Англия 18 века: Англия в XVIII веке

Содержание

§ 22. Англия в XVIII веке. Промышленный переворот

§ 22. Англия в XVIII веке. Промышленный переворот

Внутреннее положение страны

После «Славной революции» в Англии окончательно утвердилась конституционная монархия. С 1707 г. не было ни одного случая, чтобы король не утвердил законопроект, представленный ему парламентом. Парламент фактически назначал и министров из членов победившей на выборах партии.

Продавец газет. Англия. XVIII в.

Но реальное значение быстро крепнувшей промышленной буржуазии никак не отражалось на ее роли в парламенте. В нем по-прежнему господствовали землевладельцы и «старая» буржуазия (т. е. торговцы и банкиры). Это было связано с давно закрепленным за каждым городом, областью и графством числом избирателей, а следовательно, и депутатов, которых они могли послать в парламент. Те или иные городки и целые районы могли давным-давно опустеть (в результате огораживаний, голода и пр.), но за ними сохранялось прежнее число мест в парламенте.

Такие районы называли гнилыми местечками.

Между тем крупные промышленные города (Манчестер, Бирмингем, Ливерпуль и др.) могли направить в парламент только по четыре депутата. В такой ситуации промышленникам нередко приходилось тайком покупать для себя голоса в гнилых местечках. Но это мало что меняло в несправедливом положении, в котором оказалась промышленная буржуазия.

Английский банк

Все более прибыльным становилось банковское дело. Крупнейшие финансисты-банкиры, создав частный Английский банк (1694), предоставляли правительству займы под большие проценты. Задолженность правительства Английскому и другим банкам быстро росла. Под контроль финансистов перешли и многие сельские земли. А с остальных лендлорды теперь сгоняли не только крестьян, но и мелких арендаторов. Им было удобнее сдать землю в долгосрочную аренду крупным фермерам. Продукция сельского хозяйства быстро увеличивалась, но росли и цены на нее.

В руках предпринимателей, торговцев и банкиров постепенно скапливались огромные капиталы. Это позволяло им строить новые и новые фабрики и заводы, а свободных рабочих рук в стране было в избытке. Логика Нового времени требовала получения максимальной прибыли, но этому мешал слабый уровень развития промышленности. Поэтому возникла острая необходимость широкого внедрения в производство технических усовершенствований и изобретений, которые позволили бы резко увеличить выпуск продукции. Все это создавало предпосылки для грядущего промышленного переворота.

Почему английский парламент не спешил ликвидировать гнилые местечки? С чем, по-вашему, это могло быть связано?

Политическая борьба в стране

В течение 46 лет (1714–1760) у власти в Англии находились виги. Это было связано с тем, что в 1714 г. на английский престол вступила новая, Ганноверская династия. Новый король Георг I был правнуком Якова I Стюарта, поэтому тори попытались было провозгласить восстановление династии Стюартов. Но мало кто хотел возобновления в стране междоусобиц. В итоге вигам удалось на время вытеснить своих соперников с политической арены, а лидерам тори даже пришлось бежать за границу.

Почти за полвека виги, находясь у власти, сблизились с торгово-финансовой буржуазией. По стране ходили слухи об огромных взятках, которые лидеры вигов получали от торговцев и банкиров. Во взяточничестве обвиняли даже Роберта Уолпола, возглавлявшего правительство Англии в 1721–1742 гг. Подтвердить подобные слухи всегда сложно, но, скорее всего, они были небезосновательны.

Георг III

В 1763 г. всю Англию всколыхнуло так называемое «дело Уилкса». Суть его состояла в следующем: когда король Георг III заявил, что парламент, мол, много себе позволяет, журналист Джон Уилкс выступил с острой критикой монарха в газете «Северный британец». Смельчака арестовали, но вскоре его пришлось освободить: как член парламента Уилкс пользовался депутатской неприкосновенностью. Лондонцы ликовали, улицы города были украшены плакатами и фонариками с цифрой «45» – именно под таким номером вышел «Северный британец» с дерзкой статьей Уилкса. Англичане, конечно, радовались не столько за журналиста, сколько потому, что восторжествовал один из главных принципов новой эпохи: закон должен быть единым для короля и торговца, министра и рабочего.

Но затем «дело Уилкса» приняло новый оборот. Палата общин, испугавшись королевского гнева, исключила Уилкса из своих рядов. Ему пришлось бежать во Францию, но в 1768 г. он вернулся на родину, и его вновь избрали в палату общин. Правда, избрание было объявлено «незаконным». Уилкса снова арестовали, но затем освободили, и он стал членом городского совета Лондона, что давало новый вид неприкосновенности. А в 1769 г. Уилкс и его друзья-виги создали Общество защиты «Билля о правах», которое выступало за ликвидацию гнилых местечек и расширение избирательного права.

Премьер-министр сэр Роберт Уолпол обращается к коллегам по кабинету

Движение в поддержку Уилкса выходило далеко за рамки умеренной политики либералов. Поэтому англичане считают это началом движения радикалов в стране.

После неудачной войны Англии с североамериканскими колонистами (1775–1783) в стране возникли антиправительственные настроения. На их волне к власти пришел кабинет «новых тори» во главе с выдающимся политиком и дипломатом Уильямом Питтом-младшим. Он возглавлял правительство в 1783–1801, а затем в 1804–1806 гг. «Новые тори» представляли интересы торгово-финансовой буржуазии, но и промышленников они поддерживали все сильнее. Это во многом было связано с разворачивавшимся в Англии промышленным переворотом, в ходе которого роль промышленников в стране неуклонно росла.

Почему попытка тори официально провозгласить восстановление династии Стюартов встретила решительный протест? Разве то, что новый король (Георг I) был дальним родственником Стюартов, не давало для этого оснований?

Начало промышленного переворота

Огромные капиталы, накапливавшиеся у предпринимателей, торговцев, банкиров, ждали выгодного использования. Эти капиталы во многом обеспечили финансирование промышленного переворота. Ему предшествовал переворот аграрный: в течение XVI–XVIII вв. в Англии практически исчезли крестьяне, в той или иной форме владевшие землей. Теперь на земле трудились наемные рабочие, а распоряжались ею фермеры и предприниматели, получившие землю в долгосрочную аренду от лендлордов.

Лишившиеся земли крестьяне бедствовали и готовы были за низкую плату выполнять любую работу не только на селе, но и в городах – на мануфактурах, а затем и фабриках. Поэтому число наемных рабочих стало расти, в обществе формировался новый класс.

Все это подготавливало почву для промышленного переворота. На практике он означал изобретение высокопроизводительных машин, налаживание их выпуска и активное внедрение в производство. При этом мануфактуры сменялись фабриками и заводами, где, в свою очередь, ручной труд вытеснялся машинным.

Начался же промышленный переворот в самой старой области английского производства – текстильной. Красивые цветные ткани, ввозившиеся из Индии, еще в XVII в. стали составлять серьезную конкуренцию английским. Ввоз дешевых ситцевых тканей быстро рос, и парламент даже пытался бороться с этим. Но ни ограничения, ни запреты не помогли: ткани из Индии стали ввозить контрабандой, что явилось подлинным бедствием для терявших заработки английских ткачей и их хозяев-предпринимателей. Безработные ткачи порой выражали свой протест весьма оригинально: они прямо на улицах срывали с женщин платья из индийского ситца, а иногда пытались поджечь лавки, торговавшие этим товаром.

Ткацкий станок

Тем временем мастера-самоучки начали делать машины, которым суждено было в корне изменить эту ситуацию. Еще в 1733 г. механик и ткач Джон Кей изобрел довольно примитивный ткацкий станок с ножной педалью. Эта новинка позволила резко поднять производство. В 1765 г. плотник и ткач Джеймс Харгривс придумал механическую прялку, с помощью которой один рабочий мог приводить в движение до 18 веретен. Прялка «Дженни» (так назвал ее Харгривс в честь своей дочери) разошлась по многим странам мира. В Англии бывший парикмахер Ричард Аркрайт приспособил к прялке «Дженни» водяное колесо. Но позже выяснилось, что Аркрайт попросту украл этот проект у не столь энергичного изобретателя Томаса Хейса.

А вот Аркрайт был полон энергии: уже в 1771 г. он построил хлопкопрядильную фабрику, где впервые в стране все основные работы выполняли машины.

Вскоре весь север Англии покрылся кирпичными фабриками в 4–5 этажей, где работало порой по нескольку сот человек. Именно на севере страны с Пеннинских гор сбегало множество быстрых рек и водопадов, словно специально приспособленных природой для вращения водяных колес.

Конечно, технические открытия не были монополией одной Англии. Так, еще в 1760 г. русский механик и предприниматель Родион Глинков применял водяное колесо для приведения в движение примитивной прялки. В 1763 г. русский конструктор-теплотехник Иван Ползунов создал проект двухцилиндровой паровой машины. Но в феодально-крепостнической России на изобретателей еще долго смотрели как на чудаков, оторванных от жизни, а их новинки почти не применялись. Такое случалось не только в России. Французский химик Бертолле в 1785 г. обнаружил, что ткани можно отбеливать с помощью хлора, а не раскладывать по старинке на лугах и дожидаться, пока солнце их выбелит. Но первыми изобретение Бертолле оценили соседи-англичане.

Развитие промышленного переворота и его первые итоги

Вслед за текстильной промышленностью изобретения появились и в других областях производства. Колоссальную роль сыграло изобретение парового двигателя. В отличие от водяного, он был универсальным, т. е. мог применяться где угодно, а не только использовать энергию рек. В 1784 г. конструктор Джеймс Уатт после 20 лет неудачных попыток наконец создал паровую машину с вращающимся валом. Примитивные паровые машины еще с конца XVII в. применялись для откачивания воды из угольных шахт. Но они были неудобными, то и дело ломались. А машина Уатта действовала надежно, эффективно и долго.

Использование паровой машины Уатта на ткацкой фабрике

Важные открытия были сделаны и в области металлургии. Здесь особенно отличилась династия механиков и предпринимателей Дерби. Так, Абрахам Дерби-сын еще в 1735 г. обнаружил, что если при плавке железной руды на коксовом топливе к ней примешивать негашеную известь, то качество чугуна улучшается. Изобретатель в течение двадцати лет совершенствовал и усложнял процесс плавки. Зато в итоге его завод стал выплавлять более 20 тонн чугуна в сутки.

Выплавка металла

Открытие Дерби имело огромное значение. К тому времени в Англии были вырублены крупные лесные массивы, так что плавить железо и чугун на древесном угле, как прежде, стало сложно. До внедрения изобретения Дерби-сына англичанам даже приходилось ввозить железо с материка. Теперь же положение изменилось. Вскоре целый ряд других изобретений позволил значительно расширить и удешевить производство чугуна, железа и стали.

Промышленный переворот и сопутствовавший ему стремительный рост производства вызвали необходимость более быстрых перевозок товаров: ведь их нужно было выгоднее продать и поскорее! Дорожная система Англии не соответствовала этим новым потребностям. Пришлось спешно налаживать пути сообщения. Вскоре страна покрылась сетью каналов: это позволяло быстро и дешево перевозить любые товары, даже такие тяжелые, которые сложно было бы везти по обычным дорогам. Но и запущенные сухопутные дороги страны, конечно, также требовалось привести в порядок. Они находились в плачевном состоянии – грязь и рытвины, ямы и обрывы. Парламент только в 1769–1784 гг. принял около 450 актов о починке старых дорог и строительстве новых. Сеть каналов и дорог помогала с предельной эффективностью использовать все достижения промышленного переворота.

Но в начальный период промышленного переворота (да и в дальнейшем) у него было немало противников. Так, многие предприниматели считали, что высокая производительность машин лишит рабочих заработка и в итоге они разбегутся с фабрик и заводов. Против машин выступал даже французский просветитель Монтескьё. И некоторые основания для этого были. Так, изобретенный английским священником и агрономом Эдмундом Картрайтом новый ткацкий станок (1785) позволил повысить производительность труда в 40 раз! Но в итоге заработки ткачей действительно мигом упали, и многие из них остались без работы.

Лондонский порт

В среде пострадавших рабочих вспыхнул даже своеобразный бунт против машин. Возникло движение так называемых луддитов: они врывались на фабрики и ломали станки, а порой могли и сжечь саму фабрику. Слово «луддизм» связано с именем Недда Лудда – легендарного паренька, якобы разбившего ткацкие рамы на чулочной фабрике. Предприниматели несли от таких набегов большой ущерб и нередко были вынуждены нанимать войска для охраны фабрик. Особенно большой размах движение луддитов приобрело в начале XIX в. Но оно не могло остановить успешного развития промышленного переворота. Его преимущества становились все более очевидными.

Почему выступления луддитов не могли остановить промышленный переворот?

Подведем итоги

В течение XVIII в. Англия укрепила свои политические и экономические позиции в Европе и мире. Основную роль в этом сыграл промышленный переворот, преобразивший жизнь Англии, а затем и других стран. Промышленный переворот заложил основы новой, индустриальной цивилизации.

• 1763 Начало «дела Уилкса».

«Мой жаркий пот, мой тяжкий труд

Меня лишь к жалобам ведут.

И я в отчаяньи проклял

Тот день, когда в сей мир попал.

Ни шиллинга мне не сберечь!

Придется нищим в землю лечь…»

(Из стихотворения «Жалоба», написанного неизвестным английским ткачом в начале промышленного переворота)

Вопросы

1. Для чего промышленной буржуазии нужно было расширить свое представительство в парламенте? Разве ее основное занятие – предпринимательство – как-либо зависело от этого? И если зависело, то как именно?

2. В чем вы видите значение «дела Уилкса»? К какому политическому течению вы бы отнесли действия Уилкса, его сторонников и защитников – к либерализму или к радикализму?

3. В чем заключалось значение аграрного переворота? Почему его называют предшественником промышленного переворота, какая между ними связь?

4. Была ли, по-вашему, у луддитов какая-либо программа либо просто цель? Или их действия носили стихийный, случайный характер?

Задания

1. На основе материалов учебника составьте таблицу «Основные изобретения и открытия начального периода промышленного переворота (до 1789 г. )».

2. Прусский король Фридрих II был противником промышленного переворота. Он, в частности, заявлял, что если бы в Пруссии были введены прядильные машины, то «множество людей, до сих пор кормившихся от прядения, лишились бы куска хлеба. А это совершенно недопустимо». Как вы считаете, действительно ли этот просвещенный монарх заботился о судьбе простых прядильщиков? Или его позиция была вызвана чем-то другим?

3. В 1779 г. в одном из отчетов о нападениях луддитов на фабрики, в частности, говорилось: «И вот эти углекопы и другие рабочие общим числом до 8 тыс. двинулись с барабанным боем и развернутыми знаменами на фабрику. Они нашли там сэра Ричарда Клейтона во главе стражи из 50 инвалидов. Что могла поделать кучка людей против этих тысяч исступленных? Инвалидам пришлось отступить и играть роль зрителей, а толпа тем временем вдребезги разбивала оборудование, ценность которого исчисляется в 10 тыс. фунтов стерлингов… Они не скрывают намерения разрушить машины не только в ближних городах, но и во всей Англии». Дайте оценку действиям луддитов. Допустим ли, по-вашему, подобный протест против снижения заработков или даже увольнения с фабрики?

