, о том, как Геродот явился в Коринф и потребовал награды за свои сочинения, в которых о Коринфе не было никакой лжи. Но Коринфяне отказали ему в награде, и за это он присочинил к своей истории невыгодный для них рассказ об их участии в Персидских войнах . (Ср. стр. 125).

Поселившись окончательно в Фурии, Геродот занялся обработкою материала, собранного им во время странствований, и создал большое историческое сочинение, которое дошло и до нас, под заглавием «История» (Ίστορίαι). Главною темою этого труда служит славная борьба эллинов с персидским царством ; при этом Геродот высказывает убеждение, в то время весьма распространенное, что вражда между эллинами и народами Азии существует с древнейших времен. Рассказав великую драму персидских войн, Геродот передает, по примеру логографов, историю всех народов, участвовавших в этой великой борьбе, говорит об их образе жизни, нравах и верованиях и представляет географическое и естественно-историческое описание их стран, так что все сочинение представляет нечто в роде всеобщей истории. Все это сочинение, вероятно уже в александрийскую эпоху, разделено на 9 книг, из которых каждая названа по имени музы.

«История» Геродота – искрений, простой рассказ, проникнутый любовью к доброму и прекрасному, радостный рассказ о том, как любовь к свободе, мужество, разумный порядок, ум и скромные нравы греков восторжествовали над раболепием и тщеславною пышностью многочисленных, но беспорядочных полчищ Востока. По всему рассказу Геродота проходит противопоставление греческой народности характеру восточного быта. «История» Геродота – занимательный подробный рассказ о великих, изумительных событиях, ход которых излагает он своим любознательным соотечественникам по превосходно обдуманному плану, давая им ряд живых, завлекательных картин. Тон рассказа у него совершенно гармонирует с содержанием, и в целом своем «История» Геродота имеет характер величественного эпоса.

Фрагмент «Истории» Геродота на папирусе из Оксиринха, Египет

Краткое содержание «Истории» Геродота

Главной целью Геродота при написании «Истории» было сохранить для потомства память о великих событиях войн с персами, чтобы, как выражается сам он, «подвиги греков и варваров в их борьбе между собою не исчезли безвестно в реке времени». В начале первой книги «Истории» Геродот вкратце сообщает мифические события, послужившие, как он полагает, началом враждебных отношений между Европой и Азией, – похищение Ио и Европы, Медеи и Елены; затем переходит к повествованию о человеке, о котором он сам наверное знает, что он первый поступил несправедливо с эллинами – о лидийском царе Крезе, который подчинил своей власти малоазиатских греков. Деяния и судьба Креза рассказываются в «Истории» Геродота весьма подробно, что дает повод вставить в это повествование, в виде эпизодов, не только историю прежних лидийских царей и их войн с эллинскими городами Малой Азии, но и историю Афин со времен Солона и Спарты со времен Ликурга до времен Креза. Рассказав таким образом о первом порабощении греков азиатскою властью, Геродот тотчас же указывает на эллинские государства, от которых явится в свое время помощь и освобождение. Перс Кир побеждает Креза и заступает его место, так что с этого времени внимание историка обращено главным образом на Персидское царство , продолжающее враждебные действия относительно греков. Сначала Геродот рассказывает историю Мидийского царства и юношество Кира, покорителя мидян; затем описывает его завоевательные походы: на Вавилон (о памятниках, жителях и нравах этого города говорится подробно), против малоазиатских греков и против массагетов. При этом сообщаются сведения и о происхождении азиатских эллинов, а равно и соседних с ними ликийских и карийских племен.

Во второй книге «Истории» завоевание Египта Камбизом дает Геродоту повод к подробному описанию этой страны, столь интересной для него и для его соотечественников; Геродот сообщает сведения о жителях, памятниках, нравах, обычаях и религиозных верованиях Египта. В третьей книге Геродот продолжает историю Камбиза, Лжесмердиса и Дария, а также и Поликрата, тирана самосского, с падением которого персидское владычество начинает распространяться и на греческие острова. Таким образом мы видим, как Персидское царство подвигается все ближе и ближе к европейской Греции; учреждения, введенные Дарием при вступлении его на царство – разделение всего царства на 20 сатрапий и перечисление платимых ими налогов дают нам понятие о пространстве и богатстве этой могущественной страны.

В четвертой книге «Истории», поход Дария на Дунай и против скифов впервые приводит персов в Европу. Здесь мы имеем подробное описание северной Европы, именно Скифии и её жителей; в той же книге Геродота находятся известия о южных странах – о Киренаике и её истории и о соседних с нею ливийских племенах, так как одновременно с походом Дария на скифов, персы в Египте готовились к походу в Ливию. В пятой книге рассказывается о покорении части Фракии и Македонии войсками, оставшимися после скифского похода и о начавшемся в то же время ионийском восстании, поводом к которому послужил также скифский поход. Поездка милетского тирана Аристагора в Грецию за помощью дает Геродоту повод продолжать историю Спарты и Афин с того времени, на котором она остановилась в первой книге, и в особенности представить быстрое усиление афинян, которые после изгнания Писистратидов почувствовали, вместе со свободою, новую силу и не побоялись навлечь на себя гнев персидского царя, оказав поддержку ионийскому вос/pa name=Поселившись окончательно в Фурии, Геродот занялся обработкою материала, собранного им во время странствований, и создал большое историческое сочинение, которое дошло и до нас, под заглавием «История» (Ίστορίαι). Главною темою этого труда служит славная станию.

В шестой книге «Истории» Геродот рассказывает об усмирении легкомысленно начатого ионийского восстания , о неудачном походе Мардония на Грецию; подробно объясняет раздоры, происходившие между греческими государствами накануне персидских войн, и затем следует рассказ об экспедиции Датиса и Артаферна, окончившейся марафонским сражением . Затем, до девятой книги «Истории» включительно, рассказ о последних великих событиях идет широким потоком, не уклоняясь от своего естественного пути в сторону, но с прежнею медленностью, возбуждающею нетерпение читателя. Чрезвычайно подробно Геродот описывает все племена, собранные Ксерксом с разных сторон своего обширного царства против Греции, их происхождение, их вооружение. Медленно надвигаются эти грозные массы на Грецию, государства которой, занимаясь взаимными пререканиями, не могут соединиться вместе, чтобы отразить опасность; происходят первые сражения при Фермопилах и Артемисии, затем большие, решительные битвы при Саламине , Платее и Микале , которые отвращают от Европы опасность, грозившую из Азии, и служат началом наступательной борьбы против Персии. Взятие Сеста афинянами есть последнее событие войны, сообщаемое Геродотом. Сочинение его не вполне закончено, хотя мы и не думаем, что Геродот хотел довести историю персидских войн до самого их конца, до смерти Кимона. Труд, не доведенный до конца, заключается влагаемым в уста Киру замечанием, что не всегда оказываются храбрейшими людьми те, которые живут в наиболее плодородном и богатом крае.

Таким образом, «История» Геродота написана по хорошо обдуманному плану. Чрез все сочинение проходит одна нить, которою и связываются – иногда, правда, очень слабо – отдельные, большие и малые, его части; главная тема окружена множеством эпизодов, особенно в первых книгах. Дионисий Галикарнасский говорит о своем земляке, что он, подражая Гомеру, старается многочисленностью эпизодов придать своему произведению прелесть разнообразия. Но не одно это множество эпизодов сближает труд Геродота с гомеровским эпосом . Гомера напоминает и простое, оживленное и наглядное изложение, приятная и добродушная подробность повествования и естественная прелесть мягкого ионического диалекта. Атеней называет Геродота за его стиль «достойным удивления», «сладким как мед»; Цицерон сравнивает его с зеркальной поверхностью спокойно текущей реки.

Философские и этические взгляды Геродота

Характер поэтического произведения имеет творение Геродота еще и потому, что ядро его составляет определенное религиозное миросозерцание. Этим отец истории отличается от всех позднейших греческих историков. Его произведение проникнуто идеей о высшем порядке в мире, о божественной силе, которая, как в мире физическом, так и в мире нравственном, указывает всякому существу определенные пределы и меру и наблюдает за тем, чтобы эти пределы не нарушались. В своей «Истории» Геродот показывает, как целые народы и каждый отдельный человек подчиняются этой высшей справедливости; если кто в гордой самоуверенности превышает положенный ему предел, или даже без всякой злой мысли пользуется чрезвычайно большим счастьем, того божество унижает, наказывает и сокрушает, чтобы снова восстановить нарушенное равновесие: «божество не терпит, чтобы что-либо было велико, кроме него». Эту справедливую заботу божественной силы о поддержании нравственного порядка в мире Геродот называет завистью (φθονος) божества – представление, которое у древних называлось иначе Немезидою и совпадает с понятием Провидения. Каждый человек должен бояться этой Немезиды и остерегаться как чрезмерного возвышения, так и беды; это принимает в соображение и Геродот. История, по его воззрению, – божественный суд, решающий дела человеческие по закону нравственно-религиозной правды. Геродота можно даже назвать историком-богословом . Соблюдая в своих суждениях о вещах божественных умеренность и осторожность, в историческом рассказе о чужих народах и в суждениях о них он старается воздавать каждому должное. Даже и у врагов Геродот хвалит то, что заслуживает похвалы, и сообщая о великих подвигах своего народа, избегает сильного увлечения естественной национальной гордостью; чаще он указывает своим соотечественникам на то, что их спасло скорее божественное провидение и благоприятное стечение обстоятельств, чем их собственные силы и подвиги.

Оценки сочинений Геродота

При суждении об историке всего важнее вопрос о его достоверности. Достоверность Геродота подвергалась сомнению еще в древности. Ктесий Книдский (ок. 400 г. до Р. X), придворный врач царя Артаксеркса Мнемона, написавший, на основании персидских архивных материалов, большое сочинение о персидской истории (Περσικά) до своего времени, но не отличавшийся, по мнению древних, любовью к истине, рассказывает о Персидских войнах многое несогласно с Геродотом и называет его лжецом и выдумщиком.

Вслед за ним и некоторые другие писатели также выступили против Геродота с обвинениями и опровержениями. Геродот в своём труде – не слепой панегирист греков. Когда вошло в моду у греков писать историю с риторическим самохвальством, его простодушная правдивость стала казаться не воздающею справедливости греческим подвигам; его стали упрекать в склонности говорить о греках дурно. Плутарх , в дошедшей до нас книге «О стремлении Геродота к порицаниям», старается, побуждаемый мелочным национализмом, обвинить его ничтожными уликами в искажении фактов, в недостатке патриотизма, в пристрастии к партии и в злонамеренном унижении личностей. Другие хотя и не обвиняли «Историю» Геродота прямо в намеренной фальсификации, но все-таки выставляли его легкомысленным и неразборчивым рассказчиком басен и чудес. Но в этом они были несправедливы к нашему историку. В выборе материала Геродот поступает с величайшей старательностью и добросовестностью и сообщает результаты своих исследований с правдивостью и не без тонкой критики. Правда, там, где он не мог наблюдать непосредственно сам, где он должен был, во время своих путешествий, довольствоваться рассказами толмачей и периэгетов, жрецов и других людей, там восточная хвастливость и страсть к преувеличениям сообщила ему много чудесного и невероятного. Но Геродот не отказывается от критики подобных рассказов и часто пускается в разыскания и исследования, в которых видна настоящая историческая критика; в своих рассказах он всегда отличает то, что он узнал и видел лично, от того, что ему известно только по слухам. Где Геродот не мог решить, насколько данное известие достоверно, или где он не верит сообщенному слуху, там он прямо в этом сознается и говорит: «Я должен передать то, что мне говорили, но я не имею надобности всему верить». Сообщая об экспедиции из Красного Моря вокруг Африки, снаряженной при египетском царе Нехо, он прибавляет: «И рассказывают, чему я не могу поверить, но что другой кто-нибудь, может быть, признает за вероятное, что во время их плавания у берегов Ливии солнце было у них с правой стороны» (IV, 42), – замечание, которому, конечно, не верил никто из современников Геродота, но в справедливости которого мы теперь не сомневаемся. Если об одном и том же предмете существует два различных известия, и Геродот не может отдать предпочтение которому-нибудь из них, то он приводит оба, предоставляя дальнейшее исследование их просвещенному читателю. Таким образом, у него сохранилось несколько весьма ценных известий, достоверность которых подтвердилась только исследованиями новейшего времени. Разыскания новейших путешественников в странах, которые посетил Геродот, все более и более подтверждают, что он сообщал сведения правдиво и добросовестно. При объяснении причин событий, а также и в суждениях о положении греческих государств, Геродот не выказывает той зрелости политического развития, какой можно было бы ожидать от современника и друга Перикла. Он старается объяснять события более наклонностями и страстями отдельных личностей, чем более глубокими политическими причинами, положением и интересами государств; для него на первом плане стоит элемент нравственный и религиозный, а не политический.

Литературный стиль Геродота

В древности Геродот с одной стороны подвергался порицаниям и обвинениям, а с другой стороны был предметом удивления и высокого уважения; но порицание его исходило, по большей части, от отдельных личностей, а уважение к нему разделялось всеми и сохранилось навсегда у людей, понимающих дело. Его «История» читалась многими, комментировалась, из неё делались извлечения; в Александрии, в большом театре, актер Гегезий читал отрывки из Геродота; и этот случай был не единственный в своем роде. Особенно ценился он древними за свой приятный язык. Дионисий Галикарнасский назвал его лучшим образцом ионического диалекта, но не потому, чтобы ионический диалект был у него, как у Гекатея Милетского, совершенно чист и свободен от всяких примесей, – Геродот примешивал к нему слова и выражения из других диалектов, из эпоса, из трагиков, – а потому, что он впервые выработал ионический диалект в прекрасной прозе, которая может быть поставлена на ряду с поэзией. Речь Геродота проста и ясна, как будто бы он говорил, а не писал; она состоит обыкновенно из небольших предложений, слабо соединенных между собою (Λέξις έιρομένη, «речь простого порядка»). Там, где Геродот старается, по образцу аттической периодической речи, составлять большие сложные предложения, он оказывается слабым и неискусным.

Последние годы жизни Геродота

Двойной бюст Геродота и Фукидида

После своего переселения в Фурии, следовательно, после 444 г. до Р. X., Геродот вел в этом городе спокойную жизнь, предпринимая, впрочем, время от времени небольшие поездки по городам Великой Греции и в Сицилию. Он был еще раз и в Афинах, вероятно, в начале Пелопоннесской войны, так как он видел Пропилеи, построенные только в 431 г. до Р. X. О времени смерти Геродота мы не имеем определенных известий. Прежде, основываясь на двух местах его сочинения (I, 130 и III, 15), полагали, что он жил еще после 408 года: в первом из этих мест Геродот упоминает о восстании мидян против Дария, а этого царя считали за Дария Нофа, против которого мидяне восстали в 408 году, так как о мидийском восстании против Дария Гистаспа ничего не было известно. Но в настоящее время открыта Бехистунская надпись, в которой подробно рассказывается о неудачном восстании мидянина Фраорта против Дария Гистаспа, которое относится, приблизительно, к 520 г. до Р. X. Рассматривая слова Геродота, мы находим, что он мог говорить именно об этом восстании. В кн. III, гл. 15, упоминается о смерти некоего Амиртея из древнего египетского царского рода, который восстал против персов. Но этот Амиртей – не тот, который в 405–400 г. до Р. X. восстал против персов и овладел Египтом, а другой, союзник Инара в восстании 460–455 г. до Р. X., может быть, дед названного выше. Последние события, о которых упоминает Геродот в своем труде, все относятся к первым годам Пелопоннесской войны, не позже 428 г. до Р. X.; и так как он в упомянутом выше месте (I, 130) называет Дария Гистаспа просто Дарием и не отличает его, для избежания двусмысленности, от Дария Нофа, то мы можем предположить, что Геродот уже не трудился над своим сочинением после 424 г., когда начал царствовать Дарий Ноф; а так как это сочинение не окончено, то он едва ли и прожил долее 424 года.

Геродот умер в Фурии и был погребен на городской площади – отличие, которое давалось только выдающимся гражданам. На его гробнице фурийцы написали следующую надпись:

«Сын Ликса, Геродот, творец древней истории ионического стиля, положен в могилу здесь, где он умер. Он возрос далеко, в дорической земле; но, избегая несчастий, нашел себе новую родину на полях Фурийских».

По словам Свиды, некоторые утверждали, что Геродот умер в Пелле, столице Македонии; в другом месте он же говорит, что Геродот, во времена Еврипида и Софокла , был вместе с Геллаником при македонском дворе. Геродот обнаруживал особенное расположение к македонскому царствующему дому; во время своих путешествий он, вероятно, прожил некоторое время в Пелле и был в дружеских отношениях с семейством царя, который, по смерти историка, мог поставить ему кенотаф. Этот-то кенотаф и мог повести к предположению, что Геродот умер в Пелле. И в Афинах также находился кенотаф Геродота у Мелитидских ворот, и рядом с ним была гробница его великого преемника в истории, Фукидида .

Древний бюст Геродота находится в неаполитанском музее; двойной бюст Геродота и Фукидида – в музее Фарнезе в Риме.

Статьи и монографии о Геродоте

Надеждин Н. И. Геродотова Скифия, объясненная чрез сличение с местностями. Одесса, 1842

Дьячан Ф. Н. Геродот и его музы. Ч. 1. Варшава, 1877

Клингер В. П. Сказочные мотивы в истории Геродота. Киев, 1903

Лурье С. Я. Геродот. М.-Л., 1947.

Доватур А. И. Повествовательный и научный стиль Геродота. — Л., 1957

Дитмар А. Б. От Скифии до Элефантины. Жизнь и путешествия Геродота. — М., 1961

Борухович В. Г. Историческая концепция египетского логоса Геродота. Саратов, 1972.

Рыбаков Б. А. Геродотова Скифия: Историко-географический анализ. М., 1979

Нейхардт А. А. Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии. Л., 1982

Доватур А. И., Каллистов Д. П., Шишова И. А. Народы нашей страны в «Истории» Геродота. М., 1982

Кузнецова Т. И., Миллер Т. А. Античная эпическая историография: Геродот. Тит Ливий. — М., 1984

1. Введение

2. Биография Геродота

3. Путешествия Геродота:

· Вавилон

· Ливия

4. Критика старых представлений

5. Заключение

Список использованной литературы

Введение

О том, что Геродот – это древнегреческий учёный известно многим, однако каковы его достижения и вклад в развитие науки, вопрос сложнее. И почему этого человека называют отцом «истории и географии»?

Геродот жил в такое время, когда происходило дальнейшее развитие культуры, что в свою очередь сопровождалось рядом географических открытий, появлений новых целей путешествий и развитием традиций гостеприимства. Путешествие становится важным средством формирования научных знаний, что особенно отчётливо видно на примере жизни и деятельности Геродота, который оставил потомкам много интересных сведений о жизни египтян, вавилонян, финикийцев и других народов, населявших в то время древнюю землю, ойкумен.

В этом реферате отражены некоторые из основных маршрутов путешественника, его наблюдения, открытия, описания и результаты. Проанализировав информацию, становится ясно отчего же вклад Геродота в развитие путешествий, географии и истории так велик.

Биография Геродота

ГЕРОДОТ древнегреческий историк. Родился в Галикарнасе, около 484г. до н.э. Малоазиатский город Галикарнас был основан греками дорического племени, но там жили и многое представители местного племени карийцев, смешавшиеся с греками. Карийское имя носил отец Геродота Ликс и дядя Паниасид. Последнего придания причисляют к выдающимся эпическим поэтам, и это дает основание предполагать, что занятие литературным творчеством было традиционным в семье историка и путешественника. В Галикарнасе он с детского возраста наблюдал, как прибывают в гавань корабли из самых отдалённых стран Востока и Запада, и это могло заронить в душе его желание познать далёкие и неведомые страны.

В молодости принимал участие в борьбе с тиранией и был вынужден покинуть Галикарнас после её установления. Некоторое время жил на о. Самос, который был одним из богатейших и развитых ионийских государств. Мощный флот Самоса в недавнем прошлом контролировал морские пути Западном срединоземноморье. Живя, любознательный и общительный галикарнасец быстро освоился с интересами тамошней жизни.

Вскоре Геродот покинул Самос и отправился в дальнейшие путешествия. Для него началась жизнь, полная странствий: он путешествовал по суше, плыл на корабле(желая точнее узнать об египетском божестве Геракле, он отплыл в финикийский город Тир). Геродот много и со вкусом путешествовал. Его длительные скитания заставили его побывать во многих уголках Персидской Империи, он был в Египте, вероятно, побывал далеко на юге, эту страну Геродот называл «Слоновия» (англ. Elephantine Aswan), побывал он также в Ливии, Сирии, Вавилонии, Суса в Эламе, Лидии и Фригии. Геродот путешествовал от Гелеспонта до Византии, Фракии и Македонии, он бывал севернее Дуная до самой Скифии, и дальше на восток по берегам Черного моря до реки Дон, и в землях, которые лежат вглубь от черноморского побережья. Путешествия эти заняли много лет.

Геродот был великим путешественником, подмечающим многие важные мелочи, хорошим географом, человеком с неослабевающим интересом, изучающим привычки, обычаи и историю своих соотечественников. Геродот был толерантным человеком, который не имел свойственного грекам высокомерного предубеждения против варваров. Он не был наивным и легковерным. Все это делает его работы не только имеющими огромную художественную ценность, но и имеющие огромное историческое и географическое значение.

Вернувшись еще молодым человеком на свою родину, в Галикарнас, знаменитый путешественник принял участие в народном движении против тирана Лигдамиса и содействовал его свержению. В 444 году до нашей эры Геродот присутствовал на Панафинейских празднествах и прочитал там отрывки из описания своих путешествий, вызвав всеобщий восторг. Под конец своей жизни он удалился в Италию, в Туриум, где и умер около 425 года до нашей эры, оставив по себе славу знаменитого путешественника и еще более знаменитого историка. Свою девятитомную «Историю» Геродот начинает следующими словами, определившими цель его труда: « Геродот из Галикарнаса собрал и записал эти сведения, чтобы прошедшие события с течением времени не пришли в забвение и великие и удивления достойные деяния как эллинов так и варваров не остались в безызвестности…»1

Путешествия Геродота

В 464 году он отправляется в путешествие. Геродот мечтает узнать про другие, гораздо более могущественные народы, иные из которых обладали цивилизацией значительно более древней, чем греки. Его, помимо того, занимает разнообразие и диковинность обычаев чужеземного мира. Именно это побудило его предпослать истории персидских войн обширное исследование обо всех народах, напавших на Грецию, о которых греки в то время еще мало что знали.

Он пускался в очень далекие края, чтобы добыть проверенные сведения. Он обследовал землю собственными глазами и собственными ногами, несомненно, много ездил верхом на лошади или на осле, часто плавал на лодках.

Свое «кругосветное» путешествие Геродот начал с Вавилонии. Территория, простиравшаяся и орошаемая между двумя великими реками Азии – Евфратом и Тигром, давала жизнь пустынной Месопотамии – Междуречью. Геродот осмотрел развалины великого города Ниневии(в районе современного Мосула) – столицы древней Ассирии, разрушенной мидийским царём Кияксарой. Затем посетил столицу Мидии Акбатану(современный Хамадан на склонах гор Загрос), укреплённую семью кольцами зубчатых стен, окрашенных в различные цвета. Наонец он достиг главного города Персидской державы – Суз, основанного Киром на берегу реки Хаоспы (Керхе). Из Суз Геродот отправился в Вавилон, произведший на него наибольшее впечатление из всех городом Азии.

Вавилон

Вавилон, древняя столица Ассирии, распахнулся по обеим сторонам реки Евфрата, был в то время самым крупным торговым, политическим и культурным центром Передней Азии. Город стоял на пересечении важных торговых путей, ведших из Малой Азии и Закавказья к Персидскому заливу и Сирийского побережья Средиземного моря к Иранскому нагорью.

Геродот назвал Вавилон самым прекрасным из всех городов. Вавилон был окружён глубоким рвом, наполненным водой, и двумя поясами высоких кирпичных стен, увенчатых каменными башнями. Он состоял из двух частей, разделённых рекой Евфратом. Вдоль берегов тянулись стены из обожженного кирпича, игравшие роль плотин во время весеннего подъёма воды. Внутри города улицы были расположены по чёткому плану – одни шли параллельно реке, другие пересекали их под прямым углом. Вдоль улиц тянулись трёх- и четырехэтажные дома. В северной части города на левом берегу возвышался большой царский дворец, построенный ещё Навуходоносором, а по другую сторону – храм бога Бэла – Мардука. Описывая Вавилон, Геродот особо отметил мост, построенный по приказанию царицы Нетокриды из больших неотёсанных камней, скрепленных цементом и свинцом. Заинтересовала Геродота и «строительная деятельность» цариц Нетокриды и Семирамиды, по приказанию которых в стране были сооружены плотины и оросительные каналы.

(ок. 484 г. до н.э. – ок. 425 г. до н.э.)

Древнегреческий историк, родился в Галикарнасе в Карии около 484 г. до н. э., умер около 425 г. до н. э., может рассматриваться как первый ученый-путешественник. Чтобы написать возможно более полный исторический труд, объехал все известные страны своего времени: Малую Азию, Вавилон и Персию до Экбатаны (ныне Гамадан), всю область Черного моря вплоть до Крыма (Херсонес), Запад до Сицилии и Италии, южный Египет до Элефантины. Для того времени это удивительные масштабы путешествий. Свою вторую родину он нашел в Афинах, где был тесно связан с Периклом и Софоклом. На основании виденного и расспросных сведений он дал первое общее описание известного тогда мира. Хотя у него имелись и ошибки, и внутренние противоречия, все же многие его данные подтвердились более поздними исследованиями. Наибольшую путаницу вызвали его данные о Ниле, который, по его мнению, приходит с дальнего Запада, что вплоть до окончательного выяснения вопроса в XIX столетии заставляло предполагать взаимосвязь Нила и Нигера. Русский перевод трудов Геродота принадлежит Ф. Г. Мищенко: «История в девяти книгах», т. 1-2, 2-е изд. М., 1888.

Список литературы

  1. 300 путешественников и исследователей. Биографический словарь. – Москва: Мысль, 1966. – 271 с.

Географические идеи Гекатея были осмеяны другим великим древнегреческим ученым – Геродотом. Обширный труд, написанный им, когда он жил в Италии, содержит историю борьбы греков с варварами и заканчивается описанием восстания жителей Ионии против персов и захвата греками Геллеспонта (480–479 гг. до н. э.). Но его повествование содержит бесчисленные отступления, посвященные описанию тех мест, которые он посетил, и обычаев людей, которых он там повидал. В V в. до н. э. не было профессий историка, географа или астронома, не было и соответствующих профессиональных объединений. Не существовало научных обществ и академий. Геродота обычно характеризуют как первого выдающегося историка, а его работу – как литературный шедевр древнегреческой прозы. Однако его считают историком главным образом потому, что историков больше, чем географов: ведь легко доказать, что значительная часть его сочинения посвящена географии. В сущности, труд Геродота ассоциируется в нашем сознании с очень старой мыслью о том, что история должна трактоваться географически, а география – исторически. Именно Геродоту приписывается фраза, что география – это «служанка истории». Геродот оставил нам несколько превосходных примеров исследования в области, которую мы теперь называем исторической географией, то есть воссозданием прошлой географической реальности и прослеживанием географических изменений во времени. Но Геродот известен также как «отец этнографии». Его называют так потому, что он убедительно и ярко описал традиции незнакомых древним грекам народов.

Географические сведения в труде Геродота основывались на его собственных наблюдениях, сделанных им во время многолетних путешествий. Средиземноморское побережье в западном направлении было ему известно вплоть до южной Италии, в которой он проживал в последние годы своей жизни. Через проливы он плавал в Понт Эвксинский (Черное море), достигнув устья Истра (Дунай). Оттуда он совершил многодневное путешествие через степи по долине Дона. На востоке, в Персидском царстве, ему были известны многие районы; он посетил Сузы и Вавилон. Много раз был в Египте и плавал вверх по Нилу вплоть до первого порога у Элефантины (Асуан).

Описывая Египет, Геродот высказал свое несогласие с традиционно проводимой границей между Азией (восточное побережье Средиземного моря) и Ливией (южное побережье) по реке Нил, как это было у Гекатея. Долина Нила, убеждал он, сложена илом, принесенным рекой из Эфиопии. Этот ил имеет темный цвет и легко поддается обработке плугом. Все это делает его совсем непохожим на светлые глины Сирии или красные пески Ливии. Далее он говорил, что Египет населен египтянами, которые не становятся азиатами или ливийцами оттого, что живут на разных берегах Нила. Ливия, утверждал Геродот, располагается к западу от Египта. Эта полемика представляет собой одну из самых ранних дискуссий о региональных границах и содержит много доводов, которые снова и снова использовались последующими поколениями ученых.

Геродот был хорошо осведомлен о некоторых природных процессах, происходящих на Земле. Чтобы поддержать гипотезу о том, что нильский ил, отлагаясь в Средиземном море, создал дельту этой реки, он использовал метод исторической географии. Реконструировав древнюю береговую линию, он показал, что многие города, бывшие раннее портовыми, теперь располагаются далеко от побережья. Процесс образования дельты, говорил Геродот, можно наблюдать во многих местах, например, в пойме реки Меандр у Милета. Он также указывал, что ветры дуют из холодных мест в более теплые. Таким образом, еще в V в. до н. э. Геродот был в состоянии объяснить процесс образования дельты и установить связь между температурой воздуха и направлением ветра.

Не все объяснения Геродота могут быть приняты с позиций современного знания, но даже те из них, которые теперь признаны ошибочными, отличаются логичностью доказательства. Как и все древнегреческие географы, Геродот был заинтригован той регулярностью, с какой наступали летние наводнения на Ниле. Воды этой реки, внезапно поднимаясь в середине мая, достигали максимума в сентябре; затем паводок постепенно спадал, и в апреле или начале мая уровень Нила становился наименьшим. Поскольку все другие реки, известные грекам, включая Тигр и Евфрат, испытывали паводок с ноября по май, а летом на них наступала межень, все, занимавшиеся географией, недоумевая, задавали вопрос: в чем причина необычного поведения Нила?

Прежде всего Геродот проанализировал объяснения, выдвинутые другими учеными, и отверг их. Например, он счел несостоятельной идею о том, что сильный северный ветер, дующий зимой (этезий), нагоняет воду в Ниле вверх по течению, и потом она, возвращаясь, образует паводок. Свое несогласие с этой гипотезой он аргументировал тем, что вне зависимости от этого ветра паводок и межень наступают регулярно; кроме того, на других реках, где ветер тоже нагоняет воду вверх по течению, такие паводки не образуются. Отверг он и предположение, что нильские наводнения вызываются таянием снега в Эфиопии, на том основании, что эта страна расположена ближе к экватору, чем Египет. Ведь если уже в Египте снег никогда не выпадает, то как он может выпадать в Эфиопии?

Его собственная гипотеза была остроумной и хорошо иллюстрировала использование логики в теоретических построениях древнегреческих мыслителей. Подобно всем древнегреческим ученым, Геродот разделял представление о фундаментальной закономерности, постулирующей симметричность строения мира. Истр, как ему представлялось, брал свое начало вблизи западного побережья Европы и тек вначале на восток, а затем поворачивал на юг, минуя Понт Эвксинский, Геллеспонт и Эгейское море, к Средиземному морю. Нил в соответствии с законом симметрии должен был следовать сходным курсом: начинаясь вблизи западного побережья тех земель, которые затем стали называться Ливией, он нес свои воды на восток, а потом поворачивал к Средиземному морю, пересекая Египет в северном направлении. Зимой, продолжал Геродот, холодные северные ветры принуждали солнце двигаться по более южной траектории, которая пролегала непосредственно над долиной верхнего Нила. Сильная жара, вызванная находящимся в зените светилом, служила причиной интенсивного испарения речной воды, почему в зимнее время уровень Нила оказывался наименьшим. Летом же, когда Солнце возвращалось на свой обычный путь «сквозь средние небеса», объем воды вновь возрастал, так как ниже по течению Нил пересекал направление движения Солнца под прямым углом, что способствовало меньшему испарению. Поскольку это объяснение согласовывалось как с представлениями о симметрии, так и с непосредственными наблюдениями над наступлением половодья, то в общем оно было принято учеными того времени.

Геродот также выражал несогласие с теми жившими до него мыслителями, которые сомневались в существовании океана, окружающего земную твердь. Некоторые из них утверждали, что к югу от Ливии нет океана. Но Геродот из разговоров с египетскими жрецами узнал о результате финикийской экспедиции, снаряженной по приказу фараона Нехо II (он правил Египтом с 610 по 594 г. до н. э.) для прохода на кораблях вдоль южных берегов Ливии. Корабли финикийцев, сообщил он, проследовав через Красное море, поплыли дальше на юг вдоль берегов континента. Для того чтобы пополнить запасы пищи, они время от времени останавливались, сеяли хлебные злаки, дожидались их созревания и собирали урожай. Им потребовалось три года, чтобы проплыть вокруг южной оконечности Ливии. Затем они повернули на север, поплыли вдоль западных ее берегов и наконец возвратились в Средиземное море через Столбы Геракла (Гибралтарский пролив). Эта экспедиция доказала, что суша полностью окружена водой. Затем Геродот указывает на обстоятельство, которое ему представляется невероятным, но «другие могут верить», а именно: в то время, когда финикийцы находились у самой южной части Ливии, плывя на запад, то Солнце располагалось по их правую руку. Это наблюдение заставило многих ученых после Геродота усомниться в реальности осуществленного финикийцами циркумконтинентального плавания. В наши дни возможность такого путешествия в целом принимается, но, чтобы покончить с многолетними сомнениями, современные историко-географы пытались найти правдоподобное объяснение указанному Геродотом факту. В частности, высказывается предположение, что несколько кораблей финикийцев, попав в западное экваториальное течение, были отнесены южнее экватора и пересекли Атлантический океан в его относительно узкой части, достигнув северо-восточного побережья Бразилии.

