Аргументы на тему самопожертвование: 5. Аргументы на тему: Самопожертвование

Содержание

5. Аргументы на тему: Самопожертвование

Представляем Вашему вниманию материалы для аргументации сочинения по теме Самопожертвование. Ниже приводятся проблемы, тезисы, цитаты и аргументы по данному направлению сочинения.
Проблемы тематики Самопожертвования
Может ли человек принести себя в жертву ради другого?
Нравственные качества настоящего человека. Судьба человека.
Гуманное отношение к человеку.
Способность к самопожертвованию ради другого человека.
Готовность к подвигу.
 
Тезисы по теме самопожертвования
Несите миру свет и добро!
Любить человека — вот главный принцип гуманизма.
Мы несём ответственность за чужую жизнь.
Помоги, утешь, поддержи — и мир станет чуточку добрее.

Цитаты на тему Самопожертвование
Я не сотворён для людей теперешнего века и нашей страны; у них каждый обязан жертвовать толпе своими чувствами и мыслями.


(М. Лермонтов)
Если жизни жизнь твоя не пробудит, в вечной смене бытия мир тебя забудет.
(И. Гёте)
Единственная заповедь: «Гори».
(М. Волошин)
Светя другим, сгораю.
(Н. Тульп)
 
Пословицы и поговорки на тему самопожертвования
Боевые рубежи крепко держи.
Врага щадить — себя губить.
Героем упадёшь — поднимут, трусом упадёшь — раздавят.
Либо грудь в крестах, либо голова в кустах.
Поднявший меч от меча и погибнет.
Славу свою добывай в бою.
Сражайся смело за родное дело.
 

Аргументы на тему Самопожертвования


М. Горький «Старуха Изергиль»
В рассказе русского писателя, прозаика и драматурга Максима Горького «Старуха Изергиль» поражает образ Данко. Это романтический герой, пожертвовавший собой ради людей.

Данко был «лучшим из всех, потому что в очах его светилось много силы и живого огня». Он повёл людей через лес с призывами победить тьму. Но слабые люди во время пути стали падать духом и умирать. Они во всём случившемся обвинили Данко. Преодолевая негодование, во имя великой любви к людям он разорвал свою грудь, достал горящее сердце и, держа его как факел, ринулся вперёд.
Люди последовали за ним и, преодолев трудную дорогу, тотчас забыли того, кто их вёл, того, кто ради них отдал своё сердце. Люди забыли своего героя. Они вышли из леса, а Данко умер.
 
Ф.М. Достоевский «Преступление и наказание»
Вариант 1
В романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» через образ Сони Мармеладовой выражается проблема самопожертвования. В своём произведении писатель нарисовал удивительный образ девушки, способной на невероятные жертвы ради близких людей.
Будучи ребёнком из неблагополучной семьи, Соня росла в полной нищете, поэтому была готова жить «по жёлтому билету», зарабатывая таким образом на хлеб своей семье. И всё это только ради того, чтобы её близкие не голодали.
Позже, встретив главного героя, Родиона Раскольникова, девушка, не раздумывая, отправляется за ним на каторгу и там заботится о нём и о других каторжниках, желая облегчить их участь. Она сумела разделить тяжёлую ношу Раскольникова и наполнить его жизнь духовностью.
Соня Мармеладова искренне любила людей и видела в них только самое лучшее, а поэтому была готова пойти ради них на любые жертвы.
Такие люди, как Соня, люди, обладающие «бесконечно ненасытимым состраданием», встречаются и сегодня.
 
Ф. М. Достоевский «Преступление и наказание»
Вариант 2
Самопожертвование и сострадание, чуткость и милосердие — важные проблемы, поднятые Ф. М. Достоевским в романе «Преступление и наказание». Две его героини, Сонечка Мармеладова и Дуня Раскольникова, жертвуют собой во имя дорогих им людей.
Первая продаёт собственное тело, зарабатывая таким образом на хлеб своей семье. Девушка страдает, стыдится себя и своей жизни, но отказывает себе даже в самоубийстве, потому что понимает, что без неё родные пропадут. И семья с благодарностью принимает её жертву, практически боготворит Соню, её самопожертвование вызывает если не уважение, то, по крайней мере, сочувствие и понимание.
Дуня, чтобы помочь нищенствующему брату, собирается выйти замуж за низкого, подлого, но богатого человека.
Две судьбы рисует нам писатель, два цельных характера, способных отдавать богатство своей натуры ради счастья других людей.
Б. Васильев «Летят мои кони…»
Примером самоотдачи и жертвования всей сво ей жизнью стал смоленский доктор Янсен из книги Б. Васильева «Летят мои кони…». Сражаясь за людские жизни, неутомимый доктор зимой и летом, в слякоть и вьюгу, днём и ночью исполнял неоплатный долг интеллигента перед своим народом.
Он жил не для себя, думал и заботился не о себе. Людская молва приписывала ему мудрость, граничащую со святостью, а потому и обречён он был на особую, мученическую смерть: доктор Янсон погиб, спасая детей, провалившихся в канализационный колодец.
Человека, которого и при жизни почитали как святого, хоронил весь город. Но ведь не у каждого есть такие редкие, необходимые для самопожертвования качества, как сила духа, великодушие, благородство. Жертвовать-то приходится здоровьем, счастьем, временем, а иногда даже жизнью.
Поэтому приносить в жертву свою жизнь ради благополучия других способны далеко не многие.
 
В. Быков «Обелиск»
Ещё один пример самопожертвования можно найти в повести Василя Быкова «Обелиск»: учитель Мороз, находясь перед выбором, остаться живым или погибнуть вместе с учениками, остаётся верен своему долгу и разделяет судьбу тех, кого всегда учил добру и справедливости.
Он выбирает смерть, но уходит из жизни нравственно свободным человеком.
 

«Самопожертвование в годы войны» − сочинение / Litfest.ru

Самопожертвование в годы войны описано многими мировыми литераторами, воспето великими композиторами и запечатлено талантливыми художниками. Тема героизма никогда не перестает быть интересной.

Аргументы по направлению «Героизм и самопожертвование»

Тезисы

  • Не всегда самопожертвование связано с риском для жизни
  • Совершать героические поступки человека побуждает любовь к Родине
  • Человек готов пожертвовать собой ради того, кого он действительно любит
  • Для спасения ребенка порой не жалко пожертвовать самым ценным, что есть у человека – собственной жизнью
  • Только нравственный человек способен совершить героический поступок
  • Готовность к самопожертвованию не зависит от уровня доходов и социального статуса
  • Героизм выражается не только в поступках, но и в умении быть верным своему слову даже в самых сложных жизненных ситуациях
  • Люди готовы на самопожертвование даже во имя спасения незнакомого им человека

Аргументы

Л.Н. Толстой ”. Порой мы не подозреваем, что тот или иной человек может совершить героический поступок. Это подтверждает пример из данного произведения: Пьер Безухов, будучи богатым человеком, принимает решение остаться в осажденной неприятелем Москве, хотя имеет все возможности уехать. Он – настоящий человек, не ставящий на первое место свое материальное положение. Не жалея себя, герой спасает из огня маленькую девочку, совершая героический поступок. Можно обратиться и к образу капитана Тушина. Сначала он не производит на нас хорошего впечатления: Тушин предстает перед командованием без сапог. Но сражение доказывает то, что этого человека можно назвать настоящим героем: батарея под командованием капитана Тушина самоотверженно отражает атаки неприятеля, не имея прикрытия, не жалея сил. И совершенно не важно, какое впечатление на нас производят эти люди при первом знакомстве с ними.

И.А. Бунин “Лапти”. В непроглядную вьюгу Нефед отправился в Новоселки, находящиеся в шести верстах от дома. Сделать это его побудили просьбы больного ребенка принести красные лапти. Герой решил, что “нужно добывать”, потому что “душа желает”. Он хотел купить лапти и покрасить их фуксином. К ночи Нефед не вернулся, а утром мужики привезли его мертвое тело. За пазухой у него нашли пузырек с фуксином и новенькие лапти. Нефед был готов на самопожертвование: зная, что подвергает себя опасности, решил действовать на благо ребенка.

А.С. Пушкин “”. Любовь к Марье Мироновой, капитанской дочке, не раз побуждала Петра Гринева подвергать свою жизнь опасности. Он отправился в захваченную Пугачевым Белогорскую крепость, чтобы вырвать девушку из рук Швабрина. Петр Гринев понимал, на что идет: в любой момент его могли поймать люди Пугачева, он мог быть убит неприятелями. Но героя ничто не остановило, он был готов спасти Марью Ивановну даже ценой собственной жизни. Готовность к самопожертвованию проявилась и тогда, когда Гринев был под следствием. Он не стал рассказывать о Марье Мироновой, любовь к которой и привела его к Пугачеву. Герой не хотел делать девушку причастной к следствию, хотя это позволило бы ему оправдаться. Петр Гринев своими поступками показал, что готов вытерпеть что угодно ради счастья дорогого ему человека.

Ф.М. Достоевский “”. То, что Соня Мармеладова пошла по “желтому билету”, является тоже своего рода самопожертвованием. Девушка решилась на это сама, сознательно, чтобы прокормить свою семью: отца-пьяницу, мачеху и ее маленьких деток. Каким бы грязным занятием не была ее “профессия”, Соня Мармеладова достойна уважения. На протяжении всего произведения она доказывала свою духовную красоту.

Н.В. Гоголь “”. Если Андрий, младший сын Тараса Бульбы, оказался предателем, то Остап, старший сын, проявил себя как сильная личность, настоящий воин. Он не предал отца и Родину, сражался до последнего. Остапа казнили на глазах у отца. Но как бы тяжело, больно и страшно ему ни было, во время казни он не издал ни звука. Остап – настоящий герой, отдавший жизнь за свою Родину.

В. Распутин “”. На самопожертвование оказалась способна Лидия Михайловна, обыкновенная учительница французского языка. Когда ее ученик, герой произведения, пришел в школу побитым, и Тишкин рассказал, что он играл на деньги, Лидия Михайловна не поспешила рассказать об этом директору. Она узнала, что играет мальчик из-за того, что у него не хватает денег на еду. Лидия Михайловна начала заниматься с учеником французским, который ему не давался, на дому, а потом предложила играть с ней в “замеряшки” на деньги. Учительница знала, что это делать нельзя, но желание помочь ребенку было для нее важнее. Когда обо всем узнал директор, Лидию Михайловну уволили. Ее, казалось бы, неправильный поступок оказался благородным. Учительница пожертвовала своей репутацией ради помощи мальчику.

Н.Д. Телешов “Домой”. Семка, так желающий вернуться в свои родные края, по пути встретил незнакомого дедушку. Они шли вместе. В дороге мальчик заболел. Неизвестный отнес его в город, хотя знал, что ему там появляться нельзя: дед уже третий раз сбегал с каторги. В городе дедушку поймали. Он понимал опасность, но жизнь ребенка была для него важнее. Дед пожертвовал своей спокойной жизнью ради будущего незнакомого ему человека.

А. Платонов “Песчаная учительница”. Из села Хошутово, находящегося в пустыне, Мария Нарышкина помогла сделать настоящий зеленый оазис. Она вся отдалась работе. Но прошли кочевники – от зеленых насаждений не осталось и следа. Мария Никифоровна уехала в округ с докладом, где ей предложили перевестись работать в Сафуту, чтобы обучить переходящих на оседлость кочевников культуре песков. Она согласилась, в чем и проявилось ее готовность к самопожертвованию. Мария Нарышкина решила посвятить себя благому делу, не думая ни о семье, ни о будущем, а помогая людям в нелегкой борьбе с песками.

М.А. Булгаков “”. Ради Мастера Маргарита была готова на все. Она решилась на сделку с дьяволом, была королевой на балу у сатаны. И все ради того, чтобы увидеть Мастера. Истинная любовь заставила героиню пойти на самопожертвование, пройти все испытания, подготовленные ей судьбой.

А. Т. Твардовский “”. Главный герой произведения – простой русский парень, честно и самоотверженно выполняющий свой солдатский долг. Его переправа через реку стала настоящим героическим поступком. Василия Теркина не испугал холод: он знал, что нужно передать просьбу лейтенанта. То, что сделал герой, кажется невозможным, невероятным. Это подвиг простого русского солдата.

Проблема самопожертвования в годы войны − сочинение

Вариант 1

Война. Сколько боли, страха и безысходности стоит за этим словом? Но это только одна сторона медали. Героизм, патриотизм и самопожертвование – вот, что заставляет людей жить дальше и не сдаваться.

Обратимся к тексту . Автор раскрывает проблему готовности к самопожертвованию в годы войны. Именно благодаря героям данного текста мы узнаем то, что движет людьми, готовыми пожертвовать собственной жизнью. Вениамин Александрович Каверин пишет историю о двух разведчиках, которым необходимо взорвать батарею, так как советская армия несет от нее «немалые потери». Но цена самоотверженного поступка велика – жизни главных героев.

Корнев и Тумик соглашаются незамедлительно. Это обдуманное решение, которое родилось из любви к Отечеству. В последние часы Тумик вспоминает детство и родной дом. «Недаром же я жил на земле» — таким образом он определяет цель своего существования. Причина второго самоотверженного поступка – любовь к другу. Тумик готов пожертвовать своей жизнью ради Корнева, у которого «были жена и маленький сын».

Такой подвиг невозможно не оценить по достоинству. Вениамин Александрович Каверин восхищается самоотверженностью главных героев. Автор считает, что людьми, готовых к самопожертвованию, движет желание защищать родных людей и Отечество. Позиция Вениамина Александровича Каверина мне близка и понятна: любящий человек способен на великие поступки. Чувство долга перед Отечеством и уважение к людям – основные мотивы самопожертвования в период войны.

Безусловно, самоотверженные поступки достойны уважения и вечной памяти. Хотелось бы привести пример самопожертвования людей ради Отечества из литературы.

В период войны не только мужчины славились подвигами. Представительницы прекрасного пола также самоотверженно вставали на путь защиты Родины. Произведение Бориса Львовича Васильева «А зори здесь тихие» известно своими храбрыми героинями. Пять девушек отозвались на долг защиты Отечества. Их самоотверженность внесла большой вклад в победу над врагами.

Итак, самопожертвование ради родных людей и Родины является поступком, который требует невероятной силы воли. Не каждый сможет попрощаться с жизнью, поэтому важно помнить подвиги наших соотечественников и чтить их светлую память.

Вариант 2

Русский советский писатель – Владимир Максимович Богомолов в своем тексте рассуждает о проблеме самопожертвования, героизма в годы войны.

В тексте говорится об истории, произошедшей в годы Великой Отечественной войны: необходимо было доставить боеприпасы. Люди, выполнявшие задание, понимали. что могут в любой момент погибнуть под немецкими снарядами. Несмотря на это, все продолжили выполнять задание. И когда баржа загорелась от мины, бойцы и Ирина отважно принялись тушить ее.

В. М. Богомолов считает, что люди во время войны совершают героические поступки, потому что ими движут чувства патриотизма, любовь к Родине.

Рассуждая над этой проблемой, вспоминаю произведение Васильева “А зори здесь тихие”, в котором герои проявляют героизм и мужество. Они понимали, что ни в коем случае нельзя отступать, нужно держаться до последнего.

Зоя Космодемьянская – известнейшая партизанка, которая, попав в плен к немцам. несмотря на все ужасные пытки, не сказала врагу даже своего имени. Николай Гастелло – летчик, который направил горящий самолет на врага, пожертвовав собственной жизнью.

Очень тяжело говорить о том, что пришлось пережить людям, прошедшим войну. Я считаю, что каждый человек, который по-настоящему гордится своей Родиной, страной, должен стремиться к тому, чтобы и страна гордилась им.

«Днем и ночью висели над Волгой вражеские бомбардировщики. Они гонялись не только за буксирами, самоходками, но и за рыбацкими лодками, за маленькими плотиками – на них иногда переправляли раненых. Но речники города и военные моряки Волжской флотилии несмотря ни на что доставляли грузы.»

Вариант 3

Что такое самопожертвование? Необходимо ли жертвовать собой ради других? Именно над этими вопросами размышляет Б. Васильев в своём тексте. В нём писатель поднимает важную проблему самопожертвования. Автор, рассуждая по данной теме, приводит жизненный пример из жизни доктора Янсена, который спас детей, ценою своей жизни, проявив отважность и героизм. Публицист восхищён поступком главного героя, умеющего «жить не для себя, думать не о себе», а об окружающих людях.

Благодаря этому качеству, его прозвали «святым города Смоленска». Спасая подростков, доктор Янсен задохнулся в колодце, что показывает читателям огромный внутренний мир человека, не побоявшегося умереть ради жизни других. Писатель обращает наше внимание на то, что «весь Смоленск … хоронил своего Доктора», тем самым показывая отношение людей к человеку, умеющему жертвовать собой. Позицию автора можно сформулировать следующим образом: на самопожертвование способен отважный и храбрый человек, готовый принести себя в жертву. С точкой зрения Б. Васильева нельзя не согласиться.

Действительно, человек, способный на смерть во имя спасения других достоин уважения и восхищения. Ярким доказательством жертвенности выступает образ героя рассказа М. Горького «». Главный герой повёл свой народ через лес, чтобы победить тьму, однако в пути многие люди начали падать духом, а некоторые и вовсе умирать. Герой из-за любви к народу вырвал из груди своё сердце, освещая им путь. Подвиг Данко – это истинное проявление милосердия и гуманизма.

Подтверждение данной проблемы можно найти в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». Соня Мармеладова, молодая девушка, из неблагополучной семьи была вынуждена отдать себя в жертву ради спасения близких людей. Она зарабатывала на хлеб собственным телом, но при этом оставалась отзывчивой и нравственно чистой.

Таким образом, поднятая прозаиком проблема заставляет каждого из нас задуматься о цене самопожертвования людей, об их силе духа и храбрости, которые толкают на осознанную гибель ради спасения других людей.

Самопожертвование ради спасения Отечества

Когда в мирную жизнь людей врывается война, она всегда приносит горе и несчастье в семьи, нарушает привычный порядок вещей. Русский народ испытал на себе тяготы многих войн, но никогда не склонял голову перед врагом и мужественно переносил все невзгоды. Великая Отечественная война, затянувшаяся на пять долгих лет, стала настоящей катастрофой для многих народов и стран, а для России особенно. Фашисты преступили законы человеческие, поэтому оказались сами вне всяких законов.

И юноши, и мужчины, и даже старики поднялись на защиту Отечества. Война дала им возможность проявить все свои лучшие человеческие качества, показать силу, мужество и отвагу. Так уж исторически сложилось, что война — это дело мужское, требующее от воина смелости, стойкости, самопожертвования и даже порой черствости сердца. Но если человек равнодушен к несчастьям других, то он не сможет совершить героического поступка; его эгоистическая натура не позволит ему сделать этого. Поэтому многие писатели, затрагивавшие тему войны, подвига человека на войне, всегда уделяли много внимания проблеме человечности, гуманности. Война не может ожесточить честного, благородного человека, она лишь раскрывает лучшие качества его души.

Среди произведений, написанных о войне, мне особенно близки книги Бориса Васильева. Все его герои — люди сердечные, отзывчивые, с нежной душой. Одни из них героически ведут себя на поле боя, храбро сражаясь за Родину, другие — герои в душе, их патриотизм никому не бросается в глаза.

Роман Васильева «В списках не значился» посвящен молодому лейтенанту Николаю Плужникову, героически сражавшемуся в Брестской крепости. Молодой боец-одиночка олицетворяет собой символ отваги и стойкости, символ духа русского человека.

В начале романа Плужников — неопытный выпускник военного училища. Война резко меняет жизнь юноши. Николай попадает в самое пекло — в Брестскую крепость, первый русский рубеж на пути фашистских орд. Оборона крепости — это титаническая схватка с врагом, в которой погибают тысячи людей, ведь силы не равны. И в этом кровавом человеческом месиве, среди развалин и трупов, зарождается юношеское чувство любви молодого лейтенанта Плужникова и девушки-калеки Мирры. Зарождается, как огонек надежды на светлое будущее. Не будь войны, возможно, они бы и не встретились. Скорее всего, Плужников дослужился бы до высокого звания, а Мирра вела бы скромную жизнь инвалида. Но война свела их, заставила собраться с силами для борьбы с врагом. В этой борьбе каждый из них совершает подвиг.

Когда Николай идет в разведку, идет напомнить, что защитник жив, что крепость не сдалась, не покорилась врагу, он не думает о себе, его беспокоит судьба Мирры и тех бойцов, которые сражаются рядом с ним. Идет жестокая, смертельная схватка с фашистами, но сердце Николая не очерствело, он не ожесточился. Он бережно заботится о Мирре, понимая, что без его помощи девушка не выживет. Но Мирра не хочет быть обузой для смелого солдата, поэтому она решает выйти из укрытия. Девушка знает, что это последние часы в ее жизни, но ею движет только одно чувство: чувство любви. Она не думает о себе, ее заботит судьба Николая. Мирра не хочет, чтобы он видел ее страдания и винил в этом себя. Это не просто поступок — это подвиг героини романа, подвиг нравственный, подвиг-самопожертвование. «Военный ураган невиданной силы» закрывает героическую борьбу молодого лейтенанта. Мужественно встречает Николай свою смерть, даже враги оценили храбрость этого русского солдата, который «в списках не значился».

Война не обошла стороной русских женщин, фашисты заставили воевать и матерей, настоящих и будущих, в которых самой природой заложена ненависть к убийству. Стойко работают женщины в тылу, обеспечивая фронт одеждой и продовольствием, ухаживая за больными солдатами. Да и в бою женщины не уступали опытным бойцам по силе и отваге.

Повесть Васильева «…» посвящена героической борьбе женщин и девушек на войне. Пять совершенно различных девичьих характеров, пять разных судеб. Отправляются девушки-зенитчицы в разведку под командованием старшины Васкова, у которого «в запасе двадцать слов, да и те из уставов». Несмотря на ужасы войны, этот «пенек замшелый» сохранил лучшие человеческие качества. Он сделал все ради спасения жизни девушек, но его душа все равно не может успокоиться.

Он осознает свою вину перед ними за то, что «мужики со смертью их оженили». Смерть пяти девчат оставляет глубокую рану в душе старшины, он не может найти оправдания ей даже в своей душе. В скорби этого простого человека заключен высший гуманизм. Он совершил подвиг, взяв в плен немецких разведчиков, он может гордиться своими действиями. Пытаясь захватить врага, старшина не забывает и о девушках, он все время старается увести их от грозящей опасности. Нравственный подвиг совершил старшина, пытаясь защитить девушек.

Поведение каждой из пяти девушек — это тоже подвиг, ведь они совершенно не приспособлены к военным условиям. Страшна и в то же время возвышенна смерть каждой из них. Мечтательная Лиза Бричкина гибнет, желая поскорее перейти * болото и позвать подмогу. Эта девушка умирает с мыслью о своем завтрашнем дне. Впечатлительная Соня Гурвич, любительница поэзии Блока, тоже погибает, возвратившись за оставленным старшиной кисетом. И эти две «негероические» смерти, при всей их кажущейся случайности, связаны с самопожертвованием. Особенное внимание писатель уделяет двум женским образам: Рите Осяниной и Евгении Комельковой.

По словам Васильева, Рита «строга, не смеется никогда». Война разбила ее счастливую семейную жизнь, Рита все время беспокоится о судьбе своего маленького сына. Умирая, Осянина поручает заботу о сыне надежному и мудрому Васкову, она покидает этот мир, осознавая, что никто не сможет обвинить ее в трусости. Ее подруга гибнет с оружием в руках. Писатель гордится озорной, дерзкой Комельковой, посланной на разъезд после штабного романа. Вот как описывает он свою героиню: «Высокая, рыжая, белокожая. А глаза — детские, зеленые, круглые, как блюдца». И эта чудесная девушка погибает, погибает непобежденной, совершая подвиг ради других.

Многие поколения, читая эту повесть Васильева, будут вспоминать героическую борьбу русских женщин в этой войне, будут чувствовать боль за прерванные ниточки человеческих родов. О подвигах русского народа мы узнаем и из древнерусских былин и сказаний, и из знаменитого романа-эпопеи Л. Н. . В этом произведении подвиг скромного капитана Тушина никем даже не замечен. Героизм и храбрость охватывают человека внезапно, одна-единственная мысль владеет им — победить врага. Для достижения этой цели необходимо объединение полководцев и народа, необходима моральная победа человека над своим страхом, над врагом. Девизом всех смелых, храбрых людей можно провозгласить слова генерала Бессонова, героя произведения Юрия Бондарева «Горячий снег»: «Стоять — и о смерти забыть!»

Таким образом, показывая подвиг человека на войне, писатели разных времен особое внимание уделяют силе русского национального духа, нравственной стойкости, способности к самопожертвованию ради спасения Отечества. Эта тема вечна в русской литературе, и поэтому мы не раз еще будем свидетелями явления миру литературных образцов патриотизма и нравственности.

Васильева интересовала не сама война, не сражения, а жизнь и смерть человеческой души на войне. Действующих лиц в произведении немного, время действия сжато. И вот на таком узком участке ведется глубинное исследование характеров, поступков и мотивов этих поступков. Герои в повести «А зори здесь тихие…» попадают в драматические ситуации, их судьбы — оптимистические трагедии. Герои — вчерашние школьники, а теперь участники войны. Васильев, как бы проверяя персонажей на прочность, ставит их в экстремальные обстоятельства. Писатель считает, что в таких ситуациях наиболее ярко проявляется характер человека.

Б. Васильев подводит своего героя к последней черте, к выбору между жизнью и смертью. Умереть с чистой совестью или остаться жить, запятнав себя. Герой могли сохранить себе жизнь. Но какой ценой? Нужно лишь чуть-чуть отступиться от собственной совести. Но герои Васильева не признают таких нравственных компромиссов. Что нужно для спасения девушек? Бросить без помощи Васкова и уйти. Но каждая из девушек совершает подвиг в соответствии со своим характером. Девушки были чем-то обижены на войну. У Риты Осяниной убили любимого мужа. Остался ребенок без отца. У Женьки Комельковой на глазах расстреляли немцы всю семью.

О подвигах героев почти никто не знает. В чем состоит подвиг? В этой жестокой, нечеловечески трудной борьбе с врагами остаться человеком. Подвиг — это преодоление себя. Мы выиграли войну не только потому, что были гениальные полководцы, но были и такие незаметные герои, как Федот Басков, Рита Осянина, Женя Комелькова, Лиза Бричкина, Соня Гурвич.

Истинно человеческие отношения между «бойцами» покажет Б. Васильев. Комендант разъезда старшина Басков заботится о каждой девушке. Следит, чтобы не сидели на камнях, не промочили ноги, не заболели. Не забывает похвалить и сказать душевно. «Лапнику ей приволок. Устелил, шинелью своей покрыл:

— Отдыхай, товарищ боец.

— А вы как же без шинели-то?

— А я здоровый, не боись. Выздоровей только к завтраму. Очень тебя прошу, выздоровей». «Хотел на камнях сесть, да Гурвич вдруг задержала, быстро шинельку свою подсунула». Герои — Рита и Женя — удивительно добросовестные: не бросили в беде старшину, а попрощались, обнялись и приняли свой последний бой. Лично мне читать это произведение было очень тяжело. На войне убивают солдат, но люди свыклись с мыслью, что солдат — мужского рода. Это — брат, сын, это — муж и отец, это — любимый, это — друг и товарищ. Это — всегда мужчина. На войне были убиты не только мужчины, но женщины и дети. И, убивая их, война совершала преступление против человечности, против совести, против разума. Убивая женщин, война совершала преступление против будущего. Потому что вместе с женщиной убивала детей, внуков. Убивая женщин, фашизм рубил корни человечества.

Сороковые годы — роковые в нашей истории. Россия была не подготовлена к войне. Подготовленных мужчин было мало, а в бой шли женщины и дети. Правительство не обеспечивало материально людей. Люди без крова, без семьи, голодные. Это страшная картина.

Мне понравилось, что заканчивается повесть не совсем трагически. Васильев нам показывает, что добро всегда побеждает зло. Еще есть надежда на спасение. Девушки погибли, но остался старшина Басков. Сын Риты живет с хорошим человеком, который его воспитывает. Басков и Ритин сын расскажут эту трагическую историю следующему поколению. И эти мужественные, сильные духом девушки навсегда останутся в памяти человечества как герои Великой Отечественной войны.

Проблема самопожертвования в годы войны (по тексту В. А. Каверина )

Исходный текст по В. А. Каверину

(1) Накануне вечером комиссар вызвал Корнева и Тумика в свою каюту и заговорил об этой батарее, дальнобойной, которая обстреливала передний край и глубину и которая всем давно надоела.

— (2)Мы несём от неё немалые потери, — сказал он, — и, кроме того, она мешает одной задуманной операции. (3)Нужно эту батарею уничтожить.

(4)Потом он спросил, что они думают о самопожертвовании, потому что иначе её нельзя уничтожить. (5)Он спросил не сразу, а начал с подвига двадцати восьми панфиловцев, которые отдали за Отчизну свои молодые жизни. (6)Теперь этот вопрос стоит перед ними — Корневым и Тумиком — как лучшими разведчиками, награждёнными орденами и медалями.

(7) Тумик первый сказал, что согласен. (8)Корнев тоже согласился, и решено было высадиться на берег в девять часов утра. (9)По ночам немцы пускали ракеты, хотя стоял декабрь и днём было так же темно, как и ночью.

(10)Времени вдруг оказалось много, и можно было полежать и подумать, тем более что это, наверно, уже в последний раз, а больше, пожалуй, не придётся.

(11)Тумик воевал уже полтора года и дважды был ранен. (12)Он участвовал в захвате знаменитой сопки «Колпак», когда восемьдесят моряков семь часов держались против двух батальонов, и боезапас кончился, и моряки стали отбиваться камнями. (13)Как вчера, он видел перед собой маленький дом, крыльцо с провалившейся ступенькой и отца в саду — коротко стриженного, седого, с худым носом и ещё такого стройного, ловкого, когда он быстро шёл навстречу гостям, опираясь на трость, в своей кубанке набекрень и со своими тремя орденами.

(14) Когда началась война, он прислал Тумику письмо: «Воюй и за себя, и за меня».

(15) Тут Тумик вспомнил всю свою жизнь, самое главное, самое интересное в жизни. (16)Отец — это был родной дом, детство и школа, девушка Шура — это была любовь, а Миша Рубин — друг, который всегда говорил, что, может быть, и есть на свете любовь, но верно то, что на свете есть настоящая дружба навеки.

(17) Они были с ним всю войну — отец, та девушка и Миша — и были теперь, когда он лежал на своей койке под иллюминатором и слышно было, как волна, плеща, набегает на борт. (18)Это была его Отчизна!

(19) И вдруг всё стало так ясно для него, что он даже присел на койке, обхватив руками колени.

— (20)Недаром же я жил на земле, — сказал он себе.

(21)Он видел, как при свете огарка Корнев пишет письмо, и ему хотелось сказать Корневу, что нет для них смерти и что для них пришла эта торжественная, последняя ночь, когда замер весь свет и только под лёгким ветром волна, плеща, набегает на борт. (22)Но он ничего не сказал. (23)У Корнева были жена и маленький сын. (24)Он писал им, и кто знает, о чём он думал сейчас, хмуря крупные чёрные брови…

(25)Утром они с первого взгляда поняли, что нельзя заложить тол и уйти: батарея работала, и кругом было слишком много народу. (26)Можно было только сделать, как сказал комиссар: подорвать её и самим подорваться. (27)И это было легко: неподалёку от батареи штабелями лежали снаряды.

(28)Они стали тянуть жребий, потому что достаточно было подорваться одному, а другой мог вернуться к своим. (29)Они условились: вернётся тот, кто вытащит целую спичку. (30)И Тумик взял в обе руки две целые спички и сказал шёпотом:

— Ну, Корнев, тащи.

(31) У Корнева были жена и маленький сын…

(32) Они обнялись, поцеловались. (33)На прощание Тумик отдал Корневу свою фотографию, где был снят с автоматом, лёжа, прицеливаясь, — ребята говорили, что вышел отлично. (34)И Корнев ушёл. (35)Он был метрах в сорока от батареи, когда раздался взрыв и пламя метнулось до самого неба, осветив пустынный край — снег и тёмные ущелья между скал, диких скал Отчизны…

(По В. А. Каверину*)

Вениамин Александрович Каверин (1902–1989) — русский советский писатель, драматург и сценарист, автор приключенческого романа «Два капитана».

Вариант сочинения 1

Какова роль воспоминаний в годы войны? Почему мысли о доме, о близких людях помогают выстоять в годы войны? Этими вопросами задается Вениамин Каверин в данном тексте.

Отвечая на поставленные вопросы, автор рассказывает историю о подвиге солдата во время Великой Отечественной войны. Командир вызывал к себе двух разведчиков Тумика и Корнева и «спросил, что они думают о самопожертвовании», затем изложил свой план по уничтожению фашистской батареи, которая мешала продвижению русской армии вперед. Разведчики понимали, что за одну ночь кто-то из них должен решиться на смерть. И эту ночь каждый из них провел в раздумьях и воспоминаниях. Тумику вспомнился родной дом: «Как вчера, он видел перед собой маленький дом, крыльцо с провалившейся ступенькой и отца в саду – коротко стриженного, седого, с худым носом и ещё такого стройного, ловкого, когда он быстро шёл навстречу гостям, опираясь на трость, в своей кубанке набекрень и со своими тремя орденами». Здесь автор показывает, как мысли о доме, слова отца: «Воюй и за себя, и за меня», воспоминания о друге Мише, девушке Шуре сложились в голове Тумика в единую картину. «Это была его Отчизна!», – это то, ради чего не страшно и умереть. Читатель видит, что воспоминания облегчили состояние Тумика, помогли ему сделать невозможное – отдать свою жизнь за счастье других, за Родину: «раздался взрыв и пламя метнулось до самого неба, осветив пустынный край – снег и тёмные ущелья между скал, диких скал Отчизны…».

Позиция автора в данном тексте состоит в том, что воспоминания о детстве, о родных и близких людях поддерживают человека в суровые военные годы, придают ему сил.

С данной позицией трудно не согласиться. Сотни, а может быть, и тысячи солдат, вспоминая в промежутках между боями дом и семью понимали, что завтра они могут не вернуться из боя. Но готовность отдать свою жизнь за то, чтобы дети спокойно выросли в мирной обстановке в родной стране придавала им мужества и стойкости. Сколько известно примеров, когда бойцы накрывали собой мины и гранаты, таким образом погибали, но спасали жизнь однополчан. Все знают о подвиге Александра Матросова, закрывшего своим телом немецкий дзот, о подвиге Александра Талалихина, который погиб, направив в воздухе свой самолет на фашистский бомбардировщик. И таких примеров еще тысячи и тысячи, за годы войны звание Героя Советского Союза получили двенадцать тысяч человек, некоторые становились Героями дважды, а то и трижды. Но совершенно ясно и понятно другое, что все подвиги человек совершает ради кого или чего-то, каждого героя поддерживали мысли о доме, воспоминания о чем-то дорогом и близком.

В заключение вспоминаются строки Александра Павлоградского:

Я помню. Я горжусь. И преклоню колено

У мраморной стены… У Вечного Огня…

И многие, как я, склонятся непременно,

Ведь каждый, кто погиб, погиб и за меня…

Вариант сочинения 2

Проблема готовности к самопожертвованию в годы войны.

Что движет людьми, готовыми пожертвовать собственной жизнью? Ради чего они готовы пожертвовать собственной жизнью? Именно эти вопросы возникают при чтении текста В. А. Каверина.

Раскрывая проблему готовности к самопожертвованию в годы войны, автор повествует об одном эпизоде из истории Великой Отечественной войны. Комиссар вызвал к себе двух лучших разведчиков, награждённых орденами и медалями, – Корнева и Тумика, поставив перед ними боевую задачу – уничтожить дальнобойную батарею, которая обстреливала передний край, мешала одной задуманной операции. От деятельности этой батареи советская дивизия несла большие потери.

Но эту батарею без самопожертвования нельзя было уничтожить, поэтому комиссар и спросил разведчиков, что они думают о самопожертвовании, предварительно начав с подвига двадцати восьми панфиловцев, которые отдали за Отчизну свои молодые жизни. Корнев и Тумик дали согласие. Автор показывает, как в последнюю ночь перед выполнением задания Тумик вспоминал самое главное в своей жизни: отца, родной дом, детство, школу, девушку Шуру, друга Мишу Рубина. Это и было его Отчизной. К нему пришло осознание того, что он недаром прожил свою жизнь. А утром Тумик предложил Корневу тянуть жребий, зажав две длинные спички. Он знал, что у товарища жена и маленький сын, и поэтому решил подорвать батарею и самому подорваться, сохранив жизнь семейному товарищу.

Автор подводит читателя к мысли о том, что на войне ради Отчизны, ради близких и родных людей воины готовы жертвовать собой.

Невозможно не согласиться с мнением автора. Советские бойцы в годы Великой Отечественной войны жертвовали своими жизнями, чтобы защитить свою страну и народ от немецко-фашистских захватчиков.

В заключение хочу сказать, что подвиг советского народа в годы Великой Отечественной войны вызывает трепетное и священное чувство уважения. Нужно помнить о нём всегда. Помнить и свято чтить имена тех, кто пожертвовал своей жизнью, спасая мир от фашизма.

Аргументы к сочинению по проблеме самопожертвования на войне

1. В.Быков «Обелиск»

События повести посвящены воспоминаниям о подвиге учителя белорусского села Сельцо Алеся Мороза. Во время оккупации под руководством учителя в селе была организована антифашистская группа, в которую входили ученики. Мороз передавал сведения Совинформбюро, которые прослушивал по своему радиоприёмнику. Писал агитки и держал в курсе событий всё Сельцо и партизан. Ребята решили убить полицая Каина, отличавшегося особой жестокостью. Учитель им запретил, но они всё-таки осуществили свой дерзкий план покушения. Их арестовали. Фашисты объявили, что отпустят мальчиков, если учитель сдастся добровольно. Алесь Мороз прекрасно понимал, что это ложь, но он должен прийти, поддержать ребят. Он приходит к фашистам, но детей не отпускают, а учителя казнят вместе с учениками. Спустя годы, когда решают поставить обелиск юным героям, возникает вопрос: нужно ли записывать имя учителя на памятнике. Заведующий районо, считает, что поступок Мороза безрассуден, потому что он никого не спас. Но свидетель тех событий Тимофей Ткачук – считает, что учитель совершил подвиг.

2. В.Быков «Альпийская баллада»

Ивану Терёшке чудом удалось бежать из концлагеря. Отрываясь от погони, он обнаружил, что за ним увязалась молодая хрупкая итальянка Джулия. Попутчица ему была не нужна, но и бросить слабую девушку он тоже не мог. Чувство милосердия берёт верх, и когда Джулия, обессилев, уже не может бежать, он взваливает девушку себе на плечи и несёт её на протяжении целой ночи. Любовь между Иваном и Джулией возникла внезапно и захватила их без остатка. «Что-то недосказанное, второстепенное, всё время удерживавшее их на расстоянии, было преодолено, пережито счастливо и почти внезапно…» Так в этом страшном мире войны, среди Альпийских гор они узнали, что такое счастье, пусть такое внезапное и краткое, как вспышка молнии. На следующий день погоня их настигла. Они пытались подниматься всё выше и выше, уходя от пуль фашистов. Но этот путь был тупиком: ущелье обрывалось в бездонную пропасть. Иван заметил внизу большой сугроб снега и, собрав все силы, швырнул Джулию на спасительный снег. В этот момент на него накинулись догнавшие собаки, и «Нестерпимая боль пронизала горло, на миг мелькнуло в глазах хмурое небо, и всё навсегда погасло.

..». Так советский солдат пожертвовал жизнью, спасая свою любимую девушку.

3. Б.Васильев «А зори здесь тихие..»

Старшина Васков командует 171 разъездом, в его подчинении находится взвод зенитчиц. Обнаруженный случайно Ритой Осяниной десант из двух, как ей показалось, фашистов решают ликвидировать небольшими силами. Васков берет с собой пять девушек, у каждой из которых свои счёты с фашистами. Схватка оказывается неравной: фашистов не два, а шестнадцать. Понятно, что выжить не получится. Васков, спасая девушек, командует им уходить, а сам пытается увести фашистов на болото. Но ни Рита Осянина, ни Женя Комелькова не могут бросить старшину. Вскоре они встречаются. Теперь Женя пытается увести фашистов от раненной Риты и погибает расстрелянная в упор. Васков прячет раненную Риту в уступе скалы, прикрывая ветками, она просит дать ей револьвер, чтобы отстреливаться от фашистов, если найдут. Васков оставляет её, но, отойдя несколько шагов, он слышит выстрел: девушка жертвует собой, спасая старшину.

Так все героини этой повести погибают, спасая своих товарищей по оружию. Но фашисты не прошли и цели своей не достигли. Победа осталась за девочками из взвода Риты Осяниной.

Героизм, самопожертвование – аргументы ЕГЭ

Василь Быков «Сотников», «Обелиск» Яркий пример нравственного выбора можно найти в произведении Василь Быкова «Сотников». Партизан Сотников, оказавшись перед выбором между жизнью и смертью, не побоялся казни и признался следователю, что он партизан, а остальные тут ни при чём. Ещё один пример можно найти в повести Василь Быкова «Обелиск»: учитель Мороз, имея выбор остаться живым или погибнуть вместе с учениками, которых всегда учил добру и справедливости, выбирает смерть, оставшись нравственно свободным человеком.

Аргументы к сочинению

А. С. Пушкина «Капитанская дочка» Героем с высокими моральными качествами является Петруша Гринев — персонаж повести А. С. Пушкина «Капитанская дочка». Честь свою Петр не запятнал даже в тех случаях, когда за нее можно было поплатиться головой.

Это был достойный уважения и гордости высоконравственный человек. Он не мог оставить безнаказанным наговор Швабрина на Машу, поэтому вызвал его на дуэль. Швабрин — полная противоположность Гриневу: это человек, для которого понятия чести и благородства вовсе не существует. Он шел по головам других, переступая через самого себя в угоду своим сиюминутным желаниям.

Счастье

Аргументы к сочинению

А.И.Солженицын «Один день Ивана Денисовича» Счастье каждый понимает по-разному. Герой рассказа, например, А.И.Солженицына «Один день Ивана Денисовича» осознает себя «счастливым» потому, что не попал в карцер, получил лишнюю тарелку супа, не заболел, но главное то, что он радуется честному труду. Писатель восхищается терпением, трудолюбием русского человека, который верит в Бога и надеется на его помощь.

Зло, добро и художественная деятельность

Аргументы к сочинению

Акутагава Рюноскэ «Муки ада» Создает психологический портрет старца-художника Есихидэ, очень известного в своих местах — в первую очередь, ужасным, асоциальным характером и соответствующими картинами. Единственное, что радует его глаза — единственная дочь. Однажды правитель заказал у него картину, изображающую Ад и муки грешников в оном. Старик согласился, однако при условии, что для большей реалистичности он увидит смерть женщины в падающей карете. Возможность ему такую предоставили, однако, как оказалось в последствии, женщиной той оказалась его собственная дочь. Есихидэ спокойно работает над картиной, однако по завершению оной, заканчивает жизнь самоубийством. Таким образом, оценивать искусство сквозь мораль стоит, однако оценка эта целиком зависит от собственно идеалов оценивающего субъекта. У Есихидэ была одна ценность — его дочь, которую из-за искусства он потерял.

Есть ли у человека свобода выбора?

Аргументы к сочинению

В.Закруткин «Матерь Человеческая» Главная героиня Мария, встретив раненого врага(немца) предстала перед нравственным выбором, убить его или не убить? за все совершенные их злодеяния, но это был мальчик, его крик «мама» остановил ее, героиня не смогла пойти на отчаяный шаг, сумела вовремя остановиться, поняв что ненависть, которая перехлестнула ее, ни к чему хорошему бы и не привела. В.Распутин «Прощание с Матёрой» На берегу Ангару власти собрались строить платину, которая затопит близ лежащий остров, поэтому население должно было переехать в другое место. Главной героине старушке Дарье представляется право нравственного выбора: уехать, или же отстаивать свое право на счастье, на жизнь на родной земле.

Отношение толпы к людям, которые из нее выделяются

Аргументы к сочинению

Грибоедов «Горе от ума» Комедия «Горе от ума» Грибоедова. Чацкий — бунтарь, мятежник, поднимается против толпы., московского общества того времени. Ему дики и чужды их повадки, его изумляет мораль общества. Он не боится высказывать свое мнение. В монологе «А судьи кто?» раскрывается полностью его сущность. Проблема толпы в том, что они не умеют слушать и даже не хотят внимать истине. Они считают « истиной» заветы своих отцов- лицемеров, что уже давно изжили себя. Творчество Маяковского Творчество Маяковского посвящено теме противостояния героя и толпы. Толпа — это пошляки, живущие бездуховно. Они не видят прекрасного, не понимают настоящего искусства. Герой одинок в своем мире. Он не уходит от толпы, не прячется, а смело бросает ей вызов, готов на борьбу с непониманием. Например, в стихотворения «А Вы могли бы?» проведена резкая черта между «я» и «вы».

Национальная вражда

Аргументы к сочинению

А. Приставкин «Ночевала тучка золотая» Проблема национальной вражды особенно остро поставлена в повести А. Приставкина «Ночевала тучка золотая». Автор показывает нам трагические события 40-х годов ХХ века, связанные с переселением детских домов на Кавказ, на территории, «освобожденные» от местных жителей — чеченцев. Месть людей, насильственно выселенных с земли их предков, обрушивается на ни в чём не повинных людей, в том числе на детей. Мы видим, как зверское убийство разлучает братьев-близнецов Сашку и Кольку Кузьменышей. Символично, что в конце повести Колька называет родным братом чеченского мальчика Алхузура. Так автор убеждает нас в том, все народы — братья, что гуманное человеческое начало сильнее зла, что власть, разжигающая национальную рознь, совершает преступление против человечности и человечества.

Трагедия «маленького человека»

Аргументы к сочинению

Н.В.Гоголь «Шинель» Проблему «маленького человека» наиболее полно раскрывает русский писатель, поэт, критик Н.В.Гоголь. В повести «Шинель» драматург повествует читателю о Акакие Акакиевиче — бедном титулярном советнике из Петербурга. Он ревностно выполнял свои обязанности, очень любил ручное переписывание бумаг, но в общем роль его в департаменте была очень незначительна, из-за чего над ним нередко смеялись молодые чиновники. В своей трагедии кражи новой шинели герой не находит отклика помощи общества.

Личность в истории: Петр I

Аргументы к сочинению

А.С. Пушкин «Медный всадник» А.С. Пушкин писал в «Медном всаднике» …Природой здесь нам суждено В Европу прорубить окно.. . Эти строки были написаны про Петра первого. Он — человек изменивший ход истории, один из наиболее выдающихся государственных деятелей, определивших направление развития России в 18 веке. Пётр развернул масштабные реформы российского государства, изменил общественный уклад: обрезал боярам рукава и бороды. Он построил первый русский флот, тем самым защитив страну с моря. Вот он, тот человек, та личность, которая совершила в своей жизни много великого и героического, творила историю. Л.Н. Толстой «Война и мир» Л.Н. Толстой отрицал возможность активного воздействия отдельной личности на историю, считая, что историю делают массы и её законы не могут зависеть от желания отдельного лица. Он рассматривал исторический процесс как сумму, складывающуюся из «бесчисленного количества людских произволов», то есть усилий каждого человека. Бесполезно противиться естественному ходу событий, напрасно пытаться исполнять роль вершителя судеб человечества. Эта позиция писателя нашла отражение в романе «Война и мир». На примере двух исторических личностей: Кутузова и Наполеона, Толстой доказывает, что именно народ — творец истории. Миллионные массы простых людей, а не герои и полководцы бессознательно движут общество вперед, создают великое и героическое, творят историю.

Хамство

Аргументы к сочинению

М.А. Булгаков «Собачье сердце » Главный герой повести М.А. Булгакова «Собачье сердце”, профессор Преображенский — потомственный интеллигент и выдающийся ученый-медик. Он мечтает превратить собаку в человека. Так на свет появляется Шариков с сердцем бродячей собаки, мозгом человека с тремя судимостями и ярко выраженной страстью к алкоголю. В результате проведенной операции привязчивый, хотя и хитроватый Шарик превращается в хамоватого люмпена, способного на предательство. Шариков чувствует себя хозяином жизни, он нагл, чванлив, агрессивен. Он быстро учится пить водку, хамить прислуге, превращать свое невежество в оружие против образованности. Жизнь профессора и обитателей его квартиры становится сущим адом. Шариков- образ хамского отношения к людям. Д.И Фонвизин «Недоросль» Возмущаясь чужим хамством, люди часто не замечают, что и сами порой ведут себя столь же возмутительно. Пожалуй, лучше всего это можно увидеть на примере отношения родителей к детям. Характер человека формируется в семье, а каким человеком мог стать Митрофанушка? Он перенял у матери все пороки: крайнее невежество, грубость, жадность, жестокость, презрение окружающих, хамство. Не удивительно, ведь родители — всегда главный пример для подражания детям. А какой пример могла подать своему сыночку госпожа Простакова, если если она позволяла себе на его глазах хамить, грубить, унижать окружающих? Конечно, она любила Митрофана, но в связи с этим сильно избаловала его.

Ложные/истинные ценности, поиск смысла жизни

Аргументы к сочинению

И. Бунин «Господин из Сан-Франциско» И. Бунин в рассказе «Господин из Сан-Франциско» показал судьбу человека, который служил ложным ценностям. Богатство было его богом, и этому богу он поклонялся. Но когда американский миллионер умер, то оказалось, что подлинное счастье прошло мимо человека: он умер, так и не узнав, что такое жизнь. У.С.Моэм «Бремя страстей человеческих» Роман знаменитого английского писателя У.С.Моэма «Бремя страстей человеческих» затрагивает одну из наиболее важных и животрепещущих для каждого человека вопросов — есть ли смысл в жизни, а если есть, то каков он? Главный герой произведения Филип Кэри мучительно ищет ответ на этот вопрос: в книгах, в искусстве, в любви, в суждениях друзей. Один из них, циник и материалист Кроншоу, советует ему поглядеть на персидские ковры и отказывается от дальнейших пояснений. Лишь годы спустя, потеряв почти все свои иллюзии и надежды на будущее, Филип понимает, что тот имел в виду и признает, что «жизнь не имеет никакого смысла, и существование человека бесцельно. Зная, что ни в чём нет смысла и ничто не имеет значения, человек всё же может получить удовлетворение, выбирая различные нити, которые он вплетает в бесконечную ткань жизни. Существует один узор — самый простой и красивый: человек рождается, мужает, женится, производит на свет детей, трудится ради куска хлеба и умирает; но есть и другие, более замысловатые и удивительные узоры, где нет места счастью или стремлению к успеху, — в них скрыта, пожалуй, какая-то своя тревожная красота».

