Астрономия тихо браге: Первый настоящий астроном – Наука – Коммерсантъ

Содержание

Первый настоящий астроном – Наука – Коммерсантъ

470 лет назад родился датский астроном и один из основоположников современной астрометрии Тихо Браге (1546-1601).

Для Тихо Браге наблюдения ночного неба долгое время не были основным занятием: положение его семьи в обществе не позволяло ему посвятить свою жизнь астрономии, а его родители желали, чтобы Тихо стал государственным служащим. Поэтому ему приходилось заниматься своими исследованиями тайком. Даже собрав достаточно материала для полноценной научной публикации, он не решался обнародовать свои наблюдения и теории.

В возрасте 30 лет Тихо Браге создал собственную обсерваторию Ураниборг («храм Урании»), ставшую лучшей в мире по количеству и качеству приборов для наблюдения, часть которых Тихо изобрел сам. В то время телескопов еще не было, но все существующие на тот момент астрономические инструменты были у Тихо под рукой. В своей обсерватории Тихо Браге более 20 лет непрерывно вел тщательнейшие наблюдения небесных тел: Луны, Солнца и других звезд, комет и планет.

Скрупулезные записи Тихо позволили немецкому математику и астроному Иоганну Кеплеру вывести знаменитые законы движения планет. Кеплер и Тихо познакомились за год до смерти последнего, в 1600 году, и тот очень рассчитывал на то, что Кеплер продолжит его дело. С одной стороны, Кеплер действительно продолжил, с другой стороны — он почти сразу отказался от теории Тихо, которую тот ему завещал развивать.

Дело в том, что Тихо Браге был противником теории Николая Коперника о том, что Солнце находится в центре системы, а планеты, в том числе и Земля, вращаются вокруг центральной звезды. Коперник представил свою систему в труде «Об обращениях небесных сфер» в 1543 году, за три года до рождения Тихо. Наблюдения Тихо могли послужить блестящим материалом, способным подтвердить как теорию Коперника (которую Тихо Браге считал «математической спекуляцией»), так и его собственную. Тихо Браге стремился доказать теорию, ныне кажущуюся по меньшей мере необычной, теорию гео-гелиоцетризма: Солнце и Луна вращаются вокруг Земли (гипотеза, представляющая собой попытку связать воедино исключающие друг друга системы Птолемея и Коперника).

Иоганн Кеплер, будучи приверженцем взглядов Коперника, не поддался влиянию своего учителя Тихо и остался уверенным в гелиоцентричности Солнечной системы, состоятельность которой доказал в своих трудах при помощи систематических записей Тихо.

Тем не менее нельзя недооценивать вклад Тихо Браге. Он не только составил подробный каталог точных небесных долгот и широт для практически тысячи звезд, но и доказал, что кометы, вопреки космологическому учению Аристотеля, совершают свой полет далеко за пределами Земли, даже гораздо дальше Луны. Аристотель полагал, что кометы представляют собой огненные явления в подлунных областях (в верхних слоях атмосферы), а то, что выше этого пространства — вечно и неизменно. Кроме того, в 1572 году Тихо Браге наблюдал вспышку сверхновой звезды (названной впоследствии его именем) и определил ее местонахождение, что тоже стало веским контраргументом для космологического учения Аристотеля.

Тихо Браге тщательно следил за движением Луны по широте и долготе. Он открыл третье («вариация») и четвертое («годичное») неравенства в движении Луны по долготе и основное неравенство движения Луны по широте — эвекцию. Кроме того, Тихо Браге составил таблицы рефракции (преломления) световых лучей в атмосфере Земли.

Петр Харатьян

Тихо Браге — датский астроном и астролог

Тихо Браге (Tyge Brahe, 1546-1601) — датский астроном и астролог. Последние годы своей жизни проживал в Праге. Браге первым в Европе начал проводить систематические и высокоточные астрономические наблюдения, на основании которых Иоганн Кеплер вывел законы движения планет. Их оформили в виде астрономических таблиц, которые в честь императора, финансировавшего научную деятельность, получили название «Рудольфовы таблицы». Ценные таблицы служили астрономам и морякам вплоть до начала XIX века.

В Прагу астроном Тихо Браге прибыл в последние годы XVI столетия, находясь после смерти своего покровителя, датско-норвежского короля Фредерика II, в довольно бедственном положении. Новый король Кристиан IV был равнодушен к астрономии и полностью лишил учёного финансовой поддержки. Тогда Браге отправился ко двору императора Священной римской империи Рудольфа II. Эксцентричный император, известный щедрой поддержкой деятелей культуры, науки и искусства принял астронома  с распростёртыми объятиями. Ему назначили приличное жалование, передали дом в Праге и выделили расположенный неподалёку замок Бенатки для устройства обсерватории. Надо отметить, что в молодости Браге был и сам весьма богат. Однако его страстная любовь к науке требовала финансировать изготовление астрономических приборов, большинство из которых приходилось ещё и лично изобретать, часто основываясь на неудачных опытах. В итоге всё его личное состояние быстро иссякло.

Деятельность Тихо Браге была загадкой для большинства неотёсанных пражских горожан, поэтому они занимались сочинением разных легенд и небылиц, многие из которых живут и по сей день. Его смерть от непонятного недуга только увеличила их количество. Последними словами датчанина были: «Жизнь прожита не напрасно». Могила Тихо Браге, как человека, внёсшего огромный вклад в чешскую науку, находится в Соборе Девы Марии перед Тыном.

Научная деятельность Тихо Браге

В своих научных выводах Браге был прав только весьма частично. Например, он считал, что Солнце, Луна и звёзды вращаются вокруг неподвижной Земли, а все планеты и кометы — вокруг Солнца. Несмотря на это, он составил новые точные солнечные таблицы и измерил длину года с ошибкой менее секунды. В 1592 он опубликовал каталог сначала 777 звёзд, а к 1598 довёл число звёзд до 1004.

Результат работы Браге и Кеплера — Рудольфовы таблицы — заменили давно устаревшие каталоги Птолемея (они использовались со II века). Например, положение Солнца по новым таблицам находилось с точностью до одной минуты, тогда как прежние каталоги давали ошибку в 15-20 минут. Кроме того, Браге добился огромных результатов в улучшении старых и создании новых инструментов и приборов для наблюдения за небесными светилами.

Тихо Браге — краткая биография, этапы жизни и работы

Браге Тихо (1546—1601), датский астроном.

Родился 14 декабря 1546 г. в замке Кнудструп в Скании в семье государственного деятеля О. Браге, наместника короля Дании. Получил блестящее образование.

С 13 лет начал изучать риторику и философию в Копенгагенском университете.

21 августа 1560 г. Браге наблюдал солнечное затмение, которое было предсказано заранее. Это потрясло юного аристократа, с тех пор он увлекся астрономией и астрологией. Отцу занятия не понравились, и он отправил сына в Лейпцигский университет изучать право. Однако Браге продолжал заниматься астрономией.

В 1563 г. он стал свидетелем «соединения» Юпитера с Сатурном — редкого небесного явления, которому астрологи приписывали мистическое значение. Браге ночи напролёт наблюдал за небесными объектами, измеряя углы между ними своим первым деревянным астрономическим инструментом — циркулем.

Спустя несколько лет, когда он уже вернулся в отцовское имение, Браге опять повезло: он увидел, как в созвездии Кассиопея вспыхнула сверхновая звезда. За этой звездой учёный наблюдал полтора года, следил за изменением её яркости. Его записи до сих пор представляют большую ценность, поскольку за последние 400 лет подобные случаи в нашей Галактике не происходили.

В 1573 г. вышла небольшая книга Браге, где он подробно изложил свою гипотезу о природе новой звезды. В том же году по приглашению датского короля учёный прочёл курс лекций по астрономии.

Император Священной Римской империи Фридрих II помог ему создать первую настоящую обсерваторию на острове Вен Ураниборг, которая стала научным центром.

Браге изобрёл множество астрономических инструментов, основным из которых считался стенной квадрант — прибор для измерения высоты небесных светил над горизонтом и угловых расстояний между ними.

Учёный утверждал, что кометы являются полноправными членами Солнечной системы, а не испарениями в верхних слоях атмосферы, как полагал Аристотель. На острове был построен павильон для наблюдения за звёздами в дневные часы. Там же размещались механическая мастерская и типография.

В последней и был опубликован каталог 788 звёзд и таблица преломления света в земной атмосфере.

Учёным был уточнён угол наклона земной орбиты, открыты неравномерности в движении Луны. Браге мечтал создать более точную теорию движения планет. Однако он не принял гелиоцентрическую теорию Н. Коперника, датский астроном хотел согласовать её с системой Птолемея, однако ему это не удалось. В Германии, куда переехал Браге, он издал книгу «Механика обновлённой астрономии».

Умер 13 октября 1601 г. в Праге.

Популярно:

Комментарии:

БРАГЕ ТИХО (1546 г. – 1601 г.). 100 знаменитых ученых

БРАГЕ ТИХО

(1546 г. – 1601 г.)

14 декабря 1546 года в датском поместье Кнудструп появились на свет два брата-близнеца. Один из них вскоре после рождения умер, второму же, получившему имя Тихо, было суждено стать одним из величайших астрономов всех времен и народов. Его родители принадлежали к аристократической и политической верхушке страны. По неизвестным причинам, в возрасте двух лет мальчика забрал и воспитал в своей семье дядя по материнской линии.

Приемная мать Тихо была женщиной образованной и, возможно, именно она положила начало научным интересам будущего ученого.

Благодаря приемным родителям Тихо получил хорошее образование. В возрасте шести лет мальчик пошел в школу, как предполагается, церковную. Весной 1559 года Тихо был отправлен в Копенгагенский университет. По желанию дяди он изучал юриспруденцию, с тем чтобы впоследствии сделать политическую карьеру. Но судьба распорядилась иначе. 21 августа 1560 года вместе с группой других студентов Тихо Браге наблюдал затмение Солнца. Тот факт, что такое редкое явление было точно предсказано заранее, произвел на юношу просто-таки грандиозное впечатление. Он накупил астрономических книг и всерьез занялся наукой о небесных светилах. Правда, такое развитие событий совсем не входило в планы приемных родителей Тихо. Поэтому, по их настоянию, в феврале 1562 года он отправился в Лейпцигский университет. В поездке юношу сопровождал наставник, которому было дано распоряжение следить за тем, чтобы его подопечный занимался только юриспруденцией, классическими языками и государственными науками.

Но Браге приобрел новые астрономические пособия и по ночам, втайне от своего сопровождающего, делал астрономические наблюдения. Первые зафиксированные опыты молодого астронома относятся к августу 1563 года.

Буквально второе самостоятельное наблюдение, сделанное Браге в том же году, стало еще одним импульсом, еще больше подтолкнувшим Тихо к изучению астрономии. Юноша обнаружил, что «Альмагест» Птолемея и вычисления Коперника дают ошибочную дату прохождения Юпитера через Сатурн. Шестнадцатилетний студент решил сделать более точные расчеты.

В 1565 году Тихо возвратился домой, а через месяц его дядя погиб, оставив племяннику солидное наследство. В 1566 году юноша вновь отправился в путешествие и посетил университеты Виттенберга и Ростока. В Ростоке Браге повздорил с другим датским студентом и в поединке лишился кончика носа. Впоследствии Тихо был сделан искусственный нос из сплава серебра и золота.

Родной отец Браге все еще питал надежды на то, что его сын все-таки сделает государственную карьеру. Но Тихо смог уговорить родителя разрешить ему еще одно путешествие. Он повторно отправился в Росток, затем посетил Базель, Фрайбург и Аугсбург – все эти города в то время были крупными астрономическими и астрологическими центрами. В поездке Браге имел возможность проводить наблюдения с помощью самых современных инструментов. Некоторые приборы изготавливались по его заказу. Так в Аугсбурге под его руководством был построен большой квадрант. Там же Браге построил небесный глобус диаметром в полтора метра. На нем ученый отмечал положение звезд.

В 1570 году, получив известие о тяжелой болезни отца, молодой ученый был вынужден вернуться домой. Весной 1571 года его отец умер. Вскоре при поддержке еще одного дяди Тихо начал строить обсерваторию и лабораторию для занятий алхимией, которой он в ту пору всерьез заинтересовался. Постепенно интерес к алхимии рос, в то время как астрономия уходила на второй план.

В 1572 году Тихо влюбился в Кирстен – девушку из его родного городка Кнуд струпа. Кирстен происходила из простой семьи, поэтому об официальном браке речь идти не могла – тогда подобный союз был невозможен. Поэтому Кирстен и Тихо жили в гражданском браке, вполне, надо сказать, счастливом.

Осенью 1572 года крайне необычное небесное явление вновь вернуло Тихо Браге к астрономии – науке, которая в итоге стала делом его жизни. Вечером 11 ноября 1572 года, выйдя после длительного алхимического эксперимента на улицу, Браге бросил взгляд на небо и с величайшим удивлением обнаружил в созвездии Кассиопеи новую, необычайно яркую звезду. Это поразило ученого, он даже позвал из лаборатории своего ассистента, дабы удостовериться, что звезда не является плодом его воображения. Браге практически постоянно следил за изменением блеска этой звезды. Первоначально она могла соперничать по яркости с Венерой, затем постепенно тускнела, и, наконец, через 16 месяцев исчезла окончательно. Особый интерес вызвало то, что звезда появилась через два с половиной месяца после Варфоломеевской ночи. Браге, как и подавляющее большинство его коллег, не отделял астрономии от астрологии и думал, что такое явление предвещает серьезные события мирового масштаба. Позже Кеплер писал: «Если эта звезда ничего не предсказала, то, по крайней мере, она возвестила рождение великого астронома». И действительно, астрономия вновь стала для Тихо основной страстью, которой он уже не изменил до конца своих дней.

В 1574 году Тихо Браге опубликовал свои наблюдения и доказал, что новое светило является именно звездой. Она находится дальше от Земли, чем Луна, и движется, как звезды, а не как планеты. В XX веке было установлено, что наблюдаемая Тихо Браге звезда – сверхновая, вспыхнувшая в нашей галактике. Теперь она носит название «звезда Тихо».