Список литературы

  1. Джеймс П. Все возможные миры / П. Джеймс, Дж. Мартин / Под ред. и с послесл. А. Г. Исаченко. – Москва: Прогресс, 1988. – 672 с.

Географические открытия Геродота имели весомое значение для культуры античности. Цицерон называл путешественника «отцом истории» за его знаменитое произведение. Книга имеет ценность и для России, Украины и Казахстана, поскольку описывает древние народы этих земель, а также природу того времени. О каких именно открытиях идет речь? Что известно о жизни и знаниях великого путешественника?

Изгнанный из Галикарнаса

О жизни Геродота известно по двум источникам: текстам самого путешественника и византийской энциклопедии. Часть сведений противоречат друг другу.

Рождение Геродота, географические открытия которого заинтересуют многих людей, произошло в промежутке между персидскими войнами. Считается, что это 484 год до нашей эры. Местом его рождения стал Галикарнас, который был основан на средиземноморском побережье. Его семья была довольно влиятельной. С молодых лет Геродот примкнул к партии, которая боролась с тиранией Лигдамида. За это его изгнали из родных мест. Он жил на Самосе — острове в Эгейском море. Оттуда он отправился в длительное путешествие.

В 446 году до нашей эры путешественник стал жить в Афинах, там он сблизился с Периклом. Умер он в 425 году до нашей эры.

В Вавилоне

Древняя величественная столица Ассирии стала одним из первых географических открытий Геродота. Именно с Вавилона он начал свое путешествие. Город был окружен рвом с водой и крепкими двойными стенами из кирпича. Улицы располагались строго по линиям. Особенно путешественника впечатлила архитектура времен Нетоктиды и Семирамиды. Благодаря правлению этих мудрых женщин в городе были сооружены гребли, оросительные каналы, мост.

В целом, Геродот с уважением описывает культуру Древнего Востока, помня про его важность для жизни античного мира. Он открыл современникам и потомкам много сведений о народах, которые заселяли территорию современного Тянь-Шаня и Туркмении.

В Индии

Находясь в Ассирии, Геродот очень много слышал о чудесах неизвестной страны под названием Индия. Географические открытия Геродота продолжились в этой удивительной стране. По его словам, первые известия об Индии были получены от царя Дария. Однажды он отправил туда своих подданных, чтобы они изучили путь от устья реки Инд до Красного моря.

Местность привлекала большим разнообразием ярких птиц, огромных животных, необычной растительностью. В те времена греки не знали, что такое рис. Считается, что именно Геродот подарил своему народу новый питательный злак. В Индии он узнал о хлопке, который заменял животную шерсть.

О людях, которые населяли Индию, он сообщил, что они разговаривали на разных языках, занимались различным промыслом. Одни народы были кочевниками, другие имели постоянное место жительства. Какое географическое открытие Геродот совершил в Северном Причерноморье?

Скифия

Геродот был первым, кто дал развернутое описание быта, традиций скифов. До его путешествия в эту страну о них мало что было известно. Прежде всего, путешественника поразила равнинная местность, большое количество плодородной почвы (чернозема). Будучи жителем теплых краев, он удивился достаточно продолжительной зиме, которая длилась около восьми месяцев.

Путешественник довольно подробно описал местные реки:

  • Истр — современное название Дунай;
  • Тирис — современное название Днестр;
  • Борисфен — современное название Днепр.

Описание скифских народов были доказано раскопками, которые проводились в современное время. Особенно Геродота интересовали обычаи кочевых племен, их военная тактика. Они умело отступали во время нападения, чтобы заманить противника на выгодную для себя территорию, и только тогда вступали в открытый бой.

Египет

Географические открытия путешественника Геродота в Египте поразили его воображение больше, чем в других странах. Более того, его знания имели грандиозное значение для его страны того времени. Больше всего его впечатлил разлив Нила. Он пытался разгадать загадку происходящего. Для этого он побывал на острове Элафантина, где располагался колодец для измерения уровня воды в Ниле. Он был соединен с рекой специальным устройством. Сделаны стены колодца были из гранита, в нем находились хорошо закрепленные дощечки, по которым и измерялся уровень воды в реке. Так египтяне могли просчитывать начало разлива.

Путешественник сделал описание египтян, их быта, интересных изобретений. Его поразила связь между людьми и животными. В Греции подобного не было. Геродота удивляло то, что египтяне заключали договоры с кошками, крокодилами и прочими животными.

После Египта путешественник посетил Ливию. Все свои путешествия он описывал. Именно в Афинах большая часть его заметок была сделана. Он читал отрывки своего будущего произведения афинянам. Что представляет собой творение Геродота?

Произведение

Географические открытия Геродота (кратко о них повествуется в учебниках по географии) описаны в «Истории». Но это произведение нельзя назвать историческим исследованием. Оно скорее является мастерским описанием любознательного одаренного человека, который умеет общаться и наблюдать за происходящим.

Есть в его книге элементы энциклопедии (сведения):

  • географические;
  • этнографические;
  • естественно-исторические;
  • литературные.

Сочинение Геродота состоит из девяти книг. Каждая имеет свое название, которое является именем одной из девяти муз греческой мифологии.

Чего не знал путешественник?

Уже известно, какие географические открытия сделал Геродот. Однако он был представителем своего времени и не мог владеть современными знаниями. Итак, что же великому путешественнику было не известно?

Он не знал названия «Африка». Впервые оно упоминается в литературном произведении третьего века до нашей эры. Относилось это название не к материку, а всего лишь к владениям Карфагена. После того как римляне его разрушили, они создали провинцию Африка. Позже такое название распространилось на континент.

Геродот не признавал убеждений греков о том, что земля представляет собой круг, который окружен рекой Океан. Но сам он не мог точно сказать, что расположено за пределами известных ему стран. И тем не менее его знания были очень глубокими.

Основные географические открытия Геродота: краткое описание и история

Геродот, которого принято называть отцом истории, родился в 484 году до Р. Х. в городе Галикарнасе (впрочем, сведения эти непроверенные, и точно дату рождения его никто назвать не сумеет). Известно точно, что родился он в промежутке между персидскими войнами. Также современникам многое известно о его путешествиях. Много сведений о египтянах, финикийцах и других народах оставил после себя Геродот. Географические открытия кратко мы рассмотрим в этой статье.

Происхождение Геродота

Рожденный в Галикарнасе мальчик с самого детства наблюдал за тем, как в порт приходят и уходят корабли из дальних стран. Скорее всего, это и породило в нем страсть к неизведанным землям, путешествиям и открытиям. В молодые годы ему пришлось покинуть малую Родину из-за борьбы с тиранией, которая все же была установлена здесь. Пожив немного в Самосе, в 464 году отправляется в свой далекий путь путешественник Геродот, географическое открытие которого внесет немалую лепту в науку.

Геродот в Вавилоне

Древняя величественная столица Ассирии, раскинувшаяся на берегах Евфрата, – это Вавилон. С него и начал свое путешествие великий человек. Город был окружен рвом с водой и прочными двойными кирпичными стенами. Улицы, шедшие строго как по линейке, наполняли дома в три и даже четыре этажа. Особо отмечает путешественник архитектуру времен цариц Нетоктиды и Семирамиды. Плотины, оросительные каналы, мост – все это воздвигнуто в Вавилоне именно благодаря мудрым женщинам. Какие географические открытия Геродота связаны с этим местом?

Вообще, он уважительно говорил о культуре Древнего Востока, не забывая о его значимости для культуры античного мира. Геродот открыл миру многие сведения о народах, живших на территории современного Тянь-Шаня и Туркмении (согдах, сахах, ареях и так далее).

Еще находясь в Ассирии, путешественник очень много слышал о неведомой стране Индии. Его записи о ней представляли для современников огромный интерес. По словам Геродота, первые сведения о неведомом уголке получил царь Дарий, когда отправил подданных исследовать путь от устья Инда до Красного моря.

Здесь водилось огромное количество разнообразных и ярких птиц, крупных животных и удивительных растений. Грекам этого времени был неизвестен рис. Поэтому на вопрос «Какое географическое открытие сделал Геродот в Индии?» можно ответить так: он подарил грекам новый питательный злак – рис. Удивил его и «шерстяной плод» – хлопчатник. О народе страны он писал, что люди там говорят на разных языках, есть кочевые и оседлые народы, и все они разные: кто-то занимается рыболовством, а кто-то питается одной травой.

Какие географические открытия совершил Геродот в Скифии?

Говоря, об открытиях путешественника в этой стране, стоит упомянуть, что он вообще первым дал развернутое описание быта, нравов и обычаев Скифии. До Геродота о скифах было почти ничего не известно. Так как ученый родился в местности гористой и неровной, его весьма поразило то, что Скифия – это большая равнина, богатая черноземной плодородной почвой. Климат страны удивил Геродота, ему показалось, будто зима здесь длится не менее восьми месяцев. Подробно останавливается он на описании рек территории: Истра, Тиры, Борисфена и так далее. Его труд о племенах Скифии оказался важным для современников, к тому же он подтвержден раскопками, совершенными в наше время. Геродот правдиво описал обычаи и нравы некоторых племен, лично ознакомившись с ними. Особо заинтересовали его кочевые животноводческие племена, так как их образ жизни был необычен для грека. Очень ярко описал путешественник военную тактику скифов, понравившуюся ему. Они умели отступать перед нападающими войсками, заманивать на удобную для них территорию и лишь потом открывать выгодный бой.

Геродот в Египте

Египет возбуждал любопытство великого путешественника более всех ранее посещенных стран. Он воплощал для него идеальное сочетание географии и истории. Географические открытия Геродота, сделанные им в Египте, имели колоссальное значение для Греции той поры. Разливы Нила поразили его, он бросил все силы на разгадку его тайн.

Путешественник и историк оставил первое описание египтян, их быта и необычных изобретений. Особо отмечал в своем труде он связь животного и человека, какой не наблюдалось в Греции. Негласный договор, заключённый египтянином с кошкой, крокодилом, ибисом, удивляет Геродота. Но все же наиболее пристальное внимание он уделяет изучению священных вод Нила. Очень зацепил его остров Элефантине, где находился «нилометр». Обыкновенный колодец со стенами выложенными гранитом, был соединен с рекой особым устройством. На досках, которые были закреплены очень прочно, отмечался уровень воды в Ниле. Вернувшись с острова, путешественник принимает решение об отправке в Ливию.

Критика былых представлений

Геродот, путешествуя по разным землям, получил огромнейший для того времени опыт. Он мог и критиковать старые представления о мире. Эти географические открытия Геродота также важны!

Эллины считали, что обитаемая суша имеет форму круга. Геродот опровергает это неверное представление. Также он говорил о том, что массив суши не стоит делить на три части, а границы проводить по великим рекам. Делить Европу, Азию и Ливию (которые имели колоссальные различия по населению и природе местности) он предложил не по рекам Фасису, Танаису, Нилу, а по Средиземному морю, Понту и Метаиде. Путешествуя по странам мира, ученый опроверг представление греков о том, что земля дискообразна, по краям возвышается, а к середине углубляется.

Прочтя труды по географии и истории, написанные греком Геродотом, уже нельзя недооценить его великий вклад в науку! Путешественника называют одним из главных первопроходцев своего времени. Он собрал имеющиеся знание о мире в одном труде, подарил современникам и последователям описания многих племен, их быта, обычаев. Последователем великого Геродота стал Страбон.

Геродот | Они открывали Землю!

(ок. 484 г. до н.э. – ок. 425 г. до н.э.)

Древнегреческий историк, родился в Галикарнасе в Карии около 484 г. до н. э., умер около 425 г. до н. э., может рассматриваться как первый ученый-путешественник. Чтобы написать возможно более полный исторический труд, объехал все известные страны своего времени: Малую Азию, Вавилон и Персию до Экбатаны (ныне Гамадан), всю область Черного моря вплоть до Крыма (Херсонес), Запад до Сицилии и Италии, южный Египет до Элефантины. Для того времени это удивительные масштабы путешествий. Свою вторую родину он нашел в Афинах, где был тесно связан с Периклом и Софоклом. На основании виденного и расспросных сведений он дал первое общее описание известного тогда мира. Хотя у него имелись и ошибки, и внутренние противоречия, все же многие его данные подтвердились более поздними исследованиями. Наибольшую путаницу вызвали его данные о Ниле, который, по его мнению, приходит с дальнего Запада, что вплоть до окончательного выяснения вопроса в XIX столетии заставляло предполагать взаимосвязь Нила и Нигера. Русский перевод трудов Геродота принадлежит Ф. Г. Мищенко: «История в девяти книгах», т. 1-2, 2-е изд. М., 1888.

 

Список литературы

  1. 300 путешественников и исследователей. Биографический словарь. – Москва : Мысль, 1966. – 271 с.

Географические идеи Гекатея были осмеяны другим великим древнегреческим ученым – Геродотом. Обширный труд, написанный им, когда он жил в Италии, содержит историю борьбы греков с варварами и заканчивается описанием восстания жителей Ионии против персов и захвата греками Геллеспонта (480–479 гг. до н. э.). Но его повествование содержит бесчисленные отступления, посвященные описанию тех мест, которые он посетил, и обычаев людей, которых он там повидал. В V в. до н. э. не было профессий историка, географа или астронома, не было и соответствующих профессиональных объединений. Не существовало научных обществ и академий. Геродота обычно характеризуют как первого выдающегося историка, а его работу – как литературный шедевр древнегреческой прозы. Однако его считают историком главным образом потому, что историков больше, чем географов: ведь легко доказать, что значительная часть его сочинения посвящена географии. В сущности, труд Геродота ассоциируется в нашем сознании с очень старой мыслью о том, что история должна трактоваться географически, а география – исторически. Именно Геродоту приписывается фраза, что география – это «служанка истории». Геродот оставил нам несколько превосходных примеров исследования в области, которую мы теперь называем исторической географией, то есть воссозданием прошлой географической реальности и прослеживанием географических изменений во времени. Но Геродот известен также как «отец этнографии». Его называют так потому, что он убедительно и ярко описал традиции незнакомых древним грекам народов.

Географические сведения в труде Геродота основывались на его собственных наблюдениях, сделанных им во время многолетних путешествий. Средиземноморское побережье в западном направлении было ему известно вплоть до южной Италии, в которой он проживал в последние годы своей жизни. Через проливы он плавал в Понт Эвксинский (Черное море), достигнув устья Истра (Дунай). Оттуда он совершил многодневное путешествие через степи по долине Дона. На востоке, в Персидском царстве, ему были известны многие районы; он посетил Сузы и Вавилон. Много раз был в Египте и плавал вверх по Нилу вплоть до первого порога у Элефантины (Асуан).

Описывая Египет, Геродот высказал свое несогласие с традиционно проводимой границей между Азией (восточное побережье Средиземного моря) и Ливией (южное побережье) по реке Нил, как это было у Гекатея. Долина Нила, убеждал он, сложена илом, принесенным рекой из Эфиопии. Этот ил имеет темный цвет и легко поддается обработке плугом. Все это делает его совсем непохожим на светлые глины Сирии или красные пески Ливии. Далее он говорил, что Египет населен египтянами, которые не становятся азиатами или ливийцами оттого, что живут на разных берегах Нила. Ливия, утверждал Геродот, располагается к западу от Египта. Эта полемика представляет собой одну из самых ранних дискуссий о региональных границах и содержит много доводов, которые снова и снова использовались последующими поколениями ученых.

Геродот был хорошо осведомлен о некоторых природных процессах, происходящих на Земле. Чтобы поддержать гипотезу о том, что нильский ил, отлагаясь в Средиземном море, создал дельту этой реки, он использовал метод исторической географии. Реконструировав древнюю береговую линию, он показал, что многие города, бывшие раннее портовыми, теперь располагаются далеко от побережья. Процесс образования дельты, говорил Геродот, можно наблюдать во многих местах, например, в пойме реки Меандр у Милета. Он также указывал, что ветры дуют из холодных мест в более теплые. Таким образом, еще в V в. до н. э. Геродот был в состоянии объяснить процесс образования дельты и установить связь между температурой воздуха и направлением ветра.

Не все объяснения Геродота могут быть приняты с позиций современного знания, но даже те из них, которые теперь признаны ошибочными, отличаются логичностью доказательства. Как и все древнегреческие географы, Геродот был заинтригован той регулярностью, с какой наступали летние наводнения на Ниле. Воды этой реки, внезапно поднимаясь в середине мая, достигали максимума в сентябре; затем паводок постепенно спадал, и в апреле или начале мая уровень Нила становился наименьшим. Поскольку все другие реки, известные грекам, включая Тигр и Евфрат, испытывали паводок с ноября по май, а летом на них наступала межень, все, занимавшиеся географией, недоумевая, задавали вопрос: в чем причина необычного поведения Нила?

Прежде всего Геродот проанализировал объяснения, выдвинутые другими учеными, и отверг их. Например, он счел несостоятельной идею о том, что сильный северный ветер, дующий зимой (этезий), нагоняет воду в Ниле вверх по течению, и потом она, возвращаясь, образует паводок. Свое несогласие с этой гипотезой он аргументировал тем, что вне зависимости от этого ветра паводок и межень наступают регулярно; кроме того, на других реках, где ветер тоже нагоняет воду вверх по течению, такие паводки не образуются. Отверг он и предположение, что нильские наводнения вызываются таянием снега в Эфиопии, на том основании, что эта страна расположена ближе к экватору, чем Египет. Ведь если уже в Египте снег никогда не выпадает, то как он может выпадать в Эфиопии?

Его собственная гипотеза была остроумной и хорошо иллюстрировала использование логики в теоретических построениях древнегреческих мыслителей. Подобно всем древнегреческим ученым, Геродот разделял представление о фундаментальной закономерности, постулирующей симметричность строения мира. Истр, как ему представлялось, брал свое начало вблизи западного побережья Европы и тек вначале на восток, а затем поворачивал на юг, минуя Понт Эвксинский, Геллеспонт и Эгейское море, к Средиземному морю. Нил в соответствии с законом симметрии должен был следовать сходным курсом: начинаясь вблизи западного побережья тех земель, которые затем стали называться Ливией, он нес свои воды на восток, а потом поворачивал к Средиземному морю, пересекая Египет в северном направлении. Зимой, продолжал Геродот, холодные северные ветры принуждали солнце двигаться по более южной траектории, которая пролегала непосредственно над долиной верхнего Нила. Сильная жара, вызванная находящимся в зените светилом, служила причиной интенсивного испарения речной воды, почему в зимнее время уровень Нила оказывался наименьшим. Летом же, когда Солнце возвращалось на свой обычный путь «сквозь средние небеса», объем воды вновь возрастал, так как ниже по течению Нил пересекал направление движения Солнца под прямым углом, что способствовало меньшему испарению. Поскольку это объяснение согласовывалось как с представлениями о симметрии, так и с непосредственными наблюдениями над наступлением половодья, то в общем оно было принято учеными того времени.

Геродот также выражал несогласие с теми жившими до него мыслителями, которые сомневались в существовании океана, окружающего земную твердь. Некоторые из них утверждали, что к югу от Ливии нет океана. Но Геродот из разговоров с египетскими жрецами узнал о результате финикийской экспедиции, снаряженной по приказу фараона Нехо II (он правил Египтом с 610 по 594 г. до н. э.) для прохода на кораблях вдоль южных берегов Ливии. Корабли финикийцев, сообщил он, проследовав через Красное море, поплыли дальше на юг вдоль берегов континента. Для того чтобы пополнить запасы пищи, они время от времени останавливались, сеяли хлебные злаки, дожидались их созревания и собирали урожай. Им потребовалось три года, чтобы проплыть вокруг южной оконечности Ливии. Затем они повернули на север, поплыли вдоль западных ее берегов и наконец возвратились в Средиземное море через Столбы Геракла (Гибралтарский пролив). Эта экспедиция доказала, что суша полностью окружена водой. Затем Геродот указывает на обстоятельство, которое ему представляется невероятным, но «другие могут верить», а именно: в то время, когда финикийцы находились у самой южной части Ливии, плывя на запад, то Солнце располагалось по их правую руку. Это наблюдение заставило многих ученых после Геродота усомниться в реальности осуществленного финикийцами циркумконтинентального плавания. В наши дни возможность такого путешествия в целом принимается, но, чтобы покончить с многолетними сомнениями, современные историко-географы пытались найти правдоподобное объяснение указанному Геродотом факту. В частности, высказывается предположение, что несколько кораблей финикийцев, попав в западное экваториальное течение, были отнесены южнее экватора и пересекли Атлантический океан в его относительно узкой части, достигнув северо-восточного побережья Бразилии.

 

Список литературы

  1. Джеймс П. Все возможные миры / П. Джеймс, Дж. Мартин / Под ред. и с послесл. А. Г. Исаченко. – Москва : Прогресс, 1988. – 672 с.

Геродот (краткая биография) — Русская историческая библиотека

Геродот – древнегреческий историк (около 484-425 гг. до Р. Х.). В античную эпоху он пользовался огромным авторитетом, имел репутацию «отца истории» и действительно может считаться основоположником не только греческой, но и всей европейской исторической науки.

Геродот происходил из малоазиатской эллинской колонии Галикарнас, в населении которой были смешаны ионийцы и дорийцы. Главное произведение Геродота – «История» написано на ионийском наречии. В ранние годы своей биографии Геродот боролся за свободу своего города против попыток установить там тиранию. По этой причине ему приходилось уезжать из Галикарнаса в изгнание. В 446 г. Геродот навсегда покинул родину, переселившись вначале в Афины, а потом в город Фурии, основанный афинянами на юге Италии.

Бюст Геродота. Национальный музей Рима. Начало IV в. до Р. Х.

 

Подробности биографии Геродота известны лишь вкратце. Ясно лишь то, что он не раз путешествовал в далекие страны, посетил внутреннюю Азию и Египет. Материал путешествий широко использован им для написания «Истории». Это сочинение Геродота делится на девять книг, названных именами муз (см. его краткое содержание). Первая его половина посвящена описанию Персидского царства, Вавилонии, Ассирии, Египта, Ливии, Скифии. Кроме сведений по истории всех этих стран Геродот даёт богатейшие географические и этнографические их картины, которые по сей день служат одним из важнейших источников наших знаний по этим вопросам. Во второй половине своего сочинения Геродот рассказывает о нашествиях на Элладу Дария и Ксеркса – о греко-персидских войнах, охватывая период до 479 г. Обе половины «Истории» Геродота объединены общей задачей: проследить соперничество между варварами и греками, окончившееся победой Эллады. Первая половина сочинения, таким образом, служит своеобразной вводной частью для второй.

Характерная черта стиля Геродота – уже упомянутая выше широта тематики и научного охвата. Его «История» может считаться настоящей энциклопедией той эпохи, которая кроме основного исторического уклона включает сведения в области географии, народоведения, естественных наук, литературы и т. д. Автор проявляет необыкновенную любознательность во всех сферах. Стиль Геродота близок к разговорной речи и читается очень легко. Эта особенность вызывала даже обвинения Геродота в чрезмерном «популяризаторстве», недостатке строгой научности, в некритичности – и противопоставления ему другого великого греческого историка, Фукидида. Но эти обвинения соответствуют истине лишь в малой степени. Страсть Геродота к рассказам народно-разговорного типа не умаляет ни мастерства, ни глубины изложения. В тех случаях, где ему случается передавать неподтверждённые слухи и не вполне достоверные рассказы, он почти всегда сам оговаривает это.

Сочинение Геродота имеет огромную важность для изучения ранней истории России. Для России он выступает почти в той же роли, как Цезарь для Франции (Галлии) и Тацит для Германии. В своих путешествиях Геродот посетил некоторые местности Северого Причерноморья и оставил ряд важнейших известий о «Скифии» – её населении, обычаях, социальном быте. Достоверность этих сведений исчерпывающе подтверждена другими письменными источниками и раскопками.

если вам нужны БОЛЕЕ ПОДРОБНЫЕ сведения по этой теме, прочитайте на нашем сайте статью «Геродот»

 

Чем прославился геродот в географии. Геродот

Геродот – житель Древней Греции, «отец истории». Грек стал автором первого дожившего до наших дней трактата «История», в котором подробно описал обычаи народов, существовавших в пятом веке до нашей эры, а также ход греко-персидских войн. Труды Геродота сыграли важную роль в развитии античной культуры.

До нас дошли два ключевых источника информации о жизненном пути Геродота: энциклопедия «Суда», созданная во второй половине десятого века в Византии, и тексты самого историка. Некоторые данные в этих источниках противоречивы.

Бюст Геродота

Общепризнанной считается версия о том, что Геродот родился в Галикарнасе в 484 году до нашей эры. Этот древний город располагался на территории исторической области «Кария», на побережье Средиземного моря в Малой Азии. Город Галикарнас был основан дорийцами, поблизости располагалось поселение карийцев (и дорийцы, и карийцы являются представителями основных древнегреческих племен).

Будущий древнегреческий историк родился во влиятельной и обеспеченной семье Ликса. В молодости Геродот участвовал в политической жизни народа. Он примкнул к партии, поставившей целью низвергнуть тиранического правителя Лигдамида, был изгнан, некоторое время жил на острове Самос.


Затем Геродот отправился в продолжительные и многочисленные путешествия. Он побывал в Египте, Вавилоне, Малой Азии, Ассирии, Северном Причерноморье, Геллеспонте, а также объездил Балканский полуостров от Македонии до Пелопоннеса. Во время путешествий историк делал наброски для своего последующего творения.

В сорокалетнем возрасте Геродот поселился в Афинах. В то время он уже читал представителям высших слоев городского общества отрывки из своей «Истории», что и дало исследователям возможность сделать вывод о том, что наброски были написаны еще во время путешествий. В Афинах историк познакомился и сблизился со сторонниками Перикла – полководца и оратора, которого считают одним из основателей демократии в Афинах. В 444 году до нашей эры, когда на месте разрушенного города Сибариса была основана греческая колония Фурии, он принимал участие в восстановлении поселения из руин.

Наука

Благодаря Геродоту наука обогатилась фундаментальным сочинением «История». Эта книга не может быть названа историческим исследованием. Она представляет собой интересное повествование любознательного, общительного, одаренного человека, который побывал во многих местах и располагал обширными знаниями о современниках. В «Истории» Геродота сочетаются сразу несколько компонентов:

  • Этнографические данные. Историк собрал внушительный объем информации о традициях, обычаях, особенностях быта различных племен и народов.
  • Географическая информация. Благодаря «Истории» стало возможным восстановление очертаний древних государств по состоянию на пятое столетие до нашей эры.
  • Естественно-исторические материалы. Геродот включил в книгу данные об исторических событиях, свидетелем которых ему удалось стать.
  • Литературный компонент. Автор был одаренным писателем, которому удалось создать интересное и увлекательное повествование.

Книга «История» Геродота

В общей сложности сочинение Геродота включает в себя девять книг. При этом сочинение принято делить на две части:

  1. В первой части автор рассказывает о Скифии, Ассирии, Ливии, Египте, Вавилонии и ряде других государств того времени, а также о возвышении Персидского царства. Поскольку во второй половине труда автор предполагал повести рассказ о многочисленных греко-персидских войнах, в первой части он стремился проследить вехи исторической борьбы между эллинами и варварами. Из-за стремления к подобному единству, взаимосвязанности изложения Геродот не включил в произведение все материалы, которые запомнились ему из путешествий, а обошелся ограниченным их количеством. В своем труде он нередко высказывает субъективную точку зрения на те или иные исторические реалии.
  2. Вторая часть труда Геродота – это хронологический рассказ о военном противостоянии между персами и греками. Повествование завершается 479 годом до нашей эры, когда афинские войска осадили и взяли персидский город Сеста.

При написании своей книги Геродот уделял внимание прихотям судьбы и зависти божественных сил по отношению к счастью людей. Автор верил в то, что боги постоянно вмешиваются в естественный ход исторических событий. Он признавал и тот факт, что личные качества политических деятелей также являются залогом их успеха.


Геродот осуждал правителей Персии за их дерзость, за стремление нарушить существовавший порядок устройства мира, в соответствии с которым персы должны жить в Азии, а эллины – на территории Европы. В 500 году до нашей эры состоялось ионийское восстание, из-за которого Древняя Греция и была вовлечена в кровопролитную войну. Это событие автор характеризует как проявление гордыни и крайней неосмотрительности.

Структура «Истории» Геродота

  • Книга первая – «Клио». В ней рассказывается о начале раздора между варварами и эллинами, приводится история древней страны Лидии, рассказ об афинском политике и мудреце Солоне, тиране Писистрате, история Мидии и Спарты. В этой книге Геродот упоминает и о скифах в контексте противостояния с киммерийцами, а также рассказывает о войне между массагетами и персами.
  • Книга вторая – «Эвтерпа». В этой части труда историк решил рассказать об истории Ливии и Египта, о пигмеях и насамонах, о древних египетских фараонах. Здесь Геродот изложил легенду о том, как Псамметих I определил, что древнейшим народом в мире являются фригийцы.
  • Книга третья – «Талия». В ней приводятся сведения об Аравии и Индии, о греческом тиране Поликрате, а также рассказывается о завоевании Египта персидским царем Камбисом, о восстании магов, заговоре семи и антиперсидском восстании, произошедшем в Вавилоне.

Фрагмент страницы из книги «Истории» Геродота
  • Книга четвертая – «Мельпомена». Здесь автор описал народы Скифии, Фракии, Ливии и Азии, а также изложил известную ему информацию о походе персидского царя Дария против скифов Причерноморья.
  • Книга пятая – «Терпсихора». В этой книге упор делается уже на события греко-персидских войн. Если в предыдущих томах автор отводил немало страниц под описание этнографических особенностей народов, то здесь он рассказывает о персах в Македонии, об Ионийском восстании, о пришествии персидского наместника Аристагора в Афины и афинских войнах.
  • Книга шестая – «Эрато». Ключевые события из описанных – морское сражение «Битва при Ладе», взятие карийского древнегреческого города Милета, поход персидского полководца Мардония, поход персидских военачальников Артафрена и Датиса.

Геродот. Барельеф в Лувре, Париж
  • Книга седьмая – «Полигимния». В ней речь идет о гибели Дария и восшествии Ксеркса (Дарий и Ксеркс были персидскими царями), о попытках Ксеркса завоевать Азию и Европу, а также о знаковом сражении персов и греков в ущелье Фермопилы.
  • Книга восьмая – «Урания». Этот материал описывает морское сражение при Артемиссии, морскую битву при Саламине, бегство Ксеркса и приход Александра в Афины.
  • Книга девятая – «Каллиопа». В завершительной части монументального труда автор решил рассказать о подготовке и ходе битвы при Платеях (одного из крупнейших сражений греко-персидских войн, проходившего на суше), битве при Меркале, в результате которой персидскому войску было нанесено сокрушительное поражение, и об осаде Сеста.

«История» данного древнегреческого мыслителя также носит название «Музы», поскольку каждую из ее девяти частей александрийские ученые решили назвать именем одной из муз.


Девять муз дали названия томам «Истории» Геродота

В процессе работы Геродот использовал не только свои воспоминания и собственное отношение к событиям, но и руководствовался воспоминаниями очевидцев, записями оракулов, материалами надписей. Чтобы реконструировать каждое сражение максимально точно, он специально посещал места битв. Будучи сторонником Перикла, он часто воспевает заслуги его рода.

Несмотря на веру в божественное вмешательство, субъективный подход и ограниченность средств для получения информации в древности, автор не свел весь свой труд к тому, чтобы воспеть сражение греков за свою свободу. Он также старался определить причины и последствия, к которым приводили их победы или поражения. «История» Геродота стала важной вехой в развитии мировой историографии.


Успех произведения историка обусловлен не только тем, что в одном произведении он собрал множество фактов о народах и событиях своего времени. Он также продемонстрировал высокое искусство рассказчика, приблизив свою «Историю» к эпосу и сделав ее захватывающим чтивом как для современников, так и для людей Нового Времени. Большинство фактов, изложенных им в книге, впоследствии были доказаны в ходе археологических раскопок.

Личная жизнь

Биография Геродота дошла до наших дней лишь в виде обрывочной информации, в которой невозможно найти данные о собственной семье ученого, о том, была ли у него жена и дети. Известно лишь, что историк был любознательным и общительным человеком, легко сходился с людьми и умел проявлять поразительную настойчивость в поиске исторически достоверных фактов.

Смерть

Геродот предположительно скончался в 425 году до нашей эры. Место его захоронения неизвестно.

Привет всем читателям! Из этой статьи о Геродоте, Вы узнаете о том, кем он был, где путешествовал и какие открытия сделал. Прочтите статью и узнайте все его секреты…

Геродот (около 480 – около 428 г до н. э.) – выдающийся греческий географ, историк и путешественник древности.

Родился он в городе Галикарнасе, что на побережье Малой Азии. Он жил в ту эпоху, когда Греция воевала с Персией. Геродот решил написать историю греческо-персидских войн.

И рассказать в этой истории о жизни и о природе населения в странах, которые на то время находились под властью Персии. В 460 – 450 гг. до н. э. происходили путешествия Геродота.

Он посетил страны Балканского п-ова и города на побережье Малой . К Скифии, южной области , Геродот совершил длительное путешествие.

Несмотря на то, что греки вели торговлю со Скифией, она для них была мало известной до Геродота. Огромными пастбищами и равнинами удивила Скифия ученного.

Длящаяся несколько месяцев Скифская зима, показалась ему суровой. Он писал, что разлитая зимой вода в Скифии, не делает грязи, то есть замерзает. Так же и лето ему показалось холодным и дождливым.

Огромные реки Скифии впечатлили Геродота – Борисфен (Днепр), Танаис (Дон), Гипанис (Южный Буг) и другие . О том, что реки берут свое начало в горах, Геродот знал еще с детства, но в Скифии гор нет.

Ети реки, по его мнению, должны были начинаться в неизвестных больших озерах. Племена, заселяющие Скифию и соседние с ней территории, особенно заинтересовали Геродота. Скифы, обитающие в степной и частично лесостепной зонах, делились на скотоводов и земледельцев.

Про народы, которые жили на северо-востоке и севере от скифов, Геродот собрал очень интересные, местами даже полуфантастические ведомости.

