Дума примеры из литературы: Дума в литературе это что такое? 🤓 [Есть ответ]

Содержание

специфика жанра, характер историзма, тематика -История русской литературы XIX века -История русской литературы

К.Ф. Рылеев «Думы»: специфика жанра, характер историзма, тематика. — Текст : электронный // Myfilology.ru – информационный филологический ресурс : [сайт]. – URL: https://myfilology.ru//russian_literature/istoriya-russkoj-literatury-xix-veka/kf-ryleev-dumy-speczifika-zhanra-xarakter-istorizma-tematika/ (дата обращения: 29.12.2021)

С 1821 г. в творчестве Рылеева начинает складываться новый для русской литературы жанр – думы, лироэпического произведения, сходного с балладой, основанного на реальных исторических событиях, преданиях, лишенных, однако, фантастики. Рылеев особенно обращал внимание своих читателей на то, что дума – изобретение славянской поэзии, что в качестве фольклорного жанра она существовала давно на Украине и в Польше. В предисловии к своему сборнику “Думы” он писал: “Дума – старинное наследие от южных братьев наших, наше русское, родное изобретение.

Поляки заняли ее от нас. Еще до сих пор украинцы поют думы о героях своих: Дорошенке, Нечае, Сагайдачном, Палее, и самому Мазепе приписывается сочинение одной из них”. В начале XIX в. этот жанр народной поэзии получил распространение в литературе. Его ввел в литературу польский поэт Немцевич, на которого Рылеев сослался в том же предисловии. Однако не только фольклор стал единственной традицией, повлиявшей на литературный жанр думы. В думе можно различить признаки медитативной и исторической (эпической) элегии, оды, гимна и др.

Первую думу – “Курбский” (1821) поэт опубликовал с подзаголовком “элегия”, и лишь начиная с “Артемона Матвеева” появляется новое жанровое определение – дума. Сходство с элегией видели в произведениях Рылеева многие его современники. Так, Белинский писал, что “дума есть тризна историческому событию или просто песня исторического содержания. Дума почти то же, что эпическая элегия”. Критик П.А. Плетнев определил новый жанр как “лирический рассказ какого-нибудь события”.

Исторические события осмыслены в думах Рылеева в лирическом ключе: поэт сосредоточен на выражении внутреннего состояния исторической личности, как правило, в какой-либо кульминационный момент жизни.

Композиционно дума разделяется на две части – жизнеописание в нравственный урок, который следует из этого жизнеописания. В думе соединены два начала – эпическое и лирическое, агиографическое и агитационное. Из них главное – лирическое, агитационное, а жизнеописание (агиография) играет подчиненную роль.

Почти все думы, как отметил Пушкин, строятся по одному плану: сначала дается пейзаж, местный или исторический, который подготавливает появление героя; затем с помощью портрета выводится герой и тут же произносит речь; из нее становится известной предыстория героя и нынешнее его душевное состояние; далее следует урок-обобщение. Так как композиция почти всех дум одинакова, то Пушкин назвал Рылеева “планщиком”, имея в виду рациональность и слабость художественного изобретения. По мнению Пушкина, все думы происходят от немецкого слова dumm (глупый).

В задачу Рылеева входило дать широкую панораму исторической жизни и создать монументальные образы исторических героев, но поэт решал ее в субъективно-психологическом, лирическом плане. Цель его – возбудить высоким героическим примером патриотизм и вольнолюбие современников. Достоверное изображение истории и жизни героев отходило при этом на второй план.

Для того чтобы рассказать о жизни героя, Рылеев обращался к возвышенному языку гражданской поэзии XVIII – начала XIX в., а для передачи чувств героя – к поэтической стилистике Жуковского (см., например, в думе “Наталья Долгорукая”: “Судьба отраду мне дала В моем изгнании унылом…”, “И в душу, сжатую тоской, Невольно проливала сладость”).

Психологическое состояние героев, особенно в портрете, почти всегда одинаково: герой изображен не иначе, как с думой на челе, у него одни и те же позы и жесты. Герои Рылеева чаще всего сидят, и даже когда их приводят на казнь, они тут же садятся. Обстановка, в которой находится герой, – подземелье или темница.

Поскольку в думах поэт изображал исторических личностей, то перед ним встала проблема воплощения национально-исторического характера – одна из центральных и в романтизме, и в литературе того времени вообще. Субъективно Рылеев вовсе не собирался покушаться на точность исторических фактов и “подправлять” дух истории. Больше того, он стремился к соблюдению исторической правды и опирался на “Историю государства Российского” Карамзина. Для исторической убедительности он привлек историка П.М. Строева, который написал большинство предисловий-комментариев к думам. И все-таки это не спасло Рылеева от слишком вольного взгляда на историю, от своеобразного, хотя и ненамеренного, романтически-декабристского антиисторизма.

Назначение своей поэзии декабристы видели «не в изнеживании чувств, а в укреплении, благородствовании и возвышении нравственного существа нашего». Они были глубоко убеждены, что только те стихи достойны признания, дух и пафос которых непосредственно входит в жизнь и участвует в жизнестроительстве.

С этой же целью они обращались к историческому прошлому, стремясь «возбуждать доблести сограждан подвигами предков». В фольклоре декабристов интересовали не лирические народные песни, не сказки, а исторические предания. В древнерусской литературе они ценили воинские повести, где, по словам А. Бестужева, «непреклонный, славолюбивый дух народа дышит в каждой строке». Наиболее ярким примером исторической поэзии декабристов были «Думы» Рылеева. В предисловии к ним поэт сказал: «Напоминать юношеству о подвигах предков, знакомить его со светлейшими эпохами народной истории, сдружить любовь к отечеству с первыми впечатлениями памяти – вот верный способ для привития народу сильной привязанности к родине: ничто уже тогда сих первых впечатлений, сих ранних понятий не в состоянии изгладить. Они крепнут с летами и творят храбрых для боя ратников, мужей доблестных для совета».

Сюжеты своих «дум» Рылеев заимствует в народных легендах и преданиях, в «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина. Герои дум – мученики, страдальцы, гибнущие за правое дело, вступающие в решительную борьбу с носителями общественного зла. В думах в отличие от классической оды или поэмы преобладает лирическое начало, ключевую роль в них играют монологи героев, эмоционально насыщенные, возвышенные, исполненные патриотических чувств. Героев окружают романтические пейзажи – ночь, буря, скалы, темные тучи, сквозь которые пробивается луна, вой ветра и блеск молний («Смерть Ермака», «Ольга при могиле Игоря», «Марфа Посадница»).

Однако еще Пушкин обратил внимание на отсутствие историзма в думах Рылеева: история для него – иллюстрация, собрание положительных или отрицательных примеров, имеющих прямой агитационный смысл. Поэтому герои дум говорят одинаковым, возвышенно-декламационным языком. Лишь в отдельных произведениях Рылеев приближается к исторической достоверности в передаче характеров и обстоятельств, какая была, например, уже доступна Пушкину в его «Песне о вещем Олеге». Не случайно Пушкин высоко оценил думу Рылеева «Иван Сусанин» и увидел проблески возмужавшего дарования в поэме «Войнаровский».

В ходе подготовки к восстанию Рылеев рос и как поэт. В 1825 году отдельными книжками вышли в свет его сборник «Думы» и поэма «Войнаровский». Над «Думами» Рылеев работал с 1821 до начала 1823 года, печатая их в разных журналах. «Войнаровский» был написан в 1823 году, когда работа над «Думами» была уже оставлена. Несмотря на одновременный выход в свет, «Думы» и «Войнаровский» принадлежат к разным этапам идейно-художественного развития Рылеева. Политическое направление «Дум», сложившихся еще под непосредственным воздействием программы Союза благоденствия, было умеренным. Напротив, «Войнаровский» насыщен уже мятежным пафосом, переходящим в боевые призывы к восстанию против деспотизма.

Задачей Рылеева в «Думах» являлось художественное воскрешение исторических образов для воспитания «сограждан подвигами предков». Обращение к национальной истории было связано у Рылеева с характерным для декабристов пониманием прошлого России и с вопросом о народности искусства. «Думы» Рылеева давали портретные характеристики ряда деятелей русской истории, начиная с легендарных времен («Олег Вещий», «Ольга при могиле Игоря», «Святослав» и др.

) и кончая XVIII веком («Волынский», «Наталья Долгорукова» и «Державин»). Самый отбор имен был необычайно показателен для поэта-декабриста. Герои «Дум» Рылеева — это смелые обличители зла и несправедливости, народные вожди, пострадавшие за любовь к родине. Здесь и борцы за освобождение народа от иноземных захватчиков («Дмитрий Донской», «Богдан Хмельницкий»), и военачальник («Олег Вещий», «Святослав», «Ермак»), и пламенные патриоты, гибнущие за свой народ («Иван Сусанин», «Михаил Тверской»). Чувством глубокого патриотизма проникнуты все «Думы». Рылеев зовет к борьбе с тиранами и с ненавистью относится к таким фигурам, которые опирались на иноземные силы («Дмитрий Самозванец»).

Среди «Дум», которые остались ненапечатанными при жизни Рылеева, есть и «Думы», связанные с образами новгородской вольницы. Таковы думы о «Марфе Посаднице» и о «Вадиме», защитнике древних прав вольного Новгорода.

Самое название своих «Дум» Рылеев взял из украинской народной поэзии — так назывались народные песни исторического характера.

Тематическим источником большинства дум послужила для Рылеева «История государства Российского» Карамзина. Следует подчеркнуть, что идейной зависимости от Карамзина в «Думах» не было; поэт резко расходился с ним политически, использовал же он труд Карамзина как единственное в 20-е годы изложение истории России.

Еще до того, как «Думы» Рылеева были изданы отдельной книжкой, в критике завязалась интересная дискуссия, посвященная выяснению жанрового своеобразия «Дум». В статье «Взгляд на старую и новую словесность в России» друг и единомышленник Рылеева А. Бестужев отметил, что «Рылеев, сочинитель дум или гимнов исторических, пробил новую тропу в русском стихотворстве, избрав целию возбуждать доблести сограждан подвигами предков».

Критик «Русского инвалида», возражая Бестужеву, высказал сомнение в оригинальности Рылеева и указал на то, что жанр думы заимствован из польской литературы. Критик имел в виду «Исторические гимны» польского поэта Немцевича, которого Рылеев, действительно, очень ценил и с которым состоял в переписке.

Однако в разработке национально-исторической темы Рылеев не был подражателем, а шел своим собственным путем. Характерно поэтому, что в издании сборника «Думы» одну думу («Олег Вещий») Рылеев сам демонстративно выделил как подражательную и поместил ее в сборнике со ссылкой на Немцевича, для того чтобы отвести дальнейшие сомнения в оригинальности своего творчества. На сомнения критика «Русского инвалида» в национальном характере самого жанра дум ответил А. Бестужев в особой статье. Он настаивал на том, что «думы суть общее достояние племен славянских», что они выросли на почве устного народного творчества и что самый жанр думы «поместить должно в разряд чистой романтической поэзии». Определяющим признаком думы, с точки зрения Бестужева, являлась национально-историческая тема в субъективно-исторической трактовке, что он особенно подчеркивал: «… дума не всегда есть размышление исторического лица, но более воспоминание автора о каком-либо историческом происшествии или лице, и нередко олицетворенный об оных рассказ».

Действительно, в рылеевских думах был осуществлен важнейший принцип романтического искусства: монологи исторических лиц и автора по существу не разнились между собой. Образ автора в думах являлся непременным спутником исторических героев. Интерес и значение дум заключались преимущественно в образе автора, поэта и гражданина, который стоит за стихами, в том образе, который объединяет весь цикл дум в единое целое.
В монологах «Дмитрия Донского», говорящего о «былой свободе праотцев», или в речах Волынского мы слышим голос самого поэта с его патриотическими призывами, чаяниями и надеждами. Все рылеевские исторические герои сходятся к одному центру, к одному образу человека — героя декабристской эпохи со всеми особенностями его миросозерцания, с характерной символикой его поэтического языка («тиран», «гражданин», «общественное благо», «вольность» и т. д.). Но миросозерцание поэта-декабриста, выраженное в «Думах», иногда вступало в противоречие с объективной сущностью того героя, в уста которого вкладывались те или иные мысли и монологи свободолюбивого содержания (как, например, в думе «Волынский»). Несомненно, что это противоречие и вызвало замечание Пушкина в письме к Жуковскому в апреле 1825 года: «Думы Рылеева и целят, а всё не в попад». В письме к самому Рылееву Пушкин сочувственно выделил лишь две вещи: «Петра Великого в Острогожске» — думу, «окончательные строфы» которой он нашел чрезвычайно оригинальными, и «Ивана Сусанина», «первую думу, по коей начал подозревать» в Рылееве «истинный талант».

В общем неблагоприятное отношение Пушкина к думам Рылеева станет совершенно понятным, если мы учтем, что Пушкин стремился к изживанию автобиографизма при создании образов исторических героев (в особенности же конкретных образов, действительно существовавших в истории).