В сентябре 1574 года Тихо Браге по протекции самого короля Фредерика II был приглашен в Копенгагенский университет, читать лекции по астрономии. Но преподавательская деятельность длилась недолго. Получив ежегодный доход от поместий отца, Тихо отправился в новую поездку в Германию, Швейцарию и Италию. В Касселе он посетил новую обсерваторию, основанную ландграфом Вильгельмом IV. Методы и инструменты, используемые там, Тихо взял на заметку и впоследствии использовал в своей обсерватории. Кроме того, Браге еще долго поддерживал дружеские отношения с Вильгельмом и вел с ним переписку.

К концу 1575 года ученый вернулся в Данию. Он собирался уладить свои дела и перебраться в Базель, где решил обосноваться. Но у Фредерика II нашлись весомые аргументы, заставившие Тихо Браге изменить свое решение. Король предложил ученому основать в Дании собственную обсерваторию и для этой цели выделил ему остров Вен, в проливе Зунд, неподалеку от Копенгагена. Финансовое обеспечение обсерватории, помимо годового содержания, выделяемого королем, должны были составить деньги, получаемые за аренду земли на острове. От такого предложения Браге, давно мечтавший о собственной обсерватории, отказаться не мог.

Практически сразу ученый приступил к строительству. Он оснащал обсерваторию самыми большими и современными инструментами. К 1580 году на острове возник великолепный замок-обсерватория Ураниборг – «Небесный замок» или «Замок Урании», музы астрономии. Ураниборг стал одной из самых совершенных построек своего времени. В замке находилась обсерватория с раздвижными и поворачивающимися крышами, большая алхимическая лаборатория, библиотека. От фонтана, находящегося на первом этаже, вода при помощи насоса подавалась на все три этажа. Несмотря на то, что Фредерик II не жалел денег на строительство, Тихо Браге вложил в свое детище и немало собственных средств.

Строители еще продолжали работать, а Браге уже проводил в Ураниборге астрономические наблюдения. Так, с 13 ноября 1577 года он наблюдал комету. На основании этих наблюдений Браге сделал революционный вывод: комета находится дальше от Земли, чем Луна. Это открытие противоречило остававшейся основной на тот момент Аристотелевой модели мира и бытовавшему в то время мнению, что кометы представляют собой некие атмосферные явления.

Обсерватория Тихо Браге очень быстро получила широкую известность. Скоро на остров Вен стали приезжать ученые и студенты со всех концов Европы. Несмотря на свои внушительные размеры, Ураниборг перестал вмещать всех сотрудников. В 1584 году Тихо Браге на своем острове начал строительство второго здания, получившего название Стьеренборг («Звездный замок»). В Стьеренборге были оборудованы прекрасные подземные обсерватории. Оба «замка» Браге оборудовал самыми современными инструментами (ученый сам принимал участие в конструировании многих приборов). Благодаря совершенству механизмов инструментов и их размерам Браге добился невиданной ранее точности наблюдений. В 1595 году на острове была построена типография.

В 1588 году благодетель Тихо Браге король Фредерик II умер. Трон унаследовал его десятилетний сын Кристиан IV. Естественно, что править страной самостоятельно он не мог, и при малолетнем короле был назначен регент. Вопреки распространенному в отечественной литературе мнению, отношения между Тихо Браге и новой властью первое время складывались вполне гладко. Более того, новые правители продолжали поддерживать ученого. Об этом свидетельствует, например, следующий факт. Шестеро детей Браге как рожденные в незаконном браке не могли унаследовать владений отца. Для того чтобы иметь возможность передать остров Вен наследникам, Тихо представил королевскому совету проект, согласно которому Ураниборг должен был получить статус, подобный университетскому. В проект также входил пункт о том, что дети Тихо смогут унаследовать руководящие должности в Ураниборге. Несмотря на то что политика государства в отношении прав гражданских жен и их детей была очень строгой, для Браге было сделано исключение, и проект утвердили.

По всей видимости, слава и почести несколько вскружили голову Тихо Браге, который и в молодости сдержанностью не отличался. В последние годы жизни характер ученого стал поистине невыносимым. Он проявлял крайнюю жесткость (если не сказать жестокость) к жителям Вена, например, без особых церемоний сажал должников в тюрьму, проявлял неуважение и к ученикам, и к вельможам. Те, в свою очередь, настроили Кристиана IV против ученого. Последней каплей, переполнившей чашу терпения монарха, стало то, что Браге не стал восстанавливать часовню в Роскилле, где был похоронен покойный благодетель ученого и отец правящего монарха (от владений в Роскилле ученый получал доходы). Молодой король Кристиан IV дал понять, что утвержденный ранее проект, поданный Тихо, более не действителен. Также Браге лишился и финансовой поддержки. В 1597 году он закрыл обсерваторию на острове Вен. Последнее зарегистрированное наблюдение было сделано 15 марта.

Некоторое время Тихо Браге жил в Копенгагене, затем в Германии под Гамбургом и в конце концов нашел нового покровителя в лице императора Священной Римской империи Рудольфа II, столица которой в то время находилась в Праге. Браге стал придворным математиком императора. Ученый смог набрать штат учеников и помощников, одним из которых стал еще один герой нашей книги – Иоганн Кеплер. В период с 1597 по 1601 год Тихо Браге обрабатывал данные наблюдений, сделанных в течение всей жизни. Позже, пользуясь материалами своего учителя, Кеплер опубликовал названные в честь венценосного покровителя так называемые «Рудольфовы таблицы».

Для создания новой обсерватории Рудольф II выделил средства и удобное место неподалеку от Праги. Но построить в Чехии «Новый Ураниборг» ученому было не суждено. Перипетии последних лет подорвали его здоровье. Непосредственной же причиной смерти ученого стал обед во дворце одного из дворян. За обедом Тихо Браге стал испытывать желание опорожнить мочевой пузырь. Однако этикет не позволял встать из-за стола раньше хозяина. Длительное сдерживание естественной потребности привело к нарушению мочевыделения. Началось воспаление, со временем распространившееся на весь организм. 24 октября 1601 года, через одиннадцать дней после злополучного обеда, Тихо Браге умер. В предсмертном бреду он постоянно твердил: «Мне кажется, что я прожил жизнь не напрасно».

И с этими словами великого ученого трудно не согласиться. Одной из основных особенностей работы Тихо Браге стало постоянное стремление к увеличению точности наблюдений. Чтобы уменьшить погрешности и устранить ошибки в данных, он конструировал и совершенствовал астрономические инструменты. Большой вклад Тихо Браге внес и в методологию: ученый многократно повторял свои наблюдения в различных условиях. Координаты тысячи звезд он определил с фантастической для их времени точностью. Сам ученый понимал, что только наблюдения, сделанные в совершенстве, позволят в итоге осуществить правильные теоретические выводы. Можно сказать, что Тихо Браге сделал все возможные усовершенствования в механике дотелескопической астрономии, увеличив точность наблюдений почти на два порядка. В своих изучениях он первым учел атмосферную рефракцию, благодаря чему смог исправить неточности в известной ранее величине наклона эклиптики. Также датский ученый уточнил значение прецессии.

Но самое большое значение для дальнейшего развития астрономии имели наблюдения Тихо Браге за движением планет. Теория Коперника далеко не сразу завоевала всеобщее признание. Более того, на тот момент существовали ее довольно весомые опровержения. В начале своей научной деятельности Браге был сторонником гелиоцентризма. Но впоследствии он отказался от этой точки зрения, сделав не совсем верные выводы из своих наблюдений. Он полагал, что если Земля вращается вокруг Солнца, то должен наблюдаться годовой параллакс звезд. Сейчас понятно, что зафиксировать годовой параллакс во времена Браге было невозможно из-за того, что расстояние до звезд несоизмеримо с перемещением Земли. Не обнаружив этого явления, Тихо Браге стал сторонником геогелиоцентрической модели мира, согласно которой Земля неподвижна, вокруг нее вращается Солнце, а вокруг Солнца – планеты.

Результаты своих наблюдений незадолго до смерти Тихо Браге передал Иоганну Кеплеру, который, основываясь на них, вывел свои знаменитые законы движения планет.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Браге, Тихо — История геодезии

Браге, Тихо (1546-1601), датский астроном, реформатор практической астрономии. Родился 14 декабря 1546 в поместье Кнудструп (пров. Сконе, ныне Швеция). В 1559—1565 учился сначала в Лютеранском университете Копенгагена, затем в Лейпцигском университете. Под впечатлением от наблюдения солнечного затмения, произошедшего в 1560 в точном соответствии с предсказанием, заинтересовался астрономией. С 1563 начал вести астрономические наблюдения. Браге приобрёл несколько астрономических и астрологических книг и «карманный» звёздный глобус, по которому изучил расположение созвездий. В 1567 году Тихо познакомился в Аугсбурге с братьями Иоганном и Паулем Хенцелями, которые были страстными любителями астрономии. Они свели его со способными мастерами, у которых Браге заказал несколько астрономических инструментов и заготовку огромного полутораметрового глобуса. Здесь же по указаниям Браге был изготовлен из дерева «большой квадрант». Это был сектор с радиусом почти в б м, закреплённый в раме на поворотном столбе. Высота сооружения составляла 11 м, дуга в 1° на его шкале имела длину около 10 см. Но он не оправдал надежд конструктора, оказавшись тяжёлым и неудобным в работе; кроме того, дерево разбухало от влаги и коробилось. Изобретатель с тех пор строил свои приборы из металла, предпочитая точность размерам. 11 ноября 1572 года наблюдал Сверхновую звезду в созвездии Кассиопея, тщательно описал изменение ее блеска. Как выяснилось уже в 20 в., это была сверхновая, вспыхнувшая в нашей Галактике; теперь она называется Звезда Тихо. Вероятно, новая звезда окончательно убедила 30-летнего Браге, что главным делом его жизни должна быть астрономия. В начале 1575 г. он совершил путешествие по Европе, посещая известных астрономов, знакомясь с их инструментами и методами работы и подыскивая место для обсерватории.

Заинтересовавшись исследованиями Тихо Браге, датский король Фридрих II предложил учёному в пожизненное владение остров Вен, лежащий в середине Зундского пролива, соединяющего Балтийское море с Северным. 23 мая 1576 специальным королевским указом Тихо Браге был пожалован в пожизненное пользование остров Вен, а также значительные суммы на постройку обсерватории и ее содержание. Это было первое в Европе здание, специально построенное для астрономических наблюдений. Тихо назвал свою обсерваторию «Ураниборг» («Небесный замок»), где с 1577 по 1597 ежедневно проводил многочисленные наблюдения за небесными светилами с наивысшей для того времени точностью. Большинство инструментов Тихо Браге сделал сам. Ему удалось добиться высокой точности на инструментах без оптических приспособлений. Небывалой точности наблюдений он добился не только увеличением размеров инструментов (наибольшим был шестиметровый квадрант), но и разработкой новых методов наблюдений.

В 1582 г. в Ураниборге установили стенной квадрант, который Браге назвал «тихонианским». Основой этого инструмента была латунная шкала в виде 90-градусной дуги с радиусом 2 м, которая крепилась к стене, направленной точно на юг. В поперечной наружной стене в геометрическом центре дуги в специально проделанном окошке был закреплён горизонтальный цилиндр, а по дуге могла скользить каретка с визирным приспособлением. Двигая каретку до совпадения звезды с краем цилиндра, астрономы получали её высоту над «математическим горизонтом». В пристройке находился большой звёздный глобус, заказанный ещё в Аугсбурге. В Ураниборге ему придали строго сферическую форму, снабдили точными шкалами и покрыли латунной фольгой. На него Браге иглой наносил звёзды, положение которых уточнялось в обсерватории.

Через семь лет после создания Ураниборга рядом с ним был построен дополнительный наблюдательный комплекс – Стьернеборг (Звёздный замок). Он представлял собой подземное помещение, над которым поднимались только раздвижные крыши инструментов.

Браге достиг фантастической точности в наблюдениях положений звёзд на безоптических угломерных инструментах. Ошибка составляла ±0,5′, что в 20 раз точнее Птоломеевых наблюдений. В обсерватории были получены выдающиеся результаты – составлен каталог точных небесных долгот и широт 788 звёзд, разработаны таблицы рефракции света в земной атмосфере и правила её учёта при наблюдениях, уточнён угол наклона эклиптики, открыты годичное неравенство и вариация в движении Луны, получена довольно близкая к современной величина прецессии (51″ в год). В течение 20 лет постоянно фиксировались движения планет.

Браге открыл 2 неравенства в движении Луны; доказал, что кометы — небесные тела, более далекие, чем Луна; составил каталог звезд, таблицы рефракции и др. самом начале существования Ураниборга над Европой появилась яркая комета. Браге систематически наблюдал её и путём измерения параллакса доказал, что она находится дальше Луны и движется, пересекая сферы. Вместе с ними, как тогда считалось, движутся планеты. Это означало, что Аристотель был не прав: твёрдых небесных сфер не существует, пространство является пустым. Во время работы над книгой о кометах Браге пришёл к мысли о новой системе мира. В принципе он был готов принять систему Коперника, но его, создателя наиболее точных инструментов дотелескопической астрономии, сильно смущало отсутствие наблюдаемого параллакса звёзд. Истина открылась только с появлением телескопической астрономии. Чтобы объяснить отсутствие годичного параллакса звёзд, Тихо Браге предложил свою геогелиоцентрическую систему мира, которая представляла собой комбинацию учений Птолемея и Коперника. В ней Земля была центром сферы звёзд, а также орбит Луны и Солнца, планеты же, как и у Коперника, обращались вокруг Солнца. Ученый считал, что солнце вращается вокруг неподвижной Земли, а все остальные планеты — вокруг Солнца.