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Англия в 18 веке — История страны

Задолго до конца восемнадцатого века Британия была не менее могущественным государством, чем Франция. Это произошло в результате резкого роста промышленности и торговли и расширении колониальных владений Великобритании. Теперь у Британии был самый сильный военный флот в мире, который контролировал ее собственные торговые пути и угрожал путям врагов.

В первый раз за историю Великобритании государственные решения принимали министры. Власть теперь принадлежала им, партиям, которые они представляли, и их союзникам в парламенте. Министры правили богатой страной, чье богатство выросло на торговле с колониями.

Однако, была и другая сторона медали. С концентрацией капитала в руках небольшого количества финансистов и предпринимателей больше простых людей теряли свои земли и дома и были вынуждены переселяться в города, формируя рабочий пролетариат . Развитие промышленности привело к неожиданному росту таких городов, как Бирмингем, Глазго, Манчестер и Ливерпуль.

После смерти королевы Анны, последней из династии Стюартов, в 1714 году было неясно, кто унаследует корону Великобритании. Некоторые тори хотели поставить на престол сына Джеймса II, но тот отказался принять англиканскую веру и власть перешла к Георгу, правителю Ганноверской династии.

Однако, сын Джеймса II не отказался от своих прав на трон, и в 1715 году попытался взбунтоваться против Георга, который к тому времени уже прибыл в Англию. Армия Георга без труда разбила войска якобитов , как тогда называли сторонников Стюартов.

Полномочия правительства значительно расширились, так как новый король говорил только на немецком языке и не слишком интересовался своим новым королевством. Среди министров короля выделялся Роберт Уолпол, который считается первым британским премьер-министром.

В других европейских странах монархи обладали абсолютной властью, поэтому Уолпол хотел держать короля Британии под контролем парламента. Ограничения власти монарха были следующими: король не мог быть католиком, король не мог отменять или изменять законы, армия и финансы короля зависели от парламента.

В 1733 году Франция заключила союз с Испанией. Этот союз мог привести к резкому улучшению торговой позиции Франции, которой открывался путь к рынкам испанских колоний в Южной Америке и на Дальнем Востоке. Англия безуспешно пыталась выйти на эти рынки еще со времен Фрэнсиса дрейка.

Война с Францией началась в 1756 году. До этого Британия уже воевала с Францией в 1743-48 годах, но на этот раз англичане оставили войну в Европе на своего союзника, Пруссию, а сами обрушили все свои силы на французские колонии. Целью Великобритании было уничтожение торговли Франции.

В Канаде британцы захватили Квебек и Монреаль в 1759 и 1760 годах соответственно. Это позволило британцам контролировать торговлю мехами, рыбой и лесом. Тем временем французский военный флот был уничтожен у берегов Испании, а в индии британские войска разгромили французов как в Бенгале, так и на юге возле Мадраса, уничтожая французские торговые интересы. В результате победа над французами Британия стала контролировать большую часть индии. Огромное количество англичан поехало осваивать новые колонии.

В 1760 году к власти пришел новый король, Георг III. Он не хотел продолжать войну и заключил мир с Францией в 1763 году, не предупредив о своих намерениях Пруссию, своего союзника.

В оставшиеся годы столетия торговля Великобритании быстро развивалась. К концу восемнадцатого века самыми прибыльными оказались индийские колонии. Образовался так называемый треугольник прибыльной торговли Британии: английские товары, в частности, ножи и ткани, обменивались в Западной Африке на рабов, эти рабы доставлялись на плантации сахарного тростника в индию, а затем сахар перевозился в Великобританию. Колонии были важным рынком сбыта английских товаров с этого времени и до распада империи в двадцатом веке.

ПОТЕРЯ АМЕРИКАНСКИХ КОЛОНИЙ

В 1764 году разразилась ссора между американскими колониями и британским правительством по поводу налогообложения. К 1770 году в британских колониях северной Америки насчитывалось уже около 2,5 миллионов человек. Некоторые из них считали, что их обкладывают налогами незаконно и без их согласия. Американские колонии объявили бойкот английским товарам. Это был бунт, который правительство решило подавить силой. Началась американская Война за независимость.

Война в Америке длилась с 1775 по 1783 год. Это был полный разгром английских войск. В результате Британия потеряла все, кроме Канады.

ИРЛАНДИЯ И ШОТЛАНДИЯ

Победа Вильяма Оранского в 1690 году значительно повлияла на ирландский народ. В следующие полвека протестантский парламент в Дублине приняло законы, по которому католики не могли быть членами парламента, не могли голосовать на выборах, не могли быть юристами или занимать государственный пост, поступать в университет или во флот. Католиков до сих пор было больше, чем протестантов, но они стали гражданами второго сорта на своей же земле. К 1770-м годам, однако, жизнь стала легче и некоторые из законов против католиков были отменены.

Чтобы усилит контроль Великобритании, Ирландия была присоединена к Британии в 1801 году, а ирландский парламент был упразднен. Соединенное Королевство Великобритании и Ирландии просуществовало 120 лет.

Шотландия также пострадала от попыток Стюартов отвоевать трон. Через тридцать лет после неудачной попытки сына Джеймса II его внук, принц Чарльз Эдуард Стюарт высадился на западный берег Шотландии и стал собирать армию против англичан. Некоторые горные кланы пошли с ним, но армия принца была разбита и бунт подавлен. Горцев жестоко наказали: многие из них были убиты, другие высланы в Америку. Их дома сожгли, а домашний скот убили. Страх перед горцами был настолько велик, что был даже принят закон, запрещающий ношение килта и игру на волынке.

ЖИЗНЬ В ГОРОДАХ

В 1700 году Англия еще была в основном сельскохозяйственной страной, но уже к середине восемнадцатого века из деревень выросли такие города, как Манчестер, Ливерпуль, Бирмингем, Шеффилд и Лидс.

Санитарная обстановка в городах была ужасной. Горожане выбрасывали мусор прямо на улицы или в сточные канавы, улицы были грязными и узкими, иногда всего два метра шириной. Города были очагами заболеваний. В результате только один ребенок из четырех в Лондоне доживал до двадцати лет. Первыми умирали, конечно, дети бедняков.

В течение восемнадцатого века были предприняты попытки оздоровления городов. Строились более широкие улицы, на которых могли разъехаться два экипажа. С 1734 года в Лондоне появилась система городского освещения. После 1760 года городам было разрешено брать налоги с землевладельцев, которые пошли бы на нужды города. Вскоре Лондон и другие города стали чистыми и аккуратными.

В городах восемнадцатого века население делилось на четыре основных класса: богатые торговцы, торговцы и лавочники, ремесленники и рабочие без определенных навыков.

ЖИЗНЬ В ПРОВИНЦИИ

В провинции жизнь обычных людей изменилась даже в большей степени, чем в городах. В начале века большинство деревень придерживалось старого способа организации и обработки земли, при которой деревня стояла в центре больших трех или четырех общественных полей, а также каждый житель обрабатывал свою узкую полоску земли. Каждые три года земле давали отдохнуть.

Но в течение восемнадцатого века большинство общественной земли забрали землевладельцы и богатые торговцы, которые хотели надежно вложить свои деньги, заработанные на торговле с колониями. В результате многие крестьяне лишились земли, на которой они пасли скот или даже строили дома.

Во второй половине столетия были сделаны значительные сдвиги в способе обработки земли, изобретены новые машины и удобрения. Эти улучшения позволили выращивать пшеницу практически везде, и даже бедняки могли себе позволить есть белый хлеб. Но несмотря на улучшения в сельском хозяйстве и увеличение урожаев и поголовья скота Британия уже не могла прокормить растущее население. Она была вынуждена импортировать часть продуктов.

ИДУСТРИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Несколько причин послужили толчком к индустриальной революции в Великобритании: деньги, рабочая сила, увеличившийся спрос на товары, новые источники энергии и улучшенный транспорт.

Увеличение урожаев позволило кормить большое количество горожан в растущих городах. Эти люди в основном были крестьянами, которые лишились своей земли и теперь были вынуждены покупать продукты питания и одежду, что увеличило спрос на эти и другие товары.

К началу восемнадцатого века в Великобритании уже существовали примитивные машины для массового производства простых в изготовлении товаров. Каждая машина предназначалась для выполнения одной простой операции, что привело к развитию принципа разделения труда, который стал одним из краеугольных камней индустриальной революции.

В течение столетия резко увеличилась добыча угля и выплавка железа и стали из железной руды. В 1800 году Британия добывала в четыре раза больше угля и выплавляла в восемь раз больше стали, чем в 1700 году. Увеличившееся производство железа сделало возможным производство новых машин. Изобретение или улучшение в одной отрасли вело к увеличению производительности в другой. В 1785 году был изобретен ткацкий станок. Теперь, когда производство тканей и одежды стало гораздо проще, Британия импортировала большое количество хлопка-сырца из колоний и экспортировала готовые хлопковые и шерстяные ткани и одежду в страны Европы и в собственные колонии.

Открылись фабрики по производству фарфоровой посуды из местной глины. Фарфоровая посуда быстро вытеснила ранее использовавшиеся металлические тарелки и чашки. Скоро фарфор стали экспортировать в больших количествах. Самой знаменитой была фабрика Джошуа Веджвуда. Его фарфоровая посуда высочайшего качества популярна и сейчас.

Себестоимость товаров была резко снижена благодаря улучшенной транспортной системе. Между городами были вырыты каналы, которые позволили перевозить товары по воде, более дешевым способом. Дороги, которые до сих пор использовались для перевозки людей, а не товаров, также были улучшены. Именно благодаря улучшившейся системе транспорта по воде и по суше был возможен успех индустриальной революции.

Однако, существовали и недостатки быстрого подъема производства: из-за введения в эксплуатацию машин многие рабочие теряли свои рабочие места. Те, кто работал, хотели улучшить условия работы и поднять заработки. Периодически возникали бунты рабочих, большинство участников которых отправлялись громить машины, заменившие их на фабриках. Парламент принял закон, по которому нанесение вреда машинам каралось смертной казнью. Британия боялась революции.

ВОЙНА С НАПОЛЕОНОМ

Соседи Франции не сразу осознали, чем им грозит происходящая там революция. Военная мощь и власть монарха были бессильны перед революционными идеями.

Во Франции революцию совершили буржуа, или средний класс, которые повели за собой крестьян и рабочий класс. В Англии буржуа и землевладельцы мирно сосуществовали веками в Палате Общин, и стали самым влиятельным классом в британском обществе. Они не симпатизировали французским революционерам и были испуганы возможным пробуждением рабочего класса. Революция могла произойти из-за присвоения общественной земли, из-за быстрой механизации производства и из-за скорого роста населения.

Некоторые радикалы симпатизировали французским революционерам, но большинство правящего класса решили, что их атакуют. На радикалов нападали, их арестовывали и обвиняли в угрозе британскому правительству.

Французская революция пугала всю Европу. Британское правительство так боялось революции, что даже посадило в тюрьму лидеров радикалов. Оно особенно боялось восстания армии, для которой оно построило казармы, чтобы отгородить ее от влияния обычных людей.

Будучи островом, Великобритания была в меньшей опасности, чем другие европейские страны, но она также вступила в войну против Франции, когда последняя захватила Бельгию и Голландию. Одна за одной европейские страны сдавались Наполеону и насильно объединялись с ней. Большая часть Европы находилась под контролем Наполеона.

Британия решила воевать с Францией на море, потому что у нее был лучший морской флот, и потому что жизнь Британии зависела от сохранности ее торговых путей. Командующий британским флотом, адмирал Нельсон, выиграл несколько решающих боев возле побережья Египта, у Копенгагена и наконец возле Испании у Трафальгара в 1805 году, где он уничтожил испано-французскую флотилию.

На суше английскими войсками командовал генерал Веллингтон. После нескольких побед над французами в Испании он вошел во Францию. Наполеон, ослабленный после разгрома в России, сдался в 1814 году. Но на следующий год он сбежал из плена и быстро собрал армию во Франции. Веллингтон с помощью прусской армии окончательно разгромил Наполеона в бою при Ватерлоо в июне 1815 года.

Англия в конце 17 — начале 18 века

В конце XVII — начале XVIII века в Англии произошли глобальные и крайне важнейшие перемены. Они были вызваны приходом к власти короля Вильгельма III Оранского в результате «Славной революции» в 1688 году, затем правлением Анны и короля Георга I.

Конституционная монар­хия

Новый король Вильгельм III и его преемники могли управлять Англией только в согласии с парламентом. Это означало, что в стране утвердилась новая форма правления — ограниченная законом конституционная монар­хия. При этом единой конституции в Англии так и не было создано. Ее заменяли несколько законов, изданных в разное время.

«Билль (закон) о правах»

В 1689 году парламент принял «Билль (закон) о правах». Согласно ему налоги и за­коны мог устанавливать только парламент. Он должен был собираться постоянно, его избирали на свободных выборах подданные, облада­ющие собственностью.

Кроме того, «Билль о правах» объявил выборные суды присяжных независимыми от короля.

Свобода слова

Каждый подданный получал свободу слова — право свободно высказываться и доказывать свою точку зре­ния на собраниях, в газетах, в парламенте.

Тори и виги — партии

Тори и виги превратились в политические партии, то есть организации, которые выражали мне­ния разных слоев населения и боролись за их голоса перед каждыми новыми выборами.

Неприкосновенность личнос­ти

Еще во времена Реставрации, в 1679 году, парламентом был принят «Акт о лучшем обеспечении свободы подданного». Теперь любой анг­личанин, арестованный полицейским, мог требовать немедленной до­ставки в суд присяжных для предъявления обвинения и доказательств вины. Таким образом, устанавливалась неприкосновенность личнос­ти перед властями государства.

Акт об устроении

В 1701 году парламент принял «Акт об устроении». Король отныне должен был повиноваться законам Англии: исповедовать только анг­ликанство, не иметь собственности за пределами страны и не покидать ее без разрешения парламента. Кроме того, все министры «правитель­ства его величества» могли быть вызваны в суд парламента и отправ­лены в отставку. Чтобы министры пользовались поддержкой парла­мента, король стал назначать их только из той партии (тори или виги), которая получила большинство мест на последних выборах. Так воз­никло правительство, по сути, назначаемое парламентом.

Схема устройства конституционной монархии Великобритании

Объединенное королевство Великобритания

см.  Процветание Великобритании (Англии) в 18 веке Материал с сайта http://doklad-referat.ru

После смерти Вильгельма III Оранского на престол взошла вторая дочь Якова II Стюарта — Анна (1702-1714). При ней в 1707 году было завершено образование объединенного королевства Англии, Шотлан­дии, Уэльса и Ирландии. Страна получила название Великобритания.

Устранение короля от власти

После смерти Анны парламент пригласил в Англию внука сестры Карла I — немецкого принца из протестантской Ганноверской динас­тии — Георга I. Поскольку этот король даже не знал английского язы­ка, при нем установился еще один конституционный обычай. Король больше не присутствовал на заседаниях Кабинета министров, и роль главы правительства стал исполнять первый министр, назначенный парламентом. Таким образом, король был полностью устранен и от государственной власти, он «царствовал, но не правил».