Уже в первой половине 20-х годов Пушкин в своем творчестве сумел дойти до понимания объективной закономерности в художественном воспроизведении исторического процесса; это понимание и дало ему возможность создания «Евгения Онегина» и «Бориса Годунова» — произведений, открывших новые пути в литературе. Рылеев же тогда только вступал в своем творчестве на эти пути. Но, тем не менее, «Думы» сыграли значительную роль: они содействовали укреплению в литературе интереса к историческим сюжетам, а выраженные в них идеи соответствовали целям декабристской пропаганды.
Огромное значение имело утверждение Рылеевым революционной роли поэта-патриота. В своих стихах Рылеев развивал представление о поэте как о передовом гражданине, миссия которого заключается в преобразовании действительности. Свое понимание задач поэта Рылеев сформулировал в следующих стихах:

О так! нет выше ничего
Предназначения Поэта:
Святая правда — долг его;
Предмет — полезным быть для света.
К неправде он кипит враждой,
Ярмо граждан его тревожит;
Как вольный славянин душой.
Он раболепствовать не может.
Повсюду тверд, где б ни был он —
Наперекор судьбе и Року;
Повсюду честь — ему закон,
Везде он явный враг пороку.
Греметь грозой противу зла
Он чтит святым себе законом
С спокойной важностью чела
На эшафоте и пред троном.
Ему неведом низкий страх,
На смерть с презрением взирает
И доблесть в молодых сердцах
Стихом свободным зажигает.

Представление о поэте, как об избраннике — гражданине, учителе и бойце, определило и специфические принципы творчества Рылеева. Он отказался от жанров камерной, салонной поэзии, которым он отдал дань в период своего ученичества. Подобно Грибоедову и Кюхельбекеру, Рылеев обратился к высокой патетической оде, к сатире, к посланию, т. е. к тем жанрам, которые культивировали поэты XVIII века. Так, знаменитая сатира Рылеева «К временщику» по особенностям языка, метрической схемы и риторического построения близка сатирам XVIII века, а ода «Видение» по своей тематике и композиции связана с традициями классических од Державина. Характерные особенности высокого классического стиля очевидны и в таких одах Рылеева, как «Гражданское мужество» и «На смерть Байрона». Однако «классицизм» Рылеева отнюдь не был простой реставрацией старинных поэтических жанров. Уже Радищев обновил и обогатил старые классические традиции. Работа Радищева имела огромное значение для судеб русской гражданской лирики. Вслед за Радищевым гражданская лирика культивировалась группой поэтов Вольного общества любителей словесности, наук и художеств (Пнин, Борн, Попугаев, Остолопов и др.), Н. И. Гнедичем, В. Ф. Раевским, Ф. Н. Глинкой, наконец молодым Пушкиным. В начале своей поэтической деятельности Пушкин обращается к высокому классическому стилю и в послании «Лицинию» и в знаменитой революционной оде «Вольность» — еще за несколько лет до напечатания рылеевской сатиры «К временщику».

Самый жанр «дум», связанный с своеобразным переосмыслением исторического прошлого, вобрал в себя также и нормы классической поэтики. Не только в особенностях языка и композиции, но и в методах подхода к историческому материалу — в элементах риторики и дидактики — «Думы» во многом продолжали классические традиции.

На новую дорогу Рылеев выходит в поэме «Войнаровский». Учителем Рылеева в этой его поэме был Пушкин: у него Рылеев, по его собственному признанию, учился стихотворному языку.

«Войнаровский» — поэма из исторического прошлого Украины. Герой поэмы — племянник Мазепы и ближайший участник в его заговоре против Петра I. После смерти Мазепы Войнаровский бежал за границу, но потом был выдан русскому правительству и сослан в Якутскую область. Время действия поэмы — 30-е годы XVIII века. Историк Миллер, путешествующий по Сибири, встречает вблизи Якутска ссыльного Войнаровского, и тот рассказывает ему о своей жизни, о Мазепе и об участии в заговоре.

Изменника и предателя Мазепу сам Рылеев называл «великим лицемером, скрывающим свои злые намерения под желанием блага к родине».2 История Войнаровского в изображении Рылеева — это история благородного и пылкого молодого человека, искренне поверившего Мазепе и совращенного им на путь измены.

Рылеев наделил своего героя тем же свободолюбием, каким обладал он сам. Поэта прежде всего интересовала возможность использования избранного им сюжета в целях борьбы с самодержавием. Так же как в «Думах», образ автора сливается в поэме с образом Войнаровского. В речах Войнаровского мы слышим голос трибуна и гражданина, борющегося за «свободу человека», за его «свободные права» против «тяжелого ига самовластья». Как романтик, Рылеев меньше всего интересовался воссозданием подлинного исторического смысла заговора Мазепы против Петра I. Рылеев идеализировал здесь образ Мазепы и дал его в противоречии с исторической правдой. Именно это обстоятельство отметил впоследствии Пушкин, который нашел в рылеевском образе Мазепы своевольное искажение исторического лица. Критические замечания в адрес «Войнаровского» Пушкин сделал в предисловии к «Полтаве», замысел которой сложился отчасти в связи с впечатлениями от поэмы Рылеева.

Пушкин критиковал и оценивал «Войнаровского» с глубоко реалистических позиций. Романтическая субъективность «Войнаровского» была неприемлема для Пушкина и в 1825 году, в пору его переписки с Рылеевым, и позже, при создании «Полтавы». В «Полтаве» Пушкин дал, в противовес Рылееву, исторически, правдивый образ Мазепы как изменника родины, сняв с него героический ореол. Расхождения с Рылеевым не мешали, однако, Пушкину считать «Войнаровского» серьезным художественным достижением поэта-декабриста. «Рылеева „Войнаровский“, — писал Пушкин А. Бестужеву 12 января 1824 года, — несравненно лучше всех его „Дум“, слог его возмужал и становится истинно-повествовательным, чего у нас почти еще нет». «С Рылеевым мирюсь — Войнаровский полон жизни», — писал он брату в 1824 году.

Как романтик, Рылеев поставил в центр национальной истории личность патриота свободолюбца. История, с его точки зрения, – борьба вольнолюбцев с тиранами. Конфликт между приверженцами свободы и деспотами (тиранами) – двигатель истории. Силы, которые участвуют в конфликте, никогда не исчезают и не изменяются. Рылеев и декабристы не согласны с Карамзиным, утверждавшим, что прошедший век, уйдя из истории, никогда не возвращается в тех же самых формах. Если бы это было так, решили декабристы и Рылеев в том числе, то распалась бы связь времен, и патриотизм и вольнолюбие никогда не возникли бы вновь, ибо они лишились бы родительской почвы. Вследствие этого вольнолюбие и патриотизм как чувства не только свойственны, например, XII и XIX вв., но и одинаковы. Историческое лицо любого минувшего века приравнивается к декабристу по своим мыслям и чувствам (княгиня Ольга мыслит по-декабристски, рассуждая о “несправедливости власти”, воины Димитрия Донского горят желанием сразиться “за вольность, правду и закон”, Волынский – воплощение гражданского мужества). Отсюда ясно, что, желая быть верным истории и исторически точным, Рылеев, независимо от личных намерений, нарушал историческую правду. Его исторические герои мыслили декабристскими понятиями и категориями: патриотизм и вольнолюбие героев и автора ничем не различались. А это значит, что он пытался сделать своих героев одновременно такими, какими они были в истории, и своими современниками, ставя тем самым перед собой противоречащие и, следовательно, невыполнимые задачи.

Рылеевский антиисторизм вызвал решительное возражение Пушкина. По поводу допущенного поэтом-декабристом анахронизма (в думе “Олег Вещий” герой Рылеева повесил свой щит с гербом России на врата Царьграда) Пушкин, указывая на историческую ошибку, писал: “…во время Олега герба русского не было – а двуглавый орел есть герб византийский и значит разделение империи на Западную и Восточную…”. Пушкин хорошо понял Рылеева, который хотел оттенить патриотизм Олега, но не простил нарушения исторической достоверности.

Таким образом, в думах не был художественно воссоздан национально-исторический характер. Однако развитие Рылеева как поэта шло в этом направлении: в думах “Иван Сусанин” и “Петр Великий в Острогожске” был заметно усилен эпический момент. Поэт совершенствовал передачу национального колорита, добиваясь большей точности в описании обстановки (“косящето окно” и другие детали), крепче стал и его повествовательный слог. И Пушкин сразу же откликнулся на эти сдвиги в поэзии Рылеева, отметив думы “Иван Сусанин”, “Петр Великий в Острогожске” и поэму “Войнаровский”, в которой он, не приняв общего замысла и характера исторических лиц, в особенности Мазепы, оценил усилия Рылеева в области стихотворного повествования.

23.06.2016, 26177 просмотров.

Думы. История русской литературы XIX века. Часть 1. 1795-1830 годы

Думы

С 1821 г. в творчестве Рылеева начинает складываться новый для русской литературы жанр – думы, лироэпического произведения, сходного с балладой, основанного на реальных исторических событиях, преданиях, лишенных, однако, фантастики. Рылеев особенно обращал внимание своих читателей на то, что дума – изобретение славянской поэзии, что в качестве фольклорного жанра она существовала давно на Украине и в Польше. В предисловии к своему сборнику «Думы» он писал: «Дума – старинное наследие от южных братьев наших, наше русское, родное изобретение. Поляки заняли ее от нас. Еще до сих пор украинцы поют думы о героях своих: Дорошенке, Нечае, Сагайдачном, Палее, и самому Мазепе приписывается сочинение одной из них»[54]. В начале XIX в. этот жанр народной поэзии получил распространение в литературе. Его ввел в литературу польский поэт Немцевич, на которого Рылеев сослался в том же предисловии. Однако не только фольклор стал единственной традицией, повлиявшей на литературный жанр думы. В думе можно различить признаки медитативной и исторической (эпической) элегии, оды, гимна и др.

Первую думу – «Курбский» (1821) поэт опубликовал с подзаголовком «элегия», и лишь начиная с «Артемона Матвеева» появляется новое жанровое определение – дума. Сходство с элегией видели в произведениях Рылеева многие его современники. Так, Белинский писал, что «дума есть тризна историческому событию или просто песня исторического содержания. Дума почти то же, что эпическая элегия»[55]. Критик П.А. Плетнев определил новый жанр как «лирический рассказ какого-нибудь события»[56]. Исторические события осмыслены в думах Рылеева в лирическом ключе: поэт сосредоточен на выражении внутреннего состояния исторической личности, как правило, в какой-либо кульминационный момент жизни.

Композиционно дума разделяется на две части – жизнеописание в нравственный урок, который следует из этого жизнеописания. В думе соединены два начала – эпическое и лирическое, агиографическое и агитационное. Из них главное – лирическое, агитационное, а жизнеописание (агиография) играет подчиненную роль.

Почти все думы, как отметил Пушкин, строятся по одному плану: сначала дается пейзаж, местный или исторический, который подготавливает появление героя; затем с помощью портрета выводится герой и тут же произносит речь; из нее становится известной предыстория героя и нынешнее его душевное состояние; далее следует урок-обобщение. Так как композиция почти всех дум одинакова, то Пушкин назвал Рылеева «планщиком»[57], имея в виду рациональность и слабость художественного изобретения. По мнению Пушкина, все думы происходят от немецкого слова dumm (глупый).

В задачу Рылеева входило дать широкую панораму исторической жизни и создать монументальные образы исторических героев, но поэт решал ее в субъективно-психологическом, лирическом плане. Цель его – возбудить высоким героическим примером патриотизм и вольнолюбие современников. Достоверное изображение истории и жизни героев отходило при этом на второй план.

Для того чтобы рассказать о жизни героя, Рылеев обращался к возвышенному языку гражданской поэзии XVIII – начала XIX в., а для передачи чувств героя – к поэтической стилистике Жуковского (см., например, в думе «Наталья Долгорукая»: «Судьба отраду мне дала В моем изгнании унылом…», «И в душу, сжатую тоской, Невольно проливала сладость»).

Психологическое состояние героев, особенно в портрете, почти всегда одинаково: герой изображен не иначе, как с думой на челе, у него одни и те же позы и жесты. Герои Рылеева чаще всего сидят, и даже когда их приводят на казнь, они тут же садятся. Обстановка, в которой находится герой, – подземелье или темница.

Поскольку в думах поэт изображал исторических личностей, то перед ним встала проблема воплощения национально-исторического характера – одна из центральных и в романтизме, и в литературе того времени вообще. Субъективно Рылеев вовсе не собирался покушаться на точность исторических фактов и «подправлять» дух истории. Больше того, он стремился к соблюдению исторической правды и опирался на «Историю государства Российского» Карамзина. Для исторической убедительности он привлек историка П.М. Строева, который написал большинство предисловий-комментариев к думам. И все-таки это не спасло Рылеева от слишком вольного взгляда на историю, от своеобразного, хотя и ненамеренного, романтически-декабристского антиисторизма.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Какие бывают жанры литературы?