Он узнал про охотников – тессагетов и ирков, которые населяли «каменистую и неровную земли» (по всей вероятности это вблизи Урала), и про густые леса, в которых водятся выдры, бобры и другие меховые звери. Далее проживали племена агрипеев, возле подножья высоких и недоступных .

У них было плоское лицо с большим подбородком и бритые головы. Геродоту стало известно, что еще дальше находятся поселения аримаспов – одноглазых людей.

Там много золота, но грифы его охраняют. Грифы – это похожие на львов с орлиными клювами и крыльями чудовища. За Скифией на Крайнем Севере, находятся незаселенные земли. Там очень холодно, постоянно лежит , и ночь стоит пол года.

На Черноморское побережье Кавказа Геродот отправился из Скифии. Он узнал от жителей Колхиды, что есть огромное море (Каспийское) за горами, а за морем – широкая равнина. Там живут масагеты – воинственные племена.

Каспий до Геродота греки представляли как затоку , и не знали, что находится дальше на востоке. После возвращения Геродота домой, через некоторое время он снова отправился в новое путешествие. Это путешествие было к Месопотамской низменности и к внутренним районам полуострова Малая Азия.

Геродот описал Вавилон с его роскошными садами на террасах, огромной библиотекой и большими каменными стерами. Про «самую отдаленную из Восточных стран», Геродот узнал много нового в Вавилоне.

Ему рассказали, что в Индии добывают много золота. А так же о том, что в Индии еще много удивительных растений: злак, зерна которого «варят и едят вместе со скорлупою» (рис), трость, бамбук, с одного колена которого, вроде как можно сделать лодку; деревья с плодами в виде клубка шерсти – с нее жители Индии делают для себя одежду.

В Египте Геродот провел много времени. Он побывал возле знаменитых Сфинкса и пирамид, в местных городах, поднялся по Нилу к Сиене (современный Асуан).

Особенности природы Египта Геродот так же выделил: отсутствие дождя и облачности, разлив и подъем воды Нила в самое жаркое время года, животных, неизвестных в Малой Азии и Греции (гиппопотамы, крокодилы, птицы, рыбы).

Города Северной Ливии (Африка), Геродот посетил после Египта. Там он собрал интересные ведомости о жителях оазисов в зоне пустынь и о жителях северной части Африканского материка.

Вот и все, это было самое интересное из жизни древнегреческого ученного. Заходите еще для поиска новеньких статей 😉

Безусловно, скифская цивилизация сыграла огромную роль в исторических судьбах целых народов и внесла неоценимый вклад в сокровищницу мировой культуры. Без знания истории скифов, прослеживания пути социально-экономического развития их цивилизации, а также изучения скифской культуры невозможно понять и историю всего Евразийского региона.

Древняя литература сохранила не столь много сведений о скифах. Лишь в совокупности произведения древних авторов могут дать довольно обширное представление об этом народе. Однако одним из наиболее авторитетных исторических источников, сообщающих читателям о скифах, может считаться «История» Геродота, который повествует не только об истории скифской цивилизации, но и о происхождении скифов, их верованиях и мифологических представлениях, быте и обычаях, контактах с соседями, военных столкновениях, культуре и восприятии мира. К сожалению, хоть «История» и описывает многие аспекты жизни скифов, она не может дать полное и всеобъемлющее представление о цивилизации. Поэтому я посчитала нужным привлечь к использованию в работе и другие источники, ведь теме скифской истории посвящено большое количество исследовательских работ, скифы становились героями произведений художественной литературы.

Мне бы не хотелось делать акцент на рассмотрение образа скифов сугубо с исторической точки зрения, то есть прослеживать историю народа с момента появления до фактического исчезновения. Я бы хотела уделить наибольшее внимание скифской культуре, обычаям, традициям, мифологии, а также общественному устройству и образу жизни. Однако начать свою работу я бы предпочла с описания территории, населяемой скифами, климатических условий, географического положения скифских земель, и населения Скифии непосредственно. Лишь только после этого небольшого экскурса можно приступить к рассмотрению основного предмета моей работы. В заключении будет сказано о месте скифского мира в древней истории и об историческом значении скифской культуры.

Таким образом, данная работа имеет целью получить наиболее полное представление о различных аспектах, как хозяйственной, культурной, так и общественно-политической жизни скифских народов, опираясь на текст «Истории» Геродота и некоторые другие источники.

Прежде чем начать характеристику источника, на мой взгляд, необходимо немного рассказать об авторе этого многотомного труда.

Геродот — древнегреческий историк, прозванный «отцом истории» [Цицерон. О законе. I, 1, 5]. Один из первых географов и ученых-путешественников. На основании виденного и расспросных сведений дал первое общее описание известного тогда мира. Для написания своей знаменитой «Истории», как предполагается, объехал почти все известные страны своего времени: Грецию, Южную Италию, Малую Азию, Египет, Вавилонию, Персию, посетил большинство островов Средиземного моря, побывал на Черном море, в Крыму (вплоть до Херсонеса) и в стране скифов. По ходу своего повествования историк дает более или менее развернутые сообщения географического, этнографического и исторического характера о разных странах, народах. Нам он прежде всего интересен как автор первого описания жизни и быта скифов.

Геродот родился около 484 года до нашей эры в малоазиатском городе Галикарнасе. Он происходил из богатой и знатной семьи, имевшей обширные торговые связи.

В 464 году Геродот отправился в путешествие, первоначальной целью которого был сбор точных сведений о греко-персидских войнах. Результатом же явилось еще и обширное исследование о народах, о которых греки в то время еще мало что знали, предварявшее историю греко-персидских войн.

Удалось восстановить маршруты путешествий Геродота. Он поднялся вверх по Нилу до Элефантины (Ассуана), крайней границы Древнего Египта, проходившей вблизи от первого порога. На востоке он достиг Вавилона, отстоящего от Эгейского моря на две тысячи километров, возможно даже, что он добрался до Суз, однако это лишь предположение. На севере Геродот, возможно, посетил греческие колонии, основанные на Черноморском побережье, на территории современной Украины. На западе он побывал в Южной Италии, где принимал участие в основании греческой колонии. Также посетил нынешнюю Киренаику и нынешнюю Триполитанию.

Свою историю Геродот начинает с описания нравов и обычаев персов. Геродоту принадлежит первое дошедшее до нас описание Скифии и народов, населяющих ее, главным образом по расспросам сведущих лиц из числа греческих колонистов (нет доказательств, что Геродот побывал в крымских и приазовских городах). Характеристику скифских рек Геродот начинает с Истра (Дуная), который «течет через всю Европу, начинаясь в земле кельтов». Он считает Истр величайшей из известных рек, к тому же всегда полноводной, летом и зимой. После Истра наибольшая река — Борисфен (Днепр). Геродот правильно указывает, что течет она с севера, но ничего не говорит о днепровских порогах, следовательно, не знает о них. «Близ моря Борисфен — уже мощная река. Здесь к нему присоединяется Гипанис [Южный Буг], впадающий в один и тот же [Днепровский] лиман».

В своих описаниях Геродот пересказывает много мифов о происхождении скифского народа; в которых большая роль отводится Геркулесу. Описание Скифии он заканчивает рассказом о браках скифов с воинственными женщинами из племени амазонок, чем и можно, по его мнению, объяснить скифский обычай, состоящий в том, что девушка не может выйти замуж, пока не убьет врага.

Геродот располагал сведениями о западных берегах Черного моря от устья Днестра до Босфора и большей части побережья Балканского полуострова.

Путешествия Геродота охватили и Северо-Восточную Африку: он побывал в Кирене. Его описание этой части материка — смесь опросных сведений и личных впечатлений — первая характеристика рельефа и гидрографии Древнего Египта и территорий к западу от него.

В экзотической фауне его интересует отчасти странность внешнего вида и поведения животных, но еще больше характер связей, которые возникли между человеком и животными. Эта взаимосвязь в Египте гораздо теснее, чем в Греции, и налагает на человека необычные обязательства. Геродот задумывается над «договором», заключенным египтянином с кошкой, ибисом и крокодилом, и его исследования позволяют ему сделать поразительные открытия не в отношении животного, а в отношении человека.

Путешественник с удовольствием собирает сведения о диковинных обрядах. Его картина Египта, какой бы чудесной или неполной она ни была, все же в основном подтверждается современными историками или, во всяком случае, считается ими правдоподобной.

Вернувшись еще молодым человеком на свою родину, в Галикарнас, путешественник принял участие в народном движении против тирана Лигдамиса и содействовал его свержению. В 444 году до нашей эры Геродот присутствовал на Панафинейских празднествах и прочитал там отрывки из описания своих путешествий, вызвав всеобщий восторг. Под конец своей жизни он удалился в Италию, в Туриум или Фурии, где прожил остаток своих дней, оставив о себе славу знаменитого путешественника и еще более знаменитого историка.

Произведение Геродота под названием История» в 9 книгах написано на ионийском диалекте. Так говорит известный русский историк Татищев о композиции труда Геродота: «Его История состоит из девяти книг. И так как ее он при играх олимпических объявил и читал, то раз оная такую честь и похвалу получила, оным книгам имена девяти муз дали, как то: 1 Клио, 2 Евтерпа, 3 Талия, 4 Мельпомена, 5 Терпсихора, 6 Ерато, 7 Полимния, 8 Урания, 9 Каллиопа». Разделение на книги (и названия книг по именам Муз) имеет более позднее происхождение и часто представляется механическим, поскольку разрывает единые отрывки текста. Основной идеей сочинения Геродота является извечный антагонизм Востока и Запада. Переломным моментом в этом конфликте стали греко-персидские войны. Чтобы показать постепенное его нарастание, Геродот прослеживает все этапы формирования персидского царства. Персидские завоевания делают возможным изложение истории государств по мере их покорения персами. Геродот излагает историю Лидии, Мидии, Вавилонии, завоеванных Киром, историю покорения Египта Камбизом, описывает поход Дария против скифов. Ионийские восстания, первые в длинном ряду столкновений греков с персами, дают Геродоту возможность углубиться в историю Афин и Спарты, что, наконец, позволяет ему перейти к описанию греко-персидских войн Дария и Ксеркса, кульминационной фазы конфликта между персидским Востоком и греческим миром (сражения под Марафоном, Фермопилами, Саламином и Платеями). Композиция всего произведения Геродота чрезвычайно усложнена (основное повествование, экскурсы и отступления в рамках этих экскурсов), ибо Геродот не ограничивается политической историей, но, по образцу ионийских логографов (в основном Гекатея) [Геродот. История. Примечания. В.Г.Борухович «Научное и историческое значение труда Геродота»], приводит обширный географический и этнографический материал, формирующий малые монографии в составе произведения (описания Вавилонии, Египта, Скифии), не останавливается автор и перед свободным введением в свой рассказ повествований новеллистического типа. Создавая свое произведение, Геродот опирался на личные наблюдения, живую устную традицию, на литературные тексты и стремился создать по возможности объективную картину прошлого, приводил различные версии описываемых событий. Не раз он давал волю своим сомнениям, хотя вообще у него отсутствуют ссылки на собственное мнение. Цицерон не без основания назвал Геродота «отцом истории». В противоположность ионийским логографам, Геродот ограничил время повествования жизнью примерно двух поколений. В истории, помимо действия людей, Геродот видел божественный промысел, который определяет судьбы народов и отдельных людей, не допуская перехода определенных границ («зависть богов»). Значительную роль в произведении Геродота играют знамения и предсказания..

Его охотно цитировали позднейшие географы, хотя часто и оценивали его критически.

В 1474 г. Лоренцо Валла выполнил перевод Геродота на латинский язык с греческой рукописи, привезенной в 1427 г. из Константинополя — это был первый опубликованный перевод «Истории».

При оценке труда Геродота как исторического источника, способного предоставить исчерпывающие данные об интересующем нас народе, необходимо учитывать ряд таких особенностей, как исторический период, во время которого Геродот работал над своим трудом, а также политические взгляды и убеждения самого Геродота, не мало повлиявшие на текст источника. Поэтому одной из главных проблем, встающих перед исследователем, изучающим наследие греческого автора, становится вопрос достоверности и объективности сведений, изложенных в «Истории».

Картина расселения скифских племен, их обычаи и общественный строй, одежда и способы передвижения — все, рассказанное Геродотом, в основном подтверждается археологическими исследованиями указанного района, содержимым скифских курганов, памятниками изобразительного искусства

Главным источником информации о Скифии для автора были его личные наблюдения, сделанные им при посещении Ольвии, а также рассказы местных жителей — как скифов, так и греков.

Геродот не мог видеть резкой разницы между сказочным материалом, относящимся к незапамятным временам, и историческими фактами ближайшего времени — в обоих случаях он, руководствуясь рассудком, пытается выбрать наиболее правдоподобную версию. То же самое касается и попыток Геродота выстроить стройную хронологию описываемых событий: опираясь в основном на устную традицию, он зачастую просто не располагал достоверными данными — особенно когда речь шла о событиях глубокой древности. В связи этим описание Геродота в значительной мере расходится с данными памятников, что дало повод к суровой критике автора.

«История» Геродота выдержана в нескольких стилях. Автор может как и увлекательно передавать предания и легенды народов, так и убедительно повествовать в сдержанном научном стиле о фактах и событиях, свидетелем которых он стал лично.

Однако присущая Геродоту ясность мысли не покидает его, даже когда он передаёт услышанные им легенды и мифы. Он решительно опровергает слухи о фантастических существах с козлиными ногами и о людях, спящих по шесть месяцев в году. Как ни велик был сказочный элемент в этих рассказах, учёные всегда пытались обнаружить их реальную основу, ведь она, безусловно, существует.

Также проблематичным является вопрос о тех задачах, которые ставились при написании этого труда в целом и того или иного логоса в частности. Исследователи пытаются выяснить, работал ли Геродот по строго продуманному плану, или же его труд изначально представлял собой лишь географический и этнографический очерк, описание земель, в которых он побывал и о которых слышал. К сожалению, ответ на эти вопросы получить не так-то просто.

«История» Геродота была и остаётся одним из величайших произведений Древнего мира. Причиной этому могли служить не только научные заслуги автора, но и блестящий талант рассказчика, мастера художественной прозы, сумевшего из самых разнообразных материалов — собственных наблюдений и изысканий, легенд, мифов, устных рассказов, документальных данных, трудов своих предшественников создать яркое и цельное по своему характеру произведение. Оно было делом всей его жизни, и в нем он рассказал о величайших событиях мирового значения.

Геродот, которого принято называть отцом истории, родился в 484 году до Р. Х. в городе Галикарнасе (впрочем, сведения эти непроверенные, и точно дату рождения его никто назвать не сумеет). Известно точно, что родился он в промежутке между персидскими войнами. Также современникам многое известно о его путешествиях. Много сведений о египтянах, финикийцах и других народах оставил после себя Геродот. Географические открытия кратко мы рассмотрим в этой статье.

Происхождение Геродота

Рожденный в Галикарнасе мальчик с самого детства наблюдал за тем, как в порт приходят и уходят корабли из дальних стран. Скорее всего, это и породило в нем страсть к неизведанным землям, путешествиям и открытиям. В молодые годы ему пришлось покинуть малую Родину из-за борьбы с тиранией, которая все же была установлена здесь. Пожив немного в Самосе, в 464 году отправляется в свой далекий путь путешественник Геродот, географическое открытие которого внесет немалую лепту в науку.

Геродот в Вавилоне

Древняя величественная раскинувшаяся на берегах Евфрата, — это Вавилон. С него и начал свое путешествие великий человек. Город был окружен рвом с водой и прочными двойными кирпичными стенами. Улицы, шедшие строго как по линейке, наполняли дома в три и даже четыре этажа. Особо отмечает путешественник архитектуру времен цариц Нетоктиды и Семирамиды. Плотины, оросительные каналы, мост — все это воздвигнуто в Вавилоне именно благодаря мудрым женщинам. Какие географические открытия Геродота связаны с этим местом?

Вообще, он уважительно говорил о не забывая о его значимости для культуры античного мира. Геродот открыл миру многие сведения о народах, живших на территории современного Тянь-Шаня и Туркмении (согдах, сахах, ареях и так далее).

Геродота в Индии

Еще находясь в Ассирии, путешественник очень много слышал о неведомой стране Индии. Его записи о ней представляли для современников огромный интерес. По словам Геродота, первые сведения о неведомом уголке получил царь Дарий, когда отправил подданных исследовать путь от устья Инда до Красного моря.

Здесь водилось огромное количество разнообразных и ярких птиц, крупных животных и удивительных растений. Грекам этого времени был неизвестен рис. Поэтому на вопрос «Какое географическое открытие сделал Геродот в Индии?» можно ответить так: он подарил грекам новый питательный злак — рис. Удивил его и «шерстяной плод» — хлопчатник. О народе страны он писал, что люди там говорят на разных языках, есть кочевые и оседлые народы, и все они разные: кто-то занимается рыболовством, а кто-то питается одной травой.

Какие географические открытия совершил Геродот в Скифии?

Говоря, об открытиях путешественника в этой стране, стоит упомянуть, что он вообще первым дал развернутое описание быта, нравов и обычаев Скифии. До Геродота о скифах было почти ничего не известно. Так как ученый родился в местности гористой и неровной, его весьма поразило то, что Скифия — это большая равнина, богатая черноземной плодородной почвой. Климат страны удивил Геродота, ему показалось, будто зима здесь длится не менее восьми месяцев. Подробно останавливается он на описании рек территории: Истра, Тиры, Борисфена и так далее. Его труд о племенах Скифии оказался важным для современников, к тому же он подтвержден раскопками, совершенными в наше время. Геродот правдиво описал обычаи и нравы некоторых племен, лично ознакомившись с ними. Особо заинтересовали его кочевые животноводческие племена, так как их образ жизни был необычен для грека. Очень ярко описал путешественник военную тактику скифов, понравившуюся ему. Они умели отступать перед нападающими войсками, заманивать на удобную для них территорию и лишь потом открывать выгодный бой.

Геродот в Египте

Египет возбуждал любопытство более всех ранее посещенных стран. Он воплощал для него идеальное сочетание географии и истории. Географические открытия Геродота, сделанные им в Египте, имели колоссальное значение для Греции той поры. Разливы Нила поразили его, он бросил все силы на разгадку его тайн.

Путешественник и историк оставил первое описание египтян, их быта и Особо отмечал в своем труде он связь животного и человека, какой не наблюдалось в Греции. Негласный договор, заключённый египтянином с кошкой, крокодилом, ибисом, удивляет Геродота. Но все же наиболее пристальное внимание он уделяет изучению священных вод Нила. Очень зацепил его остров Элефантине, где находился «нилометр». Обыкновенный колодец со стенами выложенными гранитом, был соединен с рекой особым устройством. На досках, которые были закреплены очень прочно, отмечался уровень воды в Ниле. Вернувшись с острова, путешественник принимает решение об отправке в Ливию.

Критика былых представлений

Геродот, путешествуя по разным землям, получил огромнейший для того времени опыт. Он мог и критиковать старые представления о мире. Эти географические открытия Геродота также важны!

Эллины считали, что обитаемая суша имеет форму круга. Геродот опровергает это неверное представление. Также он говорил о том, что массив суши не стоит делить на три части, а границы проводить по великим рекам. Делить Европу, Азию и Ливию (которые имели колоссальные различия по населению и природе местности) он предложил не по рекам Фасису, Танаису, Нилу, а по Средиземному морю, Понту и Метаиде. Путешествуя по странам мира, ученый опроверг представление греков о том, что земля дискообразна, по краям возвышается, а к середине углубляется.

Прочтя труды по географии и истории, написанные греком Геродотом, уже нельзя недооценить его великий вклад в науку! Путешественника называют одним из главных первопроходцев своего времени. Он собрал имеющиеся знание о мире в одном труде, подарил современникам и последователям описания многих племен, их быта, обычаев. Последователем великого Геродота стал Страбон.

Труды Геродота сыграли важную роль в развитии античной культуры. В них Геродот подробно описал обычаи народов, существовавших в 5-ом веке до нашей эры, а также ход греко-персидских войн.

Геродот, прозванный «отцом истории», является одним из первых ученых-путешественников. Для написания своей знаменитой «Истории» объехал все известные страны своего времени: Грецию, Южную Италию, Малую Азию, Египет, Вавилонию, Персию, посетил большинство островов Средиземного моря, побывал в Черном море, в Крыму (вплоть до Херсонеса) и в стране скифов. Он автор сочинений, посвященных описанию греко-персидских войн с изложением истории государства Ахеменидов, Египта и др., дал первое описание жизни и быта скифов.

Геродота называют отцом истории. Не менее справедливо было бы назвать его и отцом географии. В знаменитой «Истории» он представил своим читателям весь Старый Свет — известный, неизвестный, а иногда и вымышленный, — все три старые страны света, которые ему были известны. Он пишет: «Я, впрочем, не понимаю, почему единой земле даны три разных названия». Эти три названия — Европа, Азия и Ливия, означающая Африку.

Путешествуя по странам мира, ученый опроверг представление греков о том, что земля дискообразна, по краям возвышается, а к середине углубляется. Прочтя труды по географии и истории, написанные греком Геродотом, нельзя переоценить его великий вклад в науку!

Геродота – учёного — путешественника называют одним из главных первопроходцев своего времени. Он собрал имеющиеся знание о мире в одном труде, подарил современникам и последователям описания многих племен, их быта, обычаев.

Из биографии Геродота:

До нас дошли два ключевых источника информации о жизненном пути Геродота: энциклопедия «Суда», созданная во второй половине десятого века в Византии, и тексты самого историка. Но некоторые данные в этих источниках противоречивы.

Геродот родился около 484 года до нашей эры в малоазиатском городе Галикарнасе (впрочем, сведения эти непроверенные, и точную дату его рождения никто не знает). Известно только точно, что родился он в промежутке между персидскими войнами. Он происходил из богатой и знатной семьи, имевшей обширные торговые связи.

Будущий древнегреческий историк родился во влиятельной и обеспеченной семье Ликса. В молодости Геродот участвовал в политической жизни народа. Он примкнул к партии, поставившей целью низвергнуть тиранического правителя Лигдамида, был изгнан, некоторое время жил на острове Самос.

Рожденный в Галикарнасе мальчик с самого детства наблюдал за тем, как в порт приходят и уходят корабли из дальних стран. Скорее всего, это и породило в нем страсть к неизведанным землям, путешествиям и открытиям.

В молодые годы ему пришлось покинуть малую Родину из-за борьбы с тиранией, которая все же была установлена здесь. Пожив немного в Самосе, в 464 году отправляется в свой далекий путь путешественник Геродот, географические открытия которого внесут огромный вклад в науку.

В 464 году он отправляется в продолжительные и многочисленные путешествия. Геродот мечтает узнать про другие, гораздо более могущественные народы, иные из которых обладали цивилизацией значительно более древней, чем греки. Его, помимо того, занимает разнообразие и диковинность обычаев чужеземного мира. Именно это побудило его изучать историю персидских войн, вести обширное исследование обо всех народах, нападавших на Грецию, о которых греки в то время еще мало что знали.

Он побывал в Египте, Вавилоне, Малой Азии, Ассирии, Северном Причерноморье, Геллеспонте, а также объездил Балканский полуостров от Македонии до Пелопоннеса. Во время путешествий историк делал наброски для своего последующего творения.

В сорокалетнем возрасте Геродот поселился в Афинах. В то время он уже читал представителям высших слоев городского общества отрывки из своей «Истории», что и дало исследователям возможность сделать вывод о том, что наброски были написаны еще во время путешествий. В Афинах историк познакомился и сблизился со сторонниками Перикла – полководца и оратора, которого считают одним из основателей демократии в Афинах. В 444 году до нашей эры, когда на месте разрушенного города Сибариса была основана греческая колония Фурии, он принимал участие в восстановлении поселения из руин.

Вернувшись еще молодым человеком на свою родину, в Галикарнас, знаменитый путешественник принял участие в народном движении против тирана Лигдамиса и содействовал его свержению. В 444 году до нашей эры Геродот присутствовал на Панафинейских празднествах и прочитал там отрывки из описания своих путешествий, вызвав всеобщий восторг.

Биография Геродота дошла до наших дней лишь в виде обрывочной информации, в которой невозможно найти данные о собственной семье ученого, о том, была ли у него жена и дети. Известно лишь, что историк был любознательным и общительным человеком, легко сходился с людьми и умел проявлять поразительную настойчивость в поиске исторически достоверных фактов.

Под конец своей жизни он удалился в Италию, в Туриум, где предположительно скончался в 425 году до нашей эры, оставив по себе славу знаменитого путешественника и еще более знаменитого историка. Много сведений о египтянах, финикийцах и других народах оставил после себя Геродот. Место его захоронения неизвестно.

Вклад Геродота в науку:

Благодаря Геродоту наука обогатилась фундаментальным сочинением «История». Эта книга не может быть названа историческим исследованием. Она представляет собой интересное повествование любознательного, общительного, одаренного человека, который побывал во многих местах и располагал обширными знаниями о современниках.

В «Истории» Геродота сочетаются сразу несколько компонентов:

1) Этнографические данные:

Историк собрал внушительный объем информации о традициях, обычаях, особенностях быта различных племен и народов.

2) Географическая информация:

Благодаря «Истории» стало возможным восстановление очертаний древних государств по состоянию на пятое столетие до нашей эры.

3) Естественно-исторические материалы:

Геродот включил в книгу данные об исторических событиях, свидетелем которых ему удалось стать.

Книга «История» Геродота

В общей сложности сочинение Геродота включает в себя девять книг.

При этом сочинение принято делить на две части:

1) В первой части автор рассказывает о Скифии, Ассирии, Ливии, Египте, Вавилонии и ряде других государств того времени, а также о возвышении Персидского царства. Поскольку во второй половине труда автор предполагал повести рассказ о многочисленных греко-персидских войнах, в первой части он стремился проследить вехи исторической борьбы между эллинами и варварами. Из-за стремления к подобному единству, взаимосвязанности изложения Геродот не включил в произведение все материалы, которые запомнились ему из путешествий, а обошелся ограниченным их количеством. В своем труде он нередко высказывает субъективную точку зрения на те, или иные исторические реалии.

2) Вторая часть труда Геродота – это хронологический рассказ о военном противостоянии между персами и греками. Повествование завершается 479 годом до нашей эры, когда афинские войска осадили и взяли персидский город Сеста. +При написании своей книги Геродот уделял внимание прихотям судьбы и зависти божественных сил по отношению к счастью людей. Автор верил в то, что боги постоянно вмешиваются в естественный ход исторических событий. Он признавал и тот факт, что личные качества политических деятелей также являются залогом их успеха.

Геродот осуждал правителей Персии за их дерзость, за стремление нарушить существовавший порядок устройства мира, в соответствии с которым персы должны жить в Азии, а эллины – на территории Европы. В 500 году до нашей эры состоялось ионийское восстание, из-за которого Древняя Греция и была вовлечена в кровопролитную войну. Это событие автор характеризует как проявление гордыни и крайней неосмотрительности.

Структура «Истории» Геродота:

Книга первая – «Клио»

В ней рассказывается о начале раздора между варварами и эллинами, приводится история древней страны Лидии, рассказ об афинском политике и мудреце Солоне, тиране Писистрате, история Мидии и Спарты. В этой книге Геродот упоминает и о скифах в контексте противостояния с киммерийцами, а также рассказывает о войне между массагетами и персами.

Книга вторая – «Эвтерпа»

В этой части труда историк решил рассказать об истории Ливии и Египта, о пигмеях и насамонах, о древних египетских фараонах. Здесь Геродот изложил легенду о том, как Псамметих I определил, что древнейшим народом в мире являются фригийцы.

Книга третья – «Талия»

В ней приводятся сведения об Аравии и Индии, о греческом тиране Поликрате, а также рассказывается о завоевании Египта персидским царем Камбисом, о восстании магов, заговоре семи и антиперсидском восстании, произошедшем в Вавилоне.

Книга четвертая – «Мельпомена»

Книга пятая – «Терпсихора»

В этой книге упор делается уже на события греко-персидских войн. Если в предыдущих томах автор отводил немало страниц под описание этнографических особенностей народов, то здесь он рассказывает о персах в Македонии, об Ионийском восстании, о пришествии персидского наместника Аристагора в Афины и афинских войнах.

Книга шестая – «Эрато»

Ключевые события из описанных – морское сражение «Битва при Ладе», взятие карийского древнегреческого города Милета, поход персидского полководца Мардония, поход персидских военачальников Артафрена и Датиса.

Книга седьмая – «Полигимния».

В ней речь идет о гибели Дария и восшествии Ксеркса (Дарий и Ксеркс были персидскими царями), о попытках Ксеркса завоевать Азию и Европу, а также о знаковом сражении персов и греков в ущелье Фермопилы.

Книга восьмая – «Урания»

Этот материал описывает морское сражение при Артемиссии, морскую битву при Саламине, бегство Ксеркса и приход Александра в Афины.

Книга девятая – «Каллиопа»

В завершительной части монументального труда автор решил рассказать о подготовке и ходе битвы при Платеях (одного из крупнейших сражений греко-персидских войн, проходившего на суше), битве при Меркале, в результате которой персидскому войску было нанесено сокрушительное поражение, и об осаде Сеста.

«История» данного древнегреческого мыслителя также носит название «Музы», поскольку каждую из ее девяти частей александрийские ученые решили назвать именем одной из муз. Девять муз дали названия томам «Истории» Геродота

В процессе работы Геродот использовал не только свои воспоминания и собственное отношение к событиям, но и руководствовался воспоминаниями очевидцев, записями оракулов, материалами надписей. Чтобы реконструировать каждое сражение максимально точно, он специально посещал места битв. Будучи сторонником Перикла, он часто воспевает заслуги его рода.

Несмотря на веру в божественное вмешательство, субъективный подход и ограниченность средств для получения информации в древности, автор не свел весь свой труд к тому, чтобы воспеть сражение греков за свою свободу. Он также старался определить причины и последствия, к которым приводили их победы или поражения. «История» Геродота стала важной вехой в развитии мировой историографии. +Успех произведения историка обусловлен не только тем, что в одном произведении он собрал множество фактов о народах и событиях своего времени. Он также продемонстрировал высокое искусство рассказчика, приблизив свою «Историю» к эпосу и сделав ее захватывающим чтивом как для современников, так и для людей Нового Времени. Большинство фактов, изложенных им в книге, впоследствии были доказаны в ходе археологических раскопок.

Интересные факты из жизни Геродота:

1. Он первый, кто обнаружил женский мифический эпос амазонок.

2. Историк довольно детально исследовал (путешествуя) многие районы Передней Азии, Малую Азию, острова Эгейского моря, остров Крит и побережье Сирии, Финикии, Македонию, Египет, Фракию, большую часть Греции, Южную Италию, Пелопоннес, Сицилию, берега Черного моря.

3.Великий мыслитель и писатель Древнего Рима Цицерон однажды назвал Геродота «отцом истории». С тех его так и называют.

4. Но стоит отметить, что Геродота вполне заслуженно можно назвать и «отцом» целого списка других наук. Среди них — этнография и география особенно, историческая география.

5. Геродот принимал участие в основании общегреческой колонии на юге Италии — Фурии.

6.Он тесно общался со скульптором Фидием, Периклом, драматургом Софоклом, философом Анаксагором.

7. В юности его выгнали из города, где он жил.

8. Историк свято верил в существование Рока и богов.

9. Свой труд «История» он написал на ионийском диалекте. Главная идея — противостояние древнегреческой демократии и азиатской деспотии.

10. Геродот положил начало путешествиям.

11. Он принимал участие в народном движении против тирана Лигдамиса и был за его свержение.

12. Геродот выделил 3 климатических пояса: северный (во Скифии), второй, находящийся на территории Средиземноморья, а третий – часть Северной Африки и Аравии.

13. Его считают первым человеком, кто обогнул всю Землю.

14. После Геродота попытку обойти землю сделала американка Нелли Бай только в 1889 году. И сделала она это за 72 дня.

15.Большое количество фактов из «Истории» Геродота нашли своё подтверждение во время археологических раскопок.

Цитаты, высказывания, афоризмы Геродота:

*Издревле есть у людей мудрые и прекрасные изречения; от них следует нам поучиться.

*Если не высказаны противоположные мнения, то не из чего выбирать наилучшее.

*В мирное время сыновья погребают отцов, а на войне отцы — сыновей.

* Если бы все люди однажды вынесли на рынок все свои грешки и пороки, то каждый, разглядев пороки соседа, с радостью унёс бы свои домой.

*Людям, решившим действовать, обыкновенно бывают удачи напротив, они редко удаются людям, которые только и занимаются тем, что взвешивают и медлят.

*Истинно мужественный человек должен обнаруживать робость в то время, когда на что-либо решается, должен взвесить все случайности, но при исполнении необходимо быть отважным.

*Не исправляй беду бедою.

*Никто не может быть таким безумным, чтобы хотеть войны, вместо мира, ибо, когда мир, то дети хоронят отцов, а когда война, то отцы хоронят детей.

*Клевета ужасна потому, что жертвой её несправедливости является один, а творят эту несправедливость двое: тот, кто распространяет клевету, и тот, кто ей верит.

*Обстоятельства правят людьми, а не люди обстоятельствами.

*Если бы предоставить всем народам на свете выбирать самые лучшие из всех обычаи и нравы, то каждый народ, внимательно рассмотрев их, выбрал бы свои собственные.

*Женщины вместе с одеждой совлекают с себя и стыд.

*Смерть — восхитительное укрытие для истомленных людей.

*Лучше быть предметом зависти, чем сострадания.

*Обычно люди видят во сне то, о чём они думают днём. *Уши людей недоверчивее, чем их глаза.

*Я обязан передавать все, что рассказывают мне, но верить всему не обязан.

*Никого не называй счастливым, пока он не умер.

Геродот — географ и этнограф. Геродот

Геродот — географ и этнограф

Одной из самых заметных черт раннего ионийского историописания был повышенный интерес не только к истории, но и к географии{164}. Эти две дисциплины, в сущности, еще не обособились друг от друга, представлялись «двумя сторонами одной медали». Вспомним, что крупнейший из логографов — Гекатей Милетский — создал два труда, и один из них мы ныне скорее назвали бы историческим, а другой — географическим. Авторов, работавших на этом поприще, интересовало не только прошлое, и уж во всяком случае не только собственное, эллинское прошлое. Пристально, с интересом всматривались они в соседей — представителей разных других народов, — описывали земли, где те жили: их природные условия, растительный и животный мир, крупные города, а также образ жизни, нравы и обычаи, занятия, религиозные верования, важные события из истории привлекших их внимание этносов.