На этой странице материал по темам:
  • Англия 17 *18 век кратко

  • Монархия англии 17 — 18 век

  • Англия 16-18 век король

  • Англия в конце 18 века 1707

  • Форма правления в англии 16-18 веков

Вопросы по этому материалу:
  • Докажи, что в Англии была установлена конституционная монархия.

  • Каковы итоги революционных со­бытий в Англии к 1714 году? Как эти события могут повлиять на разруше­ние аграрного общества?

Британия и Европа: три века противостояния

В 1932 году бывший канцлер казначейства Уинстон Черчилль, уже несколько лет прозябавший на задней скамье в палате общин, отправился в путешествие по Европе. Он писал книгу о своем предке, полководце герцоге Мальборо и хотел посетить места былых сражений английских войск с неприятелем. Большая часть пути проходила по Германии, где отставной политик попутно расспрашивал немцев о феномене Гитлера. Так Черчилль познакомился с Эрнстом Ганфштенгелем — помощником фюрера по связям с прессой. Встреча с самим вождем расстроилась в последний момент. Так два человека, позже возглавившие свои страны в ожесточенной схватке, упустили шанс познакомиться лично. Но пребывание Черчилля в Мюнхене с двойной целью — написания истории герцога и рекогносцировки возможного будущего противника — имело и символическое значение. Эпопею, начатую первым герцогом Мальборо в начале XVIII века в ходе Войны за испанское наследство, завершал его прапраправнук в середине XX столетия.

В этой истории мы выделим три решающих испытания, когда судьба Альбиона стояла на кону, а его поражение означало бы конец англосаксонской цивилизации. Но всякий раз, кто бы ни противостоял Джону Буллю — Наполеон, кайзер Вильгельм II или Адольф Гитлер, борьба завершалась в пользу Лондона, хотя нередко Англия оставалась в одиночестве против всей Европы. Что же, помимо географии, спасало остров?

Битва снабженцев

Реклама на Forbes

Великобритания не хотела войны с революционной Францией. В XVII веке она уже воевала с ней четыре раза, выступая гарантом баланса сил в Европе, и всякий раз била самоуверенных галлов. Последняя война, наложившаяся на борьбу с североамериканскими колониями, ввергла страну в долги на £250 млн — по тем временам гигантскую сумму. Премьер-министр Уильям Питт Младший желал мира. В 1787-м он заключил торговый договор с Парижем о взаимном снижении пошлин и об отмене паспортов для поездок из одной страны в другую.

Но во Франции началась революция. Страна сползала в кровавый хаос анархии и истерию подозрительности. Любимой темой главарей уличной толпы, да и многих депутатов Конвента, стал поиск «английских шпионов», которых в Париже было не больше чем в 1937-м в Москве. В начале 1793 года, казнив короля Людовика XVI (Питт отказался от попыток спасти его жизнь ради мира с Францией), республика объявила-таки войну Англии, бросив вызов традиции от лица революции.

Население Франции превосходило население Англии почти в два раза. Ее революционные армии сокрушили Австрию и Пруссию, подчинив Италию и захватив Испанию. К 1809-му почти вся Европа от Пиренеев до Пруссии, от Далмации до Голландии находилась под властью Бонапарта. Россия являлась его союзником, и Англия противостояла ему в одиночку.

Франция рвала с феодальными традициями, открывая путь всему новому. Каждый солдат, получивший полноценные гражданские права, мог дослужиться до маршала, критерием для продвижения служила доблесть, а не происхождение. Была введена метрическая система, изобретен оптический телеграф для связи с войсками, в сражениях для наблюдений использовался недавно придуманный воздушный шар. В стране имелась крепчайшая централизованная власть, введшая призывную систему, всеохватный полицейский контроль.

Англия же представляла собой едва ли не полную противоположность. У нее была малочисленная постоянная армия (всего 40 000 человек в 1793 году), набираемая по найму из подонков общества. «Пойти за королевским шиллингом» (завербоваться в солдаты) означало махнуть на себя рукой, признав неспособность заработать иным способом. Главнокомандующий герцог Веллингтон называл своих солдат отбросами и негодяями.

Офицерский корпус, напротив, формировался исключительно из «джентльменов», звания и должности необходимо было официально покупать. Правительственная власть разделялась между вечно ссорившимися между собой короной, министрами и палатами парламента. «Феодализм» в отличие от французов никто не искоренял, и даже сто лет спустя, в 1894 году, только 10% земли принадлежало тем, кто ее обрабатывал. Тем не менее планы великого полководца по сокрушению британской империи провалились, а сам он отправился доживать свой век в ссылку под контролем англичан.

Альбион вел все свои войны, переигрывая противника финансами и логистикой. Дабы уменьшить госдолг после неудачной войны с американскими колониями, Питт поднял налоги и учредил так называемый фонд погашения (Sinking fund), в который шли «сверхплановые» налоговые поступления. Из фонда в год выплачивалось по £9,5 млн — проценты по правительственным обязательствам частным кредиторам, чтобы те не беспокоились и продолжали кредитовать правительство и далее или по крайней мере не судились с короной и не паниковали.

Напротив, французские финансы, надорванные военной поддержкой восставших против Великобритании американцев, после революции 1789 года ничуть не стабилизировались. Продажа «национальных имуществ» не помогла, и страна, экономика которой оставалась полунатуральной и в основном аграрной, погрузилась в гиперинфляцию, погубившую режим Директории, которую сменил Наполеон. При нем, по его собственному выражению, «война кормила войну» — финансировалась завоеванными странами, которые платили контрибуции и были вынуждены содержать оккупационные войска. Экономика подсаживалась на иглу бесконечной агрессии.

Тем временем промышленно-торговая Англия благодаря крепким финансам смогла быстро увеличить число военных кораблей с 303 в 1794 году до 646 в 1799-м. Сухопутные силы увеличились до 250 000 человек, не считая милиции и территориальной обороны. Каждый шестой мужчина встал под ружье — без ущерба для экономики.

Вторым решающим шагом стала реорганизация логистики после войны с американскими колониями, которую Лондон проиграл, не в силах наладить снабжение войск за океаном. Организованный правительством Морской совет по продовольствию и транспорту создал провиантские базы и пороховые склады в ключевых точках земного шара, так что снабжение экспедиций за тысячи миль не было проблемой для Британии. Война с Францией и ее союзниками была глобальной, англичане не давали покоя противнику в Индонезии и на Цейлоне, в Южной Африке и Аргентине, в Египте и на Гаити.

Наполеон же так и не решил задачи снабжения войск, что послужило одной из главных причин его поражения. Император вверг Великую армию в катастрофу голода в 1812 году в России, но примечательнее другой, не менее важный, логистический провал в Испании.

Кампания 1808–1814 годов на Пиренейском полуострове была битвой служб снабжения. Экспедиционный корпус герцога Веллингтона снабжался по морю за полторы тысячи километров исправнее и надежнее, чем войска французов через границу. Более того, дабы избежать грабежа испанскими союзниками мирных жителей и предотвратить партизанскую войну, герцог взял на свой счет и снабжение испанцев.

Жестом отчаяния императора стало объявление континентальной блокады Англии в 1806 году. Закрытием европейских портов для британских товаров Наполеон думал удушить Альбион, но вышло наоборот. Тысячи французских торговцев и мануфактур разорились, потеряв рынки сбыта и поставщиков. Портовые города захирели, улицы Бордо, крупнейшего торгового центра, заросли травой. Напротив, британские промышленники и купцы в отсутствие конкурентов стали сильнее и даже через контрабандистов поставляли сукно для обмундирования солдат Наполеона. К концу блокады англичане контролировали 20% мирового товарооборота и 50% торговли промышленными товарами.

Англичане убедительно продемонстрировали превосходство своей экономической и политической системы. Несмотря на ее архаизм по сравнению с французской, она обладала важнейшим свойством — динамичностью и гибкостью. Формальные недостатки оборачивались реальными преимуществами. Так, если сельское хозяйство Франции, где крестьяне после революции получили больше прав, стагнировало, то, по оценке историка, «в Британии феодальные поместья превратились в процветающие аграрные фермы, как нельзя лучше приспособленные для коммерческого использования» — благодаря лучшей охране права собственности (в том числе через «огораживание») и мотивированности арендаторов, работавших преимущественно на рынок. Во Франции же крестьяне, избавленные от феодальной зависимости и купившие землю, зачастую вели натуральное и полунатуральное хозяйство.

Гораздо важнее политической была промышленная революция, произошедшая в Англии, но запоздавшая во Франции. Лондон победил Париж внедрением большого количества паровых машин и разнообразных станков, сделавших возможными масштабное заводское производство, в том числе оружия и боеприпасов. От изобретений Монгольфье и Кюньо французам было мало толку, косная промышленность не могла их освоить и внедрить. Инновационная же экономика Англии моментально усваивала любое новшество. Наполеон счел Роберта Фултона шарлатаном и отверг проект подводной лодки «Наутилус», тогда как Питт дал указание, не теряя времени, использовать изобретения американца. Англичане не сочли зазорным позаимствовать в Индии у своего врага Типу Султана боевые ракеты, которые, усовершенствованные Уильямом Конгривом, сожгли Булонь, Копенгаген и Данциг.

Реклама на Forbes

Habeas corpus act, парламентский контроль, политическая состязательность и свобода прессы оказались сильнее диктатуры. Они обеспечивали способность быстро извлекать уроки. Так, Фредерик, герцог Йоркский, после поражения в Голландии в 1799 году провел эффективную реформу армии, но его самого через несколько лет чуть не привлек к суду парламентский комитет по обвинению в коррупции — неслыханная вещь для континента. Веллингтон говорил: «Наполеон может расходовать людей без счета, но если я потеряю 500 человек без острой необходимости, то предстану перед судом Палаты общин».

Не меняя государственной системы, английское общество научилось выдвигать молодых даровитых лидеров. Питт Младший стал премьером в 24 года, будущего премьер-министра Генри Пальмерстона назначили младшим лордом Адмиралтейства в 23 года, а военным министром в 25 лет. При этом англичане обходились без особой бюрократии. Веллингтон, став впоследствии премьер-министром, собственноручно писал все свои письма, отвечая на каждый поступавший запрос, а Пальмерстон, придя в Форин Офис, руководил мировой политикой, располагая штатом менее чем в 45 чиновников. Закономерным финалом двадцатилетней борьбы стали Ватерлоо и Венский конгресс — во многом триумф британской дипломатии, гарантировавший Европе сто лет относительно мирной жизни.

Победа в тылу

В 1815–1914 годах Британия находилась в расцвете могущества, будучи центром мировой империи, над которой никогда не заходило солнце. Лондон играл в мировых делах роль схожую с той, что сегодня играет Вашингтон. Но к концу XIX века в мире стали возникать новые силы, бросая вызов Pax Britannica.

Самой опасной стала Германия, объединенная в 1871-м гением Бисмарка. Она стремительно догоняла Англию. Уже в 1910 году Германия произвела 14,8 млн т стали, а Великобритания — только 10,2 млн т. Империя кайзера вырвалась в мировые лидеры в области химической и электротехнической промышленности. AEG, Siemens, BASF, Bayer, Hoechst, Krupp, Thyssen стали синонимами не только монополистического капитала, но и технического прогресса. Германия покрылась сетью высших технических училищ и школ, выпускавших тысячи инженеров.

Реклама на Forbes

Германия требовала места под солнцем, жаловалась, что ее обделили при разделе колоний, и была преисполнена решимости бросить вызов британскому владычеству. Наглядный пример — «гонка дредноутов». Адмирал Тирпиц, ненавидевший Британию, считал: если немецкий флот станет равен по силам британскому, Англия будет избегать конфронтации. К 1914 году на 29 английских линкоров приходилось 17 немецких.

Как Франция в конце XVIII века, Германия создала сильнейшую армию в Европе с безупречной дисциплиной, выучкой, оснащением и лучшим на тот момент Генштабом. Британская же армия к 1914 году состояла из 11 пехотных дивизий и трех кавалерийских, будучи равной по численности армии Сербии. Ее 113 боевых аэропланов противостояли 384 германским (плюс 30 дирижаблям).

Причин, приведших к Первой мировой войне, бесчисленное множество, но если рассматривать упрощенно, то главной является соперничество Англии и Германии. Последняя выступала как ревизионистская сила, грозившая разрушить старую систему, чьим гарантом служил Лондон, вокруг которого сплотились Франция и Россия, опасавшиеся немецких претензий на мировое лидерство. Выстрел в Сараево оказался той спичкой, которая взорвала накаленную атмосферу неуправляемых националистических и империалистических страстей.

В войну Великобритания вступила позже остальных — 4 августа 1914 года — из-за нарушения Германией нейтралитета Бельгии, гарантом которого являлся Лондон. Захватив инициативу, войска кайзера оккупировали Бельгию и подошли к Парижу. Началась позиционная война, в которой линия фронта почти не менялась на протяжении четырех лет. Противостояние Антанты и Центральных держав свелось к тому, удастся ли первой задушить экономически противника, или он сумеет нанести поражение, прежде чем истощатся его силы? Лондон сделал ставку на тотальную блокаду Германии, фактически прервав ее морское сообщение с внешним миром. Дредноуты кайзера не осмеливались выйти в открытое море на прорыв, оказавшись ненужными дорогостоящим игрушками. Альбион, истребив рассеянные крейсера противника, все четыре года был хозяином мирового океана.

Первого февраля 1917 года Германия в ответ на блокаду объявила о начале неограниченной подводной войны. Суда всех стран топились без предупреждения в зоне, объявленной запретной. По расчетам немецких экономистов, если бы удалось ежемесячно уничтожать торговые суда общим водоизмещением до 600 000 т, Великобритания через шесть месяцев, лишившись торгового флота, запросила бы мира. Поначалу казалось, что так и произойдет: в феврале было потоплено 105 кораблей (540 000 т водоизмещения), в марте — 147 (594 000 т), а в апреле потерянный тоннаж превысил 880 000 т. Стратегических запасов в Англии оставалось на шесть недель.

Реклама на Forbes

Но ответ был найден быстро — отныне торговые суда шли лишь в составе до зубов вооруженного конвоя. Уже в мае 1917-го потери англичан сократились, а к концу года они уже не отражались на снабжении. Зато вверх пошли показатели потерь немцев. Если за всю войну до февраля 1917-го они потеряли 48 субмарин, то с февраля до конца года — 61. На следующий год их потери составили 69 субмарин. Они лишались большего количества лодок, чем могли строить.

В кратчайшие сроки остров преобразился. В 1916 году был впервые введен обязательный призыв. Профсоюзы договорились с промышленниками, и экономика не знала трудовых конфликтов. В 1915–1916 годах, как пишет историк, «произошла промышленная и социальная трансформация государства, возник беспрецедентный механизм государственного и коллективистского контроля». Он распространился от шахт и железных дорог до торговли. Было создано Министерство военного снабжения, которое возглавил бывший министр финансов и будущий премьер Дэвид Ллойд Джордж. Наряду с ним возникли такие, ранее непредставимые, министерства, как судоходства, авиации и даже по делам блокады, которое координировало экономическую борьбу с Германией. В 1918 году для победы в пропагандистской войне было учреждено Министерство информации, руководить которым поставили колоритного англо-канадского бизнесмена, газетного олигарха лорда Бивербрука, с которым мы еще встретимся через 20 лет.