  1. Что такое литературные жанры?
  2. Как определить жанр литературы?
  3. Жанры литературы: классификация
  4.  

    Вы заядлый читатель, но хотели бы знать больше о любимых произведениях? Или планируете связать с литературой свое образование? Эта статья поможет вам разобраться в жанровом многообразии русской литературы.

     

    Что такое литературные жанры?

    Жанр – ключевая единица систематизации и классификации в литературе. Это вид литературного произведения, для которого характерным является набор определенных признаков. Таковыми признаками являются объем произведения, композиционные особенности, динамичность сюжета, количество сюжетных линий, проблематика, ритмико-интонационные особенности, характеристика героев, общий настрой, ценностная функция и т.п.

    Оценивая произведение по набору подобных критериев, мы относим его к тому или иному жанру.

     

    Категория жанра менялась в зависимости от литературных стилей и исторических эпох. Так, в XI-XII вв. популярным был такой жанр древнерусской литературы, как житие. Распространенным было также летописное сказание, поучение, хождение, которые потеряли свою актуальность сегодня. С каждой новой эпохой – Средневековья, Ренессанса, Возрождения, Просветительства и т. д. – жанры модифицировались и развивались. 

    Читайте также: Как писать итоговое сочинение?

    Как определить жанр литературы?

    Сегодняшний литературный процесс значительно упрощает эту задачу. Практически все произведения уже исследованы, хорошо изучены и сопровождаются не одной критической монографией и рецензией. Если необходимо узнать жанр, стоит просто открыть учебник по литературе. А вот как доказать принадлежность того или иного произведения к определенному жанру? 

    Научиться определять все жанры литературы довольно сложно. Потребуется длительная подготовка в области литературоведения. Самый надежный способ – репетитор по литературе. Занятия с частным педагогом помогут понять суть каждого жанра и легко анализировать произведения с позиции жанровых особенностей. Вы можете получить глубинное знание произведений и навыки литературного критика. 

    Читайте также: Как быстро выучить стих: советы и лайфхаки

    Жанры литературы: классификация 

    Основная классификация жанров – по литературным родам. Рассмотрим жанры художественной литературы по 4-м группам. 

    Эпические жанры:

  • Роман – эпический жанр большой формы, который характеризуется системой равнозначных персонажей, несколькими сюжетными линиями, сложной композицией, разносторонней проблематикой, значительной продолжительностью событий во времени. Как прогрессивный жанр вытеснил эпопею в XVIII веке. Примеры произведений: «Мертвые души» Н.Гоголя, «Дворянское гнездо» А.Тургенева, «Братья Карамазовы» Ф.Достоевского, «Мастер и Маргарита» М.Булгакова и т.д.;

  • Повесть – повествовательное произведение средней формы, в котором широко изображена жизнь одного или нескольких героев на протяжении длительного ил важного по историческим событиям промежутка времени. Имеет, как правило, одну сюжетную линию. Сюда отнесем «Собачье сердце» М.Булгакова, «Волшебник Изумрудного города» А.Волкова, «Алые паруса» А.Грина, «А зори здесь тихие» Б. Васильева;

  • Рассказ – жанр малой прозы, в котором есть неразветвленный сюжет, одна сюжетная линия, одна проблема и одно изображаемое событие из жизни героя. Например, «Антоновские яблоки» И.Бунина, «Крыжовник» А.Чехова, «Мальчик у Христа на елке» Ф.Достоевского, «Муму» И.Тургенева;

  • Новелла – произведение малой прозы о необычном событии из жизни, с динамическим, напряженным сюжетом и неожиданным финалом. Новелле присущи лаконичность, минимум персонажей, яркость и выразительность художественных средств, изображение настроения и переживаний. Примеры: «Темные аллеи» И.Бунина, «Шинель» Н.Гоголя, «Прятки» Ф.Сологуба, «Последний придворный поэт» Н.Гумилева.

Драматические жанры:

  • Драма – пьеса социального или бытового характера с острым конфликтом, который развивается в постоянном напряжении. Примеры этого жанра: «Гроза» А.Островского, «Царь Иксион» И. Анненского, «Мелкий бес» Ф.Сологуба;

  • Трагедия – драматический жанр, отличающийся остротой и непримирительностью конфликта личного или общественного характера и зачастую заканчивающийся смертью героя. Например: «Хорев» А.Сумарокова, «Борис Годунов», «Пир во время чумы» А.Пушкина, «Дмитрий Донской» В.Озерова;

  • Комедия – драматическое произведение, в котором с помощью юмора и сатиры разоблачаются отрицательные общественные и бытовые явления, раскрывается смешное в окружающей действительности или человеке. Примеры: «Ревизор» Н.Гоголя, «Горе от ума» А.Грибоедова, «Новый Стерн» А.Шаховского;

  • Трагикомедия – драматическое произведение, в котором трагические события представлены в комическом осветлении или же смешное стечение обстоятельств заканчивается неожиданной смертью героя. Например: «Дядя Ваня», «Вишневый сад» А.Чехова, «Иркутская история» А.Арбузова;

  • Водевиль – легкая комическая, обычно одноактная, пьеса с анекдотическим сюжетом, выполненная динамическими диалогами, песнями, танцами. Произведения: «Первого июля в Петергофе», «Вицмундир» В.Каратыгина, «Своя семья, или Замужняя невеста» А.Грибоедова, «Актер» Н.Некрасова.

Лирические жанры:

  • Стихотворение – образец лирики, построенный по законам версификации того или иного литературного периода. Например: «Это утро, эта радость» А.Фета, «Зимнее утро» А.Пушкина, «В дороге» Н.Некрасова;

  • Песня, романс – словесно-музыкальное произведение с повторением строк, разделением запева и припева, выразительной ритмизацией: «Утро туманное», «Цыганская венгерка», «На заре ты ее не буди»;

  • Элегия – медитативный стих меланхолического, отчасти печального содержания: «Песнь Гаральда Смелого» К.Батюшкова, «Вечер», «Славянка» В.Жуковского;

  • Сонет – стих, состоящий из 14-ти строчек 5-стопного или 6-стопного ямба – двух четверостиший с перекрестной рифмовкой и двух трехстиший с тернарной рифмовкой: «Сонет» А. Ахматовой, «Первый фортепьянный сонет» И.Анненского, «Наряд весны» В.Брюсова;

  • Ода – стих, выражающий вознесенные чувства, вызванные важными историческими событиями, действиями исторических личностей: «Вельможа» Г.Державина, оды М.Ломоносова; 

  • Эпиграмма – сатирическая поэзия остроумного, досаждающего значения с неожиданным, градационно завершенным окончанием: «И.А. Бунину» А.Куприна, «Безыменскому» В.Маяковского;

Лиро-эпические жанры: 

  • Дума – авторское или фольклорное философско-патриотическое произведение об исторических или социальных событиях, выполняемое речитативом. Например: «Думы» К.Рылеева, «Думы» А.Кольцова, «Печально я гляжу на наше поколенье…» М.Лермонтова;

  • Баллада – лиро-эпический жанр фантастического либо историко-героического содержания с драматическим сюжетом. Например: «Песнь о вещем Олеге» А. Пушкина, «Светлана», «Людмила» В.Жуковского;

  • Басня – краткий, обычно стихотворный, рассказ, с аллегорическим содержанием. Состоит из повествовательной части и вывода-поучения. Например, «Лебедь, Щука и Рак», «Волк и Ягненок», «Лисица и Виноград» А.Крылова;

  • Былина – народная речитативная песня о героях и их подвигах. Примеры в русской литературе: «Богатыри на Соколе-корабле», «Илья Муромец и Соловей Разбойник», «Бой Василия Буслаева с новгородцами»;

  • Поэма – большой поэтический повествовательный жанр, отличающийся глубиной содержания и широким охватом событий. Например: «Кому живется весело, вольготно на Руси?» Н.Некрасова, «Двенадцать» А.Блока, «Тринадцатый Апостол» В.Маяковского, «Руслан и Людмила» А.Пушкина.

Чтобы подготовиться к ЕГЭ и другим экзаменам по литературе с репетитором и найти хорошие материалы, заходите на БУКИ. 

Читайте также: Как бесплатно учиться за границей

Самостоятельная работа по литературе 8 класс на тему «К.

Ф. Рылеев»

К.Ф. Рылеев

1. Укажите название литературно- общественной организации, активным участником которой был К.Ф. Рылеев.

2. Вставьте слова на месте пропусков, укажите название сатиры и имя её адресата

Надменный__________, и подлый и коварный,

Монарха хитрый ________ и друг неблагодарный,

Неистовый ________ родной страны своей,

Взнесённый в важный сан пронырствами ___________ .

3. В каких произведениях Рылеева современникам представлены поучительные примеры гражданских добродетелей их предков?

4. Почему А. Герцен и Н. Огарёв дали своему лондонскому изданию название журнала К. Рылеева и АВ. Бестужева «Полярная звезда»?

5. Коротко запишите определение думы как жанра.

6. Выпишите из думы «Иван Сусанин» слова, в которых нашла своё отражение художественная идея думы.

7. Запишите основные элементы композиции думы «Иван Сусанин»:

Завязка –

Кульминация –

Развязка –

8. Выпишите из текста слова, передающие описание зимнего пейзажа. Какая картина открывается мысленному взору?

9. Выпишите из текста слова, позволяющие воссоздать детали крестьянского быта эпохи.

10 . Выпишите из текста примеры «высокой» лексики и просторечных слов, и выражений.

К.Ф. Рылеев

1. Укажите название литературно- общественной организации, активным участником которой был К.Ф. Рылеев.

2. Вставьте слова на месте пропусков, укажите название сатиры и имя её адресата

Надменный__________, и подлый и коварный,

Монарха хитрый ________ и друг неблагодарный,

Неистовый ________ родной страны своей,

Взнесённый в важный сан пронырствами ___________ .

3. В каких произведениях Рылеева современникам представлены поучительные примеры гражданских добродетелей их предков?

4. Почему А. Герцен и Н. Огарёв дали своему лондонскому изданию название журнала К. Рылеева и АВ. Бестужева «Полярная звезда»?

5. Коротко запишите определение думы как жанра.

6. Выпишите из думы «Иван Сусанин» слова, в которых нашла своё отражение художественная идея думы.

7. Запишите основные элементы композиции думы «Иван Сусанин»:

Завязка –

Кульминация –

Развязка –

8. Выпишите из текста слова, передающие описание зимнего пейзажа. Какая картина открывается мысленному взору?

9. Выпишите из текста слова, позволяющие воссоздать детали крестьянского быта эпохи.

10 . Выпишите из текста примеры «высокой» лексики и просторечных слов, и выражений.

Развенчивая мифы: сколько лет литературным героям на самом деле

Одна из самых обсуждаемых и вечных тем в соцсетях и на различных онлайн-платформах — возраст классических литературных героев. Причем здесь так много домыслов и откровенного вранья, что преподаватели русской литературы хватаются за голову. Мы попросили доцента кафедры истории русской литературы, теории литературы и критики КубГУ к.ф.н. Марианну Юрьеву развенчать некоторые мифы по этому вопросу.

Ларины: дитя и старушка?

«Как быть? Татьяна не дитя, — старушка молвила кряхтя. — Ведь Оленька ее моложе. Пристроить девушку, ей-ей, пора; а что мне делать с ней?» Так говорит о старшей дочери мать Татьяны Лариной, сокрушаясь о ее судьбе. Девушка наотрез отказывается выходить за кого бы то ни было замуж, но впоследствии, сдавшись мольбам и слезам матери, все-таки соглашается стать женой князя N.,
изувеченного в сраженьях генерала.

Много копий было сломано по поводу возраста Татьяны: одни исследователи утверждают, что девушке на момент встречи с Онегиным 13 лет, кто-то — что именины, о которых идет речь в романе, — устроены по случаю ее 18-летия.

— Советский и российский литературовед Юрий Лотман в своих исследованиях говорит о том, что действие романа начинается в конце 1819 года, и предполагает, что год рождения Татьяны — 1803-й. Это подтверждает сам Пушкин в письме к Вяземскому, где, говоря о своем новом романе, замечает: «…письмо женщины, к тому же 17-летней, к тому же влюбленной!»

Если говорить о матери героини, Прасковье Лариной, то автор часто называет ее старушкой в романе.

— Но это, мне кажется, не о возрасте, а о жизненном опыте, —
продолжает кандидат филологических наук. — Потому что мать Татьяны, скорее всего, выдали замуж лет в 16-17, и на момент действия романа ей лет 35-38.

В те времена обращения типа «отец родной», «матушка» могли быть адресованы лицам любого возраста: как 60-летним, так и 16-летним людям. Точно так же слова «ребенок» и «дитя» входили в бытовой и поэтический любовный лексикон начала XIX века. «Это следует иметь в виду, читая строки вроде: «Кокетка, ветреный ребенок», предупреждает Юрий Лотман в «Очерке дворянского быта онегинской поры». Также он отмечает, что в брак молодые дворянки в начале XIX века вступали рано. Правда, частые в XVIII веке замужества 14- и 15-летних девочек начали выходить из обычной практики и нормальным возрастом для брака сделались 17-19 лет.