Самореализация, стремления

Аргументы к сочинению

И А. Гончаров «Обломов» Хороший, добрый, талантливый человек Илья Обломов не сумел преодолеть себя, своей лени и распущенности, не раскрыл своих лучших черт. Отсутствие высокой цели в жизни ведёт к нравственной смерти. Даже любовь не смогла спасти Обломова. У.С. Моэм «Острие бритвы» В своем позднем романе «Острие бритвы» У.С. Моэм_рисует жизненный путь молодого американца Ларри, половину жизни проведшего за книгами, а другую — в путешествиях, труде, поиске и самосовершенствовании. Его образ ярко выделяется на фоне молодых людей его круга, тратящих свою жизнь и незаурядные способности впустую на исполнение мимолетных прихотей, на развлечения, на беззаботное существование в роскоши и праздности. Ларри выбрал свой путь и, не обращая внимания на непонимание и порицание близких людей, искал смысл жизни в лишениях, странствиях и скитаниях по всему миру. Он целиком отдался духовному началу, чтобы достичь просветления разума, очищения духа, открыть смысл вселенной. Д. Лондон «Мартин Иден» Главный герой одноименного романа американского писателя Джека Лондона Мартин Иден — рабочий парень, моряк, выходец из низов, примерно 21 года от роду, знакомится с Руфь Морз — девушкой из состоятельной буржуазной семьи. Руфь начинает учить полуграмотного Мартина правильному произношению английских слов и пробуждает в нем интерес к литературе. Мартин узнаёт, что журналы платят приличные гонорары авторам, которые в них печатаются, и твердо решает сделать карьеру писателя, заработать деньги и стать достойным своей новой знакомой, в которую он успел влюбиться. Мартин составляет программу по самосовершенствованию, работает над своим языком и произношением, читает много книг. Железное здоровье и несгибаемая воля движет его к цели. В конце концов, пройдя долгий и тернистый путь, после многочисленных отказов и разочарований, он становится знаменитым писателем. (Дальше он разочаровывается в литературе, своей возлюбленной, людях вообще и жизни, теряет ко всему интерес и кончает жизнь самоубийством. Это так, на всякий случай. Аргумент в пользу того, что исполнение мечты не всегда приносит счастье) Научные факты Акула, если перестает двигать плавниками, камнем пойдет на дно, птица, если перестанет махать крыльями, упадет на землю. Так и человек, если в нем угаснут стремления, желания, цели, рухнет на дно жизни, его затянет густая трясина серой обыденности. Река, которая перестает течь, превращается в зловонное болото. Так и человек, который перестает искать, думать, рваться, утрачивает «души прекрасные порывы», постепенно деградирует, его жизнь становится бесцельным, жалким прозябанием.

Самопожертвование

Аргументы к сочинению

М. Горький «Старуха Изергиль» В рассказе русского писателя, прозаика и драматурга Максима Горького «Старуха Извергиль» поражает образ Данко. Это романтический герой, пожертвовавший собой ради людей. Данко был «лучшим из всех, потому что в очах его светилось много силы и живого огня». Он повел людей через лес с призывами победить тьму. Но слабые люди во время пути стали падать духом и умирать. Тогда они обвинили Данко в том, что он неумело управлял ими. Он преодолел негодование и во имя своей великой любви к людям разорвал грудь, достал свое горящее сердце и побежал вперед, держа его как факел. Люди побежали за ним и преодолели трудную дорогу. И тут же они забыли своего героя. А Данко умер. Ф.М. Достоевский «Преступление и наказание» В своём произведении «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевский обращается к теме самопожертвования ради спасения чужой души, раскрывая её на примере образа Сонечки Мармеладовой. Соня — бедная девушка из неблагополучной семьи, которая отправляется вслед за Раскольниковым на каторгу, чтобы разделить его ношу и наполнить его духовностью. Из сострадания и чувства высокой социальной ответственности Соня идёт жить «по жёлтому билету», зарабатывая таким образом на хлеб своей семье. Такие люди, как Соня, обладающие «бесконечно ненасытимым состраданием» встречаются и сегодня. (другой вариант) Самопожертвование, сострадание, чуткость и милосердие — проблема неоднозначная. Это хорошо видно в произведении великого русского драматурга Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание». Две его героини, Сонечка Мармеладова и Дуня Раскольникова, жертвуют собой во имя дорогих им людей. Первая продает собственное тело, зарабатывая таким образом на хлеб своей семье. Девушка жестоко страдает, стыдится себя и своей жизни, но отказывает себе в даже в самоубийстве, потому что понимает, что без нее родные пропадут. И семья с благодарностью принимает ее жертву, практически боготворит Соню, ее самопожертвование идет во благо. Вторая собирается жениться на низком, подлом, но богатом человеке, чтобы помочь нищенствующему брату.

Сострадание, любовь в ближнему

Аргументы к сочинению

А.И. Солженицын «Матрёнин двор» В рассказе «Матрёнин двор» русского писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе А. И. Солженицына поражает образ крестьянки Матрёны, её человечность, бескорыстие, сострадание и любовь ко всем, даже к незнакомцам. Матрёна «помогала чужим людям бесплатно», а сама «за обзаводом не гналась»: не заводила «добра», не старалась заполучить квартиранта. Особенно её милосердие проявляется в ситуации с горницей. Она позволила разобрать свой дом (где прожила всю свою жизнь) на бревна ради воспитанницы Киры, которой негде было жить. Героиня жертвует всем ради других: страны, соседей, родных. А после ее тихой смерти возникает описание жестокого поведения ее родных, которых просто захлёстывает жадность. Благодаря своим душевным качествам Матрена, делала этот мир лучше и добрее, жертвуя собой, своей жизнью. Борис Васильев «Летят мои кони…» В произведении «Летят мои кони…» Борис Васильев рассказывает историю про замечательного человека – доктора Янсена. Из чувства сострадания доктор, ценой своей жизни, спас детей, провалившихся в канализационную яму! Л.Н. Толстой «Война и мир» Попав в плен, Пьер Безухов встретил там простого солдата Платона Каратаева. Платон, несмотря на свои страдания, любовно жил со всеми: с французами, с товарищами. Именно он своим милосердием помог Пьеру обрести веру и научил его ценить жизнь. М. Шолохов «Судьба человека В рассказе повествуется о трагической судьбе солдата, который во время войны потерял всех родных. Однажды он встретил мальчика-сироту и решил назваться его отцом. Этот поступок говорит о том, что любовь и желание делать добро дают человеку силы для жизни. Ф.М. Достоевский «Преступление и наказание» Раскольников из чувства сострадания отдаёт последние деньги на похороны Мармеладова.

Неблагодарность детей, родительская любовь

Аргументы к сочинению

А. С. Пушкин «Станционный смотритель» У Самсона Вырина, главного героя повести, есть дочь Дуня, в которой он души не чает. Но проезжий гусар, положивший на девушку глаз, обманом увозит ее из отцовского дома. Когда Самсон находит свою дочь, она уже замужем, хорошо одета, живет многим лучше его и не хочет возвращаться. Самсон возвращается на свою станцию, где впоследствии спивается и умирает. Спустя три года рассказчик проезжает по тем местам, и видит могилу смотрителя, а местный мальчик рассказывает ему, что летом приезжала барыня с тремя барчатами и долго плакала на его могиле. Ф.М. Достоевский «Униженные и оскорбленные» Наташа, героиня романа Ф.М. Достоевского «Униженные и оскорбленные», предает свою семью, убежав из дому с любовником. Отец девушки, Николай Ихменев, болезненно воспринимает её уход к сыну своего врага, считая это позором, и проклинает дочь. Отвергнутая отцом и потерявшая любимого, Наташа глубоко переживает — она потеряла все, что было у нее ценного в жизни: доброе имя, честь, любовь и семью. Однако Николай Ихменев все еще безумно любит дочь, несмотря ни на что, и после долгих душевных терзаний, в финале повести, находит в себе силы простить ее. На этом примере мы видим, что родительская любовь является самой сильной, бескорыстной и всепрощающей. Д. И. Фонвизин «Недоросль» Несмотря на то, что госпожа Простакова — грубая, алчная помещица, она любит своего единственного сына Митрофана и готова ради него на все. Но сын отворачивается от неё в самую трагическую минуту. Этот пример показывает нам, что родители стараются все делать на благо детям. Но дети, к сожалению, не всегда это могут оценить и понять. А. С. Грибоедов «Горе от ума» Не обошел стороной проблему отцов и детей и русский писатель А. С. Грибоедов в своем произведении «Горе от ума». В комедии прослеживаются взаимоотношения Фамусова со своей дочерью Софьей. Фамусов, конечно, любит дочь и желает ей счастья. Но вот счастье он понимает по-своему: счастье для него — деньги. Он приучает дочь к мысли о выгоде и этим совершает настоящее преступление, потому что Софья может стать похожей на Молчалина, перенявшего от отца лишь один принцип: искать выгоду везде, где только можно. Отцы постарались научить детей жизни, в своих наставлениях передали им то, что для них самих являлось наиболее важным и значительным.

Конфликт поколений

Аргументы к сочинению

И. С. Тургенев «Отцы и дети» Роман русского писателя И. С. Тургенева «Отцы и дети». Конфликт поколений мы видим во взаимоотношениях Базарова с его родителями. У главного героя очень противоречивые чувства по отношению к ним: с одной стороны, он признается, что любит родителей, с другой — презирает «глупую жизнь отцов». От родителей Базарова отдаляют прежде всего его убеждения. Если у Аркадия Кирсанова мы видим наносное презрение к старшему поколению, вызванное скорее желанием подражать другу, а не идущее изнутри, то у Базарова все иначе. Такова его жизненная позиция. При всем этом мы видим, что именно родителям их сын Евгений был по-настоящему дорог. Старички Базаровы очень любят Евгения, и эта любовь смягчает их взаимоотношения с сыном, отсутствие взаимопонимания. Она сильнее других чувств и живет даже тогда, когда главный герой умирает.

Влияние учителя

Аргументы к сочинению

В рассказе В.Г. Распутина «Уроки французского» обычного сельского мальчика, нелегкая судьба и голод заставляют связаться с местными мальчишками и начать играть на деньги. Выяснив, что ребенок недоедает, и у него нет другого способа раздобыть необходимые ему средства, молодая учительница французского языка, Лидия Михайловна приглашает мальчика заниматься дополнительно по французскому. Но это только благовидный предлог. В действительности она стремится как-нибудь помочь ребенку, попавшему в сложную ситуацию, но тот из гордости отказывается ужинать у своей учительницы, возмущенно возвращает ей посылку с продуктами. Тогда она предлагает играть с ней на деньги, точно зная, что он обыграет ее, получит свой заветный рубль и купит молоко, которое так необходимо ему. Она сознательно идет на преступление с точки зрения педагогики, нарушает все действующие правила ради своего ученика, проявляя неподдельное человеколюбие, и непоказное мужество. Директор школы, однако, посчитал игру с учеником преступлением, совращением и уволил Лидию Михайловну. Уехав к себе на Кубань, женщина не забыла мальчика и прислала ему в школу посылку с продуктами и даже с яблоками, которые мальчик никогда не пробовал, а видел только на картинках.

Глобализация, технический и научный прогресс, их влияние на человека и общество

Аргументы к сочинению

Е.И.Замятин — русский писатель начала 19, конца 20 века «Мы» В романе «Мы» Евгения Ивановича Замятина главный герой, Д-503, описывает свою жизнь в тоталитарном «Едином Государстве». Он с восторгом рассказывает об организации, основанной на математике, жизни общества. Автор в своем произведении предупреждает людей о пагубном влиянии научно­технического прогресса, о его худших сторонах, о том, что научно-технический прогресс уничтожит нравственность и человеческие чувства, так как они не поддаются научному анализу. М.А.Булгаков — русский советский писатель и драматург 20 века «Роковые яйца» Проблема научно-технического прогресса отражена в повести М.Булгакова «Роковые яйца». Преследуя только собственные цели, профессор Рокк бездумно использует изобретение Персикова и выращивает гигантских рептилий, страусов. В этой нелепой катастрофе погибают жена Рокка Маня, тысячи людей и сам Персиков. М.Булгаков «Собачье сердце» Проблема взаимодействия людей и природы находит отражение и в литературе. В повести М.Булгакова «Собачье сердце» профессор Преображенский совершает операцию по преобразованию собаки в человека. В произведении читатель видит, как миловидный пес Шарик превращается в отвратительного Шарикова. «Мораль сей басни такова» — нельзя вмешиваться в естественные процессы природы, не предугадав характер последствий.

Память подвига солдат

Аргументы к сочинению

К.Симонов Поэт Константин Симонов, который в годы войны работал корреспондентом газеты «Красная звезда» и постоянно находился в действующей армии, пишет: «Не забывайте о солдатах, Что бились из последних сил, В бинтах стонали в медсанбатах И так надеялись на мир!» Я уверен, что никто из тех солдат, о которых писал Симонов, никогда не будет забыт, а их подвиг навсегда останется в памяти потомков.

Аргументы к сочинению

М.А.Шолохов «Судьба человека» Главный герой, Андрей Соколов, воевал за спасение своей Родины и всего человечества от фашизма, теряя родных и товарищей. Он перенес тяжелейшие испытания на фронте. На героя обрушились известия о трагической гибели жены, двух дочерей, сына. Но Андрей Соколов — русский солдат несгибаемой воли, вытерпевший все! Он нашел в себе силы, чтобы совершить не только военный, но и нравственный подвиг, усыновив мальчика, у которого война отобрала родителей Солдат в страшных условиях войны, под натиском вражеской силы остался человеком и не сломался. В этом и заключается настоящий подвиг. Только благодаря таким людям наша страна одержала победу в очень нелегкой борьбе с фашизмом. Васильев «А зори здесь тихие» Рита Осянина, Женя Комелькова, Лиза Бричкина, Соня Гурвич, Галя Четвертак и старшина Васков, главные герои произведения, проявили настоящее мужество, героизм, нравственную выдержку, сражаясь за Родину. Они не раз могли сохранить себе жизнь, нужно было лишь чуть-чуть отступиться от собственной совести. Однако, герои были уверены: нельзя отступать, нужно бороться до конца: «Не отдавать немцу ни клочка… Как ни тяжело, как ни безнадежно — держать. ..». Это слова истинного патриота. Все персонажи повести показаны действующими, борющимися, гибнущими во имя спасения Родины. Именно такие люди выковывали победу нашей страны в тылу, сопротивлялись захватчикам в плену и в оккупации, воевали на фронте. Борис Полевой «Повесть о настоящем человеке» Всем известно бессмертное произведение Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке». В основе драматической истории — реальные факты биографии летчика- истребителя Алексея Мересьева. Сбитый в бою над оккупированной территорией, он три недели пробирался по застепененным лесам, пока не попал к партизанам. Потеряв обе ноги, герой впоследствии проявляет удивительную силу характера и пополняет счет воздушных побед над врагом.

Любовь к Родине

Аргументы к сочинению

С. Есенин, поэма «Русь» Темой любви к родине пронизано творчество С.Есенина: «Но более всего Любовь к родному краю Меня томила, мучила и жгла.» Всей душой желая помочь Отчизне в тяжелое время, поэт пишет поэму «Русь», в которой слышится глас народного гнева. Есенин полностью раскрывает тему любви к Отчизне: «Если крикнет рать святая: «Кинь ты Русь, живи в раю!» Я скажу: «Не надо рая, Дайте родину мою»» А. Блок Лирика А.Блока наполнена совершенно особенной любовью к России. Он говорил о своей родине с бесконечной нежностью, его стихотворения полны искренней надежды, что его судьба и судьба России неразделимы: «Россия, нищая Россия, Мне избы серые твои, Твои мне песни ветровые, Как слезы первые любви!..» Легенда Существует легенда о том, что однажды ветер решил свалить могучий дуб, который рос на холме. Но дуб только гнулся под ударами ветра. Спросил тогда ветер у величественного дуба: «Почему я не могу победить тебя?». Дуб отвечал, что не ствол его держит. Сила его в том, что он в землю врос, корнями за нее держится. В этой бесхитростной истории выражена мысль о том, что любовь к родине, глубинная связь с национальной историей, с культурным опытом предков делает народ непобедимым. Блок, «Грешить бесстыдно, непробудно» В строчках стихотворения прослеживается российская повседневность, отражающая тупость, косность ее общественного строя. Основная мысль заключена в строках: Да, и такой, моя Россия, Ты всех дороже мне. Какое сильное чувство к родной земле испытывает поэт! Он считает, что настоящий патриот должен любить Россию такой, какая она есть. Несмотря на несовершенство своей страны, ее беды и трудности, каждому необходимо испытывать светлые чувства к ней. Этот пример искренней и бескорыстной любви к Родине, возможно, поможет кому-то по-другому взглянуть на свой отчий дом.

Пьер Безухов, несмотря на возможность уехать из захваченной французами Москвы, остался в городе с целью убить Наполеона. Он спас ребенка из огня, не думая о своей жизни и не требуя благодарности. Пьер не боялся за свою жизнь, судьба русского народа была для него дороже. Герой был готов погибнуть, совершая по-настоящему полезный поступок.

М.А. Булгаков «Мастер и Маргарита»

Любовь — вот что побудило Маргариту пойти на сделку с дьяволом. Она была готова на все, желая только одного — вновь увидеть Мастера. Маргарита пошла на самопожертвование, согласившись быть королевой на балу у сатаны. Она стойко выдержала все испытания, подготовленные судьбой, и обрела свое счастье.

И. Бунин «Лапти»

Нефед в непогоду решил пойти в Новоселки, чтобы осуществить желание больного ребенка: малыш все время просил дать ему красные лапти. Нефед знал, что рискует, но помощь ребенку была для него важнее собственной жизни. Герой погиб на пути обратно, а за пазухой у него нашли новенькие лапти и фуксин.

Ф.М. Достоевский «Преступление и наказание»

Тяжелые жизненные обстоятельства вынудили Соню Мармеладову пойти «по желтому билету». Девушка пожертвовала своим достоинством, чтобы помочь семье выжить. И даже в этом, казалось бы, ужасном поступке самом деле нет ничего плохого. Поступок Сони Мармеладовой в какой-то степени достоин уважения.

Из множества тем, которые предоставляются на экзамене по русскому языку для написания сочинения, можно особенно выделить тему «Героизм».

Цель российского образования — вырастить человека достойного и умного, знающего, чего он хочет добиться в жизни, истинного патриота своей страны. Рост требований к качеству образовательного уровня населения РФ привел к введению ЕГЭ, предназначенного для проверки знаний школьников.

Единый государственный экзамен измеряет знания выпускников после окончания школы, на пути в высшее учебное заведение, в различных отраслях науки.

Одним из самых важных предметов в стране, по которому экзаменуют школьников, является русский язык. Это буквально столп, на котором зиждется страна, потому что только люди, имеющие собственную систему устной коммуникации, могут считаться единым народом.

Что такое героизм

Героизм, в понимании людей, это совершение великого подвига человеком во имя других людей.

Героями становятся не те, кто был рожден с этим намерением, но те, которые стали плечом к плечу ради единой цели, движимые понятием справедливости.

Героизмом также считается самопожертвование во имя благой цели, несущей мир и процветание человечеству.

Соответственно, герой — это человек, совершающий подвиг из любви к ближнему своему, активно творящий судьбу мира и склонный к альтруистическому поведению. С точки зрения психологии, данным понятием может быть обозначен любой индивид, который совершает благородный поступок, превозмогая собственные страхи и сомнения.

Примеры героического поведения можно найти не только в литературных источниках, но и в окружающей среде. Произведения, рассказывающие о подвигах героев, часто основаны на событиях, взятых из жизни.

Проблема героизма – аргументы из литературы для ЕГЭ

Проблему героизма и становления личности человека, как героя, поднимали в своих творениях многие писатели.

Наиболее знамениты следующие произведения русских авторов: Б. Васильева «А зори здесь тихие», М. Шолохова «Судьба человека» и Б. Полевого «Повесть о настоящем человеке».

Менее известна в современной России повесть «Зоя Космодемьянская» В. Успенского, в основу которой положена история юной пионерки, вместе с друзьями вступившей в партизанский отряд и героически погибшей под пытками фашистов.

В основу повести Б. Полевого легла история из реальной жизни о летчике Алексее Маресьеве. Сбитый на вражеской территории, он смог пройти через лесную чащобу. Из-за того, что в экстремальных условиях некому было оказать первую помощь, мужчина потерял обе ноги, однако, превозмогая собственное несовершенство ради любви к небу, смог научиться управлять самолетом, нося протезы.

«Судьба человека» повествует об Андрее, защищавшем родную Отчизну от фашистской Германии. Несмотря на известия о смерти близких ему людей, главный герой смог выстоять, не сдаться перед ужасами войны. Способность сопереживать людям сохранилась в нем, несмотря на тяготы и лишения, что преподнесла судьба. Наиболее ясно это выражено в его поступке: Андрей усыновил мальчика, потерявшего родных.

Герои книги «А зори здесь тихие» — обычные люди, которые волею судьбы оказались в первых рядах при сражении за страну. Они могли бы выжить, но самым сильным желанием у них было защитить Родину, поэтому смерть их была достойной.

Зарубежная литература также преподносит немало творений, в основу которых положен героизм обычных людей. Можно выделить аргументы из произведений знаменитых авторов.

Классическим примером служит повесть Э. Хэмингуэя «По ком звонит колокол», где встречаются два человека из разных миров – подрывник и обычная девушка. Погибший при взрыве моста Роберт, знающий, что идет на верную смерть, но не отступивший от вверенной ему задачи, и Мария, которая все отчетливее понимает, что не увидит своего возлюбленного, но отпускает его ради великой цели – положить конец войне, раздирающей страну на части. Кого из них можно счесть настоящим героем?

Еще одним классическим примером героизма можно посчитать рассказ Д. Лондона «Любовь к жизни». Человек в данном творении не спасает никого, кроме себя, однако его мужество, целеустремленность и воля к сохранению жизни заслуживают самого глубокого уважения, так как немало людей, столкнувшихся с предательством друзей, оказавшись во враждебной местности сдались бы на волю обстоятельств.

Проблема истинного и ложного героизма по Толстому

Лев Николаевич Толстой — один из наиболее известных русских писателей и мыслителей, один из величайших писателей-романистов мира

К примеру, героизм истинный всегда идет «от сердца», полон глубины и чистоты помыслов; ложный же героизм проявляется как стремление «пустить пыль в глаза», не имея внутри глубоких мотивов. По классику русской литературы, человек, совершающий героический поступок ради того, чтобы его положительно оценили другие, не может быть настоящим героем.

В качестве примера здесь выступает Болконский, который стремится к совершению «красивого подвига, непременно оцененного другими людьми».

Истинный же героизм заключается в том, что человек переступает через свое эго, не заботясь о том, насколько красиво он будет выглядеть в глазах других людей, и делает все возможное для благополучия общего дела.

Героизм русской женщины и матери

Женщина в литературе родной страны – это собирательный образ из нескольких ролей: матери, жены, дочери.

Примером героизма русской барышни могут служить жены декабристов, последовавшие за любимыми мужьями, которых сослали в далекие, практически не обжитые, земли.

Женщины, воспитанные по законам светского общества, где ссылка означает позор, не побоялись уехать из комфортных условий в глушь.

Вторым примером героизма русской женщины может выступить Розальцева Вера из романа Чернышевского «Что делать?». Героиня представляет собой качественно новый типаж эмансипированной дамы. Она не боится трудностей и активно воплощает в жизнь собственные задумки, при этом помогая другим девушкам.

Если рассматривать женский героизм на примере матери, то можно выделить повесть В. Закруткина «Матерь человеческая». Мария, простая русская баба, потерявшая родных из-за фашистов, теряет волю к жизни. Бесчеловечность войны заставляет ее «окаменеть сердцем», однако героиня находит в себе силы жить дальше и начинает помогать сиротам, которые также скорбят по своим ушедшим родственникам.

Образ Матери, представленный в повести, глубоко гуманен по отношению к людям. Автор произведения представил на обозрение читателю такое качество женщины, как любовь к человечеству, неделимое по национальности, вере и т. д.

Героизм во время Великой отечественной войны

Война с Германией вывела много новых имен на доску почета, некоторые из которых стали таковыми посмертно. Вспыхнувший пожар возмущения бесчеловечностью и беспринципностью войск фюрера СС проявляется в партизанских способах ведения войны.

Можно выделить два типа героев во времена ВОВ:

  • партизаны;
  • бойцы Армии Советского Союза.

К первым можно отнести следующих людей:

  • Марат Казей. После убийства фашистами матери за укрывательство партизан, ушел воевать с сестрой в партизанский штаб. За проявленную отвагу награжден медалью в 1943-м году, погиб в следующем году в возрасте 14-ти лет при выполнении задания;
  • Леня Голиков. Вступил в партизанский отряд в 1942-м году. За многочисленные подвиги было решено наградить героя медалью, но получить ее он так и не успел. В 1943-м году был убит вместе с отрядом;
  • Зина Портнова. Стала разведчицей в 1943-м году. Была поймана при выполнении задания и подвергнута множеству пыток. В 1944-м ее расстреляли.

Ко вторым относятся следующие люди:

  • Александр Матросов. Закрыл своим телом амбразуру, позволив пройти отряду для выполнения боевого задания;
  • Иван Панфилов. Дивизия под его руководством храбро сражалась под Волоколамском, на протяжении шести дней отражая вражеские атаки;
  • Николай Гастелло. Направил горящий самолет на войска врага. Погиб с честью.

Помимо людей, известных своими подвигами и участием в войне, огромное количество героев так и не были названы страной ввиду незнания о них.

Проблема мужества и героизма моряков

Война не бывает только на суше. Ею оказываются захвачены и небесный свод, и водные просторы. Такова присущая разрушительной стихии сила – вовлекать все и всех в свои сети. Не только на земле сталкивались люди противоборствующих сторон, но и в воде.

  • В. Катаев «Флаг». Фашисты предлагают сдаться русской команде моряков, однако последние, осознавая, что умрут, если не капитулируют, все равно принимают решение в пользу сражения, защищая город;
  • В. М. Богомолов «Рейс «Ласточки». При переправке боеприпасов через реку, пароход «Ласточка» обстреливают фашистские войска, в результате данного действия мина попадает на баржу. Осознавая факт опасности, капитан, движимый идеей защитить родное отечество, поворачивает штурвал и направляет пароход в сторону противника.

Русские писатели акцентируют внимание на решении людей, основное качество которых – мужество. Храброе поведение при высоком риске актуально и в наше время.

Мужество и героизм в наши дни

Герои есть в любое время, независимо от обстоятельств окружающей их среды. В наше время на доске почета выгравированы имена тех, кто совершил подвиг во имя человечества.

Это обычные дети в повседневной жизни и герои в экстремальных ситуациях:

  • Евгений Табаков. В возрасте семи лет спас свою сестру от маньяка, получив при этом смертельную рану;
  • Юлия Король. Показала высочайший уровень мужества при спасении товарищей в результате трагедии на Сямозере;
  • Саша Ершова. При аварии в аквапарке удержала над водой маленькую девочку, не дав утонуть.

В анналы истории наших дней вписаны не только представленные выше дети, но и многие другие современные люди, активно помогающие в ситуациях повышенного риска тем, кто оказался слабее обстоятельств.

Огромное значение в историях с героическим укладом играет правильное воспитание родителями собственных детей. Ведь именно от того, насколько хорошо родные донесут до ребенка нормы и ценности, зависит созревание будущей личности.

Как написать сочинение на тему «Героизм русского народа»

Героические поступки людей на протяжении многих поколений складывались в историю подвигов российского государства. Учащиеся, которым нужно сдавать профильный экзамен по русскому языку, пишут сочинение, заканчивая 9 класс.

«Как правильно написать творческое задание?» — этот вопрос волнует многих школьников, которые хотят показать максимальный результат при тестировании.

В основе любого сочинения на заданную тему всегда лежат цель и план. Цель сочинения дается в задании к нему. План разрабатывает сам учащийся, обычно он подразумевает разбиение работы на этапы работы над ней.

Из чего же состоит план сочинения:

  1. Вступление.
  2. Основная часть.
  3. Заключение.

Помимо основных этапов, школьнику следует задуматься о том, на какие аргументы он будет ссылаться при написании сочинения; актуальной подаче информации, которую учащийся хотел бы донести до читателя; верном употреблении средств русского языка в тексте.

К примеру, рассмотрим тему героизма русского народа на примере романа Шолохова «Тихий Дон». В основу его положена история мира белогвардейцев, воюющих за свои идеалы. Они обречены историей на исчезновение, однако бесстрашно сражаются против горькой правды коммунизма, насильно насаживаемой казачьему Дону.

В эпопее явственно прослеживаются проблемы, волнующие людей того времени: раскол населения на два фронта (белой и красной гвардии), стремление отстоять свою правду, быт и устоявшийся порядок; столкновение идеалов различных групп населения.

Шолохов показывают внутреннюю эволюцию героев своего романа, их изменения с течением времени: и внутренние, и внешние. Например, Дуняша сперва представляется зрителям «девочкой с косичками», в конце романа же – цельной личностью, самостоятельно избравшей свой путь. Дуня, потомок белогвардейца, выбирает в мужья коммуниста, убившего ее брата.

Девушка представляет собой пример высочайшей жертвенности и героизма, так как не боится перешагнуть через изжившие себя стереотипы общества.

Заключение

Каждый человек сам решает, кого назвать героем. С. Маршак, например, в своем стихотворении о неизвестном спасателе, обращает внимание читателя на то, что подобным героем может оказаться любой прохожий.

Л. Толстой в своей эпопее разграничивает понятия истинного и ложного героизма. Лжегероизм, по мнению писателя, это стремление покрасоваться на публику, в то время как настоящий подвиг человека начинается с чистых помыслов его души.

Героем может стать абсолютно любой человек, независимо от обстоятельств. Никто ведь не знает, какую жизнь прожили бы маленькие партизаны, не случись в 40-е года прошлого века отечественной войны.

Самое важное в жизни – быть достойным самого себя человеком; уважать себя, как личность; стремиться к звездам и помогать людям, заплутавшим по жизни.

Рассуждения о правильном поведении ничто без практического применения. Большие поступки всегда начинаются с маленьких вещей. Становление героем начинается с помощи тем, кто в ней нуждается.

Аргументация своего мнения по выбранной проблеме — одна из важнейших задач при написании сочинения-рассуждения. Поскольку аргументы из литературы оцениваются выше, очень важно подготовить их заранее. На данной странице я привожу ряд аргументов по нескольким популярным проблемам.

ПРОБЛЕМА: Подлость, предательство, бесчестие, зависть.

  1. А.С. Пушкин, роман «Капитанская дочка»

Швабрин- дворянин, но он бесчестен: мстит Маше Мироновой за отказ, во время дуэли с Гриневым наносит ему подлый удар в спину. Полная утрата представлений о чести и достоинстве провоцирует его на измену: он переходит в стан мятежника Пугачева.

  1. Карамзин «Бедная Лиза»

Эраст, возлюбленный героини, предал свои чувства к девушке, выбрав материальное благополучие

  1. Н. В Гоголь, повесть «Тарас Бульба»

Андрий, сын Тараса, оказавшись в плену любовных чувств, предает отца, брата, товарищей, Родину. Бульба убивает своего сына, так как не может жить с таким позором

  1. А.С. Пушкин, трагедия «Моцарт и Сальери»

Завистливый Сальери, завидуя успеху великого композитора Моцарта, отравил его, хотя считал его своим другом.

ПРОБЛЕМА: Чинопочитание, угодничество, раболепие, приспособленчество.

1. А.П.Чехов, рассказ «Смерть чиновника»

Чиновник Червяков заражен духом чинопочитания: Чихнув и обрызгав лысину генерала, он настолько испугался, что после неоднократных унижений и просьб умер от страха.

2. А.С. Грибоедов, комедия «Горе от ума»

Молчалин, отрицательный персонаж комедии, уверен, что нужно угождать всем без исключения. Это позволит подняться по карьерной лестнице. Ухаживая за Софьей, дочерью Фамусова, он преследует именно эту цель.

ПРОБЛЕМА : Взяточничество, казнокрадство

  1. Н. В. Гоголь, комедия «Ревизор»

Городничий, как и все чиновники уездного города, — взяточник и казнокрад. Он убежден, что все вопросы можно решить с помощью денег и умения пустить пыль в глаза.

  1. Н.В. Гоголь, поэма «Мертвые души»

Чичиков, оформляя купчую на «мертвые» души, дает взятку чиновнику, после чего дело идет быстрее.

ПРОБЛЕМА: Хамство, невежество, лицемерие

  1. А.Н. Островский, драма «Гроза»

Дикой- типичный хам, который оскорбляет всех окружающих. Безнаказанность породила в этом человеке полнейшую разнузданность.

  1. Д.И. Фонвизин, комедия «Недоросль»

Госпожа Простакова свое хамское поведение считает нормальным, поэтому люди вокруг нее «скоты» и «болваны».

  1. А.П. Чехов, рассказ «Хамелеон»

Полицейский надзиратель Очумелов пресмыкается перед теми, кто стоит выше него по служебной лестнице, и чувствует себя хозяином положения, перед теми, кто находится ниже. Это отражено в его поведении, которое меняется в зависимости от ситуации.

ПРОБЛЕМА : Разрушительное влияние денег (материальных благ)на душу человека, накопительство

  1. А.П. Чехов, рассказ «Ионыч»

Доктор Старцев, в молодости перспективный и талантливый врач, превращается в накопителя Ионыча. Главная страсть его жизни- деньги, которые стали причиной нравственного разложения личности.

  1. Н.В.Гоголь, поэма «Мертвые души»

Скупой помещик Плюшкин олицетворяет полную духовную деградацию. Страсть к накопительству стала причиной разрушения всех родственных и дружеских связей, сам Плюшкин просто потерял человеческий облик.

ПРОБЛЕМА : Вандализм, беспамятство

  1. И.А. Бунин «Окаянные дни»

Бунин и представить себе не мог, что зверство и вандализм, принесенные революцией, превратят людей в обезумевшую толпу, разрушающую все на своем пути.

  1. Д.С. Лихачев, книга «О добром и прекрасном»

Русский академик был возмущен, когда узнал, что на Бородинском поле был взорван памятник на могиле Багратиона. Это ужасный пример вандализма и беспамятства.

  1. В. Распутин, повесть «Прощание с Матерой»

Во время затопления деревень под воду уходили не только жилища людей, но и церкви, погосты, что является страшным примером вандализма.

ПРОБЛЕМА : Роль искусства

  1. А.Т. Твардовский, поэма «Василий Теркин»

Фронтовики рассказывают о том, что солдаты меняли курево и хлеб на вырезки из фронтовых газет, где публиковались главы поэмы. Значит, ободряющее слово порой было важнее пищи.

Наташа Ростова прекрасно поет, в эти моменты она становится необыкновенно красивой,и люди, окружающие ее, тянутся к ней.

  1. А.И. Куприн, рассказ «Гранатовый браслет»

Слушая «Лунную сонату» Бетховена, Вера испытала благодаря безнадежно влюбленному Желткову чувство, подобное катарсису. Музыка пробудила в ней сочувствие, сострадание, желание любить.

ПРОБЛЕМА : Любовь к Родине, ностальгия

  1. М. Ю. Лермонтов, стихотворение «Родина»

Лирический герой любит свою отчизну такой, какая она есть, и готов пройти со своим народом все испытания.

  1. А. Блок, стихотворениеие «Россия»

Для лирического героя Блока любовь к родине подобна любви к женщине. Он верит в великое будущее своей страны.

  1. И.А. Бунин, рассказы«Чистый понедельник», «Антоновские яблоки»

И.А. Бунин в 20-м году покинул Россию навсегда. Чувство ностальгии преследовало его всю жизнь.Герои его рассказов вспоминают великое прошлое России, которое безвозвратно утеряно: историю, культуру, традиции.

ПРОБЛЕМА : Верность данному слову (долгу)

  1. А.С. Пушкин, роман «Дубровский»

Маша, обвенчанная с нелюбимым человеком, отказывается нарушить клятву верности,данную в церкви, когда Дубровский старается ее спасти.

  1. А.С. Пушкин, роман «Евгений Онегин»

Татьяна Ларина, верная своему супружескому долгу и данному слову, вынуждена отказать Онегину. Она стала олицетворением нравственной силы человека.

ПРОБЛЕМА: Самопожертвование, сострадание, милосердие, жестокость, гуманизм

  1. М.А Булгаков, роман «Мастер и Маргарита»

Маргарита, любящая Мастера, несмотря ни на что, верна своему чувству, она готова на любые жертвы. Женщина летит на бал к Воланду, чтобы спасти любимого. Там же она просит освободить от страданий грешницу Фриду.

  1. А.И. Солженицын, рассказ «Матренин двор»

Матрена всю жизнь жила для людей, помогала им, ничего не прося взамен. Автор называет ее «правидницей», человеком, живущим по законам Бога и совести

  1. Л. Андреев, рассказ «Кусака»

Приручив собаку и оставив ее на зиму в дачном поселке, люди проявили свой эгоизм, показали, насколько они могут быть жестокими.

Казак Гаврила, потеряв сына, полюбил, как родного, чужого человека, врага. Ненависть к «красным» переросла в отцовскую любовь и заботу.

ПРОБЛЕМА : Самовоспитание, самообразование, самоанализ, самоусовершенствование

  1. И. С. Тургенев, роман «Отцы и дети»

Нигилист Базаров полагал, что «каждый человек сам себя воспитывать должен». А это удел сильных людей.

  1. Л.Н. Толстой, трилогия «Детство. Отрочество. Юность»

Николенька – автобиографический герой. Как и сам автор, он стремится к самоусовершенствованию, к творческой самореализации.

  1. М.Ю. Лермонтов, роман «Герой нашего времени»

Печорин в своем дневнике беседует с самим собой, оценивает свои поступки, анализирует жизнь, что свидетельствует о глубине этой личности.

  1. Л.Н. Толстой, роман «Война и мир»

Писатель показал нам «диалектику души» Болконского и Безухова, рассказал, насколько сложен путь человека к истине, правде, любви. Его герои совершали ошибки, мучились, страдали, но в этом и заключается идея самоусовершенствования человека.

ПРОБЛЕМА : Мужество, героизм, нравственный долг, патриотизм

  1. Б.Васильев, «А зори здесь тихие»

Девушки-зенитчицы, уничтожая отряд диверсантов, погибли, несмотря на численное превосходство врага.

  1. Б.Полевой, «Повесть о настоящем человеке»

Летчик Алесей Маресьев, благодаря силе духа и мужеству, не только выжил после ампутации ног, но и стал полноценным человеком, вернулся в свою эскадрилью.

  1. Воробьев, повесть «Убиты под Москвой»

Кремлевские курсанты, проявив мужество и героизм, выполнили свой патриотический долг, обороняя подступы к Москве. Лейтенант Ястребов- единственный, кто остался в живых.

  1. М.Шолохов, рассказ «Судьба человека»

Герой рассказа Андрей Соколов прошел всю войну: храбро сражался, был в плену, бежал. Он с честью выполнил свой гражданский долг. Война отняла у него семью, но, к счастью, судьба подарила ему встречу с Ванюшкой, ставшим ему сыном.

  1. В. Быков «Журавлиный крик»

Василий Глечик, ещё совсем мальчик, во время войны не оста­вил позицию. Мысль о спасении была для него неприемлемой. Он не нарушил приказ комбата, вы­полнил его ценой собственной жизни, остался верен присяге и долгу перед родиной.

Вот и подходит к концу школьное образование. Теперь в центре внимания всех учеников Ни для кого не секрет, что очень большое количество баллов можно получить благодаря написанию сочинения. Именно поэтому мы в данной статье подробно напишем план к сочинению и обсудим самую распространенную на экзамене тему проблемы мужества. Конечно, тем довольно много: отношение к русскому языку, роль матери, учителя, детства в жизни человека и многие другие. Особое затруднение у учеников вызывает аргументирование проблемы мужества.

Множество талантливейших писателей посвятили свои произведения теме героизма и отваги, но они не так прочно оседают в нашей памяти. В связи с этим мы их немного освежим и приведем лучшие аргументы для защиты вашей точки зрения из художественной литературы.

План сочинения

Для начала предлагаем вам ознакомиться с планом правильного сочинения, которое при наличии всех пунктов принесет вам максимум возможных баллов.

Сочинение ЕГЭ по русскому языку сильно отличается от эссе по обществознанию, по литературе и так далее. Эта работа имеет строгую форму, которую лучше не нарушать. Итак, как выглядит план нашего будущего сочинения:

  1. Введение. В чем заключается задача этого пункта? Нам нужно плавно подвести нашего читателя к основной проблеме, затронутой в тексте. Это небольшой абзац, который состоит из трех-четырех предложений, но явно относится к теме вашего сочинения.
  2. Обозначение проблемы. Мы в этой части говорим о том, что прочитали предложенный для анализа текст и выявили одну из проблем. Когда вы указываете проблему, заранее подумайте об аргументах. Как правило, их в тексте две и более, выбирайте наиболее выгодную для вас.
  3. Ваш комментарий. Нужно растолковать охарактеризуйте ее. Это должно занять у вас не более семи предложений.
  4. Отметьте позицию автора, что он думает и как к проблеме относится. Может он пытается что-то предпринять?
  5. Ваша позиция. Вы должны написать, согласны вы с автором текста или нет, обоснуйте свой ответ.
  6. Аргументы. Их должно быть два (из литературы, истории, личного опыта). Педагоги все-таки предлагают делатьуопор на аргументы из литературы.
  7. Заключение не более трех предложений. Сделайте вывод всему, что вы сказали, подытожьте. Возможен и такой вариант окончания, как риторический вопрос. Он заставит задуматься, и сочинение будет закончено довольно эффектно.

Как видно из плана, наиболее тяжелая часть — аргументирование. Сейчас мы подберем примеры для проблемы мужества, будем использовать исключительно литературные источники.

«Судьба человека»

Тема проблемы мужества — это основная идея рассказа Михаила Шолохова «Судьба человека». Самоотверженность и мужество — это основные понятия, которые характеризуют главного героя Андрея Соколова. Наш персонаж способен переступить через все препятствия, которые ему уготовила судьба, пронести свой крест с высоко поднятой головой. Эти качества он показывает не только во время военной службы, но и в плену.

Казалось, что самое страшное уже позади, но беда не приходит одна, впереди еще одно очень тяжелое испытание — смерть родных ему людей. Теперь в Андрее говорит самоотверженность, он собрал свои последние силы в кулак и посетил то самое место, где когда-то была тихая и семейная жизнь.

«А зори здесь тихие»

Проблема мужества и стойкости отражена и в таком произведении, как повесть Васильева. Только здесь эти качества приписываются хрупким и нежным созданиям — девушкам. Это произведение рассказывает о том, что русские женщины тоже могут быть настоящими героями, сражаться на равнее с мужчинами и отстаивать свои интересы даже в таких глобальных смыслах.

Автор повествует о нелегкой судьбе нескольких совершенно не похожих друг на друга женщин, которых свела вместе большая беда — Великая Отечественная война. Хоть и жизнь раньше складывалась их по-разному, но конец был у всех один — смерть при выполнении боевого задания.

Повесть о настоящем человеке

Которой есть во множестве встречается и в «Повести о настоящем человеке» Бориса Полевого.

В произведении идет речь о тяжелой судьбе летчика, который очень сильно любил небо. Для него полет — это смысл жизни, как крылья для птицы. Но их ему подрезали немецким истребителем. Несмотря на свои травмы, Мересьев очень долго полз по лесу, у него не было ни воды, ни еды. Он преодолел эту трудность, но впереди его ждали еще. Он лишился ног, ему предстояло научиться пользоваться протезами, но этот человек был настолько силен духом, что научился даже танцевать на них.

Несмотря на большое количество препятствий, Мересьев снова обрел крылья. Героизму и самоотверженности героя можно только завидовать.

«В списках не значился»

Так как нас интересует проблема мужества, аргументы из литературы мы подбирали про войну и тяжелую судьбу героев. Также и роман Бориса Васильева «В списках не значился» посвящен судьбе Николая, который только закончил училище, отправился на службу и попал под обстрел. Он не значился совершенно ни в каких документах, но ему не пришло в голову бежать как «крыса с корабля», он смело сражался и отстаивал честь своей родины.

Самопожертвование.

Героизм, самопожертвование — аргументы ЕГЭ Нужно ли самопожертвование в жизни человека

Самопожертвование — это пренебрежение индивида персональными интересами с целью сохранения благополучия другого. Проще говоря, это стремление отказаться от удовлетворения личных целей, удовольствий, нередко даже жизни для защиты выгод и интересов других индивидов. Самопожертвование считается крайней формой альтруизма. В современном скоростном жизненном ритме, во вселенной, где властвуют технологии и всепоглощающее тяготение к личной наживе, где зашкаливает уровень стресса, где нравственность отошла уже даже не на второй, а на третий план, описываемое явление встречается все реже. Самопожертвование ради людей является человеческим инстинктом защиты семьи, потомства.

Проблема самопожертвования

Принято думать, что готовность к самопожертвованию в качестве фундамента под собой имеет любовь. Считается, что глубокое чувство двигает индивидов на подвиги: одним хочется посвятить себя своей половине безвозмездно, другие мечтают отдаться безраздельно любимой профессии. Однако психологи убеждены, что эта теория миф.

Проблема самопожертвования заключена в непривлекательности причин, спровоцировавших ее. Самопожертвование в жизни чаще порождают два чувства: неуверенность (сомнения) и страх.

Сомнения ведут человека к утрате внутреннего ощущения собственной силы и уверенности. Такие люди полагают, что их сама по себе персона ничего собой не представляет, что они не способны на поступки, вызывающие уважение, вследствие этого начинают существовать проблемами и достижениями других субъектов. Также, они убеждены в своей неудачливости, поэтому думают, что не стоят даже общественного снисхождения. Итогом подобных внутренних размышлений становится самопожертвование ради людей. Посредством жертвования собой такие индивиды стремятся получить расположение близких либо достичь общественного признания. Поэтому зачастую смысл самопожертвования заключается не в искреннем стремлении пренебречь собственными интересами, а в обычном манипулировании другими ради достижения намеченных целей.

Страх как ведущий мотив к самопожертвованию часто возникает вследствие боязни одиночества, потери любимого человека. Таких людей на жертвование собой толкает отнюдь не героизм, а обычный эгоизм. При этом индивиды, склонные к самопожертвованию, не осознают, что с каждым разом привычка жертвовать собой ради другого затягивает их все глубже и может привести к необратимым трагичным последствиям. Примеров этому в реальной жизни существует множество:

  • взрослые дети, вырвавшиеся из-под удушающей опеки матерей, просто забывают о своей родительнице и могут месяцами с ней не общаться;
  • жены, отказавшиеся от самореализации и превратившиеся во всклокоченную домохозяйку ради заботы о семье и благоверном, либо остаются брошенными супругами, либо до конца дней терпят мужнины измены и неуважение собственных чад;
  • мужчины, положившие себя на алтарь государственной работы, коротают свою старость в доме престарелых или влачат жалкое существование на нищенскую пенсию.

Как часто от этих категорий людей можно услышать слезы и стенания. Они жалуются, что ради любимого, детей, государства, они пожертвовали собой, молодостью, карьерой, семьей (у каждого крайне выраженного альтруиста жертва индивидуальна), а в благодарность их бросили на произвол судьбы. На самом деле, людей, склонных жертвовать собой, никто не просил о такой жертве. Все их поведение было продиктовано исключительно собственным выбором.

Именно в отсутствии благодарности со стороны родни и заключается основополагающая проблема самопожертвования. Аргументы, слышимые от близкого окружения, неоспоримы и однообразны, часто умещаются в одном вопросе: «Кто об этом тебя просил?». Так, например, женщины часто обвиняют детей, что из-за них лишены возможности устроить собственную личную жизнь. При этом они не осознают, что просто перекладывают на маленькие детские плечики ответственность за собственные промахи, которые они с изрядной частотой совершали во взаимодействии с сынами Адама.

Поэтому, большинство склонно считать самопожертвование в жизни проявлением эгоизма. Поскольку индивид делает лишь то, что ему хочется или в чем он нуждается, совершенно не задумываясь о том, есть ли потребность у близких в таких действиях.

Однако было бы неправильным утверждать, что слово эгоизм и самопожертвование синонимы. Скорее эгоизм является обратной стороной самопожертвования в некоторых случаях, поскольку известно множество ситуаций, когда один субъект жертвует бескорыстно собственным здоровьем или жизнью ради спасения другого, например, при пожаре. Такое искреннее самопожертвование может быть осознанным (во время войны подвиги солдат) и неосознанным (спасения при экстремальных обстоятельствах).

Другими словами, осознанный подвиг самопожертвования заключается в понимании индивидом собственной жертвы, ее смысла, цены и конечной цели. Так, например, солдат, накрывая собой вражеский дот, понимает, что это его последние секунды жизни, что его действия спасут товарищей от гибели. Именно такое самопожертвование называется героическим.

Кроме того, нередко самопожертвование может выступать в качестве базового инстинкта, например, мать спасает свое дитя.

В общем понимании, скорее самоотречение и самопожертвование синонимы, нежели эгоизм. Хотя большинство лингвистов уверено, что слово самопожертвование аналогов по значению в русском языке не имеет. Считается, что источником описываемого понятия является самоотречение. Самопожертвование обнаруживается в самоотречении, упрочивается в нем и обретает готовность к устойчивому обновлению абсолютной отдачи.

Сегодня в себе угрозу таит проблема самопожертвования, выраженная в терроризме. Личностными стимулами террористов-смертников является их восприятие самопожертвования. Они считают, что жертвуют собственной жизнью во имя религии.