В 1597 году пребывание ученого на острове Вен заканчивается. Новый король Дании — Кристиан IV лишает Тихо финансовой поддержки и запрещает заниматься астрономией как наукой, не приносящей выгод короне. После непродолжительного пребывания в герцогстве Гольштейн Тихо перебирается в Прагу, где становится придворным математиком и астрологом Рудольфа II — императора Священной Римской империи. Узнав о гонениях на Иоганна Кеплера, Тихо приглашает его к себе. Немецкий ученый прибыл в Прагу в феврале 1600 года, а в следующем году Тихо Браге неожиданно умер от какой-то неизвестной болезни, проболев всего 11 дней. По приказу императора великий датский астроном был похоронен с рыцарскими почестями в пражском Тынском соборе.

Кеплер получил титул Первого математика императора и потратил долгие годы на обработку наблюдений обсерватории Браге (выполнял его завещание!) Итогом было открытие законов движения планет. Позднее Ньютон использовал законы Кеплера для того, чтобы доказать справедливость закона тяготения. Астрономические наблюдения Тихо Браге, которые казались пустой забавой его вельможным современникам, явились фундаментом, на котором построена современная теория тяготения.

Коварное убийство астронома Датский ученый переписывает биографию Тихо Браге: Культура: Lenta.ru

Профессор Страсбургского университета Петер Андерсен, датчанин по происхождению и германист по образованию, обнаружил в Стокгольме документы, предположительно проливающие свет на обстоятельства странной и мучительной кончины датского астронома Тихо Браге в Праге в 1601 году. Профессор Андерсен разглядел в этой истории шекспировские страсти и политическую интригу чуть ли не континентального масштаба. Выводы профессора пока не подкреплены вескими доказательствами, то есть публикациями, но построенный им сюжет тянет на увлекательный роман.

Что нашел профессор

Петер Андерсен утверждает, что в стокгольмской Королевской библиотеке ему удалось найти дневник графа Эрика Браге, шведского дипломата, бонвивана, мота и дальнего родственника Тихо Браге. Надо сказать, что Браге — это старая аристократическая семья, исторически тесно связанная с несколькими североевропейскими династиями. Есть сведения, что граф Эрик поправлял свое финансовое положение, состоя на тайной службе сразу у нескольких королевских домов.

Дневник графа состоит из 600 страниц, большая часть которых содержит записи на латыни, но встречаются и страницы с шифрованными сообщениями. Профессор Андерсен нашел указания о секретной миссии, порученной графу Эрику в начале 1601 года.

Граф спешно покинул свой замок в Швеции и отправился сначала в Копенгаген, а затем в Гданьск, где тайно встречался с доверенными лицами датского короля Кристиана IV. Самым высокопоставленным собеседником графа был принц Иоганн, или просто Ганс, младший брат короля. Именно он передал Эрику приказ отравить Тихо Браге, в то время уже несколько лет жившего в Праге при дворе императора Рудольфа II.

Астроном и король

Кристиан IV. Иллюстрация с сайта rosenborgslot.dk

Lenta. ru

Кристиан IV унаследовал престол своего отца, короля Фредерика II. Последний, в юности сватавшийся к английской королеве Елизавете I, всячески покровительствовал Тихо Браге, выстроив для него обсерваторию Ураниборг на острове Вен. Фредерик II умер в 1588 году; начался период регентства, завершившийся в 1596 году восшествием Кристиана IV на престол. Девятнадцатилетний монарх вскоре начал травлю Браге, и ученый был вынужден бежать в Германию, а оттуда в Прагу, ко двору эксцентричного Рудольфа, собиравшего вокруг себя ученых, мистиков и шарлатанов.

Профессор Андерсен полагает, что Кристиан IV гневался на астронома из-за своей матери, королевы Софии (Софии Мекленбургской). Датчанам она известна как исключительно добродетельная мать семерых детей Фредерика II. Ее политические амбиции проявились в эпоху регентства, когда она умело противостояла регентскому совету. После восшествия Кристиана IV на престол она отправилась, и, кажется, не совсем по своей воле, в фактическую ссылку. София была известна еще и как ученая дама, занимавшаяся науками, в том числе астрономией.

Согласно гипотезе Петера Андерсена, между королевой и Тихо Браге, тоже, кстати, добродетельным отцом немалого семейства, была связь. О Кристиане IV в Европе ходили слухи, что он не был сыном Фредерика II. Если это действительно было так, то легитимность пребывания Кристиана IV на престоле оказывалась бы под ударом. И профессор Андерсен делает вывод, что датский король то ли опасался Тихо Браге как человека, слишком много знавшего о династической кухне, то ли относился к ученому, как шекспировский Гамлет к Клавдию, коварством занявшему место возле Гертруды. Таковы были возможные мотивы убийства.

Тихо Браге (1546–1601) не был сторонником Николая Коперника, заявившего о гелиоцентрическом строении Вселенной. Придерживаясь собственной теории, согласно которой Земля оставалась центром мироздания, но другие планеты вращались вокруг Солнца, Браге в течение 20 лет осуществлял астрономические наблюдения. Однако он понимал, что его данным не хватало математического обобщения, и поэтому в 1600 г. пригласил в Прагу молодого Иоганна Кеплера (1571-1630), который за 4 года до этого издал оригинальный труд «Тайна Вселенной». Кеплеру, убежденному коперниканцу, пришлось непросто под началом Браге, который настаивал, чтобы помощник посвятил себя изучению орбиты Марса. Тем не менее, уже после смерти Браге, Кеплер, получивший пост Первого математика императора, благодаря наблюдениям за Марсом сумел сформулировать новые законы движения планет, значительно уточнявшие теорию Коперника. Эти открытия были опубликованы в 1609 г. в сочинении Кеплера «Новая астрономия».

Чем профессор Андерсен может подтвердить свою гипотезу о связи между Браге и королевой Софией, мы не знаем. Но датский ученый утверждает, что для мстительного Кристиана смерть астронома была очень важна. Поэтому он подослал к нему через принца Иоганна обходительного графа Эрика. Шведский Браге познакомился со своим датским родичем уже в Праге. Они оба оказались на злополучном банкете, на котором Тихо Браге стало дурно, и он с трудом добрался домой. О его болезни оставил сообщения Иоганн Кеплер, помощник и коллега Браге, один из крупнейших астрономов XVII века. Через несколько дней после банкета датскому астроному стало лучше, но тут его снова посетил граф Эрик, и на утро Тихо Браге скончался.

Ртуть

Популярное предание гласит, что причина смерти Браге кроется в нравах того века: из опасений оскорбить Рудольфа II ученый не последовал зову природы и не покинул застолье по нужде. В результате что-то случилось с его мочевым пузырем, и он умер то ли от его разрыва, то ли от инфекции, поразившей эту область его организма. Однако в 1990-х исследование хранившихся в пражском музее волосков с усов Браге показало, что он либо принимал препараты, содержащие ртуть, либо был отравлен ртутью (содержание этого металла в волосах превышает норму в сто раз). Существует предположение, что смертельную дозу ртути Браге принял за 13-20 часов до кончины. Мимо этой гипотезы конспирологи-энтузиасты, конечно, не могли пройти. В 2005 году двое исследователей — Джошуа Гилдер и Анна Ли Гилдер — предположили, что ртутью Браге напоил не кто иной, как Кеплер, завидовавший своему старшему товарищу и желавший присвоить материалы его исследований. Стало быть, новая — принадлежащая профессору Андерсену — версия о кончине Тихо Браге снимает подозрения с Кеплера.

Пока профессор Андерсен не опубликует свои доводы, к его рассуждениям можно относиться как к увлекательной беллетристике. Предполагаемая эксгумация тела Браге прольет свет только на некоторые обстоятельства, а именно на то, был ли он вообще отравлен. Впрочем, и это будет весьма интересным продолжением таинственной истории Тихо Браге.

АВТОБИОГРАФИЯ ТИХО БРАГЕ

АВТОБИОГРАФИЯ ТИХО БРАГЕ

(Историко-астрономические исследования, вып. 17)

Знаменитый датский астроном Тихо (латинизированная форма датского имени Тюге) Браге (1546-1601) вошел в историю астрономии как пионер систематических наблюдений. На протяжении почти двух десятилетий он вел точные астрономические наблюдения в обсерватории Ураниборг-Стьернеборг на острове Вен в проливе Зунд, оборудованной уникальными инструментами. Бесценные наблюдения Тихо Браге стали той основой, па которой его ассистент и приемник Иоганн Кеплер вывел свои знаменитые три закона движения планет, ставшие торжеством гелиоцентрической системы Коперника и наполнившие ее реальным физическим содержанием.

Публикуемый ниже отрывок из «Механики обновленной астрономии» Тихо Браге (1598) принадлежит к не совсем обычному жанру научных автобиографий, в которых события личной жизни автора отходят на второй план, уступая первый анализу его собственных научных достижений. Поводом для ретроспективной самооценки сделанного в науке и размышлений о будущих свершениях послужил вынужденный перерыв в наблюдениях, когда Тихо Браге пришлось, оставив великолепную обсерваторию на острове Вен, искать временного приюта в замке Вандбек близ Гамбурга у своего Друга Генриха Ранцау. Используя оттиснутые еще в типографии Урапиборга гравюры астрономических инструментов и сооружений своей обсерватории, Браге на станке, вывезенном из Ураниборга, отпечатал небольшое число экземпляров первого, роскошного издания, предназначенного в качестве подношений вельможным любителям астрономии. Второе издание, более скромное, но отпечатанное значительно большим тиражом, вышло в свет в 1602 г., уже после смерти Тихо Браге.

В 1921 г. «Механика обновленной астрономии» была опубликована в первой части V тома «Полного собрания сочинений Тихо Браге, датчанина» [Tychonis Brahe Dani Opera omnia.— Kabenhavn. 1921 (t. V, fasc. I)]  под редакцией известного историка астрономии и автора биографии Тихо Браге Дж. Дрейера.

Русский перевод выполнен по этому изданию (с. 106-118) и сверен с английским переводом, подготовленным к 400-летней годовщине Тихо Браге датскими астрономами Г. Редером, Э. Стремгреном и Б. Стремгреном [Tycho Brahe’s Description of his Instruments and scientific work. — Kebenhavn, 1946]

Ю. А. Данилов

 

О ТОМ, ЧТО НАМ С БОЖЬЕЙ ПОМОЩЬЮ УДАЛОСЬ СОВЕРШИТЬ В АСТРОНОМИИ И ЧТО ПРИ ЕГО БЛАГОСКЛОННОЙ ПОДДЕРЖКЕ НАДЛЕЖИТ ЕЩЕ СОВЕРШИТЬ

Tuхo Браге

(Перевод Ю. А. Данилова)

В году Господа нашего 1563, то есть 35 лет назад, во время великого соединения верхних планет, которое пришлось на конец Рака и начало Льва, когда мне исполнилось шестнадцать лет, я занимался изучением классической литературы в Лейпциге, где жил вместе со своим гувернером на средства моего любимого дяди со стороны отца Йоргена Браге, скончавшегося около 30 лет назад, Отец мой Отто Браге, память которого я чту, не слишком заботился о том, чтобы пятеро его сыновей, из коих я был старшим, изучали латынь, хотя впоследствии сожалел об этом. Меня же с детских лет воспитывал дядя Йорген. Он же оказывал мне щедрую поддержку вплоть до моего совершеннолетия. Дядя всегда обращался со мной, как с родным сыном, и завещал мне все свое состояние. Своих детей у дяди не было. Он был женат на высокородной и мудрой госпоже Ингер Оксе, сестре великого Педера Оксе, ставшего впоследствии канцлером Датского королевства. Тетушка, почившая 5 лет назад, всю жизнь относилась ко мне с исключительной любовью, словно я был ее собственным сыном. Во времена правления блаженной памяти короля Фредерика II тетушка в течение 12 лет была фрейлиной при дворе королевы. На этом посту ее сменила и оставалась на протяжении 8 лет фрейлиной ее величества моя горячо любимая и высокочтимая матушка Беата Билле. Милостью Божьей она достигла ныне возраста 71 года. Судьбе было угодно, чтобы мой дядюшка без ведома моих родителей похитил меня, когда я был совсем еще ребенком. На седьмом году моей жизни он послал меня в грамматическую школу, а когда мне исполнилось 13 лет [должно быть: 15 лет], отправил меня для продолжения занятий в Лейпциг, где, я пробыл 3 года. Я возвращаюсь к столь давнему прошлому, чтобы объяснить, каким, образом я, занимаясь сначала изучением свободных искусств, обратился к Астрономии, а также из желания с благодарностью оживить память о моих родителях, бывших столь добрыми ко мне.

Перехожу теперь к самой сути моего повествования. Еще у себя на родине в Дании я раздобыл несколько книг, главным образом эфемерид. Они-то и позволили мне ознакомиться с началами Астрономии — предмета, к которому я питал природную склонность. В Лейпциге я приступил к более основательному изучению Астрономии. Я поступал так вопреки неодобрению и противодействию гувернера, выполнявшего волю моих родителей, желанием коих было, чтобы я изучал юриспруденцию (что я и делал, насколько позволял мой возраст). Я тайком покупал книги по астрономии и тайком читал их, чтобы гувернер ничего не узнал о моих занятиях. Постепенно я научился различать созвездия на небе и через месяц мог безошибочно называть те из них, которые расположены в видимой части неба. Чтобы запомнить созвездия, я пользовался небольшим небесным глобусом размером с кулак, который в тайне от всех брал с собой по вечерам. Всё это я освоил сам, без чьей-либо помощи и руководства. Мне никогда не выпадало счастье иметь учителя, который бы наставлял меня в математике, в противном случае я бы достиг в этих науках гораздо больших успехов, причем за меньшее время.

