Аргумент человек в футляре: Жизненные ценности (ОГЭ по русскому языку)

Содержание

Жизненные ценности (ОГЭ по русскому языку)


Ложь во спасение

Учёные доказали, что обычный человек может лгать от 10 до 200 раз в день. Чаще всего это происходит ненамеренно. Иногда ложная информация предоставляется из-за чувства страха перед наказанием. Например, школьник вырывает страницу с плохой оценкой из дневника, чтобы не ругали родители.

Ещё хуже, когда ложь применяется в корыстных целях. Люди дают недостоверные данные, чтобы улучшить своё положение или оклеветать другого человека. Ложь несёт негативные последствия, поэтому её принято относить к отрицательным явлениям.

Но иногда бывают исключительные ситуации, при которых правда может навредить близкому человеку. Например, родители не рассказывают ребёнку о своих проблемах, чтобы не ранить детскую психику. Такое действие вполне логично, поэтому явление называют ложью во благо. Сочинение-рассуждение на эту тему часто задают школьникам старших классов. Эссе позволяет проанализировать примеры обмана из собственной жизни. Лживость может быть оправдана в нескольких случаях:

  • для улучшения настроения человека, попавшего в сложную жизненную ситуацию;
  • в целях безопасности окружающих;
  • чтобы не ранить чувства близкого родственника или друга.

Например, человеку, страдающему тяжёлым заболеванием, не стоит рассказывать плохие новости, если они могут ухудшить его самочувствие. Экипаж самолёта предпочитает не сообщать пассажирам о незначительных неполадках в оборудовании, чтобы не вызвать панику в салоне.

Сочинение 2

Бывает, что человек создаёт себе свой собственный мирок, в котором он прячется от всех, закрываясь в нем, подобно какой-нибудь вещи, запакованной в футляр. Его не волнуют никакие события, происходящие вокруг, он не обращает внимания на окружающих его людей, человек просто отгородился от всех. Безусловно, такой способ уйти от проблем намного легче, чем решение выбраться из своего «футляра» и как-то изменить ситуацию.

Рассказ «Человек в футляре» А.П.Чехова повествует именно о таком человеке. Его главный герой Беликов – учитель греческого языка. Реальная жизнь его попросту раздражает, он её боится и всячески избегает общения с внешним миром. Даже одежду Беликов предпочитает похожую на футляр, в черных и мрачных тонах. С её помощью он благополучно прячется от солнечного света и чистого воздуха.

Будучи учителем иностранных языков, читая много книг и статей, Беликов живёт в прошлом, восхваляя его и ненавидит настоящее. И всё бы ничего, если бы он не переносил этот футлярный образ жизни на других людей, подобно заразной болезни. Он живёт как по уставу, слово «нельзя» для него подобно песне и он заставляет других жить по этим правилам. Жители города его побаиваются и стараются держаться подальше.

Но даже у такого человека, как Беликов, внутри просыпаются какие-то небольшие, но всё-таки чувства. Они возникают у него в отношении сестры нового учителя истории и географии Вари Коваленко. Он долго размышляет и сопоставляет все «за» и «против». Жениться рано или поздно всё равно придется, это соответствует правилам, а соблюдать правила необходимо. А вдруг что-то пойдет не так? Можно ли будет изменить ситуацию, ведь ему свойственно пускать все на самотёк, может всё решится само собой? Такие мысли терзали Беликова и доставляли ему неудобства.

После своей смерти Беликов даже выглядеть стал иначе: его лицо выражало умиротворение и даже некую жизнерадостность, создавалось впечатление, что он рад тому, что наконец-то оказался в футляре на самом деле. И как будто он и жил только ради достижения этой цели.

Сколько ещё на свете таких людей, живущих каждый в своей упаковке? И ради чего они живут, если в старости не найдется ни одного человека, который смог подать бы им кружку воды, потому что всю свою жизнь они игнорировали весь мир.

Примеры из литературы

Аргументы о лжи во благо доказывают, что в некоторых ситуациях честность может быть жестокой и даже опасной. Классики русской литературы часто поднимали проблему противостояния правды и обмана в своих произведениях.

Социально-философская пьеса Горького

Наиболее ярко противостояние правды и лжи демонстрируется в произведении «На дне» Максима Горького. Действие происходит в ночлежке, где обитают люди, опустившиеся на самое «дно общества»:

  • вор;
  • проститутка;
  • бывший аристократ;
  • пьянствующий актёр.

Автор показывает 2 разные точки зрения. Например, Сатин говорит, что правда является единственной силой, способной изменить жизнь человека. Странник Лука, напротив, проповедует утешительную ложь.

Лука рассказывает смертельно больной Анне про счастливую жизнь после смерти. Актёру он описывает удивительные лечебницы для алкоголиков, а вору Василию советует отправиться на заработки в Сибирь. Странник использует ложь как инструмент для вдохновения и изменения жизни. Герой исчезает так же внезапно, как и появляется. Жители остаются наедине с правдой жизни и несбывшимися мечтами. В результате актёр кончает жизнь самоубийством, а Василий попадает в тюрьму. В пьесе «На дне» Горький приводит пример губительных последствий любого обмана, даже во спасение.

Рассказ А. И. Куприна

Противоположная точка зрения демонстрируется в произведении А. И. Куприна «Святая ложь». Иван Иванович Семенюта представлен как положительный персонаж, которому постоянно не везёт в жизни. В школе он подвергался нападкам одноклассников, а на службе был несправедливо уволен и обвинён в воровстве. Желая уберечь любимую мать от переживаний, он врёт ей, говоря, что его дела идут хорошо. Женщина, в свою очередь, лжёт сыну, что не знает о его проблемах.

Обман в рассказе является проявлением любви и заботы. Автор не зря называет такую ложь святой. Она не несёт негативных последствий и воспринимается как нечто естественное и безобидное.

Аргументы из других произведений

Выбор между горькой правдой и обманом приходится делать героям многих литературных произведений. Некоторые авторы оправдывают поступки своих персонажей, если ложь применяется для спасения человека:

  1. В произведении «Судьба человека» М. А. Шолохова главный герой обманывает осиротевшего мальчика, выдавая себя за его родного отца. Благодаря такому обману ребёнок обретает семью.
  2. В романе «Война и мир» Марья Болконская принимает решение солгать Лизе о судьбе Андрея. Она уберегает беременную девушку от лишних тревог.
  3. В «Капитанской дочке» А. С. Пушкина Пётр Гринев спасает жизнь Маши Мироновой, представляя её как сироту.

Немало примеров и аргументов можно найти в жизни любого человека. Анализ произведений, подкреплённый собственным опытом, позволит написать отличное сочинение на тему «Ложь во спасение».

ЕГЭ русский язык. Банк аргументов. НРАВСТВЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Суть: о чём рассказ?

Это рассказ учителя Буркина (он со своим другом пришел на ночлег к Алехину, их приятелю) о его коллеге Беликове, он местный учитель. Герой создал вокруг себя некий футляр – как внутренний, так и внешний. У него в голове существует множество рамок и запретов, а прятаться от внешнего мира он предпочитает за высоким воротником пальто. Окружающие люди боятся его и потакают его прихотям и жалобам. Фраза «Как бы чего не вышло» всех убеждает в правоте героя.

Но вот однажды в город приехали два новых преподавателя — Михаил и Варенька (брат с сестрой). Тогда местные дамы задумали женить Беликова на новой коллеге, заметив некоторую симпатию с его стороны. Героиня была рада построить свою семью вдали от конфликтного брата и согласилась бы на предложение. Но нерешительный и трусливый мужчина так и не смог решиться на разговор. Однажды он увидел Вареньку на велосипеде и счел неприличным ее поведение. Но брат Вари, Михаил, ненавидевший чопорного коллегу, грубо оборвал его речь и вытолкнул за дверь. После этого герой заболел и умер.

Даже после его смерти многие выдохнули с облегчением, а на его мертвом лице присутствовала удовлетворённая улыбка, так как он оказался в таком футляре, из которого точно никогда не выберется.

Популярные сочинения

  • В жизни всегда есть место подвигу — сочинение-рассуждение
    Жизнь сама по себе штука не простая и порой каждый из нас сталкивается с различного рода трудностями, это неизбежно, от нас зависит как это время будет прожито. Имеет ли человек достаточное количество знаний
  • Как я понимаю высказывание Если бы мне иметь сто жизней В. Брюсова?
    Это выказывание в буквальном смысле обозначает то, что, сколько не жил бы человек на свете, жажда узнавать все новое в разных сферах деятельности не иссякнет никогда.
  • Сочинение на тему Прозвища (7 класс)
    Сейчас у каждого из нас есть фамилия, имя и отчество. Но так было не всегда. В давние времена большинство русских людей не имело фамилий. У них были только имена и прозвища.

История создания

В год написания рассказа, 1898, Антон Павлович уже был серьезно болен туберкулезом, и стремился завершить работу над «маленькой трилогией», поэтому история создания была спешной, писатель писал все меньше. Создавая своего героя, автор не имел в виду конкретного человека, образ был собирательным, включая в себя характеристики многих прототипов, имеющих некоторое сходство с Беликовым. В этом же году, рассказ был опубликован в журнале.

Произведение автора вызывает огромные впечатления, его творчество поражает не только литературным талантом, но и тонким знанием человеческой психологии.

Посмотрите, что еще у нас есть:

  • для самых рациональных — Краткое содержание «Человек в футляре»
  • для самых нетерпеливых — Очень краткое содержание «Человек в футляре»
  • для самых компанейских — Главные герои «Человек в футляре»
  • для самых крутых — Читать «Человек в футляре» полностью

Жанр, направление

Вопрос, интересующий при прочтении почти каждого произведения Чехова – это повесть или рассказ? Это рассказ, так как в центре повествования только один герой – Беликов, на которого делается акцент. Рассказывается именно его история. Этим же жанром написаны и два других произведения, которые входят в «Маленькую трилогию».

«Человек в футляре» — не просто забавный рассказ, это трагикомедия футлярной жизни, то есть жизнь Беликова – это действительно страшная жизнь, но Чехов описывает это с помощью сатиры, чтобы рассказ не был одногранным – то есть с одной стороны это смешной рассказ, а с другой, Чехов выступает в роли психолога и демонстрирует читателю сложные душевные проблемы героя.

Проблема духовности, духовного человека – одна из вечных проблем русской и мировой литературы

Ива́нАлексе́евичБу́нин

( 1870 — 1953 ) — русский писатель и поэт, первый лауреат Нобелевской премии по литературе

В рассказе «Господин из Сан-Франциско»

Бунин критикует буржуазную действительность. Этот рассказ символичен уже своим названием. Эта символичность воплощается в образе главного героя, представляющего собой собирательный образ американского буржуа, человека без имени, называемого автором просто господином из Сан-Франциско. Отсутствие имени у героя – символ его внутренней бездуховности, опустошенности. Возникает мысль, что герой не живет в полном смысле этого слова, а лишь физиологически существует. Он понимает только материальную сторону жизни. Эта мысль подчеркивается символичной композицией этого рассказа, его симметрией. Пока «он был довольно щедр в пути и потому вполне верил в заботливость всех тех, что кормили и поили его, с утра до вечера служили ему, предупреждая его малейшее желание, охраняли его чистоту и покой …».

А после внезапной «смерти тело мертвого старика из Сан-Франциско возвращалось домой, в могилу, на берега Нового Света. Испытав много унижений, много человеческого невнимания с неделю пространствовав из одного портового сарая в другой оно снова попало наконец на тот же самый знаменитый корабль, на котором так еще недавно, с таким почетом везли его в Старый Свет. » Корабль «Атлантида» плывет в обратном направлении, только везя богача уже в ящике из под содовой, «но теперь уже скрывая его от живых – глубоко спустили в черный трюм». А на корабле все та же роскошь, благополучие, балы, музыка, фальшивая пара, играющая в любовь.

Оказывается, все накопленное им не имеет никакого значения перед тем вечным законом, которому подчинены все без исключения. Очевидно, что смысл жизни не в приобретении богатств, а в чем-то, не поддающемся денежной оценке, -житейской мудрости, доброте, духовности.

Духовность не равна образованности и интеллигентности и не зависит от неё.

Алекса́ндрИса́евич (Исаакиевич) Солжени́цын

(1918— 2008) — советский и российский писатель, драматург, публицист, поэт, общественный и политический деятель, живший и работавший в СССР, Швейцарии, США и России. Лауреат Нобелевской премии по литературе (1970). Диссидент, в течение нескольких десятилетий (1960-е — 1980-е годы) активно выступавший против коммунистических идей, политического строя СССР и политики его властей.

Это хорошо показал А.Солженицын в рассказе «Матрёнин двор».

Нещадно пользовались все Матрениной добротой и простодушием — и дружно осуждали ее за это. Матрена, кроме своей доброты и совести, не накопила других богатств. Она привыкла жить по законам человечности, уважения и честности. И лишь смерть раскрыла перед людьми величественный и трагический образ Матрены. Рассказчик преклоняет голову перед человеком большой бескорыстной души, но абсолютно безответным, беззащитным. С уходом Матрены уходит из жизни что-то ценное и важное…

Безусловно, ростки духовности заложены в каждом человеке. А её развитие зависит и от воспитания , и от обстоятельств, в которых живёт человек, от окружающей его среды. Однако решающую роль играет самовоспитание, наша работа над собой. Наше умение вглядываться в себя, спрашивать свою совесть и не лукавить перед собой.

Михаи́лАфана́сьевичБулга́ков

(1891— 1940) —русский писатель, драматург, театральный режиссёр и актёр.Написана в 1925 году, впервые опубликована в 1968 году. Впервые повесть была опубликована в СССР в 1987 году

Проблема бездуховности в повести М. А. Булгакова «Собачье сердце»

Михаил Афанасьевич показывает в повести, что человечество оказывается бессильным в борьбе с бездуховностью, зарождающейся в людях. В центре его — невероятный случай превращения собаки в человека. Фантастический сюжет основан на изображении эксперимента гениального ученого-медика Преображенского. Пересадив собаке семенные железы и гипофиз мозга вора и пьяницы Клима Чугункина, Преображенский, ко всеобщему изумлению, получает из собаки человека.

Бездомный Шарик превращается в Полиграфа ПолиграфовичаШарикова. Однако у него остаются собачьи повадки и дурные привычки Клима Чугункина. Профессор же вместе с доктором Борменталем пытается воспитать его, но все усилия оказываются напрасными. Поэтому профессор вновь возвращает собаку в исходное состояние. Фантастический случай завершается идиллически: Преображенский занимается своим прямым делом, а присмиревший пес лежит на ковре и предается сладостным размышлениям.

Жизнеописание Шарикова Булгаков расширяет до уровня социального обобщения. Писатель дает картину современной действительности, выявляя ее несовершенное устройство. Это история не только превращений Шарикова, но, прежде всего, — история общества, развивающегося по абсурдным, иррациональным законам. Если фантастический план повести сюжетно завершен, то нравственно-философский остается открытым: шариковы продолжают плодиться, размножаться и утверждаться в жизни, а значит, «чудовищная история» общества продолжается. Именно такие люди не знают ни жалости, ни скорби, ни сочувствия. Они некультурны и глупы. У них собачьи сердца с рождения, хотя не все собаки имеют одинаковые сердца. Внешне шариковы ничем не отличаются от людей, но они всегда среди нас. Их нелюдская сущность только и ждет, чтобы проявиться. И тогда судья в интересах карьеры и выполнения плана по раскрытию преступлений осуждает невиновного, врач отворачивается от больного, мать бросает свое дитя, разномастные чиновники, у которых взятки стали уже в порядке вещей, сбрасывают маску и показывают свою истинную сущность. Все самое высокое и святое превращается в свою противоположность, потому что в этих людях проснулся нелюдь. Приходя к власти, они стараются расчеловечить всех вокруг, потому что нелюдями легче управлять, у них все человеческие чувства заменяет инстинкт самосохранения. В нашей стране, после революции, были созданы все условия для появления огромного количества шариковых с собачьими сердцами. Тоталитарная система этому очень способствует. Наверное, из-за того, что эти монстры проникли во все области жизни, Россия и сейчас переживает тяжелые времена

Повесть Бориса Васильева «Не стреляйте в белых лебедей»

О бездуховности, равнодушии и жестокости людей рассказывает нам Борис Васильев в повести «Не стреляйте в белых лебедей». Туристы сожгли огромный муравейник, чтобы не испытывать от него неудобства, «смотрели, как тает на глазах гигантское сооружение, терпеливый труд миллионов крохотных существ». С восхищением смотрели на фейерверк и восклицали: «Салют победы! Человек- царь природы».

Зимний вечер. Шоссе. Комфортабельный авто­мобиль. В нём тепло, уютно, звучит музыка, из­редка прерываемая голосом диктора. Две счастли­вые интеллигентные пары едут в театр — впереди встреча с прекрасным. Не спугнуть бы это чудесное мгновение жизни! И вдруг свет фар выхватывает в темноте, прямо на дороге фигуру женщины «с ре­бёнком, завёрнутым в одеяло». «Ненормальная!» — раздаётся крик водителя. И всё — темнота! Нет былого ощущения счастья от того, что рядом сидит любимый человек, что совсем скоро ты окажешь­ся в мягком кресле партера и будешь заворожённо смотреть спектакль.

Казалось бы, банальная ситуация: отказались подвезти женщину с ребёнком. Куда? Зачем? Да и места в автомобиле нет. Однако вечер безнадёж­но испорчен. Ситуация «дежавю», как будто это уже было, — проносится мысль у героини расска­за А.Масс. Конечно, было — и не раз. Равнодушие к чужой беде, отстранённость, обособленность от всех и вся — явления не столь уж редкие в нашем обществе. Именно эту проблему в одном из своих рассказов цикла «Вахтанговские дети» поднимает писательница Анна Масс. В данной ситуации она — очевидец произошедшего на дороге. Ведь та женщи­на нуждалась в помощи, иначе не бросилась бы под колёса автомобиля. Скорее всего, у неё больной ребё­нок, его надо было довезти до ближайшей больницы. Но собственные интересы оказались выше проявле­ния милосердия. И как гадко ощущать своё бесси­лие в подобной ситуации, остаётся только предста­вить себя на месте этой женщины, когда «мимо про­носятся довольные собой люди в комфортабельных машинах». Муки совести, думаю, ещё долго будут терзать душу героини этого рассказа: «Я молчала и ненавидела себя за это молчание».

«Довольные собой люди», привыкшие к комфор­ту, люди с мелкособственническими интересами — те же герои Чехова, «люди в футлярах».

Это и док­тор Старцев в «Ионыче»,и учитель Беликов в «Че­ловеке в футляре».Вспомним, как едет «на тройке с бубенчиками пухлый, красный» Дмитрий Ионыч Старцев, и кучер его Пантелеймон, «тоже пухлый и красный», кричит: «Прррава держи!» «Прррава держи» — это ведь и есть отстранённость от бед и проблем человеческих. На их благополучной доро­ге жизни не должно быть никаких помех. А в беликовском «как бы чего не вышло» мы так и слышим резкий возглас Людмилы Михайловны, персонажа того же рассказа А.Масс: «А вдруг этот ребёнок за­разный? У нас тоже, между прочим, дети!» Духов­ное оскудение этих героев очевидно. И никакие они не интеллигенты, а попросту — мещане, обывате­ли, возомнившие себя «хозяевами жизни».

«Человек в футляре». А.П. Чехов » Рустьюторс

Короткие рассказы-аргументы ЕГЭ. Проблемы и темы:  -страх
-бездуховность
-ограниченность
-смысл жизни
-жестокость
-слабостьВремя чтения рассказа — 31 минута.

На самом краю села Мироносицкого, в сарае старосты Прокофия расположились на ночлег запоздавшие охотники. Их было только двое: ветеринарный врач Иван Иваныч и учитель гимназии Буркин. У Ивана Иваныча была довольно странная, двойная фамилия — Чимша-Гималайский, которая совсем не шла ему, и его во всей губернии звали просто по имени и отчеству; он жил около города на конском заводе и приехал теперь на охоту, чтобы подышать чистым воздухом. Учитель же гимназии Буркин каждое лето гостил у графов П. и в этой местности давно уже был своим человеком.Не спали. Иван Иваныч, высокий, худощавый старик с длинными усами, сидел снаружи у входа и курил трубку; его освещала луна. Буркин лежал внутри на сене, и его не было видно в потемках.Рассказывали разные истории. Между прочим говорили о том, что жена старосты, Мавра, женщина здоровая и не глупая, во всю свою жизнь нигде не была дальше своего родного села, никогда не видела ни города, ни железной дороги, а в последние десять лет всё сидела за печью и только по ночам выходила на улицу.— Что же тут удивительного! — сказал Буркин. — Людей, одиноких по натуре, которые, как рак-отшелышк или улитка, стараются уйти в свою скорлупу, на этом свете не мало. Быть может, тут явление атавизма, возвращение к тому времени, когда предок человека не был еще общественным животным и жил одиноко в своей берлоге, а может быть, это просто одна из разновидностей человеческого характера, — кто знает? Я не естественник и не мое дело касаться подобных вопросов; я только хочу сказать, что такие люди, как Мавра, явление не редкое. Да вот, недалеко искать, месяца два назад умер у нас в городе некий Беликов, учитель греческого языка, мой товарищ. Вы о нем слышали, конечно. Он был замечателен тем, что всегда, даже в очень хорошую погоду, выходил в калошах и с зонтиком и непременно в теплом пальто на вате. И зонтик у него был в чехле, и часы в чехле из серой замши, и когда вынимал перочинный нож, чтобы очинить карандаш, то и нож у него был в чехольчике; и лицо, казалось, тоже было в чехле, так как он всё время прятал его в поднятый воротник. Он носил темные очки, фуфайку, уши закладывал ватой, и когда садился на извозчика, то приказывал поднимать верх. Одним словом, у этого человека наблюдалось постоянное и непреодолимое стремление окружить себя оболочкой, создать себе, так сказать, футляр, который уединил бы его, защитил бы от внешних влияний. Действительность раздражала его, пугала, держала в постоянной тревоге, и, быть может, для того, чтобы оправдать эту свою робость, свое отвращение к настоящему, он всегда хвалил прошлое и то, чего никогда не было; и древние языки, которые он преподавал, были для него, в сущности, те же калоши и зонтик, куда он прятался от действительной жизни. — О, как звучен, как прекрасен греческий язык! — говорил он со сладким выражением; и, как бы в доказательство своих слов, прищурив глаз и подняв палец, произносил: — Антропос!И мысль свою Беликов также старался запрятать в футляр.   Для него были ясны только циркуляры и газетные статьи, в которых запрещалось что-нибудь. Когда в циркуляре запрещалось ученикам выходить на улицу после девяти часов вечера или в какой-нибудь статье запрещалась плотская любовь, то это было для него ясно, определенно; запрещено — и баста. В разрешении же и позволении скрывался для него всегда элемент сомнительный, что-то недосказанное и смутное. Когда в городе разрешали драматический кружок, или читальню, или чайную, то он покачивал головой и говорил тихо:— Оно, конечно, так-то так, всё это прекрасно, да как бы чего не вышло.Всякого рода нарушения, уклонения, отступления от правил приводили его в уныние, хотя, казалось бы, какое ему дело? Если кто из товарищей опаздывал на молебен, или доходили слухи о какой-нибудь проказе гимназистов, или видели классную даму поздно вечером с офицером, то он очень волновался и всё говорил, как бы чего не вышло. А на педагогических советах он просто угнетал нас своею осторожностью, мнительностью и своими чисто футлярными соображениями насчет того, что вот-де в мужской и женской гимназиях молодежь ведет себя дурно, очень шумит в классах, — ах, как бы не дошло до начальства, ах, как бы чего не вышло, — и что если б из второго класса исключить Петрова, а из четвертого — Егорова, то было бы очень хорошо. И что же? Своими вздохами, нытьем, своими темными очками на бледном, маленьком лице, — знаете, маленьком лице, как у хорька, — он давил нас всех, и мы уступали, сбавляли Петрову и Егорову балл по поведению, сажали их под арест и в конце концов исключали и Петрова, и Егорова. Было у него странное обыкновение — ходить по нашим квартирам. Придет к учителю, сядет и молчит и как будто что-то высматривает. Посидит, этак, молча, час-другой и уйдет. Это называлось у него «поддерживать добрые отношения с товарищами», и, очевидно, ходить к нам и сидеть было для него тяжело, и ходил он к нам только потому, что считал своею товарищескою обязанностью. Мы, учителя, боялись его. И даже директор боялся. Вот подите же, наши учителя народ всё мыслящий, глубоко порядочный, воспитанный на Тургеневе и Щедрине, однако же этот человечек, ходивший всегда в калошах и с зонтиком, держал в руках всю гимназию целых пятнадцать лет! Да что гимназию? Весь город! Наши дамы по субботам домашних спектаклей не устраивали, боялись, как бы он не узнал; и духовенство стеснялось при нем кушать скоромное и играть в карты. Под влиянием таких людей, как Беликов, за последние десять — пятнадцать лет в нашем городе стали бояться всего. Боятся громко говорить, посылать письма, знакомиться, читать книги, боятся помогать бедным, учить грамоте…Иван Иваныч, желая что-то сказать, кашлянул, но сначала закурил трубку, поглядел на луну и потом уже сказал с расстановкой:— Да. Мыслящие, порядочные, читают и Щедрина, и Тургенева, разных там Боклей и прочее, а вот подчинились же, терпели… То-то вот оно и есть.— Беликов жил в том же доме, где и я, — продолжал Буркин, — в том же этаже, дверь против двери, мы часто виделись, и я знал его домашнюю жизнь. И дома та же история: халат, колпак, ставни, задвижки, целый ряд всяких запрещений, ограничений, и — ах, как бы чего не вышло! Постное есть вредно, а скоромное нельзя, так как, пожалуй, скажут, что Беликов не исполняет постов, и он ел судака на коровьем масле, — пища не постная, но и нельзя сказать, чтобы скоромная. Женской прислуги он не держал из страха, чтобы о нем не думали дурно, а держал повара Афанасия, старика лет шестидесяти, нетрезвого и полоумного, который когда-то служил в денщиках и умел кое-как стряпать. Этот Афанасий стоял обыкновенно у двери, скрестив руки, и всегда бормотал одно и то же, с глубоким вздохом:— Много уж их нынче развелось!Спальня у Беликова была маленькая, точно ящик, кровать была с пологом. Ложась спать, он укрывался с головой; было жарко, душно, в закрытые двери стучался ветер, в печке гудело; слышались вздохи из кухни, вздохи зловещие…И ему было страшно под одеялом. Он боялся, как бы чего не вышло, как бы его не зарезал Афанасий, как бы не забрались воры, и потом всю ночь видел тревожные сны, а утром, когда мы вместе шли в гимназию, был скучен, бледен, и было видно, что многолюдная гимназия, в которую он шел, была страшна, противна всему существу его и что идти рядом со мной ему, человеку по натуре одинокому, было тяжко. — Очень уж шумят у нас в классах, — говорил он, как бы стараясь отыскать объяснения своему тяжелому чувству. — Ни на что не похоже.И этот учитель греческого языка, этот человек в футляре, можете себе представить, едва не женился.Иван Иваныч быстро оглянулся в сарай и сказал:— Шутите!— Да, едва не женился, как это ни странно. Назначили к нам нового учителя истории и географии, некоего Коваленко, Михаила Саввича, из хохлов. Приехал он не один, а с сестрой Варенькой. Он молодой, высокий, смуглый, с громадными руками, и по лицу видно, что говорит басом, и в самом деле, голос как из бочки: бу-бу-бу… А она уже не молодая, лет тридцати, но тоже высокая, стройная, чернобровая, краснощекая, — одним словом, не девица, а мармелад, и такая разбитная, шумная, всё поет малороссийские романсы и хохочет. Чуть что, так и зальется голосистым смехом: ха-ха-ха! Первое, основательное знакомство с Коваленками у нас, помню, произошло на именинах у директора. Среди суровых, напряженно скучных педагогов, которые и на именины-то ходят по обязанности, вдруг видим, новая Афродита возродилась из пены: ходит подбоченясь, хохочет, поет, пляшет. .. Она спела с чувством «Виют витры», потом еще романс, и еще, и всех нас очаровала, — всех, даже Беликова. Он подсел к ней и сказал, сладко улыбаясь:— Малороссийский язык своею нежностью и приятною звучностью напоминает древнегреческий.Это польстило ей, и она стала рассказывать ему с чувством и убедительно, что в Гадячском уезде у нее есть хутор, а на хуторе живет мамочка, и там такие груши, такие дыни, такие кабаки! У хохлов тыквы называются кабаками, а кабаки шинками, и варят у них борщ с красненькими и с синенькими «такой вкусный, такой вкусный, что просто — ужас!»Слушали мы, слушали, и вдруг всех нас осенила одна и та же мысль.— А хорошо бы их поженить, — тихо сказала мне директорша.Мы все почему-то вспомнили, что наш Беликов не женат, и нам теперь казалось странным, что мы до сих пор как-то не замечали, совершенно упускали из виду такую важную подробность в его жизни. Как вообще он относится к женщине, как он решает для себя этот насущный вопрос? Раньше это не интересовало нас вовсе; быть может, мы не допускали даже и мысли, что человек, который во всякую погоду ходит в калошах и спит под пологом, может любить. — Ему давно уже за сорок, а ей тридцать… — пояснила свою мысль директорша. — Мне кажется, она бы за него пошла.Чего только не делается у нас в провинции от скуки, сколько ненужного, вздорного! И это потому, что совсем не делается то, что нужно. Ну вот к чему нам вдруг понадобилось женить этого Беликова, которого даже и вообразить нельзя было женатым? Директорша, инспекторша и все наши гимназические дамы ожили, даже похорошели, точно вдруг увидели цель жизни. Директорша берет в театре ложу, и смотрим — в ее ложе сидит Варенька с этаким веером, сияющая, счастливая, и рядом с ней Беликов, маленький, скрюченный, точно его из дому клещами вытащили.