— Пушкин в своем романе в стихах поднимает важную тему женской доли на Руси — что крестьянки, что дворянки. Они не принадлежали сами себе — родители решали, за кого их выдать замуж. Так, няню Татьяны, Филиппьевну, сосватали ребенком по современным меркам: «…Мой Ваня моложе был меня, мой свет, а было мне тринадцать лет». Потому что участь «однокоски»  (незамужние девицы могли носить только одну косу)  была печальной. Она могла быть только приживалкой в доме родственников, нянькой их детям. Почему мать Татьяны и заклинает дочь со слезами выйти замуж за князя.

Муж Татьяны  вовсе не пожилой

Еще один персонаж из «Евгения Онегина», вокруг возраста которого до сих пор не утихают споры — что в классных комнатах на уроках литературы, что в литературоведческих кругах. Считается, что раз князь N. — генерал, то он обязательно старик. Этому убеждению способствовало еще и то, что прототипом Татьяны во времена Пушкина было принято считать Анну Павловну Керн, которая вышла замуж за уже пожилого мужчину. Однако Лотман в комментарии к роману совершенно с этим не согласен, указывая, что в образе главной героини нашли воплощение черты не одной, а многих современниц автора.

Кроме того, литературовед буквально по дням разложил действие всех восьми глав романа. Опорной точкой является указание Пушкина в предисловии к отдельному изданию первой главы на то, что начало событий романа совпадает с концом 1819 года, а завершается оно в марте 1825-го. Сопоставляя с этой датой ряд указаний в тексте, литературовед приходит к заключению, что Онегин родился в 1795 году, то есть он старше Татьяны на 7-8 лет. В начале восьмой главы говорится, что, «убив на поединке друга, дожив без цели, без трудов до двадцати шести годов», Онегин уезжает в Петербург, а затем в Крым. Возвращается он и встречает Татьяну вновь осенью 1824 года. То есть ей  21 год,
а ему — 29.

Между тем из романа мы знаем, что Татьяна знакомится с будущим мужем примерно через год после дуэли Онегина и Ленского на балу в Петербурге, и он уже генерал: «…Забыт и свет, и шумный бал, а глаз меж тем с нее не сводит какой-то важный генерал». В восьмой главе говорится, что он Онегину «родня и друг», они на «ты», и с Онегиным он вспоминает «проказы, шутки прежних лет». Стало быть, они если не ровесники, то сверстники, и разница в возрасте у них может составлять всего 2-3 года.

Откуда тогда генеральский чин? Действие романа в стихах разворачивается в 1820-х годах, в эпоху так называемых молодых генералов, получивших высокий армейский чин за доблесть против наполеоновских войск на полях сражений Оте-чественной войны 1812 года и позже. Так, Алексей Щербатов стал генералом в 24 года, граф Павел Шувалов — в 25. Следовательно, муж старше Татьяны на 8-12 лет, вряд ли больше, иначе они бы с Онегиным в детстве вместе не шалили.

— Это очень похоже на правду, — говорит Марианна Юрьева. — Во времена Пушкина было нормально жениться на девушке вдвое моложе. Грибоедову было 33, когда он женился на 15-летней грузинской княжне Нине Чавчавадзе, причем девушка вышла за поэта и дипломата по любви, будущий супруг увидел ее впервые еще ребенком. В 1778 году 35-летний Державин женился на 16-летней Екатерине Бастидон, образ которой сохранился в стихах разных лет под именем Плениры. И эти примеры можно продолжать.

«Девица была немолода, ей шел 20-й год»

Но не только роман в стихах полон домыслов по поводу возраста его героев. «Девица была немолода, ей шел 20-й год» — так якобы описана Марья Гавриловна в «Метели» Пушкина. Но это не соответствует действительности. Говоря о главной героине повести, писатель ни разу не упоминает о ее молодости или не молодости.

Читаем в первоисточнике: «В конце 1811 года, в эпоху нам достопамятную, жил в своем поместье Ненарадове добрый Гаврила Гаврилович Р**. (…) соседи поминутно ездили к нему поесть, попить, поиграть по пяти копеек в бостон с его женою, а некоторые для того, чтоб поглядеть на дочку их, Марью Гавриловну, стройную, бледную  семнадцатилетнюю девицу».

Тема закрыта.

А была ли «старуха лет сорока»?

Один из самых распространенных в интернете пассажей, которые приписывают перу Николая Васильевича Гоголя, звучит так: «Дверь нам открыла старуха лет сорока». Из какого произведения вырвана эта фраза, мы найти не смогли. Марианна Юрьева предположила, что речь может идти о «Мертвых душах», конкретно — о Коробочке. Однако, перечитав третью главу, в которой происходит встреча Чичикова с Настасьей Петровной, мы такого предложения не нашли.

Из текста: «Селифан принялся стучать, и скоро, отворив калитку, высунулась какая-то фигура, покрытая армяком, и барин со слугою услышали хриплый бабий голос… «Вишь ты, какой востроногий, — сказала старуха, — приехал в какое время! Здесь тебе не постоялый двор: помещица живет». Далее: «На крыльцо вышла опять какая-то женщина, помоложе прежней, но очень на нее похожая».

Сама коллежская секретарша описана так: «Минуту спустя вошла хозяйка, женщина пожилых лет, в каком-то спальном чепце, надетом наскоро, с фланелью на шее…»

Глеб — и муж, и мальчик

Литературоведы знают и прямо противоположные примеры, когда герои — уже зрелые мужи и жены — предстают юными или молодыми людьми,

— продолжает кандидат филологических наук.

Марианна Владимировна читает курс древнерусской литературы и всегда рассказывает студентам о житии и погублении святых страстотерпцев Бориса и Глеба, младших сыновей князя Владимира, крестителя Руси, описанных летописцем Нестором. Это были первые канонизированные князья-мученики. И если Борис предстает перед читателем мудрым мужчиной, смиренным христианином, добровольно и осознанно принимающим свою участь быть убитым старшим братом Святополком, то Глеб кажется ребенком. Во всех текстах и  народных легендах он изображен юношей, мальчиком: чистым, наивным, светлым, и когда от Святополка приходят слуги, которые хотят его убить, он сначала радостно их приветствует и осознает свою участь лишь в самый последний момент.

Однако из летописи мы знаем, что дети князя Владимира были рождены еще до принятия христианства, и даже если, в крайнем случае, его младший сын Глеб родился в 988 году, получается, что на момент описываемых событий ему минимум 27 лет. Для средневековья это уже возраст зрелого мужа. Так что автор намеренно, путем художественных приемов, делает его как бы моложе, уподобляя агнцу, которого приносят на заклание.

Процентщице скинули пару десятков лет

Еще одно заблуждение, гуляющее по Сети, — возраст старухи-процентщицы из «Преступления и наказания» Достоевского. Утверждается, что ей было 42 года. Но это заявление легко опровергается самим автором: «Старуха стояла перед ним молча и вопросительно на него глядела. Это была крошечная, сухая старушонка, лет шестидесяти, с вострыми и злыми глазками, с маленьким вострым носом и простоволосая».

Скорее всего, путаница произошла из-за упоминания в романе возраста матери Раскольникова — ей шел 43-й год. И Достоевский, говоря про нее, писал: «…лицо ее все еще сохраняло в себе остатки прежней красоты, и к тому же она казалась гораздо моложе своих лет, что бывает почти всегда с женщинами, сохранившими ясность духа, свежесть впечатлений и честный, чистый жар сердца до старости…»

Княгиня Ольга — 70-летняя красавица

А вот еще пример из древнерусской литературы. Княгиня Ольга, бабка князя Владимира,  — одна из важнейших фигур в «Повести временных лет». Из произведения мы знаем, что она, уроженка Псковского княжества, стала женой киевского князя Игоря, а после его смерти оставалась правительницей Руси еще в течение 15 лет, пока Святослав не вышел из возраста детскости. Все знают, что она совершила путешествие в Царьград (Константинополь, ныне Стамбул) в 955 году, это событие подробно описывается. Так вот, увидев ее, царь Константин, пораженный ее красотой, предлагает вступить с ним в брак.

Между тем Анатолий Сергеевич Демин, один из самых известных современных исследователей древнерусской литературы, отмечает, что, судя по датам летописи, после замужества Ольги прошло 52 года. Ученый ссылается на Карамзина, который предполагает, что год рождения княгини 893-й (есть и другие версии). А всего она прожила около 80 лет. То есть она попадает в Царьград в возрасте примерно около 70 лет. Когда говорится о ее красоте, вряд ли подразумевается внешность. Скорее всего, говорится о воспитанности, тактичности, опыте, приятности, обходительности, которые и поразили царя Константина. Кстати, вскоре он восхитится еще и ее умом, ведь Ольга в первый раз отклонила предложение царя, потому что она язычница, а во второй — уже после того, как ее крестили и Константин стал ее крестным, — что она не может стать женой крестного отца.

Из зарубежной классики

Домыслы о возрасте не обошли стороной и литературных героев зарубежных классиков.

Молодой кардинал

Так, Ришелье считается стариком, хотя на момент описанной в «Трех мушкетерах» осады крепости Ла-Рошель это был еще не старый мужчина даже по меркам тех лет. Вот как Дюма впервые описывает кардинала в 14-й главе «Незнакомец из Менга»: «У камина стоял человек среднего роста, гордый, надменный, с широким лбом и пронзительным взглядом. Худощавое лицо его еще больше удлиняла остроконечная бородка, над которой закручивались усы. Этому человеку было едва ли более тридцати шести — тридцати семи лет, но в волосах и бородке уже мелькала седина».

Бальзаковский возраст — это о характере

Выражение «женщина бальзаковского возраста» стало популярным после выхода романа «Тридцатилетняя женщина» (1842г.) Оноре де Бальзака. Героиня этого романа виконтесса д’Эглемон отличалась независимостью, самостоятельностью суждений и свободой в проявлении своих чувств. В первые годы после выхода романа в свет это выражение употреблялось иронически по отношению к женщинам, которые были похожи или стремились походить на героиню романа. Позже это значение термина забылось.

Сейчас женщиной бальзаковского возраста называют дам от 30 до 40 лет, и коннотация этого термина уже иная, чем прежде, она носит уничижительный, в лучшем случае — уничижительно-шутливый характер, что изначально неверно.

Марианна Юрьева, доцент кафедры истории русской литературы, теории литературы и критики КубГУ к.ф.н.:

На мой взгляд, возраст литературных героев не так важен, как их жизненный опыт, духовная зрелость, характер, мотивы поступков. Это знание нам может пригодиться только для того, чтобы понимать, соответствуют ли их действия возрасту: герой недалек умом или мудрый не по годам, простодушный или циничный, инфантильный или ответственный и т.д. Меняется время и наши представления о браке, семье, рождении детей. Что было нормой в XVIII веке, то недопустимо сейчас. Все это нужно брать в расчет, когда читаете произведения позапрошлых веков. Вообще, литература — это вид искусства, а в искусстве всегда присутствует художественная условность, которая помогает понять и познать жизнь. Если речь идет об историческом произведении, отдаленном во времени, то эта условность помогает нам считывать приметы того времени. Поэтому возраст героя — это не главный показатель, который может дать о нем целостную характеристику.

Чем моложе жена — тем больше шансов, что род продолжится

Сергей Исаенко, главный гериатр Краснодарского края, начальник Краевого клинического госпиталя для ветеранов войн им. проф. В.К. Красовитова, рассказал, почему еще 100-200 лет назад было нормальным выдавать дочек замуж в ранней юности.

— Это с высоты нашего века, медицины, образования, уровня жизни и морально-этических соображений кажется, что создавать семьи в 14-15 лет — это недопустимо. Но не нужно забывать, что столетие или два назад человек в среднем жил 40-50 лет, а сейчас средний официальный возраст дожития в России — 73 года, но многие доживают до 90-100 лет.

Кроме того, медицина даже еще сто лет назад находилась на примитивном уровне, если оценивать ее по современным меркам. Детская же медицина вообще не была развита: детская смертность была колоссальной, как и материнская. Инфекции и другие болезни уносили жизни детей, а если они доживали до взрослого возраста, — могли погибнуть на войне.

Вот поэтому женщины и рожали по 10-15 детей, чтобы хоть кто-то выжил и продолжил род. И поэтому их отдавали замуж в юном возрасте. Моя бабушка, например, родилась в 1889 году, она была одной из 14 детей, которым дала жизнь ее мама. Но большинство из них умерли от болезней или несчастных случаев в младенчестве или детстве, выжили только четверо —

две девочки и два мальчика. Но оба ее брата, казаки, погибли на фронтах Первой мировой войны.