Вскоре мое внимание привлекли движения планет. Отметив положение планет среди неподвижных звезд прямыми, мысленно проведенными через планеты, я уже в то время, имея под руками лишь небольшой небесный глобус, установил, что положения их на небе не согласуются ни с альфонсинскими, ни с коперниканскими таблицами, хотя согласие с последними было лучше, чем с первыми. После этого я стал наблюдать за планетами со все возрастающим вниманием и часто сравнивал их положение с данными, приведенными в «Прусских таблицах» (с которыми я также ознакомился без чьей-либо помощи). Я не верил более эфемеридам, поскольку понял, что эфемериды Г. Стадия, бывшие в то время единственными таблицами, вычисленными на основе прусских таблиц, во многих отношениях неточны и ошибочны. Поскольку в моем распоряжении не было астрономических инструментов, а мой гувернер не разрешал мне покупать их, мне сначала приходилось довольствоваться циркулем весьма больших размеров. Вершину циркуля я располагал как можно ближе к глазу, одну ножку направлял на наблюдаемую планету, а другую — на какую-нибудь неподвижную звезду, расположенную вблизи нее. Иногда я измерял таким же образом угловые расстояния между планетами и определял (при помощи несложных вычислений) отношение углового расстояния между планетами к полной окружности. Хотя мой метод наблюдения не отличался особой точностью, все же с его помощью мне удалось значительно продвинуться вперед: у меня не оставалось ни малейших сомнений в том, что и альфонсинские и коперниканские таблицы содержат чудовищные ошибки. Особенно наглядно это проявилось во время великого соединения Сатурна и Юпитера в 1563 г., о котором я упоминал вначале. Для меня оно стало отправным пунктом по следующей причине. Если сравнивать с альфонсинскими таблицами, то расхождение составляло целый месяц, если же сравнивать с коперниканскими, — то несколько (хотя и очень немного) дней, поскольку вычисления Коперника для этих двух планет не слишком сильно отклоняются от истинного движения на небе. В особенности это относится к Сатурну, который по моим наблюдениям никогда не отклонялся больше, чем на полградуса или па две трети градуса от данных коперниканских таблиц, в то время как отклонения Юпитера иногда достигала больших значений.

Позднее, в 1564 г., я тайно приобрел деревянный астрономический «посох Якова» (radius), изготовленный по указаниям Геммы Фризия. Бартоломей Скультет, живший в то время в Лейпциге, с которым я поддерживал дружеские отношения на почве общих интересов, снабдил этот инструмент точными делениями с трансверсальными точками. Скультет почерпнул принцип трансверсальных точек у своего учителя Гомелия. Заполучив посох Якова я не упускал ни одного удобного случая, когда ночь выдавалась звездной, и неустанно производил наблюдения. Нередко я проводил в бдении всю ночь напролет. Мой гувернер, ничего не подозревая, мирно спал, поскольку я производил наблюдения при свете звезд и заносил полученные данные в специально заведенную книжечку, которая сохранилась у меня поныне. Вскоре я заметил, что угловые расстояния, которые по показаниям посоха Якова должны были совпадать, превращенные посредством математических выкладок в числа, не во всем согласуются друг с другом. После того как мне удалось обнаружить источник ошибки, я изобрел таблицу, позволившую мне вносить поправки и тем самым учитывать дефекты посоха. Приобрести же новый лимб всё еще не представлялось возможности, поскольку гувернер, державший в своих руках завязки от кошелька, не допустил бы подобных трат. Вот почему я, живя в Лейпциге и позднее по возвращении на родину, произвел при помощи этого посоха множество наблюдений.

Приехав затем в Германию, я занялся тщательным изучением звезд сначала в Виттенберге, а затем в Ростоке. В 1569 г, и в следующем году, когда я жил в Аугсбурге, я очень часто наблюдал звезды, но не только при помощи очень большого квадранта, построенного мною в саду бургомистра вне города, но и при помощи другого инструмента — деревянного секстанта, изобретенного мною в ту пору. Результаты наблюдений я заносил в специальную книгу. Свои наблюдения, я прилежно продолжал и позднее, но возвращении на родину, используя другой аналогичный инструмент несколько больших размеров, в особенности, когда в 1572 г. вспыхнула странная новая звезда. Это событие вынудило меня забросать занятия химией, сильно захватившие меня после того, как я начал их в Ayгс6ypre, и продолжавшиеся до 1572 г. , и целиком посвятить себя изучению небесных явлений. Заметив новую звезду, я подробно описал ее сначала в небольшой книжечке, а затем более тщательно и продуманно в большом томе. Со временем у меня стали появляться все новые и новые астрономические инструменты. Некоторые из них я захватил с собой, когда отправился в новое путешествие по всей Германий и части Италии. Даже в пути я продолжал наблюдать звезды всякий раз, когда для этого представлялся удобный случай. Вернувшись, наконец, домой (к тому времени мне исполнилось 28 лет), я стал исподволь готовиться к новому, более продолжительному путешествию.

Я решил поселиться в Базеле или неподалеку от этого города, где мне доводилось бывать и раньше, не без умысла. Я вознамерился заложить там фундамент для возрождения Астрономии. Окрестности Базеля казались мне более привлекательными, нежели другие области Германии, отчасти из-за знаменитого Базельского университета и живших в Базеле превосходных ученых, отчасти из-за здорового климата и приятных условий для жизни и, наконец, из-за того, что Базель расположен в том месте, где, если можно так выразиться, встречаются три крупнейшие страны Европы — Италия, Франция и Германия. Такое благоприятное расположение позволяло по переписке установить дружеские связи со знаменитыми и учеными людьми в различных местах. Тем самым мои изобретения приобрели бы большую известность и оказались бы полезными для более широкого круга. Кроме того, меня не покидало предчувствие, что осуществить задуманное у себя на родине мне будет далеко не легко и не просто, и особенности, если я останусь в Скании, в своем родовом владении Кнудструп или в какой-нибудь другой более крупной провинции Дании, где нескончаемый поток знати и друзей то и дело отрывал бы меня от научных занятий и служил бы немалой помехой на пути к осуществлению моих планов. Но случилось так, что пока я мысленно перебирал все эти доводы и исподволь готовился к отъезду, никому не говоря о своих намерениях, светлой памяти благородный и могущественный Фредерик II, король Дании и Норвегии, прислал ко мне придворных с письмом, в котором просил меня незамедлительна отыскать его, покуда он находится в Зеландии. Представ безотлагательно пред сим превосходным монархом, которому невозможно воздать должное в полной мере, я узнал, что он по собственному желанию и своему всемилостивейшему повелению дарует мне остров в знаменитом датском Зунде. Наши соотечественники именуют его Вен, по латыни он обычно называется Венусия, а иностранцы называют его Скарлатина (Алый остров). Король просил меня воздвигнуть на этом острове здания и построить инструменты и приборы для астрономических и химических исследований, причем великодушно обещал щедро возместить все расходы. Поразмыслив немного и испросив совета кое у кого из умных людей, я отказался от своего первоначального плана и охотно согласился с предложением короля, в особенности после того, как понял, что на острове, расположенном между Сканией и Зеландией, я смогу избавиться от докучливых посетителей и, следовательно, получу в своем отечестве, коему я обязан в гораздо большей степени, чем другим странам, ту тишину и удобства, которые я искал на стороне.  Так в 1576 г. я приступил к возведению замка Ураниборг, приспособленного к занятиям Астрономией, и со временем построил здания и различные астрономические инструменты, пригодные для проведения точных наблюдений. Наиболее важные из них описаны и объяснены в этой книге.

Со всей энергией я приступил к наблюдениям и в своей работе прибег к помощи нескольких учеников, отмеченных талантами и острым зрением. Учеников этих я держал при себе неотлучно, обучая их группу за группой то одной, то другой науке. По милости Божьей случилось так, что вряд ли был хоть один день или ночь с ясной погодой, когда бы мы не производили множество весьма точных астрономических наблюдений неподвижных звезд, а также планет и появлявшихся за это время комет, из которых семь мы наблюдали в небе со своего острова. Наблюдения, проводившиеся со всем тщанием, продолжались 21 год. Их я сначала собрал в один большой том, но впоследствии разделил ею на книги меньшего объема — по одной книге на каждый год, и с каждой книги снял точные копии. При записи наблюдений я придерживался такого порядка, что неподвижным звездам, наблюдаемым в том или ином году, отводилось свое место, планетам — свое место, причем сначала шли записи, относящиеся к Солнцу и к Луне, а затем — по порядку — к пяти остальным планетам вплоть до Меркурия, ибо эту планету я также наблюдал, хотя видимой она бывает чрезвычайно редко.

Мы проводили весьма тщательно наблюдения Меркурия и в утренние часы, и вечерами. Великий Коперник, пытаясь объяснить, почему ему не удалось наблюдать Меркурий, ссылается на слишком высокую широту и испарения от реки Висла. Мы же, находясь на еще большей широте и к тому же на острове, окруженном со всех сторон морем, которое непрестанно рождает испарения, наблюдали Меркурий многократно, о чем я уже говорил, и определяли его положение. Быть может, дом, где жил Коперник, расположен так, что горизонт открывается из него не по всем направлениям, и поэтому не вполне подходит для наблюдений, в особенности при малых высотах. Об этом мне также доводилось слышать от одного из моих ассистентов, которого я 14 лет назад посылал исследовать высоту полюса. Поскольку Коперник не располагал собственными наблюдениями Меркурия, на которые он мог бы опереться, ему пришлось позаимствовать некоторые данные из тома наблюдений Вальтера, ученика Региомонтана из Нюрнберга. И хотя не на них зиждились его мнения и доказательства, проводимые со тщанием и строгостью, все же нам бы хотелось, чтобы в случае других планет, орбиты которых он пытался с необычайной дерзостью определить при помощи собственных наблюдений, используемые им данные не содержали еще больших неточностей. Ибо тогда мы уже знали бы их апогей и эксцентриситеты, а это позволило бы мне сберечь многие годы кропотливого, неустанного труда и избежать колоссальных расходов. Ныне, располагая тщательно отобранными высокоточными наблюдениями за 21 год, производившимися на небе при помощи различных хитроумно сконструированных инструментов, описание которых приведено на предыдущих страницах (не говоря уже о наблюдениях, произведенных в течение 14 предшествующих лет), я берегу их как весьма редкое и драгоценное сокровище. Быть может, когда-нибудь я опубликую их, если Господь своей милостью позволит мне добавить к ним новые наблюдения.

Все это показывает, что с тех пор, как мне исполнилось 16 лет, я непрерывно наблюдал звезды и продолжал свои наблюдения почти 35 лет — вплоть до настоящего времени. Разумеется, не все наблюдения произведены с одинаковой точностью и одинаково важны. Те из них, которые я производил в Лейпциге в дни юности и пока мне не исполнился 21 год, я обычно называю детскими и считаю сомнительными. Те, которые я производил позднее, пока мне не исполнилось 28 лет, я называю юношескими и считаю вполне пригодными. Что же касается наблюдений, составляющих третью группу, которые я производил в Ураниборге на протяжении примерно 21 года с великой тщательностью при помощи высокоточных инструментов в более зрелом возрасте, пока мне не исполнилось 50 лет, то их я называю наблюдениями моей зрелости, вполне надежными и точными, ибо считаю их таковыми. Именно на эти наблюдения я опирался когда, не жалея сил, принялся закладывать основы и создавать обновленную Астрономию, хотя некоторые более ранние наблюдения также были основательно использованы мной. А теперь я опишу то, что с Божьей помощью мне удалось свершить и подготовить в этой области и что при все той же милости Божьей предстоит выполнить и довесги до полного завершения в будущем. Прежде всего при помощи тщательнейших наблюде ний на протяжении ряда лет мы определили путь Солнца. Мы исследовали не только прохождение Солнца через точки равноденствий. Нас интересовали и положения между точками равноденствий и солнцестояний, в особенности на северной полуокружности эклиптики, поскольку на ней рефракция не мешает наблюдать Солнце в полдень. Наблюдения производились в обоих случаях, причем неоднократно. Пользуясь ими, я математическим путем вычислил соответствующий наблюдениям апогей и эксцентриситет. Что касается того и другого, то в альфонсинские таблицы, так же как и в сочинение Коперника, вкралась очевидная ошибка, поэтому апогей Солнца почти на 3° превосходит значение, приведенное у Коперника. Эксцентриситет достигает почти 2 1/6 части, если радиус эксцентрической орбиты принять за 60 частей, в то время как значение, приведенное у Коперника, меньше почти на 1/4 [Коперник приводит значение эксцентриситета, равное 0,0323, или 1,938, если радиус эксцентрической орбиты принять за 60. Этому соответствует максимальное неравенство долготы 1°51′. По Тихо Браге эксцентриситет равен 0,0359, или 2,156, а неравенство 2°3′]. Допускает он ошибку и в определении равномерного движения Солнца за эти годы, достигающие почти четверти градуса. Отсюда можно судить о точности определений по альфонсинам сравнивая их с определениями по Копернику. По этим данным я вывел правила равномерного движения Солнца и его простаферез [Prosferw — прибавляю и afairew — отнимаю (греч.) — поправки, которые то прибавляются к члену, описывающему равномерное движение, то вычитаются из него (в современной записи выражаются членом вида r cos a, где r — радиус круга аномалии, a — значение аномалии). (Примеч. перев.) ] и установил их по точным значениям. Теперь уже не может быть более никаких сомнений в том, что орбита Солнца точно определена и подкреплена соответствующими числами. Первое, с чего следовало начать, была эта работа по Солнцу, ибо именно от нею зависят движения небесных тел и потому, что Солнце движется по эклиптике, к которой принято относить другие движения. Я также определил наклонение эклиптики относительно экватора и получил значение, отличное от приведенного у Коперника и его современников, а именно 23° и 31 1/2 минуты, то есть на 3’/2 больше, чем у них. Я учел рефракцию Солнца в его зимнем положении — величину, которую они беспечно проглядели. Мы также составили таблицы для различных круговых движений Солнца и присовокупили к ним таблицы склонений и прямых восхождений, основанные на наших наблюдениях. Кроме того, при помощи специальных таблиц мы учли его параллакс и рефракцию.