Именно этой традиции следовал и Геродот. В сущности, его можно назвать последним великим представителем раннего ионийского историописания. Разумеется, по сравнению с Гекатеем и другими логографами «История» Геродота — большой шаг вперед, она сильно отличается от сочинений предшественников. Геродот вывел ионийскую историографию на принципиально новый, очень высокий уровень. Но гораздо заметнее его контраст не с более ранними «коллегами», а с более поздним — следовавшим непосредственно за ним Фукидидом. Вот уж у кого мы точно не найдем географических экскурсов, введенных из чистого интереса, без всякой связи с основным сюжетом повествования. Повторим и подчеркнем: Фукидид отнюдь не был последователем Геродота, «наследником» его методов.

Географию, как известно, принято делить на физическую и экономическую; в этой классификации есть глубокий смысл — она верна как для нашего времени, так и для Античности. В произведении галикарнасца мы встретим сведения и из той, и из другой части географической науки. Но ценность их неодинакова.

Физической географией Геродот, похоже, специально не занимался. Мы бы сказали, что по складу натуры он был скорее гуманитарием. Его гораздо больше влекли к себе вещи, связанные с жизнью людей, чем с жизнью природы. Последней он, бесспорно, всё же отдал дань — по обыкновению, воспринятому от логографов; судя по всему, именно у них он в основном почерпнул информацию на сей счет, а подчас — и мнения, хотя общий тон его в этих географических пассажах — скорее критичный по отношению к предшественникам.

Приведем в качестве примера один из них: «Смешно видеть, как многие люди уже начертили карты земли, хотя никто из них даже не может правильно объяснить очертания земли. Они изображают Океан обтекающим землю, которая кругла, словно вычерчена циркулем. И Азию они считают по величине равной Европе. Поэтому я кратко расскажу о величине обеих частей света и о том, какую форму имеет каждая» (IV. 36).

Прервем на время рассказ «Отца истории» и обратим внимание на некоторые важные нюансы. Карты, о которых он тут говорит, — это, несомненно, те самые карты, что были составлены ионийскими учеными VI века до н. э. — Анаксимандром, Гекатеем и др. Судя по описанию Геродота, поверхность Земли на них изображалась в виде плоского диска, омываемого вокруг со всех сторон вселенской рекой Океаном. Это представление вообще было характерно для построений первых мыслителей Ионии, стоявших у истоков натурфилософии. Интересно, что ко времени жизни Геродота в другом конце эллинского мира, в Великой Греции, Пифагор уже выдвинул верную идею — о том, что Земля имеет форму шара. Однако в Ионии геродотовской эпохи эта концепция была то ли еще неизвестна, то ли сознательно не принята. Игнорирует ее и сам Геродот: пресловутым составителям карт он возражает скорее в частностях, а не в целом. Его смущают слишком изящно-правильные, округлые очертания суши, данные на картах логографов.

Так, Геродот рассуждает: «…Мне кажется странным различать по очертанию и величине три части света — Ливию, Азию и Европу (хотя по величине между ними различие действительно немалое). Так, в длину Европа простирается вдоль двух других частей света, а по ширине, думается, она и не сравнима с Азией и Ливией. Ливия же, по-видимому, окружена морем, кроме того места, где она примыкает к Азии» (IV. 42).

Остановимся опять, поскольку тут мы сталкиваемся с определенными трудностями. Собственно, не вполне ясно: что же здесь хочет сказать Геродот? И какого он придерживается мнения: сколько же частей света? К вышеупомянутым Европе и Азии, как видим, теперь присовокупилась еще и Ливия. Напомним, для древних греков Ливия — это не конкретная страна в Африке, как для нас сейчас. Так они называли весь африканский материк — за исключением Египта, относительно которого существовали определенные разногласия: то ли относить его все-таки к Ливии, то ли к Азии, то ли вообще выделять в отдельную часть света (была и такая точка зрения).

Это деление известного мира на три части — Европу, Азию и Африку — продержалось потом в европейской традиции еще очень долго, вплоть до открытия Нового Света — Америки. Да мы и поныне используем это деление, несмотря на то что оно противоречит принципам физической географии. Ведь мы же употребляем названия «Европа», «Азия», хотя, строго говоря, есть единый материк Евразия, чисто условно расчленяемый на две части, далеко не одинаковые по размеру: достаточно беглого взгляда на карту, чтобы убедиться — маленькая Европа есть, в сущности, не что иное, как один из полуостровов огромной Азии.

Но у Геродота получается совсем иначе: Европа, наоборот, больше по размеру, чем Азия и Африка вместе взятые. Связано это, конечно, с тем, что в разные эпохи по-разному проводили границы между Европой и Азией, ведь четкого природного рубежа между ними нет. Обычно таким рубежом считают Уральские горы. Этот хребет в древности называли Рифеем, и у греков — современников «Отца истории» — не было вразумительного представления о том, где он находится. Знали только, что он где-то очень далеко на северо-востоке. Отсюда — и несообразно преувеличенная оценка размеров Европы.

Дальше Геродот приводит очень важные сведения из истории географической науки: о первом плавании вокруг Ливии (Африки). Это плавание, по его словам, совершили финикийские мореходы по приказанию египетского фараона на рубеже VII–VI веков до н. э., обогнув огромный континент в направлении с востока на запад. «Финикияне вышли из Красного моря и затем поплыли по Южному. Осенью они приставали к берегу, и в какое бы место Ливии ни попадали, всюду обрабатывали землю; затем дожидались жатвы, а после сбора урожая плыли дальше. Через два года на третий финикияне обогнули Геракловы Столпы и прибыли в Египет. По их рассказам (я-то этому не верю, пусть верит, кто хочет), во время плавания вокруг Ливии солнце оказывалось у них на правой стороне» (IV. 42).

Вот опять характерная реплика, уже в который раз выражающая отношение автора к приведенным им рассказам: «Я-то этому не верю». Хотя в данном случае в сказанном не только нет ничего невероятного, но описанное явление вполне естественно, ведь финикийцы вначале плыли с севера на юг, до мыса, ныне известного как мыс Доброй Надежды, а затем, обогнув его, с юга на север, то есть в противоположном направлении. Ясно, что после такого поворота солнце должно было для них вставать уже не слева, а справа по ходу.

В географических описаниях Геродота порой встречается весьма ценная информация, показывающая, что в каких-то случаях он серьезно опережал по своим взглядам современную ему науку. Вот характерный пример: «Каспийское же море — это замкнутый водоем, не связанный ни с каким другим морем. Ведь море, по которому плавают эллины, именно то, что за Геракловыми Столпами, так называемое Атлантическое, и Красное море — все это только одно море. Напротив, Каспийское море — это море совершенно особого рода. Длина его — 15 дней плавания на гребном судне, а ширина в самом широком месте — восемь дней» (I. 202–203).

Казалось бы, что здесь особенного? Сущие банальности, известные ныне даже школьнику: есть единый Мировой океан, частями которого являются Атлантический и Индийский (названный у Геродота Красным морем) океаны, а вот Каспийское море к нему не относится. Оно действительно существует «само по себе», не будучи связано ни с какими другими морями. Из-за этого, кстати, ученые-географы и по сей день не пришли к единому мнению: считать ли его крупнейшим озером на земном шаре или все-таки настоящим морем (на которое Каспий, безусловно, больше похож во всех отношениях — и по размерам, и по природным особенностям)?

Но Геродот, высказав совершенно правильную идею об изолированности Каспийского моря, оказался в полной изоляции. Еще 100 с лишним лет после него, во времена Александра Македонского и позже, господствующим было мнение, что Каспий не замкнут, что из него есть выход на север, поскольку он представляет собой огромный залив Северного океана.

Как же объяснить то, что столь неверная точка зрения продержалась так долго после того, как Геродотом была уже выдвинута верная? Впрочем, есть версия, что дело здесь в том, что в античную эпоху уровень и, соответственно, размер Каспийского моря были подвержены очень сильным колебаниям. Оно то «сжималось», становясь почти в два раза меньше, чем теперь, — и тогда, разумеется, нетрудно было убедиться, что это замкнутый водоем; то, наоборот, резко увеличивалось, причем именно в северном направлении, где к нему примыкают обширные низменности, — и тогда вода заливала значительную часть бассейна Нижней Волги. И эти уходящие на север бескрайние водные пространства могли создавать иллюзию моря, где-то там, вдали, связанного с океаном…

Геродот, хоть и очень много путешествовал, сам до Каспия никогда не добирался. Вообще его географические представления, безусловно, не могли значительно превосходить общий уровень географии того времени. А эта наука тогда делала только свои первые шаги. В особенной степени это касается знаний о далеких от Эллады землях: эти знания были минимальными, и достоверные данные в них неразрывно переплетались с фантастикой и мифологией. Качественный скачок в развитии географической науки произошел только в результате великих походов Александра Македонского. Тогда появилось такое обилие новых фактов, о которых галикарнасский историк даже и мечтать не мог.

Нам уже приходилось отмечать, что по некоторым вопросам из области географии мнения Геродота содержат достаточно серьезные ошибки. Так, рассматривая разные объяснения разливов Нила, верную теорию он походя отбрасывает, а взамен нее предлагает иную, гораздо более слабую и наивную. Очень неточно, даже, можно сказать, искаженно обрисованы им очертания Крыма — не столь уж и дальнего от Греции региона…

Сказанное выше относится не только к собственно географической информации Геродота, но и к тесно связанной с ней биологической. Автора «Истории» привлекали разного рода сообщения о животных. Разумеется, речь идет о животных экзотических, таких, которые грекам в повседневной жизни, как правило, не встречались: крокодилах, гиппопотамах и т. п. Но и в этом отношении наряду с достоверной информацией в его труд постоянно просачиваются фантастика и мифология. Мы уже видели, что, рассказывая об Индии, галикарнасец описал таких своеобразных представителей фауны, как муравьи размером с собаку. А в египетском логосе упоминаются, например, крылатые змеи. Знаменитой птице феникс Геродот посвящает следующий фрагмент: «Есть еще одна священная птица под названием феникс. Я феникса не видел живым, а только — изображения, так как он редко прилетает в Египет, в Гелиополе говорят, что только раз в 500 лет. Прилетает же феникс, только когда умирает его отец. Если его изображение верно, то внешний вид этой птицы и величина вот какие. Его оперение частично золотистое, а отчасти красное. Видом и величиной он более всего похож на орла. О нем рассказывают вот что (мне-то этот рассказ кажется неправдоподобным). Феникс прилетает будто бы из Аравии и несет с собой умащенной смирной тело отца в храм Гелиоса, где его и погребает. Несет же его вот как. Сначала приготовляет из смирны большое яйцо, какое только может унести, а потом пробует его поднять. После такой пробы феникс пробивает яйцо и кладет туда тело отца. Затем опять заклеивает смирной пробитое место в яйце, куда положил тело отца. Яйцо с телом отца становится теперь таким же тяжелым, как и прежде. Тогда феникс несет яйцо с собой в Египет в храм Гелиоса. Вот что, по рассказам, делает эта птица» (II. 73).

Одним словом, гораздо более научное впечатление производят рассказы Геродота не о природе, а о людях. Этнографическими пассажами просто-таки переполнен его труд. Все их было бы невозможно перечислить и охарактеризовать в нашей книге. Поэтому мы более подробно остановимся только на одном примере — геродотовском описании жизни и быта скифов. Во-первых, потому, что скифский логос, находящийся в четвертой книге «Истории» и введенный в связи с походом Дария I на Скифию, однозначно характеризуется исследователями как один из лучших у Геродота (да и во всей античной литературе) в этнографическом отношении. Во-вторых, скифы нам в известной мере не чужды. На протяжении ряда веков они обитали по соседству с предками славян на юге будущей Русской равнины. Сами скифы — народ, конечно, не славянского, а иранского происхождения; однако длительные контакты привели, в частности, к тому, что даже в наш язык попали некоторые скифские слова. Мало кто, например, знает, что такие, казалось бы, чисто русские существительные, как «собака», «топор», имеют скифские корни.

Итак, как жили геродотовы скифы, чем занимались, что думали о себе и мире? «По рассказам скифов, народ их — моложе всех. А произошел он таким образом. Первым жителем этой еще необитаемой тогда страны был человек по имени Таргитай. Родителями этого Таргитая, как говорят скифы, были Зевс и дочь реки Борисфена (я этому, конечно, не верю, несмотря на их утверждения). Такого рода был Таргитай, а у него было трое сыновей: Липоксай, Арпоксай и самый младший — Колаксай. В их царствование на Скифскую землю с неба упали золотые предметы: плуг, ярмо, секира и чаша. Первым увидел эти вещи старший брат. Едва он подошел, чтобы поднять их, как золото запылало. Тогда он отступил, и приблизился второй брат, и опять золото было объято пламенем. Так жар пылающего золота отогнал обоих братьев, но, когда подошел третий, младший брат, пламя погасло, и он отнес золото к себе в дом. Поэтому старшие братья согласились отдать царство младшему» (IV. 5).

Нет никакого сомнения, что здесь «Отец истории» сохранил для нас драгоценные крупицы подлинной скифской мифологии. Значение этого рассказа особенно велико потому, что у самих скифов письменности не было и свои мифы они никак не зафиксировали в литературных произведениях. Рассказ Геродота о происхождении скифов поэтому плодотворно используется современными учеными для реконструкции мифологических представлений этого народа, созданной им «картины мира»{165}.

Уже с первого взгляда видно, что перед нами — типичный архаический миф, с очень характерной для него структурой, нашедшей отражение, например, в сюжетах многих волшебных сказок, восходящих к глубокой древности. Сразу бросается в глаза «трехчленное» построение повествования: главные герои — три брата, причем, что особенно интересно, победителем среди них оказывается младший. Как тут не вспомнить таких знакомых нам с детства сказочных персонажей, как Иван-царевич или Иван-дурак! Они тоже — младшие, третьи сыновья в своих семьях, а между тем удача сопутствует именно им. Во многих древних обществах, кстати, положение младшего сына в семье было, как ни парадоксально, самым престижным и даже наиболее выгодным: именно он становился главным наследником отца, и именно к нему (а не к старшему, как принято в рамках нынешних представлений) переходил отцовский престол, если отец являлся правителем. Именно такие реалии, насколько можно судить, отразились как в скифском мифе, так и в русских сказках.

Не потому ли скифы заявляли, что они «моложе всех»? Вообще-то по меркам большинства народов это звучит несколько неожиданно. Народы обычно хотят казаться очень древними, желательно — самыми древними. Это создает некое «историческое право». Особенно ярко подобная позиция выступает в египетском логосе Геродота: жители долины Нила гордятся колоссальной древностью своей страны и своего народа. А у скифов, как видим, всё наоборот: они с гордостью подчеркивают, что их народ — самый молодой. Уж не потому ли, что по скифским представлениям «самый молодой» — значит «самый лучший»? Не потому ли, что младший — в их понимании естественный «кандидат на царство»?

В процитированном рассказе фигурирует Зевс. Мы уже знаем, что Геродот, подобно всем своим современникам, имеет склонность отождествлять «варварских» богов со своими, эллинскими, и называть их привычными грекам именами. При этом в другом месте он дает еще и некий «список соответствий» между скифскими и греческими именами богов: «На скифском языке Гестия называется Табити, Зевс (и, по-моему, совершенно правильно) — Папей, Гея — Апи, Аполлон — Гойтосир, Афродита Небесная — Аргимпаса, Посейдон — Фагимасад» (IV. 59). Кстати, именно изучая эти имена (и некоторые другие), ученые-лингвисты пришли к выводу, что скифский язык относится к иранской группе и, следовательно, к индоевропейской семье.

Не потому ли историк дает на первый взгляд не очень понятую ремарку к скифскому имени верховного бога — Папей? Почему он говорит, что называть его так «совершенно правильно»? Объяснение может быть только одно: имя Папей на всех индоевропейских языках вызывает одни и те же ассоциации — с отцом. Отнюдь не только по-русски ласковое имя, которым ребенок называет отца, звучит как «папа». Получается, Папей — бог-отец, пекущийся о людях.

Продолжим цитировать Геродота: «У скифов не в обычае воздвигать кумиры, алтари и храмы богам, кроме Ареса… Аресу же совершают жертвоприношения следующим образом. В каждой скифской области по округам воздвигнуты такие святилища Аресу: горы хвороста нагромождены одна на другую… На каждом таком холме водружен древний железный меч. Это и есть кумир Ареса. Этому-то мечу ежегодно приносят в жертву коней и рогатый скот, и даже еще больше, чем прочим богам. Из каждой сотни пленников обрекают в жертву одного человека…» (IV. 59–62). Культ бога войны, который отождествлен здесь «Отцом истории» с греческим Аресом, действительно занимал (и не мог не занимать) важное место в религиозных представлениях скифов — народа воинственного, стоявшего в описываемую эпоху на переходной стадии от родо-племенного строя к государственности. Основным культовым предметом, связанным с богом войны, так сказать, его материальным воплощением, Геродот совершенно справедливо называет меч. Такие скифские короткие мечи-акинаки, хорошо известные археологам, представляли собой, несомненно, главное, самое распространенное оружие в среде скифов.

«Военные обычаи скифов следующие. Когда скиф убивает первого врага, он пьет его кровь. Головы всех убитых им в бою скифский воин приносит царю. Ведь только принесший голову врага получает свою долю добычи, а иначе — нет. Кожу с головы сдирают следующим образом: на голове делают кругом надрез около ушей, затем хватают за волосы и вытряхивают голову из кожи… С головами же врагов (но не всех, а только самых лютых) они поступают так. Сначала отпиливают черепа до бровей и вычищают. Бедняк обтягивает череп только снаружи сыромятной воловьей кожей и в таком виде пользуется им. Богатые же люди сперва обтягивают череп снаружи сыромятной кожей, а затем еще покрывают внутри позолотой и употребляют вместо чаши» (IV. 64–65).

Обычаи, о которых здесь рассказано, могут шокировать читателя наших дней своей варварской жестокостью и грубостью. Вряд ли и современникам Геродота слушать или читать такое было очень приятно. Но историк, как всегда, верен своему обыкновению — честно и подробно рассказывать о том, что он знает. Правдивость приведенной здесь информации подтверждается многочисленными параллелями — этнографическими исследованиями быта различных слаборазвитых народов. У них мы встречаем очень похожие обычаи: и питье крови врага (считалось, что с ней к победителю переходит жизненная сила поверженного), и снятие с головы кожи с волосами, то есть скальпа, — как тут не припомнить североамериканских индейцев? А что касается обычая изготовления чаш из черепов врагов, то он был распространен среди кочевников причерноморских степей еще и много веков спустя после того, как скифы сошли с исторической сцены. В X веке великий князь Киевский Святослав был убит печенегами в районе днепровских порогов — как раз на территории бывшей Скифии. Печенежский хан Куря приказал сделать из черепа Святослава чашу, украсить ее золотом и драгоценными камнями и пользовался ею на своих пирах.

Геродот рассказывает еще об одном страшноватом скифском ритуале, к которому обращались в случае, если умирал царь: «Они умерщвляют 50 человек из слуг удушением (также 50 самых красивых коней), извлекают из трупов внутренности, чрево очищают и наполняют отрубями, а затем зашивают… Всех 50 удавленных юношей сажают на коней следующим образом: в тело каждого втыкают вдоль спинного хребта прямой кол до самой шеи. Торчащий из тела нижний конец кола вставляют в отверстие, просверленное в другом коле, проткнутом сквозь туловище коня. Поставив вокруг могилы таких всадников, скифы уходят» (IV. 72).

Если верить «Отцу истории» (а не верить этому его рассказу нет никаких оснований), получается, что могилы скифских царей были окружены такого рода чудовищной «стражей» — отрядами трупов, сидящих на мертвых конях. В нескольких процитированных сейчас отрывках из труда Геродота может вызвать отталкивающее впечатление то, с какими физиологическими подробностями, чуть ли не смакуя, он повествует о разных отвратительных процедурах. Но следует учитывать, что греки по отношению к жестокостям были куда менее щепетильны, нежели мы, и на то есть целый ряд причин. Не говоря уже о том, что мы воспитаны на христианских ценностях, которые культивируют в людях доброту и милосердие, а время Геродота — дохристианское, нельзя также забывать, какое огромное, неотъемлемое место в жизни античных эллинов занимала война. Они воевали почти ежегодно, мир воспринимался не как норма, а скорее как редкая передышка в череде постоянных вооруженных конфликтов. А война — вещь жестокая и страшная. Снова и снова сталкиваясь с ее ужасами, греки были вынуждены приучить себя относиться к ним спокойно, принимать их как должное — иначе не выдержала бы психика. Заметим еще, что излюбленным чтением всех современников Геродота была «Илиада» Гомера. Ее тщательно изучали в школах, и большинство сколько-нибудь образованных людей знали большие куски из поэмы наизусть. Об «Илиаде» можно сказать: да, это великий, гениальный литературный памятник, но в то же время, может быть, во всей истории человечества нет другого столь же жестокого произведения. Сцены мучительных смертей излагаются Гомером во всех «красочных» подробностях. Сплошь и рядом встречаются пассажи вроде следующего:

…В чело поразил его камень жестокий;

Брови сорвала громада; ни крепкий не снес ее череп;

Кость раздробила; кровавые очи на пыльную землю

Пали к его же ногам…

(Гомер. Илиада. XVI. 739 и след.)

Возвышенные, архаические слова и обороты в великолепном переводе Н. И. Гнедича не должны заслонять того, что именно тут описано. Да, это чтение не для слабонервных. Эллины классической эпохи слабонервными и не были — жизнь не позволяла. И они спокойно, без комплексов, читали и Гомера, и — приученные им — любые другие описания жестоких сцен.

Говоря о похоронах царей Скифии, Геродот отмечает еще, что их подданные «все вместе насыпают над могилой большой холм, причем наперерыв стараются сделать его как можно выше» (IV. 71). И каждый, кому приходилось хоть что-то слышать о скифах, сразу поймет: речь идет о знаменитых скифских курганах. Эти монументальные надгробные сооружения и по сей день возвышаются в обширных степях к северу от Черного моря. Захоронения внутри многих из них были разграблены мародерами еще в древности, но кое-что перепало и на долю ученых Нового времени. Курганы активно раскапываются археологами еще с XIX века, и сколько великолепных золотых изделий там было обнаружено! Все они были положены в могилы, чтобы сопровождать покойного владыку в иной жизни. Открытые сокровища сейчас в большинстве своем хранятся в Золотой кладовой Эрмитажа и неизменно привлекают к себе массу посетителей. Многие из них, судя по искусной тонкости работы, явно были изготовлены не самими скифами, а греческими мастерами по скифскому заказу. Не в последнюю очередь поражает обилие у скифских царей предметов именно из золота — «царя металлов». Это не осталось незамеченным уже во времена Геродота, и сам он специально отмечает, что скифы, хороня своих правителей, «кладут золотые чаши (серебряных и медных сосудов скифы для этого вовсе не употребляют») (IV. 71).

А вот и еще один очень интересный скифский обычай, пересказанный «Отцом истории»: скифы «тело очищают паровой баней, поступая так: устанавливают три жерди, верхними концами наклоненные друг к другу, и обтягивают их затем шерстяным войлоком; потом стягивают войлок как можно плотнее и бросают в чан, поставленный посреди юрты, раскаленные докрасна камни. В Скифской земле произрастает конопля — растение, очень похожее на лен, но гораздо толще и крупнее… Ее там разводят, но встречается и дикорастущая конопля… Взяв это конопляное семя, скифы подлезают под войлочную юрту и затем бросают его на раскаленные камни. От этого поднимается такой сильный дым и пар, что никакая эллинская паровая баня не сравнится с такой баней. Наслаждаясь ею, скифы громко вопят от удовольствия. Это паренье служит им вместо бани, так как водой они вовсе не моются» (IV. 73–75).

Процитированное место нередко вызывает к себе нездоровый интерес. Не приходится сомневаться: здесь описано употребление природных наркотических веществ, к каковым относится конопля. Конечно, именно ее пары заставляли скифов «вопить от удовольствия», хотя Геродот, похоже, считал, что наслаждаются они редкой возможностью помыться. Как бы то ни было, пользовались этим средством очень нечасто — только когда кто-нибудь в семье умирал. Есть мнение, что подобные «банные бдения» имели и религиозный аспект. Скифы воспринимали состояние наркотического транса в шаманском плане — как выход души из тела и странствия ее по «иным мирам». Шаманизм в своем полном и целостном виде, как сложная, детально разработанная система культовых практик и представлений, в V веке до н.  э., разумеется, еще не сложился; однако какие-то зарождающиеся элементы его уже имели место в жизни ряда «варварских» народов Восточной Европы и Азии и были замечены «Отцом истории».

Скифский логос — лишь один из самых характерных примеров виртуозного мастерства Геродота как этнографа. Такого же рода образцы, взятые из его рассказов о других этносах, можно было бы множить. Поражает целый ряд проявившихся в этих рассказах черт. Во-первых, колоссальная наблюдательность автора, замечающего малейшие нюансы и детали в жизни иноземных народов. Во-вторых, его скрупулезность и добросовестность, заставлявшие историка описывать всё именно так, как он видел или слышал, пусть даже информация могла показаться кому-то невозможной, странной, чудовищной. В-третьих, невероятная для той эпохи объективность, умение посмотреть на любые реалии заинтересованно, но в то же время и отстраненно. Галикарнасец вовсе не стремится сделать из «варваров» — скифов и египтян, индийцев и персов — ухудшенный, второсортный, «недоделанный» вариант греков. В этом он более прогрессивен и гуманен, чем многие мыслители нашего времени, которые ничтоже сумняшеся делят народы и общества на «высокоразвитые» и «слаборазвитые», относясь к последним высокомерно-покровительственно… Для Геродота же нет «продвинутых» и «отсталых»; «варвары» для него — просто иные, не такие, как эллины, и с этой их инаковостью нужно считаться.

Завершим эту главу несколько парадоксальным утверждением: Геродот не просто вполне оправдывает эпитет «Отца этнографии» — с этим спорить никак невозможно. Более того, он достоин носить этот эпитет, может быть, даже в большей степени, чем титул «Отца истории». Ведь мы уже видели: историки в греческом мире имелись и до Геродота. Он превзошел их всех, но ведь и сам уже очень скоро во многих отношениях был превзойден. Фукидида принято считать представителем более высокой ступени в эволюции историографии.

Совсем иной оказывается роль галикарнасца, когда речь заходит о развитии этнографической науки. Похоже, тут он был в полном смысле слова первопроходцем, не имевшим предшественников. А самое главное — его достижения в сборе этнографических данных не были никем превзойдены не только в Античности, но и на протяжении двух с лишним тысяч лет, прошедших после него. Дальнейшие штудии в этой сфере, иногда предпринимавшиеся и в Древней Греции, и в Древнем Риме, и позже, в эпоху Средневековья, по сравнению с геродотовскими производят совсем убогое впечатление. В них нет никакой заинтересованной наблюдательности, никакой скрупулезной точности; по большей части они представляют собой мало на чем основанные фантазии, творение мифов о чужих народах под влиянием предвзятых представлений о том, что хорошо, а что плохо, то пренебрежительную насмешку над их «примитивностью», то, наоборот, безудержную идеализацию патриархальной простоты их бытия, контрастирующей с «испорченностью нравов» в более цивилизованных обществах…

На этом фоне объективные этнографические описания Геродота просто не были поняты, к ним относились без всякого доверия. Перелом наступил только с эпохи Великих географических открытий. После визитов Колумба в Америку, кругосветного плавания Магеллана, за которым последовали многочисленные другие дальние путешествия, после проникновения в дебри Черной Африки европейцы ближе познакомились с целым рядом этносов, стоявших на разных стадиях первобытности. И вот тут-то они не могли не заметить, до чего многие стороны жизни этих народов, их обычаи, ритуалы, представления совпадают с тем, что давным-давно проницательно описал Геродот! Наличие этих параллелей стало мощнейшим фактором в реабилитации доброго имени историка. Ведь о случайных совпадениях речь явно идти не могла; с другой стороны, столь же явно и то, что «Отец истории» не мог видеть, допустим, американских индейцев.

Начали устанавливаться некие всеобщие закономерности этнического развития человечества. И только тогда наблюдения Геродота оказались по достоинству оценены, в нем разглядели подлинного основоположника этнографической науки, намного опередившего свою эпоху, писавшего в то время, когда еще и сама мысль о возможности существования такой научной дисциплины никому не могла прийти в голову.

Биография Геродота — биография Геродота

Дата рождения: 484 года до н.э.
Место рождения: Галикарнас, Древняя Греция
Дата смерти: 425 года до н.э.
Место смерти: Туриум, Италия

Геродот – древнегреческий историк, путешественник.

Геродот был рожден в Галикарнасе в 484 году до н.э. Он происходил из богатой знатной семьи, владеющей обширными торговыми связями. В 464 началось его путешествие. Он мечтал узнать другие народы, города и цивилизации. Также он планировал изучить обычаи и историю других миров и народов.

Его путешествие началось во время разлива Нила. По реке Геродот поднялся до Элефантины (границы Древнего Египта) – 1000 км. На востоке достиг Вавилона, который был удален от Эгейского моря на 2000 км. Предположительно, побывал он и в Сузах.

На севере Геродот достиг северных колоний, основанных на Черноморском побережье. Возможно, он поднялся по Днепру и Борисфену до Киевской области. На западе его путь ограничился Южной Италией, где он основал греческую колонию. Также путешественник посетил Киренаику и Триполитанию.

Находясь во всех странах, изучал обычаи и интересные работы. Так, в Египте изучал мастерство бальзамирования, жрецов, изучал историю фараонов, принимал участие в религиозных праздниках. У пирамид измерил подножие. У Вавилона измерил площадь, правда, ошибочно, изучил кладку стен. Видел две параллельные стены, заложенные еще Навуходоносором.

После Вавилона отправился в Персию, изучал обычаи и нравы местных жителей. После посетил Скифию, составив первое дошедшее до нас описание этой страны. Описал реку Истр, Борисфен, Гипанис (совр. Кубань). На левом берегу нижнего Борисфена лежала область Гилея, где жили скифы. За ней лежал Крым и река Танаис (Дон), за ним страна скифов кончалась. За Доном жили сарматы.

По мнению историков Геродот обошел все западные берега Черного моря от Днестра до Босфора, изучил Балканский полуостров, всего прошел свыше 3000 км. Изучал северный берег Мраморного моря, дал характеристику пролива Геллеспонт, объехал северное и западное побережья Эгейского моря, изучил Галлипольский полуостров. Указал, что за Черным морем лежит Фракия.

Геродот обогнул остров Халкидия, побывал в заливах Касандра и Термаикос, отметил массивы гор Пиерия, Олимп и Оса, исследовал Эвбею. Ему принадлежит первое дошедшее описание рельефа Пелопоннеса. В 448-447 посетил остров Элефантина, до этого побывал в Кирене. Указал, что страна отгорожена Аравийскими горами, описал восточную часть Ливии (Африки). Геродот стремился собрать как можно больше сведений о Египте, изучал древнее царство Судан, священных животных.

Указал, что аммонийцы построили храм Зевса Аммонского (в 500 км от Каира), описал, что Ливия заселена ливийцами и эфиопами. Вернувшись на родину, написал свой труд История. В 444 о нем упоминается, что он присутствовал на Панафинейских празднествах и читал отрывки из труда.под конце жизни удалился в Туриум (Италия), где скончался в 425.

Достижения Геродота:

• Отец истории, один из первых ученых-путешественников
• Объехал известные страны того времени: Грецию, Италию. Азию, Египет, Вавилонию, Персию
• Побывал на Черном и Средиземном морях, в Крыму до Херсонеса, в стране скифов

Даты из биографии Геродота:

484 до н.э. – рождение
464 – начало путешествия
425 до н.э. – смерть

Интересные факты Геродота:

• Оставил знаменитый труд История, сочинения с описанием греко-персидских войн
• Изложил историю государств Ахеменидов и Египта, описал жизнь и быт скифов

Геродот — Энциклопедия всемирной истории

Геродот (ок. 484 – 425/413 до н.э.) был греческим писателем, который изобрел область исследования, известную сегодня как «история». Римский писатель и оратор Цицерон назвал его «Отцом истории» за его знаменитую работу «Истории », но его также называли «Отцом лжи» критики, утверждающие, что эти «истории» — не более чем выдумки.

Хотя это правда, что Геродот иногда передает неточную информацию или преувеличивает для эффекта, его отчеты постоянно признавались более или менее надежными.Ранняя критика его работы была опровергнута более поздними археологическими данными, которые доказывают, что его наиболее часто критикуемые утверждения были на самом деле точными или, по крайней мере, основанными на общепринятой информации того времени. В наши дни Геродот по-прежнему признается большинством историков отцом истории и надежным источником информации о древнем мире.

Надежность

Критика работы Геродота, по-видимому, возникла среди афинян, которые возражали против его рассказа о битве при Марафоне (490 г. до н.э.) и, в частности, о том, какие семьи получили наибольшую честь за победу над персами.Более серьезная критика его работы связана с достоверностью отчетов о его путешествиях.

Одним из примеров этого является его заявление о муравьях размером с лису в Персии, которые разбрасывают золотую пыль, копая свои курганы. Эта версия была отвергнута на протяжении веков, пока в 1984 году н.э. французский писатель и исследователь Мишель Пейссель не подтвердил, что сурок размером с лису в Гималаях действительно распространял золотую пыль при копании, и что отчеты показали, что животное делало это в древности как у жителей деревни была долгая история сбора этой пыли.

Геродот плавно перемещается в своем творчестве от культуры к культуре и всегда больше всего заинтересован в том, чтобы рассказать хорошую историю.