Если сравнить фото 30-летней женщины начала прошлого века с фото нашей современницы того же возраста, мы получим огромную разницу: первая нам будет казаться чуть ли не бабушкой второй.  Однако и условия жизни у них совершенно разные. Бабушка рассказывала, что в детстве она с весны по осень ходила босая, в длинной рубахе на голое тело. Четырехлетняя, уже помогала матери по хозяйству, ходила в поле к отцу. Не было ни электричества, ни водопровода, ни кухонной плиты, ни стиральной машины.

Я уж не говорю о медицине. Нормальные антибиотики у нас в стране появились в 1950-60-е годы, исследования типа рентгена или ЭКГ — в начале 1990-х. А сейчас пересадка сердца или почки — рутинная хирургическая процедура.

Блага цивилизации и развитая медицина позволили нам особо не переживать за продолжение рода: семьи сегодня зачастую создаются после 30 лет, а детей рожают и после сорока. Этим уже никого не удивишь.

О «Реквиеме» Анны Ахматовой — из цикла лекций, посвященных Году литературы

/ 7

В рамках мероприятий, посвященных Году литературы в России, состоялась лекция Заслуженного учителя Российской Федерации Елены Абелюк «О «Реквиеме» Анны Ахматовой».

Е.Абелюк предложила необычный опыт прочтения поэмы, который случился в 1987 году, вскоре после первой публикации поэмы в СССР, на занятиях литературоведческого кружка при Дворце пионеров. В те годы печаталось много неизвестных ранее произведений, но не было «литературы вокруг». Работу с текстами приходилось начинать с чистого листа, вести исследования самому, но это оказалось захватывающе, открывались по‑настоящему интересные вещи. Даже сам круг использованных источников оказывался показательным для истории и культуры тех лет.

Даты создания ахматовского «Реквиема», 1935 – 1940 годы, достаточно условны, работа была, скорее всего, начата раньше. Изначально это были отдельные отрывки, цикл лирических стихотворений, замысел объединить их в поэму с целостным сюжетом возник позже. Но и 1940 год тоже не был окончательным. Записные книжки А.Ахматовой хранят следы работы над этими стихотворениями и в 50-е, и в начале 60-ых годов. Позже поэма получила эпиграф – четверостишие из написанного в 1961 году стихотворения и датированное 1957 годом прозаическое предисловие. Но в целом, заметила Е.Абелюк, с датами у А.Ахматовой связано немало загадок – часто повторяются одни и те же числа, и поэтесса наполняет их особым содержанием.

В начале шестидесятых А.Ахматова начала надиктовывать сложившийся текст, даже отправляла его в «Новый мир», но опубликована поэма не была, так как для тех лет слишком «перехлёстывала». Более двадцати лет «Реквием» распространялся в самиздатовских списках, выходил несколько раз в зарубежных изданиях. В СССР поэма впервые была напечатана в 1987 году в журнале «Знамя».

Е.Абелюк обратила внимание, что если печатные издания, как российские, так и зарубежные воспроизводят название по‑русски, то для самиздата характерен латинский вариант Requiem. А.Ахматова в своих черновиках тоже писала по‑латыни, и это было для неё принципиально важно.

Само название Requiem вызывает в памяти заупокойную католическую мессу, и возникает естественный вопрос: связан ли текст ахматовского «Реквиема» с текстом церковной службы? Интерес, который А.Ахматова проявляла в 40-ых годах к творчеству Моцарта, отмечен многими, и текст моцартовского «Реквиема» был ей, скорее всего, хорошо известен… Переклички двух текстов действительно обнаружились. По палитре скорбно-трагических настроений оба текста тоже близки, но есть и серьезные отличия. Если в католическом «Реквиеме» за частью «Распятие» следует часть «Воскресение», то у А.Ахматовой такого нет.

В «Посвящении» возникают ассоциации с библейскими разрушенными, проклятыми «одичалыми» городами. Подобное восприятие сегодняшнего дня как конца света вообще было свойственно поэзии начала XX века, и в ахматовских стихах это проявляется особенно ярко. Также начинается перекличка и с русской классической литературой – цитата из пушкинского «Послания декабристам». Цитата нарочито закавычена, и невольно встает вопрос, в том же смысле она приведена или наполнена иным значением? И действительно, если у Пушкина «любовь и дружество» преодолевают все препятствия, то у А.Ахматовой – «каторжные норы и смертельная тоска». Появляется характерная для А.Ахматовой звукопись: «вЕЕт вЕтер свЕжий» — «ключей постылый скрежет да шаги тяжелые солдат». И здесь же звучит идущая через все творчество А.Ахматовой тема надежды. «Посвящение» как будто собирает те мотивы, которые потом пройдут через всю поэму.

В первой части у поэмы резко меняется лирическая героиня — появляется средневековая русская женщина. Образ «стрелецкой жёнки» характерен для русского фольклора. Она — женщина из народа, её горе – это народное горе. Не случайно, что когда поэма была опубликована, сразу заговорили о её народности, а в самиздатовские времена она нередко воспринималась как фольклорный текст.

Далее возникают другие, пронизанные фольклорными мотивами образы. Это и «тихий Дон» — совсем не тихая в реальности река, в народных песнях часто связанная со слезами, и превращающийся в живое существо месяц, который в стихах А. Ахматовой часто становится и свидетелем, и участником событий, нередко – зловещей фигурой.

Появляется ещё один характерный для А.Ахматовой мотив – раздвоение лирической героини. Образ двойника, тени, постоянно встречается в её поэзии. Привязанность к этому мотиву литературоведы объясняют тем, что А.Ахматова прожила такую долгую и непростую жизнь, осознавая при этом необходимость быть свидетелем всех происходящих вокруг событий, что ей стало казаться, будто она прежняя – это не она, а какой‑то другой человек. Не она страдает, и не она радуется.

Возникающее дальше противопоставление каменного и живого тоже свойственно как А.Ахматовой, так и русской поэзии в целом, в которой каменное связывается с тяжестью, с испытанием. В ахматовском «Реквиеме» это «каменное» разрешится в эпилоге образом памятника, который у поэтессы наполнится новым содержанием – это памятник страданиям современников, за которым угадывается фигура плакальщицы.

В эпилоге «Реквиема» особенно важна вторая часть. Здесь снова предстает во всем своём мастерстве ахматовская звукопись. В поэме названо много звуков, а в эпилоге они ещё описаны. В какой‑то момент стихи начинают звучать как колокол, этот звон нарастает, усиливается, превращается в набат — и неожиданно обрывается. Возникает отдаление – и временное, и пространственное. Трагическое уходит. Сливаются эпос и лирика. 

Жанр произведения


Литературный род — это очень общая классификация литературных текстов. Каждый род делится на виды, представляющие собой более сжатые явления, но сохраняющие родовые типологические черты. Род проявляется через вид. В каждом роде несколько видов. Деление рода на виды опирается на особенности характера изображения жизненного процесса. В свою очередь виды делятся на жанры, которые представляют собой еще более конкретное выражение родовых форм, конкретное раскрытие способа изображения действительности, проявляющегося в идейно-тематическом содержании произведения, в его эмоциональном пафосе, в особенностях его построения, в отборе материала и т. д. Например, род – эпический, вид – роман, жанр – исторический роман. Такое разделение, выдвинутое В.Г. Белинским, принято многими литературоведами. Но полного единства в этом вопросе нет. Некоторые ученые не признают видовых подразделений и придерживаются схемы: род – жанр.

Жанром в литературоведении называют «сложившиеся в процессе развития художественной словесности виды литературных произведений». 

Например, в двадцатом веке окончательно сложился жанр научно-фантастического романа, а в конце этого века — жанр фэнтези.

Роды, виды и жанры не существуют как нечто неизменное, от века данное и вечно существующее. Они рождаются, теоретически осознаются, исторически развиваются, видоизменяются, доминируют, замирают или отступают на периферию в зависимости от эволюции художественного мышления как такового. Самым стабильным, фундаментальным является, конечно, предельно общее понятие «род», самым динамичным и изменчивым — значительно более конкретное понятие «жанр».

Жанровые обозначения возникают и закрепляются по самым разным признакам в самые разные эпохи, а затем возникают неизбежные вопросы и о системе литературных жанров, и о содержании самого понятия, меняющегося со временем. Понятие жанра существует в лингвистике применительно к текстам любого рода (например, жанр делового письма), и необходимо понять, как вписываются литературные жанры в эту систему.

Для лингвистики жанры никогда не были просто сложившимися формами, которые надо классифицировать исключительно из потребностей каталогизации. Жанр в лингвистике понимается функционально и связывается с представлением о жанровом ожидании. Например, жанр резюме существует для того, чтобы лицо, желающее поступить на работу, могло сообщить о себе соответствующие сведения, жанр фельетона существует, чтобы высмеивать какое-нибудь явление или лицо, жанр учебника существует, чтобы дать соответствующие сведения по той или иной учебной дисциплине. При этом устоявшийся и получивший название жанр формирует у читателя соответствующие жанровые ожидания, которые значительно облегчают восприятие информации, содержащейся в тексте. Так, читатель резюме знает, как они пишутся, что в них содержится, и способен поэтому быстро оценить их содержание. Если бы жанра не было, и каждый кандидат на ту или иную позицию сообщал бы о себе сведения кто в стихах, кто в прозе, кто пространные, как роман, кто уложенные в красивый афоризм, жанр потерял бы свой функциональный смысл.

Обратимся теперь к художественному слову. Фольклорные жанры, связанные с обрядом и приуроченные к ситуациям, обнаруживают родство с жанрами, как они понимаются в лингвистике. Свадебная песня исполняется во время свадебного обряда. Колыбельную поют, чтобы уснул ребенок. Тот и другой жанр формирует жанровое ожидание. Такое ожидание есть уже у маленького ребенка, слушающего колыбельную. Он знает, что в песне последуют успокаивающие и повторяющиеся звуки, и скорее всего, будет против какого-либо «авангардизма».

В художественной литературе тоже есть жанры, подпадающие под общее представление о словесных жанрах, но это жанры периферийные для нее, обычно называющиеся беллетристическими. Например, детектив — это специфическая головоломка, игра с читателем, подобная фольклорному жанру загадки. Юмористический рассказ имеет целью рассмешить, мелодраматический — растрогать. Во всех этих случаях сформированы жесткие жанровые ожидания, которые в норме оправдываются. Читатель знает, что с первой страницы ему не сообщат имя искомого преступника, что признаки, по которым он может догадаться о нем, незаметно рассыпаны по тексту и что в конце он получит подтверждение или опровержение своих догадок.

Однако в большинстве литературных жанров все гораздо сложнее. Существует, например, жанровое обозначение «роман». Но что такое роман? Что общего между «Сатириком» Петрония, «Детством Темы», романом Горького «Мать» и «Графом Монте-Кристо»? Бытовое представление подсказывает нам, что роман — это толстая книжка, и обычно не обманывает. Литературоведение сообщает, что роман — «большая форма эпического жанра литературы Нового времени». При этом нам обычно сообщается и этимология термина, из которой мы ясно понимаем, что слово «роман» расширило свое значение и практически потеряло связь со своими истоками, так как романом первоначально называлось произведение, написанное на одном из романских языков. Таким образом, в основе термина лежит метонимия: перенесение наименования с языка на жанровое обозначение. В чем функция романа? Вопрос нелеп. Существуют ли жанровые ожидания, сформированные словом «роман»? Попробуем на этот вопрос ответить.

«Большая форма эпического жанра литературы Нового времени», во-первых, подтверждает наше бытовое представление: книжка все-таки толстая. Во-вторых, поскольку форма «эпическая», мы понимаем, что это не драма и не лирика. Причем последнее понимание может нас и подвести. В романах определенного типа встречается обилие так называемых лирических отступлений, в которых автор непосредственно передает свои субъективные ощущения описанного. Иногда все повествование тонет в лирических переживаниях, окрашенных этими переживаниями воспоминаниях. «Новое время», пожалуй, дает нам более ясный ориентир, хотя литературоведы и говорят об античном романе (выше мы упомянули «Сатирикон»). Все же, если я знаю время создания романа, то, будучи искушенным читателем, я примерно могу представить особенности его содержания, повествования, используемых в нем приемов, степень его образности и т. п.

Функциональный смысл литературного жанра оказывается предельно расплывчатым, и это явление следует признать нормальным и специфичным для художественной литературы, которая не может и не должна прямо отвечать на вопрос, зачем написано то или иное произведение. Не все намерения человека могут быть сформулированы эксплицитно и однозначно, ведь жизнь сложна и наше сознание тоже устроено непросто.

Иное дело — жанровое ожидание. Полное его отсутствие затрудняет чтение и подвергает некоторому риску литературную жизнь. Ведь у писателей, в отличие от мечтателей, всегда было принято сверять часы друг по другу. Отсюда, собственно, и возникали жанровые общности. Причем там, где литературная среда была особенно плотной (например, во Франции) жанровая жизнь была особенно богатой, там, где среда была менее плотной (как в России), постоянно изобретались новые неповторимые литературные формы: «Мертвые души», «Мастер и Маргарита», что давало вершинные произведения, но и порождало многие неудачные попытки и, по-видимому, огромное количество неоконченных, никогда не увидевших свет произведений.