Что касается Луны, то с неменьшим усердием мы стремились объяснить ее запутанную орбиту, многосложную и далеко не столь легко и просто поддающуюся расчету, как полагали древние и Коперник. Дело в том, что орбита Луны обнаруживает еще одно неравенство по долготе, незамеченное этими астрономами. Не определили они с достаточной точностью и пропорции, присущие ее обращению. Кроме того, пределы максимальной широты Луны отличаются от значений, найденных Птолемеем, которому в этом вопросе все последующие астрономы вторили с чрезмерной доверчивостью. Действительно, неравенство Луны, о котором я говорю, даже изменяется неравномерно, причем отклонения достигают трети градуса. Узлы — точки пересечения орбиты Луны с эклиптикой — также движутся отнюдь не равномерно, как было принято считать раньше: каждый оборот Луны по орбите заставляет их перемещаться вперед и назад, отклонения весьма значительны и достигают в обе стороны чуть больше полутора градусов. Все это видно из наших тщательнейших наблюдении и вычислений, в том числе и относящихся к 18 лунным затмениям, которые мы наблюдали с высокой точностью, ибо вопреки мнению Птолемея, Альбатения и Коперника трех лунных затмений для определения первого неравенства недостаточно. Использовали мы для той же цели и шесть солнечных затмений, на-сколько те могли быть полезными. Кроме того, мы наблюдали Луну в квадратурах и в моменты наибольшего отклонения от среднего движения — вблизи апогея и. перигея, а также в промежуточных точках. Чтобы определить ее сложную орбиту, наблюдения проводились различными способами и часто и стоили нам многие годы невероятных усилий. Однако потом нам удалось найти методы, позволяющие подчинить неравномерные и разнообразные блуждания Луны правилам, выражаемым кругами и числами. Приняв новую гипотезу, находившуюся в согласии с явлениями, мы подогнали числа, относящиеся к равномерному и к неравномерному движениям, не только по долготе, но и по широте, и учли параллакс методом, отличным от принятого Птолемеем и Коперником и в то же время согласующимся с наблюдениями и с самой гипотезой. Учли мы и рефракцию Луны, так как без нее невозможно было бы отличить остальное. Все эти и некоторые другие зависимости, относящиеся к Луне, мы свели в точные таблицы, дабы с помощью вычислений вывести описываемые ими движения. Определив в полном соответствии с небесными явлениями орбиты обоих небесных тел [Т. е. Солнца и Луны. (Примеч. перев.)], мы получили возможность устанавливать с абсолютной точностью их затмения, относительное расположение, движения и положения, в чем давно назрела потребность. Все сказанное нами об орбитах Солнца и Луны и о соответствии с небесными явлениями ясно изложено вместе с прочими темами в первой главе наших «Основных начал возрожденной астрономии». Тот, кто интересуется. астрономией, найдет в этом сочинении все, что- пожелает. Что же касается дальнейшего изучения этих небесных тел, то недостает лишь описания движений, пригодного на протяжении многих столетий, и большей общности изложения. Достичь того и другого было бы совсем нетрудно, если бы можно было верить наблюдениям древних и наших предшественников, на которых должно опираться дальнейшее изучение. Полное и исчерпывающее изложение этого круга вопросов мы оставляем до нашего труда «Астрономический театр», а пока те, кто интересуется астрономией, могут довольствоваться сказанным в упомянутой части «Основных начал» и найдут там все, что пожелают.

Насколько позволяли время и обстоятельства, мы тщательнейшим образом определили положения всех неподвижных звезд, видимых невооруженным глазом, даже тех, которые считаются звездами шестой величины, — их долготу и широту. Точность достигала одной дуговой минуты, а в некоторых случаях даже половины дуговой минуты. Так мы определили положения тысячи звёзд. Древние смогли насчитать лишь на 22 звезды больше, поскольку жили на более низкой географической широте, где могли видеть больше примерно на 200 звезд, постоянно скрытых от нас. Зато мы определили положения других звезд, которые очень малы и не были включены древними в каталог. На выполнение этого грандиозного замысла
у нас ушло почти 20 лет, поскольку мы намеревались исследовать всю проблему с превеликим тщанием при помощи различных инструментов. Но поскольку самые малые звезды видны только зимой,, когда ночи достаточно темны, да и то, если на небе нет Луны, то полностью завершить задуманное нам удалось лишь за долгие годы терпеливого труда. К тому же во время новолуний, наиболее подходящих для выполнения подобного рода работы, небо редко бывает чистым. Метод, примененный нами для точного определения долгот неподвижных звезд от точки равноденствия, достаточно подробно изложен во второй главе упомянутых «Основных начал». Суть его состоит в использовании Венеры как утренней и вечерней звезды в качестве связующего звена между Солнцем и неподвижными звездами. Связь эта осуществляется несколькими звездами, и все они соотнесены с самой яркой звездой над головой Овна, которую принято считать третьей. (Мы отдаем предпочтение этой звезде потому, что две предыдущие звезды слабее.) Из сказанного в «Основных началах» станет ясно, каким образом мы определяли относительно этой звезды положения остальных звезд и, в частности, как мы использовали тройную процедуру, опираясь на некоторые избранные звезды, расположенные вдоль зодиака и экватора по всему небу, и нам удалось построить интервалы, сплошь заполняющие всю окружность. Я заметил также, что неравномерность скорости изменения долгот не столь значительна, как предполагал Коперник. Его ошибочные представления об этом явлении следовали из неправильных наблюдений древних м живших в более поздние времена. Поэтому и прецессия точки равноденствия за эти годы происходила не столь медленно, как он утверждал, ибо в наше время неподвижные звезды перемещаются на один градус не за сто лет, как указано в его таблице, а всего лишь за 72 года. Если тщательно проверить наблюдения наших предшественников, то выяснится, что так происходило практически всегда. Возникающая неравномерность очень слаба и обусловлена случайными причинами. Это мы объясним более подробно в свое время, если будет на то Господня воля.

То, что широты звезд также претерпевают изменения из-за изменения наклона эклиптики, было впервые открыто мной. В уже упоминавшейся главе я доказал это на различных примерах. Итак, мы вправе утверждать с неколебимой уверенностью и наше мнение подтверждается .наблюдениями, что положения неподвижных звезд определены нами с абсолютной и непогрешимой точностью. Положения множества звезд мы определяли по несколько раз, с помощью различных инструментов и неизменно приходили к одному и тому же результату. При выполнении этой работы мы не использовали механических устройств, хотя у нас и был большой бронзовый глобус, а находили положение каждой звезды при помощи громоздких тригонометрических вычислений. Это станет ясно из того, что говорится в конце упомянутой нами главы о созвездии Кассиопеи (в котором мы насчитали 26 звезд — вдвое больше, чем древние), но для многих других звезд мы, если это было необходимо, усовершенствовали тригонометрические измерения и вычисления в еще большей мере. Если бы древние и наши предшественники затратили бы столько труда на определение положений звезд, то их каталог, дошедший до нас со времен Гиппарха, не изобиловал бы ошибками. В действительности же каталог неверен даже в пределах 1/6 градуса точности, — с которой приведены положения звезд, — и содержит гораздо большие ошибки, нередко совершенно нетерпимые. Чтобы убедиться в этом, достаточно рассмотреть угловые расстояния между звездами, которые всегда остаются неизменными. Для огромного числа звезд угловые расстояния значительно отличаются от приведенных у древних. О том, что неподвижные звезды всегда сохраняют свое относительное расположение, достаточно ясно говорят звезды, которые согласно Гиппарху и Птолемею располагаются на одной прямой: они и поныне остаются на прямой. В свое время мы представим каталог всех звезд, для которых мы определили долготы и широты с точностью до 1 угловой минуты, а в некоторых случаях, как уже упоминалось, 1/2 угловой минуты.

Мы не только стремились тщательно определить долготы и широты неподвижных звезд, но и для некоторых особенно важных звезд (общим числом до 100) вывели с помощью тригонометрических вычислений прямые восхождения и склонения и отнесли то и другое к годам, приходящимся на начала двух столетий (а именно — к 1600 г. и 1700 г.), что позволило при помощи простой пропорции получать аналогичные значения для эпох в промежуточные годы. Рефракцию звезд нам удалось учесть при помощи специальной таблицы, составленной на основе многочисленных опытов. Определить точные положения неподвижных звезд, пренебрегая рефракцией, невозможно, в особенности, если звезды находятся вблизи горизонта на высоте менее 20 градусов. Поэтому мы взяли за обыкновение вводить поправку за рефракцию всякий раз, когда это было необходимо для определения уточненного положения звезд. В случае неподвижных звезд рефракция немного отличается от рефракции Солнца (да позволено будет мне сделать это замечание). Рефракция звезд также несколько отличается от рефракции Луны, как было обнаружено и объяснено нами несколько лет назад.

Что касается звезд, то здесь осталось лишь указать их общее движение за все века от сотворения мира. Сделать это со всем тщанием было бы не столь трудно, если бы наблюдения древних в этой области не принимались за истинные. Все же я убежден, что, вводя надлежащие поправки, сумею удовлетворить, насколько возможно, астрономов и в этом отношении.

Было бы желательно добавить к первой тысяче определенных мною звезд другие звезды, включенные древними в каталог и невидимые в наших широтах. Есть и такие звезды, которые остались невидимыми, для древних, живших в египетских землях, а именно, звезды, расположенные вокруг южного полюса неба. Из рассказов людей, совершавших плавание через экватор, мы знаем также, что и там сияют прекраснейшие звезды. Что же касается первого предложения, то было бы необходимо отправиться в Египет или какое-нибудь другое место в Африке и составить подробнейший список видимых в той части мира звезд. Чтобы достичь второй цели, было бы необходимо отправиться по морю в Южную Америку или какую-нибудь другую страну, лежащую по ту сторону экватора, откуда видны все звезды вокруг южного полюса, и наблюдать их оттуда. Если бы какие-нибудь могущественные и высокородные господа взяли на себя заботу об осуществлении наших, да и не только наших, желаний в этих двух отношениях^ то они сделали бы весьма доброе дело и заслужили бы навеки немеркнущую благодарность. Однако, насколько известно, до сих пор никто даже не попытался предпринять должным образом ничего подобного; не говоря уже об осуществлении наших намерений в полном объеме. Я охотно предоставил бы необходимые инструменты и приборы, если кто-нибудь взялся бы организовать работу и подыскать нужных людей для этого весьма достойного предприятия.

Наконец, что касается исследования сложных путей пяти других планет и попыток объяснить их, то я сделал все, что было в моих силах. Во всей этой области мы собрали прежде всего апогей и эксцентриситеты, а затем угловые движения и отношения планетных орбит и периодов, вследствие чего они не содержат более многочисленных ошибок предыдущих исследований. Мы показали, что самые апогей планет подвержены еще одному неравенству, которое не было замечено ранее. Кроме того, мы сделали открытие, что годовой период, который Коперник объяснял движением Земли по большому кругу, в то время, как древние объясняли при помощи эпициклов, подвержен вариациям. Все это и многое другое с ним связанное, мы исправили, приняв специальную гипотезу, изобретенную и разработанную нами 14 лет назад, исходя из явлений. Некоторые, в том числе трое с именами весьма известными, не погнушались присвоить нашу гипотезу и выдать ее за свое собственное изобретение. В свое время я, если будет на то Божья воля, укажу, в каких именно случаях они это делали, заклеймлю позором и отвергну их наглые притязания, а также докажу, что суть дела обстоит именно так, как я говорю, причем сделаю это с такой ясностью, что ни один беспристрастный человек не усомнится в моей правоте и но станет противоречить мне. Но если они честно признают свою ошибку и возвратят мне то, что принадлежит мне, то я прощу их. Именно поэтому я сейчас умышленно воздерживаюсь от предания гласности их имен.

Не оставили мы без изменения и широты, но подвергли тщательному пересмотру результаты наших предшественников, начиная с Птолемея. Для пяти планет мы составил подробную запись их широт в течение всего оборота, и по этим наблюдениям определили пересмотренные значения максимальных широт и прохождений над эклиптикой так, чтобы все было в соответствии с небом. При этом мы отчетливо заметили, что узлы и максимальные широты трех верхних планет не находятся в прямой зависимости от движений их апогеев, но обладают специальным движением, во всяком случае, если предположить, что соответствующие результаты Птолемея — те, которые использованы без поправок на собственные наблюдения, в альфонсинских таблицах и Коперником, — правильны. В результате вполне может случиться, что планеты в небе обладают южной широтой, в то время как таблицы указывают северную широту или наоборот.

Что касается всех пяти планет, то здесь осталось лишь одно: построить новые, правильные таблицы, выражающие в числах все установленное более чем за 25 лет тщательных небесных наблюдений (не говоря о наблюдениях 10 предыдущих лет) и тем самым доказывающие неточность обычных таблиц. Мы начали эту работу и заложили ее основания. Закончить ее с помощью нескольких вычислителей будет нетрудно, и результаты послужат основой для вычисления эфемерид на любое число грядущих лет, какое будет угодно. То же можно проделать для Солнца и Луны, для которых мы уже располагаем таблицами. Тем самым мы получим возможность с величайшей легкостью продемонстрировать потомкам, что ход небесных тел в том виде, как он определен нами, согласуется с явлениями и передан во всех отношениях правильно.

Наконец, для всестороннего совершенствования Астрономии было бы чрезвычайно важно, если бы мы владели способом правильно, определять не только географические широты, но и географические долготы различных местностей на Земле. Мы обстоятельно исследовали эту проблему и пришли к убеждению, что произведенные нами определения для различных мест отличаются большей точностью, чем предыдущие. Однако этой проблемой невозможно заниматься, не обращаясь к наблюдениям времени нескольких лунных затмений, произведенных с одинаковой точностью различными наблюдателями в нескольких далеко отстоящих друг от друга местах. Поэтому если бы короли, принцы и другие могущественные вельможи в частях мира, разделенных большими расстояниями, проявили бы щедрость и произвели соответствующие приготовления, то они сделали бы поистине доброе дело, и Астрономия, которой необходимы различнейшие земные горизонты, совершила бы еще один шаг к большему совершенству.