Самопожертвование не так опасно, когда наблюдается в пределах одной семьи или отдельного коллектива, поскольку его разрушительное воздействие не так глобально. Когда же оно затрагивает интересы государства или большой социальной группы, то последствия будут довольно плачевные. Часто фундаментом суицидального терроризма становится проблема самопожертвования. Аргументы его основаны на любви к родине, на религиозном «экстазе».

Самопожертвование при терроризме заключается не в добровольном желании смерти, а в обязанности, которую накладывает социум на собственных членов. Подвиг самопожертвования в качестве осознанного ухода из жизни ради блага общества существовал в различных цивилизациях и культурах. Индивид ценой собственной жизни стремится предотвратить угрозу существованию или потери близкими соплеменниками свободы, а также обеспечить благо-получие общественной системе, с которой он идентифицировал себя.

Хотя в современном бытие общественное сознание все более укореняет в себе убеждение о самоценности любой личности, вне зависимости от ее этнической или социокультурной идентичности, готовность к самопожертвованию при террористических актах стано-вится глобальным явлением.

Практически все исследователи феномена терроризма убеждены, что ключевой побудительной силой, предопределяющей выбор самопожертвования для свершения экстремизма, являются тактико-стратегические принципы идеологов террористи-ческих организаций и идейные установки смертников, которые приносят в жертву себя.

Террорист-смертник, жертвуя собой, разрешает собственные личные проблемы, при этом обеспечивая в ином мире для себя бла-гоприятные условия жизни, а для своей близкой родни — в этом мире.

Чем объяснить проявление самопожертвования?

Некоторые психологи утверждают, что на подобное действие способен далеко не всякий субъект. Ряд ученых считает, что самопожертвование «передается по наследству». Другими словами, стремление индивида пренебрегать собственными интересами и посвятить жизнь другим, вложено на генетическом уровне. Кроме того, свой вклад в развитие самопожертвование вносит и воспитание, если в семье чтят благотворительность и готовы отдать последнее на нужды людей. Ребенок, наблюдая подобное поведение родителей, считает именно такую поведенческую модель верной, поскольку с противоположной он не сталкивался. Вырабатывает мировоззрение и массовое «зомбирование», которое зачастую наблюдается в идеологии большинства религиозных сект или иных общин.

Нередко недостаток любви в детстве приводит к самопожертвованию во взрослом возрасте. Недолюбленные индивиды склонны жертвовать собой ради получения общественного признания, чтобы родители ими гордились.

Таким образом, давая ответ на вопрос: «чем объяснить проявление самопожертвования», следует заключить, что желание похвалы, повышения собственной значимости, желание доказать что-то себе либо кому-то, быть признанным, стать знаменитым — это все является причинами, вызывающие стремление жертвовать собой. Кроме того, душевный посыл спасти тонущего, природный инстинкт защитить слабого, бескорыстный порыв оказать помощь индивидам, оказавшимся в беде, также считаются довольно частыми причинами самопожертвования.

Примеры самопожертвования в литературе

Часто можно встретить примеры самопожертвования в литературе, как классической, так и художественной. Очень четко просматривается тема самопожертвования в фантастической эпопее Дж.Толкина «Властелин колец», в которой описывается подвиги представителей различных рас ради мира и жизни народов Средиземья.

Многие русские писатели нередко затрагивают описываемую тему в своих творениях. Так, к примеру, в творчестве Достоевского прослеживаются модели поведения, основанного на самоотречении и жертвовании. Героини его произведения «Преступление и наказание» Мармеладова Сонечка и Раскольникова Дуня жертвуют собой во благо дорогих им людей. Первая торгует собственным телом, тем самым зарабатывая на пропитание семье. Она страдает, не имея права даже на суицид, поскольку близкие останутся без источника существования. Вторая намеревается создать семью с нелюбимым, но богатым мужчиной, ради помощи нищему брату.

В произведениях М.Горького также часто можно встретить явление самопожертвования. В его сочинении «Старуха Изергиль» воплощением жертвования собой является Данко.

Самопожертвование в произведениях мировой литературы и мифах воспевается как подвиг во имя человечества, как способность преобразить мир и социум, сделать их лучше и чище. Например, миф о Прометее, который подарил людям не просто огонь, а единственную возможность для выживания, понимая, что обрекает себя на гибель.

Самопожертвование ради любви

Об этом прекрасном и высоком чувстве, которое соединяет две противоположности: мужчину и женщину, сочинено множество романов, сложено стихов, написано картин. Принято считать, что истинная любовь — это умение жертвовать собой, пренебрегать собственными интересами, это самоотдача, готовность одного партнера совершить возможное и невозможное во благо другого партнера. Наверное, такое понимание любви берет свои истоки из русских литературных произведений.

Любовь и самопожертвование в произведениях часто описываются как единое целое. Множество авторов описывало любовь, основанную именно на жертвовании собой. Ярким примером такого чувства является роман между Маргаритой и Мастером в бессмертном творении Булгакова. Маргарита ради спасения любимого, преодолевая страх, беря верх над обстоятельствами, совершает подвиг. Именно силой своей любви героиня спасла Мастера.

Самопожертвование во имя любви — миф или реальность? Действительно люди готовы ради любимого пожертвовать своими интересами, предпочтениями, друзьями, хобби? Чем объяснить проявление самопожертвования во имя любви? Что важнее: здоровый эгоизм или самопожертвование в любовных отношениях? Многие скажут, что на эгоизме отношения долго не протянут. Для длительной и счастливой семейной связи важно умение жертвовать собой. Это утверждение могло бы быть верным, когда бы такое самопожертвование являлось бескорыстным. К сожалению, в любовных отношениях очень редко можно встретить искреннюю самоотверженность и самоотречение. Каждый партнер, жертвуя чем-то во имя любимого, ожидает взамен либо подобной жертвы, либо бескрайней благодарности. Если в отношениях в основном жертвует один партнер, то его самопожертвование скорее будет являться проявлением зависимости от любимого, что зачастую приводит к плачевным результатам.

Что такое здоровый эгоизм? Это любовь индивида к собственной персоне. «Адекватные» эгоисты ставят собственные интересы превыше всего, но также наделяют этим правом других. Психологи утверждают, что если индивид собственную личность со всеми ее недостатками и позитивными качествами не любит, то он не сможет по-настоящему полюбить другого.

К сожалению, большинство убеждено, что любовь является вытеснением собственного эгоизма в сторону другого. Если добавить к этому смысл слова эгоизм, то получается, что любовь — это когда привлекательность «Я» партнера становится выше собственной, то есть собственные интересы замещаются предпочтениями другого. Именно на этом базируется их взаимное чувство. Внутренний мир одного партнера заполняется внутренним миром любимого. Таким образом, выстраиваются не здоровые отношения, основанные на взаимном уважении, а зависимая связь, в которой обязательно один будет более зависимым от другого. То есть один будет жертвовать своими интересами, а другой принимать за должное. Часто такие отношения распадаются, принося множество обид и душевную боль индивиду, склонному жертвовать собой.

Конечно, в любви нужно научиться уступать. Любовь без компромиссов тоже долго не протянет, но умение вовремя промолчать и находить компромиссные решения не имеет ничего общего с самопожертвованием.

Поэтому смысл самопожертвования во имя любви не существует. Где есть место жертвованию собой, там нет места для любви. Настоящая любовь не нуждается в подтверждении посредством пренебрежения собственной личностью и интересами.

Таким образом, самопожертвование приемлемо в любви к Родине, материнской любви, но никак не в том чувстве, которое возникает между чужими друг другу субъектами: мужчиной и женщиной, связывая их на всю жизнь.

Ребята, мы вкладываем душу в сайт. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Услужливые и добрые люди с жертвенным поведением поделятся лучшим куском торта, примчатся на выручку с другого конца страны, дадут взаймы любую сумму. Словом, сделают все, только бы угодить. На первый взгляд, о таких родителях / родственниках / друзьях можно только мечтать. Однако люди, которые готовы пожертвовать своим комфортом ради вас, вовсе не святые: они опасные манипуляторы.

сайт решил наконец-то разложить все по полочкам и понять, почему от слишком услужливых людей нужно держаться подальше, а самому хорошенько подумать перед тем, как творить добро без спроса.

Что представляет собой жертва-манипулятор

Под маской «я потратила на тебя лучшие годы / вложил в тебя кучу денег / не сплю из-за тебя ночами» жертвы-манипуляторы выдают свою любовь и дружбу в кредит. За этот заем придется расплачиваться долгие годы. В случае с детьми, ради которых матери жертвуют личной жизнью, «долг» отдать и вовсе невозможно. По задумке манипулятора, окружающие должны быть благодарны им за отданные деньги, время и любовь.

Если вы слышите такие фразы от своих родителей, партнеров, супругов или друзей, знайте — вами пытаются манипулировать с помощью чувства вины:

  • «Я трачу на тебя лучшие годы жизни».
  • «Ради тебя я перестала общаться с подругами / друзьями».
  • «Я не выходила замуж во второй раз, чтобы у тебя не было необходимости общаться с отчимом».
  • «Я трачу на тебя деньги и никакой благодарности не вижу».
  • «Я варила этот борщ 3 часа, а ты нос воротишь».

Все обвинения строятся по схеме «Я для тебя пожертвовал чем-то безумно важным, а теперь настала твоя очередь расплачиваться». Причем манипулятору очень важна демонстративная жертва, о которой его вообще-то никто не просил (дети не просили их рожать, мужья не просили жен бросать работу и так далее).

Жертвенное поведение не вызывает благодарности. Наоборот, у одариваемого появляется желание удрать на другой конец света, подальше от непрошеной благотворительности.

Зачем они это делают

Психологи называют такую жертвенность невротической . В отличие от бескорыстной жертвенности, которая характеризуется стремлением помочь человеку, не ожидая ничего взамен, невротическая исходит из эгоистических мотивов. И вот почему:

  • Жертва всегда пассивно-агрессивна . Это значит, что она очень хочет кому-нибудь как следует врезать, но воспитание не позволяет. Тогда на помощь приходит манипуляция. Вместо того чтобы прямо выразить недовольство, мать говорит сыну: «Я ночей не спала из-за тебя, а ты женился и теперь не звонишь». Так жертва провоцирует оппонента на негативные эмоции, манипулирует своим одиночеством и в конце концов добивается желаемого.
  • Жертва нуждается в похвале. А все из-за низкой самооценки. Таким людям кажется, что просто так их никто любить не будет. Сначала жертва ущемляет свои интересы, а потом ждет, что ее заметят и полюбят. Надо ли говорить, что этого не происходит? В конце концов все заканчивается разочарованием в людях («никто меня не ценит»).
  • Жертва следует культурной традиции. Это агрессивная жертвенность, или, если говорить простыми словами, «обязанность нести свой крест». Жертва-манипулятор будет жить с алкоголиком или абьюзером просто потому, что «все так живут». Однако даже от такого нездорового союза жертва получает выгоду: сочувствие окружающих, например.
  • Жертва отдает то, чего у нее нет. Манипулятор жертвует не то, что у него имеется в избытке (время, деньги, эмоциональную энергию). Он жертвует то, чего ему и самому не хватает. Рано или поздно от такой негативной жертвенности начинается депрессия и возникает чувство, что никто из окружающих тебя не понимает.

Почему нас бесят слишком услужливые люди

Жертвы жутко раздражают обычных людей потому, что рассчитывают получить взамен кусочек их жизни. В психологии существует понятие эмоционального шантажа . Однако срабатывает он только с близкими людьми, ведь обычным знакомым безразлично, что произойдет с шантажистом.

Психологи и социологи внимательно изучили поведение жертвы-манипулятора и рассказали о способах, которыми такие люди добиваются желаемого. Техника манипуляции называется FOG . Вот 3 чувства, на которых играет жертва, чтобы добиться желаемого:

  • F ear (англ.) — страх. Боязнь обидеть, потерять или расстроить манипулятора.
  • O bligation (англ.) — ответственность. Своим поведением манипулятор взывает к вашему чувству долга и хочет свалить на вас вину за свои неудачи или плохое настроение.
  • G uilt (англ.) — вина. Стыд за то, что вы не оправдали ожиданий.

В Великобритании с недавнего времени действует закон об эмоциональном насилии и принудительном контроле. Это значит, что ни один человек на свете не вправе контролировать другого. Согласно этому закону, гражданин страны не сможет заставить жену приготовить обед, не должен давить на детей, требуя, чтобы те сделали уроки, — можно только попросить. К чему приведет такая практика, пока неясно: у нее есть как очевидные плюсы (защита от домашнего насилия во всех его проявлениях), так и существенные минусы (невозможность точно установить степень вины «насильника»).

Как отвадить от себя человека-жертву

Самый очевидный ответ на этот вопрос — прекратить общение. Но что делать, если в роли манипулятора выступают родители или супруг? Психологи говорят, что ваши отношения можно попытаться оздоровить. И вот как:

  • Не давайте манипуляторам то, чего они так хотят. Как только разговор сворачивает в русло «я тебе все дала, а ты неблагодарный», пропускайте подобные реплики мимо ушей и как ни в чем не бывало продолжайте общение.
  • Поймите, что вы не несете ответственности за чужое счастье или несчастье.
  • «Не можешь победить — возглавь». Если в вашу сторону посыпались обвинения в неблагодарности, начните жаловаться в ответ. Такая тактика помогает сбить с толку манипулятора и перехватить инициативу в разговоре.
  • И наконец, поговорите с манипулятором о своих чувствах открыто. Выясните, чего он действительно хочет: может быть, звонок по телефону пожилым родителям раз в неделю решит проблему жалоб.

Что делать, если вы тот самый человек, который готов жертвовать собой ради родных и друзей

Психологи призывают к поиску золотой середины в отношениях. Не стоит быть эгоистом и вовсе не идти на уступки, но и жертвовать собой ради партнера / детей / друзей тоже не самый удачный вариант.

Если вам кажется, что вы лезете из кожи вон ради кого-то, но вас при этом не ценят, то проблема в вас, а совсем не в тех, кто не ценит. Оставьте это гиблое занятие и сделайте что-нибудь для себя.

Как вы думаете, есть ли на свете люди, которые помогают просто так и не ждут ничего взамен? Или любое доброе дело совершается с определенной корыстью (потешить самолюбие, получить ответную услугу)?

Первая буква «с»

Вторая буква «а»

Третья буква «м»

Последняя бука буква «е»

Ответ на вопрос «Жертвование своими личными интересами ради других «, 17 букв:
самопожертвование

Альтернативные вопросы в кроссвордах для слова самопожертвование

Жизнь ради других

Жертвование своими интересами ради других

Определение слова самопожертвование в словарях

Википедия Значение слова в словаре Википедия
Самопожертвование — готовность отказаться от удовольствий, личных жизненных целей и даже жизни ради защиты интересов других людей; крайняя форма альтруизма.

Новый толково-словообразовательный словарь русского языка, Т. Ф. Ефремова. Значение слова в словаре Новый толково-словообразовательный словарь русского языка, Т. Ф. Ефремова.
ср. Жертвование собою, собственными интересами на благо других.

Толковый словарь русского языка. Д.Н. Ушаков Значение слова в словаре Толковый словарь русского языка. Д.Н. Ушаков
самопожертвования, ср. Пожертвование собой, своими личными интересами для пользы, благополучия других. Материнское самопожертвование. Самопожертвование во имя революции.

Толковый словарь русского языка. С.И.Ожегов, Н.Ю.Шведова. Значение слова в словаре Толковый словарь русского языка. С.И.Ожегов, Н.Ю.Шведова.
-я, ср. Жер-твование своими личными интересами ради других.

Примеры употребления слова самопожертвование в литературе.

Не договорив, Беовульф даже пустил сентиментальную слезу, умилившись собственному самопожертвованию .

Рассказывая о минувшей войне, Андреас Яллак неизменно говорил об Абраме Блуменфельде как о человеке беспредельного мужества, всегда готовом к самопожертвованию .

Желая засвидетельствовать Маргарите удовлетворение тем, как благородно она себя держала и с каким самопожертвованием выполняла завет матери, он распорядился привезти пятьдесят принадлежавших ему превосходных холстов, в том числе и те, которые когда-то продал ему Валтасар, так что удалось вполне восстановить галерею Клаасов.

Потребность есть столь же слуга, сколь и госпожа своего предмета, столь же смиренна, как и высокомерна или заносчива, она нуждается в предмете, без него она несчастна, в этом заключается ее верноподданство, ее самопожертвование , отсутствие эгоизма.

Так погиб святой Видикон, совершив акт самопожертвования , обративший противоречивость против самой себя.

Пожертвовать своей жизнью ради спасения другого человека — наверное, самый отважный поступок, который только можно совершить. В этом списке мы расскажем о десяти отважных людях, ведь иногда надо помнить, что такие люди существуют.

10. Джон Роберт Фокс (John Robert Fox)

Старший лейтенант военных сил США Джон Роберт Фокс (впоследствии он получит Медаль Почёта) управлял артиллерийским огнём в итальянском городе Сомоколонья (Sommocolonia), пытаясь остановить наступление немецких сил. Пока Фокс управлял артиллерийским огнём, к нему подобрались немецкие силы в больших количествах.

Осознав, что немцы были слишком большой опасностью для его товарищей, Фокс вызвал последний залп артиллерии на себя. Когда сослуживцы Фокса захватили обратно эту позицию, тело Фокса лежало рядом с сотней убитых немецких солдат, и на его грудь аккуратно положили медаль.

9. Винсент Коулмэн (Vincent Coleman)

Взрыв в Халифасе (Halifax) — это взрыв, произошедший в Канаде, когда корабль загруженный взрывчаткой столкнулся с другим кораблём, после чего пожар уничтожил порт и часть города.

Винсент Коулмэн работавший машинистом был на расположенной неподалёку станции, управляющей поездами. Когда ему сказали, что французский корабль с боеприпасами Монблан должен был вскоре взорваться, Коулмэн остался на станции, чтобы сообщить машинисту приближающегося пассажирского поезда, что тот должен остановиться. Через несколько секунд, он был убит взрывом.

8. Арланд Уильямс (Arland Williams)

Когда самолёт рейса Air Florida 90 врезался в замёрзшее озеро во время снежной бури, погибли все, кроме шести пассажиров. Через 20 минут прилетел вертолёт, который должен был спасать выживших.

После того, как был спасён первый мужчина, с вертолёта выкинули спасательный круг для Арланда Уильмса, который уступил его другому пассажиру.

Когда вертолёт вернулся в третий раз, он опять уступил. И ещё раз. Когда вертолёт прилетел в последний раз, Арланд уже был мёртв. Он провёл свои последние моменты, спасая неизвестных ему людей.

7. Русские учёные

Во время осады Ленинграда миллионы умерли от голода. 12 людей из этих миллионов были окружены съедобными вещами. Это были учёные из банка семян Павловска. Учёные и охрана банка умерли от голода на своих постах.

Александр Щукин, специалист по арахису умер на своё мосту, защищая тонны еды, которые могли бы спасти жизни его и его сослуживцев. Они решили умереть, чтобы удостовериться, что будущие поколения советских людей будут иметь, что есть.

6. Ричард Рескорла (Richard Rescorla)

Рескорла был директором службы безопасности Морган Стэнли (Morgan Stanley) — он хорошо выполнял свою работу и организовывал два раза в год учебные эвакуации.

Когда 11 сентября в соседнюю башню врезался самолёт, Рескорла знал, что делать — он спокойно управлял эвакуацией людей до того, как не погиб сам. Его действия позволили спасти более 2500 человек.

5. Капитан Оутс (Captain Oates)

Действия капитана Оутса уже стали легендой. Во время провального путешествия к Южному Полюсу, Оутс получил травмы, из-за которых он тормозил всю свою команду. Оутс просил оставить его, но никто его слушал.

Это послужило поводом для легендарных последних слов Оутса: «Я пойду, погуляю», после чего он ушёл из палатки и шел, пока не умер. К сожалению, жертва Оутса оказалась бесполезной, так как остальные члены команды вскоре тоже умерли от суровых погодных условий, так и не добравшись до своего пункта назначения. Если кто-то говорит оставить его позади — стоит так и сделать.

4. Райан Арнольд (Ryan Arnold)

Родственные связи между братьями очень прочны и если у вас нет брата — сложно объяснить сильное желание защищать свою родню.

Райан Арнольд ощутил это желание, когда его брат Чад нуждался в пересадке печени. Без лишних раздумий Райан прошёл тест на совместимость для пересадки. Когда он узнал, что он действительно совместим — они легли на операционный стол.

Как и в случае со всеми хирургическими операциями — пересадка сопровождалась риском, и Райан умер во время операции. Он пожертвовал собой, чтобы его брат мог жить дальше.

3. Такеши Миура (Takeshi Miura) и Мики Андо (Miki Endo)

В 2011 году на Японию обрушилось разрушительное цунами.

Такеши Миура и Мики Эндо работали в правительственном отделе управления рисками — их задачей было оповещение населения об опасности и предоставление указаний населению по эвакуации. Когда десятиметровая волна накрыла берега Японии Такеши и Мики не покинули свои посты и продолжали оповещать население — в свои последние моменты жизни они рассказывали населению, как спастись от цунами.

2. Четверо священников

Лейтенанты Джордж Фокс (George Fox), Александр Гуд (Alexander Goode), Джон Вашингтон (John Washington) и Кларк Полинг (Clark Poling) были священниками различных конфессий, служивших на транспортном судне Дорчестер.

Когда в корабль попала торпеда, выпущенная подводной лодкой, капелланы собрались вместе и начали выдавать спасательные жилеты пассажирам судна.

Когда спасательные жилеты закончились, они без раздумий отдали свои жилеты. Когда корабль начал тонуть, четверо мужчин взялись за руки и начали петь. Сложно сказать, сколько жизней спасли священники, но их должно было с лихвой хватить на то, чтоб попасть в рай.

1. Пёс без имени

Собака — лучший друг человека и этот титул они заслужили не зря.

Когда мужчина из Казахстана заснул пьяным на железнодорожных путях, его верный пёс знал, что делать. Пёс изо всех сил тянул, толкал и тащил своего пьяного хозяина с железнодорожных путей. К сожалению, пёс умер от того, что его сбил поезд, от которого он спас человека.

Проблема мужества примеры из литературы. Героизм, самопожертвование – аргументы ЕГЭ

Вот и подходит к концу школьное образование. Теперь в центре внимания всех учеников Ни для кого не секрет, что очень большое количество баллов можно получить благодаря написанию сочинения. Именно поэтому мы в данной статье подробно напишем план к сочинению и обсудим самую распространенную на экзамене тему проблемы мужества. Конечно, тем довольно много: отношение к русскому языку, роль матери, учителя, детства в жизни человека и многие другие. Особое затруднение у учеников вызывает аргументирование проблемы мужества.

Множество талантливейших писателей посвятили свои произведения теме героизма и отваги, но они не так прочно оседают в нашей памяти. В связи с этим мы их немного освежим и приведем лучшие аргументы для защиты вашей точки зрения из художественной литературы.

План сочинения

Для начала предлагаем вам ознакомиться с планом правильного сочинения, которое при наличии всех пунктов принесет вам максимум возможных баллов.

Сочинение ЕГЭ по русскому языку сильно отличается от эссе по обществознанию, по литературе и так далее. Эта работа имеет строгую форму, которую лучше не нарушать. Итак, как выглядит план нашего будущего сочинения:

  1. Введение. В чем заключается задача этого пункта? Нам нужно плавно подвести нашего читателя к основной проблеме, затронутой в тексте. Это небольшой абзац, который состоит из трех-четырех предложений, но явно относится к теме вашего сочинения.
  2. Обозначение проблемы. Мы в этой части говорим о том, что прочитали предложенный для анализа текст и выявили одну из проблем. Когда вы указываете проблему, заранее подумайте об аргументах. Как правило, их в тексте две и более, выбирайте наиболее выгодную для вас.
  3. Ваш комментарий. Нужно растолковать охарактеризуйте ее. Это должно занять у вас не более семи предложений.
  4. Отметьте позицию автора, что он думает и как к проблеме относится. Может он пытается что-то предпринять?
  5. Ваша позиция. Вы должны написать, согласны вы с автором текста или нет, обоснуйте свой ответ.
  6. Аргументы. Их должно быть два (из литературы, истории, личного опыта). Педагоги все-таки предлагают делатьуопор на аргументы из литературы.
  7. Заключение не более трех предложений. Сделайте вывод всему, что вы сказали, подытожьте. Возможен и такой вариант окончания, как риторический вопрос. Он заставит задуматься, и сочинение будет закончено довольно эффектно.

Как видно из плана, наиболее тяжелая часть — аргументирование. Сейчас мы подберем примеры для проблемы мужества, будем использовать исключительно литературные источники.

«Судьба человека»

Тема проблемы мужества — это основная идея рассказа Михаила Шолохова «Судьба человека». Самоотверженность и мужество — это основные понятия, которые характеризуют главного героя Андрея Соколова. Наш персонаж способен переступить через все препятствия, которые ему уготовила судьба, пронести свой крест с высоко поднятой головой. Эти качества он показывает не только во время военной службы, но и в плену.

Казалось, что самое страшное уже позади, но беда не приходит одна, впереди еще одно очень тяжелое испытание — смерть родных ему людей. Теперь в Андрее говорит самоотверженность, он собрал свои последние силы в кулак и посетил то самое место, где когда-то была тихая и семейная жизнь.

«А зори здесь тихие»

Проблема мужества и стойкости отражена и в таком произведении, как повесть Васильева. Только здесь эти качества приписываются хрупким и нежным созданиям — девушкам. Это произведение рассказывает о том, что русские женщины тоже могут быть настоящими героями, сражаться на равнее с мужчинами и отстаивать свои интересы даже в таких глобальных смыслах.

Автор повествует о нелегкой судьбе нескольких совершенно не похожих друг на друга женщин, которых свела вместе большая беда — Великая Отечественная война. Хоть и жизнь раньше складывалась их по-разному, но конец был у всех один — смерть при выполнении боевого задания.

Повесть о настоящем человеке

Которой есть во множестве встречается и в «Повести о настоящем человеке» Бориса Полевого.

В произведении идет речь о тяжелой судьбе летчика, который очень сильно любил небо. Для него полет — это смысл жизни, как крылья для птицы. Но их ему подрезали немецким истребителем. Несмотря на свои травмы, Мересьев очень долго полз по лесу, у него не было ни воды, ни еды. Он преодолел эту трудность, но впереди его ждали еще. Он лишился ног, ему предстояло научиться пользоваться протезами, но этот человек был настолько силен духом, что научился даже танцевать на них.

Несмотря на большое количество препятствий, Мересьев снова обрел крылья. Героизму и самоотверженности героя можно только завидовать.

«В списках не значился»

Так как нас интересует проблема мужества, аргументы из литературы мы подбирали про войну и тяжелую судьбу героев. Также и роман Бориса Васильева «В списках не значился» посвящен судьбе Николая, который только закончил училище, отправился на службу и попал под обстрел. Он не значился совершенно ни в каких документах, но ему не пришло в голову бежать как «крыса с корабля», он смело сражался и отстаивал честь своей родины.

С. Алексиевич «У войны не женское лицо…»

Всем героиням книги пришлось не просто пережить войну, но участвовать в боевых действиях. Одни были военными, другие — вольнонаемными, партизанками.

Рассказчицы чувствуют, что необходимость сочетать мужскую и женскую роли — это проблема. Они решают ее как могут Например, мечтают, чтобы и в смерти их женственность и красота сохранилась. Воительница-командир саперного взвода пытается вечером в землянке вышивать. Они счастливы, если им удается воспользоваться услугами парикмахера почти что на передовой (рассказ 6). Переход к мирной жизни, который воспринимался как возврат к женской роли, также непрост. Например, участнице войны, даже тогда, когда война закончилась, при встрече с высшим по званию так и хочется взять под козырек.

На долю женщины приходится негероическое. Женские свидетельства позволяют увидеть, сколь огромна была в годы войны роль «негероических» родов деятельности, которые все мы так легко обозначаем как «женское дело». Речь идет не только о том, что происходило в тылу, где на женщину легла вся тяжесть поддержания жизни страны.

Женщины выхаживает раненых. Они пекут хлеб, готовят еду, стирают солдатское белье, ведут борьбу с насекомыми, доставляя письма на передовую (рассказ 5). Они кормят раненых героев и защитников Отечества, сами тяжко страдая от голода. В военных госпиталях выражение «кровное родство» стало буквальным. Падающие от усталости и голода женщины отдавали раненым героям свою кровь, сами себя героями не считая (рассказ 4). Их ранят и убивают. В результате пройденного пути женщины меняются не только внутренне, но и внешне, они не могут быть прежними (недаром одну из них не узнает родная мать). Возврат к женской роли крайне тяжел и протекает подобно болезни.

Повесть Бориса Васильева «А зори здесь тихие…»

Они все хотели жить, но они погибли, чтобы люди могли сказать: «А зори здесь тихие…» Тихие зори не могут быть созвучны с войной, со смертью. Они погибли, но они победили, не пропустили ни одного фашиста. Победили, потому что беззаветно любили Родину.

Женя Комелькова – одна из самых ярких, сильных и мужественных представителей из состава девушек – бойцов, показанных в повести. С Женей в повести связаны и самые комические, и самые драматические сцены. Ее доброжелательность, оптимизм, жизнерадостность, уверенность в себе, непримиримая ненависть к врагам невольно привлекают к ней внимание и вызывают восхищение. Чтобы обмануть немецких диверсантов и заставить их идти дальней дорогой в обход реки, маленький отряд девушек – бойцов устроил в лесу шум, изображая лесорубов. Женя Комелькова разыграла потрясающую сценку беспечного купания в ледяной воде на виду у немцев, в десяти метрах от вражеских автоматов. В последние минуты жизни Женя вызвала огонь на себя, лишь бы отвести угрозу от тяжело раненой Риты и Федота Васкова. Она верила в себя, и, уводя немцев от Осяниной, ни на мгновение не сомневалась, что все окончится благополучно.

И даже когда первая пуля ударила в бок, она просто удивилась. Ведь так глупо несуразно и неправдоподобно было умирать в девятнадцать лет…

Мужество, хладнокровие, человечность, высокое чувство долга перед Родиной отличают командира отделения младшего сержанта Риту Осянину. Автор, считая образы Риты и Федота Васкова центральными, уже в первых главах рассказывает о прошлой жизни Осяниной. Школьный вечер, знакомство с лейтенантом — пограничником Осяниным, оживленная переписка, загс. Затем — пограничная застава. Рита училась перевязывать раненых и стрелять, скакать на лошади, метать гранаты и защищаться от газов, рождение сына, а потом … война. И в первые военные дни не растерялась – спасла чужих детей, а вскоре узнала, что ее муж погиб на заставе на второй день войны в контратаке.

Ее не раз хотели отправить в тыл, но каждый раз она снова появлялась в штабе укрепрайона, наконец, взяли санитаркой, а через полгода направили на учебу в танковую зенитную школу.

Женя научилась тихо и беспощадно ненавидеть врагов. На позиции она сбила немецкий аэростат и выбросившегося корректировщика.

Когда Васков и девчата насчитали вышедших из кустов фашистов — шестнадцать вместо ожидаемых двух, старшина сказал всем по-домашнему: «Плохо, девчата, дело».

Для него было ясно, что противдо зубов вооруженных врагов им долго не продержаться, но тут твердая реплика Риты: «Что же, смотреть, как они мимо пройдут?» — очевидно, намного укрепила Васкова в принятом решении. Дважды Осянина выручала Васкова, принимая огонь на себя, и теперь, получив смертельную рану и зная положение раненого Васкова, она не желает быть ему обузой, понимает, как важно довести их общее дело до конца, задержать фашистских диверсантов.

«Рита знала, что рана смертельная, что умирать она будет долго и трудно»

Соня Гурвич – «переводчица», одна из девушек группы Васкова, «городская» пигалица; худущая, как весенний грач».

Автор, рассказывая о прошлой жизни Сони, подчеркивает ее талантливость, любовь к поэзии, театру. Борис Васильев вспоминает». Очень велик был на фронте процент интеллигентных девушек, студенток. Чаще всего — первокурсниц. Для них война была самой страшной… Где-то среди них сражалась и моя Соня Гурвич».

И вот, желая сделать приятное, как старшему опытному и заботливому товарищу, старшине, Соня бросается за кисетом, забытому им на пеньке в лесу, и погибает от удара вражеского ножа в грудь.

Галина Четвертак – сирота, воспитанница детского дома, мечтательница, наделенная от природы яркой образной фантазией. Худущая, маленькая «замухрышка» Галка не подходила под армейские стандарты ни ростом, ни возрастом.

Когда после гибели подруги Галке приказал старшина надеть ее сапоги, «она физически, до дурноты ощущала проникающей в ткани нож, слышала хруст разорванной плоти, чувствовала тяжелый запах крови. И это рождало тупой, чугунный ужас…» А рядом таились враги, нависала смертельная опасность.

«Действительность, с которой столкнулись женщины на войне, — говорит писатель, — была много труднее, чем все, что они могли придумать в самую отчаянную пору своих фантазий. Трагедия Гали Четвертак об этом».

Коротко ударил автомат. С Десятка шагов ударил в тонкую, напряженную в беге спину, и Галя с разлету сунулась лицом в землю, так и не сняв с головы заломленных в ужасе рук.

Замерло все на поляне».

Лиза Бричкина погибла при исполнении задания. Спеша добраться до разъезда, доложить об изменившейся ситуации, Лиза утонула в болоте:

Болью, ненавистью и яркостью переполняется сердце закаленного бойца, героя-патриота Ф.Васкова, и это укрепляет его силы, дает ему возможность выстоять. Единый подвиг – защита Родины — уравнивает старшину Васкова и пятерых девчат, которые «держат свой фронт, свою Россию» на Синюхиной гряде.

Так возникает еще один мотив повести: каждый на своем участке фронта должен сделать возможное и невозможное для победы, для того, чтобы зори были тихие.

Подошел к концу учебный год. Для учеников 11 классов настала пора экзаменов. Как известно, для того чтобы получить школьный аттестат, необходимо сдать два основных экзамена: по математике и русскому языку. Но и еще несколько предметов на выбор.

Нюансы сочинения по русскому языку на ЕГЭ

Чтобы получить максимальные баллы за сдачу, необходимо грамотно написать сочинение, то есть третью часть. В части «C» тем для сочинений много. Организаторы экзамена предлагают письменные работы о дружбе, любви, детстве, материнстве, науке, долге, чести и так далее. Одна из самых сложных тем — проблема мужества и стойкости. Аргументы к ней вы найдете в нашей статье. Но это ещё не всё. Вашему вниманию также предлагается план, по которому необходимо писать сочинение на экзамене по русскому языку в 11 классе.

Много авторов писало о войне. Только, к сожалению, эти произведения, как и многие другие, не задерживаются в памяти детей. Мы предлагаем вспомнить самые яркие произведения, в которых можно найти примеры мужества и подвига.

План выпускного сочинения на ЕГЭ по русскому языку

Проверяющие педагоги выставляют большое количество баллов за сочинение, которое имеет правильную композицию. Если вы воспользуетесь нашим планом по написанию текста по проблеме мужества, учителя высоко оценят ваш труд. Но не забывайте о грамотности.

Помните, что сочинение по русскому языку на едином государственном экзамене значительно отличается от письменных работ по обществознанию, истории и литературе. Оно должно быть композиционно правильно оформлено.

А мы с вами переходим к плану будущего сочинения по проблеме мужества и стойкости. Аргументы будут приведены ниже.

1. Введение. Как вы думаете, зачем оно нужно? Всё дело в том, что выпускнику необходимо подвести проверяющего к основной проблеме, которая рассматривается в тексте. Как правило, это маленький абзац, состоящий из 3-5 предложений по теме.

2. Постановка проблемы. В этой части выпускник пишет о том, что выявил проблему. Внимание! Когда вы будете ее указывать, то внимательно подумайте и найдите в тексте аргументы (во фрагменте их около 3).

3. Комментарий выпускника. В данном пункте обучающийся объясняет читателю проблему прочитанного текста, а также характеризует ее. Объем данного пункта — не более 7 предложений.

5. Собственная точка зрения. В этом пункте ученик должен написать — согласен ли он с автором текста или нет. В любом случае, свой ответ нужно обосновать, в нашем случае по проблеме мужества и стойкости. Аргументы приводятся в следующем абзаце.

6. Доказательства из художественных произведений или аргументы из жизни. Большинство учителей настаивают на том, чтобы выпускники приводили 2-3 аргумента из произведений художественной литературы.

7. Заключение. Как правило, состоит из 3-х предложений. В данном пункте задача выпускника состоит в том, чтобы он сделал вывод всему сказанному выше, то есть подвёл некий итог. Заключение будет звучать эффектнее, если вы завершите сочинение риторическим вопросом.

Многие экзаменуемые отмечают, что сложнее всего им даётся пункт аргументирования. Поэтому мы подобрали для вас примеры мужества в литературе.

Михаил Шолохов. Повесть «Судьба человека»

Проявить стойкость можно и в плену. Советский солдат Андрей Соколов попадает в плен. Затем он оказывается в лагере смертников. Однажды вечером его вызывает комендант лагеря и предлагает ему поднять стакан водки за победу фашистского оружия. Соколов отказывается это делать. Среди них был пьяный Мюллер. Он предлагает пленнику выпить за собственную погибель.

Андрей согласился, взял стакан и тут же его выпил, при этом не закусив. Тяжело выдохнув, он сказал: «Распишите меня». Компания пьяных немецких офицеров оценила мужество и стойкость. Аргумент №1 для вашего сочинения готов. Надо отметить, что данная повесть закончилась для пленного солдата Соколова успешно.

Лев Толстой. Роман-эпопея «Война и мир»

Рассматривалась не только в литературе второй половины ХХ века, но и веком раньше. Когда на уроках литературы мы читали данный роман, то невольно становились свидетелями мужества и стойкости русских людей. Лев Толстой писал, что во время боя командование не указывало солдатам что делать. Всё шло само собой. Раненых солдат доставляли в пункты медицинской помощи, тела убитых относили за линию фронта, а ряды бойцов снова смыкались.

Мы видим, что люди не хотели прощаться с жизнью. Но они преодолевали страх, сохраняли боевой дух под летящими пулями. Именно в этом и проявлялись мужество и стойкость. Аргумент №2 готов.

Борис Васильев. Повесть «А зори здесь тихие»

Продолжаем рассматривать На этот раз урок мужества читателям продемонстрирует храбрая девушка в годы Великой Отечественной войны. В данной повести Борис Васильев пишет об отряде девушек, которые погибли, но всё равно сумели победить, потому что не пропустили ни одного вражеского воина на родную землю. Эта победа состоялась, потому что они беззаветно и искренне любили Родину.

Комелькова Евгения — героиня повести. Юная, сильная и мужественная девушка из бойцов повести. С ее именем связаны комические и драматические эпизоды. В ее характере проявляются черты доброжелательности и оптимизма, жизнерадостности и уверенности. Но самая главная черта — это ненависть к врагу. Именно она привлекает внимание читателей, вызывает у них восхищение. Только у Жени хватило смелости вызвать на себя вражеский огонь для того, чтобы отвести смертельную угрозу от раненой Риты и Федота. Такой урок мужества сможет забыть не каждый.

Борис Полевой. «Повесть о настоящем человеке»

Вашему вниманию представляем ещё одно яркое произведение, повествующее о Великой Отечественной войне, героизме и твердости характера советского летчика Маресьева.

Вообще в арсенале Бориса Полевого много произведений, где автором рассматривается проблема мужества и стойкости.

Аргументы к сочинению:

В данной повести автор пишет о советском пилоте Маресьеве. Так случилось, что он выжил после авиакатастрофы, но остался без ног. Это не помешало ему вернуться к жизни. Мужчина встал на протезы. Маресьев снова вернулся к делу всей своей жизни — к полетам.

Мы с вами рассмотрели проблему мужества и стойкости. Аргументы мы привели. Удачи на экзамене!

Напишите сочинение по приведенному ниже тексту. Объем не менее 150 слов.

Сформулируйте одну из проблем, поставленных автором текста.

Прокомментируйте сформулированную проблему. Включите в комментарий два примера-иллюстрации из прочитанного текста, которые, по Вашему мнению, важны для понимания проблемы исходного текста (избегайте чрезмерного цитирования).

Сформулируйте позицию автора (рассказчика). Напишите, согласны или не согласны Вы с точкой зрения автора прочитанного текста. Объясните почему. Приведите не менее двух аргументов, опираясь в первую очередь на читательский опыт, а также на знания и жизненные наблюдения.

Исходный текст

(1) Во время одной из записей рассказа о блокадных днях Ленинграда возник разговор, поразивший нас. (2) Рассказывала женщина, слушали её дочь, зять, внуки.
(3) Та запись, о которой идёт речь, была нелёгкой, рассказ был тяжёлым, и, видимо, младшим все эти подробности о бедах их семьи были неизвестны. (4) Они слушали внимательно, напряжённо. (5) Первым не выдержал зять. (6) Он воскликнул:
— Зачем, ну зачем нужны были такие страдания? (7) Сдать надо было город. (8) избежать всего этого. (9) Для чего людей было губить?
(10) Так просто, естественно вырвалось у него, с досадой на нелепость, на странность того, минувшего. (11) Поначалу мы не совсем поняли, что он имел в виду. (12) Ему было лет тридцать пять, казалось, он не мог не знать. (13) Потом мы сообразили, что мог. (14) то есть, вероятно, он где – то когда – то слыхал, читал о планах фюрера уничтожить, выжечь, истребить, но ныне всё это стало выглядеть настолько безумным, фантастичным, что наверняка потеряло реальность.
(15) Время, минувшие десятилетия незаметно упрощают прошлое, мы разгадываем его как бы сквозь нынешние нормы права и этики.(16) В западной литературе мы встретились с рассуждением уже иным, где не было недоумения, не было ни боли, ни искренности, а сквозило скорее самооправданием капитулянтов. (17) Там сочувственным тоном вопрошают: нужны ли были такие муки безмерные, страдания и жертвы подобные? (18) Оправданы ли они военными и прочими выигрышами? (19) Человечно ли это по отношению к своему населению? (20) Вот Париж объявили же открытым городом… (21) И другие столицы, капитулировав, уцелели. (22) А потом фашизму сломали хребет, он всё равно был побеждён – в свой срок…
(23) Мотив такой звучит напрямую или скрыто в работах, книгах, статьях некоторых западных авторов.(24) как же это цинично и неблагодарно! (25) Если бы они честно хотя бы собственную логику доводили до конца: а не потому ли сегодня человечество наслаждается красотами и историческими ценностями Парижа и Праги, Афин и Будапешта, да и многими иными сокровищами культуры, и не потому ли существует наша европейская цивилизация с её университетами, библиотеками, что кто–то себя жалел меньше, чем другие, кто-то свои города, свои столицы защищал до последнего в смертном бою, спасая завтрашний день всех людей? (26) И Париж для французов, да и для человечества спасён был здесь – в пылающем Сталинграде, в Ленинграде, день и ночь обстреливаемом, спасён был под Москвой…(27) Той самой мукой и стойкостью спасён был, о которых повествуют ленинградцы.
(28) Когда европейские столицы объявили очередной открытый город, была, оставалась тайная надежда: у Гитлера впереди ещё Советский Союз. (29) и Париж это знал. (30) А вот Москва, Ленинград, Сталинград знали, что они, может быть, последняя надежда планеты…(31) Москва и Ленинград обрекались фашистами на полное уничтожение – вместе с жителями. (32) С этого и должно было начаться широко то, о чём говорит Гитлер: Разгромить русских как народ». (33) То есть истребить, уничтожить как биологическое, географическое, историческое понятие.
(34) но подвиг ленинградцев вызван не угрозой уничтожения. (35) Нет, тут было другое: простое и непреложное желание защитить свой образ жизни. (36) мы не рабы, рабы не мы, мы должны были схватиться с фашизмом, стать на его пути, отстоять свободу, достоинство людей.
(37) Вот в чём оправдание и смысл подвига Ленинграда, вот от чего ленинградцы и все наши люди спасали себя и человечество, от каких жертв и мук, ради чего шли на любые страдания, мучения, даже не помыслив об «открытых» городах.
(38) Чтобы оценить это, надо ощутить меру испытаний, вынесенных нашим народом.
(39) Сегодня новым поколениям, наверное, как раз и нужно как можно полнее, подробнее узнать, ощутить, что было до них. (40) Надо же им знать, чем всё оплачено, надо знать о тех, кто сумел выстоять, об этих людях, не имевших оружия, которые могли лишь стойкостью своей что-то сказать миру. (41) надо знать, какой бывает война, какое это благо – мир…

Сочинение

В своем тексте Адамович Алесь Михайлович раскрывает проблему смелости, мужества на войне.
Раскрывая проблему, автор приводит в пример подвиг жителей блокадного Ленинграда. Адамович рассказывает, как они отчаянно боролись против натиска фашистских захватчиков, чтобы защитить свой образ жизни, отстоять свободу и достоинство людей. Автор пишет о том, как ленинградцы шли на любые страдания, мучения ради благополучия всего человечества. Так же автор обращает внимание на то, что надо знать о тех, кто сумел выстоять, об этих людях, не имевших оружия, которые могли лишь стойкостью своей что-то сказать миру.
Автор считает, что мужество и героизм одни из важнейших качеств человека, которые помогают преодолевать нечеловеческие трудности и прийти к победе.
Я полностью согласен с мнением автора и тоже считаю, что смелые, мужественные, отважные люди, принимая ответственность на себя, спасая и помогая другим людям, могут одержать победу над собой, жизненными трудностями, врагом.
Для доказательства своих слов приведу пример из повести Б.Л.Васильева «А зори здесь тихие…». В этом произведении мы видим, как старшина Васков и его подопечные девушки проявили настоящий героизм, отвагу, вступив в неравный бой с противником, который превосходил их по численности и подготовке. Ясно зная то, что их ждет неминуемая смерть, они не отступили, защищая свои жизни, а приняли удар на себя. Они сделали невозможное: остановили группу диверсантов, ценой своих жизней. Таким образом, автор хочет донести до нас мысль о том, что мужество проявляется в обстоятельствах, представляющих реальную опасность для жизни. Если человек способен на подвиг, его не остановит страх смерти.
Приведу следующий пример, доказывающий мою точку зрения. В повести М.Шолохова «Судьба человека», автор показал, как война испытывает каждого. Главный герой Андрей Соколов продемонстрировал лучшие черты своего характера: смелость, стойкость, выносливость, преданность Родине, близким, любимым. Даже немецкий плен со всеми его ужасами не сломил его. В концлагере немецкий офицер Мюллер удивился стойкости русского солдата. Он признал за ним силу духа, патриотизм, способность преодолевать любые жизненные преграды ради своего Отечества. Автор убеждает нас в том, что именно такие люди и спасли нашу страну от фашизма, все они — настоящие герои, верные своей Родине.
Таким образом, я хочу сказать, что мужественные, отважные люди верны своему Слову, Делу, Вере даже перед лицом смерти!

31.12.2020 — На форуме сайта закончилась работа по написанию сочинений 9.3 по сборнику тестов к ОГЭ 2020 года под редакцией И.П.Цыбулько».

10.11.2019 — На форуме сайта закончилась работа по написанию сочинений по сборнику тестов к ЕГЭ 2020 года под редакцией И.П.Цыбулько.

20.10.2019 — На форуме сайта начата работа по написанию сочинений 9. 3 по сборнику тестов к ОГЭ 2020 года под редакцией И.П.Цыбулько.

20.10.2019 — На форуме сайта начата работа по написанию сочинений по сборнику тестов к ЕГЭ 2020 года под редакцией И.П.Цыбулько.

20.10.2019 — Друзья, многие материалы на нашем сайте заимствованы из книг самарского методиста Светланы Юрьевны Ивановой. С этого года все ее книги можно заказать и получить по почте. Она отправляет сборники во все концы страны. Вам стоит только позвонить по телефону 89198030991.

29.09.2019 — За все годы работы нашего сайта самым популярным стал материал с Форума, посвященный сочинениям по сборнику И.П.Цыбулько 2019 года. Его посмотрели более 183 тыс. человек. Ссылка >>

22.09.2019 — Друзья, обратите внимание на то, что тексты изложений на ОГЭ 2020 года останутся прежними

15.09.2019 — На форуме сайте начал работу мастер-класс по подготовке к Итоговому сочинению по направлению » Гордость и смирение»

10.03.2019 — На форуме сайта завершена работа по написанию сочинений по сборнику тестов к ЕГЭ И. П.Цыбулько.

07.01.2019 — Уважаемые посетители! В ВИП-разделе сайта мы открыли новый подраздел, который заинтересует тех из вас, кто спешит проверить (дописать, вычистить) свое сочинение. Мы постараемся проверять быстро (в течение 3-4 часов).

16.09.2017 — Сборник рассказов И.Курамшиной «Сыновний долг», в который вошли также и рассказы, представленные на книжной полке сайта Капканы ЕГЭ, можно приобрести как в электронном, так и в бумажном виде по ссылке >>

09.05.2017 — Сегодня Россия отмечает 72-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне! Лично у нас есть еще один повод для гордости: именно в День Победы, 5 лет назад, заработал наш сайт! И это наш первый юбилей!

16.04.2017 — В ВИП-разделе сайта опытный эксперт проверит и выправит ваши работы: 1.Все виды сочинений на ЕГЭ по литературе. 2.Сочинения на ЕГЭ по русскому языку. P.S.Самая выгодная подписка на месяц!

16.04.2017 — На сайте ЗАКОНЧИЛАСЬ работа по написанию нового блока сочинений по текстам ОБЗ.

25.02 2017 — На сайте началась работа по написанию сочинений по текстам ОБ З. Сочинения по теме «Что такое добро?» можно уже смотреть.

28.01.2017 — На сайте появились готовые сжатые изложения по текстам ОБЗ ФИПИ,

Героизм, самопожертвование — аргументы ЕГЭ. Самопожертвование жертвование своими личными ради других. Героизм, самопожертвование – аргументы ЕГЭ Самопожертвование высшее что может отдать человек

Самопожертвование — это пренебрежение индивида персональными интересами с целью сохранения благополучия другого. Проще говоря, это стремление отказаться от удовлетворения личных целей, удовольствий, нередко даже жизни для защиты выгод и интересов других индивидов. Самопожертвование считается крайней формой альтруизма. В современном скоростном жизненном ритме, во вселенной, где властвуют технологии и всепоглощающее тяготение к личной наживе, где зашкаливает уровень стресса, где нравственность отошла уже даже не на второй, а на третий план, описываемое явление встречается все реже. Самопожертвование ради людей является человеческим инстинктом защиты семьи, потомства.