Сложную проблему соотношения обычных и литературных жанров оригинально и глубоко решил известный русский литературовед Михаил Бахтин. По М.М. Бахтину, существуют первичные и вторичные жанры

Первичные жанры рождаются в самом речевом общении. Например, существует несколько эпистолярных жанров. В их числе есть и жанр любовного письма. В нем есть все, что требуется жанру: ясное функциональное назначение и сформированное жанровое ожидание.

Вторичные жанры — это уже жанры литературные. Например, жанр романа в письмах. Первичные жанры включены в него как составные элементы. Кроме того, первичные жанры в составе литературного произведения переосмысливаются. Так, настоящим автором письма Татьяны является Пушкин, а настоящий адресат не Онегин, а читатель. Соответственно, и настоящий смысл этого послания не «язык девических мечтаний», а изображение этого языка, раскрытие образа персонажа.

Теория Бахтина дает ответ на второй из поставленных в самом начале параграфа вопросов. Она связывает литературный жанр с обычным речевым жанром. Остается первый вопрос: литературные жанры возникают исторически и с развитием литературы изменяются. А поскольку на синхронном срезе жанры образуют некоторую систему, картина еще более усложняется. В этом случае ничего другого не остается, как опираться на общепринятое понимание.

Жанр — это явление в значительной степени историческое. Например, такие лирические жанры, как элегия или басня, сформировались еще в античности, а их признаки были окончательно закреплены в период расцвета классицизма, то есть в ХУЛ—XVIII вв. Но дело не только в закреплении. Литература немыслима без традиции, и любой автор сознательно или бессознательно ориентируется на образцы, которые были созданы до него. Эта традиция может восприниматься некритически, как данность, или творчески переосмысливаться, совершенствоваться, углубляться; в некоторых случаях мотивом для творчества может стать борьба с традицией, попытка преодолеть и полностью разрушить ее. Но выкристаллизовавшиеся, устоявшиеся формы так или иначе определяют и реальную практику литературного творчества, и направление поисков.

В этом отношении жанр интертекстуален: создание текста оказывается не столько актом его написания, сколько актом прочтения предшествующих текстов. Под интертекстуальностью понимают любые отсылки к предшествующим текстам во всем их многообразии: прямое и скрытое цитирование, пародирование, следование традиции или намеренный отказ от использования жанровых моделей. Очень хорошо это широкое понимание интертекстуальности представлено в работе Р. Барта «От произведения к тексту»: «Всякий текст есть между-текст по отношению к какому-то другому тексту, но эту интертекстуальность не следует понимать так, что у текста есть какое-то происхождение; …текст… образуется из анонимных, неуловимых и вместе с тем уже читанных цитат — из цитат без кавычек». Жанр как именно интертекстуальное явление рассматривается, например, А. Компаньоном.

Необходимо разграничить интертекстуальность как «позитивную категорию» анализа текста, которая реализуется и может быть выявлена в любом речевом произведении, и интертекстуальность как установку художественного творчества. Последняя характеризует постмодернистский текст и — шире — постмодернистское искусство. Говорящий не может не опираться на предшествующую речевую практику, полностью отвлекаться от нее, а потому отсылки к «сказанному ранее» неизбежны. В частности, В.П. Руднев интерпретирует именно как интертекстуальность тот факт, что Фома Опискин из «Села Степанчикова и его обитателей» Ф.М. Достоевского — это реминисценция, пародия на Н. В. Гоголя (а в контексте современных подходов — на глобальный «дискурс Гоголя»). У Достоевского, возможно, действительно было намерение создать такой образ (хотя, как указывает В.П. Руднев, он делал это бессознательно). Однако очевидно, что даже при наличии намерения это не было самоцелью, тогда как в современном тексте игра с предшествующей традицией часто является основным намерением автора. Писатель-постмодернист намеренно «складывает» текст из цитат, штампов, реминистценций и т. п.

Историческая обусловленность вынуждает либо пересматривать классификации жанров, либо вообще признавать условность любых классификаций. Впрочем, это не означает, что жанров не существует: значительная часть художественных произведений достаточно точно соответствуют признакам того или иного жанра, а их авторы намеренно и осознанно ориентируются на те или иные жанровые модели.

Вопрос заключается в том, как осмысляется жанр. В предромантическую эпоху власть жанра была огромной. Он осмыслялся как канон, которому должен следовать любой писатель или поэт, полностью ему подчиняясь. Лишь во времена романтизма и реализма это положение было постепенно преодолено, и данный процесс нашел наиболее полное выражение в практике модернизма, представители которого вообще попытались отвергнуть канон.

Традиционно литературные жанры закрепляют за родами литературы, что внешне выглядит вполне логично: роды делятся на виды. В действительности, конечно, существует много промежуточных форм, потому что сама трактовка родов литературы, принятая в девятнадцатом столетии, подходит именно к литературным явлениям этого столетия. Но иной классификации нет.


  1. Эпические жанры: эпопея, роман, повесть и рассказ, новелла, сказка, притча, очерк, фельетон, памфлет, эссе, мемуары
  2. Лирические жанры: ода, элегия, стансы, эпиграмма, гимн, дума, сонет, лирическое стихотворение, эклога, романс, эпитафия, мадригал
  3. Драматические жанры: трагедия, комедия, драма, мелодрама, фарс, водевиль, интермедия, буффонада

  4. Лиро-эпические жанры: баллада, басня, поэма (иногда характеризуют как эпический жанр)

Дополнительные материалы по теме:
Список литературы:
  1. Г.Г. Хазагеров, И.Б. Лобанов. Основы теории литературы.
  2. Барт Р. От произведения к тексту // Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика.
  3. Компаньон А. Демон теории.
  4. Руднев В.П. Словарь культуры XX века.
  5. Фатеева Н.А. Интертекстуальность и ее функции в художественном дискурсе // Известия АН. Серия литературы и языка. 
  6. Фатеева Н.Л. Типология интертекстуальных элементов и связей в художественном тексте // Известия АН. Серия литературы и языка.
  7. Русакова М.В., Спектор А.Л. Теория литературы: учебное пособие.
  8. О.И. Федотов. Основы теории литературы.

Все, что вам нужно знать об артефактах судьбы

Сюжет этой недели манипулирует, развращает, терроризирует, а иногда и убивает любимых нами персонажей. У него нет собственного агентства, но он способен уничтожить целые цивилизации.

Я, конечно, говорю об Артефакте Рока.

Дун, дан, дууууууун…

Давайте посмотрим на динамику этих подлых сюжетных устройств. Но сначала …

Что такое плоттер?

Сюжетные приемы — это проверенные временем повествовательные приемы, с помощью которых писатели могут повлиять на сюжет своей истории.В случае «Артефактов судьбы», «Макгаффинов» и «Артефактов притяжения» они являются физическими объектами, которые подпитывают сюжет.

Другие устройства сюжета: все, что нужно знать о любовных треугольниках (в фильмах и сериале)

Что такое Артефакт Рока?

Во многом именно то, на что это похоже — объект, который каким-то образом вызывает ужасную катастрофу или разрушение.

Да, это просто объект, и да, он часто бывает относительно небольшим по размеру, но Артефакты Судьбы не следует недооценивать только потому, что они блестящие (просто спросите Голлума).

Артефакты Рока являются злом, если не по своей сути, то из-за их огромной потенциальной силы, если они используются для зла. Эти сюжетные приемы могут сделать кого-нибудь самым могущественным волшебником в мире, вызвать вечный сон, стереть половину населения вселенной или создать армию нежити.

Эти сюжетные устройства представляют собой мощные неодушевленные предметы. Они представляют огромную угрозу, но тогда и только тогда, когда люди будут с ними взаимодействовать.

Но объект — каким бы злым он ни был — не имеет собственной силы.Таким образом, сила Артефакта Рока заключается в том, для чего он может быть использован, как он манипулирует или влияет на человека, который его использует, или в том, что может случиться, если с ним взаимодействовать.

Одна из отличительных черт Артефакта Рока состоит в том, что если бы персонаж просто оставил его в покое и занялся своими делами, ничего плохого не случилось бы. Вот откуда взялась история.

‘Мстители: Война бесконечности’

Погодите, разве это не МакГаффин?

Они могут показаться Макгаффинами, но есть одно ключевое отличие.

MacGuffins можно было заменить на что-то другое, не влияя на повествование, и они могли появляться в виде объектов, персонажей, информации или событий. Артефакты Судьбы — это всего лишь артефакты, и то, что они представляют собой, имеет решающее значение для самой истории (вы определенно не могли бы поменять Перчатку Бесконечности на обычную старую перчатку и оставить Финал без изменений).

Не только это, но и «Артефакты судьбы» представляют постоянную угрозу для персонажей. Хотя Макгаффины могут привести персонажей в опасные ситуации, Артефакты Рока опасны сами по себе.

Как артефакты судьбы функционируют в историях

Артефакты Рока — мощные объекты, обычно мощные магических объектов. Поэтому чаще всего они появляются в фантастических или научно-фантастических рассказах.

Но влияние этих опасных объектов на сюжет одинаково независимо от жанра.

Что бы это ни было, Артефакт Судьбы создает сюжет истории .

Из-за наличия прялки родители Спящей красавицы отправили ее жить с тройкой фей в лес.План Таноса использовать Камни бесконечности, чтобы уничтожить половину всего живого во вселенной, вынуждает Мстителей попытаться остановить его.

Артефакта судьбы недостаточно, чтобы выдержать историю без интересных персонажей, и зритель не будет связываться с историей — в конце концов, это всего лишь объект — но он ведет непосредственно к сюжету.

В рассказах, в которых используется этот сюжетный прием, персонаж, использующий Артефакт Рока, должен быть остановлен или сам Артефакт Рока должен быть уничтожен.Это должно быть сделано любой ценой, иначе все, что может вызвать Артефакт, осуществится.

‘Спящая красавица’

Примеры из практики

Теперь, когда вы знаете, что это за сюжетный прием, давайте рассмотрим несколько фильмов, посвященных Артефакту Рока.

Единое кольцо в
Властелин колец

Этот Артефакт Рока упоминается справа в названии.

После оказания помощи в создании Колец Власти Темный Лорд Средиземья Саурон тайно выковал всемогущее Единое Кольцо в огне Роковой Горы.

В то время как другие кольца были по своей сути мощными, Саурону пришлось наделить Единое Кольцо своей собственной силой, что создало парадокс. С Кольцом Саурон был намного сильнее, чем раньше, но поскольку он использовал свою собственную силу для его создания, он стал зависимым от него.

Единое кольцо дает силу любому, кто владеет им, и почти неуничтожимо, что само по себе сделало бы его Артефактом Притяжения… но это еще не все!

Поскольку Единое Кольцо содержит злую силу Саурона, оно медленно развращает любого, кто с ним сталкивается.(Вы только посмотрите на бедного Смеагола.)

Само существование «Единого кольца» питает сюжет всего сериала, включая приквел « Хоббит». Бильбо Бэггинс находит Единое кольцо в Хоббит и передает его своему кузену Фродо, вызывая события трилогии Властелин колец .

‘Властелин колец’

Крагл в фильме LEGO Movie

Представьте, что мир сделан из LEGO. Но не только здания и прочее… вы тоже сделаны из LEGO.Что могло бы быть наихудшим, если бы вы были сделаны из LEGO?

Krazy Glue, вот что.

И это основная предпосылка The LEGO Movie .

Злой Лорд Бизнес планирует использовать Крагла (известного нам, людям, как Крейзи Клей), чтобы навсегда заморозить все в мире LEGO, поэтому каждый LEGOman по имени Эммет возглавил движение сопротивления, чтобы остановить его.

Крагл — это Артефакт Судьбы, Эммет натыкается на Часть Сопротивления (которая очень похожа на крышку от бутылки с клеем), объединяется с некоторыми дурацкими друзьями, и путешествие уже началось.

‘Лего Фильм’

Другие примеры артефактов судьбы
  • Перчатка бесконечности (также известная как все шесть Камней бесконечности, используемые вместе) в кинематографической вселенной Marvel
  • Дары смерти в Гарри Поттер
  • Прялка Малефисенты в Спящая красавица
  • Видеокассета в Кольцо
  • Титульный котел в Черный котел
  • Конфигурация плача в фильме Восставший из ада
  • Настольная игра в Джуманджи
  • Выберите серию, любую серию Warehouse 13 , сериала, полностью основанного на различных Артефактах Судьбы

Как использовать Артефакт Рока в своей истории

Откровенно говоря, Артефакты Судьбы не работают в большинстве историй.

Поскольку они вплетены в само повествование (не было бы истории без того, что есть Артефакт Рока), вы не можете просто добавить Артефакт Рока в свою историю и предположить, что он сработает.

Иногда сюжетные приемы можно использовать в любом рассказе, но с ними дело обстоит иначе. Это может показаться немного банальным, но послушайте свою историю. Если ему понадобится Артефакт Рока, он сообщит вам об этом.