Писсель также объясняет, что персидское слово, означающее «горный муравей», было очень близко к их слову, означающему «сурок», и поэтому было установлено, что Геродот не выдумывал своих гигантских муравьев, а, поскольку он не говорил по-персидски и должен был полагаться на переводчиков, стал жертвой недоразумения при переводе. Этот же сценарий мог быть применим и к другим наблюдениям и утверждениям, встречающимся в историях Геродота, хотя, конечно, не ко всем.В интересах рассказать хорошую историю Геродот иногда предавался предположениям, а иногда повторял истории, которые он слышал, как если бы они были его собственным опытом.

Ранняя жизнь и путешествия

Хотя мало что известно о подробностях его жизни, кажется очевидным, что он происходил из богатой аристократической семьи в Малой Азии, которая могла позволить себе платить за его образование. Его умение писать считается свидетельством тщательного обучения в лучших школах того времени.Он писал на ионийском греческом языке и явно был начитан. Его способность путешествовать, казалось бы, по собственному желанию, также говорит о том, что человек обеспечен. Считается, что он служил в армии гоплитом, поскольку его описания сражений довольно точны и всегда рассказываются с точки зрения пехотинца.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку по электронной почте!

Карта мира Геродота

Биби Сен-Поль (общественное достояние)

Ученый Робин Уотерфилд комментирует молодость Геродота:

Геродот не был уроженцем Афин.Он родился в Галикарнасе (современный турецкий город Бодрум) примерно во время персидских войн. Галикарнас был дорийским городом, в котором греческое, карийское и персидское население состояло из многочисленных смешанных браков… Если дошедшие до нас более поздние древние сообщения верны, его семья была сослана в неспокойные годы после персидских войн, и как очень молодой человек Геродот, возможно, жил на острове Самос. Его случайные комментарии в Историях показывают нам, что он много путешествовал по миру восточного Средиземноморья.Мы не знаем, когда и как были впервые записаны Истории ; весьма вероятно, однако, что они возникли из декламаций или чтений, которые он читал в течение ряда лет в других греческих городах и в Афинах на пике их имперской власти. (х)

Склонность Геродота к рассказыванию историй и его очевидный талант к этому тревожили и раздражали критиков с древних времен.

Если Уотерфилд прав, ранний опыт путешествий Геродота должен был сформировать его более поздние склонности; он, кажется, не оставался в одном месте очень долго. Он плавно перемещается в своей работе от культуры к культуре и всегда больше всего заинтересован в том, чтобы рассказать хорошую историю, а не в проверке фактов в деталях рассказов, которые он слышал и повторяет на своих страницах. Как уже отмечалось, именно эта его склонность породила многовековую критику в его адрес.

Истории

Хотя бесспорно, что Геродот допускает некоторые ошибки в своей работе, его « истории » в целом надежны, а научные исследования во всех дисциплинах, касающихся его работы (от археологии до этнологии и т. д.), продолжают подтверждать все его наиболее важные наблюдения.

Геродот называет себя в прологе к своему произведению уроженцем Галикарнаса (на юго-западном побережье Малой Азии, современная Турция), и это считается местом его рождения, хотя Аристотель и Суда утверждают, что он был уроженцем Фурии (греческая колония в районе современной Италии). Это несоответствие обычно понимается как ошибка, допущенная в древнем источнике (возможно, в переводе работы Геродота), поскольку Геродот мог жить в Фурии, но не родился там.

Он много путешествовал по Египту, Африке и Малой Азии и записывал свой опыт и наблюдения, предоставляя последующим поколениям подробные отчеты о важных исторических событиях (таких как битва при Марафоне в 490 г. до н.э. и сражения при Фермопилах и Саламине в 480 г. до н.э.). ) быта в Греции, в Египте, в Малой Азии и о разных «чудесах», которые он наблюдал в своих путешествиях. Его описание города Вавилона как одного из этих чудес является примером того, почему его работа часто подвергалась критике.Геродот пишет:

Вавилон лежит на большой равнине, и по размерам он таков, что каждое лицо имеет длину 22½ км, а форма всего квадратная; таким образом, длина окружности составляет 90 км. Таковы размеры города Вавилона, и по великолепию он превосходит все другие известные нам города. Сначала вокруг него проходит глубокая и широкая траншея, полная воды; затем стена пятьдесят метров в толщину и сто метров в высоту […]. Наверху стены по краям построили одноэтажные камеры, обращенные друг к другу; а между рядами палат оставили место для колесницы с четырьмя лошадьми. В контуре стены стоят сто бронзовых ворот. ( Истории , Л.178-179)

Висячие сады Вавилона

Мартин Хемскерк (общественное достояние)

Археологические данные, а также другие древние описания ясно указывают на то, что Вавилон был не таким большим, как описывает Геродот, и что в нем было далеко не 100 ворот (их было всего восемь). Таким образом, было установлено, что это сообщение было основано на слухах, а не на личном посещении, хотя Геродот пишет так, как будто он сам посетил это место.Поскольку он очень ценил произведения Гомера (он основывает свои Истории на форме Гомера), его отрывок о Вавилоне считается подражанием описанию египетских Фив, сделанному более ранним писателем.

Его склонность к рассказыванию историй и его очевидный талант к этому тревожили и раздражали критиков с древних времен, но именно это качество в Историях также сделало эту работу столь восхищенной. Геродот умеет вовлечь читателя в события рассказываемых им рассказов, создавая яркие сцены с интересными персонажами, а иногда даже диалоги.

Вряд ли он был беспристрастным наблюдателем того мира, о котором писал, и часто подробно высказывает личное мнение о различных людях, обычаях и событиях. В то время как его восхищение Гомером всегда очевидно, он свободно подвергал сомнению историческую правду Илиады , спрашивая, почему ахейцы вели столь длительную и дорогостоящую кампанию, как Троянская война, от имени одной женщины. Это лишь один из многих примеров проявления личности Геродота в его произведениях. Комментарии к Уотерфилду:

Определенные виды повествования повторяются достаточно поразительно [в Историях ], чтобы мы почувствовали, что мы наблюдаем появление идиосинкразического вкуса рассказчика — что он наслаждается определенным видом истории и, при наличии возможности, включает ее, когда это возможно.Геродот очарован взаимодействием природы и культуры; скифы, живущие в безлесной земле, изобретают способ приготовления мяса, при котором кости и жир животных служат источником огня, а желудок служит котлом, в котором варится мясо (4. 61). Он также выделяет умных людей и большие достижения; ему нравится отмечать «первого изобретателя» чего-либо, или особенно поразительное здание, или лодку, или обычай, или другое культурное достижение. (xxxviii)

Личность Геродота действительно довольно часто проступает на страницах его произведений.Читатель понимает, что он слушает человека с определенными вкусами и интересами и что автор считает то, что он хочет сказать, достаточно важным, чтобы не требовать объяснений, оговорок или извинений за предполагаемую неточность; если Геродоту хотелось что-то добавить, он это включал, и его, кажется, никогда не заботило, что читатели найдут в этом недостатки.

Геродот Галикарнасский

monsieurdl (общественное достояние)

Геродот в историях

То, что он высоко ценил себя, видно из пролога к Историям , который начинается

.

Это исследования Геродота Галикарнасского, которые он публикует в надежде таким образом сохранить от упадка память о том, что сделали люди, и не дать великим и чудесным деяниям греков и варваров утратить должное значение. слава; и в то же время зафиксировать, на чем основывались их распри.(I.1)

Однажды Геродот отказался читать свою книгу толпе, пока на платформе не было достаточно облачного покрова, чтобы затенить его.

В отличие от других древних писателей (таких, как Гомер раньше или Вергилий позже), Геродот не приписывает свое повествование божественным источникам и не призывает их на помощь, а ясно объявляет, что это его произведение, а не другое. Его высокое мнение о себе также отражено в том, что записано как первая «публикация» историй на Олимпийских играх.

Произведения в то время «публиковались» путем чтения вслух, и греческий писатель Лукиан Самосатский (125–180 гг. н. э.) утверждает, что Геродот прочитал весь свой труд аудитории за один присест и получил бурные аплодисменты. Однако другая версия публикации произведения утверждает, что Геродот отказывался читать свою книгу толпе, пока на платформе не было достаточно облачного покрова, чтобы затенить его. Пока он ждал, зрители ушли, и это событие породило изречение «Как Геродот и его тень», намекающее на того, кто упускает возможность, ожидая оптимальных обстоятельств.Какая бы версия ни была верной, если какая-либо из них верна, они оба отражают высокое мнение, которое Геродот, по-видимому, имел о себе.

Дальнейшая жизнь и смерть

Путешествуя по миру своего времени, Геродот все же поселился в греческой колонии Фурии, где в более позднем возрасте отредактировал и пересмотрел «Истории ». Он также жил в Афинах и, как полагают, в какой-то момент вернулся туда. Ученые считают вероятным, что он умер в Афинах от той же чумы, что и афинский государственный деятель Перикл (l.495-429 до н.э.) где-то между 425 и 413 до н.э.

Слава его была так велика, что многие города (среди них Афины и Фурии) претендовали на место его похорон и могилы, и в его честь были воздвигнуты памятники. Непреходящее значение его работы по-прежнему ценят миллионы людей и сегодня, и, как уже отмечалось, он по-прежнему считается основным источником надежной информации о древнем мире, который он наблюдал и о котором писал.

Перед публикацией эта статья прошла проверку на точность, надежность и соответствие академическим стандартам.

Геродот — Энциклопедия Нового Света

Геродот Галикарнасский (по-гречески Ἡρόδοτος Ἁλικαρνᾱσσεύς, Геродот Галикарнасский ) был дорийским греческим историком, жившим в пятом веке г. до н.э. (484 г. до н. э. – 425 г. до н. э. ) Названный римским оратором Цицероном «отцом истории», он был автором первой повествовательной истории, созданной в древнем мире. «Истории » представляли собой собрание «расследований» (или «ἱστορια», слово, перешедшее на латынь и получившее современное значение «история») в девяти томах о местах и ​​народах, с которыми он столкнулся во время своего путешествия. дальние путешествия по Средиземноморью.

Темой этой работы, величественно и смело автором в Прологе, было «сохранить память о прошлом, зафиксировав удивительные достижения как греческих, так и негреческих народов; и, в частности, показать как две расы вступили в конфликт». Намерение Геродота сохранить память о прошлом как благотворное, объективное свидетельство, а не корыстный аннал в защиту политического режима, было знаковым достижением. Его работа продвинула историческое исследование как объективную дисциплину, а не пристрастное упражнение, и предвосхитила работу его более молодого, более строгого современника Фукидида.

Изучение истории имеет решающее значение для самопознания человечества, предлагая наглядные уроки как управления, так и неправильного управления человеческими делами, ретроспективный взгляд на последовательность событий, которые следуют из иногда случайных происшествий, и даже проникновение в закономерности или движения, которые повторяются в разных веков и у разных народов. Как заметил британский философ Джордж Сантаяна, «тем, кто не учится на прошлом, суждено повторить его».

История Геродота повествует о персидских вторжениях в Грецию в 490 и 480 годах до н. г. н.э., героическая защита греков от захватчиков и окончательная победа греков. Драматические битвы при Фермопилах и Саламине, описанные Геродотом, являются одними из самых известных и важных в истории, они сохранили независимость Греции, обеспечили недолгую эру сотрудничества между спорными греческими городами-государствами и, что наиболее важно, обеспечили полный расцвет классической греческой цивилизации. .

Геродот записал много подробностей о современной жизни в странах, которые он посетил, создав бесценный источник для более поздних историков и археологов.Его метод заключался в том, чтобы пересказать все известные версии конкретного инцидента, а затем выбрать наиболее правдоподобную. Геродота критиковали за то, что он включил мифы и легенды в свою историю, чтобы добавить интереса к своим рассказам. Современные ученые более признательны ему и считают его пионером не только в историографии, но и в антропологии и этнографии из-за информации, которую он собрал в своих многочисленных путешествиях.

Жизнь

То немногое, что известно о жизни Геродота, в основном почерпнуто из его собственных произведений. Геродот родился персидским подданным ок. 484 г. до н. э. г. в Галикарнасе в Малой Азии (ныне Бодрум, Турция) и оставался персидским подданным до тридцати или тридцати пяти лет. На момент рождения Геродота Галикарнасом правила царица Артемизия, которой наследовал ее сын Писинделис (род. ок. 498 90 129 до н. э. 90 130). Его сын Лигдамис занял трон примерно в то время, когда Геродот достиг совершеннолетия. Его отец Ликс и мать Рео (или Дрио) принадлежали к высшему классу. У Геродота был брат Феодор и дядя или двоюродный брат по имени Паньясис, который был эпическим поэтом и был достаточно важным, чтобы считаться угрозой, и соответственно был казнен Лигдамисом.Геродот был либо сослан, либо добровольно покинул Галликарнас во время казни Паньясиса.

Геродот получил греческое образование и, не имея возможности заняться политикой из-за гнета тиранического правительства, обратился к литературе. Его сохранившиеся работы показывают, что он был близко знаком с Илиадой и Одиссеей и поэмами эпического цикла, включая Киприю, Эпигонов. Он цитирует или иным образом показывает знакомство с сочинениями Гесиода, Олена, Мусея, Бакиды, Лисистрата, Архилоха Паросского, Алкея, Сафо, Солона, Эзопа, Аристея Проконнесского, Симонида Кеосского, Фриниха, Эсхила и Пиндара.Он цитирует и критикует Гекатея, лучшего из предшествующих ему прозаиков, и делает многочисленные намеки на других авторов того же класса.

Геродот не раз путешествовал по Малой Азии и Европейской Греции, посетил все важнейшие острова Архипелага, Родос, Кипр, Делос, Парос, Тасос, Самофракию, Крит, Самос, Китеру и Эгину. Он предпринял долгое и опасное путешествие из Сарды в персидскую столицу Сузы, посетил Вавилон, Колхиду и западные берега Черного моря до устья Днепра; он путешествовал по Скифии и Фракии, посетил Занте и Великую Грецию, исследовал древности Тира, проплыл вдоль берегов Палестины, увидел Гасу и надолго задержался в Египте.По оценкам, его путешествия преодолели тридцать один градус долготы, или 1700 миль, и двадцать четыре широты, то есть почти такое же расстояние. Некоторое время он оставался на всех наиболее интересных участках и осматривал, расспрашивал, делал замеры и собирал материалы для своего большого труда. Он тщательно получил путем личного наблюдения полное знание различных стран.

Геродот, по-видимому, совершил большую часть своих путешествий в возрасте от 20 до 37 лет (464–447 90 129 до н. э. 90 130).Вероятно, в молодости он посетил Сузы и Вавилон как персидский подданный, воспользовавшись персидской системой должностей, которую он описывает в своей пятой книге. Его пребывание в Египте должно было произойти после 460 90 129 г. до н. э. , потому что он сообщает, что видел черепа персов, убитых Инаром в том же году. Черепа редко можно увидеть на поле боя дольше двух-трех лет после битвы, что делает вероятным посещение Египта Геродотом во время правления Инара (460-454 до н.90–130 гг. н. э.), когда афиняне имели власть в Египте, и что он прославился как ученый грек. По возвращении из Египта, двигаясь вдоль сирийского берега, он, по-видимому, высадился в Тире и оттуда отправился на Фасос. Считается, что его скифские путешествия имели место до 450 90 129 гг. до н. э.

Историки задаются вопросом, какой город Геродот использовал в качестве своей штаб-квартиры во время всех своих путешествий. До времени казни Паньясиса, которую хронологи относят к 457 году до н. г. н.э. Геродот, вероятно, жил в Галикарнасе. Его путешествия в Малую Азию, в Европейскую Грецию и среди островов Эгейского моря, вероятно, относятся к этому периоду, как и его путешествие в Сузы и Вавилон. Когда Геродот покинул Галикарнас из-за тирании Лигдамиса, примерно в 457 90 129 году до н. э. , он отправился на Самос. Этот остров был важным членом Афинской конфедерации, и, сделав его своим домом, Геродот поставил бы себя под защиту Афин.В то время Египет в значительной степени находился под влиянием Афин, что позволило ему отправиться туда в 457 или 456 году 90 129 года до н. э. Истории, услышанные им в Египте о Сесострисе, возможно, вдохновили его на совершение плаваний с Самоса в Колхиду, Скифию и Фракию.

Геродот прожил на Самосе семь или восемь лет, пока Лигдамис не был свергнут с престола и ему не удалось вернуться в Галликарнас. Согласно Суидасу, Геродот сам восстал против Лигдамиса; но ни один другой автор не подтверждает этого.Галикарнас стал добровольным членом Афинской конфедерации, и теперь Геродот мог вернуться и пользоваться правами свободного гражданства в своем родном городе. Около 447 90 129 г. до н. э. 90–130 он внезапно отправился в Афины, и есть свидетельства, что он отправился туда, потому что его работа не была хорошо принята в Галликарнасе. В Афинах его работа получила такое одобрение, что в 445 году до н. э. г., по предложению некоего Анита, ему по решению народа была дана сумма в десять талантов (2400 ф. ст.).Рассказывают, что на одном из чтений будущий историк Фукидид присутствовал со своим отцом Олором и был так тронут, что расплакался, после чего Геродот заметил отцу: .»

Геродот, похоже, стремился, потеряв свой политический статус в Галикарнасе, получить такой статус в другом месте. В Афинах в этот период избирательное право можно было получить только с большими затратами и трудностями. Соответственно, весной следующего года Геродот отплыл из Афин с колонистами, отправившимися основать колонию Фурии, и стал гражданином нового города.

После того, как Геродоту исполнилось 40 лет, сведений о нем было немного. Судя по его трудам, он совершил лишь несколько путешествий: одно в Кротону, одно в Метапонт и одно в Афины (около 430 90 129 гг. до н. э. 90–130 гг.). Возможно, он также написал в Фуриях особый труд по истории Ассирии, на который он дважды ссылается в своей первой книге и который цитирует Аристотель. Многие предполагали, что Геродот дожил до глубокой старости, но указания, полученные из более поздних штрихов, добавленных к его трудам, единственное свидетельство по этому вопросу, вызывают сомнения в этом.Ни одно из изменений и дополнений, внесенных в девять книг, не указывает на более позднюю дату, чем 424 90 129 года до н. э. 90–130 Поскольку автор обещал внести некоторые изменения, которые остались незавершенными, предполагается, что он умер примерно в возрасте 60 лет. Древние источники сообщают, что он умер в Турии, где его гробница была показана в более поздние времена.

Работы

Вклад в историю

Геродот записал много сведений о географии, политике и истории, как они понимались в его время.Он сообщил, например, что ежегодное разлив Нила считается результатом таяния снега далеко на юге, и заметил, что не может понять, как может быть снег в Африке, самой жаркой части известного мира. Метод сравнения Геродотом всех известных теорий по этому вопросу показывает, что такие гидрологические предположения существовали в Древней Греции. Он также передает сообщения финикийских моряков о том, что во время плавания вокруг Африки они «видели солнце с правой стороны, плывя на запад.«Благодаря этому комментарию в скобках современные ученые пришли к выводу, что древние мореплаватели, вероятно, совершили кругосветное плавание вокруг Африки.

В какой-то момент Геродот стал logios, чтецом logoi или рассказов, написанных прозой. Его историческое произведение изначально было представлено устно и было создано с почти театральным элементом. Его тема часто включала битвы, другие известные политические инциденты и, особенно, чудеса чужих земель.Он совершал поездки по греческим городам и на крупные религиозные и спортивные праздники, где предлагал выступления за плату.

В 431 г. до н.э. г. между Афинами и Спартой разразилась Пелопоннесская война, и, возможно, именно эта война вдохновила Геродота собрать свои рассказы в непрерывное повествование. Сосредоточившись на теме имперского прогресса Персии, которому только объединенные Афины и Спарта смогли противостоять, его « историй » можно рассматривать как критику разжигания войны, которая угрожала поглотить весь греческий мир.

Написано между 430 и 90 129 годами до н. э. и 425 гг. до н. э. , Истории были разделены более поздними редакторами на девять книг, названных в честь девяти муз («Муза истории», Клио, представляла собой первую книгу). По ходу работы становится очевидным, что Геродот продвигает заявленную им цель: «не допустить, чтобы великие и чудесные деяния греков и варваров утратили заслуженную славу, и установить, какие причины впервые привели их к конфликту.Только с этой точки зрения можно понять его вступительное обсуждение древнего кражи жен; он пытается выяснить, кто первым сделал «запад» и «восток» взаимными антагонистами, а миф — единственный источник информации о краже жен. тема.

Первые шесть книг в целом посвящены росту Персидской империи. Рассказ начинается с описания первого «западного» монарха, вступившего в конфликт с «восточным» народом: Крез из Лидии напал на греческие города-государства Ионии, а затем (неверно истолковав загадочный оракул) также напал на персов.Как много раз случалось на протяжении Истории с теми, кто пренебрегал добрым советом, Крез вскоре потерял свое королевство и чуть не жизнь. Крез потерпел поражение от Кира Великого, основателя Персидской империи, и Лидия стала персидской провинцией.

Вторая книга представляет собой длинное отступление об истории Египта, который преемник Кира, Камбиз, присоединил к Империи. Следующие четыре книги посвящены дальнейшему росту Империи при Дарии, Ионическому восстанию и сожжению Сард (акт, в котором участвовали Афины и по крайней мере еще один греческий полис).Шестая книга описывает самое первое персидское вторжение в Грецию, нападение на тех, кто помогал ионийцам, и стремление к возмездию после нападения на Сарды, закончившегося поражением персов в 490 90 129 до н. э. в битве при Марафоне, Греция, недалеко от Афин.

Последние три книги описывают попытку персидского царя Ксеркса отомстить персам за поражение при Марафоне и окончательно включить Грецию в состав Империи. Истории заканчиваются в 479 году до нашей эры. г. н.э., когда персидские захватчики потерпели сокрушительное поражение на море при Саламине и почти полностью уничтожили свои сухопутные войска при Платеях. Таким образом, Персидская империя отступила к побережью Эгейского моря в Малой Азии, все еще угрожая, но сильно смирившись.

Можно увидеть диалектическую тему персидской власти и ее различных эксцессов, пронизывающих нитью через все повествование — причина и следствие, гордыня и судьба, месть и насилие. Даже странные и фантастические рассказы, щедро разбросанные по всему тексту, отражают эту тему.На каждом этапе персидский монарх пересекает водоем или другое пограничное пространство и страдает от последствий: Кир нападает на массагетов на восточном берегу реки и в конечном итоге оказывается обезглавленным; Камбис нападает на эфиопов к югу от Египта, через пустыню, и сходит с ума; Дарий нападает на скифов на севере и отбрасывается за Дунай; Ксеркс плетет, а затем наводит мост через Геллеспонт, и его войска разбиты греками. Хотя Геродот отклоняется от этого основного направления, он всегда возвращается к вопросу о том, как и почему греки и персы вступили в величайший конфликт, известный тогда, и каковы были последствия.

Критика Его произведений

Геродот получил два титула: Отец истории и Отец лжи. По крайней мере, со времен «О законах» Цицерона (книга 1, глава 5) велись споры о правдивости его рассказов и, что более важно, о том, в какой степени он знал, что создает измышления. . Геродота воспринимают во многих смыслах: от коварства и осознания своих вымыслов до легковерия и введения в заблуждение своими источниками.

Есть много случаев, когда Геродот, либо неуверенный в истинности события, либо не впечатленный сомнительными «фактами», представленными ему, сообщает несколько выдающихся рассказов о данном предмете, а затем объясняет, какой из них он считает наиболее вероятным. Истории часто подвергались критике в древности за предвзятость, неточность и даже плагиат; Лукиан Самосатский напал на Геродота как на лжеца в Verae historiae и отказал ему в месте среди знаменитостей на Острове Блаженных.Многие современные историки и философы рассматривают его методологию в более позитивном свете как пионера относительно объективного исторического письма, основанного на исходных материалах. Некоторые, однако, утверждают, что Геродот преувеличивал масштабы своих путешествий и полностью сфабриковал источники.

Открытия, сделанные с конца девятнадцатого века, помогли реабилитировать репутацию Геродота. Археологическое исследование ныне затопленного древнего египетского города Ираклион и обнаружение так называемой стелы Навкратиса в значительной степени подтверждают ранее неподтвержденное утверждение Геродота о том, что Ираклион был основан во времена Нового египетского царства.Из-за растущего уважения к его точности, а также к его личным наблюдениям Геродот теперь признан пионером не только в истории, но и в этнографии и антропологии.

Наследие

Геродот, как и все древнегреческие писатели и поэты, сочинил свое произведение в тени Гомера. Подобно Гомеру, Геродот представляет греческого врага, в его случае персидских захватчиков, объективно и без ворчливых оскорблений, которые древние летописцы обычно использовали для определения врага.Долгие отступления Геродота от сюжетной линии имели место и у Гомера. Но, в отличие от своего великого предшественника, Геродот писал прозой и обращался не к легендарному прошлому, а во многих случаях к событиям в памяти живых, даже, очевидно, беря интервью у выживших в Марафонской битве.

Более поздним читателям Геродот может показаться наивно-субъективным, слишком готовым к развлечениям и ненадежным как объективный историк. установленных правил доказывания и не проинструктированный относительно обязательств своей клятвы, смешивает то, что он воображает, с тем, что он видел и слышал, и объединяет факты, отчеты, догадки и фантазии.Но такие суждения, по иронии судьбы, свидетельствуют о методологии, которую он во многом изобрел. Подобно тому, как древнегреческие мыслители разработали систематическую натурфилософию, основанную на умозрительных неделимых «атомах», заложив основу научного метода, Геродот сформулировал рациональный подход к изучению прошлое, которое более поздние историки усовершенствовали с помощью стандартов науки и доказательств в современную академическую дисциплину истории.Несмотря на его красочные отвлечения и неформальный стиль, Геродот остается авторитетом для великой персидской войны, основным источником даже самых скептически настроенных современных историков. .

Будучи автором яркой и живописной прозы, Геродот заложил основы исторического повествования и был признан крупнейшим писателем античного мира. «О, если бы я был в состоянии, — говорит Лукиан, — походить на Геродота, хотя бы в какой-то мере! язык, или его гармония, или естественное и своеобразное изящество ионийского диалекта, или его полнота мысли, или как бы ни назывались те тысячи красот, которые, к отчаянию его подражателя, соединились в нем.Цицерон называет его стиль «обильным и отточенным», Квинтилиан — «сладким, чистым и плавным». в высшей степени совершенства возвышенности, красоты и подлинного исторического метода композиции.

Благодаря Геродоту история стала не только загадочным предметом, но и популярной формой литературы, и величайшие современные историки и публицисты, от Эдварда Гиббона до Дэвида МакКаллоха, обязаны греческому «отцу истории» своим критическим интересом. в прошлом и скрупулезное литературное мастерство.

См. также

  • Фукидид, древнегреческий историк, которого часто называют «отцом истории».

    Первичные источники

    • Несколько английских переводов Истории Геродота легко доступны в нескольких изданиях. Наиболее доступны те, которые переведены:
      • Годли, А. Д., 1920 г .; пересмотрено в 1926 г. Перепечатано в 1931, 1946, 1960, 1966, 1975, 1981, 1990, 1996, 1999, 2004 гг.Доступно в четырех томах из классической библиотеки Леба, издательства Гарвардского университета. ISBN 06749 Напечатано слева на греческом языке, а справа на английском.
      • де Селинкур, Обри, родом из 1954 года; отредактировано Джоном Маринколой в 1972 году. Доступно несколько изданий Penguin Books.
      • Грен, Дэвид, Чикаго: University of Chicago Press, 1985.
      • Джордж Роулинсон, перевод 1858–1860 гг. Всеобщее достояние; доступно много изданий, хотя издания Everyman Library и Wordsworth Classics являются наиболее распространенными, которые все еще печатаются.
      • Робин Уотерфилд, Oxford World’s Classics, 1998.

    Вторичные источники

    • Баккер, Эгберт Э.А. (ред.), Компаньон Брилла Геродота. Лейден: Brill Academic Publishers, 2002. ISBN

      20602
    • Эванс, JAS, Геродот: Исследователь прошлого: три эссе. Принстонский университет, пр., 1991. ISBN 06712
    • Фелинг, Детлев. Геродот и его «Источники»: цитирование, изобретение и повествовательное искусство, Перевод Дж.Г. Хоуи. Классические и средневековые тексты, статьи и монографии Arca, 21. Лидс, Великобритания: Фрэнсис Кэрнс, 1989. ISBN 0

      5707

    • Флори, Стюарт, Архаичная улыбка Геродота. Детройт: Издательство государственного университета Уэйна, 1987. ISBN 0814318274
    • Хартог Ф., Зеркало Геродота. Беркли, Калифорния: University of California Press, 1988. ISBN 0520054873
    • Латейнер, Д., Исторический метод Геродота. Торонто: Университет Торонто, 1989.ISBN 0802057934
    • Маколей, Томас Бабингтон, «Задача современного историка». [1] Проверено 7 мая 2008 г.
    • .
    • Момильяно, А., Классические основы современной историографии. University of California Press, 1992. ISBN 0520078705
    • Pritchett, WK, Школа лжецов Геродота. Амстердам: Гибен, 1991.
    • Томас Р., Геродот в контексте: этнография, наука и искусство убеждения. Издательство Оксфордского университета, 2000; Новый Эд., 2002. ISBN 0521012414
    • Интернет-справочник по древней истории «Геродот Геликарнасский» [2] получен 2 мая 2008 г.

    Внешние ссылки

    Все ссылки получены 22 декабря 2017 г.

    Онлайн-переводы

    Кредиты

    New World Encyclopedia авторов и редакторов переписали и дополнили статью Wikipedia в соответствии со стандартами New World Encyclopedia . Эта статья соответствует условиям Creative Commons CC-by-sa 3.0 Лицензия (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с надлежащим указанием авторства. Упоминание должно осуществляться в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на авторов New World Encyclopedia , так и на самоотверженных добровольных участников Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних вкладов википедистов доступна исследователям здесь:

    История этой статьи с момента ее импорта в New World Encyclopedia :

    Примечание. На использование отдельных изображений, лицензированных отдельно, могут распространяться некоторые ограничения.

    Геродот и изобретение истории — Reed Magazine

    Рэймонд Кирстед | 1 сентября 2011 г.

    «Геродот Галикарнасский здесь показывает свое исследование, чтобы человеческие достижения
    не были забыты во времени, и великие и чудесные деяния — одни явленные греками, другие варварами — не могли быть лишены своей славы; и особенно показать, почему два народа воевали друг с другом.
    »

    Для историка эти начальные строки Историй Геродота представляют собой нечто вроде священного текста, начало, как иногда утверждают, практики истории или, по крайней мере, истории как критического способа исследования прошлого. . Как и многие заявления о происхождении и интеллектуальном отцовстве, почтенное клише о том, что Геродот был «отцом истории», может показаться немного подозрительным. Возможно, у него были греческие предшественники, заслужившие имя историка , такие как Гекатей Милетский.Возможно, существуют и другие традиции исторического письма, которым следует отдать предпочтение, когда мы рассматриваем формирование исторического воображения с течением времени; В этом случае сразу приходит на ум библейская история евреев. Тем не менее, есть аргумент, что Геродот, сплетая воедино истории своей и других культур, беря условности греческой религии и греческого эпоса и придавая этим условностям значение для современных или почти современных событий, в построении плотного повествования этих событий и, наконец, в его поразительном расспросе своего мира о его воспоминаниях о прошлом, «изобретенной» истории.И это дело, которое я постараюсь сделать сегодня.

    История Геродота о войне между греками и персами датируется примерно серединой пятого века. К этому моменту мы находимся в периоде, когда греческая культура была достаточно глубоко проникнута критическими способами мышления, прежде всего в области философии как части интеллектуального наследия ионийских греков. В случае Геродота, который, по крайней мере до некоторой степени, разделял так называемое ионийское просвещение, критический ум был направлен на человеческие дела во времени.У Геродота мы сталкиваемся с началом попытки историка бороться с понятием времени: придать форму времени и памяти и наложить определенный порядок на кажущийся хаос человеческих действий во времени. В своих первых строках Геродот не только вызывает идею военного повествования в эпическом ключе, не только интерес ко всей полноте человеческого опыта, но, возможно, прежде всего он вызывает идею объяснения, «почему два народа воевали друг с другом. ” Тем самым он установил историю в самом ее «зарождении» как объяснительное предприятие, интерпретативную дисциплину.Какими бы хорошими ни были истории, составлявшие сердце и душу его творчества, и каким бы захватывающим ни было его повествование, Геродот не был простым рассказчиком. Его «изобретение» было призвано не только развлекать, но и сравнивать, объяснять и интерпретировать.

    Это «изобретение» не всегда вызывало восхищение. Ближайшие современники, такие как Фукидид, и более поздние классические историки, такие как Плутарх, с презрением относились к работе Геродота. Даже в более поздней античности мы обнаруживаем великое оскорбление сочинения Геродота: «Отец истории; Отец лжи.Истории о обнаженных королевах и детях, подаваемых вместо пирогов, считались более поздними практиками исторического искусства, принижающими историю как серьезное интеллектуальное предприятие. Эта смесь общепринятых историй и общепринятых мнений, невероятных событий и столь же невероятных разговоров, сплетен и слухов осудила Историй как безнадежно ненадежные и ненаучные. Однако, к счастью для нас, мы стоим по ту сторону этой 2000-летней границы и являемся частью исторической культуры, в рамках которой репутация Геродота надежно защищена.Действительно, как ни странно, мы живем в интеллектуальном и культурном мире, где Геродот может считаться чем-то вроде горячей темы: важной фигурой в дебатах о разнообразии и европоцентризме и даже второстепенным персонажем в оскароносном фильме «Английский пациент». . Боюсь, что моя тема несколько менее модна. Я хочу попытаться измерить достижения Геродота с точки зрения современного историка и найти определенное сходство между его странностью и нашей странностью.