Проблема самопожертвования

Принято думать, что готовность к самопожертвованию в качестве фундамента под собой имеет любовь. Считается, что глубокое чувство двигает индивидов на подвиги: одним хочется посвятить себя своей половине безвозмездно, другие мечтают отдаться безраздельно любимой профессии. Однако психологи убеждены, что эта теория миф.

Проблема самопожертвования заключена в непривлекательности причин, спровоцировавших ее. Самопожертвование в жизни чаще порождают два чувства: неуверенность (сомнения) и страх.

Сомнения ведут человека к утрате внутреннего ощущения собственной силы и уверенности. Такие люди полагают, что их сама по себе персона ничего собой не представляет, что они не способны на поступки, вызывающие уважение, вследствие этого начинают существовать проблемами и достижениями других субъектов. Также, они убеждены в своей неудачливости, поэтому думают, что не стоят даже общественного снисхождения. Итогом подобных внутренних размышлений становится самопожертвование ради людей. Посредством жертвования собой такие индивиды стремятся получить расположение близких либо достичь общественного признания. Поэтому зачастую смысл самопожертвования заключается не в искреннем стремлении пренебречь собственными интересами, а в обычном манипулировании другими ради достижения намеченных целей.

Страх как ведущий мотив к самопожертвованию часто возникает вследствие боязни одиночества, потери любимого человека. Таких людей на жертвование собой толкает отнюдь не героизм, а обычный эгоизм. При этом индивиды, склонные к самопожертвованию, не осознают, что с каждым разом привычка жертвовать собой ради другого затягивает их все глубже и может привести к необратимым трагичным последствиям. Примеров этому в реальной жизни существует множество:

  • взрослые дети, вырвавшиеся из-под удушающей опеки матерей, просто забывают о своей родительнице и могут месяцами с ней не общаться;
  • жены, отказавшиеся от самореализации и превратившиеся во всклокоченную домохозяйку ради заботы о семье и благоверном, либо остаются брошенными супругами, либо до конца дней терпят мужнины измены и неуважение собственных чад;
  • мужчины, положившие себя на алтарь государственной работы, коротают свою старость в доме престарелых или влачат жалкое существование на нищенскую пенсию.

Как часто от этих категорий людей можно услышать слезы и стенания. Они жалуются, что ради любимого, детей, государства, они пожертвовали собой, молодостью, карьерой, семьей (у каждого крайне выраженного альтруиста жертва индивидуальна), а в благодарность их бросили на произвол судьбы. На самом деле, людей, склонных жертвовать собой, никто не просил о такой жертве. Все их поведение было продиктовано исключительно собственным выбором.

Именно в отсутствии благодарности со стороны родни и заключается основополагающая проблема самопожертвования. Аргументы, слышимые от близкого окружения, неоспоримы и однообразны, часто умещаются в одном вопросе: «Кто об этом тебя просил?». Так, например, женщины часто обвиняют детей, что из-за них лишены возможности устроить собственную личную жизнь. При этом они не осознают, что просто перекладывают на маленькие детские плечики ответственность за собственные промахи, которые они с изрядной частотой совершали во взаимодействии с сынами Адама.

Поэтому, большинство склонно считать самопожертвование в жизни проявлением эгоизма. Поскольку индивид делает лишь то, что ему хочется или в чем он нуждается, совершенно не задумываясь о том, есть ли потребность у близких в таких действиях.

Однако было бы неправильным утверждать, что слово эгоизм и самопожертвование синонимы. Скорее эгоизм является обратной стороной самопожертвования в некоторых случаях, поскольку известно множество ситуаций, когда один субъект жертвует бескорыстно собственным здоровьем или жизнью ради спасения другого, например, при пожаре. Такое искреннее самопожертвование может быть осознанным (во время войны подвиги солдат) и неосознанным (спасения при экстремальных обстоятельствах).

Другими словами, осознанный подвиг самопожертвования заключается в понимании индивидом собственной жертвы, ее смысла, цены и конечной цели. Так, например, солдат, накрывая собой вражеский дот, понимает, что это его последние секунды жизни, что его действия спасут товарищей от гибели. Именно такое самопожертвование называется героическим.

Кроме того, нередко самопожертвование может выступать в качестве базового инстинкта, например, мать спасает свое дитя.

В общем понимании, скорее самоотречение и самопожертвование синонимы, нежели эгоизм. Хотя большинство лингвистов уверено, что слово самопожертвование аналогов по значению в русском языке не имеет. Считается, что источником описываемого понятия является самоотречение. Самопожертвование обнаруживается в самоотречении, упрочивается в нем и обретает готовность к устойчивому обновлению абсолютной отдачи.

Сегодня в себе угрозу таит проблема самопожертвования, выраженная в терроризме. Личностными стимулами террористов-смертников является их восприятие самопожертвования. Они считают, что жертвуют собственной жизнью во имя религии.

Самопожертвование не так опасно, когда наблюдается в пределах одной семьи или отдельного коллектива, поскольку его разрушительное воздействие не так глобально. Когда же оно затрагивает интересы государства или большой социальной группы, то последствия будут довольно плачевные. Часто фундаментом суицидального терроризма становится проблема самопожертвования. Аргументы его основаны на любви к родине, на религиозном «экстазе».

Самопожертвование при терроризме заключается не в добровольном желании смерти, а в обязанности, которую накладывает социум на собственных членов. Подвиг самопожертвования в качестве осознанного ухода из жизни ради блага общества существовал в различных цивилизациях и культурах. Индивид ценой собственной жизни стремится предотвратить угрозу существованию или потери близкими соплеменниками свободы, а также обеспечить благо-получие общественной системе, с которой он идентифицировал себя.

Хотя в современном бытие общественное сознание все более укореняет в себе убеждение о самоценности любой личности, вне зависимости от ее этнической или социокультурной идентичности, готовность к самопожертвованию при террористических актах стано-вится глобальным явлением.

Практически все исследователи феномена терроризма убеждены, что ключевой побудительной силой, предопределяющей выбор самопожертвования для свершения экстремизма, являются тактико-стратегические принципы идеологов террористи-ческих организаций и идейные установки смертников, которые приносят в жертву себя.

Террорист-смертник, жертвуя собой, разрешает собственные личные проблемы, при этом обеспечивая в ином мире для себя бла-гоприятные условия жизни, а для своей близкой родни — в этом мире.

Чем объяснить проявление самопожертвования?

Некоторые психологи утверждают, что на подобное действие способен далеко не всякий субъект. Ряд ученых считает, что самопожертвование «передается по наследству». Другими словами, стремление индивида пренебрегать собственными интересами и посвятить жизнь другим, вложено на генетическом уровне. Кроме того, свой вклад в развитие самопожертвование вносит и воспитание, если в семье чтят благотворительность и готовы отдать последнее на нужды людей. Ребенок, наблюдая подобное поведение родителей, считает именно такую поведенческую модель верной, поскольку с противоположной он не сталкивался. Вырабатывает мировоззрение и массовое «зомбирование», которое зачастую наблюдается в идеологии большинства религиозных сект или иных общин.

Нередко недостаток любви в детстве приводит к самопожертвованию во взрослом возрасте. Недолюбленные индивиды склонны жертвовать собой ради получения общественного признания, чтобы родители ими гордились.

Таким образом, давая ответ на вопрос: «чем объяснить проявление самопожертвования», следует заключить, что желание похвалы, повышения собственной значимости, желание доказать что-то себе либо кому-то, быть признанным, стать знаменитым — это все является причинами, вызывающие стремление жертвовать собой. Кроме того, душевный посыл спасти тонущего, природный инстинкт защитить слабого, бескорыстный порыв оказать помощь индивидам, оказавшимся в беде, также считаются довольно частыми причинами самопожертвования.

Примеры самопожертвования в литературе

Часто можно встретить примеры самопожертвования в литературе, как классической, так и художественной. Очень четко просматривается тема самопожертвования в фантастической эпопее Дж.Толкина «Властелин колец», в которой описывается подвиги представителей различных рас ради мира и жизни народов Средиземья.

Многие русские писатели нередко затрагивают описываемую тему в своих творениях. Так, к примеру, в творчестве Достоевского прослеживаются модели поведения, основанного на самоотречении и жертвовании. Героини его произведения «Преступление и наказание» Мармеладова Сонечка и Раскольникова Дуня жертвуют собой во благо дорогих им людей. Первая торгует собственным телом, тем самым зарабатывая на пропитание семье. Она страдает, не имея права даже на суицид, поскольку близкие останутся без источника существования. Вторая намеревается создать семью с нелюбимым, но богатым мужчиной, ради помощи нищему брату.

В произведениях М.Горького также часто можно встретить явление самопожертвования. В его сочинении «Старуха Изергиль» воплощением жертвования собой является Данко.

Самопожертвование в произведениях мировой литературы и мифах воспевается как подвиг во имя человечества, как способность преобразить мир и социум, сделать их лучше и чище. Например, миф о Прометее, который подарил людям не просто огонь, а единственную возможность для выживания, понимая, что обрекает себя на гибель.

Самопожертвование ради любви

Об этом прекрасном и высоком чувстве, которое соединяет две противоположности: мужчину и женщину, сочинено множество романов, сложено стихов, написано картин. Принято считать, что истинная любовь — это умение жертвовать собой, пренебрегать собственными интересами, это самоотдача, готовность одного партнера совершить возможное и невозможное во благо другого партнера. Наверное, такое понимание любви берет свои истоки из русских литературных произведений.

Любовь и самопожертвование в произведениях часто описываются как единое целое. Множество авторов описывало любовь, основанную именно на жертвовании собой. Ярким примером такого чувства является роман между Маргаритой и Мастером в бессмертном творении Булгакова. Маргарита ради спасения любимого, преодолевая страх, беря верх над обстоятельствами, совершает подвиг. Именно силой своей любви героиня спасла Мастера.

Самопожертвование во имя любви — миф или реальность? Действительно люди готовы ради любимого пожертвовать своими интересами, предпочтениями, друзьями, хобби? Чем объяснить проявление самопожертвования во имя любви? Что важнее: здоровый эгоизм или самопожертвование в любовных отношениях? Многие скажут, что на эгоизме отношения долго не протянут. Для длительной и счастливой семейной связи важно умение жертвовать собой. Это утверждение могло бы быть верным, когда бы такое самопожертвование являлось бескорыстным. К сожалению, в любовных отношениях очень редко можно встретить искреннюю самоотверженность и самоотречение. Каждый партнер, жертвуя чем-то во имя любимого, ожидает взамен либо подобной жертвы, либо бескрайней благодарности. Если в отношениях в основном жертвует один партнер, то его самопожертвование скорее будет являться проявлением зависимости от любимого, что зачастую приводит к плачевным результатам.

Что такое здоровый эгоизм? Это любовь индивида к собственной персоне. «Адекватные» эгоисты ставят собственные интересы превыше всего, но также наделяют этим правом других. Психологи утверждают, что если индивид собственную личность со всеми ее недостатками и позитивными качествами не любит, то он не сможет по-настоящему полюбить другого.

К сожалению, большинство убеждено, что любовь является вытеснением собственного эгоизма в сторону другого. Если добавить к этому смысл слова эгоизм, то получается, что любовь — это когда привлекательность «Я» партнера становится выше собственной, то есть собственные интересы замещаются предпочтениями другого. Именно на этом базируется их взаимное чувство. Внутренний мир одного партнера заполняется внутренним миром любимого. Таким образом, выстраиваются не здоровые отношения, основанные на взаимном уважении, а зависимая связь, в которой обязательно один будет более зависимым от другого. То есть один будет жертвовать своими интересами, а другой принимать за должное. Часто такие отношения распадаются, принося множество обид и душевную боль индивиду, склонному жертвовать собой.

Конечно, в любви нужно научиться уступать. Любовь без компромиссов тоже долго не протянет, но умение вовремя промолчать и находить компромиссные решения не имеет ничего общего с самопожертвованием.

Поэтому смысл самопожертвования во имя любви не существует. Где есть место жертвованию собой, там нет места для любви. Настоящая любовь не нуждается в подтверждении посредством пренебрежения собственной личностью и интересами.

Таким образом, самопожертвование приемлемо в любви к Родине, материнской любви, но никак не в том чувстве, которое возникает между чужими друг другу субъектами: мужчиной и женщиной, связывая их на всю жизнь.

Пожертвовать своей жизнью ради спасения другого человека — наверное, самый отважный поступок, который только можно совершить. В этом списке мы расскажем о десяти отважных людях, ведь иногда надо помнить, что такие люди существуют.

10. Джон Роберт Фокс (John Robert Fox)

Старший лейтенант военных сил США Джон Роберт Фокс (впоследствии он получит Медаль Почёта) управлял артиллерийским огнём в итальянском городе Сомоколонья (Sommocolonia), пытаясь остановить наступление немецких сил. Пока Фокс управлял артиллерийским огнём, к нему подобрались немецкие силы в больших количествах.

Осознав, что немцы были слишком большой опасностью для его товарищей, Фокс вызвал последний залп артиллерии на себя. Когда сослуживцы Фокса захватили обратно эту позицию, тело Фокса лежало рядом с сотней убитых немецких солдат, и на его грудь аккуратно положили медаль.

9. Винсент Коулмэн (Vincent Coleman)

Взрыв в Халифасе (Halifax) — это взрыв, произошедший в Канаде, когда корабль загруженный взрывчаткой столкнулся с другим кораблём, после чего пожар уничтожил порт и часть города.

Винсент Коулмэн работавший машинистом был на расположенной неподалёку станции, управляющей поездами. Когда ему сказали, что французский корабль с боеприпасами Монблан должен был вскоре взорваться, Коулмэн остался на станции, чтобы сообщить машинисту приближающегося пассажирского поезда, что тот должен остановиться. Через несколько секунд, он был убит взрывом.

8. Арланд Уильямс (Arland Williams)

Когда самолёт рейса Air Florida 90 врезался в замёрзшее озеро во время снежной бури, погибли все, кроме шести пассажиров. Через 20 минут прилетел вертолёт, который должен был спасать выживших.

После того, как был спасён первый мужчина, с вертолёта выкинули спасательный круг для Арланда Уильмса, который уступил его другому пассажиру.

Когда вертолёт вернулся в третий раз, он опять уступил. И ещё раз. Когда вертолёт прилетел в последний раз, Арланд уже был мёртв. Он провёл свои последние моменты, спасая неизвестных ему людей.

7. Русские учёные

Во время осады Ленинграда миллионы умерли от голода. 12 людей из этих миллионов были окружены съедобными вещами. Это были учёные из банка семян Павловска. Учёные и охрана банка умерли от голода на своих постах.

Александр Щукин, специалист по арахису умер на своё мосту, защищая тонны еды, которые могли бы спасти жизни его и его сослуживцев. Они решили умереть, чтобы удостовериться, что будущие поколения советских людей будут иметь, что есть.

6. Ричард Рескорла (Richard Rescorla)

Рескорла был директором службы безопасности Морган Стэнли (Morgan Stanley) — он хорошо выполнял свою работу и организовывал два раза в год учебные эвакуации.

Когда 11 сентября в соседнюю башню врезался самолёт, Рескорла знал, что делать — он спокойно управлял эвакуацией людей до того, как не погиб сам. Его действия позволили спасти более 2500 человек.

5. Капитан Оутс (Captain Oates)

Действия капитана Оутса уже стали легендой. Во время провального путешествия к Южному Полюсу, Оутс получил травмы, из-за которых он тормозил всю свою команду. Оутс просил оставить его, но никто его слушал.

Это послужило поводом для легендарных последних слов Оутса: «Я пойду, погуляю», после чего он ушёл из палатки и шел, пока не умер. К сожалению, жертва Оутса оказалась бесполезной, так как остальные члены команды вскоре тоже умерли от суровых погодных условий, так и не добравшись до своего пункта назначения. Если кто-то говорит оставить его позади — стоит так и сделать.

4. Райан Арнольд (Ryan Arnold)

Родственные связи между братьями очень прочны и если у вас нет брата — сложно объяснить сильное желание защищать свою родню.

Райан Арнольд ощутил это желание, когда его брат Чад нуждался в пересадке печени. Без лишних раздумий Райан прошёл тест на совместимость для пересадки. Когда он узнал, что он действительно совместим — они легли на операционный стол.

Как и в случае со всеми хирургическими операциями — пересадка сопровождалась риском, и Райан умер во время операции. Он пожертвовал собой, чтобы его брат мог жить дальше.

3. Такеши Миура (Takeshi Miura) и Мики Андо (Miki Endo)

В 2011 году на Японию обрушилось разрушительное цунами.

Такеши Миура и Мики Эндо работали в правительственном отделе управления рисками — их задачей было оповещение населения об опасности и предоставление указаний населению по эвакуации. Когда десятиметровая волна накрыла берега Японии Такеши и Мики не покинули свои посты и продолжали оповещать население — в свои последние моменты жизни они рассказывали населению, как спастись от цунами.

2. Четверо священников

Лейтенанты Джордж Фокс (George Fox), Александр Гуд (Alexander Goode), Джон Вашингтон (John Washington) и Кларк Полинг (Clark Poling) были священниками различных конфессий, служивших на транспортном судне Дорчестер.

Когда в корабль попала торпеда, выпущенная подводной лодкой, капелланы собрались вместе и начали выдавать спасательные жилеты пассажирам судна.

Когда спасательные жилеты закончились, они без раздумий отдали свои жилеты. Когда корабль начал тонуть, четверо мужчин взялись за руки и начали петь. Сложно сказать, сколько жизней спасли священники, но их должно было с лихвой хватить на то, чтоб попасть в рай.

1. Пёс без имени

Собака — лучший друг человека и этот титул они заслужили не зря.

Когда мужчина из Казахстана заснул пьяным на железнодорожных путях, его верный пёс знал, что делать. Пёс изо всех сил тянул, толкал и тащил своего пьяного хозяина с железнодорожных путей. К сожалению, пёс умер от того, что его сбил поезд, от которого он спас человека.

В настоящие дни не существует четкого определения важных понятий, связанных с моралью и нравственностью. Расплывчатость терминологии, смещение видения мира у многих людей в сторону злобного материализма привело к тому, что слились воедино различные дефиниции. В головах рядового обывателя царит путаница, что делает его беззащитным перед двумя противоположными крайностями – эгоцентризмом и самопожертвованием.

Большинство привыкло считать, что эгоизм – вовсе не качество, позволяющее блюсти свои интересы, а черта, присущая себялюбивым и корыстным персонам. Под альтруизмом подразумевают вовсе не бескорыстную заботу о других людях, а свойство, характерное для слабохарактерных персон. А вот к такому качеству личности, как самопожертвование у общества вообще не существует единого мнения. Для одних людей способность к самопожертвованию сродни с высоконравственным героизмом.

В понимании других особ самопожертвование – глупый и бессмысленный стиль жизни. Однако для большинства современников истинный эгоизм – требуемое порицания и наказания зло. В то время как способность к самопожертвованию – высшая степень добродетели. Одним словом: эгоизм всегда ужасен, а самопожертвование прекрасно.

Можно ли однозначно судить о свойстве личности – готовности к самопожертвованию? Аморально ли заботиться о собственной жизни, в то время как беспокоиться о бытие других нормально? Ответы на эти вопросы постарается дать эта публикация. С точки зрения разумного, независимого, свободного, творческого и уважающего себя человека, коим считает себя ваш автор.

Что есть самопожертвование: суть явления.

Что представляет собой самопожертвование? Согласно толковым словарям, самопожертвование – это свойство личности, проявляющееся в готовности человека отказаться от собственных интересов, игнорировать личные потребности, отмахнуться от жизненных удовольствий ради удобства и благополучия других людей.

Самопожертвование – это решимость человека по доброй воле посвятить свою энергию, время, усилия, знания и навыки какой-либо цели. В разных религиях, культурах, философских учениях самопожертвование оценивается по-разному. В христианстве это свойство личности признано высшей добродетелью и идет наравне с самоотречением ради Господа. Психологи считают самопожертвование крайней степенью проявления альтруизма и утверждают, что данное качество человека является причиной многих психических явлений, в числе которых патологическая ненависть к себе, известная как феномен self-hating Jew.

Самопожертвование часто идет вкупе со связкой иных достоинств человека, среди которых: героизм, добросердечность, совестливость, патриотизм, бескорыстие, великодушие. Самопожертвование может наблюдаться в разных сферах жизни и проявлять себя различным поведением.

Например: солдат отдает свою жизнь, защищая Отечество. Родитель лишается одной почки, спасая жизнь своего ребенка. Женщина, посвятившая свою жизнь развитию отпрысков. Малыш, добровольно отдающий любимую игрушку несчастному сироте. Можно утверждать, что самопожертвование предполагает принесение на алтарь избранной цели большой ценности, чем размеры выгоды, которую мы получим от деяния. Вряд ли можно назвать пожертвованием добровольную раздачу ненужных вещей страдающим нищим. Ведь в итоге человек получает большую выгоду – освобождение личного пространства и очищение души. Так же нельзя назвать самопожертвованием сделку, которую совершает юная девица, выходя замуж за богатого старика, и лишившаяся возможность быть в кругу сверстников. В этой ситуации срабатывает договор: она отдает свое время и тело, получая взамен материальные блага. Поэтому необходимо четко разделять, что есть истинное самопожертвование, а что есть обыкновенная сделка. К разновидностям самопожертвования альтруисты также относят сознательный отказ человек от получения удовольствий в настоящем ради получения благ в будущем. Однако такая трактовка вовсе абсурдна.

Разве можно назвать самопожертвованием изнуряющую зубрежку студента, который отказался от сегодняшних развлечений ради того, чтобы стать именитым хирургом в будущем? Можно ли считать самопожертвованием активную деятельность предпринимателя, который сознательно лишился досуга ради того, чтобы поставить на ноги свой бизнес? Вряд ли такие деяния можно отнести к категории героических добродетелей, ведь сознательное пожертвование ладьей, чтобы завладеть ферзем – грамотный и продуманный ход. Не всегда и случаи героизма являются самопожертвованием. К примеру: солдат, отважно идущий на встречу с противником, напавшим на его Родину, просто выполняет свой долг, защищая свою же свободу от агрессора. Однако если он отправляется на край земли в составе «гуманитарной миссии», его поведение можно назвать самопожертвованием, поскольку межплеменная резня в каких-то африканских государствах вовсе не затрагивает его личных интересов.

Из-за чего появляется синдром спасительницы: причины жертвенности.

Сегодня немало персон постоянно приносят себя в жертву ради удобства других людей. Чаще всего в роли спасительницы Ифигении выступают представительницы женского пола: у них потребность кого-то опекать заложена в крови. Однако у добровольных спасительниц мира эта потребность зашкаливает. Ифигении взваливают на свои плечи тяжелую ношу: бесконечно входят в чье-то положение, оберегают других от неприятностей, разрешают чужие проблемы. Они советуют и настаивают, охраняют и защищают. Они мирятся с любой несправедливостью и терпят любые недостатками. Их акт самопожертвования направлен на супруга, потомство, предков, друзей, коллег. Они действуют наперекор своим интересам, увлечениям, целям и наносят немалый вред психическому здоровью.

Из-за чего эти «матери Терезы» приносят свою жизнь в бессмысленную жертву? Психологи указывают, что причина бессмысленного героизма пускает корни в ранние детские годы, когда в подсознании ребенка закрепилось чувство собственной никчемности и ощущения виновности. Неправильная стратегия родительского воспитания, моральный прессинг, излишняя требовательность, нездоровая критика, вечные упреки формируют у маленькой личности бессознательное чувство вины. И психика неокрепшего создания подсказывает единственный выход, как сгладить эти мучительные ощущения – жертвовать собой, утверждая свою добродетель.

Еще одна причина склонности к самопожертвованию – равнодушие родителей к потребностям ребенка. Если отец и мать вели себя отстраненно, не учитывали интересы малыша, не интересовались его достижениями, не помогали разрешить проблему, то ребенок всеми силами стремится привлечь внимание близких людей и завоевать их любовь. Как это сделать? Полной покорностью и самопожертвованием: учиться на отлично, тянуть на себе бытовые хлопоты, безропотно выполнять команды родителей. Детство быстро пролетает, а привычка жертвовать собой, дабы заслужить признание людей, остается.

Привычка к самопожертвованию может развиться на фоне своеобразного личностного портрета. Как правило, характерные черты матери Терезы – мягкосердечие, доброта, отзывчивость, сострадание. Они способны идентифицировать себя с другим человеком, прочувствовать, что он ощущает. Это впечатлительные, мнительные, легкоранимые персоны.

Польза и вред самопожертвования: чем опасна жертвенность собой

Многие ошибочно полагают, что жертвовать собой – добродетель. Что быть спасительницей Ифигенией – почетно. Действительно, идти на самопожертвование ради высоких целей или при крайней необходимости во имя спасения жизни другого – героизм. Однако в реальной жизни самопожертвование больше напоминает нездоровое безрассудство. В действительности великомучениц Ифигений редко награждают: самопожертвование часто идет им во вред. Как правило, окружающие манипулируют такими людьми, злоупотребляя их безотказностью и мягкосердечием. Их используют в своих интересах, унижают и делают объектом для издевательств. Привычка к самопожертвованию приводит к тому, что матери Терезы забывают о себе. Они перестают ухаживать за внешностью, не следят за здоровьем, деградируют как личность. В итоге близкие люди начинают видеть в таких дамах не женщину, даже не человека, а бесправное существо.

У людей, привыкших к самопожертвованию, существует много проблем в личных отношениях. К таким персонам быстро теряют интерес их партнеры, поскольку общаться с загнанной жертвой неинтересно, а заниматься любовью с замухрышкой не хочется. Очень часто мужчины бегут от таких спутниц, поскольку их жертвенность очень схожа с тотальным контролем. А находится под жестким контролем, когда за тебя все делают и решают, нравится не многим.

Иными словами, безрассудное самопожертвование чревато полным разрушением жизни человека. Он перестает быть независимой личностью, не может вести полноценную жизнь, утрачивает понимание истинных ценностей, существует по лживым приоритетам. Спасительницы Ифигении – частые пациенты психиатрических клиник, которые утратили свое душевное здоровье в результате никому не нужной жертвенности.

Как избавиться от бессмысленной жертвенности: шаги к здоровому эгоизму

Как перестать жертвовать собой бессмысленно и не быть спасителем недостойных людей? Уделяем внимание изучению следующих рекомендаций психологов.

Шаг 1 Чтобы перестать быть безрассудной Ифигенией, необходимо пристально изучить свое поведение во всех аспектах жизни. Определить, какие из наших поступков являются действенной и необходимой помощью нуждающемуся человеку, а какие деяния являются медвежьей услугой. Нам следует установить, какие из совершаемых дел приносят нам чувство собственного удовлетворения и улучшают настроение, а какие занятия мы выполняем со скрипом на душе. Мы должны выяснить, какие из выполняемых обязанностей идут нам на пользу, способствуют нашему совершенствованию и раскрытию потенциала, помогают скрасить действительность, а какие дела отбрасывают нас на низшую ступень развития хомо сапиенс. Такой анализ собственной жизни желательно проводить в спокойной обстановке, фиксируя установленные факты на листе бумаге.

Шаг 2 После того, как мы установили, какие акты нашей жертвенности несут пользу собственной личности и являются незаменимыми для близких людей, а какие дела являются проявлением безрассудного альтруизма, нам следует составить программу поэтапного устранения «приступов героизма». Следует помнить, что в одно мгновение избавиться от привычки жертвовать собой и стать отпетым эгоистом, вряд ли удастся. Запасаемся терпением, действуем последовательно и постепенно, но решительно.

Шаг 3 Как применить программу по устранению собственной жертвенности на практике? Начинаем с малого. Если наше самопожертвование заключается в игнорирование своих интересов во благо домочадцев, и наши будни заключаются в удовлетворении желаний близких, то коренным образом перестраиваем свое поведение. Позволяем членам семьи быть свободными, независимыми, самостоятельными. Перестаем контролировать их каждый шаг. Делегируем им часть домашних обязанностей. Не стараемся ублажить их желания. Даем им возможность самостоятельно расхлебывать кашу, которую они заварили. Это вовсе не означает, что мы должны полностью отмахнуться от проблем близких людей. Но их трудности необходимо пропускать через фильтр «реальных проблем» и «искусственно созданных сложностей».

К примеру, если наш благоверный супруг за три дня умудрился пропить всю зарплату, пусть теперь сам решает, где раздобыть средства на пропитание. Если нерадивый партнер, не советуясь ни с кем, влез в кредитное ярмо, то пусть сам подыскивает средства для погашения долга. Если драгоценный муж вложил все семейные накопления в сомнительную аферу, то пусть крутится как белка в колесе и пашет на трех работах, а не перекладывает решение проблем на нас.

Такие кардинальные решения мы должны принять насчет всех аспектов бытия, которые вынуждают нас жертвовать своими интересами, временем, здоровьем. Хотят домочадцы изысканных обедов, то пусть зарабатывают на яства в дорогом ресторане или сами творят на кухне кулинарные шедевры. Хочет юный отпрыск последнюю модель айфона, пускай разыскивает способы заработка, например: раздает листовки, а не требует от вас дорогого подарка, ради приобретения которого можно положить зубы на полку.

Шаг 4 Чтобы избавиться от привычки к самопожертвованию, необходимо переключить внимание на себя. Героически и вдохновленно играя роль идеальной супруги и совершенной мамы, мы совсем забываем про то, что мы – уникальная личность и привлекательная женщина. А не рабочая лошадь, бесплатная уборщица, кухарка, посудомоечная машина, нянька, сиделка и карманный психолог в одном лице. Признав для себя, что вы являетесь свободной личностью, позвольте себе делать все то, что раньше было под строгим запретом. Начинаем со своей внутренней «обложки»: маски для волос, обертывания для тела, спа-процедуры для лица. Посещение сауны, бассейна, салона красоты, массажного кабинета и тренажерного зала должны обязательно войти в нашу жизнь.

Шаг 5 Чтобы перестать жертвовать собой ради чужих благ, нам надо обрести мощный внутренний стержень. Развиться духовно, трансформировать свои деструктивные черты характера в позитивные свойства личности, отказаться от разрушающей программы мышления. Как это сделать? Читать литературу, посещать психологические тренинги, обсуждать свои проблемы со специалистом. Хороший способ развить свою личность – созерцать окружающую действительность, ощутив себя беспристрастным мудрецом. Наблюдать, подмечать, анализировать, восхищаться прекрасным миром, отбросив привычку вешать категорические ярлыки.

Шаг 6 Избавиться от привычки к самопожертвованию и стать гармоничной натурой поможет посещение разнообразных мероприятий. Просмотр качественных кинолент, визиты в художественные галереи и музеи, посещение концертов и спектаклей помогут обрести новый взгляд на жизнь и внесут яркие краски в повседневные реалия. Возможно, что на первых порах будет немного неуютно и тревожно. Ведь мы привыкли жертвовать собой и ставили под запрет удовольствия. Чтобы отвлечься от тревожных мыслей можно взять за правило устраивать длительные прогулки по лесу и записаться на секцию йоги.

Шаг 7 Чтобы избавиться от привычки к самопожертвованию, мы должны научиться уважать себя. Для этого отмечаем даже мельчайшие достижения, фиксируем на бумаге свои успехи. Не забываем хвалить и благодарить себя даже за крошечные деяния. Личность, которая любит и ценит себя, встречает у окружающих уважение. Помним, что от уверенных и самодостаточных персон невозможно требовать стать жертвой.

Вместо послесловия

Чтобы избавиться от разрушающего качества – бессмысленного самопожертвования – следует научиться говорить твердое «нет» на просьбы, которые нам неприятны и тяжело выполнимы. Овладеть мастерством тактичного отказа, если предложения других людей вызывают у нас внутренний протест. Уметь аргументировать свою точку зрения и смело отстаивать свои взгляды. Помним о том, что в гармоничной личности дружно сочетаются здоровый эгоизм и обоснованный альтруизм. Поэтому от потребности к самопожертвованию необходимо освободиться, чтобы жить счастливо и полноценно.

Время на чтение: 2 мин

Самопожертвование – это пренебрежение индивида персональными интересами с целью сохранения благополучия другого. Проще говоря, это стремление отказаться от удовлетворения личных целей, удовольствий, нередко даже жизни для защиты выгод и интересов других индивидов. Самопожертвование считается крайней формой альтруизма. В современном скоростном жизненном ритме, во вселенной, где властвуют технологии и всепоглощающее тяготение к личной наживе, где зашкаливает уровень стресса, где нравственность отошла уже даже не на второй, а на третий план, описываемое явление встречается все реже. Самопожертвование ради людей является человеческим инстинктом защиты семьи, потомства.

Проблема самопожертвования

Принято думать, что готовность к самопожертвованию в качестве фундамента под собой имеет любовь. Считается, что глубокое чувство двигает индивидов на подвиги: одним хочется посвятить себя своей половине безвозмездно, другие мечтают отдаться безраздельно любимой профессии. Однако психологи убеждены, что эта теория миф.

Проблема самопожертвования заключена в непривлекательности причин, спровоцировавших ее. Самопожертвование в жизни чаще порождают два чувства: неуверенность (сомнения) и страх.

Сомнения ведут человека к утрате внутреннего ощущения собственной силы и уверенности. Такие люди полагают, что их сама по себе персона ничего собой не представляет, что они не способны на поступки, вызывающие уважение, вследствие этого начинают существовать проблемами и достижениями других субъектов. Также, они убеждены в своей неудачливости, поэтому думают, что не стоят даже общественного снисхождения. Итогом подобных внутренних размышлений становится самопожертвование ради людей. Посредством жертвования собой такие индивиды стремятся получить расположение близких либо достичь общественного признания. Поэтому зачастую смысл самопожертвования заключается не в искреннем стремлении пренебречь собственными интересами, а в обычном манипулировании другими ради достижения намеченных целей.

Страх как ведущий мотив к самопожертвованию часто возникает вследствие боязни одиночества, потери любимого человека. Таких людей на жертвование собой толкает отнюдь не героизм, а обычный эгоизм. При этом индивиды, склонные к самопожертвованию, не осознают, что с каждым разом привычка жертвовать собой ради другого затягивает их все глубже и может привести к необратимым трагичным последствиям. Примеров этому в реальной жизни существует множество:

  • взрослые дети, вырвавшиеся из-под удушающей опеки матерей, просто забывают о своей родительнице и могут месяцами с ней не общаться;
  • жены, отказавшиеся от и превратившиеся во всклокоченную домохозяйку ради заботы о семье и благоверном, либо остаются брошенными супругами, либо до конца дней терпят мужнины измены и неуважение собственных чад;
  • мужчины, положившие себя на алтарь государственной работы, коротают свою старость в доме престарелых или влачат жалкое существование на нищенскую пенсию.

Как часто от этих категорий людей можно услышать слезы и стенания. Они жалуются, что ради любимого, детей, государства, они пожертвовали собой, молодостью, карьерой, семьей (у каждого крайне выраженного альтруиста жертва индивидуальна), а в благодарность их бросили на произвол судьбы. На самом деле, людей, склонных жертвовать собой, никто не просил о такой жертве. Все их поведение было продиктовано исключительно собственным выбором.

Именно в отсутствии благодарности со стороны родни и заключается основополагающая проблема самопожертвования. Аргументы, слышимые от близкого окружения, неоспоримы и однообразны, часто умещаются в одном вопросе: «Кто об этом тебя просил?». Так, например, женщины часто обвиняют детей, что из-за них лишены возможности устроить собственную личную жизнь. При этом они не осознают, что просто перекладывают на маленькие детские плечики ответственность за собственные промахи, которые они с изрядной частотой совершали во взаимодействии с сынами Адама.

Однако было бы неправильным утверждать, что слово эгоизм и самопожертвование синонимы. Скорее эгоизм является обратной стороной самопожертвования в некоторых случаях, поскольку известно множество ситуаций, когда один субъект жертвует бескорыстно собственным здоровьем или жизнью ради спасения другого, например, при пожаре. Такое искреннее самопожертвование может быть осознанным (во время войны подвиги солдат) и неосознанным (спасения при экстремальных обстоятельствах).

Другими словами, осознанный подвиг самопожертвования заключается в понимании индивидом собственной жертвы, ее смысла, цены и конечной цели. Так, например, солдат, накрывая собой вражеский дот, понимает, что это его последние секунды жизни, что его действия спасут товарищей от гибели. Именно такое самопожертвование называется героическим.

Кроме того, нередко самопожертвование может выступать в качестве базового инстинкта, например, мать спасает свое дитя.

В общем понимании, скорее самоотречение и самопожертвование синонимы, нежели эгоизм. Хотя большинство лингвистов уверено, что слово самопожертвование аналогов по значению в русском языке не имеет. Считается, что источником описываемого понятия является самоотречение. Самопожертвование обнаруживается в самоотречении, упрочивается в нем и обретает готовность к устойчивому обновлению абсолютной отдачи.

Сегодня в себе угрозу таит проблема самопожертвования, выраженная в терроризме. Личностными стимулами террористов-смертников является их восприятие самопожертвования. Они считают, что жертвуют собственной жизнью во имя религии.

Самопожертвование не так опасно, когда наблюдается в пределах одной семьи или отдельного коллектива, поскольку его разрушительное воздействие не так глобально. Когда же оно затрагивает интересы государства или большой социальной группы, то последствия будут довольно плачевные. Часто фундаментом суицидального терроризма становится проблема самопожертвования. Аргументы его основаны на любви к родине, на религиозном «экстазе».

Самопожертвование при терроризме заключается не в добровольном желании смерти, а в обязанности, которую накладывает социум на собственных членов. Подвиг самопожертвования в качестве осознанного ухода из жизни ради блага общества существовал в различных цивилизациях и культурах. Индивид ценой собственной жизни стремится предотвратить угрозу существованию или потери близкими соплеменниками свободы, а также обеспечить благо­получие общественной системе, с которой он идентифицировал себя.

Хотя в современном бытие общественное сознание все более укореняет в себе убеждение о самоценности любой личности, вне зависимости от ее этнической или социокультурной идентичности, готовность к самопожертвованию при террористических актах стано­вится глобальным явлением.

Практически все исследователи феномена терроризма убеждены, что ключевой побудительной силой, предопределяющей выбор самопожертвования для свершения экстремизма, являются тактико-стратегические принципы идеологов террористи­ческих организаций и идейные установки смертников, которые приносят в жертву себя.

Террорист-смертник, жертвуя собой, разрешает собственные личные проблемы, при этом обеспечивая в ином мире для себя бла­гоприятные условия жизни, а для своей близкой родни – в этом мире.

Чем объяснить проявление самопожертвования?

Некоторые психологи утверждают, что на подобное действие способен далеко не всякий субъект. Ряд ученых считает, что самопожертвование «передается по наследству». Другими словами, стремление индивида пренебрегать собственными интересами и посвятить жизнь другим, вложено на генетическом уровне. Кроме того, свой вклад в развитие самопожертвование вносит и воспитание, если в семье чтят благотворительность и готовы отдать последнее на нужды людей. Ребенок, наблюдая подобное поведение родителей, считает именно такую поведенческую модель верной, поскольку с противоположной он не сталкивался. Вырабатывает мировоззрение и массовое «зомбирование», которое зачастую наблюдается в идеологии большинства религиозных сект или иных общин.

Нередко недостаток любви в детстве приводит к самопожертвованию во взрослом возрасте. Недолюбленные индивиды склонны жертвовать собой ради получения общественного признания, чтобы родители ими гордились.

Таким образом, давая ответ на вопрос: «чем объяснить проявление самопожертвования», следует заключить, что желание похвалы, повышения собственной значимости, желание доказать что-то себе либо кому-то, быть признанным, стать знаменитым – это все является причинами, вызывающие стремление жертвовать собой. Кроме того, душевный посыл спасти тонущего, природный инстинкт защитить слабого, бескорыстный порыв оказать помощь индивидам, оказавшимся в беде, также считаются довольно частыми причинами самопожертвования.

Примеры самопожертвования в литературе

Часто можно встретить примеры самопожертвования в литературе, как классической, так и художественной. Очень четко просматривается тема самопожертвования в фантастической эпопее Дж.Толкина «Властелин колец», в которой описывается подвиги представителей различных рас ради мира и жизни народов Средиземья.

Многие русские писатели нередко затрагивают описываемую тему в своих творениях. Так, к примеру, в творчестве Достоевского прослеживаются модели поведения, основанного на самоотречении и жертвовании. Героини его произведения «Преступление и наказание» Мармеладова Сонечка и Раскольникова Дуня жертвуют собой во благо дорогих им людей. Первая торгует собственным телом, тем самым зарабатывая на пропитание семье. Она страдает, не имея права даже на , поскольку близкие останутся без источника существования. Вторая намеревается создать семью с нелюбимым, но богатым мужчиной, ради помощи нищему брату.

В произведениях М.Горького также часто можно встретить явление самопожертвования. В его сочинении «Старуха Изергиль» воплощением жертвования собой является Данко.

Самопожертвование в произведениях мировой литературы и мифах воспевается как подвиг во имя человечества, как способность преобразить мир и социум, сделать их лучше и чище. Например, миф о Прометее, который подарил людям не просто огонь, а единственную возможность для выживания, понимая, что обрекает себя на гибель.

Самопожертвование ради любви

Об этом прекрасном и высоком чувстве, которое соединяет две противоположности: мужчину и женщину, сочинено множество романов, сложено стихов, написано картин. Принято считать, что истинная любовь – это умение жертвовать собой, пренебрегать собственными интересами, это самоотдача, готовность одного партнера совершить возможное и невозможное во благо другого партнера. Наверное, такое понимание любви берет свои истоки из русских литературных произведений.

Любовь и самопожертвование в произведениях часто описываются как единое целое. Множество авторов описывало любовь, основанную именно на жертвовании собой. Ярким примером такого чувства является роман между Маргаритой и Мастером в бессмертном творении Булгакова. Маргарита ради спасения любимого, преодолевая страх, беря верх над обстоятельствами, совершает подвиг. Именно силой своей любви героиня спасла Мастера.

Самопожертвование во имя любви – миф или реальность? Действительно люди готовы ради любимого пожертвовать своими интересами, предпочтениями, друзьями, хобби? Чем объяснить проявление самопожертвования во имя любви? Что важнее: здоровый эгоизм или самопожертвование в любовных отношениях? Многие скажут, что на эгоизме отношения долго не протянут. Для длительной и счастливой семейной связи важно умение жертвовать собой. Это утверждение могло бы быть верным, когда бы такое самопожертвование являлось бескорыстным. К сожалению, в любовных отношениях очень редко можно встретить искреннюю самоотверженность и самоотречение. Каждый партнер, жертвуя чем-то во имя любимого, ожидает взамен либо подобной жертвы, либо бескрайней благодарности. Если в отношениях в основном жертвует один партнер, то его самопожертвование скорее будет являться проявлением зависимости от любимого, что зачастую приводит к плачевным результатам.

Что такое здоровый эгоизм? Это любовь индивида к собственной персоне. «Адекватные» эгоисты ставят собственные интересы превыше всего, но также наделяют этим правом других. Психологи утверждают, что если индивид собственную личность со всеми ее недостатками и позитивными качествами не любит, то он не сможет по-настоящему полюбить другого.

К сожалению, большинство убеждено, что любовь является вытеснением собственного эгоизма в сторону другого. Если добавить к этому смысл слова эгоизм, то получается, что любовь – это когда привлекательность «Я» партнера становится выше собственной, то есть собственные интересы замещаются предпочтениями другого. Именно на этом базируется их взаимное чувство. Внутренний мир одного партнера заполняется внутренним миром любимого. Таким образом, выстраиваются не здоровые отношения, основанные на взаимном уважении, а зависимая связь, в которой обязательно один будет более зависимым от другого. То есть один будет жертвовать своими интересами, а другой принимать за должное. Часто такие отношения распадаются, принося множество обид и душевную боль индивиду, склонному жертвовать собой.

Конечно, в любви нужно научиться уступать. Любовь без компромиссов тоже долго не протянет, но умение вовремя промолчать и находить компромиссные решения не имеет ничего общего с самопожертвованием.

Поэтому смысл самопожертвования во имя любви не существует. Где есть место жертвованию собой, там нет места для любви. Настоящая любовь не нуждается в подтверждении посредством пренебрежения собственной личностью и интересами.

Таким образом, самопожертвование приемлемо в любви к Родине, материнской любви, но никак не в том чувстве, которое возникает между чужими друг другу субъектами: мужчиной и женщиной, связывая их на всю жизнь.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Этика самопожертвования — Оксфордская стипендия

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ OXFORD SCHOLARSHIP ONLINE (oxford.universitypressscholarship.com). (c) Copyright Oxford University Press, 2022. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать PDF-файл одной главы монографии в OSO для личного использования. Дата: 04 марта 2022 г.

Глава:
(стр. 74) 4 Этика самопожертвования
Источник:
Воля Отца
Автор(ы):

Николай Е.Lombardo

Издатель:
Oxford University Press

DOI:10.1093/acprof:oso/9780199688586.003.0005

Опираясь на предыдущую главу о намерении, моральной ценности и двойных эффектах, мы предлагаем рассуждения об этике, моральной ценности и двойных эффектах. -жертва. Он утверждает, что акты самопожертвования морально хороши только тогда, когда они намеренно не подрывают наши естественные склонности и когда мы приобретаем больше, чем теряем. В противном случае они морально ущербны. То же самое относится и к сценариям, в которых мы жертвуем собственной жизнью.Хотя с моральной точки зрения никогда не приемлемо совершать самоубийство, намереваясь собственной смерти, независимо от выгоды для других, рассуждение о двойном эффекте показывает, что может быть приемлемым и даже героическим непреднамеренное причинение собственной смерти ради какой-то высшей цели. хорошо. В последующих главах эти выводы о жертве и самопожертвовании применяются к теологическим повествованиям о распятии, и особенно о высшем акте самопожертвования Христа на кресте.

Ключевые слова: этика, жертва, самопожертвование, намерение, моральная ценность, двойной эффект, рассуждение, склонность, самоубийство, смерть

Oxford Scholarship Online требует подписки или покупки для доступа к полному тексту книг в рамках службы. Однако общедоступные пользователи могут свободно осуществлять поиск по сайту и просматривать рефераты и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите, чтобы получить доступ к полнотекстовому содержимому.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому названию, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок см. Часто задаваемые вопросы , и если вы не можете найти ответ там, пожалуйста, связаться с нами .

Роль самопожертвования в моральных дилеммах

Abstract

Многовековые культурные истории предполагают, что самопожертвование может быть краеугольным камнем наших моральных концепций, однако это понятие практически отсутствует в последних теориях моральной психологии. Например, в известной задаче о троллейбусе с пешеходным мостом единственный способ спасти пятерых человек от сбежавшего троллейбуса — толкнуть одного человека на рельсы. Явно указано, что наблюдатель не может пожертвовать собой, потому что его вес недостаточен, чтобы остановить тележку.Но представьте, если бы это было не так. Люди предпочли бы пожертвовать собой, чем подтолкнуть другого? В исследовании 1 мы обнаружили, что люди одобряют самопожертвование больше, чем непосредственное причинение вреда другому человеку для достижения того же результата. В исследованиях 2 и 3 мы показываем, что в широком смысле эффект заключается не в чувствительности к себестоимости, а в самопожертвовании есть что-то уникальное. Обсуждаются важные теоретические выводы об относительности агентов и роли причинности в моральных суждениях.

Образец цитирования: Сачдева С., Илиев Р., Эхтиари Х., Дехгани М. (2015) Роль самопожертвования в моральных дилеммах. ПЛОС ОДИН 10(6): е0127409. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0127409

Академический редактор: Томас Боро, Национальный центр научных исследований, ФРАНЦИЯ

Получено: 21 декабря 2014 г.; Принято: 15 апреля 2015 г.; Опубликовано: 15 июня 2015 г.

Copyright: © 2015 Sachdeva et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в пределах документ и его вспомогательные информационные файлы.

Финансирование: Эта работа была поддержана грантом Национального научного фонда SES 0962185. Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Имеет ли отношение «я» к сфере морали? Хотя на первый взгляд этот вопрос может показаться тривиальным, он является предметом дискуссий в моральной философии уже несколько десятилетий [1–5]. В частности, философы подчеркивают асимметрию «я-другой», когда речь идет о морально значимом принятии решений, когда действия, допустимые для себя, не обязательно допустимы для других.Однако в недавнем всплеске психологической работы над моральными дилеммами эта дискуссия в значительной степени отсутствовала. В большинстве исследований не учитывалась роль личности в морально мотивированных решениях — как правило, не проводилось различия между последствиями для себя и других (заметным исключением является относительно новая работа по моральному лицензированию, в которой предполагается, что -восприятие и оценка, т. е. как нравственных или аморальных личностей, влияет на их нравственное поведение в последующих случаях). Однако в текущей работе мы предполагаем, что самость играет центральную роль в области морали, и понимание этой роли является необходимым условием для нашего понимания человеческой морали.

Один из интуитивных ответов на вопрос о роли личности в сфере морали состоит в том, что нравственные действия и действия, направленные на благо себе, по своей сути противоречат друг другу, т. Хайдт [6], например, начинает свою влиятельную статью, заявляя, что «люди эгоистичны, но нравственно мотивированы», подразумевая конфликт между моралью и личным интересом.Хотя теория Хайдта довольно тонкая, центральным моментом, который он делает, является то, что мораль можно рассматривать как механизм, который контролирует личные интересы и, таким образом, делает возможным социальность и сотрудничество. Когда ситуация рассматривается как часть моральной сферы, выбор, который противоречит эгоизму, часто может рассматриваться как морально правильный. Одним из примеров является то, что большинству людей труднее воткнуть булавку в ладонь незнакомого ребенка, чем в свою собственную ладонь, предполагая, что при моральном мышлении причинение боли другим может быть менее предпочтительным, чем причинение боли себе.