Я даю вечеринку, и дамы требуют, чтобы я непременно пригласил и Беликова и Вареньку. Одним словом, заработала машина. Оказалось, что Варенька не прочь была замуж. Жить ей у брата было не очень-то весело, только и знали, что по целым дням спорили и ругались. Вот вам сцена: идет Коваленко по улице, высокий, здоровый верзила, в вышитой сорочке, чуб из-под фуражки падает на лоб; в одной руке пачка книг, в другой толстая суковатая палка. За ним идет сестра, тоже с книгами.— Да ты же, Михайлик, этого не читал! — спорит она громко. — Я же тебе говорю, клянусь, ты не читал же этого вовсе!— А я тебе говорю, что читал! — кричит Коваленко, гремя палкой по тротуару.— Ах же, боже ж мой, Минчик! Чего же ты сердишься, ведь у нас же разговор принципиальный.— А я тебе говорю, что я читал! — кричит еще громче Коваленко.А дома, как кто посторонний, так и перепалка. Такая жизнь, вероятно, наскучила, хотелось своего угла, да и возраст принять во внимание; тут уж перебирать некогда, выйдешь за кого угодно, даже за учителя греческого языка. И то сказать, для большинства наших барышень за кого ни выйти, лишь бы выйти. Как бы ни было, Варенька стала оказывать нашему Беликову явную благосклонность.А Беликов? Он и к Коваленку ходил так же, как к нам. Придет к нему, сядет и молчит. Он молчит, а Варенька поет ему «Виют витры», или глядит на него задумчиво своими темными глазами, или вдруг зальется:— Ха-ха-ха!В любовных делах, а особенно в женитьбе, внушение играет большую роль. Все — и товарищи, и дамы — стали уверять Беликова, что он должен жениться, что ему ничего больше не остается в жизни, как жениться; все мы поздравляли его, говорили с важными лицами разные пошлости, вроде того-де, что брак есть шаг серьезный; к тому же Варенька была недурна собой, интересна, она была дочь статского советника и имела хутор, а главное, это была первая женщина, которая отнеслась к нему ласково, сердечно, — голова у него закружилась, и он решил, что ему в самом деле нужно жениться.— Вот тут бы и отобрать у него калоши и зонтик, — проговорил Иван Иваныч.— Представьте, это оказалось невозможным. Он поставил у себя на столе портрет Вареньки и всё ходил ко мне и говорил о Вареньке, о семейной жизни, о том, что брак есть шаг серьезный, часто бывал у Коваленков, но образа жизни не изменил нисколько. Даже наоборот, решение жениться подействовало на него как-то болезненно, он похудел, побледнел и, казалось, еще глубже ушел в свой футляр.— Варвара Саввишна мне нравится, — говорил он мне со слабой кривой улыбочкой, — и я знаю, жениться необходимо каждому человеку, но. .. всё это, знаете ли, произошло как-то вдруг… Надо подумать.— Что же тут думать? — говорю ему. — Женитесь, вот и всё.— Нет, женитьба — шаг серьезный, надо сначала взвесить предстоящие обязанности, ответственность… чтобы потом чего не вышло. Это меня так беспокоит, я теперь все ночи не сплю. И, признаться, я боюсь: у нее с братом какой-то странный образ мыслей, рассуждают они как-то, знаете ли, странно, и характер очень бойкий. Женишься, а потом, чего доброго, попадешь в какую-нибудь историю.И он не делал предложения, всё откладывал, к великой досаде директорши и всех наших дам; всё взвешивал предстоящие обязанности и ответственность, и между тем почти каждый день гулял с Варенькой, быть может, думал, что это так нужно в его положении, и приходил ко мне, чтобы поговорить о семейной жизни. И, по всей вероятности, в конце концов он сделал бы предложение и совершился бы один из тех ненужных, глупых браков, каких у нас от скуки и от нечего делать совершаются тысячи, если бы вдруг не произошел kolossalischeSkandal. Нужно сказать, что брат Вареньки, Коваленко, возненавидел Беликова с первого же дня знакомства и терпеть его не мог.— Не понимаю, — говорил он нам, пожимая плечами, — не понимаю, как вы перевариваете этого фискала, эту мерзкую рожу. Эх, господа, как вы можете тут жить! Атмосфера у вас удушающая, поганая. Разве вы педагоги, учителя? Вы чинодралы, у вас не храм науки, а управа благочиния, и кислятиной воняет, как в полицейской будке. Нет, братцы, поживу с вами еще немного и уеду к себе на хутор, и буду там раков ловить и хохлят учить. Уеду, а вы оставайтесь тут со своим Иудой, нехай вин лопне.Или он хохотал, хохотал до слез, то басом, то тонким писклявым голосом, и спрашивал меня, разводя руками:— Шо он у меня сидить? Шо ему надо? Сидить и смотрить.Он даже название дал Беликову «глитай абож паук». И, понятно, мы избегали говорить с ним о том, что сестра его Варенька собирается за «абож паука». И когда однажды директорша намекнула ему, что хорошо бы пристроить его сестру за такого солидного, всеми уважаемого человека, как Беликов, то он нахмурился и проворчал:— Не мое это дело. Пускай она выходит хоть за гадюку, а я не люблю в чужие дела мешаться.Теперь слушайте, что дальше. Какой-то проказник нарисовал карикатуру: идет Беликов в калошах, в подсученных брюках, под зонтом, и с ним под руку Варенька; внизу подпись: «влюбленный антропос». Выражение схвачено, понимаете ли, удивительно. Художник, должно быть, проработал не одну ночь, так как все учителя мужской и женской гимназий, учителя семинарии, чиновники, — все получили по экземпляру. Получил и Беликов. Карикатура произвела на него самое тяжелое впечатление.Выходим мы вместе из дому, — это было как раз первое мая, воскресенье, и мы все, учителя и гимназисты, условились сойтись у гимназии и потом вместе идти пешком за город в рощу, — выходим мы, а он зеленый, мрачнее тучи.— Какие есть нехорошие, злые люди! — проговорил он, и губы у него задрожали.Мне даже жалко его стало. Идем, и вдруг, можете себе представить, катит на велосипеде Коваленко, а за ним Варенька, тоже на велосипеде, красная, заморенная, но веселая, радостная. — А мы, — кричит она, — вперед едем! Уже ж такая хорошая погода, такая хорошая, что просто ужас!И скрылись оба. Мой Беликов из зеленого стал белым и точно оцепенел. Остановился и смотрит на меня…— Позвольте, что же это такое? — спросил он. — Или, быть может, меня обманывает зрение? Разве преподавателям гимназии и женщинам прилично ездить на велосипеде?— Что же тут неприличного? — сказал я. — И пусть катаются себе на здоровье.— Да как же можно? — крикнул он, изумляясь моему спокойствию. — Что вы говорите?!И он был так поражен, что не захотел идти дальше и вернулся домой.На другой день он всё время нервно потирал руки и вздрагивал, и было видно по лицу, что ему нехорошо. И с занятий ушел, что случилось с ним первый раз в жизни. И не обедал. А под вечер оделся потеплее, хотя на дворе стояла совсем летняя погода, и поплелся к Коваленкам. Вареньки не было дома, застал он только брата.— Садитесь, покорнейше прошу, — проговорил Коваленко холодно и нахмурил брови; лицо у него было заспанное, он только что отдыхал после обеда и был сильно не в духе. Беликов посидел молча минут десять и начал:— Я к вам пришел, чтоб облегчить душу. Мне очень, очень тяжело. Какой-то пасквилянт нарисовал в смешном виде меня и еще одну особу, нам обоим близкую. Считаю долгом уверить вас, что я тут ни при чем… Я не подавал никакого повода к такой насмешке, — напротив же, всё время вел себя как вполне порядочный человек.Коваленко сидел, надувшись, и молчал. Беликов подождал немного и продолжал тихо, печальным голосом:— И еще я имею кое-что сказать вам. Я давно служу, вы же только еще начинаете службу, и я считаю долгом, как старший товарищ, предостеречь вас. Вы катаетесь на велосипеде, а эта забава совершенно неприлична для воспитателя юношества.— Почему же? — спросил Коваленко басом.— Да разве тут надо еще объяснять, Михаил Саввич, разве это не понятно? Если учитель едет на велосипеде, то что же остается ученикам? Им остается только ходить на головах! И раз это не разрешено циркулярно, то и нельзя. Я вчера ужаснулся! Когда я увидел вашу сестрицу, то у меня помутилось в глазах. Женщина или девушка на велосипеде — это ужасно!— Что же собственно вам угодно?— Мне угодно только одно — предостеречь вас, Михаил Саввич. Вы — человек молодой, у вас впереди будущее, надо вести себя очень, очень осторожно, вы же так манкируете, ох, как манкируете! Вы ходите в вышитой сорочке, постоянно на улице с какими-то книгами, а теперь вот еще велосипед. О том, что вы и ваша сестрица катаетесь на велосипеде, узнает директор, потом дойдет до попечителя… Что же хорошего?— Что я и сестра катаемся на велосипеде, никому нет до этого дела! — сказал Коваленко и побагровел. — А кто будет вмешиваться в мои домашние и семейные дела, того я пошлю к чертям собачьим.Беликов побледнел и встал.— Если вы говорите со мной таким тоном, то я не могу продолжать, — сказал он. — И прошу вас никогда так не выражаться в моем присутствии о начальниках. Вы должны с уважением относиться к властям.— А разве я говорил что дурное про властей? — спросил Коваленко, глядя на него со злобой. — Пожалуйста, оставьте меня в покое. Я честный человек и с таким господином, как вы, не желаю разговаривать. Я не люблю фискалов.Беликов нервно засуетился и стал одеваться быстро, с выражением ужаса на лице. Ведь это первый раз в жизни он слышал такие грубости.— Можете говорить, что вам угодно, — сказал он, выходя из передней на площадку лестницы. — Я должен только предупредить вас: быть может, нас слышал кто-нибудь, и, чтобы не перетолковали нашего разговора и чего-нибудь не вышло, я должен буду доложить господину директору содержание нашего разговора… в главных чертах. Я обязан это сделать.— Доложить? Ступай, докладывай!Коваленко схватил его сзади за воротник и пихнул, и Беликов покатился вниз по лестнице, гремя своими калошами. Лестница была высокая, крутая, но он докатился донизу благополучно; встал и потрогал себя за нос: целы ли очки? Но как раз в то время, когда он катился по лестнице, вошла Варенька и с нею две дамы; они стояли внизу и глядели — и для Беликова это было ужаснее всего. Лучше бы, кажется, сломать себе шею, обе ноги, чем стать посмешищем; ведь теперь узнает весь город, дойдет до директора, попечителя, — ах, как бы чего не вышло! — нарисуют новую карикатуру, и кончится всё это тем, что прикажут подать в отставку. ..Когда он поднялся, Варенька узнала его и, глядя на его смешное лицо, помятое пальто, калоши, не понимая, в чем дело, полагая, что это он упал сам нечаянно, не удержалась и захохотала на весь дом:— Ха-ха-ха!И этим раскатистым, заливчатым «ха-ха-ха» завершилось всё: и сватовство, и земное существование Беликова. Уже он не слышал, что говорила Варенька, и ничего не видел. Вернувшись к себе домой, он прежде всего убрал со стола портрет, а потом лег и уже больше не вставал.Дня через три пришел ко мне Афанасий и спросил, не надо ли послать за доктором, так как-де с барином что-то делается. Я пошел к Беликову. Он лежал под пологом, укрытый одеялом, и молчал; спросишь его, а он только да или нет — и больше ни звука. Он лежит, а возле бродит Афанасий, мрачный, нахмуренный, и вздыхает глубоко; а от него водкой, как из кабака.Через месяц Беликов умер. Хоронили мы его все, то есть обе гимназии и семинария. Теперь, когда он лежал в гробу, выражение у него было кроткое, приятное, даже веселое, точно он был рад, что наконец его положили в футляр, из которого он уже никогда не выйдет. Да, он достиг своего идеала! И как бы в честь его во время похорон была пасмурная, дождливая погода, и все мы были в калошах и с зонтами. Варенька тоже была на похоронах и, когда гроб опускали в могилу, всплакнула. Я заметил, что хохлушки только плачут или хохочут, среднего же настроения у них не бывает.Признаюсь, хоронить таких людей, как Беликов, это большое удовольствие. Когда мы возвращались с кладбища, то у нас были скромные постные физиономии; никому не хотелось обнаружить этого чувства удовольствия, — чувства, похожего на то, какое мы испытывали давно-давно, еще в детстве, когда старшие уезжали из дому и мы бегали по саду час-другой, наслаждаясь полною свободой. Ах, свобода, свобода! Даже намек, даже слабая надежда на ее возможность дает душе крылья, не правда ли?Вернулись мы с кладбища в добром расположении. Но прошло не больше недели, и жизнь потекла по-прежнему, такая же суровая, утомительная, бестолковая, жизнь, не запрещенная циркулярно, но и не разрешенная вполне; не стало лучше. И в самом деле, Беликова похоронили, а сколько еще таких человеков в футляре осталось, сколько их еще будет!— То-то вот оно и есть, — сказал Иван Иваныч и за курил трубку.— Сколько их еще будет! — повторил Буркин.Учитель гимназии вышел из сарая. Это был человек небольшого роста, толстый, совершенно лысый, с черной бородой чуть не по пояс; и с ним вышли две собаки.— Луна-то, луна! — сказал он, глядя вверх.Была уже полночь. Направо видно было всё село, длинная улица тянулась далеко, верст на пять. Всё было погружено в тихий, глубокий сон; ни движения, ни звука, даже не верится, что в природе может быть так тихо. Когда в лунную ночь видишь широкую сельскую улицу с ее избами, стогами, уснувшими ивами, то на душе становится тихо; в этом своем покое, укрывшись в ночных тенях от трудов, забот и горя, она кротка, печальна, прекрасна, и кажется, что и звезды смотрят на нее ласково и с умилением и что зла уже нет на земле и всё благополучно. Налево с края села начиналось поле; оно было видно далеко, до горизонта, и во всю ширь этого поля, залитого лунным светом, тоже ни движения, ни звука. — То-то вот оно и есть, — повторил Иван Иваныч. — А разве то, что мы живем в городе в духоте, в тесноте, пишем ненужные бумаги, играем в винт — разве это не футляр? А то, что мы проводим всю жизнь среди бездельников, сутяг, глупых, праздных женщин, говорим и слушаем разный вздор — разве это не футляр? Вот если желаете, то я расскажу вам одну очень поучительную историю.— Нет, уж пора спать, — сказал Буркин. — До завтра!Оба пошли в сарай и легли на сене. И уже оба укрылись и задремали, как вдруг послышались легкие шаги: туп, туп… Кто-то ходил недалеко от сарая; пройдет немного и остановится, а через минуту опять: туп, туп… Собаки заворчали.— Это Мавра ходит, — сказал Буркин.Шаги затихли.— Видеть и слышать, как лгут, — проговорил Иван Иваныч, поворачиваясь на другой бок, — и тебя же называют дураком за то, что ты терпишь эту ложь; сносить обиды, унижения, не сметь открыто заявить, что ты на стороне честных, свободных людей, и самому лгать, улыбаться, и всё это из-за куска хлеба, из-за теплого угла, из-за какого-нибудь чинишка, которому грош цена, — нет, больше жить так невозможно!— Ну, уж это вы из другой оперы, Иван Иваныч, — сказал учитель. — Давайте спать.И минут через десять Буркин уже спал. А Иван Иваныч всё ворочался с боку на бок и вздыхал, а потом встал, опять вышел наружу и, севши у дверей, закурил трубочку.

Анализ «Человек в футляре» Чехов

4

Средняя оценка: 4

Всего получено оценок: 1355.

Обновлено 10 Июля, 2021

4

Средняя оценка: 4

Всего получено оценок: 1355.

Обновлено 10 Июля, 2021

Рассказ Чехова «Человек в футляре» входит в сборник его сочинений «Маленькая трилогия». Краткое содержание рассказа таково: человек всю жизнь прятался от жизни и, лишь умерев, нашел свое достойное место, «футляр», в котором его уже ничто не сможет потревожить.

Предлагаем ознакомиться с литературоведческим анализом произведения «Человек в футляре» по плану. Данный материал может быть использован для подготовки к уроку литературы в 10 классе.

Опыт работы учителем русского языка и литературы — 27 лет.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться с самим произведением Человек в футляре.

Год написания – 1898 г.

История создания – Рассказ явился завершением трилогии. В то время, когда автор работал над этим произведением, у него был обнаружен туберкулез, что привело к увяданию творчества.

Тема – Главной темой рассказа является избегание человеком жизненной правды, его замкнутость в собственной скорлупе. Отсюда выходит тема одиночества и апатии к жизни. Имеет место и тема любви.

Композиция

– Рассказ написан доступным для понимания языком, он разделён на небольшие фрагменты, в которых ярко выражена основная мысль.

Жанр – Рассказ, являющийся одной из составляющих трилогии.

Направление – Реализм.

История создания

В год написания рассказа, в 1898г., Антон Павлович уже был серьезно болен туберкулёзом и стремился завершить работу над «маленькой трилогией», поэтому история создания была спешной, писатель писал всё меньше. Создавая своего героя, автор не имел в виду конкретного человека, образ был собирательным, включал в себя характеристики многих прототипов, имеющих некоторое сходство с Беликовым. В этом же году рассказ был опубликован в журнале.

Произведение автора производит огромное впечатление, его творчество поражает не только литературным талантом, но и тонким знанием человеческой психологии.

Посмотрите, что еще у нас есть:

Тема

Чтобы произвести анализ произведения «Человек в футляре», необходимо выявить проблематику рассказа. Одной из главных проблем, описанных автором, является социопатия. Человек полностью отгораживает себя от окружающего общества, стараясь спрятаться от возможных выпадов жизни, различных непредвиденных ситуаций, могущих повредить размеренному течению его жизни.

Одной из главных тем является обособленность человека. Таким закрытым от общества человеком показан главный герой рассказа. Он прячет от людей не только свою сущность, но и все свои вещи, каждая из которых имеет свой чехол или футлярчик, он прячет свои чувства, стараясь и всего себя укрыть от человеческих глаз. Беликов боится любого проявления чего-либо неординарного, выходящего, по его мнению, из рамок дозволенного.

Страшно равнодушие Беликова к жизни. Это человек, полностью ушедший в себя. Ему глубоко чуждо стремление людей к чему-то новому и необычному. Беликов понимает, что человек в окружении других людей не должен уходить от общения с себе подобными, но понимает однобоко. Суть его общения заключается в том, что он посещает своих коллег, молча сидит некоторое время и уходит.

В отношении любви он ведет себя так же. Варенька, кандидатка в его супруги, неотлучно находящаяся при своём брате и мечтающая о собственной личной жизни, пытается разжечь в потенциальном избраннике хотя бы какие-то чувства. Все ее стремления и попытки оказываются напрасными: Беликов не способен на проявление чувств, он бежит от общения с Варенькой.

Последней каплей, поставившей точку на этих так и не начатых отношениях, явилась езда Вареньки на велосипеде. Для Беликова такое поведение девушки – край неприличия. Он пошёл к брату Вари, чтобы указать тому, что такое поведение недопустимо. Грубый и прямодушный отпор Коваленко привел Беликова в состояние ступора. Он слег в постель и через месяц умер.

Так закончилась никчёмная жизнь, смысл которой герой рассказа так и не нашёл и не понял. Только в гробу выражение его лица приобрело черты, присущие нормальному человеку. Лишь после смерти замкнутые и напряжённые мышцы лица расслабились и на нем застыла улыбка. Но и это говорило лишь о том, что наконец-то он смог достичь идеала, он лежит в том футляре, в который никто и никогда не посмеет вторгнуться.

Композиция

Текст рассказа разбит на небольшие смысловые эпизоды, которые выражают самую суть происходящего.

Чётко и точно даётся описание Беликова, вся его сущность, из чего составляется мнение о нем окружающих. Своим мировоззрением, своей осторожностью, «как бы чего не случилось», этот маленький и ничтожный человек сумел держать в напряжении всех жителей города. Все свои действия они соразмеряют с его мнением, не позволяя себе ничего лишнего, то есть сдерживая свои проявления настоящих человеческих чувств.

В городок приезжает новый учитель, Михаил Коваленко, он – полная противоположность Беликову. Ему сразу видна суть происходящего, и, в отличие от смирившихся горожан, он не собирается подстраиваться под Беликова. Коваленко даёт решительный отпор Беликову, и тот не выдерживает такого бурного натиска, его мозг не в состоянии переработать такое поведение человека, и жизнь Беликова приходит к финалу.

Главные герои

О героях произведения мы написали отдельную статью – Главные герои «Человека в футляре».

Жанр

«Человек в футляре» относится к жанру рассказа, входящего в «Маленькую трилогию» и продолжающего общую идею этих сочинений.

Сатирическое направление рассказа, само его построение, вызвало неоднозначное отношение критиков к творению Чехова. Литературоведов смущал сам факт соединения серьезности проблем существующего общества с карикатурным персонажем, более предназначенным для фарса. В лице Беликова писатель отражает жизнь и быт множества «маленьких людей», прозябающих в собственном, никому не нужном мирке.

Антон Павлович тонко и ненавязчиво дает понять бессмысленность «футлярной» жизни, призывая к активной жизненной позиции и проявлению инициативы. Бездействие и равнодушие – это самый страшный бич поколений, отравляющий жизнь и не только отдельно взятого индивида, но и всего общества в целом.

Полноценная жизнь человека невозможна без проявления ярких эмоций, выражения своей индивидуальности и общения с окружающими, что ясно даёт понять анализ произведения «Человек в футляре».

Тест по произведению

Доска почёта

Чтобы попасть сюда — пройдите тест.

  • Lol Lol

    11/12

  • Женя Комарова

    12/12

  • Наталья Садовская

    10/12

  • Мехринисо Каландарова

    11/12

  • Марина Карташева

    10/12

  • Илья Пирог

    11/12

  • Vilam Tedeev

    12/12

  • Регина Чистова

    12/12

  • Салихат Супер

    7/12

  • Дариха Абдулазизова

    12/12

Рейтинг анализа

4

Средняя оценка: 4

Всего получено оценок: 1355.


А какую оценку поставите вы?

Проблема выбора жизненного пути примеры из литературы. Проблема смысла жизни

Каждому из нас в жизни приходилось стоять на “распутье”.
Человек взрослеет и ему приходиться делать выбор: профессии, спутника жизни, средств достижения цели. Кто-то с этим определился быстро, а у кого-то на это ушла вся жизнь. Многие обстоятельства способствуют или мешают этому. Но в итоге выбор за нами. Примером того, как человек боится поменять привычный образ жизни, является герой рассказа А. П. Чехова “Человек в футляре”. Учитель Беляков — личность вполне заурядная. Он живет по принципу “как бы чего не вышло”, закрывается ото всех. Его “футлярная” жизнь вызывает негативное отношение у горожан и коллег. У него появляется шанс стать счастливее. Но Беликов выбирает привычное для него направление жизни, и как результат этого выбора — новый “футляр”- гроб. Герой повести Старцев А. П. Чехова “Ионыч” имел возможность стать благородным доктором, любящим супругом. Но сделал другой выбор. Старцев выбирает сытую жизнь. Он радуется возможности пересчитывать деньги, играть в винт и пополнять банковский счет.

Проблема быстротечности человеческой жизни

Каждый из нас верит, что его жизненный путь будет продолжительным и успешным. Но иногда мы сталкиваемся с ситуациями, когда очевидно, как скоротечна и непредсказуема человеческая жизнь. Обстоятельства смерти Берлиоза — одного из героев , ярко демонстрируют нам это . Уверенный в своем будущем и уж тем более в том, как он проведет вечер, начитанный редактор готов поспорить с незнакомцем по поводу внезапности человеческой смерти. Но проходит совсем немного времени, и голова Берлиоза покатилась по мостовой. Господин из Сан-Франциско, герой одноименного рассказа И. А. Бунина, вряд ли мог предвидеть, чем закончится долгожданный круиз . Уверенность в том, что роскошное путешествие — заслуженная награда в его жизни, переполняет его. Но судьба распоряжается иначе. Шикарный ужин заканчивается внезапной смертью героя. Его тело помещают в ящик из-под содовой. Жизнь закончилась.

Проблема поиска смысла жизни

Смысл жизни каждого индивидуален. Кто-то живет для себя, кто-то — для других, кто-то разумно сочетает и то, и другое. Есть люди, которые не видят в этом проблемы. Они просто живут, плывут по течению своей судьбы. Но есть те, кто заняты постоянным поиском смысла жизни. Таков любимый герой Л. Н. Толстого из романа “Война и мир”. Он страдает от неудовлетворенности своей жизнью. Активный поиск жизненного смысла приводит его в сомнительные компании, масонство, в несчастливый брак. В плену у Безухова происходит переосмысление жизненных ценностей. Он начинает понимать истинность человеческого счастья. В постоянном познании самого себя находится и герой А. С. Пушкина Евгений Онегин из одноименного романа. Он устал от праздной жизни. Попытка сменить образ жизни в высшем свете на жизнь в деревне не привела к положительному результату. Дуэль с Ленским, чувства Татьяна Лариной — для него это лишь эпизоды постоянных исканий. Автор, прощаясь с героем, так и оставляет его в поиске. Это его удел.

Истинные и ложные ценности

По ходу своей жизни человек расставляет приоритеты, выбирает то, что он считает для себя важным и отвергает ненужное. Но всегда ли важное для него полезно для общества? Герой романа Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание” Родион Раскольников совершает преступление. Смерть двух женщин, которых он убил, не дает ему нравственных мучений, и он даже оправдывает себя. Так появляется на свет известная всем теория о праве особенных людей вершить судьбы других. Но знакомство с приводит его к приобретению ценностей, проверенных столетиями. Раскольников берет в руки Евангелие. В романе М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита” создан собирательный образ людей, которых “испортил квартирный вопрос”. Их позиции созвучны многим. Денежный дождь, осыпавшийся на зрителей театра Варьете, — ценность основного большинства, но не всех. Умение любить, творить — это важно для Мастера и Маргариты, а образ Иешуа представлен нравственным идеалом. Таким образом, произведения классической литературы дают возможность проиллюстрировать проблематику творческих работ-сочинений по указанной теме. А поднимаемые автором проблемы могут дать повод для размышлений нравственного характера. Другие примеры и аргументы для ЕГЭ по теме проблемы смысла жизни смотрите в предложенном ниже видео.

Андрию, младшему сыну Тараса Бульбы, нужно было сделать выбор: остаться верным отцу и Родине или встать на путь предательства, перейдя ради любви на сторону врага. Юноша не раздумывая выбрал любовь, предав по-настоящему дорогих ему людей. В этой ситуации нравственного выбора проявились истинные внутренние качества Андрия. Его отец, Тарас Бульба, оказался в ситуации нравственного выбора позже. Он мог оставить сына-предателя в живых или убить его, не считаясь с родственными связями. Для Тараса Бульбы честь важнее всего, поэтому он убивает недостойного сына, не предавая своих принципов.