Англия, в отличие от Германии, не знала голода. По оценке лидера лейбористов Рамсея Макдональда, во время войны для защиты социальных прав было сделано больше, чем за предыдущие полвека. Возникло бесплатное начальное образование, началось строительство муниципального жилья, медицинская помощь стала общедоступной. Ничего подобного не видела кайзеровская Германия, где, по сути, воцарилась военная диктатура во главе с генералом Людендорфом, тогда как в Англии ни на минуту не нарушались парламентские процедуры, а в декабре 1916-го Ллойд Джордж, бывший левый либерал и пацифист, возглавил коалиционный кабинет.

Можно без преувеличения сказать, что основная победа была одержана в тылу. В то время как жители Британии демонстрировали единение перед лицом врага, несмотря на огромные жертвы и затянувшуюся войну, Германия рухнула в результате революции. И это в тот момент, когда ни один вражеский солдат не попирал ее территорию, а под властью кайзера в результате Брестского мира было около миллиона квадратных километров территории России. Британская модель демократии с упором на традиции доказала свое превосходство над агрессивной авторитарной монархией прусского образца.

«Мы никогда 
не сдадимся!»

Реклама на Forbes

Правительство Великобритании как демократической страны было вынуждено следовать воле избирателей. А избиратели более всего не хотели повторения ужасов войны. Отвращение к пережитой бойне было так сильно, что ради того, чтобы никогда больше не видеть ничего подобного, Лондон был согласен закрывать глаза на милитаризацию Германии, начавшуюся при Гитлере.

Фюрер вернул призыв в вермахт, начал массивную программу перевооружения — Великобритания предпочитала смотреть на все сквозь пальцы, по принципу «лишь бы не было войны». Эта политика умиротворения вплоть до 1939 года, до оккупации Чехословакии встречала в Британии широчайшую поддержку. После 1918 года были радикально сокращены сухопутные силы, авиация и флот, модернизация вооружений проводилась вяло. Поэтому 3 сентября 1939 года Англия, как 25 лет назад, встретила войну в лучшем случае подготовленной наполовину.

Но ситуация для Великобритании в 1940-м была хуже — СССР выступал союзником Гитлера, Франция была разгромлена и оккупирована, Италия объявила ей войну, а еще через год почти вся Западная Европа оказалась под контролем Германии. Если в Первую мировую войну немецкие подлодки должны были прорываться в открытый океан, то теперь в их распоряжении были лучшие порты Франции. Но именно в 1940–1941 годах, когда Британская империя в одиночку сражалась с Гитлером и Муссолини, была одержана самая трудная победа острова над континентом. В этот решающий год Британия продемонстрировала вновь — в условиях невиданной ранее опасности — способность быстро мобилизоваться и превратить свои недостатки в достоинства.

После разгрома Франции, когда нависла угроза вторжения на Альбион, Уинстон Черчилль произнес свою знаменитую речь в парламенте: «Мы пойдем до конца… будем сражаться на морях и на океанах, …мы будем оборонять наш остров, чего бы это ни стоило, мы будем сражаться на побережье, мы будем сражаться в пунктах высадки, мы будем сражаться на полях и на улицах… Мы никогда не сдадимся!» Черчилль писал впоследствии: «Гитлер был убежден, что Англия — пацифистская и выродившаяся страна. Он, однако, не понимал, какие глубокие сдвиги совершаются в Англии и во всей Британской империи, когда раздается боевой призыв, что те самые люди, которые ревностнее всех ратуют за мир, в мгновение ока превращаются в неутомимых тружеников во имя победы».

В августе 1940-го, когда началась воздушная битва за Британию, у англичан было 704 исправных истребителя и около 900 летчиков. Немцы превосходили их минимум в полтора раза. Но Британия сумела первой в мире разработать радары для системы ПВО и полностью «закрыла» свое побережье, заблаговременно засекая подлет противника. Против секретной системы радионавигации люфтваффе королевские ВВС разработали эффективные приемы постановки помех, которые порой приводили к тому, что немецкие летчики садились на британские аэродромы, думая, что они уже на территории Германии.

Реклама на Forbes

Было создано Министерство авиационной промышленности во главе с лордом Бивербруком, отличавшимся крайне неортодоксальным подходом к управлению. Он разместил аппарат министерства в собственном поместье, широко привлекал людей из бизнеса, отменил привычные бюрократические формальности. Если за первые четыре месяца 1940-го было изготовлено 638 истребителей, то до конца года с момента возникновения министерства — 1875. Британия производила в 2,5 раза больше самолетов, чем Германия. Была организована служба, которая распределяла заказы на ремонт самолетов среди частных фирм, благодаря чему за то же время в строй было возвращено еще 1900 машин.

Даже на пике опустошительных налетов бомбардировщиков в столице продолжалась работа всех коммунальных служб, не затихала деловая активность Сити, более того, продолжались работы по озеленению его пригородов, а в 1943 году было закончено строительство очередного моста через Темзу — Ватерлоо.

Хотя позиции немцев были куда выгоднее, чем в Первую мировую, они потерпели катастрофическую неудачу и в попытке подорвать экономику Англии, нарушив ее торговое сообщение по морю. Британцы ни дня не голодали: большинство судов, плывших в страну и из страны, прибывали к месту назначения. Напротив, немецкий флот потерял 783 подводные лодки, на которых погибло 30 000 моряков — три четверти всех подводников Германии. Англичане, координируя усилия через созданное Черчиллем Министерство экономической войны (Ministry of economic warfare), с первых недель взяли противника в блокаду, заставив немцев страдать от дефицита необходимого сырья.

Ничто не показывает лучше разницу между тоталитарным и демократическим военным менеджментом, чем выбор приоритетов в создании оружия нового поколения во время Второй мировой войны. Гитлер, славившийся тем, что знал наизусть все показатели пушек, самолетов, танков вермахта, сделал ставку на оружие возмездия (Wunderwaffe) — самолеты-снаряды V-1 и ракеты V-2. Программа по их созданию никак не затормозила продвижение союзников к Германии, оказавшись одним из самых громких провалов в истории.

Реклама на Forbes

В то же время англосаксы, лидеры которых никогда не вдавались в мельчайшие технические подробности, а главное, не навязывали своего мнения военным и конструкторам, сделали выбор в пользу создания атомной бомбы, которая оказалась действительно способной изменить ход войны, правда, уже в ее конце, в случае с Японией. Напомним, что Британия первой начала работу над ядерным оружием (исследовательский комитет MAUD и проект Tube Alloys) еще в 1940 году, а затем передала свои наработки в этой сфере Америке.

Еще одним проектом в ходе Второй мировой войны, сопоставимым по значению и размаху с Манхэттенским, стала операция ULTRA — расшифровка британской контрразведкой секретных сообщений противника на самом высшем уровне вплоть до ставки фюрера. В Блетчли-Парке над расшифровкой радиоперехватов немцев работала группа, в которую входило до 12 000 человек. В нее привлекали людей самых разных профессий — не только математиков и лингвистов, но даже специалистов по разгадыванию кроссвордов. Немцы не могли достичь ничего подобного. Вопреки мифам их разведка работала слабо и неорганизованно. В отличие от англичан они слабо представляли себе планы противника — еще в самом начале войны все их немногочисленные шпионы в Британии были арестованы и перевербованы, что стало частью операции Double Cross. Через них немцам поступала ложная информация, что сыграло свою роль в обеспечении внезапности при высадке в Нормандии.

Не уступая в технической изобретательности (тот же V-2 и, например, реактивный истребитель Me-262 были выдающимися достижениями своего времени), нацистская Германия уступила Англии в главном — в организации, то есть управлении, логистике и производстве. Крайний субъективизм, бессистемность, неспособность доводить до конца начатое были неотъемлемыми чертами тоталитарного государства.

Историю не обмануть, и Вторая мировая стала последней великой битвой Англии, после которой начался закат Британской империи. Но в 1939–1945 годах Альбион совершил главное — он отстоял свою свободу. А модель англосаксонской цивилизации — демократия, помноженная на традиции, продолжает процветать.

историки литературы о нюансах и оттенках понятия

 

 

7

шенных идей литературоцентризма, заменив его красочными языками медиа, и обратив-

шейся к поиску иного, альтернативного взгляда на образы минувшей истории.

В последней трети ХХ ст. особую весомость в гуманитарных науках обретает осозна-

ние сдвига в духовном климате эпохи. Его назовут культурным поворотом («cultural turn»),

оценят как сложное, многосоставное явление, зародившееся еще в 1920–30-е гг. , затем

оформившееся как узнаваемый прецедент в 1940–50-е, и ранняя стадия, а именно волна

сомнений в позитивистских основах знания, будет именоваться лингвистической рефлек-

сией по поводу надежд на возможность достижения истины (теории Витгенштейна, Гуссер-

ля, Хайдеггера) [2].

Термин «поворот», предполагают, предложил американский философ Ричард Рорти,

и, по его мнению, он указывал не на смену классического образа познания, а на преобра-

жение, трансформацию, поиск новых ресурсных средств, его проблематизацию. Одновре-

менно нарастал кризис концепции истории, ее эволюционистской аксиологической вер-

сии, завершившийся открытием нарративных механизмов организации исторического ма-

териала и допущением поэтологических основ его интерпретации [2–4].

Постмодернистская эпоха способствовала оправданию плодотворности нараставше-

го обновления научного поиска и оформлению протекающих процессов в некое единство,

где само познание было уподоблено полифоничной мозаике дополняющих друг друга ис-

следовательских усилий, лишенных единого центра, нацеленных на дестабилизацию и де-

конструкцию традиционного типа мышления. Происшедший переворот в гуманитарном

знании не сводим к одной исследовательской ветви, а, напротив, тяготеет к смешению на-

учных языков, междисциплинарному обогащению словаря и расширению набора анали-

тических процедур.

Современное понимание культурного поворота пока еще не устоялось, поэтому ча-

сто прибегают к полемичным, несовпадающим концепциям. Все же не вызывает сомнения

постмодернистская природа явления, занимающего срединное положение между структу-

рализмом и постструктурализмом, а также его открытость интегративным практикам кри-

тики культуры либо, используя более распространенную дефиницию, культурным иссле-

дованиям в их разноликих национальных версиях (французской, английской, американ-

ской), когда импульсом к реконструкции прошлого оказывается его альтернативное пере-

толкование, описывающее не ведущие тенденции истории, но те, которые прежде не из-

учались.

В Новой Кембриджской энциклопедии историко-литературная картина XVIII ст. объ-

емна, заключена в более широкие темпоральные рамки, что связано с пересмотром при-

нятой в классической истории периодизации хроникальной последовательности событий

(1660–1780 гг.). Напомним, что альтернативные модели периодизации исторического вре-

мени актуализируются в науке во второй половине ХХ в. Одним из инициаторов пробле-

матизации временных границ эпох выступает известный британский историк Эрик Хобсба-

ум (1917–2012), ставший «автором» концепций «долгого XIX века», названного «столети-XIX века», названного «столети- века», названного «столети-

ем крушения империй», и «короткого ХХ», израненного революциями, войнами, как пола-

гают, ускорившего драматически неровное течение культурно-экономической интеграции,

предвещающей в будущем появление цивилизации планетарной.

В 1985 г. Джонатан Кларк выступил с критикой утвердившегося в британской исто-

риографии либерального восприятия культуры XVIII ст. , согласно которому жизнеспособ-

ность и совершенствование английской государственности обеспечивали конституцион-

ная традиция, правительство, избранное парламентом, верховенство закона, религиозная

терпимость и свобода слова. Именно Кларк ввел в обиход дефиницию «долгий XVIII век»

(«long eighteenth century»), позже прижившуюся в академических кругах [6]. Оригиналь-long eighteenth century»), позже прижившуюся в академических кругах [6]. Оригиналь- eighteenth century»), позже прижившуюся в академических кругах [6]. Оригиналь-eighteenth century»), позже прижившуюся в академических кругах [6]. Оригиналь- century»), позже прижившуюся в академических кругах [6]. Оригиналь-century»), позже прижившуюся в академических кругах [6]. Оригиналь-»), позже прижившуюся в академических кругах [6]. Оригиналь-

ность ревизионистской теории Кларка заключалась в том, что он настаивал на необходи-

мости видеть и оценивать сложность преобразований, протекавших в упомянутом истори-

ческом интервале, не столько из проспективных тенденций обретения Британией могуще-

ства и статуса великой буржуазной державы в XIX ст. , сколько убеждал учитывать консерва-

тивные институции и структуры, обеспечивающие обществу стабильность, единство, пре-

емственность уклада, свойственные европейским странам XVIII ст., в особенности доре-

волюционной Франции, когда монархия, аристократия и церковь выполняли охранитель-

История английской старинной гравюры, английский стиль XVII-начала ХХ вв.

Старинные гравюры — это всегда предмет гордости их обладателя, украшение любой коллекции, оригинальная, стильная часть интерьера. Если же вы стремитесь обставить дом или комнату в английском стиле, то антикварная гравюра совершенно необходима. Очень хороши и изысканы произведения голландских, немецких гравёров. Но лучше обратить внимание на работы английских художников. Ведь что может гармонировать с интерьером в английском стиле лучше, чем гравюра старого английского мастера ?

НАШ КАТАЛОГ СТАРИНЫХ ГРАВЮР >>>>>

ИСТОРИЯ АНГЛИЙСКОЙ ЖИВОПИСИ 18-20 веков>>>

 

Зарождение гравюры в Англии.

Английская школа в гравюре гораздо моложе, чем итальянская, немецкая или голландская. Историю английской гравюры, видимо, следует вести с конца XV века. Первые известные гравюры размещены в книге «Зеркало мира», изданной в 1480 году в Вестминстере английским первопечатником Уильямом Кекстоном. Иллюстрации в книге выполнены в технике гравюры по дереву.

Лондон.Старинная гравюра 17 века

Впоследствии в Англии распространяются и другие техники – гравюра по меди, ксилография. Однако все самые старые гравюры острова представляли собой исключительно иллюстрации к книгам, выполнены были на весьма посредственном уровне и самостоятельной художественной ценности не представляли.

Вплоть до XVII века подавляющее большинство гравёров Англии были иностранцами, выходцами в основном из Германии и Голландии. Однако многие из них оседали на острове навсегда и внесли несомненный вклад в формирование английской школы гравюры.

Показательна в этом плане судьба прославленного голландского мастера Джона Фарбера-старшего (1660-1721), выдающегося художника-портретиста и гравёра, одного из пионеров техники меццо-тинто (глубокой печати). Джон Фарбер приехал в Англию ещё в молодости, и вся его творческая жизнь прошла на острове. Среди его работ множество портретов выдающихся деятелей англиканской церкви, а также римских императоров и античных философов. Близок он был и к учёным кругам, результатом чего стала серия портретов основателей Кембриджского и Оксфордского университетов.

Фарбер-старший. Портрет Уильяма Смита

Однако далеко превзошёл Фарбера-старшего славой его сын и ученик Джон-Фарбер-младший (1695-1756), который стал самым знаменитым мастером меццо-тинто в Англии первой половины XVIII века.

Отметим, что впоследствии метод меццо-тинто стал своего рода визитной карточкой английской гравюры.

 

Возникновение английской школы гравюры.