Если вы используете Артефакт Рока, просто помните, что все они связаны со ставками — установлением, повышением и поддержанием ставок в истории.

‘Гарри Поттер и Дары смерти’

Поскольку объект вызывает какую-то ужасную катастрофу, эти истории действуют на высшем уровне с точки зрения ставок. Зрители будут заинтересованы, потому что в большинстве случаев ставки для главного героя — это буквально жизнь или смерть.

Предотвращение любой судьбы, которую принесет Артефакт, часто сопряжено с большим личным риском или потерями для главного героя. На протяжении всего пути уничтожения Артефакта Судьбы персонаж обычно борется с моралью или искушением власти.

Артефакты Рока могут быть опасными, поэтому используйте их на свой страх и риск.

Как и герои этих историй… Обычно лучше оставить «Артефакты судьбы» в покое и сделать вид, будто их не существует. Если в вашей истории он есть или он нужен, вы все узнаете.

Ознакомьтесь с другими нашими описаниями устройств построения сюжета из этой серии здесь!


Бриттон Перельман — писатель и рассказчик из глуши, штат Огайо.У нее была работа в области написания статей о путешествиях, трейлеров к фильмам и подкастинга, а в настоящее время она получает степень магистра в области сценария в Техасском университете в Остине. Когда Бриттон не пишет, она, скорее всего, подпевает бродвейским музыкальным саундтрекам, аккуратно делает миниатюрные книжные полки или дремлет со своей собакой Индианой Джонс. Найдите больше ее работ на ее веб-сайте или подпишитесь на нее в Instagram.

ENG 366 — День Судьбы

ENG 366 — День Судьбы Майкл Вигглсворт, День Судьбы (1662)

Эпическое стихотворение Вигглсворта широко считается первым «бестселлером» Америки. хотя он был опубликован задолго до того, как этот термин стал популярным. Поэма, состоящая из 224 балладных строф, оплакивает «отступничество» пуритан. в грех и самодовольство и изображает последний судный день (или «гибель») как серию драматических столкновений между грешниками, то есть всех — и их Бог. Было издано 1800 экземпляров, ни один из которых не сохранился. сегодня; историки подозревают, что это было буквально зачитано по частям. Мы делаем знают, что его обычно использовали для обучения детей (и взрослых) пути пуританской веры и многие жители Новой Англии конца 17 века, вероятно, запомнил.Его появление во время полемики по поводу членство в церкви в начале 1660-х гг. в 1662 г. через «половинчатый завет»), вероятно, придал стихотворению особое срочность; в то время, когда прихожане отпадали от церкви, Поэма Вигглсворта яростно призывала их к этому.

Когда вы читаете короткие выдержки из The Day of Doom для на этой неделе вы можете обратить особое внимание на его стиль и сила презентации.(Попробуйте запомнить несколько). Вы находите что-нибудь о строфах — их образность, звук или ритм, например — особенно трогательно? Что-нибудь, что привлекает читателя? Если так где конкретно? Если нет, то почему бы и нет? Есть ли сегодня какие-нибудь литературные произведения (или другие виды письма), которые приблизительно тон, стиль или предмет стихотворения Вигглсворта? Или есть жанр «иеремиады» (письмо или речь в напряжении горя, плач или горе) исчезли в современном мире?

Мы также просили вас прочитать введение к книге Джейн Томпкинс. об американской популярной литературе, Sensational Designs .Как вы читаете Попытайтесь изложить понятие «культурная работа» Томпкинса своими словами. Прочитав, подумайте еще раз о сегодняшнем дне: какие «культурные» работа «(используя определение Томпкинса) наши самые продаваемые художественные произведения сегодня?

Судный день: или поэтическое описание Великого и Страшного суда amazon. com

Свет в литературном мраке ‘n’ doom

Никогда не было легко подняться по литературной лестнице, если у вас нет связей.Когда господствующие дома концентрируются на предполагаемых банкирах, это никогда не было так сложно. С Lightship писатель, ученый и издатель-новичок Саймон Керр надеется осветить тьму. Независимые издатели с бизнес-моделями, финансируемыми государством, в ближайшие годы столкнутся с трудностями, если не смогут адаптироваться. Настало время Deep Cut. С хорошими людьми из Художественного совета, которым велят сократить внутренние расходы на 10% в этом году и, может быть, на 20-30% в следующем году, менеджеры по работе с литературой, эти поборники нового письма, живут в страхе и трепете перед падением большого лабриса.Если гранты на финансирование искусства будут отозваны в следующем году, это, несомненно, будет плохой новостью для независимых издателей. Это может означать конец плодотворного сотрудничества между государственным и частным секторами по публикации новых литературных произведений, но, надеюсь, это не станет похоронным звоном для независимых публикаций.


Писатели не перестанут писать в депрессии. Гибель и уныние на самом деле являются хорошим стимулом для писателей. Я знаю, что я в первую очередь писатель, а во вторую — начинающий издатель.Задача независимых издателей состоит в том, как издавать хорошие материалы и выжить в грядущую эпоху жесткой экономии, в эту нашу Великую двойную депрессию. Вероятно, потребуется радикальное переосмысление для того, чтобы устоявшиеся независимые компании снова преуспели, но это можно сделать путем модернизации, внедрения нового мышления и инновационного использования технологий. Там, где свет, есть надежда, поэтому я и встал. Lightship стремится быть издателем для писателей, издателем как сторонником писателей этой старомодной концепции, но в новом свете.
Мы не делаем ставку на финансирование Совета по делам искусств Англии, потому что вряд ли они появятся в продаже после следующего года. Мы намерены использовать устойчивую бизнес-модель, которая должна позволить нам защищать некоторых блестящих писателей и публиковать передовые романы и сборники стихов, которые в наши дни не найдут себе пристанища, потому что мейнстримное издательское дело (помимо огромных прибылей), по всей видимости, проиграло Британии. Мы стремимся создать платформу для международных литературных премий / событий, достаточно зрелищную, как мы надеемся, чтобы привлечь новых писателей.Мы стремимся тесно сотрудничать с другими независимыми издателями, создавать партнерства и коалиции вокруг интересных проектов и подключаться к читательским социальным сетям. Мы хотим создать социальную сеть известных писателей, покровителей и наставников, которые будут поддерживать новые работы высочайшего качества, чтобы у наших новых авторов было больше шансов получить признание, обзоры и показатели продаж, которых они заслуживают.
Литературная премия за первую главу является ярким примером того, чего Lightship пытается достичь как писатель-издатель.Приходите 6 сентября 2010 года, начинающие литературные романисты со всего мира могут принять участие в первых главах этого веб-конкурса, чтобы получить шанс выиграть наставничество в течение года от трех громких имен британской издательской индустрии: писателя Тибора Фишера, литературного агента Саймона Трюина. из United Agents и издатель (и автор) Алессандро Галленци из Alma Books. «Первая глава Lightship — это гениальный ход», — считает Тревин. Победителю будет вручен уникальный приз — возможность наставничества в течение года со стороны автора, агента и издателя.Никакая другая премия в мире не предлагает что-то настолько всеобъемлющее, как получение единственного места в школе творческого письма, полностью укомплектованной профессионалами. После годичного наставничества, если законченный роман победителя так же фантастичен, как и первая глава, победившая в нем, Тревин будет представлять их, а Alma Books опубликует их работы. «Первая глава» поможет новым литературным авторам добиться признания на очень конкурентном рынке, — объясняет Галленци.
Тогда дело за читателями: будем надеяться, что то, что хорошо для писателей, будет удивительно и для читателей.Я знаю, что принимать желаемое за действительное, но это в основном то, что движет лучшими писателями и теми независимыми людьми, которые полны решимости опубликовать их. Любой, кто интересуется тем, что делает Lightship, может узнать, посетив наш веб-сайт или отправив мне электронное письмо на адрес «Editor at Lightshippublishing dot co dot uk».
Фото: Саймон Керр (второй слева) с (слева направо) Саймоном Тревином, Алессандро Галленци и Тибором Фишером; и логотип Lightship, созданный художником Клиффом Форшоу

Литературный манифест, пойманный в ловушку мрачной судьбы, нуждается в смайлике, надрывает задницу — дирижабль

The White Review ‘‘ s В текущем номере есть потрясающий пример Высокого Интеллектуального Нелепость.Ларс Айер написал манифест, призывающий к подтверждение конца литературы:

Единственная тема, о которой можно было бы написать, — это эпилог Литература: история людей, которые занимаются литературой, царапая их колени за следы его прохождения. Это не просто мета-игра или солипсизм; это смотрит вещам в глаза … Пора литературе скорее признать свою кончину, чем играть в марионетку с трупом.

Он серьезно? Это глупость, это абсурд.Из стиля самого манифеста, трудно судить, сатирический он или саркастично, или если он действительно утверждает то, что считает правдой. Манифесты полны пышности и величия, пропитаны языком, напыщенный, декламационный. Iyer’s не исключение. Итак, я охотился в Интернете в поисках своего истинного намерения и обнаружил, что нет, он не шутил. В интервью 3AM Magazine он уточняет:

Дело не только в том, что отношения между литературой и обществом рухнула, и даже эта литература больше не контактирует с политика.Для меня смысл самой литературы — сама возможность литературы — рухнул. Литература, как и левая политика, кажется невозможно … Могу только сказать, что мне кажется, что в литературе есть, каким-то фундаментальным образом идет своим чередом.

Что означает , «литература исчерпала себя»? Вот почему книга Айера, Spurious , настолько взаимозаменяем с его блогом, Spurious? Для меня это похоже говоря, что секс убит порнографией, что еда закончилась из-за быстрое питание. Люди всегда будут трахаться и есть. Ебля и еда — это не так разрушены пороками и деформациями в их использовании. Да, есть история и влияние, философия, современная практика и все отдых. Но выбор по-прежнему есть, и по-прежнему есть необходимость.

Литература не умирает, ей нет конца, это то, чем мы занимаемся.

Вместо того, чтобы тратить больше времени на расследование и раздражение из-за этого интеллектуальная мрачность, я просто хочу представить некоторые доказательства наоборот.Для интеллектуального дискурса о взаимодействии литературе и культуре, в первую очередь с точки зрения того, как некоторые из наиболее сильные влияния и привратники культуры представляют литературу, я Предложите интересную статью Роксаны Гей в Rumpus. Увидеть существование литературного журнала частично инициировано, потому что «Мы устали слышать, что литературная фантастика обречена», — посмотрите Electric Literature. И услышать от настоящего профессионала о его взаимодействии с великий зверь литературы, я очень рекомендую это интервью с Беном Маркусом из Harper’s .

Беглый взгляд на любой из них демонстрирует, что литература не идет своим чередом, и для большого числа людей не кажется невозможно.

Фото: living.oneindia.in

Что означает «гибель и мрак»?

Гибель и мрак Значение

Определение: Отрицательность.

Происхождение

Рока и Мрака

Точное происхождение этой фразы неясно. Это относительно новое выражение, появившееся во второй половине 1800-х годов.

Один из первых известных печатных источников взят из газеты Северной Каролины The Statesville Landmark 1875 года:

  • Медленно и с тоном рока и мрака начали бить тяжелые часы.

Еще одно раннее употребление этой фразы — из музыкальной комедии 1947 года « Радуга Финиана» . В фильме пессимистичный лепрекон поет следующее:

  • Я сказал вам, что золото может принести вам только гибель и мрак, мрак и гибель.

С середины 20 века эта фраза стала широко использоваться. В современном языке это довольно распространено.

Примеры

Рока и Мрака

В приведенном ниже примере один из братьев и сестер говорит другому о том, что, по их мнению, произойдет в будущем.

Джордан: Привет, Джеймс.

Джеймс: Привет. Как дела? Вы кажетесь немного подавленным.

Иордания: Я как раз заканчивал свое эссе о глобальной налоговой реформе. Это намного хуже, чем я думал! Я понятия не имел, сколько стран ограничивают экономическую свободу и повышают налоги.

Джеймс: Вау! Похоже, твое эссе полно мрака и обреченности!

Иордания: Да, потому что все мы обречены.

Джеймс: Хорошо, хорошо, я все еще хочу оставаться уверенным в том, что мы можем решить проблемы, создав рабочие места в нашем местном сообществе.

Джордан: Для этого уже слишком поздно.

Во втором диалоге двое коллег обсуждают будущее своей компании.

Иов: Я слышал плохие новости.

Мелисса: Что это?

Работа: Вы уверены, что хотите знать? Ничего хорошего. На самом деле все это мрак и гибель.

Мелисса: Мне все равно. Я все еще хочу знать. Что это?

Работа: Наша компания банкрот. К концу этой недели мы все можем потерять работу.

Мелисса: О нет! Я так долго искал эту работу. Не могу представить, чтобы мне пришлось искать другую работу. И я тоже не знаю, как я мог позволить себе платить за квартиру!

Другие примеры

Этот отрывок о людях, которые не уверены в своем будущем.