А.С. Пушкин «Капитанская дочка»

Момент захвата Белогорской крепости стал для Петра Гринева во многом решающим. Он должен был сделать выбор: перейти на сторону самозванца Пугачева или погибнуть гордым и достойным человеком. Для Петра Гринева предательство Родины было позорным, он и не думал, обесчестив себя, сохранить жизнь. Герой выбрал казнь и только в силу обстоятельств остался жив. Даже при выборе, от которого зависела жизнь, Петр Гринев остался верным своей стране. Ситуация нравственного выбора показала, что он — человек чести.

Полная его противоположность — Швабрин. Этот недостойный человек сразу же признал в Пугачеве государя, спасая себе жизнь. Такие люди, как Швабрин, вызывают отвращение. В ситуациях нравственного выбора они готовы предать кого угодно, лишь бы сделать лучше себе.

М. Шолохов «Судьба человека»

Андрей Соколов проявил свои лучшие моральные качества в ситуациях нравственного выбора. Например, в плену у немцев, будучи вызванным на допрос к Мюллеру, он отказался пить за победу немецкого оружия, хотя эти минуты могли стать последними в его жизни. Андрей Соколов, изможденный голодом и непосильным трудом, остался верен своим моральным принципам. Он показал Мюллеру характер настоящего русского солдата, чем вызвал уважение. Немец не стал расстреливать Андрея Соколова, признав в нем достойного человека, и отпустил обратно с хлебом и салом.

Аргументы к проблеме нравственного выбора можно найти почти в каждом произведении. Мало этих трех книг? Прочитайте небольшие произведения А.П. Чехова или А.С. Пушкина. Стоит прочитать «Войну и мир» Л.Н. Толстого, если вы не боитесь больших текстов. Ни один банк аргументов не даст вам тот «фундамент», с помощью которого можно легко найти аргументы почти к каждой проблеме.

В романе В.А. Каверина особенно жизненно важным представляется вопрос выбора будущей профессии для Сани Григорьева и его друга Вальки Жукова. Валентин – мальчик увлекающийся, его постоянно влекут всё новые и новые сферы знания. Но в итоге выбирает биологию и становится профессором. Саня очень долго идёт к своему выбору. Ещё будучи немым, он неоднократно слушал письмо, повествующее об экспедиции капитана Татаринова. В подростковом возрасте ему приходит мысль, что на самолёте достичь северного полюса гораздо проще, чем на собачьих повозках. И это решает его судьбу. Он посвящает всё своё время главной цели – стать лётчиком. Считая себя невысоким, он занимается спортом, неустанно тренируется, готовится отвечать на все вопросы по устройству самолёта. В итоге он становится лётчиком и достигает своей цели. Так мечта детства становится смыслом всей жизни.

2. Л.Н. Толстой «Отрочество»

Герой автобиографической повести Николенька Иртеньев на пороге взросления стоит перед выбором будущего дела всей жизни. Одарённый богатым духовным миром, он мечтает стать полезным и общественно значимым человеком. Он воображает себя «великим человеком, открывающим для блага всего человечества новые истины, и с гордым сознанием своего достоинства». Главный герой готовится к поступлению на математический факультет, только потому, «что слова: синусы, тангенсы, дифференциалы, интегралы и т. д., чрезвычайно нравятся мне». Впоследствии жизнь покажет, что выбор, сделанный таким образом, неправильный. Книга Л.Н. Толстого убеждает нас походить к выбору жизненного пути более ответственно.

3. М.А. Булгаков «Мастер и Маргарита»

Жизнь – долгий путь, который хочется пройти с ответственностью за каждый день. Иногда на жизненном пути происходят внезапные перемены, после которых человек понимает, что главное – впереди. Так случилось с Мастером. Он прожил большую часть жизни, работая в одном из московских музеев. Он был историком по образованию и занимался переводами, так как знал пять языков. Однажды, выиграв большие деньги, он решил посвятить себя любимому занятию: написанию романа о Понтии Пилате. Другой герой романа Иван Бездомный – писатель, даже поэт, подвязался в Грибоедове, продавая свои бесталанные произведения Берлиозу, пользуясь всеми благами МАССОЛИТа. Но встреча с Воландом, смерть Берлиоза, а потом знакомство с Мастером изменили жизнь Ивана, он стал историком, перестал писать свои бездарные стихи и посвятил свою жизнь науке: он стал сотрудником института истории и философии, профессором – Иваном Николаевичем Поныревым. Его ежемесячно беспокоит полнолуние, но он знает то, чего не знает никто. Булгаков даёт понять, что выбор профессии – дело сложное и не всегда однозначное.

Бог создал человека по своему подобию. Но самое важное, что он дал своему творению — это умение думать, размышлять и делать выбор. Порой перед нами возникают очень сложные задачи, которые решить самостоятельно кажется довольно сложно. В этом случае на помощь приходят герои литературных произведений, которые предлагают свои весомые аргументы. Проблема выбора — это основная тема сочинений ЕГЭ, поэтому молодому поколению нужно как следует подготовиться к решающему этапу в их жизни.

Проблемы выбора в человеческой жизни

Задумайтесь, как часто за день вам приходится решать вопросы, на которые есть два, а то и больше ответов? Сначала вы думаете о том, что поесть на завтрак, потом, как одеться в школу и какой дорогой туда идти. После уроков обычно задаетесь вопросом, делать уроки сейчас, или после гулянки? А пойти сегодня гулять с Машей или Колей? Все эти вопросы — это всего лишь незначительные ежедневные проблемы, с которыми вы наверняка справитесь легко.

Но в жизни есть выбор посерьезней. Рано или поздно, но вам придется думать о том, куда пойти учиться, где работать, как определить свой жизненный путь. Об этом нужно размышлять уже сейчас, на пороге взрослой жизни. Именно для этого учителя задают в школе читать произведения, анализировать их и делать выводы. Чтобы в дальнейшем вам было легче, основываясь на опыте других. Мы предлагаем рассмотреть вам, какая встречается в литературе проблема жизненного выбора. Аргументы приведем в качестве примеров.

Проблемы социального характера

Какие у молодого человека могут возникать трудности с социумом? Подростки, как известно, народ очень эмоциональный и неустойчивый эмоционально. В период полового созревания у них возникают совершенно необыкновенные мысли, и порой им кажется, что весь мир настроен против них. А ведь выживание в социуме — это залог счастливой взрослой жизни. И научиться этому нужно как можно раньше. В таблице с левой стороны представлена проблема выбора, аргументы из литературы — справа.

Наименование проблемы

Аргумент

Одни люди слишком богатые — другие бедные.

Достоевский Ф. М. «Преступление и наказание». Несмотря на то что в романе поднимается очень много различных проблем, главная — это граница нищеты, за которой вынуждены существовать главные герои.

Замкнутость, ориентация лишь на собственный мир, без оглядки на других.

Встречается проблема выбора в произведениях: Салтыков-Щедрин «Премудрый пескарь» и Чехов «Человек в футляре».

Одиночество и его тяжесть.

Хороший пример — «Судьба человека» Шолохова. Проблема жизненного выбора и одиночества представляется сразу у двух героев — Андрея Соколова и мальчика Вани. Оба во время войны потеряли все, что было им дорого.

Проблемы школьных взаимоотношений

Такие трудности тоже встречаются довольно часто. Причем понять их, а тем более решить, бывает очень сложно подростку. Родители, как правило, не могут или не хотят мешать взаимоотношениям учителей и школьников. Рассмотрим, что по этому поводу может сказать литература.

Наименование проблемы

Аргумент

Нежелание учиться и получать знания

Это тоже существенная проблема выбора в жизни человека. Аргументы по поводу нежелания получать знания есть в комедии Ф. И. Фонвизина «Недоросль». Главный герой, будучи лентяем и разгильдяем так ничего и не добился в жизни, и был не приспособлен для самостоятельного существования.

Прекрасные доводы предлагает в своей автобиографической трилогии А. М. Горький «Детство», «В людях», «Мои университеты».

Роль русского языка в жизни любого человека

Набоков в своем романе «Дар» превозносит русский язык как подарок судьбы и учит, как ценить то, что дано свыше. Полезно также почитать стихотворения Тургенева, в которых он восхищается могуществом и величием русского языка.

Столкновение разных взглядов на жизнь

Учитель и ученик, как отец и ребенок. У одного за плечами колоссальный опыт и свой взрослый взгляд на мир. У другого — свое мнение, зачастую противоречащее взрослому. Это тоже своего рода проблема выбора. Аргументы из литературы можно черпать в произведении Тургенева «Отцы и дети».

Семейные проблемы

Куда же без них? Семейные проблемы возникают всегда и в любом возрасте. Мы можем сделать больно самому близкому человеку, и даже не задумываться о его чувствах. Все равно простит. И порой больнее всего мы делаем собственным родителям. Уберечься от ошибок очень сложно. Но можно прочитать, какая бывает проблема выбора. Аргументы из литературы помогут в этом.

Наименование проблемы

Аргумент

Сложность взаимоотношений между родителями и детьми.

Родители часто не понимают точки зрения своих отпрысков. Выбор детей кажется им ужасным, противоречащим нормам и правилам жизни. Но и дети порой оказываются не правы. Прочитайте повесть Гоголя «Тарас Бульба». Это очень серьезное произведение, заставляющее поразмышлять, как бывает проблема выбора в жизни человека. Аргументы впечатляющие.

Роль детства

Думаете, у детей все просто? Как бы не так. Мы живем в относительно спокойное и стабильное время и можем подарить детям радость взросления. Но не у многих это было. О том, как быстро можно повзрослеть в годы войны пишет Приставкин в повести «Ночевала тучка золотая». Еще встречается у Толстого проблема жизненного выбора. Аргументы ищите в трилогии «Детство», «Отрочество», «Юность».

3.

Семейные отношения. Сиротство.

Семейные ценности нужно хранить. Доказательством этого служит роман-эпопея Л. Н. Толстого «Война и мир». Не поленитесь, прочитайте все, и вы поймете, как важно сохранить то, что сложилось и устоялось веками.

Проблема выбора жизненного пути. Аргументы из литературы

Даже взрослому человеку порой кажется, что его жизнь не удалась. Работа не по душе, профессия не приносит желаемой прибыли, любви нет, ничего вокруг не предвещает счастья. Вот если бы я тогда, десять лет назад, пошел учиться туда-то, или женился на том-то, то жизнь моя сложилась бы совсем иначе, возможно счастливее. Человек сам творит свою судьбу и от этого выбора зависит все. Самая большая трудность — это из литературы помогут разобраться в этом чрезвычайно сложном вопросе.

Наверное, самый лучший пример для молодого поколения — это роман Гончарова «Обломов». Тема всего произведения — это выбор своего места в жизни. На судьбах нескольких человек автор рассказывает, что может произойти, если быть безвольным, или наоборот, твердохарактерным и упорным. Илья Обломов, как главный персонаж, несет в себе отрицательные черты — неспособность к труду, лень и упрямство. В итоге он превращается в некую тень, без цели и счастья.

Еще один пример того, как наследство, а не собственный выбор влияют на жизнь человека, — это «Евгений Онегин» А. С. Пушкина. Казалось бы, чего еще нужно молодому дворянину? Беззаботная жизнь, балы, любовь. Не нужно думать, как работать, где взять деньги на пропитание. Но Онегина такая жизнь не устраивает. Он протестует против устоявшейся светской жизни, против моральных норм своего времени, за что многие считают его чудаком. Главная задача Онегина — найти новые ценности, смысл своей жизни.

Как быть с профессией

Еще одна неразрешимая задача молодого поколения — проблема выбора профессии. Аргументы могут приводить родители совершенно разные, предлагая своему чаду лучшее, по их мнению, занятие в жизни. Сейчас такая ситуация — не редкость. Мамы и папы заставляют идти учиться туда, куда их ребенок поступать совсем не хочет. Они аргументируют свою позицию по-разному: доктором быть выгодно, финансистом престижно, программистом востребовано, а бедный подросток просто хочет стать машинистом.

Так случилось с главным героем произведения Михаила Веллера «Хочу быть дворником». У главного героя была проблема выбора профессии. Аргументы в пользу того, кем нужно стать, ему давали родители. Они советовали посмотреть на других, кто с успехом защищает кандидатские, выступает на концертах после консерватории. Но герой не хотел менять свою свободу на просиживание штанов в аудиториях и штудирование книг. Его манила детская мечта стать дворником, к чему он и стремился.

Пример того, что мало выбрать хорошую профессию по душе, но и нужно развивать свои навыки, приводит А. П. Чехов в рассказе «Ионыч». Особенно если вы доктор. Так было с главным героем Ионычем. Он добросовестно работал, помогал людям, пока не стал морально устаревать. Он не следил за новинками в фармакологии, не интересовался новыми методами лечения. Он рисковал потерять свое благополучие. Мораль произведения: правильный выбор профессии — это лишь половина успеха, свое мастерство и талант нужно совершенствовать.

Проблема Аргументы

Все наши действия подвержены воздействию окружающего мира. Перед тем как совершить тот или иной шаг, мы обязательно задумаемся, не противоречит ли он нормам социальных отношений, совести, морали и т. д. Это все проблема нравственного выбора. Аргументы тут просты. Один мудрец сказал, что никогда не существует правильного решения. Потому что для вас оно будет истинным, а для кого-то — ложным. Посмотрим, чему учит нас литература.

Наименование проблемы

Аргумент

Человечность, милосердие

Самые лучшие примеры приводит М. Шолохов. У него есть несколько рассказов, откуда можно черпать тезисы про милосердие и человечность. Это «Наука ненависти», «Судьба человека».

Жестокость

Порой обстоятельства вынуждают человека совершать жестокие и ужасные поступки. Тяжело найти такие аргументы. Проблема выбора возникла у героев романа-эпопеи М. Шолохова «Тихий Дон». Действие происходит в годы революции, и главным героям приходится чем-то жертвовать во имя революции.

3.

О мечте и реальности

Здесь не обойтись без романтической истории А. Грина «Алые паруса». Но что было бы, если бы Грей так и не появился в жизни Ассоль? В реальности так не бывает. Конечно, мечты порой сбываются, но нужно самому приложить немало сил для этого.

4.

Борьба добра и зла

В нас всегда борются две стихии — добро и зло. Задумайтесь над своими действиями, и вы найдете аргументы. Проблема выбора предстала и перед героями романа Булгакова «Мастер и Маргарита». Это отличное произведение, в котором очень умело переплетаются ветви хороших и плохих поступков.

5.

Самопожертвование

И снова «Мастер и Маргарита». Женщина ради своего любимого покинула свой дом, благосостояние и семью. Она стала невесомостью, тенью, продала душу дьяволу ради своего Мастера. Произведение заставляет задуматься.

И еще один рассказ, который бы хотелось вспомнить в данном контексте. Это «Старуха Изергиль» Горького. Отважный герой Данко вырвал из своей груди сердце ради спасения людей, благодаря чему осветился путь, и все были спасены.

Личные проблемы

Самая больная тема для подростков — любовь. В то же время о ней интереснее всего писать. А уж сколько примеров можно привести! Любовь и романтические отношения — это еще одна проблема выбора. Сочинение заставляют писать, опираясь на собственные мысли, которые порой путаются и смешиваются. Рассмотрим, какие аргументы можно привести в данном контексте.

Сразу хочется вспомнить трагическую любовь Ромео и Джульетты в пьесе Шекспира. Непонимание со стороны родных и вражда кланов приводят к трагическим последствиям, хотя молодые искренне были влюблены и испытывали к друг другу только самые нежные и девственные чувства.

Прекрасный образец настоящих романтических отношений в рассказе Куприна «Гранатовый браслет». Прочитав это произведение, хочется верить, что любовь — это самое лучшее чувство, когда-либо возникавшее у человека. «Гранатовый браслет» — это ода молодым, гимн счастья и проза невинности.

Любовь иногда губительна. Этому в литературе есть свои аргументы. Проблема выбора предстала перед Анной Карениной в одноименном романе Л.Н. Толстого. Возникшие чувства к молодому офицеру Волконскому стали для нее губительны. Ради нового счастья женщина бросила преданного мужа и любимого сына. Она пожертвовала своим статусом, репутацией, положением в обществе. И что получила за это? Любовь и счастье или тоску и разочарование?

Проблемы экологии, взаимоотношений с природой

Разная бывает проблема выбора в жизни. Аргументы приводились самые разные. Пришло время поговорить о той среде, в который мы живем. В последнее время человечество всерьез задумалось о том, что человек, по сути, относится к своему дому, матушке Земле, очень пренебрежительно. И все действия, направленные на сохранение здоровья планеты не приносят значимого результата. Разрушается озоновый слой, загрязняется воздух, в мире практически не осталось чистой пресной воды…

А вы Позволяете ли вы себе оставлять за собой мусор после отдыха в лесу? Сжигаете ли вы пластмассу и тушите пламя перед уходом? О взаимоотношениях с природой авторы писали много. Рассмотрим, что может пригодиться для ЕГЭ.

Начнем с романа-антиутопии Е. Замятина «Мы». Речь идет о жителях некого Единого государства, которые стали нумерами, и все их существование возможно лишь в рамках Часовой Скрижали. У них нет деревьев и рек, ведь весь мир построен из человеческих зданий и приспособлений. Их окружают идеально ровные пропорции стеклянных домов. А отношения и любовь разрешены в том случае, если есть розовая карточка. Такой мир Замятиным был изображен специально, чтобы показать, что человек превратиться в запрограммированного робота без природы, настоящих чувств и красоты окружающего мира.

Борьба природы и человека происходит в произведении Э. Хемингуэя «Старик и море». Здесь показана настоящая проблема выбора человека. Аргументы безупречны. Хочешь жить — держись. Это касается как слабого старика, так и сильной акулы, пойманной на крючок. Борьба за жизнь идет насмерть. Кто победит и кто сдастся? Небольшая повесть заставляет глубоко задуматься о смысле и цене жизни.

Проблема патриотизма

Прекрасные аргументы по поводу любви к Родине можно встретить во многих Именно в это тяжелое время по-настоящему проявляется искренность чувств.

Образцом идеологии о ложном и истинном патриотизме можно считать роман-эпопею Л. Н. Толстого «Война и мир». В книгах много сцен, посвященных этому. Стоит вспомнить Наташу Ростову, которая уговаривала мать пожертвовать подводами для раненых под Бородино. В это же время князь Андрей Болконский сам получает смертельное ранение в решающей битве.

Но самая большая любовь к Родине — у простых солдат. Они не произносят громкие речи, не восславляют царя, а просто готовы умереть за свой край, за свою страну. Автор прямо говорит о том, что победить Наполеона в той войне удалось только за счет сплоченности всего русского народа. Французский полководец в других странах сталкивался исключительно с армией, а в России ему противостоял простой люд разных сословий и званий. Под Бородино армия Наполеона потерпела нравственное поражение, а российское войско выиграло благодаря могучей силе духа и патриотизму.

Заключение

Как сдать экзамен на отлично — это главная проблема выбора. Аргументы (ЕГЭ) мы постарались привести такие, которые чаще всего встречаются в темах сочинений. Осталось лишь выбрать необходимое.

  • Ситуации нравственного выбора показывают истинные качества человека
  • Смелый, сильный духом человек в сложной жизненной ситуации скорее выберет смерть, а не позорную жизнь
  • Нравственный выбор часто настолько сложен, что может привести к ужасным последствиям
  • Только трус может перейти на сторону того, кого считал врагом, ради лучшей жизни
  • Ситуации нравственного выбора не всегда связаны с угрозой жизни человека
  • По поведению человека в ситуациях нравственного выбора мы можем судить о его внутренних качествах
  • Настоящую личность, преданную своим моральным принципам, не остановят любые жизненные обстоятельства

Аргументы

А. С. Пушкин «Капитанская дочка». Не один раз Петр Гринев оказывался в сложных жизненных ситуациях, когда нужно было делать выбор, от которого зависела его дальнейшая жизнь. При захвате Белогорской крепости у героя было два пути: признать в Пугачеве государя или быть казненным. Несмотря на страх, Петр Гринев отказался присягнуть самозванцу, не смея предать родную страну. Это не единственная ситуация нравственного выбора, в которой герой принял верное решение и доказал, что он является человеком чести. Уже под следствием он не стал упоминать о том, что он был связан с Пугачевым из-за Маши Мироновой, потому что не хотел для своей любимой неприятностей. Если бы Петр Гринев рассказал о ней, девушку наверняка бы привлекли к следствию. Он не хотел этого, хотя такие сведения могли оправдать его. Ситуации нравственного выбора показали истинные внутренние качества Петра Гринева: читателю понятно, что это человек чести, преданный Родине и верный своему слову.

А.С. Пушкин «Евгений Онегин». Судьба Татьяны Лариной трагична. Влюбленная в Евгения Онегина, она никого не видела своим женихом. Татьяне приходится выйти замуж за князя N., хорошего человека, которого она, однако, не любит. Евгений отверг ее, не восприняв всерьез признание девушки в любви. Позже Онегин видит ее на одном из светских вечеров. Татьяна Ларина меняется: она становится величавой княгиней. Евгений Онегин пишет ей письма, признается в любви, надеясь, что она уйдет от мужа. Для Татьяны это ситуация нравственного выбора. Она поступает правильно: сохраняет свою честь и верность мужу. Хотя Татьяна до сих пор влюблена в Онегина, она просит оставить ее в покое

М. Шолохов «Судьба человека». Испытания, через которые прошли люди в военное время, показали силу воли и характер каждого. Андрей Соколов показал себя как человек , верный воинскому долгу солдат. Попав в плен, он не боялся выражать своих мыслей о непосильном труде, к которому принуждали пленных. Когда из-за чьего-то доноса он был вызван к Мюллеру, герой отказался пить за победу немецкого оружия. Он был готов терпеть голод, отказаться от желания выпить перед смертью, но сохранить свою честь и показать истинные качества русского солдата. Нравственный выбор Андрея Соколова позволяет считать его настоящим человеком с огромной силой, любящим свою страну.

Л.Н. Толстой «Война и мир». Ситуация нравственного выбора, в которой оказалась Наташа Ростова, не связана с угрозой ее жизни. Когда все уезжали из осажденной французами Москвы, семья Ростовых увозила свои вещи. Перед героиней встал выбор: увезти вещи или отдать подводы для перевозки раненых. Наташа Ростова выбрала не вещи, а помощь людям. Ситуация нравственного выбора показала, что для героини не так важно материальное благополучие, как помощь тем, кто оказался в беде. Можно сказать, что Наташа Ростова — человек с высокими моральными ценностями.

М. Булгаков «Мастер и Маргарита». Каждый осуществляет нравственный выбор, исходя из своих жизненных принципов, целей, установок и желаний. Самым дорогим в жизни человеком для Маргариты был ее Мастер. Чтобы увидеть любимого, она без сомнения согласилась на сделку с дьяволом. В ситуации нравственного выбора она предпочла то, что для нее дороже всего, несмотря на весь ужас способа достижения своей цели. Маргарита была готова на все, даже на столь бесчестный поступок, потому что встреча с Мастером была для нее жизненно важной.

Н.В. Гоголь «Тарас Бульба». Иногда только возможность выбора своего жизненного пути открывает подлинные человеческие качества. Перешедший на сторону врага из-за любви к полячке Андрий, младший сын Тараса Бульбы, в ситуации нравственного выбора показал истинные черты своего характера. Он предал отца, брата и свою Родину, показав уязвимость перед силой любви. Настоящий воин не стал бы считаться с любым врагом, но Андрий оказался не таким. Обстоятельства сломали его, показали неспособность юноши быть верным воинскому долгу, преданным родной земле.

В. Санин «Семьдесят градусов ниже нуля». Синицын не подготовил Гаврилову зимнее топливо, что поставило под угрозу жизнь Гаврилова в условиях сильнейших морозов. У Синицына был выбор: сначала он хотел сделать все, чтобы обеспечить безопасность экспедиции, но потом побоялся неблагоприятных последствий за свою ошибку и оставил все так, как есть. Ситуация нравственного выбора показала, что Синицын — трусливый человек, для которого желание остаться без наказания важнее, чем жизнь другого человека, зависящая от него.

Пьецух Вячеслав «Наш человек в футляре»

НАШ ЧЕЛОВЕК В ФУТЛЯРЕ

Учитель древнегреческого языка Беликов, в сущности, не знал, чего он боялся, и умер от оскорбления; учитель русского языка и литературы Серпеев отлично знал, чего он боялся, и умер оттого, что своих страхов не пережил. Беликов боялся, так сказать, выборочно, а Серпеев почти всего: собак, разного рода привратников, милиционеров, прохожих, включая древних старух, которые тоже могут походя оболгать, неизлечимых болезней, метро, наземного транспорта, грозы, высоты, воды, пищевого отравления, лифтов, – одним словом, почти всего, даже глупо перечислять. Беликов все же был сильная личность, и сам окружающих застращал, постоянно вынося на? люди разные пугательные идеи; Серпеев же был слаб, задавлен своими страхами и, кроме как на службу, во внешний мир не совал носа практически никогда, и даже если его посылали на курсы повышения квалификации, которыми простому учителю манкировать не дано, он всегда исхитрялся от этих курсов как-нибудь увильнуть. Нет, все-таки жизнь не стоит на месте.

Уже четырех лет от роду он начал бояться смерти. Однажды малолетнего Серпеева сводили на похороны дальней родственницы, и не то чтобы грозный вид смерти его потряс, а скорее горе-отец потряс, который его уведомил, что-де все люди имеют обыкновение умирать, что-де такая участь и Серпеева-младшего не минует; обыкновенно эта аксиома у детей не укладывается в голове, но малолетний Серпеев ею проникся бесповоротно.

Ребенком он был, что тогда называлось, интеллигентным, и поэтому его частенько лупили товарищи детских игр. Немудрено, что во всю последующую жизнь он мучительно боялся рукоприкладственного насилия. Стоило ему по дороге из школы домой или из дома в школу встретить человека с таким лицом, что, кажется, вот-вот съездит по физиономии, съездит ни с того ни с сего, а так, ради простого увеселения, как Серпеев весь сразу мягчал и покрывался холодным потом.

Юношей, что-то в начале 60-х годов, он однажды отстоял три часа в очереди за хлебом, напугался, что в один прекрасный день город вообще оставят без продовольствия, и с тех пор запасался впрок продуктами первой необходимости и даже сушил самостоятельно сухари; автономного существования у него всегда было обеспечено что-нибудь на полгода.

В студенческие времена в него чудом влюбилась сокурсница по фамилии Годунова; в объяснительной записке она между делом черкнула «ты меня не бойся, я человек отходчивый» и вогнала его во многие опасения, поскольку, значит, было чего бояться; действительно, из ревности или оскорбленного самолюбия Годунова могла как-нибудь ошельмовать его перед комсомольской организацией, плеснуть в лицо соляной кислотой, а то и подать на алименты в народный суд, нарочно понеся от какого-нибудь третьего человека; с тех пор он боялся женщин.

Впоследствии мир его страхов обогащался по той же схеме: он терпеть не мог подходить к телефону, потому что опасался ужасающих новостей и еще потому что, было время, ему с месяц звонил неопознанный злопыхатель, который спрашивал: «Это контора ритуальных услуг?» – и внимательно дышал в трубку; он боялся всех без исключения звонков в дверь, имея на то богатейший выбор причин, от цыган, которые запросто могут оккупировать его однокомнатную квартиру, до бродячих фотографов, которых жаль до слезы в носу; он боялся всевозможных повесток в почтовом ящике, потому что его однажды по ошибке вызвали в кожно-венерологический диспансер и целых два раза таскали в суд; он боялся звуков ночи, потому что по ночам в округе то страшно стучали, то страшно кричали, а у него не было сил, если что, поспешить на помощь. Между прочим, из всего этого следует, что его страхи были не абстракциями типа «как бы чего не вышло», а имели под собой в той или иной степени действительные резоны.

То, что он боялся учеников и учителей, особенно учителей, – это, как говорится, само собой. Ученики свободно могли отомстить за неудовлетворительную отметку, чему, кстати сказать, были многочисленные примеры, а учителя, положим, написать анонимный донос, или оскорбить ни за что ни про что, или пустить неприятный слух; по этой причине он с теми и другими был прилично подобострастен.