Хронологически формирование английской школы гравюры совпадает с периодом подъёма британского живописного искусства, что вполне логично. В XVIII веке в Англии появляется целый ряд выдающихся гравёров, работавших в разных техниках – резцовой гравюры, офорта и других.

Но главной стилистической особенностью английской школы стало широкое применение сложных декоративных техник, дающих возможность применять в рисунке не просто тёмные линии или точки, но плавные полутона. Такими методами, максимально приближавшими гравюру к живописи, стали акватинта, пунктир и упомянутое уже меццо-тинто.

Особенно прославилась Англия своей цветной гравюрой на металле. Многие выдающиеся живописцы того времени понимали, что своей славой обязаны именно гравёрам, тиражировавшим их картины. Знаменитый Джошуа Рейнольдс (1723-1792), основатель и президент Королевской академии художеств, даже не требовал с гравёров денег за право воспроизведения своих полотен.

Многие живописцы и сами занимались гравёрным делом. Основоположник английской оригинальной школы живописи Уильям Хогарт (1697-1764) начинал свою творческую деятельность как гравёр по серебру. С этим искусством он не расставался всю жизнь. Именно гравюры давали ему средства к существованию. Так, написав свою знаменитую серию картин под эпатажным названием «Жизнь проститутки», он сразу же сделал с картин гравюры, которые пользовались у покупателей огромным спросом. Картины этого цикла дошли до нас лишь благодаря гравюрам Хогарта, поскольку оригиналы сгорели во время пожара 1775 года.

У. Хогарт. Иллюстрация к поэме Гудибрас. 1725

Окрылённый финансовым успехом, так же Хогарт поступил и с другими своими известными циклами – «Карьера мота», «Модный брак». Все работы художника расходились небывалыми тиражами. Купить гравюру Хогарта считалось модным во всех слоях общества, от аристократов, приобретавших оригиналы, до мелких лавочников и портовых рабочих, охотно украшавших недорогими репродукциями стены своих жилищ.

 

Знаменитые гравёры Англии.

Первым в ряду выдающихся английских гравёров периода возникновения и расцвета национальной школы гравюры следует назвать Джона Смита (1652-1742). Он работал в технике меццо-тинто и был, пожалуй, самым знаменитым мастером этой техники в Европе. Чаще всего Смит воспроизводил работы своего выдающегося современника, живописца Годфри Неллера (1646-1723). Причём просто копиями его работы назвать было нельзя. Скорей уместнее говорить об интерпретации сюжетов картин Неллера. Сам художник относился к Джону Смиту с большим уважением и высоко ценил его работы.

Д. Смит. Портрет Фредерика c принца Уэльского. 1724

Следует сказать несколько слов об истории появления техники меццо-тинто в Англии. Начало распространению этого метода положила изданная в 1662 году Джоном Ивлином книга с подробным описанием меццо-тинто. Изобретённая незадолго до этого техника была отточена до полного совершенства именно английскими мастерами, и уже в XVIII веке этот метод нередко называли «английской манерой». Благодаря меццо-тинто Европа познакомилась с творчеством таким живописцев, как Рейнольдс, Неллер, Питер Лели, Томас Лоуренс и многих других.

Выдающимися мастерами меццо-тинто были Джордж Уайт (1671-1732), Джеймс Мак-Ардел (1729-1765), Ричард Хустон (1722-1775), Ричард Ирлом (1742-1822).

Р. Ирлом. Сцена из Короля Лира.1792

Помимо меццо-тинто, широкое распространение в Англии получает изобретённая в XVI веке в Венеции техника пунктира, или, как её назвали в Англии, техника «стиппля». В Англии она была значительно усовершенствована, здесь же была создана техника цветного пунктира.

Бартолоцци. Танец. 1782

Наибольшие заслуги в создании и усовершенствовании цветного пунктира принадлежат Франческо Бартолоцци (1727-1815), итальянцу по происхождению, работавшему в Англии, Уильяму Райланду (1732-1783), Томасу Берку (1749-1815). Цветные работы этих мастеров высоко ценились в Англии и за её пределами, а Бартолоцци стал единственным гравёром, избранным членом Королевской академии художеств.

Т. Бёрк. Купидон и Аглая.1784

В технике резцовой гравюры выделяется Томас Стрендж (1721-1792), прославившийся своими копиями полотен старых мастеров. Ценители пейзажей стремились купить гравюры Люка Салливана (1705-1771), Уильяма Вуллета (1735-1785) и Френсиса Вивареса (1709-1772). Признанным мастером портрета в этой технике считался Уильям Шарп (1746-1824). Упомянутый уже Уильям Хогарт работал в технике офорта.

Виварес. Панорама реки Уай. 1769

Вообще XVIII век считается периодом высшего расцвета британского гравёрного искусства. Мастера Англии пользовались заслуженной славой в Европе, а привезти в подарок из поездки в Англию гравюру считалось признаком хорошего вкуса. Цветная британская гравюра являлась в глазах европейцев эталоном мастерства. По сей день антикварная гравюра остаётся важным элементом английского стиля в интерьере.

 

Английская карикатура.

Значительную часть старинных английских гравюр представляют карикатуры. Сам жанр карикатуры существовал и раньше. Известны шаржи Леонардо да Винчи, явные черты сатиры носят многие полотна Брейгеля и Босха. Но именно в Англии XVIII века карикатура обретает небывалую популярность и становится настоящим явлением общественной жизни благодаря возросшему уровню образованности населения и большому интересу, проявляемому всеми слоями английского общества к политической жизни страны.

Сюжеты карикатур были самыми разными. Художники изображали важные события, известных людей эпохи, сценки общественной жизни и т. п. При этом влияние карикатур на общественное мнение было немалым. Так, некоторые новейшие переделки в соборе святого Павла были устранены именно после выхода карикатур на эти нововведения.

Основоположником английской карикатуры считается всё тот же Уильям Хогарт. Его сатирические рисунки и гравюры пользовались огромной популярностью в Англии и за её пределами и сейчас украшают многие известные коллекции.

Нередко художники-карикатуристы сами гравировали свои рисунки. Чаще всего использовались техники офорта и акватинты. Так, знаменитый карикатурист Томас Роулендсон (1756-1826) свои рисунки сам переводил в офорты, после чего раскрашивал первые экземпляры.

Т. Роулендсон. Один с сошкой-трое с ложкой.1811

 

Популярность английской гравюры.

К середине XVIII столетия гравюра обретает на Британских островах небывалую популярность. Если раньше тиражи были невелики и заказывались аристократами, то сейчас уже сами гравёры становятся издателями и продавцами своих работ. Некоторые даже прекращали заниматься своим искусством и полностью отдаются новому занятию.

Показательна судьба знаменитого издателя и продавца гравюр Джона Бойделла (1719-1804). Начинал он как художник-гравёр, однако впоследствии полностью отдался издательскому делу. Он подписал контракты с более чем 250-ю гравёрами, которые работали на его издательство. По словам Джошуа Рейнольдса, Бойделл сделал для искусства больше, чем вся Королевская академия художеств.

Издатель пользовался большой известностью и авторитетом и даже дважды занимал пост лорда-мэра Лондона. Он организовывал выставки живописи, издавал книги, популяризировал историю Англии.

Нельзя не оценить вклад Бойделла в развитие исторического жанра в английском искусстве. Он заказывал картины на исторические сюжеты, причём не только у британских, но у итальянских и французских художников, затем поручал гравёрам делать с них эстампы, которые выпускал в продажу.

Гравюра широко использовалась в книгоиздании. В это время было модным печатать книги без переплётов, чтобы покупатель мог сам подобрать к тексту гравюры. В книгах той эпохи наглядно видна популярность гравюры – текст буквально тонет в рисунках.

Д. Смит. Портрет молодого Петра I

В большом почёте были английские мастера и в других странах. Так, Джон Смит по заказу российского двора выгравировал по оригиналу Неллера портрет молодого Петра Первого. Джеймс Уолкер прожил в Петербурге 16 лет и выгравировал портреты всех значительных вельмож двора Екатерины II. Известны гравированные изображения русских генералов с портретов Джона Доу. Помимо портретов, сохранились гравюры с изображениями значительных событий того времени – битвы русско-турецких войн, казнь Степана Разина и другие.

 

Развитие английской гравюры в начале XIX века.

Ч. и Р. Розенберг. Гайд-парк-корнер.1828

Для XIX века характерен новый подход к гравюре. Если в предыдущем столетии гравюры являлись в основном репродукциями картин известных живописцев, то теперь гравюра обретает самостоятельное художественное значение и всё чаще обращается к оригинальным сюжетам.

Э. Дункан. Горе-наездник. 1833

Тем не менее, воспроизводство сюжетов классической живописи сохраняется. Нередко гравированием своих работ занимаются сами художники. Так, много времени уделял гравюре гениальный пейзажист Джозеф Уильям Тёрнер (1775-1851). Он гравировал свои картины и выпускал их в виде отдельных отпечатков, книжных иллюстраций и даже целых альбомов. Гравюры быстро принесли ему немалое состояние, что позволяло Тёрнеру много путешествовать. Он побывал во Франции, в Италии, Швейцарии, Германии, Бельгии, что давало художнику незаменимый для пейзажиста опыт и впечатления.

В начале века широко распространяется техника офорта. Офортом работал ещё Хогарт, теперь же всё больше мастеров-живописцев создают оригинальные гравированные произведения, поскольку методика эта достаточно проста и доступна. Из наиболее известных мастеров, отдавших дань офорту, можно назвать того же Тёрнера, Ричарда Бонингтона (1802-1828), Томаса Стотарда (1755-1834), Дэвида Уилки (1785-1841).

Р. Бонингтон. Болонья. 1828

Другой популярной методикой была литография, изобретённая в 1797 году в Германии. Ряд произведений упомянутых Бонингтона и Стотарда созданы в технике литографии. К середине века литографию практически забросили, и вновь возрождена она была в конце столетия, когда художники активно искали новые средства выражения. Самым выдающимся литографом конца века был Чарльз Шеннон.

 

Викторианская эпоха.

Настоящий расцвет английского офорта пришёлся на викторианскую эпоху. Именно офорт является олицетворением викторианского стиля в гравюре. Создателем школы английского офорта принято считать Френсиса Сеймура Хейдена (1818-1910). Основное внимание Хейден уделял пейзажам, умело используя эффекты освещения. Особенно тонко мастеру удавалось передать состояние атмосферы – ясное небо, грозовые тучи, солнечные лучи, пронзающие туман, на его работах производят неизгладимое впечатление. Офорты Хейдена с их мощными контрастами чёрного и белого и богатой гаммой промежуточных оттенков очень живописны и выразительны.

Ф.С. Хейден. Вид Челси из окна дома Уистлера. 1863

Выдающимся мастером офорта викторианского периода был Альфред Ист (1849-1913). Один из крупнейших пейзажистов своей эпохи, он стремился и в гравюре достичь чисто живописных эффектов, для чего всячески разнообразил технические приёмы офорта. Так, он нередко использовал элементы техники акватинты, что придавало его офортам необычную мягкость. Детали его пейзажей сильно обобщены и размыты, в ряде работ прослеживается влияние японской гравюры.

А. Ист. На берегу Сены.1913

Ещё один художник-гравёр этого стиля – Уильям Странг (1859-1921). Он был блестящим портретистом, иллюстратором и немало поработал с другими методиками. Например, его «Женская голова» выполнена в технике меццо-тинто.

Странг. Женская голова. Меццо-тинто.1884

К концу викторианского периода популярность приобретает техника ксилографии. Среди гравёров, работавших в этой технике, выделяется Уильям Николсон (1872-1949). Ему принадлежит ряд гравюр, изображающих простых лондонцев, спортсменов и т. п. Известна его серия портретов знаменитостей того времени – королевы Виктории. Сары Бернар, Марка Твена и других. Портреты выпускались небольшими тиражами методом цветной гравюры на дереве и размножались литографским способом. Стилю Николсона свойственны крайний лаконизм изобразительных средств, чёткая очерченность силуэтов, скупое использование цвета.

У. Николсон. Королева Виктория.1899

Достойным завершением викторианской эпохи в искусстве гравюры и переходом к искусству новейшего времени стало творчество живописца и гравёра Фрэнка Брэнгвина (1867-1956). Брэнгвин использовал технику офорта, но его работы разительно отличаются от произведений других мастеров викторианского стиля, которые представляли собой тонко и изысканно проработанные небольшие листы.

Ф. Брэнгвин. Пейзаж в Хаммерсмите. 1903

Офорты Брэнгвина – огромные листы, предназначенные для размещения на стенах и апеллирующие к массовому зрителю. Его работы исполнены широкими размашистыми штрихами, наполнены яркими контрастами тёмного и светлого и отличаются подлинной монументальностью. Основная тема произведений художника – жизнь большого города. Техника офорта и творческая манера Брэнгвина как нельзя лучше передают биение индустриального сердца страны. Это совершенно новые мотивы для английского искусства. Таким образом, творчество Брэнгвина стало переходным этапом от классической английской гравюры к остросоциальной, подчас бунтарской гравюре современной эпохи.

Подводя итог, отметим, что старая английская гравюра прошла интереснейший путь развития. Находясь долгое время на задворках английского искусства, в начале XVIII века она взрывообразно развивается в одно из самых ярких явлений художественной жизни Великобритании. Английские мастера гравюры пользовались непререкаемым авторитетом в Европе, их работы вывозились во многие страны континента, у них учились, им подражали. Английская школа гравюры переживала расцвет в течение двух столетий и дала за это время многих выдающихся мастеров этого искусства, которые оставили огромное и ценнейшее творческое наследие.

По сей день старинная английская гравюра является эталоном высокого мастерства и неоспоримого художественного вкуса. Произведения английских гравёров украшают стены многих художественных галерей, старинных замков, современных особняков, являясь необходимым и выразительным элементом английского стиля в интерьере. При этом стоимость гравюр достаточно демократична в отличие от запредельной иной раз стоимости живописных полотен. Это сочетание высоких художественных достоинств и доступной цены делает антикварную английскую гравюру прекрасным подарком.

 

Наш антикварный магазин старинных гравюр предлагает Вашему вниманию огронмый выбор старинных гравюр сделанных в Англии в 17-20 веках. Каждая такая гравюра может стать прекрасным изысканным подарком или жемчужиной Вашей частной коллекции, украсит интерьер. Посмотрите наш каталог старинных гравюр. Позвоните нам или заполните приложенную ниже форму, чтобы наши консультанты помогли выбрать гравюру в подарок.

КАТАЛОГ СТАРИНЫХ ГРАВЮР >>>>>

ИСТОРИЯ АНГЛИЙСКОЙ ЖИВОПИСИ 18-20 веков>>>

 

27 марта 1854 года Англия и Франция вступили в Крымскую войну

27 марта 1854 года Англия и Франция объявили войну России, вступив в Крымскую войну на стороне Османской империи. Свое название эта война получила по местам ключевых сражений, главное из которых – героическая оборона Севастополя – продолжалось 349 дней. Город пал, но навсегда вошел в историю как символ мужества и подвига русского солдата.

Вряд ли кого-то можно удивить военными столкновениями России и Османской империи: их было великое множество на протяжении XVIII–XIX столетий. Османская империя слабела, но не утрачивала политических амбиций. В результате в конце XVIII века она потеряла Крым и Северное Причерноморье, а также Бессарабию и часть территорий на Кавказе.