Контраст между действиями, основанными на морали, или действиями в личных интересах можно найти во многих аспектах культурных верований. Например, акты самопожертвования часто лежат в основе многих мифов и религиозных учений [7]. Самопожертвование также ассоциируется с героическими поступками в рассказах, связанных с национальной идентичностью [8], и часто преподается как добродетель в детских сказках [9]. Самопожертвование ради конкретного дела также может быть особым мощным сигналом силы нравственной позиции [10,11].Недавняя волна революций, прокатившаяся по арабскому миру, известная как «арабская весна», в значительной степени была вызвана самопожертвованием торговца фруктами в маленькой деревне в отдаленном районе Туниса. Символизм такого акта побудил тысячи людей требовать справедливости [12,13].

Несмотря на мощное присутствие концепции самопожертвования в различных культурах и противопоставление Хайдтом морали личным интересам, большая часть недавних работ по моральным дилеммам в значительной степени игнорировала роль личности. Наиболее популярным примером является исследование, основанное на задаче о троллейбусе [14]. Эта парадигма обычно использует две версии: в версии с переключателем сторонний наблюдатель может щелкнуть переключателем, чтобы перенаправить тележку на другой путь, что в противном случае убило бы группу из пяти человек, но загвоздка в том, что на перенаправленном пути есть еще один человек. В версии с пешеходным мостом прохожий может спасти пятерых человек, столкнув одного человека с пешеходного моста на пути приближающейся тележки. Типичный вывод состоит в том, что люди одобряют действия в версии с выключателем, но не в варианте с пешеходным мостом [15–20].Заметьте, однако, что в обеих версиях задачи жизнь лица, принимающего решения, не поставлена ​​на карту. В версии Switch лицо, принимающее решения, не находится ни на одной из дорожек, поэтому любой выбор, который она делает, касается жизни других людей. Вариант с пешеходным мостом несколько более искусственный, где вариант самопожертвования лица, принимающего решение, явно исключается добавлением условия, что человеческое тело, которое остановит тележку, должно быть очень тяжелым, и так уж получилось, что есть толстый свидетель рядом.

Несколько исследований, в которых жизнь лица, принимающего решения, рассматривалась как важный фактор дилеммы, дали несколько неоднозначные результаты. Наиболее тщательный тест проведен Moore et al. (2008), которые поставили испытуемых перед 24 дилеммами, различающимися несколькими различными факторами, одним из которых был личный интерес. Основываясь на своей гипотезе на утверждении Петриновича и его коллег [15] о том, что моральная интуиция часто отражает эволюционные принципы, авторы предсказали, что люди одобрят убийство ради собственного спасения больше, чем убийство ради спасения других.Эмпирические результаты подтвердили их предсказание: когда лицо, принимающее решения, было частью группы риска, оно с большей вероятностью одобряло бы жертвование другим человеком ради спасения группы и себя по сравнению с условиями, когда лицо, принимающее решения, жизнь не была поставлена ​​на карту. Сходная роль личного интереса была обнаружена Хюбнером и Хаузером [21] в трехдорожечной вариации стрелочной версии задачи о троллейбусе. Участникам этой версии сказали, что они могут перенаправить тележку на другого человека, на себя или ничего не делать.Многие участники предпочли перенаправить тележку на другого человека (48%) и от себя. Однако была и значительная группа (33%), которые предпочли перенаправить тележку на себя. Этот вывод был неожиданным для авторов исследования, но для нас он предполагает, что самопожертвование является жизненно важным компонентом дилеммы троллейбуса и требует более тщательного подхода.

Другой способ решения вопроса о личной заинтересованности в моральных дилеммах состоит в том, чтобы варьировать не явную роль лица, принимающего решение, в дилемме, а его отношения с людьми, чьи жизни поставлены на карту.Петринович и др. [15] обнаружили, что в моральных дилеммах люди ценят жизнь незнакомца меньше, чем жизнь родственника. Точно так же Swann et al. [22] обнаружили, что люди различают внутригрупповых и чужих жертв при рассмотрении альтруистического самопожертвования. То есть испанские участники одобрили самоотверженное вмешательство для спасения жизней других испанцев, но в меньшей степени для спасения жизней американцев. Последующая работа также предполагает, что готовность пожертвовать собой ради членов своей группы является функцией слияния идентификации: чем больше воспринимаемое совпадение между собой и своей группой, тем больше готовность пожертвовать собой [23,24].

Если принять за чистую монету, есть сходные свидетельства того, что люди довольно эгоистичны в моральных дилеммах. Они придают большее значение своей собственной жизни, жизни родственников и жизни своих групп, чем жизни незнакомцев. Тем не менее, если Хайдт [6, 25] прав в том, что мораль подавляет личный интерес, тогда мы должны быть в состоянии обнаружить, что причинить вред другим труднее, чем причинить вред себе. Обратите внимание, что исследования, которые мы рассмотрели до сих пор, не изучали, легче ли столкнуть незнакомца с моста в версии дилеммы трамвая с пешеходным мостом, чем совершить акт самопожертвования, спрыгнув с себя.Хюбнер и Хаузер [21] напрямую сравнили жертвование собой и кем-то другим, но только в версии задачи о тележке с переключателем. Кроме того, они использовали структуру из трех лемм, которая могла привести к сильным эффектам контекста [26] или эффектам порядка [27]. В эксперименте Мура и др. [28] лицо, принимающее решение в условиях личной заинтересованности, является частью группа, жизнь которой находится в опасности, поэтому отказ от спасения себя также означает отказ от спасения остальных членов группы.

Насколько нам известно, прямых тестов самопожертвования в полной версии задачи о вагонетке не проводилось.Хотя Хюбнер и Хаузер [21] действительно сообщают о некоторых неподтвержденных данных, предполагающих, что вариант самопожертвования спонтанно предлагается несколькими участниками (например, «Я бы прыгнул вперед, я вешу 220») в версии их исследований с пешеходным мостом, это был отклонен авторами на том основании, что «абсурдный акт альтруистического самопожертвования» предлагается участниками в ответ на «абсурдность сценария [троллейбуса]». Это упущение может легко привести к неправильной оценке важности личности в моральных дилеммах или потенциальному выводу о том, что люди преимущественно эгоистичны при принятии моральных решений. В этой статье мы приводим эмпирические данные из трех экспериментов, чтобы проверить, в какой степени люди одобряют самоотверженные вмешательства. В исследовании 1 мы оцениваем рейтинги одобрения самопожертвования по сравнению с жертвами других как в версии пешеходного моста, так и в версии стрелочного перевода дилеммы троллейбуса. В исследованиях 2 и 3 мы показываем, что жертвование близким другим может иметь отличные от жертвоприношения себя или отдаленного другого свойства.

Исследование 1

Этот эксперимент был разработан, чтобы выяснить, различают ли люди причинение вреда себе и причинение вреда другим в моральных дилеммах.Чтобы ответить на этот вопрос, мы использовали несколько вариантов дилеммы тележки.

Метод

Участники.

Сто двадцать два студента бакалавриата из Индии и США приняли участие в исследовании для получения кредита по курсу. Из них 98 студентов были набраны из индийского технического университета, а остальные были из крупного университета Среднего Запада в Соединенных Штатах. Выборка состояла из 96 мужчин, средний возраст 19,4 года.

Дизайн и процедура.

Каждый субъект получил четыре сценария. Стимулы представляли собой словесные сценарии, в которых испытуемые ставились в положение актера, который должен решить, спасти ли нескольких человек, пожертвовав жизнью одного человека. Было четыре разных контекста, в которых произошло событие, включая версию исходной проблемы с троллейбусом. Для каждого контекста мы построили четыре разные версии, манипулирующие двумя бинарными факторами: типом проблемы с тележкой (переключатель или пешеходный мост) и личностью единственной жертвы (я или другой).Эта комбинация привела к 16 сценариям (исследование 1 в файле S1). Сценарии были представлены в четырех уравновешенных порядках.

После прочтения каждого сценария участники должны были указать, одобряют ли они конкретное вмешательство. Ответы оценивались по 6-балльной шкале, где 1 — «полностью не одобряю», 6 — «полностью одобряю». Индийских участников попросили принять участие в сеансе массового тестирования, в то время как участники из США участвовали в отдельных группах по 4 человека в лабораторном сеансе. Это исследование было одобрено Институциональным наблюдательным советом Северо-Западного университета (IRB). Информированное письменное согласие было получено в соответствии с рекомендациями, одобренными IRB Северо-Западного университета.

Результаты и обсуждение

Данные были проанализированы в ANOVA смешанного дизайна с двумя факторами повторных измерений: тип вмешательства и личность единственной жертвы. Для анализа, о котором здесь сообщается, мы разрушили контекст, поскольку он не влиял систематически на зависимую переменную (средние значения во всех контекстах см. в разделе «Вспомогательная информация»).Культура рассматривалась как фактор между субъектами. Отсутствующие точки данных были исключены в зависимости от случая.

Воспроизводя типичный эффект тележки, имел место основной эффект типа вмешательства: вмешательство в версию переключателя было оценено выше, чем вмешательство в корпус пешеходного моста ( M переключатель = 3,92; M пешеходный мост = 3,54, F (1, 460) = 7,57, p = 0,006, η p 2 = . 016). Хотя различие между собой и другими не имело существенного основного эффекта ( F (1, 460) = 1,58, p = 0,21, η p 2 = 0,003), эти два фактора продемонстрировали значительное взаимодействие. ( F (1460) = 4,48, p = 0,035, η p 2 = 0,010). Культура не взаимодействовала ни с одной из других представляющих интерес переменных, она оказала основное влияние на рейтинги одобрения (F(1, 460) = 6,40, p = 0,012, η ​​ p 2 = .014). Американские участники в целом более одобряли вмешательство (M Amer = 3,83, SD = 1,47; M Ind = 3,71, SD = 1,54).

Как показано на рис. 1, когда моральная дилемма представляла собой проблему типа переключения, когда вред был косвенным и причинялся как побочный эффект, не было никакой разницы между рейтингами одобрения жертвоприношения собой ( M = 3,87, SD = 1,49) по сравнению с кем-то еще ( M = 3,98, SD = 1,37). Однако в дилеммах типа пешеходного моста испытуемые сочли жертвование собой более морально похвальным ( M = 3.78, SD = 1,58), чем пожертвовать кем-то другим ( M = 3,31, SD = 1,57).

Кроме того, средний рейтинг одобрения для самопожертвования в версии с пешеходным мостом достоверно не отличался от общего одобрения в версии с переключателем. Другими словами, добавление опции самопожертвования скрыло разницу между версиями задачи о троллейбусе с пешеходным мостом и стрелочным переводом. Это исследование предполагает, что причинение прямого вреда (как в версии с пешеходным мостом) является более порицаемым с моральной точки зрения, чем причинение косвенного вреда (как в версии с переключателем), только когда этот вред причиняется кому-то другому, а не себе.В случаях самопожертвования прямой вред приравнивается к косвенному вреду и столь же достоин похвалы, если он нанесен для спасения пяти других.

Исследование 2

Результаты исследования 1 поднимают ряд вопросов, два из которых мы считаем особенно важными и рассматриваем во втором эксперименте. Первый касается масштабов самопожертвования. Широкая интерпретация самопожертвования заключается в том, что оно состоит в причинении себе вреда любым возможным способом. Например, мать, отказывающаяся от своего ребенка по какой-либо причине, была бы великим актом самопожертвования из-за душевных страданий или смятения, которые мать непременно испытала бы.С этой точки зрения принесение в жертву родственников или членов своей группы должно так же похвально, как «чистые» акты самопожертвования. Интересно, что некоторые религиозные традиции подчеркивают именно этот вид жертвоприношения, например. Готовность Авраама пожертвовать Исааком, и поэтому есть основания признать, что принесение в жертву близкого другого приведет к таким же суждениям, как и принесение в жертву себя.

В качестве альтернативы можно представить, что акт самопожертвования строго ограничен рамками самого себя. С этой точки зрения, агент, причиняющий вред себе (и только себе), может рассматриваться как добродетельный, но человек, который приносит в жертву своего сына, свою жену или свою мать, может рассматриваться как правонарушитель. Возвращаясь к примеру Хайдта [6], эта точка зрения предполагает, что воткнуть булавку в мою руку предпочтительнее, чем воткнуть булавку в чужую руку; воткнуть булавку в руку моего ребенка хуже, чем любой из этих вариантов. В этом исследовании мы эмпирически проверяем, какая из этих точек зрения является более точной.

Второй вопрос, поднятый в исследовании 1, касается возможности обобщения обнаруженного нами эффекта. Соответственно, мы расширили наши стимулы и использовали более широкий набор морально значимых ситуаций (в основном на основе Greene et al., [16]). Мы также протестировали иранских субъектов, расширив популяцию, протестированную в предыдущем исследовании.

Метод

Участники.

Триста шестьдесят четыре студента из иранского университета и нескольких учебных заведений, готовящихся к поступлению в колледж, вызвались добровольцами во время занятий, а 58 студентов из крупного американского университета Среднего Запада приняли участие для получения кредита по курсу. В выборке было 224 мужчины, средний возраст 18,9 лет.

Дизайн и процедура.

Мы создали семь общих контекстов, в которых можно было пожертвовать одним человеком, чтобы спасти нескольких других. В зависимости от уместности конкретной описываемой ситуации каждый контекст имел несколько различных вариантов, в которых мы манипулировали личностью человека, приносимого в жертву (самого себя, незнакомца или близкого родственника). Каждый участник видел все семь контекстов, но случайным образом был представлен один из вариантов. Так, например, для Контекста 1 участник мог видеть либо версию самопожертвования, либо версию жертвы другим, либо версию близкой относительной жертвы.Точно так же в Контексте 2 участнику снова случайным образом была представлена ​​одна из трех версий и так далее, и так далее для оставшихся шести контекстов (Исследование 2 в файле S1). Поскольку задание было случайным, некоторые участники видели больше вариантов самопожертвования, чем другие участники. После прочтения каждого сценария участники оценивали конкретное вмешательство по 6-балльной шкале от «– 3 совсем не подходит» до «3 определенно подходит». Это исследование было одобрено IRB Северо-Западного университета.Информированное письменное согласие было получено в соответствии с рекомендациями, одобренными IRB Северо-Западного университета, до того, как участники начали эксперимент.

Результаты и обсуждение

Данные были проанализированы с использованием дисперсионного анализа смешанного дизайна с одним внутрисубъектным фактором, личностью человека, который должен быть принесен в жертву (т. е. себя, другого или близкого родственника), и одним межсубъектным фактором, культурным происхождением участников (Иран или НАС). Отсутствующие данные были исключены по каждому случаю.

Как и предполагалось, мы обнаружили главный эффект личности жертвы, F(2, 578) = 30.3, p < 0,001, частичное η 2 = 0,1. В разных сценариях участники больше всего одобряли самопожертвование (M = 0,82, SD = 1,78), затем жертвовали незнакомцем (M = -0,14, SD = 1,55) и меньше всего одобряли жертвование близким родственником (M = -0,67, SD = 1,91). Как показано на рис. 2, не было основного эффекта культуры (F(1, 289) = 9,05, нс ) и взаимодействия между культурой и личностью жертвы (F(2, 578) = 4,16, нс ).

Исследование 2 повторяет основные закономерности предыдущего исследования, расширяя эти результаты важными способами.Мы считаем, что самопожертвование с моральной точки зрения предпочтительнее, чем принесение в жертву незнакомца, однако эти результаты также предполагают, что принесение в жертву близкого человека считается более предосудительным, чем любой из этих вариантов.

Исследование 3

Результаты исследования 2 подтвердили выводы первого исследования о том, что самопожертвование в задаче о трамвае предпочтительнее, чем жертвование кем-то другим. Это особенно верно в версии задачи с пешеходным мостом, где участники предпочитают прыгать с моста сами, а не отталкиваться от кого-то другого.Исследование 2 также показало, что самопожертвование морально приветствуется только тогда, когда вред причиняется самому себе, а не близкому человеку. Таким образом, эти результаты начинают рисовать картину того, что самопожертвование является морально похвальным действием (по сравнению с жертвованием другими), но только тогда, когда оно рассматривается как имеющее непосредственное отношение к границам личности.

Исследование 3 дополнительно исследует понятие асимметрии себя-другого в самопожертвовании. Мы проверили идею о том, что самопожертвование, совершенное самим собой, будет рассматриваться как более нравственное, чем чье-то еще.Другими словами, мы предсказали, что, хотя самопожертвование будет предпочтительнее жертвовать кем-то другим, эффект будет наиболее выраженным, когда действие будет описано и рассмотрено с точки зрения 1-го -го человека, а не 3--го -го человека. Эта гипотеза расширила результаты двух предыдущих исследований, изучив, в какой степени моральная заслуга самоотверженного действия обусловлена ​​действием самого себя. Манипулируя визуальной и повествовательной перспективой (1-й человек против 3-го -го человека) акта жертвоприношения, мы стремились ответить на вопрос: ценен ли акт самопожертвования, совершенный кем-то другим, так же, как мой собственный?

Метод

Участники.

Сто восемьдесят шесть участников были набраны из Amazon Mechanical Turk, онлайн-платформы краудсорсинга. Участники были из США и Индии (n = 71 и 113, соответственно, из тех, кто сообщил о стране проживания). Женщины составляли 42% от общего числа участников, а средний возраст участников составлял 32,5 года. Участникам платили 50 центов по завершении опроса, а участие длилось менее пяти минут во всех опросах.

Дизайн и процедура.

Участники были случайным образом распределены по одному из четырех межсубъектных состояний, в которых мы манипулировали Типом жертвы (Сам против Другого) и Перспективой (1 человек из против 3 из человек). Все сценарии были вариантами мостиковой версии задачи о троллейбусе. Каждый участник получил графическое изображение ситуации и краткое словесное описание. Изображения, использованные в этом исследовании, показаны на рис. 3 (полный текст сценариев см. в исследовании 3 в файле S1).В каждом сценарии говорилось, что актер участвовал либо в самопожертвовании, либо в жертвовании другими. После прочтения сценариев и обращения к картинкам участников попросили оценить, насколько они одобряют действия по шкале от 1 до 6, где более высокие цифры означают большее одобрение. Это исследование было одобрено IRB Северо-Западного университета в дополнение к IRB Иранского института когнитивных исследований. Перед экспериментом были получены информированные письменные согласия в соответствии с рекомендациями, одобренными IRB Северо-Западного университета в дополнение к IRB Иранского института когнитивных исследований.

Рис. 3. Рисунки, использованные в исследовании 3.

Рисунки, использованные в исследовании 3 для управления визуальной перспективой жертвоприношения. Столбцы указывают тип жертвоприношения, изображенного на изображениях, а строки показывают измененную перспективу.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0127409.g003

Результаты и обсуждение

Два участника были исключены из анализа из-за отсутствия данных. Мы проанализировали данные, используя трехфакторный межсубъектный дисперсионный анализ со страной проживания, типом жертвы и перспективой в качестве фиксированных факторов. Прогнозируемое взаимодействие между Типом жертвы (Сам против Другого) и Перспективой (1 человек против 3 человек) наблюдалось (F(1, 176) = 5,28, p = ..023, η р 2 = 0,029). Участники предпочитали самопожертвование жертвованию другими, но только тогда, когда оно было показано и описано от первого лица (M = 4,44 против 3,47, SD = 1,57 и 1,87 соответственно). Ни один из других основных эффектов или взаимодействий не был статистически значимым (см. рис. 4).Исследование 3 предоставляет дополнительные доказательства того, что самопожертвование в моральных дилеммах рассматривается как похвальное действие по сравнению с жертвованием кем-то другим. Однако самопожертвование ценится только в определенных границах себя, и чем дальше человек уходит от этой границы, как в этом исследовании с точки зрения третьего лица, тем менее значительным кажется самопожертвование. Как заметил полезный рецензент, смещение психологической дистанции за счет манипулирования визуальной и повествовательной перспективой [29, 30] может убрать эмоциональную значимость дилеммы пешеходного моста, сделав сценарий от третьего лица похожим на версию с переключением. Без интуитивного участия сценария от первого лица вред не может считаться серьезным, а самопожертвование не столь достойным восхищения. Таким образом, результаты исследования 3 в значительной степени аналогичны сравнению, сделанному в исследовании 1, между версиями троллейбуса с пешеходным мостом и стрелочным переводом, даже несмотря на то, что настоящее исследование направлено на определение перспективы.

General Discussion

Представленные здесь результаты исследований имеют три основных значения. Первый представляет собой эмпирическую демонстрацию того, что в моральных дилеммах, связанных с прямым причинением вреда, принесение в жертву другого человека считается менее подходящим, чем принесение в жертву себя.Этот результат наблюдался в трех экспериментах и ​​среди разных культурных групп. Наши результаты показывают, что Moore et al. [28] и результаты Хюбнера и Хаузера [21] о том, что люди довольно эгоистичны в моральных дилеммах, не поддаются широкому обобщению. В сценарии с пешеходным мостом люди оценивают прыжки с моста, чтобы спасти пятерых человек, как более приемлемые с моральной точки зрения, чем толкание кого-то. В простых числах исчисление пять к одному может показаться таким же, но разница между самопожертвованием и убийством кажется важной для наших участников.Поскольку мы использовали несколько иную методологию, наши результаты не обязательно расходятся с конкретными выводами предыдущих исследований личного интереса в моральных дилеммах. В отличие от Мура и др. [28], мы не контролировали личную заинтересованность, заявляя, что лицо, принимающее решения, является частью группы, смешивая возможную внутригрупповую лояльность с личным интересом. Вместо этого мы сравнили случаи, когда лицо, принимающее решение, должно было пожертвовать другим человеком или пожертвовать собой, чтобы спасти другую группу людей, и обнаружили, что в случаях с пешеходным мостом жертвование другим человеком одобрялось меньше, чем самопожертвование.Хотя такие результаты являются новыми и несколько удивительными, учитывая предыдущие выводы, их можно предсказать с помощью определения Хайдтом морали как противоположности личным интересам.

В дополнение к эмпирическому оспариванию предыдущих утверждений о личных интересах в моральных дилеммах, эти результаты имеют последствия для современных теорий принятия моральных решений. Большая часть недавних работ в области моральной психологии исходит из предположения, что нормативные принципы нейтральны по отношению к агентам [31,21]. Например, в соответствии с Золотым правилом [32], которое, возможно, является основой нашего нынешнего понимания универсальных прав человека, человек должен относиться к другим так, как он хочет, чтобы другие относились к нему, по существу сводя к минимуму различие между собой и другими.Тем не менее, мы обнаружили, что это различие нетривиально, и в случаях прямого вреда жертвование собой отличается от жертвоприношения другим. В то время как предыдущая работа уже продемонстрировала, что суждения могут зависеть от конкретной роли морального агента [33] и что моральные обязательства одного человека не обязательно рассматриваются как обязательства для другого [34], различие между собой и другими в наших результатах приводит к дальнейшим результатам. подчеркивает роль агент-относительности морального выбора. Другими словами, при прочих равных условиях я мог бы пожертвовать собой, но я мог бы не одобрять жертвование кем-то другим или то, что кто-то другой жертвует мной.

В-третьих, мы обнаружили, что предпочтение самопожертвования не обязательно может быть предпочтением причинения высокой себестоимости [35]. Если самопожертвование — это просто крайняя форма дорогостоящей передачи сигналов, то можно было бы ожидать, что и жертвование собой, и жертва родственника будут более одобрены, чем жертвоприношение незнакомцем. Тем не менее, в исследовании 2 мы обнаружили, что пожертвовать незнакомцем сложнее, чем пожертвовать собой, но легче, чем пожертвовать родственником. Паттерн «самоотносительный-другой» подчеркивает роль агент-релятивности в моральных суждениях, предполагая, что важны как роль «я» как агента, так и отношение «я» к пациентам действия.Будущий анализ причинного компонента моральных суждений [36,37] должен учитывать уникальную причинную роль, которую может играть самость в моральных дилеммах. Включение жизни лица, принимающего решения, в каузальную структуру и манипулирование его отношениями с другими заинтересованными сторонами представляет собой проблему для некоторых основных каузальных различий, используемых для анализа структуры моральной дилеммы, таких как жертва и вред, агент и пациент или средства и цели.

Прежде чем мы закончим, нам нужно сделать два важных замечания.Первый связан с экспериментально контролируемым, но, по общему признанию, искусственным характером задействованных сценариев. Наши данные свидетельствуют о том, что самость является важным фактором для моральных суждений о гипотетических событиях, но необходима дальнейшая работа, чтобы показать, насколько хорошо такие выводы можно обобщить на реальные жизненные ситуации (см. 9). Как указывали другие, хотя относительно узкая область «троллейологии» раскрыла важные параметры, лежащие в основе морального познания, она опирается почти исключительно на гипотетические сценарии и абстрактные моральные суждения, а не на реальное моральное поведение. Настоящие исследования подвергаются аналогичной критике. Участников этих исследований спрашивали о моральной уместности различных гипотетических сценариев, которые могут отличаться от их моральных решений или поведения в реальных ситуациях. В частности, Тасси и соавт. [38] показывают, что выбор действий в таких моральных дилеммах, как проблема троллейбуса, часто приводит к более утилитарным решениям, чем выбору суждения. Это указывает на то, что если бы участники столкнулись с ситуациями, которые мы использовали в текущем наборе исследований, они могли бы быть более склонны поддержать самопожертвование, особенно если альтернативой было бы пожертвовать кем-то другим.Это интригующая, хотя и не поддающаяся проверке гипотеза, однако, как и в случае с другими моральными сценариями, основанными на троллейбусах, мы надеемся, что включение самопожертвования в эти сценарии выявляет важное различие, которое до сих пор недостаточно представлено в литературе.

Второе предостережение связано с возможностью сильных эффектов контекста. Могут существовать очень конкретные нормы, регулирующие баланс между самопожертвованием и личным интересом. Прыжок на гранате, чтобы спасти пятерых сослуживцев, можно легко расценить как похвальный поступок, однако здоровый солдат, пожертвовавший всеми органами своего тела ради спасения других солдат, скорее всего, будет считаться не героем, а отклонением от нормы.Изменение структуры дилеммы, в которой происходит самопожертвование, например, с использованием вариантов дилеммы добровольцев, может также дать более глубокое понимание контекстов, в которых самопожертвование морально похвально, а когда оно воспринимается как глупое или, что еще хуже, аморальное. действие.

Заключение

Одной из задач психолога-моралиста является выбор факторов для изучения. Решение о том, важны ли самопожертвование и личный интерес для моральных исследований, в значительной степени зависит от определения и теоретической основы, однако мы показали, что включение себя как агента и жертвы практически устраняет эффект трамвая. Мы также обнаружили, что это происходит не только из-за собственной стоимости, потому что жертвование родственником, казалось, сильно отличалось от принесения в жертву себя. Кроме того, мы обнаружили, что неконгруэнтная визуальная перспектива самопожертвования от третьего лица сводит на нет положительную ценность самопожертвования. Эти результаты имеют важные теоретические последствия для области моральной психологии, стимулируя будущую работу над агентной относительностью моральных суждений и более тщательный анализ роли, которую играет причинность.Помимо теоретического значения, различие между собой и другими в моральной сфере может иметь отношение к поведению в реальном мире в его экстремальных формах, начиная от героических альтруистических поступков [39] и заканчивая самоотверженным терроризмом [40,41].

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить Дуга Медина, Скотта Атрана, Джереми Джинджеса и Пурниму Сингх за их ценные идеи и неоценимую поддержку при написании этой статьи.

Авторские взносы

Инициатива и разработка экспериментов: СС НИИ МД.Выполняли эксперименты: SS HE MD. Проанализированы данные: СС РИ МД. Предоставленные реагенты/материалы/инструменты для анализа: СС НИИ ВО, к.м.н. Написал статью: СС РИ МД.

Каталожные номера

  1. 1. Стокер М. (1976) Агент и другие: против этического универсализма Австралазийский философский журнал, 206–220.
  2. 2. Слот М. 1984. Мораль и асимметрия себя-другого. Журнал философии 81: 179–192.
  3. 3. Нагель Т. (1986). Вид из ниоткуда.Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
  4. 4. Сайдер Т. (1993). Асимметрия и самопожертвование. Философские исследования 70: 117–132.
  5. 5. Блумфилд П. (2008) Мораль и личные интересы. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета, 2008.
  6. 6. Хайдт Дж. (2007). Новый синтез в моральной психологии. Наука, 316, 998–1002. пмид:17510357
  7. 7. Филдс Р. М., Оуэнс С. (2004). Мученичество. Издательская группа Гринвуд.
  8. 8. Дегани М.(2009). Когнитивная модель принятия моральных решений на основе распознавания. Докторская диссертация, Северо-Западный университет, факультет электротехники и информатики, Эванстон, Иллинойс.
  9. 9. Сачдева С. (2010). Норма самопожертвования. Докторская диссертация, Северо-Западный университет, факультет психологии, Эванстон, Иллинойс.
  10. 10. Атран С., Аксельрод Р. (2008) Переосмысление священных ценностей. Журнал переговоров, 24, 221–224.
  11. 11. Атран С., Аксельрод Р., Дэвис Р.(2007) Священные барьеры на пути разрешения конфликтов. Science, 317, 1039. pmid:17717171
  12. 12. Киркпатрик Д.Д., Сангер Д.Э., Фахим К., Эль-Наггар М., Маццетти М. (2011). Тунисско-египетская связь, потрясшая арабскую историю. Нью-Йорк Таймс, 13.
  13. 13. Даджани Дж., Зунес С., Ахмадейн Н., Мохьелдин А. , Тайор С., Уильямс Д. (nd). Египет и Ближний Восток: революции 2.0. Ближний Восток в смятении.
  14. 14. Томсон Дж. (1985). Проблема с тележкой. Йельский юридический журнал, 94, 1395–1415.
  15. 15. Петринович Л., О’Нил П., Йоргенсен М. (1993). Эмпирическое исследование моральных интуиций: направление и эволюционная этика. Журнал личности и социальной психологии, 64 (3), 467–478. пмид:8468673
  16. 16. Грин Д.Д., Соммервиль Р.Б., Нистром Л.Е., Дарли Д.М., Коэн Д.Д. (2001). ФМРТ-исследование эмоциональной вовлеченности в моральное суждение. Наука, 293 (5537), 2105–2108. пмид:11557895
  17. 17. Ройзман Э.Б., барон Дж. (2002). Предпочтение косвенного вреда.Исследования социальной справедливости, 15, 165–184.
  18. 18. Хаузер М. (2006). Моральные умы: как природа создала наше универсальное чувство добра и зла. Нью-Йорк: Экко.
  19. 19. Михаил Дж. (2007). Универсальная моральная грамматика: теория, доказательства и будущее. Trends in Cognitive Sciences, 11(4), 143–15 вечера: 17329147
  20. 20. Вальдманн М.Р., Дитрих Дж.Х. (2007). Бросить бомбу в человека по сравнению с броском в человека бомбы: близорукость вмешательства в моральные интуиции.Психологическая наука, 18 (3), 247–253. пмид:17444922
  21. 21. Хюбнер Б., Хаузер, доктор медицины. (2011). Нравственные суждения об альтруистическом самопожертвовании: Когда сталкиваются философские и народные интуиции. Философская психология, 24(1), 73.
  22. 22. Суонн В. Б., Гомес А., Довидио Дж. Ф., Харт С., Джеттен Дж. (2010). Умирать и убивать за свою группу. Психологическая наука, 21 (8), 1176–1183. пмид:20622141
  23. 23. Swann WB Jr, Gómez Á, Buhrmester MD, López-Rodríguez L, Jimenez J, Vázquez A.(2014). Созерцание окончательной жертвы: слияние идентичности направляет прогрупповой аффект, познание и принятие моральных решений. Журнал личности и социальной психологии, 106 (5), 713–727. пмид:24749820
  24. 24. Лукас Б.Дж., Ливингстон Р.В. (2014). Чувство социальной связи увеличивает утилитарный выбор в моральных дилеммах. Журнал экспериментальной социальной психологии, 53, 1–4.
  25. 25. Хайдт Дж. (2012). Праведный ум: почему хороших людей разделяет политика и религия.Нью-Йорк: Книги Пантеона.
  26. 26. Шеллоу С., Илиев Р., Медин Д. (2011). Проблемы с тележкой в ​​контексте. Суждение и принятие решения. 6(7), 593–601.
  27. 27. Ди Нуччи Э. (2012). Самопожертвование и проблема вагонетки. Философская психология, 1–11.
  28. 28. Мур А.Б., Кларк Б.А., Кейн М.Дж. (2008). Кого не убивать? Индивидуальные различия в объеме рабочей памяти, исполнительном контроле и моральных суждениях. Психологическая наука: журнал Американского психологического общества / APS, 19 (6), 549–557.
  29. 29. Либби Л.К., Шеффер Э.М., Эйбах Р.П., Слеммер Дж.А. (2007). Представьте себя на опросах. Визуальная перспектива в мысленных образах влияет на самовосприятие и поведение. Психологическая наука, 18 (3), 199–203. пмид:17444910
  30. 30. Троп Ю., Либерман Н. (2010). Конструктивно-уровневая теория психологической дистанции. Психологический обзор, 117 (2), 440–463. пмид:20438233
  31. 31. Камм FM (2007). Сложная этика: права, обязанности и допустимый вред.Издательство Оксфордского университета США.
  32. 32. Холлис М. (1996). Разум в действии: Очерки философии социальных наук. Издательство Кембриджского университета.
  33. 33. Хайдт Дж., Барон Дж. (1996). Социальные роли и моральная оценка поступков и бездействия. Европейский журнал социальной психологии, 26, 201–218.
  34. 34. Барон Дж., Спранка М. (1997). Защищенные ценности. Организационное поведение и процессы принятия решений человеком, 70 (1), 1–16.
  35. 35. Оливола С.И., Шафир Э.(2013). Эффект мученичества: когда боль и усилие увеличивают просоциальный вклад. Журнал принятия поведенческих решений, 26 (1), 91–105. пмид:23559692
  36. 36. Грей К., Янг Л., Вейц А. (2012). Восприятие разума является сущностью нравственности. Психологическое исследование, 23 (2), 101–124. пмид:22754268
  37. 37. Илиев РИ, Сачдева С, Медин ДЛ. (2012). Моральная кинематика: роль физических факторов в моральных суждениях. Память и познание, 40 (8), 1387–1401.
  38. 38.Тасси С., Улье О., Манчини Дж., Уикер Б. (2013). Расхождения между суждением и выбором действия в моральных дилеммах. Границы психологии, 4.
  39. 39. Беккер С.В., Игли А.Х. (2004). Героизм женщин и мужчин. Американский психолог, 59, 163–178. пмид:15222859
  40. 40. Атран С. (2003). Генезис терроризма смертников. Наука, 299, 1534–1539. пмид:12624256
  41. 41. Джинджес Дж., Атран С., Сачдева С., Медин Д. (2011). Психология вне лаборатории: вызов насильственному экстремизму.Американский психолог, 66, 507–519. пмид: 21823773

Роль самопожертвования в моральных дилеммах

PLoS One. 2015 г.; 10(6): e0127409.

, 1 , 2 , 3 , 4 и * 5 , 6

Соня Сачдева

1 Отдел социальных наук, Лесная служба США, Эванстон, Иллинойс, Соединенные Штаты Америки,

Румен Илиев

2 Школа государственной политики Форда, Мичиганский университет, Анн-Арбор, Мичиган, Соединенные Штаты Америки,

Хамед Эхтиари

3 Исследовательский центр молекулярной и клеточной визуализации, Иранский национальный центр изучения наркомании, Тегеранский университет медицинских наук, Тегеран, Иран,

4 Программа трансляционной нейробиологии, Институт когнитивных исследований, Тегеран, Иран,

Мортеза Дегани

5 Кафедра психологии, Университет Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, Соединенные Штаты Америки,

6 Институт мозга и творчества, Университет Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, Соединенные Штаты Америки,

Томас Боро, академический редактор

1 Отдел социальных наук, Лесная служба США, Эванстон, Иллинойс, Соединенные Штаты Америки,

2 Школа государственной политики Форда, Мичиганский университет, Анн-Арбор, Мичиган, Соединенные Штаты Америки,

3 Исследовательский центр молекулярной и клеточной визуализации, Иранский национальный центр изучения наркомании, Тегеранский университет медицинских наук, Тегеран, Иран,

4 Программа трансляционной нейробиологии, Институт когнитивных исследований, Тегеран, Иран,

5 Кафедра психологии, Университет Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, Соединенные Штаты Америки,

6 Институт мозга и творчества, Университет Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, Соединенные Штаты Америки,

Национальный центр научных исследований, ФРАНЦИЯ,

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Инициатор и разработчик опытов: СС НИИ МД. Выполняли эксперименты: SS HE MD. Проанализированы данные: СС РИ МД. Предоставленные реагенты/материалы/инструменты для анализа: СС НИИ ВО, к.м.н. Написал статью: СС РИ МД.

Поступила в редакцию 21 декабря 2014 г .; Принято 15 апреля 2015 г.

Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что первоначальный автор и источник должным образом указаны.

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.
Дополнительные материалы

Файл S1: Сценарии трех экспериментов. (PDF)

GUID: 36A26E54-ACA3-4FF0-A896-458E565194F9

Файл S2: Данные для трех экспериментов. (XLS)

GUID: 5B4E6BFE-7B3B-48DD-B0A9-87A6B96C99BE

Заявление о доступности данных

Все соответствующие данные содержатся в документе и в файлах сопутствующей информации.

Abstract

Многовековые культурные истории предполагают, что самопожертвование может быть краеугольным камнем наших моральных концепций, однако это понятие практически отсутствует в последних теориях моральной психологии. Например, в известной задаче о троллейбусе с пешеходным мостом единственный способ спасти пятерых человек от сбежавшего троллейбуса — толкнуть одного человека на рельсы. Явно указано, что наблюдатель не может пожертвовать собой, потому что его вес недостаточен, чтобы остановить тележку.Но представьте, если бы это было не так. Люди предпочли бы пожертвовать собой, чем подтолкнуть другого? В исследовании 1 мы обнаружили, что люди одобряют самопожертвование больше, чем непосредственное причинение вреда другому человеку для достижения того же результата. В исследованиях 2 и 3 мы показываем, что в широком смысле эффект заключается не в чувствительности к себестоимости, а в самопожертвовании есть что-то уникальное. Обсуждаются важные теоретические выводы об относительности агентов и роли причинности в моральных суждениях.

Введение

Имеет ли отношение «я» к сфере морали? Хотя на первый взгляд этот вопрос может показаться тривиальным, он является предметом дискуссий в моральной философии уже несколько десятилетий [1–5]. В частности, философы подчеркивают асимметрию «я-другой», когда речь идет о морально значимом принятии решений, когда действия, допустимые для себя, не обязательно допустимы для других. Однако в недавнем всплеске психологической работы над моральными дилеммами эта дискуссия в значительной степени отсутствовала.В большинстве исследований не учитывалась роль личности в морально мотивированных решениях — как правило, не проводилось различия между последствиями для себя и других (заметным исключением является относительно новая работа по моральному лицензированию, в которой предполагается, что -восприятие и оценка, т.е. как нравственных или аморальных личностей, влияет на их нравственное поведение в последующих случаях). Однако в текущей работе мы предполагаем, что самость играет центральную роль в области морали, и понимание этой роли является необходимым условием для нашего понимания человеческой морали.

Один из интуитивных ответов на вопрос о роли личности в области морали состоит в том, что нравственные действия и действия, направленные на благо себе, по своей сути противоречат друг другу, т. е. нравственные действия — это те действия, которые не преследуют личных интересов. Хайдт [6], например, начинает свою влиятельную статью, заявляя, что «люди эгоистичны, но нравственно мотивированы», подразумевая конфликт между моралью и личным интересом. Хотя теория Хайдта довольно тонкая, центральным моментом, который он делает, является то, что мораль можно рассматривать как механизм, который контролирует личные интересы и, таким образом, делает возможным социальность и сотрудничество.Когда ситуация рассматривается как часть моральной сферы, выбор, который противоречит эгоизму, часто может рассматриваться как морально правильный. Одним из примеров является то, что большинству людей труднее воткнуть булавку в ладонь незнакомого ребенка, чем в свою собственную ладонь, предполагая, что при моральном мышлении причинение боли другим может быть менее предпочтительным, чем причинение боли себе.

Контраст между действиями, основанными на морали, и действиями в личных интересах можно найти во многих аспектах культурных верований.Например, акты самопожертвования часто лежат в основе многих мифов и религиозных учений [7]. Самопожертвование также ассоциируется с героическими поступками в рассказах, связанных с национальной идентичностью [8], и часто преподается как добродетель в детских сказках [9]. Самопожертвование ради конкретного дела также может быть особым мощным сигналом силы нравственной позиции [10,11]. Недавняя волна революций, прокатившаяся по арабскому миру, известная как «арабская весна», в значительной степени была вызвана самопожертвованием торговца фруктами в маленькой деревне в отдаленном районе Туниса.Символизм такого акта побудил тысячи людей требовать справедливости [12,13].

Несмотря на мощное присутствие концепции самопожертвования в различных культурах и противопоставление Хайдтом морали личным интересам, большая часть недавних работ по моральным дилеммам в значительной степени игнорировала роль личности. Наиболее популярным примером является исследование, основанное на задаче о троллейбусе [14]. Эта парадигма обычно использует две версии: в версии с переключателем сторонний наблюдатель может щелкнуть переключателем, чтобы перенаправить тележку на другой путь, что в противном случае убило бы группу из пяти человек, но загвоздка в том, что на перенаправленном пути есть еще один человек.В версии с пешеходным мостом прохожий может спасти пятерых человек, столкнув одного человека с пешеходного моста на пути приближающейся тележки. Типичный вывод состоит в том, что люди одобряют действия в версии с выключателем, но не в варианте с пешеходным мостом [15–20]. Заметьте, однако, что в обеих версиях задачи жизнь лица, принимающего решения, не поставлена ​​на карту. В версии Switch лицо, принимающее решения, не находится ни на одной из дорожек, поэтому любой выбор, который она делает, касается жизни других людей. Вариант с пешеходным мостом несколько более искусственный, где вариант самопожертвования лица, принимающего решение, явно исключается добавлением условия, что человеческое тело, которое остановит тележку, должно быть очень тяжелым, и так уж получилось, что есть толстый свидетель рядом.

Несколько исследований, в которых жизнь лица, принимающего решения, рассматривалась как релевантный фактор дилеммы, дали неоднозначные результаты. Наиболее тщательный тест проведен Moore et al. (2008), которые поставили испытуемых перед 24 дилеммами, различающимися несколькими различными факторами, одним из которых был личный интерес. Основываясь на своей гипотезе на утверждении Петриновича и его коллег [15] о том, что моральная интуиция часто отражает эволюционные принципы, авторы предсказали, что люди одобрят убийство ради собственного спасения больше, чем убийство ради спасения других.Эмпирические результаты подтвердили их предсказание: когда лицо, принимающее решения, было частью группы риска, оно с большей вероятностью одобряло бы жертвование другим человеком ради спасения группы и себя по сравнению с условиями, когда лицо, принимающее решения, жизнь не была поставлена ​​на карту. Сходная роль личного интереса была обнаружена Хюбнером и Хаузером [21] в трехдорожечной вариации стрелочной версии задачи о троллейбусе. Участникам этой версии сказали, что они могут перенаправить тележку на другого человека, на себя или ничего не делать.Многие участники предпочли перенаправить тележку на другого человека (48%) и от себя. Однако была и значительная группа (33%), которые предпочли перенаправить тележку на себя. Этот вывод был неожиданным для авторов исследования, но для нас он предполагает, что самопожертвование является жизненно важным компонентом дилеммы троллейбуса и требует более тщательного подхода.

Еще один способ решения вопроса о личной заинтересованности в моральных дилеммах состоит в том, чтобы изменить не явную роль лица, принимающего решение, в дилемме, а ее отношения с людьми, чьи жизни поставлены на карту.Петринович и др. [15] обнаружили, что в моральных дилеммах люди ценят жизнь незнакомца меньше, чем жизнь родственника. Точно так же Swann et al. [22] обнаружили, что люди различают внутригрупповых и чужих жертв при рассмотрении альтруистического самопожертвования. То есть испанские участники одобрили самоотверженное вмешательство для спасения жизней других испанцев, но в меньшей степени для спасения жизней американцев. Последующая работа также предполагает, что готовность пожертвовать собой ради членов своей группы является функцией слияния идентификации: чем больше воспринимаемое совпадение между собой и своей группой, тем больше готовность пожертвовать собой [23,24].

Принимая во внимание чистую монету, есть сходные доказательства того, что люди довольно эгоистичны в моральных дилеммах. Они придают большее значение своей собственной жизни, жизни родственников и жизни своих групп, чем жизни незнакомцев. Тем не менее, если Хайдт [6, 25] прав в том, что мораль подавляет личный интерес, тогда мы должны быть в состоянии обнаружить, что причинить вред другим труднее, чем причинить вред себе. Обратите внимание, что исследования, которые мы рассмотрели до сих пор, не изучали, легче ли столкнуть незнакомца с моста в версии дилеммы трамвая с пешеходным мостом, чем совершить акт самопожертвования, спрыгнув с себя.Хюбнер и Хаузер [21] напрямую сравнили жертвование собой и кем-то другим, но только в версии задачи о тележке с переключателем. Кроме того, они использовали структуру из трех лемм, которая могла привести к сильным эффектам контекста [26] или эффектам порядка [27]. В эксперименте Мура и др. [28] лицо, принимающее решение в условиях личной заинтересованности, является частью группа, жизнь которой находится в опасности, поэтому отказ от спасения себя также означает отказ от спасения остальных членов группы.

Насколько нам известно, в полной версии задачи о вагонетке прямых тестов на самопожертвование не проводилось.Хотя Хюбнер и Хаузер [21] действительно сообщают о некоторых неподтвержденных данных, предполагающих, что вариант самопожертвования спонтанно предлагается несколькими участниками (например, «Я бы прыгнул вперед, я вешу 220») в версии их исследований с пешеходным мостом, это был отклонен авторами на том основании, что «абсурдный акт альтруистического самопожертвования» предлагается участниками в ответ на «абсурдность сценария [троллейбуса]». Это упущение может легко привести к неправильной оценке важности личности в моральных дилеммах или потенциальному выводу о том, что люди преимущественно эгоистичны при принятии моральных решений.В этой статье мы приводим эмпирические данные из трех экспериментов, чтобы проверить, в какой степени люди одобряют самоотверженные вмешательства. В исследовании 1 мы оцениваем рейтинги одобрения самопожертвования по сравнению с жертвами других как в версии пешеходного моста, так и в версии стрелочного перевода дилеммы троллейбуса. В исследованиях 2 и 3 мы показываем, что жертвование близким другим может иметь отличные от жертвоприношения себя или отдаленного другого свойства.

Исследование 1

Этот эксперимент был разработан, чтобы выяснить, различают ли люди причинение вреда себе и причинение вреда другим в моральных дилеммах.Чтобы ответить на этот вопрос, мы использовали несколько вариантов дилеммы тележки.

Метод

Участники

Сто двадцать два студента бакалавриата из Индии и США приняли участие в исследовании для получения кредита за курс. Из них 98 студентов были набраны из индийского технического университета, а остальные были из крупного университета Среднего Запада в Соединенных Штатах. Выборка состояла из 96 мужчин, средний возраст 19,4 года.

Дизайн и процедура

Каждый субъект получил четыре сценария.Стимулы представляли собой словесные сценарии, в которых испытуемые ставились в положение актера, который должен решить, спасти ли нескольких человек, пожертвовав жизнью одного человека. Было четыре разных контекста, в которых произошло событие, включая версию исходной проблемы с троллейбусом. Для каждого контекста мы построили четыре разные версии, манипулирующие двумя бинарными факторами: типом проблемы с тележкой (переключатель или пешеходный мост) и личностью единственной жертвы (я или другой).Эта комбинация привела к 16 сценариям (исследование 1 в файле S1). Сценарии были представлены в четырех уравновешенных порядках.

После прочтения каждого сценария участники должны были указать, одобряют ли они конкретное вмешательство. Ответы оценивались по 6-балльной шкале, где 1 — «полностью не одобряю», 6 — «полностью одобряю». Индийских участников попросили принять участие в сеансе массового тестирования, в то время как участники из США участвовали в отдельных группах по 4 человека в лабораторном сеансе.Это исследование было одобрено Институциональным наблюдательным советом Северо-Западного университета (IRB). Информированное письменное согласие было получено в соответствии с рекомендациями, одобренными IRB Северо-Западного университета.

Результаты и обсуждение

Данные были проанализированы в ANOVA смешанного дизайна с двумя повторяющимися факторами измерения: тип вмешательства и личность единственной жертвы. Для анализа, о котором здесь сообщается, мы разрушили контекст, поскольку он не влиял систематически на зависимую переменную (средние значения во всех контекстах см. в разделе «Вспомогательная информация»).Культура рассматривалась как фактор между субъектами. Отсутствующие точки данных были исключены в зависимости от случая.

При воспроизведении типичного эффекта тележки основной эффект имел тип вмешательства: вмешательство в вариант с переключателем было оценено выше, чем вмешательство в случае с пешеходным мостом ( M переключатель = 3,92; М пешеходный мост = 3,54, F (1, 460) = 7,57, p = 0,006, η p 2 = .016). Хотя различие между собой и другими не имело существенного основного эффекта ( F (1, 460) = 1,58, p = 0,21, η p 2 = 0,003), эти два фактора продемонстрировали значительное взаимодействие. ( F (1460) = 4,48, p = 0,035, η p 2 = 0,010). Культура не взаимодействовала ни с одной из других представляющих интерес переменных, она оказала основное влияние на рейтинги одобрения (F(1, 460) = 6,40, p = 0,012, η ​​ p 2 = .014). Американские участники в целом более одобряли вмешательство (M Amer = 3,83, SD = 1,47; M Ind = 3,71, SD = 1,54).

Как показано в , когда моральная дилемма представляла собой проблему типа переключения, когда вред был косвенным и причинялся как побочный эффект, не было разницы между рейтингами одобрения жертвоприношения собой ( M = 3,87, SD = 1,49 ) по сравнению с кем-то другим ( M = 3,98, SD = 1,37). Однако в дилеммах типа пешеходного моста испытуемые сочли жертвование собой более морально похвальным ( M = 3.78, SD = 1,58), чем пожертвовать кем-то другим ( M = 3,31, SD = 1,57).

Результаты исследования 1.

Средние рейтинги одобрения в исследовании 1 в зависимости от типа проблемы трамвая, самопожертвования по сравнению с другими и культурного происхождения участников.