В конце концов Серпеев весь пропитался таким ужасом перед жизнью, что принял целый ряд конструктивных мер, с тем чтобы, так сказать, офутляриться совершенно: на входную дверь он навесил чугунный засов, а стены, общие с соседями, обил старыми одеялами, которые долго собирал по всем родственникам и знакомым, он избавился от радиоприемника и телевизора из опасения, как бы в его скорлупу не вторглась апокалипсическая информация, окна занавесил ситцевыми полотнами, чтобы только они пропускали свет, на службу ходил в очках с незначительными диоптриями, чтобы только ничего страшного в лицах не различать. Придя из школы, он обедал по-холостяцки, брал в руки какую-нибудь светлую книгу, написанную в прошлом столетии, когда только и писались светлые книги, ложился в неглиже на диван и ощущал себя счастливчиком без примера, каких еще не знала история российского человечества.

Теперь ему, собственно, оставалось позаботиться лишь о том, как бы избавиться от необходимости ходить в школу и при этом не кончить голодной смертью. Однако этот вопрос ему казался неразрешимым, потому что он был порядочным человеком, и ему претила мысль оставить детей на тех злых шалопаев, которые почему-то так и льнут к нашим детям и которые, на беду, составляли большинство учительства в его школе; кроме того, он не видел иного способа как-нибудь прокормиться.

Со временем эта проблема решилась сама собой. Как-то к нему внезапно явилась на урок проверяющая из городского отдела народного образования, средних лет бабенка с приятным лицом, насколько позволяли увидеть его диоптрии. К несчастью, то был урок на самовольную тему «Малые поэты XIX столетия», которой Серпеев подменил глупую плановую тему, что он вообще проделывал более или менее регулярно. К вящему несчастью, Серпеев был не такой человек, чтобы немедленно перестроиться, да и не желал он перестраиваться на виду у целого класса, и, таким образом, в течение тридцати минут разговор на уроке шел о первом декаденте Минском, который в свое время шокировал московскую публику звериными лапами, привязанными к кистям рук, о Якубовиче, авторе «на затычку», о самоубийце Милькееве, пригретом Жуковским из непонятных соображений, и особенно некстати было процитировано из Крестовского одно место, где ненароком попался стих «И грешным телом подала» – не совсем удобный, хотя и прелестный стих.

Проверяющая была в ужасе. На перемене она с глазу на глаз честила Серпеева последними словами и в заключение твердо сказала, что в школе ему не место. Но потом она присмотрелась к ненормально забитому выражению его глаз, подумала и спросила:

– Послушайте: а может быть, вы чуточку не в себе?

И тут Серпееву, с эффектом внезапного электрического разряда, пришло на мысль, что это они все чуточку не в себе, а он-то как раз в себе. Через несколько минут он окончательно в этом мнении укрепился, когда вышел из школы и возле автобусной остановки увидел пьяного учителя рисования с настоящей алебардой и слепым голубем на плече.

Дня два спустя от директора школы последовало распоряжение подать заявление об уходе. Серпеев заявление подал, и у него как гора с плеч свалилась, до такой степени он почувствовал себя выздоровевшим, что ли, освобожденным. Вот только детей было жаль, особенно после того, как к нему в вестибюле подошел середнячок Парамонов и сказал, что он не представляет себе жизни без его уроков литературы.

– Без уроков русского языка, – далее сказал он, – я ее себе очень даже представляю, но литература – это совсем другое.

Парамоновские слова натолкнули Серпеева на идею, так сказать, внешкольного курса словесности, который он мог бы вести для особо заинтересованных учеников хотя бы у себя дома. Таким образом, этическая сторона его отступления была обеспечена: человек пятнадцать-двадцать ребят из старших классов стали приходить к Серпееву дважды в неделю, и он по-прежнему учил их, если можно так выразиться, душе, опираясь главным образом на светлую литературу XIX столетия.

Знал Серпеев, чего боялся, да не до логического конца. Месяца через два после начала занятий, в назначенный день недели, к нему явился один середнячок Парамонов и сообщил, что прочие не придут.

– Почему?.. – спросил его Серпеев в горьком недоумении.

– Потому что нам велели на вас заявление написать. Что вы на дому распространяете чуждые настроения. Конечно, кто же после этого к вам придет!

– Но ведь ты-то пришел, – с надеждой сказал Серпеев.

– Я человек конченый, – ответил Парамонов, неизвестно что имея в виду, откланялся и ушел.

Словом, случилось худшее из того, чего только мог ожидать Серпеев, – его вот-вот должны были арестовать и засадить в кутузку за подрывную агитацию среди учащейся молодежи. Он сорок восемь часов подряд ожидал ареста, а на третьи сутки с ним приключилась сердечная недостаточность, и он умер.

В глазах коллег и кое-каких знакомых он ушел из жизни с репутацией просто несчастного человека, и это обстоятельство заслуживает внимания: сто лет тому назад учителя Беликова с большим удовольствием провожали в последний путь, потому что держали за вредную аномалию, а в конце XX столетия учителя Серпеева все жалели. Нет, все-таки жизнь не стоит на месте.

Добавить комментарий

Проблема счастья в произведениях Чехова сочинение

Антон Павлович Чехов неоднократно поднимал в своих произведениях проблему счастья. Отчего же? А всё потому, что она актуальна и по сей день. Множество людей посвящают себя поисками неизведанного, того, что принесет радость. К сожалению, некоторые слепы, не замечают данного судьбой подарка, игнорируя того или иного человека. Чехова всегда волновал вопрос: где же настоящее счастье? В чем оно состоит?

Те, кто знакомы с творчеством писателя, осознают, что у каждого Чеховского героя в финале нет счастья в жизни. Есть только предпосылки, некая приближенность, но в полной мере такое необычного явления не происходит. Взять тот же рассказ «Скрипка Ротшильда», где главный герой, что работал гробовщиком, под невзгодами и трудностями не ломался, а погружался целиком в работу. Однако у него была жена, к которой теплых чувств не испытывал. Бывало, что он её бил, калечил. И избавлением от несчастной жизни героини послужила её смерть, вместо того, чтобы переживать, скорбеть, сострадать о возлюбленной, Ротшильда лишь заботит качество гроба, что он создал для покойной. Не это ли проблема равнодушия и отсутствия счастья там, где оно возможно? К концу рассказа герой осознает, что могло бы все сложиться иначе, но теперь поздно что-либо менять. Один неверный шаг, конец… Чехов показывает, что безразличность не может привести к счастью в личной жизни.

Для примера стоит обратиться и к рассказу «Крыжовник», где Чехов показывает нам персонажа, который не представляет, что такое истинное счастье. Главный герой по имени Николай Иванович – это человек, который не требует каких-либо возвышенных желаний, ибо его волнует лишь крыжовник. Персонаж знакомился с множеством статей и газет, чтобы найти удобную усадьбу, которая послужит чудным местом для посадки крыжовника. Женился ради средств, а не по зову сердца, потому что деньги, которые герой получил за бракосочетание, позволили осуществить намерения о чудесной усадьбе. И тогда персонаж делал то, что приносило ему счастье. Он потратил всю свою жизнь на то, чтобы вырастить крыжовник.

Безусловно, замечательно, что человек с неподдельным увлечением отдается любимому занятию, уходит в него с головой. Однако печально то, что зарываясь в собственном мире, человек отдаляется от окружающих людей. И происходит деградация личности. Тем самым, счастье не может быть возможным у героя, так как посвятил он свое ценное время на бесполезное занятие. Да, оно приносило плоды и результаты, но это низкие потребности. Желания и стремления обязаны быть возвышенными! Такими, чтобы после прожитых годов ни за что не было жаль.

Антон Павлович Чехов часто затрагивал проблему счастья. Никто из героев его не постигал. Но это далеко не значит, что оно не возможно. Просто люди не прилагают к этому должных усилий…

Вариант 2

Начинаю это сочинение без готового ответа. Думаю, что в процессе я смогу понять, в чем проблема счастья в этих рассказах. Для примера нужно взять несколько произведений.

В «Белолобом», например, там просто счастливое стечение обстоятельств получилось. Дед подумал на украденного волчицей (но вернувшегося) щенка, поэтому не стал искать волков и отстреливать. А волчица-то думала, что счастлива, так как украла «ягненка», но такое разочарование! Но она должна быть счастлива, что жива осталась, волчица эта.

Или рассказ «Беглец», где Пашка поверил доктору, что они пойдут на ярмарку и подобное. В итоге остался в больнице на операцию, только по мамке скучал – к ней и бежал. Тоже обманулся «счастьем», а понял, что оно было в маме, в доме, даже если они и жили очень бедно.

«Детвора» из одноименного рассказа была просто счастлива игре.  Дети проявляют свои характеры, ссорятся, мирятся… Но они просто счастливы.

«Ионыч» просто «завис» в своём «счастье», бросил все мечты и стал обрюзгшим и глупым. Он сам бы таких ругал в молодости! Но вот оно, счастье… Ионыч ведь раньше понимал, что оно в движении, в борьбе даже.

«Крыжовник» — счастье для героя этого рассказа. Как символ изобилия и дома эта ягода выступает, но и тут герой запутался, увяз в быту, в материальном. «Тапёр», наоборот, ловит свой шанс. И перед мальчиком Юрой открывается счастливая дорога труда, развития. А «человек в футляре» счастлив своим «комфортом», буквально закрывшись ото всех в футляре! На самом деле радости от жизни он вовсе не ощущает.

У Чехова много просто юмористических рассказов, где о счастье речь не идёт. Но по тем, что вспомнились тут, можно сделать вывод о счастье в рассказах Чехова. В нём материальном можно увязнуть, прекратить даже человеком нормальным быть. Это, скорей, покой и достаток. Часто счастье обманывает героев, в они готовы за ним бежать. И счастье больше по этим рассказам в самой жизни, в действиях, в любви тоже. Главное — не закисать.

Итак, проблема счастья в рассказах Антона Павловича в том, что оно обманчиво, может и заманить, и затянуть, а настоящее счастье в жизни, движении и развитии. Я с таким определением согласен точно!

10 класс

Другие сочинения:

Проблема счастья в рассказах Чехова

Несколько интересных сочинений

  • Женские образы в романе Герой нашего времени Лермонтова

    Роман, известный во всем мире, который называется «Герой нашего времени», написан Михаилом Юрьевичем Лермонтовым – русским писателем и поэтом.

  • Сочинение Чему могут научиться друг у друга отцы и дети?

    В семье обычно воспитание происходит следующим образом: родители с детства обучают ребенка простым навыкам: как одеваться, кушать, читать, писать. Далее как убирать свои игрушки, свою комнату, готовить еду, шить, стирать, держать молоток в руках.

  • Образ и характеристика Зои Берёзкиной (Клоп Маяковского) сочинение

    Одним из персонажей сатирического произведения является молодая женщина по имени Зоя Березкина. Сюжетная линия пьесы построена на описании жизни общества в период новой экономической политики (нэпа) начала двадцатого века.

  • Анализ рассказа Чехова Невеста

    Антон Павлович Чехов творил на протяжении двух веков, в его произведениях отражены все волнующие человека проблемы, от которых никуда не деться, но справляться с ними обязательно требуется. Писатель не всегда дает ответы на то

  • Образ и характеристика Червякова в рассказе Смерть Чиновника Чехова сочинение

    Червяков – персона особая, со своими уникальными чертами характера, это человек, который привык сидеть тише воды ниже травы, и не показываться на людях

Образ футлярных людей в рассказах Чехова

В своих рассказах А. П. Чехов постоянно обращается к теме «маленького человека». Персонажи Чехова – духовные рабы общества, лишенного высших ценностей и смысла жизни. Томительная, будничная, серая действительность окружает этих людей. Они замкнулись в мирке, который сами себе создали.

Эта тема объединяет так называемую маленькую трилогию, написанную Чеховым в конце 1890‑х гг. и состоящую из трех рассказов: «Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви».

Герой первого рассказа – учитель греческого языка Беликов. Это закрытый в своем «футляре» человек с мелочными, ничтожными стремлениями. Он боится жизни и стремится спрятаться от нее в свой закрытый от постороннего глаза мирок. Он прячет в футляр не только свои вещи, но и самого себя, свои мысли и чувства, постоянно повторяя: «Как бы чего не вышло». Беликов никак не пытается изменить ход своей жизни, потому что в любой возможности многообразия, чего‑то нового и не ограниченного жесткими рамками, скрывалась для него неопределенность. Это вызывало у него непреодолимое желание окружить себя «оболочкой», «футляром», чтобы защититься от окружающего его мира. Всю свою жизнь Беликов чего‑то опасался сам и наводил страх на окружающих, под его влиянием замерла жизнь в городе. Поэтому только после смерти его лицо приняло простое, приятное, кроткое выражение: наконец‑то он обрел вечный футляр, из которого больше не надо выходить. Смерть примиряет его с окружающей действительностью, но уже не может избавить город от беликовщины. «Беликова похоронили, а сколько еще таких человеков в футляре осталось, сколько их еще будет!» – пишет Чехов.

Образ человека в футляре дан Чеховым в гротескной форме. Имя Беликова стало нарицательным, под ним подразумевается ничтожество души и разума, страх перед новым и смелым, подавление всего человеческого.

Та же тема пошлости и духовной нищеты звучит в рассказе «Крыжовник». Его герой, Николай Иванович Чимша‑Гималайский, все понятия о счастье свел к одному – собственному именьицу с кустами крыжовника, и на достижение этой единственной цели он потратил все свои силы, всю жизнь. Всю жизнь он копил, во всем себе отказывал, его жизнь была просто унизительной и жалкой. Он мог унижаться из‑за каждой копейки, но вот, наконец, мечта его осуществилась – он ел свои, на собственной усадьбе собранные ягоды, он был счастлив. «Но разве это счастье?» – восклицаем мы вместе с автором. Разве для этого живет человек? Крыжовник в этом рассказе становится таким же символом уродливой жизни, подчиненной мелкой, нелепой цели, как и калоши и зонтик Беликова в рассказе «Человек в футляре».

Последний рассказ трилогии – «О любви» – повествует о том, как помещик Алехин и его любимая женщина не решились пойти навстречу своей любви, отступились от нее. Это тоже своего рода проявление «футлярной» жизни: страх перед неизвестным, боязнь собственных предрассудков. И здесь Чехов вскрывает еще одну причину, порождающую пошлость и бездуховность общества – неумение чувствовать, любить. Любовь призвана возвышать и облагораживать душу человека, и отказываясь от нее, люди собственноручно губят все доброе и светлое, что заложено в них природой.

Тема «маленького человека» наиболее остро звучит в ту эпоху, когда жизнь утратила смысл, в обществе растет чувство незащищенности перед властью, происходит распространение обывательщины, мещанства. Поэтому рассказы Чехова так актуальны в наши дни.

Посмотрите эти сочинения

  • Тема пошлости в рассказах Чехова («Человек в футляре») В рассказе «Человек в футляре» Чехов протестует против духовного одичания, мещанства и обывательщины. Он ставит вопрос о соотношении в одном человеке образованности и общего уровня культуры, выступает против ограниченности и глупости, отупляющего страха перед начальством. Рассказ Чехова «Человек в футляре» в 90-е годы стал вершиной сатиры писателя. В стране, где господствовали полиция, доносы, судебные расправы, преследуются живая мысль, добрые поступки, одного только вида Беликова было достаточно, чтобы люди […]
  • Сочинение по произведениям Чехова: «Крыжовник», «Шуточка» и «Анна на шее» В основе рассказа «Анна на шее» лежит история неравного брака. Главных героев двое: Анна и ее супруг Модест Алексеевич. Девушке 18 лет, она жила в бедности с пьющим отцом и младшими братьями. В описании Анны Чехов использует эпитеты: «молодая, изящная». Модест Алексеевич вызывает меньше симпатии: сытый, «неинтересный господин». Автор простыми и емкими выражениями описывает ощущения молодой жены: ей «страшно и гадко». Писатель сравнивает замужество Анны с локомотивом, который обрушился на бедную девушку. Анна […]
  • Тема любви в рассказе Чехова «О любви» Мастерство А. П. Чехова как автора психологической прозы в полной мере проявилось в его рассказах «О любви», «Дама с собачкой» и других. Это трагические истории о невозможности правильного выбора в построении отношений. Традиция велит заводить семью в молодости, когда человек еще не разобрался в себе, отсюда – миллионы несчастных браков. В тонком, полном лиризма рассказе «О любви» автор рассказывает о разбитом счастье, о том, как погибла «тихая, грустная любовь» и разбились жизни двух хороших и добрых […]
  • Сочинение с планом по произведению Чехова «О любви» 1. Сочинение-рассуждение План 1. Об авторе 2. Особенности рассказа «О любви» а) Как раскрывается тема любви в этом произведении? 3. Отношения между персонажами а) О чем говорят поступки героев? 4. Правильное ли решение принял Алехин? 5. Итог А. П. Чехов всегда поднимал в своих произведениях тему чувств обычного человека, не обладающего огромным состоянием или высоким положением в обществе. Тем самым он добивался правильного результата — практически все, что он написал, пропитано атмосферой обычного […]
  • Внутренний мир героя в рассказе Чехова «О любви» Рассказ А. П. Чехова «О любви» стоит в одном ряду с двумя другими его рассказами «Человек в футляре» и «Крыжовник», получившими название «маленькой трилогии». В этих произведениях писатель вершит суд над людьми с усеченными жизненными горизонтами, равнодушными к богатству и красоте мира Божия, ограничившими себя кругом мелких, обывательских интересов. В рассказе «О любви» мы читали о том, как живое, искреннее, таинственное чувство губится самими любящими сердцами, приверженными к «футлярному» существованию. […]
  • Темы, сюжеты и проблематика чеховских рассказов Антон Павлович Чехов был замечательным мастером короткого рассказа и выдающимся драматургом. Его называли «интеллигентным выходцем из народа». Своего происхождения он не стеснялся и всегда говорил, что в нем «течет мужицкая кровь». Чехов жил в эпоху, когда после убийства народовольцами царя Александра II начались гонения на литературу. Этот период русской истории, длившийся до середины 90-х годов, называли «сумеречным и хмурым». В литературных произведениях Чехов, как врач по специальности, ценил достоверность […]
  • Что такое «подводное течение» в пьесе «Вишневый сад» В жизни люди часто говорят не то, что думают. В теории литературы этот неявный, потаённый смысл, который не совпадает с прямым значением фразы, называется «подтекстом». В прозаических произведениях передать этот смысловой эффект довольно легко с помощью всезнающего автора-рассказчика. Например, в романе Н.Г.Чернышевского «Что делать?» (гл.2, VI) бойкая мамаша Марья Алексеевна Розальская обращается к своей дочери Вере: «Друг мой, Верочка, что ты такой букой сидишь? Ты теперь с Дмитрием Сергеевичем (домашним […]
  • Проблема ответственности человека за свою судьбу в рассказах Чехова Рассказ «Ионыч» – еще один пример «футлярной жизни». Герой этого рассказа – Дмитрий Ионович Старцев, молодой врач, приехавший работать в земскую больницу. Он работает, «не имея свободного часу». Его душа стремится к высоким идеалам. Старцев знакомится с жителями города и видит, что они ведут пошлое, сонное, бездуховное существование. Обыватели все «картежники, алкоголики, хрипуны», они раздражают его «своими разговорами, взглядами на жизнь и даже своим видом». С ними невозможно поговорить о политике или науке. […]
  • Духовное перерождение человека в рассказах Чехова Чехов – мастер короткого рассказа, и предметом исследования в них чаще всего для писателя становится внутренний мир человека. Он был непримиримым врагом пошлости и мещанства, ненавидел и презирал обывателей, их пустую и бесцельную жизнь, лишенную высоких стремлений и идеалов. Главный вопрос, которым задается А. П. Чехов на протяжении всего своего творческого пути, – это причины утраты человеком духовности, его нравственное падение. Чаще всего таковыми причинами оказываются подверженность человека влиянию […]
  • Смысл названия рассказа Чехова «Хамелеон» Антон Павлович Чехов – замечательный русский писатель и драматург, мастер короткого рассказа. В своих небольших произведениях он раскрывает совсем нешуточные проблемы. Он высмеивает самодуров и деспотов, которые способны унижаться, терять свое достоинство перед денежными мешками. Чехов пишет о будничном, мелком, но в его рассказах проявляется протест против униженности человека. А. П. Чехов реально создает картину действительности, говорит о социальной подлости и искажении человеческой личности. Название […]
  • Сатира и юмор в рассказе Чехова «Хамелеон» Антон Павлович Чехов пришел в русскую литературу в 80‑е гг. XIX в. В своих рассказах автор изучает проблемы современности, исследует жизненные явления, обнажает причины социального неустройства. Он показывает, что в обществе господствуют бездуховность, пессимизм, измена идеалам добра. В своих произведениях Чехов беспощадно обличает пошлость, активно защищает здоровые и деятельные начала жизни. Основная тема рассказа «Хамелеон» – тема приспособленчества и хамелеонства. Его герой – полицейский надзиратель […]
  • Роль детали в рассказе Чехова «Хамелеон» Антон Павлович Чехов является мастером короткого рассказа, особенностью которого является то, что в маленький объем нужно вместить максимум содержания. В коротком рассказе невозможны пространные описания, длинные внутренние монологи, поэтому на первый план выступает художественная деталь. Она несет в произведениях Чехова огромную художественную нагрузку. Духовный и нравственный выбор героя, ответственность человека за свою судьбу, обличение пошлости русской жизни составляют основу творчества Антона Павловича […]
  • Человек и среда в рассказе «Ионыч» Сюжет рассказа «Ионыч» прост. Это история несостоявшейся женитьбы Дмитрия Ионыча Старцева. Сюжет строится вокруг двух признаний в любви (так же, как и в «Евгении Онегине» А. С. Пушкина). Вначале доктор Старцев признается в любви Котику, делает ей предложение и получает решительный отказ, а затем, через четыре года, она говорит Ионычу о своей любви. Но теперь уже он выслушивает ее признание равнодушно. Но на самом деле рассказ – это история всей жизни героя, прожитой бессмысленно. Что же стало причиной того, […]
  • Человек и среда в рассказах Чехова Его врагом была пошлость, и он всю жизнь боролся с ней. М. Горький   В своих рассказах А. П. Чехов превозносит чистую, честную, благородную душу и высмеивает обывательщину, бездуховность, пошлость, мещанство – все то, что уродует людей. Он обнажает пороки человечества во имя любви к самому человеку и высвечивает идеалы, к которым должен стремиться человек. Чехов стремится вскрыть причины, убивающие душу человека. Прежде всего это причины социальные – окружающая среда и нежелание человека […]
  • Образ доктора Старцева в рассказе Чехова «Ионыч» Герой рассказа, Дмитрий Ионыч Старцев, – молодой врач, назначенный в земскую больницу в Дялиже, недалеко от губернского города С. Это был пылкий юноша с высокими идеалами и желанием служить на пользу людям и Отечеству. Он с воодушевлением рассуждал о счастье и любви («О, как мало знают те, которые никогда не любили!»), о пользе труда и счастливом будущем государства. Молодой Старцев полностью отдавался своей работе и даже в праздники не имел свободного времени. Своими убеждениями он выгодно отличался от жителей […]
  • Сочинение с планом по рассказу Чехова «Ионыч» 1. Сочинение-рассуждение План 1. Пороки общества, описанные Чеховым а) «Обличительный» период в творчестве Чехова б) Идея рассказа «Ионыч» 2. Пять стадий деградации главного героя рассказа а) Причина духовного падения Старцева 3. Мое отношение к произведению Рассказы Антона Павловича Чехова считаются чем-то вроде анекдотов. В них всегда содержится огромная доля сатиры и иронии, но чаще всего от произведений веет добротой, чувствуется, что автор любит персонажей, которых изображает. Однако в жизни […]
  • Каково отношение Чехова к формуле: «среда заела»? (на примере рассказа «Ионыч») А. П. Чехов, понимая трагизм мелочной действительности, своим творчеством не раз предупреждал: «Нет ничего тоскливее, оскорбительнее пошлости человеческого существования». Для него было невыносимо видеть духовную смерть человека, отрешившегося от идеалов и своего жизненного предназначения. Он искал причины этому и пытался показать их каждому, чтобы уберечь мир от бездуховности. В творчестве Чехова есть рассказ, в котором писатель наиболее ярко продемонстрировал постепенный процесс духовной деградации […]
  • Сочинение с планом по пьесе Чехова «Вишневый сад» План сочинения 1. Введение 2. Образ вишневого сада в произведении: а) Что символизирует вишневый сад? б) Три поколения в пьесе 3. Проблемы пьесы а) Внутренний и внешний конфликт 4. Мое отношение к произведению Вот уже больше века на сценах многих театров, причем не только российских, с успехом идет пьеса «Вишневый сад». Режиссеры все ищут в этой комедии актуальные на данный момент мысли, и иногда даже ставят классическое произведение так, что, наверное, и сам Антон Павлович не смог бы […]
  • Сочинение на тему «Какую эволюцию претерпевает образ маленького человека в рассказах Чехова» Тему маленького человека затрагивали в своих произведениях Н. В. Гоголь, Ф.М. Достоевский, А.С. Пушкин. Эти герои вызывали жалость и сострадание. Ведь они стали такими из-за сложных жизненных обстоятельств, пренебрежительного отношения окружающих. У А.П. Чехова образ маленького человека существенно отличается. Такие герои, как Ванька из одноименного произведения или кучер Иона из рассказа «Тоска», вызывают искреннее сочувствие. Им не с кем разделить свои беды. Это очень одинокие, маленькие люди. Писатель […]
  • Челкаш и Гаврила (сравнительная характеристика) Раннее творчество Горького (90‑е гг. XIX в.) создавалось под знаком «собирания» истинно человеческого: «Я очень рано узнал людей и еще с молодости начал выдумывать Человека, чтобы насытить мою жажду красоты. Мудрые люди… убедили меня, что я плохо выдумал утешение себе. Тогда я снова пошел к людям и – это так понятно! – снова от них возвращаюсь к Человеку», – писал в это время Горький. Рассказы 1890‑х гг. можно разделить на две группы: одни из них основаны на вымысле – автор использует легенды или сам их […]

плохих аргументов и как их избежать

Продуктивные аргументы служат двум целям: открыть наш разум для истины, которую мы не могли видеть, и помочь другим сделать то же самое. Вот как избежать распространенных ошибок и спорить, как мастер.

***

Мы часто сталкиваемся с ситуациями, в которых нам нужно аргументировать свою точку зрения, независимо от того, представляем ли мы инвестора или боремся за контракт. Когда дело доходит до мощного убеждения, важно не использовать плохие аргументы, которые мешают полезному обсуждению, а не способствуют ему.Для этого полезно знать некоторые распространенные способы, которыми люди исключают возможность содержательного обсуждения. Хотя сохранять хладнокровие и не опускаться до использования плохих аргументов, отвечая троллю в Твиттере или во время жаркой конфронтации за обедом в честь Дня Благодарения, может быть непросто, мы можем извлечь пользу, зная, чего следует избегать, когда ставки высоки.

«Если подсудимый соломенный человек, кто должен оплатить расходы?»

— Чарльз Диккенс
 

Для начала давайте определим три распространенных типа плохих аргументов или логических ошибок: «соломенный человек», «пустой человек» и «железный человек».

Соломенные аргументы

Аргумент соломенного человека — это искажение мнения или точки зрения, разработанное таким образом, чтобы его было как можно проще опровергнуть. Точно так же, как с человеком, сделанным из соломы, легче бороться, чем с настоящим человеком, аргумент соломенного человека легко сбить с ног. И точно так же, как издалека это может выглядеть как реальный человек, аргумент соломенного человека имеет грубую схему фактического обсуждения. В некоторых случаях она может показаться похожей для стороннего наблюдателя. Но ему не хватает какого-либо подобия вещества или силы.Единственная цель состоит в том, чтобы его было легко опровергнуть. Это не тот аргумент, который покажется вам неудобным или сложным. Это тот, который логически ошибочен. Аргумент соломенного человека может быть даже недействительным; это просто не актуально.