Многие политики не упускали возможности отторгнуть часть ее территории или установить на ней свои порядки. Поводом для очередной войны 1853–1856 годов стал конфликт на религиозной почве.

В 1853 году турецкий султан передал важнейшую святыню – Вифлеемский храм Иерусалима (на тот момент это территория Османской империи) католической церкви. Это предсказуемо спровоцировало волну возмущения у православных. Россия потребовала передать храм православной церкви, но турки ответили отказом. В июне 1853 года российские войска вошли на территорию зависимых от Османской империи Дунайских княжеств Молдавии и Валахии. По условиям Адрианопольского мирного договора эти территории находились под протекторатом Российской империи. Спустя несколько месяцев, уже в октябре 1853-го, подбодренная обещаниями о военной и материальной помощи со стороны Франции и Великобритании, Турция объявляет России войну. В историю Западной Европы она войдет как Восточная война.

Первые полгода военное противостояние продолжалось только между двумя сторонами – Россией и Османской империей. Боевые действия разворачивались на трех фронтах – Крымском, Дунайском и Кавказском. Однако после того, как турецкие силы были разбиты на Кавказе, а Нахимов фактически разгромил турецкую эскадру в Синопском сражении у берегов Турции, Великобритания и Франция принимают решение о прямом вмешательстве в происходящее: никто из них не заинтересован в укреплении позиций России в регионе, более того – Франция жаждет реванша еще с 1812 года. 27 марта 1854 года Англия, Франция и Сардиния официально вступают в войну на стороне Турции. Театр боевых действий расширяется: отдельные столкновения происходят даже на Дальнем Востоке. В августе 1854-го британские войска несколько раз пытались штурмом взять Петропавловск (ныне – Петропавловск-Камчатский), однако эти попытки остались безуспешными. Кроме того, сражения разворачиваются и в районе Баренцева моря – с целью блокады и захвата Архангельска.

Несмотря на победы на первоначальном этапе 1853–1854-го, а также захват ключевой турецкой крепости Карса в 1855-м, превосходство по количеству людей и техники противника приводит к перелому в войне. Важнейшие битвы на территории Крымского полуострова Россия проиграла.

Главные боевые действия в Крыму разворачивались в районе Севастополя. Оборона Севастополя – это самое героическое и трагическое событие Крымской войны. Город пережил 11 месяцев осады. Захват военно-морской базы России был главной целью неприятеля, а потому здесь сосредоточились все основные силы. Севастополь был хорошо укреплен и непреступен с моря, однако в сложившихся условиях русский флот не мог противостоять неприятельскому. Часть кораблей было решено затопить – таким образом, Севастопольская бухта оказалось фактически полностью перекрыта. На берег перевезли несколько тысяч пушек, а моряки – встали в строй вместе с солдатами. Вокруг города построили восемь бастионов и множество укрепительных сооружений. Капитуляции города союзники не добились, однако в сентябре 1855 года франко-английским войскам удалось захватить последнюю точку обороны города – Малахов курган. Это поражение стало ключевым – именно оно стало прологом к завершению войны.

Поскольку ни одна из сторон не видела смысла в продолжении войны, 6 марта 1856 года был подписан Парижский мирный договор, по результатам которого Крымская война была завершена. Россия возвращала Турции крепость Карсу в обмен на Севастополь и другие захваченные города крымского полуострова. Кроме того, России запрещалось иметь флот в этом регионе, а акватория Черного моря объявлялось нейтральной. Войну, которую начал Николай I, закончил его сын – Александр II. После этого в стране начались масштабные реформы, а поражение в Крымской войне вызвало жажду реванша, который не заставил себя долго дать: новая война с Турцией – так называемая война «За други своя» – произойдёт уже в 1877–1878 годах. В ходе нее русские войска дойдут до Константинополя.

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Рассекречены сведения о действиях немецко-фашистских захватчиков в Ростовской области

Археологическая экспедиция обнаружила неизвестную ранее часть древнего Херсонеса

Виртуальные выставки и туры на сайте Российского исторического общества

Информация о материале
Опубликовано: 27 марта 2020
Просмотров: 13315

Жизнь в 18 веке

Уровень жизни

Одним из непосредственных и наиболее важных последствий Акта Союза 1707 г. стало создание объединенной зоны свободной торговли, управляемой из Лондона. Когда через несколько десятилетий началась доиндустриализация, она породила британскую промышленность и британский рабочий класс, но сначала произошла продолжающаяся сельскохозяйственная революция. Этот процесс начался в предыдущем столетии, но продолжился в первой половине восемнадцатого. Это включало изменения в улучшении животноводства, внедрении корнеплодов и ранней механизации, такой как сеялка Jethro Tull.

Этот процесс уменьшил потребность в большом количестве труда на земле, а интенсификация огораживания во второй половине XVIII века не только увеличила рентные доходы, но и вынудила людей покинуть общинную землю или вообще покинуть землю, чтобы освободить место для овец и создали более крупные поля, более подходящие для новой техники, чем старые системы открытого грунта. Ранние производственные отрасли могли иметь современное оборудование, а могли и не быть. Они могут питаться от воды или лошадиных сил, а могут и нет. Однако то, что у них действительно было, было высокоцентрализованным управлением и контролем со стороны тех, кто предоставлял капитал.

Среди первых была шелковая фабрика Ломба на реке Деруэнт в Дербишире в 1719 году; с 1760-х годов на окраине Бирмингема были великие работы Бултона и Уатта в Сохо; с 1770-х годов прядильные фабрики Аркрайта в Дербишире, Ланкашире и других графствах. В конечном итоге это означало бы, что страна сможет поддерживать население, которое в основном не производит продуктов питания и более дешевого хлопка и других промышленных товаров для всех.

Транспорт

До восемнадцатого века по рекам осуществлялась большая часть внутренних грузовых перевозок в Англии, особенно крупногабаритных или тяжелых грузов. До появления железных дорог транспортировка по воде была в три-четыре раза дешевле, чем по суше. Однако у речных барж были свои недостатки. Помимо естественных нарушений, вызванных наводнениями и засухой, реки были усеяны искусственными препятствиями, такими как рыбацкие сети, шлюзы и плотины, и задержки могли быть значительными. Продолжение улучшения рек в восемнадцатом веке в сочетании со строительством сети каналов постепенно устранило большинство этих препятствий.

К 1724 году, в результате усовершенствования, около 1160 миль английских рек стали судоходными, а к концу восемнадцатого века было около 2000 миль судоходных водных путей. Последняя состоит из третьей естественно судоходной реки, третьей улучшенной реки и третьего канала. В «эпоху каналов» использовались такие технологии, как акведуки, шлюзы и шлюзы, которые были известны и в основном импортированы из континентальной Европы, и поэтому их следует рассматривать как эволюцию речного транспорта, а не как значительный технологический прорыв.Сказав это, каналы действительно принесли важные изменения.

Канал Бриджуотер, построенный для Фрэнсиса Эгертона, третьего герцога Бриджуотерского, и Джозайи Веджвуда, гончарного магната, Джоном Гилбертом и Джеймсом Бриндли между 1759 и 1761 годами, соединил Уорсли с Солфордом. Это снизило цену на уголь с угольных месторождений Биджуотера в Уорсли с 7 пенсов. за тонну до 4 пенсов. Прорубка каналов потребовала беспрецедентных в экономической истории Великобритании логистических усилий в организации труда. Работники физического труда, известные как «землеходы» (от слова «мореплаватель»), набирались со всего севера Англии, а также из Ирландии, Шотландии и Уэльса.Социальное и экономическое явление этих больших армий людей, перемещающихся по сельской местности, продолжалось и в период строительства железных дорог. Каналы расширили рынок промышленных товаров за счет повышения скорости и надежности транспорта и снижения стоимости получения сырья.

К 1780 году почтовая служба доставки, в которой работали конные почтальоны, устарела, так как все больше и больше автобусов двигались быстрее, чем конные служащие, выезжали на дороги и нелегально перевозили и увеличивали долю почты страны.Джон Палмер, владелец театра Бата, предложил систему современных вагонов с охраной, используя разных подрядчиков на каждом этапе пути. После судебного разбирательства между Бристолем и Лондоном в 1784 году, которое длилось шестнадцать часов, что более чем на день быстрее, чем у почтальонов, система была распространена на всю страну.

К 1791 году существовало двадцать шесть других маршрутов, и путешествие в почтовой карете стало считаться более выгодным, чем дилижанс. Подъезжая к гостинице, форейтор подал сигнал конюху, чтобы он приготовил эстафетных лошадей, а барменши принесли пассажиру напитки, когда остановки были слишком короткими, чтобы они могли выйти.

Валюта

После многочисленных экспериментов британская валюта пришла к стандартному набору монет и номиналов. Гинея или «золотая корона» стоит 1 фунт стерлингов 1 шиллинг. Шиллинг, фунт стерлингов и крона достоинством в 5 шиллингов были отчеканены из серебра. Пенни, полпенни и фартинг, все отчеканены из бронзы. Были также разработаны банкноты с водяными знаками.

Антиквариат и антиквариат в Англии XVIII века

Брюс Редфорд воссоздает яркую культуру знатоков в Англии эпохи Просвещения, исследуя многогранную деятельность и достижения Общества дилетантов. Элегантно и остроумно он анализирует британских знатоков, чьи экспедиции, коллекции и публикации заложили основу для возрождения неоклассицизма и научного изучения греко-римской древности.

После основания общества в 1732 году дилетанты заказали портреты его членов. Включая поразительную группу псевдоклассических и псевдорелигиозных изображений, эти портреты были написаны Джорджем Кнаптоном, сэром Джошуа Рейнольдсом и сэром Томасом Лоуренсом.

Во второй половине века экспедиции общества в Левант дали серию новаторских архитектурных фолиантов, начиная с первого тома Афинские древности 1762 года. Эти монументальные тома стремились к эмпирической точности как текста, так и изображения. . Они подготовили почву для образцов древней скульптуры (1809 г.), которые сочетают в себе дидактические (подробные исследования техники, состояния, реставрации и происхождения) с знатоком (пластины, которые выводят иллюстрации древней скульптуры на новые художественные высоты).

Проекты и публикации Общества дилетантов иллюстрируют просвещенческий идеал джентльмена-любителя, который, в свою очередь, связан с культурой широкого любопытства.

Долгий восемнадцатый век — Восток

Особая благодарность Кэтрин Аллегретти из Eastern за написание этого введения!

Долгий 18 Век/Неоклассический период начался в 1660 году с возвращением Карла II на престол.Он вернул монархию в Англию, положил конец политическим беспорядкам и хаосу и восстановил устоявшуюся церковь. Карл II также вернул театр в Англию, позволив женщинам играть и создав закрытые актерские площадки. Когда сын Чарльза Джеймс занял трон, он попытался основать католическую династию в Англии и потребовал права принимать свои собственные законы, что привело к Славной революции 1688 года, когда к власти пришли Вильгельм и Мария. И королева Анна, и ганноверская линия Жоржа принесли Англии процветание.В 1707 году под властью королевы Анны Англия и Шотландия объединились в одно суверенное государство Великобритания. В годы, последовавшие за этим объединением, Великобритания стала экономической и промышленной державой. Последствия хаотических политических потрясений и разрушительных религиозных разногласий привлекли повышенное внимание к изучению человеческих взаимоотношений. Сатира стала популярной в это время, когда она появилась как в романах, так и в пьесах.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ

Первые 40 лет этого периода часто называют периодом Реставрации.Хотя Реставрация означала более стабильную политическую и религиозную среду, она по-прежнему вдохновляла на работы о прежней нестабильности. Джон Мильтон служил в парламенте и Британском Содружестве под руководством Оливера Кромвеля. Когда Карл II был восстановлен на престоле, Мильтон был помилован. Мильтон в основном писал о религиозном непостоянстве того времени и наиболее известен своей работой Потерянный рай (1667). Эта эпическая поэма , длинное повествование о героическом путешествии, написана белым стихом и описывает библейскую историю грехопадения человека.Он разделен на двенадцать разделов и имеет два повествования: одно следует за восстанием сатаны, а другое показывает Адама и Еву и их возможное падение из Эдемского сада. Одно из более ранних произведений Мильтона, Lycidas (1637), также является значительным произведением, поскольку оно является одним из первых окончательных пастырских элегий , произведений, посвященных как смерти, так и сельской жизни.

Джон Драйден доминировал в большей части английской культуры в 17 -м веке, работая поэтом, переводчиком, литературным критиком и драматургом.Драйден был мастером всех жанров, но его более ранние работы, как правило, представляли собой случайных стихов , написанных для особых случаев, которые обычно прославляли человека или событие в Англии. Его самым известным из этого типа является «Annus Mirabilis» (1667 г.), в котором обсуждаются успехи Англии в этом году, включая морскую победу над голландцами и способность продолжать борьбу после Великого пожара. Он также был хорошо известен своими работами в героической драме , жанре, который он создал. Драйден дал этому жанру три правила: стиль стиха должен быть в героических куплетах , рифмующихся куплетов в пятистопном ямбе, должен быть акцент на любви, чести и свободе, а главный герой должен быть сильным и властным.Его пьеса All for Love (1678) включает в себя два последних элемента и считается одним из лучших образцов этого жанра. Многие считают эту пьесу имитацией шекспировских « Антония» и «Клеопатры », поскольку оба они сосредоточены на любви и трагедии между героем и героиней. Драйден также написал много сатирических произведений, популярных в то время. Двумя его самыми известными являются Авессалом и Ахитофел (1681 г. ) и Мак Флекно (1681 г.). Авессалом и Ахитофел — это политическая сатира, которая напрямую связана с политикой в ​​Англии.Граф Шефтсбери пытался помешать законному сыну короля Карла II занять трон из-за католицизма Джеймса. Вместо этого он предложил незаконнорожденного сына Чарльза в качестве подходящего наследника. Виги поддержали парламентский законопроект, который позволил бы это сделать. Драйден не соглашался с действиями вигов и сравнивал это восстание с библейским восстанием Авессалома против своего отца Давида. Mac Flecknoe — пародийно-героическая сатира о Томасе Шедуэлле, английском поэте и драматурге того времени.У Драйдена и Шедуэлла было несколько религиозных и литературных разногласий, в результате чего Драйден высмеивал его в нескольких своих произведениях. В этом стихотворении он описывает его как наследника королевства, отличительной чертой которого является тупость.

Религиозные тексты

После реставрации Карла II многие религиозные группы были вынуждены замолчать. Поскольку многие открыто проповедовали против Карла I, теперь они были подавлены. Джон Баньян выделяется как один из самых громких и успешных религиозных писателей того периода.Его проповедь привела к тюремному заключению, но это не помешало его религиозным писаниям, и при жизни он смог опубликовать два популярных произведения. Путь пилигрима (1678) — это христианская аллегория , обычно содержащая скрытый нравственный смысл. Это одно из наиболее значительных религиозных произведений в английской литературе, оказавшее глубокое влияние на писателей последующих столетий. Главный герой Баньяна, Кристиан, ищет искупления, посещая духовного наставника по имени Евангелист.На своем пути ко спасению он несколько раз подвергается искушению отказаться от своей веры, но через любовь Христову он способен победить. Вторая часть произведения Баньяна рассказывает историю о путешествии жены Кристиана, Кристианы, в Небесный Город. Другое известное произведение Баньяна — « Изобилие благодати вождю грешников » (1666), духовная автобиография, написанная во время тюремного заключения Баньяна.