    Мы можем начать измерять достижения Геродота с краткого рассмотрения интеллектуальных традиций, которые он унаследовал. Он принадлежал к культуре, сформированной мифом и эпосом, и есть несколько веских причин, как мы увидим позже, считать Геродота стоящим прямо в этой двойной традиции. Так, Вернер Йегер в своем классическом произведении Paideia писал: «Его работа была возрождением эпической традиции.. . или, скорее, это был новый рост эпического корня». Но само слово «изобретение», которое я решил использовать при анализе достижений Геродота, говорит скорее об инновациях, чем о воскресении. Ибо идея о том, что человеческим обществам нужна история, что она является неизбежной частью культурного багажа, антропологически ложна. Хотя можно правдоподобно утверждать, что все общества в той или иной степени зависят от традиции — т. е. от необходимости связывать прошлое и настоящее — миф и поэзия могут служить этой цели достаточно хорошо.Историческое исследование не следует понимать просто как неизбежный эволюционный результат других способов мышления, не говоря уже о части более широкой эволюции от примитивной к более развитой культуре.

    Возможные влияния на Геродота, условно приписываемые его ионийскому происхождению. Таким образом, Чарльз Форнара ставит нас на шаг впереди Ягера, когда пишет, что «Геродот, возможно, объединил эпическую тему с ионийским методом.Историограф Герберт Баттерфилд утверждал, что само географическое положение ионийцев между культурными мирами, на перекрестке торговых путей, на окраине великой империи — «месте встречи средиземноморских цивилизаций» — побуждало интерес к другим народам и, таким образом, к истокам своего рода историческое исследование. Именно в этом этнографическом контексте попытки понять соседние народы лучше всего проявляется замечательная способность Геродота описывать другие культуры и их различия (они мочатся так, мы мочим так).Геродот, с его острым вниманием к культурным деталям, мастерски проводил культурные границы между греками и варварами, демократией и деспотией, Западом и Востоком, персами и скифами. Но, оценивая его этнографический метод, не менее важно отметить, что Геродот понимал проницаемость этих границ. Египетская цивилизация могла, например, быть источником греческой цивилизации. На более общем уровне у Геродота хватило ума выйти за рамки этнографии и признать, что в определенные моменты времени в очень разных цивилизациях могут быть сходные элементы величия и низости.Это означало, что известный мир не мог быть просто разделен антитетически между греками и варварами. В этнографическом анализе различий, который является столь заметной частью достижений Геродота, была большая ценность, но также и ограничения.

    Геродот также был наследником традиции ионийского критического мышления или рационального исследования. Он открыто признавал влияние «историка» конца шестого и начала пятого века Гекатея Милетского.Гекатей был вопрошателем традиций, стремившимся очистить и рационализировать легендарное наследие греков и удалить часть чудесного из принятой традиции. Например, по преданию, у царя Египта было 50 сыновей, а у некоего Данаоса — 50 дочерей. Гекатей пришел к выводу, что у каждого их было по 20. Его попытки разобраться в легендах и историях и установить наиболее вероятное и наиболее здравое решение ясно сформировали метод исследования Геродота и породили традицию отделения фактов от вымыслов, что некоторые сочли самой сутью. исторической практики.Это видно из скептического отношения Геродота к древним рассказам о происхождении войн между греками и варварами. Тщательный анализ Геродотом различий между восточным деспотизмом и греческой свободой вполне мог в какой-то степени основываться на спекулятивной традиции ионийских мыслителей об ответственности климата за характер государств. Короче говоря, мы можем поместить Геродота в широкую интеллектуальную среду, если мы понимаем, что ни одна из ионийских традиций не включала в себя историю как таковую.Хорошо это или плохо, как неизбежно цитируется в лекциях, подобных этой, но «до Геродота не было Геродота».

    Уникальное изобретение Геродота, историю, можно понимать по-разному. Он рассказал эпическую историю войны и великих подвигов, которая, по сути, была человеческой историей. Следуя традиции Гекатея, Геродот стремился отделить факты от мифов, исследовать свои источники, чтобы правильно изложить историю. При этом Геродот установил, что будет фундаментальной основой и предметом этой новой формы исследования.История будет иметь дело с почти современными и современными событиями. Как и в эпосе, война, причины войны и столкновения культур в состоянии войны были бы существенным предметом истории. Он исследовал бы политическую жизнь. В определенном смысле история была бы полисной литературой, то есть серьезным размышлением о политических культурах с точки зрения греческого политического опыта V века.

    В последнем аспекте, по крайней мере, Геродот отражал не столько свое ионийское происхождение, свой в целом космополитический взгляд и свой глубокий интерес к культурам, сколько приобретенную афинскую преданность.Как писал покойный Мозес Финли: «Его политическое видение было афинским и демократическим, но в нем не было и следа шовинизма. Он был предан делу, но это ни на мгновение не освобождало его от высокой обязанности понимания. . . Нет ничего более ошибочного, чем настойчивая и, казалось бы, нерушимая легенда о Геродоте, очаровательно наивном рассказчике». Хотя тут надо добавить, что его история, как чтение книги, которую я предлагаю, стоит где-то на границе между искусным повествованием и объяснением.

    В общем, Геродот определил границы своего изобретения, истории, и связал это изобретение с греческой и особенно афинской страстью к политической жизни и к политическому пониманию. Точно так же, как мы можем понять трагедию V века вне полиса, мы можем понять историю в ее самых ранних проявлениях вне политической культуры полиса.

    Создав повествование о персидских войнах, отделив многие факты от мифов, придумав чрезвычайно сложную хронологию событий, Геродот справедливо претендовал на свой посмертный титул Отца Истории.Однако время от времени можно встретить довольно наивную интерпретацию Геродота, которая смешивает достижения этого выдающегося грека V века с некоторыми современными идеями о возможностях научной истории, идеями, согласно которым исторические утверждения или обобщения вытекают из истинных исторических фактов. , терпеливо накопленные и четко организованные. В этом свете невероятные попытки Геродота отделить истину от вымысла, сравнить и подвергнуть критике различные версии одного и того же события действительно выглядят как начало эволюции, которая, с некоторыми неудачными отклонениями, достигла кульминации в современном историческом методе.Теперь только неисторики страдают заблуждением, что история в каком-то смысле является наукой, дисциплиной, в которой рассуждают простым линейным путем от факта к обобщению. Человеческий разум — увы, даже ум историка — сложнее и интереснее этого. На самом деле, внимательное прочтение Геродота позволяет предположить, что у него, вероятно, гораздо больше общего со своим другом Софоклом, писателем трагедий V века, чем с любым историком эпохи Возрождения или современности. Хотя это может показаться негативным сравнением и суждением, это, конечно, не так.Самые узкие концепции истории как эмпирической дисциплины уже давно отправлены в мусорную корзину, предназначенную для интеллектуальной глупости, и современные историки все больше ценят не колоссальное собирание фактов Геродота, достойное восхищения, а скорее его способность воображения придавать форму времени — время является медиумом историка, а формирование времени — главной задачей историка.

    Великая оригинальность Геродота, безусловно, заключалась не в его эмпирическом методе, а, скорее, как я утверждал в самом начале, в его попытке после того, как он упорядочил избранные факты, интерпретировать и объяснить человеческое прошлое.Интеллектуальная сила его вступительной фразы основывается на его решимости найти причины великой войны, причины, которые могли бы объяснить величайшее из человеческих событий. Истории и факты, которые Геродот терпеливо собирал в своих путешествиях и устных беседах, не вели неотвратимо к его историческим объяснениям или его доводам. Скорее, я бы сказал, что его понимание глубинных паттернов божественного действия и человеческой истории придавало смысл фактам и событиям, которые он открывал, вписывалось в паттерн, а затем рассказывалось.Если Геродот питает особую симпатию к современным историкам, я бы предположил, что она основывается на его открытии, что факты, какими бы захватывающими они ни были, не говорят сами за себя. Снова и снова Геродот говорит нам, что он выбрал то, что достойно памяти. Его принцип отбора — отбор является ключом к исторической архитектуре — во многом зависел от его чувства закономерностей в истории, от его чувства формы времени или тех сил, которые определяют человеческие события.

    Что я подразумеваю под узорами? Один из таких паттернов геродотовской истории, если не заимствованный, то общий с трагедией: идея общей нестабильности человеческого положения, превратностей судьбы, которые были человеческим уделом, и связанная с этим политическая идея взлета и падения состояния.Другая родственная модель связана с гордостью, падением и наказанием. Время было выработкой таких архетипических моделей. Таким образом, историческое время, мало чем отличающееся от трагического времени, было наиболее очевидным в первой книге истории Геродота, особенно в истории Креза. История, как рассказ и анализ человеческих вещей, никогда не могла проникнуть и понять божественные и обреченные процессы. История могла, однако, как неполная и неполная наука или область знания прочесть некоторые признаки этих процессов, происходящих в мире.Возможно, в этом и состоит суть заявления Момильяно о том, что «даже если бы мы не знали, что Софокл был другом Геродота, мы бы усмотрели связь последнего с первым в моральных, религиозных и политических чувствах». В общем, от Геродота мы начинаем понимать, что, хотя сбор фактов может быть первым решающим шагом в истории, это не история. История совершается только тогда, когда время обретает форму и когда происходят объяснение и интерпретация.

    Представление Геродота как родоначальника известного эмпирического представления об историческом методе постоянно терпит крушение именно в вопросе о божественном оформлении его истории.Немецкий классик формулирует это провокационно и содержательно: «Геродот был первым и последним представителем (в античном мире?) теологической историографии». Судьба и божественная воля действительно были для Геродота историческими силами, и человеческие события разыгрывались в моральной вселенной, контролируемой этими сверхъестественными силами. История, как история человеческих вещей, неизбежно отражала, хотя и смутно, божественный замысел. Однако характеризовать работу Геродота как «богословскую историографию» — это слишком далеко. Каким бы интеллектуально неудовлетворительным ни было для нас, современных людей, емкое чувство истории Геродота заключало в себе как божественный замысел, упорядочение, и человеческую свободу, так и действие (в этом мало чем отличается как от эпоса, так и от трагедии).Этот союз у Геродота чувства всеохватывающей закономерности и страстного интереса к человеческому делу — к земному граду — можно проиллюстрировать темой подъема и падения государств.

    История Греции вообще, и история Геродота в частности, была основана на идее всеобщей неустойчивости всех вещей. «Само понятие взлета и падения, — пишет Жаклин де Ромилли, — похоже, уходит корнями во внутреннюю чувствительность греков.Это прозрение было источником того, что я считаю самой привлекательной и привлекательной интеллектуальной чертой греков, мрачного и безжалостного реализма вещей, сосредоточенного на таких темах, как гордость и наказание, которые, как я уже отмечал, объединяли трагедию и историю. вокруг общей темы. По крайней мере, в этом Геродот не отходил от традиции. По словам Форнара, он пытался «показать, что в рамках более крупного замысла, сотканного судьбой, удача нестабильна и по своей сути развращает как отдельных людей, так и города-государства.«Это было открытие Геродота, что изучение человеческих вещей, человеческих событий проиллюстрировало великие моральные темы. И такие темы были частью его объяснительной структуры. Например, перед своим катастрофическим походом против греков император Ксеркс был предупрежден: «Ты знаешь, мой Господь, что среди живых существ именно великих Бог поражает своим громом из зависти к их гордыне. Маленькие его не раздражают. Молния всегда поражает высокие деревья. Это Божий способ низвести высокое» (книга VII).Тем не менее, даже этот основополагающий моральный принцип не исключал человеческой ответственности и не делал менее важными человеческие действия. В случае с Ксерксом Ромилли пишет: «Модель взлета и падения… . . имело свое основание во вмешательстве Бога, но связь обеспечивается самонадеянностью и неосторожностью короля». Областью истории была именно та область связи и область случайности, где человеческий выбор, ошибки, успехи и бедствия служили знаками и маркерами метаисторических паттернов и процессов.(Можно подумать о великой истории Креза, имея в виду эту мысль.)

    Тот же принцип применяется к штатам. Ряд эпизодов, иногда легендарных или даже мифических по своему характеру, которые постепенно прослеживают природу восточной деспотии и рассказывают о подъеме и падении Персидской империи, предполагают глубокую структуру исторического процесса по знакомым линиям преступления и возмездия, подъема и падение, гордыня и возмездие.Даже Афины, окончательный победитель и главный бенефициар персидских войн, по-видимому, были инструментом божественного планирования и исполнителем божественной воли. В книге VIII, например, рассказывается о буре, во время которой персидский флот был разбит и уменьшен в размерах, более сравнявшись с греческим флотом. Геродот пишет: «Все это было сделано богом, чтобы персидское вооружение могло сравняться с греческим. . ». В книге VII Геродот приписывает успех греков в победе над персами афинянам и заявляет: «Греция была спасена афинянами.. . Именно афиняне — вслед за богами — отбросили персидского царя».

    На мой взгляд, было бы неправильным толкованием Геродота и единства его историй, если предположить, что в этих отрывках он не имел в виду то, что ясно заявил: что Афины, руководя поражением персов, выполняли работу и наслаждались защита бога (богов). То, что это была не просто манера речи или условная патриотическая банальность, доказывается, я думаю, общей структурой историй от начала до конца, структурой, которая снова и снова обнаруживает способность Геродота связывать метаисторическое и мир непосредственное действие человека.

    Ни отдельных людей, ни государства не следует понимать просто как роботоподобные инструменты небесного сценария или часто неясных и довольно зловещих правил, управляющих временем. Если бы универсальные правила — взлет и падение, преступление и возмездие, гордость и наказание — применялись ко всем и если бы ни один человек или государство не могли навсегда избежать судьбы, тем не менее существовали бы вполне человеческие способы жить и действовать во времени. «Познай самого себя», — снова и снова увещевает Геродот.То есть знать свое место и то, что ты не бог, тема и эпоса, и трагедии. Знай, что, что бы ни приказали боги, умеренность, самообладание и самоограничение являются необходимыми качествами хорошей жизни. Великая политическая тема падения и упадка имела необходимую контртему: подъем государств. А для Геродота наиболее яркими примерами восставших государств в его время были два очень разных греческих города, Афины и Спарта. Их величие, проявленное в персидских войнах в начале пятого века, подняло вопросы о божественном плане и судьбе, а также вопросы на человеческом уровне об условиях успеха греков в целом и успеха афинян в частности и о том, можно ли увековечить этот успех. со временем.Геродот выдвинул смелую гипотезу: политический успех был связан с характером или культурой общества. Особая гениальность города-государства заключалась в его приверженности самоустановленному закону, другими словами, определенной концепции свободы. Не климат объяснял динамичность греческих государств, объединившихся против Персии, и не богатство, а закон определял политическую культуру, в рамках которой могли процветать свобода, коллективная самодисциплина и гражданский героизм. На вопрос о греках, поставленный Ксерксом, Демарат отвечает: «.. . Бедность — древнее наследство Греции, но доблесть она завоевала себе мудростью и силой закона. . ». (книга VII). Ромилли пишет об объяснении Геродотом успеха греков: «Ранний практический опыт превратился в открытие». Добродетельные граждане, информированные законом, несли величие государств и, кроме того, обещание стабильности и возможность предотвратить упадок и неизбежную гибель, разделяемую государством со всеми организмами. Для государств, как и для индивидуумов, тогда существовало царство свободы, царство случайностей, где хорошие культурные черты и здоровая конституция потенциально имели значение, возможно, обеспечивали возникновение государств и их долголетие.Таким образом, культура и конституции, а также отношения между ними стали главной темой изучения Геродота.

    Справедливой критикой Геродота является то, что он никогда полностью не интегрировал свои уровни объяснения, от метаисторического до мотивов и действий государств и отдельных лиц, в удовлетворительное целое. Это неизбежно может относиться к «богословской истории». Особенно, если, как утверждал Дэвид Грене, «есть два мира значений, которые постоянно находятся в голове Геродота.Один — человеческий расчет, разум, ум, страсть, счастье. Там каждый знает, что происходит и, более или менее, кто является агентом причины. Другой — воля богов, или судьба, или вмешательство демонов. . . И отношение этой силы к человеку связано с сводящим с ума отношением между человеческим разумом и пониманием и такими «знаками», которые Божество позволило нам иметь, своего будущего или прошлого вмешательства».

    С анализом Грене мы возвращаемся к более ранней теме.В задачи историка входит попытка прочесть эти знаки и связать их с изменениями во времени. Тем не менее, и это главный пункт лекции, открытие Геродотом того, что великие нравственные и религиозные темы, пронизывающие его мышление, могут быть интеллектуально связаны с образцами человеческих дел и действий — с историческими процессами, — возможно, по иронии судьбы, эффект продвижения идеи о том, что человеческие вещи могут быть объяснены в человеческих терминах и что можно предложить предварительные, если не окончательные, объяснения того, как устроен мир.

    На этом этапе Геродот замечательно сочетается с современной исторической чувствительностью. Современные историки обычно не попадают в словарь гордыни и падения, божественного возмездия и тому подобного. Тем не менее, некоторые, некоторые из лучших среди них, продолжают размышлять над великим вопросом исторической необходимости и случайности. Случайность — это естественное поле для игры историка, но идея о том, что силы, находящиеся вне прямого человеческого контроля и непосредственного понимания, ограничивают человеческую свободу и свободу действий, также присутствует по крайней мере в одном уголке современного исторического воображения.По крайней мере, в этом современный историк может чувствовать себя гораздо более комфортно с Геродотом — даже с его диковинными рассказами — чем с теми трезвомыслящими основателями современной профессии, которые основали «науку» об истории.

    Я хотел бы завершить эту лекцию об «изобретении» истории несколькими краткими замечаниями об историческом методе Геродота. Мы видели, что в представлении о Геродоте, отце истории, и связи его отцовства с появлением критического рационализма в модернизирующем духе заключены некоторые ловушки.Хотя в этих обобщениях есть доля правды, мы сильно ошибемся в понимании Геродота, если надеемся найти в нем историка, ориентированного на факты, который понимал историю как последовательность событий, неким линейным образом связанных между собой причиной и следствием. Геродот понял одну большую вещь (да, историки могут быть ежами): существовали великие постоянства, которые управляли всемирной историей, и эти постоянные вещи появлялись в человеческой истории в разное время, в разных местах и ​​при различных условиях. К его чести, Геродот считал важным записывать и объяснять эти явления, и таким образом он открыл область случайностей — человеческих действий — для методического изучения и интерпретации.

    Таким образом, его отбор фактов не был беспристрастным упражнением, сбором данных в манере современного социолога. И, конечно, Геродот рассматривал мир и его историю через категории греческого ума. Но Геродот не верил, что история — это одно чертово событие за другим. Его история была обусловлена ​​мировоззрением, его теориями и его пониманием постоянных вещей, действующих во вселенной.Он выбирал эпизоды для описания и принимал за истинные события, которые соответствовали его представлениям о структуре и процессах истории, эпизоды и события, которые подтверждали границы известного ему мира, но также иллюстрировали нарушения этих границ.

    Размышляя о проблеме чтения этого древнего историка, давайте закончим эпизодом из книги VIII, эпизодом, который происходит намного позже великих побед над персами, побед, одержанных афинским адмиралом Фемистоклом:

       

    Греки, так как они решили больше не преследовать корабли варваров.. . осадил Андрос с целью захватить его. Ибо андриане, первые из островитян, у которых Фемистокл попросил денег, отказали ему. Мистокл выразил свое предложение такими словами: «Мы, афиняне, пришли на помощь нам с двумя великими богами, Убеждением и Необходимостью, и поэтому вы должны отдать нам свои деньги». Но андриане ответили на это, сказав: «. . . у нас есть самая обильная бедность земли и два бесполезных бога, которые никогда не покидают нашего острова, но любят жить на нем.. . Нищета и беспомощность. Это боги, которыми мы, андрианцы, владеем, и поэтому мы не дадим денег. Таков был ответ андриан, и они не дали денег и были теперь осаждены. . . Фемистокл, чья жадность к деньгам была ненасытной, продолжал посылать сообщения с угрозами на другие острова. . .

    Что нам с этим делать? Из более раннего разговора при персидском дворе мы узнали, что греки были особенно грозным врагом из-за их институтов и законопослушной культуры.Мы также узнали, что с самого начала своей известной истории афиняне были склонны к опрометчивости, ошибкам и ошибкам. На пике греческого, и особенно афинского, состояния после поражения Персии мы теперь наблюдаем коррупцию и бесчинства некоторых победителей, которые предпринимают жестокую империалистическую расправу над андрианами и другими островитянами. Мы принимаем во внимание изречение, что удача порождает гордость, излишества, а затем падение. Возможно, когда мы наблюдаем хищническое варварство некоторых афинян, мы даже подвергаем сомнению различие между демократией и деспотией, цивилизацией и варварством, между нами и другими.Мы задаемся вопросом, выдержит ли афинская политическая культура, основанная на самоуправлении и самодисциплине в соответствии с законом, перед лицом афинского успеха. Размышляя таким образом, мы вошли в ментальный мир Геродота, отца истории.

    Рэй Кирстед, Ричард Ф. Шольц, почетный профессор истории и гуманитарных наук, окончил Боудойн-колледж и получил докторскую степень по истории в Северо-Западном университете. В 1956 году он получил стипендию Фулбрайта для учебы в Парижском университете, и там у него появился интерес к его основной научной области, Франции раннего Нового времени.После нескольких лет преподавания в Йельском университете и Католическом университете Америки он поступил на факультет Рида в 1978 году и вышел на пенсию в 2000 году. После выхода на пенсию он продолжал читать лекции по программе гуманитарных наук.

    Эти классические лекции Хама были отобраны Питером Стейнбергером [политология 1977–].

    Дополнительная литература

    Жаклин Де Ромилли, Взлет и падение государств согласно греческим авторам ( Анн-Арбор: University of Michigan Press, 1991)

    Чарльз В.Форнара, Природа истории в Древней Греции и Риме (Беркли: University of California Press, 1983)

    Арнальдо Момильяно, Классические основы современной историографии (Беркли: University of California Press, 1990)

    Метки: Академики, студенты, профессора

    Мы можем благодарить Геродота, «отца истории», за наше знание древнего мира

    Есть два взгляда на вопрос о том, кто изобрел историю.Во-первых, конечно, это никто не изобретал; История — это просто результат медленного течения времени и действий тех, кто жил и умирал в его мутных водоворотах. Но изучение тех действий, которые мы также называем историей, имеет более определенное начало. Для многих из нас, живущих сегодня на Западе, все началось с человека по имени Геродот.

    Названный римским государственным деятелем Цицероном «отцом истории», Геродот является автором первого авторитетного исторического текста любой длины.«История» представляет собой многотомный отчет о греко-персидских войнах, наполненный информативными экскурсами, охватывающими территорию от Египта до Ближнего Востока. (Это также дало нам очень слово история, что означало исследование в оригинальном греческом языке). По сей день ученые часто цитируют Геродота как источник информации о землях и цивилизациях его времени.

    Конечно, Геродот не был таким уж историком, как мы могли бы подумать сегодня. Его отчет, основанный в основном на устных источниках и пересказах от второго лица, изобилует примерами фантазии.Его склонность к доверчивости также принесла ему несколько менее лестное прозвище «отец лжи», основанное на многочисленных критических замечаниях в адрес его работы, которые начались вскоре после публикации «Историй».

    Геродот не был первым, кто записал историю. Греки до него, особенно Гекатей Милетский, также записывали свои отчеты об исторических событиях. Но никто до Геродота не пытался составить такой всеобъемлющий отчет о крупных исторических событиях, который представляет «История».Через него Геродот пытается показать не только то, что произошло, но и почему, говорят ученые.

    Первый историк

    О Геродоте-человеке мало что известно. Он родился в городе Геликарнасе на территории современной Турции, который тогда был частью Персидской империи. Он много путешествовал, даже будучи относительно молодым человеком, отправившись в Египет, а затем переехав в Афины. Сообщается, что Геродот посетил некоторые части Ближнего Востока, включая Вавилон и современные Палестину и Сирию, а также Македонию и Восточную Европу, достигнув Черного моря и реки Дунай.

    Театр в Галикарнасе, где родился Геродот. (Фото: Кэрол Раддато/Wikimedia Commons)

    По пути он собирал интервью у местных жителей, собирая их рассказы об их собственных историях и о более отдаленных людях, с которыми они встречались. Геродот был любопытным человеком: среди прочего он пишет о своих попытках объяснить сезонные разливы Нила и проследить родословную греческих богов до Древнего Египта. Он также, вероятно, давал устные исполнения отрывков из своих исторических сочинений перед публикой в ​​Греции, что было обычной практикой в ​​то время.

    Практика Геродота часто заключалась в том, чтобы просто записывать все, что ему говорили, а иногда и уточнять отчеты своими собственными наблюдениями. Эта привычка может быть одной из причин, по которой Геродота часто критиковали за откровенную болтовню. Мы слышим о безголовых людях с глазами на груди в Ливии и муравьях-золотоискателях в Индии, которые крупнее лисы (теперь считается, что это сурки). Неясно, хотел ли Геродот представить эти истории как правду, или он просто собирался систематизировать то, что ему рассказывали разные люди во время путешествия.

    По этим и другим причинам сочинения Геродота вызвали резкую критику в Древней Греции. Историк Фукидид, который, вероятно, черпал вдохновение из «Историй», приложил все усилия, чтобы обличать Геродота за то, что он считал неточностями и предубеждениями. А греческий философ Плутарх, написавший три столетия спустя, предпринимает еще более серьезные нападки, утверждая, что работа Геродота была предвзята в пользу негреков, и подвергая сомнению мнение историка. Сегодня ученые более взвешенно относятся к историку Геродоту.Хотя его рассказы не всегда могут быть правдивыми, Геродот во многом уловил правду, а его понимание греческого мира и за его пределами в то время почти не имеет себе равных.

    Гималайский сурок. (Источник: ©Christopher J. Fynn / Wikimedia Commons / CC BY-SA 3.0 & GFDL)

    Если не считать случайных фантазий, Геродот также сообщал о многом, что было правдой. Наряду с безголовыми существами он пишет об импалах, газелях и каннах в Африке, а также об эфиопах, закутанных в львиные шкуры с длинными луками из пальмового дерева.Также появляются наука об окружающей среде и биология. Геродот сообщает о ежегодном разливе Нила и размышляет о том, что его вызвало. Он отмечает поразительный рост крокодилов: «Ни одно смертное существо из всех известных нам не вырастает из такого маленького начала до такого величия; ибо его яйца ненамного больше гусиных, а молодой крокодил пропорционального размера, но вырастает до двадцати восьми футов и более».

    (В основном) правдивый отчет

    Геродот взял на себя обязательство исправить то, что он считал неточностями писателей до него.Он предлагает противоречивый отчет о событиях, рассказанных эпическим поэтом Гомером, которые положили начало ныне легендарной Троянской войне. Предполагается, что война была спровоцирована, когда троянец похитил Елену, жену спартанского царя Менелая. Но Геродот, основываясь на исследованиях, проведенных во время его пребывания в Египте, отвергает это как простой миф; Хелен на самом деле была в Египте все это время, возражает он, сбитая с курса во время морского путешествия.

    История также содержит, вероятно, более точную версию легендарной истории об одиноком бегуне, доставившем в Афины весть о победе греков в битве при Марафоне, прежде чем погибнуть от истощения.Но вместо этого в рассказе Геродота из Афин в Спарту перед битвой отправляется бегун (гораздо большее расстояние, около 150 миль), чтобы попросить о помощи, а затем вся афинская армия возвращается в Афины после битвы, чтобы противостоять персидскому флоту. надвигаясь на город.

    Но более современные историки отмечают несоответствия в трудах Геродота, которые, по их словам, указывают на то, что он, возможно, никогда не посещал некоторые из мест, о которых он заявляет. Например, он ни разу не упоминает Висячие сады Вавилона, одно из семи чудес древнего мира, несмотря на то, что якобы путешествовал туда.

    Но Геродот был оправдан другими способами. Например, лодка, недавно обнаруженная в дельте Нила, почти точно соответствует его описанию любопытного вида плавсредства, похожего на баржу, использовавшегося там.

    И его рассказ о греко-персидской войне, главной теме «Историй», также считается в значительной степени верным. Чтобы изложить полную историю войны, Геродот начинает гораздо дальше, описывая историю Персии, а также Афин и Спарты, а также подвиги и безрассудства многочисленных царских персонажей на этом пути.Наряду с географией и инфраструктурой мест, которые он посещает, Геродот делится многочисленными наблюдениями о людях и обычаях, с которыми он сталкивается или о которых ему рассказывают по пути.

    Таким извилистым путем Геродот, наконец, приходит к подробному описанию различных военных столкновений самой войны, многолетнего конфликта, который определил ход истории при его жизни и на десятилетия после него. Одна только эта история могла бы квалифицировать его работу как ценное историческое сочинение, но именно многочисленные и разнообразные отступления, которые он предпринимает, определяют истинную ценность «Историй» сегодня.

    Геродот дарит нам понимание древних цивилизаций Египта, Персии, Ассирии, Скифии и многих других. Учитывая, что это одно из старейших существующих прозаических произведений, «Истории» часто являются лучшим источником для ученых, рассказывающих об этих культурах, даже спустя 2500 лет после смерти Геродота. Кроме того, как отмечают многие историки, это еще и просто забавное чтение.

    Геродот | Encyclopedia.com

    Геродот (ок. 484 г. до н. э. — ок. 425 г. до н. э.) был первым греческим писателем, которому удалось написать масштабное историческое повествование, пережившее течение времени.

    При жизни Геродота написание истории, да и вообще любой прозы, было еще в новинку. Самые ранние сочинения в прозе были написаны группой греческих интеллектуалов из ионийских городов Малой Азии, которые примерно с 550 г. до н.э. далее писал работы по науке и философии или на исторические темы. Однако в то раннее время было еще мало четких различий между различными дисциплинами, и историческое письмо включало в себя многое из того, что сегодня рассматривалось бы скорее как забота географа, антрополога или экономиста.Геродот был наследником этой традиции, и на него большое влияние оказали его немногие предшественники, и особенно самый способный из них, Гекатей Милетский.

    Жизнь Геродота

    Мало что известно о жизни Геродота, кроме того, что можно вывести из его писаний. Он родился в 484 г. до н. э. или, возможно, несколькими годами ранее в Галикарнасе, маленьком греческом городе на побережье Малой Азии. Его семья была богатой и, возможно, аристократической, но, когда он был еще совсем молод, их изгнал из города тиран по имени Лигдамис.Геродот несколько лет жил на острове Самос и, как говорят, позднее вернулся в Галикарнас, чтобы принять участие в свержении тирана, но не остался там.

    Геродот провел несколько лет своей юности в необычайно длительных путешествиях. Одно из первых путешествий было на Черное море, где он, кажется, проплыл вдоль южного и западного побережья. Позже он отправился морем к побережью Сирии, затем по суше в древний город Вавилон, а на обратном пути, возможно, проехал через Палестину в Египет.Он точно хоть раз в Египте побывал, наверное после 455 г. до н.э. Возможно, что он путешествовал прежде всего как торговец, ибо в своих сочинениях он проявляет большой интерес к продуктам и методам транспортировки описываемых им стран, и лишь немногие греки его поколения могли позволить себе совершать такие длительные путешествия исключительно ради удовольствия. Он превосходно использовал свои возможности, расспрашивая повсюду об обычаях и традициях стран, через которые проезжал, и собирая огромное количество всевозможной информации.

    Около 450 г. до н.э. Геродот некоторое время жил в Афинах. Говорят, что во время своего пребывания там он стал близким другом поэта Софокла. Другое предание, согласно которому он также сблизился с великим афинским государственным деятелем Периклом, гораздо менее достоверно. Однако через некоторое время Геродот мигрировал в афинскую колонию Фурии на юге Италии, которая оставалась его домом до конца его жизни. Дата его смерти неизвестна; последние события, о которых он упоминает в своих трудах, произошли в 430 г. до н.C., и обычно предполагается, что он умер вскоре после этого.

    Работа Геродота

    Написание великого труда Геродота, Историй (название представляет собой просто транслитерацию греческого слова, означающего прежде всего «запросы» или «исследования»), должно быть, заняло значительную часть его дальнейшей жизни , но мы не знаем, когда, где и в каком порядке она была написана. В своем окончательном виде она не могла быть завершена до последних лет его жизни, но части, несомненно, были написаны гораздо раньше, так как нам говорят, что он читал из нее публичные чтения, когда жил в Афинах.

    Возможно, что он изначально задумывал свою тему как ограниченную персидским нападением на Грецию, совершенном в 480 г., событием его собственного детства, но в конце концов он расширился, чтобы охватить всю историю отношений между греческим миром и Персия и другие царства Азии. Повествование 90 135 Историй 90 136 начинается с восшествия на престол Креза, последнего царя Лидии, и дает отчет о его правлении, включая его завоевание азиатских греков и его свержение персидским царем Киром.Эти события занимают первую половину Книги I. (Деление произведения на девять книг не принадлежит Геродоту, а было проведено позднее александрийскими учеными.) В остальной части Книги I и трех последующих книгах основной темой является расширение персидского царства с восшествия на престол Кира примерно до 500 г. до н.э., но есть также несколько длинных отступлений о привычках персов и их подданных — вся Книга II представляет собой одно огромное отступление об обычаях и ранней истории Египта.Есть также несколько разделов, посвященных истории некоторых греческих государств, и, в частности, в ряде отступлений Геродот дает нам практически непрерывную историю Афин с 560 г. до н.э. вперед.

    Книги V и VI охватывают главным образом ионийское восстание (499–494 гг. до н. э.) и последующую персидскую экспедицию, потерпевшую поражение от афинян при Марафоне (490 г. до н. э.), но опять же в них много отступлений от современных событий в греческих государствах. В последних трех книгах рассказ завершается подробным описанием, сравнительно свободным от отступлений, экспедиции Ксеркса (480–479 гг.в.) и его совершенно неожиданного поражения от греков.

    Источники Геродота

    При составлении материалов для своих Историй Геродот полагался в основном на собственные наблюдения, свидетельства очевидцев с обеих сторон, а для более ранних событий — устные предания. Ему было доступно очень мало официальных отчетов и мало письменных отчетов. Результаты современных археологических расследований показывают, что он был удивительно точным репортером того, что видел сам.Но когда он зависел от других в получении информации, он не всегда был достаточно критичен в решении того, что было надежным, а что нет, и в том, чтобы делать поправку на предвзятость своих информаторов.