Важно не путать ложный аргумент с упрощенным изложением сложного аргумента. Когда мы ведем дебаты, нам иногда может понадобиться объяснить аргументы оппонента, чтобы убедиться, что мы его понимаем. В этом случае это объяснение будет по необходимости более кратким вариантом.Но это всего лишь соломенное чучело, если упрощение используется для облегчения атаки, а не для облегчения более ясного понимания

Существует ряд распространенных тактик, используемых для создания аргументов подставных лиц. Один из них — per fas et nefas (что на латыни означает «через правильное и неправильное») и включает в себя опровержение одной из причин аргумента оппонента, а затем утверждение, что это дискредитирует все, что он сказал. Часто этот тип соломенного аргумента фокусируется на несущественных или неважных деталях, выбирая самую слабую часть аргумента. Несмотря на то, что у них нет ответа на остальную часть дискурса, они утверждают, что опровергли ее полностью. Как выразился Дуг Уолтон, профессор философии Виннипегского университета: «Тактика соломенного человека, по сути, состоит в том, чтобы взять небольшую часть позиции спорящего и затем рассматривать ее так, как если бы она представляла его более широкую позицию, даже если на самом деле это не так. представитель этой более крупной позиции. Это форма обобщения от одного аспекта к более широкой и широкой позиции, но не репрезентативным образом.

Чрезмерное упрощение аргумента облегчает атаку, удаляя любой важный нюанс. Примером может служить «аргумент с арахисовым маслом», в котором утверждается, что жизнь не могла возникнуть в результате естественного отбора, потому что мы не видим спонтанного появления новых форм жизни внутри запечатанных банок с арахисовым маслом. Аргумент утверждает, что эволюционная теория утверждает, что жизнь возникла в результате простого сочетания материи и тепла, которые присутствуют в банке с арахисовым маслом. Это соломенное чучело, потому что в нем используется неверное утверждение об эволюции как о репрезентативной для всей теории.Защитник эволюции попадает в ловушку объяснения позиции, которой у него даже не было: почему жизнь не развивается спонтанно в банке с арахисовым маслом.

Другая тактика заключается в чрезмерном преувеличении линии рассуждений до абсурда, что облегчает ее опровержение. Примером может быть кто-то, утверждающий, что политик, не выступающий против иммиграции, выступает за открытые границы без ограничений на въезд в страну. Видя, что это будет слабое мнение, которого придерживаются немногие, политик тогда чувствует себя обязанным защищать пограничный контроль и рискует потерять контроль над дебатами и быть обвиненным в лицемерии.

«Свет, полученный путем поджигания соломенных человечков, — это не то, что мы подразумеваем под освещением».

— Адам Гопник
 

соломенных аргумента, которые отвечают на нерелевантные вопросы, могут включать аргумента ad hominem аргумента, которые в некотором роде релевантны, но не опровергают аргумент — например, ответ на тот факт, что ветряные турбины являются более экологически безопасным средством производства энергии, чем ископаемое топливо, говоря: «Но ветряные турбины уродливы. «Этот момент имеет слабую связь, но внешний вид ветряных турбин не умаляет их преимуществ для производства электроэнергии. Человек, выдвигающий подобное утверждение ad hominem , скорее всего, будет делать это потому, что знает, что у него нет опровержения фактического утверждения.

Цитирование аргумента вне контекста — еще одна тактика аргументов подставных лиц. «Извлечение цитат» — это практика удаления любой части источника, которая оказывается противоречивой, часто с использованием многоточия для заполнения пробелов. Например, постеры к фильмам и аннотации к книгам иногда вырывают цитаты из плохих отзывов из контекста, чтобы они выглядели позитивно.Итак, «Удивительно, насколько плох этот фильм» становится «Потрясающе», а «Идеальная книга для людей, которые хотят заскучать до слез» становится «Идеальной книгой». Рецензенты сталкиваются с трудной борьбой, пытаясь не писать ничего, что может быть выведено из-под контроля таким образом.

Аргументы пустого человека

Аргумент пустого человека похож на аргумент соломенного человека. Разница в том, что это слабый случай, относящийся к несуществующей группе. Кто-то сфабрикует точку зрения, которую легко опровергнуть, а затем заявит, что она была высказана группой, с которой он не согласен.Спорить с оппонентом, которого не существует, — довольно простой способ выиграть любой спор. Люди, которые используют аргументы пустого человека, часто предпочитают расплывчатые, неконкретные формулировки без явного указания каких-либо источников или указания того, кто является их оппонентом.

Аргументы пустого человека ускользают в полемику, потому что они представляют собой ленивый способ изложить сильную точку зрения, не рискуя, что кто-то опровергнет вас, или не нужно нести ответственность за фактическую силу аргументации. В книге «Почему мы спорим (и как нам следует): руководство по политическим разногласиям» Скотт Ф.Айкин и Роберт Б. Талисс пишут, что «ораторы совершают глупость, когда критически реагируют на аргументы, которые никто из противоположной стороны никогда не приводил. Действие возведения полого человека является аргументативной неудачей, потому что оно отвлекает внимание от действительных причин и аргументов, выдвигаемых оппозицией. . . . Это наглая выдумка оппозиции».

Примером аргумента пустого человека может быть заявление о том, что активисты по защите прав животных хотят, чтобы люди и нечеловеческие животные имели совершенно равный правовой статус, а это означает, что собаки должны начать носить одежду, чтобы избежать ареста за непристойное поведение в общественных местах.Это пустая болтовня, потому что никто не сказал, что все законы, применимые к людям, должны применяться и к собакам.

«Умный способ заставить людей оставаться пассивными и послушными — это строго ограничить спектр приемлемых мнений, но разрешить очень оживленные дебаты в рамках этого спектра».

— Ноам Хомский
 

Аргумент Железного человека

Аргумент железного человека построен таким образом, что он устойчив к атакам претендента. Аргументов железного человека трудно избежать, потому что они во многом пересекаются с законными методами дебатов. Различие заключается в том, делает ли человек, использующий их, чтобы полностью предотвратить оппозицию, или он открыт для того, чтобы передумать и выслушать оппонента. Быть доказанным неправым болезненно, поэтому мы часто бездумно прибегаем к тому, чтобы защитить себя от этого, используя аргументы железного человека.

Кто-то, используя аргумент железного человека, часто делает свою позицию настолько расплывчатой, что ничто из того, что кто-либо говорит об этом, не может ее ослабить.Они будут свободно использовать предостережения, жаргон и неточные термины. Это означает, что они могут заявить, что любой, кто не согласен, не понял их, или они будут неоднократно перефразировать свое утверждение. Вы можете сравнить это с языком, используемым в обычном гороскопе или в печенье с предсказанием. Оно настолько расплывчато, что с ним трудно не согласиться или назвать его неверным, потому что не может быть неверным. Это как бокс с струйкой пара.

Примером может служить политик, который отвечает на трудный вопрос о своей политике, говоря: «Я думаю, важно, чтобы мы предпринимали наилучшие возможные действия на благо народа этой страны.Нашим приоритетом в этой ситуации является реализация политики, которая оказывает положительное влияние на всех в обществе». Они ответили на вопрос, просто не сказав ничего, с чем кто-то мог бы не согласиться.

Почему плохие аргументы вредны

Какова цель дебатов? Большинство из нас, если бы их спросили, сказали бы, что речь идет о том, чтобы помочь кому-то с неправильной, вредной идеей увидеть свет. Это акт доброты. Это про докопаться до истины.

Но то, как мы склонны участвовать в дебатах, противоречит нашим предполагаемым намерениям.

Большую часть времени мы действительно спорим, потому что хотим доказать, что мы правы, а наш оппонент ошибается. Наш интерес не в том, чтобы докопаться до истины. Мы даже не рассматриваем возможность того, что наш оппонент может быть прав или что мы можем чему-то у него научиться.

Как показывают десятилетия психологических исследований, наш мозг всегда занят экономией энергии, и отчасти это связано с тем, что мы предпочитаем не менять свое мнение ни о чем. Гораздо легче цепляться за наши существующие убеждения любыми возможными способами и игнорировать все, что им бросает вызов.Плохие аргументы позволяют нам участвовать в том, что выглядит как дебаты, но не представляют никакого риска заставить нас подвергнуть сомнению то, за что мы выступаем.

Мы спорим и по другим причинам. Иногда мы выходим, чтобы развлечь себя. Или мы хотим доказать, что мы умнее кого-то другого. Или мы тайно пристрастились к дозе адреналина, которую мы получаем от участия в драке. И это то, что мы делаем — ссоримся, а не спорим. В этих случаях неудивительно, что появляются некачественные тактики, такие как использование соломенных или пустых аргументов.

Неприятно признавать, что мы в чем-то неправы, или что нам приходится передумать. Но это важно, если мы хотим стать умнее и видеть мир таким, какой он есть, а не таким, каким мы хотим его видеть. Каждый раз, когда мы вступаем в дебаты, мы должны честно говорить о своих намерениях. Чего мы пытаемся достичь? Открыты ли мы для изменения нашего мнения? Слушаем ли мы нашего оппонента? Только когда мы стремимся к сбалансированному обсуждению с возможностью изменить свое мнение, дебаты могут быть продуктивными, избегая использования логических ошибок.

Плохие аргументы вредны для всех участников дебатов. Они ни к чему нас не приведут, потому что мы не учитываем настоящую точку зрения оппонента. Это означает, что у нас нет надежды убедить их. Хуже того, подобная закулисная тактика может вызвать разочарование и раздражение оппонента из-за преднамеренного искажения его убеждений. Они вынуждены слушать опровержение того, во что они даже не верят, что оскорбляет их интеллект. Чувство нападения подобным образом только заставляет их крепче держаться за свою настоящую веру.Это может даже сделать их менее склонными к участию в каких-либо дебатах в будущем.

И если вы, как и многие из нас, являетесь хроническим создателем плохих аргументов, это приводит к тому, что люди избегают спорить с вами или начинать дискуссии. Это означает, что вы не можете учиться у них или подвергать сомнению свои взгляды. В формальных ситуациях использование плохих аргументов создает впечатление, что у вас на самом деле нет сильной стороны.

Как избежать использования плохих аргументов

Если вы хотите вести полезные и продуктивные дебаты, крайне важно избегать использования плохих аргументов.

Первое, что нам нужно сделать, чтобы избежать создания плохих аргументов, — признать, что это то, к чему мы все восприимчивы. Легко смотреть на логическую ошибку и думать обо всех людях, которых мы знаем, которые ее используют. Гораздо труднее распознать это в себе. Мы не всегда понимаем, что наша точка зрения не так уж сильна.

Плохие аргументы почти неизбежны, если мы не уделили время изучению обеих сторон спора. Иногда карта — это не территория, то есть наше восприятие мнения — это не то мнение. Самое полезное, что мы можем сделать, это попытаться увидеть территорию. Это подводит нас к аргументам стального человека и идеологическому тесту Тьюринга.

Аргументы стального человека

Самый действенный способ избежать использования плохих аргументов и воспрепятствовать их использованию другими — это следовать принципу милосердия и оспаривать самую сильную и убедительную версию их доводов. В этом случае мы приостанавливаем недоверие и игнорируем собственные мнения достаточно долго, чтобы понять, откуда они исходят.Мы признаем хорошие стороны их дела и используем его сильные стороны. Задавайте вопросы, чтобы прояснить то, что вам непонятно. Интересуйтесь точкой зрения другого человека. Возможно, вы не передумаете, но вы, по крайней мере, чему-то научитесь и, надеюсь, уменьшите любой конфликт в процессе.

«Лучше обсудить вопрос, не решив его, чем решить вопрос, не обсудив его».

— Жозеф Жубер
 

В книге «Насосы интуиции и другие инструменты для мышления , » философ Дэниел Деннет предлагает некоторые общие рекомендации по использованию принципа благотворительности, сформулированные социальным психологом и теоретиком игр Анатолием Рапопортом:

  1. Вы должны попытаться повторно выразить позицию вашей цели так ясно, живо и справедливо, чтобы ваша цель сказала: «Спасибо, мне жаль, что я не додумался выразить это таким образом.
  1. Вы должны перечислить любые пункты согласия (особенно если они не являются вопросами общего или широко распространенного согласия).
  1. Вы должны упомянуть все, что узнали от своей цели.
  1. Только тогда вам разрешено сказать хотя бы слово опровержения или критики.

Аргумент, являющийся сильнейшей версией точки зрения оппонента, известен как стальной человек.Он специально сконструирован так, чтобы его было как можно труднее атаковать. Идея состоит в том, что мы можем сказать, что выиграли спор только тогда, когда сражались со стальным, а не с соломенным человеком. Видя, как мы предвзято относимся к более слабым версиям аргумента, часто не осознавая этого, это позволяет нам ошибаться в сторону осторожности.

Каким бы сложным это ни было, оно служит более широкой цели. Аргументы «стального человека» помогают нам понять новую перспективу, какой бы нелепой она ни казалась нам, поэтому у нас больше шансов на успех и более тесные связи в будущем. Это показывает претенденту, что мы чутки и готовы слушать, независимо от личного мнения. Суть в том, чтобы видеть сильные стороны, а не слабые. Если мы открыты, а не воинственны, мы можем многому научиться.

«Тот, кто знает только свою сторону дела, мало об этом знает».

— Джон Стюарт Милль
 

Упражнение в стальном мэннинге, идеологический тест Тьюринга, предполагает, что мы не можем сказать, что понимаем позицию оппонента, если мы не сможем аргументировать ее так хорошо, что наблюдатель не сможет сказать, какого мнения мы на самом деле придерживаемся.Другими словами, мы не должны придерживаться мнений, с которыми не можем спорить. Идеологический тест Тьюринга — отличный мысленный эксперимент, позволяющий установить, понимаете ли вы, откуда исходит оппонент.

Хотя у нас нет возможности сделать это для каждого пункта, с которым мы не согласны, когда дебаты чрезвычайно важны для нас, идеологический тест Тьюринга может быть полезным инструментом для проверки нашей полной готовности. Даже если мы не можем использовать его постоянно, он может сослужить нам хорошую службу в ситуациях с высокими ставками.

Как обращаться с другими людьми, используя плохие аргументы

«Вы не смогли бы фехтовать с противником, который встретил удар рапиры ударом боевого топора».

— Л. М. Монтгомери
 

Допустим, вы находитесь в середине дебатов с кем-то, чье мнение отличается от вашего rs . Вы отвечаете на их объяснение в стиле стального человека, оставаясь спокойным и размеренным. Но что делать, если оппонент начинает использовать плохие аргументы против вас? Что, если они не слушают вас?

Первое, что вы можете сделать, когда кто-то использует плохой аргумент против вас, самое простое: указать на него.Объясните, что они делают и почему это не помогает. Нет особого смысла просто говорить им, что они используют соломенный аргумент или любую другую логическую ошибку. Если они не знакомы с этой концепцией, это может показаться просто отчуждающим жаргоном. Также нет особого смысла использовать его как «попался!» момент, который также будет способствовать усилению напряженности. Лучше всего определить концепцию, а затем повторить свои настоящие убеждения и то, как они отличаются от плохих аргументов, против которых они выступают.

  1. Эдвард Дамер пишет в книге «Атака на ошибочные рассуждения»: «Не всегда возможно узнать, намеренно ли оппонент исказил ваши аргументы или просто не понял или интерпретировал их так, как вы намеревались.По этой причине может быть полезно повторить основную схему. . . или [попросите] вашего оппонента резюмировать его для вас».

Если это не сработает, вы можете продолжать повторять свою первоначальную точку зрения и не пытаться защищать плохой аргумент. Если ваш оппонент докажет, что не желает признавать использование ими плохого аргумента (а вы на 100% уверены, что именно это он и делает), стоит подумать, есть ли смысл продолжать дебаты. Реальность такова, что большинство наших дебатов не продуманы рационально; они эмоциональны. Это еще более уместно, когда мы спорим с людьми, с которыми у нас сложные отношения. Иногда лучше уйти.

Заключение

Плохие аргументы, обсуждаемые здесь, являются невероятно распространенными логическими ошибками в дебатах. Мы часто используем их, не осознавая этого, или испытываем их, не осознавая этого. Но такие дебаты непродуктивны и вряд ли помогут кому-то чему-то научиться. Если мы хотим, чтобы наши аргументы создавали поддержку, а не враждебность, нам нужно избегать плохих аргументов.

Начинаются заключительные аргументы в суде над тремя мужчинами, обвиняемыми в убийстве Ахмауда Арбери: NPR

Адвокат защиты Джейсон Б. Шеффилд представляет присяжным заключительный аргумент во время судебного процесса над Трэвисом МакМайклом, его отцом Грегори МакМайклом и Уильямом «Родди» Брайаном в здании суда округа Глинн в понедельник в Брансуике, штат Джорджия. Стивен Б. Мортон/АП скрыть заголовок

переключить заголовок Стивен Б. Мортон/AP

Адвокат защиты Джейсон Б. Шеффилд выступает с заключительным аргументом перед присяжными во время судебного процесса над Трэвисом МакМайклом, его отцом, Грегори МакМайклом, и Уильямом «Родди» Брайаном в здании суда округа Глинн в понедельник, в Брансуике, штат Джорджия.

Стивен Б. Мортон/AP

Адвокаты защиты трех мужчин, обвиняемых в убийстве Ахмада Арбери в округе Глинн, штат Джорджия, в феврале 2020 года, завершили свои заключительные аргументы в понедельник, но опровержение обвинения было отложено на день.

Адвокаты обвинения намеревались дать свой ответ на заключительные аргументы защиты, но после того, как присяжным сказали, что штату потребуется еще два часа для его опровержения, коллегия попросила освободить их на этот день.

Ожидалось, что присяжные получат дело и начнут обсуждение во вторник.

Трэвис МакМайкл, его отец Грег и их сосед Уильям «Родди» Брайан обвиняются в убийстве Арбери. 25-летний парень бегал по окрестностям округа Глинн, штат Джорджия, когда трое мужчин начали преследовать его на машинах. Затем он был застрелен Трэвисом МакМайклом.

Обвиняемые говорят, что они производили законный гражданский арест в соответствии с законодательством Джорджии.Трэвис МакМайкл заявил, что действовал в целях самообороны.

Громкая стрельба помогла спровоцировать протесты за расовую справедливость летом 2020 года. Все трое обвиняемых — белые, а Арбери — чернокожая.

Обвиняемый Трэвис Макмайкл дает показания на перекрестном допросе прокурором Линдой Дуникоски в здании суда округа Глинн на прошлой неделе в Брансуике, штат Джорджия. Шон Рэйфорд / Getty Images скрыть заголовок

переключить заголовок Шон Рэйфорд / Getty Images

Обвиняемый Трэвис Макмайкл дает показания на перекрестном допросе прокурором Линдой Дуникоски в здании суда округа Глинн на прошлой неделе в Брансуике, штат Джорджия.

Шон Рэйфорд / Getty Images

Трэвис МакМайкл два дня выступал в свою защиту на прошлой неделе, но адвокаты Грега МакМайкла и Брайана не вызвали свидетелей в свою защиту.

Прокурор утверждает, что подсудимые не действовали в порядке самообороны

В своем примерно часовом заключительном заявлении главный прокурор Линда Дуникоски заявила, что подсудимые инициировали встречу с Арбери и, как следствие, не могут утверждать, что действовали в порядке самообороны .

Она также предположила, что у подсудимых было мало оснований полагать, что Арбери совершил преступление, прежде чем они инициировали то, что, как они утверждали, было арестом гражданина в соответствии с законодательством Джорджии. Адвокаты защиты заявили, что их клиенты подозревали Арбери в недавних кражах по соседству, хотя не было представлено никаких доказательств того, что он что-то украл.

«Все трое подсудимых делали предположения, делали предположения о том, что происходило в тот день», — сказал Дуникоски. «И они приняли решение напасть на Ахмада Арбери на подъездной дорожке, потому что он был чернокожим, бегущим по улице.

Несколько раз Дуникоски призывала присяжных использовать свой «здравый смысл», так как она предсказывала, что адвокаты защиты в своих заключительных аргументах охарактеризуют Арбери как агрессора и скажут, что трое подсудимых просто защищались.

Но она отметила, что Арбери был безоружен во время столкновения и несколько раз пытался уклониться от троих подсудимых.

«Он убегал от них пять минут, — сказал Дуникоски. Никаких угроз. Нет возможности позвать на помощь.При нем даже мобильного телефона не было. Убежал от них на пять минут.»

Трэвис МакМайкл действовал законно, говорит его адвокат

Трэвис МакМайкл имел право застрелить Ахмада Арбери во время драки, заявил его адвокат Джейсон Шеффилд в своем заключительном слове перед присяжными.

Он сказал, что МакМайкл проснулся в тот день не с намерением убить Арбери, а сделал это только в целях самообороны, поверив, что ему угрожает опасность.

«Вы можете защищаться.Вам разрешено применять силу, которая может привести к смерти или серьезным телесным повреждениям, если вы считаете это необходимым», — сказал Шеффилд. «В тот момент Трэвис считал, что это необходимо. Это закон, который действует для человека в ситуации Трэвиса».

Шеффилд описал месяцы, предшествовавшие встрече. Шеффилд добавил, что Макмайкл уже однажды встречался с Арбери по соседству, и эта встреча потрясла Макмайкла.

Зная это, он и его отец Грег схватили оружие, запрыгнули в грузовик МакМайкла и погнались за Арбери после того, как его видели поблизости 23 февраля.

Шеффилд сказал, что МакМайкл имел право задержать Арбери до прибытия полиции, так как он подозревал его в совершении преступления.

«Я думаю, что если вы слышали что-то из того, что я сказал, есть только одно решение», — сказал Шеффилд. «Он не виновен по всем пунктам обвинения».

Адвокат говорит, что участие Брайана не имело отношения к смерти Арбери

Кевин Гоф, адвокат Уильяма «Родди» Брайана, сказал, что его клиент никоим образом не способствовал смерти Арбери, и что 26-летний чернокожий, скорее всего, быть мертвым, даже если Брайан не присоединился к МакМайклам в их преследовании.

«Присутствие Родди Брайана абсолютно излишне и не имеет отношения к трагической смерти Ахмада Арбери», — сказал Гоф во время своих почти 100-минутных заключительных выступлений.

«Если бы Родди Брайан остался в постели в тот день, если бы Родди Брайан остался на крыльце своего дома, был бы сегодня жив Ахмад Арбери?» он спросил.

Гоф продолжил: «Если теория состоит в том, что эти люди были линчевателями и затаили неприязнь к мистеру Арбери, — сказал он, имея в виду МакМайклов, — то какая разница, был там Родди Брайан или нет?»

Гоф изобразил своего клиента как простого человека, назвав его «не ученым-ракетчиком». Он сказал, что Брайан держался особняком и на самом деле не знал никого из своих соседей. «Он не ищет внимания… Он обычный парень, — сказал он. — Он не мститель».

Об этом По словам Гофа, в тот день, когда был хаос, Брайан не мог знать, что МакМайклы носят оружие, не говоря уже о том, что Трэвис МакМайкл в конце концов убьет Арбери, заявил Гоф. что есть пистолет, пока он не выстрелит», — сказал он, добавив, что, соответственно, у него не было никакой возможности предвидеть роковую стрельбу «до тех пор, пока г-нАрбери на самом деле застрелен».

Гоф подчеркнул, что Брайан сотрудничал с полицией в день убийства и на протяжении всего последующего расследования. вернуться. Не для участия в столкновении, а для того, чтобы задокументировать его для полиции, если Арбери сбежал.

«Назовите это божественным провидением,» сказал он,Брайан идет по этой улице, чтобы задокументировать происходящее».

Какие обвинения предъявляются подсудимым?

Большое жюри предъявило обвинения Грегори и Трэвису МакМайклу и Уильяму Брайану по девяти уголовным статьям в суде штата Джорджия, включая тяжкое убийство и нападение при отягчающих обстоятельствах. и ложное тюремное заключение. Ему 65 лет, он десятилетиями работал в правоохранительных органах, в том числе долгое время работал следователем в окружной прокуратуре Брансуика.Макмайкл позже сказал полиции, что, заметив Арбери, схватил свой пистолет Magnum 357 калибра и сказал своему сыну: «Трэвис, этот парень бежит по улице. Пошли».

Трэвис МакМайкл , 35 лет, застрелил Арбери из дробовика 12-го калибра после погони за ним на своем пикапе Ford F-150. Он бывший сотрудник береговой охраны.

Уильям «Родди» Брайан , 52 года, сосед, который прыгнул в свой пикап Chevrolet Silverado, чтобы помочь преследовать Арбери. Он использовал свой мобильный телефон, чтобы записать на видео последние моменты противостояния.

Между смертью Арбери и первыми арестами по делу прошло десять недель, после того как видео убийства стало достоянием общественности.

Кто такие судья, прокуроры и защита?

Судья Верховного суда Тимоти Уолмсли председательствует на судебном процессе в здании суда округа Глинн. Судье Восточного судебного округа было передано дело после того, как все пять судей судебного округа Брансуика заявили самоотвод. Уолмсли был назначен на скамейку запасных в феврале 2012 года.

Ведущий прокурор Линда Дуникоски — старший помощник окружного прокурора в округе Кобб, за пределами Атланты. Она была назначена ответственной за это дело в апреле после того, как два местных прокурора взяли самоотвод.

Адвокат защиты Кевин Гоф из Брансуика представляет Брайана с момента его ареста. Адвокат Джессика Бертон из Атланты также входит в группу защиты Брайана.

Адвокаты защиты Роберт Рубин и Джейсон Шеффилд представляют Трэвиса МакМайкла.Они из одной и той же юридической фирмы в Атланте.

Адвокаты Лаура и Франклин Хог , которые женаты, представляют Грега МакМайкла. Они базируются в Мейконе, штат Джорджия, где рассматривали многочисленные дела о смертной казни.

Билл Чаппелл из NPR внес свой вклад в этот отчет.

После вызова одного свидетеля защита настаивает на рассмотрении дела о преступлениях на почве ненависти в Арбери

БРУНСВИК, Джорджия — Адвокаты защиты на судебном процессе по делу о преступлениях на почве ненависти над тремя белыми мужчинами, осужденными за убийство Ахмауда Арбери, в пятницу завершили рассмотрение дела, вызвав лишь одного свидетеля.

Никто из подсудимых — Трэвис МакМайкл, его отец Грегори МакМайкл и их сосед Уильям Брайан — не выступили в свою защиту.

В прошлом году суд штата признал этих мужчин виновными в том, что они преследовали мистера Арбери по их району в Южной Джорджии и убили его. Все трое были приговорены к пожизненному заключению. В федеральном суде их обвиняют в преследовании и убийстве мистера Арбери именно потому, что он был черным.

В пятницу только адвокат Грегори МакМайкла представил присяжным доказательства в попытке подкрепить главный аргумент защиты о том, что мужчины преследовали мистера Макмайкла. Арбери, потому что его подозревали в совершении краж со взломом в этом районе, а не из-за его расы.

Единственный свидетель защиты, женщина, проживавшая в районе Сатилла-Шорс, где жили подсудимые и где умер г-н Арбери, показала, что однажды в 2019 году она видела подозрительного белого мужчину под мостом возле входа в район. А.Дж. Бальбо, адвокат г-на Макмайкла, прослушал запись звонка г-на Макмайкла властям тем летом после того, как он тоже увидел под мостом белого человека, который, по его мнению, был подозрительным и, возможно, ответственным за кражу со взломом.Обвиняемые утверждали в обоих процессах, что они были начеку из-за череды взломов.

Адвокат семьи мистера Арбери скептически отнесся к этой аргументации.

«Защита пыталась использовать этого свидетеля, чтобы показать, что их клиенты не расисты, что они вызвали полицию на белого человека и были обеспокоены преступностью, но то, что вы вызвали полицию на белого человека, не означает вы не расист», — сказала Линн Уитфилд, старший юрист Коалиции за трансформационное правосудие, которая сидела с г-ном Уилсоном. Семья Арбери во время судебного разбирательства. «Они не преследовали белого человека по окрестностям с оружием и не убивали его».

Присяжным поручено определить, лишили ли эти лица мистера Арбери права пользоваться общественной улицей, потому что он был чернокожим, а не того, совершили ли они убийство. Мужчин также обвиняют в попытке похищения, а МакМайклс обвиняют по одному пункту обвинения в использовании оружия во время насильственного преступления. Если их признают виновными, им грозит пожизненное заключение. Обвинительные приговоры имели бы практические последствия, если бы государственные обвинительные приговоры мужчин были отменены в апелляционном порядке.