Наблюдая с неослабным прилежанием на протяжении многих лет эти вечные небесные тела, старые, как мир, мы с неменьшим тщанием изучали все новые небесные тела в эфирных областях, появившиеся за это время, и прежде всего новую и замечательнейшую звезду, которая впервые стала видимой в конце 1572 г. и оставалась в течение 16 месяцев, после чего полностью исчезла. Этой звезде мы посвятили небольшую книгу, в которой описали, как она выглядела, пока была видимой, о чем я уже упоминал. Вернувшись к этой работе через несколько лет, мы подготовили об этой звезде целый том, учитывая чудесную природу явления, и сочли уместным включить его в первый том «Основных начал» по причинам, указанным в этом сочинении. В этом томе я не только четко изложил наши собственные наблюдения над чудесной звездой и пояснил их геометрически, но и обсудил мнения других о той же звезде, насколько мне удалось собрать их и ознакомиться с ними. Я сделал это с научной свободой, изучая мнения и выясняя, согласуются оби с истиной или не согласуются.

Мы также подготовили особую книгу о крупной комете, появившейся пять лет спустя. В пей мы подробно изложили все связанное с кометой, включив наши собственные наблюдения и определения, а также мнения других. К книге мы присовокупили несколько брошюр на ту же-тему, в которых более полно осветили проблему комет. И книгу и брошюры мы намереваемся включить в первую часть второго тома «Основных начал». Во второй части мы, если будет на то Божья золя, рассмотрим остальные шесть меньших комет, которые мы столь же тщательно наблюдали в последующие годы. Хотя все это еще не доведено до полного завершения, более важные разделы и большая часть доказательств уже подготовлена. Постоянные звезды не оставили нам достаточно времени для наблюдения .за этими меркнущими и быстро проносящимися небесными телами. Все же я надеюсь с помощью милосердного Бога закончить и вторую часть второго тома. В этом томе я приведу ясные доказательства того, что все наблюденные мной кометы двигались е эфирных областях мира и никогда — в подлунном воздухе, как пытались без всякого на то основания нас убеждать на протяжении многих зеков Аристотель и его последователи. Для одних комет доказательства будут предельно ясными, для других — в пределах представившихся мне возможностей. Причины, по которым я рассматриваю кометы во втором томе «Основных начал» до изложения сведений о пяти .других планетах, которым я отвожу третий том, изложены в предисловии. Но главная причина состоит в следующем: результаты, относящиеся к кометам, истинно эфирную природу которых я докажу со всей определенностью, показывают, что все небо прозрачно и чисто и не может содержать никаких твердых и реальных сфер. Кометы .движутся по таким орбитам, которые недопустимы ни для одной небесной сферы. Тем самым доказано, что в изобретенной нами гипотезе нет ничего неразумного, поскольку, как мы обнаружили, не существует проникновения одних сфер в другие и предельных расстояний, так как твердые сферы не существуют в действительности.

Ограничимся этим кратким отчетом о том, что мы успели свершить в Астрономии и что нам еще предстоит свершить.

В области Астрологии мы также проделали работу, на которую не следует смотреть свысока тем, кто изучает :влияния звезд. Наша цель состояла в том, чтобы избавить эту область от ошибок и предрассудков и достичь как можно лучшего согласия с опытом, на котором она основана. Я думаю, что в этой области вряд ли возможна идеально точная теория, сравнимая с математической и астрономической истиной. В юности я питал больший интерес к этой’ предсказательной части Астрономии, занимающейся прорицаниями и основанной на догадках. Став старше и поняв, что пути звезд, на которых зиждется Астрология, известны недостаточно, я отложил занятия Астрологией до тех пор, пока не смогу удовлетворить эту потребность. После того как мне удалось достичь белее точного знания орбит небесных тел, я стал время от времени снова заниматься Астрологией и пришел к выводу, что эта наука, хотя ее считают никчемной и бессмысленной не только несведущие люди, но и большинство ученых мужей, в том числе даже несколько астрономов, в действительности более надежна, чем можно было бы думать. Нам не хотелось бы посвящать других в эту разновидность астрологических знаний, поскольку нами в этой области сделано немало. Ведь не каждому дано знать, как использовать эти знания по достоинству, без предубеждения или чрезмерного доверия, которое глупо проявлять по отношению к вещам сотворенным. Имея это в виду, мы не станем публиковать ничего из обнаруженного нами в этой области или опубликуем лишь малую толику, и поэтому я ограничусь тем, что сказано здесь об Астрологии кратко и со всей общностью.

Немало внимания я уделял и алхимическим исследованиям, или химическим опытам. Этого предмета я также при случае коснусь в своем сочинении, ибо участвующие в превращениях вещества обладают известным сходством с небесными телами и оказываемыми ими влияниями, по каковой причине я обычно называю эту науку земной Астрономией. Я занимался Алхимией, как и исследованием небес, с тех пор, как мне исполнилось 23 года, пытаясь собрать знания и переработать их. Ценой упорного труда и немалых затрат мне удалось совершить множество открытий относительно металлов и минералов, драгоценных камней и растений и тому подобных веществ. Я охотно и не таясь обсудил бы все эти вопросы с принцами и вельможами и другими знаменитыми и учеными людьми, кто интересуется этим предметом и сведущ в нем и поделился бы с ними сведениями, если бы был уверен в их добрых намерениях и умении хранить тайну, ибо делать такого рода сведения всеобщим достоянием было бы бесполезно и неразумно — хотя многие люди делают вид, будто разбираются в алхимии, не каждому дано постичь ее тайны в соответствии с требованиями природы, честно и с пользой.

КОММЕНТАРИИ

I. Гувернер Браге Андерс Сёренсен Ведель, бывший лишь на четыре года старше своего воспитанника, впоследствии стал известным историком и. был назначен Королевским историографом. Основные труды Веделя — перевод с латинского «Датской хроники» Саксона Грамматика — важного источника по датской истории конца XII в. — и сборник датских баллад. В позднем издании веделевского перевода (Копенгаген, 1851 г.) приведено немало интересных сведений о юношеском периоде жизни Тихо Браге.

II. «Альфонсинские таблицы» (1152) составлены группой астрономов по поручению будущего короля Кастилии и Леона Альянса Х Мудрого. Неоднократно переиздавались.

III. «Прусские таблицы» (1551) составлены Эразмом Рейнгольдом.

IV. «Эфемериды» Стадия на 1554-1570 гг. были опубликованы в Кёльне (1556) и затем переиздавались в 1559 и 1560 гг. Доведены до 1576 г.

V. Бартоломей Скультет (Шулъц) — ученик упоминаемого далее Гомелия.

VI. Гомелий — Иоганн Гомилин, профессор математики Лейпцигского университета.

VII. Задуманный Тихо Браге проект был осуществлен лишь в 1676-1678 гг., когда Эдмонд Галлей выполнил на о. Св. Елены наблюдения звезд южного неба и составил каталог, включивший 431 звезду. За эту работу Галлей был удостоен почетного титула «Тихо южного неба».

VIII. Наблюдения Новой 1572 г., кометы 1577 г. и еще 6 комет, произведенные Тихо Браге, отличаются высокой точностью и богатством деталей. Так, описывая новую звезду 1572 г. , Тихо Браге отмечает вариации блеска (сравнимого в начале с блеском Венеры в максимуме и спадающего постепенно до пятой звездной величины) и цвета (от белого к красноватому с свинцово-серым оттенком). Но главное значение этих наблюдений состояло в том, что они позволили опровергнуть учение Аристотеля о неизменности надлунного мира.

Сумасшедшая жизнь и еще более безумная смерть Тихо Браге, самого странного астронома в истории

В науке много красочных фигур, но никто не похож на Тихо Браге. Помимо своего астрономического гения, он потерял нос в математической дуэли, возможно, вдохновил Шекспира на написание « Гамлета » и, возможно, сделал своего еще более великого преемника Иоганна Кеплера убийцей.

Трудно не стать немного сенсационным, говоря о Браге. Все в его жизни казалось нестандартным и невероятным, даже с самого начала.Когда ему было два года, его дядя, богатый датский дворянин Йорген Браге, украл юного Тихо у его родителей. .. которые, как ни странно, смирились с этим. Почти все остальное, что последовало в жизни Браге, было таким же маловероятным, эксцентричным и более чем удивительным.

Астроном большего масштаба

Солнечное затмение в 1560 году вдохновило Браге стать астрономом, и он быстро понял, что расцветающая наука может развиваться только при наличии систематических, точных и, прежде всего, ночных наблюдений. .С этой целью он усовершенствовал старые инструменты и построил новые, а остаток своей жизни провел, собирая один из самых больших массивов астрономических данных в истории человечества… и об этом чуть позже.

Но Браге был далеко не сухим ученым. В 1566 году в возрасте 20 лет он потерял часть своего носа на дуэли с другим датским дворянином по имени Мандеруп Парсбьерг. Говорят, что дуэль началась из-за разногласий по поводу математической формулы. Поскольку в Дании 16-го века не было таких ресурсов, как Интернет, чтобы выяснить, кто прав, единственным решением было попытаться убить друг друга. Всю оставшуюся жизнь Браге носил протез носа. Его поддельный нос, вероятно, был сделан из меди, хотя, вероятно, у него также были золотые и серебряные носы для особых случаев.

Браге унаследовал большое состояние от своего приемного отца Йоргена, который погиб в 1565 году, спасая короля Дании от утопления… королевская смерть, совсем другая, чем та, которую впоследствии мог пережить Тихо. Считается, что Браге владел 1% всего богатства Дании, и датское правительство потратило в пять раз больше на астрономические исследования Браге.

Он жил в замке, где содержал довольно необычную группу постоянных артистов. Он нанял маленького человека по имени Джепп, который, по мнению Браге, обладал экстрасенсорными способностями. Джепп был его придворным шутом и большую часть обедов проводил под столом. Вероятно, лучше не строить догадок о том, почему Браге предпочел именно такую ​​схему. Затем был лось Браге, ручной зверь, которого Браге держал как ценного питомца. Лось встретил довольно странный конец: как сообщается, он выпил много пива во время посещения дворянина от имени Браге, после чего упал с лестницы и умер. Да, все это предложение было про лося.

Самое астрономическое убийство

Тем не менее, его жизнь кажется почти сухой и утомительной по сравнению с его загадочной смертью. Он умер от внезапной болезни мочевого пузыря в 1601 году на банкете в Праге. Он не мог мочиться, кроме как в самом маленьком количестве, и после одиннадцати дней мучительной агонии он, наконец, умер. По крайней мере, такова официальная история. Возможно, он действительно отравился ртутью, так как более поздние исследователи обнаружили токсичные количества этого вещества на волосках его усов.

Чтобы пролить на это больше света, его останки были недавно эксгумированы для дальнейшего медицинского исследования. Если предположить, что исследователи найдут больше доказательств наличия ртути в образцах его костей и волос, есть две возможности. Если есть доказательства более длительного воздействия, то он, вероятно, случайно проглотил ртуть в ходе своих экспериментов. Если, с другой стороны, ртуть можно найти только прямо у корней его волос, то это будет означать, что ему дали одну большую смертельную дозу ртути. А это значит… убийства!

Итак, если Браге был убит, кто стоит за отравлением? Есть две невероятно зловещие популярные теории. Во-первых, король Дании Кристиан IV приказал убить его. Браге был личным астрологом отца Кристиана, короля Фридриха II, но для матери Кристиана он мог значить еще больше. Датские ученые считают, что у Браге был роман с королевой, и современные слухи об этом вдохновили еще одну историю о неверности и интригах при датском дворе — « Гамлет » Уильяма Шекспира .

Какой бы ни была точная причина, Браге потерял свою популярность, когда Кристиан занял трон, и ему пришлось бежать из страны, прежде чем он вызвал гнев нового 19-летнего короля. Возможно, было еще слишком поздно. Датский историк Петер Андерсен недавно нашел дневник двоюродного брата Тихо графа Эрика Браге, дипломата, работавшего на короля Дании. Хотя граф не признается в убийстве, он записывает несколько встреч с братом Кристиана Гансом, который, как считается, заказал убийство Тихо Браге от имени короля. Эрик Браге был в Праге, когда, как полагают, Тихо был отравлен.

Во имя научного прогресса

Но, возможно, смерть Браге имела более научные мотивы. Поскольку благородный Тихо женился на простолюдинке, его дети не считались законными наследниками его имущества, и это создавало большую путаницу в отношении того, кто должен был унаследовать его имущество. Это включает в себя его обширные астрономические данные, в том числе каталог более тысячи новых звезд.При жизни Браге ревностно охранял свои данные, не позволяя даже своему ценному ученику Иоганну Кеплеру получить к ним доступ.

Все изменилось после его смерти, поскольку Кеплер воспользовался неразберихой, чтобы завладеть данными, что, как он сам позже признал, было не совсем этично:

«Признаюсь, когда умер Тихо, я быстро воспользовался отсутствие или отсутствие осмотрительности наследников, взяв наблюдения под свою опеку или, возможно, узурпировав их».

Обладая этими данными, Кеплер смог продвинуть астрономию дальше, чем кто-либо до него, став тем, кого Карл Саган позже назвал «первым астрофизиком и последним ученым-астрологом». В книге 2004 года « Небесные интриги » предполагается, что Кеплер на самом деле убил Браге, чтобы получить доступ к данным. Доказательств этому не так много, но Кеплер воспользовался неожиданной смертью Браге. Едва ли достаточно, чтобы заподозрить его, большинство конечно, но, возможно, этого достаточно, чтобы назвать его интересующей личностью, если 400 лет слишком поздно, чтобы спросить кого-либо об этом

Настоящее наследие Тихо Браге

Так или иначе, смерть Браге одним махом открыла все данные, которые он накопил, и Кеплер смог продвинуть астрофизику гораздо дальше с этой информацией, чем он, вероятно, смог бы, работая с еще живым Тихо Браге.При всем своем астрономическом гении Браге мог бы сделать больше для избранной им области после смерти, чем при жизни.