  • Другими словами, Брюссель все еще страдает от диссонанса Великобритании, а лондонские проевропейские типы повторяют мрачные прогнозы, сделанные ими во время своей кампании против Брексита.- New York Post

Второй пример — из статьи о бездомных.

  • Проблема усугублялась до тех пор, пока на федеральном уровне не была принята реформа социального обеспечения — грандиозный шаг вперед, недавно отметивший свое 20-летие. Все разговоры о гибели и мраке были неправильными, поскольку миллионы американцев переходили от социальных пособий к работе, потому что они были вынуждены. Это был пример жесткой любви, которая помогает угнетенным и зависимым людям строить лучшую жизнь для себя.- New York Post

Сводка

Гибель и мрак — два рифмующихся существительных, которые описывают пессимистический взгляд.

Таинственных книг войны. MF DOOM известен загадкой вокруг… | Александр ван Эйк | Fitted & Committed

MF DOOM известен своей тайной. Он прячет лицо маской, часто работает скрытно и меняет сценический псевдоним почти каждый раз, когда выпускает что-нибудь новое. Самозваный безумный злодей явно питается мистикой и иллюзиями, которые ему удалось построить вокруг своего сценического образа.Очевидно, однако, что он не единственный, кто добавляет загадки.

В 2015 году всплыл след под названием Книги войны . В треке очень минималистичный бит, сопровождаемый навязчивым семплом некоторых почти психоделических звуков электрогитары от Ros Serey Sothea. Здесь начинается загадка. Сотея была камбоджийской певицей в 70-х годах, во время расцвета красных кхмеров. Она была среди нескольких артистов, которые пытались включить западную музыку и стили в традиционную музыкальную сцену.Например, она перепела «Proud Mary» из «Creedence Clearwater Revival» с лирикой на кхмерском языке. Сотея была известна как «Королева с золотым голосом» — титул, данный ей старым королем Камбоджи. Но где-то в конце 70-х она исчезла. В результате ходит много историй о ее судьбе. Одна история гласит, что она стала мишенью красных кхмеров из-за своего западного влияния, другие утверждают, что она оказалась в сельскохозяйственном лагере и скрыла свою личность.

Лирика, к счастью, менее загадочна.Трек состоит из двух куплетов: одного из MF DOOM и одного из RZA. Сначала стихи DOOM. Как и следовало ожидать от безумного злодея, он играет со своими словами и предлагает сложные, забавные и умные модели.

Кокосовое масло в очень пепельный день, fam
С Ray-Bans на островах Кайман
Или я разберусь для непрофессионала
Bain de Soleil для Сен-Тропе… tan
Банка старого золота Слишком холодно, чтобы удерживать, медленный рулон.

Хардкорные фанаты DOOM узнают этот куплет из альбома It ain’t Nuttin из альбома The Herbaliser 2002 года, Something Wicked this Way Comes .

Точно так же партия RZA взята из уже существующей песни. На этот раз из « Ночь, когда Земля плакала» из Могилеггаза. В своих стихах RZA бросает урок истории о первом прибытии черных мужчин в Америку.

Это восходит к 1555 году
Когда они захватили первое человеческое племя и сложили их в загон
Пятьдесят футов высотой
Они взяли их всех на дистанции в девять тысяч миль
И высадились на берегу места, где они никогда раньше не видел
Но читайте об этом в древних книгах о войне

В конце концов, Книги войны оказались фанатской редакцией.На самом деле бит принадлежит OMEGAH RED (он же PoisonFlowerz), который опубликовал инструментальный альбом с великолепным названием DOOM для детей . Но кто бросил эти стихи в такт? Честно говоря, я не мог этого понять. Как и во многих других вещах, связанных с MF DOOM, возможно, загадка — это половина удовольствия.

Примеры и определение Litotes

Определение Litotes

Litotes — это фигура речи, содержащая фразу, в которой используются отрицательные формулировки или термины для выражения положительного утверждения или утверждения.Литотес — это распространенный литературный прием, который чаще всего используется в устной речи, риторике и научной литературе. Как образ речи, значение литотес не является буквальным. Напротив, литоты предназначены для того, чтобы быть формой преуменьшения, используя отрицание для выражения противоположного значения. Это умное использование языка в сочетании отрицательных терминов как функции для выражения положительного настроения или утверждения.

Litotes — это устройство, используемое для утвердительного выражения без прямого использования утвердительной формулировки. Например, фраза «Я не ненавижу это» отражает использование литотес.В этом случае сопоставление отрицательных слов «не» и «ненавижу» вместе указывает на противоположное или утвердительное значение. Говоря «я не ненавижу это», говорящий фактически подтверждает мнение «мне это нравится». Однако, поскольку говорящий прямо не говорит: «Мне это нравится», утверждение смягчается и преуменьшается. Использование литот в этом случае отражает намерение говорящего высказывать положительное мнение, не подтверждая его напрямую или не будучи слишком комплиментарным. Вместо того, чтобы выражать «нравится» чему-либо, литоты в данном случае выражают отсутствие ненависти.

Общие примеры Litotes

Litotes обычно используется как преуменьшение или ироничный образ речи. Это успешный прием в том смысле, что он подтверждает положительное утверждение или настроение, как правило, с помощью двойного отрицания. Вот несколько распространенных примеров литот, которые можно встретить в повседневном разговоре:

  • Роман неплохой.
  • Вы не ошиблись.
  • Не могу не согласиться с вашей логикой.
  • Мои чувства небезопасны.
  • Он вряд ли непривлекателен.
  • Этот урок несложный.
  • Моя машина была недешевой.
  • С арбитром спорить не буду.
  • Посещение семьи не редкость.
  • Результаты достоверны.
  • Этот комплимент не является нежелательным.
  • Я не могу отказаться от этого предложения.
  • Погода неплохая.
  • Его ответ вряд ли был шепотом.
  • Ее решение не самое худшее.
  • Тест не отрицательный.
  • Это платье мало чем отличается от моего.
  • Не могу сказать, что не попробую десерт.
  • Ваши усилия не остались незамеченными.

Примеры литотэ в риторике

Литотес — это обычное средство, используемое в риторике. Это в первую очередь потому, что он побуждает слушателя или читателя внимательно обдумать то, что говорится. Litotes также позволяет говорящему или писателю эффективно общаться нетипичным способом. Вот несколько примеров литот в риторике (речей и документальной литературы):

  • Действительно, рабы нередко даже ссорятся и ссорятся между собой из-за относительной добродетели своих хозяев, каждый из которых борется за высшую доброту своего хозяина. владеть над другими.(Фредерик Дуглас)
  • Никогда не сомневайтесь, что небольшая группа вдумчивых, неравнодушных граждан может изменить мир. На самом деле это единственное, что когда-либо было. (Маргарет Мид)
  • Дизайнер знает, что он или она достигли совершенства, не тогда, когда нечего добавить, а когда уже нечего убирать. (Нолан Хаимс)
  • Я не говорю о том, что не могу похвалить. (Иоганн Вольфганг фон Гете)
  • Тот, кто хочет убедить, должен полагаться не на правильный аргумент, а на правильное слово.Сила звука всегда была больше, чем сила чувства. (Джозеф Конрад
  • Проблема с речами не столько в том, чтобы знать, когда остановиться, сколько в том, чтобы знать, когда не начинать. (Фрэнсис Родман)
  • У моего отца было три жены. Многоженство не было редкостью в этой стране, особенно среди богатым, поскольку каждому мужчине было разрешено иметь столько жен, сколько он мог содержать. (Венчур Смит)

Известные примеры литот в строках фильмов Диснея

Многие фильмы Диснея содержат строки, в которых буквы используются в качестве образа речи. подчеркните положительные моменты или продемонстрируйте преуменьшение с помощью двойной отрицательной формулировки.Это заставляет аудиторию задуматься о фактическом значении заявления. Вот несколько известных примеров литотов в линиях фильмов Диснея:

  • Это необычная лампа! (Дисней Аладдин)
  • Пух был не из тех, кто легко сдавался. (Дисней «Множество приключений Винни-Пуха»)
  • Иногда правильный путь оказывается не самым легким. (Покахонтас Диснея)
  • Успех не дается даром. (Дисней Коко)
  • Он не очаровательный принц. («Красавица и чудовище Диснея»)

Написание писем

Писатели часто используют образы речи, чтобы создать определенный эффект для читателя. Как фигура речи литоты напоминают преуменьшение из-за того, что предполагаемое значение фразы или предложения кажется менее значимым из-за отрицательной формулировки. Таким образом, литоты служат писателям как способ выразить скромность, осмотрительность или словесную иронию, сделав заявление о том, что «есть», указав, что «не является».

Правильное использование двойных отрицаний

Создавая литоты, писателям важно понимать, как правильно использовать двойные отрицания.По сути, литоты похожи на двойное отрицание в том смысле, что в нем сочетаются отрицательные термины для выражения положительного. Однако двойное отрицание часто считается неправильной или неправильной грамматикой. Как литературный прием, литоты не содержат неправильной или неправильной грамматики. В результате писатели могут эффективно использовать литоты как средство выражения недосказанности своим читателям с помощью формы двойного негатива. Однако он должен быть грамматически правильным.

Чрезмерное использование литотес

Как и любой другой образ речи или литературный прием, писателям важно не злоупотреблять литотами. Использование частых литот может отвлекать, утомлять и заставлять читателя повторяться. Это приводит к потере эффективности этой формы образного языка.

Примеры литотес в литературе

Литотес нечасто используется в литературе как литературный прием. Однако он используется в некоторых важных литературных произведениях как средство привлечения внимания читателя и сдержанного выражения смысла. Вот несколько примеров литературных литератур и то, как они влияют на смысл литературного произведения:

Пример 1:

Сонет 116 «Не допускайте брака истинных умов» (Уильям Шекспир)

Позвольте мне не к браку истинных умов

Признавайте препятствия.Любовь не любовь

Которая переделывает, когда находит переделку,

Или сгибается с ремувером, чтобы удалить.

О нет! это всегда фиксированная отметка

Которая смотрит на бури и никогда не поколеблена;

Звезда на лае каждого жезла,

Чья ценность неизвестна, хотя его рост следует брать.

Любовь — не дурак Времени, хотя губы и щеки румяные.

В пределах его изгибающегося серпа появился компас;

Любовь не меняется с его короткими часами и неделями,

Но выдерживает даже на грани гибели.

Если это ошибка и я подтвердил,

Я никогда не писал, и никто никогда не любил.

В этом известном сонете Шекспир использует литоты как образный язык и эффективный литературный прием. Отрицая то, чем не является любовь, поэт может выразить и подтвердить, что такое любовь. Например, когда поэт заявляет: «Позвольте мне не допускать препятствий для брака истинных умов», он использует негативные формулировки, чтобы выразить свое желание не мешать браку «истинных умов».Этот образный язык фактически подтверждает поддержку и одобрение поэтом любви и брака между истинными умами.

Шекспир использует еще одну литоту в сонете, говоря: «Любовь не дурачится со временем». Утверждая, что Любовь — не «дурак» Времени, поэт утверждает, что Любовь не обязана Времени и не управляется им. Кроме того, эта литота также подразумевает, что Любовь мудра, как Время. Как и в случае с первыми литотами, эта фигура речи утверждает, что Любовь сильна и непоколебима, отрицая противоположное значение любви как дурака Времени.Благодаря этому литературному приему читатель Шекспира получает большую ясность в отношении того, что такое любовь и что к ней думает поэт.

Пример 2:

Прелюдия: Книга 1: Детство и школьная пора (Уильям Вордсворт)

Не редко из-за шума я удалялся

В тихую бухту или в спортивном стиле

Взглянул в сторону, оставив шумную толпу ,

Чтобы разрезать изображение звезды

Это мерцало на льду

В своем поэтическом произведении Вордсворт использует литоты, соединяя слова «нет» и «редко».Это отрицание подразумевает, что поэт имеет в виду «часто», говоря «не редко». Таким образом, он создает ощущение недооценки частоты, с которой он отделяет себя от толпы или занятой среды, чтобы оценить образы и присутствие природы. Использование Вордсвортом литературных произведений как литературного средства создает ощущение поэтического языка и самоанализа как у читателя, так и у самого поэта. Поэтому, как это ни парадоксально, недооценка того, как часто поэт убегает на природу, на самом деле подчеркивает важность действия.Литоты также делают побег важным для читателя.

Пример 3:

Любовная песня Дж. Альфреда Пруфрока (Т.С. Элиот)
Я не пророк — и здесь нет ничего важного;

Я видел мерцание момента моего величия,

И я видел, как вечный лакей держит мое пальто и хихикает,

И, короче говоря, я боялся.

Пруфрок, спикер стихотворения Элиота, использует литоты как существенное преуменьшение, чтобы описать свой страх и видение смерти.Пруфрок уверяет своего читателя, что он излагает «неважное дело». Это означает, что его намерение состоит в том, чтобы сделать заявление, которое не является важным и не имеющим никакого значения. Как литоты, это также форма словесной иронии, поскольку «материя» Пруфрока впоследствии обращается к уменьшению его собственного «величия».

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.