Кроме того, средний рейтинг одобрения для самопожертвования в версии с пешеходным мостом достоверно не отличался от общего одобрения в версии с переключателем. Другими словами, добавление опции самопожертвования скрыло разницу между версиями задачи о троллейбусе с пешеходным мостом и стрелочным переводом.Это исследование предполагает, что причинение прямого вреда (как в версии с пешеходным мостом) является более порицаемым с моральной точки зрения, чем причинение косвенного вреда (как в версии с переключателем), только когда этот вред причиняется кому-то другому, а не себе. В случаях самопожертвования прямой вред приравнивается к косвенному вреду и столь же достоин похвалы, если он нанесен для спасения пяти других.

Исследование 2

Результаты исследования 1 поднимают ряд вопросов, два из которых мы считаем особенно важными и рассматриваем во втором эксперименте.Первый касается масштабов самопожертвования. Широкая интерпретация самопожертвования заключается в том, что оно состоит в причинении себе вреда любым возможным способом. Например, мать, отказывающаяся от своего ребенка по какой-либо причине, была бы великим актом самопожертвования из-за душевных страданий или смятения, которые мать непременно испытала бы. С этой точки зрения принесение в жертву родственников или членов своей группы должно так же похвально, как «чистые» акты самопожертвования. Интересно, что некоторые религиозные традиции подчеркивают именно этот вид жертвоприношения, например.грамм. Готовность Авраама пожертвовать Исааком, и поэтому есть основания признать, что принесение в жертву близкого другого приведет к таким же суждениям, как и принесение в жертву себя.

В качестве альтернативы можно представить, что акт самопожертвования строго ограничен рамками самого себя. С этой точки зрения, агент, причиняющий вред себе (и только себе), может рассматриваться как добродетельный, но человек, который приносит в жертву своего сына, свою жену или свою мать, может рассматриваться как правонарушитель. Возвращаясь к примеру Хайдта [6], эта точка зрения предполагает, что воткнуть булавку в мою руку предпочтительнее, чем воткнуть булавку в чужую руку; воткнуть булавку в руку моего ребенка хуже, чем любой из этих вариантов.В этом исследовании мы эмпирически проверяем, какая из этих точек зрения является более точной.

Второй вопрос, поднятый в исследовании 1, касается возможности обобщения обнаруженного нами эффекта. Соответственно, мы расширили наши стимулы и использовали более широкий набор морально значимых ситуаций (в основном на основе Greene et al., [16]). Мы также протестировали иранских субъектов, расширив популяцию, протестированную в предыдущем исследовании.

Метод

Участники

Триста шестьдесят четыре студента из иранского университета и нескольких учебных заведений, готовящихся к поступлению в колледж, вызвались добровольцами во время занятий, а 58 студентов из крупного американского университета Среднего Запада приняли участие для получения кредита по курсу.В выборке было 224 мужчины, средний возраст 18,9 лет.

Дизайн и процедура

Мы создали семь основных контекстов, в которых можно было пожертвовать одним человеком ради спасения нескольких других. В зависимости от уместности конкретной описываемой ситуации каждый контекст имел несколько различных вариантов, в которых мы манипулировали личностью человека, приносимого в жертву (самого себя, незнакомца или близкого родственника). Каждый участник видел все семь контекстов, но случайным образом был представлен один из вариантов.Так, например, для Контекста 1 участник мог видеть либо версию самопожертвования, либо версию жертвы другим, либо версию близкой относительной жертвы. Точно так же в Контексте 2 участнику снова случайным образом была представлена ​​одна из трех версий и так далее, и так далее для оставшихся шести контекстов (Исследование 2 в файле S1). Поскольку задание было случайным, некоторые участники видели больше вариантов самопожертвования, чем другие участники. После прочтения каждого сценария участники оценивали конкретное вмешательство по 6-балльной шкале от «– 3 совсем не подходит» до «3 определенно подходит».Это исследование было одобрено IRB Северо-Западного университета. Информированное письменное согласие было получено в соответствии с рекомендациями, одобренными IRB Северо-Западного университета, до того, как участники начали эксперимент.

Результаты и обсуждение

Данные были проанализированы с использованием смешанного дизайна ANOVA с одним внутрисубъектным фактором, личностью человека, который должен быть принесен в жертву (т.е. себя, другого или близкого родственника), и одним межсубъектным фактором, участниками. культурное происхождение (Иран или США). Отсутствующие данные были исключены по каждому случаю.

Как и предполагалось, мы обнаружили главный эффект личности жертвы, F(2, 578) = 30,3, p < 0,001, частичное η 2 = 0,1. В разных сценариях участники больше всего одобряли самопожертвование (M = 0,82, SD = 1,78), затем жертвовали незнакомцем (M = -0,14, SD = 1,55) и меньше всего одобряли жертвование близким родственником (M = -0,67, SD = 1,91). Как показано на графике, не было основного эффекта культуры (F(1, 289) = 9,05, нс ) и взаимодействия между культурой и личностью жертвы (F(2, 578) = 4.16, нс ).

Результаты исследования 2.

Средние рейтинги одобрения в исследовании 2 в зависимости от принесенного в жертву человека (например, себя по сравнению с другими по сравнению с родственниками) и культурного происхождения участников.

Исследование 2 повторяет основные шаблоны из предыдущего исследования, расширяя эти результаты важными способами. Мы считаем, что самопожертвование с моральной точки зрения предпочтительнее, чем принесение в жертву незнакомца, однако эти результаты также предполагают, что принесение в жертву близкого человека считается более предосудительным, чем любой из этих вариантов.

Исследование 3

Результаты исследования 2 подтвердили выводы первого исследования о том, что самопожертвование в задаче о трамвае предпочтительнее, чем жертвование кем-то другим. Это особенно верно в версии задачи с пешеходным мостом, где участники предпочитают прыгать с моста сами, а не отталкиваться от кого-то другого. Исследование 2 также показало, что самопожертвование морально приветствуется только тогда, когда вред причиняется самому себе, а не близкому человеку. Таким образом, эти результаты начинают рисовать картину того, что самопожертвование является морально похвальным действием (по сравнению с жертвованием другими), но только тогда, когда оно рассматривается как имеющее непосредственное отношение к границам личности.

Исследование 3 дополнительно исследует понятие асимметрии себя-другого в самопожертвовании. Мы проверили идею о том, что самопожертвование, совершенное самим собой, будет рассматриваться как более нравственное, чем чье-то еще. Другими словами, мы предсказали, что, хотя самопожертвование будет предпочтительнее жертвовать кем-то другим, эффект будет наиболее выраженным, когда действие будет описано и рассмотрено с точки зрения 1-го -го человека, а не 3--го -го человека. Эта гипотеза расширила результаты двух предыдущих исследований, изучив, в какой степени моральная заслуга самоотверженного действия обусловлена ​​действием самого себя.Манипулируя визуальной и повествовательной перспективой (1-й человек против 3-го -го человека) акта жертвоприношения, мы стремились ответить на вопрос: ценен ли акт самопожертвования, совершенный кем-то другим, так же, как мой собственный?

Метод

Участники

Сто восемьдесят шесть участников были набраны из Amazon Mechanical Turk, онлайн-платформы краудсорсинга. Участники были из США и Индии (n = 71 и 113, соответственно, из тех, кто сообщил о стране проживания).Женщины составляли 42% от общего числа участников, а средний возраст участников составлял 32,5 года. Участникам платили 50 центов по завершении опроса, а участие длилось менее пяти минут во всех опросах.

Дизайн и процедура

Участники были случайным образом распределены по одному из четырех межсубъектных условий, в которых мы манипулировали Типом жертвы (Сам против Другого) и Перспективой (1 человек против 3 человек).Все сценарии были вариантами мостиковой версии задачи о троллейбусе. Каждый участник получил графическое изображение ситуации и краткое словесное описание. Изображения, использованные в этом исследовании, показаны на (пожалуйста, обратитесь к исследованию 3 в файле S1 для получения полного текста сценариев). В каждом сценарии говорилось, что актер участвовал либо в самопожертвовании, либо в жертвовании другими. После прочтения сценариев и обращения к картинкам участников попросили оценить, насколько они одобряют действия по шкале от 1 до 6, где более высокие цифры означают большее одобрение.Это исследование было одобрено IRB Северо-Западного университета в дополнение к IRB Иранского института когнитивных исследований. Перед экспериментом были получены информированные письменные согласия в соответствии с рекомендациями, одобренными IRB Северо-Западного университета в дополнение к IRB Иранского института когнитивных исследований.

Рисунки, использованные в исследовании 3.

Рисунки, использованные в исследовании 3 для управления визуальной перспективой жертвоприношения. Столбцы указывают тип жертвоприношения, изображенного на изображениях, а строки показывают измененную перспективу.

Результаты и обсуждение

Два участника были исключены из анализа из-за отсутствия данных. Мы проанализировали данные, используя трехфакторный межсубъектный дисперсионный анализ со страной проживания, типом жертвы и перспективой в качестве фиксированных факторов. Прогнозируемое взаимодействие между Типом жертвы (Сам против Другого) и Перспективой (1 человек против 3 человек) наблюдалось (F(1, 176) = 5,28, p = ..023, η р 2 = .029). Участники предпочитали самопожертвование жертвованию другими, но только тогда, когда оно было показано и описано от первого лица (M = 4,44 против 3,47, SD = 1,57 и 1,87 соответственно). Ни один из других основных эффектов или взаимодействий не был статистически значимым (см. Исследование 3 предоставляет дополнительные доказательства того, что самопожертвование в моральных дилеммах рассматривается как похвальное действие по сравнению с жертвованием кем-то другим. Однако самопожертвование ценится только в определенных границах себя, и чем дальше человек уходит от этой границы, как в этом исследовании с точки зрения третьего лица, тем менее значительным кажется самопожертвование.Как заметил полезный рецензент, смещение психологической дистанции за счет манипулирования визуальной и повествовательной перспективой [29, 30] может убрать эмоциональную значимость дилеммы пешеходного моста, сделав сценарий от третьего лица похожим на версию с переключением. Без интуитивного участия сценария от первого лица вред не может считаться серьезным, а самопожертвование не столь достойным восхищения. Таким образом, результаты исследования 3 в значительной степени аналогичны сравнению, сделанному в исследовании 1, между версиями троллейбуса с пешеходным мостом и стрелочным переводом, даже несмотря на то, что настоящее исследование направлено на определение перспективы.

Результаты исследования 3.

Средние рейтинги одобрения в исследовании 3 по типу жертвы (самопожертвование против других) и точки зрения (1 человек из против 3 из человек).

Общее обсуждение

Представленные здесь результаты исследований имеют три основных значения. Первый представляет собой эмпирическую демонстрацию того, что в моральных дилеммах, связанных с прямым причинением вреда, принесение в жертву другого человека считается менее подходящим, чем принесение в жертву себя. Этот результат наблюдался в трех экспериментах и ​​среди разных культурных групп.Наши результаты показывают, что Moore et al. [28] и результаты Хюбнера и Хаузера [21] о том, что люди довольно эгоистичны в моральных дилеммах, не поддаются широкому обобщению. В сценарии с пешеходным мостом люди оценивают прыжки с моста, чтобы спасти пятерых человек, как более приемлемые с моральной точки зрения, чем толкание кого-то. В простых числах исчисление пять к одному может показаться таким же, но разница между самопожертвованием и убийством кажется важной для наших участников. Поскольку мы использовали несколько иную методологию, наши результаты не обязательно расходятся с конкретными выводами предыдущих исследований личного интереса в моральных дилеммах.В отличие от Мура и др. [28], мы не контролировали личную заинтересованность, заявляя, что лицо, принимающее решения, является частью группы, смешивая возможную внутригрупповую лояльность с личным интересом. Вместо этого мы сравнили случаи, когда лицо, принимающее решение, должно было пожертвовать другим человеком или пожертвовать собой, чтобы спасти другую группу людей, и обнаружили, что в случаях с пешеходным мостом жертвование другим человеком одобрялось меньше, чем самопожертвование. Хотя такие результаты являются новыми и несколько удивительными, учитывая предыдущие выводы, их можно предсказать с помощью определения Хайдтом морали как противоположности личным интересам.

В дополнение к эмпирическому оспариванию предыдущих утверждений о личных интересах в моральных дилеммах, эти результаты имеют последствия для современных теорий принятия моральных решений. Большая часть недавней работы в области моральной психологии исходит из предположения, что нормативные принципы нейтральны по отношению к агентам [31,21]. Например, в соответствии с Золотым правилом [32], которое, возможно, является основой нашего нынешнего понимания универсальных прав человека, человек должен относиться к другим так, как он хочет, чтобы другие относились к нему, по существу сводя к минимуму различие между собой и другими.Тем не менее, мы обнаружили, что это различие нетривиально, и в случаях прямого вреда жертвование собой отличается от жертвоприношения другим. В то время как предыдущая работа уже продемонстрировала, что суждения могут зависеть от конкретной роли морального агента [33] и что моральные обязательства одного человека не обязательно рассматриваются как обязательства для другого [34], различие между собой и другими в наших результатах приводит к дальнейшим результатам. подчеркивает роль агент-относительности морального выбора. Другими словами, при прочих равных условиях я мог бы пожертвовать собой, но я мог бы не одобрять жертвование кем-то другим или то, что кто-то другой жертвует мной.

В-третьих, мы обнаружили, что предпочтение самопожертвования не обязательно может быть предпочтением причинения высокой себестоимости [35]. Если самопожертвование — это просто крайняя форма дорогостоящей передачи сигналов, то можно было бы ожидать, что и жертвование собой, и жертва родственника будут более одобрены, чем жертвоприношение незнакомцем. Тем не менее, в исследовании 2 мы обнаружили, что пожертвовать незнакомцем сложнее, чем пожертвовать собой, но легче, чем пожертвовать родственником. Паттерн «самоотносительный-другой» подчеркивает роль агент-релятивности в моральных суждениях, предполагая, что важны как роль «я» как агента, так и отношение «я» к пациентам действия.Будущий анализ каузального компонента моральных суждений [36,37] должен учитывать уникальную каузальную роль, которую самость может играть в моральных дилеммах. Включение жизни лица, принимающего решения, в каузальную структуру и манипулирование его отношениями с другими заинтересованными сторонами представляет собой проблему для некоторых основных каузальных различий, используемых для анализа структуры моральной дилеммы, таких как жертва и вред, агент и пациент или средства и цели.

Прежде чем мы закончим, нам нужно сделать два важных замечания.Первый связан с экспериментально контролируемым, но, по общему признанию, искусственным характером задействованных сценариев. Наши данные свидетельствуют о том, что самость является важным фактором для моральных суждений о гипотетических событиях, но необходима дальнейшая работа, чтобы показать, насколько хорошо такие выводы можно обобщить на реальные жизненные ситуации (см. 9). Как указывали другие, хотя относительно узкая область «троллейологии» раскрыла важные параметры, лежащие в основе морального познания, она опирается почти исключительно на гипотетические сценарии и абстрактные моральные суждения, а не на реальное моральное поведение.Настоящие исследования подвергаются аналогичной критике. Участников этих исследований спрашивали о моральной уместности различных гипотетических сценариев, которые могут отличаться от их моральных решений или поведения в реальных ситуациях. В частности, Тасси и соавт. [38] показывают, что выбор действий в таких моральных дилеммах, как проблема троллейбуса, часто приводит к более утилитарным решениям, чем выбору суждения. Это указывает на то, что если бы участники столкнулись с ситуациями, которые мы использовали в текущем наборе исследований, они могли бы быть более склонны поддержать самопожертвование, особенно если альтернативой было бы пожертвовать кем-то другим.Это интригующая, хотя и не поддающаяся проверке гипотеза, однако, как и в случае с другими моральными сценариями, основанными на троллейбусах, мы надеемся, что включение самопожертвования в эти сценарии выявляет важное различие, которое до сих пор недостаточно представлено в литературе.

Второе предостережение связано с возможностью сильных эффектов контекста. Могут существовать очень конкретные нормы, регулирующие баланс между самопожертвованием и личным интересом. Прыжок на гранате, чтобы спасти пятерых сослуживцев, можно легко расценить как похвальный поступок, однако здоровый солдат, пожертвовавший всеми органами своего тела ради спасения других солдат, скорее всего, будет считаться не героем, а отклонением от нормы.Изменение структуры дилеммы, в которой происходит самопожертвование, например, с использованием вариантов дилеммы добровольцев, может также дать более глубокое понимание контекстов, в которых самопожертвование морально похвально, а когда оно воспринимается как глупое или, что еще хуже, аморальное. действие.

Заключение

Одной из задач моральных психологов является выбор факторов для изучения. Решение о том, важны ли самопожертвование и личный интерес для моральных исследований, в значительной степени зависит от определения и теоретической основы, однако мы показали, что включение себя как агента и жертвы практически устраняет эффект трамвая.Мы также обнаружили, что это происходит не только из-за собственной стоимости, потому что жертвование родственником, казалось, сильно отличалось от принесения в жертву себя. Кроме того, мы обнаружили, что неконгруэнтная визуальная перспектива самопожертвования от третьего лица сводит на нет положительную ценность самопожертвования. Эти результаты имеют важные теоретические последствия для области моральной психологии, стимулируя будущую работу над агентной относительностью моральных суждений и более тщательный анализ роли, которую играет причинность.Помимо теоретического значения, различие между собой и другими в моральной сфере может иметь отношение к поведению в реальном мире в его экстремальных формах, начиная от героических альтруистических поступков [39] и заканчивая самоотверженным терроризмом [40,41].

Вспомогательная информация

Файл S1
Сценарии трех экспериментов.

(PDF)

Файл S2
Данные для трех экспериментов.

(XLS)

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить Дуга Медина, Скотта Атрана, Джереми Джинджеса и Пурниму Сингх за их ценные идеи и неоценимую поддержку при написании этой статьи.

Заявление о финансировании

Эта работа была поддержана грантом Национального научного фонда SES 0962185. Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Доступность данных

Все соответствующие данные содержатся в документе и в его файлах вспомогательной информации.

Ссылки

1. Стокер М. (1976) Агент и другие: против этического универсализма Австралазийский философский журнал, 206–220.

2. Слот М. 1984. Мораль и асимметрия себя-другого. Журнал философии 81:179–192. [Google Академия]3. Нагель Т. (1986). Вид из ниоткуда. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. [Google Академия]4. Сайдер Т. (1993). Асимметрия и самопожертвование. Философские исследования 70: 117–132. [Google Академия]5. Блумфилд П. (2008) Мораль и личные интересы Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2008. [Google Scholar]6. Хайдт Дж. (2007). Новый синтез в моральной психологии. Наука, 316, 998–1002. [PubMed] [Google Scholar]7.Филдс Р. М., Оуэнс С. (2004). Мученичество. Издательская группа Гринвуд. [Google Scholar]

8. Дегани М. (2009). Когнитивная модель принятия моральных решений на основе распознавания. Докторская диссертация, Северо-Западный университет, факультет электротехники и информатики, Эванстон, Иллинойс.

9. Сачдева С. (2010). Норма самопожертвования. Докторская диссертация, Северо-Западный университет, факультет психологии, Эванстон, Иллинойс.

10. Атран С., Аксельрод Р. (2008) Переосмысление священных ценностей.Журнал переговоров, 24, 221–224. [Google Академия] 11. Атран С., Аксельрод Р., Дэвис Р. (2007) Священные барьеры на пути разрешения конфликтов. Наука, 317, 1039 [PubMed] [Google Scholar]

12. Киркпатрик Д.Д., Сангер Д.Э., Фахим К., Эль-Наггар М., Маццетти М. (2011). Тунисско-египетская связь, потрясшая арабскую историю. Нью-Йорк Таймс, 13.

13. Даджани Дж., Зунес С., Ахмадейн Н., Мохьелдин А., Тайор С., Уильямс Д. (н.д.). Египет и Ближний Восток: революции 2.0. Ближний Восток в смятении.

14.Томсон Дж. (1985). Проблема с тележкой. Йельский юридический журнал, 94, 1395–1415. [Google Академия] 15. Петринович Л., О’Нил П., Йоргенсен М. (1993). Эмпирическое исследование моральных интуиций: направление и эволюционная этика. Журнал личности и социальной психологии, 64 (3), 467–478. [Google Академия] 16. Грин Д.Д., Соммервиль Р.Б., Нистром Л.Е., Дарли Д.М., Коэн Д.Д. (2001). ФМРТ-исследование эмоциональной вовлеченности в моральное суждение. Наука, 293 (5537), 2105–2108. [PubMed] [Google Scholar] 17. Ройзман Э.Б., барон Дж.(2002). Предпочтение косвенного вреда. Исследования социальной справедливости, 15, 165–184. [Google Академия] 18. Хаузер М. (2006). Моральные умы: как природа создала наше универсальное чувство добра и зла Нью-Йорк: Экко. [Google Академия] 19. Михаил Дж. (2007). Универсальная моральная грамматика: теория, доказательства и будущее. Тенденции в когнитивных науках, 11 (4), 143–15. [PubMed] [Google Scholar] 20. Вальдманн М.Р., Дитрих Дж.Х. (2007). Бросить бомбу в человека по сравнению с броском в человека бомбы: близорукость вмешательства в моральные интуиции.Психологическая наука, 18 (3), 247–253. [PubMed] [Google Scholar] 21. Хюбнер Б., Хаузер, доктор медицины. (2011). Нравственные суждения об альтруистическом самопожертвовании: Когда сталкиваются философские и народные интуиции. Philosophical Psychology, 24(1), 73. [Google Scholar]22. Суонн В. Б., Гомес А., Довидио Дж. Ф., Харт С., Джеттен Дж. (2010). Умирать и убивать за свою группу. Психологическая наука, 21 (8), 1176–1183. 10.1177/0956797610376656 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Swann WB Jr, Gómez Á, Buhrmester MD, López-Rodríguez L, Jimenez J, Vázquez A.(2014). Созерцание окончательной жертвы: слияние идентичности направляет прогрупповой аффект, познание и принятие моральных решений. Журнал личности и социальной психологии, 106 (5), 713–727. 10.1037/а0035809 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Лукас Б.Дж., Ливингстон Р.В. (2014). Чувство социальной связи увеличивает утилитарный выбор в моральных дилеммах. Журнал экспериментальной социальной психологии, 53, 1–4. [Google Академия] 25. Хайдт Дж. (2012). Праведный ум: почему хороших людей разделяет политика и религия Нью-Йорк: Книги Пантеона.[Google Академия] 26. Шеллоу С., Илиев Р., Медин Д. (2011). Проблемы с тележкой в ​​контексте. Суждение и принятие решения. 6(7), 593–601. [Google Scholar]

27. Ди Нуччи Э. (2012). Самопожертвование и проблема вагонетки. Философская психология, 1–11.

28. Мур А.Б., Кларк Б.А., Кейн М.Дж. (2008). Кого не убивать? Индивидуальные различия в объеме рабочей памяти, исполнительном контроле и моральных суждениях. Психологическая наука: журнал Американского психологического общества / APS, 19 (6), 549–557.[PubMed] [Google Scholar] 29. Либби Л.К., Шеффер Э.М., Эйбах Р.П., Слеммер Дж.А. (2007). Представьте себя на опросах. Визуальная перспектива в мысленных образах влияет на самовосприятие и поведение. Психологическая наука, 18 (3), 199–203. [PubMed] [Google Scholar] 31. Камм FM (2007). Сложная этика: права, обязанности и допустимый вред Издательство Оксфордского университета; НАС. [Google Академия] 32. Холлис М. (1996). Разум в действии: Очерки философии социальных наук. Издательство Кембриджского университета. [Google Академия] 33.Хайдт Дж., Барон Дж. (1996). Социальные роли и моральная оценка поступков и бездействия. Европейский журнал социальной психологии, 26, 201–218. [Google Академия] 34. Барон Дж., Спранка М. (1997). Защищенные ценности. Организационное поведение и процессы принятия решений человеком, 70 (1), 1–16. [Google Академия] 35. Оливола С.Ю., Шафир Э. (2013). Эффект мученичества: когда боль и усилие увеличивают просоциальный вклад. Журнал принятия поведенческих решений, 26 (1), 91–105. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]37.Илиев РИ, Сачдева С, Медин ДЛ. (2012). Моральная кинематика: роль физических факторов в моральных суждениях. Память и познание, 40 (8), 1387–1401. [PubMed] [Google Scholar] 38. Тасси С., Улье О., Манчини Дж., Уикер Б. (2013). Расхождения между суждением и выбором действия в моральных дилеммах. Frontiers in Psychology, 4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]39. Беккер С.В., Игли А.Х. (2004). Героизм женщин и мужчин. Американский психолог, 59, 163–178. [PubMed] [Google Scholar]40.Атран С. (2003). Генезис терроризма смертников. Наука, 299, 1534–1539. [PubMed] [Google Scholar]41. Джинджес Дж., Атран С., Сачдева С., Медин Д. (2011). Психология вне лаборатории: вызов насильственному экстремизму. Американский психолог, 66, 507–519. 10.1037/а0024715 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Роль самопожертвования в моральных дилеммах

PLoS One. 2015 г.; 10(6): e0127409.

, 1 , 2 , 3 , 4 и * 5 , 6

Соня Сачдева

1 Отдел социальных наук, Лесная служба США, Эванстон, Иллинойс, Соединенные Штаты Америки,

Румен Илиев

2 Школа государственной политики Форда, Мичиганский университет, Анн-Арбор, Мичиган, Соединенные Штаты Америки,

Хамед Эхтиари

3 Исследовательский центр молекулярной и клеточной визуализации, Иранский национальный центр изучения наркомании, Тегеранский университет медицинских наук, Тегеран, Иран,

4 Программа трансляционной нейробиологии, Институт когнитивных исследований, Тегеран, Иран,

Мортеза Дегани

5 Кафедра психологии, Университет Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, Соединенные Штаты Америки,

6 Институт мозга и творчества, Университет Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, Соединенные Штаты Америки,

Томас Боро, академический редактор

1 Отдел социальных наук, Лесная служба США, Эванстон, Иллинойс, Соединенные Штаты Америки,

2 Школа государственной политики Форда, Мичиганский университет, Анн-Арбор, Мичиган, Соединенные Штаты Америки,

3 Исследовательский центр молекулярной и клеточной визуализации, Иранский национальный центр изучения наркомании, Тегеранский университет медицинских наук, Тегеран, Иран,

4 Программа трансляционной нейробиологии, Институт когнитивных исследований, Тегеран, Иран,

5 Кафедра психологии, Университет Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, Соединенные Штаты Америки,

6 Институт мозга и творчества, Университет Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, Соединенные Штаты Америки,

Национальный центр научных исследований, ФРАНЦИЯ,

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Инициатор и разработчик опытов: СС НИИ МД. Выполняли эксперименты: SS HE MD. Проанализированы данные: СС РИ МД. Предоставленные реагенты/материалы/инструменты для анализа: СС НИИ ВО, к.м.н. Написал статью: СС РИ МД.

Поступила в редакцию 21 декабря 2014 г .; Принято 15 апреля 2015 г.

Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что первоначальный автор и источник должным образом указаны.

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.
Дополнительные материалы

Файл S1: Сценарии трех экспериментов. (PDF)

GUID: 36A26E54-ACA3-4FF0-A896-458E565194F9

Файл S2: Данные для трех экспериментов. (XLS)

GUID: 5B4E6BFE-7B3B-48DD-B0A9-87A6B96C99BE

Заявление о доступности данных

Все соответствующие данные содержатся в документе и в файлах сопутствующей информации.

Abstract

Многовековые культурные истории предполагают, что самопожертвование может быть краеугольным камнем наших моральных концепций, однако это понятие практически отсутствует в последних теориях моральной психологии. Например, в известной задаче о троллейбусе с пешеходным мостом единственный способ спасти пятерых человек от сбежавшего троллейбуса — толкнуть одного человека на рельсы. Явно указано, что наблюдатель не может пожертвовать собой, потому что его вес недостаточен, чтобы остановить тележку.Но представьте, если бы это было не так. Люди предпочли бы пожертвовать собой, чем подтолкнуть другого? В исследовании 1 мы обнаружили, что люди одобряют самопожертвование больше, чем непосредственное причинение вреда другому человеку для достижения того же результата. В исследованиях 2 и 3 мы показываем, что в широком смысле эффект заключается не в чувствительности к себестоимости, а в самопожертвовании есть что-то уникальное. Обсуждаются важные теоретические выводы об относительности агентов и роли причинности в моральных суждениях.

Введение

Имеет ли отношение «я» к сфере морали? Хотя на первый взгляд этот вопрос может показаться тривиальным, он является предметом дискуссий в моральной философии уже несколько десятилетий [1–5]. В частности, философы подчеркивают асимметрию «я-другой», когда речь идет о морально значимом принятии решений, когда действия, допустимые для себя, не обязательно допустимы для других. Однако в недавнем всплеске психологической работы над моральными дилеммами эта дискуссия в значительной степени отсутствовала.В большинстве исследований не учитывалась роль личности в морально мотивированных решениях — как правило, не проводилось различия между последствиями для себя и других (заметным исключением является относительно новая работа по моральному лицензированию, в которой предполагается, что -восприятие и оценка, т.е. как нравственных или аморальных личностей, влияет на их нравственное поведение в последующих случаях). Однако в текущей работе мы предполагаем, что самость играет центральную роль в области морали, и понимание этой роли является необходимым условием для нашего понимания человеческой морали.

Один из интуитивных ответов на вопрос о роли личности в области морали состоит в том, что нравственные действия и действия, направленные на благо себе, по своей сути противоречат друг другу, т. е. нравственные действия — это те действия, которые не преследуют личных интересов. Хайдт [6], например, начинает свою влиятельную статью, заявляя, что «люди эгоистичны, но нравственно мотивированы», подразумевая конфликт между моралью и личным интересом. Хотя теория Хайдта довольно тонкая, центральным моментом, который он делает, является то, что мораль можно рассматривать как механизм, который контролирует личные интересы и, таким образом, делает возможным социальность и сотрудничество.Когда ситуация рассматривается как часть моральной сферы, выбор, который противоречит эгоизму, часто может рассматриваться как морально правильный. Одним из примеров является то, что большинству людей труднее воткнуть булавку в ладонь незнакомого ребенка, чем в свою собственную ладонь, предполагая, что при моральном мышлении причинение боли другим может быть менее предпочтительным, чем причинение боли себе.

Контраст между действиями, основанными на морали, и действиями в личных интересах можно найти во многих аспектах культурных верований.Например, акты самопожертвования часто лежат в основе многих мифов и религиозных учений [7]. Самопожертвование также ассоциируется с героическими поступками в рассказах, связанных с национальной идентичностью [8], и часто преподается как добродетель в детских сказках [9]. Самопожертвование ради конкретного дела также может быть особым мощным сигналом силы нравственной позиции [10,11]. Недавняя волна революций, прокатившаяся по арабскому миру, известная как «арабская весна», в значительной степени была вызвана самопожертвованием торговца фруктами в маленькой деревне в отдаленном районе Туниса.Символизм такого акта побудил тысячи людей требовать справедливости [12,13].

Несмотря на мощное присутствие концепции самопожертвования в различных культурах и противопоставление Хайдтом морали личным интересам, большая часть недавних работ по моральным дилеммам в значительной степени игнорировала роль личности. Наиболее популярным примером является исследование, основанное на задаче о троллейбусе [14]. Эта парадигма обычно использует две версии: в версии с переключателем сторонний наблюдатель может щелкнуть переключателем, чтобы перенаправить тележку на другой путь, что в противном случае убило бы группу из пяти человек, но загвоздка в том, что на перенаправленном пути есть еще один человек.В версии с пешеходным мостом прохожий может спасти пятерых человек, столкнув одного человека с пешеходного моста на пути приближающейся тележки. Типичный вывод состоит в том, что люди одобряют действия в версии с выключателем, но не в варианте с пешеходным мостом [15–20]. Заметьте, однако, что в обеих версиях задачи жизнь лица, принимающего решения, не поставлена ​​на карту. В версии Switch лицо, принимающее решения, не находится ни на одной из дорожек, поэтому любой выбор, который она делает, касается жизни других людей. Вариант с пешеходным мостом несколько более искусственный, где вариант самопожертвования лица, принимающего решение, явно исключается добавлением условия, что человеческое тело, которое остановит тележку, должно быть очень тяжелым, и так уж получилось, что есть толстый свидетель рядом.

Несколько исследований, в которых жизнь лица, принимающего решения, рассматривалась как релевантный фактор дилеммы, дали неоднозначные результаты. Наиболее тщательный тест проведен Moore et al. (2008), которые поставили испытуемых перед 24 дилеммами, различающимися несколькими различными факторами, одним из которых был личный интерес. Основываясь на своей гипотезе на утверждении Петриновича и его коллег [15] о том, что моральная интуиция часто отражает эволюционные принципы, авторы предсказали, что люди одобрят убийство ради собственного спасения больше, чем убийство ради спасения других.Эмпирические результаты подтвердили их предсказание: когда лицо, принимающее решения, было частью группы риска, оно с большей вероятностью одобряло бы жертвование другим человеком ради спасения группы и себя по сравнению с условиями, когда лицо, принимающее решения, жизнь не была поставлена ​​на карту. Сходная роль личного интереса была обнаружена Хюбнером и Хаузером [21] в трехдорожечной вариации стрелочной версии задачи о троллейбусе. Участникам этой версии сказали, что они могут перенаправить тележку на другого человека, на себя или ничего не делать.Многие участники предпочли перенаправить тележку на другого человека (48%) и от себя. Однако была и значительная группа (33%), которые предпочли перенаправить тележку на себя. Этот вывод был неожиданным для авторов исследования, но для нас он предполагает, что самопожертвование является жизненно важным компонентом дилеммы троллейбуса и требует более тщательного подхода.

Еще один способ решения вопроса о личной заинтересованности в моральных дилеммах состоит в том, чтобы изменить не явную роль лица, принимающего решение, в дилемме, а ее отношения с людьми, чьи жизни поставлены на карту.Петринович и др. [15] обнаружили, что в моральных дилеммах люди ценят жизнь незнакомца меньше, чем жизнь родственника. Точно так же Swann et al. [22] обнаружили, что люди различают внутригрупповых и чужих жертв при рассмотрении альтруистического самопожертвования. То есть испанские участники одобрили самоотверженное вмешательство для спасения жизней других испанцев, но в меньшей степени для спасения жизней американцев. Последующая работа также предполагает, что готовность пожертвовать собой ради членов своей группы является функцией слияния идентификации: чем больше воспринимаемое совпадение между собой и своей группой, тем больше готовность пожертвовать собой [23,24].

Принимая во внимание чистую монету, есть сходные доказательства того, что люди довольно эгоистичны в моральных дилеммах. Они придают большее значение своей собственной жизни, жизни родственников и жизни своих групп, чем жизни незнакомцев. Тем не менее, если Хайдт [6, 25] прав в том, что мораль подавляет личный интерес, тогда мы должны быть в состоянии обнаружить, что причинить вред другим труднее, чем причинить вред себе. Обратите внимание, что исследования, которые мы рассмотрели до сих пор, не изучали, легче ли столкнуть незнакомца с моста в версии дилеммы трамвая с пешеходным мостом, чем совершить акт самопожертвования, спрыгнув с себя.Хюбнер и Хаузер [21] напрямую сравнили жертвование собой и кем-то другим, но только в версии задачи о тележке с переключателем. Кроме того, они использовали структуру из трех лемм, которая могла привести к сильным эффектам контекста [26] или эффектам порядка [27]. В эксперименте Мура и др. [28] лицо, принимающее решение в условиях личной заинтересованности, является частью группа, жизнь которой находится в опасности, поэтому отказ от спасения себя также означает отказ от спасения остальных членов группы.

Насколько нам известно, в полной версии задачи о вагонетке прямых тестов на самопожертвование не проводилось.Хотя Хюбнер и Хаузер [21] действительно сообщают о некоторых неподтвержденных данных, предполагающих, что вариант самопожертвования спонтанно предлагается несколькими участниками (например, «Я бы прыгнул вперед, я вешу 220») в версии их исследований с пешеходным мостом, это был отклонен авторами на том основании, что «абсурдный акт альтруистического самопожертвования» предлагается участниками в ответ на «абсурдность сценария [троллейбуса]». Это упущение может легко привести к неправильной оценке важности личности в моральных дилеммах или потенциальному выводу о том, что люди преимущественно эгоистичны при принятии моральных решений.В этой статье мы приводим эмпирические данные из трех экспериментов, чтобы проверить, в какой степени люди одобряют самоотверженные вмешательства. В исследовании 1 мы оцениваем рейтинги одобрения самопожертвования по сравнению с жертвами других как в версии пешеходного моста, так и в версии стрелочного перевода дилеммы троллейбуса. В исследованиях 2 и 3 мы показываем, что жертвование близким другим может иметь отличные от жертвоприношения себя или отдаленного другого свойства.

Исследование 1

Этот эксперимент был разработан, чтобы выяснить, различают ли люди причинение вреда себе и причинение вреда другим в моральных дилеммах.Чтобы ответить на этот вопрос, мы использовали несколько вариантов дилеммы тележки.

Метод

Участники

Сто двадцать два студента бакалавриата из Индии и США приняли участие в исследовании для получения кредита за курс. Из них 98 студентов были набраны из индийского технического университета, а остальные были из крупного университета Среднего Запада в Соединенных Штатах. Выборка состояла из 96 мужчин, средний возраст 19,4 года.

Дизайн и процедура

Каждый субъект получил четыре сценария.Стимулы представляли собой словесные сценарии, в которых испытуемые ставились в положение актера, который должен решить, спасти ли нескольких человек, пожертвовав жизнью одного человека. Было четыре разных контекста, в которых произошло событие, включая версию исходной проблемы с троллейбусом. Для каждого контекста мы построили четыре разные версии, манипулирующие двумя бинарными факторами: типом проблемы с тележкой (переключатель или пешеходный мост) и личностью единственной жертвы (я или другой).Эта комбинация привела к 16 сценариям (исследование 1 в файле S1). Сценарии были представлены в четырех уравновешенных порядках.

После прочтения каждого сценария участники должны были указать, одобряют ли они конкретное вмешательство. Ответы оценивались по 6-балльной шкале, где 1 — «полностью не одобряю», 6 — «полностью одобряю». Индийских участников попросили принять участие в сеансе массового тестирования, в то время как участники из США участвовали в отдельных группах по 4 человека в лабораторном сеансе.Это исследование было одобрено Институциональным наблюдательным советом Северо-Западного университета (IRB). Информированное письменное согласие было получено в соответствии с рекомендациями, одобренными IRB Северо-Западного университета.

Результаты и обсуждение

Данные были проанализированы в ANOVA смешанного дизайна с двумя повторяющимися факторами измерения: тип вмешательства и личность единственной жертвы. Для анализа, о котором здесь сообщается, мы разрушили контекст, поскольку он не влиял систематически на зависимую переменную (средние значения во всех контекстах см. в разделе «Вспомогательная информация»).Культура рассматривалась как фактор между субъектами. Отсутствующие точки данных были исключены в зависимости от случая.

При воспроизведении типичного эффекта тележки основной эффект имел тип вмешательства: вмешательство в вариант с переключателем было оценено выше, чем вмешательство в случае с пешеходным мостом ( M переключатель = 3,92; М пешеходный мост = 3,54, F (1, 460) = 7,57, p = 0,006, η p 2 = .016). Хотя различие между собой и другими не имело существенного основного эффекта ( F (1, 460) = 1,58, p = 0,21, η p 2 = 0,003), эти два фактора продемонстрировали значительное взаимодействие. ( F (1460) = 4,48, p = 0,035, η p 2 = 0,010). Культура не взаимодействовала ни с одной из других представляющих интерес переменных, она оказала основное влияние на рейтинги одобрения (F(1, 460) = 6,40, p = 0,012, η ​​ p 2 = .014). Американские участники в целом более одобряли вмешательство (M Amer = 3,83, SD = 1,47; M Ind = 3,71, SD = 1,54).

Как показано в , когда моральная дилемма представляла собой проблему типа переключения, когда вред был косвенным и причинялся как побочный эффект, не было разницы между рейтингами одобрения жертвоприношения собой ( M = 3,87, SD = 1,49 ) по сравнению с кем-то другим ( M = 3,98, SD = 1,37). Однако в дилеммах типа пешеходного моста испытуемые сочли жертвование собой более морально похвальным ( M = 3.78, SD = 1,58), чем пожертвовать кем-то другим ( M = 3,31, SD = 1,57).

Результаты исследования 1.

Средние рейтинги одобрения в исследовании 1 в зависимости от типа проблемы с троллейбусом, самопожертвования по сравнению с другими и культурного происхождения участников.

Кроме того, средний рейтинг одобрения для самопожертвования в версии с пешеходным мостом достоверно не отличался от общего одобрения в версии с переключателем. Другими словами, добавление опции самопожертвования скрыло разницу между версиями задачи о троллейбусе с пешеходным мостом и стрелочным переводом.Это исследование предполагает, что причинение прямого вреда (как в версии с пешеходным мостом) является более порицаемым с моральной точки зрения, чем причинение косвенного вреда (как в версии с переключателем), только когда этот вред причиняется кому-то другому, а не себе. В случаях самопожертвования прямой вред приравнивается к косвенному вреду и столь же достоин похвалы, если он нанесен для спасения пяти других.

Исследование 2

Результаты исследования 1 поднимают ряд вопросов, два из которых мы считаем особенно важными и рассматриваем во втором эксперименте.Первый касается масштабов самопожертвования. Широкая интерпретация самопожертвования заключается в том, что оно состоит в том, чтобы причинить себе вред любым возможным способом. Например, мать, отказывающаяся от своего ребенка по какой-либо причине, была бы великим актом самопожертвования из-за душевных страданий или смятения, которые мать обязательно испытала бы. С этой точки зрения принесение в жертву родственников или членов своей группы должно так же похвально, как «чистые» акты самопожертвования. Интересно, что некоторые религиозные традиции подчеркивают именно этот вид жертвоприношения, например.грамм. Готовность Авраама пожертвовать Исааком, и поэтому есть основания признать, что принесение в жертву близкого другого приведет к таким же суждениям, как и принесение в жертву себя.

В качестве альтернативы можно представить, что акт самопожертвования строго ограничен рамками самого себя. С этой точки зрения агент, причиняющий вред себе (и только себе), может считаться добродетельным, а человек, жертвующий своим сыном, женой или матерью, может рассматриваться как правонарушитель. Возвращаясь к примеру Хайдта [6], эта точка зрения предполагает, что воткнуть булавку в мою руку предпочтительнее, чем воткнуть булавку в чужую руку; воткнуть булавку в руку моего ребенка хуже, чем любой из этих вариантов.В этом исследовании мы эмпирически проверяем, какая из этих точек зрения является более точной.

Второй вопрос, поднятый в исследовании 1, касается возможности обобщения обнаруженного нами эффекта. Соответственно, мы расширили наши стимулы и использовали более широкий набор морально значимых ситуаций (в основном на основе Greene et al., [16]). Мы также протестировали иранских субъектов, расширив популяцию, протестированную в предыдущем исследовании.

Метод

Участники

Триста шестьдесят четыре студента из иранского университета и нескольких учебных заведений, готовящихся к поступлению в колледж, вызвались добровольцами во время занятий, а 58 студентов из крупного американского университета Среднего Запада приняли участие для получения кредита по курсу.В выборке было 224 мужчины, средний возраст 18,9 лет.

Дизайн и процедура

Мы создали семь основных контекстов, в которых можно было пожертвовать одним человеком ради спасения нескольких других. В зависимости от уместности конкретной описываемой ситуации каждый контекст имел несколько различных вариантов, в которых мы манипулировали личностью человека, приносимого в жертву (самого себя, незнакомца или близкого родственника). Каждый участник видел все семь контекстов, но случайным образом был представлен один из вариантов.Так, например, для Контекста 1 участник мог видеть либо версию самопожертвования, либо версию жертвы другим, либо версию близкой относительной жертвы. Точно так же в Контексте 2 участнику снова случайным образом была представлена ​​одна из трех версий и так далее, и так далее для оставшихся шести контекстов (Исследование 2 в файле S1). Поскольку задание было случайным, некоторые участники видели больше вариантов самопожертвования, чем другие участники. После прочтения каждого сценария участники оценивали конкретное вмешательство по 6-балльной шкале от «– 3 совсем не подходит» до «3 определенно подходит».Это исследование было одобрено IRB Северо-Западного университета. Информированное письменное согласие было получено в соответствии с рекомендациями, одобренными IRB Северо-Западного университета, до того, как участники начали эксперимент.

Результаты и обсуждение

Данные были проанализированы с использованием смешанного дизайна ANOVA с одним внутрисубъектным фактором, личностью человека, который должен быть принесен в жертву (т.е. себя, другого или близкого родственника), и одним межсубъектным фактором, участниками. культурное происхождение (Иран или США). Отсутствующие данные были исключены по каждому случаю.

Как и предполагалось, мы обнаружили главный эффект личности жертвы, F(2, 578) = 30,3, p < 0,001, частичное η 2 = 0,1. В разных сценариях участники больше всего одобряли самопожертвование (M = 0,82, SD = 1,78), затем жертвовали незнакомцем (M = -0,14, SD = 1,55) и меньше всего одобряли жертвование близким родственником (M = -0,67, SD = 1,91). Как показано на графике, не было основного эффекта культуры (F(1, 289) = 9,05, нс ) и взаимодействия между культурой и личностью жертвы (F(2, 578) = 4.16, нс ).

Результаты исследования 2.

Средние рейтинги одобрения в исследовании 2 в зависимости от принесенного в жертву человека (например, себя по сравнению с другими по сравнению с родственниками) и культурного происхождения участников.

Исследование 2 повторяет основные шаблоны из предыдущего исследования, расширяя эти результаты важными способами. Мы считаем, что самопожертвование с моральной точки зрения предпочтительнее, чем принесение в жертву незнакомца, однако эти результаты также предполагают, что принесение в жертву близкого человека считается более предосудительным, чем любой из этих вариантов.

Исследование 3

Результаты исследования 2 подтвердили выводы первого исследования о том, что самопожертвование в задаче о трамвае предпочтительнее, чем жертвование кем-то другим. Это особенно верно в версии задачи с пешеходным мостом, где участники предпочитают прыгать с моста сами, а не отталкиваться от кого-то другого. Исследование 2 также показало, что самопожертвование морально приветствуется только тогда, когда вред причиняется самому себе, а не близкому человеку. Таким образом, эти результаты начинают рисовать картину того, что самопожертвование является морально похвальным действием (по сравнению с жертвованием другими), но только тогда, когда оно рассматривается как имеющее непосредственное отношение к границам личности.

Исследование 3 дополнительно исследует понятие асимметрии себя-другого в самопожертвовании. Мы проверили идею о том, что самопожертвование, совершенное самим собой, будет рассматриваться как более нравственное, чем чье-то еще. Другими словами, мы предсказали, что, хотя самопожертвование будет предпочтительнее жертвовать кем-то другим, эффект будет наиболее выраженным, когда действие будет описано и рассмотрено с точки зрения 1-го -го человека, а не 3--го -го человека. Эта гипотеза расширила результаты двух предыдущих исследований, изучив, в какой степени моральная заслуга самоотверженного действия обусловлена ​​действием самого себя.Манипулируя визуальной и повествовательной перспективой (1-й человек против 3-го -го человека) акта жертвоприношения, мы стремились ответить на вопрос: ценен ли акт самопожертвования, совершенный кем-то другим, так же, как мой собственный?

Метод

Участники

Сто восемьдесят шесть участников были набраны из Amazon Mechanical Turk, онлайн-платформы краудсорсинга. Участники были из США и Индии (n = 71 и 113, соответственно, из тех, кто сообщил о стране проживания).Женщины составляли 42% от общего числа участников, а средний возраст участников составлял 32,5 года. Участникам платили 50 центов после завершения опроса, а участие длилось менее пяти минут во всех опросах.

Дизайн и процедура

Участники были случайным образом распределены по одному из четырех межсубъектных условий, в которых мы манипулировали Типом жертвоприношения (Сам против Другого) и Перспективой (1 человек из против 3 из человек).Все сценарии были вариантами мостиковой версии задачи о троллейбусе. Каждый участник получил графическое изображение ситуации и краткое словесное описание. Изображения, использованные в этом исследовании, показаны на (пожалуйста, обратитесь к исследованию 3 в файле S1 для получения полного текста сценариев). В каждом сценарии говорилось, что актер участвовал либо в самопожертвовании, либо в жертвовании другими. После прочтения сценариев и обращения к картинкам участников попросили оценить, насколько они одобряют действия по шкале от 1 до 6, где более высокие цифры означают большее одобрение.Это исследование было одобрено IRB Северо-Западного университета в дополнение к IRB Иранского института когнитивных исследований. Перед экспериментом были получены информированные письменные согласия в соответствии с рекомендациями, одобренными IRB Северо-Западного университета в дополнение к IRB Иранского института когнитивных исследований.

Рисунки, использованные в исследовании 3.

Рисунки, использованные в исследовании 3 для управления визуальной перспективой жертвоприношения. Столбцы указывают тип жертвоприношения, изображенного на изображениях, а строки показывают измененную перспективу.

Результаты и обсуждение

Два участника были исключены из анализа из-за отсутствия данных. Мы проанализировали данные, используя трехфакторный межсубъектный дисперсионный анализ со страной проживания, типом жертвы и перспективой в качестве фиксированных факторов. Прогнозируемое взаимодействие между Типом жертвы (Сам против Другого) и Перспективой (1 человек против 3 человек) наблюдалось (F(1, 176) = 5,28, p = ..023, η р 2 = .029). Участники предпочитали самопожертвование жертвованию другими, но только тогда, когда оно было показано и описано от первого лица (M = 4,44 против 3,47, SD = 1,57 и 1,87 соответственно). Ни один из других основных эффектов или взаимодействий не был статистически значимым (см. Исследование 3 предоставляет дополнительные доказательства того, что самопожертвование в моральных дилеммах рассматривается как похвальное действие по сравнению с жертвованием кем-то другим. Однако самопожертвование ценится только в определенных границах себя, и чем дальше человек уходит от этой границы, как в этом исследовании с точки зрения третьего лица, тем менее значительным кажется самопожертвование.Как заметил полезный рецензент, смещение психологической дистанции за счет манипулирования визуальной и повествовательной перспективой [29, 30] может убрать эмоциональную значимость дилеммы пешеходного моста, сделав сценарий от третьего лица похожим на версию с переключением. Без интуитивного участия сценария от первого лица вред не может считаться серьезным, а самопожертвование не столь достойным восхищения. Таким образом, результаты исследования 3 в значительной степени аналогичны сравнению, сделанному в исследовании 1, между версиями троллейбуса с пешеходным мостом и стрелочным переводом, даже несмотря на то, что настоящее исследование направлено на определение перспективы.