Восстановительная комедия

Когда театр вновь открылся в 1660 году, английская драма снова смогла процветать.Многие комедии того времени основаны на аристократической жизни и носят откровенно сексуальный характер. Использование повесы, который был распутным персонажем, было основным во всех этих пьесах. Известные пьесы этого типа включают в себя: Dryden’s брак a la Mode (1672), Wycherley’s страна жена (1675), Etherege’s человек режима (1676), Бен Rover (1677) и Конгрева Путь мира (1700).Наиболее значительным среди этих авторов была Афра Бен , которая была первой профессиональной женщиной-драматургом того периода.

ВОЗРАСТ РАЗУМА

Период с 1700 по 1750 год часто называют эпохой Августа. Литература этого времени отражала всемирную Эпоху Просвещения и Разума. Это было время торжества человеческого разума и всех достижений человечества. Кроме того, Эпоха Разума привлекла внимание к рациональному и научному подходу к проблемам того времени.Литература этого периода в основном политическая и светская.

Сатира

Хотя сатира присутствовала во время Реставрации, ее популярность возросла в эпоху Августа. Такие писатели, как Джонатан Свифт и Александр Поуп , помогли укрепить этот жанр как жанр. Свифт боролся за свободу и справедливость своими словами, а позже объединил это с описанием экономических времен Ирландии. В своем эссе Скромное предложение (1729) Свифт предполагает, что бедняки в Ирландии продают своих детей в пищу богатым, чтобы заработать деньги.Он высмеивает бессердечное отношение к бедным, а также высмеивает обращение англичан с ирландцами. Александр Поуп был высокого мнения о человеке и морали, и многие его сатиры вместо этого сосредотачиваются на моральной и эмоциональной нестабильности женщин. Его самая известная работа — Похищение локона (1712), пародийная эпопея , высмеивающая аристократическую вражду из-за пряди волос. Ложные эпосы обычно пародируют роль героя и преувеличивают героические качества до уровня комедии.В этой эпопее локоны Белинды считаются предметом красоты, которого глубоко желает барон. Начинается битва между Белиндой и бароном, в результате которой прядь волос теряется, когда она становится звездой на небе. Папа также писал моральные эссе в стихотворной форме, обсуждая характеры мужчин и женщин и использование богатства. Его первое успешное стихотворение было Очерк критики (1711). Он писал о поэзии того времени и предлагает критику и советы по поэзии того времени.

18 ВЕКА РОМАН

В 18 -м веке появились одни из первых английских романов. Женщины добились большего успеха в этот период благодаря таким романам, как « Орооноко » Афры Бен (1688), история африканского принца-раба и трагедия его любви. Первый роман Фрэнсис Берни , Эвелина (1778), первоначально был опубликован анонимно, но даже после раскрытия ее личности роман имел огромный успех.Роман Берни точно изображает лондонский рабочий класс и демонстрирует комический взгляд на более богатый класс, поскольку ее главная героиня изо всех сил пытается понять условности и ожидания 18 -го -го века. Этот эпистолярный роман , написанный на основе серии писем и документов, был одним из первых сентиментальных романов, в которых были признаки грядущей волны романтизма. Сентиментальные романы, также называемые чувственными романами, возникли как жанр во второй половине 18 века.Это была реакция на Эпоху Разума, и она была больше сосредоточена на эмоциональном воздействии произведений. Хотя это относится к периоду сентиментальности в Америке 19 -го -го века, эта волна литературы была сосредоточена не столько на домашнем хозяйстве, сколько на моральной утонченности, нежности и поощрении эмоций над разумом.

Многие сатирики прошлого продолжали писать более длинные произведения. Джонатан Свифт добился успеха с Путешествия Гулливера (1726), в которых он высмеивал слепую преданность, политическую коррупцию и природу человечества.Гулливер путешествует по Лилипутии, Бробдингнагу, Лапуте и неизвестной земле еху. Каждая из этих земель символизирует отдельный урок и идеал, который Свифт хотел высмеять. Сатира также нашла свое место в литературных распрях, таких как между Сэмюэлем Ричардсоном и Генри Филдингом . В романе Ричардсона « Памела » (1740) рассказывается история главной героини, которая отвергает нежелательные ухаживания хозяина-землевладельца, мистера Б. Когда она сопротивляется попыткам соблазнения, ее добродетель вознаграждается надлежащим предложением руки и сердца от мистера Б.Б. Филдинг, соперник Ричардсона, подверг критике этот роман в нескольких своих собственных, включая Шамела (1741) и Джозеф Эндрюс (1742). Джозеф Эндрюс является более популярным из двух и фокусируется на брате Памелы как на главном герое. Филдинг перекликается со многими событиями, описанными в романе Ричардсона, но отклоняется в конце, когда Джозефу удается найти жену по любви.

Наряду с Ричардсоном, Даниэль Дефо считается пионером английского романа.Его первый роман, Робинзон Крузо (1719), является его самым известным. Вопреки воле отца Крузо решает, что хочет жить в море. Во время его второго путешествия его корабль захвачен, и, хотя он убегает, позже он снова терпит кораблекрушение. На этот раз он один на тропическом острове и должен построить убежище и собрать еду. Подружившись с местным жителем, привезенным на остров каннибалами, которого он называет Пятницей, он может сбежать с острова и вернуться в Англию.

ВОЗРАСТ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ

Часто называемая «эпохой Джонсона» в связи с вкладом Сэмюэля Джонсона в это время, Эпоха чувствительности охватила эмоции и нежность, которые станут главной темой в период романтизма. Более значительным, чем этот взгляд в будущее, было введение Сэмюэлем Джонсоном словаря.

Словарь

Сэмюэл Джонсон был поэтом, эссеистом и лексикографом, который оказал неизгладимое влияние на английскую литературу и язык.Джонсон восхищался Шекспиром, и его самая известная работа, помимо его словаря, — это его аннотированный сборник пьес Шекспира. После неудовлетворенности словарями того времени Джонсон получил контракт на написание более полной версии. Через девять лет был опубликован Словарь английского языка (1755) с определениями и изображениями, сопровождающими некоторые слова. Работа Джонсона была более подробной, чем предыдущие, и, хотя многие из его определений включали в себя юмор и предрассудки, эта работа сразу же стала успешной и оставалась образцом в Великобритании до тех пор, пока более века спустя не был опубликован Оксфордский словарь.

Конец периода ознаменовался расцветом сентиментальных романов и отходом от индустриальных идеалов, которые были популярны на протяжении 18 го века. Эмоции, природа и человек как личность становились все более важными, поскольку Французская революция оказала глубокое влияние на культуру Англии и литературу, которую она произвела.

Для этого введения я проконсультировался: Роберта Барнарда Краткая история английской литературы, Стивена Кута Пингвин Краткая история английской литературы, Эндрю Сандерс Краткая оксфордская история английской литературы, и Антология английского языка Нортона Литература: основные авторы (т.1 ).

 

 

Британское искусство: 18 век – Smarthistory

Джозайя Веджвуд: магнат вкуса

Веджвуд создавал товары на своих фабриках в Стоке как для широких масс, так и для аристократии, одновременно используя свои проекты для поддержки самого морального дела своего времени — отмены рабства.

Фабрика Веджвуда,
Ваза Пегас

Эта ваза изготовлена ​​из яшмы, неглазурованного керамогранита, который можно окрашивать перед обжигом. Эта ваза была усовершенствована Джозайей Веджвудом к 1775 году после ряда экспериментов.

Мэри Делани и срезанные цветы

Мэри Делани вырезала маленькие кусочки цветной бумаги и приклеивала их на черный фон, чтобы представить каждую часть ботанического образца

Карта Калькутты 1785 года

Изучение Индии с помощью карт было ключевым инструментом для колониальных и территориальных приобретений Ост-Индской компании во второй половине 18 века

Project MUSE — Любовь и брак в Британии 18-го века

Уильям Хогарт наглядно изобразил подводные камни брака по расчету в своей карикатурной серии Marriage à-la-mode , опубликованной в 1745 году. Сэмюэл Джонсон классно описал вторые браки как «триумф надежды над опытом». Зацикленность грузин на браке не случайна. Секрет успешного брака был одной из самых горячо обсуждаемых тем в салонах и кофейнях Англии 18-го века, и исход этой лихорадочной беседы задал тон нашему современному западному подходу к браку, основанному на идеале. гармоничного товарищеского партнерства, основанного на взаимной любви. 1

Изменения в представлениях о браке были глубокими.В начале 18 века большинство браков между землевладельцами или богатыми семьями были по сути финансовыми договоренностями, предназначенными для укрепления могущественных союзов и обмена или приобретения земли и собственности. Хотя люди в рабочих и сельскохозяйственных общинах были более или менее свободны в выборе себе партнеров на всю жизнь — хотя, как правило, в пределах одной и той же узкой экономической группы и географического района, — подавляющее большинство браков среди аристократических, богатых и представителей среднего класса семей было заключено. устраивают родители, при этом потенциальные невеста и жених практически не имеют права голоса.

Детей часто обручали в младенчестве и женили в подростковом возрасте, часто за партнеров, которых они едва знали, и иногда с катастрофическими последствиями. Лорд Галифакс в своем «Совете дочери », опубликованном в 1688 году, разъяснил перспективы, когда объяснил: «Одним из недостатков, присущих вашему полу, является то, что молодым женщинам редко разрешается делать собственный выбор». 2 Но если лорд Галифакс — и, предположительно, его дочь — были готовы принять такое соглашение, то другие — нет.

В резком обвинительном заключении брака, опубликованном в 1700 году, писательница Мэри Эстелл потребовала ответа: «Если брак — такое благословенное состояние, почему, скажите вы, почему так мало счастливых браков?» 3 Она осталась старой девой. Когда 23-летняя леди Мэри Пьерпон была обручена своим отцом в 1712 году с ирландским аристократом, которого она никогда не встречала, она описала свои свадебные приготовления как «ежедневные приготовления к моему путешествию в ад». 4 Вместо того, чтобы погрузиться в вечные муки, она сбежала и вышла замуж за своего возлюбленного, Эдварда Уортли Монтегю, всего за несколько дней до запланированной церемонии.


Щелкните для увеличения
Просмотр в полном разрешении

Из книги Уильяма Хогарта Брак в стиле , «Сцена в туалете», 1745. Библиотека Конгресса, Отдел эстампов и фотографий [номер репродукции, LC-USZ62-112875 ].

По мере того, как растущее число молодых любовников, которым мешают, голосуют ногами, в первой половине 18-го века усиливается критика браков по расчету. Популярная серия Хогарта из шести сцен, изображающих трагический исход брака, заключенного жадными до денег родителями и красноречивыми адвокатами между развратным молодым графом и дочерью богатого купца, отражала настроение.Писатель Эстер Чапоне охарактеризовала такие матчи как «сделки Смитфилда» со ссылкой на знаменитый лондонский мясной рынок и воскликнула: «Так много наличных денег за столько земли, и моя дочь вложила в сделку!» 5

В то же время акцент на самовыражении, свободе воли и личных чувствах в романах начала 18-го века, таких как Роксана (1724) Даниэля Дефо и Памела (1740) Сэмюэля Ричардсона, был обвинен за подрыв концепции браков по договоренности и разжигание ожиданий романтической любви. 6 Возможно, никогда нельзя будет определить, действительно ли рост популярности романов повлиял на взгляды на брак или просто отразил изменение мнения. Но, безусловно, первое было воспринято неодобрительно старшим поколением. Франсуа Фенелон, архиепископ Камбрейский, в своей инструкции по воспитанию дочери , переведенной на английский язык в 1713 году, предупреждал об опасностях девочек, читающих «романы», а затем «удивляющихся, не найдя на свете реальных Лиц, кто может ответить этим героям-романтикам. 7

Давление со стороны недовольных родителей, обманутых сбежавшими парами от выгодных браков, в конечном итоге привело к принятию Закона о браке 1753 года. Впервые в Англии государство регулировало брак с помощью ряда правил, стандартизирующих свадьбы. что согласие родителей требовалось для пар, желающих вступить в брак в возрасте до 21 года. Не испугавшись, многие…

Этим 4 июля Америка больше похожа на Британию 18-го века, чем мы думаем

Империи трудно построить и еще труднее построить сохранить в целости. Как только империя застывает, центробежные силы — перенапряжение, самоуспокоенность, стратегические просчеты и враги, внешние и внутренние, — угрожают разорвать ее на части.

Пока мы празднуем наш 243-й день независимости и возникшую в результате Американскую империю, которая станет доминировать в современном мире, стоит вспомнить Британскую империю 18-го века, против которой мы восстали в жестокой и кровавой восьмилетней войне. Мы стали больше похожи на Англо-империум, чем мы подозреваем, и мы столкнулись с некоторыми из тех же встречных ветров, которые причинили столько горя королю Георгу III и его нации.

Несколько династических коалиционных войн против европейских противников закончились безрезультатно, прежде чем Великобритания в 1763 году одержала чрезвычайно успешную победу над Францией и Испанией в Семилетней войне, названной Франко-индейской войной в Америке. Великобритания сосредоточила огневую мощь своего флота на открытом море и организовала достаточную морскую мобильность, чтобы перебрасывать штурмовые отряды на огромные расстояния, захватывая опорные пункты от Квебека и Гаваны до Манилы в ходе того, что Лондон также назвал Великой войной за Империю. «Наши колокола изношены победным звоном», — сообщил один счастливый британец.

Добыча по Парижскому договору была одной из крупнейших когда-либо завоеванных силой оружия, включая Канаду, полмиллиарда плодородных акров к западу от Аппалачей, различные сахарные острова в Вест-Индии, Флориду и некоторые части Индии. Великобритания вышла из войны с самым мощным военно-морским флотом в истории и крупнейшим в мире торговым флотом, насчитывающим около 8000 судов. Она запугала своих соперников и настолько доминировала в торговле Европы с Азией, Африкой и Северной Америкой, что к 1773 году писатель Джордж Макартни мог прославлять «эту огромную империю, над которой никогда не заходит солнце».

Великобритания была на подъеме, со своими собственными могучими революциями — аграрной и промышленной — в самом разгаре. Большая часть всего европейского роста в первой половине 18 века пришлась на Англию, и эта доля увеличилась с появлением паровой машины, запатентованной в 1769 году, и прядильной машины годом позже. Были прорыты каналы, построены дороги, вешались разбойники с большой дороги, добывался уголь, ковали железо. Овцы за столетие удвоятся в весе; вес теленка утроился. «Я почувствовал завершение счастья», — писал шотландский автор дневников Джеймс Босуэлл.«Я просто сидел и обнимал себя мысленно».

Карта Британской империи в Северной Америке 1762 года, составленная Джоном Гибсоном. Заштрихованные области — это территории, на которые ранее претендовали Франция или Испания. (Библиотека Конгресса) (Библиотека Конгресса)

Высокомерие, болезнь победы, также начала проявляться. власть. Колонии существовали для того, чтобы снабжать метрополию сырьем и покупать у нее готовую продукцию, а не для того, чтобы найти свой собственный путь в мире или распространять процветание в массы.