Это действительно замечательно. Если Браге действительно был убит из-за незаконной связи с королевой Дании, то его сверхъестественные наклонности и безудержное либидо вполне могли быть ответственны как за астрофизику, так и за величайшее произведение английской литературы. Неплохо для парня с искусственным носом и пьяного лося.

[Таймс, Yahoo!; верхний портрет Браге из шардкора]

3.2: Тихо Браге (1646–1601) — знаменитый собиратель планетарных данных

 

Тихо Браге Эдуарда Эндера (1822-1883)/Общественное достояние;

Через несколько лет после смерти Коперника в Дании родился человек, которого прославят как величайшего астронома своего времени. Тихо Браге происходил из бедной семьи и воспитывался дядей. Однако его дядя спас короля Дании от утопления и впоследствии умер от пневмонии. Благодарный король Фридрих II наградил молодого Тихо и сделал его богатым человеком.

Со своим вновь обретенным богатством Тихо поступил в Копенгагенский университет, сначала для изучения права, но он также изучал астрономию. Позже он поступил в Ростокский университет, чтобы изучать медицину. Находясь в Ростоке, его вспыльчивый характер взял над ним верх, и он вступил в дуэль с однокурсником из-за того, кто был лучшим математиком. Дуэль закончилась тем, что его противник отрезал нос Тихо, что потребовало от него ношения протеза носа из серебра или золота.

Король Фридрих II даровал Тихо остров Хвен в качестве места для своей обсерватории Ураниборг.Там Тихо спроектировал и построил множество своих собственных инструментов и начал собирать то, что впоследствии стало его знаменитой и объемной коллекцией наблюдений за звездами и планетами. В 1572 году он изучает «новую звезду» (stellar nova), ставя под сомнение идею о том, что небеса фиксированы и вечны. Теперь мы знаем, что новая звезда — это взорвавшаяся старая звезда. Его огромное количество данных наблюдений привело к тому, что Тихо Браге был провозглашен «величайшим астрономом своего времени». Тихо также любил красивую одежду и хорошую еду.Он тратил деньги своего покровителя так быстро, как только мог, на свои исследования и свой образ жизни.

Однако Фридрих II умер в 1588 году, и ему наследовал его 11-летний сын Кристиан IV. Пока Кристиан не достиг совершеннолетия, Данией правил регентский совет, и лидер этого совета не был дружелюбен по отношению к Тихо. Используя экстравагантные расходы Тихо в качестве предлога, совет отправил Тихо в изгнание. В конце концов он поселился в Праге, где продолжил свои исследования.

В отличие от Коперника, Тихо не был убежден в справедливости гелиоцентризма.В частности, он указал на отсутствие параллакса как на доказательство против него. Однако он предложил компромиссную модель, в которой Солнце, Луна и звезды по-прежнему вращались вокруг Земли, но пять планет: Меркурий, Венера, Марс, Юпитер и Сатурн вращались вокруг Солнца. Он счел эту модель адекватной для объяснения ретроградного движения и изменений яркости планет.

Смерть Тихо была красочной, как и его жизнь. Посещая банкет, устроенный императором Священной Римской империи Рудольфом II в 1600 году, Тихо много выпил и отказался встать из-за стола, так как это было бы нарушением этикета.У него развилась болезнь мочевыводящих путей, и через одиннадцать дней он умер от инфекции или разрыва мочевого пузыря.

Всю свою жизнь Тихо ревностно охранял свой статус самого знаменитого астронома своего времени, до такой степени, что не хотел делиться своими обильными данными о движении планет из страха быть затмеваемым. К сожалению, его действительно затмил его молодой ассистент, молодой немецкий астроном, который воспользовался запасом данных Тихо для разработки модели, объясняющей движение планет лучше, чем любая предыдущая, и законов, которые станут частью основы современного понимания движения.

Компромиссная система Тихо Браге, в которой планеты вращаются вокруг Солнца, а Солнце вращается вокруг Земли.

Неизвестный автор/общественное достояние;

 

Тихо Браге — Человек с золотым носом

Тихо Браге (1546-1601)

14 декабря 1546 года родился датский дворянин и астроном Тихо Браге , известный своими точными и всесторонними астрономическими и планетарными наблюдениями.

«Нон хабери, sed esse.
«Не светиться, а быть».
– Предвыборный лозунг Тихо Браге

Фон

Тихо Браге родился в замке Кнутсторп, Скания, в то время Дания, в политически влиятельной семье дворян и политических советников. Он вырос со своим дядей, тоже дворянином, который дал своему племяннику надлежащее образование в латинской школе. Тихо начал посещать Копенгагенский университет в возрасте 12 лет с пропедевтического изучения Artes Liberales, состоящего из предметов грамматики, диалектики, риторики (Trivium) и арифметики, геометрии, музыки, астрономии (Quadrivium).В пользу своего дяди он изучал право, но солнечное затмение в 1560 году пробудило большой интерес Тихо к астрономии, и поэтому он начал углубляться в этот предмет. Он читал все книги, какие только мог достать, и снова и снова наблюдал за звездами. В последующие годы продолжил обучение в университетах Лейпцига, Виттенберга, Ростока и Базеля. Еще в университете Тихо Браге начал проводить свои первые наблюдения и вскоре заметил потребность в большей точности и лучших схемах. Неадекватные методы наблюдения обсерваторий того времени привели к его раннему интересу к методологии и приборам для точного измерения высоты небесных тел.Однако следует отметить, что все наблюдения он производил без телескопа, впервые появившегося в середине 1600-х гг.

Золотой нос и другие тайны

Несмотря на свои достижения в астрономии, Тихо Браге также был очень известен своим «золотым носом». Во время дуэли из-за математической формулы в темноте с Мандерупом Парсбергом он потерял часть носа, и поползли слухи, что он пользовался протезом из золота, а иногда и из серебра. Более поздние наблюдения за астрономом предполагали, что вместо этого он носил нос, сделанный из меди, а результаты самых последних исследований показывают, что он скорее был сделан из латуни.

Мистической также является смерть Тихо Браге в 1601 году. Долгое время она была причиной споров, потому что одна сторона историков утверждает, что он страдал от болезни мочевого пузыря или почек после посещения придворного банкета в Праге во время другие стороны предполагают, что он мог быть отравлен ртутью.

Тихо Браге в астрономии

Звездная карта созвездия Кассиопеи с указанием положения Сверхновой звезды 1572 года

Но, возвращаясь к астроному Тихо Браге, следует упомянуть его критический вклад. В 1572 году Браге вместе со своей сестрой Софией Браге наблюдал сверхновую, «чудо, невиданное с начала мира». Его написание о «новой звезде, которую никогда раньше не видели» сделало его знаменитым среди астрономов всей Европы. Это наблюдение даже послужило источником вдохновения для стихотворения Эдгара Аллана По « Al Aaraaf »[8]. Кроме того, Тихо построил обсерваторию в 1576 году, которую он смог превратить в целый исследовательский центр почти для 100 студентов и ученых. Другая обсерватория была построена Тихо Браге недалеко от Праги, где он проводил многочисленные эксперименты и наблюдения для многих дворян, включая прогнозирование погоды или интерпретацию крупных астрономических событий.

Невероятная точность Тихо

Король Дании и Норвегии Фридрих II финансировал обсерватории Ураниборг и Стьернеборг на тогда еще датском острове Эресунн Вен у Ландскроны, который Браге исследовал в течение 21 года. Браге не только сам изготавливал все необходимые ему инструменты, но и печатал собственные книги. Благодаря своей невероятной точности Тихо и данные его наблюдений оказали большое влияние на более поздних астрономов, в том числе на великого Иоганна Кеплера.[9] Тихо Браге был выдающимся астрономом-наблюдателем.Телескопа в его время не было. Его наблюдения за положениями неподвижных звезд и планет, которые были самыми точными в то время и не могут быть легко достигнуты с точностью до двух угловых минут даже сегодня, проводились с помощью большого квадранта стены. Из-за противоречий движения планет в господствовавших в то время мировых системах он выработал компромисс между птолемеевско-геоцентрической и коперникано-гелиоцентрической планетными системами, который получил название тихонического мировоззрения.

Записи Тихо имели решающее значение для его работы над гелиоцентрической моделью Солнечной системы. Однако Тихо разработал свою собственную систему. В нем Луна и Солнце вращались бы вокруг Земли, а Меркурий, Венера, Марс, Юпитер и Сатурн вращались вокруг Солнца. Эта система также называется геогелиоцентрической системой и изображается в отличие от системы Коперника. Это также меньше не нравилось церкви и многим коллегам-астрономам.

Поздние годы

После смерти Фридриха II в 1588 году его преемник король Кристиан IV урезал финансовые средства, поэтому Браге в октябре 1597 года по приглашению своего друга Генриха Ранцау переехал в одну из своих усадьб Вандесбург под Гамбургом.В сентябре 1598 года Браге покинул Вандсбек со своими сыновьями и учениками и переехал в Прагу в 1599 году. Император Рудольф II предложил ему должность придворного математика и хотел построить для него там новую обсерваторию. Однако строительство не было закончено до смерти Браге. Браге жил с августа 1599 г. по июнь 1600 г. в тихом городке Бенатки-над-Йизероу. Он умер в Праге в 1601 году. Его жена Кирстина купила поместье в Богемии, в котором прожила три года до своей смерти. Тихо и Кирстин Браге были похоронены рядом в Тынской церкви в Праге.

«Не позволяй моей жизни быть напрасной».
— Тывхо Браге, Последние слова, 24 октября 1601

В академическом видеопоиске yovisto вы можете посмотреть лекцию Яна Морисона на тему « Жизнь и смерть Тихо Браге » в Грешем-колледже.

Ссылки и дополнительная литература:

Космический квест — TCM: Астрономы эпохи Возрождения

ТИХО БРАГЕ (1546 г. н.э. — 1601 г. н.э.)
Тихо Браге родился в Дании.Он считал, что улучшение астрономии зависит от точных наблюдений. В результате под Копенгагеном была создана обсерватория, ставшая одной из лучших обсерваторий в Европе.

Браге был первым астрономом, который сделал поправку на атмосферную рефракцию (изменение направления луча света при его прохождении из космоса в атмосферу). В результате Браге сообщил о ряде орбитальных аномалий, никогда ранее не замечавшихся другими астрономами.

Вклад Браге в астрономию был огромен.Он проектировал и строил новые приборы, калибровал их и периодически проверял их точность. Браге обучал целое поколение молодых астрономов искусству наблюдения. Таким образом, он произвел революцию не только в астрономическом оборудовании, но и изменил практику наблюдений.

КОПЕРНИК (1473 г. н.э. — 1543 г. н.э.)
Коперник был на самом деле церковным чиновником, но в душе просто изучал математику и естественные науки. После обучения в университетах Кракова, Болоньи и Падуи Коперник был назначен каноником в соборе Фрауэнберга благодаря влиянию своего дяди.

Его интерес к астрономии рос, пока она не стала его главным приоритетом. В одиночку Коперник наблюдал за небом невооруженным глазом. В 1530 году Коперник опубликовал свою статью «De Revolutionibus», в которой изложил основные положения своей веры в то, что Земля вращается вокруг Солнца. Конечно, Коперник ждал, пока он умирал, чтобы опубликовать это, чтобы избежать верного наказания со стороны католической церкви. Потребовалась поддержка Джорджа Ретикуса, 25-летнего немецкого профессора математики, чтобы убедить Коперника опубликовать свою работу.Дело было не только в том, что церковь накажет его, но и в том, что Коперник был перфекционистом. Он не хотел публиковать то, что, как он не был уверен, было правдой. Он распространял резюме своей работы среди своих друзей, но ждал до 1543 года (года своей смерти), чтобы напечатать полную работу: «Об обращениях небесных сфер».

До Коперника общепринятым было предположение, что Солнце и все другие планеты вращаются вокруг Земли, как сказал Птолемей в 150 году нашей эры. написано.Когда Коперник опубликовал свою работу, он противоречил тому, чему учила церковь, и, таким образом, был еретиком. Поскольку Коперник умер до того, как с ним что-либо успели сделать, самым страшным наказанием было то, что его книга была помещена в Индекс (список «непослушных» книг) в 1616 году и не удалялась до 1835 года. католической церкви, в частности Бруно и Галилей, которые оба предстали перед инквизицией и были обвинены в том, что они еретики.

Коперник поместил Солнце в центр Вселенной просто потому, что это было наиболее логичным местом для него.«В центре всего должно пребывать солнце;… есть место, которое ждет его, где оно сможет дать свет всем планетам».

Последняя книга Коперника, опубликованная, когда он умирал, предложила гелиоцентрическую теорию, согласно которой Солнце находится в центре Вселенной. Он расположил пять планет, которые были известны в то время, в том порядке, в котором они расположены сегодня: Меркурий, Венера, Земля, Марс, Юпитер, Сатурн. Он заявил, что Луна вращается вокруг Земли, но звезды далеки и не вращаются вокруг Солнца.Поскольку Земля вращается вокруг своей оси, кажется, что звезды вращаются вокруг Земли в противоположном направлении.

Эта идея солнцецентричной системы уже была предложена Аристархом Самосским около 200 г. до н.э. Однако влияние Аристотеля пересилило наблюдения Самоса. Аристотель спрашивал: (1) Если Земля вращалась вокруг оси, почему предметы не разлетались?; (2) Если Земля двигалась (вокруг Солнца), то почему она не оставляла за собой летающих в воздухе птиц?; (3) Если Земля вращалась вокруг Солнца, то почему звезды не изменили своего положения, поскольку на них смотрели с другой точки зрения (называемой параллаксом)? Первые два не имеют научной поддержки, но третьему возражению противостоит тот факт, что звезды находятся очень далеко от нас (у нас есть небольшой угол параллакса на изображении выше), и величина параллакса настолько мала на таком расстоянии. что его можно измерить только специальными приборами.