    Особенно некритично Геродот относился к военным действиям, так как не имел личного опыта ведения войны и поэтому не всегда мог точно оценить военную правдоподобность услышанных им рассказов. В то же время ясно, что он не всегда верил тому, что ему рассказывали, и иногда рассказывал истории сомнительной достоверности, потому что это было все, что у него было, или потому, что это были такие хорошие истории, что он не мог устоять перед ними.Иногда также говорят, что он недостаточно заботился о вопросах хронологии, но действительно было очень трудно для кого-либо разработать и представить подробную и точную хронологическую схему в эпоху, когда каждый маленький греческий город-государство шел своим путем. счета лет и, часто, собственный календарь месяцев и дней.

    Главная слабость Геродота, однако, заключается в его часто наивном анализе причин, который часто приписывает события личным амбициям или слабостям руководящих людей, когда, как ясно показывает его собственное повествование, здесь действовали более широкие политические или экономические факторы.

    Геродот написал на ионийском диалекте захватывающее повествование в привлекательно простом и легком стиле и обладал замечательным даром рассказывать историю ясно и драматично, часто с сухим ироничным чувством юмора; лучшие из его рассказов восхищали и будут радовать не одно поколение читателей.

    Оценка

    Но Геродот был гораздо больше, чем просто рассказчик. Он был первым писателем, которому удалось составить длинное и запутанное историческое повествование, в котором главная нить никогда полностью не теряется, как бы далеко и часто он ни отклонялся от нее.Более того, он делал это с поразительной степенью отстраненности, почти не выказывая обычного для греков предубеждения против наследственного врага, Персии, или их презрения к варварским народам. И если он не часто достигает глубины понимания своего великого преемника Фукидида, круг его интересов гораздо шире, охватывая не только политику и военное дело, но также экономику, географию и многие странные и удивительные пути человечества. Он был первым великим европейским историком, и мастерство и честность, с которыми он построил свой сложный и в целом достоверный отчет, и большие литературные достоинства его сочинений полностью оправдывают присвоенный ему титул: «Отец истории».

    Дополнительная литература

    Лучший краткий рассказ о жизни Геродота содержится во «Введении» к 1-му тому WW How and J. Wells, A Commentary on Herodotus (2 vol., 1912; rev. ed. , 1928). Рекомендуемые более длинные отчеты: Террот Р. Гловер, Геродот (1924) и первая половина Джона Линтона Майреса, Геродот: отец истории (1953). Более специализированным является Генри Р. Иммервар, Форма. и Thought in Herodotus (1967) Превосходный анализ некоторых материалов Геродота содержится в книге Джеймса А.К. Томсон, Искусство Логоса (1935). Есть ряд работ, посвященных развитию историографического искусства. Хорошие, но довольно технические сведения о предшественниках Геродота содержатся у Лайонела Пирсона, Early Ionian Historians (1939). Честер Г. Старр, Пробуждение греческого исторического духа (1968), дает интересный отчет о раннем развитии греческой историографии. Есть полезные комментарии в Arnold W. Gomme, The Greek Attitude to Poetry and History (1954).Геродот обсуждается в исследованиях классической историографии, таких как Стивен Ашер, Историки Греции и Рима (1969) и Майкл Грант, Древние историки (1970). Для фона Обри де Селенкур, Мир Геродота (1962), живой, но не хватает глубины. Хорошие современные отчеты об периоде истории, охваченном Геродотом, содержатся в книгах А. Т. Олмстеда, История Персидской империи: период Ахеменидов, (1948), и А. Р. Берна, , Персия и греки: защита Запада, (1962).

    Дополнительные источники

    Ариети, Джеймс А., Беседы о первой книге Геродота, Лэнхэм, штат Мэриленд: Littlefield Adams Books, 1995. Moeris and the Labyrinth of Egypt, Amsterdam: JC Gieben, 1985.

    Benardete, Seth, Herodotean inquirie, The Hague, Martinus Nijhoff, 1969, 1970.

    Drews, Robert, Вашингтон, Центр греческих исследований; распространяется издательством Гарвардского университета, Кембридж, Массачусетс., 1973.

    Evans, JAS (Джеймс Аллан Стюарт), Herodotus, Boston: Twayne, 1982.

    Evans, JAS (James Allan Stewart), Геродот, исследователь прошлого: три эссе, Princeton, NJ : Princeton University Press, 1991.

    Фелинг, Детлев., Геродот и его «источники»: цитирование, изобретение и повествовательное искусство, Лидс, Великобритания: Фрэнсис Кэрнс, 1990.

    Флори, Стюарт, Архаичный улыбка Геродота, Детройт: Издательство государственного университета Уэйна, 1987.

    Форнара, Чарльз В., Геродот: интерпретирующее эссе, Оксфорд, Clarendon Press, 1971.

    Гейнс, Энн, Геродот и исследователи классической эпохи, Нью-Йорк: издательство Chelsea House, 1994.

    Glover, TR (Terrot Reaveley), Herodotus, Freeport, NY, Books for Libraries Press, 1969; Нью-Йорк, AMS Press, 1969.

    Гулд, Джон, Геродот, Нью-Йорк: St. Martin’s Press, 1989.

    Харт, Джон, Геродот и история Греции, Нью-Йорк: Св.Martin’s Press, 1982.

    Hartog, François., Зеркало Геродота: представление другого в историописании, Berkeley: University of California Press, 1988.

    Heidel, William Arthur, Гекатей и Египетские жрецы в Геродоте, Книга II, Нью-Йорк: Паб Garland, 1987.

    Хохти, Пааво, Взаимосвязь речи и действия в историях Геродота, Хельсинки: Societas Scientiarum Fennica, 1976.

    A комментарий к Геродоту с введением и приложениями, Оксфорд, Оксфордшир; Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 1991.

    Хантер, Вирджиния Дж., Прошлое и процесс у Геродота и Фукидида, Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press, 1982.

    Хаксли, Джордж Леонард, Геродот и эпос: лекция, Афины: Г. Хаксли , 1989.

    Иммервар, Генри Р., Форма и мысль у Геродота, Кливленд, опубликовано для Американской филологической ассоциации Чапел-Хилл, Северная Каролина, издательством Western Reserve University, 1966.

    Ланг, Мэйбл Л., Рассказ и дискурс Геродота, Кембридж, Массачусетс.: Издано для Оберлинского колледжа издательством Гарвардского университета, 1984.

    Латейнер, Дональд, Исторический метод Геродота, Торонто; Буффало: University of Toronto Press, 1991.

    Линфорт, Иван М. (Иван Мортимер), Исследования Геродота и Платона, Нью-Йорк: паб Garland, 1987.

    Lister, RP (Richard Percival), путешествия Геродота, Лондон: Гордон и Кремонези, 1979.

    Ллойд, Алан Б., Геродот, книга II, Лейден: Э.Дж. Брилл, 1975-1988 гг.

    Лонг, Тимоти, Повторение и вариация в рассказах Геродота, Франкфурт-на-Майне: Атенеаум, 1987.

    Манделл, Сара, Связь между историей Геродота и первичной историей, Атланта, Джорджия: Ученые Press, 1993.

    Майрес, Джон Линтон, сэр, Геродот, отец истории, Чикаго, компания H. Regnery Co., 1971. и Филлипс, 1992.

    Пауэлл, Дж. Енох (Джон Енох), Словарь Геродота, Хильдесхайм, Георг Олмс, 1966 г. : JC Gieben, 1993.

    Shimron, Binyamin, Политика и вера в Геродота, Stuttgart: F. Steiner Verlag Wiesbaden, 1989.

    Solmsen, Friedrich, Два важных решения у Геродота, Amsterdam: North-Holland Pub . Co., 1974.

    Сторк, Питер, Указатель глагольных форм у Геродота на основе словаря Пауэлла, Гронинген: E.Forsten, 1987.

    Thompson, Norma, Геродот и истоки политического сообщества: скачок Ариона, New Haven: Yale University Press, 1996.

    Vandiver, Elizabeth, Герои у Геродота: взаимодействие мифа и истории , Франкфурт-на-Майне; Нью-Йорк: П. Ланг, 1991.

    Уотерс, Кеннет Х., Геродот о тиранах и деспотах; исследование объективности, Wiesbaden, F. Steiner, 1971.

    Waters, Kenneth H., Геродот, историк: его проблемы, методы и оригинальность, Norman: University of Oklahoma Press, 1985.

    Wells, J. (Joseph), Studies in Herodotus, Freeport, NY, Books for Libraries Press, 1970.

    Wilson, John Albert, Herodotus in Egypt, Leiden, Nederlands: Instituut voor het Nabije Oosten, 1970.

    Вуд, Генри, Истории Геродота. Анализ формальной структуры, Гаага, Мутон, 1972. □

    Геродот и персидские войны

    РАЗДЕЛ 2
    Геродот и персидские войны

    г.

    Геродот «Отец истории» и, по мнению некоторых, также «Отец лжи.«Как дисциплина история начинается с « историй » Геродота , первым известным систематическим исследованием прошлого. Явно, Истории имеют дело с персидским войны, двойное поражение греков грозными силами вели против их персидскими царями Дарием и Ксерксом, но работа Геродота включает в себя гораздо больше, чем просто повествование об этом конфликте. Это включает в себя географию, сплетни, богов и даже немного арифметики.Мастер-рассказчик, Геродот завоевал аудиторию не только историей, но и историей. только в его день, но на все времена. Поскольку он изобрел историю, нет столетие прошло без историка, чтобы зафиксировать это.


    Люди, места, события и термины, которые нужно знать:

    Классический век
    Геродот
    Истории
    Персидские войны
    Устная история
    Historia
    «Отец истории и ложь»
    Лидия
    Кандаулес
    Гигес
    персы
    Кир Великий (II)
    Медес
    Сарды
    Вавилон
    Камбиз (II)
    Дариус
    Сатрапии (Сатрапии)
    Зороастризм
    Персеполис
    Королевская дорога
    Иония/Ионийцы
    Ионическая революция
    Элемент
    Ионические философы
    Пифагорейцы
    Демократия ( Демократия )
    Афины/Афиняне
    Аристагор Милетский
    Ионическая лига
    Первая персидская война
    Эгейское море
    Битва при Марафоне
    Вторая персидская война
    Фемистокл
    Остракизм/ Острака
    Ксеркс
    Аттика
    Триеры
    Геллеспонт
    Медизе
    Битва при Фермопилах
    Леонидас
    Битва при Саламине
    Битва при Платеях


    И.Введение: Геродот и рождение истории

    А. Кем был Геродот?

    Наш понимание культурных и политических сил, породивших классический век Греции (479-431 до н.э.), водораздел в западной цивилизации во многом опирается на работу одного замечательного человека, древнегреческий купец по имени Геродот . К сожалению, о его жизни сегодня известно очень мало.Он родился, как нам говорят, в г. Галикарнас, прибрежный город на юго-западе Малой Азии (современная Турция), вероятно около 485 г. до н.э. и, судя по тому факту, что он не появляется знать о событиях в греческой истории после начала 420-х гг., его смерти вероятно, произошло не позднее 425 г. до н.э. Кроме того, мы мало знаем о самом человеке, кроме того, что он, скорее всего, провел значительную количество его жизни в Афинах, где его истории оказались довольно популярный.

    Насколько нам известно, он также написал только одну работу, Истории , длительное расследование персидских войн (490-479 до н.э.), эпическая борьба между гораздо меньшими греческими городами-государствами Запад и их враг на Востоке, огромная Персидская империя. Геродот не только задокументировал этот ключевой момент в греческой истории — курс вся последующая европейская цивилизация была бы совсем иной если бы эта война пошла в пользу Персии — но Истории также являются самым ранним известным примером исторических исследований в эта часть мира, первая попытка Запада исследовать свое прошлое.При этом Геродота прозвали «отцом истории».

    Истории раскрывают кое-что еще о человеке, который написал их. Например, если его дата рождения хотя бы приблизительно верна, Геродот был ребенком во время персидских войн и не мог быть очевидцем к большинству событий, записанных в Истории , что означает его показания не могут быть первичными доказательствами.Скорее, он должен иметь путешествовал по Средиземноморью, задавая людям вопросы, типа исторических исследований под названием устная история . От что он попытался сформулировать последовательную историю событий, которые произошло еще до его жизни и привело к персидским войнам. Действительно, Само название, которое он выбрал для своей работы, свидетельствует об этом методе исследования. в том, что греческое слово historia происходит от база, что означает «задавать вопросы, делать запрос, исследовать».» Множественное число от historia по-гречески будет historiai и что это греческое название шедевра Геродота, буквально «Вопросы».

    Кроме того, эта работа также предполагает социальное положение ее автора. Это Геродот не раз упоминает цены и числовую информацию. убедительный признак того, что он был воспитан в среднем классе и, вероятно, путешествовал по древнему миру как какой-то купец, проводя бизнес, в то время как он собирал данные, которые составляют его истории .Это резко контрастирует с почти всеми другими древними историками, которые, как правило, происходят из аристократических семей или связаны с ними и обычно не упоминайте информацию об экономике или практические детали повседневной жизни — здравый смысл подсказывает, что люди, которые не зарабатывают на жизнь, вряд ли сочтут вопросы элементарного существования интересными как и те, кто это делает, — вместо этого они размышляют о вопросах философии, характере и традиции.

    И наоборот, Геродот делает обращением к практическим аспектам жизни, что отличает его работу от остальной части древней истории, потому что своего буржуазного, рабочего отношения к прошлому. Таким образом, Истории являются не только первой известной работой в своем роде, но и содержат редкую и особый подход к изучению прошлого. Работа Геродота без сомнения, один из самых ценных документов во всей истории человечества.

    B. Изобретение истории

    Разумно предположить, что, пока он занимался делами в разных местах Геродот расспрашивал людей об их воспоминаниях о прошедшие времена, традиционные сказки, которые они слышали от своих родителей, дедушки и бабушки и старейшины, и, используя эти данные, он попытался сформулировать целостная картина прошлого. Эта методика хорошо зарекомендовала себя в Истории , где Геродот часто использует такие выражения, как «Священники в Египте сказали мне.. .», открытое заявление о том, что его истории, по крайней мере частично, являются продуктом устных исследований.

    За такими заявлениями не раз следуют сенсационные истории что-то вроде сказки о египетском царе, который занимался проституцией свою дочь на камни, которые он затем использовал, чтобы построить надгробный памятник, который мало что укрепляет уверенность в их исторической достоверности. Скорее всего, эти измышления возникли как пропаганда, придуманная постфактум для дискредитировать прежний режим.Это хорошо демонстрирует опасность попытки такое историческое исследование, в котором исследователь должен полагаться по сомнительным и непроверенным источникам. Но если бы Геродот собирался написать какие-либо записи о прошлом, у него не было другого выбора, кроме как работать с устными историями поскольку в его время письменные источники древности были фрагментарны и часто недоступны для него. Проблема быть первым историком в мире заключается в том, что нет никаких других историй, на которые можно положиться.Все в целом рассказ Геродота о прошлом кажется обремененным многими выдуманными история.

    К счастью, эти бывшие в употреблении вымыслы, как и все выдуманные истории, не совсем бесценны. Даже если они не оставят нас с окончательная версия того, что действительно произошло в ранней античности, выдумки эта веснушка Истории записывают, по крайней мере, древние египтяне или понимание вавилонянами того, что, по мнению кого-то, должно было произойти в какой-то момент истории.А если у него даже нет то много исторической основе, проливает свет на их чувство юмора, на то, как они забавно сочинять небылицы, чтобы рассказывать доверчивым путешествующим греческим продавцам, которые приставали к их с историческими историческими .

    К сожалению, это не единственная проблема для историков, пытающихся использовать истории Геродота , чтобы выяснить, что на самом деле произошло вокруг время персидских войн.Не раз Геродот сталкивался с источниками которые противоречили друг другу, но затем, вместо того, чтобы анализировать их а пытаясь отделить факты от вымысла, он просто отмахивается от противоречия что-то вроде «Одни люди говорят то, а другие то» вряд ли методология научного историка. Наоборот, он кажется, упивается рассказом о любой шокирующей истории, с которой он столкнулся и ищет способы вплести такой материал в свое произведение, пусть даже сказку совершенно диковинно — в самом деле, чем мрачнее и сенсационнее сказка, тем больше он, кажется, склонен включать ее, но особенно если она играет в одну из его частных фантазий, то есть во все, что доказывает Дельфийский оракул никогда не ошибается и не касается высоких и красивых женщин. или разоблачает сексуальные извращения иностранцев.Для многих историков в наш век такие темы и тон не свидетельствуют о серьезном и профессиональном подход к изучению прошлого; это, скорее, случайные бредни raconteur .

    Таким образом, сводящая с ума смесь басни и факта, мешанины болтовни и морализаторство, найденное в «Историях» Геродота, , заработало его автору сомнительная честь называться « Отец Истории». и Ложь .«Особенно в девятнадцатом веке, когда историки стремились прикрыть свою дисциплину атрибутами науки, Геродот пострадала репутация. Но если некоторые ученые порицали его вульгарную тактику — и есть те, кто все еще делает — есть, по крайней мере, столько же других, особенно фольклористы и те, кто работает в областях, которые смотрят на культуру шире, чем большинство историков, обнаруживших в «Историях» кладезь культурных ценностей.В частности, с признанием сегодня что изучение истории охватывает вещи, которые не могут легко под рубрикой «наука», этот парадокс и уклончивость эндемичны для человеческого существования, и что история как ее продукт должна место для лжи, предвзятости и инсинуаций, многие сегодня согласятся, что «научная история» не единственный верный способ приблизиться к прошлому и вполне может быть недостижимой и ненужной мечтой.Для них Геродот — истинный отец.

    Но для историков всех мастей и склонностей Геродот сделал кое-что гораздо важнее то, от чего все они зависят и должны быть благодарны для: он включил саму историю. Делая экскурсии в прошлое веселыми что читать и слушать, он создал аудиторию, заинтересованную в предмете. Мы никогда не должны забывать, что до него не было историков, ни историй, ни исторического канала! Так что, даже если он иногда впадает в невероятный, его кипучий и увлекательный стиль повествования о прошлом был решающим элементом в создании спроса на саму дисциплину.

    И не было в древности лучшего места для этого, как на рынках, бары и горячие точки древних Афин, где интеллектуально беспокойные и шумные толпы — те самые любознательные люди, которые лоббировали авансы в философии, искусстве и драматургии — требовало нового мышления, представленного в новыми способами, само своего рода «шоу» «Истории ». В самом деле, читать Геродота вслух — значит, по сути, иметь лучшие в мире «дедушка» у твоей постели плетет захватывающую сказку, полную интриг, исследований и уроков жизни.Слушая его работу кажется, предназначен для того, чтобы заставить вас смеяться вслух над слабостями дураков, чтобы оплакивать смерть благородных патриотов, преисполняться гордостью за человеческое мужество и мудрости, чтобы засвидетельствовать устрашающую силу богов, и даже принять вы в волшебных путешествиях в дальние страны, такие как Вавилон, величайший город в древнем мире. В общем, « истории » Геродота — это комедия, трагедия, боевик, фильм Сесила Б.Эпопея Демилля и турбук, все в одной.

    Из этого следует, что, чтобы быть всем этим, работа Геродота несколько дискурсивен в своей организации, и действительно не раз он отклоняется предмет. Хотя главная цель «Истории » — рассказать историю войн между Грецией и Персией, которые происходили в начале пятого века, будучи прирожденным рассказчиком, Геродот не переходит к кульминации и даже не начинается с основного сюжета.Вместо, он отступает во времени, вплоть до первых дней Лидийской империи (ок. 650 г. до н. э.), задолго до того, как персы завоевали Малую Азию и пришли контакт с носителями греческого языка и персидские войны имели место, на слабый предлог, что он должен рассказать своим слушателям предысторию, лежащую в основе конфликт, который он обещает рассказать.

    Хотя и не совсем безосновательно, его реальная причина для этого становится очевидным, когда разворачиваются Истории .Ясно, Геродот хотел рассказать много забавных анекдотов, которые он слышал, которые установлен в далеком прошлом. Расширяя свои взгляды на большую полосу истории чем десятилетие или около того персидских войн, как он может предположить, например, о том, как египтяне строили пирамиды, и отчет о спорить о том, какой самый древний язык, и даже записывать первых людей известно, что курит марихуану. Хотя мало что он говорит об этих вещах скорее всего, будет совершенно правильным — например, он абсолютно ошибается насчет Пирамиды — точнее, все это интересно .Тем не менее, начиная историю персидских войн с описания Ранняя Лидийская империя немного напоминает начало истории американского Гражданская война с биографией короля Георга III! Тем не менее сочинение разумного история здесь не единственная цель, может быть, даже Геродот Основная цель. Его цель также состоит в том, чтобы сделать изучение прошлого приятным. для его слушателей и развлекательная ценность Истории ярко проявляется во всем.

    К. Гигес и Кандавл: история лидийского наследства

    Действительно, первое повествование в Истории , изначальная часть Западная история, если хотите, сосредоточена на дворцовом скандале, который произошел более чем за столетие до персидских войн. Набор Лидия (древнее государство в западной части Малой Азии), рассказывается о том, как Лидийская монархия изменилась от семьи правящего короля Кандавла —чей корни, по Геродоту, можно проследить вплоть до мифологический герой Геракл — и попал в руки его слуги Гигес .Коктейль фактов и фантазий с достаточным количеством порций секса и насилия, эта история как раз из тех историй, глаза и уши геродотовой публики ( Истории 1.8-13).

    Старый король Лидии Кандавл был глубоко влюблен в свою жену и считал ее самой красивой женщина в мире. Он даже говорил об этом открыто со своим слугой, человек по имени Гигес, которому он доверял все свои секреты, особенно о какой хорошенькой он считал свою жену.Хотя для этого потребовалось некоторое время, , что было началом его бед.

    Однажды он сказал Гигесу: «Гигес, я не думаю, ты веришь мне, когда я говорю, какая красивая у меня жена. Мужчины не доверяют их уши так же, как и их глаза. Что тебе нужно, так это увидеть ее голой!»

    Гигес громко ахнул и сказал: «О Учитель, что ты имеешь в виду, говоря что-то такое извращенное? Скажи мне, чтобы увидеть моя госпожа голая? Знаешь, ты снимаешь с женщины одежду и ты лиши ее приличия тоже! Есть старая поговорка, урок для всех нас, и кое-что, о чем стоит подумать: не лезь не в свое дело! Полагать я, я верю тебе.Она самая красивая женщина на земле. Но не заставляй меня делать что-то незаконное!» Таков был его ответ. хочет, чтобы что-нибудь случилось, он мог бы сожалеть.

    Но Кандавл ответил ему: «Не беспокойся, Гигес. Я не проверял тебя, говоря это. И моя жена не пытается делать вам никакого вреда, либо. У меня есть план, правда есть. Она даже не будет знаю, что ты видел ее. Послушай это! Я посажу тебя в нашу спальню, один мы разделяем, за открытой дверью.Видишь ли, когда я ложусь спать, она приходит входит и присоединяется ко мне. Возле дверного проема стоит стул, куда она садится. одежду вниз, как она раздевается. Это даст вам много возможностей увидеть ее. Затем она идет от стула к кровати. ты будешь позади ее, понимаешь? Только не позволяй ей увидеть тебя, когда ты найдешь выход».

    Но для Гигеса там было нет выхода, поэтому он приготовился.Когда царю пора было спать, Кандавл привел Гигеса в свою комнату, и очень скоро там появилась и королева. Она вошла и сняла с нее одежду, и Гигес увидел ее. Женщина повернулась спиной и направился к кровати, и тихонько выскользнул, и женщина видел, как он выходил! Она тоже знала, что это дело рук ее мужа, так что она не кричала, не выглядела пристыженной и даже не вела себя так, будто знала. Понимаете, у нее тоже был план отплатить Кандавлу — среди лидийцев, правда, как и других варваров, человека вряд ли увидишь кто голый; для них это большой позор — вместо этого она не позволила на всех, просто пошел спать.

    Но первым делом на следующее утро она позвала своих слуг, те, кому она больше всего доверяла, чтобы защитить ее, и вызвали к себе Гигеса. Он понятия не имел, что она знала, что произошло, поэтому пришел, когда она позвала ему. Ведь он всегда так делал, когда его звала королева, пришел.

    По прибытии Гигеса королева сказала: «Теперь У тебя есть два пути сюда, Гигес.Я предоставляю вам ваш выбор. Брать любой путь, который вы хотите. Во-первых, убей Кандаулеса и возьми меня и королевство. лидийцев. Во-вторых, ты сам погибнешь тут же на месте, да как урок не всегда прислушиваться к Кандавлесу или в будущем видеть вещи, которые вы не должны видеть. Кто-то должен умереть, видите ли: тот, кто задумал эта штука или ты, тот, кто видел меня голой, и это незаконно.»

    Гигес мгновение простоял в изумлении, а после какое-то время стал умолять ее не заставлять его делать такой выбор.Это не работал. И наконец до него дошло, что он либо должен убить своего хозяина или быть убитым другими. Он решил остаться, но сначала спросил ее: «Поскольку ты заставляешь меня убивать мой господин, чего-то я не хочу, дайте мне услышать от вас, как мы будем смирись с этим.»

    Она ответила: «С того же места атака пришла, в том самом месте, где он показал меня голой.Когда он спит, , это , как мы с этим справимся». планируйте вместе.

    После того, как наступила ночь — теперь ты понимаешь Гигеса не было выхода из этого, но кто-то должен был умереть, он или Кандавлес, один из них! — он последовал за женщиной в спальню. И она дала ему кинжал и спрятал его за той же дверью. И позже, когда Кандавлес удалился, он подкрался и убил его, забрав и его женщину, и царство, это то, что сделал Гигес, — на самом деле, это упоминается Архилох Паросский, живший в то же время, в написанной им поэме — Гигес взял царство Лидии и правил, а причина в Дельфийском Оракуле подтвердил его.

    Видите ли, лидийцы очень плохо восприняли это — Кандавл смерти, то есть — и начал собирать войска. Но соглашение было между сторонниками Гигеса и остальными лидийцами: если оракул утвердил его как царя лидийцев, он будет править; но если нет, он вернет свою команду семье Геркулеса (линия Кандавла). И оракул действительно подтвердил его, и так правил Гигес. Однако, жрица Аполлона и сказала что расплата придет для детей Геракла в пятом поколении от Гигеса.Из это слово, лидийцы и их цари не обратили внимания, пока, конечно, получилось.

    Понятно, что это не «научная» история. Ведь как мог Геродот действительно знал о том, что происходило за закрытыми дверями, особенно двери спальни лидийской королевской семьи! — более века назад он жил? Откровенно говоря, он или кто-то другой выдумал эту историю. над.Это выдуманная история, основанная на правде, если таковая имеется, погребен глубоко под слоями сплетен и пропаганды.

    То, что есть , ясно не в том, что-на самом деле-произошло-в-прошлом, а в том, что-на самом деле-нравилось-Геродоту-и-его-зрителям. Их коллективное увлечение историями такого рода, по сути, является тоже понятно, а так же их зацикленность на иностранцах и знати и особенно эротические излишества ищущих острых ощущений аристократов.Это ситуация, прямо аналогичная современному интересу к авантюрам европейских королевских особ, чьи предполагаемые распутства и путешествия по миру, обмен женами способы являются основным продуктом таблоидов сегодня.

    Так и от Геродота, мастера и истории, и рассказа — не обязательно именно в таком порядке — в своем неповторимо провокационном, цепляющем слух Таким образом, мы слышим о персидских войнах, о конфликте, который он называет что-то вроде встречи Давида и Голиафа, в которой греки, значительно превосходящие численностью, победил персов вопреки всему.И нет лучшего типа история для рассказчика!


    II. Предыстория персидских войн

    Чтобы проследить ход персидских войн и понять их полное значение, необходимо сначала просмотреть историю как Персии, так и Греции, т.к. а также политический и культурный климат, приведший к конфликту. В конце концов, начинать дела именно так, как это делает Геродот. в его историях .

    А. Персы

    Персы жили на великом Иранском плато, на востоке Месопотамии. Эта огромная равнина, площадью около миллиона квадратных миль, граничит с рекой Инд на востоке и горами Загрос на Запад. Индийский океан лежит на юге, а Каспийское море и Армянское горы на север. Земля контрастов, Персия содержит обе пустыни и плодородные речные долины, жаркое лето и холодная зима, горные высокогорья и низинные прибрежные болота.Он богат полезными ископаемыми и сельскохозяйственными ресурсами, но на протяжении большей части ранней античности населявшие его люди оставались обеднел, потому что земля подвергалась частым вторжениям и завоеваниям благодаря обилию природных богатств.

    1. Кир Великий

    Таким образом, по сравнению с древними цивилизациями вокруг них, как вавилоняне и египтяне, потребовалось много времени, чтобы персы, чтобы установить свою политическую независимость и подняться на известность.Действительно, первый выдающийся персидский царь в древней истории это Кир Великий (II), который вознесся на престол где-то до 550 г. до н.э. К тому времени египетская королевская линия можно проследить не менее чем на две тысячи лет.

    Сайрус начал свое правление с организации Персидской империи и, только после консолидации свое царство, он начал расширять свои владения. Его первое крупное завоевание было у мидийцев , людей, живших непосредственно к северу от персов.Потому что Мидия (земля Мидян) ближе к Греции, чем к Персии, греки перепутали мидян и персов — Геродот и большинство греков в его дни называли Персидские войны «Мидийскими войнами». дело» — что только показывает, как мало греки до к классическому веку понимали окружающий их мир. Наверняка, это является частью импульса, лежащего в основе « историй Геродота» , необходимость узнать больше о том, кто там и почему они нападают.

    Захватив Мидию, Кир двинулся на северо-запад и подчинил себе Лидию. в Малой Азии (546 г. до н.э.) — Геродот использует это завоевание как оправдание начать свои « истории » с непристойного рассказа о Гигесе и Кандавле, упоминалось выше — в Лидии кампания Кира славилась осадой Сарды , столица земли. На самом деле курган он построенный там, чтобы разрушить город, был настолько большим, что его все еще можно увидеть среди археологические находки Сарды.

    Повернув на юг, он затем завоевал Вавилон , подчинив всю Месопотамию персидскому владычеству. Там он освободил древнего Евреи, которые к тому времени пережили «вавилонское пленение» полвека. В благодарность за милость персидского завоевателя Старый Тестамент вспоминает Сайруса с некоторой нежностью, но, к несчастью для обоих, Кир умер вскоре после этого (529 г. до н. э.), все еще в расцвете сил.

    Его сын и преемник, Камбиз (II) , хорошо начал свое царствование, но со временем оказалось, что тень человека, которым был его отец. В 525 г. до н. э. Камбиз сделал то, что очень немногие полководцы в древности когда-либо были в состоянии сделать: он завоевал и занял Египет, земля, хорошо защищенная естественными границами. Но потом, пораженный с успехом этого огромного приза Камбиз планировал военные подвиги за пределами возможностей растущей Персидской империи и, таким образом, совершил роковую ошибку, не сумев укрепить свою силовую базу.

    Произошло неизбежное. Восстание вспыхнуло еще в Персии и, как молодой король возвращался, чтобы подавить его, его собственные придворные убили его. Таким образом, Камбиз, как и его отец, умер сравнительно молодым, но, в отличие от Кира, не оставил после себя ни одного взрослого наследника мужского пола.

    2. Дарий

    А последовал кризис преемственности, из которого возникла сильная и грозная лидер, Дариус , который в конечном итоге восстановил порядок в Персидская империя.Потому что он был дальним родственником Камбиза по крови — и его шурин, к тому же Дарий смог заявить права на престол, настоящей заслугой которого было его сильное стремление к власти. Тем не менее, ему пришлось провести свои первые годы у власти, подавляя мятежи по всей стране. Ближний Восток и был признан царем только всеми персидскими подданными в 519 г. до н.э.

    Итак, Дарий мудро поставил , а не попытку завоевать новые территории, но вместо этого реорганизовал свою империю в сатрапию , административные округа, которыми управляют губернаторы провинций, называемые сатрапы который отвечал непосредственно королю.Эта система просуществовала почти два столетий и выдержали несколько политических и военных кризисов. Позже Римляне и многие другие завоеватели с тех пор использовали разделение Дария. его империи на провинции как образец того, как управлять обширной домен.

    В очередной попытке консолидировать свое государство и правительство, Дарий также спонсировал новую религию, зороастризм , который уже начал набирать популярность еще до его прихода к власти.В основе этой системы верований лежало ядро ​​мифов, в которых космическая битва между силами света и тьмы. Религия, значит, призывал верующих на помощь главному богу света Ахура-Мазде, в его борьбе за победу над силами тьмы. Такой «дуализм» был привлекательным для многих в то время, в том числе для евреев, которые во времена большая часть шестого века была порабощена в Вавилоне. Некоторые ученые предлагают что персонажа назвали «Дьяволом» находит здесь свои самые ранние корни.

    Дариус также усовершенствовал систему дорог, пролегающую через большую часть его королевства, весь путь от Сарды в западной части Малой Азии через два горных хребта в Сузы, город к северо-западу от Персеполя , столица Персидской империи на юге Ирана. По этому шоссе, известному как Королевская дорога , были размещены элитные гонщики, которые разносили сообщения. туда и обратно от станции к станции верхом, как пони выражаться на раннем американском Западе.Из них Геродот отмечает «ни ни снег, ни дождь, ни жара, ни мрак ночи не удержат этих быстрых вестников от выполнения назначенных им раундов». В наше время эти слова использовались для описания почтовой службы США.

    Несмотря на все эти успехи, не последним из которых был мир, процветание и стабильность Персидской империи, Дарий как царь потерпел неудачу в одном решающем отношение: завоевание.После двух десятилетий на троне он подчинил себе почти нет новой территории. Геродот ехидно резюмирует первых правителей Персии таким образом: Кир был «отцом», Камбиз — «учителем». и Дарий «лавочник». Тепло шло к расширению.