Но Британия вышла из Великой войны за Империю по уши в долгах. Процентные платежи пожирали половину ежегодных налоговых поступлений правительства. Британцы были одними из самых облагаемых налогом граждан Европы, платя акцизные сборы на товары от мыла и соли до слуг-мужчин и скаковых лошадей, которые могли превышать 25 процентов стоимости товара.

Казалось вполне справедливым, что колонисты должны помогать нести это бремя: типичный американец, по подсчетам Казначейства, платил не более шести пенсов в год в виде налогов Короны, что составляет одну пятидесятую от платы среднего англичанина, даже если американцы выиграли от искоренения французские и испанские угрозы и защита Королевским флотом североамериканской торговли.

Тем не менее, американцы, как известно, сдерживали каждую попытку обложить их налогом без их согласия, будь то через Закон о гербовых марках 1765 года, законы Таунсенда пару лет спустя или небольшой остаточный налог на чай, который заставил костюмированных повстанцев в Бостоне, говорят, что он был «одет по-индийски», чтобы в декабре 1773 года сбросить 45 тонн чая Bohea, Congou, Singlo, Souchong и Hyson в Бостонскую гавань. Лексингтон и Конкорд в апреле 1775 года.

Хотя король Георг постановил, что «решать должны удары», некоторые британские интеллектуалы сомневались в целесообразности ведения войны через 3000 миль океана в эпоху парусного спорта. Адам Смит, шотландский философ, чье всеобъемлющее исследование политической экономии под названием «Богатство народов» будет опубликовано в 1776 году, утверждал, что Британии лучше отказаться от своих колоний. Новый Свет был «не империей, а проектом империи, — писал Смит, — не золотым прииском, а проектом золотого рудника…. . просто убыток вместо прибыли».

Точно так же Уильям Питт, который организовал победу Британии в Семилетней войне, осудил безрассудство правительства в Америке. «Все попытки навязать таким людям рабство, установить деспотию над такой могущественной континентальной нацией должны быть напрасны», — предупреждал он. Эдмунд Берк, политический философ ирландского происхождения, заявил Палате общин, что «ужасы гражданской войны… . . может закончиться расчленением нашей империи или бесплодным и разрушительным завоеванием.

Палата общин из «Микрокосма Лондона». (Британская библиотека) (С любезного разрешения Британской библиотеки)

Многие британские торговцы — гончары и сапожники в Стаффордшире, производители рыболовных сетей и лески в Бридпорте — также беспокоились, что потеря американских рынков нанесет ущерб их бизнесу, поскольку колонисты скупали до 20 процентов Британские промышленные товары и гораздо более высокая доля некоторых товаров, таких как стеклянная посуда, английские веревки, камвольные носки и бобровые шапки.

Но подавляющее большинство в обеих палатах парламента настаивало на том, чтобы колонии подчинялись имперским приказам. Эссеист и лексикограф Сэмюэл Джонсон осудил американцев как «расу каторжников, [которые] должны быть благодарны за все, что мы позволяем им, за исключением повешения». Его компаньон Джеймс Босуэлл записал, как Джонсон «выдыхал угрозы и резню, называя их негодяями, грабителями, пиратами и восклицая, что он их «сожжет и уничтожит»». например, переоценивая глубину поддержки лоялистов в колониях и недооценивая решимость повстанцев противостоять британской огневой мощи.Более того, Лондон считал, что разрешение американским колониям отделиться от империи вызовет восстания в Канаде, Ирландии, Индии и на сахарных островах Вест-Индии. Домино рухнет, в результате чего Британия «вернется к своей первоначальной незначительности на карте мира», как предупредил член Палаты общин. Секретарь кабинета лорд Дартмут зловеще добавил, что «за разобщением должно следовать разрушение». С расчлененной империей обедневшая Великобритания, уже не великая, вызовет «презрение Европы» и эксплуатацию континентальными врагами — в первую очередь Францией и Испанией — жаждущими мести после унижения 1763 года.

Среди тех, кто особенно хорошо подходил для оценки опасностей экспедиционной войны против упорных повстанцев, был мужчина-эльф с двойным подбородком и приземистым носом, который в своем кабинете на Бентинк-стрит в Лондоне писал большую сагу, первую том которого будет опубликован в 1776 году под названием «История упадка и падения Римской империи». Будучи членом парламента, Эдвард Гиббон ​​остался верен короне, предупредив друга: «На нашей стороне и право, и сила.Сейчас мы подошли к решающему моменту сохранения или потери навсегда и нашей торговли, и нашей империи». Но он слишком хорошо изучал историю, чтобы быть полностью самоуверенным, написав: «При твердости все может пойти хорошо. И все же я иногда сомневаюсь».

На этой гравюре британские полки маршируют в Конкорд 19 апреля 1775 года. Подполковник Фрэнсис Смит и майор Джон Питкэрн (на переднем плане) осматривают сельскую местность в поисках американских войск, сосредоточенных за пределами города.

Британский политик и армейский офицер, прошедший военную службу в Америке во время Семилетней войны, заверил парламент, что 5000 красных мундиров могут пройти через колонии беспрепятственно, потому что американцы «малодушны и совершенно неспособны к какому-либо порядку или дисциплине». », «никогда не посмеют столкнуться с английской армией.

Тем не менее, Великобритания вскоре перенапрягла эту армию и флот в борьбе, которая продлится восемь лет, в ходе более чем 1300 боевых действий, в основном небольших и кровавых, с несколькими крупными и кровавыми, плюс 241 морское сражение. Как советовал эссеист и задира Томас Пейн адмиралу лорду Ричарду Хоу, командующему силами Королевского флота в Северной Америке: «Во всех войнах, в которых вы прежде участвовали, вам приходилось сражаться только с армиями. В этом случае у вас есть и армия, и страна для сражения.

Действительно, некоторые британские командиры осознавали, что «человеческая территория» в Америке — если заимствовать фразу, часто используемую в современной доктрине борьбы с повстанцами — была чрезвычайно сложной. Недавние исследования подсчитали, что примерно 20 процентов из 2 миллионов белых американцев в колониях во время революции оставались верными короне (хотя лояльность была скользкой концепцией, зависящей от меняющихся настроений и условий). Пытаясь расширить это меньшинство, генерал-майор Генри Клинтон, который прослужил во время революции дольше любого старшего британского командира, размышлял о том, как «завоевать сердца и подчинить себе умы Америки». два века спустя.

Еще больше усложняли эту человеческую территорию полмиллиона черных рабов, демонстративно исключенных из принципа Декларации независимости о том, что «все люди созданы равными». Великобритания, которая долгое время доминировала в мировой работорговле, но постепенно двигалась к отмене смертной казни, неоднократно предлагала освободить принадлежащих повстанцам рабов, которые сбежали от своих американских хозяев и взяли на себя оружие от имени короля или иным образом помогли короне. Такие инициативы приводили в ярость американских рабовладельцев, укрепляя их мятежную решимость, но не способствуя увеличению боевого состояния британцев или освобождению более чем крошечной части тех, кто находился в рабстве.

По мере того, как война продолжалась более 3000 дней, недостатки Британии становились все более очевидными и расхолаживающими. За немногими исключениями, британские генералы оказались посредственными, часто недооценивая американский темперамент, как в бурлящем негодовании, подпитывавшем восстание, так и в широкой, дальновидной приверженности республиканскому будущему. Если Георг III и не был тем реакционным придурком, который до сих пор господствует в американском стереотипе, тем не менее он был упрям ​​и непреклонен. Люди короля — его министры и парламентские союзники — были плохо наделены ловкостью, прозорливостью и государственной мудростью.Не желая терять лицо или авторитет, Лондон предпочитал самообман жестокому расчету. Лорд Джордж Жермен, руководивший большей частью войны в качестве американского секретаря, сказал своим полевым командирам в 1777 году: «Я верю, что неожиданный успех повстанцев не настолько воодушевит их, чтобы помешать им увидеть настоящие ужасы своего положения. ».

Театр боевых действий вскоре расширился от Северной Америки до более широкого Западного полушария и за его пределы, поскольку противники Великобритании, включая Францию, Испанию и Нидерланды, присоединились к войне против нее.Смертельная ссора на дальнем краю цивилизации превратилась в глобальную войну; Корона стремилась быть сильной везде с предсказуемыми результатами. Оттолкнув своих соседей своей властной торговой и военной политикой, Британия осталась одна, лишенная союзников. «Наша ставка высока, — писал британский писатель и историк Гораций Уолпол. «Это такая война, в которой даже победа может нас погубить».

Конечно, победы не будет. В конечном итоге Британии не хватило не только достаточного количества боевых войск и кораблей, но также последовательной стратегии и политической воли.Несмотря на все свои недостатки, американцы продемонстрировали выносливость и смелость на поле боя, подкрепленные жизненно важной поддержкой французов, чтобы одержать победу. Даже громкий британский военный триумф вряд ли привел бы к долговременному политическому решению, учитывая враждебность, вызванную многолетними убийствами и колоссальным расширением американских колоний, население которых удваивалось почти каждые 25 лет, взрывной рост, невиданный в истории человечества. Европейская история и четырехкратная ставка Англии.

Непревзойденная мощь 8000 кораблей Королевского флота, показанная выше во время четырехдневного смотра в Портсмуте в июне 1773 года, способствовала самоуверенности британцев. (Национальный морской музей, Гринвич, Лондон) (Национальный морской музей, Гринвич, Лондон)

По договору, положившему конец войне в 1783 году, Британская империя сократится примерно на треть. Конфликт также стоил 128 миллионов фунтов стерлингов и тысяч британских жизней, а также многих жизней среди 30 000 немецких наемников, нанятых для усиления королевских легионов.Потеря владений в Америке вызвала такие же разногласия в британской политической системе, как и любое несчастье, постигшее нацию в 18 веке.

Но рука истории быстро двигалась вперед. То, что было потеряно силой оружия, можно было вернуть. Отскок иногда следует за спадом. Вторая Британская империя расцветет в следующем столетии после победы над Наполеоном и разрушения 90 391 его империи 90 392, прежде чем снова завладеть миром с таким мастерством, которое заставило Чарльза Дарвина в 1836 году «поздравить себя с тем, что я родился англичанином.

Британия уже давно бьет выше своего веса — страна меньше Орегона — и почти столько же времени опасается потери статуса игрока на мировой арене. «Я стал первым министром короля не для того, чтобы руководить ликвидацией Британской империи», — заявил Уинстон Черчилль в 1942 году. Но на самом деле он сделал это: еще одна империя растворится в антиколониальных волнениях, последовавших за мировой войной. II. Беспокойство по поводу последствий Brexit — это последняя итерация британской тревоги по поводу возвращения к «примитивной незначительности».

Сравнения Британской и Американской империй легко преувеличить, особенно если сравнивать империю 18-го века с той, которая процветала в 20-м веке. Но эхо слышно. Оба были построены и поддерживались большой постоянной военной силой, включая флоты, не имеющие себе равных в соответствующие эпохи. Оба отражали приверженность рыночному капитализму, который неустанно искал иностранные рынки и ресурсы. Оба произошли от достаточно крепких демократий, приверженных политическому либерализму и личным свободам в культурах, которые часто склонялись к консерватизму.

Оба также проявляли склонность к зарубежным приключениям, включая экспансионистские и карательные экспедиции, иногда пронизанные евангельским рвением, которое можно было принять за высокомерие. Оба могли быть хулиганами, демонстрируя умение попеременно отталкивать и ухаживать за союзниками. Дипломатия, применяемая Америкой в ​​2019 году, которая часто состоит в том, чтобы показать большим пальцем глаза нашим ближайшим партнерам, угрожает оставить нас такими же без друзей, как Великобритания 243 года назад.

Мы далеко продвинулись с 1776 года в силе, разнообразии, терпимости и простом масштабе.Мы не они, но яблоко не так далеко от яблони упало.

Рик Аткинсон, бывший репортер и редактор The Post, получил Пулитцеровскую премию за историю и журналистику. Это эссе взято из его последней книги « Британцы идут: война за Америку, из Лексингтона в Принстон, 1775-1777 », первого тома трилогии об американской революции.

More Opinions Essays:

Джордж Ф. Уилл: Как наша демократия сделала зависимость правом

Энн Эпплбаум: Хотите создать ультраправое движение? Испанская вечеринка Vox показывает, как это сделать.

Роберт Каган: Силачи вернулись. И мы понятия не имеем, как им противостоять.

Узнайте больше из серии эссе «Мнения» и других материалов журнала «Мнения». Портреты в стиле рококо и декоративная мифология вторглись в Германию, скандинавские страны и Россию; Французское влияние было сильным в Риме и Испании.

По мере приближения Французской революции Франция в лице Жака Луи Давида взяла на себя руководство неоклассическим стилем (который, возможно, зародился в Риме) и утвердила свое первенство в великом движении, которое убило и пришло на смену эпохе рококо. и барокко.

Обычно считается, что двумя крупными центрами сопротивления этому движению являются Британия и Венеция.

Верно, что британская живопись достигла национальной традиции лишь в восемнадцатом столетии, впервые с тех пор, как она отказалась от интернациональной готической традиции Средневековья, но источники этой новой традиции ни в коем случае не являются, как это часто бывает предполагается, только Античность и Итальянское Возрождение.

В конце 1720-х годов появляются первые признаки национального стиля в живописи.Молодой Хогарт, пропитанный знаниями современной французской гравюры, нарисовал «Оперу нищего»; он   перешел к портретным беседам, а в 1730-х годах к серии нравоучительных басен в красках.

Ранний стиль Хогарта, хотя и очень индивидуальный, представляет собой английскую вариацию стиля Ватто и его современников; его моральные басни в точности соответствовали тому климату мысли, который должен был породить Дидро и энциклопедистов.

В конце 1730-х гг. переход от маски к подобию в модной портретной живописи во многом способствовал француз Ж. Б. Ван Лоо; популярный вкус 1740-х годов, который наиболее ярко проявляется в украшениях Хеймана для Boxes in Vauxhall Gardens , в равной степени является адаптацией французского жанра.Посредником здесь был Хьюберт Гравело, который вместе с Хейманом руководил Академией Сент-Мартинс-Лейн, где лондонские художники обучались до основания Королевской академии в 1768 году. Гравело был учеником Буше и его многочисленные гравюры для британских иллюстрированные книги натурализовали прямое французское рококо как нормальную идиому для британских художников и меценатов.

Именно из этой «французской» атмосферы 1740-х годов должен был появиться молодой Гейнсборо, возможно, величайший потенциальный гений среди британских художников века.Хотя его дары, возможно, так и не достигли своей полной силы, Гейнсборо — единственный серьезный мастер английского рококо.

Это была эпоха, которая требовала, чтобы ее портрет был написан с законной гордостью, и ни один художник не был лучше приспособлен для того, чтобы оставить потомству правдивую, но сочувственную серию исторических изображений, чем когда-либо живший сэр Джошуа Рейнольдс. Легко заметить его дефекты рисунка и техники: легко улыбнуться его решимости придать своим натурщикам вид традиции и важности, изображая их, иногда нелепо, в позах, прославленных мастерами прошлого.

Из всей коллекции мы можем получить хорошую картину исчезнувшего общества, которой мы можем по праву гордиться, и мы можем гордиться художниками.

Author: alexxlab

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.