Свидетель защиты в пятницу пришел после того, как прокуроры вызвали 20 свидетелей и представили десятки доказательств в течение трех с половиной дней, включая текстовые сообщения, сообщения в WhatsApp и Facebook и комментарии, содержащие расистские высказывания, которые мужчины публиковали и отправляли другим.

Среди свидетелей обвинения была Кристи Ронкиль, которая дала показания в пятницу утром.

Мисс Ронкиль рассказала, что в 2011 году, когда она служила в береговой охране в Паскагуле, штат Миссисипи, Трэвис МакМайкл, в то время ее начальник, пренебрежительно отозвался о чернокожих, узнав, что она ранее встречалась с чернокожим мужчиной.Плача на стенде, г-жа Ронкиль сказала, что г-н Макмайкл назвал ее «любительницей слов на букву Н» после этого более одного раза.

На вопрос адвоката Трэвиса МакМайкла Эми Ли Коупленд, почему она не сообщила о нем, г-жа Ронкиль ответила, что она новичок в береговой охране.

«Это мой руководитель — это все равно, что рассказать о своем боссе», — сказала она. — Кому ты доносишь на своего босса?

В пятницу обвинение также позвонило Ким Баллестерос, соседке МакМайклов, которая сказала, что помнит, как стояла в конце подъездной дорожки, говоря Грегори МакМайклу, что у нее есть новая арендуемая недвижимость.Мистер Макмайкл рассказал ей о своем арендаторе, чернокожей женщине, которая сняла у него дом. Он сказал, что летом отключил женщине кондиционер, чтобы заставить ее платить за квартиру.

Убийство Ахмада Арбери


Карточка 1 из 6

Стрельба. 23 февраля 2020 года Ахмад Арбери, 25-летний чернокожий мужчина, был застрелен после того, как его преследовали трое белых во время пробежки возле своего дома на окраине Брансуика, штат Джорджия. Убийство мистера Арбери был запечатлен в графическом видео, которое широко просматривалось публикой.

Жертва. Мистер Арбери в прошлом был выдающимся футболистом средней школы и заядлым бегуном. На момент смерти он жил со своей матерью за пределами небольшого прибрежного городка в Южной Джорджии.

Подозреваемые. Троих белых мужчин — Грегори МакМайкла, его сына Трэвиса МакМайкла и их соседа Уильяма Брайана — обвинили в убийстве мистера Арбери. Они сообщили властям, что подозревают г-на Арбери в совершении серии взломов.

«Видели бы вы, как быстро ее большая толстая черная задница пришла с чеком за аренду», — сказала госпожа.Бальестерос вспомнил слова мистера МакМайкла. Г-жа Баллестерос сказала, что г-н МакМайкл назвал женщину «моржом», потому что она была «большой и черной».

— Я была удивлена, — сказала мисс Баллестерос. «Это было расистски и неудобно, и я был откровенно разочарован».

Г-н Бальбо, адвокат Грегори МакМайкла, отметил, что г-жа Баллестерос продолжала разговаривать с г-ном МакМайклом после инцидента и что его клиент сдавал квартиру афроамериканцам.

Другой свидетель, Кэрол Сирс, сказала, что она вспомнила, как Грегори Макмайкл «разглагольствовал» о чернокожих после того, как узнал, что Джулиан Бонд, лидер движения за гражданские права, умер.В то время г-н Макмайкл был следователем в местной окружной прокуратуре, и она ехала в его машине из-за своего участия в судебном деле в Брансуике, штат Джорджия. Г-жа Сирс была расстроена смертью г-на Бонда, в то время как г-н По ее словам, Макмайкл был доволен. «Хотел бы я, чтобы этот парень был в земле много лет назад», — вспоминает мисс Сирс слова мистера МакМайкла. «От всех этих негров одни неприятности, и я хочу, чтобы они все умерли».

Мисс Сирс сказала, что не разговаривала до конца поездки, потому что боялась.

В своих вступительных заявлениях на этой неделе адвокаты защиты раскритиковали расистские формулировки, которые использовали их клиенты, но они также настаивали на том, что использование таких формулировок не является доказательством того, что мужчины убили мистера Арбери, потому что он был чернокожим.

Мужчины преследовали мистера Арбери «не потому, что он был чернокожим, а потому, что он был человеком», — сказал г-н Бальбо в своих вступительных заявлениях.

Присяжные заслушают заключительные аргументы правительства и ответчиков в понедельник.

Адвокаты выступают перед присяжными заседателями по делу о смерти Ахмада Арбери

БРУНСВИК, Джорджия.(AP) — В понедельник адвокаты предприняли последний рывок, чтобы убедить присяжных в убийстве Ахмада Арбери, при этом обвинение заявило, что трое белых мужчин преследовали его исключительно «потому что он был чернокожим, бегущим по улице», а адвокаты защиты неоднократно обвиняли Арбери. за собственную смерть.

В заключительных выступлениях адвокат человека, который произвел смертельные выстрелы, сказал, что 25-летний Арбери был убит, когда яростно сопротивлялся судебным попыткам задержать его, чтобы он ответил на вопросы о кражах со взломом в районе недалеко от портового города. Брансуика, Джорджия.

«Это абсолютно, ужасно трагично, — сказал адвокат Джейсон Шеффилд. «Здесь закон переплетается с душевной болью и трагедией. Вам позволено защищаться».

Адвокаты подали апелляции к непропорционально белым присяжным после 10 дней свидетельских показаний, завершившихся на прошлой неделе. Заключительные аргументы должны были возобновиться во вторник. Прокуроры получат последнее слово, потому что они несут бремя доказывания своей позиции вне всяких разумных сомнений.

Убийство Арбери стало частью более крупной национальной расплаты за расовую несправедливость после того, как два месяца спустя в сеть просочилось графическое видео его смерти. Хотя прокуратура не утверждала, что причиной убийства был расизм, федеральные власти предъявили всем троим обвинения в преступлениях на почве ненависти, утверждая, что они преследовали и убили Арбери, потому что он был чернокожим.

Отец и сын Грег и Трэвис Макмайкл схватили оружие и погнались за Арбери на пикапе после того, как заметили его бегущим по их подразделению 2 февраля.23 октября 2020 г. Сосед, Уильям «Родди» Брайан, присоединился к погоне и записал видео, на котором Трэвис МакМайкл открывает огонь, когда Арбери наносил удары и хватался за дробовик.

Никому не было предъявлено обвинение в убийстве, пока видео Брайана не просочилось в сеть, и Бюро расследований Джорджии не взяло дело на себя у местной полиции. Все трое обвиняются в убийстве и других преступлениях.

Прокурор Линда Дуникоски заявила присяжным, что у подсудимых нет доказательств того, что Арбери совершал преступления, а вместо этого действовал на основе предположений, основанных на сплетнях соседей и спекулятивных сообщениях в социальных сетях.

«Они приняли решение напасть на Ахмада Арбери на подъездной дорожке, потому что он был чернокожим, бегущим по улице», — сказал Дуникоски. Она добавила: «Они застрелили его. Не потому, что он представлял для них угрозу, а потому, что он не останавливался и не говорил с ними».

Адвокаты защиты говорят, что мужчины подозревали Арбери в ограблении строящегося дома и намеревались задержать его до прибытия полиции. Камеры видеонаблюдения зафиксировали Арбери в доме пять раз, но ни на одном из видео он не украл или не повредил что-либо.

Дуникоски сказал, что МакМайклы и Брайан преследовали Арбери в течение пяти минут, используя свои грузовики, чтобы подрезать его, столкнуть с дороги и другими способами не дать ему сбежать. Она повторила слова Грега Майкла местной полиции после стрельбы о том, что Арбери «застрял, как крыса».

Брайан записал Трэвиса МакМайкла, стоящего с дробовиком возле водительской двери своего грузовика, работающего на холостом ходу, когда Арбери подошел пешком, а затем обежал со стороны пассажира. Они встретились перед грузовиком, который закрыл обзор камеры, когда Трэвис Макмайкл произвел первый из трех выстрелов из дробовика. На видео видно, как Арбери бьет его кулаком и хватается за пистолет, когда раздаются еще два выстрела, затем Арбери поворачивается, чтобы снова попытаться бежать, прежде чем падает лицом вниз на улицу.

«Он решил драться», — сказала Лора Хоуг, адвокат Грега МакМайкла. Она сказала, что Арбери решил «без всякой причины броситься на человека с дробовиком, не оставив ему другой альтернативы, кроме как быть в состоянии убить его».

Ссылаясь на улыбающуюся фотографию Арбери, показанную присяжным на суде, Хог сказал коллегии: «Красивый подросток с широкой улыбкой в ​​кривой бейсболке может сбиться с пути… И годы спустя он может в конечном итоге прокрасться в чужой дом и сбежать вместо того, чтобы столкнуться с последствиями».

Адвокат Брайана, Кевин Гоф, предположил, что Арбери должен был позвать на помощь, если бы его несправедливо преследовали.

«Почему он не кричит: «Эй, кто-нибудь, позвоните в 911! За мной охотятся сумасшедшие», — сказал Гоф. — Может быть, это потому, что мистеру Арбери не нужна помощь.

Гоф сказал, что Брайан не знал, что у МакМайклов есть оружие, за несколько мгновений до стрельбы.Он предложил Брайану присоединиться к погоне за высшей силой, чтобы он мог записать стрельбу на свой телефон.

«Вы можете называть это кармой. Можно назвать это судьбой. Я бы назвал это божественным провидением», — сказал Гоф. «Кто-то направляет мистера Брайана, является ли это сознательным мыслительным процессом или нет. Что-то ведет мистера Брайана по этой улице, чтобы задокументировать происходящее».

Шеффилд, представляющий Трэвиса МакМайкла, сказал, что его клиент никогда не хотел стрелять в Арбери, но был вынужден принять жизненно важное решение, когда Арбери бросился на него прямо перед грузовиком.

Он сказал, что жители Сатилла-Шорс уже занервничали из-за сообщений о кражах и подозрительных людях по соседству. Он сказал, что частые визиты Арбери в недостроенный дом дают основания подозревать, что он украл вещи с лодки, которую владелец дома держал в гараже без дверей, незадолго до того, как он установил камеры.

Дуникоски отметил, что Арбери никогда не угрожал МакМайклам во время погони, и у него не было оружия.

«Нельзя приносить оружие на кулачный бой.Это несправедливо, верно?» — сказал прокурор.

Она сказала, что это Трэвис Макмайкл напал на Арбери — сначала на своем грузовике, а затем направив на него дробовик, когда Арбери бежал к нему.

«Они не могут требовать самообороны по закону, потому что они были первоначальными, неоправданными агрессорами, — сказал Дуникоски, — и они начали это».

Арбери поступил в технический колледж и готовился учиться на электрика, как и его дяди, когда его убили.

Аргументы защиты Адамса: 3–4 декабря 1770

С позволения сказать, ваши почести и вы, господа присяжные,

Я за заключенных в тюрьме и приношу извинения за это только словами маркиза Беккариа: «Если я могу быть орудием сохранения одной жизни, его благословение и слезы восторга будут достаточным утешением для меня, за неуважение ко всему человечеству. 2 Поскольку заключенные стоят перед вами за свою жизнь, может быть, уместно вспомнить, с каким нравом закон требует, чтобы мы приступили к этому суду. Форма судебного разбирательства при их предъявлении обвинения показала, что дух закона в таких случаях соответствует человечности, здравому смыслу и чувству; что все это доброта и искренность. И начинается суд с молитвы Суда, выраженной Секретарем, к Верховному СУДЬЕ Судей, империй и миров: «Бог пошлет тебе благое избавление.

Мы находим в правилах, установленных величайшими английскими судьями, которые были самыми умными из человечества; Мы должны считать более выгодным, чтобы многие виновные остались безнаказанными, чем пострадал один невиновный. Причина в том, что для общества важнее защищать невиновность, чем наказывать за вину; ибо вина и преступления столь часты в мире, что все они не могут быть наказаны; и много раз они происходят таким образом, что для общества не имеет большого значения, будут они наказаны или нет. Но когда сама невиновность предстанет перед судом и будет осуждена, особенно на смерть, субъект воскликнет: для меня безразлично, хорошо я веду себя или дурно; ибо добродетель сама по себе не безопасность. И если бы такое чувство, как это, имело бы место в уме субъекта, наступил бы конец всякой безопасности, какой бы она ни была. Буду читать слова самого закона.

Правила, которые я представлю вам3 от лорда главного судьи Хейла, чей характер как юриста, ученого и философа, а также как христианина не будет оспорен никем из живущих; один из величайших и лучших характеров, когда-либо созданных английской нацией: его слова таковы.2. Х.Х.П.К. Tutius semper est errare, in acquietando, quam in puniendo, ex-parte misericordiae, quam ex parte justitiae, всегда безопаснее ошибиться в оправдании, чем в наказании, со стороны милосердия, чем со стороны правосудия. Следующее из того же авторитета, 305 Tutius erratur ex parte mitiori, всегда безопаснее ошибаться в более мягкую сторону, в сторону милосердия, H. H.P.C. 509, лучшее правило в сомнительных случаях — скорее склоняться к оправданию, чем к осуждению: и на странице 300 Quod dubitas ne feceris, Где вы сомневаетесь, никогда не действуйте; то есть, если вы сомневаетесь в виновности заключенного, никогда не объявляйте его виновным; это всегда правило, особенно в случаях жизни.Другое правило того же Автора, 289, где он говорит: «В некоторых случаях предполагаемые доказательства заходят далеко, чтобы доказать виновность лица, хотя нет явных доказательств того факта, который должен быть совершен им; но тогда его нужно очень осторожно нажимать, ибо лучше, чтобы пятеро виновных остались безнаказанными, чем один невиновный погибнет.

Следующее полномочие должно исходить от другого судьи с таким же статусом, учитывая возраст, в котором он жил; то есть канцлер Фортескью, восхваляющий законы Англии, стр. 59, это очень древний автор английского права: его слова таковы: «В самом деле, лучше, гораздо лучше, чтобы двадцать виновных избежали смертной казни, чем один невиновный человек будет осужден и пострадает смертельно. Лорд Верховный судья Хейл говорит: «Лучше пять виновных ускользнут, чем пострадает один невиновный». Лорд-канцлер Фортискью, видите ли, идет дальше и говорит: «В самом деле, лучше, гораздо лучше, чтобы двадцать виновных сбежали, чем один невиновный пострадает смертельно». Действительно, это правило не свойственно английскому праву, никогда не было системы законов в мире, в которой это правило не превалировало; оно господствовало в древнеримском праве и, что более примечательно, оно господствует в современном римском праве, даже судьи в судах инквизиции, которые пытками, сожжениями и бичами допрашивают преступников, даже там сохраняют его как максима, что лучше виновному избежать наказания, чем страдать невиновному.Satius esse nocentem absolvi quam insentem Damari 4 — вот с каким настроением мы должны отправиться в путь; и это правила, которыми мы должны руководствоваться. И я буду считать само собой разумеющимся, в качестве первого принципа, что восемь подсудимых лучше быть оправданными, хотя мы и признаем их всех виновными, чем, чтобы любой из них был признан по вашему приговору виновный, невиновный.

Теперь я рассмотрю несколько разделов права, в соответствии с которыми будут располагаться доказательства.

Дело, которое сейчас перед вами, — убийство; это убийство одного человека другим, закон называет это убийством, но не во всех случаях считается преступлением, когда один человек убивает другого. Если бы пленники находились на Равнинах Авраама и убили по сто французов каждый, английский закон счел бы это похвальным поступком, добродетельным и достойным похвалы: так что каждый случай убийства человека не является преступлением. преступление в глазах закона; есть много других случаев, которые я не могу перечислить, офицер, который казнит человека, приговоренного к смертной казни, и т. д.Так что, господа, каждый случай, когда один человек убивает другого, не является преступлением, тем более преступлением, подлежащим наказанию смертью. Но опустимся еще к некоторым частностям.

Закон делит убийство на три ветви; первое оправдано, второе простительно, а третье преступно; тяжкое убийство подразделяется на две ветви; первое есть убийство, преднамеренное убийство со злым умыслом, второе — непредумышленное убийство, то есть убийство человека по внезапному побуждению: здесь, господа, есть четыре вида убийства, и вы должны рассмотреть, все ли доказательства сводятся к первому. , вторая, третья или четвертая из этих головок.Дело в том, что в ту ночь было убито пятеро несчастных; вы должны рассмотреть, было ли это оправданным, простительным или уголовным преступлением; и если уголовное преступление, было ли это убийством или непредумышленным убийством. Это должно быть одно из этих четырех, вам не нужно делить свое внимание на какие-либо другие подробности. Однако, прежде чем я перейду к доказательствам, я покажу вам несколько источников, которые помогут вам и мне в рассмотрении доказательств, находящихся перед нами.

Я начну с оправданного убийства; если офицер шерифа казнит человека на виселице, вытащит и четвертует его, как в случае государственной измены, и отрубит ему голову, это оправданное убийство, это его долг.Так же, господа, закон воздвиг заборы и барьеры вокруг каждого человека; это замок вокруг личности каждого человека, а также его дома. Как любовь к Богу и ближнему объемлет весь долг человека, так себялюбие и общественное, объемлет все долги, которые мы должны иметь по отношению к человечеству, и первая ветвь есть себялюбие, которое есть не только наше бесспорное право, но и наша самая ясная обязанность, по законам природы, это вплетено в сердце каждого человека; Всемогущий Бог, законы которого мы не можем изменить, поселил его там, и мы можем уничтожить себя так же легко, как искоренить эту привязанность к себе. Это первый и самый сильный принцип в нашей природе, как называет его судья Блэкстоун, «главным орудием в законе природы». наш ближний лучше, чем мы сами, или настолько хорошо, что ни одно христианское божество не дало такого толкования. Заповедь предписывает, чтобы наша благосклонность к ближним была такой же реальной и искренней, как и наша привязанность к самим себе, а не так велика по степени.Таким образом, здравый смысл и законы Англии, как и законы природы, уполномочивают человека любить себя больше, чем своего ближнего: сэром Фрэнсисом Бэконом), и доски недостаточно, чтобы удержать их обоих, один имеет право столкнуть другого, чтобы спастись6. за счет другого, не противоречат никакому божественному или моральному закону.Мы говорим о свободе и собственности, но, если мы подрежем закон о самообороне, мы подорвем основу того и другого, а если мы откажемся от этого, то остальное будет иметь очень мало значения, и поэтому этот принцип должен быть строго соблюдать, ибо все, что говорит закон в отношении этих восьми воинов, будет законом и для других лиц, и после веков все лица, убивавшие человечество в этой стране с начала и до сего дня, лучше бы были оправдан, чем то, что неправильное правило и прецедент должен быть установлен.

Сейчас я прочитаю вам несколько источников по этому вопросу о самообороне. Фостер 273 в случае оправданной самообороны: «Потерпевшая сторона может применить силу, защищая свою личность, жилище или собственность, против того, кто явно намеревается и пытается совершить насилие или неожиданность, чтобы совершить известное уголовное преступление на либо.» В этих случаях он не обязан отступать, но может преследовать своего противника, пока не окажется вне опасности, и если в столкновении между ними ему случится убить, такое убийство оправдано.Keiling, 128, 129.7 Обращаясь к вам, я должен принять во внимание слова этого авторитета: пострадавший может силой силой дать отпор любому, кто попытается совершить какое-либо преступление против него или его, здесь правило таково: у меня есть право стоять на моей собственной защите, если вы намереваетесь совершить преступление; если кто-либо из этих лиц совершал нападение на этих солдат с намерением ограбить их, если это было всего лишь преступным отнятием их шапок, они имели право убить их на месте и не имели права отступать; если меня встретит на улице грабитель и прикажет сдать кошелек, я имею право убить его, не задавая вопросов; если человек8 совершит на меня простое нападение, то это не оправдывает убийства, но если он нападет на меня таким образом, что обнаружит намерение убить меня, я имею право уничтожить его, чтобы я мог потушить его. его способности убить меня.В случае, если вам придется подумать, я не знаю, была ли попытка украсть у этих людей; однако были некоторые заинтересованные лица, которые, вероятно, достаточно украли бы, если бы было что украсть; и было много таких, кто не имел такого расположения, но мы не к этому стремимся, вопрос в том, довольны ли вы тем, что люди пошли в атаку, чтобы убить солдат? Если вы удовлетворены тем, что люди, кем бы они ни были, совершили это нападение с намерением убить или покалечить солдат, то это было такое нападение, которое оправдывает солдат, убивающих в свою защиту.Далее, мне кажется, мы можем задать другой вопрос, удовлетворены ли вы тем, что их истинным намерением было убить или покалечить или нет? если бы какой-либо разумный человек, на месте одного из этих солдат, имел бы основания полагать в то время, что люди пришли с намерением убить его, есть ли у вас это удовлетворение сейчас или нет в ваших собственных умах , они были оправданы, по крайней мере простительны в стрельбе; мы с вами можем заподозрить, что люди, устроившие это нападение на солдат, сделали это для того, чтобы обратить их в бегство или с целью, чтобы они потом с триумфом ходили по городу; но этого недостаточно, вы должны поставить себя на место Уэммса или Киллроя — считайте себя знающими, что предубеждения мира о вас были против вас; что окружающие вас люди думали, что вы пришли, чтобы заставить их подчиняться уставам, инструкциям, распоряжениям и указам, которые они глубоко ненавидели; что многие из этих людей были легкомысленными и невнимательными, старыми и молодыми, моряками и сухопутными людьми, неграми и молатами; что у них, у солдат, не было друзей, остальные были против них; под звон всех колоколов, чтобы созвать город вместе, чтобы помочь людям на Кинг-стрит; ибо к тому времени они уже знали, что огня не было; люди кричат, гудят и заставляют толпу, как они это называют, свистеть, что, когда мальчик делает это на улице, не является чем-то ужасным, но когда издает толпа, это самый отвратительный крик, почти такой же ужасный, как индейский. кричать; люди плачут Убей их! Убей их! Перебей их! поднимая снежки, устричные раковины, дубинки, белые березовые палочки в три с половиной дюйма в диаметре, подумайте сами, в таком положении, а потом рассудите, не решил ли бы разумный человек в солдатском положении, что его собираются убить .Я полагаю, что если бы я перевернул сцену, я бы донес ее до наших собственных сердец; предположим, что полковник Маршалл, когда он вышел из своей собственной двери и увидел, как эти гренадеры идут вниз с мечами и т. д. счел уместным назначить военную вахту; предположим, что он собрал убитых Грея и Аттака или других людей в городе и поставил их на этом участке в качестве военной стражи, а из казарм Мюррея вышли тридцать или сорок солдат, не имеющих другого оружия, кроме снега… шарики, ледяные лепешки, раковины устриц, угольки и дубинки, и таким образом атаковали эти военные часы, как, по-вашему, были бы чувства и рассуждения любого из наших домохозяев; Признаюсь, я полагаю, что они не выдержали бы и половины того, что, по клятве свидетелей, несли солдаты, пока не расстреляли столько, сколько было необходимо, чтобы запугать и рассеять остальных; потому что закон не обязывает нас переносить оскорбления с опасностью для жизни, стоять на месте при таком количестве людей вокруг нас, швырять в нас такими вещами и угрожать нашей жизни, пока мы не потеряем возможности защищаться.

«Если на лицо совершается покушение на известное преступление, будь то ограбление или убийство, здесь сторона, подвергшаяся нападению, может отразить насилие силой, и даже его собственный слуга, сопровождавший его, или любое другое лицо, присутствующее, может вмешаться для предотвращение вреда, и если последует смерть, сторона, вмешавшаяся таким образом, будет оправдана. В этом случае природа и общественный долг взаимодействуют». Фостер 274,9

Хокинс П.С. Глава. 28, §25. ближе к концу: «Тем не менее, кажется, что частное лицо, a fortiori, судебный пристав, который неизбежно убивает другого, пытаясь защитить себя от опасных мятежников или подавить их, может оправдать этот факт, поскольку он только выполняет свой долг в помощь общественному правосудию.10 Раздел 24. «И я не вижу причин, по которым человек, который без провокации подвергается нападению со стороны другого лица в любом месте таким образом, который явно свидетельствует о намерении убить его, например, выстрелив из пистолета или толкнув его с обнаженным мечом и т. д. не может оправдать убийство такого нападавшего, как если бы он пытался ограбить его: ибо не более ли вреден тот, кто пытается убить меня, чем тот, кто едва пытается меня ограбить? И может ли быть более оправданным бороться за мое имущество, чем за мою жизнь; и не только весьма приятно рассуждать, что человек при таких обстоятельствах может законно убить другого, но это, по-видимому, также подтверждается общим содержанием наших сводов законов, которые, говоря об убийстве se defencedo, предполагают, что оно было совершено в результате какой-либо ссоры. или ссориться.11

«И так, может быть, убийство опасных бунтовщиков может быть оправдано какими-либо частными лицами, которые не могут иначе ни подавить их, ни защититься от них; в той мере, в какой закон уполномочивает каждое частное лицо вооружаться для вышеупомянутых целей». Хокинс р. 71. § 1412 — Здесь каждое частное лицо имеет право вооружаться, и в силу этой власти я не отрицаю, что жители имели право вооружаться в то время для своей защиты, а не для нападения, это различие материала и должны быть учтены.

Хокинс, стр. 75. §14. «И не только тот, кто при нападении отступает к стене или к какой-нибудь такой прямой, дальше которой он не может пройти, прежде чем убьет другого, судится по закону действовать по неизбежной необходимости; но также и тот, кто подвергается нападению таким образом и в таком месте, что он не может вернуться, не подвергая явной опасности свою жизнь, убивает другого, не отступая вообще»13 — § 16. «И офицер, который убивает того, кто оскорбляет его при исполнении служебных обязанностей, и там, где частное лицо убивает того, кто преступно нападает на него по-высокому, может оправдать этот факт, никогда не возвращая ничего.14

Магистрату не нужно зачитывать закон о бунте. В рассматриваемом вами случае, я полагаю, вы будете удовлетворены, когда придете к допросу свидетелей и сравните это с нормами общего права, абстрагированными от всех актов мятежа и статей войны, что эти солдаты находились в таком положении, что они не могли помочь себе; люди шли из Ройял-экзейндж-лейн и других частей города с дубинками и палками из кордового дерева; солдат посадили у стены таможни; отступать они не могли, были окружены со всех сторон, ибо за ними, как и перед ними, были люди; на Королевском обменном переулке было много людей; солдаты были так близко к таможне, что не могли отступить, если только не вошли в ее кирпичную стену. Я покажу вам сейчас, что все стороны, участвовавшие в этом незаконном замысле, были виновны в том, что сделал каждый из них; если кто-то бросал снежок, то это был акт всей компании; если бы кто-нибудь ударил дубиной или бросил дубинку, и дубинка убила кого-нибудь, то вся партия была бы по закону виновна в убийстве.

лд. CJ HOLT в деле Mawgridge’s Case, Keyling 128, говорит: «Теперь было установлено, что если A из-за своего злого умысла готовил нападение на B, чтобы убить его, а B обнажил свой меч, напал на A и преследовал его, то A для его безопасности отступает и отступает к стене, а Б все еще преследует его с обнаженным мечом, А, защищаясь, убивает Б.Это убийство в А. Ибо А, имея злой умысел против В и стремясь ради этого убить его, отвечает за все последствия, первопричиной которых он был. Неразумно для любого человека, который подвергается опасному нападению и когда он чувствует, что его жизнь находится в опасности от его противника, но иметь свободу для безопасности своей собственной жизни преследовать того, кто злонамеренно напал на него; ибо тот, кто показал, что имеет злобу против другого, не достоин того, чтобы ему доверяли с опасным оружием в руке. И это было решено всеми судьями, когда они встретились в гостинице Сержанта, готовясь к суду над милордом Морли.»15

В данном случае возьмем, если хотите, Монтгомери, когда на него напал толстяк с палкой, который направил ее ему в голову, а несколько человек вокруг него кричали: «Убей их!» Убей их! не имел ли он права убить этого человека. Если все стороны были виновны в нападении, совершенном толстяком, и все они обнаружили злобу в своих сердцах, разве Монтгомери не имел права, по словам лорда-главного судьи Холта, лишить их возможности причинить зло? над ним.В настоящее время я не буду искать каких-либо авторитетов в целях самообороны; из них вы сможете судить, насколько далеко заходит закон, оправдывая или оправдывая любого человека, защищающего себя, или лишая жизни другого, кто угрожает ему жизнью или здоровьем; следующий пункт заключается в том, что в случае незаконного собрания все и каждый из собрания виновны во всех и каждом незаконном действии, совершенном любым из этого собрания в осуществление незаконного замысла, который они изложили.