    B. Ионическая революция

    Однако персы были не единственным народом, который рос и пытался расширить границы своего влияния.Вслед за ассирийцами опустошительное завоевание Финикии в VIII веке до н. тогда финикийцы контролировали восточную оконечность Средиземного моря. Море — греки также начали расширять свои торговые интересы. и торговая сеть в этом регионе. Они колонизировали, в частности, Малая Азия (современная Турция), что привело их в непосредственный контакт с персы, конфронтация, которая в конечном итоге переросла в насилие.

    Заселяя границу между новым растущим европейским державы на Западе и огромные древние империи Востока, греки живших в юго-западной части Малой Азии, земли в то время назывался Иония — отсюда назывались люди там ионийцы — были по натуре и привычкам беспокойными, любопытными и энергичные люди в центре большого межкультурного обмена. Помимо улучшая навигацию и измерения, они также развлекали новые и сложные способы мышления.В основном из Ионии в во второй половине шестого века до нашей эры (ок. 550 г.) появились новаторские способы мысли, которая впервые в западной истории не была выражена в теологическом плане. Это движение было названо Ионической революцией .

    Таким образом, ионийцы стали первым народом западной цивилизации, подошли к изучению природы так, как это делают ученые, и начали задавать вопросы о мире, которые до сих пор доминируют в философии и науке, такие как «Где все происходит из?» и «Почему это работает так, как это делает?» А именно, само наше слово элемент является пережитком дебатов среди ионийских философов наших дней, которые спорили о том, какой «элемент» — земля, воздух, огонь или вода — предшествовал и лежать в основе всех остальных.Замените кварк, скварк, гравитон и Хиггс бозон, и современные физики все еще обсуждают один и тот же основной вопрос.

    Геродота, пришедшего из Ионии, можно рассматривать с одной стороны, как с другой продукт интеллектуального беспокойства, заражающего этот уголок Мир. Подобно своим соотечественникам в науках, он искал природа и причины вещей, в данном случае то, что послужило причиной персидских войн. Для него настоящие причины этого конфликта заключались в его происхождении, его «элементы», то есть происхождение и характер народов которые были втянуты в войны.Таким образом, его истории , по сути, воспроизвести науку своего времени, применяя ее принципы не к материи но людям — как иронично, что это «научный» историки нашего времени, как правило, сопротивлявшиеся клейму Геродота истории — он явно думал, что — это , делающий «науку». и, по меркам того времени, он был! Но это была не единственная арена подвергнуться влиянию нового «ионийского» мышления.

    C. Ионическое восстание и рождение демократии

    После того, как новая философия появится из Ионии начали превращать традиционные греческие структуры верований и социальные системы с ног на голову, ставя перед всем грекоязычным миром проблемы всех видов. Во-первых, формальная религия подверглась разрушительному огню со стороны ионийских философов. Это породило новаторские культы, такие как пифагорейцев , секта, основанная на почитании математических принципов и посвященная к исследованию числовых гармоний в природе.Знаменитый «пифагорейский теорема» — квадрат гипотенузы прямоугольного треугольника равен равной сумме квадратов двух других сторон — по-прежнему важный элемент в изучении геометрии сегодня. Однако в древности открытие этой связи было тайной, которую долгое время скрывали Пифагорейский культ, который, к сожалению, наряду с аристократическим снобизмом в отношении экономика помогла задушить рост математики в древнем мире.

    Как это часто бывает, вскоре последовала политика религия. Среди исследования всех вещей стандартных и общепринятых, традиционные правительства в Ионии и других грекоязычных городах-государствах начали давать сбои и рушиться, их правители и высшие советы не могли для решения проблем, возникающих, когда свободная мысль высвобождается в обществе. Действительно, не что иное, как афинская демократия , парадигма всех последующих партисипативных правительств на Западе, родилась из пожар укоренившихся режимов как огонь Ионической революции распространился за пределы своей родины и через большую часть греческого мира в сторону конец шестого века (515-500 гг. до нашей эры).

    Все это резко контрастировало с тем, что происходило в Персии. Сейчас организованная при Дарии в эффективную бюрократию из сатрапов и рабов, Персидская империя совсем не соответствовала происходящим переменам. по всей Ионии. Наоборот, персы лучше всего справлялись с обычными, авторитарные государства, подобные их собственному, где властители и боги — или, лучше, властелины как боги — господствовали, а не избирали советы философов, которые сидели вокруг, обсуждая природу природы и решения среди бури элементарных частиц.Столкновение этих особенно сильные силы были неизбежным продуктом их столкновения миры и мировоззрения.

    Так и случилось. 500–499 гг. до н. э. превратились в один из тех моментов в истории, например, 44 г. до н. э. в Риме или, совсем недавно, 1939 г. в Европе, год, когда все просто взорвался. Все бурные потоки, которые бурлили под спокойными воды внезапно всплыли на поверхность и погрузили общество и правительство в хаос.Водоворот социальных и политических волнений стал настолько сильным, что до сих пор сегодня точно не ясно, что ускорило хаос, который разразился в Ионии около 500 г. до н.э. Ведь даже в городе Афины , наш лучший источник истории в эту эпоху, невозможно точно сказать что произошло в конце века (508-501 до н.э.). Афинские записи были утеряны или намеренно уничтожены — если они когда-либо существовали вообще — тех бурных лет.

    Вот что мы знаем : афиняне каким-то образом в основе всего этого. Заражены, как и многие греческие города-государства, Ионическим революционного жука, они свергли своего правителя, тирана по имени Гиппий, за десятилетие до этого (510 г. до н.э.). В течение года или двух после этого власть была передана к народным собраниям — прежде эти собрания служили в основном в качестве советника, и из-за этого хаоса афиняне каким-то образом создали демократию.Затем, как бы в ответ на их ионийские братья, афиняне вызвали политический переворот на родине самой революции. Иония тоже стала жертвой вируса «моб. правление» — вот буквальное значение слова «демократия» ( demokratia ) на древнегреческом — и то, что началось как новый взгляд на физику стала глобальной чумой антитиранического гриппа.

    В 500-499 гг. до н.э. возникло политическое движение за изгнание всех тиранов из городов-государств. Иония начала расти, но из очень неожиданного источника.Один из сам царствующий тиран, Аристагор Милетский —Милетский это город на западном побережье Малой Азии — изгнанный сам от власти, отрекшись от престола. Затем он начал проповедовать демократическую идеалы. Новообращенные всегда самые громкие протестующие, не так ли? Oни?

    Просвещение этого реформированного бывшего диктатора вызвало общее изгнание тиранов в Ионии и ее окрестностях и, чтобы защитить себя от любая попытка восстановить тиранию, только что освобожденные города заключили союз называется Ионическая лига .Этот союз впоследствии начал кампанию по изгнанию всех тиранов поблизости, которые не уйти в отставку по собственному желанию, даже если местное население не обязательно хотят демократизации . Спровоцировав эту революцию на некоторых степени афиняне присоединились к крестовому походу за принудительную независимость, не принося Ионической лиге какой-либо массовой поддержки, — говорит Геродот. они поставили только несколько кораблей, но они ясно дали знать об этом где они стояли идеологически, на стороне свободы и демократии .

    Собрав свои силы, Ионическая лига двинулась на север в 498 г. до н.э. и, несмотря ни на что, захватил Сарды, ныне столицу лидийской сатрапии Дария, что привело их к прямому конфликту с Персидской империей. Несмотря на то что сначала провозглашались освободителями, а затем праздновали победу поражение «тирана», они сожгли Сарды дотла — несчастные случаи случаются! — и это настроило общественное мнение против них.Действительно, в ярости от такого бессмысленного вандализма, совершенного в ходе своего «освобождения», лидийцы призвали обратно персов, и Дарий, который знал хороший повод для войны, когда слышал, как кто-то суров к ионийцам.

    Вскоре после этого в битве у ионийского города Эфеса персидский армия нанесла поражение Ионическому союзу и вынудила его распустить. Аристагор с отвращением покинул восстание и бежал в северную Грецию, где убит.С характерной эффективностью персы добивали своих борется с врагом, осадив родной город Аристагора Милет. Когда город окончательно пал в 494 г. до н.э., персидская армия разграбила его с жестокой местью. в обмен на сожжение Сарды. Ионическое восстание было теперь официально история.

    И вдруг свобода стала не так хороша. Многие из вольнодумцев и их профессоров и коллег, которые зажгли Ионическую революцию, внедрив эту новомодную физико-философскую Допрашивающие были вынуждены покинуть город до захода солнца.больше одного пошло в Афины — их естественные связи родство и идейные симпатии к афинянам привели их туда — и это, в свою очередь, привлекло на запад предвзятый взгляд персидского царя. Война между Персией и Грецией был почти неизбежен в этот момент.


    III. Первая персидская война (492-490 гг. до н.э.)

    г.

    Но, несмотря на все это и все его политические оправдания и официальные заявления войны, истинная причина, по которой Дарий напал на Грецию, далеко не ясна.Это не может быть, чтобы захватить богатства Афин. Их не было. Это правда Дариус нужно было завоевать что-то , так как он присматривал за небольшим расширением персидских владений после более чем двух десятилетий пребывания на престоле. Это было действительно правом персидского царя — фактически его обязанностью — поработить часть населения как демонстрацию персидской мощи. Но почему Греция? Предлагалось мало как таковых . Возможно, Дарий видел афинян как стоящих на пути его продвижения на запад, в гораздо более богатые земли Сицилия и Италия.Какова бы ни была его причина, Ионическое восстание дало ему все. предлог, который ему был нужен, чтобы двинуть свои силы против Греции. Эти любящие демократию Афиняне были самыми непослушными и неуважительными, и им нужно было быть наказанным.

    Ранней весной 490 г. до н. э., как только стало возможным путешествие по морю — внезапная и сильные зимние штормы так часто возникают в восточном Средиземноморье что в древности было небезопасно пересекать открытые воды с октября по март — Дарий возглавил военно-морскую экспедицию на запад через острова Эгейского моря. Море (между Малой Азией и Грецией).Пока не крупный военно-морской сила, она была значительно больше, чем любая, которую греки могли вооружиться в то время. Таким образом, войска короля не встретили большого сопротивления при переходе через реку. море, так как они стремились к посадке в марафон , небольшой сообщество к северо-востоку от Афин. Греки знали о приближении персидского флота, но поскольку большинство опасалось размера и размаха персидских сил, несущих на них — даже непревзойденное воинственное государство Греции, спартанцев, нашел предлог , а не , чтобы вступить в бой — афиняне были оставили практически всех наедине с натиском Дария и его морская ярость.

    Однако у греков было одно преимущество, которого не было у персов: сама Греция, и особенно топография Марафона, которая не способствовала предприняв сокрушительную атаку, которую планировал король. Тем не менее, персидский флот высадился и начал высадку своих войск, несмотря на ожесточенные Афинское сопротивление. Последовавшая за этим 90 451 битва при Марафоне 90 452 была долгая и упорная борьба — в тот день погибло много афинян, и их огромное общая могила все еще стоит там, где они были похоронены недалеко от поля боя, но, в общем, получилось именно так, как планировали и надеялись афиняне.Крупные персидские силы, привыкшие сражаться на равнине, равнины Ближнего Востока, так и не смогли реально закрепиться и создать эффективные военные формирования на изменчивом газоне Марафона. В сумме, Греция больше всех спасла греков.

    По мере развития битвы афиняне в конечном итоге получили преимущество, преследовали захватчиков до самого берега и даже нанесли урон некоторым кораблей персов, когда они возвращались в море.Знаменитый афинянин. курьер Фидиппид — или Филиппидес, его точное имя неясно — мчался домой с места боя на рекордной скорости. Так взволнован греками победа, когда он достиг Афин, он смог сказать только «Мы победили!» и умер. Бег Фидиппида отмечается сегодня в гонке, названной в честь место сражения. Расстояние от Марафона до Афин, конечно, чуть более двадцати шести миль.

    Воодушевление греков, особенно афинян, воспарило.Они имели били не только персы но и форы. И славный день был, но только мгновение волнения, потому что они знали, что Дарий едва принес вся тяжесть Персидской империи легла на них. Если бы он был, это вряд ли они смогли бы выдержать нападение. Кроме того, сама Греция действительно спас их, и это лежало в основе властного короля-бога. просчет, убежденность тирана в том, что чопорный, вольнодумный Афиняне обязательно отступят перед лицом такой превосходящей силы.Когда человек знает только рабов и сатрапов, он начинает ожидать, что побои сломают, а не напрягут спину человека.

    Почти с момента окончания битвы греки тоже знали, что отпор в Марафоне, в лучшем случае мимолетное оскорбление, в конце концов служат только для того, чтобы еще больше разозлить короля и сделать его более решимым сокрушить их, и когда он вернулся, как он должен был сделать, он не сделал бы дважды одна и та же ошибка.В следующий раз он выставит против них все, что у него есть. обеспечить их поражение, уничтожение и вечное унижение. В тот момент, только боги знали, что он никогда этого не сделает, что вместо него Греки враг, который был еще более решительным и ожесточенным, чем старый царь, Сын Дария и наследник Ксеркс.


    IV. Вторая персидская война (481-479 гг. до н.э.)

    г.

    A. 490–481 гг. до н. э.: Десятилетие между войнами

    г.

    Хотя неизбежно и явно прямое следствие Первого персидского Война, следующее столкновение между греческими и персидскими войсками было предотвращено в течение почти десятилетия событиями, которые развернулись как в Греции, так и в Персии.

    В Афинах появился новый важный лидер по имени Фемистокл . Вскормленный расцветающей афинской демократией, Фемистокл был частью нового поколения афинян, искусно использующих новые типы законов в своих личных целях. выгода. Например, среди реформ, введенных с институтом демократии двумя десятилетиями ранее было положение известная как « остракизм », процедура удаления лиц, недружественных новому афинскому правительству, без необходимости казнить их или спровоцировать семейные распри или междоусобное кровопролитие.В остракизму созывалось собрание граждан и, если более шести тысяч голоса были отданы против одного человека при тайном голосовании, проведенном на остраке остраке в переводе с греческого означает «осколки глиняной посуды»; они функционировали как древний эквивалент макулатуры — этот человек был изгнан из Афины на десять лет, но мирно и без возмездия своим родственникам, друзья или имущество.этим воспользовался Фемистокл. процедура отстранения нескольких его политических противников от власти и, таким образом, приобрел известность в городе.

    Тем временем в Персии Дарий был полон решимости отомстить тем, несчастные греки, которые стояли на пути его божественного императива править мир. В годы после Первой персидской войны он начал собирать более сильное войско, чем прежде, но, прежде чем он смог двинуться на Грецию на секунду время восстание сатрапии Египта (486 г. до н.э.).Вынужден обратить внимание египтянам, он собирался выступить против них со своим большим войском, когда он неожиданно умер.

    Его сыну Ксерксу (годы правления 486-465 до н.э.) удалось взойти на престол, но не мог сразу выступить против греков, потому что ему пришлось провести первые два года своего правления, подавляя восстание в Египте. Что еще хуже, пока новый царь был в Египте, вавилоняне восстал (482 г. до н.э.).Это оказалось серьезной и роковой ошибкой с их стороны, ибо Ксеркс положил конец обоим восстаниям с типично персидской быстротой и бойня. К началу 481 г. до н. э., когда его королевство и королевская власть были в безопасности, молодой персидский царь смог, наконец, обратить свое внимание на греков и возмездие за запятнанную честь отца. Собрав свои силы, он двинулись в Малую Азию весной того же года и начали готовиться вторгнуться на материковую часть Греции.

    Тем временем в Греции 480-е преподнесли еще один сюрприз. В 483 г. до н.э. рабочие Лаврских рудников Аттика области вокруг Афин) открыла одну из самых богатых серебряных жил когда-либо существовавших. нашел там. В город хлынули деньги, хоть сто талантов, несколько состояний по меркам того времени. Консервативный, аристократический элементы в афинском правительстве предложили распределить деньги поровну среди народа, но Фемистокл, теперь глава более либерального и дальновидная фракция предложила построить новый флот кораблей под названием триремы , быстроходные линейные крейсера инновационного дизайна.В конце концов Фемистокл одержал победу. во многом тем, что подверг остракизму своего главного политического врага — и нового афинянина флот был построен как раз к прибытию Ксеркса.

    B. Вторая персидская война

    В мае следующего года (480 г. до н. э.) Ксеркс и его огромная армия покинули Сарды и направился на север к Геллеспонт (проливы между Европой и Азией).Там персидский флот присоединился к королю и, чтобы облегчить переправу, у инженеров Ксеркса были огромные веревки построенный, который они использовали, чтобы связать старые корабли вместе по прямой линии через узкие воды. Затем они построили дорогу поверх этих корабли, по выражению Геродота, «мощавшие море». Но до Ксеркса мог провести свои сухопутные войска по этому «лодочному мосту», сильные ветры и течения понесли его вниз по течению.Король был в ярости и, как деспот он был — и бог, как он думал, он был! — он приказал своему официальному хлысты, чтобы сечь ветры и сковывать воды Геллеспонта на вопреки его царской воле. Это, в конце концов, то, что любой уважающий себя делает король, столкнувшись с мятежным рабом: достань бичи, стреляйте клеймами и начинайте читать проклятия.

    Наслаждение нелепость раздутого эго царя Геродот драматизирует сцену, намереваясь процитировать те самые слова, которые Ксеркс приказал своим гонщикам произнести, как они наказали ужасным проливом:

    Кислая вода, господь здесь вершит правосудие, ибо вы причинили ему зло, а он ни разу не причинил вам вреда.Конечно Царь Ксеркс пойдет за тобой. Ваши чувства не имеют значения. Это правильно ибо никто на земле не принесет тебе жертву. Ты мутный, соленый поток.

    Ксеркс перестроил свой лодочный мост, и на это второе усилие силы природы действительно были более сговорчивыми — может быть, наказание на самом деле сработало! — и вот персы «пошли» через Геллеспонт. Армия Ксеркса была настолько велика, что на передвижение ушло целых семь дней и ночей. все свои силы на другую сторону.На самом деле, по Геродоту, было более пяти миллионов человек — этот отчет показывает, что его купец мысли на работе, но он сухо добавляет, что в эту цифру входят «проститутки и пекари.»

    1. Переход Ксеркса через Грецию

    Прижимаясь к побережью, чтобы флот мог оставаться рядом для защиты, Персидская армия легко прошла через северную Грецию.Действительно, большинство городов в этом районе капитулировали перед Великим королем — древним У греков был глагол, означающий «капитуляция перед персами». medize » (то есть «гой персидский») который напоминает их смешение мидян и персов, особенно когда северные греки увидели размер и размах его сил. Но, как и его отец, Путь Ксеркса был усложнен и опасен не греками, а но и сама Греция.Северная Греция состоит в основном из пересеченной местности, скалистых и гористой, и было потеряно много персидских жизней и затонувших кораблей когда силы Ксеркса двинулись на юг.

    Учитывая двойственный характер этой экспедиции, двигавшейся как по морю, так и по суше, у персидской армии в какой-то момент пути на юг не было выбора но следовать по входу, который привел их к узкому проходу под названием Фермопилы — буквально «Горячие ворота», потому что вокруг были горячие источники скалы — это место хорошо знали греки.Увидев, что персы должен был пройти через этот тесный проход, который не позволял больше чем несколько человек идти в ряд, греческие командиры решили попытаться встать там. Если бы у них был хоть какой-то шанс против могущественной армии король, это было бы в таком месте, где он не мог бы немедленно выставить против них все свои силы. Они решили одновременно пора противостоять персидскому флоту там, вдоль побережья, где опасно воды могли уменьшить преимущество, которое давало большое количество кораблей короля. ему.Так и случилось. Разразилась сильная буря и уничтожила треть Ксеркса. флот, так как он был размещен в проливах, ведущих в Афины.

    Таким образом, была подготовлена ​​почва для знаменитой Битвы при Фермопилах (480 г. до н.э.). Потому что сухопутным войскам персов не дали продвинуться своим греческим аналогом, расположившимся в тесноте, это означало их флот — даже после всех бедствий, с которыми он столкнулся, он по-прежнему превосходил численностью греческие военно-морские силы в два раза. не ехать и в Афины.Не имея другого выхода, персы попытались три дня подряд пробивались, но упрямые Греки сопротивлялись и отбивали их снова и снова. Тактика использования Матери Природа как союзник блестяще работала на греков десять лет назад. на марафоне, и так было снова, и, без сомнения, продолжало бы делать это до бесконечности, если бы не Человеческая Природа.

    Когда персы увидели, что силой не одолеть, они прибегли к к обману.От вероломного туземца, знавшего местность, они узнали о тропе, которая петляла вокруг перевала. Элитная гвардия Ксеркса — они назывались «Бессмертными», потому что всякий раз, когда один умирал, другой тотчас заменил его — погнался за этим перебежчиком на другой конец перевала и возглавил внезапную атаку на арьергард греков. После Леонид , спартанский царь, командующий греческими войсками. в Фермопилах, увидел, что он и его люди попали в ловушку, он уволил всех, кроме трехсот своих лучших бойцов, всех Спартанские добровольцы, решившие остаться со своим королем и предотвратить Персы продвигаются так долго, как могут, в то время как остальная часть греческой армии удалился в Афины.

    На данный момент терять нечего, прекрасно зная, что они собираются чтобы умереть, Леонид и его триста спартанцев выдвинулись из-под защиты узкого прохода и, поскольку они были превосходными воинами, — спартанцы подобно Леониду, большую часть своей жизни они готовились к бою. нанесли персам большие потери. Когда, наконец, они отступили, измученные из-за непрерывных боев персидская армия сомкнулась с ними, и Спартанцы погибли, сражаясь с мужчиной.Греческий поэт Симонид сочинил эпитафия несравненной простоты и красоты в честь этих доблестных воинов:

    Незнакомец, скажи спартанцам: здесь мы остались.
    Когда они отдали приказ, мы подчинились.

    Фермопилы, в конце концов, едва ли стали победой греков, но показал Ксерксу — точно так же, как Марафон показал Дарию, — что победа Греции было нелегко.Помимо укрепления патриотизма, мужественный самопожертвование Леонида и его людей принесло грекам два значительных преимущества. Во-первых, это дало им время, необходимое для реорганизации и собрать свои силы для великого, решающего и неизбежного морского сражения грядущее, что должно было случиться, когда такие великие флоты оказались в таком близость. Во-вторых, что более важно, это дало им возможность подготовиться. для вторжения Ксеркса в Аттику, которое теперь тоже было неизбежным.

    2. Битва при Саламине

    С Фермопилами позади него ничто не стояло между королем и город, который он так ненавидел, на самом деле вообще ничем после того, как Фивы «медизировались», единственный оставшийся греческий город-государство любого значения, блокирующий его проход юг. Ксеркс теперь мог выполнить миссию своего отца по захвату Афин. и тем отомстить ионийцам за разрушение Сарды, унижение Дария на марафоне и многочисленные оскорбления, нанесенные его достоинству и божественности от рук этих невыносимых греков, сопротивлявшихся разуму и судьба, которую все знали, была их.

    Так он и сделал, в злобном гневе — он захватил Афины, которые греки эвакуировались и сожгли большую часть города, включая старый деревянный Храм Афины на Акрополе (выступ скалы в центре города). Наблюдение за горящими Афинами, должно быть, дало ему сильное чувство удовлетворение. Но уединенные и толпящиеся на соседнем острове афиняне тоже это видели, и теперь у них была своя причина для мести.

    Во многом то, что происходит дальше, то, что можно было бы назвать «глупостью Ксеркса», разыгрывается как греческая трагедия, в которой главный герой поднимается на его величайшая слава только для того, чтобы стремительно обрушиться на гибель и отчаяние. Пока такое восприятие ситуации, безусловно, обусловлено, по крайней мере отчасти, чувства древних греков, которые составляют наши первоисточники для персидских войн и воспитанных на трагической драме, несомненно, они не могли не видеть этот момент в истории как часть театра — есть также несомненно, что кратковременный триумф царя в Греции был недолгим. и его перипетии (термин для внезапной «перемены судьбы» в пьесе) возникает так же внезапно, как и у любого персонажа в трагедии.А также подобно великим деятелям греческой сцены, которые часто переходят от радости к отчаяние в пространстве одной сцены, рассказ Геродота дает такое впечатление, что Ксеркс должен был предвидеть неминуемую катастрофу, скрывающуюся в крылья, ожидая сигнала войти, его судьбы.

    Сидя в дымящихся Афинах, царь столкнулся с рядом серьезных проблем. Во-первых, Аттика предлагала ему не более чем личное удовлетворение.Греция, в общем, земля небогатая в сельскохозяйственном отношении, а у Ксеркса было пять миллионов или так рты кормить. Кроме того, задержка в Фермопилах дала афинянам время взять с собой запасы продовольствия, которые у них были в полете. Таким образом, чтобы он не повторил ошибку своего отца и не недооценил сопротивление, которое могли оказать греки, он принес с собой огромная экспедиция, беспрецедентная по своим размерам, по Геродоту по меньшей мере.Но это создало для Ксеркса другую проблему, отличную от проблемы его отца. горе, как прокормить и приютить столько солдат — и проституток и пекари.

    Хуже того, год уже клонился к концу — эти дорогостоящие задержки, снова! — и зимние бури скоро заставят моря Греция непроходима. Если бы это произошло, то персидский флот, возможно, даже личное лицо короля, будет вынужден зимовать в Греции, слишком примитивный и опасная земля, чтобы укрыть его королевское присутствие.Если он хотел тепло ванну, без сомнения, ему придется вернуться в Фермопилы.

    Все это означало, что греки, хотя и были изгнаны из своих домов, высоко ценили карта: так как Ксеркс стремился быстро решить этот конфликт, они могли выбрать время и место финального противостояния. Они решили собрать полный состав своих морских сил у острова Саламин недалеко от Афин и столкнуться с персидским флотом в проливе между островом и материк.Оба входа в Саламинскую бухту узкие, что заставит персидские корабли нарушить строй при входе. Это даст шустрым, но превосходящим по численности триремам греков больше шансов разгрома персидского флота, так как им не пришлось встречаться со всем этим в однажды.

    Полагая, что после того, как греки увидели своими превосходящими силами которые были больше и по размеру, и по силе, они прогнулись бы под и отступить, Ксеркс приказал воздвигнуть трон на скалах, возвышающихся над бухте, где он мог сидеть и наблюдать за грядущим конфликтом.От этого командования вид, он приказал своему флоту продвигаться в теснины и 90 451 битве Саламина началось. Когда проходил корабль за кораблем из королевской армады через проливы в бухту, заходя лишь по нескольку раз, потому что вот и все, что могло поместиться, греки их отковыряли. Еще хуже для персы, те корабли, которые увидели ловушку и попытались развернуться и бегство налетело на галеры своих товарищей, заходящих в бухту.Более не один персидский крейсер был протаранен и потоплен одним из своих товарищей этот день. Так много людей Ксеркса утонули в водах вокруг Саламина. что неделями, а то и месяцами после битвы персидские тела мыли на берегу недалеко от Афин. И король смотрел, как все это разворачивается сидя в своем кресле в первом ряду над заливом и, без сомнения, проклинал этих «кислых» воды тоже.

    3.Битва при Платеях

    Но даже после такой бойни силы персов все еще превосходили численностью те из греков, целых три к одному. Ксеркс, однако, надоели эти западные выскочки и, боясь, что они могут взять наступление и попытаться предотвратить его возвращение в Персию, он приказал Персидский флот отступает в Малую Азию. Урок чрезмерного аппетита Камбиса завоевания, мрачная прелюдия к его убийству, безусловно, Разум Ксеркса.В конце концов, для завоевателя, чья досягаемость превышает его хватку, дома больше опасности, чем за границей. Таким образом, оставив большую часть его сухопутные войска, ни в коем случае не ничтожная армия, но ничего подобного с которым он бросился в Грецию, Ксеркс быстро отступил на восток, возвращаясь в Сарды и, в конце концов, в безопасность Персеполя.

    Вместо царя в Греции остался один из его полководцев Мардоний. командовать оставшейся персидской армией.Он и его войска отошли от Афины, а зимовали в Фивах, более безопасном, «медицинском» городе север. Когда бойцовский сезон открылся весной следующего года (479 г. до н.э.) персы готовились к еще одному нападению на Афины. По мере продвижения Мардония афиняне снова были вынуждены отступить. из Аттики. Но персидский полководец извлек важный урок из Марафон и Саламин, чтобы не воевать с греками в тесных районах.Так он ответил отступлением и ожиданием у более широких равнин Фив, вынуждая греков встретить его на суше, на открытой местности, на персидских условия на один раз.

    Они это сделали, и результатом стала Битва при Платеях — Платеи был маленьким городком между Фивами и Афинами, но в этом противостоянии персы еще раз просчитались. Неправильное толкование одного из греч. движения армии как трусливое отступление, Мардоний приказал своим войскам атаковать, полагая, что у него есть преимущество, которого у него не было.После тяжелого битве, линия персов в конце концов рухнула, и Мардоний храбро погиб сам руководил своими войсками. То, что осталось от армии Ксеркса, бежало домой. Персия любыми способами могла. Греки радовались и праздновали победу, осадив Фивы, захватив их и убив всех, кто «медизировался», теперь они были свободны делать все, что требовала демократия.


    V. Заключение: Геродот и персидские войны

    Персидские войны знаменуют собой важный поворотный момент не только в греческой истории. но, действительно, в ходе всей европейской цивилизации.Прежде всего, благодаря своей победе Греция была спасена от угрозы внешнего господства и может развиваться самостоятельно. Вручив эту независимость, греки выбрали идти по пути, навсегда изменившему ход современной жизни. Без своего успеха в этом конфликте, они, без сомнения, никогда бы не добились свобода, средства или убеждения изобретать, открывать или создавать все, что они делали: не только история, но и философия, наука, драматургия, искусство, архитектура, действительно большинство краеугольных камней современной цивилизации.

    Другое последствие этой победы, менее непосредственное, но не менее важное, заключалась в том, что это мешало персам господствовать над землями на западе Греции — как отмечалось выше, это, вероятно, плодородные поля Италии и Сицилия, а не грубая пыль Греции, были настоящей целью Ксеркса. имперские замыслы — и там только что возникло крошечное поселение под названием Рим. начала прорастать, в тот момент едва ли точка на карте, но она позже превратиться в ключевого игрока в истории Запада.Рим выиграл свободы и в персидских войнах, ни разу не выставив ни одного истребителя. Невозможно представить, насколько сильно изменился бы наш мир, если бы Персия завоевала или истребила римлян еще до того, как они шанс вырасти.

    Таким образом, греки заложили основу для позднейшей западной культуры, и Геродот основу для его понимания. Если так много его фактов выглядят подозрительно или даже оказаться неверным, если он иногда, кажется, устанавливает спекуляции и скандал вокруг трезвой критики и науки, прежде чем осуждать его, мы должны вспомните, что он основал все это предприятие под названием история, дисциплина который до сих пор носит имя , он дал ему .Его критики также должны Имейте в виду, что только потому, что Геродот поставил нас на этот путь, мы можем даже презирать его методы в первую очередь. К этому самому необычному «общему человек», мы в огромном коллективном долгу. Он — Отец Истории — и точка!

    Обнаружение кораблекрушения на Ниле подтверждает правоту Геродота – спустя 2469 лет | Археология

    В пятом веке до нашей эры греческий историк Геродот посетил Египет и описал необычные речные суда на Ниле.Двадцать три строки его « Historia », первой великой повествовательной истории древнего мира, посвящены замысловатому описанию конструкции «бариса».

    На протяжении столетий ученые спорили по поводу его рассказа, потому что не было никаких археологических свидетельств того, что такие корабли когда-либо существовали. Теперь есть. «Великолепно сохранившиеся» затонувшие корабли в водах вокруг затонувшего портового города Тонис-Гераклион показали, насколько точным был историк.

    «Только когда мы обнаружили это крушение, мы поняли, что Геродот был прав», — сказал доктор Дамиан Робинсон, директор центра морской археологии Оксфордского университета, который публикует результаты раскопок.«То, что описал Геродот, было тем, на что мы смотрели».

    Художественное оформление обнаруженного кораблекрушения. Верхняя половина модели иллюстрирует обломки после раскопок. Ниже этого нераскопанные области зеркально отражены, чтобы создать полный контур сосуда. Фотография: Кристоф Геригк/Франк Годдио/Hilti Foundation

    В 450 г. до н.э. Геродот был свидетелем строительства бариса. Он отметил, что строители «вырезали доски длиной в два локтя [около 100 см] и укладывали их, как кирпичи». Он добавил: «На крепкие и длинные шипы [кусочки дерева] вставляют доски в два локтя.Когда они построили свой корабль таким образом, они натягивают над ним балки… Они затыкают швы изнутри папирусом. Имеется один руль направления, проходящий через отверстие в киле. Мачта из акации, а паруса из папируса…»

    Робинсон сказал, что предыдущие ученые «допустили несколько ошибок», пытаясь интерпретировать текст без археологических свидетельств. «Это одна из тех загадочных работ. Ученые спорят, что именно это означает, пока мы думаем о лодках с научной точки зрения», — сказал он.

    Бюст Геродота Галикарнасского (ок. 484–425 гг. до н. э.) Фотография: G Nimatallah/De Agostini/Getty Images доски, соединенные шипами, как заметил Геродот, описывая сосуд чуть меньшего размера.

    Первоначальная длина судна составляла до 28 метров. Это одно из первых когда-либо обнаруженных крупных древнеегипетских торговых судов.

    Робинсон добавил: «Геродот описывает лодки как имеющие длинные внутренние ребра. Никто на самом деле не знал, что это значит… Это сооружение никогда раньше не было обнаружено археологами. Затем мы обнаружили эту форму конструкции на этой конкретной лодке, и это абсолютно то, о чем говорил Геродот».

    Деревянный корпус корабля 17. Фотография: Christoph Gerigk/Franck Goddio/Hilti Foundation

    Около 70% корпуса хорошо сохранилось в нильских илах. Доски из акации скреплялись длинными ребрами-шипами (некоторые длиной почти 2 м) и скреплялись колышками, образуя линии «внутренних ребер» внутри корпуса.Управление им осуществлялось с помощью осевого руля с двумя круглыми отверстиями для рулевого весла и ступенькой для мачты по направлению к центру судна.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.