Результаты исследования 3.

Средние рейтинги одобрения в исследовании 3 по типу жертвы (самопожертвование по сравнению с другими) и точки зрения (1 человек из против 3 из человек).

Общее обсуждение

Представленные здесь результаты исследований имеют три основных значения. Первый представляет собой эмпирическую демонстрацию того, что в моральных дилеммах, связанных с прямым причинением вреда, принесение в жертву другого человека считается менее подходящим, чем принесение в жертву себя. Этот результат наблюдался в трех экспериментах и ​​среди разных культурных групп.Наши результаты показывают, что Moore et al. [28] и результаты Хюбнера и Хаузера [21] о том, что люди довольно эгоистичны в моральных дилеммах, не поддаются широкому обобщению. В сценарии с пешеходным мостом люди оценивают прыжки с моста, чтобы спасти пятерых человек, как более приемлемые с моральной точки зрения, чем толкание кого-то. В простых числах исчисление пять к одному может показаться таким же, но разница между самопожертвованием и убийством кажется важной для наших участников. Поскольку мы использовали несколько иную методологию, наши результаты не обязательно расходятся с конкретными выводами предыдущих исследований личного интереса в моральных дилеммах.В отличие от Мура и др. [28], мы не контролировали личную заинтересованность, заявляя, что лицо, принимающее решения, является частью группы, смешивая возможную внутригрупповую лояльность с личным интересом. Вместо этого мы сравнили случаи, когда лицо, принимающее решение, должно было пожертвовать другим человеком или пожертвовать собой, чтобы спасти другую группу людей, и обнаружили, что в случаях с пешеходным мостом жертвование другим человеком одобрялось меньше, чем самопожертвование. Хотя такие результаты являются новыми и несколько удивительными, учитывая предыдущие выводы, их можно предсказать с помощью определения Хайдтом морали как противоположности личным интересам.

В дополнение к эмпирическому оспариванию предыдущих утверждений о личных интересах в моральных дилеммах, эти результаты имеют последствия для современных теорий принятия моральных решений. Большая часть недавней работы в области моральной психологии исходит из предположения, что нормативные принципы нейтральны по отношению к агентам [31,21]. Например, в соответствии с Золотым правилом [32], которое, возможно, является основой нашего нынешнего понимания универсальных прав человека, человек должен относиться к другим так, как он хочет, чтобы другие относились к нему, по существу сводя к минимуму различие между собой и другими.Тем не менее, мы обнаружили, что это различие нетривиально, и в случаях прямого вреда жертвование собой отличается от жертвоприношения другим. В то время как предыдущая работа уже продемонстрировала, что суждения могут зависеть от конкретной роли морального агента [33] и что моральные обязательства одного человека не обязательно рассматриваются как обязательства для другого [34], различие между собой и другими в наших результатах приводит к дальнейшим результатам. подчеркивает роль агент-относительности морального выбора. Другими словами, при прочих равных условиях я мог бы пожертвовать собой, но я мог бы не одобрять жертвование кем-то другим или то, что кто-то другой жертвует мной.

В-третьих, мы обнаружили, что предпочтение самопожертвования не обязательно может быть предпочтением причинения высокой себестоимости [35]. Если самопожертвование — это просто крайняя форма дорогостоящей передачи сигналов, то можно было бы ожидать, что и жертвование собой, и жертва родственника будут более одобрены, чем жертвоприношение незнакомцем. Тем не менее, в исследовании 2 мы обнаружили, что пожертвовать незнакомцем сложнее, чем пожертвовать собой, но легче, чем пожертвовать родственником. Паттерн «самоотносительный-другой» подчеркивает роль агент-релятивности в моральных суждениях, предполагая, что важны как роль «я» как агента, так и отношение «я» к пациентам действия.Будущий анализ каузального компонента моральных суждений [36,37] должен учитывать уникальную каузальную роль, которую самость может играть в моральных дилеммах. Включение жизни лица, принимающего решения, в каузальную структуру и манипулирование его отношениями с другими заинтересованными сторонами представляет собой проблему для некоторых основных каузальных различий, используемых для анализа структуры моральной дилеммы, таких как жертва и вред, агент и пациент или средства и цели.

Прежде чем мы закончим, нам нужно сделать два важных замечания.Первый связан с экспериментально контролируемым, но, по общему признанию, искусственным характером задействованных сценариев. Наши данные свидетельствуют о том, что самость является важным фактором для моральных суждений о гипотетических событиях, но необходима дальнейшая работа, чтобы показать, насколько хорошо такие выводы можно обобщить на реальные жизненные ситуации (см. 9). Как указывали другие, хотя относительно узкая область «троллейологии» раскрыла важные параметры, лежащие в основе морального познания, она опирается почти исключительно на гипотетические сценарии и абстрактные моральные суждения, а не на реальное моральное поведение.Настоящие исследования подвергаются аналогичной критике. Участников этих исследований спрашивали о моральной уместности различных гипотетических сценариев, которые могут отличаться от их моральных решений или поведения в реальных ситуациях. В частности, Тасси и соавт. [38] показывают, что выбор действий в таких моральных дилеммах, как проблема троллейбуса, часто приводит к более утилитарным решениям, чем выбору суждения. Это указывает на то, что если бы участники столкнулись с ситуациями, которые мы использовали в текущем наборе исследований, они могли бы быть более склонны поддержать самопожертвование, особенно если альтернативой было бы пожертвовать кем-то другим.Это интригующая, хотя и не поддающаяся проверке гипотеза, однако, как и в случае с другими моральными сценариями, основанными на троллейбусах, мы надеемся, что включение самопожертвования в эти сценарии выявляет важное различие, которое до сих пор недостаточно представлено в литературе.

Второе предостережение связано с возможностью сильных эффектов контекста. Могут существовать очень конкретные нормы, регулирующие баланс между самопожертвованием и личным интересом. Прыжок на гранате, чтобы спасти пятерых сослуживцев, можно легко расценить как похвальный поступок, однако здоровый солдат, пожертвовавший всеми органами своего тела ради спасения других солдат, скорее всего, будет считаться не героем, а отклонением от нормы.Изменение структуры дилеммы, в которой происходит самопожертвование, например, с использованием вариантов дилеммы добровольцев, может также дать более глубокое понимание контекстов, в которых самопожертвование морально похвально, а когда оно воспринимается как глупое или, что еще хуже, аморальное. действие.

Заключение

Одной из задач моральных психологов является выбор факторов для изучения. Решение о том, важны ли самопожертвование и личный интерес для моральных исследований, в значительной степени зависит от определения и теоретической основы, однако мы показали, что включение себя как агента и жертвы практически устраняет эффект трамвая.Мы также обнаружили, что это происходит не только из-за собственной стоимости, потому что жертвование родственником, казалось, сильно отличалось от принесения в жертву себя. Кроме того, мы обнаружили, что неконгруэнтная визуальная перспектива самопожертвования от третьего лица сводит на нет положительную ценность самопожертвования. Эти результаты имеют важные теоретические последствия для области моральной психологии, стимулируя будущую работу над агентной относительностью моральных суждений и более тщательный анализ роли, которую играет причинность.Помимо теоретического значения, различие между собой и другими в моральной сфере может иметь отношение к поведению в реальном мире в его экстремальных формах, начиная от героических альтруистических поступков [39] и заканчивая самоотверженным терроризмом [40,41].

Вспомогательная информация

Файл S1
Сценарии трех экспериментов.

(PDF)

Файл S2
Данные для трех экспериментов.

(XLS)

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить Дуга Медина, Скотта Атрана, Джереми Джинджеса и Пурниму Сингх за их ценные идеи и неоценимую поддержку при написании этой статьи.

Заявление о финансировании

Эта работа была поддержана грантом Национального научного фонда SES 0962185. Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Доступность данных

Все соответствующие данные содержатся в документе и в его файлах вспомогательной информации.

Ссылки

1. Стокер М. (1976) Агент и другие: против этического универсализма Австралазийский философский журнал, 206–220.

2. Слот М. 1984. Мораль и асимметрия себя-другого. Журнал философии 81:179–192. [Google Академия]3. Нагель Т. (1986). Вид из ниоткуда. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. [Google Академия]4. Сайдер Т. (1993). Асимметрия и самопожертвование. Философские исследования 70: 117–132. [Google Академия]5. Блумфилд П. (2008) Мораль и личные интересы Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2008. [Google Scholar]6. Хайдт Дж. (2007). Новый синтез в моральной психологии. Наука, 316, 998–1002. [PubMed] [Google Scholar]7.Филдс Р. М., Оуэнс С. (2004). Мученичество. Издательская группа Гринвуд. [Google Scholar]

8. Дегани М. (2009). Когнитивная модель принятия моральных решений на основе распознавания. Докторская диссертация, Северо-Западный университет, факультет электротехники и информатики, Эванстон, Иллинойс.

9. Сачдева С. (2010). Норма самопожертвования. Докторская диссертация, Северо-Западный университет, факультет психологии, Эванстон, Иллинойс.

10. Атран С., Аксельрод Р. (2008) Переосмысление священных ценностей.Журнал переговоров, 24, 221–224. [Google Академия] 11. Атран С., Аксельрод Р., Дэвис Р. (2007) Священные барьеры на пути разрешения конфликтов. Наука, 317, 1039 [PubMed] [Google Scholar]

12. Киркпатрик Д.Д., Сангер Д.Э., Фахим К., Эль-Наггар М., Маццетти М. (2011). Тунисско-египетская связь, потрясшая арабскую историю. Нью-Йорк Таймс, 13.

13. Даджани Дж., Зунес С., Ахмадейн Н., Мохьелдин А., Тайор С., Уильямс Д. (н.д.). Египет и Ближний Восток: революции 2.0. Ближний Восток в смятении.

14.Томсон Дж. (1985). Проблема с тележкой. Йельский юридический журнал, 94, 1395–1415. [Google Академия] 15. Петринович Л., О’Нил П., Йоргенсен М. (1993). Эмпирическое исследование моральных интуиций: направление и эволюционная этика. Журнал личности и социальной психологии, 64 (3), 467–478. [Google Академия] 16. Грин Д.Д., Соммервиль Р.Б., Нистром Л.Е., Дарли Д.М., Коэн Д.Д. (2001). ФМРТ-исследование эмоциональной вовлеченности в моральное суждение. Наука, 293 (5537), 2105–2108. [PubMed] [Google Scholar] 17. Ройзман Э.Б., барон Дж.(2002). Предпочтение косвенного вреда. Исследования социальной справедливости, 15, 165–184. [Google Академия] 18. Хаузер М. (2006). Моральные умы: как природа создала наше универсальное чувство добра и зла Нью-Йорк: Экко. [Google Академия] 19. Михаил Дж. (2007). Универсальная моральная грамматика: теория, доказательства и будущее. Тенденции в когнитивных науках, 11 (4), 143–15. [PubMed] [Google Scholar] 20. Вальдманн М.Р., Дитрих Дж.Х. (2007). Бросить бомбу в человека по сравнению с броском в человека бомбы: близорукость вмешательства в моральные интуиции.Психологическая наука, 18 (3), 247–253. [PubMed] [Google Scholar] 21. Хюбнер Б., Хаузер, доктор медицины. (2011). Нравственные суждения об альтруистическом самопожертвовании: Когда сталкиваются философские и народные интуиции. Philosophical Psychology, 24(1), 73. [Google Scholar]22. Суонн В. Б., Гомес А., Довидио Дж. Ф., Харт С., Джеттен Дж. (2010). Умирать и убивать за свою группу. Психологическая наука, 21 (8), 1176–1183. 10.1177/0956797610376656 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Swann WB Jr, Gómez Á, Buhrmester MD, López-Rodríguez L, Jimenez J, Vázquez A.(2014). Созерцание окончательной жертвы: слияние идентичности направляет прогрупповой аффект, познание и принятие моральных решений. Журнал личности и социальной психологии, 106 (5), 713–727. 10.1037/а0035809 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Лукас Б.Дж., Ливингстон Р.В. (2014). Чувство социальной связи увеличивает утилитарный выбор в моральных дилеммах. Журнал экспериментальной социальной психологии, 53, 1–4. [Google Академия] 25. Хайдт Дж. (2012). Праведный ум: почему хороших людей разделяет политика и религия Нью-Йорк: Книги Пантеона.[Google Академия] 26. Шеллоу С., Илиев Р., Медин Д. (2011). Проблемы с тележкой в ​​контексте. Суждение и принятие решения. 6(7), 593–601. [Google Scholar]

27. Ди Нуччи Э. (2012). Самопожертвование и проблема вагонетки. Философская психология, 1–11.

28. Мур А.Б., Кларк Б.А., Кейн М.Дж. (2008). Кого не убивать? Индивидуальные различия в объеме рабочей памяти, исполнительном контроле и моральных суждениях. Психологическая наука: журнал Американского психологического общества / APS, 19 (6), 549–557.[PubMed] [Google Scholar] 29. Либби Л.К., Шеффер Э.М., Эйбах Р.П., Слеммер Дж.А. (2007). Представьте себя на опросах. Визуальная перспектива в мысленных образах влияет на самовосприятие и поведение. Психологическая наука, 18 (3), 199–203. [PubMed] [Google Scholar] 31. Камм FM (2007). Сложная этика: права, обязанности и допустимый вред Издательство Оксфордского университета; НАС. [Google Академия] 32. Холлис М. (1996). Разум в действии: Очерки философии социальных наук. Издательство Кембриджского университета. [Google Академия] 33.Хайдт Дж., Барон Дж. (1996). Социальные роли и моральная оценка поступков и бездействия. Европейский журнал социальной психологии, 26, 201–218. [Google Академия] 34. Барон Дж., Спранка М. (1997). Защищенные ценности. Организационное поведение и процессы принятия решений человеком, 70 (1), 1–16. [Google Академия] 35. Оливола С.Ю., Шафир Э. (2013). Эффект мученичества: когда боль и усилие увеличивают просоциальный вклад. Журнал принятия поведенческих решений, 26 (1), 91–105. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]37.Илиев РИ, Сачдева С, Медин ДЛ. (2012). Моральная кинематика: роль физических факторов в моральных суждениях. Память и познание, 40 (8), 1387–1401. [PubMed] [Google Scholar] 38. Тасси С., Улье О., Манчини Дж., Уикер Б. (2013). Расхождения между суждением и выбором действия в моральных дилеммах. Frontiers in Psychology, 4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]39. Беккер С.В., Игли А.Х. (2004). Героизм женщин и мужчин. Американский психолог, 59, 163–178. [PubMed] [Google Scholar]40.Атран С. (2003). Генезис терроризма смертников. Наука, 299, 1534–1539. [PubMed] [Google Scholar]41. Джинджес Дж., Атран С., Сачдева С., Медин Д. (2011). Психология вне лаборатории: вызов насильственному экстремизму. Американский психолог, 66, 507–519. 10.1037/а0024715 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Роль самопожертвования в моральных дилеммах

PLoS One. 2015 г.; 10(6): e0127409.

, 1 , 2 , 3 , 4 и * 5 , 6

Соня Сачдева

1 Отдел социальных наук, Лесная служба США, Эванстон, Иллинойс, Соединенные Штаты Америки,

Румен Илиев

2 Школа государственной политики Форда, Мичиганский университет, Анн-Арбор, Мичиган, Соединенные Штаты Америки,

Хамед Эхтиари

3 Исследовательский центр молекулярной и клеточной визуализации, Иранский национальный центр изучения наркомании, Тегеранский университет медицинских наук, Тегеран, Иран,

4 Программа трансляционной нейробиологии, Институт когнитивных исследований, Тегеран, Иран,

Мортеза Дегани

5 Кафедра психологии, Университет Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, Соединенные Штаты Америки,

6 Институт мозга и творчества, Университет Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, Соединенные Штаты Америки,

Томас Боро, академический редактор

1 Отдел социальных наук, Лесная служба США, Эванстон, Иллинойс, Соединенные Штаты Америки,

2 Школа государственной политики Форда, Мичиганский университет, Анн-Арбор, Мичиган, Соединенные Штаты Америки,

3 Исследовательский центр молекулярной и клеточной визуализации, Иранский национальный центр изучения наркомании, Тегеранский университет медицинских наук, Тегеран, Иран,

4 Программа трансляционной нейробиологии, Институт когнитивных исследований, Тегеран, Иран,

5 Кафедра психологии, Университет Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, Соединенные Штаты Америки,

6 Институт мозга и творчества, Университет Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, Соединенные Штаты Америки,

Национальный центр научных исследований, ФРАНЦИЯ,

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Инициатор и разработчик опытов: СС НИИ МД. Выполняли эксперименты: SS HE MD. Проанализированы данные: СС РИ МД. Предоставленные реагенты/материалы/инструменты для анализа: СС НИИ ВО, к.м.н. Написал статью: СС РИ МД.

Поступила в редакцию 21 декабря 2014 г .; Принято 15 апреля 2015 г.

Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что первоначальный автор и источник должным образом указаны.

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.
Дополнительные материалы

Файл S1: Сценарии трех экспериментов. (PDF)

GUID: 36A26E54-ACA3-4FF0-A896-458E565194F9

Файл S2: Данные для трех экспериментов. (XLS)

GUID: 5B4E6BFE-7B3B-48DD-B0A9-87A6B96C99BE

Заявление о доступности данных

Все соответствующие данные содержатся в документе и в файлах вспомогательной информации.

Abstract

Многовековые культурные истории предполагают, что самопожертвование может быть краеугольным камнем наших моральных концепций, однако это понятие практически отсутствует в последних теориях моральной психологии. Например, в известной задаче о троллейбусе с пешеходным мостом единственный способ спасти пятерых человек от сбежавшего троллейбуса — толкнуть одного человека на рельсы. Явно указано, что наблюдатель не может пожертвовать собой, потому что его вес недостаточен, чтобы остановить тележку.Но представьте, если бы это было не так. Люди предпочли бы пожертвовать собой, чем подтолкнуть другого? В исследовании 1 мы обнаружили, что люди одобряют самопожертвование больше, чем непосредственное причинение вреда другому человеку для достижения того же результата. В исследованиях 2 и 3 мы показываем, что в широком смысле эффект заключается не в чувствительности к себестоимости, а в самопожертвовании есть что-то уникальное. Обсуждаются важные теоретические выводы об относительности агентов и роли причинности в моральных суждениях.

Введение

Имеет ли отношение «я» к сфере морали? Хотя на первый взгляд этот вопрос может показаться тривиальным, он является предметом дискуссий в моральной философии уже несколько десятилетий [1–5]. В частности, философы подчеркивают асимметрию «я-другой», когда речь идет о морально значимом принятии решений, когда действия, допустимые для себя, не обязательно допустимы для других. Однако в недавнем всплеске психологической работы над моральными дилеммами эта дискуссия в значительной степени отсутствовала.В большинстве исследований не учитывалась роль личности в морально мотивированных решениях — как правило, не проводилось различия между последствиями для себя и других (заметным исключением является относительно новая работа по моральному лицензированию, в которой предполагается, что -восприятие и оценка, т. е. как нравственных или аморальных личностей, влияет на их нравственное поведение в последующих случаях). Однако в текущей работе мы предполагаем, что самость играет центральную роль в области морали, и понимание этой роли является необходимым условием для нашего понимания человеческой морали.

Один из интуитивных ответов на вопрос о роли личности в области морали состоит в том, что нравственные действия и действия, направленные на благо себе, по своей сути противоречат друг другу, т. е. нравственные действия — это те действия, которые не преследуют личных интересов. Хайдт [6], например, начинает свою влиятельную статью, заявляя, что «люди эгоистичны, но нравственно мотивированы», подразумевая конфликт между моралью и личным интересом. Хотя теория Хайдта довольно тонкая, центральным моментом, который он делает, является то, что мораль можно рассматривать как механизм, который контролирует личные интересы и, таким образом, делает возможным социальность и сотрудничество.Когда ситуация рассматривается как часть моральной сферы, выбор, который противоречит эгоизму, часто может рассматриваться как морально правильный. Одним из примеров является то, что большинству людей труднее воткнуть булавку в ладонь незнакомого ребенка, чем в свою собственную ладонь, предполагая, что при моральном мышлении причинение боли другим может быть менее предпочтительным, чем причинение боли себе.

Контраст между действиями, основанными на морали, и действиями в личных интересах можно найти во многих аспектах культурных верований.Например, акты самопожертвования часто лежат в основе многих мифов и религиозных учений [7]. Самопожертвование также ассоциируется с героическими поступками в рассказах, связанных с национальной идентичностью [8], и часто преподается как добродетель в детских сказках [9]. Самопожертвование ради конкретного дела также может быть особым мощным сигналом силы нравственной позиции [10,11]. Недавняя волна революций, прокатившаяся по арабскому миру, известная как «арабская весна», в значительной степени была вызвана самопожертвованием торговца фруктами в маленькой деревне в отдаленном районе Туниса.Символизм такого акта побудил тысячи людей требовать справедливости [12,13].

Несмотря на мощное присутствие концепции самопожертвования в различных культурах и противопоставление Хайдтом морали личным интересам, большая часть недавних работ по моральным дилеммам в значительной степени игнорировала роль личности. Наиболее популярным примером является исследование, основанное на задаче о троллейбусе [14]. Эта парадигма обычно использует две версии: в версии с переключателем сторонний наблюдатель может щелкнуть переключателем, чтобы перенаправить тележку на другой путь, что в противном случае убило бы группу из пяти человек, но загвоздка в том, что на перенаправленном пути есть еще один человек.В версии с пешеходным мостом прохожий может спасти пятерых человек, столкнув одного человека с пешеходного моста на пути приближающейся тележки. Типичный вывод состоит в том, что люди одобряют действия в версии с выключателем, но не в варианте с пешеходным мостом [15–20]. Заметьте, однако, что в обеих версиях задачи жизнь лица, принимающего решения, не поставлена ​​на карту. В версии Switch лицо, принимающее решения, не находится ни на одной из дорожек, поэтому любой выбор, который она делает, касается жизни других людей. Вариант с пешеходным мостом несколько более искусственный, где вариант самопожертвования лица, принимающего решение, явно исключается добавлением условия, что человеческое тело, которое остановит тележку, должно быть очень тяжелым, и так уж получилось, что есть толстый свидетель рядом.

Несколько исследований, в которых жизнь лица, принимающего решения, рассматривалась как релевантный фактор дилеммы, дали неоднозначные результаты. Наиболее тщательный тест проведен Moore et al. (2008), которые поставили испытуемых перед 24 дилеммами, различающимися несколькими различными факторами, одним из которых был личный интерес. Основываясь на своей гипотезе на утверждении Петриновича и его коллег [15] о том, что моральная интуиция часто отражает эволюционные принципы, авторы предсказали, что люди одобрят убийство ради собственного спасения больше, чем убийство ради спасения других.Эмпирические результаты подтвердили их предсказание: когда лицо, принимающее решения, было частью группы риска, оно с большей вероятностью одобряло бы жертвование другим человеком ради спасения группы и себя по сравнению с условиями, когда лицо, принимающее решения, жизнь не была поставлена ​​на карту. Сходная роль личного интереса была обнаружена Хюбнером и Хаузером [21] в трехколейной вариации стрелочной версии задачи о троллейбусе. Участникам этой версии сказали, что они могут перенаправить тележку на другого человека, на себя или ничего не делать.Многие участники предпочли перенаправить тележку на другого человека (48%) и от себя. Однако была и значительная группа (33%), которые предпочли перенаправить тележку на себя. Этот вывод был неожиданным для авторов исследования, но для нас он предполагает, что самопожертвование является жизненно важным компонентом дилеммы троллейбуса и требует более тщательного подхода.

Еще один способ решения вопроса о личной заинтересованности в моральных дилеммах состоит в том, чтобы изменить не явную роль лица, принимающего решение, в дилемме, а ее отношения с людьми, чьи жизни поставлены на карту.Петринович и др. [15] обнаружили, что в моральных дилеммах люди ценят жизнь незнакомца меньше, чем жизнь родственника. Точно так же Swann et al. [22] обнаружили, что люди различают внутригрупповых и чужих жертв при рассмотрении альтруистического самопожертвования. То есть испанские участники одобрили самоотверженное вмешательство для спасения жизней других испанцев, но в меньшей степени для спасения жизней американцев. Последующая работа также предполагает, что готовность пожертвовать собой ради членов своей группы является функцией слияния идентификации: чем больше воспринимаемое совпадение между собой и своей группой, тем больше готовность пожертвовать собой [23,24].

Принимая во внимание чистую монету, есть сходные доказательства того, что люди довольно эгоистичны в моральных дилеммах. Они придают большее значение своей собственной жизни, жизни родственников и жизни своих групп, чем жизни незнакомцев. Тем не менее, если Хайдт [6, 25] прав в том, что мораль подавляет личный интерес, тогда мы должны быть в состоянии обнаружить, что причинить вред другим труднее, чем причинить вред себе. Обратите внимание, что исследования, которые мы рассмотрели до сих пор, не изучали, легче ли столкнуть незнакомца с моста в версии дилеммы трамвая с пешеходным мостом, чем совершить акт самопожертвования, спрыгнув с себя.Хюбнер и Хаузер [21] напрямую сравнили жертвование собой и кем-то другим, но только в версии задачи о тележке с переключателем. Кроме того, они использовали структуру из трех лемм, которая могла привести к сильным эффектам контекста [26] или эффектам порядка [27]. В эксперименте Мура и др. [28] лицо, принимающее решение в условиях личной заинтересованности, является частью группа, жизнь которой находится в опасности, поэтому отказ от спасения себя также означает отказ от спасения остальных членов группы.

Насколько нам известно, в полной версии задачи о вагонетке прямых тестов на самопожертвование не проводилось.Хотя Хюбнер и Хаузер [21] действительно сообщают о некоторых неподтвержденных данных, предполагающих, что вариант самопожертвования спонтанно предлагается несколькими участниками (например, «Я бы прыгнул вперед, я вешу 220») в версии их исследований с пешеходным мостом, это был отклонен авторами на том основании, что «абсурдный акт альтруистического самопожертвования» предлагается участниками в ответ на «абсурдность сценария [троллейбуса]». Это упущение может легко привести к неправильной оценке важности «я» в моральных дилеммах или потенциальному выводу о том, что люди преимущественно эгоистичны при принятии моральных решений.В этой статье мы приводим эмпирические данные из трех экспериментов, чтобы проверить, в какой степени люди одобряют самоотверженные вмешательства. В исследовании 1 мы оцениваем рейтинги одобрения самопожертвования по сравнению с жертвами других как в версии пешеходного моста, так и в версии стрелочного перевода дилеммы троллейбуса. В исследованиях 2 и 3 мы показываем, что жертвование близким другим может иметь отличные от жертвоприношения себя или отдаленного другого свойства.

Исследование 1

Этот эксперимент был разработан, чтобы выяснить, различают ли люди причинение вреда себе и причинение вреда другим в моральных дилеммах.Чтобы ответить на этот вопрос, мы использовали несколько вариантов дилеммы тележки.

Метод

Участники

Сто двадцать два студента бакалавриата из Индии и США приняли участие в исследовании для получения кредита за курс. Из них 98 студентов были набраны из индийского технического университета, а остальные были из крупного университета Среднего Запада в Соединенных Штатах. Выборка состояла из 96 мужчин, средний возраст 19,4 года.

Дизайн и процедура

Каждый субъект получил четыре сценария.Стимулы представляли собой словесные сценарии, в которых испытуемые ставились в положение актера, который должен решить, спасти ли нескольких человек, пожертвовав жизнью одного человека. Было четыре разных контекста, в которых произошло событие, включая версию исходной проблемы с троллейбусом. Для каждого контекста мы построили четыре разные версии, манипулирующие двумя бинарными факторами: типом проблемы с тележкой (переключатель или пешеходный мост) и личностью единственной жертвы (я или другой).Эта комбинация привела к 16 сценариям (исследование 1 в файле S1). Сценарии были представлены в четырех уравновешенных порядках.

После прочтения каждого сценария участники должны были указать, одобряют ли они конкретное вмешательство. Ответы оценивались по 6-балльной шкале, где 1 — «полностью не одобряю», 6 — «полностью одобряю». Индийских участников попросили принять участие в сеансе массового тестирования, в то время как участники из США участвовали в отдельных группах по 4 человека в лабораторном сеансе.Это исследование было одобрено Институциональным наблюдательным советом Северо-Западного университета (IRB). Информированное письменное согласие было получено в соответствии с рекомендациями, одобренными IRB Северо-Западного университета.

Результаты и обсуждение

Данные были проанализированы в ANOVA смешанного дизайна с двумя повторяющимися факторами измерения: тип вмешательства и личность единственной жертвы. Для анализа, о котором здесь сообщается, мы разрушили контекст, поскольку он не влиял систематически на зависимую переменную (средние значения во всех контекстах см. в разделе «Вспомогательная информация»).Культура рассматривалась как фактор между субъектами. Отсутствующие точки данных были исключены в зависимости от случая.

При воспроизведении типичного эффекта тележки основной эффект имел тип вмешательства: вмешательство в вариант с переключателем было оценено выше, чем вмешательство в случае с пешеходным мостом ( M переключатель = 3,92; М пешеходный мост = 3,54, F (1, 460) = 7,57, p = 0,006, η p 2 = .016). Хотя различие между собой и другими не имело существенного основного эффекта ( F (1, 460) = 1,58, p = 0,21, η p 2 = 0,003), эти два фактора продемонстрировали значительное взаимодействие. ( F (1460) = 4,48, p = 0,035, η p 2 = 0,010). Культура не взаимодействовала ни с одной из других представляющих интерес переменных, она оказала основное влияние на рейтинги одобрения (F(1, 460) = 6,40, p = 0,012, η ​​ p 2 = .014). Американские участники в целом более одобряли вмешательство (M Amer = 3,83, SD = 1,47; M Ind = 3,71, SD = 1,54).

Как показано в , когда моральная дилемма представляла собой проблему типа переключения, когда вред был косвенным и причинялся как побочный эффект, не было разницы между рейтингами одобрения жертвоприношения собой ( M = 3,87, SD = 1,49 ) по сравнению с кем-то другим ( M = 3,98, SD = 1,37). Однако в дилеммах типа пешеходного моста испытуемые сочли жертвование собой более морально похвальным ( M = 3.78, SD = 1,58), чем пожертвовать кем-то другим ( M = 3,31, SD = 1,57).

Результаты исследования 1.

Средние рейтинги одобрения в исследовании 1 в зависимости от типа проблемы трамвая, самопожертвования по сравнению с другими и культурного происхождения участников.

Кроме того, средний рейтинг одобрения для самопожертвования в версии с пешеходным мостом достоверно не отличался от общего одобрения в версии с переключателем. Другими словами, добавление опции самопожертвования скрыло разницу между версиями задачи о троллейбусе с пешеходным мостом и стрелочным переводом.Это исследование предполагает, что причинение прямого вреда (как в версии с пешеходным мостом) является более порицаемым с моральной точки зрения, чем причинение косвенного вреда (как в версии с переключателем), только когда этот вред причиняется кому-то другому, а не себе. В случаях самопожертвования прямой вред приравнивается к косвенному вреду и столь же достоин похвалы, если он нанесен для спасения пяти других.

Исследование 2

Результаты исследования 1 поднимают ряд вопросов, два из которых мы считаем особенно важными и рассматриваем во втором эксперименте.Первый касается масштабов самопожертвования. Широкая интерпретация самопожертвования заключается в том, что оно состоит в причинении себе вреда любым возможным способом. Например, мать, отказывающаяся от своего ребенка по какой-либо причине, была бы великим актом самопожертвования из-за душевных страданий или смятения, которые мать непременно испытала бы. С этой точки зрения принесение в жертву родственников или членов своей группы должно так же похвально, как «чистые» акты самопожертвования. Интересно, что некоторые религиозные традиции подчеркивают именно этот вид жертвоприношения, например.грамм. Готовность Авраама пожертвовать Исааком, и поэтому есть основания признать, что принесение в жертву близкого другого приведет к таким же суждениям, как и принесение в жертву себя.

В качестве альтернативы можно представить, что акт самопожертвования строго ограничен рамками самого себя. С этой точки зрения, агент, причиняющий вред себе (и только себе), может рассматриваться как добродетельный, но человек, который приносит в жертву своего сына, свою жену или свою мать, может рассматриваться как правонарушитель. Возвращаясь к примеру Хайдта [6], эта точка зрения предполагает, что воткнуть булавку в мою руку предпочтительнее, чем воткнуть булавку в чужую руку; воткнуть булавку в руку моего ребенка хуже, чем любой из этих вариантов.В этом исследовании мы эмпирически проверяем, какая из этих точек зрения является более точной.

Второй вопрос, поднятый в исследовании 1, касается возможности обобщения обнаруженного нами эффекта. Соответственно, мы расширили наши стимулы и использовали более широкий набор морально значимых ситуаций (в основном на основе Greene et al., [16]). Мы также протестировали иранских субъектов, расширив популяцию, протестированную в предыдущем исследовании.

Метод

Участники

Триста шестьдесят четыре студента из иранского университета и нескольких учебных заведений, готовящихся к поступлению в колледж, вызвались добровольцами во время занятий, а 58 студентов из крупного американского университета Среднего Запада приняли участие для получения кредита по курсу.В выборке было 224 мужчины, средний возраст 18,9 лет.

Дизайн и процедура

Мы создали семь основных контекстов, в которых можно было пожертвовать одним человеком ради спасения нескольких других. В зависимости от уместности конкретной описываемой ситуации каждый контекст имел несколько различных вариантов, в которых мы манипулировали личностью человека, приносимого в жертву (самого себя, незнакомца или близкого родственника). Каждый участник видел все семь контекстов, но случайным образом был представлен один из вариантов.Так, например, для Контекста 1 участник мог видеть либо версию самопожертвования, либо версию жертвы другим, либо версию близкой относительной жертвы. Точно так же в Контексте 2 участнику снова случайным образом была представлена ​​одна из трех версий и так далее, и так далее для оставшихся шести контекстов (Исследование 2 в файле S1). Поскольку задание было случайным, некоторые участники видели больше вариантов самопожертвования, чем другие участники. После прочтения каждого сценария участники оценивали конкретное вмешательство по 6-балльной шкале от «– 3 совсем не подходит» до «3 определенно подходит».Это исследование было одобрено IRB Северо-Западного университета. Информированное письменное согласие было получено в соответствии с рекомендациями, одобренными IRB Северо-Западного университета, до того, как участники начали эксперимент.

Результаты и обсуждение

Данные были проанализированы с использованием смешанного дизайна ANOVA с одним внутрисубъектным фактором, личностью человека, который должен быть принесен в жертву (т.е. себя, другого или близкого родственника), и одним межсубъектным фактором, участниками. культурное происхождение (Иран или США). Отсутствующие данные были исключены по каждому случаю.

Как и предполагалось, мы обнаружили главный эффект личности жертвы, F(2, 578) = 30,3, p < 0,001, частичное η 2 = 0,1. В разных сценариях участники больше всего одобряли самопожертвование (M = 0,82, SD = 1,78), затем жертвовали незнакомцем (M = -0,14, SD = 1,55) и меньше всего одобряли жертвование близким родственником (M = -0,67, SD = 1,91). Как показано на графике, не было основного эффекта культуры (F(1, 289) = 9,05, нс ) и взаимодействия между культурой и личностью жертвы (F(2, 578) = 4.16, нс ).

Результаты исследования 2.

Средние рейтинги одобрения в исследовании 2 в зависимости от принесенного в жертву человека (например, себя по сравнению с другими по сравнению с родственниками) и культурного происхождения участников.

Исследование 2 повторяет основные шаблоны из предыдущего исследования, расширяя эти результаты важными способами. Мы считаем, что самопожертвование с моральной точки зрения предпочтительнее, чем принесение в жертву незнакомца, однако эти результаты также предполагают, что принесение в жертву близкого человека считается более предосудительным, чем любой из этих вариантов.

Исследование 3

Результаты исследования 2 подтвердили выводы первого исследования о том, что самопожертвование в задаче о трамвае предпочтительнее, чем жертвование кем-то другим. Это особенно верно в версии задачи с пешеходным мостом, где участники предпочитают прыгать с моста сами, а не отталкиваться от кого-то другого. Исследование 2 также показало, что самопожертвование морально приветствуется только тогда, когда вред причиняется самому себе, а не близкому человеку. Таким образом, эти результаты начинают рисовать картину того, что самопожертвование является морально похвальным действием (по сравнению с жертвованием другими), но только тогда, когда оно рассматривается как имеющее непосредственное отношение к границам личности.

Исследование 3 дополнительно исследует понятие асимметрии себя-другого в самопожертвовании. Мы проверили идею о том, что самопожертвование, совершенное самим собой, будет рассматриваться как более нравственное, чем чье-то еще. Другими словами, мы предсказали, что, хотя самопожертвование будет предпочтительнее жертвовать кем-то другим, эффект будет наиболее выраженным, когда действие будет описано и рассмотрено с точки зрения 1-го -го человека, а не 3--го -го человека. Эта гипотеза расширила результаты двух предыдущих исследований, изучив, в какой степени моральная заслуга самоотверженного действия обусловлена ​​действием самого себя.Манипулируя визуальной и повествовательной перспективой (1-й человек против 3-го -го человека) акта жертвоприношения, мы стремились ответить на вопрос: ценен ли акт самопожертвования, совершенный кем-то другим, так же, как мой собственный?

Метод

Участники

Сто восемьдесят шесть участников были набраны из Amazon Mechanical Turk, онлайн-платформы краудсорсинга. Участники были из США и Индии (n = 71 и 113, соответственно, из тех, кто сообщил о стране проживания).Женщины составляли 42% от общего числа участников, а средний возраст участников составлял 32,5 года. Участникам платили 50 центов по завершении опроса, а участие длилось менее пяти минут во всех опросах.

Дизайн и процедура

Участники были случайным образом распределены по одному из четырех межсубъектных условий, в которых мы манипулировали Типом жертвы (Сам против Другого) и Перспективой (1 человек против 3 человек).Все сценарии были вариантами мостиковой версии задачи о троллейбусе. Каждый участник получил графическое изображение ситуации и краткое словесное описание. Изображения, использованные в этом исследовании, показаны на (пожалуйста, обратитесь к исследованию 3 в файле S1 для получения полного текста сценариев). В каждом сценарии говорилось, что актер участвовал либо в самопожертвовании, либо в жертвовании другими. После прочтения сценариев и обращения к картинкам участников попросили оценить, насколько они одобряют действия по шкале от 1 до 6, где более высокие цифры означают большее одобрение.Это исследование было одобрено IRB Северо-Западного университета в дополнение к IRB Иранского института когнитивных исследований. Перед экспериментом были получены информированные письменные согласия в соответствии с рекомендациями, одобренными IRB Северо-Западного университета в дополнение к IRB Иранского института когнитивных исследований.

Рисунки, использованные в исследовании 3.

Рисунки, использованные в исследовании 3 для управления визуальной перспективой жертвоприношения. Столбцы указывают тип жертвоприношения, изображенного на изображениях, а строки показывают измененную перспективу.

Результаты и обсуждение

Два участника были исключены из анализа из-за отсутствия данных. Мы проанализировали данные, используя трехфакторный межсубъектный дисперсионный анализ со страной проживания, типом жертвы и перспективой в качестве фиксированных факторов. Прогнозируемое взаимодействие между Типом жертвы (Сам против Другого) и Перспективой (1 человек против 3 человек) наблюдалось (F(1, 176) = 5,28, p = ..023, η р 2 = .029). Участники предпочитали самопожертвование жертвованию другими, но только тогда, когда оно было показано и описано от первого лица (M = 4,44 против 3,47, SD = 1,57 и 1,87 соответственно). Ни один из других основных эффектов или взаимодействий не был статистически значимым (см. Исследование 3 предоставляет дополнительные доказательства того, что самопожертвование в моральных дилеммах рассматривается как похвальное действие по сравнению с жертвованием кем-то другим. Однако самопожертвование ценится только в определенных границах себя, и чем дальше человек уходит от этой границы, как в этом исследовании с точки зрения третьего лица, тем менее значительным кажется самопожертвование.Как заметил полезный рецензент, смещение психологической дистанции за счет манипулирования визуальной и повествовательной перспективой [29, 30] может убрать эмоциональную значимость дилеммы пешеходного моста, сделав сценарий от третьего лица похожим на версию с переключением. Без интуитивного участия сценария от первого лица вред не может считаться серьезным, а самопожертвование не столь достойным восхищения. Таким образом, результаты исследования 3 в значительной степени аналогичны сравнению, сделанному в исследовании 1, между версиями троллейбуса с пешеходным мостом и стрелочным переводом, даже несмотря на то, что настоящее исследование направлено на определение перспективы.

Результаты исследования 3.

Средние рейтинги одобрения в исследовании 3 по типу жертвы (самопожертвование против других) и точки зрения (1 человек из против 3 из человек).

Общее обсуждение

Представленные здесь результаты исследований имеют три основных значения. Первый представляет собой эмпирическую демонстрацию того, что в моральных дилеммах, связанных с прямым причинением вреда, принесение в жертву другого человека считается менее подходящим, чем принесение в жертву себя. Этот результат наблюдался в трех экспериментах и ​​среди разных культурных групп.Наши результаты показывают, что Moore et al. [28] и результаты Хюбнера и Хаузера [21] о том, что люди довольно эгоистичны в моральных дилеммах, не поддаются широкому обобщению. В сценарии с пешеходным мостом люди оценивают прыжки с моста, чтобы спасти пятерых человек, как более приемлемые с моральной точки зрения, чем толкание кого-то. В простых числах исчисление пять к одному может показаться таким же, но разница между самопожертвованием и убийством кажется важной для наших участников. Поскольку мы использовали несколько иную методологию, наши результаты не обязательно расходятся с конкретными выводами предыдущих исследований личного интереса в моральных дилеммах.В отличие от Мура и др. [28], мы не контролировали личную заинтересованность, заявляя, что лицо, принимающее решения, является частью группы, смешивая возможную внутригрупповую лояльность с личным интересом. Вместо этого мы сравнили случаи, когда лицо, принимающее решение, должно было пожертвовать другим человеком или пожертвовать собой, чтобы спасти другую группу людей, и обнаружили, что в случаях с пешеходным мостом жертвование другим человеком одобрялось меньше, чем самопожертвование. Хотя такие результаты являются новыми и несколько удивительными, учитывая предыдущие выводы, их можно предсказать с помощью определения Хайдтом морали как противоположности личным интересам.

В дополнение к эмпирическому оспариванию предыдущих утверждений о личных интересах в моральных дилеммах, эти результаты имеют последствия для современных теорий принятия моральных решений. Большая часть недавней работы в области моральной психологии исходит из предположения, что нормативные принципы нейтральны по отношению к агентам [31,21]. Например, в соответствии с Золотым правилом [32], которое, возможно, является основой нашего нынешнего понимания универсальных прав человека, человек должен относиться к другим так, как он хочет, чтобы другие относились к нему, по существу сводя к минимуму различие между собой и другими.Тем не менее, мы обнаружили, что это различие нетривиально, и в случаях прямого вреда жертвование собой отличается от жертвоприношения другим. В то время как предыдущая работа уже продемонстрировала, что суждения могут зависеть от конкретной роли морального агента [33] и что моральные обязательства одного человека не обязательно рассматриваются как обязательства для другого [34], различие между собой и другими в наших результатах приводит к дальнейшим результатам. подчеркивает роль агент-относительности морального выбора. Другими словами, при прочих равных условиях я мог бы пожертвовать собой, но я мог бы не одобрять жертвование кем-то другим или то, что кто-то другой жертвует мной.

В-третьих, мы обнаружили, что предпочтение самопожертвования не обязательно может быть предпочтением причинения высокой себестоимости [35]. Если самопожертвование — это просто крайняя форма дорогостоящей передачи сигналов, то можно было бы ожидать, что и жертвование собой, и жертва родственника будут более одобрены, чем жертвоприношение незнакомцем. Тем не менее, в исследовании 2 мы обнаружили, что пожертвовать незнакомцем сложнее, чем пожертвовать собой, но легче, чем пожертвовать родственником. Паттерн «самоотносительный-другой» подчеркивает роль агент-релятивности в моральных суждениях, предполагая, что важны как роль «я» как агента, так и отношение «я» к пациентам действия.Будущий анализ каузального компонента моральных суждений [36,37] должен учитывать уникальную каузальную роль, которую самость может играть в моральных дилеммах. Включение жизни лица, принимающего решения, в каузальную структуру и манипулирование его отношениями с другими заинтересованными сторонами представляет собой проблему для некоторых основных каузальных различий, используемых для анализа структуры моральной дилеммы, таких как жертва и вред, агент и пациент или средства и цели.

Прежде чем мы закончим, нам нужно сделать два важных замечания.Первый связан с экспериментально контролируемым, но, по общему признанию, искусственным характером задействованных сценариев. Наши данные свидетельствуют о том, что самость является важным фактором для моральных суждений о гипотетических событиях, но необходима дальнейшая работа, чтобы показать, насколько хорошо такие выводы можно обобщить на реальные жизненные ситуации (см. 9). Как указывали другие, хотя относительно узкая область «троллейологии» раскрыла важные параметры, лежащие в основе морального познания, она опирается почти исключительно на гипотетические сценарии и абстрактные моральные суждения, а не на реальное моральное поведение.Настоящие исследования подвергаются аналогичной критике. Участников этих исследований спрашивали о моральной уместности различных гипотетических сценариев, которые могут отличаться от их моральных решений или поведения в реальных ситуациях. В частности, Тасси и соавт. [38] показывают, что выбор действий в таких моральных дилеммах, как проблема троллейбуса, часто приводит к более утилитарным решениям, чем выбору суждения. Это указывает на то, что если бы участники столкнулись с ситуациями, которые мы использовали в текущем наборе исследований, они могли бы быть более склонны поддержать самопожертвование, особенно если альтернативой было бы пожертвовать кем-то другим.Это интригующая, хотя и не поддающаяся проверке гипотеза, однако, как и в случае с другими моральными сценариями, основанными на троллейбусах, мы надеемся, что включение самопожертвования в эти сценарии выявляет важное различие, которое до сих пор недостаточно представлено в литературе.

Второе предостережение связано с возможностью сильных эффектов контекста. Могут существовать очень конкретные нормы, регулирующие баланс между самопожертвованием и личным интересом. Прыжок на гранате, чтобы спасти пятерых сослуживцев, можно легко расценить как похвальный поступок, однако здоровый солдат, пожертвовавший всеми органами своего тела ради спасения других солдат, скорее всего, будет считаться не героем, а отклонением от нормы.Изменение структуры дилеммы, в которой происходит самопожертвование, например, с использованием вариантов дилеммы добровольцев, может также дать более глубокое понимание контекстов, в которых самопожертвование морально похвально, а когда оно воспринимается как глупое или, что еще хуже, аморальное. действие.

Заключение

Одной из задач моральных психологов является выбор факторов для изучения. Решение о том, важны ли самопожертвование и личный интерес для моральных исследований, в значительной степени зависит от определения и теоретической основы, однако мы показали, что включение себя как агента и жертвы практически устраняет эффект трамвая.Мы также обнаружили, что это происходит не только из-за собственной стоимости, потому что жертвование родственником, казалось, сильно отличалось от принесения в жертву себя. Кроме того, мы обнаружили, что неконгруэнтная визуальная перспектива самопожертвования от третьего лица сводит на нет положительную ценность самопожертвования. Эти результаты имеют важные теоретические последствия для области моральной психологии, стимулируя будущую работу над агентной относительностью моральных суждений и более тщательный анализ роли, которую играет причинность.Помимо теоретического значения, различие между собой и другими в моральной сфере может иметь отношение к поведению в реальном мире в его экстремальных формах, начиная от героических альтруистических поступков [39] и заканчивая самоотверженным терроризмом [40,41].

Вспомогательная информация

Файл S1
Сценарии трех экспериментов.

(PDF)

Файл S2
Данные для трех экспериментов.

(XLS)

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить Дуга Медина, Скотта Атрана, Джереми Джинджеса и Пурниму Сингх за их ценные идеи и неоценимую поддержку при написании этой статьи.

Заявление о финансировании

Эта работа была поддержана грантом Национального научного фонда SES 0962185. Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Доступность данных

Все соответствующие данные содержатся в документе и в его файлах вспомогательной информации.

Ссылки

1. Стокер М. (1976) Агент и другие: против этического универсализма Австралазийский философский журнал, 206–220.

2. Слот М. 1984. Мораль и асимметрия себя-другого. Журнал философии 81:179–192. [Google Академия]3. Нагель Т. (1986). Вид из ниоткуда. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. [Google Академия]4. Сайдер Т. (1993). Асимметрия и самопожертвование. Философские исследования 70: 117–132. [Google Академия]5. Блумфилд П. (2008) Мораль и личные интересы Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2008. [Google Scholar]6. Хайдт Дж. (2007). Новый синтез в моральной психологии. Наука, 316, 998–1002. [PubMed] [Google Scholar]7.Филдс Р. М., Оуэнс С. (2004). Мученичество. Издательская группа Гринвуд. [Google Scholar]

8. Дегани М. (2009). Когнитивная модель принятия моральных решений на основе распознавания. Докторская диссертация, Северо-Западный университет, факультет электротехники и информатики, Эванстон, Иллинойс.

9. Сачдева С. (2010). Норма самопожертвования. Докторская диссертация, Северо-Западный университет, факультет психологии, Эванстон, Иллинойс.

10. Атран С., Аксельрод Р. (2008) Переосмысление священных ценностей.Журнал переговоров, 24, 221–224. [Google Академия] 11. Атран С., Аксельрод Р., Дэвис Р. (2007) Священные барьеры на пути разрешения конфликтов. Наука, 317, 1039 [PubMed] [Google Scholar]

12. Киркпатрик Д.Д., Сангер Д.Э., Фахим К., Эль-Наггар М., Маццетти М. (2011). Тунисско-египетская связь, потрясшая арабскую историю. Нью-Йорк Таймс, 13.