Нормы права должны быть известны всем, какое бы влияние они ни оказали на политику; они являются нормами общего права, закона страны, и, безусловно, верно, что, где бы ни происходило незаконное собрание, пусть оно состоит из многих или нескольких лиц, каждый участник этого собрания виновен в каждом противоправном деянии, совершенном кем-либо. один из всей партии, будь то больше или меньше, в соответствии с их незаконным замыслом. Такова политика закона: пресекать и предотвращать бунты, мятежи, волнения и беспорядки.

В непрерывных превратностях человеческих дел, среди потрясений судьбы и водоворотов страстей, которые имеют место в известные критические времена, даже при самом мягком правительстве, люди склонны впадать в мятежи и беспорядки. Есть церковные и государственные потрясения в моральном и политическом мире, а также землетрясения, бури и бури в физическом. Тем не менее в пользу народа и человеческой природы следует сказать так много, что есть общая, если не всеобщая истина, что склонность народа к бунтам, мятежам, смутам и восстаниям прямо пропорциональна деспотизму правительство. В правительствах совершенно деспотических, т. е. где воля одного человека является единственным законом, эта склонность наиболее распространена. — В аристократиях, далее — в смешанных монархиях меньше, чем в любой из первых — в полной республиканской меньше всего — и при той же форме правления, что и при ограниченной монархии, например, добродетель и мудрость администрации могут вообще измеряться миром и порядком, наблюдаемыми среди народа. Как бы то ни было, таково несовершенство всего в этом мире, что никакая форма правления и, может быть, никакая мудрость или добродетель в управлении не могут во всякое время избежать беспорядков и беспорядков среди людей.

Теперь именно от этой трудности, что политика закона создала такие сильные обескураживания, чтобы защитить людей от беспорядков; потому что, когда они однажды начнут, есть опасность, что они дойдут до таких эксцессов, которые опрокинут всю систему правления. Есть правило от преподобного мудреца закона, так часто цитируемое ранее.

I.H.H.P.C. 437. «Все присутствующие, помогающие и содействующие, одинаково важны с тем, кто нанес удар, от которого сторона умерла.Ибо хоть один и нанес удар, но в толковании закона это удар каждого человека, который присутствовал, помогая и помогая»16

I.H.H.P.C. 440. «Если ныряльщики приходят с одного согласия причинить вред, например, убить, ограбить или избить, и один сделает это, все они являются виновниками уголовного преступления. Если присутствует много, и один только дает удар, от которого партия умирает, то все они главные, если они пришли для этой цели»17

Теперь, если партия на Пристани пришла с намерением только избить солдат и затеяла с ними драку, и кто-нибудь из них был случайно убит, то это было бы убийством, потому что они явились с незаконным замыслом. на; если это сделает только один, то все они считаются в глазах закона виновными; если вы уверены, что эти солдаты находились там по законному замыслу и должно быть доказано, что кто-либо из них стрелял без провокации и убил какое-либо тело, то только он отвечает за это. Первые мольбы Хейла перед короной.

1. Г.Х.П.К. 444. «Хотя, если многие наткнутся на незаконный замысел, и один из компании убьет одного из противников, во исполнение этого замысла все являются принципалами; тем не менее, если многие собираются вместе на законных основаниях и один из компании убивает другого из враждебной стороны, без особого подстрекательства остальных к этому факту убийства, то виновны не все члены компании, а только те, кто дал удар или фактически подстрекал его сделать это.18

1. Г.Х.П.К. 445. «В случае буйного собрания с целью ограбления или кражи оленей или совершения любого незаконного акта насилия преступление одного является преступлением всего общества». 19

В другом месте, 1. H.H.P.C. 439. «Лорд Дакр и многие другие отправились украсть оленей в парке некоего Пелхэма — Райдон, один из компании, убил смотрителя в парке; лорд Дакр и остальная часть компании находятся в другой части парка. Тем не менее, во всех них это было признано убийством, и они умерли за это. 20 И цитирует Кромптона, 25. Далтон, 93 с. 241. 21 Так что в столь серьезном случае, как этот, когда этот дворянин отправился охотиться на оленя в земле другого, он был в одной части парка, его компания в другой части, и все же они все были виновны в убийстве.

Следующее — «Просьбы короны» Хейла, 1. H.H.P.C. 440, «Дело Дрейтона Бассита, различные лица, совершающие противоправные действия, все виновны в том, что совершил один». 22

Foster, 353, 354. «Общая резолюция против всех противников, независимо от того, является ли такая резолюция на основании доказательств действительно и косвенно принятой сообщниками, или может быть разумно получена из их числа, оружия или поведения, в или до место действия, такие резолюции, доказанные таким образом, всегда считались сильными составляющими в делах такого рода.А по делам об убийствах, совершенных без их последствий, каждому присутствующему; по смыслу закона, когда убийство было совершено, вину того, кто нанес смертельный удар, причастен к вине»23

.

Фостер. «Случаи лорда Дакра, упомянутые Хейлом, и дела Падси, о которых сообщил Кромптон и процитированные Хейлом, касались этого пункта. Преступления, в которых они, соответственно, обвинялись как руководители, были совершены вдали от их поля зрения и слышимости; и все же оба считались присутствующими.Было достаточно того, что в момент совершения фактов они принадлежали к той же партии и занимались одним и тем же делом, и находились под теми же обязательствами и ожиданиями взаимной защиты и поддержки, что и те, кто совершал факты».

До сих пор я исходил и думаю, что в дальнейшем никем не будет оспорено, что этот закон должен быть известен всякому, кто имеет хоть какое-то намерение быть замешанным в незаконном собрании, какой бы вред ни случился при судебном преследовании замысел, который они избрали, все несут за него ответственность.Необходимо рассмотреть определения некоторых других преступлений, а также убийства; иногда одно преступление дает повод для другого, нападение иногда является причиной убийства человека, иногда оправданного убийства. Необходимо рассмотреть, что такое бунт. 1. Ястреб. в. 65.§2. Я дам вам его определение. «Там, где когда-либо более трех человек применяют силу или насилие для осуществления какого-либо замысла, все заинтересованные лица являются бунтовщиками».25

На Пристани было не более трех человек? Разве они не согласились пойти на Кинг-стрит и напасть на главную стражу? В чем же тогда причина колебания называть это бунтом? Если мы не можем говорить о законе, как он есть, то где же наша свобода? И это закон, что всякий раз, когда более трех человек собрались вместе, чтобы совершить что-либо силой, это бунт.1. Ястреб. в. 65, §2. «Там, где больше трех, применяют силу и насилие, все, кто причастен к этому, являются бунтовщиками: Но в некоторых случаях, когда закон разрешает силу, ее применение законно и похвально. Что касается шерифа, 2. а. 67. Поф. 121. или констебль, 3 H. 7. 10. 6. или, возможно, даже для частного лица, Поф. 121. Мур, 656. собрать достаточное количество людей, чтобы силой противостоять мятежникам, врагам или бунтовщикам, а затем с такой силой фактически подавить их. 26

Я не хочу употреблять слово «бунтарь» в данном случае: у меня нет оснований предполагать, что когда-либо в Бостоне был такой бунтарь, по крайней мере, среди туземцев страны; но бунтовщики находятся в том же положении, что касается моего аргумента, и надлежащие офицеры могут подавлять бунтовщиков, и то же самое могут делать даже частные лица.

Если мы освободимся от всех военных законов, мятежных актов, военных статей и солдатских присяг и будем считать этих заключенных соседями, если кто-либо из их соседей подвергся нападению на Кинг-стрит, они имели право собраться вместе, чтобы подавить это бунт и сочетание.Если какое-то количество людей соберутся вместе на ярмарке или рынке и случайно упадут за уши, то они виновны не в бунте, а в внезапной драке: вот еще один абзац, который я должен вам прочитать: 1. Хокинс, ок. 65, § 3: «Если несколько лиц, собравшись вместе на ярмарке или базаре, или по какому-либо другому законному и невинному случаю, случайно ссорятся, падают по уши, то они не виновны в мятеже». , а только из-за внезапной драки, в которой виноваты только те, кто действительно в нее вовлечен» и т. д.27 Конец §. Было бы бесконечно и бесполезно исследовать, действительно ли каждый конкретный человек, участвовавший в бунте, был одним из первых собраний или действительно знал заранее о его замысле.28

Я постарался создать лучших авторитетов и дать вам нормы права в их словах, ибо я не желаю выдвигать ничего своего. Я предпочитаю устанавливать нормы закона от авторитетов, которые не могут быть оспорены. Другое дело, может ли и в какой мере частное лицо помогать другому в беде? Предположим, банда корреспондентов сойдет на берег в этом городе и нападет на любого матроса или домохозяина на Кинг-стрит, чтобы взять их на борт одного из кораблей Его Величества и произвести на него впечатление без какого-либо ордера, как на моряка на службе Его Величества, Как вы думаете, в какой мере жители сочтут себя вправе вступать в противоречие с этой беззаконной газетной шайкой? Я согласен, что такая пресс-банда была бы таким же незаконным собранием, как и на Кинг-стрит. Если бы они напали на жителя и похитили его за моряка, то не сочли ли бы жители себя вправе по закону вступаться за своих сограждан? Итак, господа, если бы солдаты не имели права вмешиваться в смену часового, жители не имели бы права вмешиваться в отношении гражданина, ибо то, что является законом для солдата, является законом и для матроса, а для гражданина , они все стоят на равных основаниях, в этом отношении. Я думаю, мы не станем оспаривать, что было бы законно пойти на Кинг-стрит и помочь там честному человеку против хозяина прессы.У нас есть много примеров в книгах, подтверждающих это, которые я сейчас представлю вам.

Теперь предположим, что у вас есть ревность в ваших умах, что люди, которые совершили это нападение на Часового, не имели в своем намерении ничего, кроме как снять его с поста, и что некоторые угрожали этому; предположим, что они намеревались пройти немного дальше, обмазать его смолой и перьями или оседлать его (как это выражено у Гудибраса),29 он имел бы полное право встать на его защиту, на защиту своей свободы, и если бы он не мог сохранить это без риска для собственной жизни, он был бы оправдан, лишая жизни тех, кто пытался лишить его его; это точка, которую я не отдал бы за свою правую руку, более того, за свою жизнь.

Ну, я говорю, если народ сделал это, или если это было только его намерение, то ведь офицер и солдаты имели право идти ему на помощь, и потому они отправились с законным поручением, они были, стало быть, законным собранием. , если мы только считаем их частными подданными и согражданами, без учета актов о мятеже, статей войны или солдатских присяг; частное лицо или любое количество частных лиц имеют право прийти на помощь своему ближнему, находящемуся в бедственном положении и в опасности для его жизни, в случае нападения и опасности со стороны нескольких или множества лиц.Кейл. 136. «Если человек замечает, что с другим насильно обращаются, притесняют и ограничивают его свободу, то человек, подвергшийся насилию, не жалуется и не взывает о помощи или содействии; а другие из сострадания придут ему на помощь и убьют любого из тех, кто удержит его так, что это непредумышленное убийство. Кейл. A и другие без какого-либо ордера убедили B служить королю в море, B тихо подчинился и ушел с начальником прессы; Хьюгетт и другие преследовали их и требовали предъявить им ордер; но они показали лист бумаги, который не был достаточным основанием, после чего Хьюгетт с остальными обнажили свои мечи, а пресса взяла верх над своими, и завязалась битва, и те, кто пытался спасти притесняемого, убили одного из мнимых мастера прессы. Это было всего лишь непредумышленное убийство, ибо, когда посягают на свободу одного субъекта, это затрагивает всех остальных: это провокация для всех людей, как дурной пример и пагубные последствия»30

.

2. Лорд Рэймонд, 1301. Королева против Тули и других, говорит лорд-главный судья Холт, 3d. «Заключенный (то есть Тули) в данном случае имел достаточную провокацию; ибо если кто-то попадает в тюрьму на основании незаконной власти, это является достаточной провокацией для всех людей из сострадания; а когда свобода подданного ущемляется, это является провокацией для всех подданных Англии и т. д.и конечно, человек должен заботиться о великой хартии и законах; и если кто-либо против закона заключает человека в тюрьму, он является преступником против великой хартии»31

.

Я понимаю замечания сэра Майкла Фостера по поводу этих случаев32, но полагаю, что они не умаляют их авторитетности, поскольку я теперь применяю их к цели моего аргумента. Если чужой человек, просто такой же подданный, может вмешаться, чтобы защитить свободу, он может защитить жизнь другого человека. Но, по свидетельству, одни неосторожные люди перед Часовым предлагали снять его с поста, другие угрожали его жизни, и известие об этом было доведено до Главнокомандующего, прежде чем кто-либо из пленных вышел: вышел, чтобы сменить Часового, и любой из наших сограждан мог бы на законных основаниях отправиться с тем же поручением; следовательно, они были законным собранием.

У меня есть еще один пункт закона, который следует рассмотреть, а именно: в рассматриваемом вами случае я не претендую на доказательство того, что каждый из убитых несчастных был замешан в бунте; власти только что прочитали вам, дескать, было бы бесконечно доказывать, все ли лица, присутствовавшие и участвовавшие в бунте, участвовали в планировании первого предприятия или нет; были совершенно невиновны в этом, у меня есть основания полагать, что одним из них был мистерМаверик; он был очень достойным молодым человеком, как мне его представили, и не имел никакого отношения к беспорядкам той ночи; и я полагаю, то же самое можно сказать в пользу еще одного, по крайней мере, мистера Колдуэлла, который был убит; и поэтому многие люди могут подумать, что поскольку он, а может быть, и другой был невиновен, то, следовательно, пролилась невинная кровь, которая должна быть искуплена чьей-либо смертью. Я обращаю на это внимание, потому что один джентльмен, назначенный шерифом в качестве присяжного заседателя на этом процессе, потому что он сказал, что верит капитану.Престон был невиновен, но пролилась невинная кровь, и поэтому за это следует повесить кого-то, кто, по его мнению, косвенно высказывал свое мнение по этому делу. Боюсь, что многие другие люди сформировали такое мнение; Я не беру за правило, что там, где проливается невинная кровь, человек должен умереть. В случае с французами на равнинах Авраама они были невиновны, сражаясь за своего короля и страну, их кровь так же невинна, как и любая другая, может быть убито множество людей, когда невинная кровь проливается со всех сторон, так что это не неизменное правило.Приведу случай, в котором, смею сказать, все со мной согласятся: Вот два человека, отец и сын, выходят на охоту, идут разными дорогами, отец слышит шорох в кустах, берет это игра, стреляет и убивает своего сына по ошибке; здесь проливается невинная кровь, но никто не скажет, что отец должен умереть за нее. Таким образом, общее правило закона состоит в том, что всякий раз, когда одно лицо имеет право совершить действие, и это действие по какой-либо случайности уносит жизнь другого, это простительно, оно относится к невиновным так же, как к невиновным. виновный.Если два человека соберутся вместе и нападут на меня, и я имею право убить их, я ударю их и по ошибке ударю третьего и убью его, как я имел право убить первого, убив другого, будет простительно, так как это произошло случайно. Если я в пылу аффекта наношу удар на напавшего на меня, целясь в него, я убиваю другого человека, то это непредумышленное убийство. Фостер, 261. §3. «Если действие, незаконное само по себе, совершено преднамеренно и с намерением нанести вред или причинить тяжкие телесные повреждения отдельным лицам или причинить вред без разбора, где бы оно ни произошло, и смерть наступает вопреки или помимо первоначального намерения стороны, это будет убийством. .А если не явится такой злой умысел, который есть по существу и должен быть собран из обстоятельств, а деяние совершено небрежно и неосмотрительно, то это будет непредумышленное убийство: не случайная смерть, потому что деяние, от которого наступила смерть, было противоправно. 34

«Под этим заголовком и т. д. [См. остальные вставки на страницах] 145, 14635

Предположим в этом случае, что человек из Молатто был лицом, совершившим нападение, предположим, что он был замешан в незаконном собрании, и эта группа солдат, пытавшихся защититься от него, случайно убила другого человека, который был невиновен, хотя солдаты мы не знаем никаких оснований считать кого-либо там, по крайней мере из тех, кто столпился вокруг них, невиновным, они вполне естественно могли бы предположить, что все виновны в беспорядках и нападении, и прийти с тем же замыслом; Я говорю, если стреляя в этих виновных, они случайно убили невинного человека, то это не их вина, они обязаны были защищаться от тех, кто на них давил, они не отвечают за это своей жизнью, ибо если предположить, что убийство Аттакса или любого другого лица было оправданным или простительным, будет в равной степени оправданным или простительным, если, стреляя в него, они убили другого невиновного или если провокация была такова, что смягчила вину до непредумышленного убийства, в равной степени смягчит вину, если они непреднамеренно убили невиновного человека, целясь в того, кто дал провокацию, согласно судье Фостеру,36 и поскольку этот пункт имеет такое значение, я должен привести еще несколько доказательств для него. 1. Хокинс, 84. «Кроме того, если третье лицо случайно убито одним из участников драки с другим из-за внезапной ссоры, кажется, что тот, кто убивает его, виновен только в непредумышленном убийстве». 37 H.H.P.C. 442.38 К тому же пункту и 1. H.H.P.C. 48439 и 4 черных. 27.40

Теперь я рассмотрю еще один вопрос, касающийся провокации.*41 До сих пор мы рассматривали самооборону и то, как далеко могут зайти люди, защищаясь от агрессоров, даже лишая их жизни, а теперь переходим к рассмотрению , такие провокации, которые закон допускает для смягчения или смягчения вины в убийстве, когда это не может быть оправдано или простительно.

Нападение и побои, совершенные в отношении человека таким образом, чтобы не подвергать опасности его жизнь, являются такой провокацией, которую закон позволяет свести убийство к преступлению непредумышленного убийства. Теперь закон был сделан с большим вниманием, чем мы в состоянии сделать в настоящее время; закон считает человека способным вынести все и вся, кроме ударов. Я могу сколько угодно упрекать человека, могу называть его вором, грабителем, предателем, негодяем, трусом, раком, кровавой спиной и т. д.и если он убьет меня, это будет убийством, если ничего кроме слов не предшествовало; но если я, дав ему такой язык, беру его за нос или хлопаю по лбу, то это нападение! это удар; закон не обяжет человека стоять на месте и нести его; есть различие; Руки прочь, не прикасайтесь ко мне, как только вы прикоснетесь ко мне, если я проткну вам сердце, это всего лишь непредумышленное убийство; полезность этого различия, чем больше вы думаете о нем, тем больше вы будете им удовлетворены; это нападение, когда наносится удар, пусть даже очень легкий, а иногда даже без удара.Закон считает человека немощным и страстным, когда его страсти будут затронуты, он будет сбит с толку, и поэтому закон делает скидку на эту немощь, рассматривает его как находящегося в припадке страсти, не обладающего своими умственными способностями. , и поэтому не обязывает его мерить свои удары аршином или взвешивать их на весах; пусть убьет мечом, ружьем или колом изгороди, это не убийство, а только непредумышленное убийство. Отчеты Кейлинга 135. Регина против Могри[д]ге.«Правила, поддерживаемые авторитетом и всеобщим согласием, показывают, что всегда дозволено быть достаточными провокациями. Во-первых, если один человек при каких-либо словах нападет на другого, либо дернув его за нос, либо ударив по лбу, и тот, на кого нападут, обнажит меч и тотчас же пронзит другого, то всего лишь непредумышленное убийство; ибо мир нарушается убитым и унижением тому, кто подвергся нападению. Кроме того, тот, кто был так оскорблен, мог разумно опасаться, что тот, кто обращался с ним таким образом, мог иметь какие-то дальнейшие намерения против него.42 Так что здесь граница, когда на человека нападают и убивают вследствие этого нападения, это не что иное, как непредумышленное убийство; Я просто прочитаю определение нападения, 1. Глава Хокинса. 62, §1. «Нападение — это попытка или предложение с применением силы или насилия причинить телесный вред другому лицу; например, нанесение ему удара с оружием или без него, или предъявление ему оружия на таком расстоянии, на которое его унесет оружие, или наведение на него вил, или любое другое подобное действие, совершенное в гневе, с угрозой манера и т. д.Но никакие слова не могут равняться нападению»43. Вот определение нападения, которое является достаточной провокацией, чтобы смягчить убийство до непредумышленного убийства, 1. Hawkins, Chap. 31, §36. «Нельзя считать виновным в более тяжком преступлении (чем непредумышленное убийство) того, кто, обнаружив мужчину в постели с женой, или будучи на самом деле избитым им, или тянущимся за нос, или ударяемым по лбу, немедленно убивает его или в защита его личности от незаконного ареста; или при защите своего дома от тех, кто претендует на него, пытается насильственно проникнуть в него и с этой целью стрелять в него и т. д.44 Каждый снежок, раковина устрицы, кусок льда или кусочек золы, брошенные той ночью в Стража, были для него нападением; каждый, что был брошен в сторону солдат, был нападением на них, независимо от того, попал он в кого-то из них или нет. Я виновен в нападении, если я поднесу ружье к какому-либо лицу, стреляю я в него или нет, это является нападением, а если я оскорбляю его таким образом, и он стреляет в меня, то это непредумышленное убийство. Foster, 295, 6. «К тому, что я предложил относительно внезапных столкновений, позвольте мне добавить, что кровь, уже слишком сильно разгоряченная, воспламеняется вновь при каждом ударе или ударе.И в суматохе страстей, в которой немалая доля принадлежит простому инстинкту самосохранения, голос разума не слышен. И поэтому закон, снисходительный к немощам плоти и крови, смягчает преступление»45. Дерзкие, непристойные или клеветнические выражения, когда они предшествуют нападению, усугубляют его. Фостер 316. «Мы все знали [знаем], что слова упрека, какими бы раздражающими и оскорбительными они ни были, в глазах закона не являются провокацией, в случае умышленного убийства, и все же каждый человек, который рассмотрел человеческое тело, или же, будучи внимателен к работе своего собственного сердца, он знает, что такого рода оскорбления проникают глубже и стимулируют вены более действенно, чем легкое оскорбление, причиненное третьему лицу, хотя и под видом справедливости.46 Я привожу это, чтобы показать, что в данном случае нападение было усугублено предшествовавшей ему непристойной лексикой. Такие слова упрека возбуждают в жилах и раздражают ум, и, без сомнения, если за ними следует нападение и побои, убийство по такой провокации смягчается до непредумышленного убийства, но убийство без такой провокации делает его убийством.

ПЯТЬ часов, пополудни. Суд объявил перерыв до утра вторника [4 декабря], девяти часов.

Вторник, 9 часов, суд собрался в соответствии с перерывом, и г-нАдамс продолжил.

С позволения сказать, ваши почести и вы, господа присяжные,

Вчера днем ​​я произвел от лучших авторитетов те нормы закона, которые должны регулировать все дела об убийстве, особенно то, что сейчас перед вами; теперь остается рассмотреть доказательства и посмотреть, произошло ли что-нибудь, что можно было бы сравнить с правилами, прочитанными вам; и я не буду утруждать себя и вас напряженными усилиями быть методичными, я постараюсь сделать несколько замечаний относительно показаний свидетелей, которые поместят факты в истинную точку зрения, с максимально возможной краткостью. ; но я полагаю, что мне потребовалось бы четыре часа, чтобы прочитать вам (если бы я не делал ничего другого, кроме как читать) протоколы показаний, которые я взял на этом процессе.Во-первых, джентльмен, открывший это дело, прямо и точно изложил вам доказательства личности лиц.

Свидетели уверены, что знают заключенных в барре, и что они присутствовали в ту ночь, и вечеринку; однако очевидно, что свидетели могут ошибаться на одном примере перед вами. Мистер Басс, человек очень честный и с хорошим характером, клянется, что высокий мужчина, Уоррен, в ту ночь стоял справа и первым выстрелил; и я уверен, что вы уже убедились к этому времени, по многим обстоятельствам, что он совершенно заблуждается в этом вопросе; это вы обдумаете на досуге.Свидетели вообще не знали лиц этих лиц раньше; очень немногие из них знали их имена раньше, они только обратили внимание на их лица той ночью. Насколько достоверно это свидетельство, я оставляю вам решать.

Мне не кажется, что в показаниях г-на Астона есть что-то существенное, кроме личности Макколи, и он является единственным свидетелем этого. Если вы, без сомнения, можете быть уверены в том, что он знал Макколи настолько хорошо, что уверен, вы поверите, что он был там.

Следующий свидетель — Бриджэм, он говорит, что видел высокого мужчину Уоррена, но вскоре после этого увидел другого человека из того же полка, настолько похожего на него, что заставил его усомниться, был ли это Уоррен или нет; он думает, что видел капрала, но не уверен, он говорит, что был на углу таможни, это вы заметите, другие свидетели клянутся, что он был самым дальним человеком из всех от того, кто выстрелил первым, и там есть и другие улики, которые клянутся, что левый вовсе не стрелял; если бы Веммс вообще не разрядил свое ружье, то он не мог бы убить никого из лиц, поэтому он должен быть оправдан по факту убийства; ибо намерение убить не является ни убийством, ни непредумышленным убийством, если оно не приводится в исполнение: свидетель видел множество брошенных вещей, и он явно видел, как палки ударяют по ружьям, около дюжины человек с палками, трижды приветствовали и окружили вечеринку. , и нанесли ружьям несколько ударов палками: Это свидетель для короны, и его показания имеют большое значение для заключенных; он дает свои показания очень разумно и беспристрастно.Он положительно клянется, что видел не только брошенный лед или снег, но и несколько раз видел, как стреляли из пушек; если вы верите этому свидетелю, о достоверности которого вы всецело судите, как и о всяком другом; если вы ему не верите, есть много других, которые клянутся обстоятельствами в пользу заключенных; кажется невозможным, чтобы вы не поверили такому большому числу, а также коронным свидетелям, которые клянутся в таком разнообразии обстоятельств, которые так естественно сочетаются друг с другом, формируя нашу защиту; этот свидетель клянется положительно, там было около десятка человек с дубинками, окруживших вечеринку; двенадцать матросов с дубинками, намного превосходили восемь солдат, скованных там по приказу и повелению своего офицера, чтобы стоять на защите Часового, не только так, но и под присягой стоять там, т. е.е. подчиняться законному приказу своего офицера настолько, господа присяжные, насколько вы под присягой определить это дело по закону и доказательствам; дубинок у них не было, и они не могли защититься своими штыками от такого количества народа; во власти матросов было убить половину или всю партию, если бы они были так настроены; Чего было ожидать солдатам, когда двенадцать человек, вооруженных дубинками (тоже матросы, между которыми и солдатами существует такая антипатия, что они дерутся так же естественно при встрече, как слон и носорог) были достаточно смелыми, даже в время, когда они заряжали свои ружья, чтобы подойти с дубинками и ударить по своим ружьям; Чего было восьми солдатам ожидать от такого набора людей? Было бы благоразумно с их стороны или с кем бы то ни было в их положении остановиться и посмотреть, вышибут ли матросы мозги или нет? Разве не было у них всех оснований думать, что, сделав так много, они пойдут дальше? Их дубины были столь же способны убивать, как и мяч, кол изгороди известен в сводах законов как орудие смерти, как шпага, штык или мушкет. Он говорит, солдаты заряжали свои ружья, когда их окружили двенадцать, народ подошел к ним на длину своих орудий, и до стрельбы; кроме всего этого он клянется, что их назвали трусливыми негодяями, и они осмелились стрелять; он говорит, что все эти люди были одеты как матросы; и я полагаю, что мало-помалу вы найдете достаточно доказательств, чтобы удовлетворить вас, это были некоторые из лиц, которые вышли с Док-сквер после нападения на казармы Мюррея и которые вооружались палками от мясников. стойла и сваи из кордового дерева и двинулись вокруг Корн-хилла под командованием Аттакса.Все колокола в городе звонили, он слышал грохот пушек, и он клянется, что он был яростным; это подтверждает свидетельство Джеймса Бейли, которое будет рассмотрено в настоящее время. Некоторые свидетели клянутся, что дубинка попала в солдатское ружье, Бейли клянется, что мужчина ударил солдата и сбил его с ног, прежде чем он выстрелил, «последний человек, который стрелял, прицелился в парня и переместил ружье, когда парень бежал: «Вы будете считай, что намерение убить не есть убийство; если человек подбрасывает яд на пути другого и с явным намерением принять его и умереть от него, это не убийство. мог, но улики оправдывают его убийство мальчика, я говорю, признаю, что в его сердце была злоба, но ясно, что он не убивал ни его, ни кого-либо еще, и если вы верите одной части улик, вы должны верить другой, и если у него была злоба, то эта злоба была безрезультатной; Я не припоминаю никаких свидетельств, утверждающих, кто был последним человеком, кроме одного слева, допуская, что он обнаружил такой дурной, жестокий и злобный нрав, вы должны считать, что его дурной нрав не может быть приписан другому, никакому другому. имел какое-либо намерение такого рода, вся сделка была внезапной, между первой и последней пушками был очень короткий промежуток времени, когда первая пушка выстрелила, люди набросились на солдат и обрушились с их оружием. с большей жестокостью, и это послужило усилению провокации и вызвало в солдатах такой яростный дух мести, на что закон обращает внимание и допускает, и в этом припадке ярости и безумия, я полагаю, он направил у мальчика.