ГАЛИЛЕЯ (1564 г. н.э. — 1642 г. н.э.)
Тот, кто сказал вам, что Галилей изобрел телескоп, был неправ. Перво-наперво: Галилей увидел телескоп в Голландии и только что сделал его копию. Однако Галилей гораздо важнее для истории, чем просто вор телескопа. Он открыл спутники Юпитера, поддержал теорию Коперника и даже разработал современный подход к науке с помощью «Научного метода».

Галилео Галилей — итальянский физик и астроном.Родившийся 15 февраля 1564 года в Пизе, его отец Винченцо Галилей хотел, чтобы Галилей стал врачом. В 1581 году Галилей поступил в Пизанский университет с намерением изучать медицину по желанию своего отца. Находясь там, Галилей обнаружил свой талант в математике и ушел, чтобы стать учителем. Позже он стал профессором математики.

Галилей известен тем, что привез телескоп в Европу. Кроме того, в том же году (1609 г.) он посмотрел на Луну в телескоп и обнаружил, что она гористая и изрытая. Он также направил это устройство на четыре спутника Юпитера, планету Сатурн, Венеру и ее фазы, а также на солнечные пятна.

Галилей твердо верил в теорию Коперника о том, что Земля на самом деле вращается вокруг Солнца. Его открытия, такие как спутники, вращающиеся вокруг Юпитера, были убедительным доказательством того, что это была правильная теория. Однако католическая церковь не согласилась и предпочла верить, что Земля является центром вселенной. Вот так все совмещалось в соответствии с тем, как они толковали Библию.Когда Галилей был рядом, католическая церковь имела огромное влияние в обществе. Итак, когда Галилей опубликовал статьи, в которых говорилось, что Вселенная гелиоцентрична (с центром на Солнце), он был обвинен инквизицией. Его обвинили в еретике (в 1616 г.) за противодействие церковному учению. Затем с него сняли обвинения, но велели хранить молчание. Несмотря на эти препятствия, Галилей опубликовал в 1632 году книгу, которая косвенно поддерживала гелиоцентрическую теорию. Он снова предстал перед инквизицией и был признан виновным в ереси в 1633 году с наказанием в виде пожизненного заключения.Галилей был вынужден отречься от своих слов, а затем помещен под домашний арест из-за своего возраста. Затем он продолжал работать и экспериментировать до своей смерти 8 января 1642 года.

ИОАНН КЕПЛЕР (1571 г. н.э. — 1630 г. н.э.)
Кеплер, немецкий астроном, был первым сторонником гелиоцентрической теории Коперника. Кроме того, он разработал три закона движения планет. В 1596 году Кеплер опубликовал «Mysterium cosmographicum» («Космографическая тайна»), в которой он защищал теорию Коперника, а также подробно излагал свои взгляды на структуру планетной системы.Спустя годы его Epitome astronomiae Copernicanae («Введение в коперниканскую астрономию», 1618–1621) стал одним из самых читаемых трактатов по астрономии в Европе.

О научном наследии Кеплера в то время ходили легенды, и оно продолжается и по сей день. Он точно определил положение многих планет, особенно Марса. Он провел интенсивные исследования истинных орбит планет, отказавшись от древнего убеждения, что планеты должны двигаться по идеальным кругам. Он доказал, что орбита Марса представляет собой эллипс, в одном из двух фокусов которого находится Солнце.Это был первый закон движения планет Кеплера («Новая астрономия», 1609 г.) вместе с его вторым законом площадей, определяющих скорость планет. Спустя 10 лет был опубликован его третий закон, показывающий связь между периодами обращения и расстоянием планет от Солнца.

Гиганты астрономии стали людьми в «Раю на Земле»

«Насколько я могу, я хочу не оскорблять хороших людей», — возражал Николай Коперник, когда корреспондент убеждал его опубликовать свою научную работу.Как Л.С. Фаубер рассказывает в обширной и вызывающей воспоминания книге «Рай на Земле: как Коперник, Браге, Кеплер и Галилей открыли современный мир», польский эрудит тихо зажег свою революцию. Он изложил свои принципы гелиоцентризма, поместив Солнце в центр Вселенной, в скромной брошюре, которую раздал лишь нескольким коллегам-астрономам.

Трудно переоценить, насколько радикальным был гелиоцентризм Коперника в XVI веке, когда считалось само собой разумеющимся, что Солнце и планеты вращаются вокруг Земли.Это представление также было еретическим, поскольку в Библии есть несколько упоминаний о неподвижной Земле. Тем не менее, несмотря на сдержанность человека, который ее придумал, теория о том, что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот, постепенно и неуклонно получала признание. Одна из основных целей Фаубера в «Рае на Земле» — приписать распространение этой идеи трем астрономам, пришедшим после Коперника. Тихо Браге, Иоганна Кеплера и Галилео Галилея, как показывает Фаубер, опираясь на усилия Коперника и других, продвигали область астрономии перед лицом устрашающих социально-политических препятствий.

Браге родился через несколько лет после смерти Коперника в 1543 году, но памфлет Коперника в конце концов попал к датскому дворянину и астроному, который и распространил его идеи. Прусский король Фридрих II подарил Браге датский остров и всех его жителей для строительства обсерватории и исследовательского центра. Как сухо замечает Фаубер, «он стал деканом астрономов не благодаря блеску, а благодаря упорному труду, постоянному чтению, независимому богатству и насильственному порабощению пары сотен крестьян.

С острова Хвен Браге, вдохновленный Коперником, создал Тихоническую систему, которую автор называет «химерическим зверем»; он утверждал, что все планеты, кроме Земли, вращаются вокруг Солнца, которое само вращается вокруг неподвижной Земли. Более значительным вкладом Браге, чем эта глубоко неверная теория, были его астрономические наблюдения, кропотливо записанные в течение многих лет в 24 книгах.

После смерти Браге эти книги оказались в руках его бывшего помощника Иоганна Кеплера.Используя наблюдения Браге, немецкий астроном и математик разработал свои законы движения планет, свое самое важное достижение, постулировавшее, что планеты вращаются вокруг Солнца не по кругу, как предполагал Коперник, а по эллипсу. В юности набожный Кеплер изо всех сил пытался примирить систему Коперника с Писанием. В конце концов он обошел этот вопрос, фактически разделив науку и религию, проведя неуловимое различие между «астрономическим контекстом» и «общепринятым употреблением».

Кеплер вел длительную переписку с итальянским эрудитом Галилео Галилеем, который, среди своих многочисленных достижений, продвинул область астрономии за пределы наблюдения невооруженным глазом, спроектировав телескоп, который привел его к открытию колец Сатурна и четырех спутников Сатурна. Юпитер. Галилей также был приверженцем системы Коперника, и он больше, чем его предшественники, попал в беду за продвижение теории, которая шла вразрез с религиозными убеждениями.

Ежедневно получайте истории о том, что
вдохновляет и вдохновляет .

Как и Коперник, Галилей беспокоился о том, что люди думают о нем. Но к народному неодобрению относился с пренебрежением, ворча: «Солнцу надо дать движение, а Земле покой, чтобы не смущать крохотные мозги простых людей». В 1616 году римская инквизиция предупредила его и запретила ему пропагандировать гелиоцентризм. В 1633 году его вызвали обратно в Рим, чтобы защитить свои сочинения, и его нашли «подозреваемым в ереси». Некоторые из его работ были запрещены, а Галилея приговорили к домашнему аресту, где он оставался до своей смерти в 1642 году.

На этом история Фобера заканчивается, но читатели должны продолжить читать сноски, чтобы получить полное представление о том, насколько автору, переведшему многие первоисточники, нравится этот материал. Например, процитировав письмо, адресованное врагу Галилея красочным языком, который кажется отчетливо современным, Фобер признает использованные слова: «Я получил массу удовольствия, переводя их, и они не особенно точны, кроме тона». В другом месте автор признается, что «[предавался] изрядной кипятильности», описывая скандалы вокруг второстепенного персонажа.Хроника Фобера научных достижений этих четырех астрономов и связанных с ними интриг живая и неизменно увлекательная, вплоть до сносок.

Тихо Браге и его помощники, 1570-1601 Джон Роберт Кристиансон

Я люблю историю, и мне очень нравится астрономия, а кто не любит скандинавов? Некоторое время я боялся, что это будет какая-то запыленная старая чрезмерно академическая дань уважения тому, насколько умным был автор, своего рода биография. Это не. Автор успешно преодолевает разрыв культур и 400 лет, прошедших со времен Тихо и его острова.

Я был очарован с самого начала, когда в первой главе книги описывалась система покровительства королевской власти и знати того времени. Тихо предложили т

Мне нравится история, и я очень люблю астрономию, а кто не любит скандинавов? Некоторое время я боялся, что это будет какая-то запыленная старая чрезмерно академическая дань уважения тому, насколько умным был автор, своего рода биография. Это не. Автор успешно преодолевает разрыв культур и 400 лет, прошедших со времен Тихо и его острова.

Я был очарован с самого начала, когда в первой главе книги описывалась система покровительства королевской власти и знати того времени. Тихо предложили жизнь дворянина, но он чувствовал, что и ему, и королю будет лучше служить целям науки. Он также решил жениться на женщине, которую любил, а не на женщине своего класса, что вызвало настоящий переполох в то время, но сделало его для меня большим героем. У него было видение создания центра обучения, который принесет престиж Тихо, королю и всему королевству, которому они служили.Король Фридрих II тоже видел это и помог Тихо основать свою островную обсерваторию. У этих двоих будут взаимовыгодные отношения до конца их дней. Не из договоров или бюрократии, а из дружбы, искреннего желания улучшить себя, окружающих, свою страну, послужить науке в целом. В этом смысле в те дни прогресс казался менее эгоистичным. Были скандалы и спотыкания, все тоже описано в книге. Удивительно видеть, с какими проблемами люди сталкивались в то время.Например, публикации задерживаются из-за нехватки бумаги или Тихо отвлекает на год, когда помолвка его старшей дочери расторгается. Все эти элементы, наука, обыденная деятельность обсерватории и личные истории того времени сделали книгу очень интересной.

Если книга и освещает что-то, так это настоящую науку. Мы читаем об инструментах, которые использует Тихо, а также о проектах, над которыми он работает. Но больше всего внимания, похоже, уделяется процессу, вошедшему в работу. Достижения Браге перечислены, но подробно не описаны. По мере того как я приближался к концу книги, я знал, что обсуждаемые даты все больше приближались к дате конца его жизни. Его научный мир в Дании рухнул и только начинал восстанавливаться в Праге. Я поймал себя на том, что жду первых упоминаний о Кеплере и читаю об их интересных отношениях, а также о том, как авторы воспринимают смерть Тихо. Но ни одна из этих тем не была рассмотрена достаточно глубоко.Я по-прежнему находил эту книгу очень интересной, хотя бы потому, что видел, как в 16 веке управлялись наука и политика.

Глава 3 Астрономия Flashcards | Quizlet

3-5Исаак Ньютон, гравитация и орбиты
Исаак Ньютон использовал работы Кеплера и Галилея, чтобы открыть три закона движения и закон всемирного тяготения. Эти законы позволили понять такие явления, как орбитальное движение и приливы.

Ньютон показал, что гравитация взаимна и универсальна.Она зависит от массы тел и расстояния между ними по обратному квадратичному соотношению. Вес — это сила, с которой гравитация Земли действует на объект.

Ньютон использовал изображение пушки на вершине горы, чтобы объяснить, что объект на орбите падает к центру Земли и одновременно движется достаточно быстро, чтобы постоянно не касаться поверхности Земли. Чтобы поддерживать круговую орбиту, объект должен иметь круговую скорость. Все эллиптические орбиты, включая круги, являются замкнутыми орбитами, но если скорость объекта равна или превышает скорость убегания, он будет следовать по открытой орбите и никогда не вернется.

Геосинхронный спутник движется по орбите достаточно далеко от Земли, так что его орбитальный период составляет 24 часа, и он остается над одной точкой на Земле, пока Земля вращается.

Два объекта, вращающиеся вокруг друг друга, на самом деле вращаются вокруг своего общего центра масс.

Законы Ньютона дали ученым единый взгляд на природу — причину и следствие. У каждого следствия есть причина, и наука занимается поиском этих причин.

Законы Ньютона также объясняют, что приливы и отливы вызываются небольшими различиями в гравитации, действующей на разные части тела.Океанские приливы возникают из-за того, что гравитация Луны сильнее притягивает к ближней стороне Земли, чем к центру. Приливная выпуклость возникает на дальней стороне Земли, потому что гравитация Луны там немного слабее, чем в центре Земли.

Приливы, создаваемые Луной, в сочетании с приливами, создаваемыми Солнцем, вызывают экстремальные приливы, называемые весенними приливами, в новолуния и полнолуния. Луна и Солнце работают друг против друга, вызывая менее экстремальные приливы, называемые квазиприливами, в четверть луны.

Трение от приливов может замедлить вращение вращающегося мира, а гравитационное притяжение приливных выпуклостей может замедлить изменение орбит.

99 лет от смерти Коперника до рождения Ньютона положили начало современной науке. С этого времени наука полагалась на доказательства для проверки теорий и опиралась на аналитические методы, впервые продемонстрированные Кеплером и Ньютоном.

Центр масс Точка равновесия тела или системы масс. Точка, вокруг которой вращается тело или система масс в отсутствие внешних сил.
Круговая скорость Скорость, необходимая объекту, чтобы оставаться на орбите вокруг другого объекта.
Замкнутая орбита Орбита, которая неоднократно возвращается к одной и той же начальной точке.
Скорость убегания Начальная скорость, с которой объект должен покинуть поверхность небесного тела.
Геосинхронный спутник Спутник, который вращается вокруг Земли в восточном направлении с периодом 24 часа и остается над одной и той же точкой на поверхности Земли.
Обратное квадратичное отношение Правило, согласно которому сила воздействия (например, гравитации) уменьшается пропорционально увеличению квадрата расстояния.
Масса Мера количества вещества, из которого состоит объект.
Квадратный прилив Океанский прилив небольшой протяженности, происходящий в первую и третью четверти Луны.
Открытая орбита Орбита, которая уносит объект, никогда не возвращаясь к исходной точке.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.