13. Даджани Дж., Зунес С., Ахмадейн Н., Мохьелдин А., Тайор С., Уильямс Д. (н.д.). Египет и Ближний Восток: революции 2.0. Ближний Восток в смятении.

14.Томсон Дж. (1985). Проблема с тележкой. Йельский юридический журнал, 94, 1395–1415. [Google Академия] 15. Петринович Л., О’Нил П., Йоргенсен М. (1993). Эмпирическое исследование моральных интуиций: направление и эволюционная этика. Журнал личности и социальной психологии, 64 (3), 467–478. [Google Академия] 16. Грин Д.Д., Соммервиль Р.Б., Нистром Л.Е., Дарли Д.М., Коэн Д.Д. (2001). ФМРТ-исследование эмоциональной вовлеченности в моральное суждение. Наука, 293 (5537), 2105–2108. [PubMed] [Google Scholar] 17. Ройзман Э.Б., барон Дж.(2002). Предпочтение косвенного вреда. Исследования социальной справедливости, 15, 165–184. [Google Академия] 18. Хаузер М. (2006). Моральные умы: как природа создала наше универсальное чувство добра и зла Нью-Йорк: Экко. [Google Академия] 19. Михаил Дж. (2007). Универсальная моральная грамматика: теория, доказательства и будущее. Тенденции в когнитивных науках, 11 (4), 143–15. [PubMed] [Google Scholar] 20. Вальдманн М.Р., Дитрих Дж.Х. (2007). Бросить бомбу в человека по сравнению с броском в человека бомбы: близорукость вмешательства в моральные интуиции.Психологическая наука, 18 (3), 247–253. [PubMed] [Google Scholar] 21. Хюбнер Б., Хаузер, доктор медицины. (2011). Нравственные суждения об альтруистическом самопожертвовании: Когда сталкиваются философские и народные интуиции. Philosophical Psychology, 24(1), 73. [Google Scholar]22. Суонн В. Б., Гомес А., Довидио Дж. Ф., Харт С., Джеттен Дж. (2010). Умирать и убивать за свою группу. Психологическая наука, 21 (8), 1176–1183. 10.1177/0956797610376656 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Swann WB Jr, Gómez Á, Buhrmester MD, López-Rodríguez L, Jimenez J, Vázquez A.(2014). Созерцание окончательной жертвы: слияние идентичности направляет прогрупповой аффект, познание и принятие моральных решений. Журнал личности и социальной психологии, 106 (5), 713–727. 10.1037/а0035809 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Лукас Б.Дж., Ливингстон Р.В. (2014). Чувство социальной связи увеличивает утилитарный выбор в моральных дилеммах. Журнал экспериментальной социальной психологии, 53, 1–4. [Google Академия] 25. Хайдт Дж. (2012). Праведный ум: почему хороших людей разделяет политика и религия Нью-Йорк: Книги Пантеона.[Google Академия] 26. Шеллоу С., Илиев Р., Медин Д. (2011). Проблемы с тележкой в ​​контексте. Суждение и принятие решения. 6(7), 593–601. [Google Scholar]

27. Ди Нуччи Э. (2012). Самопожертвование и проблема вагонетки. Философская психология, 1–11.

28. Мур А.Б., Кларк Б.А., Кейн М.Дж. (2008). Кого не убивать? Индивидуальные различия в объеме рабочей памяти, исполнительном контроле и моральных суждениях. Психологическая наука: журнал Американского психологического общества / APS, 19 (6), 549–557.[PubMed] [Google Scholar] 29. Либби Л.К., Шеффер Э.М., Эйбах Р.П., Слеммер Дж.А. (2007). Представьте себя на опросах. Визуальная перспектива в мысленных образах влияет на самовосприятие и поведение. Психологическая наука, 18 (3), 199–203. [PubMed] [Google Scholar] 31. Камм FM (2007). Сложная этика: права, обязанности и допустимый вред Издательство Оксфордского университета; НАС. [Google Академия] 32. Холлис М. (1996). Разум в действии: Очерки философии социальных наук. Издательство Кембриджского университета. [Google Академия] 33.Хайдт Дж., Барон Дж. (1996). Социальные роли и моральная оценка поступков и бездействия. Европейский журнал социальной психологии, 26, 201–218. [Google Академия] 34. Барон Дж., Спранка М. (1997). Защищенные ценности. Организационное поведение и процессы принятия решений человеком, 70 (1), 1–16. [Google Академия] 35. Оливола С.Ю., Шафир Э. (2013). Эффект мученичества: когда боль и усилие увеличивают просоциальный вклад. Журнал принятия поведенческих решений, 26 (1), 91–105. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]37.Илиев РИ, Сачдева С, Медин ДЛ. (2012). Моральная кинематика: роль физических факторов в моральных суждениях. Память и познание, 40 (8), 1387–1401. [PubMed] [Google Scholar] 38. Тасси С., Улье О., Манчини Дж., Уикер Б. (2013). Расхождения между суждением и выбором действия в моральных дилеммах. Frontiers in Psychology, 4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]39. Беккер С.В., Игли А.Х. (2004). Героизм женщин и мужчин. Американский психолог, 59, 163–178. [PubMed] [Google Scholar]40.Атран С. (2003). Генезис терроризма смертников. Наука, 299, 1534–1539. [PubMed] [Google Scholar]41. Джинджес Дж., Атран С., Сачдева С., Медин Д. (2011). Психология вне лаборатории: вызов насильственному экстремизму. Американский психолог, 66, 507–519. 10.1037/а0024715 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Роль самопожертвования в моральных дилеммах

PLoS One. 2015 г.; 10(6): e0127409.

, 1 , 2 , 3 , 4 и * 5 , 6

Соня Сачдева

1 Отдел социальных наук, Лесная служба США, Эванстон, Иллинойс, Соединенные Штаты Америки,

Румен Илиев

2 Школа государственной политики Форда, Мичиганский университет, Анн-Арбор, Мичиган, Соединенные Штаты Америки,

Хамед Эхтиари

3 Исследовательский центр молекулярной и клеточной визуализации, Иранский национальный центр изучения наркомании, Тегеранский университет медицинских наук, Тегеран, Иран,

4 Программа трансляционной нейробиологии, Институт когнитивных исследований, Тегеран, Иран,

Мортеза Дегани

5 Кафедра психологии, Университет Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, Соединенные Штаты Америки,

6 Институт мозга и творчества, Университет Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, Соединенные Штаты Америки,

Томас Боро, академический редактор

1 Отдел социальных наук, Лесная служба США, Эванстон, Иллинойс, Соединенные Штаты Америки,

2 Школа государственной политики Форда, Мичиганский университет, Анн-Арбор, Мичиган, Соединенные Штаты Америки,

3 Исследовательский центр молекулярной и клеточной визуализации, Иранский национальный центр изучения наркомании, Тегеранский университет медицинских наук, Тегеран, Иран,

4 Программа трансляционной нейробиологии, Институт когнитивных исследований, Тегеран, Иран,

5 Кафедра психологии, Университет Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, Соединенные Штаты Америки,

6 Институт мозга и творчества, Университет Южной Калифорнии, Лос-Анджелес, Калифорния, Соединенные Штаты Америки,

Национальный центр научных исследований, ФРАНЦИЯ,

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Инициатор и разработчик опытов: СС НИИ МД. Выполняли эксперименты: SS HE MD. Проанализированы данные: СС РИ МД. Предоставленные реагенты/материалы/инструменты для анализа: СС НИИ ВО, к.м.н. Написал статью: СС РИ МД.

Поступила в редакцию 21 декабря 2014 г .; Принято 15 апреля 2015 г.

Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что первоначальный автор и источник должным образом указаны.

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.
Дополнительные материалы

Файл S1: Сценарии трех экспериментов. (PDF)

GUID: 36A26E54-ACA3-4FF0-A896-458E565194F9

Файл S2: Данные для трех экспериментов. (XLS)

GUID: 5B4E6BFE-7B3B-48DD-B0A9-87A6B96C99BE

Заявление о доступности данных

Все соответствующие данные содержатся в документе и в файлах вспомогательной информации.

Abstract

Многовековые культурные истории предполагают, что самопожертвование может быть краеугольным камнем наших моральных концепций, однако это понятие практически отсутствует в последних теориях моральной психологии. Например, в известной задаче о троллейбусе с пешеходным мостом единственный способ спасти пятерых человек от сбежавшего троллейбуса — толкнуть одного человека на рельсы. Явно указано, что наблюдатель не может пожертвовать собой, потому что его вес недостаточен, чтобы остановить тележку.Но представьте, если бы это было не так. Люди предпочли бы пожертвовать собой, чем подтолкнуть другого? В исследовании 1 мы обнаружили, что люди одобряют самопожертвование больше, чем непосредственное причинение вреда другому человеку для достижения того же результата. В исследованиях 2 и 3 мы показываем, что эффект в целом не связан с чувствительностью к себестоимости, вместо этого в жертвовании собой есть что-то уникальное. Обсуждаются важные теоретические выводы об относительности агентов и роли причинности в моральных суждениях.

Введение

Имеет ли отношение «я» к сфере морали? Хотя на первый взгляд этот вопрос может показаться тривиальным, он является предметом дискуссий в моральной философии уже несколько десятилетий [1–5]. В частности, философы подчеркивают асимметрию «я-другой», когда речь идет о морально значимом принятии решений, когда действия, допустимые для себя, не обязательно допустимы для других. Однако в недавнем всплеске психологической работы над моральными дилеммами эта дискуссия в значительной степени отсутствовала.В большинстве исследований не учитывалась роль личности в морально мотивированных решениях — как правило, не проводилось различия между последствиями для себя и других (заметным исключением является относительно новая работа по моральному лицензированию, в которой предполагается, что -восприятие и оценка, т.е. как нравственных или аморальных личностей, влияет на их нравственное поведение в последующих случаях). Однако в текущей работе мы предполагаем, что самость играет центральную роль в области морали, и понимание этой роли является необходимым условием для нашего понимания человеческой морали.

Один из интуитивных ответов на вопрос о роли личности в области морали состоит в том, что нравственные действия и действия, направленные на благо себе, по своей сути противоречат друг другу, т. е. нравственные действия — это те действия, которые не преследуют личных интересов. Хайдт [6], например, начинает свою влиятельную статью, заявляя, что «люди эгоистичны, но нравственно мотивированы», подразумевая конфликт между моралью и личным интересом. Хотя теория Хайдта довольно тонкая, центральным моментом, который он делает, является то, что мораль можно рассматривать как механизм, который контролирует личные интересы и, таким образом, делает возможным социальность и сотрудничество.Когда ситуация рассматривается как часть моральной сферы, выбор, который противоречит эгоизму, часто может рассматриваться как морально правильный. Одним из примеров является то, что большинству людей труднее воткнуть булавку в ладонь незнакомого ребенка, чем в свою собственную ладонь, предполагая, что при моральном мышлении причинение боли другим может быть менее предпочтительным, чем причинение боли себе.

Контраст между действиями, основанными на морали, и действиями в личных интересах можно найти во многих аспектах культурных верований.Например, акты самопожертвования часто лежат в основе многих мифов и религиозных учений [7]. Самопожертвование также ассоциируется с героическими поступками в рассказах, связанных с национальной идентичностью [8], и часто преподается как добродетель в детских сказках [9]. Самопожертвование ради конкретного дела также может быть особым мощным сигналом силы нравственной позиции [10,11]. Недавняя волна революций, прокатившаяся по арабскому миру, известная как «арабская весна», в значительной степени была вызвана самопожертвованием торговца фруктами в маленькой деревне в отдаленном районе Туниса.Символизм такого акта побудил тысячи людей требовать справедливости [12,13].

Несмотря на мощное присутствие концепции самопожертвования в различных культурах и противопоставление Хайдтом морали личным интересам, большая часть недавних работ по моральным дилеммам в значительной степени игнорировала роль личности. Наиболее популярным примером является исследование, основанное на задаче о троллейбусе [14]. Эта парадигма обычно использует две версии: в версии с переключателем сторонний наблюдатель может щелкнуть переключателем, чтобы перенаправить тележку на другой путь, что в противном случае убило бы группу из пяти человек, но загвоздка в том, что на перенаправленном пути есть еще один человек.В версии с пешеходным мостом прохожий может спасти пятерых человек, столкнув одного человека с пешеходного моста на пути приближающейся тележки. Типичный вывод состоит в том, что люди одобряют действия в версии с выключателем, но не в варианте с пешеходным мостом [15–20]. Заметьте, однако, что в обеих версиях задачи жизнь лица, принимающего решения, не поставлена ​​на карту. В версии Switch лицо, принимающее решения, не находится ни на одной из дорожек, поэтому любой выбор, который она делает, касается жизни других людей. Вариант с пешеходным мостом несколько более искусственный, где вариант самопожертвования лица, принимающего решение, явно исключается добавлением условия, что человеческое тело, которое остановит тележку, должно быть очень тяжелым, и так уж получилось, что есть толстый свидетель рядом.

Несколько исследований, в которых жизнь лица, принимающего решения, рассматривалась как релевантный фактор дилеммы, дали неоднозначные результаты. Наиболее тщательный тест проведен Moore et al. (2008), которые поставили испытуемых перед 24 дилеммами, различающимися несколькими различными факторами, одним из которых был личный интерес. Основываясь на своей гипотезе на утверждении Петриновича и его коллег [15] о том, что моральная интуиция часто отражает эволюционные принципы, авторы предсказали, что люди одобрят убийство ради собственного спасения больше, чем убийство ради спасения других.Эмпирические результаты подтвердили их предсказание: когда лицо, принимающее решения, было частью группы риска, оно с большей вероятностью одобряло бы жертвование другим человеком ради спасения группы и себя по сравнению с условиями, когда лицо, принимающее решения, жизнь не была поставлена ​​на карту. Сходная роль личного интереса была обнаружена Хюбнером и Хаузером [21] в трехколейной вариации стрелочной версии задачи о троллейбусе. Участникам этой версии сказали, что они могут перенаправить тележку на другого человека, на себя или ничего не делать.Многие участники решили перенаправить тележку на другого человека (48%) и от себя. Однако была и значительная группа (33%), которые предпочли перенаправить тележку на себя. Этот вывод был неожиданным для авторов исследования, но для нас он предполагает, что самопожертвование является жизненно важным компонентом дилеммы троллейбуса и требует более тщательного подхода.

Еще один способ решения вопроса о личной заинтересованности в моральных дилеммах состоит в том, чтобы изменить не явную роль лица, принимающего решение, в дилемме, а ее отношения с людьми, чьи жизни поставлены на карту.Петринович и др. [15] обнаружили, что в моральных дилеммах люди ценят жизнь незнакомца меньше, чем жизнь родственника. Точно так же Swann et al. [22] обнаружили, что люди различают внутригрупповых и чужих жертв при рассмотрении альтруистического самопожертвования. То есть испанские участники одобрили самоотверженное вмешательство для спасения жизней других испанцев, но в меньшей степени для спасения жизней американцев. Последующая работа также предполагает, что готовность пожертвовать собой ради членов своей группы является функцией слияния идентификации: чем больше воспринимаемое совпадение между собой и своей группой, тем больше готовность пожертвовать собой [23,24].

Принимая во внимание чистую монету, есть сходные свидетельства того, что люди довольно эгоистичны в моральных дилеммах. Они придают большее значение своей собственной жизни, жизни родственников и жизни своих групп, чем жизни незнакомцев. Тем не менее, если Хайдт [6, 25] прав в том, что мораль подавляет личные интересы, тогда мы должны быть в состоянии обнаружить, что причинить вред другим труднее, чем причинить вред себе. Обратите внимание, что исследования, которые мы рассмотрели до сих пор, не изучали, легче ли столкнуть незнакомца с моста в версии дилеммы трамвая с пешеходным мостом, чем совершить акт самопожертвования, спрыгнув с себя.Хюбнер и Хаузер [21] напрямую сравнили жертвование собой и кем-то другим, но только в версии задачи о тележке с переключателем. Кроме того, они использовали структуру из трех лемм, которая могла привести к сильным эффектам контекста [26] или эффектам порядка [27]. В эксперименте Мура и др. [28] лицо, принимающее решение в условиях личной заинтересованности, является частью группа, жизнь которой находится в опасности, поэтому отказ от спасения себя также означает отказ от спасения остальных членов группы.

Насколько нам известно, в полной версии задачи о вагонетке прямых тестов на самопожертвование не проводилось.Хотя Хюбнер и Хаузер [21] действительно сообщают о некоторых неподтвержденных данных, предполагающих, что вариант самопожертвования спонтанно предлагается несколькими участниками (например, «Я бы прыгнул вперед, я вешу 220») в версии их исследований с пешеходным мостом, это был отклонен авторами на том основании, что «абсурдный акт альтруистического самопожертвования» предлагается участниками в ответ на «абсурдность сценария [троллейбуса]». Это упущение может легко привести к неправильной оценке важности «я» в моральных дилеммах или потенциальному выводу о том, что люди преимущественно эгоистичны при принятии моральных решений.В этой статье мы приводим эмпирические данные из трех экспериментов, чтобы проверить, в какой степени люди одобряют самоотверженные вмешательства. В исследовании 1 мы оцениваем рейтинги одобрения самопожертвования по сравнению с жертвами других как в версии пешеходного моста, так и в версии стрелочного перевода дилеммы троллейбуса. В исследованиях 2 и 3 мы показываем, что жертвование близким другим может иметь отличные от жертвоприношения себя или отдаленного другого свойства.

Исследование 1

Этот эксперимент был разработан, чтобы выяснить, различают ли люди причинение вреда себе и причинение вреда другим в моральных дилеммах.Чтобы ответить на этот вопрос, мы использовали несколько вариантов дилеммы тележки.

Метод

Участники

Сто двадцать два студента бакалавриата из Индии и США приняли участие в исследовании для получения кредита за курс. Из них 98 студентов были набраны из индийского технического университета, а остальные были из крупного университета Среднего Запада в Соединенных Штатах. Выборка состояла из 96 мужчин, средний возраст 19,4 года.

Дизайн и процедура

Каждый субъект получил четыре сценария.Стимулы представляли собой словесные сценарии, в которых испытуемые ставились в положение актера, который должен решить, спасти ли нескольких человек, пожертвовав жизнью одного человека. Было четыре разных контекста, в которых произошло событие, включая версию исходной проблемы с троллейбусом. Для каждого контекста мы построили четыре разные версии, манипулирующие двумя бинарными факторами: типом проблемы с тележкой (переключатель или пешеходный мост) и личностью единственной жертвы (я или другой).Эта комбинация привела к 16 сценариям (исследование 1 в файле S1). Сценарии были представлены в четырех уравновешенных порядках.

После прочтения каждого сценария участники должны были указать, одобряют ли они конкретное вмешательство. Ответы оценивались по 6-балльной шкале, где 1 — «полностью не одобряю», 6 — «полностью одобряю». Индийских участников попросили принять участие в сеансе массового тестирования, в то время как участники из США участвовали в отдельных группах по 4 человека в лабораторном сеансе.Это исследование было одобрено Институциональным наблюдательным советом Северо-Западного университета (IRB). Информированное письменное согласие было получено в соответствии с рекомендациями, одобренными IRB Северо-Западного университета.

Результаты и обсуждение

Данные были проанализированы в ANOVA смешанного дизайна с двумя повторяющимися факторами измерения: тип вмешательства и личность единственной жертвы. Для анализа, о котором здесь сообщается, мы разрушили контекст, поскольку он не влиял систематически на зависимую переменную (средние значения во всех контекстах см. в разделе «Вспомогательная информация»).Культура рассматривалась как фактор между субъектами. Отсутствующие точки данных были исключены в зависимости от случая.

При воспроизведении типичного эффекта тележки основной эффект имел тип вмешательства: вмешательство в вариант с переключателем было оценено выше, чем вмешательство в случае с пешеходным мостом ( M переключатель = 3,92; М пешеходный мост = 3,54, F (1, 460) = 7,57, p = 0,006, η p 2 = .016). Хотя различие между собой и другими не имело существенного основного эффекта ( F (1, 460) = 1,58, p = 0,21, η p 2 = 0,003), эти два фактора продемонстрировали значительное взаимодействие. ( F (1460) = 4,48, p = 0,035, η p 2 = 0,010). Культура не взаимодействовала ни с одной из других представляющих интерес переменных, она оказала основное влияние на рейтинги одобрения (F(1, 460) = 6,40, p = 0,012, η ​​ p 2 = .014). Американские участники в целом более одобряли вмешательство (M Amer = 3,83, SD = 1,47; M Ind = 3,71, SD = 1,54).

Как показано в , когда моральная дилемма представляла собой проблему типа переключения, когда вред был косвенным и причинялся как побочный эффект, не было разницы между рейтингами одобрения жертвоприношения собой ( M = 3,87, SD = 1,49 ) по сравнению с кем-то другим ( M = 3,98, SD = 1,37). Однако в дилеммах типа пешеходного моста испытуемые сочли жертвование собой более морально похвальным ( M = 3.78, SD = 1,58), чем пожертвовать кем-то другим ( M = 3,31, SD = 1,57).

Результаты исследования 1.

Средние рейтинги одобрения в исследовании 1 в зависимости от типа проблемы трамвая, самопожертвования по сравнению с другими и культурного происхождения участников.

Кроме того, средний рейтинг одобрения для самопожертвования в версии с пешеходным мостом достоверно не отличался от общего одобрения в версии с переключателем. Другими словами, добавление опции самопожертвования скрыло разницу между версиями задачи о троллейбусе с пешеходным мостом и стрелочным переводом.Это исследование предполагает, что причинение прямого вреда (как в версии с пешеходным мостом) является более порицаемым с моральной точки зрения, чем причинение косвенного вреда (как в версии с переключателем), только когда этот вред причиняется кому-то другому, а не себе. В случаях самопожертвования прямой вред приравнивается к косвенному вреду и столь же достоин похвалы, если он нанесен для спасения пяти других.

Исследование 2

Результаты исследования 1 поднимают ряд вопросов, два из которых мы считаем особенно важными и рассматриваем во втором эксперименте.Первый касается масштабов самопожертвования. Широкая интерпретация самопожертвования заключается в том, что оно состоит в причинении себе вреда любым возможным способом. Например, мать, отказывающаяся от своего ребенка по какой-либо причине, была бы великим актом самопожертвования из-за душевных страданий или смятения, которые мать непременно испытала бы. С этой точки зрения принесение в жертву родственников или членов своей группы должно так же похвально, как «чистые» акты самопожертвования. Интересно, что некоторые религиозные традиции подчеркивают именно этот вид жертвоприношения, например.грамм. Готовность Авраама пожертвовать Исааком, и поэтому есть основания признать, что принесение в жертву близкого другого приведет к таким же суждениям, как и принесение в жертву себя.

В качестве альтернативы можно представить, что акт самопожертвования строго ограничен рамками самого себя. С этой точки зрения, агент, причиняющий вред себе (и только себе), может рассматриваться как добродетельный, но человек, который приносит в жертву своего сына, свою жену или свою мать, может рассматриваться как правонарушитель. Возвращаясь к примеру Хайдта [6], эта точка зрения предполагает, что воткнуть булавку в мою руку предпочтительнее, чем воткнуть булавку в чужую руку; воткнуть булавку в руку моего ребенка хуже, чем любой из этих вариантов.В этом исследовании мы эмпирически проверяем, какая из этих точек зрения является более точной.

Второй вопрос, поднятый в исследовании 1, касается возможности обобщения обнаруженного нами эффекта. Соответственно, мы расширили наши стимулы и использовали более широкий набор морально значимых ситуаций (в основном на основе Greene et al., [16]). Мы также протестировали иранских субъектов, расширив популяцию, протестированную в предыдущем исследовании.

Метод

Участники

Триста шестьдесят четыре студента из иранского университета и нескольких учебных заведений, готовящихся к поступлению в колледж, вызвались добровольцами во время занятий, а 58 студентов из крупного американского университета Среднего Запада приняли участие для получения кредита по курсу.В выборке было 224 мужчины, средний возраст 18,9 лет.

Дизайн и процедура

Мы создали семь основных контекстов, в которых можно было пожертвовать одним человеком ради спасения нескольких других. В зависимости от уместности конкретной описываемой ситуации каждый контекст имел несколько различных вариантов, в которых мы манипулировали личностью человека, приносимого в жертву (самого себя, незнакомца или близкого родственника). Каждый участник видел все семь контекстов, но случайным образом был представлен один из вариантов.Так, например, для Контекста 1 участник мог видеть либо версию самопожертвования, либо версию жертвы другим, либо версию близкой относительной жертвы. Точно так же в Контексте 2 участнику снова случайным образом была представлена ​​одна из трех версий и так далее, и так далее для оставшихся шести контекстов (Исследование 2 в файле S1). Поскольку задание было случайным, некоторые участники видели больше вариантов самопожертвования, чем другие участники. После прочтения каждого сценария участники оценивали конкретное вмешательство по 6-балльной шкале от «– 3 совсем не подходит» до «3 определенно подходит».Это исследование было одобрено IRB Северо-Западного университета. Информированное письменное согласие было получено в соответствии с рекомендациями, одобренными IRB Северо-Западного университета, до того, как участники начали эксперимент.

Результаты и обсуждение

Данные были проанализированы с использованием смешанного дизайна ANOVA с одним внутрисубъектным фактором, личностью человека, который должен быть принесен в жертву (т.е. себя, другого или близкого родственника), и одним межсубъектным фактором, участниками. культурное происхождение (Иран или США). Отсутствующие данные были исключены по каждому случаю.

Как и предполагалось, мы обнаружили главный эффект личности жертвы, F(2, 578) = 30,3, p < 0,001, частичное η 2 = 0,1. В разных сценариях участники больше всего одобряли самопожертвование (M = 0,82, SD = 1,78), затем жертвовали незнакомцем (M = -0,14, SD = 1,55) и меньше всего одобряли жертвование близким родственником (M = -0,67, SD = 1,91). Как показано на графике, не было основного эффекта культуры (F(1, 289) = 9,05, нс ) и взаимодействия между культурой и личностью жертвы (F(2, 578) = 4.16, нс ).

Результаты исследования 2.

Средние рейтинги одобрения в исследовании 2 в зависимости от принесенного в жертву человека (например, себя по сравнению с другими по сравнению с родственниками) и культурного происхождения участников.

Исследование 2 повторяет основные шаблоны из предыдущего исследования, расширяя эти результаты важными способами. Мы считаем, что самопожертвование с моральной точки зрения предпочтительнее, чем принесение в жертву незнакомца, однако эти результаты также предполагают, что принесение в жертву близкого человека считается более предосудительным, чем любой из этих вариантов.

Исследование 3

Результаты исследования 2 подтвердили выводы первого исследования о том, что самопожертвование в задаче о трамвае предпочтительнее, чем жертвование кем-то другим. Это особенно верно в версии задачи с пешеходным мостом, где участники предпочитают прыгать с моста сами, а не отталкиваться от кого-то другого. Исследование 2 также показало, что самопожертвование морально приветствуется только тогда, когда вред причиняется самому себе, а не близкому человеку. Таким образом, эти результаты начинают рисовать картину того, что самопожертвование является морально похвальным действием (по сравнению с жертвованием другими), но только тогда, когда оно рассматривается как имеющее непосредственное отношение к границам личности.

Исследование 3 дополнительно исследует понятие асимметрии себя-другого в самопожертвовании. Мы проверили идею о том, что самопожертвование, совершенное самим собой, будет рассматриваться как более нравственное, чем чье-то еще. Другими словами, мы предсказали, что, хотя самопожертвование будет предпочтительнее жертвовать кем-то другим, эффект будет наиболее выраженным, когда действие будет описано и рассмотрено с точки зрения 1-го -го человека, а не 3--го -го человека. Эта гипотеза расширила результаты двух предыдущих исследований, изучив, в какой степени моральная заслуга самоотверженного действия обусловлена ​​действием самого себя.Манипулируя визуальной и повествовательной перспективой (1-й человек против 3-го -го человека) акта жертвоприношения, мы стремились ответить на вопрос: ценен ли акт самопожертвования, совершенный кем-то другим, так же, как мой собственный?

Метод

Участники

Сто восемьдесят шесть участников были набраны из Amazon Mechanical Turk, онлайн-платформы краудсорсинга. Участники были из США и Индии (n = 71 и 113, соответственно, из тех, кто сообщил о стране проживания).Женщины составляли 42% от общего числа участников, а средний возраст участников составлял 32,5 года. Участникам платили 50 центов по завершении опроса, а участие длилось менее пяти минут во всех опросах.

Дизайн и процедура

Участники были случайным образом распределены по одному из четырех межсубъектных условий, в которых мы манипулировали Типом жертвы (Сам против Другого) и Перспективой (1 человек против 3 человек).Все сценарии были вариантами мостиковой версии задачи о троллейбусе. Каждый участник получил графическое изображение ситуации и краткое словесное описание. Изображения, использованные в этом исследовании, показаны на (пожалуйста, обратитесь к исследованию 3 в файле S1 для получения полного текста сценариев). В каждом сценарии говорилось, что актер участвовал либо в самопожертвовании, либо в жертвовании другими. После прочтения сценариев и обращения к картинкам участников попросили оценить, насколько они одобряют действия по шкале от 1 до 6, где более высокие цифры означают большее одобрение.Это исследование было одобрено IRB Северо-Западного университета в дополнение к IRB Иранского института когнитивных исследований. Перед экспериментом были получены информированные письменные согласия в соответствии с рекомендациями, одобренными IRB Северо-Западного университета в дополнение к IRB Иранского института когнитивных исследований.

Рисунки, использованные в исследовании 3.

Рисунки, использованные в исследовании 3 для управления визуальной перспективой жертвоприношения. Столбцы указывают тип жертвоприношения, изображенного на изображениях, а строки показывают измененную перспективу.

Результаты и обсуждение

Два участника были исключены из анализа из-за отсутствия данных. Мы проанализировали данные, используя трехфакторный межсубъектный дисперсионный анализ со страной проживания, типом жертвы и перспективой в качестве фиксированных факторов. Прогнозируемое взаимодействие между Типом жертвы (Сам против Другого) и Перспективой (1 человек против 3 человек) наблюдалось (F(1, 176) = 5,28, p = ..023, η р 2 = .029). Участники предпочитали самопожертвование жертвованию другими, но только тогда, когда оно было показано и описано от первого лица (M = 4,44 против 3,47, SD = 1,57 и 1,87 соответственно). Ни один из других основных эффектов или взаимодействий не был статистически значимым (см. Исследование 3 предоставляет дополнительные доказательства того, что самопожертвование в моральных дилеммах рассматривается как похвальное действие по сравнению с жертвованием кем-то другим. Однако самопожертвование ценится только в определенных границах себя, и чем дальше человек уходит от этой границы, как в этом исследовании с точки зрения третьего лица, тем менее значительным кажется самопожертвование.Как заметил полезный рецензент, смещение психологической дистанции за счет манипулирования визуальной и повествовательной перспективой [29, 30] может убрать эмоциональную значимость дилеммы пешеходного моста, сделав сценарий от третьего лица похожим на версию с переключением. Без интуитивного участия сценария от первого лица вред не может считаться серьезным, а самопожертвование не столь достойным восхищения. Таким образом, результаты исследования 3 в значительной степени аналогичны сравнению, сделанному в исследовании 1, между версиями троллейбуса с пешеходным мостом и стрелочным переводом, даже несмотря на то, что настоящее исследование направлено на определение перспективы.

Результаты исследования 3.

Средние рейтинги одобрения в исследовании 3 по типу жертвы (самопожертвование против других) и точки зрения (1 человек из против 3 из человек).

Общее обсуждение

Представленные здесь результаты исследований имеют три основных значения. Первый представляет собой эмпирическую демонстрацию того, что в моральных дилеммах, связанных с прямым причинением вреда, принесение в жертву другого человека считается менее подходящим, чем принесение в жертву себя. Этот результат наблюдался в трех экспериментах и ​​среди разных культурных групп.Наши результаты показывают, что Moore et al. [28] и результаты Хюбнера и Хаузера [21] о том, что люди довольно эгоистичны в моральных дилеммах, не поддаются широкому обобщению. В сценарии с пешеходным мостом люди оценивают прыжки с моста, чтобы спасти пятерых человек, как более приемлемые с моральной точки зрения, чем толкание кого-то. В простых числах исчисление пять к одному может показаться таким же, но разница между самопожертвованием и убийством кажется важной для наших участников. Поскольку мы использовали несколько иную методологию, наши результаты не обязательно расходятся с конкретными выводами предыдущих исследований личного интереса в моральных дилеммах.В отличие от Мура и др. [28], мы не контролировали личную заинтересованность, заявляя, что лицо, принимающее решения, является частью группы, смешивая возможную внутригрупповую лояльность с личным интересом. Вместо этого мы сравнили случаи, когда лицо, принимающее решение, должно было пожертвовать другим человеком или пожертвовать собой, чтобы спасти другую группу людей, и обнаружили, что в случаях с пешеходным мостом жертвование другим человеком одобрялось меньше, чем самопожертвование. Хотя такие результаты являются новыми и несколько удивительными, учитывая предыдущие выводы, их можно предсказать с помощью определения Хайдтом морали как противоположности личным интересам.

В дополнение к эмпирическому оспариванию предыдущих утверждений о личных интересах в моральных дилеммах, эти результаты имеют последствия для современных теорий принятия моральных решений. Большая часть недавней работы в области моральной психологии исходит из предположения, что нормативные принципы нейтральны по отношению к агентам [31,21]. Например, в соответствии с Золотым правилом [32], которое, возможно, является основой нашего нынешнего понимания универсальных прав человека, человек должен относиться к другим так, как он хочет, чтобы другие относились к нему, по существу сводя к минимуму различие между собой и другими.Тем не менее, мы обнаружили, что это различие нетривиально, и в случаях прямого вреда жертвование собой отличается от жертвоприношения другим. В то время как предыдущая работа уже продемонстрировала, что суждения могут зависеть от конкретной роли морального агента [33] и что моральные обязательства одного человека не обязательно рассматриваются как обязательства для другого [34], различие между собой и другими в наших результатах приводит к дальнейшим результатам. подчеркивает роль агент-относительности морального выбора. Другими словами, при прочих равных условиях я мог бы пожертвовать собой, но я мог бы не одобрять жертвование кем-то другим или то, что кто-то другой жертвует мной.

В-третьих, мы обнаружили, что предпочтение самопожертвования не обязательно может быть предпочтением причинения высокой себестоимости [35]. Если самопожертвование — это просто крайняя форма дорогостоящей передачи сигналов, то можно было бы ожидать, что и жертвование собой, и жертва родственника будут более одобрены, чем жертвоприношение незнакомцем. Тем не менее, в исследовании 2 мы обнаружили, что пожертвовать незнакомцем сложнее, чем пожертвовать собой, но легче, чем пожертвовать родственником. Паттерн «самоотносительный-другой» подчеркивает роль агент-релятивности в моральных суждениях, предполагая, что важны как роль «я» как агента, так и отношение «я» к пациентам действия.Будущий анализ каузального компонента моральных суждений [36,37] должен учитывать уникальную каузальную роль, которую самость может играть в моральных дилеммах. Включение жизни лица, принимающего решения, в каузальную структуру и манипулирование его отношениями с другими заинтересованными сторонами представляет собой проблему для некоторых основных каузальных различий, используемых для анализа структуры моральной дилеммы, таких как жертва и вред, агент и пациент или средства и цели.

Прежде чем мы закончим, нам нужно сделать два важных замечания.Первый связан с экспериментально контролируемым, но, по общему признанию, искусственным характером задействованных сценариев. Наши данные свидетельствуют о том, что самость является важным фактором для моральных суждений о гипотетических событиях, но необходима дальнейшая работа, чтобы показать, насколько хорошо такие выводы можно обобщить на реальные жизненные ситуации (см. 9). Как указывали другие, хотя относительно узкая область «троллейологии» раскрыла важные параметры, лежащие в основе морального познания, она опирается почти исключительно на гипотетические сценарии и абстрактные моральные суждения, а не на реальное моральное поведение.Настоящие исследования подвергаются аналогичной критике. Участников этих исследований спрашивали о моральной уместности различных гипотетических сценариев, которые могут отличаться от их моральных решений или поведения в реальных ситуациях. В частности, Тасси и соавт. [38] показывают, что выбор действий в таких моральных дилеммах, как проблема троллейбуса, часто приводит к более утилитарным решениям, чем выбору суждения. Это указывает на то, что если бы участники столкнулись с ситуациями, которые мы использовали в текущем наборе исследований, они могли бы быть более склонны поддержать самопожертвование, особенно если альтернативой было бы пожертвовать кем-то другим.Это интригующая, хотя и не поддающаяся проверке гипотеза, однако, как и в случае с другими моральными сценариями, основанными на троллейбусах, мы надеемся, что включение самопожертвования в эти сценарии выявляет важное различие, которое до сих пор недостаточно представлено в литературе.

Второе предостережение связано с возможностью сильных эффектов контекста. Могут существовать очень конкретные нормы, регулирующие баланс между самопожертвованием и личным интересом. Прыжок на гранате, чтобы спасти пятерых сослуживцев, можно легко расценить как похвальный поступок, однако здоровый солдат, пожертвовавший всеми органами своего тела ради спасения других солдат, скорее всего, будет считаться не героем, а отклонением от нормы.Изменение структуры дилеммы, в которой происходит самопожертвование, например, с использованием вариантов дилеммы добровольцев, может также дать более глубокое понимание контекстов, в которых самопожертвование морально похвально, а когда оно воспринимается как глупое или, что еще хуже, аморальное. действие.

Заключение

Одной из задач моральных психологов является выбор факторов для изучения. Решение о том, важны ли самопожертвование и личный интерес для моральных исследований, в значительной степени зависит от определения и теоретической основы, однако мы показали, что включение себя как агента и жертвы практически устраняет эффект трамвая.Мы также обнаружили, что это происходит не только из-за собственной стоимости, потому что жертвование родственником, казалось, сильно отличалось от принесения в жертву себя. Кроме того, мы обнаружили, что неконгруэнтная визуальная перспектива самопожертвования от третьего лица сводит на нет положительную ценность самопожертвования. Эти результаты имеют важные теоретические последствия для области моральной психологии, стимулируя будущую работу над агентной относительностью моральных суждений и более тщательный анализ роли, которую играет причинность.Помимо теоретического значения, различие между собой и другими в моральной сфере может иметь отношение к поведению в реальном мире в его экстремальных формах, начиная от героических альтруистических поступков [39] и заканчивая самоотверженным терроризмом [40,41].

Вспомогательная информация

Файл S1
Сценарии трех экспериментов.

(PDF)

Файл S2
Данные для трех экспериментов.

(XLS)

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить Дуга Медина, Скотта Атрана, Джереми Джинджеса и Пурниму Сингх за их ценные идеи и неоценимую поддержку при написании этой статьи.

Заявление о финансировании

Эта работа была поддержана грантом Национального научного фонда SES 0962185. Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Доступность данных

Все соответствующие данные содержатся в документе и в его файлах вспомогательной информации.

Ссылки

1. Стокер М. (1976) Агент и другие: против этического универсализма Австралазийский философский журнал, 206–220.

2. Слот М. 1984. Мораль и асимметрия себя-другого. Журнал философии 81:179–192. [Google Академия]3. Нагель Т. (1986). Вид из ниоткуда. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. [Google Академия]4. Сайдер Т. (1993). Асимметрия и самопожертвование. Философские исследования 70: 117–132. [Google Академия]5. Блумфилд П. (2008) Мораль и личные интересы Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2008. [Google Scholar]6. Хайдт Дж. (2007). Новый синтез в моральной психологии. Наука, 316, 998–1002. [PubMed] [Google Scholar]7.Филдс Р. М., Оуэнс С. (2004). Мученичество. Издательская группа Гринвуд. [Google Scholar]

8. Дегани М. (2009). Когнитивная модель принятия моральных решений на основе распознавания. Докторская диссертация, Северо-Западный университет, факультет электротехники и информатики, Эванстон, Иллинойс.

9. Сачдева С. (2010). Норма самопожертвования. Докторская диссертация, Северо-Западный университет, факультет психологии, Эванстон, Иллинойс.

10. Атран С., Аксельрод Р. (2008) Переосмысление священных ценностей.Журнал переговоров, 24, 221–224. [Google Академия] 11. Атран С., Аксельрод Р., Дэвис Р. (2007) Священные барьеры на пути разрешения конфликтов. Наука, 317, 1039 [PubMed] [Google Scholar]

12. Киркпатрик Д.Д., Сангер Д.Э., Фахим К., Эль-Наггар М., Маццетти М. (2011). Тунисско-египетская связь, потрясшая арабскую историю. Нью-Йорк Таймс, 13.

13. Даджани Дж., Зунес С., Ахмадейн Н., Мохьелдин А., Тайор С., Уильямс Д. (н.д.). Египет и Ближний Восток: революции 2.0. Ближний Восток в смятении.

14.Томсон Дж. (1985). Проблема с тележкой. Йельский юридический журнал, 94, 1395–1415. [Google Академия] 15. Петринович Л., О’Нил П., Йоргенсен М. (1993). Эмпирическое исследование моральных интуиций: направление и эволюционная этика. Журнал личности и социальной психологии, 64 (3), 467–478. [Google Академия] 16. Грин Д.Д., Соммервиль Р.Б., Нистром Л.Е., Дарли Д.М., Коэн Д.Д. (2001). ФМРТ-исследование эмоциональной вовлеченности в моральное суждение. Наука, 293 (5537), 2105–2108. [PubMed] [Google Scholar] 17. Ройзман Э.Б., барон Дж.(2002). Предпочтение косвенного вреда. Исследования социальной справедливости, 15, 165–184. [Google Академия] 18. Хаузер М. (2006). Моральные умы: как природа создала наше универсальное чувство добра и зла Нью-Йорк: Экко. [Google Академия] 19. Михаил Дж. (2007). Универсальная моральная грамматика: теория, доказательства и будущее. Тенденции в когнитивных науках, 11 (4), 143–15. [PubMed] [Google Scholar] 20. Вальдманн М.Р., Дитрих Дж.Х. (2007). Бросить бомбу в человека по сравнению с броском в человека бомбы: близорукость вмешательства в моральные интуиции.Психологическая наука, 18 (3), 247–253. [PubMed] [Google Scholar] 21. Хюбнер Б., Хаузер, доктор медицины. (2011). Нравственные суждения об альтруистическом самопожертвовании: Когда сталкиваются философские и народные интуиции. Philosophical Psychology, 24(1), 73. [Google Scholar]22. Суонн В. Б., Гомес А., Довидио Дж. Ф., Харт С., Джеттен Дж. (2010). Умирать и убивать за свою группу. Психологическая наука, 21 (8), 1176–1183. 10.1177/0956797610376656 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Swann WB Jr, Gómez Á, Buhrmester MD, López-Rodríguez L, Jimenez J, Vázquez A.(2014). Созерцание окончательной жертвы: слияние идентичности направляет прогрупповой аффект, познание и принятие моральных решений. Журнал личности и социальной психологии, 106 (5), 713–727. 10.1037/а0035809 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 24. Лукас Б.Дж., Ливингстон Р.В. (2014). Чувство социальной связи увеличивает утилитарный выбор в моральных дилеммах. Журнал экспериментальной социальной психологии, 53, 1–4. [Google Академия] 25. Хайдт Дж. (2012). Праведный ум: почему хороших людей разделяет политика и религия Нью-Йорк: Книги Пантеона.[Google Академия] 26. Шеллоу С., Илиев Р., Медин Д. (2011). Проблемы с тележкой в ​​контексте. Суждение и принятие решения. 6(7), 593–601. [Google Scholar]

27. Ди Нуччи Э. (2012). Самопожертвование и проблема вагонетки. Философская психология, 1–11.

28. Мур А.Б., Кларк Б.А., Кейн М.Дж. (2008). Кого не убивать? Индивидуальные различия в объеме рабочей памяти, исполнительном контроле и моральных суждениях. Психологическая наука: журнал Американского психологического общества / APS, 19 (6), 549–557.[PubMed] [Google Scholar] 29. Либби Л.К., Шеффер Э.М., Эйбах Р.П., Слеммер Дж.А. (2007). Представьте себя на опросах. Визуальная перспектива в мысленных образах влияет на самовосприятие и поведение. Психологическая наука, 18 (3), 199–203. [PubMed] [Google Scholar] 31. Камм FM (2007). Сложная этика: права, обязанности и допустимый вред Издательство Оксфордского университета; НАС. [Google Академия] 32. Холлис М. (1996). Разум в действии: Очерки философии социальных наук. Издательство Кембриджского университета. [Google Академия] 33.Хайдт Дж., Барон Дж. (1996). Социальные роли и моральная оценка поступков и бездействия. Европейский журнал социальной психологии, 26, 201–218. [Google Академия] 34. Барон Дж., Спранка М. (1997). Защищенные ценности. Организационное поведение и процессы принятия решений человеком, 70 (1), 1–16. [Google Академия] 35. Оливола С.Ю., Шафир Э. (2013). Эффект мученичества: когда боль и усилие увеличивают просоциальный вклад. Журнал принятия поведенческих решений, 26 (1), 91–105. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]37.Илиев РИ, Сачдева С, Медин ДЛ. (2012). Моральная кинематика: роль физических факторов в моральных суждениях. Память и познание, 40 (8), 1387–1401. [PubMed] [Google Scholar] 38. Тасси С., Улье О., Манчини Дж., Уикер Б. (2013). Расхождения между суждением и выбором действия в моральных дилеммах. Frontiers in Psychology, 4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]39. Беккер С.В., Игли А.Х. (2004). Героизм женщин и мужчин. Американский психолог, 59, 163–178. [PubMed] [Google Scholar]40.Атран С. (2003). Генезис терроризма смертников. Наука, 299, 1534–1539. [PubMed] [Google Scholar]41. Джинджес Дж., Атран С., Сачдева С., Медин Д. (2011). Психология вне лаборатории: вызов насильственному экстремизму. Американский психолог, 66, 507–519. 10.1037/а0024715 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Самопожертвование ради общего блага

«Общие хорошие аргументы» неизбежно призывают к «самопожертвованию» со стороны отдельных лиц, малых и больших групп. Самопожертвование подразумевает выделение времени, энергии и наших ресурсов в интересах других людей и/или групп.Следовательно, меня могут побудить настроить гитару для «общего блага» моей группы. Мою группу могут попросить репетировать на более низкой громкости для «общего блага» моего района. Моему соседству можно призвать убирать мусор на улицах для «общего блага» города Цинциннати… и т. д. Демократов и республиканцев призывают «пожертвовать» своими «партийными» интересами во благо всей страны. США просят пожертвовать своим «партийным» интересом к дешевой энергии ради «общего блага» более чистого воздуха для остального мира.В каждом случае самопожертвование требует от отдельных лиц или групп либо « сделать что-то » неприятное, либо « не делать » что-то приятное для «общего блага». Кроме того, всегда есть добавленное соотношение: не сотрудничающие «плохие люди» могут быть обоснованно принуждены « делать » или « не делать » этих товаров. Хотя я никогда не стал бы утверждать, что самопожертвование — это «плохо», я считаю, что независимо от того, оправдано оно или нет в любом контексте, требуется сложный моральный аргумент.Просто заявить, что X служит «общему благу», недостаточно… по крайней мере, для философа.

«Аргументы о самопожертвовании» являются частью более крупного комплекса моральных убеждений, связанных вместе центральным представлением о том, что «хорошие люди» и «хорошие группы» добровольно жертвуют своими интересами (временем, энергией или ресурсами) для общего блага; и что «плохие люди» — нет. Чем больше вы готовы пожертвовать, тем «лучше». Как я указывал в своем предыдущем блоге, самые идеалистические «общие хорошие аргументы» побуждают нас жертвовать своими краткосрочными, индивидуальными (или небольшими групповыми) интересами, чтобы продвигать долгосрочные, более крупные групповые или глобальные интересы.Следовательно, нравственный идеал состоит в самообнищании ради всеобщего, долговременного общего блага.

Поскольку «аргументы о самопожертвовании» обычно риторически убедительны, все больше и больше «групп интересов» ссылаются на них и требуют от всех нас возрастающего уровня «самопожертвования». Правительство — самый ревностный сторонник «самопожертвования». TSA теперь ожидает, что все мы «пожертвуем» растущим уровнем конфиденциальности, чтобы продвигать «общее благо» безопасности авиакомпаний. Если я возражаю против агрессивного ощупывания яичка, я не «хороший гражданин» или «хороший человек».»Здесь, в Цинциннати, нас просят платить более высокие налоги, чтобы заплатить за два спортивных стадиона, зоопарк, несколько музеев, оркестр, новый мост через реку Огайо и новый трамвай… пресловутое «общее благо» в ущерб «долгосрочной перспективе». Мой вопрос заключается в следующем: если «самопожертвование» во имя «общего блага» является нашей главной социальной ценностью и основой «социальной справедливости» и если в долгосрочной перспективе существует бесконечное число возможных «общих товаров», то как нам избежать самопожертвования в крайнюю нищету?..»Очевидно, что мы не можем продвигать все «общественные блага», поэтому мы «обязаны» продвигать только наиболее существенные «общественные блага», которые удовлетворяют «потребности» других людей и/или групп? Другими словами, это является морально приемлемым, чтобы рационировать наше самопожертвование и тем самым избежать навязанной самим себе бедности. Это прекрасно работает в частной сфере, где мы контролируем свой собственный процесс нормирования. Это не очень хорошо работает в общественной сфере, где другие принудительно рационировать наше время, энергию и ресурсы.В любом случае, вот основной вопрос: «Откуда мы знаем , что любой акт самопожертвования, на самом деле, будет продвигать «общее благо», а не просто продвигать краткосрочное «пристрастное» благо тех, кто стоит на извлечь выгоду из наших жертв?» Очевидно, труднее предвидеть универсальные долгосрочные последствия.

В общем, я не против «общего блага» или «самопожертвования», однако я опасаюсь опасностей беспрекословной преданности этим абстрактным принципам. Оба термина я называю «удобно расплывчатыми», что означает, что они, как правило, вызывают консенсус, даже если на самом деле его нет.Более того, неспособность разрушить эти аргументы оставляет нас уязвимыми для оппортунистов  , которые будут «наживаться» на нашей безудержной щедрости; особенно корпорации.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.