Следующий свидетель — Додж, говорит, возле толкавшихся на них солдат было человек пятьдесят; теперь свидетель говорит, что было двенадцать матросов с дубинками, но теперь здесь еще пятьдесят, помогающих и подстрекающих их, готовых подменить их в случае необходимости; чего же теперь ожидать народу? Их дело было убраться с дороги; какие-то предусмотрительные люди возле таунхауса сказали им не связываться с охраной, но вы ничего об этом не слышите от этих пятидесяти человек; нет, вместо этого они гудели и свистели, кричали, черт тебя побери, огонь! почему не стреляешь? Так что они действительно помогали этим двенадцати матросам, совершившим атаку; говорит, солдаты отталкивали людей, бросали лед и снежки, и я слышал стук льда по их ружьям, издалека через улицу бросали какие-то дубинки. Этот свидетель клянется, что видел, как снежки бросали прямо перед вечеринкой, и он принял их за нарочное бросание, он видел также бросаемые устричные раковины. Лэнгфорд, сторож, более конкретен в своих показаниях и заслуживает особого внимания, потому что совет короны намерен, чтобы его показания отличали Киллроя от остальных заключенных и освобождали его от этих доводов в оправдание. , извинение или смягчение, на которое мы полагаемся для всей партии, потому что у него был предыдущий злой умысел, и отсюда можно было бы заключить, что он нацелился на конкретное лицо; вы сами рассмотрите все доказательства в отношении этого.

Хемингуэй, кучер шерифа, клянется, что знал Киллроя и что слышал от него слова, что он никогда не упустит случая стрелять в жителей: это доказывает, что Киллрой питал в сердце злобу, а не против несчастных людей. кого убивали, а против жителей вообще, что в нем был дух не только турка или араба, но и дьявола; но признавая, что это свидетельство буквально верно, и что он имел все злодеяния, которые они хотели бы доказать, тем не менее, если он подвергнется нападению в ту ночь и его жизнь будет в опасности, он имел право защищать себя так же, как и другого человека; если он и раньше имел злобу, это не лишает его права защищаться от любого несправедливого агрессора. Но совсем не исключено, что в этих расплывчатых выражениях было какое-то недоразумение; возможно, этот человек и не думал о том, что могут означать его слова; многие люди в пьяном виде или в гневе, что является кратким припадком безумия, произносили самые опрометчивые выражения, но в целом не имели такого дикого нрава; горничной и кучером, где он мог считать себя вправе говорить сколько угодно, как хулиган, дурак и сумасшедший, и что из этого не выйдет ничего дурного.Строго говоря, он мог иметь в виду не более чем то, что он не упустит возможности выстрелить в жителей, если они нападут на него таким образом, что это оправдает: солдаты иногда избегали возможности стрелять, когда они были бы оправданы, если бы они стреляли. Я бы порекомендовал им быть нежными во что бы то ни стало, более того, пусть они будут осторожны на свой страх и риск; но все же то, что он сказал, по строгости сводится не более чем к следующему: «Если жители нападут на меня, я не потерплю от них того, что уже сделал». или я не буду нести больше, чем я обязан нести по закону.Несомненно, именно под влиянием гнева, возмущения, унижения, горя и стыда он потерпел поражение на канатных прогулках; это произошло сразу после того, как здесь был опубликован отчет о ссоре между солдатами и жителями Нью-Йорка. Незадолго до 5 марта в этом городе было много шума, и в газетах напыщенно сообщалось о победа местных жителей над солдатами; что, несомненно, вызвало негодование здешних солдат, а также ликование среди некоторых жителей; и звон колоколов здесь, вероятно, был скопирован с Нью-Йорка, жалкий пример в этом и, по крайней мере, в двух других случаях: поражение солдат на канатных дорогах тоже было примерно в то же время, и если он после этого употреблял такие выражения, то в данном случае это не должно иметь большого значения.Едва ли это может служить доказательством того, что он питал какую-либо укоренившуюся злобу против народа вообще. Другие свидетели представлены, чтобы показать, что Киллрой имел, помимо своей общей неприязни ко всем, особую злобу против мистера Грея, которого он убил, как клянется Лэнгфорд.

Некоторые из свидетелей поклялись, что Грей принимал активное участие в битве на Веревочных прогулках и что Киллрой когда-то был там, откуда Совет Короны сделал вывод, что Киллрой на Кинг-стрит 5 марта ночью он знал Грея, которого видел раньше на канатных прогулках, и воспользовался случаем, чтобы удовлетворить свою предвзятую злобу; но если все это правда, это не отнимет у него ни оправдания, ни извинения, ни оправдания, если они у него были.Правило закона состоит в том, что если между двумя имел место злой умысел и спустя некоторое время после того, как они встретились, и один из них посягает на жизнь другого или только нападает на него и в результате этого убивает, то закон предполагает, что убийство было совершено в целях самообороны или по провокации, а не по причине предшествующего злого умысла. Следовательно, если нападение на Киллроя было настолько жестоким, что угрожало его жизни, он имел такое же право защищаться, как если бы он никогда раньше не замышлял злого умысла против народа в целом или против мистера Киллроя. Серый в частности. Если нападение на него было таким, что представляло собой только провокацию, а не оправдание, его преступлением было бы только непредумышленное убийство. Однако не похоже, чтобы он знал мистера Грея; ни один из свидетелей не утверждает, что знал его или когда-либо видел. Это правда, что они оба были на канатных дорогах в одно время, но с каждой стороны было так много бойцов, что даже маловероятно, чтобы Киллрой знал их всех, и ни один свидетель не говорит, что между ними была какая-то встреча. .Действительно, возвращаясь к показаниям мистера Лэнгфорда, он говорит, что не видел, чтобы Киллрой целился в Грея, больше, чем в него, но он прямо говорит, что не целился в Грея. Лэнгфорд говорит: «У Грея не было палки, он стоял, скрестив руки». Этот свидетель, однако, скорее всего, ошибается в этом вопросе и смешивает одно время с другим, ошибка, которую сделали многие свидетели, в этом случае, учитывая суматоху и ужас сцены, неудивительна.

Свидетели клялись состоянием штыка Киллроя, что он был окровавлен утром после 5 марта. Кровь, которую они видели, если она вообще была, могла быть вызвана раной, нанесенной кем-то из штыков в драке, возможно, в руке мистера Фосдика, или это могло произойти так, как упоминал мой брат ранее. По крайней мере, один штык был отбит, и он мог упасть там, где пролилась кровь какого-нибудь убитого впоследствии человека. Было бы нарушением всех норм права и доказательств, а также здравого смысла и человеческих чувств, если бы по крови на штыке сделать вывод, что он был вонзен в мозг г.Грей после того, как он умер, и это сам Киллрой, убивший его.

Молодой мистер Дэвис клянется, что он видел Грея в тот вечер, незадолго до расстрела, что у него под мышкой была палка, и сказал, что пойдет на бунт: «Я рад этому, (то есть что там был шум) Я пойду и дам им пощечину, если потеряю жизнь». И когда он был на месте, некоторые свидетели клянутся, что он не вел себя так миролюбиво и агрессивно, как думает Лэнгфорд. Они клянутся, думали, что он пьян, что он бегает, хлопает по плечу нескольких человек, говоря: «Не убегайте!», «Они не смеют стрелять. Лэнгфорд продолжает: «Я видел двадцать или пять и двадцать мальчишек около Сентинала, и я говорил с ним и велел ему не бояться». — Как получилось, что сторож Лэнгфорд сказал ему не бояться. Не доказывает ли это обстоятельство, что он думал об опасности, или, по крайней мере, что Страж на самом деле был в ужасе и считал себя в опасности. Лэнгфорд продолжает: «Я видел около двадцати или пяти двадцати мальчишек, молодых бритв». Нас развлекали множеством фраз, чтобы не называть таких людей толпой.— Одни называют их бритвами, другие называют их гениальными. — Простой английский — это джентльмены, скорее всего, пестрая толпа дерзких мальчишек, негров и молаток, ирландских тигов и местных джек-тарров. Я не могу себе представить, чтобы люди были толпой, если только название не слишком респектабельно для них: «Солнце не остановится и не погаснет, а реки не высохнут, потому что 5-го числа в Бостоне была толпа. Марш, напавший на отряд солдат. Подобные вещи не новы ни в мире, ни в британских владениях, хотя в этом городе они сравнительно редкость и новинка. Карр, уроженец Ирландии, часто участвовал в таких нападениях, и действительно, по природе вещей солдаты, расквартированные в густонаселенном городе, всегда вызывают две толпы там, где они предотвращают одну. — Они жалкие блюстители мира!

Лэнгфорд «слышал грохот о пушки, но не видел ничего брошенного». Этот грохот, должно быть, был очень примечательным, так как его слышали многие свидетели, которые не могли понять, что его вызвало. Те вещи, которые попали в пушки, произвели шум, те, что попали в людей солдат, — нет. Но когда так много вещей было брошено и так много попало в их пушки, предположить, что никто не ударил их самих, невероятно.Лэнгфорд продолжает: «Грей ударил меня по плечу и спросил, сколько платить? Я ответил, что не знаю, но я верю, что из этого что-то выйдет, и до свидания». Солдаты стрелять? — «Штык пробил мою шинель и куртку», но солдат не сдвинулся со своего места. Это выглядит так, как будто Лэнгфорд был ближе к вечеринке, чем стал сторожем. Сорок или пятьдесят человек окружают солдат, и еще больше идет с Квакер-лейн, а также с других переулков. Солдаты слышали звон во все колокола и видели людей, идущих отовсюду на помощь тем, кто их оскорблял, нападал, бил и оскорблял их, — чего им было ожидать, кроме гибели, если они так рано не приняли меры? защищаться?

Брюэр увидел Киллроя и т. д. видел доктора Янга и т. д. «Он сказал, что людям лучше вернуться домой». Это был превосходный совет, и некоторые из них были бы счастливы, если бы последовали ему, но, похоже, все советы были потеряны для этих людей, они не прислушивались ни к одному из того, что им давали на Док-сквер, Ройал-Эндж-лейн или Кинг-стрит, они были настроены на это нападение и на собственное уничтожение.

Следующим свидетелем, который хоть что-то знает, был Джеймс Бейли, он видел Кэррола, Монтгомери и Уайта, он видел некоторых вокруг Часового, поднимающих куски льда, большие и твердые, чтобы поранить любого человека, размером с ваш кулак: один вопрос в том, было ли нападение на Стража или нет. Если вам нужны доказательства нападения на него, то их достаточно, вот свидетель, житель города, наверняка не друг солдатам, потому что он сражался против них в канатные прогулки; он говорит, что видел человек двадцать или тридцать вокруг Часового, забрасывающих ледяными глыбами величиной с кулак; конечно, ледяные лепешки такого размера могут убить человека, если попадут в какую-нибудь часть головы. Итак, здесь было нападение на Стража, последствий которого он имел основания опасаться, и с его стороны было благоразумно призвать Главную Гвардию: он отступил, насколько мог, он попытался проникнуть в Таможню. -дом, но не смог; затем он позвал гвардейцев и имел полное право призвать их на помощь; «Он не знал, — сказал он свидетелю, — в чем дело», «но боялся, что со временем случится беда». и вполне мог бы, когда вокруг него так много бритв и гениев, способных бросать такие опасные вещи.Бейли клянется, что Монтгомери выстрелил первым и что он стоял справа, «следующий за мной человек, я стоял позади него и т. д.». Этот свидетель, конечно, не предубежден в пользу солдат, он клянется, что видел, как к Монтгомери подошел человек с дубинкой и сбил его с ног, прежде чем он выстрелил, и что он не только сам упал, но и его ружье вылетело из его рук. руку, и как только он поднялся, он поднял ее и выстрелил. Если бы он был сбит с ног на своей станции, не было бы у него оснований думать, что его жизнь находится в опасности, или это не разожгло бы его страсти и не застало бы его врасплох; так что это не может быть больше, чем непредумышленное убийство.

Когда толпа кричала, гудела и угрожала жизни, звонили все колокола, свист толпы визжал и рвал, как индейский вопль, люди со всех сторон бросали на улицу всякий мусор, какой только могли подобрать, а некоторые находились совсем на другой стороне улицы, бросая дубинки во всю вечеринку, Монтгомери в особенности ударил дубинкой и сбил с ног, и как только он смог подняться и взяться за ружье, другая дубина издалека ударила его в грудь или плечо, что он мог сделать? Вы ожидаете, что он будет вести себя как философ-стоик, погрязший в апатии? Терпеливый, как Эпиктат, когда его хозяин ломал ему ноги дубиной? 50 Невозможно, чтобы вы признали его виновным в убийстве.Вы должны предполагать, что он лишен всех человеческих страстей, если вы не думаете, что он хотя бы спровоцирован, выброшен из строя и ввергнут в ярость таким обращением, как это.

Бейли «Видел Молатто за семь или восемь минут до стрельбы во главе двадцати или тридцати матросов в Корн-хилле, и у него была большая палка из дров». Так что этот Аттакс, судя по свидетельству Бейли, сравниваемому со свидетельством Эндрю и некоторых других, кажется, решил стать героем ночи; и возглавить эту армию со знаменами, построить их в первую очередь на площади Док и двинуть их до Кинг-стрит с их дубинками; они прошли по главной улице к главному караулу, чтобы совершить нападение.Если бы это не было незаконным собранием, то его никогда не было бы в мире. Аттакс со своими мирмидонами обходит угол Джексона/[Джексона] и спускается на вечеринку у сторожевой будки; когда солдаты оттолкнули людей, этот человек со своим отрядом закричал, не бойтесь их, они не смеют стрелять, убивайте их! убей их! сбей их! И он пытался выбить им мозги. Ясно, что солдаты не покидали своих постов, а кричали народу, отстаньте: теперь, когда это подкрепление спускается под командованием тучного парня из Молатто, одного взгляда которого было достаточно, чтобы напугать любого человека, что не солдат то бояться? У него хватило храбрости наброситься на них, и он одной рукой схватился за штык, а другой сбил человека с ног. той ночью, главным образом, следует приписать.И именно так часто обращались с этим городом; Карр из Ирландии и Аттакс из Фрамингема, оказавшиеся здесь, бросятся на свои бездумные предприятия во главе такого сброда негров и т. д. так как они могут собрать вместе, и тогда не будет недостатка в людях, чтобы приписать все свои дела хорошим людям города.

Мистер Адамс приступил к подробному рассмотрению каждого свидетеля, представленного со стороны короны; и попытался показать на основании доказательств с той стороны, которые не могли быть оспорены советом по короне, что нападение на партию было достаточно опасным, чтобы оправдать заключенных; по крайней мере, что это было достаточно провокационным, чтобы свести к непредумышленному убийству преступление, даже в отношении двух, которые, как предполагалось, убили.Но было бы слишком раздувать эту публикацию, если бы он вставил его наблюдения в целом, и в этом тем меньше необходимости, поскольку они, вероятно, придут в голову каждому человеку, который внимательно прочитает свидетельство. Затем он приступил к рассмотрению показаний свидетелей заключенных, которые также следует опустить: И заключил,

Я не буду больше распространяться о доказательствах, а представлю их вам. Факты упрямы; и какими бы ни были наши желания, наши склонности или веления наших страстей, они не могут изменить положения фактов и свидетельств: и закон не менее стабилен, чем факт; если нападение было совершено с угрозой для их жизни, закон ясен, они имели право убить в свою защиту; если бы это не было настолько серьезным, чтобы угрожать их жизни, но если бы они вообще подвергались нападению, ударам и оскорблениям любого рода, снежками, раковинами устриц, золой, дубинками или палками любого рода; это была провокация, для которой закон сводит преступление убийства к непредумышленному убийству, принимая во внимание те страсти в нашей природе, которые не могут быть искоренены.Вашей откровенности и справедливости я подчиняю заключенных и их дело.

Закон при всех превратностях правления, колебаниях страстей или всплесках энтузиазма сохранит устойчивый неуклонный курс; она не поддастся неопределенным желаниям, воображению и распутному нраву людей. Говоря словами великого и достойного человека, патриота и героя, и просвещенного друга человечества, и мученика за свободу; Я имею в виду Алджернона Сиднея, который с раннего детства стремился к безмятежному уединению под сенью дерева свободы, с его языком, пером и мечом: «Закон, — говорит он, — никакая страсть не может нарушить.В нем нет желания и страха, похоти и гнева. ‘Tis menc sine effectu; письменная причина; сохраняя некоторую меру божественного совершенства. Она не повелевает того, что приятно слабому, немощному человеку, но без оглядки на лица повелевает то, что хорошо, и карает зло во всех, будь то богатые или бедные, высокие или низкие, — Она глуха, неумолима, непреклонна. 51 С одной стороны, он неумолим к крикам и причитаниям заключенных; с другой стороны, он глух, глух, как гадюка к крику толпы.

Защита утверждает, что Хосе Ларин-Гарсия был подставлен

Адвокат человека, обвиняемого в деле о четырехкратном убийстве в Палм-Спрингс в 2019 году, во время своих заключительных заявлений в среду утверждал, что настоящий убийца все еще на свободе, а его клиента подставили.  

Хосе Ларин-Гарсия, 22 года, из Соборного города, с ноября находится под судом по обвинению в убийстве за четыре убийства в районе парка Демут 3 февраля 2019 года. Он не признал себя виновным и может столкнуться со смертью наказание в случае осуждения.

Адвокат Джон Патрик Долан утверждал, что преступником является человек, который оставлял комментарии в социальных сетях, якобы взяв на себя ответственность за убийства через несколько дней после стрельбы.

Джон Олвера действительно делал комментарии людям в социальных сетях, пытаясь взять на себя ответственность за убийства, был допрошен полицией по поводу этих заявлений и высказался во время суда. Он отрекся от этих замечаний во время дачи показаний, заявив, что заявления были либо ложью, либо цитатами из песен, которые ему нравились, в которых описывалось насилие.

Прокуратура «заявила о четырех убийствах, совершенных этим молодым человеком, но не доказала этого», — сказал Долан о Ларине-Гарсии. Добавив, что мужчина, которого полиция видела убегающим с места происшествия, вероятно, был Ольверой.

«Единственный человек, который должен нести ответственность за это, — это Ольвера, — сказал Долан присяжным.

Четыре человека были найдены смертельно застреленными поздно вечером 3 февраля 2019 г.: Карлос Кампос Ривера, 25 лет; Джейкоб Монтгомери, 19 лет; Хуан Дуарте Райя, 18 лет; и Юлиана Гарсия, 17 лет.

Полиция получила несколько сообщений о выстрелах и нашла Кампос Риверу мертвым на Кэнон Драйв, а Монтгомери, Дуарте Райя и Гарсия были найдены смертельно раненными в зеленой Toyota Corolla, которая врезалась в кирпичную стену в 3700 квартал Ист-Санни-Дюнс-роуд, в нескольких кварталах отсюда.

Ларин-Гарсия не давал показаний на суде.

Спор из-за гильз

Второй иск, выдвинутый Доланом, чтобы подчеркнуть свою версию о том, что его клиент   был сфабрикован, представлял собой пластиковый пакет, позднее найденный в машине Ларин-Гарсии, в котором находилась гильза, совпадающая с теми, что были найдены в машине, где находились трое подростков. были смертельно ранены. В то время как в каждую из четырех жертв стреляли дважды, всего восемь выстрелов, на месте преступления было обнаружено всего семь гильз.

Восьмой, по словам Долана, подложили в машину Ларин-Гарсии, чтобы подставить его: «Они не знали, кто это сделал.Они должны были начать строить дело на кого-то, они построили дело на г-на Ларина-Гарсию».

Обвинители заявили, что убийства были результатом неудачной сделки с наркотиками: Монтгомери организовал продажу таблеток Кампосу Ривере, а Ларин-Гарсия пошел вместе с Монтгомери, Дуарте Рая и Гарсия для завершения сделки.

Но очевидцев расстрелов, видимо, не было. Соседи вызвали полицию, когда услышали выстрелы, увидели Тойоту, мчащуюся по дороге   , и увидели тела в ней после аварии.

Свидетель показал, что мужчина, подходящий под описание Ларина-Гарсии, находился в машине с Гарсией, Дуарте Рая и Монтгомери до стрельбы. Текстовые сообщения показали, что Монтгомери договорился о продаже наркотиков с Кампосом Риверой незадолго до того, как они прибыли к нему домой.

Полиция не нашла пистолет, использованный при убийствах. Однако в доме Ларин-Гарсия они нашли пустой оружейный ящик и боеприпасы. В своих заключительных аргументах Долан настаивал на том, что нет убедительных доказательств того, что гильзы на месте происшествия совпадают с гильзами, найденными в футляре для оружия в спальне Ларин-Гарсия.

Долан сообщил присяжным, что Ольвера был пятым пассажиром в машине, в то время как обвинение утверждало, что в машине было всего четыре человека: Ларин-Гарсия, Монтгомери, Гарсия и Дуарте Райя.

Долан утверждает, что Олвера сидела на заднем среднем сиденье, а Ларин-Гарсия на заднем пассажирском сиденье и смогла выкатиться из машины, прежде чем стать пятой жертвой.

Долан пытался убедить присяжных в том, что у прокуратуры нет улик, и пытался повлиять на них с помощью «подстрекательских» выражений, например, называя Ларин-Гарсию «палачом» и «убийцей».

Заместитель окружного прокурора округа Риверсайд Саманта Пайшао добавила к этим описаниям, завершая свои заключительные выступления в среду. «Я прошу вас привлечь [Ларина-Гарсию] к ответственности за массовое убийство 3 февраля 2019 года», — сказал Пайшао присяжным.

Прокурор: «Обдуманное решение покончить с собой»

Пайшао начала свою заключительную речь во вторник и закончила в среду, подытоживая дело, которое она построила с тех пор, как представила свои вступительные заявления: что Ларин-Гарсия убила четверых с хладнокровным расчетом и пытался бежать до того, как его арестовали.

Полиция нашла Ларина-Гарсию, спрятавшегося под грузовиком в нескольких кварталах от того места, где разбилась Тойота.Он снял обувь и куртку и сказал полиции, когда его спросили, в порядке ли он: «Нет, я не в порядке, я только что был свидетелем убийства».

Ларин-Гарсия был доставлен в региональный медицинский центр пустыни для лечения травм. Видеодоказательства, показанные для присяжных во время суда, запечатлели, как он бежит по коридору больницы к выходу.

Затем он пошел в дом друга, Джозефа Бивера-младшего. Позже полиция обнаружила, что Бивер работал с матерью Ларин-Гарсии, чтобы собрать вещи Ларин-Гарсии и купить ему билет на автобус во Флориду под вымышленным именем.Ларин-Гарсия была арестована на станции Indio Greyhound 4 февраля.

Пайшао подчеркнула в своем заключительном слове, что Ларин-Гарсия проявляла агрессивное поведение за несколько дней до стрельбы. Один свидетель, Кевен Мартинес, показал , что за 90 095  дней до смертельной стрельбы он и Ларин-Гарсия проехали по району Дезерт-Хайленд-Гейтуэй-Эстейтс на северной стороне Палм-Спрингс. По словам Мартинеса, у Ларина-Гарсии на коленях был пистолет, и он угрожал убить кого-то.

Долан оспорил эти показания в своем заключении, заявив, что Мартинес в обмен на его показания получил иммунитет от офиса окружного прокурора в отношении других преступлений, в которых они рассматривали возможность обвинения его (в несвязанных делах).

Пайшао сказал, что, несмотря на короткий промежуток времени, который Ларин-Гарсия должен был совершить все четыре убийства, количество убийств указывает на то, что он сделал их преднамеренно и без угрызений совести.

«Откуда мы знаем, что это было преднамеренно? Потому что он продолжал это делать», — сказал Пайшао.«Каждый из них был обдуманным решением покончить с собой».

Долан выразил сочувствие жертвам и их семьям, добавив, что его клиент находится среди тех, кто стал жертвой этого дела.

«Ваше сердце должно сочувствовать этим семьям», — сказал Долан присяжным. «Четыре семьи потеряли своих детей. Давайте не будем делать из этого пятую трагедию для пятой семьи. Не осуждайте его из-за недостаточности доказательств».

Кристофер Дэмиен отвечает за общественную безопасность и систему уголовного правосудия.С ним можно связаться по адресу [email protected] или подписаться на него по адресу @chris_a_damien.

Как лучше спорить и быть более убедительным

Современные дебаты, как правило, невероятно разочаровывают.

Если вы прислушаетесь к формулировкам, используемым для оценки любых дебатов, вы обнаружите, что всегда присутствует элемент «победы». Цель для большинства людей, таким образом, состоит в том, чтобы иметь аргумент, который лучше аргумента оппонента. В противном случае вы предъявляете тот, который звучит лучше , чем у вашего оппонента.

Стремление выйти вперед в игре с нулевой суммой заставляет многих из нас совершать логические ошибки, преднамеренные или нет. Наиболее распространенным примером этого является соломенный человечек, когда одна сторона создает карикатуру на аргумент другой стороны и участвует в ней. Они подрывают оппозицию, нападая на самую слабую часть аргумента.

Вот что бывает, когда единственная цель — победить. Но если вас интересует нечто большее, чем просто победа, и вы хотите убедить, есть способ получше.

Представляем Стального Человека

Вместо того, чтобы заменять то, что кто-то говорит паршивым предложением, мы добьемся большего успеха, подкрепив их основной аргумент.

Это известно как Техника Стального Человека. Проще говоря, это построение наилучшей формы аргумента другой стороны, а затем участие в ней. Это проявление милосердия и исправление слабых мест в предложении другой стороны, чтобы он мог привести лучший контраргумент к вашей точке зрения.

Это простая идея, но невероятно сложная на практике.Большую часть времени мы заинтересованы в том, чтобы стать победителем, а не быть правым. Зачем тогда строить стального человека для другой стороны?

Во-первых, у вас будет больше шансов убедить другую сторону. Люди хотят, чтобы к их мыслям относились серьезно, а не отмахивались. Лучший способ сделать это — показать, что вы понимаете суть их аргументов, улучшив способ выражения основной идеи. Чуть меньше, и вы просто нападете на слабое проявление идеи, а не на саму идею.

Во-вторых, и это более важно, вам нужно постоянно проверять наши предположения и убеждения, чтобы построить лучшую ментальную модель мира. Если вы не можете ответить на самый сильный аргумент другой стороны, велика вероятность, что вы ошибаетесь. Это нормально, если вы готовы приспособиться к фактам и изменить свое мировоззрение.

Иначе вы мало чем будете отличаться от того, кто думает, что Солнце вращается вокруг Земли.

Как слушать (или Идеологический тест Тьюринга)

Техника стального человека не идеальна.

Одна из проблем заключается в том, что лучшая форма аргумента часто не имеет смысла для другого человека. Это не значит, что он дурак. Аргумент может быть более или менее осмысленным для человека в зависимости от его мировоззрения, ценностей и предпосылок, с которыми он работает.

Это означает, что нам нужно слушать и понимать, откуда приходят другие. Лучший способ сделать это — это то, что Брайан Каплан называет идеологическим тестом Тьюринга.

В тесте Тьюринга компьютер пытается выдать себя за человека:

Судья-человек ведет диалог на естественном языке с одним человеком и одной машиной, каждая из которых подражает человеческим реакциям.Все участники отделены друг от друга. Если судья не может достоверно отличить машину от человека, считается, что машина прошла испытание.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.